Неопозитивизм и постпозитивизм: 29.Неопозитивизм и постпозитивизм.

Автор: | 18.07.1971

Содержание

Позитивизм. Неопозитивизм. Постпозитивизм.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Позитивизм

Основной массив знаний о мире, человеке и обществе получается в специальных науках. Философия со времен своего возникновения стремилась постигнуть «первые начала бытия и познания». Современная «позитивная» наука должна отказаться от этих попыток. «Положительная наука» противопоставляются в позитивизме традиционной философии как «метафизике«. Ставиться задача развить философию нового типа — позитивную философию.

Методы и приемы естествознания позитивизм переносит на общественные и гуманитарные науки, специфика которых никак не учитывается.

Эта особенность составила специфическую ограниченность позитивистского метода.

Огюст КОНТ.

Главное произведение «Курс позитивной философии» (1830-1846). Попытался обосновать свое учение несколькими сформулированными им законами.

«Закон трех стадий».

Человечество в своем стремлении познать окружающий проходит стадии:

1.      Теологическая. Человек стремится все явления объяснить вмешательством сверхъестественных сил, понимаемых по аналогии с ним самим: богов, духов, душ, ангелов, героев и т.п.

2.      Метафизическая. Для нее, как и для теологической стадии, характерно стремление достигнуть исчерпывающего абсолютного знания о мире. Но объяснение явлений мира достигается сводится к ссылке на различные выдуманные первосущности, якобы скрывающиеся позади мира явлений, позади всего того, что мы воспринимаем в опыте, основу которого они составляют.

3.      Позитивная. Поднявшись на эту стадию, человечество оставляет безнадежные и бесплодные попытки познать первые и конечные причины, познать абсолютную природу или сущность всех вещей и устремляется по пути накопления положительного знания, получаемого частными науками. На третьей стадии полностью вступает в силу

закон постоянного подчинения воображения наблюдению. Наблюдение — универсальный метод приобретения знаний.

Т.к. в основе науки лежит наблюдение, а наблюдать мы можем только явления или то, что дается нашим чувствам, то понятно, что научное знание не может проникнуть к предполагаемой основе явлений, не может иметь дело с их сущностью. Поэтому по своему характеру научное знание является преимущественно описательным. «Истинный позитивный дух состоит преимущественно в … замене слова почему словом как«. Научное знание имеет преимущественно описательный характер.

Принцип относительности к субъекту: «Мы должны изучать наблюдаемые явления, это изучение всегда должно быть зависимым от нашей организации (телесной) и нашего положения во Вселенной».

Критерий осмысленности: «Всякое утверждение, которое недоступно точному превращению в описание наблюдаемых фактов не имеет научного смысла».

Принцип наблюдаемости: «Всякие концепции нашего воображения, по своей природе недоступные нашему наблюдению, не могут подлежать ни отрицанию, ни подтверждению». В истории науки было немало понятий, которые оказались фикцией.

Конт стремится построить » позитивную » науку об обществе — социологию (его термин), которая была чем-то вроде «социальной физики.» Три раздела:

1.      Социальная статика — учение об условиях существования общества;

2.      Социальная динамика — учение об изменении социальных систем;

3.      Социальная политика — программа социального действия. Основной тезис — это превращение » позитивной философии » в религию всего человечества.

Эрнст Мах

Основатель второго позитивизма (эмпириокритицизма).

Действительным знанием является содержание положительных наук (от Конта).

Программа «очищения опыта» — выработка критериев, способных отсеять то, что включено в состав опытного знания, так сказать, по недосмотру.

«Принципиальная координация» субъекта и объекта. Не существует объекта без субъекта и не существует субъекта без объекта. Принцип «нейтральности элементов опыта«. «Элементы опыта» можно характеризовать и как объективное, и как субъективное в зависимости от того, в каком отношении их рассматривать.

Принцип экономии мышления. В этом принципе соединяются биологизм (познание как биологически экономное приспособление к среде), позитивизм (познание как экономное «чистое описание» явлений) и субъективизм (критерий экономии в познании определяется субъектом, предшествуя всякому опыту).

Теоретические понятия

– только знаки для обозначения совокупности чувственных данных.

Неопозитивизм (Логический позитивизм)

Бертран РАССЕЛ, Людвиг Витгенштейн (предшественнимки), Мориц ШЛИК, Рудольф КАРНАП, Ганс РЕЙХЕНБАХ. Логические позитивисты продолжили и развили позицию Юма (насчет брось в огонь). Прежняя философия, «метафизика», объявляется неопозитивистами бессмыслицей.

Два допущения:

1.      Существует некий базисный уровень знания, множество так называемых протокольных предложений. Их истинность подтверждается опытом.

2.      Отношения между научными понятиями исчерпываются связями

формально-логического характера

Верификация высказывания (проверка его истинности) заключается в получении конечного числа высказываний, фиксирующих данные наблюдений (протокольных предложений), из которых логически следует данное высказывание.

Позитивным знанием о мире является знание, выраженное в высказываниях, содержание которых сводимо к содержанию протоколов наблюдения.

Задача философа — с помощью определенной логической техники совершить переход от высказываний конкретных наук к предложениям, которые могут быть сопоставлены с чувственными данными.

Математическое знание не нуждается в опытной проверке и строится иначе, чем знание физики, потому что оно построено на логических тавтологиях (1=1, cos2+sin2=1). Математическое знание заранее истинно (Витгенштейн).

Все суждения, которые когда-либо высказывались людьми, логические позитивисты делят на два взаимоисключающих класса:

1.      Осмысленные высказывания, т.е. те, которые могут быть выражены в логически совершенном языке,

2.      Бессмысленные высказывания, в которых нарушаются правила логики. К ним относятся традиционно философские, «метафизические» высказывания.

Осмысленные высказывания делятся на:

1.      Аналитические — тавтологичны по своей природе и не несут содержательной информации. Например, высказывания логики и математики.

2.      Синтетические. Например, все положения опытных наук.

Проблема: В содержание теории всегда входят формулировки общих законов. Может ли общий закон рассматриваться как логическая конструкция из наблюдаемых фактов? Факт касается единичного события, а закон касается всех событий. Следовательно, общие законы являются

бессмысленными, или постулаты логического позитивизма нуждаются в пересмотре. Логические позитивисты выбрали второе, так как очень уважали теоретическую физику.

Постпозитивизм

Поппер

Не существует строгой логики научного открытия. Есть только психология научного открытия. Гипотезу, что теорию надо подтверждать фактами, отбрасывает. В логике есть правило: для опровержения какого-либо утверждения нужен один единственный факт (как с белыми лебедями).

Проблема демаркации – проблема отделения научного знания от ненаучного. Методом демаркации, по Попперу, является принцип фальсификации.

Принцип фальсификации – любое утверждение, относящееся к науке, должно быть в принципе опровергаемо. Альтернатива принципу верификации.

Принцип фаллибилизма — любое научное знание носит лишь гипотетический характер и подвержено ошибкам. Рост научного знания (деятельность ученого) состоит в:

1.      Выдвижении смелых гипотез.

2.      Осуществлении их решительных опровержений.

Теория трех миров. Существуют три мира:

1.      Мир объектов

2.      Мир субъектов

3.      Мир объективного знания. Порожден первым и вторым мирами, но существует независимо от них.

Анализ роста и развития знания в этом независимом третьем мире и есть предмет философии науки.

Имре Лакатос

В данный момент времени может существовать несколько теорий, которые одинаково хорошо согласуются со всей суммой известных фактов. Эквивалентные теории существуют короткое время, а потом из них остается одна. Отбор происходит не путем сравнения с фактами, а путем выявления преимуществ исследовательских методологий. Наука развивается путем смены ряда связанных исследовательских программ.

Компоненты научно-исследовательской программы:

1.       Жесткое ядро — словно неопровергаемые фундаментальные допущения.

2.      Защитный пояс гипотез – вспомогательные гипотезы, обеспечивающий сохранность «жесткого ядра» программы от опровержений. Защитный пояс гипотез может быть частично или полностью заменен при столкновении с контрпримерами.

3.      Эвристика — система нормативных правил, предписывающих, какие пути наиболее перспективны для дальнейшего исследования («позитивная эвристика»), а каких путей следует избегать («негативная эвристика»).

Позитивизм Локатоса

Реальное знание – это знание фактов. Теория – это лишь формальный инструмент, который из одних фактов выводит другие факты.

Сдвиг Локатоса с точки зрения классического позитивизма:

1)      Науку следует рассматривать в развитии. Каждая методология, которая на некотором этапе была прогрессивной, на некотором этапе становится регрессивной.

2)      Преимущество теории определяется всеми ее сторонами и, прежде всего тем, насколько она прогрессивна. Но модель Лакатоса не дает до конца удовлетворительного решения вопроса о выборе наиболее прогрессивной теории.

Т. Кун

История науки — конкурентная борьба между научными сообществами.

Парадигма – совокупности теоретических стандартов, методологических норм, ценностных критериев, мировоззренческих установок, принимаемых членами данного научного сообщества.

Нормальная наука — период господства некоторой парадигмы Этот период заканчивается, когда парадигма «взрывается» изнутри под давлением «аномалий«. Наступает кризис, или революционный период, когда создаются новые парадигмы, оспаривающие первенство друг у друга. Кризис разрешается победой одной из них, что знаменует начало нового «нормального» периода, и весь процесс повторяется заново.

Аномалия — проблема, неразрешимая в рамках данной парадигмы.

Задачи-головоломки – путем решения таких задач в период нормальной науки происходит постепенное кумуляционное развитие научного знания.

Несоизмеримость парадигм — невозможно установление каких-либо логических отношений между сменяющими друг друга теориями. Этот тезис связан с утверждением того, что не существует фактов, независимых от парадигмы, и, следовательно, не существует теоретически нейтрального языка наблюдения. Напротив, ученые, овладевая содержанием парадигмы, учатся «видеть мир» сквозь ее призму. Не факты судят теорию, а теория определяет, какие именно факты войдут в осмысленный опыт. С этим связано отрицание Куном преемственности в эволюции науки: знание, накопленное предыдущей парадигмой, отбрасывается после ее крушения, а научные сообщества просто вытесняют друг друга.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Аналитическая философия: позитивизм, неопозитивизм и постпозитивизм.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Неопозитивизм  ( лат. «нео» – новый, современный; «позитивно» – положительно) – современная форма позитивизма, как так называемой «положительной философии». Сам   позитивизм   возникает  в середине XIX века, его основателем принято считать О. Конта (1798 — 1857). Конт мыслил позитивизм как завершение эволюции западной философской мысли, которая, по его мнению, шла от теологической стадии к «метафизической», а от нее — к «положительной» (позитивной). На этой стадии философия должна отказаться от самой постановки умозрительных («метафизических») вопросов, к числу которых относится и так называемый «основной вопрос философии», и вопрос о «смысле жизни», и многие другие, в силу невозможности их решения. Вместо этого она должна ставить и решать такие вопросы, которые позволяли бы науке достигать позитивного знания. Само же такое знание должно не объяснять действительность, а лишь точно описывать ее явления, т.е. не отвечать на вопрос «почему?», а отвечать на вопрос «как?».

Второй исторической формой позитивизма – эмпириокритицизм (основные представители – Э.Мах, Р.Авенариус)  возникла как попытка выхода из мировоззренческого и методологического кризиса, в котором оказалась классическая физика конца XIX-начала ХХ веков в связи с рядом революционных открытий (делимость атома и открытие электрона; превращение электрона в бестелесную частицу – фотон; радиоактивность и др.). Эмпириокритицизм утверждал, что познание не есть отражение реальности, а лишь определенная связь ощущений и представлений. Они рассматривались как единственно доступная человеку «реальность», или «элементы» мира. Предмет физики — это связь между ощущениями, а не между телами, образом которых являются наши ощущения. Тем самым эмпириокритицизм, по сути, возрождал крайний сенсуализм и субъективный идеализм Дж.Беркли.

Однако революционные открытия в физике начала XX века, которые привели к доказательству существования микромира, не могли быть истолкованы только как мир «комплекса человеческих ощущений». Многие микрочастицы были открыты в результате теоретического исследования, основанного на математической логике. И на смену эмпириокритицизму приходит логический позитивизм, или неопозитивизм (представители Д.Айер, Б.Рассел, Л.Витгенштейн и др.).

 По мнению неопозитивистов, наука, претендующая на точное знание, должна складываться из предложений двух типов: логико-математических и эмпирических, описывающих факты опыта. Важнейшим принципом для них является принцип «верификации», т. е. принципиальной возможности опытной проверки всех элементов научного знания. Все непроверяемое таким образом знание должно быть устранено из науки.

С 1950-х годов само понятие неопозитивизма все больше подменяется понятием «аналитическая философия», а с 1960 – 70-е годы в рамках ее появляется новое течение, которое, сохраняя определенную связь с основными положениями неопозитивизма, в то же время выступает против утрированного понимания задач методологического анализа науки. Это течение, получившее название постпозитивизма базируется на работах английского философа Карла Поппера (1902-1994), выдвинувшего в противоположность принципу верификации другой – принцип «фальсификации». Научная теория, согласно Попперу, не может быть согласована со всеми фактами, поэтому она должна исключать те факты, которые принципиально с ней не согласуются. Причем, чем больше фактов опровергает (фальсифицирует) теория, тем в большей мере она может быть оценена как научная.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Ответы на вопрос «25.Проблемы методологии науки (позитивизм, неопозитивизм и постпозитивизм).»

Отредактир.

 

 

Позитивизм — философское направление, утверждающее, что источником подлинного, «положительного» (позитивного) знания могут быть лишь отдельные конкретные (эмпирические) науки и их синтетические объединения, а философия как особая наука не может претендовать на самостоятельное исследование реальности. Основателем этого направления является Огюст Конт. Положительная, философия, согласно О. Конту, может стать единственной твердой основой для социальной организации, благодаря которой прекратится кризис, так долго испытываемый наиболее цивилизованными нациями.Именно умственное безначалие является основанием великого политического и нравственного кризиса современных обществ. Таким образом, получается, что произвести «соединение умов в едином общении принципов» и через это доставить «твердую основу для социальной реорганизации и для действительно нормального порядка вещей» и составляет назначение позитивизма.По утверждению Конта, взгляд на общее умственное развитие человечества, результатом которого является позитивизм, свидетельствует о том, что существует основной исторический закон. Согласно этому закону, каждое из наших главных понятий, каждая отрасль наших познаний проходит последовательно через три различных теоретических состояния: состояние теологическое, или состояние вымысла; состояние метафизическое, или абстрактное; состояние научное, или положительное.Для позитивизма в соответствии с его же принципом не существует других настоящих наук, кроме естествознания, изучающего явления внешнего мира. Если вдуматься в суть позитивизма во всех его разновидностях, то следует сказать: это реальность развития философской мысли. В какой-то степени это форма выражения определенной неудовлетворенности традиционными классическими философскими системами, зауженное видение лишь отвлеченности от реального процесса научного знания, прежде всего точного, математизированного естествознания. Слабая сторона позитивизма во всех его формах связана с подменой собственно-философского предмета и метода конкретно-научными предметом и методом. Это направление, хотя и называется по самому смыслу слова положительным, но содержит в себе немало отрицательных моментов. Позитивизм, начиная уже с Конта, отрицает почти все предшествующее развитие философии и по существу настаивает на тождестве философии и науки, а это непродуктивно. Философия по самой своей сути является самостоятельной областью знания, опирающейся на весь массив культуры, в том числе и на естествознание, и на общественные науки, и на искусство, и на житейский опыт человечества. Неопозитивизм одно из основных направлений буржуазной философии 20 в. Н. возник и развивался как течение, претендующее на анализ и решение актуальных философско-методологических проблем, выдвинутых развитием современной науки, — роли знаково-символических средств научного мышления, отношения теоретического аппарата и эмпирического базиса науки, природы и функции математизации и формализации знания и пр. Однако Н. не дал и не мог дать действительного решения этих проблем ввиду несостоятельности своих исходных философских установок. В то же время некоторые представители Н. имеют определённые заслуги в разработке современной формальной логики, семиотики и специальных вопросов методологии науки. Являясь современной формой Позитивизма, Н. разделяет исходные принципы последнего, отрицая возможность философии как теоретического познания, рассматривающего коренные проблемы миропонимания и выполняющего в системе знания особые функции, которые не осуществляются специально-научным знанием. Противопоставляя науку философии, Н. считает, что единственно возможным знанием является только специально-научное знание. Третируя классические проблемы философии как неправомерную «метафизику», Н. отрицает и постановку основного вопроса философии об отношении материи и сознания и с этих позиций претендует на преодоление «метафизического», как он утверждает, противопоставления материализма и идеализма. В действительности же Н. продолжает в новых формах традиции субъективно-идеалистического эмпиризма и феноменализма, восходящие к философии Дж. Беркли и Д. Юма. Вместе с тем Н. является своеобразным этапом в эволюции позитивизма. Так, он сводит задачи философии не к суммированию или систематизации специально-научного знания, как это делал классический позитивизм 19 в., а к разработке методов анализа знания. В отличие от юмизма и позитивизма 19 в., ориентировавшихся в исследовании познавательных процессов на психологию, Н. делает предметом своего рассмотрения формы языка — научного, философского или повседневного — и пытается осуществлять анализ знания через возможности выражения его в языке. «Метафизика» рассматривается не просто как ложное учение, а как учение в принципе невозможное и лишённое смысла с точки зрения логических норм языка, причём источники её усматриваются в дезориентирующем воздействии языка на мысль. Всё это позволяет говорить о Н. как о своеобразной логико-лингвистической форме позитивизма, в которой сложные и актуальные проблемы современной логики и языкознания трактуются в духе субъективизма и Конвенционализма. Своё учение о философии как об анализе языка, свободном от какой-либо «метафизики», Н. считает «революцией в философии» и противопоставляет его всем остальным философским течениям — как традиционным, так и современным. Впервые идеи Н. получили чёткое выражение в деятельности так называемого Венского кружка ,на основе которого сложилось течение логического позитивизма. Именно здесь были сформулированы основные идеи неопозитивистской философии науки, завоевавшие в 1930—40-х гг. значительную популярность в кругах буржуазной научной интеллигенции — сведение философии к логическому анализу языка науки, принцип верификации, предполагающий, что каждое научно осмысленное высказывание должно быть доступно эмпирической проверке, трактовка логики и математики как формальных преобразований в языке науки и т.п. С этих позиций критическому анализу подвергалась вся классическая философия. Постпозитивизм — Поппер, Лакатос, Фейерабенд, Кун Философское знание было существенно реабилитировано уже в работах постпозитивистов, являющихся, как и неопозитивисты, сторонниками научного построения знания. Часть философов сохранили свою приверженность неопозитивизму по настоящее время. Тем не менее начиная с середины XX века все большее число философских экспертов стали отдавать предпочтение постпозитивизму. Виднейшие из постпозитивистов: англичане Поппер и Лакатос, американцы Фейерабенд и Кун. Постпозитивисты согласны со своими предшественниками неопозитивистами прежде всего в стремлении четко уяснить себе и другим содержание научного знания. Вместе с тем постпозитивисты достаточно резко отличаются от неопозитивистов. Неопозитивисты считали, что человек способен на ясное, истинное на века знание. Постпозитивисты же придают принципиальное значение тому факту, что человек — существо ошибающееся. Это означает, что ясное, вечное знание не может быть достигнуто: одна теория неминуемо сменяет другую. Надо обеспечить рост научного знания. Неопозитивисты полагали, что достижение знания имеет определенный конечный пункт .Постпозитивисты настаивают на развитии знания, причем посредством коренных преобразований, научных революций. Неопозитивисты упорствовали в непризнании философии наукой, постпозитивисты ставят проблему по-другому: между наукой и философией нет жесткой границы, но философствовать надо научно. Постпозитивизм связан с неопозитивизмом проблематикой, методологией и людьми. Отличия постпозитивизма от неопозитивизма: 1) постпозитивисты проводят анализ истории науки, возникает стремление найти универсум — основу человеческого разума через историю науки; 2) в рамках постпозитивизма ставится вопрос — каковы главные факторы развития науки: внешние или внутренние3) Постпозитивистами проводится анализ динамики, а не статики науки. Если неопозитивисты ставили вопрос о том, как провести грань между философией и наукой, то постпозитивистов интересует вопрос реального движения науки, какие факторы влияют на науку. В рамках постпозитивизма происходит ?три великих отказа?: от чистого фактуального базиса науки; от демаркационизма между наукой и философией; от представлений о чисто линейном поступательном развитии науки.

Философия в действии: как позитивизм ищет истину

Начало нового философского течения – позитивизма – было заложено Огюстом Контом в 1830 году. Более столетия сторонники этого течения искали точные методы познания мира и достижения истинного знания. Представители четырех поколений позитивизма под влиянием точных наук пытались создать научную философию.

Хронология

В истории философии принято выделять четыре главных течения позитивизма, которые были логичным продолжением друг друга:

  • первый (классический) позитивизм, 1830-е годы;
  • второй позитивизм (эмпириокритицизм, махизм), 1890-е годы;
  • неопозитивизм (логический позитивизм) – 1920-е годы;
  • постпозитивизм (критический рационализм) – 1960-е годы.

Каждое из этих течений или дополняло принципы Огюста Конта о познании (второй позитивизм), или выделяло специфический инструмент и пыталось его усовершенствовать (как неопозитивизм пытался создать «идеальный язык» науки), или критически переосмысливало фундаментальные принципы позитивизма и меняло свою перспективу мировоззрения (постпозитивизм).

Позитивизм против идеализма

Истина, согласно позитивистской философии, заключалась в накоплении и систематизации точного знания об общественных процессах. Знание считалось достоверным, если подтверждало свою истинность путем опыта. Если знание не подтверждалось во время эксперимента, тогда оно с точки зрения научной философии являлось бессмысленным.

Исследовательский фокус позитивизма сосредоточился на изучении реальных общественных процессов. Позитивисты отбрасывали возможность изучения причин возникновения явлений и предпочитали статическое описание объектов.

Главной причиной появления позитивистского «чистого научного познания» стали важные изменения – развитие точных наук и промышленной революции.

Позитивизм второго поколения: углубление знаний

Второй позитивизм трансформировал идеи О. Конта. В науке это поколение позитивистов принято называть «махизм» или «эмпириокритицизм». Первое название появилось из-за большого вклада австрийского физика-философа Эрнста Маха, а второе – из-за нового критического переосмысления эмпирического опыта.

Махисты углубили предмет своего изучения и сделали его приемлемым для других дисциплин. Причины для появления в конце 19 века второго позитивизма лучше всего объяснить тезисом математика Анри Пуанкаре: прогресс в науке способен подвергать даже основополагающие принципы опасности. Такое случилось и с позитивистским знанием: его нужно было пересмотреть.

Истина второго позитивизма изменила свое качество: махизм сформировал не только понимание о важности конечного продукта (точного знания), но и усовершенствовал критический анализ полученного знания (механизм познания). Эта форма позитивизма занималась критикой опыта. Опыт уже не был истинным сам по себе, а зависел от субъективных факторов исследователя, его чувственных данных, которые создавали законы, формулы и понятия.

Прежде истина в позитивизме была в точных статичных знаниях, которые считались непоколебимыми. Но открытия в математике и физике показали заблуждение в этом.

Если для первого позитивизма самым важным фактором было получение точного знания, то второй позитивизм под влиянием экспериментальной психологии изменил свою методологическую перспективу на механизмы познания. В этом им мог помочь метод интроспекции – непосредственное наблюдение самого себя.

Но кризис научного познания настал после углубления знаний в физике (третий закон Ньютона уже не работал безусловно (изменение представления о материи из-за открытия электрона), в математике (было признано, что Евклидова геометрическая система не единственная) и в биологии (развитие теории эволюции от Дарвина до Спенсера убедили в динамичности природных процессов, а не их статичности, как считали первые позитивисты).

Перенос внимания на изучение субъективных чувств был осуществлен под воздействием новых открытий в точных науках и утраты механицизмом своей универсальности. Природные процессы теперь рассматривались как возможность существования множества систем, а не единственной.

Если первый позитивизм столкнулся с условностью метафизических представлений и категорично их засудил в использовании научного мышления, то второй позитивизм столкнулся уже с условностью физических представлений о мире. Чтобы воссоздать баланс, махисты создали понятие условности – «конвенционализма», который стал основой получения истинного знания. Самое большое влияние на теорию второго позитивизма оказал Эрнст Мах. Ему также удалось распространить понятие конвенции с математики на другие науки.

Неопозитивизм и роль языка в науке

Истину точного познания последователи неопозитивизма пытались найти в сооружении научного инструментария через осмысление языка и его роли в передаче знаний. В начале 20 века методы символической логики успешно стали использоваться в философии и создали этим третью волну позитивизма – неопозитивизм.

Главным фокусом теперь стал язык как средство для получения знаний. Качество научного высказывания неопозитивисты определяли через успешный процесс верификации при помощи атомарных фактов. По их мнению, эти атомарные факты непосредственно воспринимаются человеком.

Именно через изобретение точного (формального) языка неопозитивисты хотели избавиться от главного врага своего учения – метафизики. И, в отличии от позитивистов, неопозитивисты стали пренебрегать систематизацией знаний (количественным аспектом) и сфокусировались на изучении языковых форм суждений и категорий (качественном аспекте познания).

Чтобы объяснить, является ли верификация языка истинной или ложной, было выдвинуто понятие демаркации границ научного знания – определение рамок научного и ненаучного мышления. Неопозитивисты предположили, что только в рамках научного мышления возможно создание идеального языка, который станет главным инструментом для получения точных знаний.

Развитие неопозитивизма длилось больше полувека. И исследование логического аппарата имело главную цель – прояснение мыслей, устранение семантических и синтаксических неясностей и бессмыслицы в речи. Чтобы проверить научность предложений, неопозитивисты в рамках демаркации научного знания предлагали использовать разные методы: принцип верификации, семиотический анализ, а позднее – филологическую критику языка.

На основании неопозитивизма и его интереса к языку возникло и развилось множество научных течений. Большая часть новых направлений изучала важность языка в понимании реальности, ее интерпретации. Так, самым ярким среди них стал лингвистический поворот Ричарда Рорти, который дал в последствии развитие для множества научных подходов к работе с текстами.

Но несмотря на огромные плоды, к 1950-м годам неопозитивизм не справился с главными задачами, над которыми работал: исключение метафизики не только не решилось, а даже возродилось с новыми силами по окончанию Второй мировой войны. Метафизические вопросы типа «Почему человек это совершил?» стали вновь центральными в философском дискурсе постпозитивизма и его понимании научного мышления.

Постпозитивизм и его критика позитивизма

Истина в понимании представителей постпозитивизма менее всего имеет связь с традицией первых позитивистов. На критике неопозитивизма и позитивизма постпозитивизм формирует свои основополагающие принципы развития науки и научного знания. Главными тезисами этого течения были:

  • поскольку факты нуждаются в теории, произошла реабилитация теоретического уровня научного мышления;
  • утверждение, что знание – это не статическая система (версия позитивистов), а сложная причинно-следственная система развития научной мысли, сфокусировало внимание постпозитивистов на изучении развития теорий;
  • постпозитивисты не только объявили, что избавиться от метафизики не удалось, они ее реабилитировали как вспомогательную ступень в научном аппарате.

Таким образом, главный вопрос, на который постпозитивисты пытались ответить, был: «Как возникла новая теория?», вместо позитивистского: «Как это существует?» Реабилитация метафизики, критика эмпирического знания как достоверного и обращение к причинности сделали методологию постпозитивизма мало похожей на то, о чем говорил Огюст Конт.

Фокус нового течения позитивизма утратил свою категоричность, признал науку такой же конвенцией, как и любую идеологию, философию и мифологию. Также постпозитивисты изменили акцент и основополагающие подходы – вместо физики и точных наук они искали объяснения понимания мира в истории науки и цикличности общества.

Почему мировоззрение постпозитивистов так кардинально изменилось? Потому что на их понимание мира опять сильно повлияли социокультурные условия в обществе. Только если технологии оказали сильное влияние на первых позитивистов, то на постпозитивистов больше справили впечатление смятения и беспорядок в модерном обществе 20 века – тоталитарные режимы, войны и антиколониализм.

Какое значение имели позитивизмы?

Главная цель позитивистской философии – сделать научное мышление точным, без двузначностей и непонятных абстрактных понятий – никогда не была достигнута.

Несмотря на долгий путь развития научного мышления, позитивистская философия оказала огромное влияние на точные и гуманитарные науки. Огюст Конт, который впервые сделал категоризацию наук, дал определение их предметам и целям, начал процесс формирования методологического базиса для каждой дисциплины.

Именно благодаря позитивизму и четырем его течениям сегодня каждая наука имеет собственный методологический аппарат. Но несмотря на установленные четкие границы каждой науки, для периода постмодерна стал характерен междисциплинарный подход к познанию мира.

Непосредственно начало такого органического взаимопроникновения разных дисциплин заложил постпозитивизм, который не только реабилитировал метафизику, но и признал важную вспомогательную роль философии в получении научного знания.

Далее в нашем блоге мы еще продолжим тему позитивизма, так что ждите продолжения…

XX в. и развитие философии: экзистенциализм, неопозитивизм и постпозитивизм

ХХ век традиционно в исторической науке именуется Новейшим временем. Отправной точкой является 1917 год – год, когда в Российской империи произошла революция нового типа, в которой лидирующую роль играли рабочий класс и социалистические партии. Новейшее время стало эпохой больших свершений и больших испытаний для всего человечества.

ХХ век стал веком технического прогресса и процветания науки. В большинстве стран свершился научно-технический переворот. Человечество перешло не просто от ручного труда к машинному, оно существенно рационализировало сам процесс труда. Великим техническим достижением можно назвать покорение космоса. Использование конвейерного производства позволило сделать достижения научного технического прогресса достоянием широких масс людей. Повседневная жизнь людей наполнилась активным использованием бытовой техники, современных средств связи: радио, телевидения, а потом и Интернета. Серьезный рывок сделала медицина, изобретение антибиотиков позволило сделать возможной победу над такими страшными заболеваниями, как туберкулез, пневмония. Продолжительность жизни людей значительно выросла.

Однако ХХ век – это время и очень страшных потрясений и испытаний. Одним из самых страшных испытаний для всего человечества стала Вторая мировая война, которая вовлекла 43 страны на разных континентах. После ее завершения многие страны в той или иной степени столкнулись с другими проблемами, которые касаются вопросов безопасности. 1945 год стал годом первого применения в человеческой истории ядерного оружия. Не менее страшную угрозу для человечества стали представлять мировая преступность, международный терроризм, распространение наркотиков.

Противоречия социального и экономического развития, которые наметились в XIX столетии, еще больше обострились. Человечество столкнулось с таким негативным явлением капиталистической эпохи, как кризисы капитализма и образование монополий, что сопровождалось разорением предприятий, резким повышением уровня безработицы, обнищанием различных слоев населения. Демократические достижения XIX столетия несколько смягчили эти негативные проявления там, где они полностью вошли в жизнь, но полностью справиться с ними не могли. Жизнь ставила новые задачи. Более того, печальной страницей ХХ в. стала эпоха тоталитаризма – многие страны, такие как Советский Союз, Германия, Китай, Корея, Италия и целый ряд стран Латинской Америки, прошли через суровую эпоху тоталитарных режимов, которая затруднила развитие демократических механизмов и традиций в этих странах и страшным моховиком прошлась по судьбам многих людей.

Развитие производства имело и другую негативную сторону: стала портиться экология, под угрозой оказались ресурсы, которые ранее казались нескончаемыми: чистый воздух, чистая вода, леса. Человечество столкнулось с целым рядом глобальных проблем, то есть проблем, касающихся всех стран: проблемы безопасности, экологическая проблема, проблема демографическая, проблема неравномерного распространения ресурсов. Для многих людей их личная история в ХХ в. стала историей элементарного выживания – на фронте, в концлагере, в голодных районах мегаполисов в годы кризисов. Человечество было вынуждено искать противодействие глобальным угрозам. Для противодействия угрозе новой мировой войны была создана Организация Объединенных Наций, задача борьбы с терроризмом и наркомафией возлагается на международную полицию – Интерпол. Первая треть ХХ в. родила и меры противодействия негативным последствиям кризисов перепроизводства. На фоне Великой депрессии в США в 1928 г. Президентом США стал Франклин Рузвельт, который объявил новый внутренний курс, вошедший в историю как Новый курс и ставший отправной точкой для формирования принципов социального государство. Государство стало брать на себя роль регулятора экономических отношений и организатора мер по предупреждению кризисов и снижению их негативных последствий. Такими мерами стали антимонопольная политика, поддержка безработных, выдача кредитов, страхование вкладов. Постепенно эти меры стали частью внутренней политики всех демократических государств. После Второй мировой войны уровень представлений о должном уровне жизни существенно повысился, и государство взяло на себя ответственность за его поддержание. Развитые государства проводили широкие программы по поддержке детства и материнства, обязательное школьное образование стало нормой, как и пенсионное обеспечение, социальная защищенность на случай болезни и инвалидности. Выросло и представление о должном уровне демократии. Постепенно человечество стало переходить ко всеобщему избирательному праву, уходят в прошлое имущественные и половой цензы. После Второй мировой войны началось разрушение колониальных империй, многие страны Востока и Африки получили независимость. Однако новые достижения рождали и новые проблемы. Достижения научно-технического прогресса использовались не только в мирных, но и в преступных целях – изготовление новых видов взрывчатки и новых наркотиков. Встала проблема выбора дальнейшего пути у стран, которые освободились от колониальной зависимости. И в начале XXI в. актуальными остаются все указанные глобальные проблемы человечества: неравномерность развития стран в экономическом отношении, проблема безопасности, экологическая и демографическая проблемы.

Философия ХХ в. должна была ответить на новые вопросы, найти способ выживания в условиях новых проблем и новых вызов. Одной из форм поиска ответов на возникающие вопросы стал экзистенциализм . Отдаленным предшественником этого философского течения считают знакомого нам Сёрена Кьеркегора, а классиками, бесспорно, являются Альберт Камю и Жан-Поль Сартр. Попробуем разобраться в основных идеях этого направления философии ХХ в. Основополагающей мыслью была идея, что каждое существование индивидуально. Существует только частное, а общее – это только вымысел. Мы оперируем общими понятиями, например «человек», но не знаем, что это такое, ибо мы можем знать только конкретного человека. Именно каждый человек реален. Такое индивидуальное существование, которое философы и принимали за реальность, они называли экзистенцией. Так как предметом философии всегда было существующее, то философия может быть только экзистенциональной. Все общее: «человечество», «общество», «история» – это фантомы, а истинным предметом должны стать отдельные люди с их уникальностью[1]. Человек сначала существует – живет, чувствует, страдает, мыслит, действует – и лишь после этого обретает свою сущность. Однако проблема заключается в том, что экзистенцию трудно изучать, так как она не поддается рациональному или научному изучению. Даже собственную жизнь трудно изучить, так как на нее трудно посмотреть со стороны. Единственный способ, как можно понять индивидуальное существование – это противопоставление. Понять, что такое день, можно, только познав ночь. Если любое существование познается через противоположность, то логично, что жизнь можно познать через ее противоположность, то есть через смерть. Именно через смерть можно уловить экзистенцию, поэтому тема смерти занимает большое место в экзистенциализме. Философы считали, что человек задумывается о смысле жизни именно потому, что понимает, что жизнь не вечна и рано или поздно каждый умрет. Животные не задумываются о смысле жизни, ибо они не знают, что они смертны, они не осознают скоротечность своего существования. Боги тоже не задумываются о смысле жизни, так как они бессмертны. А человек находится между богами и животными, ему достался самый незавидный удел: быть смертным и понимать это. Логично, что вследствие этого человек пытается избежать смерти. Своим каждодневным существованием он стремится противостоять смерти: это выражается в его повседневной жизни, где он ставит цели, стремится их достигнуть. В своей жизненной активности мы словно убегаем от смерти, отрицаем ее каждым полноценным днем своего существования. Конечно, человек пытается сделать невозможное, но все равно делает[2].

Разум человека дает не только понимание смерти, но и еще понимание добра и зла. Только человек понимает, что есть добро, что есть зло. Поэтому он наделен свободой выбора между добром и злом. Животные ничего не знают о добре и зле. Если к хищнику подсадить его потенциальную добычу, например кролика к тигру, то тигр съест кролика, не делая выбора. У него его просто нет, следовательно, он является, по мнению философов, несвободным существом. Он повинуется инстинктам, а человек в состоянии сделать такой выбор, в этом заключается его свобода. Делая зло, он делает свободный выбор, соответственно, вина тоже свободна. Человек ответственен за все совершаемое им, а также за все совершаемое вокруг, так как живет в происходящем.

Чувство вины и ощущение ответственности, как и страх перед смертью – это достаточно тяжелое бремя для человека. Чтобы облегчить его, человек пытается раствориться в обществе, утешая себя, что обстоятельства сильнее его. Однако это иллюзия. Жизнь в обществе – это иллюзорное существование, раствориться в массе людей просто невозможно. Человек не может и не должен стремиться к каким-либо всеобщим и великим целям, снимая с себя ответственность за свои. Свою индивидуальность спрятать невозможно. Никто не может прожить твою жизнь за тебя. Каждый один на один со своей жизнью, и помощи ждать неоткуда. В этом плане каждый одинок[3]. Философы атеистического направления экзистенциализма полагали, что жизнь человека в конечном счете абсурдна и бессмысленна, так как загробной жизни не существует. Соответственно, и высшего справедливого воздаяния не существует, поэтому и нет объективно истины. Истина – это всего лишь результат личных переживаний и взглядов. Однако несмотря на это, человек способен к преобразованию окружающего мира.

Один из ярчайших представителей этого философского направления, Карл Ясперс, считал, что задачей философского разума является осознание своего места в этом мире. Сделать это можно с помощью философской веры, в основе которой лежат не религиозные откровения, а собственные размышления. Наука на это не способна, так как она лишена ценностной ориентации. Более того, философ критически относится к результатам развития технического прогресса. Сама по себе техника нейтральна, это не зло и не добро, но современное общество фактически превращается в огромный производительный аппарат, который господствует над людьми. Человек настолько срастается с машиной, что становится функциональным приложением к машине. Развитие техники порождает унификацию земных благ, притупляет индивидуальные вкусы, снижает многообразие материальных и духовных благ. В результате повседневная жизнь большинства наполнена серыми буднями, человек перестает рассматриваться как личность, имеет ценность только в контексте выполнения им функциональных задач. Народ превратился в массу, толпу, которая не понимает, зачем живет[4].

Поэтому понять жизнь, то есть прояснить экзистенцию, можно либо через философию, либо через саму жизнь, причем второй путь происходит в критических ситуациях, когда человек оказывается на грани жизни и смерти. По мнению философа, человеку в ХХ в. трудно осознать свое «я», поэтому он стремится быть как все. Это воспринимается как стремление к равенству, но на самом деле это подавляет личность. Экзистенция – это свобода. За свободу надо бороться, но не прибегая при этом к насилию. Человек выбирает нормы поведения из множества вариантов действия, но свобода личности может существовать только тогда, когда свободен другой.

Яркий след в развитии экзистенциализма оставили писатели Жан-Поль Сартр и Альберт Камю. Сартр считал, что у вещей сущность предшествует их созданию. Например, любой предмет делают исходя из представления, зачем он нужен (машина, чтобы ездить, самолет, чтобы летать). У человека все наоборот. У него существование предшествует сущности. Человек вначале появляется на свет, а уже потом обретает сущность. Существование личности – это ряд ее поступков. Человек сам выбирает свое будущее и не может ссылаться на объективные обстоятельства. Свобода всегда единична для каждой конкретной ситуации. Человек свободен в поисках самого себя, в выборе самого себя, своего предметного мира. Выбор свободы приводит к конфликту с другими. Сама свобода приводит к страданию, страху, в этом и заключается экзистенциальное мышление.

Ценным в этих рассуждениях является мысль о том, что человек создает себя сам. Он делает осознанный выбор и несет за этот выбор ответственность. Сартр рассуждал о соотношении свободы и любви. Любовь – это не только покушение на свободу другого, но и проект того, как сделать себя любимым. Любящий вынужден пойти навстречу предмету своей любви и как бы раствориться в его бытие[5].

Камю тоже считал, что человеческая жизнь абсурдна, так как Бога нет, следовательно, нет и загробной жизни. Большинство людей живут в нелепой жизненной суете: каждый человек встает, едет на работу, потом возвращается домой. Однажды ему становится скучно, он понимает абсурдность жизни. Из абсурда есть два выхода. Первый – самоубийство, то есть прекращение абсурда. Однако философ он не был сторонником преждевременного ухода из жизни. Жизнь должна быть прожита, несмотря на различные страдания. Второй выход – признание абсурда и жизнь в нем. Нужно дышать абсурдом, усваивать его уроки. А восстание против всемирного абсурда – это и есть обретение свободы. Как участник французского сопротивления, Камю выступает за бунт[6]. Бунт и свобода – это неразделимые понятия. Хотя в то же время писатель выступает против революции, он придерживается идеи постепенных реформ, в результате которых должна установиться человеческая солидарность, общий для всех людей смысл существования.

Страданиям и пограничным состояниям оба писателя-философа уделяли особое внимание. Именно в условиях стресса, войны, серьезной болезни человек волей-неволей задумывается о смысле жизни и обретает свою подлинную экзистенцию, то есть познает самого себя и саму жизнь[7]. Экзистенциализм повлиял на развитие искусства ХХ в. Сторонники этого философского течения видели цель искусства в том, чтобы вызвать иррациональные, бессознательные переживания экзистенции. Характерными чертами искусства, находящегося под влиянием экзистенциализма, является сосредоточенность на самоанализе, указание на абсурдность бытия, отбор мрачных событий, кризисных состояний души[8].

В ХХ в. получили развитее некоторые направления, сформировавшиеся в предыдущий период. В частности, на основе позитивизма возникло философское течение неопозитивизм . Наиболее яркими представителями этого направления были Людвиг Витгенштейн и Бертран Рассел. Главной их мыслью является утверждение о том, что все наши знания о мире содержатся в языке. Невозможно что-либо познать или даже подумать о чем-то, не пользуясь языком. И получается, что все, что существует, мы воспринимаем не таким, какое оно есть, а как оно отражено в нашем языке. Окружающий мир, по мнению сторонников неопозитивизма, это языковая конструкция, поэтому предметом философии должен быть не сам окружающий мир, а область нашего языка. Философия должна превратиться в лингвистику, традиционные философские вопросы возникают не оттого, что окружающий мир трудно понять, а потому, что неправильно употребляется язык. Следовательно, надо совершенствовать язык, и тогда многие затруднения отпадут.

Главным элементом такого реформирования языка должен стать принцип верификации – проверки суждений на предмет их истинности. Если высказывание можно проверить, то оно верифицируемо, если нельзя, то неверифицируемо. При этом философы утверждали, что проверке подлежат высказывания эмпирических, то есть естественных наук, потому что представляют суждения о фактах.

Неопозитивисты утверждали, что в новом языке не должно быть неверифицируемых суждений, и тогда все трудности и проблемы автоматически будут сняты. Непроверяемые высказывания лишены смысла, и их надо удалить из языка. Право на существование имеют только естественные и точные науки, гуманитарные, в том числе и философию надо отбросить, так как они неверифицируемые.

Во второй половине ХХ в. неопозитивизм потерял свою популярность и на смену пришел постпозитивизм . Большую роль в его формировании сыграл английский философ Карл Поппер. Философ по-новому ставил проблему разграничения научного и вненаучного знания. Вместо верификации он предложил фальсификацию. Под фальсификацией Поппер понимал способ указания на такие эмпирические условия, при которых общие положения (гипотезы) будут ложными. То есть философ считал, что теория является научной только тогда, когда она допускает фальсификацию, то есть может быть опровергнута эмпирическими данными. Также мыслитель предложил концепцию «трех миров», по этой концепции выходило, что существует три мира, и они не могут быть сведены друг к другу: физический, ментальный и объективного знания[9].

Он разработал теорию роста научных знаний, считая, что наука имеет гипотетический характер. Она не застрахована от ошибок. Все достижения науки являются формами промежуточной интерпретации истины. Ученые выдвигают гипотезы, но постепенно эти гипотезы опровергаются новыми фактами, и им на смену приходят новые гипотезы. Эту же позицию разделял и Томас Кун, который считал, что основой развития науки является кардинальная смена парадигм – признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решения. Одна парадигма не может быть вечной, рано или поздно в результате накопления новых фактов старая парадигма начинает рушиться. Происходит так называемая научная революция – радикальная трансформация всего существующего научного знания. В этот период возникают новые парадигмы, которые конкурируют между собой, и одна из них побеждает. Наступает этап нормальной науки, который также не является вечным[10].

Таким образом, реакцией философской мысли на трудности ХХ в. стал уход от рациональности, рассмотрение жизни как абсурда.
 

[1] Гусев Д. А.  Удивительная философия. М., 2014. С. 227.
[2] Гусев Д. А.  Указ. соч. С. 229. [3] Гусев Д. А.  Указ. соч. С. 231. [4] Ильин В. В.  Указ. соч. С. 426. [5] Ильин В. В.  Указ. соч. С. 430. [6] Ильин В. В.  Указ. соч. С. 433. [7] Аблеев С. Р.  История мировой философии: учебник для вузов. М., 2016. С. 216. [8] Ильин В. В.  Указ. соч. С. 434. [9] Ильин В. В.  Указ. соч. С. 417. [10] Аблеев С. Р.  История мировой философии: учебник для вузов. М., 2016. С. 219.

НОУ ИНТУИТ | Лекция | Философия неопозитивизма и постпозитивизма

Аннотация: В данной лекции рассмотрены следующие вопросы: основные представители и идеи философии неопозитивизма и постпозитивизма. Философии Витгенштейна И. Социально-политические условия формирования философии неопозитивизма. Основные принципы и идеи философии Поппера.

Цель лекции: познакомить студента с философией неопозитивизма и постпозитивизма как специфического направления в западной философии.

Неопозитивизм как философское направление сформировалось в первой половине 20в. Развитие неопозитивизма связано с деятельностью Венского кружка. Венским кружком назвали сообщество учёных, регулярно собиравшихся в Вене с конца 20-х и до середины 30-х годов XX века под руководством Морица Шлика. Задачей этого кружка была реформирование философии и научного знания, которое к 20в. накопило балласт неопределенностей и различных противоречий.

В Венский кружок входило множество известных ученых того времени: Карнап — физик и естествоиспытатель, Ф. Франк — физик, Нейрат О. — австрийский философ, социолог, экономист, Рейхенбах — немецко-американский философ и физик, Бертран Рассел — логик и философ, А.Н. Уайтхед британский математик, логик, философ, Витгенштейн — австро-английский философ.

Философию неопозитивизма иногда называют логическим позитивизмом, поскольку при формировании данного учения особое внимание уделяли логическому анализу.

Логика по задумке неопозитивистов должна была стать основой новой философии и научного знания.

Рассмотрим основные идеи главных представителей неопозитивизма.

Витгенштейн Людвиг Йозеф Иоганн (1889-1951)

Основное произведение Витгенштейна — это » Логико-философский трактат». В этом фундаментальном труде ученый сделал попытку онтологизировать логику Бертрана Рассела и Уайтхеда. Как мы помним, похожая тенденция наблюдалась в философии Гегеля. Витгенштейн выделял логические суждения и логические связи. Логические суждения могут быть простыми и сложными, а к логическим связкам относятся импликация, конъюнкция, дизъюнкция и пр. С помощью этих связок из простых суждений получаются сложные суждения. Такие аналогии Витгенштейн перенес на окружающий мир, в котором более сложные явления состоят из простых — атомарных. Витгенштейн, как и Мах, отрицал причинно-следственную связь. Витгенштейн считал, что явления в самой своей основе состоят из простых (атомарных) фактов, независимых друг от друга. А значит, нельзя установить причинно-следственные связи между независимыми фактами.

Следовательно, и наука не должна выяснять причинно-следственные связи, т.е. отвечать на вопрос почему, что причина, а что следствие. Витгенштейн также, как Мах, считал, что основная функция науки — это описательная, и предлагал очистить науку от всех суждений и положений, которые не относятся к описательной функции. Логический анализ является тем самым средством очищения науки и языка науки. Таким «очищением» должны заниматься современные философы, считал Витгенштейн.

Неопозитивисты постулировали следующие гносеологические принципы:

  • Всякое знание есть знание о том, что дано человеку в чувственных восприятиях.
  • То, что дано человеку в чувственных восприятиях, обладает абсолютной достоверностью. Атомарные факты Витгенштейна были заменены таким образом на протокольные суждения.
  • Все функции знания сводятся к описанию. Так постулируется описательная функция науки.

Неопозитивисты считали, что человек имеет только чувственное восприятие внешнего мира. При этом неопозитивисты считали, что внешнего мира не существует вне наших ощущений, а если он и существует, то сказать о таком мире ничего нельзя.

Неопозитивисты, как и другие представители позитивизма, отрицали метафизику. Метафизика строит отвлеченные теории, которые невозможно проверить в чувственном восприятии. Однако, поскольку неопозитивисты отрицали наличие внешней реальности независимо от наших ощущений, то они отрицали и метафизику.

Другой принцип неопозитивизма — это антиисторизм в естествознании и социальной действительности. Витгенштейн считал, что окружающая действительность состоит из независимых друг от друга событий и явлений, а следовательно, проследить историю таких событий невозможно. Отсюда вытекает главная задача философии, которая в рамках неопозитивизма понималась, как логический анализ языка науки. Для наглядной иллюстрации принципа антиисторизма можно представить себе калейдоскоп, в котором каждая последующая картинка не зависит от предыдущей. Невозможность исторического процесса объясняется отсутствием причино-следственной связи между явлениями, которое обусловлено отсутствием взаимодействия между вещами.

Интересной идеей неопозитивизма является введения понятий протокольных суждений, о котором упоминалось выше. Протокольные суждения являются наиболее простыми положениями, которые лежат в основе теоретического базиса. Другими словами теоретические положения можно свести к совокупности простых протокольных суждений.

Таким образом, неопозитивисты выдвинули основные задачи научного знания

  1. Установление протокольных суждений
  2. Составление новых методов объединения и систематизации протокольных суждений.

Неопозитивисты изобрели кумулятивную модель роста научного знания


Рис. 27.1 . Формирование протокольных суждений

Пирамида является обобщением совокупности протокольных предложений.

Неопозитивисты считали, что рост научного знания идет по пути интеграции наук. Развитие науки приведет к тому, что науки сольются в одну науку, языком которой будут физика и математика.

Модель неопозитивистов об интеграционном росте научного знания столкнулась с определенными трудностями.

  1. Проблема эмпирического языка, которым описывается эмпирический базис. Вначале неопозитивисты разработали феноменолистский язык протокольных предложений. Этот язык включал содержательные и формальные признаки протокольных предложений.

    Содержательные признаки выдвигали следующие требования к протокольным суждениям:

    • должны выражать чистый чувственный опыт
    • должны обладать абсолютной достоверностью и истинностью
    • должны быть нейтральными по отношению к основному знанию.
    • гносеологически первичны — с их установления начинается процесс познания.

    Формальные признаки протокольных предложений:

    • должны содержать термины о чувственных ощущениях (принцип Карнапа)
    • должны включать имя протокольного лица ( принцип Нейрат)
    • должны включать термины, указывающие на сиюминутность чувственного восприятия субъекта (принцип Шлиха)
  2. Проблема интерсубъективности протокольных предложений, т.е. протокольные суждения не должны включать опыт переживания многих субъектов. Так утверждение «небо голубое» не может быть протокольным, поскольку «голубое» в данном случае означает не сиюминутный опыт субъекта, а мнение большинства, которые имели схожие переживания

Однако для разрешения данных противоречий неопозитивисты пришли к вещной, а не феноменолиской трактовке протокольных предложений — протокольные предложения должны содержать термины, выражающие чувственно воспринимаемые вещи и их свойства.

Критерием истинности протокольных предложений неопозитивисты признали наблюдение.

Но здесь неопозитивисты пришли к проблеме наблюдателя и наблюдаемости. Известно, что измерительные приборы могу исказить результаты эксперимента, но более того присутствие самого наблюдателя приводит к изменению результата эксперимента. А значит, невозможно сохранить интерсубъективность.

Более того даже язык неизбежно приводит к искажению эмпирического опыта.

Поэтому все поиски математиков, логиков и философов нейтрального языка описания экспериментальных данных провалились.

Неопозитивисты ввели критерий верифицируемости как критерий научной истины.

Предложение науки верифицируемо, если можно свести к протокольному предложению, истинность которого можно проверить с помощью наблюдения.

Но и этот критерий, так же не выдержал проверку временем. Во-первых, этот критерий приводил к элиминированию философии как науки, поскольку никакую из философских истин нельзя проверить наблюдением. Более того естественнонаучные модели построены на базисе идеализированных объектов и категорий, например — точка, тело, идеальный газ, точечное событие и пр. Такие категории и объекты не верифицируемы, но их невозможно выкинуть из науки. Другая проблема верифицируемости связана с общими суждениями. И общего положения выходит бесконечное множество следствий, т.е. протокольных предложений, которые должны быть подтверждены экспериментально. Но невозможно поставить эксперимент на бесконечное множество утверждений. А значит, все теоретические законы науки становятся неверифицируемыми. Следовательно, если следовать критерию верифицируемости, то практически все теории естествознание станут ненаучными, останутся только суждения о частных фактах.

Противоречия, на которые натолкнулись неопозитивисты, были частично преодолены в деятельности постпозитивистов. Направление постпозитивизма было связано с трудами Карла Поппера.

Позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм как методологические формы социогуманитарного познания

1. Позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм как методологические формы социогуманитарного познания

ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ
И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ НАУК
кафедра философии и методологии науки
Позитивизм, неопозитивизм,
постпозитивизм как
методологические формы
социогуманитарного познания
Автор: Суховецкая Г.В.
Ростов-на-Дону, 2017

2. Три волны позитивизма

Этап
Характеристика
Представители
Классический
Философия должна
О. Конт,
позитивизм
систематизировать и
Дж.С. Милль,
1830 г. — конец XIX в. обобщать научные
Г. Спенсер
знания, а не объяснять
их
Эмпириокритицизм Наука должна отвечать Э. Мах,
конец XIX — начало
на вопрос «как» а не
А. Пуанкаре,
XX в.
«почему»
Р. Авенариус
Неопозитивизм или
Логический
позитивизм
1920 — 1950 / 60 г.
Сведение философии к
логическому анализу
языка науки
Принцип верификации
Б. Рассел,
Р. Карнап,
К. Гедель
М. Шлик

3. Характеристика позитивизма

Позитивизм остался в рамках классического идеала
рациональности согласно которому научное знание
идеологически и нравственно “нейтрально”: научное –
“позитивное” — познание должно быть освобождено от
всякой мировоззренческой и ценностной интерпретации,
и вся “метафизика” должна быть упразднена и заменена
либо специальными науками (“наука — сама по себе
философия”), либо обобщенным “экономическим”
образом эмпирических знаний, либо учением о
соотношении наук о языке и т. п.

4. Огюст Конт (1798-1857) французский философ, основатель позитивизма

«Постепенно приходим к
открытию неизменной иерархии…
– одинаково научной и
логической – шести основных
наук – математики, астрономии,
физики, химии, биологии и
социологии»

5. Основатель первого позитивизма Огюст Конт

«Истинный позитивный дух
состоит преимущественно в
замене изучения первых
или конечных причин
явлений изучением их
непреложных законов,
другими словами, — в
замене слова почему
словом как»
(1798-1857)

6. Три стадии интеллектуальной эволюции человека О.Конта

Теологическая — все явления объясняются на основе
религиозных представлений
Метафизическая — в объяснении природы опирается на
первосущности, первоэлементы
Позитивная — наука должна ограничиться описанием
внешних сторон объектов, их явлений и отбросить
умозрение как средство получения знаний и метафизику
как учение о сущности

7. Классификация наук Герберта Спенсера

Абстрактные (логика и
математика) — изучают формы, в
которых явления предстают
перед наблюдателем;
Абстрактно-конкретные
(механика, физика, химия) изучают сами явления в их
элементах и в целом;
Конкретные науки (астрономия,
геология, биология, психология,
социология и т. д.).
(1820-1903)

8. Позитивистское направление в философии

элиминация (устранение) традиционных
философских проблем, которые неразрешимы из-за
ограниченности человеческого разума
поиск универсального метода получения
достоверного знания и универсального языка науки
гносеологический феноменализм
методологический эмпиризм
дескриптивизм

9. Эмпириокритицизм – критическое исследование опыта

Проблематика: природа познания, опыта, проблема
субъекта и объекта, характер категорий «вещь»,
«субстанция», природа основных «элементов»
действительности, взаимоотношение физического и
психического
Биопсихологизм: на место декартова Cogito в
эмпириокритицизме поставлено «триединство» сознания,
живого организма и изначальной, «нейтральной»
«мировой субстанции»

10. Принцип экономии мышления Эрнста Маха

Положение, по которому критерий
истины всякого познания состоит в
достижении максимума знаний с
помощью минимума познавательных
средств
Идеал чисто описательной науки — в
развитой науке объяснительная часть
является излишней, паразитической
и в целях экономии мышления
должна быть удалена. Один из таких
паразитических элементов науки есть
понятие причинности
(1838–1916)

11. Принцип наименьшей траты сил

Наш опыт — это некий приспособительный
комплекс. Чем более монолитен он будет,
чем меньше в нем будут присутствовать
различные точки зрения, различные
формы удвоения опыта, то есть чем
меньше сил будет затрачено на его
создание, тем более эффективным будет
его адаптационное действие.
Принцип наименьшей траты сил
ориентирует на кумулятивную модель
развития научного знания.
Кумулятивизм связан с пониманием
научного знания как описания фактов.
Рихард Авенариус (1843–1896)

12. Конвенционализм Анри Пуанкаре

Законы природы следует
понимать как конвенции,
то есть условно
принятые положения.
“Ценность науки” (1905)
“Эти конвенции являются
произведениями свободной
деятельности нашего духа, который в
данной области, не знает никаких
препятствий. Тут он может утверждать,
так как он же и предписывает…”
(1854-1912)
Неопозитивизм
Возник в ходе научной
революции начала XX века
Является исторически первым целостным
логико-познавательным (философским)
подходом к исследованию науки
Уходя от решения коренных философских
проблем, сосредотачивается на частных логикометодологических исследованиях, на анализе
языка науки
Важнейшие темы
Роль знаковосимволических средств
научного мышления
Предмет философии
науки (позитивной
науки)
Соотношение
теоретического аппарата
и эмпирического базиса
науки
Сущность и роль
математизации и
формализации научного
знания
Неопозитивисты о предмете и задаче
философии
Предмет философии – логический анализ научных
высказываний и обобщений и установление
стандартов научности
Все знания выражаются с помощью языка, в виде
каких-то высказываний
Центральная задача философии – разработать
принципы проверки этих высказываний на
соответствие их опыту человека , позитивному
данному
Положение Б.Рассела
Высказывания
Логиго-математические (аналитические)
Эмпирические (синтетические)
Метафизические (научно-неосмысленные)
Принцип верификаций высказываний
ЗНАНИЯ
Синтетические —
эмпирические,
несущие сведении о
мире
Аналитические —
теоретические, имеющие
конвенциальную природу
и не несущие
содержательной
информации о мире
Принципы научности
Принцип верификации научным является такое
суждение, которое может быть
проверено опытом или сведено
к логико-математическому
высказыванию
Принцип физикализма –
научными являются суждения,
объясняемые законами физики,
ибо язык физики –
универсальный язык науки
Принцип конвенционализма – в
основе естественно-научных теорий
лежат произвольные соглашения
(конвенции) между учеными,
базирующиеся на соображениях
удобства, целесообразности в
выборе того или иного понятийного
аппарата
Неопозитивизм (20-30-е гг. 20 в.)
Венский кружок под руководством Мориса Шлика (18821936): Р. Карнап, О. Нейрат, Г. Рейхенбах
Представители Львовско-Варшавской школы: А. Тарский,
Я. Лукасевич, К. Айдукевич
английский логик, математик, философ Бертран Рассел;
основатель философии лингвистического анализа
австрийский философ Л. Витгенштейн
течение общей (популярной) семантики: А. Кожибский, С.
Чейз, С. Хайакова
Течения в неопозитивизме
1) Логический позитивизм — исторически первый и основной вариант
неопозитивизма
— Центральная задача философии — разработать принципы проверки
высказываний на соответствие их опыту человека
— Введен принцип верификации (от лат. — истина) высказываний,
согласно которому, любое высказывание в науке, практике,
философии подлежит опытной проверке на истинность
2) Семантический позитивизм (начало 40-х гг.)
3) Лингвистический анализ — понимает философию как
аналитическую деятельность по прояснению языка, но уже не
научного, а обыденного
— Задача философии — исследование фактического употребления
естественного разговорного языка с тем, чтобы устранить
недоразумения, возникающие вследствие его неправильного
использования

21. Логический позитивизм

абсолютизация формально-логической и языковой
проблематики
гипертрофия искусственно сконструированных
формализованных языков (в ущерб естественным)
концентрация исследовательских усилий на структуре
«готового», ставшего знания без учета его генезиса и эволюции
сведение философии к частнонаучному знанию, а последнего к формальному анализу языка науки
игнорирование социокультурного контекста анализа знания
Рудольф Карнап (1891-1970)
«Старая и новая логика» (1930)
«Преодоление метафизики логическим
анализом языка» (1932)
«Логическая конструкция мира» (1928)
«Логический синтаксис языка» (1934)
«Исследования по семантике» (1942–1943)
«Значение и необходимость» (1947)
«Введение в символическую логику» (1958)
«Логические основания вероятности» (1950)
«Континуум индуктивных методов» (1951)
Основные идеи
1) Решение философской проблемы требует логического анализа
языка, на котором формулируется проблема, и поэтому логика
играет центральную роль в философии;
2) Любая значимая теория, не являющаяся чисто логической или
математической, должна быть доступна эмпирической
проверке.
Принцип верификации — любое предложение науки является
истинным тогда и только тогда, когда оно может быть сведено к
предложениям факта, к протокольным предложениям, которые
непосредственно проверяемы на опыте.
Слово «Бог» может использоваться в трех смыслах:
мифологическом, метафизическом и теологическом.
Метафизическое – бессмысленно («первопричина», «абсолют»,
«безусловное», «независимое»).
Пять типов предложений
Осмысленные предложения:
1) тавтологии (A=A), или аналитические суждения Канта
2) заведомо ложные предложения контрадикции
(противоречия)
3) эмпирические предложения, т. е. предложения,
которые можно верифицировать
Бессмысленные:
4) бессмысленные предложения (тра-та-та, блям-блям и
т. п.)
5) метафизические предложения
Людвиг Витгенштейн (1889-1951)
«Логико-философский трактат»
(1921)
«Философские исследования» (1953)
Выдвинул программу построения
искусственного «идеального»
языка, прообраз которого — язык
математической логики.
Философию понимал как «критику
языка».
Разработал доктрину логического
атомизма, представляющую собой
проекцию структуры знания на
структуру мира
ПОСТПОЗИТИВИЗМ
Совокупность концепций в философии и методологии науки,
возникших как критическая реакция на программу
эмпирического обоснования науки, выдвинутой логическим
эмпиризмом (неопозитивизмом)
Особенности постпозитивизма:
1. Ослабление внимания проблемы в формальной логике
2. Активное обращение к истории науки, концентрация
внимания на динамике развития науки, его противоречиях
3. Отказ от жестких ограничений между империей и теорией,
наукой и философией
4. Анализ социокультурных факторов научной деятельности
5. Замена верификации фальсификацией
6. Признание роли философии
Карл Поппер (1902-1994)
Британский философ и социолог.
Наиболее известен критикой классического
понятия научного метода, а также
энергичной защитой демократии
и принципов социального критицизма.
«Логика и рост научного знания» (1935)
«Открытое общество и его враги» (1945)
«Нищета историцизма» (1957)
«Предположения и опровержения: рост
научного знания» (1963)
«Объективное знание: эволюционный
подход» (1972)

28. Эволюционная этимология Карла Поппера

Первый тезис. Специфическая человеческая способность познавать, как и
способность производить научное знание, являются результатом
естественного отбора. Они тесно связаны с эволюцией специфически
человеческого языка
Второй тезис. Эволюция научного знания представляет собой в основном
эволюцию в построении все лучших и лучших теорий. Это дарвинистский
процесс. Теории становятся лучше приспособленными благодаря
естественному отбору
К.Поппер приводит схему, отражающую рост научного знания: Р1-ТТ-ЕЕ-Р2,
где Р1 – некая исходная проблема, ТТ – предположительная пробная
теория, с помощью которой эта проблема решается, ЕЕ – процесс
устранения ошибок в теории путем критики и экспериментальных проверок
и Р2 – новая более глубокая теория, для решения которой необходимо
построить новую более глубокую и информативную теорию.

29. Модель роста научного познания К. Поппера

• Третий тезис. Между живыми организмами и мыслящим человеком
существует сходство: как те, так и другие – «решатели проблем»;
проблемы возникают вместе с возникновением жизни. Разница же в
том, что человек устраняет прежние теории путем их критики и с
помощью языка(к примеру, амеба не сознает процесса устранения
ошибок, а потому погибает вместе с их устранением)
• Четвертый тезис. Критика традиционной теории познания, в основе
которой лежит идея: знание есть обобщение данных органов чувств. На
самом деле, информация не «вливается» извне в познающего субъекта,
а субъект сам активно «высасывает ее из окружающей среды»
• Пятый тезис. Специфика человеческого языка. Если у животных функция
языка сводится к выражению внутреннего состояния организма и
сообщению сигналов, способствующих коммуникации, то человеческий
язык, кроме этих функций, выполняет дескриптивную (описательную) и
аргументативную функцию
Проблемы принципа верификации
1. Сам принцип верификации это протокольное
предложение или нет? Можно ли верифицировать
принцип верификации?
2. Неверифицируемыми оказываются основные
положения науки — законы.
Принцип фальсификации
Научное знание должно быть
фальсифицируемо, т. е. знание
является научным тогда и
только тогда, когда его можно
опровергнуть. Оно должно
давать возможность с ним
спорить, опровергать на опыте.
Нефальсифицируемы: научный
коммунизм, гегелевская
диалектика и фрейдизм.
«Постпозитивизм» — логика науки
ПРОБЛЕМА ДЕМАРКАЦИИ — одна из основных задач философии,
заключающаяся в отделении научного знания от ненаучного.
ПРИНЦИП ФАЛЛИБИЛИЗМА — утверждает, что любое научное знание
носит лишь гипотетический характер и подвержено ошибкам. Рост
научного знания, по Попперу, состоит в выдвижении смелых гипотез и
осуществлении их решительных опровержений.
ТЕОРИЯ «ТРЕХ МИРОВ» — утверждает существование первого мира мира объектов, второго мира — мира субъектов и третьего мира — мира
ОБЪЕКТИВНОГО ЗНАНИЯ, который порожден первым и вторым
мирами, но существует независимо от них. Анализ роста и развития
знания в этом независимом третьем мире и есть, по Попперу, предмет
философии науки.
И́мре Ла́катос (1922-1974)
Историческое движение науки может
быть объяснено как соперничество
научных теорий, победа в котором
обеспечивается не накоплением
подтверждений выдвинутых гипотез, а
прежде всего эвристическим
потенциалом теории, ее способностью
обеспечивать получение нового
эмпирического знания, ее научной
продуктивностью
«Доказательства и опровержения.
Как доказываются теоремы» (1967)
«Фальсификация и методология научноисследовательских программ» (1968)
Томас Сэмюэл Кун (1922-1996)
Наука — развивающееся
изменяющееся живое целое.
Принцип историзма в науке — средство
постижения исследуемых явлений.
В науке действует человек — ученый
как субъект научной деятельности.
Основные понятия: нормальная наука,
научная революция, понятие
«парадигмы»
«The Copernican Revolution» (1957)
«Логика открытия или психология
исследования» (1961)
«Структура научных революций»
(1962)
Па́уль Карл Фе́йерабенд (1924-1994)
В науке не существует
универсальных
методологических правил.
Концепция
эпистемологического
анархизма.
«Против метода. Очерк
анархистской теории познания»
(1975)
«Наука в свободном обществе»
(1978)

37. Парадигмальная модель развития науки Т. Куна

Генезис научной дисциплины
(допарадигмальный период)
Нормальная наука (парадигма)
Кризис нормальной науки
(революционная смена парадигм)

38. Три основных этапа развития науки

Классическая наука (XVII-XIX вв.). Господствует объектный
стиль мышления, стремление познать предмет сам по себе,
безотносительно к условиям его изучения субъектом
Неклассическая наука (первая половина XX в.) отвергает
объективизм, осмысливает связи между знаниями объекта
и характером средств и операций деятельности субъекта
Постнеклассическая наука (конец XX- начало XXI)
включает субъективную деятельность в «тело знания».
Учитывает соотнесенность характера получаемых знаний
об объекте не только с деятельностью познающего
субъекта, но и с ее ценностно-целевыми структурами

39. Каждая из стадий имеет свою парадигму, свою картину мира, свои фундаментальные идеи

Классическая — механика, картина мира строится на принципе
жесткого (лапласовского) детерминизма, образ мироздания
как часового механизма
Неклассическая — относительность, дискретность,
квантование, вероятность, дополнительность
Постнеклассическая — парадигма становления и
самоорганизации. Основные черты выражаются синергетикой,
изучающей общие принципы процессов самоорганизации,
протекающих в системах самой различной природы.
«Синергетическое движение» — это ориентация на
историческое время, системность (целостность) и развитие

41. Научные революции

Смену научных картин мира, сопровождающуюся
коренным изменением нормативных структур
исследования и философских оснований науки
правомерно рассматривать как научные
революции, которые приводят к изменению типа
научной рациональности

42. Четыре научных революции

I. XVII в. – становление классического
естествознания
II. Конец XVIII – первая половина XIX вв. –
дисциплинарно организованная наука
III. Конец XIX – середина XX вв. – становление
неклассического естествознания
IV. Конец XX – начало XXI вв. – рождается
постнеклассическая наука

43. Эпистемологический анархизм Пола Фейерабенда

Выдвинул методологический принцип
пролиферации (размножения) теорий:
учёные должны стремиться создавать
теории, несовместимые с
существующими и признанными
теориями. Создание таких
альтернативных теорий способствует их
взаимной критике и ускоряет развитие
науки. Принцип пролиферации призван
обосновывать плюрализм в методологии
научного познания.

44. Концепция личностного знания Майкла Полани

— науку делают люди, обладающие мастерством;
— искусству познавательной деятельности нельзя научиться по учебнику. Оно
передается лишь в непосредственном общении с мастером;
— люди, делающие науку, не могут быть заменены другими и отчуждены от
произведенного ими знания;
— в познавательной и научной деятельности чрезвычайно важными
оказываются мотивы личного опыта, переживания, внутренней веры в науку,
в ее ценность, заинтересованность ученого, личная ответственность.
Личностное знание — это интеллектуальная самоотдача, страстный вклад
познающего

45. Семинар: Позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм как парадигмы социогуманитарного познания

1. Позитивизм О. Конта, Дж. Милля, Г. Спенсера, как опыт
построения единой методологии науки
2. Эмпириокритицизм как реакция на естественнонаучный
универсализм позитивизма (Э. Мах, Р. Авенариус)
3. Логический позитивизм. Критерий верификации и границы его
применения. О полноте, непротиворечивости, формализуемости и
возможностях сведения теоретических утверждений к наблюдениям
с позиций логических позитивистов и их критиков
4. Постпозитивизм. Принцип фальсификации К. Поппера
5. Понятия о научных парадигмах и научных революциях Т. Куна

46. Литература:

1. Кохановский В.П., Философия и методология науки: Учебник для
высших учебных заведений. — Ростов н/Д., 1999
2. Стёпин В.С. История и философия науки. — М., 2011
Микешина Л. Философия науки: Общие проблемы познания.
Методология естественных и гуманитарных наук. Хрестоматия. — М.,
2005
3. Швырев В.С. Анализ научного познания: основные направления,
формы, проблемы. — М., 1988
4. Поппер К. Логика научного исследования. М., Республика, 2004
5. Кун Т. Структура научных революций. — М., 2003
6. Мах Э. Познание и заблуждение. Очерки по психологии исследования
Вопросы?

Глоссарий социальных исследований

_________________________________________________________________

Неопозитивизм

определение ядра

Неопозитивизм можно рассматривать как более позднюю фазу позитивизма, приверженную идее объективной реальности и эмпиризма, с предпочтением, все в большей степени, дедукции над индукцией.

пояснительный контекст

Он уделяет большое внимание статистическому анализу в социальных науках и имеет тенденцию к фальсификационизму.В некоторых отношениях его озабоченность статистической проверкой связывает его с абстрактным эмпиризмом.

Что отличает неопозитивизм от более старого позитивизма, так это «метод логического анализа» и, следовательно, ориентация на язык науки. Согласно Отто Нейрату, неопозитивизм «характеризуется сведением посредством логического анализа значения предложений к простейшим утверждениям о чем-то эмпирическом». Таким образом, научное знание происходит из опыта, который, в свою очередь, опирается на то, что дано непосредственно.С этой точки зрения, метафизика и априоризм отвергаются, поскольку обе лишены необходимой основы в опыте позитивно заданных эмпирических объектов и положений дел »(Delanty and Strydom, 2003, p. 18).

Неопозитивизм часто отождествляют с логическим позитивизмом или логическим эмпиризмом.

аналитический обзор

SociologyGuide.com (2019) утверждает:

Неопозитивизм возникает из аналогии между физическими и социальными явлениями.Огюст Конт сделал философский позитивизм краеугольным камнем своей социологической мысли. Но школа неопозитизма берет начало в статистической традиции, а не в философском позитивизме Конта. Неопозитив берет явления из физического мира как модели социальных событий и использует законы первого для объяснения вторых. Он утверждает, что социология должна быть наукой и ее методы должны следовать за естественными, особенно физическими, науками.

Неопозитивисты считают правильную научную методологию первым принципом социологического анализа.Для них надежная научная методология включает математические и другие формальные модели, которые включают формализацию переменных. Компьютерные технологии и язык, экспериментальная логика, лабораторные эксперименты и компьютерное моделирование поведения человека. Среди ранних мыслителей Парето и Гиддингс подчеркивали научный характер социологии и рекомендовали использовать методы, обычно принятые в естественных науках. Додд, Огбурн, Зипф считаются ведущими представителями неопозитивизма. [исправлено девять опечаток в оригинале]

Далее перечисляются основные черты неопозитивизма.

:

Позитивистская эпистемология : Неопозитивизм отвергает априорных определений сущностной природы общества, культуры, социальной структуры и институтов и настаивает на операциональном определении конкретных явлений.Последовательность наблюдаемых последствий, образующих кластер чувственных впечатлений, рассматривается как надлежащий предмет социологии.

Операционализм: Неопозитивистов не устраивают расплывчатые определения теоретических построений и концепций. Каждый термин должен быть точно определен и переведен в измеримые переменные. Для неопозитивистов социологическая теория — это систематический набор концепций, полезных для интерпретации статистических данных.

Quantitavism: Статистический анализ, включающий подсчет и измерение, является основой неопозитивизма.Благодаря достижениям компьютерных технологий стало доступно множество методов и техник. Следовательно, необходимо объединить части информации, относящиеся к единицам социальной структуры, в формальную и математическую систему, чтобы можно было установить взаимосвязь между различными переменными.

Эмпиризм: Будь то обзорное исследование или экспериментальное наблюдение, эмпирическая работа подчиняется стандартной схеме. Разместите проблему, которая может быть исследована с помощью запроса по установлению фактов.Формулировка набора гипотез, которые можно проверить на основе индивидуальных ответов на набор вопросов. Сборник ответов по расписанию собеседований, структурированная анкета.

Поведенческий туризм: Из-за акцента на операциональном и количественном, неопозитивы склонны изучать наблюдаемые паттерны поведения, они концентрируются на конкретных случаях взаимодействия, иногда подсчитывая частоту и паттерны повторения. Существенные проблемы социальной структуры и истории институтов и идей часто игнорируются, конкретное поведение индивидов становится предметом социологического исследования.Неопозитивисты развивают не субъективные и неволюнтаристские теории действия и взаимодействия. Основываясь на механистических и теоретико-полевых концепциях, крайние варианты неопозитизма могут граничить с поведенческим детерминизмом.

Построение математической теории: Неопозитивисты привержены построению формальной теории. Они утверждают, что сильное символическое представление теории в терминах формальной логики математики обязательно увеличивает точность теоретических положений.Система формальной логики в математике позволяет сформулировать существенные предложения в терминах точно определенных понятий и сформулировать их с логической связностью. Формальное построение теории появляется в двух разных контекстах, во-первых, это формализация хорошо разработанных существенных теорий. Вторые конкретные результаты конкретных эмпирических исследований систематизируются в математических терминах, а затем организуются в формальную теоретическую систему, которая устанавливает математические отношения между переменными в символических терминах.Под эту категорию попадает большинство эмпирических исследований, проводимых социологами. Однако влияние математической социологии ограничилось несколькими областями. [В оригинале исправлено 27 опечаток]

Оксфордский индекс (2011) описывает неопозитивизм следующим образом

:

Движение в американской социологии начала 20-го века, которое объединило три темы: количественную оценку, бихевиоризм и позитивистскую эпистемологию. Его основными сторонниками были Франклин Х.Гиддингса и Джорджа А. Лундберга, хотя математическую социологию таких писателей, как Джордж К. Ципф (1902–1950), можно рассматривать как развитие неопозитивистской теории.

В своих исследованиях теории человеческого общества (1922) Гиддингс дал квалифицированную защиту бихевиоризма, утверждая, что «психология стала экспериментальной и объективной. Он различал рефлекс и обусловливание ». Он также настаивал на том, что «социология [является] наукой, имеющей статистический метод» и что «истинное и полное описание чего-либо должно включать в себя его измерение».Точно так же Лундберг утверждал, что социология может быть смоделирована на основе естественных наук и должна наблюдать за поведением людей в социальных ситуациях, но без ссылки на такие концепции, как чувства, цели, мотивы, ценности и воля (которые он описал как « флогистон »). социальных наук »). Как и Гиддингс, Лундберг утверждал, что наука имеет дело с точными описаниями и обобщениями, которые требуют «количественного утверждения». Он подчеркнул важность шкал установок в этом контексте и настаивал (как и более ранние позитивисты), что наука не может формулировать ценностные утверждения, и что социология должна быть наукой в ​​этой форме.

Поскольку неопозитивизм оказал долгосрочное влияние на развитие американской социологии, это, пожалуй, лучше всего видно в более поздней математической социологии, как, например, в попытке Ричарда М. Эмерсона объединить математическую теорию и теорию обмена (опубликованную в J. Бергер и др. (Ред.), Социологические теории в прогрессе, 1972). Некоторые (см., Например, J. Gibbs, Sociological Theory Construction, 1972) продолжают настаивать на том, что наиболее важным критерием научной теории является проверяемость, и что только математически формализованная теория поддается проверке эмпирически.

Delanty and Strydom (2003, стр. 14–18) рассматривают неопозитивизм в контексте позитивизма в целом

:

Относительно долгая история позитивистских идей в западном мышлении и широкое признание некоторых из них объясняют, по крайней мере частично, тот факт, что позитивизм приобрел статус ортодоксии в философии социальных наук. Однако дело значительно усложняется тем, что существует не одна, а, по крайней мере, две различные формы позитивизма.Вторая форма двадцатого века была названа «неопозитивизмом», чтобы отличить ее от более старой, предшествующей формы позитивизма, которая была в период своего расцвета во Франции девятнадцатого века (Август Конт, 1798–1857) и Великобритании (Джон Стюарт). Mill, 1806–1873), в частности, но и в Германии (Ernst Mach, 1838–1916). В течение двадцатого века многие социологи смешивали эти две формы позитивизма и, таким образом, навлекали на себя критику за то, что они обычно отстают от времени на 20–30 лет.Напротив, следует подчеркнуть, что различие между старым и неопозитивизмом имеет решающее значение для понимания развития позитивистской философии социальных наук в девятнадцатом веке.
Шотландский писатель-просветитель восемнадцатого века Дэвид Хьюм (1711–1776) обычно считается основателем позитивизма, но именно Конт, опираясь на Сен-Симона, фактически ввел термин «позитивная философия» в девятнадцатом веке. Наследие Юма заключалось в том, было ли возможно определенное знание, основанное на отдельных фактах, но, вопреки его ярко выраженному (хотя и не всегда преднамеренному) скептицизму, его последователи в девятнадцатом веке считали научное знание единственной формой определенного знания, а не только как само собой разумеющееся. парадигма всех достоверных знаний, но даже как решение коллективных проблем, стоящих перед человечеством.Так было, в частности, с Контом, который представлял то, что было названо «систематическим позитивизмом». С последним тесно связан так называемый « критический позитивизм » Милля и Маха, который сместил акцент с философии как синтетической гармонизации результатов науки с развитием общества на тождество методов получения достоверного знания. во всех сферах исследования. Однако характерной чертой этого старого позитивизма было то, что он принимал позитивно данное или эмпирическое в качестве своей высшей ценности.Это означает, что он сосредоточен на существовании, реальности или природе, или, выражаясь иначе, на вещах, событиях или фактах как таковых. В зависимости от того, как определялся опыт, позитивно данное или эмпирическое измерение понималось либо в феноменалистских, либо в физикалистских терминах, а иногда даже сводилось к метафизическому натурализму. В целом это был подход, в котором упор делался на индукцию, которую можно определить как исследование без предпосылок, с помощью которого теория строится на основе наблюдения фактов.В этом отношении неопозитив ХХ века резко отличается от своего предшественника. Как предполагают его альтернативные названия — например, «логический позитивизм» или «логический эмпиризм», позитивно данное или эмпирическое больше не было тотальным, как раньше. Было введено дополнительное измерение, логическое, которое стало играть важную роль в неопозитивизме, который занял резко антииндуктивную позицию, отдавая предпочтение дедуктивной логике (применению теории к конкретному случаю).
Неопозитивизм зародился группой философов под названием Венский кружок, которые отреагировали на преобладание немецкого идеализма в частности и метафизических доктрин в целом.Их собственная доктрина, по-разному именуемая «логическим позитивизмом» или «логическим эмпиризмом», получила признание в начале 1920-х годов вокруг Морица Шлика (1882–1936) и была продвинута такими членами группы, как Рудольф Карнап, Герберт Фейгл, Филипп Франк, Курт Гдел, Виктор Крафт, Отто Нейрат, Фридрих Вайсманн и другие. Во время путешествий Людвига Витгенштейна (1889–1951) и Альфреда Айера между Веной и Кембриджем существовали отношения взаимного влияния, а из-за эмиграции различных членов группы Венского кружка в результате прихода Гитлера к власти нео Позже позитивизм распространился и на США.
Неопозитивизм рассматривал Маха, физика и профессора философии в Вене, как одного из своих предшественников, а в дальнейшем в качестве основного источника и примера опирался на «Основы математики» Рассела и Уайтхеда. Исходя из нейтрального монизма, согласно которому реальность или вселенная была однослойным миром, состоящим из основных сущностей в форме переживаний, впечатлений или «ощущений», эти авторы провели четкое различие между логическим и эмпирическим измерениями. В то время как они рассматривали первое как форму знания, представленного языком науки, второе рассматривало опыт как основу наших знаний о мире.Однако, помимо вышеупомянутых авторов, неопозитивизм зависел, в частности, от раннего Витгенштейна, особенно в том смысле, что его объективизм и эмпиризм не были просто продолжением позитивизма девятнадцатого века. Разорвав более старую позитивистскую модель «вещь-событие-факт», Витгенштейн представил первую радикальную и, следовательно, влиятельную неопозитивистскую модель «вещь-событие-факт-язык». Скорее, будучи озабоченным вещами, событиями, фактами или природой как таковыми, он сместил акцент на язык, на котором фиксируются вещи, события или факты.Но поскольку повседневный язык был расплывчатым и вводящим в заблуждение, его интересовал научный язык, единственный интерсубъективный язык науки. Его целью было открыть логику языка, истинную логическую структуру всех предложений языка науки. Основное предположение здесь заключалось в том, что между этим идеальным языком и реальностью существует изоморфное или отображающее отношение. Если научный язык сконструирован надлежащим образом, он мог бы, благодаря своей логической структуре, уловить самую логическую форму мира.Далее предполагалось, что способность языка изображать мир такова, что он делает мыслящий человеческий субъект излишним, что подразумевало, что только предложения естественных наук были значимыми или интерсубъективно проверяемыми.
Витгенштейн, таким образом, предоставил неопозитивистам отправную точку для их объективистской программы объединенной науки, которая включала программу сведения социальных наук к так называемым «наукам о поведении». По их мнению, социальные науки, такие как социология, не были подлинными науками из-за использования в них интенциональных предложений и поэтому получили бы респектабельность только в том случае, если бы они копировали себя по модели естественных наук.Фактически, неопозитивисты в действительности не разработали философию социальных наук как таковых, но поскольку они считали, что то, что они открыли в отношении естественных наук, должно быть универсально применимо ко всему, что достойно звания « наука », они просто распространили свою философию науки на социальные науки. В ущерб своим собственным дисциплинам социологи англоязычного мира, в частности, в течение значительного периода двадцатого века сочувственно восприняли рекомендацию стремиться к научной респектабельности, подчиняясь позитивизму.Некоторые шли в ногу с развитием неопозитивизма, и по мере его растворения смогли постепенно освободиться от этой изнурительной рекомендации. К сожалению, большое количество доверчивых социологов, никогда не понимавших разницы между старым и неопозитивизмом, не только продолжали оперировать старой формой неф-позитивизма, но и стремились подражать давно устаревшей модели естественные науки.
После своего возникновения в начале 1920-х годов неопозитивизм претерпел постепенный процесс внутреннего развития, который с одной точки зрения выглядит как либерализация, а с другой — как распад.В соответствии с тем фактом, что аналитическая философия языка была доминирующим подходом в первой половине двадцатого века и, таким образом, обеспечивала широко принятую основу для философии, изменения в неопозитивистской философии науки происходили параллельно с ее философией языка. В то время как аналитическая философия последовательно прошла через «логический атомизм», «логический позитивизм» и «анализ обычного языка», в философии науки произошел сдвиг акцента с «синтаксики» — в смысле логической формы — через «семантику» — в смысл смысловых рамок — до «прагматики» — в смысле использования языка.Именно во время второй фазы аналитической философии, в частности, неопозитивистская — которую по-разному называли «логическим позитивистом», «логическим эмпириком» или «эмпирически-аналитической» — философия науки получила наиболее детально разработанную формулировку и достигла своего пика.
На первом этапе, примером которого являются различные члены группы Венского кружка, вдохновленные Витгенштейном, такие как Карнап и Нейрат, акцент делался на одной логической форме языка науки, с помощью которой можно было бы извлечь и зафиксировать логическую форму мира.Однако под давлением так называемой проблемы «эмпирической значимости» это строгое требование сформулировать идеальный язык единой науки было оставлено на втором этапе в пользу требования, чтобы научные утверждения были интерсубъективно проверяемыми. Карл Поппер (1902–1994 гг.), В определенном смысле сопротивлявшийся члену Венского кружка, сыграл здесь важную роль посредством своей теории фальсификации, а также признания того, что теории структурируют наблюдение за реальностью — что тем временем стало можно назвать «тезисом о теоретической нагруженности наблюдения».Это изменение означало, что произошел сдвиг от логической формы или синтаксиса к семантике или к значению научного языка в той мере, в какой он относится к объектам, и от индукции к общему предпочтению дедукции. Забота о семантических или значимых концептуальных рамках науки была центральной в работе Карнапа, который опирался на основополагающий вклад Альфреда Тарского. С этой либерализацией тесно связаны, например, попытки Карла Хемпеля (1905–1997) преобразовать проблему причинности в проблему объяснения и показать, что объяснение научного закона требует контекстуальных сверх формальных критериев и эмпирической значимости. находится не в концепциях и предложениях, а во всех постулирующих или теоретических системах.
К третьей фазе, однако, стало очевидно, что недостаточно встроить логические отношения в содержание или значение понятий, предложений и постулаторных систем. Было осознано, что, помимо построения семантических или значимых структур, семантическое измерение само по себе предполагает прагматическое измерение устоявшегося использования — или, скорее, использования — языка различными науками по мере их исторического развития. Карнап неохотно принял идею Чарльза Морриса, основанную на американском прагматизме, о прагматическом измерении наряду с синтаксикой и семантикой.Введение в науку элемента выбора, которое раньше смягчало резкое различие между логическим и эмпирическим, теперь приняло характер гораздо более сильного конвенционализма, который решительно размыл это различие. В конце концов, сам Карнап принял идею множества возможных синтаксико-семантических систем или лингвистических структур, среди которых ученым приходилось выбирать в соответствии с внешними критериями. И Хемпель, и Куайн возродили условность французского философа науки Пьера Дюгема (1861–1916), причем Куайн, например, утверждал, что невозможно опровергнуть гипотезу, потому что всегда можно изменить язык или систему постулирования. вовлеченный.На основе лекций, которые Витгенштейн начал читать в Кембридже в 1932 году, в которых он, подвергая самокритике и частичному отрицанию своей ранней работы, сосредоточился на эмпирическом плюрализме самосогласованных и самооправданных языковых игр, британской аналитической философии приступил к анализу множества вариантов использования обычного повседневного языка. Внутренняя критика и пересмотр, инициированные такими философами, как Поппер, Моррис, поздний Витгенштейн и Куайн, открыли путь к тому, что можно рассматривать как постепенное исчезновение позитивизма с конца 1930-х годов и его вытеснение постэмпиризмом.Разрыв с позитивистской или эмпирической концепцией науки стал полностью очевиден после того, как Стивен Тулмин и особенно Томас Кун описали развитие научного знания в терминах меняющихся рамок понимания или парадигм, а не проверки, подтверждения или опровержения гипотез. В аналогичном постэмпирическом ключе Имре Лакатос подчеркивал роль исследовательских программ в росте знания, в то время как Пол Фейерабенд более радикально утверждал, что индуктивная и дедуктивная логика, а также методология проверки гипотез не имеют отношения к развитию научного знания.

связанные проблемы

смежные области

См. Также

позитивизм

логический эмпиризм

Источники

Деланти Г. и Страйдом П., 2003 г., Философия социальных наук, Лондон, McGraw-Hill.

Оксфордский индекс, 2011 г., «Неопозитивизм» доступен по адресу http://oxfordindex.oup.com/view/10.1093 / oi / Authority.20110803100228449, по состоянию на 16 марта 2013 г., по-прежнему доступно 11 июня 2019 г.

SociologyGuide.com, 2019, «Неопозитивизм», доступно по адресу http://www.sociologyguide.com/neo-positivism/index.php

, по состоянию на 11 июня 2019 г.


авторское право Ли Харви 2012–2020


A NOVEL
Вверх

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z Дом

(PDF) Факты и вымысел в позитивизме и неопозитивизме

Исследования в области гуманитарных и социальных наук www.iiste.org

ISSN 2224-5766 (Paper) ISSN 2225-0484 (Online) DOI: 10.7176 / RHSS

Vol.9, No. 4, 2019

25

исследователь. Вышеупомянутое наблюдение лучше всего объясняет Буддхаракша (2010: 3), когда исследователь полагает

, что «позитивизм полезен для исследования, которое стремится выявить простую взаимосвязь между каждой единицей анализа

, обычно индивидуальной, без в расчете на влияние социальной структуры ».Характер проводимого исследования

влияет на тип используемой исследовательской методологии, поэтому исследование, которое заинтересовано в

выяснении взаимосвязи между двумя единицами анализа, будет лучше всего проводить с помощью позитивизма или количественного метода исследования

. С другой стороны, Майкл Куинн Паттон и Майкл Кокран (2002: 4) лучше всего объясняют, когда

используют качественные методологии в исследованиях. По словам исследователей, неопозитивизм (метод качественного исследования)

может быть использован для раскрытия «опыта людей в отношении потребностей в области здравоохранения, медицинской помощи, доступа к медицинской помощи и сохранения здоровья.

Понимание различных точек зрения, например, профессионалов и пациентов. Как опыт, отношение и жизненные обстоятельства

влияют на потребности и поведение в отношении здоровья ». Из приведенного выше наблюдения совершенно ясно, что некоторые

фактов могут быть лучше всего обнаружены с помощью позитивистского подхода (количественное исследование), в то время как другие

фактов также могут быть обнаружены с помощью неопозитивизма (качественный метод исследования). Было бы неверно полагать, что факты могут быть обнаружены только

с помощью позитивизма (количественного метода исследования), который верит в наблюдение и измерение,

.На предыдущий вопрос лучше всего отвечает Альберт Эйнштейн, цитируемый в Майкл Куинн Паттон

и Майкл Кокран (2002: 2), когда ученый утверждает, что «не все, что можно подсчитать, имеет значение, и

не все, что имеет значение, можно подсчитать. . » Не все, что можно измерить в исследованиях, является фактическим.

Более того, и позитивизм, и неопозитивизм имеют тенденцию быть основанными на фактах, и ни один из них

не превосходит другого.Фактически, Бэбби (1998 и 2003) утверждает, что «процесс написания количественных и

качественных исследований почти одинаков. Но что конкретно отличает эти два дизайна, так это методология »

(цитируется по Mbacha, 2016: 56). Важно знать, что как количественные, так и качественные исследования

подкреплены фактами, хотя методы их анализа различаются. Однако количественное исследование в основном используется вместе с качественным исследованием

, хотя качественное исследование может быть начато только без поддержки первого

.Чтобы доказать, что позитивизм использовал метод неопозитивизма в исследованиях, Беннетт полагает, что:

Арифметические факты можно принимать за чистую монету (7 детей в возрасте

от 5 до 9 лет выполнили задание в течение 3 минут,…), любая их конструкция —

любая попытка придать им смысл — требует от нас осознания того, что

значение само по себе является человеческим построением, специфическим и ограниченным конкретным типом психического / физического организма, которым люди являются

(Беннетт , 1996: 123).

Даже позитивизм, который утверждал, что это единственный метод получения знаний посредством науки, имеет тенденцию использовать

конструктивистский подход, используемый в качественных исследованиях. Позитивизм или количественный метод исследования

пытается интерпретировать арифметические данные, полученные с поля, это означает, что значение в позитивизме или количественном исследовании

также является конструкцией исследователя, присущей исследователю и ограниченным его ментальными аналитическими способностями.К

приходят к выводу, что только неопозитивизм (качественный метод исследования) является субъективным по своей природе, в то время как позитивизм

(количественный метод исследования) является объективным по своей природе, не является справедливым суждением.

Более того, проблема объективности, как утверждал позитивист, является утопией. Беннетт (1996: 123) лучше всего уловил это,

, когда автор полагает, что «Объективная правда — истина, имеющая идентичность, независимую от человеческих построений, — это

, принимаемое за утешительный миф, полезный для нашей нарциссической цели».Объективная правда — утешительный миф. Фактически,

Алессандрини (без даты: 3) утверждает, что «социальные действия не существуют сами по себе, но зависят от их

признания и интерпретации социальными акторами. Следовательно, именно благодаря такой интерпретации установлено значение

».

методов исследования — позитивизм, который продвигает количественный или непозитивизм, интерпретация социального явления зависит от исследователя, следовательно, оба могут быть

объективными в своих выводах.Важно знать метод исследования, который лучше всего подходит для конкретного исследования

, к которому следует приступить. В сезон эмпиризма Трохим постулирует, что делать, чтобы получить знания о том, что

может выдержать испытание временем:

Лучший способ для нас повысить объективность того, что мы делаем, — это в пределах

контекста более широкого спора. Сообщество искателей истины (включая других

ученых) критикуют работу друг друга. Теории, которые выдерживают такое интенсивное изучение

, немного похожи на виды, которые выживают в эволюционной борьбе,

, следовательно, такая идея имеет «ценность для выживания», и что знания развиваются в процессе

изменений, отбора и сохранения (Trochim, 2006)

Объективность в исследованиях может быть усилена, если настоящие исследователи, в том числе ученые, ищущие истину

, сознательно встречаются на регулярной основе для критического ознакомления с работой исследователей с единственной целью продвижения

знаний, вместо того, чтобы настаивать на необходимости проведения исследования. быть количественно основанным, прежде чем его можно будет рассматривать как

научный.

Количественные и качественные исследования используют наблюдение при сборе данных. По словам Мбачу (2016: 57),

«наиболее подходящим инструментом для использования при сборе данных является анкета». Вышеупомянутый метод исследования лучше всего

, описанный словами Бланка (1998), методология количественного исследования относится к применению чисел

и цифр к первичным данным, которые мы генерируем, с целью их применения и, следовательно, получения определенных выводов

. от явления, которое мы исследуем »(цит. по: Mbacha, 2016: 56).С другой стороны,

Преимущества и недостатки постпозитивизма в международной теории

Милья Курки отметила, что международные отношения (IR) — это «разделенная дисциплина», разделенная на «позитивистский мейнстрим… лагерь» и постпозитивистский «лагерь», и она не единственная в этой оценке [1]. В этом эссе будут критически рассмотрены преимущества и недостатки постпозитивизма в свете этого раскола в рамках того, что Йозеф Лапид назвал «третьими дебатами».[2] Чтобы сделать это, я буду рассматривать его генезис как реакцию против позитивистского большинства в IR, которую я более широко определю в рамках реакции против позитивизма в социальных науках в целом, таким образом соглашаясь с Джимом Джорджем в том, что IR не является независимым от более широких теоретических дебатов в социальных науках. [3] В рамках этого эссе невозможно дать полный обзор широты постпозитивистских подходов, которые включают постмодернизм, конститутивный анализ и многое другое, но я выделю преимущества некоторых из их соответствующих характеристик, в частности сосредоточиться на «критической теории».[4] Однако сначала необходимо кратко обрисовать, что мы подразумеваем под позитивизмом в более общем смысле. Затем я перейду к вопросу о взаимосвязи между позитивизмом и постпозитивизмом в IR, отождествляя позитивизм с реалистической и неореалистической парадигмой, наиболее распространенной в этой дисциплине, демонстрируя сравнительные преимущества постпозитивизма для демонстрации мифов, на которых построен реализм. Затем я обращусь к некоторым проблемам, возникающим из самого постпозитивизма. В этом эссе утверждается, что IR может извлечь выгоду как из позитивизма, так и из постпозитивизма; вместо того, чтобы обсуждать сильные и слабые стороны постпозитивизма в IR, лучше рассмотреть взаимодополняющие сильные стороны постпозитивизма и позитивизма вместе.

Позитивизм преобладал в социальных науках в рамках проекта Просвещения по изучению социальной активности «научным» способом [5]. Позитивизм следует радикальной эмпирической концепции причины Юма: знание не существует вне того, что мы можем наблюдать, и, таким образом, то, что мы заявляем о знании, является просто ассоциациями или «конъюнкциями», сделанными на основе этих наблюдений [6]. Курки отмечает, что «социологи по-прежнему непреклонны в том, что только тщательное наблюдение закономерностей (даже если« локализованных »закономерностей) может дать нам адекватное понимание человеческой деятельности и общества.[7] Таким образом, в контексте этого эссе позитивизм определяется как следование принципам Юма, изложенным выше, с «принятием методологий естественных наук для объяснения социального мира» [8]. Следует отметить, что это расплывчатое определение позитивизма, но в целях относительного обсуждения постпозитивизма оно передает ключевые предположения, против которых отреагировал постпозитивизм.

Если смотреть некритически, позитивизм имеет большую силу. Представляя знания о социальном мире, сформулированные так же, как и знания науки, можно применить те же методологии, которые используются в естественных науках, к социальным наукам и в результате найти «научные» доказательства своих теорий.

Однако именно критический анализ позитивистской мысли является главной силой постпозитивизма. Он побуждает социальные науки более критически относиться к статус-кво, а реакция на позитивистскую эпистемологию, ставя под сомнение ее методологию и претензии на формулирование «научных» теорий, — вот что в этом эссе рассматривается как «постпозитивизм». Важно подчеркнуть, что не существует такой вещи, как « — постпозитивистский подход , есть только постпозитивистские подходы».[9] В самом деле, это тоже одна из его сильных сторон: он открыл дискуссию в социальных науках и создал «пространство для размышлений». [10] В то время как позитивизм методологически догматичен, постпозитивизм поощряет «сократический метод» [11]. Лапид указывает, что «постпозитивизм не является единой философской платформой», но среди его приверженцев можно найти некоторые общие и часто «взаимосвязанные» темы [12]. Он определяет их как «озабоченность метанаучными единицами (парадигматизм), озабоченность лежащими в основе предпосылками и предположениями (перспективизм) и дрейфом к методологическому плюрализму (релятивизм)».[13] Вышеупомянутым общим основанием является постановка вопросов относительно общепринятой практики: парадигмы вопросов, вопросы перспектив и методология вопрошания, которые оживляют академический проект, и поэтому я согласен с тем, что должен быть оптимизм в отношении того, чего может достичь постпозитивизм. в IR. [14]

Можно легко проследить позитивистскую эпистемологию в IR, где «рационалистическая эпистемология, основанная на научных выводах…» была четко сформулирована неореалистическими и неолиберальными исследовательскими программами.[15] Таким образом, мы видим, что позитивизм установил стандарт того, как мы «делаем» IR. Тем не менее, в этом эссе основное внимание уделяется реалистической школе, поскольку она «является наиболее почтенной и устойчивой моделью международных отношений, она обеспечивает хорошую отправную точку и основу для сравнения с конкурирующими моделями» [16]. В ответ на программу позитивистского реализма я сейчас буду утверждать, что постпозитивизм очень важен для демонстрации властных отношений в ученике IR, подчеркивая относительную силу постпозитивистской позиции.

Критическая теория отвергает «три основных постулата позитивизма: объективная внешняя реальность, различие субъект-объект и свободная от ценностей социальная наука» [17]. Отрицая различие между субъектом и объектом, критическая теория поражает эпистемологическое сердце позитивизма. . Кокс заявил, что «теория всегда для кого-то и для какой-то цели», и поэтому там, где Юм утверждал, что мы находим знание о том, что мы наблюдаем, критическая теория утверждает, что человеческие «потребности» и «цели» являются связующим звеном между этими наблюдениями.[18] Теории, которые мы постулируем, поэтому не являются «нейтральными по отношению к ценностям», как они претендуют на это. [19] Показательно взглянуть на эпистемологически позитивистский подход Вальса, согласно которому «международная политика может быть понята только через некий вид системной структуры» [20]. Наблюдаемые в IR (государствах) являются «единицами» структурно анархического общества. Все государства выполняют одинаковые функции и являются эквивалентными единицами в этой системе, но между штатами существует неравномерное распределение ресурсов и возможностей.Страх доминирования со стороны других государств — основная мотивация межгосударственной конкуренции [21]. Однако, как утверждает Агнью, на самом деле это нормативный подход: «Это опасный мир, и если государство (читай: наше государство) не готово к конкурентной среде, оно движется к катастрофе. Это было обнадеживающим трезвым посланием для американцев во время холодной войны! »[22] Таким образом, преимущество критического теоретического подхода, да и постпозитивистского подхода в целом, заключается в рассмотрении того, на кого теория работает.

Постпозитивистская позиция отреагировала на меняющийся характер международных отношений в период после окончания холодной войны, продемонстрировав политическую природу позитивистских утверждений о том, каков мир. Бьюзен и Литтл заходят так далеко, что говорят, что одна из причин, по которой IR «провалился как интеллектуальный проект», заключается в его неспособности выйти за рамки традиционной концепции взаимоотношений между государствами [23]. Реалистическая концепция мирового порядка построила «образ реальности, созданный в определенных исторических и политических обстоятельствах (борьба с фашизмом и холодной войной)… антиисторическая, универсализированная догма».[24] В каком смысле, таким образом, реализм, с его «антиисторическими» универсальными утверждениями, действительно отражает вопросы международной безопасности сейчас? Смит утверждает, что неспособность отойти от позитивистского догматизма, политических допущений времен холодной войны и т. Д. И пересмотреть последствия насилия и проблемы развития имела важные последствия для международной политики. Он заходит так далеко, что заявляет, что влияние на беспристрастность и универсальность причастно к послевоенному развитию международной безопасности, когда «Запад» (в частности, англосаксонская ИР) воспел «мир 11 сентября 2001 года».[25]

Постпозитивистский подход лучше подходит для понимания этой новой реальности, потому что он не столь онтологически догматичен. Важно отметить, что дебаты расширяются, и маргинальные группы, которым ранее было отказано в действии в традиционных IR, получают полномочия, возвращая «международное» в международную теорию. Евроцентрическая модель была виновата в игнорировании основополагающих голосов, составляющих разговор в IR, например, в непризнании роли Кубы в кубинском ракетном кризисе.[26] Как говорят Лаффи и Баркави: «То, что слабые играют неотъемлемую роль в формировании мировой политики, труднее отрицать, когда южное движение сопротивления наносит удар в самое сердце северной державы» [27].

Что еще более важно, этот тип анализа позволяет практикующим IR увидеть силу, присущую отрицанию свободы воли при универсализации западных ценностей. Как говорят Лаффи и Баркави, «евроцентрические исследования безопасности рассматривают слабых и бессильных как маргинальные или производные элементы мировой политики, в лучшем случае как место либеральных благих намерений или в худшем случае как потенциальный источник угроз.[28] Это перекликается с постмодернистским подходом Саида к западным образам Востока, где «ориентализм зависит в своей стратегии от… позиционного превосходства, которое ставит западного человека в целую серию возможных отношений с Востоком, никогда не теряя его. относительное превосходство »[29]. Барнетт и Дюваль рассматривают тип «производительной силы», который частично относится к «дискурсивному производству субъектов, фиксации значений и условий действия мировой политики», и эта производительная сила присуща позитивистской универсальности предположения, основанные на сочетании западного опыта.[30] Отбрасывая негосударственных субъектов на периферию или игнорируя их как часть IR, доминирующие остаются доминирующими, поскольку они могут произвести то, что должно быть «ими», «террористом», «повстанцем», «государство-изгой»; по своей сути существуют нормативные суждения о том, что является законным, а что незаконным: «политика евроцентрических исследований безопасности, проводимая сильными мира сего, препятствует адекватному пониманию природы или легитимности вооруженного сопротивления слабых» [31]. Следовательно, можно снова увидеть, как позитивистские свободные от ценностей верительные грамоты деконструируются из-за отказа постпозитивистов от позитивистских допущений.

Однако, хотя это эссе решительно аргументирует преимущества постпозитивизма в критике позитивистского мейнстрима в IR, следует отметить, что у постпозитивизма есть свои недостатки. Во-первых, Бистекер отмечает, что «каким бы желательным ни было открытие международных отношений методологическому плюрализму и релятивизму, постпозитивистская наука не предлагает нам каких-либо четких критериев для выбора среди множества конкурирующих объяснений, которые она производит» [32]. Постпозитивизм на самом деле может привести к интеллектуальной непоследовательности в IR.Поэтому, возможно, вместо того, чтобы оживить академический проект, он просто сбивает его с толку.

На самом деле, это не просто случай многочисленных сбивающих с толку объяснений. В широком лагере постпозитивистов нет единого мнения. В то время как постмодернизм и критическая теория являются постпозитивистскими по своей природе, постмодернизм « избегает самой цели критической теории » и будет утверждать, что критическая теория сама по себе является гегемонистской, где « все разговоры — сила, и невозможно выйти за рамки ». место заражено властью ».[33] Таким образом, у нас есть пример критики постпозитивизма постпозитивизмом, что в рамках данного эссе затрудняет обсуждение относительных достоинств постмодернизма и критической теории. Возможно, тогда, как говорит Джордж, нам следует быть осторожными, чтобы избежать «интеллектуальной анархии». [34]

Во-вторых, в этом эссе значительное время было уделено относительным преимуществам постпозитивизма перед позитивизмом, но это не означает, что позитивизм больше не важен. И наоборот, я согласен с Холсти в том, что теории, которые дал нам позитивизм, ценны, что Никакие метатеоретические дебаты, перспективизм или постмодернистский релятивизм не делают их работы менее теоретически полезными.«[35] Среди ее приверженцев могут быть даже критики традиционной позитивистской методологии в IR, такие как Бьюзен, который настаивает на преимуществах реализма, на том, что он« обладает относительной (не абсолютной) интеллектуальной согласованностью ». Он обеспечивает прочную отправную точку для построения великой теории »[36]. Таким образом, мы должны рассматривать позитивизм и постпозитивизм как дополняющие друг друга в укреплении дисциплины IR в целом. Это эссе не стремится продвигать преимущества постпозитивизма с целью покончить с теорией или всей позитивистской методологией.Я согласен, например, с тем, что мы должны быть осторожны, чтобы, как говорит Джордж, не «попытаться преодолеть универсальные гуманистические предпосылки (прогресс, диалектика, сознание), [которые могут] лишить нас и ребенка (творческого социального агента), и воды в ванне» [37].

Наконец, можно задаться вопросом, насколько постпозитивизм на самом деле уходит от позитивистской точки зрения, которую он критикует. Курки утверждает, что юмовская концепция причины присутствует в работах критических теоретиков, таких как Кокс [38]. Таким образом, для Курки то, что постпозитивисты пытаются отвергнуть, очевидно в их работах.Вместо этого она отстаивает теорию «множественности причин» и «чувствительность к сложности». Заявление Лапида о том, что «трагедия исследователей международных отношений заключалась, конечно, в том, что они оказались неспособными ни плодотворно принять, ни решительно отвергнуть Грааль позитивистской науки» [39], возможно, все еще верно, несмотря на Третий спор.

Однако в этом эссе утверждается, что это не трагедия, а скорее приносит пользу дисциплине. «Наша дисциплина, как и другие социальные науки, должна демонстрировать здоровое и терпимое разнообразие: теоретических подходов, отношений с политиками в сравнении с концентрацией на фундаментальных вопросах, подробных исследований наряду с обширными историческими обзорами.'[40] В этом эссе рассматривались сильные и слабые стороны постпозитивизма в IR по сравнению с позитивизмом. Таким образом, это потребовало обсуждения двух противоборствующих сторон. Однако нельзя создавать ложную дихотомию, и в этом эссе утверждается, что главная сила постпозитивизма заключается в критике мейнстрима позитивизма с целью создания сомнительного, сократовского подхода к IR. Даже в свете критики Бирстекера, Курки и других постпозитивизм укрепил IR, расширил его теоретический арсенал и подчеркнул необходимость оставаться актуальным в меняющейся природе мира, который он пытается объяснить, во многом так же, как другие социальные науки должны.


[1] Курки, Миля. 2006. «Причины разделенной дисциплины: переосмысление концепции причины в теории международных отношений», Обзор международных исследований 32 (2): 194

[2] Лапид, Йосеф, 1989. «Третья дискуссия: о перспективах международной теории в постпозитивистскую эпоху», Ежеквартальный отчет по международным исследованиям (33) 3: 235-254 E

[3] Джордж, Джим. 1989. «Международные отношения и поиск мыслительного пространства: другой взгляд на третью дискуссию», International Studies Quarterly 33 (3): 269 E

[4] Джексон, Р., Соренсон, Дж. Введение в международные отношения: теории и подходы (Oxford University Press) 294

[5] Джордж, Thinking Space, 279

[6] Курки, Причины разделения дисциплины, 192

[7] Курки, Причины разделения дисциплины, 194

[8] Смит, Стив.1996. «Позитивизм и не только», Стив Смит, Кен Бут и Марсия Залевски, ред., Международная теория: позитивизм и за пределами Кембриджа: Cambridge University Press) 11

[9] Смит, Позитивизм и не только , 35

[10] Джордж, Thinking Space, 273

[11] Джордж, Thinking Space, 273

[12] Лапид, Йосеф, Третья дискуссия, 239

[13] Лапид, Йосеф, Третья дискуссия, 239

[14] Лапид, Йосеф, Третья дискуссия, 235

[15] Ритёвуори-Апунен, Елена.2005. «Забудьте о« постпозитивистском »IR! : Наследие теории IR как локус для прагматического поворота », Сотрудничество и конфликт 40 (2) 148

[16] Holsti, R Ole. 1995. «Теории международных отношений и внешней политики: реализм и его вызовы», в Кегли, Чарльз В., ред., Споры в теории международных отношений: реализм и неолиберальный вызов (Macmillan Press Ltd) 36

[17] Джексон, Р., Соренсон, Дж. Введение в международные отношения: теории и подходы (Oxford University Press) 232

[18] Линклейтер, Эндрю.1995. «Неореализм и теория на практике» в издании Бут, Смит, International Relations Theory Today (Penn State Press) 281

[19] Линклейтер, Неореализм и теория на практике 281

[20] Вальц, К. 2007. «Анархическая структура мировой политики», в искусстве, Р., Джервис, Международная политика: устойчивые концепции и современные проблемы (Pearson Education Ltd) 30

[21] Агнью, Джон. 1994. «Территориальная ловушка: географические предположения международных отношений» Обзор международной политической экономии, 1 (1)

.

[22] Агнью, Территориальная ловушка, 57

[23] Барри Бьюзен и Ричард Литтл.2001. «Почему международные отношения потерпели неудачу как интеллектуальный проект и что с этим делать». Миллениум — Журнал международных исследований 30 (19)

[24] Cox, цит. По: George, Thinking Space, 274

.

[25] Смит, С. 2004. «Пение нашего мира в существование: теория международных отношений и 11 сентября», Ежеквартальный отчет по международным исследованиям, 48 (3) 513

[26] Laffey, M; Баркави Т. 2006 «Постколониальный момент в исследованиях безопасности» Обзор международных исследований 32, 329–352

[27] Laffey, M; Баркави, Т. Постколониальный момент в исследованиях безопасности 336

[28] Laffey, M; Баркави Т. Постколониальный момент в исследованиях безопасности 332

[29] Саид, Ориентализм, Пингвин, (2003), стр. 7

[30] Barnett, M; Дюваль Р. 2005. Международная организация «Власть в международной политике» 59. 56

[31] Laffey, M; Баркави, Т. Постколониальный момент в исследованиях безопасности 329

[32] Бирстекер.1989. «Критические размышления о постпозитивизме в международных отношениях», международные исследования, Quarterly33 (3) 265

[33] Джексон, Р., Соренсон, Г. 2003. «Методологические дебаты: подходы классического против позитивизма», в Джексоне, Р., Соренсон, Г. е., Введение в международные отношения: теории и подходы (Oxford University Press) 165

[34] Джордж, Thinking Space, 270

[35] Holsti, KJ. 1989. «Зеркало, зеркало на стене, какие теории самые справедливые?» Ежеквартальный журнал международных исследований 33 (3).258

[36] Бьюзен, Барри. 1996. «Вечная мудрость реализма», Стив Смит, Кен Бут и Марсия Залевски, ред., Международная теория: позитивизм и за пределами Кембриджа: Cambridge University Press) 62

[37] Джордж, Thinking Space, 276

[38] Курки, Причины разделения дисциплины, 198

[39] Лапид, Йосеф, Третья дискуссия 246

[40] Уоллес, В. 1996. «Истина и власть, монахи и технократы: теория и практика в международных отношениях» . Обзор международных исследований 22. 303

Автор: Нил Лафлин
Автор: Школа восточных и африканских исследований
Написано для: доктор Полли Паллистер-Уилкинс
Дата написания: ноябрь 2010 г.

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

методов исследования: позитивизм против. Постпозитивизм — RePrac

Часть 1

Прежде чем мы перейдем к обсуждению Positivism v.с. Постпозитивизм нам нужно определить значение позитивизма. Проще говоря, позитивизм относится к реальности, основанной на фактах, которую можно интерпретировать математически. Однако ученые пришли к выводу, что все наблюдения, включая объективную реальность, подвержены ошибкам, что привело к постпозитивистской парадигме.

Некоторые считают, что если что-то нельзя проверить математически, то это выходит за рамки объективной реальности. Позитивистский и постпозитивистский подходы находятся на континууме между количественной и качественной парадигмами (парадигму можно описать как мировоззрение, лежащее в основе теории).Позитивизм по-прежнему является доминирующей количественной парадигмой (Hunter, & Leahey, 2008), но, похоже, наблюдается сдвиг в сторону постпозитивистского мышления.

Постпозитивизм также известен как методологический плюрализм (Morris, McNaughton, Mullins & Osmond, 2009). Согласно Крауссу (2005), парадигма, которую выбирает исследователь, определяет методологию исследования.

Постпозитивистская парадигма произошла от позитивистской парадигмы. Он связан с субъективностью реальности и уходит от чисто объективной позиции, занятой логическими позитивистами (Ryan, 2006).

Есть три парадигматических детерминанты:

• онтология — изучаемая реальность;
• эпистемология — знание реальности,
• и, наконец, методология или стратегия, используемые для поиска истины.

Постпозитивистская точка зрения состоит в том, что не все полностью познаваемо (Krauss, 2005).
Согласно Вайсманну (2011), позитивистские обобщения основаны на «реальных» причинах, которые воспринимаются как истинный источник поведения и основаны на неизменной, надежной основе.

Эта истинная реальность достижима, ее можно идентифицировать и измерить. Позитивизм стремится предсказывать и контролировать реальность. В нем особое внимание уделяется детерминистскому взгляду на причину и следствие (причинность), который вытекает из дедуктивного рассуждения о том, что исследования руководствуются теорией (Kinsler, 2011).

Когда теория не соответствует действительности, она пересматривается, чтобы лучше прогнозировать результаты. Эта причинно-следственная связь должна быть основана только на эмпирических данных (ядро эмпиризма — это измерение и наблюдение) того, как реальность воспринимается или понимается (Waismann, 2011).Также называемая моделью естественных наук, поскольку позитивизм возник из естественных наук, это знание измеряется эмпирическими данными (Goodwin, 2005).

Вот часть 2: Позитивизм против. Постпозитивизм | Перспективы, где мы обсудим различные позитивистские точки зрения.

Мы будем рады услышать от вас.


Ссылки (Часть 1-3)

Адер, Х. Дж., Мелленберг, Г. Дж., И Хэнд, Д. Дж. (2008). Консультации по методам исследования: товарищ консультанта.Huizen: Johannes van Kessel Publishing.

Альвессон, М., и Скёльдберг, К. (2009). Рефлексивная методология: новые перспективы качественных исследований. Лондон: Мудрец.

Борнманн, Л. (2008). Научное рецензирование: анализ процесса рецензирования с точки зрения социологии научных теорий. Архитектура человека: журнал социологии самопознания, 6 (2).

Кресвелл, Дж. У. (2008). Образовательные исследования: планирование, проведение и оценка количественных и качественных исследований.Верхняя Сэдл-Ривер, Нью-Джерси: Pearson Education, Inc.

ДиНардо, Дж. (2008). Натуральные эксперименты и квази-естественные эксперименты. В S. N. Durlauf & L.E, Blume. Новый экономический словарь Пэлгрейва (2-е изд.). Пэлгрейв Макмиллан. Качественное исследование. Верхняя Сэдл-Ривер, Нью-Джерси: Pearson Education, Inc.

Гивен, Л. М. (2008). Энциклопедия качественных методов исследования Sage. Лос-Анджелес, Калифорния: Sage Publications.

Гудвин, К. Дж. (2005). Психологические исследования: методы и дизайн.США: John Wiley & Sons, Inc.

Хмело-Сильвер, Дункан и Чинн. (2007). Леса и достижения в проблемно-ориентированном и исследовательском обучении: ответ Киршнеру, Свеллеру и Кларку (2006). Психолог-педагог, 42 (2).

Хантер Л. и Лихи Э. (2008). Совместные исследования в социологии: тенденции и способствующие факторы. Американский социолог, 39, 290–306.

Кинслер П. (2011). Как быть причинным. Евро. Дж. Фи, 32 (6), 1687.

Краусс, С.Э. (2005). Парадигмы исследования и смыслообразование: учебник. Качественный отчет, 10 (4), 758-770. Получено с http://www.nova.edu/ssss/QR/QR10-4/krauss.pdf.

Macionis, J. (2011). Социология Канады: образование Пирсона.

Моррис, Дж., Макнотон, Д., Маллинз, Р., и Осмонд, Дж. (2009). Постпозитивистская эпистемология (неопубликованная статья). Виктория: Университет Виктории.

Мурзи, М. (2007). Логический позитивизм, Новая энциклопедия неверия, Том Флинн (ред.).Остин: Книги Прометея.

О’Лири, З. (2009). Основное руководство для выполнения вашего исследовательского проекта. Лондон: Мудрые публикации.

Olsen, W. (2004). Триангуляция в социальных исследованиях: действительно можно смешивать качественные и количественные методы. Получено с: http://www.ccsr.ac.uk/staff/Triangulation.pdf.

Росси П. Х., Липси М. В. и Фриман Х. Э. (2004). Оценка: систематический подход, (7-е изд.). МУДРЕЦ.

Terre Blanche, M., Durrheim, K., & Painter, D.(Ред.). (2006). Исследования на практике: Прикладные методы для социальных наук (2-е изд.). Кейптаун: UCT.

Вайсманн, Ф. (2011) Причинность и логический позитивизм. В области гуманитарных наук, социальных наук и права. Тип ресурса: электронные книги Springer.

Международные отношения: постпозитивистские и феминистские перспективы

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Авторское право Oxford University Press, 2021 г.Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 31 июля 2021 г.

Глава
(стр.446) Глава 18 Международные отношения: постпозитивистские и феминистские взгляды
Источник:
Новый справочник по политологии
Автор (ы):

Дж. Энн Тикнер

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / 0198294719.003.0018

Подвергает сомнению оптимизм в отношении международных отношений, цитируемый в Справочнике по политологии 1975 года. Беспрецедентные глобальные изменения разделили международные отношения, и оптимизм в отношении консенсуса ослаб. Благодаря разнообразию точек зрения феминизм обеспечивает оптимизм для расширения теории и эмпирической базы. Используя постпозитивистскую методологию, феминизм бросает вызов этноцентризму и государственному центризму и отвергает универсализм и претензии на объективность. Понимание феминизмом различий вселяет реалистичный оптимизм в будущее международных отношений.

Ключевые слова: различие, этноцентризм, феминизм, глобальные изменения, международные отношения, объективность, постпозитивизм, государствоцентризм, универсализм

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этой книге, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста свяжитесь с нами .

Позитивизм против постпозитивизма — в чем разница?

В контексте | философии | lang = en terms разница между позитивизмом и постпозитивизмом

состоит в том, что позитивизм является (философией) доктриной, которая утверждает, что единственное подлинное знание — это научное знание, и что такое знание может быть получено только при положительном подтверждении теории через строгий научный метод, отвергая любую форму метафизики, тогда как постпозитивизм — (философия) метатеоретическая позиция, которая критикует и исправляет позитивизм, в то время как позитивисты верят, что исследователь и исследуемый человек независимы друг от друга, постпозитивисты признают, что теории, предыстория, знания и ценности исследователя могут влиять на то, что наблюдается; они считают, что человеческое знание основано не на неоспоримых и прочных основаниях, а, скорее, на человеческих предположениях.

Как существительные, разница между позитивизмом

и постпозитивизмом состоит в том, что позитивизм является (философией) доктриной, которая утверждает, что единственное достоверное знание — это научное знание, и что такое знание может быть получено только в результате положительного подтверждения теорий посредством строгого научный метод, отвергающий любую форму метафизики, тогда как постпозитивизм — (философия) метатеоретическая позиция, которая критикует и исправляет позитивизм, в то время как позитивисты верят, что исследователь и исследуемый человек независимы друг от друга, постпозитивисты принимают эти теории, основы, знания и ценности исследователя могут влиять на наблюдаемое, они верят, что человеческое знание основано не на неоспоримых и прочных основаниях, а, скорее, на человеческих предположениях.

Другие сравнения: в чем разница?

Существительное

  • (философия) Доктрина, утверждающая, что единственное достоверное знание — это научное знание, и что такое знание может быть получено только в результате положительного подтверждения теорий посредством строгого научного метода, отвергающего все формы метафизики.
  • Практичный дух, чувство реальности, конкретность.
  • (юридический) Школа мышления в юриспруденции, в которой закон рассматривается как отделенный от моральных ценностей, закон установлен законодателями (людьми).
  • Антонимы
    * ( в философии ) антипозитивизм

    Производные условия
    * логический позитивизм * правовой позитивизм * неопозитивизм

    Существительное

    ()
  • (философия) Метатеоретическая позиция, критикующая и исправляющая позитивизм. В то время как позитивисты считают, что исследователь и исследуемый человек независимы друг от друга, постпозитивисты признают, что теории, предыстория, знания и ценности исследователя могут влиять на то, что наблюдается.Они считают, что человеческое знание основано не на неоспоримых и прочных основаниях, а, скорее, на человеческих предположениях.
  • Синонимы
    * постемпиризм

    ЗАЩИТА ПОСТПОЗИТИВИЗМА — BCJ

    Защита постпозитивизма

    Thomas da Rosa de Bustamante

    *

    Abstract

    В данной статье определены основные черты постпозитивизма

    . в качестве разумной альтернативы дебатам «позитивизм против естественного права».Постпозиционирование

    тивизм конституируется набором метатеоретических и теоретических тезисов. Среди

    первых мы можем включить утверждение о том, что не может быть чисто описательной теории права

    , поскольку юриспруденция должна давать ответ на проблемы обоснования

    , которые могут возникнуть в юридической практике, и утверждение, что юридическая практика theo-

    ry может подтвердить нормативную теорию правовой аргументации. С другой стороны, теоретические тезисы

    являются утверждениями о том, что существует юридическое обязательство разрешать

    юридических споров морально правильным образом и что существуют существенные ограничения для действия закона

    .

    Ключевые слова: позитивизм. Естественный закон. Постпозитивизм. Правовая теория. Нейтралитет.

    Введение

    Я называю постпозитивизм разновидностью юридической теории, которая выходит за пределы

    позитивистской правовой мысли и отрицает тезис о разделении права и морали

    (тезис о разделимости). Концепция постпозитивизма определяется как отход

    от самой концепции «позитивизма», которую она намеревается преодолеть. В каком-то смысле пост-позитивизм

    отрицает позитивизм, поскольку первый не разделяет тезиса

    разделения права и морали, но это преувеличение, чтобы заключить, что пост-позитивизм

    обязательно антипозитивизм, поскольку основные критерии, используемые позитивистами для определения концепции закона

    — формальная действительность и социальная эффективность — вместо того, чтобы презирать

    постпозитивистами, они обязательно включены в их теорию.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.