Номотетический подход это: Номотетическое познание в общественных и гуманитарных науках Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Автор: | 11.06.2021

Содержание

Номотетическое познание в общественных и гуманитарных науках Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

EPISTEMOLOGY & PHILOSOPHY OF SCIENCE • 2015 • T. XLV• № 3

Н

ОМОТЕТИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ В ОБЩЕСТВЕННЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ

Карен Хачикович Момджян — доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой социальной философии и философии истории философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. E-mail:

[email protected]

В своей статье К.Х. Момджян предлагает аргументы в защиту номотетического познания в обществознании и приводитдоводы против сужения возможностей такого познания. Необходимость номотетических процедур автор связывает с существованием объективных, необходимых и универсально повторяющихся связей общественной жизни, превращающих ее в законосообразный процесс, несмотря на наличие свободной человеческой воли.

А.Ю. Антоновский, А.А. Аргамакова, В.С. Кржевов, А.Л. Никифоров выдвигают контраргументы, указывают на трудности в интерпретации социально-гуманитарного знания как номотетического, на неприменимость схемы классификации современных дисциплин посредством схемы номотетическое-идеографическое,утверждают, что установка на использование разных методов постижения «природы» и «культуры» влечет ряд противоречий и затруднений и практически неисполнима.

Ключевые слова: социальная теория, номотетический метод, свобода воли, ценности, социальная динамика, закономерности общественного развития.

N

OMOTHETIC COGNITION IN SOCIAL SCIENCES AND THE HUMANITIES

Karen Momdzhyan —

prof., Lomonosov Moscow State University, Faculty of Philosophy, Department of Social Philosophy and Philosophy of History.

In his paper Karen Momdzhyan defends the approach according to which the character of social and human sciences is about nomothetic. The author connects the need for nomothetic procedures with the existence of objective, necessary and universally recurring relations of social life, which turn it into a law-governed process in spite of the existence of free human will. He builds his argument on the scheme of the nomothetic cognition vs. the ideographic cognition. The nomothetic cognition searches for what is most general and common behind various events whereas the ideographic cognition concentrates on the analysis of what is particular. He argues against the postmodernist attempts to introduce only ideographic research paradigm into cultural and human studies. Key words: social theory, nomothetic method, free will, values, social dynamics, regularities of social development.

Напомню, что термин «номотетический» закрепился в философии благодаря Вильгельму Виндельбанду, который предложил классифицировать науки не только по объекту, но и по «формальному характеру их познавательных целей» и разделил их на номотетические и идеографические. Номо-тетическое познание ориентировано на поиск общего, оно ищет устойчивые, воспроизводимые и повторяющиеся связи между явлениями и устанавливает тем самым онтологические законы, которым эти явления подчиняются.

Идеографическое познание, напротив, ориентировано на анализ единичного и однократного. Оно изучает не явления, а события, ищет не законы, а не-

16 Panel Discussion

которые ситуативные закономерности, т.е. неслучайные связи между порождающей причиной и порожденным следствием, лишенные атрибута повторяемости.

Долгое время в европейском сознании именно номотетическое мышление считалось главным и исключительным атрибутом научности (на этом основании историческому познанию отказывали в статусе науки потому, что оно обращено на единичное и однократное и не способно воспарить к познанию общего).

Позднее усилиями неокантианцев было признано, что наука может оставаться наукой и тогда, когда она решает номотетические задачи, и тогда, когда она обсуждает проблемы идеографические. На этом основании была реабилитирована история, признанная наукой, несмотря на то что суждения о законах истории Риккерт уподоблял суждениям о «деревянном железе» [Риккерт, 1902]. Было доказано, что идеографический метод не исключает поисков верифицируемой истины и может применяться не только «науками о культуре», но и «науками о природе». Как говорил Виндельбанд, биолог использует номотетический метод, когда изучает законы живой природы, и идеографический метод, когда изучает историю ее становления.

Этот паритет номотетического и идеографического подходов попытались нарушить представители современного постмодернизма, предпринявшие титанические усилия, чтобы переориентировать как минимум обществознание и гуманитаристику на решение исключительно идеографических задач.

Все это сопровождается попытками дискредитировать номотетический подход под флагом борьбы с метафизикой, формами которой считают универсализм, логоцентризм и другие «маски догматизма».

Обществоведов призывают отказаться от эссенциалистской стратегии познания и заменить поиск «мертвящей всеобщности» на рассмотрение единичного и уникального в общественной жизни. К счастью, сторонников этой разрушительной идеи в Европе становится все меньше, но в России их, видимо, немало (во всяком случае противник номотетической традиции в социальной философии и общей социологии, критикуя мою точку зрения, имел смелость назвать меня «последним из могикан») [Грицанов, 2010].

Какие же аргументы приводят в полемике с номотетической парадигмой? Давно и хорошо известные. Мы все прекрасно понимаем, что главной причиной, которая заставляет сомневаться в возможностях номотетического познания в обществознании, является субстанциальная специфика социальной реальности, качественно отличной от реальности природной. Эта специфика связана с тем, что люди, творящие социальную реальность, отличаются от физических тел и биологических организмов наличием свободы воли — способности варьировать поведенческие реакции на безальтернативные воздейст-

(О (А 3 О (А

а

вия внешней и внутренней среды. Свобода воли — это самоиндукция человеческого сознания, т.е. способность психики вырабатывать такие инициальные факторы поведения, источником которых является сама психика, а не внешние по отношению к ней условия.

В отличие от какой-нибудь курицы, которая руководствуется простым правилом «голоден — ешь, страшно — беги, находишься в половом возбуждении — приступай к ухаживаниям», человек способен действовать альтернативно, свободно выбирать цели своего поведения исходя либо из эмоциональных предпочтений, либо рассудочного влечения к пользе, либо мотивов долженствования.

Многие философы считали и считают, что наличие у человека, названного И.Г. Гердером «первым вольноотпущенником творения», способности избегать поведенческой предопределенности выводит социальные действия за рамки фундаментальных принципов детерминизма, согласно которым одни и те же причины при одних и тех же условиях порождают одни и те же следствия. Законы существуют там, где снаряд, выпущенный из пушки, не может проснуться в нелетном настроении или саботировать свой полет из пацифистских побуждений.

Свобода воли дает человеку возможность вести себя по-разному, что исключает, по мысли постмодернистов, наличие универсальных и безальтернативных законов человеческого поведения. В результате социальная реальность предстает как совокупность уникальных и неповторимых событий, качественно отличных от явлений природы, где вариативность проявляет себя не как индивидуальность, а как «эк-земплярность» единого.

Соответственно научное исследование социальных процессов в его номотетической форме объявляется неосуществимым.

Я считаю эту презумпцию поверхностной и неадекватной. Убежден в том, что наличие у людей свободной воли ничуть не мешает существованию универсальных законов человеческого поведения, которые должны быть открыты номотетическим обществознанием и использованы обществознанием идеографическим. Гёте в свое время говорил, что историки терпеть не могут универсалии, но не могут Ф без них обойтись. Если, объясняя уникальные причины Французской «35 революции, вы не будете знать общесоциологические законы «революции вообще», ваш анализ едва ли будет убедительным. Единичные О и неповторимые события не могут быть редуцированы без остатка 2 к стоящим за этими событиями структурам — универсальным законам

_ общественной жизни, но они не могут быть поняты без обращения 0)

£ к этим структурам.

Я Откуда же берутся универсальные законы общественной жизни?

Думаю, что их существование объясняется двумя причинами.

Первая — это наличие универсальных законов человеческого поведения, существенно ограничивающих свободу воли, мешающих ей превратиться из свободы в произвол. Назову некоторые из таких «дисциплинирующих» человека факторов, ограничивающие его выбор предзаданными вариантами.

1. Никакая свобода воли не позволяет нам «отменять» объективные предзаданные цели существования, присущие не только человеку, но и всем живым организмам, способным к поведению. Речь идет об инстинктивном у животных и инстинктоподобном у человека (термин Маслоу) влечении к сохранению факта и (или) качества жизни. Речь идет о присущих всему живому информационных импульсах самосохранения, имеющих дефициентный или бытийный характер. Всякое живое существо стремится обеспечить свое биологическое выживание и одновременно сделать его комфортным, минимизируя страдания и максимизируя удовольствия (в широком понимании удовольствия).

Конечно, мы должны учесть, что в ситуациях, которые экзистенциалисты называют «пограничными», когда нельзя одновременно сохранять и факт, и качество жизни, человек способен предпочесть качество факту, т.е. отказаться от жизни, не соответствующей его представлениям о достойном существовании. Но эту специфическую для человека способность не следует трактовать как отказ от объективного видоспецифического импульса к самосохранению. В этом плане большинство самоубийств есть следствие объективного влечения к сохранению качества жизни, которое действует в ситуациях, когда смерть представляется человеку меньшей из возможных утрат.

2. Если вам предписано стремиться к сохранению факта и качества вашей жизни, вы не можете игнорировать условия, при которых эта цель становится достижимой. Иными словами, вы не можете игнорировать такую важнейшую детерминанту поведения, каковой является система видоспецифических и исторически неизменных для человека потребностей.

Потребность представляет собой свойство субъекта нуждаться в том, без чего жизнь невозможна или некомфортна. Потребности выступают в качестве объективно-реального фактора деятельности, существующего как внепсихическая реальность, независящая от человеческой воли. Чтобы ни делал человек, он делает это ради одной из своих потребностей. Свобода воли позволяет человеку ранжировать свои потребности, оценивать их как первостепенные и второстепенные, подлежащие или не подлежащие удовлетворению. Однако сам факт наличия потребностей, их детерминирующего воздействия на поведение людей и неизбежной платы за депривационный выбор никак не зависят от предпочтений социального субъекта.

(О (А 3 О (А

а

3. Никакая свобода воли не позволяет людям избежать детерминирующего воздействия, которое оказывает на их поведение такой фактор, как отличные от потребностей интересы. Они представляют собой свойство субъекта нуждаться в объектах-медиаторах, необходимых для создания и использования предмета потребности. Теоретически мы можем выделить четыре типа таких интересов: орудийные интересы, предметом которых являются вещи, т.е. предметы практического назначения, с помощью которых люди физически изменяют природную и социальную среду своего существования, а также собственное тело; информационные интересы, предметом которых являются знаковые объекты, с помощью которых люди изменяют не сам мир, а свои представления о мире и способах поведения в нем; коммуникативные интересы, предметом которых являются другие люди, рассмотренные с точки зрения участия (или неучастия) в осуществляемой деятельности; организационные интересы, предметом которых являются связи и отношения между людьми, которые должны создаваться и регулироваться, чтобы коллективная деятельность имела упорядоченный и эффективный характер.

Интересы оказывают мощное принудительное воздействие на человеческое сознание, о чем свидетельствуют многочисленные примеры того, как «идея» неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от «интереса» [Маркс, Энгельс, 1955: 89]. Люди могут не осознавать свои интересы, произвольно ранжировать их, но эта «свобода» не является безнаказанной, она ставит под угрозу реализацию объективных целей существования, сохранение факта и качества человеческой жизни.

Наконец, никакая свобода воли не освобождает нас от детерминирующего воздействия со стороны имманентных психике устойчивых мотивацонных инвариантов, которые основываются прежде всего на осознанных или неосознанных шаблонах культуры, усвоенных в процессе социализации. Речь идет о детерминирующем воздействии объективированных форм интерсубъективного сознания на «живое» сознание человеческих индивидов, что приводит к существенной унификации знаний, мнений, предпочтений и других психических реакций. ных факторов область непредсказуемого для социальных и гумани-2 тарных наук ограничивается важными для человека, но не для обще-_ ства личностно-индивидуальными реакциями.

Виндельбанд прав: индивидуальная свобода как «последняя Я и глубочайшая сущность личности противится анализу посредством общих категорий» [Виндельбанд, 2007: 351] (хотя я не стал бы назы-

вать эту свободу «беспричинностью нашего существа»). Эта область непредсказуемого не распространяется на коллективное поведение людей, которое подчиняется объективным статистическим законам, нивелирующим индивидуальную вариативность.

Вторая причина существования объективных законов общественной жизни состоит в том, что социальная реальность включает в себя не только целенаправленные человеческие действия, но и порождаемые ими социальные процессы, которые возникают и развиваются спонтанно, независимо от желаний и ожиданий людей. Будучи стихийными по своей природе, эти процессы не зависят от свободной человеческой воли и подчиняются законам, которые никак не связаны с человеческой субъективностью. Примером такого рода процессов может служить генезис многих социальных групп, институтов и организационных «форм общения» людей (к примеру, европейского капитализма, который в отличие от технических инноваций, спонтанно породивших его, не строился по заранее продуманному «авторскому» плану). Другим примером подобных процессов может служить становление современной экономической глобализации (не путать с глобализмом как политической доктриной). Очевидно, что анализ таких процессов, не зависящих от человеческой субъективности, мало чем отличается от анализа природных феноменов. Именно это делает возможным использовать в общественных науках (прежде всего в экономических дисциплинах) методы синергетики, математического моделирования и проч.

Противники номотетической парадигмы считают, что номотети-ческое научное мышление в обществознании невозможно в силу не только отсутствия универсальных законов общественной жизни, но и невозможности обретения человеком объективно-истинного знания. Речь идет о неизбежной вовлеченности ученого в процессы, которые он стремится объяснить. Подобное взаимопроникновение субъекта и объекта познания вызывает у некоторых философов сомнения в способности людей преодолевать свою ангажированность, понимать социальную реальность в собственной логике ее развития, искать объективную истину, не зависящую от ценностных предпочтений исследователя.

Глубоко убежден, что ценностное отношение к миру, неизбежное для человека, не должно трактоваться как астрономически непреложная обреченность на субъективизм. Полагаю, что такая трактовка не только ошибочна, но и оскорбительна для достоинства ученого, способного осознавать свои гражданские предпочтения и сознательно блокировать их воздействие на результаты научного поиска. Способы такого контроля хорошо описаны Максом Вебером, который предлагал ученому отличать свои мнения (субъективные ценностные предпочтения, которые априори не могут быть истинными или лож-

(Л (А 3 О (А

а

ными) от своих знаний (которые основаны на верифицируемых суждениях истины). Способность отличать мнения от знаний Вебер именовал «принципом интеллектуальной честности», которым должен руководствоваться любой уважающий себя обществовед или гуманитарий.

В завершение хочу сказать, что возможность строгого номотети-ческого познания социальных процессов не означает, что подобный способ установления истины применим к любым видам обществозна-ния и гуманитаристики. Было бы наивно ожидать прямых аналогий с естествознанием в таких областях, как литературоведение или историография, где применяются альтернативные процедуры герменевтического вчувствования в мотивы человеческого поведения. Но было бы серьезной ошибкой распространять ограничения, с которыми сталкиваются подобные интерпретационные дисциплины, на обще-ствознание в целом, как это делают некоторые сторонники постмодернизма, призывающие социальную науку отказаться от эссенциа-листской стратегии познания. Последовательно проведенный, такой подход погубит обществознание, помешает ему играть важнейшую ориентационную роль, обеспечивая успешную адаптацию человечества к постоянно меняющимся условиям жизни. Эта роль особо возрастает в современную эпоху, когда развеялась наивная уверенность в уже наступившем «конце истории», когда человечество вновь вступает в полосу кризиса, чреватого «негарантированными исходами».

Библиографический список

Виндельбанд, 2007 — Виндельбанд В. Прелюдии. М., 2007.

Грицанов, 2010 — Грицанов A.A. Последний из могикан (заметки о статьях К.Х. Момджяна) // Личность. Культура. Общество. 2010. Т. 12, вып. 2.

Маркс, Энгельс, 1955 — Маркс К., Энгельс. Ф. Святое семейство, или Критика критической критики против Бруно Бауэра и компании // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. 2-е изд. Т. 2. М., 1955.

Риккерт, 1902 — Риккерт Г.Границы естественно-научного образования понятий. М., 1902.

FW

(О (0 3

о

Анализ соотношения номотетики и систематики в науке



В научном познании и практической деятельности важную роль играет знание законов. Понятие закона в Древней Греции выражали посредством слова номос. От этого слова номос произошел термин номотетика, с помощью которого описывают процесс законодательной деятельности разума в установлении законов, а также термин номология, посредством которого называют учение о законах. В слово номос древние греки вкладывали различный смысл. Под номосом в Древней Греции понимали, во-первых, религиозные, этические и правовые нормы, во-вторых, законы государства, в-третьих, законы природы и логически обоснованные законы в смысле Гераклита, в-четвертых, определенный тип греческой музыки [42]. Опираясь на различные толкования смысла слова номос возникают различные мнения о содержании и значении номотетики и номологии в науке и практической деятельности. В данной статье предпринята попытка выявить различные тенденции в осмыслении положений номотетики и номологии. Разработка положений номотетики и номологии связана определенным образом с разработкой положений систематики. Разработка положений систематики связана с разработкой положений номенклатуры, в которой опредмечивается понятийный аппарат систематики. Систематика фактов способствует обоснованию законов, а разработка системы понятий необходима для осмысления сущности закона. Разрабатываются также положения систематики законов. Различаются законы природы, законы общества, законы мышления; качественные законы и количественные законы; динамические законы и статистические законы; законы астрономии, законы физики, законы химии, законы биологии, законы социологии, законы экономической науки и т. д. Своеобразие законов различных наук объясняют качественными особенностями предметов, которые они изучают.

Закон фиксирует всеобщие и необходимые причинно-следственные отношения явлений. В связи с этим потребовалось дать определение понятия причины и понятия следствия. Под причиной понимают объект (или субъект), который посредством воздействия на другой объект (или субъект) порождает определенное следствие. Под следствием понимают след, результат, вывод и т. д. Корнем понятия следствия является след. От этого корня происходит много слов: наследие, наследственность, последствие, исследование. Понятие наследия описывает явления прошлого, которые оказывают воздействия на явления в настоящее время, а понятие последствий описывает явления, которые могут возникнуть в будущем в результате явлений, возникающих в настоящее время. Законы познаются в процессе исследования. В этимологическом словаре пишут, что слово исследование буквально означает идти по следу [46]. Для познания законов выявляют следы прошлого в настоящем во Вселенной, на нашей планете Земля, в биосфере, обществе и психике людей. Изучение следов прошлого в настоящем позволяет установить картину исторического развития мироздания. Источники исторических сведений рассматриваются как следы прошлого [40]. Эмоциональный след может храниться в памяти человека достаточно длительное время. Следоведение помогает криминалистам разбираться в очень запутанных жизненных ситуациях людей. Криминалистическая гомология изучает следообразующие и следовоспринимающие объекты для описания картины произошедших событий. Гомологичным называются объекты, между которыми существует частичное сходство наряду с частичным отличием. Понятие гомологии используется в систематике различных объектов и субъектов.

М. К. Петров пишет, что разработка положений номотетики началась еще в античном обществе в процессе возникновения и развития философии [37]. Он отмечает важное значение номотетики в качестве способа передачи поколениям наследия «жизни сообща» от предков. Передача номотетического и прочего наследия предков осуществлялась посредством опредмеченной языковой формы, которая стала развиваться наряду с устным общением между поколениями людей. Для развития письменности использовался опыт описания фонем в финикийском алфавите. Развитие навыков кодирования речи в знаковой форме потребовало от населения также развития навыков декодирования письменной речи. Развитие письменности способствовало развитие навыков мышления посредством разработки положений философии. Философия выполняла не только номотетическую функцию, но также мировоззренческую функцию, методологическую функцию, функцию систематизации эмпирических данных и теоретических положений, функцию классификации наук. В качестве философии науки и искусства она способствует развитию производительных сил общества. Разработкой положений философии в качестве теоретической номотетики занялись первые древнегреческие мудрецы, например, Солон занимался полисной номотетикой в интересах разработки законодательства демократического общества и Фалес занимался космической номотетикой в ходе астрономических исследований. Определенный вклад в логическое обоснование положений номотетики внес Гераклит.

Софисты подвергли критике практическую законодательную деятельность в регулировании общественных отношений, т. к. обнаруживали противоречия требований законодательства природе человека. Софистов критиковал Сократ и его ученики. В ответ на критику софистов они предлагали совершенствовать законодательство в государстве. Ксенофонт писал о необходимости соблюдать экономические законы [18]. Он пишет, что Сократ считал людей неспособными постигнуть законы возникновения небесных явлений и предпочитал изучать законы государства. Изучению законов государства посвящает свои труды Платон, а также его ученик Аристотель. Последний много усилий прилагал для обоснования законов логики. Им рассматривается содержание причинно-следственных связей. Разрабатывается система категорий, т. е. наиболее общих понятий. Для описания явлений используются понятия рода и видового различия. Разрабатываются представления о лестнице природы в виде постепенного перехода от рода неодушевленных предметов к роду растений, затем роду животных и человеку [1]. Делается вывод о том, что следы душевных свойств менее выраженные у животных становятся более выраженными у людей. И. Я. Павлинов отмечает вклад Аристотеля в разработку положений биологической эссенциалистской систематики и его идею расположения животных по шкале совершенства, что в последствии способствовало развитию эволюционных воззрений [32–34]. Он также отмечает влияние народной систематики (фолк-систематики) на биологическую систематику Аристотеля. Последнему также приписывают сочинение на тему «Механические проблемы», в котором сформулирован закон рычага, однако историки науки склонны считать авторами этого сочинения его учеников. Для обоснования этого мнения ссылаются на способ логического обоснования закона рычага. В. С. Библер пишет о тесной связи сочинения «Механические проблемы» с исследованиями в области механики Архимеда [2].

М. К. Петров пишет о сохранении значения философии в качестве теоретической номотетики в условиях господства средневековой теологии. Теологическое толкование номотетики противопоставляло номотетику Царства небесного номотетике Царства земного. Это ослабляло связи теологии с земной номотетикой, а философия сохраняла связи с земной эмпирической номологией в качестве теории номотетики. Понятия и законы являются формами всеобщего (универсалиями), а в средневековой философии возник спор относительно универсалий. Одни философы (номиналисты) полагали, что в объективной реальности существуют только единичные предметы, а всеобщее признавали существующим только на словах (наименованиях). Другие философы (реалисты) полагали реально существующими не только единичные предметы, но и универсалии, т. е. всеобщее. В философских сочинениях Ф.Бэкона и Р.Декарта отмечается значение не только изучения законов общества, но и законов природы, а также законов логики. Для достижения этой цели разрабатываются положения методологии научного познания. И.Ньютон в сочинении «Математические начала натуральной философии» формулирует законы механики и с этой точки зрения описал систему мира [30] Свои выводы о действии законов механики он формулирует на основе анализа причинно-следственной связи явлений и требует не называть причин сверх тех, которых достаточно для объяснения явлений природы. Выводы делаются на основании изучения таких свойств, которые присущи всем телам. Таким образом, делаются обобщения относительно природы тел. Для описания природных явлений используются понятия количества материи (массы), количества движения, силы, пространства и времени.

Свой вариант системы природы разработал К.Линней, который систематизировал эмпирические данные относительно минералов, растений и животных, опираясь на положения логики Аристотеля. В определениях он использует понятие рода и видового отличия. По его мнению, необходимо различать естественные системы и искусственные системы. Для систематики были разработаны положения таксономической номенклатуры, в соответствии с которой различался род и видовое отличие предмета. В систематике использовались следующие таксоны: империя, царство, отдел, класс, отряд, семейство, род, вид и другие таксоны. При этом использовалось подобие таксономической и военно-политической иерархии. В отличие от линнеевской логической систематики И.Кант предложил использовать также историческую систематику по примеру упорядочения предметов Ж.Бюффоном. Свои взгляды на развитие системы Вселенной, опираясь на законы механики, он изложил в книге «Всеобщая естественная история и теория неба». Таким образом, стали разрабатываться идеи эволюционной систематики.

В дальнейшем идеи эволюционной систематики получили развитие в сочинении Ч.Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора или сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь» [9]. Для разработки положений эволюционной естественной систематики, по его мнению, необходимо опираться на понятие гомологии и действие различных законов. Свои представления о биологической эволюции, включая возникновение человека и развития рас, он увязывает с представлениями об образовании различных формаций в процессе геологической эволюции, разработанными в сочинениях Ч.Лайеля. Развитие живой природы и общества рассматривается не только во времени, но и в пространстве. Идеи Ч.Дарвина получили дальнейшее в сочинениях Э.Геккеля, который для описания биологической эволюции сформулировал биогенетический закон, в соответствии с которым живое существо в своем индивидуальном развитии (онтогенез) в определенной мере повторяет формы, пройденные ее предками (филогенез). На рубеже XIX-XX веков стали разрабатываться первые кодексы биологической номенклатуры, в которых стал формулироваться порядок образования наименований биологических объектов и таким образом способом способствовать развитию языка биологической науки. И. Я. Павлинов и Г. Ю. Любарский пишут о сочетании номотетического подхода и идиографического подхода в современной биологической систематике [20, 32–34]. Отмечается важное значение изучения причинно-следственных связей явлений при разработке номотетического подхода в систематике. Деление исследований на номотетические и идиографические осуществляется в соответствии с подразделением наук на номотетические науки и идиографические науки в сочинениях В.Виндельбанда.

В номенклатуре химических соединений используются системные, традиционные и несистемные наименования (тривиальные наименования), а также химические формулы [19, 41]. Для систематики химических элементов используется периодический закон Д. И. Менделеева, а для систематики органических химических соединений используется понятие гомологического ряда. Аналогично этому в биологии был сформулирован закон гомологических рядов Н. И. Вавилова. Под влиянием успехов в области химической систематики на основе периодического закона А. А. Любищев стал отстаивать идею разработки номотетического направления в биологической систематике в противовес идиографическому направлению [21]. Идиографическая систематика, по его мнению, выполняет описательную функцию, используя для этого таксономическую номенклатуру. Он полагает, что номотетическая систематика должна опираться на теоретические положения. Поэтому номотетическое направление в систематике аналогично номогенетическому направлению в теории эволюции. С. В. Мейен писал, что сочетание номотетического подхода и идиографического подхода характерно не только для биологии, но и для физики [24–30]. Номотетические понятия описывают общее, а идиографические понятия описывают особенное и уникальное. Для разработки номотетического направления в систематике он также как Ч.Дарвин рассматривал соотношение закономерной биологической эволюции и закономерной геологической эволюции на основе изучения причинно-следственных связей явлений. Геологическая эволюция и эволюция растений исследовалась посредством изучения следов исторических процессов. В описании геологической эволюции использовалась концепция геологических формаций. Эволюция растений рассматривались как промежуточное звено во взаимосвязи геологической эволюции и эволюции животных. Для упорядочения эмпирического материала был разработан мероно-таксономический подход в систематике. Термин мерон использовался для анализа соотношения части и целого в отличие от упорядочения материала посредством термина таксон. У термина мерон есть синоним в виде термина партон, который также используется в научной литературе.

Н. С. Розов пишет, что в анализ развития экономической подсистемы общества неизменно опирается на положения номотетики, а другие общественные науки периодически обращаются к положениям номотетики, т. к. на развитие общественных науках сильное воздействие оказывает идеографический подход [39]. Об использовании в экономической науке номотетического подхода и идиографического похода пишут О. В. Карамова, Р. Л. Раяцкас и М. К. Плакунов [14, 38]. Отмечается значение математического языка и языка структурных схем для развития экономической науки. Использованию номотетического подхода в развитии других общественных наук препятствуют периоды критического отношения к этому подходу. Настоящее время считается золотым веком использования номотетического подхода в социологии. О значении номотетического подхода в социологии для развития исторической науки писал Н. И. Кареев [15–16]. Он также отмечает необходимость разработки положений социологической систематики и социологической номенклатуры и исторической номенклатуры по примеру номенклатуры естественных наук, указывая на настоящий терминологический хаос. О необходимости разработки положений социологической систематики писал также П. А. Сорокин [43]. Для изучения социального развития он опирается на положения социальной статики и социальной динамики. Под социальной статикой понимается учение о социальных порядках, в условиях которых осуществляется социальное развитие. Под социальной динамикой понимается учение о социальном развитии, которое происходит в условиях преобразования социальных порядков. Между социальной статикой и социальной динамикой существует определенная взаимосвязь.

Определенный вклад в разработку положений социологической систематики внес Т.Парсонс, который использовал системный подход для разработки положений социологической теории, которая претендовала на статус общесоциологической теории. [35–36]. Он разработал теорию действия как теоретическую основу развития общественных наук. По его мнению, анализ действия позволяет выделить деятеля (актора), определенную ситуацию, цель действия (предвидение будущих результатов действия) и взаимодействие этих элементов между собой. Ситуация включает в себя условия действия, средства действия, нормативные элементы и средства выражения нормативных элементов. В качестве среды действия рассматривались две системы реальности. Первая система реальности включала в себя физическую среду, в том числе физико-химические системы. Вторая система реальности включала в себя смыслы действия. Широко использовалось понятие системы действия. Под системой действия понималась определенным образом организованное действие элементов системы. Системы действия рассматриваются как агрегаты. Понятие агрегата, которое используется в теории действия, указывает на связь этой теории с естественными науками и техническими науками, которые также используют понятие агрегата. На связь теории действия с естественными науками также указывает формулировка закона социальной инерции, который используется в теории действия по аналогии с физическим законом инерции. Различались следующие системы действия: система поведения организма, личностная система, социальная система и культурная система. Культурная система обеспечивала связь системы действия со второй системой реальности.

Анализировались различные виды подсистем социальной системы: экономическая подсистема, политическая подсистема, подсистема воспроизводства образца и социетальная подсистема. Рассматривалось сопряжение различных систем действия. О необходимости номотетического и идеографического изучения мир-системы писал Валлерстайн [5]. Анализ мировой социальной системы позволяет выявить различные уровни организации общества: уровень международной организации общества (Организация Объединенных Наций и другие международные организации), уровень государственной организации общества, региональной организации общества, городской организации общества, сельской организации общества. На каждом уровне организации общества можно обнаружить функционирование вышеуказанных подсистем социальной системы. По мнению Н.Лумана, в теории действия необходимо опираться на теорию систем Л.Берталанфи. По мнению Р.Мертона теория действия Т.Парсонса не может претендовать на статус общесоциологической теории, а способна только давать некоторые ориентиры в социологическом исследовании. Эта теория была также подвергнута критике за недостаточное внимание к описанию вопросов социального развития.

Для описания сопряжения экономической подсистемы и политической подсистемы в процессе развития общества используются следующие концепции: формационная концепция развития общества и цивилизационные концепции развития общества Сторонники формационной концепции развития общества опираются на положения экономического детерминизма. Сторонники технологических концепций развития общества опираются на положения технологического детерминизма. Сторонники цивилизационных концепций развития общества используют положения натуралистического детерминизма. Формационная концепция развития общества была разработана К.Марксом [22–23]. В соответствии с этой концепцией в каждой общественно-экономической формации политическая надстройка общества определяется экономическим базисом. Экономический базис общества развивается в соответствии с законом соответствия характера производственных отношений уровню развития производительных сил. Преобразование одной общественно-экономической формации в другую общественно-экономическую формацию происходит в результате разрешения конфликта между новым уровнем развития производительных сил и устаревшей политической надстройкой. Понятие формации рассматривается как родовое понятие, а кроме этого рассматриваются различные типы общественно-экономических формаций.: первобытно-общинная общественно-экономическая формация, рабовладельческая общественно-экономическая формация, феодальная общественно-экономическая формация, буржуазная общественно-экономическая формация и коммунистическая общественно-экономическая формация. В формационной концепции развития общества развитие политической надстройки общества рассматривается как зависящее от экономического базиса общества.

Цивилизацией называют общество, в котором установлены определенные отношения между гражданами и государством. А.Тойнби обособляет цивилизации от примитивных обществ и выделяет множество видов цивилизаций [44–45]. В цивилизационной концепции развития общества он использует положения натуралистического детерминизма. По его мнению, развитие общества определяется действием двух позитивных факторов: среды и расы, а также одного негативного факторы — инерции. Различается природная среда и социальная среда. Под влиянием природной среды формируются такие цивилизации как речная цивилизация, нагорная цивилизация и т. д. Развитие цивилизации осуществляется в соответствии с законом Вызова-и-Ответа, а также закона компенсации. Закон Вызова-и-Ответа утверждает, что чем сильнее вызов, тем сильнее ответ. В случае чрезмерного вызова действует закон компенсации, который утверждает, что вызов может возникнуть в одной среде, а ответ может появиться в другой среде. Данные законы используются для описания экономического и политического развития цивилизаций. Экономическая система и политическая система рассматриваются как важнейшие институты индустриального общества. Цивилизация представляет из себя единство экономических, политических и культурных элементов в рамках данной социальной системы. Цивилизации в процессе своего развития проходят стадии роста и распада. От стадии роста цивилизация переходит к стадии надлома и затем к стадии распада. Надлом цивилизации возникает в результате милитаризации и экспансии. Обычно экспансия сначала осуществляется посредством экономических факторов, а затем посредством политических и культурных факторов. Надлом цивилизации приводит к обособлению экономических, политических и культурных элементов социальной системы и болезненному диссонансу в отношениях между ними. В процессе развития цивилизаций происходит возникновение и разрушение империй.

В. К. Захаров предлагает руководствоваться номологическим кредо в государственной политике современной России [11–13]. В своей концепции номологии он стремится показать связь между политико-экономическим значением нома и политико-правовым значением номоса. Для обоснования своей точки зрения он ссылается на геополитические правовые рассуждения К.Шмитта о номосе Земли [47]. О необходимости опоры на положения номологии в юриспруденции пишет В. Г. Беспалько, который опирается на сочинение Н.Сербского (Велимировича) Слово о законе (Номология) [4]. В литературе высказываются предложения о создании правовой номологии в качестве теории совершенствования законодательства [8]. В литературе различают объективные законы и субъективные законы [7]. К объективным законам относят законы, которые действуют независимо от сознания и воли людей, а к субъективным законам относят государственные (правовые) законы, которые действуют под воздействием государственных органов власти. Для реализации действия государственных (правовых) законов рассматриваются объективные основания, которые выявляются в ходе расследования. Для проведения расследования используются положения криминалистической систематики и криминалистической гомологии для изучения гомологических следов (следов предметов, следов человека, следов процесса и других следов) [3, 6, 17, 31]. Положения криминалистической гомологии используются в криминалистической психологии. Гомологические следы позволяют изучить психологическую сторону исследуемых событий. Номологический подход и идиографический подход используются в психологическом исследовании исследовании. По мнению Г. А. Епанчинцевой и Т. Н. Козлоской оба подхода имеют свои достоинства и недостатки [10]. В криминалистической систематике используются слова (термины) естественного и искусственного языка, разрабатываются положения номенклатуры криминалистических средств. В качестве языка криминалистики используются языки различных наук.

Литература:

  1. Аристотель История животных. — М.: РГГУ, 1996.
  2. Арсеньев А. С., Библер В. С., Кедров Б. М. Анализ развивающегося понятия. — М.: Наука, 1967.
  3. Белкин Р. С. Курс криминалистики: Общая теория криминалистики. В 3-х томах. — М.: Юристъ, 1997.
  4. Беспалько В. Г. Слово как начало закона Божия и закона уголовного в трудах христианских богословов и российских правоведов // Пробелы в российском законодательстве. 2013. № 6. С. 60–65.
  5. Валлерстайн И. Исторический капитализм. Капиталистическая цивилизация. — М.: КМК, 2008.
  6. Головин А. Ю. Криминалистическая систематика: Монография. — М.: ЛексЭст, 2002.
  7. Граждан В. Д. Государственная гражданская служба: Учебник. — М.: КНОРУС, 2007.
  8. Давыдова М. Л. Юридическая техника: Проблемы теории и методологии: Монография. — Волгоград: ВолГУ, 2009.
  9. Дарвин Ч. Происхождение видов путем естественного отбора. — СПб.: Наука, 2001.
  10. Епанчинцева Г. А., Козловская Т. Н. Интеграционные тенденции в развитии методов психологического исследования // Сибирский психологический журнал. 2011. № 39. С. 28–35.
  11. Захаров В. К. Номология. Воспроизведение и обновление человеческого бытия. — М.: «Onebook.ru», 2016.
  12. Захаров В. К. Общие исторические данности как императивы государственной политики современной России // Россия: перспективы и тенденции развития. Ежегодник. — М.: ИНИОН, 2016. С. 18–24.
  13. Захаров В. К. Консолидация и конкуренция как два необходимых условия для развития российского общества // Россия: перспективы и тенденции развития. Ежегодник. — М.: ИНИОН, 2018. С. 44–51.
  14. Карамова О. В. Философия, история и методология экономической науки: Монография. — М.: Спутник+, 2007.
  15. Кареев Н. И. Введение в изучение социологии. — М.: Юрайт, 2019.
  16. Кареев Н. И. Теория исторического знания. — Петроград: Типография М. М. Стасюлевача, 1916. 261 с.
  17. Криминалистика: Учебник / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В. А. Образцова. — М.: Юристъ, 1997.
  18. Ксенофонт Воспоминания о Сократе. — М.: Наука, 1993.
  19. Лидин Р. А., Молочко В. А., Андреева Л. Л., Цветков А. А. Основы номенклатуры неорганических веществ. — М.: Химия, 1983.
  20. Любарский Г. Ю. Архетип, стиль и ранг в биологической систематике. — М.: КМК, 1996.
  21. Любищев А. А. Проблемы формы систематики и эволюции организмов. Сборник статей. — М.: Наука, 1982.
  22. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Издание второе. Т. 23. — М.: ГИПЛ, 1960.
  23. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Издание второе. Т. 13. — М.: ГИПЛ, 1959.
  24. Мейен С. В. Основные аспекты типологии организмов // Журнал общей биологии. 1978. Т. 39. № 4. 495–508.
  25. Мейен С. В., Шнейдер Ю. А. Методологические аспекты теории классификации // LETHAEA ROSSICA. Российский палеоботанический журнал. 2017. Т. 14. С. 101–110.
  26. Мейен С. В. Теоретические основы палеоботанических исследований (неизданные главы к «Основам палеоботаники»). — М.: ГЕОС, 2009.
  27. Мейен С. В. Основы палеоботаники. Справочное пособие. — М.: Недра, 1987.
  28. Мейен С. В. Следы трав индейских. — М.: Мысль, 1981.
  29. Мейен С. В. Введение в теорию стратификации. — М.: ГИ РАН, 1974.
  30. Ньютон И. Математические начала натуральной философии. — М.: Наука, 1989.
  31. Образцов В. А., Богомолова С. Н. Криминалистическая психология. — М.: Закон и право, 2002.
  32. Павлинов И. Я., Любарский Г. Ю. Биологическая систематика: Эволюция идей. — М.: КМК, 2011.
  33. Павлинов И. Я. Номенклатура в систематике. История, теория, практика. — М.: КМК, 2015.
  34. Павлинов И. Я. Введение в современную филогенетику (кладогенетический аспект). — М.: КМК, 2005.
  35. Парсонс Т. О структуре социального действия. — М.: Академический Проект, 2002.
  36. Парсонс Т. О социальных системах. — М.: Академический Проект, 2002.
  37. Петров М. К. Язык, знак, культура. — М.: УРСС, 2004.
  38. Раяцкас Р. Л., Плакунов М. К. Количественный анализ в экономике. — М.: Наука, 1987.
  39. Розов Н. С. Историческая макросоциология: Методология и методы: — Новосибирск: НГУ, 2009.
  40. Русина Ю. А. Методология источниковедения: Учебное пособие. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2015.
  41. Симбирских Е. С., Шелковникова Л. В. Номенклатура органических соединений: Учебное пособие. — Мичуринск-Наукоград: МичГАУ, 2006.
  42. Словарь античности. Пер. с нем. Составитель Й.Ирмшер. — М.: Прогресс, 1989.
  43. Сорокин П. А. Система социологии. В 2-х тт. — М.: Наука, 1993.
  44. Тойнби А. Дж. Постижение истории: Сборник. — М.: Айрис-пресс, 2004.
  45. Тойнби А. Дж. Цивилизация перед судом истории: Сборник. — М.: Айрис-пресс, 2003.
  46. Шанский Н. М., Боброва Т. А. Школьный этимологический словарь русского языка. — М.: Дрофа, 2002.
  47. Шмитт К. Номос Земли. — М.: Владимир Даль, 2008.

Основные термины (генерируются автоматически): разработка положений, социальная система, теория действия, геологическая эволюция, наука, подход, положение, система действия, система реальности, систематик, социальное развитие, формационная концепция развития общества.

Идиографический подход | Мир Психологии

ИДИОГРАФИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Идиографический подход (англ. idiographic; от греч. idios — своеобразный + grapho — пишу) — описание и анализ конкретных, индивидуальных, единственных в своем роде случаев, явлений (нарушений, болезней, личностей, событий и т. п.). Противоположность — номотетический. См. Дильтей В., Индивидуальность, Клиническая психология.

Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

нет значения и толкования слова

Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

нет значения и толкования слова

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

нет значения и толкования слова

Оксфордский толковый словарь по психологии

Идиографический — относящийся или имеющий дело с чем-то конкретным, индивидуальным, уникальным. Психологическая система или теория с такой ориентацией называется идиографической. Противоположное понятие – номотетический.

предметная область термина

ИДИОГРАФИЧЕСКИЙ ПОДХОД В НАУКЕ — утверждает в качестве основной ценности индивидуальные особенности явления, применяет метод отдельных случаев (case-method).

ИДИОГРАФИЧЕСКИЙ И НОМОТЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОДЫ В ПСИХОЛОГИИ (idiographic-nomothetic psychology) — специалисты в области общественных наук имеют возможность выбрать И. или Н. подход к формулированию интерпретаций изучаемых явлений. Эти термины придуманы Вильгельмом Виндельбандом для характеристики деятельности естественных наук, с одной стороны, и наук о культуре и человеке (изучающих единичные факты) — с другой. Между этими двумя подходами существует непримиримое противоречие. Научные обобщения принято считать Н., или имеющими форму законов. Однако для того, чтобы эти законы имели прогностическое значение, они должны быть приложимы к конкретным случаям, а единичные случаи (И. анализ) могут не подчиняться общим законам. И. наука строится на тщательном анализе единичных фактов, формулируя интерпретативные утверждения, приложимые только к данному конкретному случаю или к классу феноменов, которые представлены этим случаем.

И. интерпретации основываются на особенностях каждого данного случая. Их притязания на обоснованность опираются на мощность описаний, создаваемых конкретным исследователем. В этих описаниях стремятся зафиксировать различные ракурсы изученных фактов. Предполагается, что различные интерпретации, по-видимому, имеют смысл и значимость в различных реальностях. Любая интерпретация складывается под влиянием местной специфики и взаимодействий между исследователем и исследуемым объектом. Н. подход опирается на утверждение, что научные законы могут формулироваться только статистически, путем изучения и анализа большого числа случаев, отобранных методом рандомизации. Предполагается, что Н. обобщения не связаны ни с временем, ни с контекстом. Они также не зависят от специфики данного конкретного контекста или случая. Противоречия между И. и Н. моделями науки стали предметом дискуссий в общественных науках и психологии лишь в начале XX в., хотя их истоки восходят к XVIII-XIX вв., т.е. ко времени возникновения наук о человеке.

Дискуссия между сторонниками И. и Н. подходов затрагивает фундаментальные допущения, касающиеся природы исслед., философии науки и целей общественных и психол. дисциплин. Аргументы ученых, стоящих на феминистских позициях, вместе с аргументами представителей национальных меньшинств в науке, еще больше обострили ее. Такие ученые считают, что методы Н. науки нередко использовались как инструмент притеснения, порождая искаженное знание, отражающее господство мужчин в сфере научной деятельности. Постпозитивисты (прежде всего теоретики критического рационализма) и постмодернисты тоже критиковали Н. науку и ее допущение о том, что знание свободно от пристрастности, личных ценностей и политических взглядов, и утверждали, что Н. наука нередко используется как форма политического контроля. Формулируя проблему максимально кратко, можно сказать, что спор вращается вокруг того, быть ли психологии наукой, изучающей причинно-следственные связи и формулирующей общие законы человеческого поведения, или же интерпретационной, практической дисциплиной, стремящейся ко все более глубокому пониманию соц. и психол. процессов. Сторонники Н. метода отвергают И. интерпретации, называя их ненаучными или журналистскими. Приверженцы И. подхода, в свою очередь, утверждают, что ценность Н. исслед. невелика, поскольку все интерпретации, с их т.з., должны быть контекстуальными и специфическими для конкретных случаев. Номотетическая психология Н. психология стремится к выявлению научных, статистически достоверных и допускающих обобщение законов чел. поведения. Она исходит из нескольких основных допущений. Во-первых, она ищет причинные объяснения соц. явлений. Она использует вариационно-аналитический язык, опирающийся на операционализацию переменных, и строгие причинно-следственные схемы вывода. Во-вторых, она стремится к количественной оценке психич. и поведенческих процессов. В-третьих, она исходит из того, что каузальные утверждения, сформулированные на основе тщательного изучения случайно отобранных испытуемых, могут быть распространены на необследованные популяции. В-четвертых, сторонники Н. подхода пытаются (в типичных случаях) создать искусственные условия, в которых и собираются научные данные. В-пятых, в случае использования Н. науками результатов, полученных с помощью И. методов, они нередко признаются полезными только для объяснительной, описательной или иллюстративной целей (например, предварительного обследования). В-шестых, Н. теории являются дедуктивными, вероятностными, и предлагают фунционалистские объяснения явлений. И. психология и ее методы признаются полезными лишь в той мере, в какой они способствуют созданию научных теорий, соответствующих перечисленным выше критериям.

Идиографическая психология В психологии XX в. научная деятельность Гордона Олпорта чаще всего связывается с И. подходом, базирующимся на определенных допущениях и методах. По выражению Олпорта, «психология станет более научной (т. е. более способной делать прогнозы), когда научится оценивать единичные тенденции во всей их подлинной сложности и когда она будет в состоянии сказать, что станет с коэффициентом интеллекта (IQ) данного ребенка, если обстановка, в которой он находится, изменится определенным образом». Подход Олпорта требует глубокого и постоянного интереса к изучению и анализу единичного случая в течение длительного промежутка времени; лонгитюдные исследования становятся необходимостью. Психологи, стоящие на позициях И. подхода, изучают частности, а не универсалии. Поскольку признается, что каждый человек уникален, психолог должен пользоваться такой теорией и такими методами, которые сохраняют и выявляют индивидуальные различия. Кроме того, имеет место попытка предоставить каждому испытуемому возможность говорить на его собственном языке, сохранить смыслы, которые поддерживают жизнь конкретных людей в этом мире, и зафиксировать эти смыслы и субъективные переживания с помощью относительно неструктурированных, неформальных (open-ended), проективных и интерпретативных методов. В сочетании с другими методами и подходами, в качестве незаметных и косвенных измерений личности используются также личные документы и биографии, что позволяет произвести своеобразную триангуляцию индивидуума. В И. психологии отдается предпочтение натуралистическим исслед., проводимым в повседневных ситуациях наблюдаемых людей.

Этические и эмические исследования Различия между Н. и И. психологией можно сравнить с разногласиями между этическим и эмическим подходами в современной антропологической теории. Этические исслед. носят внешний, сравнительный и кросс-культурный характер. Исследователи дистанцируются от конкретных культур, с тем чтобы можно было выявить общие паттерны. Специфические, уникальные структуры значений, присущие какой-то одной культуре, оставляют без внимания ради выявления культурных универсалий. Эмические исслед. изучают культурные структуры значений изнутри, стараясь выявить когнитивные категории и классификационные системы, используемые представителями к.-л. определенной культуры или культурной группы. Эмические исслед. выявляют частности, этические — общие закономерности. Более того, эмические исслед. планируются и проводятся с позиции инсайдера (т. е., носителя конкретной культуры) Эмические исслед. реализуют И. подход к науке, тогда как этические исслед. привержены (как правило) Н. подходу. Объемные описания в противоположность плоским Объемные (thick) описания в отличие от плоских (thin) выходят за рамки простой констатации факта, сообщения коэффициентов корреляции или критериев значимости и достигают уровня детали, эмоции, смысла, нюанса, отношения и взаимодействия. Объемные описания являются эмическими и И. В сочетании с традиционными методами И. психологии, объемные описания делают возможным более глубокое понимание сущности личности и паттернов взаимодействия, которые пытается выявить и понять И. психология. Н. психология преимущественно опирается на плоские описания, полученные в этической перспективе.

Прогрессивно-регрессивный метод Сартра Жан Поль Сартр предложил метод исслед., кот. во многих важных отношениях представляет собой синтез описанных выше подходов. Прогрессивно-регрессивный метод нацелен на помещение конкретного чел. или класса людей в определенные условия и понимание его/их в контексте данного исторического момента. Прогрессивно метод обращен к будущему завершению ряда действий или проектов, предпринятых субъектом (например, написание романа), а регрессивно — к прошлым условиям, в которых возникли и сложились проекты и занятие субъекта. Перемещаясь между прошлым и будущим, субъект или его проекты позиционируются во времени и в пространстве. Помимо того, что таким образом выявляется общее, объединяющее индивидуума с другими людьми, выявляются и уникальные особенности жизни индивидуума. Этот метод одновременно и аналитический, и синтетический в том смысле, что анализ, перебирающий основные нити жизни субъекта, по своей сути является синтезирующим и интерпретирующим анализом. Исследования феминистов Недавно произошедшие в феминистских научных кругах события создали благоприятные возможности для распространения И. подходов в новых направлениях. Разрабатываются более рефлексивные версии эпистемологии, которые отводят исследователю центральное место в исследовательском процессе.

Афро- и испано-американские феминисты, а также феминисты из развивающихся стран, изучают то, как колониальный (позитивистско-номотетический) дискурс неверно представляет жизнь женщин в разных контекстах. Другие ученые оспаривают объективные основы Н. подхода. По их мнению, Н. перспектива предполагает, что статичный мир объектов может изучаться (не создаваться) методами объективной науки. Эти исследователи утверждают, что именно ученый создает изучаемый мир, и отмечают, что в Н. исследованиях женщин они традиционно трактовались как статичные объекты, рассматриваемые через лупу объективной (захваченной мужчинами) науки. Некоторые ученые-феминисты экспериментируют с новыми литературными формами, включая автоэтнографию (autoethnographies), тексты перформанса (performance texts) и поэзию. См. также Исследование методом поперечных срезов, Методы эмпирического исследования, Феминистская терапия, Идиодинамика, Жизненные события, Микродиагностика, Каноны Милля, Философия науки, Научный метод, «Мягкий» детерминизм Н.К. Дензин

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

: Тест Келли как синтез идиографического и номотетического подходов к личности :: Шкуратова Ирина Павловна ::

Тест Келли как синтез идиографического и номотетического подходов к личности

Шкуратова И.П.

Опубликовано в сборнике: Ананьевские чтения-2009. – СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2009, с.368-370.

 

В современной отечественной психологии нарастает интерес к изучению индивидуальности личности в противовес советскому периоду, когда личность описывалась преимущественно через социально-типические характеристики.  В этой связи одним из важных вопросов диагностики личности является проблема совмещения идиографического и номотетического подходов к исследованию личности. Эти термины принадлежат немецкому философу Вильгельму Виндельбанду, который противопоставил естественнонаучный и исторический ряды знаний.

Основатель  дифференциальной психологии В.Штерн перенес эту дихотомию в психологию, применив ее к описанию личности. Сущность номотетического подхода, с его точки зрения, состоит в том, что одна или несколько черт исследуются на многих индивидах, тогда как при идиографическом подходе один индивид описывается с  помощью ряда черт и взаимосвязей между ними для выявления его уникальности. Он отдавал предпочтение идиографическому подходу,  который реализуется в персонологии — особой дисциплине, предметом которой служит персона как «живая уникальная целостность, стремящаяся к цели, открытая  по отношению к миру». Однако он был  далек от мысли о том, что номотетический подход хуже или не нужен вовсе. Напротив, он подчеркивал, что идиографический метод обеспечивает наилучшее понимание личности на основе уникального взаимодействия номотетично определяемых черт.

Психологические методы очень различаются по легкости их применения в номотетическом и идиографическом направлениях. Чем более стандартизированным, жестко ограниченным в выборе ответов испытуемым является метод, тем лучше он работает на группах испытуемых  и тем менее податлив в интерпретации отдельных случаев. И наоборот, чем больше степеней свободы предполагает метод, тем более он хорош для индивидуальной диагностики, но сложен технически для сопоставления результатов многих людей. Не случайно при сопоставлении отдельных свойств личности с другими поведенческими проявлениями чаще используются опросники, а для индивидуального консультирования проективные методики. Это обусловлено тем, что опросник дает, как правило, представление о степени выраженности определенной личностной черты, косвенно связанной с личностной проблемой, в то время как проективная методика может вывести прямо на суть проблемы.

В настоящее время особенно возрастает спрос на такие методы, которые вскрывают уникальные личностные характеристики, но в то же время не несут на себе отпечаток клиничности. К разряду таких методов можно отнести репертуарный личностный тест, созданный Д.Келли на основе его теории личностных конструктов.  Репертуарные решетки представляют собой матрицы (таблицы), строками которой являются критерии (конструкты, признаки), по которым оцениваются объекты (люди, материальные объекты), составляющие столбцы.

Обработка данных по столбцам позволяет исследовать характеристики объектов оценки. Обработка данных по строкам дает возможность проследить варьирование признака при оценке разных людей. Все эти возможности выгодно отличают данную технику от опросников по ряду позиций.

  1. Если опросник состоит из вопросов, трактовка которых испытуемым может быть ему непонятной, то решетка предлагает испытуемому сделать оценку объекта по конкретному критерию им же самим и сформулированному.
  2. В опросниках предлагается оценивать преимущественно собственные характеристики и поведение, в тесте Келли испытуемый оценивает как себя, так и других людей.
  3. В опросниках испытуемый оценивает себя и свое поведение в общем, как наиболее характерное, тогда как в тесте Келли оценивается свое поведение применительно к общению с конкретными людьми.
  4. Опросник при обработке позволяет получить определенные баллы по заложенным в него шкалам. Решетка при обработке позволяет получить много показателей с применением разных статистических процедур.
  5. Интерпретация результатов применения опросника опирается на нормативные данные, которые узко применимы в рамках возрастных, половых и прочих социальных групп испытуемых. Данные теста Келли в принципе не могут быть нормативными, поскольку цель их получения состоит в выявлении субъективной картины мира испытуемого.

Самое главное преимущество метода репертуарных решеток состоит в неограниченных возможностях его модификации в соответствии с задачами диагностики.  Можно сказать, что это тест-трансформер, в котором можно изменять как количественные параметры, так и содержательное наполнение.


Реализация номотетического и идеографического подходов в психологических исследованиях

Номотетический подход к научному познанию описан Виндельбандом (в работах И.Канта рассматривается как способ законодательной деятельности разума), раскрыт Риккертом. Рассматривается как способ познания, целью которого является установление общего, имеющего форму закономерности. Исследователь, нацеленный на поиск закономерностей, стремится от констатации частного случая перейти к пониманию общей связи и для него отдельный объект наблюдения не представляет научной ценности. Исследователю, ориентирующемуся на номотетическую методологию, интересны не характеристики уникальных свойств данного объекта как целого, а выражение общей закономерности, объединяющей данный объект с множеством других. Знание этих законов дает возможность предсказывать перспективные состояния и характеристики объектов данного типа (класса) и, исходя из этого, выстраивать собственную активность по отношению к ним [Забродин, 1987].

Идеографический подход в исследовании предполагает способ познания, целью которого является изображение объекта как единой уникальной целостности. Идеографический метод может быть направлен на постижение индивидуального в его своеобычности, однократности, уникальности либо на определение общих закономерностей, отраженных в единичном случае. Осознанно обращающийся к данному типу исследовательской методологии вынужден рассматривать целое как не равное сумме его частей. Определение результатов исследования, осуществляемого с помощью идеографического метода, как правило, формулируются вне рамок и предзаданных категориальных шаблонов, но в пределах понятийного поля, задаваемого теоретическим направлением, избранным автором [4, 5].


Номотетический и идеографический подходы различаются по нескольким основаниям.

1.) по-разному понимается объект изучения. Если в рамках номотетического подхода присутствует атомистское понимание психических явлений, то идеография ориентируется на холистский подход.

2) номотетика, в целом, ориентирована на линейный детерминизм в объяснении причин явлений, тогда как идеография предполагает возможность вероятностного или кругового типов детерминизма.

Противопоставление номотетического и идеографического подходов находит выражение и в рамках осуществления научного исследования. Номотетическая диагностика, по сути, является сциентистской и нормографической, и конкретная личность, индивидуальность сводится в рамках этого подхода к набору определенных значений по нормативным общегрупповым шкалам. Такой подход предполагает относительную простоту в его осуществлении, а также несложный путь доказательства репрезентативности полученных данных, но имеет целый ряд недостатков, к которым, прежде всего, следует отнести высокую степень формализованности инструментария и исследования в целом. Исследование, ориентированное на использование идеографического метода, базирующееся на понимании личности как особой, неповторимой целостности, как правило, не претендует на высокие обобщения и репрезентативность полученных результатов (классически ориентированными исследователями это рассматривается как непреодолимая проблема метода). Если же таковая идея декларируется (как, с определенными оговорками, было в случае отдельных исследований А.Р.Лурия, З.Фрейда и некоторых других виднейших психологов), то ее воплощение неизбежно требует от исследователя предельно жесткой и последовательной реализации теоретических оснований в ходе интерпретации, а также убедительного логического обоснования предложенных обобщений.



Номотетический (Р.Кеттел, Г. Айзенк) и идеографический (Г.Олпорт, Р.Келли) подходы к описанию личности. Метод факторного анализа в психологии личности.

Рекомендуемый перечень вопросов к государственному экзамену

По специальности «Психология», специализация «Психология управления»

 

Номотетический (Р.Кеттел, Г. Айзенк) и идеографический (Г.Олпорт, Р.Келли) подходы к описанию личности. Метод факторного анализа в психологии личности.

Впервые термины для определения двух основных подходов к изучению личности предложил Гордон Оллпорт.
Номотетический подход заключается в сравнении индивидов с определенной точки зрения. Согласно с ним личностные черты релевантные для всех и необходимо выяснить, какой участок кривой распределения занимает показатель определенного человека. Недостатком номотетического подхода является то, что, давая концептуальное и эмпирическое понимание определенного измерения личности, он не позволяет подойти к пониманию отдельного человека. Согласно старому латинскому выражению, наука не занимается отдельными случаями (scienta non est individuorum), законы и теории и не должны ничего говорить об индивидуальности.
Основные преимущества номотетического подхода: широта, точность, воспроизводимость, возможность прогнозирования. Основные недостатки: отсутствие яркости, жизненности.
Идеографический подход заключается в изучении одного индивида без сопоставления его данных с другими. При анализе отдельной личности следует использовать термины и понятия, которые подходят именно для нее. Такое описание личности можно получить с помощью различных источников: самоописания, описаний других лиц, а также определенных объективных измерений самой личности. Идеографический подход требует интенсивного изучения отдельного случая. Он направлен на всестороннее эмпатическое понимание уникального склада личности отдельного человека. Проблема применения этого подхода в том, что исследование отдельной личности могут привести к открытию психологического механизма, однако для установления закономерности их недостаточно. Объяснение уникального случая недостаточно для выявления общих законов.
Основные преимущества идеографического подхода: глубина, яркость, жизненность, уникальность, всесторонний подход к личности, глубина изучения и анализа. Основные недостатки: недостаточная точность, несистематичность данных, субъективизм интерпретации.
В психологии личности номотетический подход доминировал в последние ЗО лет. Его сторонники не отрицают уникальности каждой личности. Они только считают, что она является следствием уникального сочетания разных уровней личностных черт, а сами эти черты одинаковы у всех. Наиболее лаконично сформулировал эту точку зрения Айзенк: «Для ученого уникальный индивидуум — это просто точка пересечения ряда количественных переменных» (1952).
Сторонниками номотетического подхода чаще становятся ученые, склонны к строгому научному мышлению (tough-minded). Они считают, что настоящие идеографические методы не являются научными, они по сути — только номотетичные оценки отдельного случая. Идеографичность, по их мнению, означает лишь то, что исследователь фиксирует свое внимание на конкретном случае. Если бы не было сходства между индивидуумами, то идеографическое исследование было бы лишено всякого смысла. Также сторонники номотетического подхода настаивают на том, что все аспекты личности и ее поведения, в том числе ценности, настроения, капризы, можно оценить вполне точно и надежно. Они считают, что эмпирические методы являются наилучшими для исследования сложных структур.
Сторонниками идеографического подхода чаще исследователи с лирическим складом ума (tender-minded), которые убеждены, что личность невозможно охватить какой-то теоретической схемой. Они часто весьма энергично отрицают методы номотетической школы, которые, по их мнению, механически и упрощенно представляют целостную личность. Они считают, что качественные характеристики не поддаются определению, а главной чертой личности является уникальное сочетание или уникальная структура личностных черт, способностей и потребностей.
Идеотетичный подход (Дж. Т. Ламиел, 1981) предлагает использование идеографических методов для описания личности и Номо политических — для ее исследования. Большинство психологов придерживается номотетического подхода, однако теоретики личности всегда благосклонно относились к идеографическому. Идеографической методологии особенно часто пользуются клинические психологи, и на именно на этой основе они наполнили психологию большим количеством интересных гипотез.




51. Понятие «гуманистическая психология управления».

Гуманистическая психология — направление в западной (преимущественно американской) психологии, признающее своим главным предметом личность как уникальную целостную систему, которая представляет собой не нечто заранее данное, а «открытую возможность» самоактуализации, присущую только человеку.

В гуманистической психологии в качестве основных предметов анализа выступают: высшиеценности, самоактуализация личности, творчество, любовь, свобода, ответственность, автономия, психическое здоровье, межличностное общение. Гуманистическая психология в качестве самостоятельного течения выделилась в начале 60-х годов XX века, как протест против доминирования бихевиоризма и психоанализа в США, получив название третьей силы.

Гуманистическая психология выступает против построения психологии по образцу естественных наук и доказывает, что человек, даже будучи объектом исследования, должен изучаться как активный субъект, оценивающий экспериментальную ситуацию и выбирающий способ поведения.

В 1963 г. первый президент Ассоциации гуманистической психологии, Джеймс Бьюдженталь, выдвинул пять основополагающих положений данного направления психологии:

1. Человек как целостное существо превосходит сумму своих составляющих (иначе говоря, человек не может быть объяснен в результате научного изучения его частичных функций).

2. Человеческое бытие развертывается в контексте человеческих отношений (иначе говоря, человек не может быть объяснен своими частичными функциями, в которых не принимается в расчет межличностный опыт).

3. Человек сознает себя (и не может быть понят психологией, не учитывающей его непрерывное, многоуровневое самосознавание).

4. Человек имеет выбор (человек не является пассивным наблюдателем процесса своего существования: он творит свой собственный опыт).

5. Человек интенциален (человек обращен в будущее; в его жизни есть цель, ценности и смысл).


52. Индивидуальное и коллективное в психологии управления.

Противоречия между индивидом и социумом сохранялись (с колеблющимися показателями напряженности) на протяжении всей истории человечества. Именно эти противоречия стали мощнейшим стимулом технического, культурного и социального прогресса, найдя свое отражение в специфике развития индивидуального и общественного сознания. Подобно тому как на уровне биологической эволюции взаимодействие индивида и вида выполняет определенные адаптивные функции, так и в историческом развитии сознания (коррелирующем, разумеется, с определенными социальными действиями) его индивидуальная и коллективная составляющие вступают в сложное динамичное соотношение, имеющее важное значение для процессов саморегуляции и поддержания устойчивости социума.

Это базовое противоречие достаточно рельефно отражается в специфике индивидуального и коллективного сознания. Если для первого важнейшими показателями являются его пластичность и динамичность, то второе характеризуется ригидностью и стремлением к устойчивости. Такое соотношение служит не только хорошим регулятором темпов исторического развития, но и обеспечивает проверку многочисленных «личных инициатив» на их корректность. Ослабление фильтрующей роли инертного коллективного сознания приводит к тому, что весьма сомнительные прожекты активных индивидов слишком легко «запускаются в производство», нанося ощутимый урон в хозяйственной и идеологической сферах.

Соотношение двух рассматриваемых здесь форм сознания изменчиво в разные исторические эпохи и в разных этносах. Многие аспекты в динамике этих изменений стали объектом социально-психологического анализа. Для исторического процесса в целом, по-видимому, типичны периодические флуктуации приоритета индивидуального или коллективного сознания, коррелирующие с темпами и направленностью развития: преобладание первой формы служит показателем и важным фактором происходящих перемен, гегемония второй формы свидетельствует о стабильной исторической ситуации. Флуктуации такого рода следует отнести к механизмам саморегуляции процесса развития социума, необходимым для поддержания определенного социального гомеостаза.


53. Психология руководства и лидерства.

Понятие «лидер» связано с понятием «управление» и «руководства». Лидерство определяется, во-первых, как ведущее положение отдельного лица социальной группы, класса, партии, государства, что обусловлено более эффективными результатами деятельности (экономической, политической, спортивной и т.д.), во-вторых, как процессы внутренней самоорганизации и самоуправления группы, коллектива, что обусловлено индивидуальной инициативой их членов.

В отличие от лидера руководитель всегда выступает посредником социального контроля и административно-государственной власти. Лидер — это член группы, который добровольно взял на себя значительную меру ответственности в достижении групповых целей, нежели того требуют формальные предписания или общественные нормы. Формальный лидер назначается или выбирается, приобретая, таким образом, официальный статус руководителя. Неформальный лидер — это член группы, который наиболее полно в своем поведении отвечает групповым ценностям и нормам. Он ведет группу, стимулируя достижения групповых целей и проявляя при этом более высокий уровень активности в сравнении с другими членами группы.
В отечественной социальной психологии определены отличия в содержании понятий «лидер» и «руководитель». Б.Д. Парыгин отмечает такие отличия:
— лидер призван осуществлять преимущественно регуляцию межличностных отношений в группе, а руководитель осуществляет регуляцию официальных отношений;
— лидерство возникает при условиях микросреды, руководство же — элемент макросреды, оно связано со всей системой общественных отношений;
— лидерство возникает стихийно, руководитель или назначается, или выбирается;
— явление лидерства менее стабильно, зависит от настроения группы, руководство — более стабильно;
— руководство подчиненными в сравнении с лидерством имеет определенную систему санкций;
— процесс принятия решения руководителем более сложный и опосредован обстоятельствами, которые не обязательно имеют истоки в данной группе, лидер принимает непосредственные решения, относящиеся к групповой деятельности;
— сфера деятельности лидера — по большей части — малая группа, где он является лидером; сфера деятельности руководителя более широкая, поскольку он представляет малую группу в более широкой социальной системе.
Лидер и руководитель имеют дело с однопорядковым типом проблем, а именно — они должны стимулировать группу, нацеливать ее на решение определенных задач. В психологической характеристики их деятельности имеется и много общих черт. Однако при этом, лидерство — это чисто психологическая характеристика поведения отдельных членов группы. Руководство в большинстве своем является социальной характеристикой отношений в группе, прежде всего с точки зрения распределения ролей управления и подчинения. Существует несколько теорий лидерства, фокусирующих внимание одновременно на личных свойствах лидера и на ситуации, в которой он действует.


54. Организаторские способности.

Организаторские способности объединяются в три типа:

1. Организационная проницательность, включающая:

  • психологическую избирательность — умение уделять внимание тонкостям взаимоотношений, синхронность эмоциональных состояний руководителя и подчиненных, способность поставить себя на место другого;
  • практическую направленность интеллекта, т. е. прагматическую ориентацию руководителя на использование данных о психологическом состоянии коллектива для решения практических задач;
  • психологический такт — способность соблюдения чувства меры в своей психологической избирательности и прагматической ориентированности.

2. Эмоционально-волевая результативность — умение влиять, способность воздействовать на других людей волей и эмоциями. Она складывается из следующих факторов:

  • энергичность, способность направлять деятельность своих подчиненных в соответствии со своими желаниями, заряжать их устремленностью, верой и оптимизмом в продвижении к цели;
  • требовательность, способность добиваться решения своих задач при психологически грамотной постановке и реализации требований к подчиненным;
  • способность критически оценивать свою деятельность, обнаружить и адекватно оценить отклонения от намеченной программы в деятельности работников.

3. Склонность к организаторской деятельности, т. е. готовность к организаторской деятельности, начиная с мотивационных факторов и заканчивая профессиональной подготовленностью.

Хороший руководитель должен обладать следующими личными качествами:

  • широким кругозором, жаждой знаний, профессионализмом, новаторством, творческим подходом к работе;
  • чувством понимания ситуации;
  • творческим отношением к работе, упорством, уверенностью в себе и преданностью делу;
  • нестандартным мышлением, изобретательностью, инициативностью и способностью генерировать идеи;
  • готовностью к переменам, открытостью, гибкостью и легкой приспособляемостью к происходящим изменениям;
  • стремлением к сотрудничеству, коммуникабельностью и чувством успеха;
  • эмоциональной уравновешенностью и стрессоустойчивостью, психологическими способностями влиять на людей;
  • ситуационным лидерством и энергией личности в корпоративных структурах;
  • способностью работать в коллективе и с коллективом;
  • умением предвидеть результат;
  • внутренней потребностью к саморазвитию и самоорганизации;
  • способностью и умением рисковать;
  • способностью действовать самостоятельно;
  • ответственностью за деятельность и за принятые решения;
  • способностью увидеть, выделить существенное;
  • искусством выполнять планы.

 


55. Личность руководителя и эффективность управленческой деятельности.

Сущностное отличие управленческой деятельности от других форм человеческой активности состоит в принятии социально значимых, затрагивающих интересы множества людей решений и ответственности за их правильность и эффективность перед собственником. Разрешение противоречия между общими и частными характеристиками управленческой деятельности, а также влияние личностных качеств руководителя на механизм принятия решений выражается понятием «стиль управления». Важно подчеркнуть интегральный характер процесса принятия решения, требующего особых личностных качеств.

В стиле управления зафиксированы как общие, алгоритмизированные операции, так и единичные, уникальные, отражающие индивидуальные особенности профессионализма руководителя. Они характеризуют его поведение не вообще, а типическое, «устойчивое, инвариантное в нем, постоянно проявляющееся в различных ситуациях». Традиционно исследователи различают три классических стиля управления: авторитарный, демократический и либеральный.

Авторитарность лежит в основе абсолютного большинства производственных конфликтов из-за стремления субъекта к единовластию. Претензия автократа на компетенцию во всех вопросах порождает хаос и в конечном счете отрицательно влияет на эффективность работы. Автократ своим своеволием парализует работу коллектива, на который опирается. Он не только теряет лучших работников, но и создает вокруг себя враждебную атмосферу, которая угрожает ему самому. Недовольные и обиженные подчиненные могут его подвести и дезинформировать. Запуганные работники не только ненадежны, но и работают не с полной отдачей, интересы предприятия им чужды, при малейшей возможности они реализуют «право» позаимствовать собственность хозяина.

В современной интерпретации авторитарный стиль имеет и сильные стороны: делает возможным быстрое принятие решений и мобилизацию сотрудников на их выполнение, позволяет стабилизировать ситуацию в конфликтных коллективах. Этот стиль может быть эффективным в кризисных ситуациях, а также в условиях низкого профессионального уровня и слабой трудовой мотивации сотрудников. Он необходим в условиях низкого культурного уровня объекта управления, слабых управленческих связей в экстремальных ситуациях (аварии, техногенные катастрофы, трудовые конфликты).

Вариантом авторитарного стиля управления является патерналистский. Он предполагает обращение с подчиненными, как с «детьми» и их трудовую мотивацию опосредует через личную зависимость от руководителя. Служебная информация распространяется сверху вниз в зависимости от «благосклонности» руководства, контроль деятельности осуществляется выборочно, по желанию и интуиции руководителя. Власть никому не делегируется и концентрируется у руководителя, который «царь, бог и воинский начальник». Этот стиль управления характерен для традиционного общества, и по наблюдениям автора по-прежнему широко применяется в Казахстане, особенно в сельских районах.

В последнее время оценки стилей управления среди исследователей в значительной степени изменились. Если либеральный и авторитарный не так давно характеризовали преимущественно негативно, а демократический считался самым положительным, то сейчас пришло понимание, что оптимален тот стиль управления, который приносит предприятию больше прибыли, обеспечивает стабильность производства, поступательный характер развития фирмы. Все большее внимание уделяется субъективным, психологическим особенностям проявления профессиональной активности руководителя, его личностным характеристикам. Российский психолог Р. Шакуров отмечает, что каждое отдельное психическое качество включается в состав стиля не во всем объеме, а лишь в той мере и форме, в какой это необходимо для данной деятельности. Формы и степень проявления психических свойств регламентируются довольно жестко, так как управленческие роли имеют повышенную социальную значимость. Это не отменяет общего положения о том, что эффективность решений руководителя в конкретной производственной ситуации зависит прежде всего от объективных внешних условий и факторов.

Поскольку существует множество взглядов на стили управления, то с точки зрения результатов необходимо стремиться к их синтезу. Хороший результат может быть достигнут не только благодаря эффективному управлению людьми, но и просто под влиянием случайностей.

 


56. Гендерные особенности в психологии управления.

 

В управлении женщины предпочитают использовать демократичный и либеральный стиль, в то время как мужчины – демократический и авторитарный. У женщин-руководителей преимущественно выявился коллегиальный компонент в стиле руководства, а у мужчин – директивный. В то же время для реализации принятых решений женщинам характерно четкое распределение функций исполнения, оказание помощи в случае необходимости. При организации контроля за ходом исполнения решений превалирует поэтапная форма в виде регулярных текущих проверок, недопущение затягивания нежелательной ситуации. Ответственность за работу устанавливается в соответствии с четким распределением обязанностей, причем, весьма характерно возложение конечной ответственности за определенный участок работы на конкретного исполнителя. Таким образом, несмотря на мягкость стиля управления, женщина-руководитель способна к решительному осуществлению функции контроля.

В управлении персоналом женщина-руководитель больше внимания уделяет отношениям между членами коллектива, ее больше волнует сфера межличностных отношений, чем руководителя-мужчину. Женщина более тонко реагирует на морально-психологический климат в коллективе, опирается на технологию знаков внимания: проявляет большую эмпатию, чуткость в понимании душевного состояния и морально-нравственных коллизий личности. В сложных ситуациях женщина-менеджер строит свои стратегии выхода из кризиса на высоких мотивациях сотрудников. Осуществляя функцию контроля за деятельностью персонала, женщина не стремится к жестким санкциям, а в первую очередь желает обеспечить необходимые условия для подчиненных с целью минимизации наказаний. При этом она сохраняет способность реализовывать жесткие меры по отношению к тем, кто не справляется с поставленными задачами.

Мотивация трудовой деятельности женщины имеет определенные отличия. Известная пятиуровневая пирамида потребностей А. Маслоу в гендерном разрезе претерпевает значительные корректировки на каждой ступени. Доказано, что различные группы потребностей имеют неодинаковое значение для мужчин и женщин. Причем, женщины имеют более подвижную мотивационную структуру, они могут реагировать с большими отличиями и реакция будет выражена ярче, чем у мужчин. Например, если женщина чувствует себя социально защищенной, счастлива в браке, семье, то она придает меньшее значение своим отношениям с коллегами по работе и, как правило, не стремится к лидерству в организации. Однако, она же может стремиться к завоеванию самостоятельного статуса в целях самоактуализации и утверждения собственной полноценности. Жизнь мужчины наполнена проблемами карьеры и работы, он высоко ценит внесемейные отношения, например, общение в кругу коллег или друзей. Позиция женщины меняется, если она одинока или работает из-за материальной необходимости. В этих случаях ярче проявляется стремление к стабильности, уверенности в будущем, обеспечении средств существования, реализации своих потребностей и возможностей. Важно подчеркнуть, что особенности мотивации труда у женщин отражают скорее своеобразие личности, а не общие закономерности.

Женщина более эмоциональна и эта черта особо характеризует женский стиль управления. Она больше склонна проигрывать ситуацию, переживать возможный исход событий. При принятии решений женщина-менеджер чаще полагается на свои ощущения, интуицию, знаменитую женскую логику, что бывает в ряде случаев небезуспешным, поскольку женщина ведет себя как целостная личность, чуткая к большинству аспектов проблемы, имеющих для нее эмоциональное значение. В то же время, вследствие повышенного уровня эмоциональности женщина обидчивее, болезненнее реагирует на критику, грубость и тем более оскорбление, что не позволяет ей всегда быть объективной и вести себя конструктивно.

Во взаимоотношениях с внешней средой женский стиль управления отличается большой гибкостью, ситуативностью, умением адаптироваться к сложившимся обстоятельствам. Дипломатичность в сочетании с настойчивостью позволяют женщине эффективно строить взаимоотношения с деловыми партнерами, находить у них взаимопонимание и поддержку. Женщина умеет сочетать и оперативно переключаться с одной социальной роли (менеджер, бизнес-леди) на другую (жена, дочь, мать). Однако установлено, что примерно треть нервных расстройств женщин происходит от столкновения ее социальных ролей — руководителя на работе и исполнителя дома.

Деятельность женщины-менеджера направлена на последовательные, постепенные преобразования без ориентации на сиюминутный результат. Такая стратегия «маленьких шагов» может быть оправдана в ситуациях неопределенности. Эти же обстоятельства определяют склонность женщины-руководителя к тактическому, а не стратегическому планированию.

Имеют особенности участие женщин в конфликтах. Женщины выплескивают свою негативную энергию во внешнюю среду, не задерживая долго внутри себя отрицательные эмоции. При этом они владеют мягкими конфликтными технологиями, быстрее и легче выходят из конфликта.

 


57. Психологические особенности принятия решения.

Подобно процессу коммуникаций, принятие решений отражается на всех аспектах управления. Принятие решений — часть каждодневной работы управляющего. Принятие решений — это интегральная часть управления организацией любого рода. Более чем что-либо другое, компетентность в данной области отличает менеджера от не менеджера и, что еще важнее, — эффективно работающего менеджера от его неэффективно работающего коллеги.
В области принятия существуют четыре роли руководителя — предприниматель, специалист по исправлению нарушений в работе, распределитель ресурсов и специалист по достижению соглашений.

Поскольку характер работы менеджера зависит от уровня управления, на котором он находится, существуют различия и в характере решений, принимаемых на разных уровнях. Тем не менее, все эти роли в той или иной мере периодически исполняет каждый менеджер.
Решение — это выбор альтернативы. Это, по сути дела, ответ на ряд вопросов. В сегодняшнем сложном, быстро меняющемся мире организаций многие альтернативы находятся в распоряжении менеджеров и, чтобы сформулировать цель перед группой людей и добиться ее достижения, необходимо дать ответы на многочисленные вопросы. Каждая управленческая функция связана с несколькими общими, жизненно важными решениями, требующими претворения в жизнь.

Управленческое решение — это выбор, который должен сделать руководитель, чтобы выполнить обязанности, обусловленные занимаемой им должностью. Цель организационного решения — обеспечение движения к поставленным перед организацией задачам. Поэтому наиболее эффективным организационным решением явится выбор, который будет на самом деле реализован и внесет наибольший вклад в достижение конечной цели. Наиболее эффективных управленческих решений можно достичь только при использовании всесторонней информации, в том числе психологической.

 


58. Социально-психологический климат коллектива.

 

Условия, в которых происходит взаимодействие членов рабочей группы, влияют на успешность их совместной деятельности, на удовлетворенность процессом и результатами труда. В частности, к ним относят санитарно-гигиенические условия, в которых работают сотрудники: температурный режим, влажность, освещенность, просторность помещения, наличие удобного рабочего места и т.д. Огромное значение имеет и характер взаимоотношений в группе, доминирующее в ней настроение. Для обозначения психологического состояния группы используются такие понятия как «социально-психологический климат», «психологическая атмосфера», «социальная атмосфера», «климат организации», «микроклимат» и др.

По своему происхождению эти понятия являются во многом метафоричными. Можно провести аналогию с природно-климатическими условиями, в которых живет и развивается растение. В одном климате оно может расцвести, в другом — зачахнуть. То же самое можно сказать и о социально-психологическом климате: в одних условиях группа функционирует оптимально и ее члены получают возможность максимально полно реализовать свой потенциал, в других — люди чувствуют себя некомфортно, стремятся покинуть группу, проводят в ней меньше времени, их личностный рост замедляется.

Когда ведут речь о социально-психологическом климате (СПК) коллектива, подразумевают следующее:

  • совокупность социально-психологических характеристик группы;
  • преобладающий и устойчивый психологический настрой коллектива;
  • характер взаимоотношений в коллективе;
  • интегральная характеристика состояния коллектива.

Благоприятный СПК характеризуют оптимизм, радость общения, доверие, чувство защищенности, безопасности и комфорта, взаимная поддержка, теплота и внимание в отношениях, межличностные симпатии, открытость коммуникации, уверенность, бодрость, возможность свободно мыслить, творить, интеллектуально и профессионально расти, вносить вклад в развитие организации, совершать ошибки без страха наказания и т.д.

Неблагоприятный СПК характеризуют пессимизм, раздражительность, скука, высокая напряженность и конфликтность отношений в группе, неуверенность, боязнь ошибиться или произвести плохое впечатление, страх наказания, неприятие, непонимание, враждебность, подозрительность, недоверие друг к другу, нежелание вкладывать усилия в совместный продукт, в развитие коллектива и организации в целом, неудовлетворенность и т.д.

Существуют признаки, по которым косвенно можно судить об атмосфере в группе. К ним относят:

  • уровень текучести кадров;
  • производительность труда;
  • качество продукции;
  • количество прогулов и опозданий;
  • количество претензий, жалоб, поступающих от сотрудников и клиентов;
  • выполнение работы в срок или с опозданием;
  • аккуратность или небрежность в обращении с оборудованием;
  • частота перерывов в работе.

 


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

Номотетический И Идеографический Методы | DocumentSite.net: сайт обмен документами


Номотетический И Идеографический Методы
Номотетический метод — способ познания, целью которого является установление общего, имеющего форму закона. Виндельбанд утверждал, что поскольку научное изучение и рассуждение совершаются в форме понятий, ближайшим и самым важным интересом логики всегда останутся исследование сущности, анализ и применение категорий общего. Исследователь, озабоченный отысканием законов, стремится от констатации частного случая перейти к пониманию общей связи и для него отдельный объект наблюдения не имеет научной ценности. Он имеет в его исследовании значение «типа», лишенного индивидуальных черт, которые интересны ему не как характеристики уникальной целостности этого объекта, а как выражение общей закономерности, объединяющей данный объект с множеством других. Знание этих законов дает возможность предсказывать будущее состояние объектов и соответствующим образом воздействовать на ход вещей.
В отличие от номотетического, идеографический метод — это способ познания, целью которого является изображение объекта как единого уникального целого. Главной особенностью идеографического метода является постижение индивидуального в его однократности, уникальности и неповторимости. Речь идет об индивидуальности объекта, взятого именно в его целостности, а не в его частях, поскольку целое не совпадает с суммой его частей. И результаты исследования, осуществляемого с помощью идеографического метода, могут и должны резюмироваться в понятиях, имеющих индивидуальное, а не всеобщее содержание.
Номотетический и идеографический подходы различаются по нескольким основаниям. Во-первых, по-разному понимается объект измерения. Если в рамках номотетического подхода присутствует понимание личности как набора свойств, то идеографический подход представляет личность как целостную систему. Во-вторых, для каждого из подходов характерна разная направленность измерений: выявление и измерение общих для всех людей свойств личности для номотетического подхода и распознавание индивидуальных особенностей личности — для идеографического подхода. И, в-третьих, характер методов измерения в каждом из походов различен по процессу и содержанию: стандартизированные методы измерения с одной стороны, и проективные методики и качественные техники — с другой. Это противопоставление номотетического и идеографического подходов особенно сильно выражено в психодиагностике. Номотетическая диагностика, по сути, является сциентистской и нормографической, и конкретная личность, индивидуальность сводится в рамках этого подхода к набору определенных значений по нормативным общегрупповым шкалам. Такой подход, обладая полностью всеми недостатками количественных методов исследования, не способен удовлетворить все запросы практики. С другой стороны, диагностика, ориентированная на идеографические техники и предлагающая рассматривать личность как особую, неповторимую целостность, с точки зрения сциентистских традиций трудно совместима с принципами истинно научного познания. Однако дело не в том, что принимать во внимание, только общее или только единичное, и чем руководствоваться при анализе исследуемого объекта. Здесь мы встречаемся со своеобразной шкалой диагностических задач. Диагностика стабильных и общих черт личности — область, наиболее разработанная на сегодняшний день и обеспеченная в основном количественными методами измерения. В то же время диагностика уникальных и изменчивых свойств — наименее разработанная область, связанная с распознаванием индивидуальных особенностей личности и требующая реализации идеографического подхода как совокупности методов качественного анализа. И естественно, целостная диагностика должна описывать и общее, и особенное, уникальное в личности человека.
— (от греч. nomothetike — законодательное искусство; idios — особенный, своеобразный и grapho — пишу) способы представления и исследования предметов, отличающиеся тем, что И.м выявляет в предмете его индивидуальность, а Н.м. — его включенность в законосообразные связи и зависимости. И. м. является специфическим для наук о культуре. Он особенно важен для характеристики уникальных событий, цельных культур, образований, индивидуального развития и поведения людей.
Науки о природе (физика, химия, биология) пользуются номотетическим способом получения знаний. Это слово происходит от греческого слова номос (закон). В.Вильденбанд употребил его для того, чтобы раскрыть главную особенность такого способа познания – получение общего знания о процессе или классе объектов, объяснение их функционирования общими законами и закономерностями, универсальными для каждого единичного случая.
Науки о духе (история, философия) пользуются идеографическим способом образования знаний, получая уникальное знание о конкретном, единичном, описывая уникальные объекты или явления целостно, во всем их качественном своеобразии.
Главный вопрос, поставленный В.Виндельбандом как методологом науки, касался того, как в рамках идеографического подхода, т. е. знаний о единичном, не приемлющих традиционных для наук о природе объяснений и обобщений, возможно построение полноценного научного знания в социально-гуманитарной сфере, или в сфере наук о духе. Сам философ считал, что при помощи идеографических описаний можно получить полноценное научное знание.
Номотетический подход связывают с изучением группы индивидуумов и формулированием общих выводов на основе большого числа однотипной (стандартизованной) информации. Человек или группа рассматриваются как носители совокупности свойств. При этом использование номотетического подхода предполагает выделение из этой совокупности свойств, общих для всех людей или групп. Основным методом в номотетическом подходе являются все формы стандартизованного измерения, понимаемые очень широко (категоризованное наблюдение, стандартизованное интервью и анкетирование, тестирование, эксперимент).
Идеографический подход в современной психологии связывают с изучением свойств конкретного индивидуума или конкретной группы на основе качественной информации, полученной либо от самого объекта, либо от его социального окружения, либо посредством анализа документов (биографий и автобиографий, мемуаров, переписки, официальных документов). Человек или группа рассматриваются как целостная система уникальных свойств, а использование идеографического подхода позволяет распознать и описать индивидуальные особенности и качественное своеобразие изучаемого объекта. Основным методом здесь является описание, используются свободная беседа, неструктурированное наблюдение, проективные методики, групповые дискуссии.
Долгое господство номотетических научных идеалов со строгими обобщениями многочисленных фактов и феноменов, поиском универсальных закономерностей и законов, одинаково действующих во всей природе, провозглашало естественнонаучную парадигму как единственно верную и даже единственно возможную.

Определение идиографического и номотетического

Идиографические и номотетические методы представляют собой два разных подхода к пониманию социальной жизни.

Идиографический метод фокусируется на отдельных случаях или событиях. Например, этнографы изучают мельчайшие детали повседневной жизни, чтобы построить общий портрет определенной группы людей или сообщества.

Номотетический метод , с другой стороны, стремится произвести общие утверждения, которые учитывают более широкие социальные модели, которые формируют контекст отдельных событий, индивидуального поведения и опыта.

Социологи, практикующие номотетические исследования, скорее всего, будут работать с большими наборами данных опросов или другими формами статистических данных и проводить количественный статистический анализ в качестве своего метода исследования.

Ключевые выводы: идиографические и номотетические исследования

  • Номотетический подход включает попытку сделать обобщения о мире и понять масштабные социальные модели.
  • Идиографический подход предполагает попытку раскрыть много подробной информации о более узком предмете исследования.
  • Социологи могут сочетать идиографический и номотетический подходы для развития более всестороннего понимания общества.

Историческая справка

Немецкий философ девятнадцатого века Вильгельм Виндельбанд, неокантианец, ввел эти термины и определил их различия.

Виндельбанд использовал номотетику для описания подхода к производству знаний, который стремится к крупномасштабным обобщениям. Этот подход распространен в естествознании и многими считается истинной парадигмой и целью научного подхода.

При номотетическом подходе проводится тщательное и систематическое наблюдение и экспериментирование для получения результатов, которые могут быть применены в более широком смысле за пределами области исследования.

Мы можем думать о них как о научных законах или общих истинах, полученных в результате исследований в области социальных наук. Фактически, мы можем видеть этот подход, присутствующий в работах раннего немецкого социолога Макса Вебера, который писал о процессах создания идеальных типов и концепций, призванных служить общими правилами.

С другой стороны, идиографический подход — это подход, специально ориентированный на конкретный случай, место или явление. Этот подход предназначен для получения значений, специфичных для цели исследования, и он не обязательно предназначен для экстраполяции обобщений.

Применение в социологии

Социология — это дисциплина, которая соединяет и объединяет эти два подхода, что сродни важному микро / макро различию дисциплин.

Социологи изучают отношения между людьми и обществом как на уровне micro , так и на уровне macro .Люди и их повседневные взаимодействия и опыт составляют микро. Макрос состоит из более крупных закономерностей, тенденций и социальных структур, составляющих общество.

В этом смысле идиографический подход часто фокусируется на микро, в то время как номотетический подход используется для понимания макро.

С методологической точки зрения это означает, что эти два разных подхода к проведению исследований в области социальных наук также часто не соответствуют качественному / количественному разрыву.

Обычно для проведения идиографических исследований используются качественные методы, такие как этнографические исследования, включенное наблюдение, интервью и фокус-группы. Количественные методы, такие как крупномасштабные опросы и статистический анализ демографических или исторических данных, будут использоваться для проведения номотетических исследований.

Однако многие социологи считают, что лучшие исследования будут сочетать в себе номотетический и идиографический подходы, а также количественные и качественные методы исследования.Это эффективно, поскольку позволяет глубже понять, как масштабные социальные силы, тенденции и проблемы влияют на повседневную жизнь отдельных людей.

Например, если кто-то хочет выработать четкое представление о многочисленных и разнообразных последствиях расизма для чернокожих, было бы разумно использовать номотетический подход к изучению, среди прочего, распространенности полицейских убийств и воздействия структурного неравенства на здоровье. которые можно количественно измерить и измерить в большом количестве.Но было бы также разумно провести этнографию и интервью, чтобы понять эмпирические реальности и последствия жизни в расистском обществе с точки зрения тех, кто переживает это.

Точно так же, если бы кто-то проводил социологическое исследование гендерной предвзятости, можно было бы комбинировать как номотетический, так и идиографический подходы. Номотетический подход может включать сбор статистических данных, таких как количество женщин на политических постах или данные о гендерном разрыве в оплате труда. Однако исследователям было бы разумно также поговорить с женщинами (например, посредством интервью или фокус-групп) об их собственном опыте борьбы с сексизмом и дискриминацией.

Другими словами, сочетая статистику с информацией о жизненном опыте людей, социологи могут выработать более полное понимание таких тем, как расизм и сексизм.

Обновлено Ники Лиза Коул, Ph.D.

Глоссарий социальных исследований

_________________________________________________________________

Номотетический

определение ядра

Номотетический подход предлагает или предписывает закон, например отношения в позитивистском смысле научных причинных законов.

пояснительный контекст

Crane предлагает параллельное сравнение номотетического и идиографического, доступное здесь, по состоянию на 16 марта 2013 г.

аналитический обзор

Crossman (2013)

говорит, что номотетический метод:

фокусируется на общих утверждениях, которые учитывают более широкие социальные модели, которые формируют контекст отдельных событий или индивидуального поведения и опыта.

Обновленная версия (Crossman 2019)

штатов:

Идиографические и номотетические методы представляют собой два разных подхода к пониманию социальной жизни. Идиографический метод Метод фокусируется на отдельных случаях или событиях. Например, этнографы изучают мельчайшие детали повседневной жизни, чтобы построить общий портрет определенной группы людей или сообщества. Номотетический метод , , с другой стороны, стремится произвести общие утверждения, которые учитывают более широкие социальные модели, которые формируют контекст отдельных событий, индивидуального поведения и опыта.Социологи, практикующие эту форму исследования, скорее всего, будут работать с большими наборами данных опросов или другими формами статистических данных и проводить количественный статистический анализ в качестве своего метода исследования.

Историческая справка

Немецкий философ девятнадцатого века Вильгельм Виндельбанд, неокантианец, ввел эти термины и определил их различия. Виндельбанд использовал номотетику для описания подхода к производству знаний, который стремится к крупномасштабным обобщениям.Этот подход распространен в естественных науках и многими считается истинной парадигмой и целью научного подхода.

При номотетическом подходе проводится тщательное и систематическое наблюдение и экспериментирование с целью получения результатов, которые могут быть применены в более широком смысле за пределами области исследования. Мы можем думать о них как о научных законах или общих истинах, полученных в результате исследований в области социальных наук. Фактически, мы можем видеть этот подход, присутствующий в работах раннего немецкого социолога Макса Вебера, который писал о процессах создания идеальных типов и концепций, призванных служить общими правилами.

С другой стороны, идиографический подход — это подход, специально ориентированный на конкретный случай, место или явление. Этот подход предназначен для получения значений, специфичных для цели исследования, и не предназначен для экстраполяции обобщений, обязательно ….

Обсуждая психологические методы, Николс (2011) заявил:

:

Номотетическое исследование — это попытка установить общие законы и обобщения.В центре внимания номотетического подхода — получение объективных знаний с помощью научных методов. Следовательно, используются количественные методы исследования, чтобы попытаться получить статистически значимые результаты. Создаваемые последующие законы можно разделить на три типа: классификация людей по группам, установление принципов и установление измерений. Примером этого из мира психологии является «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM), в котором приводится классификация психических расстройств и, следовательно, люди классифицируются по группам.

Методы исследования, используемые номотетическим подходом, собирают научные и количественные данные. Для этого используются эксперименты и наблюдения, а средние значения групп статистически анализируются для создания прогнозов о людях в целом. Примером этого являются эксперименты Милгрима с послушанием. В ходе своих научных экспериментов он обнаружил, что 65% его участников могли причинить вред другому человеку (с помощью электрического шока 450 В), потенциально убив его, в присутствии авторитетного лица.Хотя в его эксперименте было много этических проблем, включая вовлеченный обман и потенциальный вред для участника, это пример номотетического исследования. Милгрим многократно повторял свои эксперименты и в результате создал свои законы послушания.

Номотетический подход считается научным благодаря его точному измерению, предсказанию и контролю поведения, исследованиям больших групп, объективным и контролируемым методам, допускающим воспроизведение и обобщение.Благодаря этому он помог психологии стать более научной, разработав теории, которые можно проверить эмпирически. Это один из ключевых критериев науки.

Однако номотетический подход имеет свои ограничения. Его обвиняли в том, что он упускает из виду «личность в целом» из-за широкого использования групповых средних. Это также может дать поверхностное понимание, поскольку люди могут демонстрировать одно и то же поведение, но по разным причинам. Например, в исследовании Милгрима можем ли мы быть уверены, что все отображаемое поведение было вызвано одними и теми же причинами?

Еще одним ограничением этого подхода является то, что прогнозы можно делать в отношении групп, но не отдельных лиц.Сказать кому-то, что вероятность шизофрении составляет 3 из 100, для этого человека, вероятно, бесполезно.

Существует также потенциальная основополагающая смешивающая переменная с некоторыми исследованиями, проведенными с использованием номотетического подхода. Из-за широкого использования лабораторных исследований эксперименты часто не имеют экологической обоснованности, а это означает, что мы не можем обобщить результаты на повседневную жизнь.

связанных проблем

смежные области

См. Также

позитивизм

количественный

научный метод

срок действия

Источники

Кроссман, А., 2013 и 2019, «Идеографические и номотетические», доступно по адресу http://sociology.about.com/od/I_Index/g/Ideographic-Nomothetic.htm, по состоянию на 16 марта 2013 г., обновлено 1 ноября 2016 г., по состоянию на 24 декабря 2016 г., обновлено 22 января 2019 г., по состоянию на 11 июня 2019 г.

Николс, Л., 2011, «Номотетические исследования против идиографических исследований», доступно на http://louisenichols.wordpress.com/2011/09/30/nomothetic-research-vs-idiographic-research/, по состоянию на 16 марта 2013 г. , все еще доступно 24 декабря 2016 г.


авторское право Ли Харви 2012–2020


A NOVEL
Вверх

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z Домашняя страница

Номотетические исследования vs.идиографическое исследование «louisenichols

Ключевым спором является спор между двумя методами исследования: номотетическим и идиографическим. Споры касаются того, какой метод исследования более важен и который позволил бы проводить более глубокие и достоверные исследования в области психологии.

Номотетическое исследование — это попытка установить общие законы и обобщения. В центре внимания номотетического подхода — получение объективных знаний с помощью научных методов. Следовательно, используются количественные методы исследования, чтобы попытаться получить статистически значимые результаты.Создаваемые последующие законы можно разделить на три типа: классификация людей по группам, установление принципов и установление измерений. Примером этого из мира психологии является «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM), в котором приводится классификация психических расстройств и, следовательно, люди классифицируются по группам.

Методы исследования, используемые номотетическим подходом, собирают научные и количественные данные. Для этого используются эксперименты и наблюдения, а средние значения групп статистически анализируются для создания прогнозов о людях в целом.Примером этого являются эксперименты Милгрима с послушанием. В ходе своих научных экспериментов он обнаружил, что 65% его участников могли причинить вред другому человеку (с помощью электрического шока 450 В), потенциально убив его, в присутствии авторитетного лица. Хотя в его эксперименте было много этических проблем, включая вовлеченный обман и потенциальный вред для участника, это пример номотетического исследования. Милгрим многократно повторял свои эксперименты и в результате создал свои законы послушания.

Номотетический подход считается научным благодаря его точному измерению, предсказанию и контролю поведения, исследованиям больших групп, объективным и контролируемым методам, допускающим воспроизведение и обобщение. Благодаря этому он помог психологии стать более научной, разработав теории, которые можно проверить эмпирически. Это один из ключевых критериев науки.

Однако номотетический подход имеет свои ограничения. Его обвиняли в том, что он упускает из виду «личность в целом» из-за широкого использования групповых средних.Это также может дать поверхностное понимание, поскольку люди могут демонстрировать одно и то же поведение, но по разным причинам. Например, в исследовании Милгрима можем ли мы быть уверены, что все отображаемое поведение было вызвано одними и теми же причинами?

Еще одним ограничением этого подхода является то, что прогнозы можно делать в отношении групп, но не отдельных лиц. Сказать кому-то, что вероятность шизофрении составляет 3 из 100, для этого человека, вероятно, бесполезно.

Существует также потенциальная основополагающая смешивающая переменная с некоторыми исследованиями, проведенными с использованием номотетического подхода.Из-за обширного использования лабораторных исследований эксперименты часто не имеют экологической обоснованности, а это означает, что мы не можем распространить результаты на повседневную жизнь.

Идиографический подход, в отличие от номотетического, фокусируется на личности. Это говорит о том, что каждый уникален, и поэтому каждого нужно изучать индивидуально. В связи с этим невозможны общие законы. Методы исследования при таком подходе имеют тенденцию собирать количественные данные, исследуя человека.Наиболее распространенным методом являются тематические исследования, но другие методы исследования включают: неструктурированные интервью, самоотчеты, автобиографии и личные документы.

В отличие от номотетического подхода, это обеспечивает более полное понимание личности. В результате такого внимания человек с большей вероятностью будет чувствовать себя ценным и уникальным. Кроме того, несмотря на заявления о том, что этот подход является ненаучным, он удовлетворяет некоторым ключевым целям науки, то есть описанию и пониманию. Однако, поскольку субъективный опыт нельзя проверить эмпирически, он остается ненаучным.Несмотря на это, сложно делать какие-либо обобщения на основе субъективных знаний одного человека, какими бы подробными они ни были.

В нынешнем виде как номотетический, так и идиографический подходы вносят весомый вклад в исследования. Однако относительная ценность каждого подхода зависит от цели исследования. Идиографический подход лучше подходит для описания, а идиографический — для предсказаний. Эти два подхода можно рассматривать как взаимодополняющие, идиографические исследования могут способствовать дальнейшему развитию номотетического закона.Он также может служить источником идей и гипотез для дальнейшего изучения. Примером взаимодополняемости этих двух подходов является модель памяти Аткинсона и Ширффонса с несколькими хранилищами. Одна из ключевых идей этой теории состоит в том, что для передачи информации из кратковременной памяти (STM) в долговременную память (LTM) информация должна пройти репетиционный цикл. Основное доказательство этой теории прибывает из лабораторных экспериментов, которые показывают первичные и недавние эффекты.Однако исследование Клайва Уеринга также подтвердило эту теорию. Клайв Уеринг получил обширное повреждение мозга, поэтому у него всего «7 секунд памяти». В результате он не может формировать новые LTM, так как не может хранить информацию достаточно долго, чтобы она попала в LTM. Это пример, когда оба подхода внесли свой вклад в теорию и, таким образом, продемонстрировали, что, возможно, лучше всего, чтобы эти два подхода считались взаимодополняющими, а не конкурирующими.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

Идеографический и номотетический подходы Карточки

• Психологи-гуманисты считали, что в психологии слишком много внимания уделялось измерению и что психологи упустили из виду, что значит быть человеком. Олпорт утверждает, что только зная человека как личность, мы можем предсказать, что этот человек будет делать в той или иной ситуации. Идиографический подход был использован для того, чтобы снова сфокусировать психологию на более индивидуальном уровне.

• Критика идиографического подхода состоит в том, что он ненаучен. Например, идиографические подходы часто используют тематические исследования или качественные исследования. Качественные подходы рефлексивно используются для выявления влияния любых предубеждений. Рефлексивно — это когда исследователь в процессе исследования размышляет или критически размышляет о факторах, которые влияют на поведение как исследователя, так и участников. Гуманистическая психология недостаточно основана на доказательствах, и поэтому любые выводы по сути бессмысленны.

• Ограничение идиографических подходов состоит в том, что их нельзя использовать для прогнозирования поведения. Эти общие прогнозы могут быть полезны, например, при использовании лекарств для лечения психических заболеваний. Было бы слишком много времени, чтобы разработать индивидуальную терапию для уникальных людей, и поэтому нам нужно делать прогнозы относительно наиболее вероятных терапевтических решений.

• Однако Олпорт утверждал, что идиографический подход действительно позволяет делать прогнозы. После того, как исследователь провел чрезвычайно подробные наблюдения за несколькими людьми, это можно использовать для обобщения и формулирования теорий.Хотя Холл и Линзи (1970) утверждают, что такая позиция делает подход Allports скорее номотетическим, чем идиографическим.

• Идиографический подход требует больше времени. Оба подхода основаны на сборе больших объемов данных о поведении, но идиографические подходы связаны со сбором больших объемов данных об одном человеке, тогда как номотетические подходы включают сбор больших объемов данных о нескольких людях. Сбор больших объемов информации от группы людей требует времени, но быстрее, потому что после того, как вы разработали анкету, можно быстро сгенерировать и обработать данные.

• Холт (1976) утверждал, что идиографическое / номотетическое различие является ложным разделением, поскольку неизбежно делаются обобщения. Холт утверждал, что не существует такой вещи, как уникальная личность, и что на самом деле идиографические подходы создают общие принципы. Идиографический подход фактически оказывается номотетическим.

• Миллон и Дэвис (1996) предложили начать исследование с номотетического подхода, и после выработки общих законов они могут сосредоточиться на более идиографическом понимании.Будущее лекарственной терапии, вероятно, повлечет за собой именно это — индивидуальные «рецепты» того, что является эффективным, на основе сочетания генетических и экологических знаний.

• Несколько методов сочетают два подхода. Например, Фрейд использовал идиографические методы для изучения людей, но также использовал эти идеи для выработки общих законов человеческого развития в своей теории человеческой личности.

• Уникальность можно развить с помощью номотетических подходов, в зависимости от того, как мы определяем уникальность.Для Олпорта только индивидуальные черты отражают уникальность человека, тогда как для Айзенка каждый человек уникален тем, что в нем уникальное сочетание экстраверсии, интроверсии и невротизма. Поэтому уникальность можно объяснить с помощью номотетических законов.

Границы | Большой вызов: объединение номотетических и идеографических подходов к человеческому познанию

В 1931 году Курт Левин опубликовал призыв к переходу от того, что он определил как аристотелевский способ мышления в психологии, к галилееву (Lewin, 1931).Согласно Левину, аристотелевский режим характеризуется категориальным нисходящим подходом к изучению психологических процессов. Психологические концепции / категории взяты из повседневных наблюдений и имеют тенденцию быть «оценочными» и бинарными по своей природе («нормальный» против «патологического»; «истинное восприятие» против «иллюзии»). Пояснения к новым явлениям даются путем отнесения их к существующей категории. Научное стремление объяснить психологические механизмы ограничивается явлениями, которые можно наблюдать с высокой степенью согласованности и воспроизводимости, что приводит к сосредоточению внимания на средних эффектах и ​​игнорированию индивидуальной или ситуативной изменчивости.Левин подчеркивает, что этот подход подразумевает антитезис между индивидуальностью событий или людей, с одной стороны, и законностью, с другой, причем первое выходит за рамки задачи науки.

Напротив, режим Галилея фокусируется на механизме, лежащем в основе данного наблюдения / явления, не ограничивая теоретическое или эмпирическое рассмотрение этого механизма этим конкретным наблюдением / явлением. Этот режим также имеет тенденцию преобразовывать бинарные различия и противопоставления в постепенные переходы, так что объяснение как «нормального», так и «патологического» поведения, а также «истинного восприятия» и «иллюзии» относится к одним и тем же основным механизмам (например.g., предполагая разную степень вклада или разные параметры). Это ведет к более восходящему подходу, при котором различные виды явлений реконструируются и, таким образом, объясняются посредством взаимодействия ряда основных механизмов и принципов, независимо от категории, к которой, как считается, эти явления принадлежат. Интересно, что этот подход снижает теоретическое противоречие между индивидуальностью и законностью, поскольку одни и те же механизмы могут и должны использоваться для объяснения как регулярности, так и отклонения.

Левин определил некоторые предварительные шаги к галилееву подходу в психологических науках, но он утверждал, что впереди еще долгий путь. Сегодня, 75 лет спустя, мы видим некоторый прогресс, выходящий за рамки описанного Левином положения дел, но мы считаем, что еще предстоит решить серьезные проблемы. С одной стороны, несомненно, возрос интерес к механистическим объяснениям психологических явлений, и нейронные или математические модели играют все более важную роль в научных дискуссиях.С другой стороны, однако, наследие Аристотеля все еще можно увидеть в разных местах. Подумайте о непрекращающейся популярности подхода Штернберга к обработке информации (Sternberg, 1969), например, применительно к анализу локуса резервов при выполнении двойной задачи (McCann and Johnston, 1992). Основная цель исследований в этой традиции состоит в том, чтобы определить стадию обработки, лежащую в основе экспериментального эффекта, например, затраты на двойную задачу, которые обычно относят к стадии выбора ответа (Pashler, 1994).Это составляет простую аристотелевскую категоризацию явлений без особых усилий, чтобы разгадать реальный механизм — так что мы все еще не можем точно понять , как выбирается ответ, и почему на этот процесс влияет другая задача.

Подобные тенденции можно наблюдать в когнитивных нейронауках, где определение «нейронных коррелятов» (то есть области / системы мозга, активация которой коррелирует с представляющим интерес психологическим феноменом) обычно считается достаточным для «объяснения» этого феномена. .Подумайте об исследованиях теории разума, увлекательного когнитивного навыка, который многие авторы считают достаточно объясненным тем фактом, что активность правильного TPJ систематически коррелирует с его использованием (например, Saxe et al., 2004). Как эти системы генерируют навык, остается загадкой.

Можно придумать множество причин, по которым мы должны больше стараться продвигать нашу науку в сторону более галилеевского подхода, и мы обсуждали одну из них в другом месте (Hommel and Colzato, 2015).Однако особенно важная причина связана с отношениями между номотетическим и идеографическим подходами (то есть подходами, которые стремятся установить общие законы, по сравнению с подходами, которые стремятся объяснить индивидуальные различия). Как указывает Левин, практика объяснения явлений путем их категоризации и сортировки по типам дает сильную мотивацию игнорировать изменчивость внутри данной категории. Это относится не только к явлениям, отнесенным к определенной категории (что, например, объясняет отсутствие интереса к различиям между задачами, которые, по-видимому, влияют на одну и ту же стадию обработки, такими как задачи фланкера, Струпа и Саймона), но, в частности, к индивидуальным отличиям.В когнитивных науках и нейробиологиях обычно считается, что индивидуальные различия отражают случайную изменчивость, которую необходимо уменьшить в максимально возможной степени. Действительно, широкое использование статистических методов, которые либо контролируют и «усредняют» индивидуальные различия, такие как ANOVA с повторными измерениями, либо которые рассматривают индивидуальные различия как шум, который работает против действительно интересного эффекта, таких как одномерный ANOVA и связанные процедуры, демонстрирует, что как межиндивидуальные, так и внутрииндивидуальные различия не только несущественны, но могут даже стать препятствием для объяснения исследуемого явления.

Мы полагаем, что прогресс в нашей дисциплине требует от нас преодоления этой практики, которая, следуя рассуждениям Левина, подтолкнет нашу научную практику дальше к более зрелому, истинно галилеевскому способу. Таким образом, главной целью больше не будет сортировка явлений по категориям, а скорее определение основных механизмов, которые можно использовать для реконструкции и каждого данного явления, и индивидуальной изменчивости в нем. Первый шаг к пониманию явления больше не будет заключаться в поиске оптимального определения, которое направлено на устранение концептуального совпадения с другими явлениями, чтобы нам больше не приходилось спорить, отличается ли и чем, скажем, эмоция от мотивации и познания. , или чем сочувствие отличается от заражения и подражания.Вместо этого этот аналитический подход будет заменен более синтетическим подходом (в смысле Брайтенберга, 1984; см. Hommel and Colzato, 2015), который заключается в определении того, как основные механизмы (описанные со степенью специфичности, выходящей за рамки простого указания нейронная область, в которой они находятся, или просто словесная маркировка, как в поэтапных подходах) взаимодействуют, создавая поведение, которое должно быть объяснено. Такая практика не слишком отличается от обычного теоретизирования в бихевиористских подходах, только набор инструментов доступных основных механизмов не должен ограничиваться ассоциациями «стимул-реакция».Вместо того, чтобы определять этапы обработки информации, которые далее рассматриваются как черные ящики, нам нужно двигаться дальше и объяснять, как комбинации основных механизмов могут генерировать производительность, приписываемую в настоящее время каждому из этих этапов. Однако наиболее важно то, что мы больше не будем пытаться устранять индивидуальные различия, а будем строить механистические теории, объясняющие как средние эффекты, так и индивидуальную изменчивость. Другими словами, мы попытаемся понять механику внутри- и межиндивидуальных вариаций и напрямую связать эту механику с основным механизмом, который считается ответственным за средний эффект.

Серьезная попытка интеграции номотетических и идеографических подходов к человеческому познанию не только переместит нашу дисциплину на более зрелый научный уровень, но также, вероятно, сделает эмпирические исследования более эффективными (поскольку данными могут служить как средние эффекты, так и индивидуальная изменчивость) и объяснить по крайней мере некоторые части того, что обычно считается кризисом репликации в психологии. Возьмем для примера взаимосвязь между настроением и творчеством. Многочисленные исследования показали, что улучшение настроения улучшает творческие способности, но недавний метаанализ также выявил многочисленные неудачи в воспроизведении этой взаимосвязи (Baas et al., 2008). Согласно аристотелевскому подходу такое положение дел будет весьма проблематичным и послужит веским поводом для сомнения в влиянии настроения на творчество. Однако галилеевский подход предложил бы другую стратегию исследования.

Во-первых, он не будет следовать практике, когда сначала классифицируют все виды деятельности как «творческие», а затем ищут одно связное объяснение. Скорее, он будет пытаться реконструировать одно данное поведенческое исполнение, ссылаясь на известные базовые механизмы, которые, в свою очередь, быстро покажут, что некоторые «творческие задачи» полагаются на конвергентные механизмы, в то время как другие полагаются на расходящиеся механизмы, что некоторые из этих задач больше полагаются на словарный запас и вербальный интеллект, чем другие, и так далее.Из этого понимания различий в отношении основных механизмов может возникнуть систематическая категоризация задач, но результирующая система категорий будет результатом понимания основных механизмов, а не точки схода их поиска. И это было бы мотивировано научным пониманием, а не сомнительным лингвистическим анализом нечетких повседневных понятий.

Во-вторых, галилеевский подход имеет целью объяснить и предсказать внутри- и межиндивидуальную изменчивость.Как это стремление может предотвратить неправильное толкование неудач при воспроизведении, можно проиллюстрировать с помощью двух исследований, проведенных в нашей лаборатории. Основываясь на предыдущих предположениях о том, что креативность может быть связана с дофамином, Chermahini и Hommel (2010) изучали взаимосвязь между выполнением двух задач творчества (одна задействует конвергентное, а другая — дивергентное мышление) и скоростью спонтанного моргания глаз, клиническим показателем индивидуальный уровень дофамина в нигростриатном пути. Для наших целей важны два результата: (A) производительность в задаче с дивергентным мышлением была предсказана по скорости взгляда, в то время как производительность в задаче с конвергентным мышлением — нет, что усиливает подозрение, что не существует такой вещи, как унитарное «творчество»; (B) взаимосвязь между выполнением задачи с дивергентным мышлением и указанным уровнем дофамина имела перевернутую U-образную форму (как показано на рисунке 1), так что средний уровень был связан с наилучшей производительностью.Обратите внимание, что первый результат предполагает, что поиск связи между настроением и «творчеством» может быть спорным (поскольку ни одна задача не может охватить творчество в целом), в то время как важные взаимосвязи между настроением и некоторыми механизмами, лежащими в основе творческой деятельности, могут действительно существовать.

Рис. 1. Эффективность дивергентного мышления в зависимости от частоты спонтанных морганий (идеализированный) .

Также обратите внимание, что продемонстрированная нелинейная взаимосвязь может легко объяснить большое количество неповторений.Поскольку настроение связано с уровнями дофамина в полосатом теле, можно было бы ожидать, что люди с низким уровнем (попадающие в прямоугольник A на рисунке), скорее всего, выиграют от повышения уровня дофамина, вызванного настроением, в то время как люди со средним уровнем может не проявлять никакого эффекта, а у людей с высоким уровнем могут действительно проявляться нарушения. Действительно, Акбари Чермахини и Хоммель (2012) сообщили, что низкие шоры выигрывают от индукции позитивного настроения, а средние шоры — нет.

Легко видеть, что неучет индивидуальных различий может привести к нулевым эффектам, но такие эффекты нисколько не опровергают утверждение о сильной связи между творчеством и настроением.Фактически, галилеевский подход как к концептуализации проблемы, так и к статистическому анализу, вероятно, позволил бы выявить значительные доказательства даже из исследований, которые в настоящее время считаются неудачными. В другом исследовании мы представили доказательства того, что когнитивная передача опосредуется генетическими различиями, связанными с дофамином, так что люди с одним генетическим устройством получают пользу от когнитивной тренировки, а другие — нет (Colzato et al., 2014). Среди прочего, это вызывает вопросы относительно общей обоснованности утверждений о том, что когнитивная тренировка не демонстрирует никакого эффекта переноса (Owen et al., 2010), особенно если они основаны на исследованиях, в которых ничего не говорится об основных механизмах и роли индивидуальной изменчивости (Colzato and Hommel, 2016).

Согласованные действия по ускорению перехода к галилееву режиму не только требуют значительной корректировки наших теоретических и эмпирических практик, но также требуют изменений в мышлении рецензентов и читателей. Мы больше не должны аплодировать теориям, которые стремятся дать исчерпывающее объяснение конкретной задачи или эмпирического наблюдения, а должны научиться ценить теоретические основы, которые отслеживают основные механизмы в максимально возможном количестве явлений.Мы также не должны больше аплодировать неограниченному изобретению новых понятий и явлений, а должны научиться ценить экономные (в смысле Оккама) объяснения, которые могут иметь дело с уже понятыми базовыми механизмами, насколько это возможно. Что наиболее важно, мы больше не должны довольствоваться моделями, которые ограничены предсказанием средних эффектов, но все чаще требуют структур, которые объясняют как средние эффекты, так и индивидуальные вариации с точки зрения одного и того же механистического понимания.

Авторские взносы

Авторы BH и LC написали и одобрили рукопись.

Финансирование

Подготовка этой работы была поддержана грантом Европейского исследовательского совета (# 694722 Metacontrol).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Баас, М., Де Дреу, К., и Нийстад, Б. (2008). Метаанализ 25 лет исследований настроения и творчества: гедонический тон, активация или регулятивная направленность? Psychol.Бык. 134, 779–806. DOI: 10.1037 / a0012815

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брайтенберг В. (1984). Транспортные средства: эксперименты в синтетической психологии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Чермахини, С. А., Хоммель, Б. (2010). (Б) связь между творчеством и дофамином: частота спонтанного моргания глаз предсказывает и разделяет расходящееся и конвергентное мышление. Познание 115, 458–465. DOI: 10.1016 / j.cognition.2010.03.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кользато, Л. С., Хоммель, Б. (2016). «Будущее когнитивного обучения», в Когнитивное обучение: обзор возможностей и приложений , ред. Т. Стробах и Дж. Карбах (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 201–211.

Google Scholar

Кользато, Л. С., ван ден Вильденберг, В., и Хоммель, Б. (2014). Когнитивный контроль и полиморфизм COMT Val158Met: генетическая модуляция обучения видеоиграм и переход к эффективности переключения задач. Psychol. Res. 78, 670–678. DOI: 10.1007 / s00426-013-0514-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин, К. (1931). Конфликт между аристотелевским и галилеевским способами мышления в современной психологии. J. Gen. Psychol. 5, 141–176. DOI: 10.1080 / 00221309.1931.9918387

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макканн, Р. С., и Джонстон, Дж. К. (1992). Локус одноканального узкого места в двунаправленной интерференции. Дж.Exp. Psychol. Гул. Восприятие. Выполнять. 18, 471–484. DOI: 10.1037 / 0096-1523.18.2.471

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оуэн, А.М., Хэмпшир, А., Гран, Дж. А., Стентон, Р., Даджани, С., Бернс, А.С. и др. (2010). Проверяем тренировку мозга. Nature 465, 775–778. DOI: 10.1038 / nature09042

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сакс Р., Кэри С. и Канвишер Н. (2004). Понимание других умов: объединение психологии развития и функциональной нейровизуализации. Annu. Rev. Psychol. 55, 87–124. DOI: 10.1146 / annurev.psych.55.090902.142044

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штернберг, С. (1969). «Открытие стадий обработки: расширение метода Дондерса», в Attention and Performance II , ed W. G. Koster (Амстердам: Северная Голландия), 276–315.

Google Scholar

Номотетический подход к личности — Graduatewings.ru

Номотетический подход к личности

В этом разделе рассматривается номотетический подход.Он объединяет идеи и взгляды на то, как личность понимается теоретиками черт. Он также кратко коснется того, как психологи предсказывают поведение человека, используя этот подход.

Номотетический подход

Номотетическая точка зрения, также известная как подход «черт», ищет универсальные законы поведения. Возможность предсказывать поведение — главная цель и результат этой идеи. Психологи, придерживающиеся этого подхода, считают, что «черты характера» являются источником человеческой личности.Предполагается, что черта — это любая стойкая характеристика человека, которая относительно стабильна и влияет на поведение в определенном направлении. Теоретики, придерживающиеся этого подхода, считают, что личность последовательна, в значительной степени наследуется и определяется генетикой и биохимией нашего мозга. Они утверждают, что все дело в биологическом функционировании, зафиксированном при рождении, если не раньше, и что факторы окружающей среды, жизненный опыт и социальные влияния практически не могут его изменить.

Черты как детерминанты личности

Сторонники номотетического подхода утверждают, что вышеизложенное обеспечивает прочную основу для создания инструментальных мер.Психологи, которые рассматривают черты характера как главную детерминанту человеческого поведения, определяют набор черт, по которым можно классифицировать и сравнивать всех людей. Они определяют черты, которые, как считается, характеризуют человеческую личность. Они считают, что люди имеют ряд общих характеристик и что изучение каждой из них прольет больше света на понимание сходств и различий между людьми. Это можно продемонстрировать на рисунке ниже, на котором показаны четыре типа личности с характерными особенностями.

Для построения инструментальных мер, позволяющих психологам разрабатывать шкалы, индивидуальные характеристики сгруппированы в кластеры, создающие типы. Например, у экстравертов есть черты, связанные с практичностью и рискованностью. Такой же ретроспективно, спокойный, менее общительный характер ассоциировался бы с типом интроверта. Следовательно, номотетический подход включает в себя категоризацию людей с целью выявления общих причин поведения.Таким образом, это позволяет психологам идентифицировать и классифицировать личность по узнаваемым характеристикам.


Личность

Есть пять основных параметров, связанных с поведением человека. Они описывают, как люди реагируют на стресс, приспосабливаются к новой среде или определяют свои интересы. Они сосредоточены на том, чтобы дать представление о том, насколько эффективно человек сможет работать с другими, устанавливать свои цели или определять свою личность и роль. Исследования показывают, что пять основных измерений лежат в основе всех остальных и охватывают большую часть значительных вариаций человеческой личности.См. Эти размеры в модели ниже.

Первая характеристика определяется как экстраверсия по сравнению с интроверсией. Он измеряет степень ориентации человека на внешний мир. Вторая черта относится к сознательности, то есть к тому, насколько человек организован, надежен или сосредоточен. Доброжелательность — это третья определяемая черта, которая измеряет степень дружелюбия, надежности и сотрудничества между людьми.Четвертая черта касается эмоциональной стабильности, которая влияет на способность человека противостоять стрессу. Эмоционально устойчивые люди, скорее всего, будут спокойными, безопасными и уверенными в себе. Пятое измерение касается открытости опыту. Открытые личности демонстрируют творческий потенциал и любопытство, в отличие от человека на другом конце, который может найти утешение в знакомстве.

% PDF-1.4 % 462 0 объект > эндобдж xref 462 761 0000000016 00000 н. 0000017269 00000 п. 0000017479 00000 п. 0000017523 00000 п. 0000017559 00000 п. 0000027267 00000 п. 0000027481 00000 п. 0000027628 00000 н. 0000027762 00000 н. 0000027912 00000 н. 0000028046 00000 п. 0000028194 00000 п. 0000028326 00000 п. 0000028474 00000 п. 0000028605 00000 п. 0000028753 00000 п. 0000028884 00000 п. 0000029032 00000 н. 0000029517 00000 п. 0000029945 00000 н. 0000029982 00000 п. 0000030085 00000 п. 0000030291 00000 п. 0000030498 00000 п. 0000042125 00000 п. 0000051563 00000 п. 0000059628 00000 п. 0000066521 00000 п. 0000073741 00000 п. 0000080376 00000 п. 0000080796 00000 п. 0000081364 00000 п. 0000082090 00000 н. 0000082497 00000 п. 0000082877 00000 п. 0000083082 00000 п. 0000083287 00000 п. 0000089565 00000 п. 0000101774 00000 н. 0000104467 00000 н. 0000112742 00000 н. 0000116705 00000 н. 0000123224 00000 н. 0000132193 00000 н. 0000136657 00000 н. 0000136850 00000 н. 0000137068 00000 н. 0000137258 00000 н. 0000139821 00000 н. 0000140008 00000 н. 0000140537 00000 п. 0000140651 00000 п. 0000143643 00000 п. 0000143682 00000 н. 0000144360 00000 н. 0000144513 00000 н. 0000144800 00000 н. 0000144948 00000 н. 0000145559 00000 н. 0000145710 00000 н. 0000145861 00000 н. 0000146459 00000 н. 0000146612 00000 н. 0000147215 00000 н. 0000147367 00000 н. 0000147520 00000 н. 0000147673 00000 н. 0000147826 00000 н. 0000147978 00000 н. 0000148131 00000 п. 0000148282 00000 н. 0000148435 00000 н. 0000148588 00000 н. 0000148740 00000 н. 0000148893 00000 н. 0000149045 00000 н. 0000149198 00000 н. 0000149351 00000 п. 0000149504 00000 н. 0000149657 00000 н. 0000149810 00000 н. 0000149961 00000 н. 0000150113 00000 н. 0000150266 00000 н. 0000150418 00000 н. 0000150570 00000 н. 0000150723 00000 н. 0000150876 00000 н. 0000151029 00000 н. 0000151182 00000 н. 0000151335 00000 н. 0000151488 00000 н. 0000151640 00000 н. 0000151793 00000 н. 0000151946 00000 н. 0000152098 00000 н. 0000152251 00000 н. 0000152403 00000 н. 0000152556 00000 н. 0000152708 00000 н. 0000152861 00000 н. 0000153014 00000 н. 0000153166 00000 н. 0000153318 00000 н. 0000153471 00000 н. 0000153623 00000 н. 0000153775 00000 н. 0000153928 00000 н. 0000154082 00000 н. 0000154235 00000 н. 0000154389 00000 н. 0000154544 00000 н. 0000154697 00000 н. 0000154851 00000 н. 0000155006 00000 н. 0000155603 00000 н. 0000155757 00000 н. 0000155910 00000 н. 0000156487 00000 н. 0000156640 00000 н. 0000157226 00000 н. 0000157380 00000 н. 0000157946 00000 н. 0000158100 00000 н. 0000158254 00000 н. 0000158408 00000 н. 0000158560 00000 н. 0000158714 00000 н. 0000158866 00000 н. 0000159020 00000 н. 0000159174 00000 н. 0000159327 00000 н. 0000159481 00000 н. 0000159632 00000 н. 0000159785 00000 н. 0000159939 00000 н. 0000160090 00000 н. 0000160243 00000 н. 0000160397 00000 н. 0000160551 00000 п. 0000160705 00000 н. 0000160859 00000 н. 0000161012 00000 н. 0000161166 00000 н. 0000161319 00000 н. 0000161471 00000 н. 0000161624 00000 н. 0000161778 00000 н. 0000161932 00000 н. 0000162085 00000 н. 0000162238 00000 н. 0000162391 00000 н. 0000162545 00000 н. 0000162698 00000 н. 0000162851 00000 н. 0000163005 00000 н. 0000163159 00000 н. 0000163312 00000 н. 0000163466 00000 н. 0000163619 00000 н. 0000163772 00000 н. 0000163925 00000 н. 0000164078 00000 н. 0000164232 00000 н. 0000164384 00000 н. 0000164538 00000 н. 0000164692 00000 н. 0000164846 00000 н. 0000165000 00000 н. 0000165154 00000 н. 0000165308 00000 н. 0000165462 00000 н. 0000165616 00000 н. 0000165769 00000 н. 0000165923 00000 н. 0000166542 00000 н. 0000166695 00000 н. 0000166847 00000 н. 0000166999 00000 н. 0000167152 00000 н. 0000167303 00000 н. 0000167457 00000 н. 0000167610 00000 н. 0000167763 00000 н. 0000167917 00000 н. 0000168070 00000 н. 0000168223 00000 н. 0000168376 00000 н. 0000168529 00000 н. 0000168683 00000 н. 0000168837 00000 н. 0000168989 00000 н. 0000169142 00000 н. 0000169296 00000 н. 0000169450 00000 н. 0000169604 00000 н. 0000169758 00000 н. 0000169912 00000 н. 0000170066 00000 н. 0000170219 00000 п. 0000170373 00000 п. 0000170526 00000 н. 0000170680 00000 н. 0000170833 00000 н. 0000170987 00000 н. 0000171140 00000 н. 0000171294 00000 н. 0000171448 00000 н. 0000171602 00000 н. 0000171755 00000 н. 0000171908 00000 н. 0000172062 00000 н. 0000172646 00000 н. 0000172798 00000 н. 0000173367 00000 н. 0000173519 00000 н. 0000174089 00000 н. 0000174241 00000 н. 0000174393 00000 н. 0000174955 00000 н. 0000175107 00000 н. 0000175258 00000 н. 0000175410 00000 н. 0000175561 00000 н. 0000175713 00000 н. 0000175866 00000 н. 0000176018 00000 н. 0000176167 00000 н. 0000176318 00000 н. 0000176469 00000 н. 0000176620 00000 н. 0000176772 00000 н. 0000176924 00000 н. 0000177076 00000 н. 0000177226 00000 н. 0000177378 00000 н. 0000177531 00000 н. 0000177681 00000 н. 0000177833 00000 н. 0000177984 00000 н. 0000178135 00000 н. 0000178286 00000 н. 0000178436 00000 н. 0000178588 00000 н. 0000178739 00000 н. 0000178891 00000 н. 0000179043 00000 н. 0000179195 00000 н. 0000179347 00000 н. 0000179498 00000 н. 0000179650 00000 н. 0000179802 00000 н. 0000179953 00000 н. 0000180104 00000 н. 0000180256 00000 н. 0000180408 00000 н. 0000180560 00000 п. 0000180712 00000 н. 0000180865 00000 н. 0000181017 00000 н. 0000181169 00000 н. 0000181321 00000 н. 0000181473 00000 н. 0000181625 00000 н. 0000181777 00000 н. 0000181929 00000 н. 0000182080 00000 н. 0000182232 00000 н. 0000182382 00000 н. 0000182535 00000 н. 0000182687 00000 н. 0000182839 00000 н. 0000182990 00000 н. 0000183142 00000 н. 0000183293 00000 н. 0000183443 00000 н. 0000183594 00000 н. 0000183746 00000 н. 0000183898 00000 н. 0000184048 00000 н. 0000184200 00000 н. 0000184351 00000 п. 0000184503 00000 н. 0000184655 00000 н. 0000184807 00000 н. 0000184958 00000 н. 0000185110 00000 н. 0000185262 00000 н. 0000185413 00000 н. 0000185565 00000 н. 0000185717 00000 н. 0000185870 00000 н. 0000186023 00000 н. 0000186174 00000 н. 0000186326 00000 н. 0000186478 00000 н. 0000186630 00000 н. 0000186782 00000 н. 0000186934 00000 н. 0000187085 00000 н. 0000187236 00000 н. 0000187387 00000 н. 0000187539 00000 н. 0000187692 00000 н. 0000187844 00000 н. 0000187995 00000 н. 0000188540 00000 н. 0000188694 00000 н. 0000189228 00000 н. 0000189381 00000 п. 0000189923 00000 н. 00001 00000 н. 0000190605 00000 н. 0000190759 00000 н. 0000190914 00000 н. 0000191449 00000 н. 0000191603 00000 н. 0000192120 00000 н. 0000192273 00000 н. 0000192791 00000 н. 0000192945 00000 н. 0000193098 00000 н. 0000193618 00000 н. 0000193772 00000 н. 0000193927 00000 н. 0000194081 00000 н. 0000194234 00000 н. 0000194388 00000 п. 0000194542 00000 н. 0000194696 00000 н. 0000194850 00000 н. 0000195004 00000 н. 0000195158 00000 н. 0000195310 00000 н. 0000195462 00000 н. 0000195616 00000 н. 0000195770 00000 н. 0000195922 00000 н. 0000196075 00000 н. 0000196227 00000 н. 0000196380 00000 н. 0000196534 00000 н. 0000196687 00000 н. 0000196836 00000 н. 0000196989 00000 н. 0000197141 00000 н. 0000197294 00000 н. 0000197448 00000 н. 0000197602 00000 н. 0000197756 00000 н. 0000197909 00000 н. 0000198063 00000 н. 0000198216 00000 н. 0000198368 00000 н. 0000198521 00000 н. 0000198674 00000 н. 0000198828 00000 н. 0000198982 00000 н. 0000199136 00000 н. 0000199290 00000 н. 0000199442 00000 н. 0000199595 00000 н. 0000199747 00000 н. 0000199901 00000 н. 0000200055 00000 н. 0000200208 00000 н. 0000200361 00000 н. 0000200514 00000 н. 0000200666 00000 н. 0000200819 00000 п. 0000200973 00000 п. 0000201125 00000 н. 0000201279 00000 н. 0000201432 00000 н. 0000201586 00000 н. 0000201740 00000 н. 0000201893 00000 н. 0000202045 00000 н. 0000202199 00000 н. 0000202352 00000 н. 0000202504 00000 н. 0000202656 00000 н. 0000202810 00000 н. 0000202964 00000 н. 0000203118 00000 н. 0000203270 00000 н. 0000203422 00000 н. 0000203575 00000 н. 0000203728 00000 н. 0000203881 00000 н. 0000204034 00000 н. 0000204187 00000 н. 0000204340 00000 н. 0000204493 00000 н. 0000204645 00000 н. 0000204798 00000 н. 0000204950 00000 н. 0000205102 00000 н. 0000205255 00000 н. 0000205408 00000 н. 0000205561 00000 н. 0000205714 00000 н. 0000205867 00000 н. 0000206021 00000 н. 0000206175 00000 н. 0000206329 00000 н. 0000206483 00000 н. 0000206637 00000 н. 0000206791 00000 н. 0000206945 00000 н. 0000207098 00000 н. 0000207250 00000 н. 0000207404 00000 н. 0000207558 00000 н. 0000207710 00000 н. 0000207863 00000 н. 0000208017 00000 н. 0000208171 00000 н. 0000208325 00000 н. 0000208479 00000 н. 0000208633 00000 н. 0000208787 00000 н. 0000208940 00000 н. 0000209094 00000 н. 0000209248 00000 н. 0000209402 00000 н. 0000209553 00000 н. 0000209706 00000 н. 0000209858 00000 н. 0000210012 00000 н. 0000210165 00000 н. 0000210319 00000 п. 0000210471 00000 п. 0000210624 00000 н. 0000210778 00000 п. 0000210930 00000 н. 0000211084 00000 н. 0000211238 00000 н. 0000211391 00000 н. 0000211544 00000 н. 0000211697 00000 н. 0000211850 00000 н. 0000212002 00000 н. 0000212154 00000 н. 0000212307 00000 н. 0000212461 00000 п. 0000212615 00000 н. 0000212767 00000 н. 0000212920 00000 н. 0000213074 00000 н. 0000213228 00000 н. 0000213378 00000 н. 0000213530 00000 н. 0000213684 00000 н. 0000213838 00000 п. 0000213991 00000 н. 0000214145 00000 н. 0000214299 00000 н. 0000214452 00000 н. 0000214605 00000 н. 0000214759 00000 н. 0000214913 00000 н. 0000215067 00000 н. 0000215221 00000 н. 0000215375 00000 н. 0000215529 00000 н. 0000215681 00000 н. 0000215834 00000 н. 0000215988 00000 н. 0000216141 00000 н. 0000216295 00000 н. 0000216449 00000 н. 0000216602 00000 н. 0000216754 00000 н. 0000216908 00000 н. 0000217062 00000 н. 0000217215 00000 н. 0000217368 00000 н. 0000217522 00000 н. 0000217676 00000 н. 0000217829 00000 н. 0000217983 00000 н. 0000218137 00000 п. 0000218290 00000 н. 0000218443 00000 п. 0000218597 00000 п. 0000218751 00000 н. 0000218905 00000 н. 0000219058 00000 н. 0000219212 00000 н. 0000219363 00000 п. 0000219514 00000 н. 0000219666 00000 п. 0000219818 00000 н. 0000219971 00000 п. 0000220500 00000 н. 0000220652 00000 н. 0000221172 00000 н. 0000221322 00000 н. 0000221847 00000 н. 0000221999 00000 н. 0000222516 00000 н. 0000222667 00000 н. 0000222820 00000 н. 0000222973 00000 н. 0000223125 00000 н. 0000223276 00000 н. 0000223428 00000 н. 0000223580 00000 н. 0000223732 00000 н. 0000223884 00000 н. 0000224036 00000 н. 0000224188 00000 п. 0000224340 00000 н. 0000224493 00000 п. 0000224644 00000 п. 0000224796 00000 н. 0000224948 00000 н. 0000225099 00000 н. 0000225250 00000 н. 0000225401 00000 н. 0000225552 00000 н. 0000225704 00000 н. 0000225855 00000 н. 0000226007 00000 н. 0000226160 00000 н. 0000226312 00000 н. 0000226463 00000 н. 0000226615 00000 н. 0000226767 00000 н. 0000226919 00000 н. 0000227071 00000 н. 0000227223 00000 н. 0000227375 00000 н. 0000227526 00000 н. 0000227678 00000 н. 0000227829 00000 н. 0000227982 00000 н. 0000228133 00000 н. 0000228285 00000 н. 0000228438 00000 н. 0000228589 00000 н. 0000228742 00000 н. 0000228893 00000 н. 0000229045 00000 н. 0000229198 00000 н. 0000229349 00000 п. 0000229502 00000 н. 0000229656 00000 н. 0000229806 00000 н. 0000229959 00000 н. 0000230112 00000 н. 0000230264 00000 н. 0000230417 00000 н. 0000230569 00000 н. 0000230722 00000 н. 0000230875 00000 н. 0000231027 00000 н. 0000231180 00000 н. 0000231334 00000 п. 0000231486 00000 н. 0000231637 00000 н. 0000231789 00000 н. 0000231942 00000 н. 0000232095 00000 н. 0000232248 00000 н. 0000232401 00000 н. 0000232553 00000 н. 0000232706 00000 н. 0000232859 00000 н. 0000233011 00000 н. 0000233164 00000 н. 0000233316 00000 н. 0000233469 00000 н. 0000233622 00000 н. 0000233774 00000 н. 0000233926 00000 н. 0000234078 00000 н. 0000234231 00000 п. 0000234383 00000 п. 0000234535 00000 п. 0000234689 00000 н. 0000234841 00000 н. 0000234993 00000 н. 0000235146 00000 п. 0000235298 00000 н. 0000235451 00000 п. 0000235603 00000 п. 0000235756 00000 п. 0000235909 00000 н. 0000236062 00000 н. 0000236215 00000 н. 0000236369 00000 н. 0000236522 00000 н. 0000236675 00000 н. 0000236828 00000 н. 0000236981 00000 н. 0000237134 00000 н. 0000237286 00000 н. 0000237436 00000 н. 0000237589 00000 н. 0000237740 00000 н. 0000237893 00000 н. 0000238047 00000 н. 0000238200 00000 н. 0000238353 00000 п. 0000238504 00000 н. 0000238657 00000 н. 0000238808 00000 н. 0000238961 00000 н. 0000239113 00000 п. 0000239266 00000 н. 0000239417 00000 н. 0000239570 00000 п. 0000239724 00000 н. 0000239875 00000 п. 0000240028 00000 н. 0000240180 00000 н. 0000240331 00000 п. 0000240483 00000 н. 0000240635 00000 п. 0000240787 00000 н. 0000240939 00000 п. 0000241090 00000 н. 0000241243 00000 н. 0000241397 00000 н. 0000241550 00000 н. 0000241700 00000 н. 0000241853 00000 н. 0000242006 00000 н. 0000242159 00000 н. 0000242311 00000 н. 0000242464 00000 н. 0000242617 00000 н. 0000242770 00000 н. 0000242923 00000 н. 0000243077 00000 н. 0000243231 00000 н. 0000243384 00000 н. 0000243535 00000 н. 0000243687 00000 н. 0000243839 00000 н. 0000243992 00000 н. 0000244145 00000 н. 0000244298 00000 н. 0000244450 00000 н. 0000244603 00000 н. 0000244756 00000 н. 0000244910 00000 н. 0000245062 00000 н. 0000245215 00000 н. 0000245368 00000 н. 0000245521 00000 н. 0000245674 00000 н. 0000245826 00000 н. 0000245979 00000 н. 0000246131 00000 н. 0000246284 00000 н. 0000246436 00000 н. 0000246590 00000 н. 0000246743 00000 н. 0000246896 00000 н. 0000247049 00000 н. 0000247202 00000 н. 0000247355 00000 н. 0000247508 00000 н. 0000247661 00000 н. 0000247813 00000 н. 0000247966 00000 п. 0000248120 00000 н. 0000248274 00000 н. 0000248428 00000 н. 0000248582 00000 н. 0000248736 00000 н. 0000248890 00000 н. 0000249044 00000 н. 0000249195 00000 н. 0000249349 00000 н. 0000249503 00000 н. 0000249657 00000 н. 0000249811 00000 н. 0000249965 00000 н. 0000250119 00000 п. 0000250272 00000 н. 0000250425 00000 н. 0000250579 00000 н. 0000250733 00000 н. 0000250887 00000 н. 0000251040 00000 н. 0000251194 00000 н. 0000251348 00000 н. 0000251502 00000 н. 0000251655 00000 н. 0000251808 00000 н. 0000251962 00000 н. 0000252116 00000 н. 0000252270 00000 н. 0000252424 00000 н. 0000252578 00000 н. 0000252732 00000 н. 0000252885 00000 н. 0000253039 00000 н. 0000253191 00000 н. 0000253345 00000 н. 0000253499 00000 н. 0000253653 00000 н. 0000253807 00000 н. 0000253961 00000 н. 0000254115 00000 н. 0000254559 00000 н. 0000254609 00000 н. 0000258943 00000 н. 0000259376 00000 н. 0000259426 00000 н. 0000259957 00000 н. 0000260166 00000 н. 0000260396 00000 н. 0000260626 00000 н. 0000260835 00000 н. 0000261053 00000 н. 0000261280 00000 н. 0000261489 00000 н. 0000261698 00000 н. 0000261907 00000 н. 0000262116 00000 н. 0000262372 00000 н. 0000262421 00000 н. 0000262773 00000 н. 0000262982 00000 н. 0000263191 00000 п. 0000263400 00000 н.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *