Неосознанная тревога: Блог психолога: что делать с весенней тревожностью?

Автор: | 07.04.2021

Содержание

Блог психолога: что делать с весенней тревожностью?

  • Елена Савинова
  • Психолог

Автор фото, Christopher Furlong/Getty

Підпис до фото,

Тревожные люди могут годами жить в ожидании наихудшего и объяснять свое настроение событиями, происходящими на работе или в стране

Раздражительность, смена настроения, бессилие и невозможность расслабиться. Все эти состояния всем нам хорошо знакомы, особенно весной. Они большой ложкой дегтя «уравновешивают» радость от более продолжительных солнечных дней, первых цветов и пенья птиц.

Такие негативные реакции психики на казалось бы позитивные изменения бурным потоком сливаются в синдром тревожности.

Состояние без цвета и запаха

Тревога отличается от тревожности тем, что возникает как реакция на реальную ситуацию неопределенности, предстоящее событие, опасность, с которыми необходимо справиться.

Физиологическая тревога — не особо приятное, но ограниченное во времени ощущение. Она в какой-то степени даже помогает собраться с силами и мыслями, когда мы вынуждены решать те задачи, с которыми еще не сталкивались или сталкиваемся нечасто.

Поэтому, когда экзамен сдан или речь произнесена, наступает расслабление.

А вот тревожность — это продолжительное и неосознанное беспокойство, постоянное предчувствие, что произойдет что-то плохое.

Люди могут годами жить в ожидании наихудшего и объяснять свое настроение событиями, происходящими на работе или в стране.

Автор фото, Christopher Furlong/Getty

Підпис до фото,

После стресса наступает апатия и равнодушие

Коварство синдрома тревожности, как, собственно, всех самых плохих болезней, заключается в безсимптомности.

Ничего же не болит, кроме души. Но это, как говорила одна моя клиентка, для избалованных людей. По ее мнению, нужно меньше обращать внимание на такие мелочи, а брать себя в руки — и заниматься делом.

Сама она пришла с жалобами на постоянную головную боль, бессонницу и боли в спине. Все это сопровождалось забывчивостью, невозможностью сосредоточиться и сделать самый простой выбор — что приготовить, остаться дома или куда-то пойти.

Врачи не обнаружили ничего кроме гипертонии и учащенного сердцебиения. Поэтому направили женщину к психологу, заподозрив нервное истощение. Она отнеслась к этому очень скептически и продолжала настаивать, чтобы ей назначили эффективные препараты от боли в пояснице.

Невроз бурной деятельности

На самом деле боль была следствием длительного стресса и напряжения. Это привело к образованию мышечных зажимов, что в который раз доказывает, что все болезни от нервов.

Но как все-таки отличить коварный невроз тревожности от плохого настроения, обычной лени, нежелания работать?

Сразу отмечу, что потеря интереса к чему-то может свидетельствовать о переутомлении, начале депрессии. Если игнорировать подобные сигналы, мысленно стыдя себя и призывая собрать волю в кулак, стресс станет хроническим. Его сменит внутренняя эмиграция — апатия и безразличие.

Автор фото, Sean Gallup/Getty

Підпис до фото,

Реальность может быть не такой плохой, как вам кажется

Тревожность имеет специфические проявления.

Это — ощущение, будто весь мир враждебно настроен по отношению именно к вам. Что все люди либо пристально и в основном негативно вас оценивают, либо настолько равнодушны, что не замечают вас вообще.

Это — сочетание минорного настроения с необходимостью все время что-то делать, лишь бы не сидеть на месте.

Тревожные люди, даже сидя, перманентно двигают пальцами или покачивают ногами. Или, пытаясь «заговорить» собственное беспокойство, без умолку болтают.

В случае перенапряжения могут начаться внезапные приступы паники и дезориентации в пространстве.

Этот «букет» как правило сопровождается постоянным прокручиванием в голове одного и того же сюжета — навязчивыми мыслями.

Преимущественно о том, что и кому мы сказали, какое впечатление произвели. Или о том, что должно произойти в будущем и что мы должны сделать, чтобы все устроилось как нельзя лучше.

Кроме того, люди с синдромом тревожности боятся, что состояние дискомфорта — неприятная музыка, детский шум, бессонная ночь — будут длиться бесконечно, а они ничего с этим не смогут поделать.

Хоть раз сделать что-то не так

Почему тревожные расстройства обостряются весной или осенью?

Люди с нестабильной психикой комфортно себя чувствуют в знакомых ситуациях и в привычном ритме.

Они уже приспособились к монотонности и консерватизму зимы. А весенние радости, как например: плащ вместо шубы, салат вместо жареной картошки, возможность ходить пешком вызывают дискомфорт, поскольку вынуждают их делать выбор и привыкать к новому.

Автор фото, Christopher Furlong/Getty

Казалось бы, обычные дела.

Но для человека, психика которого перегружена сомнениями в себе, переживанием вселенской несправедливости и ожиданием опасности, малейшая неуверенность в себе усиливает стресс.

Эмоциональные и впечатлительные люди больше других подвержены опасности заразиться «вирусом тревожности». Они сомневаются в своих способностях и внешности — не имеют внутреннего стержня.

Также в группе риска — требовательные к себе и другим сильные личности, так называемые хозяева жизни. Их ахиллесовой пятой является сложность переживания непредсказуемости и утраты контроля над некоторыми жизненными ситуациями.

Вместо того, чтобы воспринимать происходящее с ними как разнообразие мира, они страдают от невозможности его контролировать.

Чтобы обезопасить себя от атак безосновательной тревоги, не принимайте все происходящее вокруг вас на свой счет.

То есть, дождь идет не на зло вам, соседи затеяли ремонт не для того, чтобы вам было плохо. Не будьте слишком строги к себе. Даже если ошиблись именно вы, вы — всего лишь человек. Мировой порядок также далек от идеала.

Автор фото, JONATHAN NACKSTRAND/Getty

Підпис до фото,

Освободитесь от бремени чужих ожиданий, избавьтесь от всех «надо» — и прислушайтесь к собственным желаниям

Не прокручивайте в памяти те моменты, когда вы были не на высоте. Прошлого не вернешь, так зачем отравлять себе настоящее.

Также излишне не переживайте о том, что должно произойти. Ваши страдания ничего не изменят, лучше отпустите ситуацию и живите настоящим.

Если вы — ответственный человек, но устали от чужих ожиданий, делайте только то, что вам на самом деле интересно. Доверяйте себе. Никому ничего не доказывайте, отпустите ситуацию.

Избавьтесь всех «надо», если это нужно не вам. И наоборот — тщательно прислушивайтесь к собственным желаниям, по возможности удовлетворяйте их.

Двигайтесь, гуляйте на свежем воздухе, обращайте внимание на красоту вокруг, удивляйтесь.

Не пытайтесь мысленно контролировать весь мир. И помните, что все плохое имеет тенденцию заканчиваться.

Как справиться с необоснованной тревогой? — Wonderzine

Тревога — гадкое чувство, связанное с неизвестностью и неопределенностью. Это со страхом все понятно: вот он прямо перед нами — страх высоты или насекомых, например. А тревога, зачем она и откуда возникла? Кажется, что ниоткуда и просто так. Тем не менее, просто так ничего не бывает, а чтобы от чего-то избавиться приходится докапываться до сути. В каком-то минимальном количестве тревога обязана присутствовать, так как, с одной стороны, всего предугадать невозможно, а что-то побуждать к действию все же должно. Таким образом, один из вариантов образования тревоги — пассивность. Тревога при этом сигнализирует о незавершенности ситуации. В данном случае выход максимально прост: задумайтесь, может быть, вы что-то неприятное отложили на потом? Или вам не хочется принимать какое-то решение — насчет смены работы, расставания с партнером, переезда? Но чем дольше вы откладываете некое действие, тем в более истощенном и тревожном состоянии вам придется доводить его до конца.

Бывает также невротическая тревога. Она чаще всего формируется из-за такого противоречия: уровень претензий к себе крайне высок, но при этом самооценка ниже плинтуса. Все это сопровождается вечным самобичеванием и самоуничижением, ну и да, c тревогой снова не справиться, конечно. Здесь выход один — снижать планку. Необязательно скрипя зубами стремиться к идеалу, замеченному на страницах какого-нибудь глянца или навязанному мамой («Вот твоя подруга Маша уже вон где, а ты…»). Поначалу это, конечно, изрядно бьет по самооценке, что ты не можешь, как Маша. Зато в перспективе ты можешь что-то по-своему, и постепенные успехи начнут наращивать самооценку и уравняют ее с новой планкой.

Еще одной причиной генерализованной тревоги может служить блокировка тех желаний и чувств, которые мы не готовы принять сознательно. Может быть, вы по уши влюблены в женатого мужчину, а это категорически противоречит вашей морали. Может быть, вас привлекают вовсе не мужчины, но вы не готовы это признать. Может быть, вы ненавидите ребенка соседки, но вас учили, что вы должны любить всех детей. Копаться в себе всегда непросто, но старый добрый прием с отзеркаливанием может помочь. Вы недолюбливаете чайлд-фри, скептически относитесь к радужным флагам или презираете тех, кто «уводит» мужчин из семьи? А теперь попробуйте примерить вашу ненависть или презрение на себя. Поздравляю — вы являетесь именно тем, кто вам столь не мил. Теперь осталось совершить выбор: признать в себе что-то новое и неприятное или продолжить жизнь в хронической тревоге.

О страхе смерти

Страх смерти типичен для тревожно-фобического расстройства. Писем с его описанием к нам приходит немало. Если Вы хотите перестать зависть от таблеток, то придется поменять и отношение к процессу лечения. Вы уже даже не замечаете как программируете себя на тревожное ожидание «приступа» и страх смерти. У Вас уже сформирована мощная фобическая установка. Установки, которые формируют наши слова, мысли и образы, очень могущественная сила. Они пронизывают всю нашу жизнь. И мы либо их слепые заложники, либо они наши верные помощники. Без осознания механизма работы Ваших вредных мыслей и вредного (как в среде профессионалов говорят дисфункционального) отношения невозможно избавиться и от своей вредной привычки неосознанного самозапугивания. Важно понимать, что паническое расстройство или агорофобия, проявляющиеся паническими атаками или регулярной усиленной тревогой – это результат вредной привычки. Следовательно, надо относиться к страху не как к болезни, которая от Вас не зависит, а как к вредной привычке, поддержание или преодоление которой зависит именно от Вас. То же самое относится и к лечению. К нему нельзя подходить пассивно, просто донеся свое тело до специалиста и плюхнув его в кресло или больничную койку. Отношение терапии неврозов как к лечению перелома – «положили гипс и ждем, когда срастется» – здесь не пройдет. Как говорил еще тысячелетие назад Авиценна (Абу Али Хусейн ибн Абдаллах ибн Си́на): «Нас трое, ты я и твоя болезнь. И на чью сторону ты станешь, тот и победит».

Человеку, много лет испытывавшему симптомы страха и паники, необходимость что-то там осознавать и распознавать может показаться странной. Многие полагают, будто могут с ходу отличить симптомы страха от физического недуга, однако это не всегда так, и некоторые все-таки путают одно с другим. Например, человек, страдающий приступами паники, нередко считает, что боли в груди или одышка связаны с физическим заболеванием (проблемами с сердцем или сосудами). А эти симптомы, как ни трудно, в такое поверить, вызываются как раз страхом. Кроме того, симптомы страха могут возникать вроде бы «из ничего», а на самом деле из-за стрессов, которые мы не осознаем. Поскольку в реакцию организма на стресс в первую очередь вовлекается сердечно-сосудистая система и работает она в усиленном, но здоровом (!) варианте функционирования, потому «приступы» могут казаться признаками физической болезни. Не смотря на сознательное понимание необоснованности собственных сомнений негативные мысли, резко преувеличивающие степень опасности могут все равно навязчиво лезть в голову. Тем не менее, ничего бы вообще никогда не предпринималось, если требовалось бы опровергнуть все возможные возражения. Поэтому важно опровергнуть свои ошибочные суждения, обосновать безопасность своего выбора и действовать, несмотря на остаточную тревогу (идти на улицу, заходить в лифт или метро). Нельзя сказать, что опасностей вокруг нас не существует. То кто утверждает это, как минимум лукавит или серьезно нездоров. Не стоит менять черные очки паранойи на розовые очки благодушия. В обоих вариантах нас ждут неприятности. Опасности, безусловно, есть и их немало, но вот их вероятность существенно отличается в разных ситуациях. И важнее всего научиться точно и адекватно оценивать эти вероятности и риски. Гарантию, что с человеком ничего не может случиться дает только смерть. Тогда уже ничего не может случиться, только тогда абсолютно безопасно. Поэтому важно принять условия реальной жизни, где возможно все. Но у всего разная вероятность. Приняв риск реальной жизни можно, тем не менее, не терять спокойствие и присутствие духа за счет точного и адекватного понимания. Главным принципом в оспаривании вредных мыслей является конкретный и содержательный, подтвержденный убеждающими вас фактами и аргументацией, ответ. Поскольку сами вредные мысли хоть и содержат ошибки, но весьма конкретны, содержательны и правдоподобны. Их не победить шапкозакидательскими фразами «все хорошо» или «прорвемся». Они требуют кропотливой работы, регулярного и последовательного противостояния.

Если с вами и вашей жизнью что-то не в порядке, то первое, что стоит сделать – признать это. Один из самых неудачных способов справляться с тем, что мешает жить – это игнорировать свои внутренние проблемы. Второй шаг – признать, что с этими проблемами необходимо что-то делать, и не когда-нибудь, а именно сейчас. Третий шаг, это план действий, включающий в себя этап сбора информации, этап действия, закрепления действия регулярной тренировкой и обратную связь.

Вам необходимо составить перечень всех ваших типичных вредных мыслей, провоцирующих и усиливающих страх. Эти мысли вы сможете заметить и раскрыть в случае регулярного использования дневника структурированного самонаблюдения описанного в когнитивно-поведенческой психотерапии и приучить себя тренировкой к новым мыслям и новой позиции, что в последующем станет таким же автоматизмом, как раньше срабатывала вредная программа-привычка.

В момент панической атаки постарайтесь напомнить себе, что «приступы», а точнее, состояния тревоги и страха уже вам знакомы и были благополучно пережиты ранее. Настоящее состояние не уникально (как не хочет обмануть вас внутренний диверсионный голос вашей иррацональной позиции) и поэтому, как и прошлые, скоро пройдет. Обычно для этого нужно пять-десять минут.

Лучше отказаться от стратегии как можно быстрее избавляться от страха. Это лишь усиливаетваше состояние эмоциональной и физической напряженности. Прежде всего, точно определите предмет вашего страха и постарайтесь объяснить себе, насколько он неразумен и даже нелеп.

Повторяйте себе, что, несмотря на свой ужасный страх, еще никто не умер и не сошел с ума от этих приступов. Говорите себе: «Это обязательно пройдет».

Постарайтесь идентифицировать свои текущие ощущения в теле и эмоциональное состояние. Объясняя себе: «Это всего лишь сильные эмоции и естественные телесные реакции на них, что безопасно и безвредно для моего здорового организма».

Дайте себе возможность почувствовать беспокойство в связи с затруднениями дыхания и сразу же начинайте дышать медленно и ритмично. Вы убедитесь, что получаете достаточное количество кислорода.

Через каждые одну-две минуты измеряйте степень своей тревоги с помощью 10-балльной шкалы. Вы увидите, что, несмотря на колебания уровня тревоги, она постепенно стихает. Объясните себе, что вы контролируете ситуацию и знаете, как себе помочь.

Сделайте 10 медленных, глубоких вдохов с участием диафрагмы. Снова измерьте уровень тревоги. Объясните себе, с чем связаны ваши ощущения и состояния.

Сосредоточьтесь на предметах и физических явлениях вокруг себя. Мысленно опишите свою комнату, одежду, звуки, запахи. Оставайтесь в мире этих представлений и переключайтесь со своих внутренних переживаний на окружающие вас явления.

Вегетативная дистония, как себе помочь.

Тебе сделали обследования, в организме все в порядке, но ты так себя не чувствуешь. Ложась спать вечером, сердце снова начитает стучать как сумасшедшее, руки становятся холодными и влажными, кружится голова. На людях ты внезапно начинаешь потеть, тебе не хватает воздуха, ты не можешь дышать. Перед собранием внезапно начинает пучить живот, тебе приходится несколько раз бегать в туалет.Семейный врач что-то говорит о вегетативной дистонии. Что с тобой происходит? Вегетативная дистония – это не болезнь. Этим термином обозначают совокупность неприятных физических симптомов, вызванных эмоциональными нарушениями. Однако людям, страдающим от симптомов, помочь нелегко. Почему так происходит, поясняет dr. med. Артурс Утинанс, психиатр, врач-психотерапевт.
Как проявляется вегетативная дистония?

В различных жизненных ситуациях мы реагируем, чувствуя и проявляя эмоции. Однако некоторым людям как из-за физиологических (физические травмы, вызванные алкоголем изменения в головном мозге и др.), так и эмоциональных нарушений ( из-за сильной эмоциональной травмы или чаще – из-за ошибок в эмоциональном воспитании) не удается распознать свой страх, гнев, разочарование и др.

Младенцы, которые еще не распознают эмоции, всегда эмоционально реагируют телесными проявлениями. Еще в раннем возрасте родителям необходимо учить ребенка, как называть эмоции, что он чувствует – то есть, когда ребенок испугался – это страх, когда злится – злость и т.д. Такое эмоциональное воспитание, которое начинается еще в младенческом возрасте, продолжается все детство. Если, например, у ребенка учительница, применяющая эмоциональное насилие, пугающая ребенка так, что он описался, родителям необходимо объяснить ребенку, что произошло в его эмоциональном мире и в организме, почему реакция была такой бурной. И после этого, разумеется, поговорить и в школе.

Взрослый человек, который по каким-то причинам не смог успешно пройти такую школу эмоций, в моменты сильной тревоги из-за страха или других эмоций не распознает их или не может найти причину тревоги, но замечает некоторые телесные реакции, которые типичны для моментов сильного волнения:

  • учащается сердцебиение, пульс;
  • возникают неприятные ощущения в левом боку;
  • начинается потоотделение, озноб;
  • мучает одышка или учащенное дыхание;
  • начинает пучить живот, появляется боль в животе, спазмы, тошнота, немедленная и частая потребность посетить туалет;
  • мешает головокружение, нестабильность, резкая слабость или предобморочное состояние;
  • возникают странные ощущения в руках и ногах – они становятся холодными, влажными, немеют, появляются покалывания;
  • начинаются приливы жара или холода и др.

Поскольку такие симптомы есть у многих физических заболеваний, правильно сначала обратиться к семейному врачу. О ВД можно думать только после того, как были исключены органическое заболевание или нарушение.

Что еще свидетельствует о ВД?

Если врач знающий, обычно во время визита удается понять, появляются ли беспокоящие физические симптомы в определенных ситуациях. Это тоже указывает на ВД. Мы так устроены, что в случае воображаемой опасности организм реагирует так же, как и в ситуации, когда, например, к человеку бежит бешеная собака. Можно попытаться представить, какие в таком случае будут ощущения, и понять, что именно так чувствуют себя люди, на которых никто не бросается, но которые по неясным причинам испытывают сильный страх. По побуждению врача человек может вспомнить, что похожим образом чувствует себя, когда остается дома один, или наоборот, попадая в толпу людей и др. Разумеется, ситуации, когда охватывает неосознанная тревога, могут быть самые разные.

Неприятные и пугающие физические симптомы могут беспокоить еще больше. У каждого бывают моменты, когда сердце выскакивает из груди, но, если только человек не живет в экстремальных условиях, такое сильное волнение не должно быть частым.

Если это случается часто, кто-то идет к врачу с жалобой на то, что слишком часто чувствует чрезмерную тревогу, а другой рассказывает не о тревоге или страхе, а об учащенном сердцебиении или ощущении дискомфорта в животе. Типично, что такие люди не хотят признавать, что после исключения возможных заболеваний с похожими симптомами необходимо лечить эмоциональное нарушение. Таким людям зачастую нравятся различные сложные пояснения, которые иными словами говорят о том же. Но звучит впечатляюще. Например, в моей вегетативной системе возник дисбаланс, поэтому… Некоторым людям со склонностью к ипохондрии хочется продолжить искать какую-то мистическую болезнь, а не признать эмоциональное нарушение. И именно это является причиной того, почему даже самому лучшему семейному врачу нелегко помочь таким пациентам.

Некоторым принять ситуацию помогает разъяснение, как работает мозг. Серое вещество мозга или нейроны находятся не только в части мозга, которая отвечает за восприятие, но и в мозговых центрах, регулирующих действие внутренних органов (вегетативная нервная система). Поэтому, когда мозг воспринимает информацию о каких-либо чувствах, определенные изменения происходят и во внутренних органах. Если кто-то вскрикнет, можно так испугаться, что сразу нужно бежать в туалет. Если самому понятно, что это произошло из-за испуга, человек успокаивается и спокойно живет дальше. Но если он не осознает, что чувствует страх, посещение туалета, которое повторяется в похожих ситуациях, беспокоит его еще больше. Увеличивается разрыв между мыслями и реакциями, которые не удается связать вместе. Поэтому растет и тревога.

Как лечить то, что не является болезнью?
Психотерапия

Если есть желание и мотивация узнать себя и добиться того, чтобы мешающие симптомы исчезли или не появлялись так часто, не превращались в приступы паники, когда появляется страх смерти (поскольку пропадает ощущение реальности), лучшим лечением является психотерапия. Исследования показывают, что наиболее эффективны когнитивно-бихевиоральная психотерапия (КБТ) и психодинамическая психотерапия. Однако, чтобы человек начал работать над собой, учиться распознавать и управлять своими эмоциями во взрослом возрасте, сначала необходимо честно себе признаться, что ВД – это эмоциональное нарушение.

Самоуспокоение

Если человек не готов к психотерапии, которая не всем подходит, необходимо пытаться помочь себе по-другому. Одно из решений – научиться себя успокаивать в моменты, когда снова по необъяснимым причинам появятся бурные реакции организма. Чтобы научиться методам самоуспокоения, разумеется, сначала необходимо признать, что физические симптомы вызваны волнением. Общепринятая техника помощи себе – глубокое диафрагмальное дыхание.

Дополнительно можно использовать все, что помогает – теплый чай или натуральный успокаивающий препарат, текущую воду, теплую ванну, прогулку на свежем воздухе и т. д. Научившись себя успокаивать, в жизни с собой всегда будет спасательный пояс, который поможет, когда в следующий раз появится тревога. Это больше, чем ничего. У каждого свой порог способностей, насколько удается себе помочь здоровым образом. Однако такие меры помощи себе не помогут изменить структуру личности со склонностью к чрезмерной тревожности, страхам, панике. Поэтому следует считаться с тем, что приступы ВД не исчезнут. Однако общие рекомендации, что означает регулярно высыпаться, быть физически активным, стараться не перегружать себя, помогут в целом сохранить покой.

Фото: Shutterstock

Как справиться с тревогой в самоизоляции: советы психологов

В связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции в столице введен режим самоизоляции. Это значит, что москвичи не должны покидать свою квартиру без крайней необходимости. Постоянное нахождение в четырех стенах, обилие плохих новостей и неизвестность пугает людей и вызывает у многих ощущение тревоги. Но есть и хорошие новости: психологи Семейного центра «Журавушка» Анна Левина и Наталья Канарейкина поделились советами, как бороться с проявлениями тревожности в это непростое время.

Эксперты уверены – свои страхи можно и нужно взять под контроль. Это позволит не только не ухудшить свое самочувствие, но и улучшить его. Так что же нужно сделать?

Чтобы сделать первый шаг, нужно понять, откуда взялась тревога. Это результат потребления официальной и достоверной информации? Если нет, то стоит ограничиться только официальными и достоверными источниками. Такой подход обязательно принесет плоды, и позволит меньше тревожиться.

Следующая ступенька – овладение специальными методиками, которые помогут успокоить душу и тело.

— Тревожность – это свойство личности человека, способность выходить из состояния покоя в ситуациях, которые, по мнению человека, несут угрозу. Выделяют три степени тревожности: повышенную, пониженную и нормальную, — говорят эксперты.

Нормальная тревожность бывает у тех людей, которые в обычной жизни не склонны волноваться по пустякам. Но даже у таких людей сейчас нарастает беспокойство, неосознанный страх. Помочь здесь могут техники глубокого дыхания. Вот одна из них:

1. Принять удобную позу;

2. Сесть ровно, расправить плечи;

3. Сконцентрироваться на собственном дыхании, отсчитывая по четыре секунды на каждый вдох-выдох;

4. Прочувствовать, где в теле тревога ощущается больше всего;

5. Мысленно направить все свое внутреннее внимание и дыхание туда, где ощущается тревога, и еще немного подышать.

В такой технике можно дышать как ртом, так и носом.

— Скорее всего, вы не раз замечали, как изменяется ваше дыхание в критической ситуации, оно становится поверхностным и слишком частым. Именно такое дыхание мы связываем с опасностью и угрозой для жизни. Для того чтобы противодействовать наступлению тревоги, следует сознательно изменить темп и глубину собственного дыхания. Обычно, чтобы прийти в нормальное состояние, требуется не больше четырех минут, — отмечают психологи.

По словам психологов, глубокое дыхание поможет не только успокоиться, но и может дать ключ к подсознательной ситуации, которая вызывает тревогу и причину страха. Иногда эти причины являются результатом недостатка информации. Если человек осознал причину своего беспокойства, то специалисты рекомендуют найти как можно больше информации, которая поможет успокоить страх и тревогу. А еще полезными могут оказаться занятия йогой. Даже простых асан для начинающих вполне хватит, чтоб поддержать в тонусе мышцы и суставы.

— Существует также «йога для мозга». Суть упражнения в том, чтобы делать привычную вещь немного иначе. Мозг будет работать, анализируя активнее, если вы поменяете действие, которое часто выполняете. Например, попробуйте поменять вашу позу, когда сидите или лежите. Правши могут выполнять бытовые вещи левой рукой, левши – наоборот, — советуют Левина и Канарейкина.

Что касается повышенной тревожности, с ней часто сталкиваются те люди, которые с детства были боязливы, недоверчивы, ранимы, плохо спали, и даже в благополучное время ощущали фоновую тревогу. Но не стоит отчаиваться – в такой ситуации тоже можно помочь.

— Примите особенности своей личности. Найдите человека, который сможет поддержать и успокоить вас, повысить вашу уверенность в завтрашнем дне. И самое главное – постарайтесь перестать перебирать негативные варианты развития событий и сфокусируйтесь на желаемом, — утверждают эксперты.

Последнее обычно дается труднее всего. Начните с написания списка. Напишите на листе бумаги все, что вы приобретете, если перестанете беспокоиться. Ваш сон станет крепким, вы станете менее вспыльчивым, сможете посвятить себя успокаивающим видам творчества, люди не будут раздражать вас, отношения с коллегами станут лучше.

Дыхательные упражнения и йога тоже могут стать хорошими помощниками. Поэтому высокотревожным людям стоит попробовать попрактиковаться и в этом.

Проблемы пониженной тревожности тоже актуальны в связи с самоизоляцией. Обычно этому подвержены дети-подростки, которые не видят ничего опасного в нынешней ситуации. Они могут вести себя асоциально, и это вызывает беспокойство у взрослых. Если родители заметили такое поведение у своего сына или дочери, то стоит мягко донести до подростка мысль о ценности жизни и здоровья в целом.

— Людям с пониженной тревожностью стоит приучить себя к зарядке по утрам и прочим физическим упражнениям, к дыхательным техникам, делать массаж, общаться с приятными людьми и исключить кофе, отдавая предпочтение травяным чаям. Да и вообще, это будет полезно для всех, — говорят психологи.

Эксперты также дали несколько общих советов для всех, кто вынужден находиться дома. Отвлекитесь от тяжелых мыслей, сделайте то, что откладывали на потом.

— Чем больше требуется концентрации на то, чем вы хотели заняться, тем меньше мозг будет думать о тревожных мыслях. Поднимите себе настроение, подбодрите себя сами. Поговорите с близкими людьми, позвоните им по телефону или видеосвязи. Помните, что время изоляции совсем не подразумевает вашего полного одиночества. Страх или тревогу, как и боль, перенести легче, если разделить его, — напутствуют психологи.

Что делать родителям с иррациональным беспокойством за ребенка

Недавно видела информацию о том, что зафиксирован рекордный за последние 25 лет уровень насилия в мире. А еще статью о том, что дети и подростки чуть ли не массово совершают самоубийство. А еще о том, что детей воруют, насилуют и убивают. А еще о том, что дети болеют неизлечимыми болезнями. А еще о том, что такими болезнями болеют их мамы и папы. А еще о том, что одна мама стала свидетелем того, как на ее глазах сбила машина пятилетнего мальчика. А еще о том, что ребенок погиб в аквапарке во время празднования своего дня рождения. А еще серия терактов последнее время сотрясает мир. А еще список погибших на войне людей стремительно растет. А еще… Список таких «а еще» может быть очень длинным. И это еще я отношусь довольно избирательно к своему информационному полю и уже много лет принципиально живу без телевизора.

То, что мы осведомлены о том, что насилие, смерть, травмы, несчастные случаи в мире есть и что все это происходит где-то рядом с нами — это хорошо. Мы можем не вытеснять наличие таких трагедий в жизни, а учиться жить, учитывая эти обстоятельства, условия, факты. Но у всего этого есть и обратная сторона. Такая информация невероятно влияет на наш мозг и поднимает уровень тревожности. Особенно у родителей. Особенно у мам. Особенно у мам, склонных к тревожности и страхам. Некоторые мамы успешно справляются со своей тревогой и страхами, а некоторые — слишком поглощены ними, пытаются как-то от них избавится, но это им либо не удается, либо удается с большим трудом. Такое беспокойство влияет на качество их собственной жизни и на жизнь, стиль воспитания и настроение их детей. Понимание причин своих страхов и тревог добавит понимания себя и, возможно, даже для кого-то станет первым шагом к избавлению от повышенной тревожности и сможет указать путь к более спокойной и радостной жизни.

Возможные предпосылки материнских страхов и тревог

1. Выше я уже описала одну из причин — это переизбыток негативных новостей

Чрезмерное количество различной информации о том, что в мире опасно и о том, что дети болеют, страдают, гибнут. Впрочем, как и взрослые. И произойти это может в любой момент. И с каждым из нас. Благодаря зеркальным нейронам, эмпатии или чувству эмоциональной зараженности, мы, читая, слыша и видя такую информацию или факты насилия, травм и смертей, можем проживать такие события очень ярко, так будто бы это случилось именно с нами лично или с нашими детьми. Тревога растет.

2. Опыт предыдущих поколений

В опубликованном в Nature Neuroscience докладе Брайана Диас и Керри Ресслер из Медицинского центра Университета Эмори в Атланте говорится, что травмирующие события в жизни, судя по всему, изменяют активность генов путем химической модификации ДНК в сперме, и это вносит изменения в работу мозга и поведение последующих поколений. По словам экспертов, это открытие очень важно для исследований в области возникновения страхов и фобий. «Жизненный опыт родителя, даже до зачатия, значительно влияет на структуру и функцию нервной системы последующих поколений», — резюмируют в своем докладе ученые.

Свежие новости

3. Личный опыт мамы

Если в жизни мамы происходили какие-то серьезные травмы или стрессы, которые она все еще не пережила, не прошла «сквозь них», не залечила, не нашла ресурсные стороны травм и сама не стала более ресурсной и живой по-новому, то большая вероятность того, что последствия таких стравм и стрессов могут «выстреливать» в виде повышенной тревоги за ребенка, уберечь которого от любого вида опасности она будет пытаться всеми своими силами. Временами до собственного изнеможения, к сожалению. Это могут быть как травмы развития/травмы привязанности, так и несчастные случаи или непрожитые потери.

Важно также то, как мама вообще относится к жизни и смерти, силе и беспомощности, здоровью и болезням, к Богу и Вселенной, к себе лично, в конце концов. Какой вид страха за себя или ребенка у нее доминирует? Вдруг ребенок утонет, захлебнется, подавится, обгорит, изнасилуют, попадет под машину? Вдруг что-то случится с ней лично или с мужем? У каждого из нас есть свои «любимые» уязвимые страхи.

4. Отношения мамы и ребенка

С рождением детей многое в нашей жизни меняется. Меняется отношение к себе, меняются жизненные ценности и приоритеты, меняются отношения с мужем и родственниками, с друзьями и знакомыми, меняется отношение с миром, Богом и людьми вообще. У семьи появляются новые роли и сценарии. Растет ответственность. Ответственность не только за себя, но и за ребенка. Известно, что там где растет ответственность, может расти и тревожность.

Считается, что в первые недели после рождения ребенка повышенная тревожность мамы — это нормально. Биологические механизмы так срабатывают, что мама все время может быть настраже, ведь перед ней самое родное и очень хрупкое существо — ее малыш. Это тот период, когда ребенок не выживет, если рядом с ним не будет кого-то кто оберегает и опекает его. Ребенок растет, начинает активно познавать мир и задача мамы — показать ему, где есть реальная опасность для его здоровья и жизни, а также учить ребенка безопасности. Ребенок в периоде активного исследования мира также требует безопасного пространства и тщательного присмотра в местах небезопасных. Это может отбирать у мамы много времени и сил. В этом случае повышенное беспокойство мамы может быть как сигнал о переутомлении и о том, что ей пора отдохнуть.

В случае если материнская тревога и страхи со временем не прекращаются, а только увеличиваются и усугубляются — то это уже звонок к тому, что пора искать причины иррационального беспокойства и неконтролируемых страхов, и что-то с этим делать. Изучая свои отношения с ребенком, мама может более тщательно поисследовать такие эмоции, как гнев и вина по отношению к ребенку. Неоправданная тревога может быть просто лазейкой для вытесненной/подавленной агресии мамы либо для неосознанного чувства вины по отношению к своему чаду. Возможно за тревогой страхами прячутся и другие эмоции мамы.

5. Прокрастинация

Откладывая какое-то дело или неприятную для вас процедуру или сложный разговор, вы рискуете усилить свою тревогу. Мозг все равно ждет, когда с вами случится ЭТО. И именно ожидание взвинчивает и тревожит вас. Чем дольше вы откладываете что-то на потом, тем сильнее будет беспокойство. И проявляться оно может по-разному. В том числе в виде тревоги за своего ребенка.

Что же делать родителям, чтобы перестать постоянно иррационально беспокоиться?

1. Изучить и при необходимости «почистить» свое информационное поле

Вы не можете избежать любой негативной информации в своем пространстве, но вы можете сократить для себя ее количество. Смерть, травмы, трагедии, катастрофы, война — это часть нашей жизни, поэтому, отрицая эту информацию полностью, у вас есть риск отрицания части жизни. Важно то, как мы относимся к этим явлениям, как справляемся со своими переживаниями по этому поводу. Выносим ли какие-то уроки по личной безопасности из этих случаев или впадаем в панику или депрессию. Если вы чувствуете обострение беспокойства, то лучше исключите на время доступ к плохим новостям вообще. А когда у вас появится внутренний ресурс для того, чтобы справляться с информацией такого рода, то верните себе привычное и выносимое для вас информационное течение.

2. Встретьте свою тревогу и страх, познакомьтесь ближе с ними, изучите их, договоритесь с ними. Излечите свои собственные раны и травмы

Прежде всего, важен факт осознания своей тревоги. Важно понимание, насколько она оправдана, чем вызвана, как сильно вы ее переживаете. Есть существенная разница между нормальной тревожностью и невротической тревогой, которая мешает нам жить и получать удовольствие от жизни. Иррациональная тревога — это поглотитель радости и удовольствия. Она ворует у жизни. Она ворует жизнь.

Задайте себе вопросы:

  • Как часто я радуюсь в жизни?
  • Как часто я радуюсь жизни?
  • Как часто я замечаю радостные события и приятные новости?
  • Как часто я наслаждаюсь моментом жизни тут-и-сейчас?
  • Как я принимаю радость?
  • Где она живет в моем теле?
  • Умею ли я жить полноценной жизнью?
  • Как выглядит для меня «полноценная жизнь»?

Выше я описала некоторые часто встречающиеся страхи и тревоги родителей, но вам следует узнать, какой именно страх доминирует у вас и найти причину его возникновения. Подумайте, чего именно вы боитесь больше всего и насколько это мешает вам и вашим близким жить. Насколько этот страх мешает вам реализовывать ваши жизненные и профессиональные планы. Реально ли, чтобы это случилось именно с вами или именно с вашим ребенком? Какова вероятность того, что с вами или с вашим ребенком может произойти то, чего вы так сильно боитесь и что конкретно вы можете сделать, чтобы избежать этого? Отделите страхи реальные от страхов мнимых, по-настоящему опасные ситуации от ситуаций, которые только кажутся вам опасными. Важно не вытеснять страх и тревогу, а также важно уметь обезопасить себя и ребенка в адекватных для этого ситуациях. Важно также определить роль и функцию, которую играет тот или инной страх.

Рассортируйте ваши страхи:

  • это страх моего рода, который пережил не одну трагедию;
  • это страх экзистенциальный, присущий практически каждому человеку,
  • это естественный страх родителя, который оберегает и обучает своего ребенка,
  • это мой личный страх (человека, профессионала, мамы, жены, дочери и т.д.),
  • этот мой страх в результате моей травмы развития/привязанности, а этот в результате пережитого мною сексуального насилия, после несчастного случая или пережитой потери или катастрофы.

В данном случае при необходимости можете заменить слово «страх» на слово «тревога». Дополните этот список.

3. Выразите свои чувства в безопасном для вас месте рядом с безопасным для вас человеком/людьми и получите поддержку. Не игнорируйте своих эмоций, а учитесь с ними справляться

Если ваша тревога зашкаливает не стройте иллюзий, что вы сможете с ней справиться в одиночку. Это тот случай, когда лучше всего обратиться за помощью к специалисту. Также вы можете заручиться поддержкой близких людей или тех, кому такой страх знаком не понаслышке. Заявите вслух о своих эмоциях. Дайте волю своим чувствам: поплачьте, покричите, понойте, постоните рядом с тем, кто сможет вас услышать, успокоить и поддержать. Даже просто молча обнять или погладить по спине. Важно не убегать от своего страха, не отрицать его, а смочь прожить его в контакте с другим человеком.

4. Составьте конкретный план своих действий на случай, если ваши самые страшные страхи оправдаются


Иногда разрешив себе максимально представить, что самое страшное уже произошло и прожить это в своих фантазиях (лучше это делать в сопровождении специалиста) напряжение в этой теме может резко упасть и добавить стабильности в вашу жизнь. Детально опишите, что вы будете делать, как действовать, кто и как вам будет помогать, кто и как поддерживать. Зачастую родители больше всего боятся смерти своих детей. И естественно, что каждый из нас желает, чтобы ребенок был жив, здоров и счастлив, но вместе с тем важно дать ему не только право на собственные ошибки и право на болезнь, но и право на смерть. Когда-то об этом написал Януш Корчак. Однако далеко не все родители готовы услышать такой совет педагога и не все готовы дать своему ребенку это право. Но глубоко размыслив, вы убедитесь, что это хоть и сложно, но важно и возможно.

5. Используйте свое дыхание и тело, чтобы нормализировать себя и свой страх

Дитте Марчер, телесно-ориентированный психотерапевт с многолетним стажем работы, соавтор методики работы с шоковой травмой и посттравматическим стрессовым расстройством, говорит о том, что «человек, который дышит поверхностно, не способен выдержать много страха в себе и тогда страх может перейти в ужас, а ужас никто не выдержит, ведь это очень глубокий инстинктивный уровень». Поэтому важно научиться глубокому дыханию, уметь «заземляться», ощущая почву под ногами и «не улетать», держа ладонь над макушкой головы. Замедление дыхания, удлинение выдоха, дыхание на счет помогут вам снизить уровень острой тревоги. Еще помогает такая концентрация внимания: 5 вещей, которые я слышу, 4 вещи, которые я вижу, 3 текстуры под пальцами, 2 телесных ощущения, 1 любимое воспоминание.

6. Избавьтесь от иллюзии своего всесильного контроля, признайте ограниченность своих человеческих возможностей и развивайте толерантность к неизвестности

Часто страхи и тревоги родителей выливаются в гиперопеку и постоянный контроль ребенка, имеют негативные последствия и для родителей, и для детей. Об этом написано немало книг и статей. В данном случае я хочу поддержать тех мам, которые читая такую литературу, впадают в еще большую тревогу. Помните, что вы — самая лучшая мама для своего ребенка и то, что вы переживаете иррациональные страхи и тревоги — это не ваша вина, это, скорее, ваша нормальная реакция на какие-то ненормальные события в вашей жизни, в жизни семьи, страны. И все, что вам нужно — выработать стратегию по избавлению от излишней тревожности и реализовать ее ради себя и детей. Конечно, вы способны контролировать многое в жизни ребенка, однако вы не способны проконтролировать абсолютно все в этой жизни. Кроме того, жизнь вашего чада — это его жизнь! У него может быть совсем другая судьба и совсем иной путь, чем тот, который видите для него вы. Сумейте разделить свою личную ответственность за ребенка, его личную ответственность за свою жизнь.

7. Готовьтесь к худшему, но верьте в лушчее

Порой для того чтобы избавиться от тревоги за жизнь ребенка, достаточно пройти специальное обучение по безопасности детей. Такие курсы есть у нас в стране. Найдите хороших специалистов, благодаря которым вы научитесь основам медицинских знаний и основным правилам безопасности детей на воде, на дороге, на улице, в случае контакта с незнакомцами. В интернете вы даже можете найти такую методику «маматерапия», которую разработал психотерапевт Б.З. Драпкин. Прочитав больше об этой методике, вы можете адаптировать ее для себя и вашего ребенка и лечить любовью своих детей, а заодно и себя.

8. Учитесь переключать внимание во время тревожных мыслей и страшных фантазий

Норман Дойдж в своей книге «Пластичность мозга» описывает уникальную способность нашего мозга — пластичность, благодаря которой мы можем развиваться, меняться и улучшать качество своей жизни, в том числе избавляясь от тревоги. Он пишет о том, что постоянная тревога и страх со временам меняют структуру нашего мозга и чтобы избавиться от этого нужно устанавливать новые нейронные связи посредством формирования новых привычек мышления. Чем больше человек думает о том, как избавиться от тревоги, чем больше он пытается контролировать свою тревогу и всего того, что вокруг нее связано, чем больше он фокусируется на ней, тем больше он во власти этой тревоги и тем крепче, больше и шире становится эта тревога. Он предлагает такой выход — блокировку мозга по методу Джеффри М. Шварца, который разработал эффективную методику лечения, ориентированную на пластичность мозга. Итак, необходимо выполнить следующее:

Шаг 1. Осознайте, что то, что сейчас происходит, — это симптом повышенной тревожности.

Шаг 2. Перефокусируйте свое внимание на позитивный, полезный и, в идеале, доставляющий удовольствие вид деятельности на срок от 15 до 30 минут . Причем, как раз в тот момент, когда вы понимаете, что это приступ повышенной тревожности. Займитесь садоводством, йогой, фитнесом, поиграйте на музыкальном инструменте, послушайте музыку. Эти занятия помогут сохранить новую фокусировку. Если приступ тревоги застанет вас во время поездки в автомобиле, на этот случай должна быть заранее подготовлена аудиокнига или нечто подобное. Очень важно что-то делать, чтобы «переключиться».

9. Выберете время для своих тревог

Делюсь техникой, которая мне однажды попалась в интернете: выберете для себя какое-то определенное время, например, по вторникам и четвергам, с 18:00 до 18:30, когда вас никто не отвлекает, и вы можете полностью посвятить себя своим переживаниям относительно ребенка. Заведите таймер и все 30 минут представляйте и размышляйте над тем, что вас обычно тревожит. Как только будильник зазвенит, время заканчивается – вы останавливайтесь и возвращаетесь к повседневным делам. И в то время, когда у вас возникают негативные тревожные мысли, вы говорите себе: «Стоп! Об этом я буду думать во вторник, с 18:00 по 18:30, а сейчас у меня ужин, работа, прогулка с ребенком, массаж и т.д.».

10. Больше отдыхайте и уделяйте время своим собственным потребностям, желаниям, интересам, планам. Сделайте свою жизнь насыщенной и интересной


К уставшему человеку «липнет» больше страхов и тревог, равно как и к тому, кто много времени проводит с одним и тем же человеком страхи и тревоги так и тянутся, поэтому чем больше времени вы будете уделять себе и получать удовольствие от жизни, тем меньше времени у вас будет оставаться на беспокойство и страх и тем больше радости в жизни вы будете иметь.

Кроме того, часто именно мамы проводят много времени со своими детьми, принимают их эмоции, разрешают различные конфликты, обучают и защищают их, поэтому мамы находятся в состоянии бдительности и временами напряжения довольно длительное время и им нужно место, время и человек рядом с которым они могут это напряжение снять. Оставляйте своего ребенка с другими взрослыми, которым вы доверяете. Вначале на короткое время. Убедившись, что все хорошо, повторите попытку на более длительное время. Потом увеличьте время. Так вы будете не только иметь больше времени для себя, но и получать позитивный опыт того, что с ребенком все в порядке даже тогда, когда вас рядом нет, даже тогда, когда вы не контролируете его и ситуацию.

Помните, что храбрость – это не отсутствие страха. Это ощущение того, что есть нечто более важное, чем то, что вызывает у нас страх. И это умение идти вперед, жить и радоваться, несмотря на то, что страх может оставаться где-то рядом и временами напоминать о себе.

— Читайте также: Детские мультики на взрослую тему: Как рассказать детям об опасности мин

ABOUT VALUE OF CONSCIOUS AND UNCONSCIOUSEMOTIONAL PROCESSES AT MULTIPLE SCLEROSIS | Reznikova

Research of conscious and unconscious emotional processes at 167 patients with multiple sclerosis in a condition of remission was conducted. The conscious and unconscious alarm (according to tests Taylor and Lusher), conscious and unconscious aggression (according to Bass-darky test and Hand test) in comparison to indicators of personal scales on the Standardized multidimensional personal questionnaire and the clinical and anamnestic of data was studied. At most of patients the high level of conscious and unconscious anxiety, the increased unconscious aggression at standard values of the general conscious aggression is revealed. The correlation analysis between indicators of emotional pro- cesses of the personality and clinical and anamnestic data revealed reliable interrelation of conscious and unconscious alarm, and also a depression (according to the test of Zung) with the phenomena of personal disadaptation and disease severity while conscious and unconscious aggression (on the general indicators) such relationship was no that is important for psychological diagnostics and rehabilitation.


Эмоции играют огромную роль в нашей жиз- ни, являясь фундаментальной основой форми- рования всей психической деятельности. Осо- бое значение они имеют при развитии любого заболевания, подключая, усиливая или снижая психосоматические механизмы болезни. В этом отношении большой интерес представляют не- осознаваемые процессы, которые независимо от воли человека влияют на характер, течение, па- тогенез, прогноз, а также на положительный или отрицательный исход болезни. Как правило, в литературе подчеркивается, главным образом, негативное значение тревоги и депрессии как сопровождающих отрицательных эмоциональ- ных реакций и состояний при развитии заболе- ваний [4, 5, 11, 15 и др.]. Однако природа таких эмоций оказывается зачастую намного сложнее, поскольку затрагивает как осознанные, так осо- бенно и неосознанные процессы и их взаимо- действие, роль которых чрезвычайно сложна и мало изучена при органических, и функцио- нальных расстройствах. В этом плане представ- ляет интерес такое заболевание как рассеянный склероз (РС), где роль органического пораже- ния нервной системы и функциональных на- рушений имеет большое значение, поскольку несмотря на достижения последних лет в диа- гностике и лечении, многие аспекты механиз- мов развития болезни остаются недостаточно изученными. РС — это тяжелое неврологическое аутоиммуноаллергическое заболевание с не- предсказуемым течением, затрагивающее и вовлекающее в патологический процесс широкий спектр различных систем организма, психики и мозга больного человека, приводящее к ранней инвалидизации, в том числе лиц молодого воз- раста. В настоящее время имеется много работ, посвященных изучению особенностей и нару- шений психической деятельности при данном заболевании [1, 6, 8, 9, 15, 16, 18 и др.], однако сохраняется малоизученным вопрос о роли и значении осознанных и неосознанных эмоцио- нальных процессов в общем патогенезе РС, диа- гностике, лечении и реабилитации больных. В связи с этим, целью данной работы явля- лось изучение осознанных и неосознанных эмо- циональных расстройств у больных РС, в связи с диагностикой, лечением и реабилитацией. Материалы и методы исследования Обследовано 167 больных с ремиттирующей формой РС, из них 54 мужчины и 113 женщин в возрасте от 17 до 57 лет. длительность заболева- ния составляла 1-30 лет. Возраст начала болезни — от 17 до 50 лет. Усредненное значение тяжести заболевания по шкале EdSS [17] составляло 3,73 ± 1,7 баллов. Все больные на момент иссле- дования находились в состоянии ремиссии. Психологические методы исследования вклю- чали в себя беседу, наблюдение и комплекс пси- хологических методик для изучения осознанных и неосознанных процессов: тревоги — тест Тейлор [4] и Люшера [13], агрессии — тесты Басса-дарки [2] и Hand test [3], депрессии — шкала Зунга [11] и 2 шкала СМИЛ, страха — тест ИСАС [14]. для со- Том 9 № 3 2017 53 ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ поставления показателей эмоциональной сферы с личностными характеристиками использовался опросник СМИЛ [12]. Все больные проходили пси- хологическое исследование в клинике ИМч РАН. Обработка результатов исследования прово- дилась с помощью программы STATISTICA 8.0. для определения взаимосвязей между показа- телями применялся непараметрический крите- рий математической статистики — коэффици- ент корреляции Спирмена. Результаты и их обсуждение Обследованные больные предъявляли раз- нообразные значимые для них жалобы на свое состояние здоровья. В основном, они соответ- ствовали ведущим неврологическим симпто- мам. Кроме того, отмечались различные эмо- циональные нарушения, в основном тревога и сниженный фон настроения. При этом, жалоб на агрессивность или желание ее проявить, а также страх больные не отмечали. В поведении больных также не прослеживались черты агрес- сивного характера. В целом, что касается эмоци- ональной сферы, на первом месте у подавляю- щего большинства больных оказалась тревога. Прежде всего, следует отметить большую вари- абельность практически всех показателей эмоцио- нальной сферы у обследованной группы больных РС. По всей вероятности, вариабельность при данном заболевании является характерной чертой психофи- зиологического состояния, о чем свидетельствуют многочисленные исследования [1, 6, 7, 10 и др.] и что, скорее всего, связано с непредсказуемостью течения, вовлеченностью в патологический процесс разных систем организма, психики и мозга человека и не- устойчивостью общего функционального состояния. По тесту Тейлор было выявлено повышение общей суммарной тревоги у 74,8% больных РС (усредненное значение 23,18±8,83), которая от- ражает осознанную тревогу. Наряду с этим, по проективному тесту Люшера неосознанный по- казатель тревоги был выше нормы в 56,8% слу- чаев. При этом, усредненные показатели неосоз- нанной тревоги по тесту Люшера по группе в целом незначительно превышали нормативные значения (усредненные значения были в преде- лах 3,5 баллов, при норме 2). Таким образом, тревога как осознанная, так и неосознанная была высокой у большинства больных. Вместе с тем, страх у обследованных больных РС по тесту ИСАС был повышен лишь в отдельных случаях. Можно предположить, что он не характерен для больных РС, за исключени- ем тех лиц, где он носил ситуативный характер. депрессии по шкале Зунга у подавляющего большинства больных не наблюдалось, лишь у небольшой части (15%) она имела легкую сте- пень невротического характера. Обобщенный показатель агрессии, вычисля- емый по специальной формуле (общая агрес- сия) находился в пределах нормативных зна- чений. Общая агрессия (усредненное значение 14,2±4,7) по тесту Басса-дарки, была повышена лишь в 18% случаев. Наряду с этим, в структуре агрессивных явлений в 82% случаях отмечалось повышение не менее одного из показателей ка- кого-либо вида агрессии (физической, вербаль- ной, косвенной, чувства вины, обиды, подозри- тельности, негативизма, раздражительности), которые выявляются данным тестом. Наиболее часто встречалось повышение чувства вины в 50,3%, вербальной агрессии — в 40,1%, раздра- жительности — в 32,9% случаев. Показатель склонности к открытому агрес- сивному поведению (скрытая агрессия) по про- ективной методике Hand test в 52% случаев был выше единицы и находился в пределах от 1 до 8 баллов. Усредненный показатель склонности к открытой агрессии (неосознанная агрессия) по Hand test оказались выше нормы (n=1,5, при норме от -1 до +1). При этом, он имел широкий диапазон значений, что свидетельствовало о вы- раженной вариабельности неосознаваемой агрес- сии. Такое повышение неосознаваемой агрессии сопровождалось увеличением категорий ответов агрессивного и директивного характера, что сви- детельствовало о низкой коммуникативности и трудностях социальной адаптации. Таким образом, наблюдалась диссоциация между осознанной и неосознанной агрессией. Ус- реднённые показатели осознанной общей агрес- сии по тесту Басса-дарки находились в пределах нормативных значений, вместе с тем показатели неосознанной (скрытой) агрессии по Hand test у большинства больных были выше нормы. В спектре эмоциональных нарушений у боль- шинства больных РС, несмотря на выраженную вариабельность показателей, были выявлены высокий уровень осознанной и неосознанной тревоги, повышенная склонность к открытой (неосознанной) агрессии при нормативных зна- чениях общей (осознанной) агрессии. По тесту СМИЛ у 74,8% больных наблюда- лось повышение данных по 2 шкале (депрессии). Усредненный профиль личности по СМИЛ был завышен и имел выраженное пикообразное по- вышение показателей шкал невротической три- ады (1, 2 и 3) и 8 шкалы. 54 Вестник Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Рис. 1. Усредненный профиль личности по СМИЛ Примечание: Оценочные шкалы: L — шкала лжи, F — аггравации и симуляции, К — шкала коррекции; Основные шкалы: 1 — ипохондрии, 2 — депрессии, 3 — истерии, 4 — психопатии, 5 — женственности — мужественности, 6 — паранойи, 7 — психастении, 8 — аутизма, 9 — гипомании, 0 — социальной интроверсии. Особенности усредненного профиля СМИЛ свидетельствуют о том, что актуальное психиче- ское состояние больных РС характеризовалось психической напряженностью, озабоченностью своим состоянием, пессимистическими тенденци- ями и некоторой отрешенностью от окружающей действительности. Все это говорит о дезадаптив- ных явлениях личности. В общем профиле СМИЛ выделяется психологическая депрессивность. Между показателями шкал СМИЛ и общи- ми суммарными показателями эмоционального состояния (тревоги и агрессии) был проведен корреляционный анализ. Как видно из рисунка 2, корреляционный анализ между показателями шкал личностного опросника СМИЛ и эмоциональным состоянием по разным тестам выявил только положительные взаимосвязи. Показатель суммарной тревоги по тесту Тейлор оказался взаимосвязан с показате- лями всех шкал теста СМИЛ. данные большин- ства шкал СМИЛ (1, 2, 3, 4, 7, 8) коррелировали также с показателями неосознаваемой тревоги по тесту Люшера, что свидетельствовало о выра- женной внутриличностной напряженности. Сопоставление данных СМИЛ и агрессии по тесту Басса-дарки показало, что общая агрес- сия положительно коррелирует только с 9 шка- лой (гипомании). Вместе с тем, обращает на себя внимание отсутствие корреляционных вза- имосвязей склонности к агрессии по Hand test с показателями шкал СМИЛ. Кроме того, наблюдались положительные корреляции всех показателей шкал СМИЛ с де- прессией по тесту Зунга. Таким образом, корреляционный анализ дан- ных эмоционального состояния с личностными показателями свидетельствуют о положительной взаимосвязи дезадаптивных явлений личности с осознанной и неосознанной тревогой (по тесту Тейлор и тесту Люшера), а также депрессией (по Зунгу), в то время как склонность к открытой агрессии (неосознанная агрессия) и общая (осоз- нанная) агрессия такого рода взаимоотношений не имели. Это указывает на разные психологические Рис. 2. достоверные корреляционные взаимосвязи между общими суммарными показателями эмоционального состояния и личностных шкал СМИЛ Примечание: — все корреляционные связи положительные, достоверность p≤ 0,05. Том 9 № 3 2017 55 ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Достоверные корреляционные взаимосвязи между показателями эмоционального состояния и клинико-анамнестическими данными Таблица 1 Психологические тесты Показатели EdSS длительность Возраст Тест Тейлор Тест Люшера Тест Зунга Тест Басса-дарки Hand test Суммарная тревога Тревога депрессия Общая агрессия Склонность к агрессии 0,48 0,38 0,48 — — — 0,28 — — — 0,204 — 0,22 — механизмы осознанных и неосознанных процессов с точки зрения согласованности их действия. для выявления взаимосвязей между клини- ко-анамнестическими данными и эмоциональ- ными показателями был также проведен корре- ляционный анализ. Выявлены (табл. 1) положительные взаимос- вязи между осознанной тревогой (по тесту Тей- лор), тяжестью заболевания (по EdSS) и воз- растом больных. Обнаружены положительные корреляции между показателями неосознавае- мой тревоги по тесту Люшера с тяжестью (по EdSS) и длительностью заболевания. Это под- черкивает значимость осознанной и неосознан- ной тревоги в общем развитии болезни. Показатель депрессии по тесту Зунга положи- тельно коррелирует с тяжестью заболевания и возрастом больных, что отражает нарастание пес- симизма в процессе прогрессирования болезни. Корреляционный анализ между показате- лем общей агрессии по тесту Басса-дарки и клинико-анамнестическими данными (шкалы тяжести EdSS, длительностью заболевания и возрастом) не выявил достоверных значений. достоверных взаимосвязей между показателем неосознаваемой агрессии по Hand test и основ- ными параметрами болезни и социального ста- туса также выявлено не было. Заключение данная работа посвящена изучению эмоци- ональных нарушений на осознанном и неосоз- нанном уровне при РС. В научном плане такого рода проблемы обсуждаются редко. Как извест- но, наряду с осознанием многие психические процессы протекают на неосознанном уровне. Развитие представлений о природе неосознан- ного, особенностях его проявлений, механизмах и функциях при формировании поведения че- ловека является необходимым условием создания целостной объективной картины психиче- ской жизни личности больного человека. Особенности эмоциональной дисгармонии у больных РС на осознанном и неосознанном уровне были связаны с разной выраженностью эмоциональных нарушений и разной степе- нью взаимосвязей с клинико-анамнестически- ми данными. Наиболее выраженными и часто встречающимися у больных РС являлись осоз- нанная и неосознанная тревога, неосознан- ная скрытая агрессия и пессимистичность (по СМИЛ), в то время как страх (по ИСАС) ока- зался не характерным для РС. При этом, тревога как осознанная, так и не- осознанная (по тесту Тейлор и тесту Люшера), депрессия (по Зунгу) имели прямую взаимос- вязь с тяжестью заболевания и дезадаптацией личности больных, несмотря на исходно разную степень выраженности. В то же время, осознан- ная и неосознанная агрессия (по тесту Басса- дарки и Hand test) прямых взаимосвязей с кли- нико-анамнестическими параметрами не имела. Корреляционные связи между отдельными эмо- циональными показателями психологических тестов и личностными данными (по СМИЛ) со шкалой EdSS у больных РС свидетельствуют о прямых взаимосвязях эмоциональных наруше- ний с ухудшением состояния здоровья и эмоци- онально-личностной дезадаптацией. Следовательно, разные виды осознанных и неосознанных эмоциональных процессов по- разному взаимосвязаны с личностной дезадапта- цией и параметрами болезни, что создает трудно- сти для диагностики, коррекции и психотерапии. Вместе с тем, в наших более ранних работах сопоставление психологических показателей и функционального состояния головного моз- га (по данным ПЭТ) показало, что реализация нарушений осознанных и неосознанных эмоци- ональных процессов у больных РС осуществля- 56 Вестник Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ется разными функциональными ансамблями корковых и подкорковых структур, где ведущее место занимают лобные доли и лимбико-рети- кулярная система [7, 10]. Отдельно можно вы- делить лобные доли, которые играют большую роль в контролирующих, особенно тормозных механизмах эмоционально-личностной сферы. Таким образом, эмоциональные нарушения при РС на осознанном и неосознанном уровне чрезвычайно важны для диагностики психоло- гического статуса и определения структур-ми- шеней, необходимых в лечебных целях, психо- терапии, коррекционных мероприятиях и для разработки реабилитационных программ, а также дают необходимую информацию о роли и важности осознанных и неосознанных эмо- циональных процессов в развитии такого забо- левания как РС и подчеркивают их значение в общем патогенезе развития болезни и личност- ной дезадаптации.

  1. Алексеева Т.Т., Бойко А.Н., Гусев Е.И. Спектр нейропсихологических нарушений при рассеянном склерозе // Журнал невропатологии и психиатрии. — 2000. — Т. 100. — № 11. — С. 15-20.
  2. Батаршев А.В. Тестирование. Основной инструментарий практического психолога: Учебное пособие. — 2изде. — М.: «Дело». — 2001. — 240 с.
  3. Курбатова, Т.Н. Проективная методика исследования личности «Hand test». — СПб.: Иматон. — 2001. — 57 с.
  4. Немчин Т.А. Состояния нервнопсихического напряжения. — Л., Издво ЛГУ. — 1983. — 166 с.
  5. Рагозинская В.Г. Эмоциональные состояния и их нейрофизиологические корреляты у больных с психосоматическими заболеваниями: автореф. дис. канд. психол. н. — СПб. — 2010. — 24 с.
  6. Резникова Т.Н., Терентьева И.Ю., Селиверстова Н.А., Хоменко Ю.Г. О значении психологического исследования для диагностики и лечения больных рассеянным склерозом //Журнал невропатологии и психиатрии им. Корсакова. — 2007. — T. 107. — № 7. — С. 36-42.
  7. Резникова Т.Н., Селиверстова Н.А., Катаева Г.В., Ароев Р.А., Ильвес А.Г., Кузнецова А.К. Функциональная активность структур головного мозга и склонность к агрессии у больных с длительно текущими заболеваниями ЦНС // Физиология человека. — 2015. — Т. 41 (1). — С. 35-42.
  8. Резникова Т.Н., Селиверстова Н.А., Никифорова И.Г., Ароев Р.А. Психологические варианты эмоциональных нарушений у больных рассеянным склерозом // Вестник психотерапии. — 2012. — № 41 (46). — С. 99-109.
  9. Резникова Т.Н., Семиволос В.И., Селиверстова Н.А. Осознанные и неосознанные компоненты «внутренней картины болезни» у больных рассеянным склерозом // Сибирский психологический журнал. — 2009. — № 33. — С. 51-56.
  10. Резникова Т.Н., Терентьева И.Ю., Катаева Г.В., Семиволос В.И., Ильвес А.Г. Особенности метаболизма структур головного мозга при осознанной и неосознанной тревоге // Физиология человека. — 2008. — Т. 34. — № 5. — С. 18.
  11. Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. — М. — 2003. — 432 с.
  12. Собчик Л.Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности (СМИЛ). — СПб.: Речь. — 2002. — 217 с.
  13. Тимофеев В.И., Филимоненко Ю.И. Цветовой тест М. Люшера (стандартизированный вариант). — СПб. — 2000. — 48 c.
  14. Щербатых Ю.В. Психология страха. Популярная энциклопедия. — М. — 2007. — 512 с.
  15. Якимова В.И. Эмоциональные нарушения в клинике и лечении рассеянного склероза: Автореф. дис.. канд. мед. наук. Новосибирск. — 2005. — 22 с.
  16. Caine E.D., Schwid S.R. Multiple sclerosis, depression and the risk of suicide // Neurology. — 2002. — Vol. 59. — P. 662-663.
  17. Kurztke J.F. Rating neurologic impairment in multiple sclerosis: an expand disability status scale (EDSS) / J.F. Kurztke // Neurology. — 1983. — Vol. 33, № 12. — Р. 1444-1452.
  18. Patten S.B., Beck C.A., Williams J.V., et al. Major depression in multiple sclerosis: populationbased perspective // Neurology. — 2003. — 61 (11). — P. 1524-1527.
Views

Abstract — 315

PDF (Russian) — 208

Cited-By

Article Metrics

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Теория бессознательного конфликта Фрейда, связанного с симптомами тревоги — ScienceDaily

Была показана связь между бессознательными конфликтами и симптомами сознательного тревожного расстройства, что эмпирически подтверждает психоанализ.

Эксперимент, который Зигмунд Фрейд никогда не мог представить себе 100 лет назад, может помочь предоставить научную поддержку одной из его ключевых теорий и помочь связать ее с современной нейробиологией.

16 июня на 101-м ежегодном собрании Американской психоаналитической ассоциации профессор Мичиганского университета, десятилетиями применявший научные методы в изучении психоанализа, представит новые данные, подтверждающие причинную связь между психоаналитической концепцией, известной как бессознательный конфликт, и сознательные симптомы, с которыми сталкиваются люди с тревожными расстройствами, такими как фобии.

Ховард Шеврин, доктор философии, почетный профессор психологии факультета психиатрии Медицинской школы Университета Мэн, представит данные экспериментов, проведенных в лаборатории Ормонда и Хейзел Хант.

В исследовании приняли участие 11 человек с тревожными расстройствами, каждый из которых прошел серию психоаналитически ориентированных диагностических сеансов, проведенных психоаналитиком.

Из этих интервью психоаналитики сделали вывод, какой скрытый бессознательный конфликт может вызывать тревожное расстройство у человека.Затем из интервью были выбраны слова, отражающие природу бессознательного конфликта, и использовались в качестве стимулов в лаборатории. Они также выбрали слова, относящиеся к опыту каждого пациента с симптомами тревожного расстройства. Хотя эти слова различались от пациента к пациенту, результаты показали, что они действовали одинаково.

Эти словесные стимулы предъявлялись подсознательно с точностью до одной тысячной секунды, а супралиминально — с 30 миллисекундами. Была добавлена ​​контрольная категория стимулов, не имевших отношения к бессознательному конфликту или симптому тревоги.Пока пациентам предъявлялись стимулы, электроды на скальпе записывали реакцию мозга на них.

В предыдущем эксперименте Шеврин продемонстрировал, что частотно-временные характеристики, тип мозговой активности, показали, что пациенты группируют бессознательные конфликтные стимулы вместе только тогда, когда они предъявляются подсознательно. Но сознательные стимулы, связанные с симптомами, демонстрировали обратную картину — мозговая активность была лучше сгруппирована, когда пациенты смотрели на эти слова сверхминонально.

«Только когда бессознательные конфликтные слова были представлены бессознательно, мозг мог увидеть их как связанные», — отмечает Шеврин. «То, что аналитики собрали во время интервью, имело смысл для мозга только бессознательно».

Однако экспериментальный план в этом первом эксперименте не позволял напрямую сравнивать влияние бессознательных конфликтных стимулов на сознательные симптомы-стимулы.

Чтобы получить доказательства для этого следующего уровня, бессознательные конфликтные стимулы были предъявлены непосредственно перед стимулами сознательного симптома, и было произведено новое измерение собственной частоты альфа-волн мозга на уровне 8-13 циклов в секунду, что, как было показано, подавляют различные когнитивные функции.

Высоко значимые корреляции, предполагающие ингибирующий эффект, были получены, когда количество альфы, генерируемой бессознательными конфликтными стимулами, коррелировало с количеством альфы, связанной с сознательным симптомом альфа — но только тогда, когда бессознательные конфликтные стимулы предъявлялись подсознательно. При замене слов-симптомов контрольными стимулами не было получено никаких результатов. Тот факт, что эти результаты являются функцией подавления, предполагает, что с психоаналитической точки зрения может быть задействовано подавление.

«Эти результаты убедительно доказывают, что бессознательные конфликты вызывают или способствуют возникновению симптомов тревоги, которые испытывает пациент», — говорит Шеврин, который также занимает почетную должность на кафедре психологии Колледжа литературы, науки и искусств UM. . «Эти открытия и использованные междисциплинарные методы, основанные на психоанализе, когнитивной психологии и нейробиологии, демонстрируют возможность развития междисциплинарной науки, опираясь на психоаналитическую теорию.«

Он отмечает, что известный критик психоанализа и теории Фрейда Адольф Грюнбаум, доктор философии, профессор философии науки в Университете Питтсбурга, выразил удовлетворение тем, что новые результаты в сочетании с предыдущими доказательствами показывают, что фундаментальные психоаналитические концепции действительно могут быть проверены эмпирическим путем.

Более 40 лет Шеврин возглавлял команду, которая раздвинула границы между дисциплинами нейробиологии, когнитивной психологии и психоанализа, ища доказательства того, что фрейдистские концепции, такие как бессознательное и вытеснение, могут быть задокументированы с помощью физических измерений мозга. Мероприятия.Его работа исследовала территорию, где встречаются нейробиология, мысли, эмоции и поведение.

В 1968 году он опубликовал первый отчет о реакции мозга на бессознательные визуальные стимулы в журнале Science, тем самым предоставив убедительные объективные доказательства существования бессознательного в то время, когда большинство ученых скептически относились к идеям Фрейда. В том же исследовании он показал, что бессознательные восприятия обрабатываются иначе, чем сознательные, и это открытие согласуется с взглядами Фрейда на то, как работает бессознательное.

В последние годы обмен мнениями между Грюнбаумом и Шевриным позволил исследовать природу доказательств существования и воздействия бессознательных конфликтов. В публикации 1992 года, первом упомянутом исследовании, Грюнбаум согласился с тем, что Шеврин получил объективные доказательства существования бессознательного конфликта, основанные на мозге, но Грюнбаум отметил, что он не показал, что эти конфликты вызывают психиатрические симптомы. Его ответом на сообщение о новых результатах было электронное письмо, в котором говорилось: «Я доволен.«

Бессознательных триггеров беспокойства — Психология в Сан-Франциско

Я сидела с клиенткой, которая описывала, что была на вечеринке, полной близких друзей, людей, которых она знает много лет и с которыми ей комфортно, когда она внезапно начала чувствовать тревожный. Во взаимодействии ничего не происходило; продолжался такой же обмен недавними событиями, как и до всплеска беспокойства. Она была сбита с толку из-за того, что вызывало тревогу, и продолжала смотреть на происходящее вокруг нее, но не могла найти то, что ее активировало.Что, конечно, заставило ее забеспокоиться еще больше. (Тревога сигнализирует об опасности и управляет схемой «локализации опасности», а когда опасность не может быть обнаружена, вызывает или усиливает тревогу.)

Когда мы изучали, что происходит, вместе пытаясь понять, что ее напугало, мы увидели, что возникновение тревоги коррелирует с той точкой, где дневной свет потускнел настолько, что хозяин включил свет. Сосредоточившись на этом, у нее возникла ассоциация, когда она была подростком и была на семейной вечеринке, где после того, как все прожили весь день, вспыхнула жестокая физическая драка между двумя дядями (которые пили, как ее друзья на этой вечеринке тоже пили) в тот же момент, в сумерках, в результате чего один дядя отправился в больницу, а семья была потрясена и потрясена.

Наша нервная система не отслеживает только то, на чем наше внимание сосредоточено в данный момент, или ограничивается только нашей сознательной «системой создания значений». Она знала на сознательном уровне, что это не было опасным событием, была настолько уверена в этом, что даже не думала о возможности возникновения проблемы. С ее сознательной точки зрения, она наслаждалась общением, смеялась и играла. Она без раздумий определила вечеринку как совершенно безопасную.

Однако другие части ее тела все еще сканировали в автоматическом фоновом режиме.Затем сложился ряд обстоятельств — алкоголь, близкие на вечеринке и этот визуальный сигнал, изменчивый свет в сумерках, — которые соответствовали травмирующему воспоминанию. Эта часть ее, как стражник, слышащий треск ветки, сразу насторожилась. «Привет! Я узнаю то, что раньше причиняло нам боль Возможная опасность! Тревога! Обращать внимание!» Но для ее сознательного разума, не знающего о триггере, отображении настоящего на прошлое событие, которое хранится в файле «будьте осторожны», прилив беспокойства был необъяснимым.

Итак: наше сознательное восприятие ситуации или интерпретация событий настоящего в левом полушарии — не единственный или окончательный способ, с помощью которого наша нервная система осмысливает настоящее. Если мы чувствуем тревогу, значит, какая-то часть нас по определению чувствует себя небезопасно. В идеале мы должны это принять, а затем, вместо того чтобы обесценивать себя — «Здесь не нужно беспокоиться!» — поинтересоваться, какая часть нас активирована. Таким образом, это дает нам возможность напрямую бороться со страхом.

Для моей клиентки простое осознание того, что возникла старая травма, помогло ей отделить настоящее от прошлого и почувствовать себя в большей безопасности, зная теперь, что произошло на самом деле.

Итак, вот еще один пример качества «двойной обработки» нервной системы, который может помочь напомнить себе, что происходит больше, чем вы думаете , когда возникает прилив беспокойства:

Представьте, что вы смотрите через французские двери (которые разделены на оконные панели) на красивый сад, тихий, живой, мирный.Это просто цветы и пчелы (у вас нет аллергии). Затем вы чувствуете, что начинает возникать беспокойство. Вы смотрите через стекло, пытаясь найти, о чем сигнализирует ваша система, что может быть опасным. Но нет ничего, что было бы зарегистрировано как опасное, ничего, на чем вы сосредотачиваетесь, что увеличивает тревогу (и ничего в комнате, из которой вы смотрите). Затем вы обращаете свое внимание на , то, что вы смотрите через , на саму дверную коробку, и чувствуете звук активации.Что заставило ваш «локатор опасности» начать движение, так это узор самих дверей. По какой-то причине из вашего прошлого вы обнаруживаете, что реагируете на узор, обрамляющий сцену в саду, а не на саму сцену. В этом нет логического смысла, но и не обязательно, потому что мы можем реагировать на встроенные шаблоны , посредством которых мы видим содержание нашего опыта, равно как и сам контент.

Или вот актуальная ситуация на данный момент. В Сан-Франциско этой зимой практически не было дождя (что заставило штат объявить официальное чрезвычайное положение).Дни были теплыми и совершенно солнечными, и люди продолжают шутить о прекрасной летней погоде. Но почти все шутят с некоторой тревогой, думая, если не говоря, что они обеспокоены глобальным потеплением и его последствиями (особенно в таком сильно аграрном штате, как Калифорния). Но когда они или я на самом деле переживаем этот день, он довольно великолепен. Беспокойство исходит не из непосредственного опыта как такового, а из структуры интерпретации, структуры значения, которую я и мы придаем несвоевременной погоде.Беспокойство касается «невидимого» кадра, через который мы «смотрим», а не того, на чем мы сосредоточены. (То, что находится в нашем периферийном зрении, влияет на нас.)

Мы делаем это все время: «сама вещь» не является проблемой, но рамка (интерпретация и ассоциация) превращает ее в нечто, что мы чувствуем как потенциально опасную, а затем посылает сигнал тревоги в форме тревоги. Признание того, что это повсеместно в том, как мы работаем как люди, позволяет нам не так сильно настаивать на «рациональности», принимать «нерациональные» элементы нашего мозга и разума, а затем реагировать соответствующим образом, скорее с неприятным недоумением.

Марти Купер

Марти Купер специализируется на работе с депрессией и тревогой. Он помогает клиентам получить понимание, а также отработать навыки преодоления депрессии и беспокойства.

Другие сообщения — Веб-сайт

6. В чем разница между сознательной и бессознательной тревогой?

Сознательная тревога — это то, чего, как мы знаем, мы боимся. Змеи, рост, микробы, первое свидание, презентация, сдача анализов или поход к врачу — все это обычные сознательные страхи.Бессознательная тревога — это то, что находится за пределами нашего сознательного понимания. Это беспокойство чаще всего проявляется, когда у кого-то внезапно случается паническая атака.

Человек может сказать, что он «сходит с ума», но не может сказать, что было причиной. Возможно, он ехал домой на Рождество и питал глубокое бессознательное негодование по поводу того, что его семья отвергает его партнера, но в то время он не мог сознательно знать, что это бедствие было причиной панической атаки. Эти два понятия — сознательное и бессознательное — также могут идти вместе.Человек может сказать вам, что боится крови, но не сможет сказать вам, что ненавидит кровь, потому что она напоминает ему о смерти его матери много лет назад, когда она попала в больницу с кровотечением. Или женщина может бояться крови из-за того, что она или ее мать не знают, как справиться с первой менструацией. Теперь он или она сознательно боится потерять своего супруга в результате несчастного случая, но не может мириться с этой идеей или чувством, поэтому избегает этих частично сознательных страхов и вместо этого сознательно сосредотачивается на ненависти к избеганию крови.

Комментарии Рика:

Мое тревожное расстройство — обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). Я обнаружил, что мое беспокойство вызвано как страхами, которые, как я знаю, у меня есть, так и теми, о которых я даже не подозреваю. Когда я сталкиваюсь с чем-то, что заставляет меня нервничать, например, с визитом к врачу или неожиданным счетом, симптомы моего ОКР усиливаются. Например, я мог бы сказать вслух или про себя фразы или мысли, которые повторяю бесконечно. Или я могу почувствовать потребность прикоснуться к чему-то (T.V. Детектив Монк, товарищ, если вымышленный, страдающий ОКР, тоже делает это). Или я мог бы избегать определенных слов и чисел или комбинаций чисел (например, но, 4 или чисел в сумме 18). Или я мог бы воспроизвести в уме старый спор, который у меня был с кем-то. Иногда эти и другие симптомы появляются, даже когда я не сталкиваюсь с чем-то, что, как я знаю, вызывает у меня беспокойство. Может быть, когда мне не о чем беспокоиться, мне стоит беспокоиться об этом расслаблении!

Комментарии Сельмы:

Когда я начал анализ, я верил в бессознательное, когда читал о нем.Я читал «Толкование сновидений» Фрейда, но на самом деле не верил, что это имеет отношение ко мне. Я верил в свою способность проявлять силу воли, и стихотворение Уильяма Хенли, которое больше всего мне понравилось, «Invictus» заканчивалось словами: «Я — хозяин своей судьбы; Я капитан моей души.» В то время я считал, что осознанная сила воли — единственный способ добиться господства над своей судьбой. Конечно, я всегда терпел поражение. Но я всегда начинал заново, каждый раз, как мне казалось, с большей силой воли. Восхитительное представление Фрейда о бессознательном, столь привлекательное на печатной странице, что я не думал, что имеет ко мне какое-то отношение.

За все годы моего лечения постоянно появлялись доказательства бессознательной активности, как желательной, так и очень нежелательной, как бы я ее ни называл (и никогда не называл это бессознательным влечением). Однако у меня были разные названия для этого, и часто в первые годы я решал, что делаю эти нежелательные вещи из-за своих аналитиков. Я думала, что своим предложением он заставил меня их сделать! Мне потребовалось много времени, чтобы по-настоящему понять, что то, что я делал, исходило из моей головы, моих потребностей и чувств.Потребовалось еще больше времени (годы, а не месяцы), чтобы уважать этот процесс и не вкладывать в мою силу воли так много, чтобы, конечно, все то, что я не хотел делать, было направлено на большую активность. В конце концов я узнал, что прилагаю чрезмерные усилия к силе воли из-за очень сильного чувства, что должно произойти прямо противоположное.

Например, я всегда сидел на диете. Я считал себя очень толстым, и если бы я набрал фунт, я бы часто отказывался от своих социальных планов, так как стыдился своего раздутого вида.На самом деле я весил 112 фунтов при росте 5 футов 4 дюйма.

У меня была огромная сила воли (которая тоже сломалась) и было так много ограничений, что я чувствовал, что они давали жизнь. Нарушение одного ограничения в еде означало попадание в хаос. Мне потребовалось много времени, чтобы понять (не в голове, а в глубине души), что мне нужны все эти жесткие ограничения из-за огромного желания есть. Я никогда не был голоден, поэтому мне было очень трудно понять это. Более того, я при каждой возможности отрицал, что это желание поесть значило для меня, до тех пор, пока не было отказа.Пришлось смириться со своим постоянным желанием вернуться в инфантильное состояние. Психологически для меня все остальное представляло собой отделение от этого чувства заботы, которое я мог переживать только как смерть. Я не мог отвернуться от этого знания, потому что его доказательства присутствовали в моей жизни, и не всегда сознательно. Я увидел в высшей степени сильные признаки активной, требующей мощной, прежде бессознательной активности, которая в этом примере сформировала мои пищевые тревоги и всю энергию, которую я потратил на их управление.

По мере того, как мое лечение углублялось, у меня было больше возможностей использовать мою любимую силу воли как сознательное приложение к моим бессознательным влечениям, которые я затем принял как настоящую часть меня. Например, я активно пользовался публичной библиотекой, так как любил читать. Он был доступен и доступен, а мои книги всегда просрочены. У меня был штраф за библиотеку в размере 30 долларов и выше. Однажды я схватился за них на сеансе, а затем быстро перешел к более, казалось бы, насущным и важным проблемам. Мой аналитик хотел вернуться к штрафам за библиотеку — почему они такие высокие? Я возразил, что при всех моих проблемах штрафы за библиотеку — не место для работы.Я вернулся к серьезным неприятным проблемам.

И обратно вернулся в библиотеку штрафы. Это повторялось взад и вперед, и я очень разозлился. В конце концов я вскочил с дивана и сказал, что если он беспокоился о моих штрафах в библиотеке, когда у меня были настоящие проблемы, то он сошел с ума и, конечно, не мог мне помочь. Я не знал, что я там делал, и бросился прочь. Я намеревался закончить анализ.

Я вернулся на следующий день, не извиняясь и не подавленный. Но по крайней мере я был готов довести это дело до конца.Со временем (и я не имею в виду тот день) я мог видеть, что возвращение книг вовремя содержало для меня глубокое чувство разлуки, которое я не мог вынести. Эти книги доставили мне такую ​​радость и во всех смыслах рассказали мне истории о жизни и о том, как жить жизнью; они предоставили прекрасную любящую замену матери.

Я собирался вернуть книги и бросить это? Никогда. Когда эти представления укоренились в моей голове, трюк с просроченными книгами больше никогда не работал у меня. Это было окончено. В конце концов, подарком для меня было не то, что у меня больше не было библиотечных штрафов, а то, что я немного больше понимал, что я делаю со своей жизнью.Одно маленькое глубокое знание внезапно открыло другие двери, и я мог наблюдать подобное поведение во многих других областях моей жизни. Мне даже не нужно было думать об этом или прилагать усилия. Паттерны, которые больше не работали для меня, исчезли. Я больше не играл в эти игры. Я начал использовать свою энергию гораздо более творчески.

Срок:

Бессознательное — мыслительные процессы, о которых человек не осознает.

Фобические реакции на замаскированные стимулы

Хотя социальное тревожное расстройство (САР) является одним из наиболее распространенных психических расстройств, о его развитии и сохранении мало что известно.Когнитивные модели предполагают, что отклонения в процессах внимания и ассоциативного обучения играют роль в этиологии SAD. Среди прочего, дефицит тормозящего контроля внимания, а также аберрации во время генерализации страха, которые уже наблюдались при других тревожных расстройствах, являются двумя механизмами-кандидатами, которые могут способствовать возникновению и сохранению SAD. Однако обзор литературы показывает, что исследований по этим темам недостаточно. Таким образом, цель настоящей диссертации состояла в том, чтобы изучить, чем люди с САР отличаются от здоровых людей контрольной группы в отношении контроля внимания и обобщения приобретенного страха во время обработки социальных стимулов.В исследовании 1 проверялось, является ли нарушение тормозящего контроля внимания особенностью САР и как на него могут влиять эмоциональное выражение и направление взгляда партнера по взаимодействию. С этой целью люди с SAD и здоровым контролем (HC) участвовали в антисаккадной задаче с лицами, отображающими различные эмоциональные выражения (сердитые, нейтральные и счастливые), и направления взгляда (прямые и отведенные), служащие целевыми стимулами. В то время как участники выполняли про- или антисаккады в ответ на периферически представленные лица, их поведение взгляда регистрировалось с помощью отслеживания взгляда, и были получены оценки валентности и возбуждения.Результаты показали, что в обеих группах наблюдались длительные латентные периоды и повышенная частота ошибок в испытаниях с правильными анти- по сравнению с просаккадами. Однако не было различий между группами в отношении латентности ответа или частоты ошибок, что указывает на то, что пациенты с SAD не проявляли ухудшения в отношении ингибирующего контроля внимания по сравнению с HC во время отслеживания взгляда. Возможные объяснения этого открытия могут заключаться в том, что снижение тормозящего контроля внимания при САР происходит только при определенных обстоятельствах, например, когда эти люди в настоящее время подвергаются риску быть негативно оцененными другими, а не просто при наличии фобических стимулов, или когда когнитивные нагрузка на задачу настолько высока, что ее нельзя снять с помощью компенсационных стратегий, например, приложив больше усилий для выполнения задачи.Поскольку не только отклонения в процессах внимания, но и ассоциативного обучения могут быть патогенными маркерами САР, эти механизмы были дополнительно изучены в следующих экспериментах. Исследование 2 — первая попытка изучить генерализацию условного страха у пациентов с САР. С этой целью пациенты с SAD и HC были обусловлены двумя нейтральными женскими лицами, служащими условными стимулами (CS +: усиленные; CS-: неусиленные), и испуганное лицо в сочетании с громким криком, служащим безусловным стимулом (US).Обобщение страха было проверено путем представления морфов двух лиц (GS: обобщающие стимулы), которые различались по своему сходству с исходными лицами. В течение всего эксперимента регистрировались оценки самооценки, частота сердечных сокращений (ЧСС) и реакция проводимости кожи (SCR). Результаты показали, что пациенты с САР оценивали все стимулы как менее приятные и более возбуждающие и переоценивали возникновение УЗИ по сравнению с ГК, что указывает на общее гипервозбуждение у людей с САР. Кроме того, рейтинги и SCR показали, что обе группы обобщили приобретенный страх с CS + на промежуточные GS в зависимости от их сходства с CS +.Однако, за исключением данных HR, которые показали, что только пациенты с SAD, но не HC, показали обобщающий ответ по этому показателю, большинство результатов не подтверждают гипотезу о том, что SAD характеризуется чрезмерным обобщением. Правдоподобная причина этого открытия может заключаться в том, что чрезмерное обобщение — лишь ключевая характеристика некоторых тревожных расстройств, а САР не входит в их число. Тем не менее, другие факторы, такие как сопутствующие заболевания у людей с САР, также могли повлиять на результаты, поэтому чрезмерное обобщение было дополнительно изучено в исследовании 3.Целью исследования 3 было изучение генерализации страха на нейрональном уровне. Следовательно, участники с высоким (HSA) и низким уровнем социальной тревожности (LSA) прошли парадигму кондиционирования, которая была адаптацией экспериментального дизайна, использованного в исследовании 2 для ЭЭГ. Во время эксперимента регистрировались установившиеся визуально вызванные потенциалы (ssVEP) и оценки валентности и возбуждения. Анализы выявили значительные градиенты обобщения во всех рейтингах с наивысшими реакциями страха на CS + и постепенным снижением этих реакций по мере увеличения сходства с CS-.Напротив, обобщенный градиент на уровне нейронов показал самые высокие амплитуды для CS + и снижение амплитуды до наиболее проксимальных, но не дистальных GS в сигнале ssVEP, что можно интерпретировать как латеральное торможение в зрительной коре. Наблюдаемая диссоциация явных и неявных показателей указывает на различные функции поведенческих и сенсорных корковых процессов во время генерализации страха: хотя оценки могут отражать сознательно повышенную готовность человека реагировать на угрозу, паттерн латерального торможения в затылочной коре может служить для максимизации противопоставить стимулы с аффективной ценностью и без нее и тем самым улучшить адаптивное поведение.Поскольку никаких групповых различий не наблюдалось, вывод исследования 2 о том, что чрезмерное обобщение не является маркером SAD, еще больше укрепляется. В целом, проведенные эксперименты предполагают, что люди с SAD характеризуются общим гипервозбуждением во время воздействия релевантных для расстройства стимулов, на что указывает усиление возбуждения и снижение оценок валентности стимулов по сравнению с HC. Однако гипотезы о том, что снижение тормозящего контроля внимания и чрезмерное обобщение условного страха являются маркерами САР, в большинстве своем не подтвердились.Требуются дальнейшие исследования, чтобы выяснить, возникают ли они только при определенных обстоятельствах, таких как высокая когнитивная нагрузка (например, выполнение двух задач одновременно) или социальный стресс (например, перед выступлением), или же они вообще не являются характеристиками САР. С помощью этих результатов можно разработать новые вмешательства для лечения SAD, такие как изменение предвзятости внимания или обучение дискриминации.

Тревога как путь к бессознательному Билеты, среда, 10 февраля 2021 г., 14:30

На этом веб-семинаре рассматриваются эффективные методы выявления и лечения тревожных расстройств.

Основное внимание будет уделено первопричинам симптомов тревоги, в частности ранней травме привязанности и трудностям в эмоциональной обработке.

С акцентом на нейрофизиологические аспекты тревоги, семинар продемонстрирует, как врачи могут контролировать уровни тревоги, чтобы обеспечить терапевтическую зону безопасности.

Будет изучен способ, которым обработка бессознательных эмоций может помочь в преодолении симптомов тревоги.

Будут рассмотрены следующие темы:

— связь между травмой привязанности и симптомами тревоги

— физиология бессознательных путей беспокойства

— методы регулирования, используемые в AB-ISTDP для лечения симптомов тревоги

— Эффективная работа с тревогой углубить эмоциональную обработку в сеансе

Этот семинар основан на методах интенсивной краткосрочной динамической психотерапии (ISTDP), основанной на фактических данных, эмоционально-ориентированной, ускоренной форме динамической психотерапии.ISTDP подчеркивает соматический опыт эмоций здесь и сейчас; мониторинг бессознательных сигналов тревоги в теле; и разработка активного подхода к дезадаптивным защитным механизмам.

Это живой интерактивный семинар, количество мест ограничено, так что будет возможность для вопросов и обсуждения.

Семинар подходит для врачей, плохо знакомых с Интенсивной краткосрочной динамической психотерапией (ISTDP), или на начальных этапах обучения. Приглашаются также более опытные врачи, желающие освежиться!

Пожалуйста, обратите внимание на следующее перед бронированием:

— клинические материалы будут представлены на семинаре

— все участники должны быть квалифицированы и зарегистрированы в профессиональной организации, например: HCPC, UKCP, GMC (стажеры могут иметь право, если курс проводится до регистрации в одном из этих органов)

— участникам будет предложено подписать заявление о конфиденциальности

— участникам необходимо будет оставить включенным собственное видео во время презентации

Я буду доступен после семинара, чтобы обсудить любые вопросы о дальнейшее обучение по интенсивной краткосрочной динамической психотерапии.

Что Фрейд сказал о тревоге?

Зигмунд Фрейд проявлял большой интерес к тревоге на протяжении всей своей профессиональной жизни.

Его взгляды на этот предмет значительно изменились по мере развития его психоаналитических теорий.

К концу его жизни тревога стала центральной в его теории развития и функционирования разума.

Первая фаза: теория токсичности

«Беспокойство возникает из-за трансформации накопленного напряжения.”Зигмунд Фрейд

Самая ранняя теория тревоги Фрейда восходит к середине 1890-х годов, еще до того, как он сам использовал термин «психоанализ».

На этой ранней стадии он не считал тревогу связанной с мыслями или идеями, но он заметил, что она тесно связана с сексуальностью, определив ее как сексуальное возбуждение, которое было преобразовано в .

В то время Фрейд думал об этом сексуальном возбуждении (или «либидо», как он его называл) как о гипотетической субстанции, которую можно сравнить с чем-то вроде тестостерона.

Аргумент Фрейда заключался в том, что, когда путь к удовлетворению заблокирован (например, в coitus interruptus , когда половой акт заканчивается до эякуляции), возникающее в результате накопление неудовлетворенного либидо принимает токсичный характер, находя выход в тревоге. Как он позже выразился, «невротическое беспокойство возникает из-за либидо и, таким образом, связано с ним так же, как уксус с вином».

Вторая фаза: тревога в результате подавления

«Тревога возникает из либидо в процессе подавления.”Зигмунд Фрейд

Взгляды Фрейда на тревогу изменились, когда он разработал свою теорию подавления , которая описывает, как идеи, связанные с сексуальными влечениями, отталкиваются от сознания, когда они вступают в конфликт с «цивилизованными» социальными нормами. Другими словами, Фрейд утверждал, что процесс становления социальными существами требует от нас отказаться от некоторых наших сексуальных импульсов.

Его ранняя « токсическая теория » тревоги как трансформированного сексуального возбуждения была сохранена, но с важной модификацией: в то время как его более ранние взгляды предполагали, что причиной тревоги являются внешние препятствия к сексуальному освобождению, теория вытеснения сместила акцент на внутренние или психологические запреты .

Заключительный этап: тревога как сигнал

«Эго — истинное место беспокойства». Зигмунд Фрейд

В конце 1920-х годов Фрейд начал вводить новую и совершенно иную теорию тревоги, в конечном итоге отказавшись от своего прежнего взгляда на тревогу как на трансформированное либидо.

Он провел важное различие между более первичной автоматической тревогой , вызванной травматической ситуацией, в которой беспомощное эго подавлено, и сигнальной тревогой , которая может быть активирована в ответе эго на ситуации опасности как своего рода предупреждение о неизбежности травматической ситуации , чтобы можно было принять защитные меры, чтобы ее избежать.

Эти «опасные ситуации» имеют тенденцию сосредотачиваться вокруг угроз, которые возникают из-за перспективы оказаться беспомощным и во власти других: угроз потерять любимого человека, потерять любовь другого или подвергнуться нападению. В конечном счете, утверждал Фрейд, эти угрозы являются проявлением более фундаментальной угрозы — угрозы кастрации .

Эта новая точка зрения привела Фрейда к полному изменению его прежней позиции: если раньше он считал тревогу результатом вытеснения, то теперь он понимал ее как предшествующую вытеснению и порождающую ее.

Эта заключительная фаза отводит тревоге гораздо более центральное место в работе психики: вместо того, чтобы быть своего рода побочным эффектом вытеснения, теперь можно было думать о самих контурах самого разума, с его защитами и симптомами. , как, прежде всего, средство избежать беспокойства.


Пожалуйста, поддержите нас

Независимая благотворительная организация, мы не получаем государственного или государственного финансирования. Мы зависим от щедрости друзей и сторонников, которые увлечены музеем и его работой.

Пожалуйста, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование, чтобы обеспечить будущее музея.


Усиливает ли тревога преимущество бессознательного мышления?

Аннотация

Когда люди сталкиваются с большим объемом информации, на которой основывается решение, здравый смысл подсказывает, что им следует медленно и сознательно обдумывать эту информацию. Однако теория бессознательного мышления (UTT) предполагает, что медленный, но бессознательный механизм может обрабатывать сложную информацию и выводить решения, которые конкурируют, а возможно, превосходят качество решений, которые являются результатом размышлений (Dijksterhuis & Nordgren, 2006).Тем не менее, эта идея является спорной и исследование УТТ показывает, что бессознательное мышление преимущество (UTA) над сознательным мышление мало и проявляется ненадежно (Nieuwenstein и др 2015;.. Стрик и др, 2011). Целью данной диссертации было выявить и протестировать потенциального модератора UTA. Логично, что ситуации, которые мешают сознательному мышлению, но оставляют бессознательное мышление относительно незатронутым, должны улучшать UTA. Теория контроля внимания (ACT) предлагает одну из таких ситуаций, когда тревога ставит под угрозу сознательные процессы, которые полагаются на контроль внимания и рабочую память (Айзенк, Деракшан, Сантос и Кальво, 2007).Поскольку сознательное мышление в значительной степени зависит от рабочей памяти по сравнению с бессознательным мышлением, переживание тревоги может привести к расхождению двух мыслительных процессов. В частности, тревога должна отрицательно влиять на сознательные мысли, но не должна существенно влиять на бессознательные мысли. В настоящем исследовании участники просматривали информацию о кандидатах в соседи по комнате и выносили суждения после периода отвлечения внимания или сосредоточенного обсуждения, находясь в спокойных или тревожных условиях. Результаты не подтвердили гипотезу о том, что переживание тревоги увеличит UTA; участники выступали сравнимо в условиях сознательного и бессознательного мышления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.