Перечень эмоций: список эмоций и чувств человека таблица: 16 тыс изображений найдено в Яндекс.Картинках

Автор: | 09.08.1973

Содержание

Список чувств и эмоций | Учебно-методический материал по психологии:

Полезный словарик чувств.
Слова, выражающие чувства (по Стиву Хейну) 


Агония Агрессивность Активность Алчность Апатичность

Баловство Бедность Безграничность  Безжизненность Беззаботность Беззащитность Безмятежность Безнадежность Безответственность Безразличие Безрезультатность Безропотность Бесконечность Бескорыстность Беспечность Беспокойство Бесполезность Беспомощность Беспристрастие Бессердечие Бессилие Благодарность Благоразумие Блаженство Богатство Бодрость Боль Боязнь 


Важность Верность Веселье Взаимопонимание Внимательность Вовлеченность Возбуждение Возмущение Волнение Воодушевление Восторг Восхищение Вялость Враждебность 


Глупость Гонимость Гонение Гордость Горе Горечь Грубость Горячность 


Деликатность Депрессия Дерзость Деспотизм Доброта Доверие Доброжелательность Досада Душевность 


Жадность Жажда Жалость Желание Желанность Жеманство Жертвенность Жесткость Живость Жизнерадостность 


Забота Зависть Загнанность Задабривание Задумчивость Заигрывание Заинтересованность Замешательство Запальчивость Запуганность Застенчивость Защищенность Злоба 


Изменчивость Изнурение Изумление Интерес Изысканность Инфантильность Искренность Искусственность Искушение Испуг Истощение 


Капризность Кокетство Колебание Компетентность Красота Критичность Кротость 


Легкость Ликование Лихость Любвеобильность Любовь Любопытство 


Материнство Меланхолия Мечтательность Милосердие Миролюбие Мнительность Мстительность 


Наглость Надежда Надменность Надуманность Напряженность Наслаждение Настойчивость

Настороженность Нахальство Находчивость Неверие Негодование Недоверие Недовольство Нежность Незавершенность Независимость Незащищенность Незрелость Ненависть Некомпетентность Ненасытность Ненужность Необдуманность Неодобрение Неопределенность Непокорность Неприязнь Нерешительность Ностальгия 

Обаяние Обида Облегчение Обожание Обреченность Общительность Огорчение Одиночество Оживленность Ожидание Озабоченность Опасение Опрометчивость Опустошение Освобождение Осмотрительность Осторожность Осуждение Отвага Отвращение Отзывчивость Открытость Отчаяние Очарование Очищенность Ошеломление 


Паника Пассивность Переутомление Печаль Поглощение Подавленность Подозрительность Покорность Понурость Покой Похоть Преданность Предчувствие Презрение Претензия Пылкость Привязанность 

Равнодушие Радость Разбитость Раздражение Разочарование Ранимость Рассеянность Ревность Решимость Решительность Робость Романтичность 

Самовлюбленность Самоуверенность Сдержанность Сентиментальность Симпатия Скромность Смелость Смущение Сожаление Сомнение Сосредоточенность Сострадание Спокойствие Справедливость Старательность Страдание Страх Страстность Суета Суровость Счастье 

Твердость Терпение Терпимость Тоска Тревога Трудолюбие Трусость 

Уважение Уверенность Увлечение Угроза Угрюмость Удачливость Удивление Удовольствие Ужас Умиротворение Унижение Уныние Упорство Упрек Упрямство Усердие Успех Успокоение Усталость Уступчивость Утонченность 

Фатализм Фантастичность 

Ханжество Холодность Хрупкость Храбрость 

Циничность 

Чувствительность 

Щедрость Щепетильность 

Экстаз Энергичность Энтузиазм

Язвительность Яркость Ярость Ясность

«Дождь» попал в перечень иноагентов на основе данных РКН и Росфинмониторинга — Общество

МОСКВА, 23 августа. /ТАСС/. Телеканал «Дождь» был внесен в перечень СМИ-иноагентов на основании информации Роскомнадзора и Росфинмониторинга. Об этом ТАСС сообщила член Совета по правам человека при президенте РФ Ева Меркачева по итогам встречи с представителем Министерства юстиции РФ Романом Цыгановым.

«Мы общались с представителем Минюста, он сказал, что ведомство само не принимает решений о признании иноагентом. Это якобы происходит на основе данных Роскомнадзора и Росфинмониторинга. По словам представителя Минюста, Роскомнадзор сообщил, что «Дождь» распространяет материалы, созданные другими иноагентами. Речь идет о следующих СМИ: «Голос Америки», телеканал «Настоящее время», Сибирь.Реалии», «Медуза», и физлицах, таких как Лев Пономарев, [Людмила] Савицкая», — отметила правозащитник.

Она добавила, что представитель Минюста не смог пояснить, какие претензии возникли к «Дождю» со стороны Росфинмониторинга.

Ранее сообщалось, что в Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) не нашли нарушений действующего законодательства в решении о включении телеканала «Дождь» в реестр иноагентов. Об этом в понедельник ТАСС заявил глава Совета Валерий Фадеев после встречи комиссии СПЧ по правам человека в информационной сфере с заместителем директора департамента по делам некоммерческих организаций Министерства юстиции РФ Романом Цыгановым.

Министерство юстиции РФ включило в реестр иноагентов 20 августа телеканал «Дождь», издание «Важные истории» и семь журналистов. Согласно реестру, иноагентами признаны юридическое лицо Istories Fonds, зарегистрированное в Латвийской Республике, и ООО «Телеканал «Дождь». Также иноагентами признаны главный редактор «Важных историй» Роман Анин, редакторы Роман Шлейнов и Олеся Шмагун, а также журналисты издания Дмитрий Великовский, Алеся Мароховская и Ирина Долинина. Минюст также признал иноагентом руководителя общественного движения «Якутия. Наше мнение» Степана Петрова.

Общая психопатология | Обучение | РОП

Эмоциональное огрубение — утрата высших (нравственных, эстетических, интеллектуальных и пр.) эмоций и чувств, тонких эмоциональных дифференцировок. Больные теряют присущие им ранее интересы и привязанности, способность к состраданию, заботе о близких, сдержанность, учтивость, такт, чувство собственного достоинства. В поведении преобладают примитивные эмоциональные реакции (низшие, биологически обусловленные эмоции), нацеленные на удовлетворение своих сиюминутных потребностей, больные становятся назойливыми, бесцеремонными, заносчивыми, не соблюдают элементарных приличий.

Может наблюдаться при разных заболеваниях, в том числе особенно отчетливо при различных органических заболеваниях головного мозга, зависимостях (например, как проявление личностных изменений при алкоголизме).

Например, мужчина 62 лет, слесарь, злоупотребляет алкоголем, в том числе суррогатами, на протяжении многих лет пьет практически постоянно, последние годы приобрел множество болезней, обусловленных пьянством, физически одряхлел, выражены явления алкогольного полиневрита, ходит с большим трудом. Перестал работать, получив пенсию, сразу же ее пропивает, а затем начинает требовать выпивку или отбирать деньги у жены и дочери, с которыми живет. Если те деньги ему не дают, уносит из дома ценные вещи. Нисколько не стыдится и не гнушается этого, не обращает никакого внимания на бедственное материальное положение своей семьи. Если жена пытается в чем-то спорить или возражать ему, злится, кричит на нее, может ударить своей палкой. Совершенно не стесняется в выражениях, несмотря на то что вместе с ним живут малолетние внучки, разговаривает преимущественно матом. На протяжении всей жизни часто увлекался разными женщинами, «гулял», теперь, так как круг общения из-за физической немощи сократился, больше времени стал проводить дома, и в этих условиях совершенно неуместной выглядит сексуальная тематика, шутки на сексуальные темы, которые превалируют в его речи. Но наиболее пугают родственников его попытки вести грубые разговоры на сексуальные темы со своими внучками, а при любом удобном случае — стремление трогать их или свою собственную дочь за интимные места.

Изменения эмоциональных свойств подобного рода может приводить и к жестоким преступлениям, что часто становится сюжетом хроники происшествий в телевизионных новостях. Например, из телевизионного сюжета:

В городе N возбуждено уголовное дело по факту убийства двух детей 3 и 4 лет. Их останки были найдены под крыльцом частного дома (по данным пресс-службы Следственного управления). Подозрение пало на мать малышей. По версии следствия, в феврале подозреваемая — 25-летняя женщина — бросила двух своих дочерей в деревянном доме и в течение 10 дней дома не появлялась, оставив их умирать от голода и холода. Все это время употребляла алкоголь с собутыльниками. Вернувшись, она обнаружила дочерей мертвыми, обнимавшими друг друга в своей предсмертной агонии. Желая уйти от наказания, спрятала тела. В течение года женщина исправно получала от отца детей алименты, а также все полагающиеся пособия и тратила их по своему усмотрению. За это время она родила еще одного ребенка.

Эмоциональная холодность — общий недостаток эмоциональности, уменьшение выраженности всех эмоций в виде ровного, равнодушного отношения ко всем происходящим событиям.

В некоторых случаях эмоциональная холодность может быть врожденной особенностью человека, в других она становится следствием различных заболеваний головного мозга — последствием органического поражения, как проявление легко и умеренно выраженного эмоционально-волевого дефекта при шизофрении.

Апатия — безразличие, полное отсутствие эмоций, при котором не возникают желания и побуждения («ноль эмоций», «бодрствующая кома»).

Утрачены или значительно снижены как высшие эмоции, так и низшие, связанные с удовлетворением своих физиологических потребностей. Больные равнодушно относятся к происходящему вокруг, утрачивают интерес к общению с близкими, своим прежним увлечениям, много времени пребывают в бездействии. Никакие внешние события не вызывают каких-либо эмоций, ни радости, ни печали. С одинаковым, ничего не выражающим видом едят и лакомства, и обычную пищу, а в случае отсутствия еды могут долго оставаться голодными. Равнодушны к своему будущему, никак не пытаются что-либо изменить в нем. Равнодушны к своему здоровью, поэтому могут не обращаться за медицинской помощью в случае возникновения соматических заболеваний. Равнодушны к своему внешнему виду, неопрятны, не следят за прической, пренебрегают гигиеническими процедурами, одеваются неряшливо, часто оказываются одетыми не по погоде.

В беседе интереса не проявляют, говорят мало, ответы односложны, мимика бедная, не выражающая каких-либо эмоций. Некоторые больные формально могут говорить о своих привязанностях к близким, увлечениях, интересе к тому, что ждет их в будущем (например, о желании скорее выписаться из стационара, устроиться на работу и пр.), но обычно каких-либо реальных подтверждений в их поведении эти эмоции и стремления не имеют — стремление устроиться на работу остается только словами, увлечения оказываются уже давно в прошлом, а с родными общаются больше по привычке, никаких эмоций к ним не проявляют. Достаточно характерны затруднения при необходимости сделать какой-либо эмоциональный выбор (на вопрос: «Что тебе больше нравится — это или это?» — возникает ответ: «Не знаю, мне все равно»). Само уменьшение эмоциональности при апатии не осознается пациентом и не тяготит его.

Апатия может наблюдаться при шизофрении, органических заболеваниях головного мозга (вариант психоорганического синдрома), в старости. Апатия в сочетании с абулией, не обусловленная грубого органическим поражением головного мозга и симптомами интеллектуального снижения, составляет так называемый апато-абулический синдром — проявление выраженного дефекта эмоционально-волевой сферы, который может развиваться при шизофрении.

Пациент Р. 25 лет поступил в психиатрическую больницу впервые, прежде у психиатров не наблюдался. С детства отличался замкнутостью, никогда не имел друзей, к общению со сверстниками не стремился. С 12–13 лет стал холодно общаться со своими родными, чурался ласки, часто грубил, появилась необъяснимая жестокость — мучил и убивал кошек, вешал птиц. В дальнейшем стал плохо справляться с учебой в школе, к занятиям не готовился, прогуливал. Большую часть времени проводил дома в бездеятельности, общался с родными по необходимости. В юношеском возрасте не смог установить личные и социальные связи, после 11 классов учебу не продолжал, никогда нигде не работал и не пробовал найти работу. Инвалидности не имел. Жил на иждивении у родителей. Дома обслуживал себя лишь элементарно, хозяйственные работы всегда избегал, поэтому их не освоил, комнату захламил, жил в антисанитарных условиях, сопротивлялся любой попытке что-либо изменить в его жизни, легко доходил до физической агрессии. Несколько лет назад на некоторое время увлекся чтением религиозной и мистической литературы, стал разговаривать без собеседника, родным говорил, что общается с духами и богами; сутками напролет писал какие-то обращения к «Богине», изобрел для этого особую тайнопись (криптография). Сохранялось грубое, жестокое отношение к родным, однако отец больного категорически возражал против обращения к психиатрам. После смерти родителей проявлял агрессию к своей сестре, которая была вынуждена обслуживать больного в связи с отсутствием у него навыков ведения хозяйства, а затем выгнал ее из дома. Был госпитализирован в психиатрический стационар, где первое время отмечалась галлюцинаторно-бредовая симптоматика (он — единственный наследник миллионов отца, талантливый ученый. Он слышит голос «Богини», восхваляющий его, считает, что должен на ней жениться, однако другие «эзотерические божества» пытаются помешать ему в этом, негативно воздействуя на его мысли, тело и пр.). Был выставлен диагноз параноидной шизофрении. В ходе лечения галлюцинаторно-бредовая симптоматика была быстро купирована и на передний план в клинической картине вышли явления эмоционально-волевого дефекта. В отделении большую часть дня лежит в постели без какого-либо дела, к общению с другими больными и персоналом не стремится, все попытки вовлечь его в какую-либо общественную жизнь, реабилитационные программы неудачны, так как сначала пассивно соглашается, но в самом общении не участвует, а затем незаметно уходит. Книг не читает, телевизор не смотрит («неинтересно»). За собой не следит, зубы не чистит, не причесывается, постель слеженная, неопрятная. Нуждается в постоянном контроле со стороны персонала — без дополнительного понуждения с его стороны постель не заправляет, может не пойти кушать в столовую и остаться голодным, лишь изредка, после длительных уговоров, выходит на прогулки на улицу. Делает это неохотно. В беседах с врачом мимика однообразная, ответы на вопросы односложные, никаких жалоб не предъявляет, настроение без заметного снижения. Интеллектуально развит достаточно хорошо, эрудирован — изредка, в ответ на случайные вопросы может, например, вспомнить своих любимых художников, объяснить, что интересного есть в творчестве того или иного живописца, и т.д. Высокого роста, физически крепок. Своим пребыванием в стационаре не тяготится. В связи с беспомощностью были оформлены документы для направления в психоневрологический интернат, относится к скорому переезду туда равнодушно. На прямой вопрос о том, понимает ли он, что будет теперь жить в интернате, видимо, всю свою оставшуюся жизнь, говорит, что понимает, при этом каких-либо эмоций, связанных с этим, не проявляет.

К симптомам обеднения эмоций в некотором роде феноменологически близко состояние, которое в психологической литературе называют эмоциональным выгоранием. Обычно считают, что это состояние характерно для работников «помогающих профессий» (врачей, учителей, психологов), когда со временем из-за длительного эмоционального перенапряжения, связанного с такой работой, некоторые из них оказываются не в состоянии адекватно реагировать на эмоциональные переживания обращающихся к ним людей, становятся равнодушными, бесчувственными, раздражительными, что в дальнейшем негативно отражается и на качестве их работы. Если более широко посмотреть на такие эмоциональные изменения, то можно заметить, что на самом деле они возникают во многих аспектах жизни большинства людей. Например, молодожены изначально женятся с эмоциональным подъемом, овеянные высокими чувствами, а через несколько лет во многих семьях чувства значительно тускнеют, между супругами появляется равнодушие, а иногда даже неприязнь. Родители обычно рожают детей, чтобы любить их и заботиться, но через несколько лет многие из них по незначительному поводу уже готовы накричать на своего ребенка, ударить, оскорбить его, унизить и т.д.

Эмоциональное выгорание у врачей является серьезной проблемой медицины во всех странах мира. Признаками такого выгорания могут быть:

  • Изменение целей: выбирая врачебную специальность, изначально хотел помогать «страждущим», а теперь формально выполняет работу, не заботясь о результатах.
  • Равнодушие к страданиям пациентов.
  • Утрата осознания смысла своей работы.
  • Отсутствие удовлетворения от работы.
  • Снижение работоспособности, постоянная усталость.
  • Отсутствие желания узнавать новое в своей профессии, учиться.

В произведениях А.П.Чехова есть два характерных примера, которые в какой-то степени отражают варианты эмоционального выгорания врачей:

  • «Палата № 6» — главный герой доктор Рагин первоначально усердно трудится в земской больнице, но постепенно разочаровывается в работе, перестает видеть в ней смысл, начинает пропускать работу, днями лежит дома и т.д. Т.е. описано состояние, близкое к апатии.
  • «Ионыч» — главный герой доктор Старцев с годами утратил многие высшие чувства, в том числе единственную в жизни любовь, стал грубым и раздражительным, однако по-прежнему много работает ради хорошего заработка. Т.е. данное описание ближе к понятию эмоционального огрубения.







Какие бывают эмоции? Список эмоций. Техника глубокого дыхания

Ни для кого не секрет, что эмоции играют важную роль в нашей жизни. Общаясь с людьми, наверняка можно заметить,что люди по-разному проявляют эмоции, делятся своими чувствами.

Эмоции — это адаптивный механизм, который заложен в нас природой, для оценки ситуации. Ведь не всегда у человека есть время, когда он может верно и точно оценить что же с ним происходит. Допустим в ситуации опасности… А тут раз — чего-то почувствовал и есть ощущение, что либо «нравится» либо «не нравится».

Тем более,что эмоциональная оценка она наиболее верная — природа не может обманывать. Эмоциональная оценка происходит очень быстро и здесь не «примешивается» разум и логика. Ведь логически можно объяснить все,что угодно и привести кучу всяких рациональных доводов.

Наблюдая за людьми (и за собой в том числе) я замечаю, что есть ситуации в которых люди либо игнорируют свои эмоции, либо стараются их не замечать или просто не осознают. Не буду сейчас делать предположения относительно причин этого, скажу лишь то, что не прислушиваясь к себе, к своей эмоциональной жизни, человек не может адекватно и наиболее полно воспринять ситуацию, а тем самым принять наиболее эффективное решение.

В обычной жизни это может проявиться в том,что игнорируя или вытесняя свои эмоции, человек может создать себе неверное убеждение. К примеру, если жена игнорирует/не осознает или не хочет признавать свою злость в отношении мужа, она может выплеснуть свое раздражение на другого человека или детей, в совершенно другой ситуации.

Или, у меня была клиентка, которая имела такое убеждение: «я не могу обидеть человека, расстроить его». Как оказалось, если человек разозлится, то она испытает чувство вины, с которым не хотела встречаться.

На своих консультациях я очень часто сталкиваюсь с эмоциональной сферой. Однажды заметил, что людям порой бывает очень не просто сказать, что же они на самом деле чувствуют или какую эмоцию сейчас испытывают. Даже если человек осознает,что у него есть сейчас какое-то чувство, иногда бывает очень затруднительно сказать это в словах, назвать его.

Одна из моих клиенток так мне и заявила: «я чувствую ХОРОШЕЕ чувство, но я не знаю, как это называется..».

И я решил восполнить этот пробел на страницах своего сайта. Ниже представлен список эмоций и чувств, которые мне удалось найти, надеюсь, что прочитав его, можно значительно пополнить осознание того, что может с Вами происходить.

И, кстати, можно проверить себя: перед тем как ознакомиться со списком предлагаю Вам самостоятельно составить его, а потом сравнить, насколько Ваш список полон…

9. Эмоции как внутренние регуляторы деятельности. Классификация эмоций.

Эмо́ции (от лат. emovere — возбуждать, волновать) — состояния, связанные с оценкой значимости для индивида действующих на него факторов и выражающиеся прежде всего в форме непосредственных переживаний удовлетворения или неудовлетворения его актуальных потребностей. Под эмоцией понимают либо внутреннее чувство человека, либо проявление этого чувства (см. невербальное общение). Часто самые сильные, но кратковременные эмоции называют аффектом, а глубинные и устойчивые — чувствами. Эмоция — это психический процесс импульсивной регуляции поведения, основанный на чувственном отражении потребностной значимости внешних воздействий, их благоприятности или вредности для жизнедеятельности индивида.

Эмоции возникли в результате эволюции для лучшей адаптации организма. Эмоции всегда двувалентны (имеют два полюса). Они положительны или отрицательны. Отдельные жизненно важные свойства предметов и ситуаций, вызывая эмоции, настраивают организм на соответствующее поведение. Это механизм непосредственной оценки уровня благополучности взаимодействия организма со средой.

Будучи непосредственно связанными с эндокринно-вегетативной системой, эмоции могут включать энергетические механизмы поведения. Так, эмоция страха, возникая в опасной для организма ситуации, обеспечивает реакцию, направленную на преодоление опасности — активизируется ориентировочный рефлекс, тормозится деятельность всех, на данный момент второстепенных, систем: напрягаются необходимые для борьбы мышцы, учащается дыхание, усиливается сердцебиение, изменяется состав крови и т. п.

Эмоции напрямую связаны с инстинктами. Так, в состоянии гнева у человека появляется оскал зубов, сужение век, сжимание кулаков, прилив крови к лицу, принятие угрожающих поз и т. п. Все основные эмоции носят врожденный характер. Доказательством тому служит тот факт, что у всех народов, независимо от их культурного развития, одинаковая мимика во время выражения тех или иных эмоций. Даже у высших животных (приматы, собаки, кошки и другие) мы можем наблюдать ту же мимику, что и у человека. Однако врожденными являются не все внешние проявления эмоций; некоторые приобретаются в результате обучения и воспитания (например, специальные жесты, как знак той или иной эмоции).

Любые проявления активности человека сопровождаются эмоциональными переживаниями. Благодаря им, человек может чувствовать состояние другого человека, сопереживать ему. Даже другие высшие животные могут оценивать эмоциональные состояния друг друга.

Чем более сложно организовано живое существо, тем богаче гамма переживаемых эмоциональных состояний. Но некоторое сглаживание проявлений эмоций у социализированного человека наблюдается в результате возрастания роли волевой регуляции.

Все живые организмы изначально стремятся к тому, что соответствует их потребностям и к тому, посредством чего эти потребности могут быть удовлетворены. Человек действует только тогда, когда его действия имеют смысл. Эмоции являются врожденными, спонтанными сигнализаторами этих смыслов. Познавательные процессы формируют психический образ, представления, а эмоциональные процессы обеспечивают избирательность поведения. Человек стремится делать то, что вызывает положительные эмоции. Положительные эмоции, постоянно сочетаясь с удовлетворением потребностей, сами становятся потребностью. Человек начинает нуждаться в положительных эмоциях и ищет их. Тогда, замещая потребности, уже сами эмоции становятся побуждением к действию.

Во множестве эмоциональных проявлений выделяют несколько основных эмоций: радость (удовольствие), печаль (неудовольствие), страх, гнев, удивление, отвращение. Одна и та же потребность в различных ситуациях может вызвать разные эмоции. Так, потребность самосохранения при угрозе со стороны сильного может вызвать страх, а со стороны слабого — гнев.

Классификация эмоций

Продолжительность

Обычно сложные эмоции более продолжительны.

Интенсивность эмоции

слабая — появляется редко и случайно, легко подавляется другими чувствами. С трудом поддается управлению сознанием. (стеснительность)

средняя — Обычно управляется сознанием, может влиять на другие чувства.

сильная — С трудом поддается управлению сознанием. Подавляет другие чувства. (гнев, любовь, счастье)

Более сильная эмоция вызывает большие изменения в психике.

Знак эмоции

Положительный — человек стремится к объекту эмоции.

Отрицательный — человек стремится от объекта эмоции.

Существует парадокс, когда человек стремится к источнику отрицательной эмоции, например к боли. Его можно объяснить так: Сильная отрицательная эмоция вызывает сильную мотивацию и возбуждение. Данная мотивация является вторичной выгодой и настоящей целью.

Направленность эмоции

Или зависимость эмоции:

на себя, на нечто снаружи или на кого-либо (лицо),

в прошлое, настоящее или будущее.

Ведущие эмоции, возникающие на основе личных потребностей: Горе. Радость. Страх. Надежа. Гнев. Удовлетворение. Интерес. Пренебрежение.

Эмоции, связанные с личными нормами и правилами: вина. Самоуважение. Ответственность. Безответственность. Презрение. Уважение. Симпатия-антипатия.

Эмоции, возникающие в результате соответствия-несоответствия чьим-то или общественным стандартам, нормам, правилам: Стыд. Одобрение. Восхищение. Уверенность в себе. Гордость. Возмущение. Отвращение. Застенчивость.

Эмоции, возникающие в связи с чужими потребностями: Доброжелательность. Благодарность. Щедрость. Радость за другого. Злорадство. Зависть. Жадность. Жалость.

Эмоции, возникающие на основе взаимных отношений с другими

Людьми: Доверчивость. Обожание. Претенциозность. Восторг. Подозрительность. Оскорбленность. Заискивание. Обида.

Эмоции на основе презрения: Лесть. Самодовольство. Превосходство. Торжество. Надменность. Негодование. Униженность. Горечь.

Классификации эмоций

    Рубинштейн. Основание: по отражаемому предмету, по функции, по степени осознания, по уровню развития, по степени обощенности. Выделяет 4 вида эмоциональных переживаний:

Чувства (эмоции) – переживания, передающие отношение человека к внешнему миру. В развитии эмоций выделяют 3 уровня чувств в связи с развитием мотивационно-потребностной сферы личности и по возможности осознания:

    Уровень органической аффективно-эмоциональной чувствительности. Чувства возникают в связи с органическими потребностями человека. К нему относятся элементарные, т.н. физические чувствования – удовольствия, неудовольствия. Каждое чувство отражает объективное состояние организма индивида, находящегося в определенных отношениях с окружающим миром. Это могут быть местные, локальные чувства, или же общее органическое самочувствие индивида – в этом случае эмоциональное состояние носит неопределенный характер. Не осознаются, беспредметные.

    Предметные чувства. Устойчивые эмоциональные переживания по отношению к определенным предметам, имеющим устойчивый интерес человека. Опредмеченность чувства означает более высокий уровень его осознания. Здесь чувство – отношение к миру, выраженное в осознанном переживании. Чувства дифференцируются в зависимости от предметной сферы, интересов, к которой они относятся: интеллектуальные (познавательные интересы), эстетические и моральные (моральные ценности). Это любовь или ненависть к кому-то, возмущение к.-л. поступком.

    Уровень обобщенных чувств. Выражают общие более или менее устойчивые мировоззренческие установки личности. Связаны с мышлением. Эти чувства соотносятся с обобщенными жизненными ситуациями. Чувства юмора, иронии, возвышенного, трагического. Смешным кажется то, что сперва выступает с видимостью превосходства и затем обнаруживает свою несостоятельность (чувство комического). В юморе смех над недостатками человека должен сочетаться с симпатией, которая должна даже доминировать над высмеиванием, иначе возникает «трагический юмор». Ирония разит несовершенство мира с позиции возвышающегося над ним идеала.

Выделение эмоций, которые выполняют функцию приспособления в ситуации. Эмоции модифицируют ситуацию в соответствии с базовой потребностью, чтобы в ней можно было действовать.

Аффект – стремительный, бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера, защитная реакция организма в ситуации жизненной опасности, который может дать неподчиненную сознательному волевому контролю разрядку в действии. Аффект переживается в ситуации. Еще более ярко выраженный – патологический аффект, после которого человек не помнит, что он делал.

Страсти – сильное, стойкое, длительное чувство, которое захватывает человека и владеет им. Человек теряет контроль над своим поведением, страсть навязывает его. Страсть выражается в соответствующей направленности всех помыслов личности на единую цель. Единство эмоциональных и волевых мотивов. С другой стороны, это своеобразное сочетание активности с пассивностью. Страсть захватывает человека, он является страдающим, пассивным существом, находящимся во власти какой-то силы, но эта сила от него же и исходит.

Настроение – общее диффузное беспредметное эмоциональное состояние. Настроение не предметно, а личностно; оно не приурочено к какому-то событию, а разлитое общее состояние. Это бессознательная эмоциональная «оценка» личностью того, как на данный момент складываются для нее обстоятельства (не знает причины).

    Леонтьев . Основание: средства управления эмоциями, наличие/отсутствие таких средств, уровни развития эмоциональной жизни. Выделяет 3 класса эмоциональных процессов:

Эти классы различаются как по качественным характеристикам, так и по доле участия в регуляции деятельности (основная функция эмоций – регулирующая)

Аффект – сильное и относительно кратковременные эмоциональные переживания, сопровождаемые резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями. Они возникают в ответ на уже фактически наступившую ситуацию (сдвинуты к концу события), имеют способность к аккумуляции, накапливанию. Не являются управляемыми. Регулирующая функция состоит в образовании специфического опыта – аффективных следов, определяющих избирательность последующего поведения по отношению к ситуациям и их элементам, которые прежде вызывали аффект. Тенденция к навязчивости или к торможению (ассоциативные эксперименты Юнга, Лурии (торможение: нарушение сопряженных двигательных реакций)).

Собственно эмоции – более длительные состояния, иногда слабо выраженные во внешнем поведении. Имеют ситуационный характер, выражают оценочное личностное отношение к складывающимся или возможным ситуациям, к своей деятельности и своим проявлениям в них. Они носят идеаторный характер — способны предвосхищать ситуации и события которые реально еще не наступили, и возникают в связи с представлениями о пережитых или воображаемых ситуациях. Они способны к обобщению и коммуникации — эмоциональный опыт шире, чем опыт индивидуальных переживаний (

Люди ежедневно испытывают различные эмоции – иногда хорошие, а иногда и не очень.
Это стало настолько привычным, что мы даже не задумываемся о том, как и зачем эмоции появились у наших предков. Но ведь они были очень важны!

Мы испытываем множество эмоциональных порывов, но среди них есть и семь самых главных, базовых эмоций, без которых наша жизнь была бы совсем другой. Именно о них мы сейчас и поговорим.

Всякая эмоция непроизвольна, если она искренна.
Марк Твен

6. Базовая эмоция — Удивление

Эмоция, с помощью которой у нас появляется возможность лучшей ориентации в пространстве, повышения внимание и достижение взаимопонимания. Такая реакция способствует возможности рассмотреть нечто новое в том, к чему мы уже привыкли. Однако если человек находится в состоянии тревоги, то вместо удивления он может испытывать испуг.

7. Базовая эмоция — Радость

Одна из лучших возможных эмоций, которая поддерживает наши внешние проявления. Благодаря этой реакции мы сокращаем дистанцию между собой и другими людьми и можем взаимодействовать с ними. Это реакция на получения удовольствия, или того, что под ним подразумевается.

Заключение

Это еще далеко не вся «палитра» наших с вами эмоций, тем более что к уже существующим часто добавляются новые.

Нужно учиться понимать свои эмоции, и тогда мы сможем четко определять, как мы реагируем на разные события и как себя вести в том или ином случае.

Слушайте свое сознание – и перед вами откроются действительно замечательные возможности!

Чуть-чуть сокращенный вариант статьи Л.Черняева из сборника «Гештальт-2007», МГИ, Москва, 2007.

Эмоция — накопляемая и накопленная энергия для изменения или сохранения дистанции и процесса контактирования. Эмоция позволяет менять дистанцию до другого и варьировать интенсивность контакта.

Базовые эмоции это элементарные эмоции, которые больше ни на что не расщепляются, и сами являются составляющими остальных сложных эмоций. Это: страх, злость, отвращение, печаль, стыд, вина, нежность, радость, удовлетворение, интерес, удивление, благодарность.

Аутичные эмоции — это эмоции, переживание которых возможно без субъекта в среде: отвращение, злость, страх, интерес, радость, удовлетворение, удивление.
Контактные эмоции это эмоции к субъекту, т.е. это аутичные эмоции, но направленные к субъекту, и еще нежность, печаль, благодарность.

Социальные или оценочные эмоции — это стыд и вина.
Сложная эмоция состоит из взаимодействия простых эмоций: например, зависть состоит из злости, интереса и стыда.

Отличительной чертой базовых эмоций, является то, что они легко преобразовываются в желание и действие.

Сложные эмоции переживаются сложно, потому что они требуют одновременного удовлетворения двух и более потребностей (иногда противоположных). Каждая эмоция поддерживает свой процесс изменения дистанции и активности.

Переживая эмоцию, человек настраивает себя на определенные действия, поэтому нет негативных или позитивных эмоций, все эмоции являются позитивными. Скорее есть способность к переносимости эмоции. И удовольствие, нежность и радость некоторые не переносят долго, а вину, обиду и злость хранят годами.

При контакте эмоция является рамками и формой взаимодействия организма и среды. Приятно/неприятно переживать эмоцию является следствием отношения человека к данной эмоции, исходя из семейного сценария и опыта. Соответственно, деление на полезная/вредная эмоция — это следствие рационализации, подавления или стимулирования переживания.

Чередование напряжения и расслабления организма в среде — это влияние эмоции, т.к. любая эмоция есть выражение потребности и готовит к действию, соответственно приводит к напряжению, но при этом и среда активирует в организме эмоцию. А после полного проявления эмоции и удовлетворения потребности напряжение поля уменьшается. Таким образом, эмоции поддерживают спонтанную саморегуляцию, участвуя в процессе напряжения-расслабления.

Токсический уровень эмоции — это такой уровень эмоционального возбуждения, при котором эта эмоция доминирует и тормозит появление других эмоций, разрушает контакт организма со средой, сужает восприятие до тоннельного восприятия, организует чрезмерное сосредоточение энергии без разрядки, ведёт к потере ориентировки и способности к тестированию реальности, подмене реальности на представления и фантазии о реальности.При этом возникает запредельное возбуждение и состояние непереносимости данной эмоции.

Деятельность человека и среды направлены на понижение интенсивности токсической эмоции.
Токсической эмоцией может быть любая базовая эмоция. В фоне любой ситуации одновременно есть все базовые эмоции.

I. Страх

Страх (испуг, боязнь, ужас, паника) — эмоция, возникающая при обнаружении опасности. В страхе есть знание о вредном и разрушительном прошлом и стремление избежать повторения опасного опыта в будущем. Страх предупреждает о возможном нарушении граиц.

Страх проективен, часто отрицает настоящее, игнорирует реальные возможности и ресурсы.
Страх содержит в себе энергию для увеличения дистанции. При этом эта дистанции, в зависимости от способностей переживать страх и оценки опасности, могут быть следующими:

А. Максимальная дистанция для отдаления от опасности. Это дистанция, при которой опасность перестает быть различимой и сливается с фоном. Это реакция бегства, разрушения контакта,

Б. Переносимая и подвижная дистанция. При этой дистанции, опасность хорошо различима, но ее влияние ограничено. Этот баланс между приближением и отдалением сохраняет неизменным отношения и контакт между организмом и средой. Эта дистанция возникает под влиянием двух страхов — страх приближения и страх удаления.

Страх приближения останавливает сокращение дистанции и усиление контакта, т.к. контакт несет опасность, а страх удаления останавливается угрозой разрыва контакта, а интенсивность страха колеблется вокруг зоны одновременного результирующего минимума от этих двух страхов. Фиксируется дистанция на уровне переносимости обоих страхов.

Как правило, страх связан с интересом к новизне, изменениям и возможной опасности, с желанием противостоять среде или желанием познавать среду. Через страх удовлетворяются потребность в ориентировании и потребность в изменении («чего боюсь, того и хочу»).

Страх может быть почти непереносимым, но если в ситуации присутствует стыд, то человек не может сильно изменить дистанцию. При увеличении дистанции до опасности страх становиться переносимым, но непереносимым становится стыд, и образ Я меняется на неприемлемый, что ведет к сокращению дистанции. Так возникает колебание, при котором любая дистанция неприемлема. Для устойчивого изменения дистанции должна возникнуть другая эмоция, например, злость, отвращение, интерес.

Действия под влиянием страха:

  1. Бегство, избегание, игнорирование, отрицание
  2. Замирание
  3. Защита А. Нападение б. Контроль
  4. Прогнозирование
  5. Регрессия и беспомощность
  6. Просьба о помощи
  7. Рационализация

Страх переживается всем организмом.
Можно выделить два типа страхов:

  1. Витальные страхи, связанные с Ид:
    Страх смерти, Страх безумия, Страх боли и болезни, Страх бессилия, голода
  2. Социальные страхи, связанные с Персонелити:
    Страхи ситуаций: нищеты, успеха, близости.
    Страх переживаний: беспомощности, бессилия, унижения, ответственности, отвержения (одиночество — это следствие отвержения. Экзистенциальное одиночество — это данность. Бывает одинокое одиночество, следствие отвержения или утраты, и свободное одиночество.)

Страх похож на отвращение увеличением дистанции, но в страхе есть энергия для контакта с опасностью, для исследования опасности, разоблачения и победы.
Токсичный страх — это ужас и паника.
Контактный страх — страх, боязнь.
Аутичный — ужас и испуг

II. Злость

Злость (раздражение, неприязнь, досада, возмущение, сердитость, гнев, ярость, ненависть, бешенство) — это эмоция для изменения существующей ситуации, для изменения и дистанции, и объекта или субъекта контактирования.

Если мишенью злости являются изменения отношения, ситуации, то она конструктивна. В случае если невозможно изменить отношения, то злость становиться аннигиляционной и направляется или на объект, вызывающий злость, или на себя, на сам организм, или на разрыв отношений, т.к. разрыв отношений это тоже «уничтожение» объекта («Он для меня больше не существует»).

Но после внешнего прерывания отношений злость сохраняется в виде желания мести, чувства вины. Внутренние отношения не завершены, и злость является источником энергии для восстановления и трансформации отношений.

Причиной злости могут быть голод, боль и страх. Голод или дефицит возбуждают злость в организме для поиска и добывания из среды необходимых элементов среды, для преодоления сопротивления среды. Самый естественный ответ на боль — это злость, которая необходима для уничтожения источника боли. Страх, обозначая опасность в среде, активирует злость для защиты. Злость поддерживает целостность и защиту границ.
Злость может быть покрывалом от других, болезненных эмоций, т.к. злость является хорошим обезболивающим и надежным источником энергии. Часто за злостью могут стоять стыд, вина, нежность, горе и страх и другие эмоции. Когда человек начинает переживать болезненное состояние от вины или стыда, то для обезболивания и уничтожения обидчика легко возникает злость.

В любой трансформации отношений есть энергия злости. Чтобы построить новое, надо изменить, разрушить старое. Злость — контактное чувство для уменьшения дистанции.
Токсическая злость — это ярость и бешенство.

III. Отвращение

Отвращение (брезгливость, пресыщение, пренебрежение, омерзение, гадливость).
Эта эмоция возникает при нарушении границ организма, при котором произошло отравление и разрушение. Отравлять могут запахи, интроекты, отношения, внешний вид, способ поведения среды.

Отвращение — это эмоция для отвержения и удаления с минимумом прикосновения, или, как минимум, для того, чтобы отвернуться. Если организм не может отторгнуть, то он сам отдаляется подальше от объекта отвращения. Отношения при отвращении не развиваются, дистанция увеличивается до тех пор, пока отвращение не сливается с эмоциональным фоном.

Отвращение помогает поддерживать целостность и границы, удаляя за пределы организма и за его границы всё, что его разрушает. При этом важно выделять в отношениях со средой отравляющие и поддерживающие отношения.

Отвращение похоже на страх, т. к. эти обе эмоции увеличивают дистанцию, но отвращение предполагает отдаление и забывание, а страх — отдаление вместе с вниманием к опасности, и потом взаимодействие, т.к. в страхе есть энергия для контакта.

Злость и отвращение надо хорошо дифференцировать. Часто среда вызывает отвращение, а человек привычно пытается переживать раздражение и начинает ошибочно приближаться, тем самым усиливая отвращение. Усиливающееся отвращение вызывает еще большую злость, и так далее, вплоть до аннигиляционной агрессии.

В нашей культуре отвращение табуировано, подавлено, что и приводит согласно Ф. Перлзу к жадности и корысти.

IV. Печаль

Печаль (грусть, тоска, уныние, скорбь, горе). Эта эмоция помогает завершить отношения, создать новую целостность организма и восстановить границы.
Печаль — это энергия для завершения процесса потери и утраты. При потере происходит увеличение дистанции помимо желания, воли и контроля. Организм теряет ресурсы: поддержку среды, и внутренние ресурсы, или то и другое.

Вместе с утратой приходит внутренняя боль и пустота, которые надо пережить и потом найти, чем заполнить внутреннюю пустоту. Печаль помогает проститься с отношениями и согласиться с реальностью. Если привязанность была глубока, то после её утраты возникает ощущение пустоты, и человек может поддерживать образовавшуюся пустоту в ожидании возвращения и восстановления отношений. Если пустота достаточно объемна и нет ресурсов для проживания печали, то возможно и работа по восстановлению границ не может быть завершена, и возникает тоска или острое горе.

Признание пустоты и факта, что отношений больше не существует, самое сложное в работе с горем или токсической печалью. Энергия печали направлена: на признание пустоты, бессилие удержать контакт, на проживание пустоты и ее заполнение. Если другой был значим, то после работы печали, он остается в структуре Я, но уже занимает меньше места и пустота наполняется воспоминаниями, а не фантазиями и надеждами.

Часто чувство вины заполняет эту пустоту, сохраняя надежду на прощение и восстановление отношений. Если есть вина, значит, возможно, после наказания и прощения, произойдет возобновление отношений.

Аутичному клиенту завершить горевание легче.
Горе — это токсическая печаль.

V. Стыд (отвращение к себе).

Стыд (смущение, замешательство, застенчивость, робость, скромность, неудобство, растерянность) — это интроецированное ребенком отвращение, отвержение и игнорирование родителей к самому ребенку. Позже, во внутренней речи, это отвращение звучит так: «Я отвратителен сам для себя. Как мне стыдно быть таким, какой я есть сейчас. Я готов сгореть от стыда, провалиться сквозь землю. Я краснею и прячусь».

Отвращение родителей является для ребенка отвержением, лишением их любви, и ребенок готов разрушить свое неугодное Я, отказаться от части себя, но остаться в контакте с родителями. Таким образом, ребенок, интроецируя стыд, обучается быть в контакте и соответствовать ожиданиям.

Позже в переживании стыда есть отвержение какой-либо части своего Я под влиянием среды или интроекта. В переживании стыда есть присутствие незримого ока оценивающего наблюдателя, носителя правильных ценностей поведения. Наблюдающее око часто проецируется на партнера по контакту.
Стыд — это социализированное отвращение к себе.

Энергия стыда возникает из противопоставления идеального Я и оцененного Я, это напряжение между тем образом, каким человек хочет быть или выглядеть, и тем, каким себя оценивает. Оценка создается из самооценки и внешней оценки.
Стыд останавливает актуальный контакт, т.к. человек, испытывающий стыд, считает себя недостойным этого контакта, и он должен либо изменить себя, либо уйти.
Дистанция при переживании стыда фиксируется. Стыд, относительно дистанции, это остановленное бегство, замирание с исчезновением для уменьшения давления от оценивающего ока.

Есть токсический стыд. Это стыд, при котором отвергаемая часть своего Я достаточно большая и сравнима с целым Я. Поэтому полное отвержение невозможно, т.к. возникает угроза всему Я.

Но и целостность невозможна, т.к. энергия стыда не разряжена. Тогда задача терапии — это дифференциация внутренних отвержений, распознавание и новая ассимиляция интроектов, направление остановленной энергии на тестирование среды при постоянном признании терапевтом клиента.

Энергия стыда — это энергия для изменения и преобразования своего Я. Стыд сопровождает любое изменение Я, например, обучение, демонстрацию своих новых достижений и приобретений.
При нарциссическом типе организации контакта есть много скрытого стыда и огромный дефицит признания при невозможности его получить.

VI. Вина (злость на собственные действия и страх наказания).

Человек совершил действие, которое принесло или приносит вред или разрушение другому человеку. Это разрушение может быть реальным, а может быть только предполагаемым. Для торможения таких действий среда возбуждает чувство вины.

Также как при переживании стыда, в чувстве вины есть осуждающая значимая фигура, которая злилась на деятельность ребенка, наказывала его, и обучила его быть виноватым при определенных действиях. В дальнейшем человек сам испытывает вину для остановки своих действий. Среда, обвиняя, может манипулировать человеком через вину.

Вина останавливает текущее действие и эту энергию незавершенного действия перенаправляет на завершение ситуации, т.е. предполагает просьбу о прощении за причиненный вред, принятие наказания, искупление и возмещение этого вреда, получение прощения и продолжение отношений.

Вина возможна только в зоне ответственности человека. Вина растворяется в прощении от другого, восстановлении и признании границ.

Вина предполагает прощение, искупление и наказание, поэтому дистанция будет и на удаление и на сближение.

Токсическая вина — это переживание вины за события поля вне зоны ответственности человека. Такая вина поддерживает иллюзию всемогущества, захвата и управления другим через присвоение себе чужой ответственности, а реальные границы при этом игнорируются.

VII. Нежность

Нежность, симпатия — переживание открытости к контакту и доступности для другого человека, усиливает и насыщает энергией процесс контактирования, раскрывает границы. Это эмоция максимального сокращения дистанции, вплоть до слияния, но слияние в нежности подвижное и позволяет легко восстанавливать автономность.

Нежность сохраняет границу между Я и Ты, и позволяет образовывать Мы. Нежность иногда вызывает стыд.

Энергия нежности берется из потребности в привязанности и близости.
Токсичная нежность -это патологическое Эго-слияние.

VIII. Радость

Радость — это эмоция, поддерживающая процесс передачи важной и ценной собственности от человека в среду, процесс выделения из организма в среду. Радость поддерживает и укрепляет отношения и контакт, расширяет границы. Радость переживается при излучении любви, знаний, заботы, агрессии. Дистанция сокращается, контакт насыщается. Радость, поддерживая процесс, выделения, может не учитывать возможность среды по усваиванию выделяемого организмом.

Нежность и радость могут быть агрессивны, если теряются обратные связи организм-среда.
Причина радости в избытке.

Токсичная радость — это эйфория.

IX. Удовлетворение

Удовлетворение поддерживает процессы поглощения и усвоения, дистанция сокращается вначале до минимальной, а потом удовлетворение поддерживает здоровое слияние, при котором взаимодействие максимально полное, а границ нет (усвоение еды в желудке). По мере насыщения удовлетворение уменьшается.

Процесс поглощения и ассимиляции регулируется парой отвращение и удовлетворение. В процессе поглощения и последующей ассимиляции удовлетворение ослабевает, т.к. возникает насыщение, а отвращение нарастает (самые вкусные кусочки еды это первые кусочки).

Далее есть момент, когда удовлетворение по силе равняется растущему отвращению, это самое время для прекращения поглощения и увеличения дистанции до, например, еды.
При радости важно сохранить чувствительность к партнеру и не перекормить его, а при эмоции удовлетворения — важно сохранить чувствительность к себе. Радость и удовлетворение поддерживают экологичный обмен в цикле контакта.

Токсическое удовлетворение может быть неразборчивостью и ненасыщаемостью.

X. Удивление

Удивление поддерживает ориентацию в пространстве, времени и ситуации, останавливает или суживает процесс взаимодействия, фиксирует дистанцию, усиливает границы. Удивление фокусирует внимание на изменениях в поле и дает энергию для ориентировки в нем.

Удивление поддерживает спонтанную саморегуляцию, а способность видеть новое в обычном и очевидном поддерживает удивление.
Причина удивления в изменчивости поля.

Удивление блокируется усталостью, т.к. нет сил к адаптации к новому в среде.
Токсическое удивление — это шок.

XI. Интерес

Интерес — это эмоция, поддерживающая сближение и постепенное усиление процесса контактирования. Сокращение дистанции медленное при условии, что другой остается отдельным субъектом со своими границами. Энергия интереса поддерживает контакт через обнаружение, раскрытие и изменение новых фигур.
Интерес сохраняется, пока есть новизна и привлекательность различий и нет слияния, а субъект интереса не захватывается и не подчиняется.
Токсический интерес — подглядывание.

XII. Благодарность

Благодарность помогает завершить и прекратить данный контакт, но не отношения. После выражения благодарности дистанция увеличивается, энергия контакта убывает, границы закрываются.

Благодарность — это эмоция постконтакта, которая создает новые границы, т.к. поле изменилось в результате контакта.

Если в контакте были радость и удовлетворение, и возникли насыщение и легкость, то благодарность возникает легко. Если в контакте переживались злость, отвращение, вина и стыд, то благодарность возникает не столь просто.

Если контакт завершается, а благодарность не возникает, то можно предполагать чувство вины, которое продлевает процесс контактирования и мешает завершению контакта.
Неадекватная и многократная благодарность унижает.
Токсическая благодарность — преклонение и фанатизм.

Дистанция может регулироваться парами эмоций:

  1. Страх приближения/страх отдаления фиксируют дистанцию.
  2. Пара интерес/страх регулируют среднюю дистанцию.
  3. Пара нежность/отвращение регулируют близкую дистанцию.
  4. Пара благодарность/печаль завершают контакт и увеличивают дистанцию.

В ходе процессинга мы работаем с ментальным (подсознательным) материалом, который, как пирамида, является суммой 4-х граней.

Вот перечень этих граней, этих 4-х элементов:

картинка (образ)
мысль (мыслеформа)
телесное ощущение
эмоция (чувство)

Ключевым из этих элементов для нас является эмоция, представляющая собой сгусток внутренней (психической) энергии человека. Именно эмоция (энергия) является главным определяющим ориентиром жизни человека. Практически во всех своих действиях и поступках человек руководствуется той или иной эмоцией.

Согласно Лестеру Левенсону (автору «Метода Седона») нам всем свойственны 9 эмоциональных состояний : апатия, печаль, страх, вожделение, злость, гордыня, мужество, принятие и умиротворение. Каждое из этих эмоциональных состояний занимает свое место на шкале энергии и действия. В состоянии апатии мы практически лишены энергии и либо совершаем мало действий, либо не действуем вовсе. В состоянии печали мы обладаем большим объемом энергии и более активны. Каждая последующая эмоция на этой шкале, до умиротворения, отличается более высоким уровнем энергичности и большей способностью к активным действиям.

Предлагаю полезную аналогию. Представьте, что ваши чувства — это океан энергии, который течет через шланг, воплощающий ваши тело и разум . Когда Вы в апатии, шланг пережимается, не пропуская практически ни капли энергии. В печали его диаметр чуть шире. Когда мы добираемся до мужества, шланг почти полностью развернут и открыт, так что Вы можете направить энергию на создание всего, чего пожелаете. В состоянии умиротворения шланг абсолютно прямой, без закручиваний и пережимов: Вы единое целое с океаном. Если Вы будете рассматривать эмоции в таком ракурсе, то перестанете судить себя за эмоции, которые у Вас есть или которых у Вас нет. В конце концов, эмоции — это просто энергия.

Представленный здесь материал будет очень полезен для определения эмоционального состояния в момент . Каждый раз, когда возникают трудности с пониманием своих чувств, обратитесь к словам и фразам, описывающим каждое из девяти эмоциональных состояний. Например, если Вы считаете, что слишком часто бросаете начатые дела, негативно относитесь к себе или другим людям, или Вам просто сложно сделать первый шаг, то, скорее всего, Вы находитесь в состоянии апатии. Возможно, Вы часто ловите себе на мысли: «Я не такой, как они. Я прав. Я умнее остальных» — или считаете себя лучше и опытнее других. Подобные мысли и чувства свидетельствуют о гордыне.

Девять эмоциональных состояний — способ пробудить значительную часть разума, находящуюся под сознанием. Эта часть нашего разума подобна ящику с мусором — знаете, такому месту, куда Вы забрасываете и засовываете всякий хлам, которому не можете найти применения. У некоторых есть чулан, или чердак, или гараж, служащий этой же цели. Мы забиваем эту часть разума всем, с чем не в состоянии справиться или что не в состоянии разрешить. Любое не отпущенное чувство откладывается в подсознании, захламленном эмоциональным мусором и ограничивающими мыслями и чувствами. Накопленные проблемы мешают думать о том, что для нас действительно важно, и забыть о том, что не имеет значения.

В ходе процесса мы в разной степени интенсивности переживаем каждое из указанных девяти эмоциональных состояний, выводя его на поверхность сознания и растворяя, освобождая его от тисков и зажимов, давая заключавшейся в нем энергии свободно течь в нас.

АПАТИЯ

В состоянии апатии нам кажется, что в нас умерли все желания, да и нет от них никакого прока. Ничего не хочется делать, и кажется, что никто не в состоянии помочь. Мы ощущаем вялость и скованность и не видим выхода. И предпочитаем быть слабыми и устраниться, чтобы не испытывать боли. На душе становится так неспокойно, что нами овладевает полное онемение и беспомощность.

Возникающие образы деструктивны и ограниченны. Мы во всем видим неудачи, рисуем картины своих провалов, да и чужих, впрочем, тоже. В нас осталось слишком мало энергии, чтобы действовать и воплощать свои замыслы и мечты, поскольку внутри мы разрываемся в противоположных направлениях.

Слова, характеризующие апатию :

Безрезультатно
Невнимательный
Беспомощный
Неактивный
Бесчувственный
Неприметный
Выдохшийся
Нерешительный
Вялый
Несобранный
Деморализованный
Неудача
Депрессивный
Неудачник
Забывчивый
Невозможность сосредоточиться
Зачем пытаться?
Никчемный
Какой в этом смысл?
Ничего не ждет от жизни
Ленивый
Ничего не получается
Мне все равно
Одинокий
Не могу одержать победу
Ожесточенный
Опускающий руки
От меня ничего не зависит
Равнодушный
Отрезанный
Рассеянный
Плохое настроение
Слишком поздно
Отсутствие чувства юмора
Слишком уставший
Отчаявшийся
Смертельно уставший
Негативно воспринимающий окружающий мир
Смирившийся
Удрученный
Побежденный
Уставший
Подавленный
Холодный
Подозрительный
Шок
Потерявший надежду
Это может подождать
Потерянный
Я не могу

ПЕЧАЛЬ

Когда мы печалимся, то хотим, чтобы хоть кто-нибудь помог, ибо, кажется, что мы не в состоянии ни с чем справиться самостоятельно, и надеемся, что это удастся кому-нибудь другому. Мы взываем о помощи, в отчаянии молим о ней. Наше тело отличается чуть более высоким уровнем энергии, однако она так зажата, что причиняет боль. Сознание не так сильно захламлено, в отличие от апатии, но его отличает сумятица и замутненность. Мы рисуем свою боль и теряемся в этих картинах. Мысли беспрестанно крутятся вокруг того, какую мы испытываем боль, что потеряли, и может ли хоть кто-нибудь помочь нам.

Слова и фразы, характеризующие печаль :

Безутешный
Беспомощный
Горесть
Грусть
Душевная боль
Если только
Жалость
Забытый
Игнорируемый
Испытывающий мучения
Испытывающий стыд
Меланхолия
Меня никто не любит
Одинокий
Отверженный
Отчаяние
Павший духом
Печаль
Пожалейте меня
Позабытый
Потеря
Почему я
Преданный
Разочарованный
Не находить себе места
Неадекватный
Нежеланный
Нелюбимый
Непонятый
Несчастливый
Ни на что не годный
Никому нет дела
Ностальгия
Обвиненный
Обиженный
Обижающийся
Обманутый
Раскаяние
С разбитым сердцем
Слезливость
Смущенный
Сожаление
Страдающий
Страстно жаждущий
Тоскующий
Уязвимый
Чувство вины
Это несправедливо

СТРАХ

Когда мы находимся в состоянии страха, то хотим побеждать, но не побеждаем, поскольку считаем, что риск слишком велик. Мы уверены, что потерпим неудачу. Стремимся добиться великих результатов, но не добиваемся, ибо боимся боли. Уровень энергии выше, чем в состоянии печали, однако она так плотно сжата, что доставляет боль. Чувства возникают и испаряются в одно мгновение, как холодная вода на раскаленной сковородке. Сознание не так сильно захламлено, как при апатии, но его отличает сумятица и замутненность. Образы и мысли деструктивны и мрачны. Мы думаем лишь о том, как нам причиняют боль, что мы можем потерять и как защитить себя и близких нам людей. Освобождение через — это идеальное оружие для борьбы со страхом.

Слова и фразы, характеризующие страх:

Беспокойство
В ужасе
Дрожь в коленках
Загнанный в ловушку
Истеричный
Колеблющийся
Малодушный
Медлительный
Напряженный
Напуганный
Недоверчивый
Нелогичный
Нервозность
Нерешительный
Неуверенный
Осторожный
Паника
Парализованный
Параноидальный
Закомплексованный
Замкнутый
Застенчивый
Защищающийся
Подозрительный
Робкий
Сбитый с толку
Скептичный
Сомнения
Страх перед публичными выступлениями
Суеверный
Тошнота
Тревожность
Угроза
Уклончивый
Уход от реальности
Уязвимый
Шокированный

ВОЖДЕЛЕНИЕ

В состоянии вожделения мы хотим обладать материальными вещами. Мы ЖАЖДЕМ. Мы испытываем потребность в деньгах, власти, сексе, людях, местах, вещах, но с сомнениями и неуверенностью. Где-то в глубине души нам кажется, что мы не можем или не должны иметь то, что нам хочется. Уровень энергии при таком состоянии повыше, чем при страхе. Она все еще сжата, но ощущения временами довольно приятны, особенно при сравнении с тремя предыдущими эмоциональными состояниями. Чувства отличаются интенсивностью и насыщенностью. Сознание не так сильно захламлено, но его все еще отличает сумятица и одержимость. Мы пытаемся заполнить свои представления позитивными образами, но, по сути, эти представления отражают то, чего у нас нет.

Наши мысли связаны с тем, что мы жаждем получить и чего не хватает. Неважно, чем и в каком количестве мы владеем, нам никогда не бывает этого довольно, мы не чувствуем удовлетворения и никогда не наслаждаемся тем, что имеем.

Слова и фразы, характеризующие вожделение :

Безжалостный
Безрассудный
Бессердечный
Бесцеремонный
Внутреннее побуждение
Голод
Жадный
Жажда
Забывчивый
Зависть
Излишества
Импульсивность
Манипулятор
Навязчивая идея
Навязчивое влечение
Накопление
Не могу ждать
Не могу насытиться
Неистовство
Ненасытный
Нетерпеливый
Нечестный
Никогда не достаточно
Никогда не удовлетворен
Одержимость
Потребность
Предвкушение
Разочарование
Распутный
Скаредный
Сладострастный
Собственнический
Хищнический
Эгоистичный
Эксплуатирующий
Я должен это иметь
Я хочу

ЗЛОСТЬ

Когда мы находимся в состоянии злости, то стремимся напасть на других и причинить им боль, но нас останавливают сомнения. Уровень энергии чуть выше, чем в состоянии вожделения, она не так сжата, а чувства могут быть весьма интенсивными и бурными. Сознание не так захламлено, как при вожделении, однако оно все еще беспорядочное и полно навязчивых мыслей.

Наши картины деструктивны и связаны с тем, что бы мы хотели сделать с другими людьми. Мы поглощены мыслями о расплате, о том, как поквитаемся с другими, как заставим их заплатить за все. Эта энергия может испугать нас, может вынудить подавлять ее, даже ранить.

Предпринимаемые действия, как правило, опасны и для нас самих, и для окружающих.

Слова и фразы, характеризующие злость :

Агрессивный
Безжалостный
Безрассудный
Бунтующий
Взбешенный
Вздорный
Взрывной
Возбужденный
Возмущенный
Воинственный
Враждебность
Враждебный
Всем недовольный
Грубый
Деструктивный
Досада
Жесткий
Жесткость
Жестокий
Задумчивый
Замкнутый
Злобный
Злой
Злорадный
Кипящий от злости
Любящий спорить
Мрачный
Мстительный
Негодование
Ненависть
Непокорный
Нетерпение
Обидчивый
Разгневанный
Раздраженный
Разочарование
Ревнивый
Резкий
Своенравный
Сопротивление
Требовательный
Угрюмый
Упрямый
Чувствовать отвращение
Язвительный
Яростный

ГОРДЫНЯ

Когда нами овладевает гордыня, мы стремимся сохранить статус-кво. Мы не желаем ничего менять или двигаться вперед; поэтому мы отговариваем от движения других, ибо боимся, что они смогут нас обойти. Уровень энергии чуть выше, чем в состоянии злости, но она нередко недоступна. Эта энергия не так сжата, как при злости, но она расплывчата и менее очевидна. Сознание не так захламлено, как при злости, но его отличает сумятица, негибкость и размытость. Наши образы и мысли связаны с тем, что мы сделали и что знаем. Если мы вообще обращаем внимание на окружающих, то хотим, чтобы они заметили наше величие и уникальность и рассеяли гнетущие сомнения.

Слова и фразы, характеризующие гордыню :

Бескомпромиссный
Бесчувственный
Властный
Всезнайка
высокомерный
выше упреков
Дистанцированный
Задавала
Замкнутый
Заносчивый
Злорадный
Испорченный
Категоричный
Критичный
Лицемерный
Ложная добродетельность
Самоуверенный
Скучающий
Сноб
Стоик
Суровый
Тщеславный
Ложная скромность
Ложное достоинство
Надменный
Не умеющий прощать
Нетерпимый
Никогда не ошибается
Ограниченный
Особенный
Поверхностный
Покровительственный
Предвзятый
Презрительный
Пренебрежительный
Равнодушный
Самодовольный
Самонадеянный
Узко мыслящий
Умный
Упрямый
Ханжеский
Хвастливый
Эгоцентричный

Помните, первые шесть эмоциональных состояний образуют тонкую пленку над следующими тремя: мужество, принятие и умиротворение. Первые шесть состояний базируются на убеждении «я не могу», три последних — «я могу».

МУЖЕСТВО

Когда мы проявляем мужество, то готовы действовать без колебаний. Мы способны на все. Все можем исправить. Мы в состоянии изменить что угодно и когда угодно. Нами движет желание освобождаться и идти вперед. Уровень энергии гораздо выше, чем при гордыне, и она доступна для конструктивных действий. Наша энергия доступна, чиста и насыщенна. Сознание менее захламлено, и в нем царит меньше сумятицы. Мы гибки, открыты и полны жизни. Наши образы и мысли связаны с тем, что мы можем сделать и чему научиться, а также с тем, как помочь другим.

Мы целеустремленны и уверены в себе, но желаем успеха и реализации и другим. Жизнь — это огромная радость.

Мы черпаем энергию мужества каждый раз, когда освобождаем себя от негативных эмоциональных наслоений. Поскольку мужество — наше естественное состояние, мы можем получить к нему доступ, как бы глубоко оно ни было запрятано под любой другой эмоцией.

Слова и фразы, характеризующие мужество :

Активный
Благородный
Внимательный
Гибкий
Деятельный
Динамичный
Жизнерадостный
Здравомыслящий
Изобретательный
Инициативный
Компетентный
Любознательный
Любящий
Мотивированный
Не боится мечтать
Независимый
Непобедимый
Не боится сопротивляться
Неутомимый
Оживление
Оказывающий поддержку
Оптимистичный
Отважный
Отзывчивый
Открытый
Позитивно настроенный
Полный энтузиазма
Предприимчивый
Проницательный
Рассудительный
Решительный
Самостоятельный
Сильный
Смелый
Сострадание
Спокойный
Старательный
Счастливый
Творческий
Уверенный
Целенаправленный
Целеустремленный
Честный
Чувствительный
Чувство юмора
Щедрый
Энергичный
Я могу
Ясность

ПРИНЯТИЕ

Принимая, мы наслаждаемся тем, что имеем, тем, что все именно так, как оно есть. Не нужно ничего менять. Все так, как есть, и это замечательно. Оно прекрасно так, как есть. Уровень энергии намного выше, чем при мужестве, большую часть времени она находится в состоянии покоя, однако доступна в любой момент. Наша энергия светлая, теплая и насыщенная. Сознание не так захламлено, как при мужестве, оно спокойно и уравновешенно. Образы и мысли находятся в гармонии с окружающим миром. Жизнь восхитительна и прекрасна.

Слова и фразы, характеризующие принятие :

Баланс
Кроткий
В гармонии
Великодушный
Веселый
Внимательный к другим
Воодушевление
Восприимчивый
Восторг
Все хорошо
Гармоничный
Дружелюбный
Изобилие
Искренний
Светлый
Сострадание
Страстный
Теплый
Тонко чувствующий
Уверенный
Красивый
Любящий
Милосердный
Мягкий
Нежный
Непосредственный
Непринужденность
Нечего менять
Обогащаться
Открытый
Понимающий
Принадлежность
Радостный
Умиротворение
Целостность
Чувствительный
Чудо
Эмпатия
Я имею

УМИРОТВОРЕНИЕ

В состоянии умиротворения мы чувствуем: «Я есть. Я единое целое, полное и гармоничное. Всё и все — часть меня. Все совершенно». Уровень энергии намного выше, чем при принятии, и она находится в состоянии полного покоя — неподвижная. Энергия тиха и спокойна. Сознание чистое и ясное, но, тем не менее, Вы все чутко воспринимаете. В образах и мыслях нет нужды Жизнь такова, какова она есть, и все замечательно.

Для умиротворения нужно только быть.

Слова и фразы, характеризующие умиротворение :

Безграничный
Безмятежный
Вечный
Восприимчивый
Единство
Не ограниченный временем
Нестареющий
Порядок
Пространство
Реализовавшийся
Свободный
Совершенный
Совершенство
Сосредоточенный
Спокойный
Страстный
Существование
Умиротворенный
Целый
Чистый
Я есть

Растворяя негативные состояния и интегрируя их с позитивными мы высвобождаем огромный объем энергии, который делает нашу жизнь гораздо более полной и насыщенной чем та, который Вы жили раньше и продолжают жить окружающие.

Если вы хотите подняться по шкале эмоциональных состояний и начать чувствовать себя намного лучше и гармоничнее — просто пройдите несколько сессий

Меня интересует полный список эмотиконов | Поддержка Skype

Смайлик Имя Сочетания клавиш
Женщина, отрежимая (womanshrug) (отмежеживание) (fshrug)
Человек отрегля (manshrug) (mshrug)
Super super (hero)
Man Super Hero (mansuperhero)
Женщина висят (женщина- иконка)
Грудное вскармливание (ветвь)
Подача в баллонке (посмеять)
Подача мужчинаом из баллонок (manbottlefeeding)
Женщина держит ребенка (womanholdingbaby)
Мужчина держит ребенка (manholdingbaby)
Напряженный день (busyday)
Человек занят день (manbusyday)
Женщина-гоголев (womanblowkiss)
Man инот (manblowkiss)
Мама и дочка (ланданддойтер) (womanandand)
Семьи (семья)
Family Woman Woman Child (familywomanwomanchild)
Ребенок, мужчина по семье (familymanmanchild)
Женщина-мема (womanmechanic)
Человек- и автосемейка (manmechanic)
Женщина (женщина-фармер)
Мужчина (manfarmer)
Человек, который подавлил (man висячий)
Женщина-подмайер (woman висячий)
Корзина мужчины (manrecycling)
Корзина женщины (womanrecycling)
Женщина пилот (womanpilot)
Пилотный человек (manpilot)
Женщина в виртуальной реальности (womanvrplayer)
Man VR player (manvrplayer)
Женщина-сварщик (womanwelder)
Человек сварщик (manwelder)
Женщина-исполнителя (womanartist)
Человек, который является исполнителем (манархист)
Женщина-fire висячего (womanfirefireer)
Человек, который загорелся. (manfirefireer)
Женщина-работник (womanhealthworker)
Человек, который является работником (manhealthworker)
Женщина выпускник (womangraduate)
Мужчина выпускник (mangraduate)
Office Сотрудница (officeworkerfemale)
Office Работники (мужчина) (officeworkermale)
Женщина-игрок (женщина-женщина)
Игрок (mangamer)
Женщина (womanchef)
Мужчина (manchef)
Женщина-преподаватель (женщина-teacher)
Преподаватель-мужчина (manteacher)
Женщина-сотрудник (womanpoliceofficer)
Мужчина, сотрудник службы безопасности (manpoliceofficer)
Женщина-женщина (womanastronaut)
Мужчина (манастронаут)
Женщина, судит (womanjudge)
Man judge (manjudge)
Женщина (womanscientist)
Мужчина-Мануа (manscientist)
Женщина пишет код (womandeveloper)
Человек Techie (mantechie)
Женщина получает награду (womanaward)
Man Award (manaward)
Женщина подписала знак «нравится» (womansignlove)
Мужчина подписал знак «нравится» (мансинхилов)
Любите кота (женщина) (womanholdingcat)
Любите кота (самец) (manholdingcat)
Любовная собака (женщина) (womanholdingdog)
Любовная собака (самец) (manholdingdog)
Чарлидерши (черлидер)
Поддерживать по размеру (пропустить) (пропускполука)
Синхронизированный плавательный плава (synchswim)
Suryan Namaskar (suryannamaskar)
Йога (yoga)
Батут (вечнаяполиния)
Человек с мышцами и жирами (мышца)
Подиум (победителем)
Запущена (работает)
Женщина играет в футбол (womanslamdunk)
Баскетбол (slamdunk)
Женщина-ограждение (womanfencer)
Женщина на велосипеде (womanridingbike)
Велосипедов (велосипед) (велосипед) (песочница)
Женщина-женщина (womanоrbike)
Мужчина-Мануа (manиrbike)
Женщина играет (womanfootfoot)
Мужчина играет (1) (клетлет)
Потяните снимок (снимок) (снимок) (cha cha
Засмеяна (в миске) (нет) (etet)
Лечу к тебе с любовью (fallinlove)
Сбой в 100 (суффайл)
Лука (целевой объект)
Сбой в 100 (footballfail)
Скейт (ст)
Мужчина фотограф (zilmer) (priidu)
Мужчина и его собака (toivo)
Granny granny (grannyscooter)
Навсегда любите (foreverlove)
Юный бабуля (gran)
Танцы (раз) \\o/ \\:d/
Танцор диско (ст) (ветвь)
Бхангра (bhangra)
Мариачи любая (мариачилове)
Вприпрыжку (skipping)
Мужчина пропускает (manskipping)
Спасибо (thanks)
Поклон (bow)
Женщина (женщина) (женщина) (девочки)
Человек (мужчина) (самец) (мальчик)
Нужно выполнить (гофрун) (gtr) (выполнить)
Завис компьютер (computerrage) (typingrage)
TV binge binge (tvbinge)
В любовной позе (bollylove)
Покупки девочки (покупки) (ветвь)
Нет! (нахи) (naa)
Тапочки (chappal) (slipper)
Обещаю (promise) (kasamse)
Ниндзя (ninja)
Извините (kaanpakadna) (к сожалению) (maafi)
Ведьма (ветвь)
Зомби (с)
Пошаговая пошаговая по (mymy)
Волны волны (wave)
Остановить (конец)
Время папы (для папок)
Женщина ванной (womanbath)
Мама-mello (hotchocolate)
Как приятно! (висяк)
Поцелуй (lips)
Йе Олол (джэнгюал)
Мастер заморозков (edmoroz) (градусов)
Auld (auld)
Lang (lang)
syne (сине) (syne)
Xmas woman (xmaswoman)
Xmas man (xmasman)
Ant-Man (antman)
Оса (amwasp)
Призрак (amghost)
«Пим» (Pym) (кэлепим)
Летящий ant (amflyingant)
Взъехались (amtruck)
Рост wasp (amwaspgrow)
L3–37 (l3–37) (l337)
Ландо (lando)
Enfys Nest (enfysnest)
Qi’ra (qi’ra) (qira)
Беккет (ыйет)
Индивидуальные (solo)
Чуи (осями)

Психика и реальность. Единая теория психических процессов. Часть V. Человек переживающий. Глава 17. Эмпирические характеристики эмоциональных процессов — Гуманитарный портал

Для составления перечня эмпирических характеристик эмоций необходимо прежде всего выявить родовые свойства эмоциональных процессов, представленные здесь в соответствующих видовых модификациях, но в своей исходной основе объединяющие эмоции, интеллект и регуляционно-волевые акты в общее «семейство» процессов психических.

Родовые свойства эмоций

Естественно напрашивающаяся тактика такого поиска ведёт прежде всего к выяснению вопроса, распространяются ли наиболее общие характеристики когнитивных процессов и на процессы эмоциональные, представляя тем самым свойства, объединяющие здесь пока первые два класса триады. Это, в свою очередь, ведёт к вопросу об «общем множителе», который можно вынести за скобки многочисленного перечня эмпирических характеристик всех когнитивных процессов.

Последовательный пересмотр всех представленных ранее эмпирических перечней, начиная от параметров ощущения и заканчивая набором характеристик концептуальной мысли, позволяет сделать несколько заключений, непосредственно относящихся к поставленному вопросу.

«Общий множитель» всех перечней эмпирических характеристик познавательных процессов действительно имеется — это пространственно-временная структура, модальность, интенсивность. Все остальные характеристики каждого перечня по отношению к этой исходной подгруппе являются производными и содержат разные модификации и сочетания пространственно-временных, модальных и интенсивностных параметров.

Все перечни эмпирических характеристик когнитивных процессов, кроме списка свойств ощущений, включают минимум две подгруппы. Первой является общая для них всех вышеупомянутая исходная тройка, а вторые подгруппы в перечнях свойств процессов различны, и входящие в их состав характеристики в свою очередь членятся на различное число более мелких группировок. В перечне же характеристик сенсорных процессов исходная триада является единственной. Все эти обстоятельства согласованно свидетельствуют об универсальном характере первой, исходной подгруппы всех перечней. Во-первых, тот факт, что эта тройка является общим корневым блоком всех перечней, говорит сам за себя. Во-вторых, об универсальности параметров пространственно-временной структуры, модальности и интенсивности ясно говорит производный характер всех остальных свойств, в которых эти первичные характеристики играют роль исходного материала, представленного в разных модификациях, пропорциях, сочетаниях. В-третьих, то обстоятельство, что в перечне характеристик ощущения эта исходная подгруппа является единственной, также приводит к заключению об её универсальности. Такой вывод имеет двоякое основание: с одной стороны, поскольку ощущение является простейшим психическим процессом, в нём, естественно, представлена именно и только основа «чувственной ткани», в которой ещё не вычленены развёрнутые предметные структуры. Здесь мы имеем дело только с полем или фоном, предметные фигуры которого выражены лишь в максимально редуцированной форме.

Именно поэтому, по-видимому, производные, вторичные характеристики в эмпирическом перечне ощущений отсутствуют. Иначе говоря, частная специфичность, отличающая разные психические процессы друг от друга, здесь ещё не выражена, а представлены свойства, характеризующие общеродовые признаки психики. С другой стороны, к тому же выводу подводит и рассмотренное выше положение о том, что три основных вида ощущений соответствуют трём членам психологической триады. Если это соответствие не случайно и ощущение действительно является исходным компонентом не только познавательных, но именно всех психических процессов, то отсюда также следует, что общие эмпирические характеристики ощущений содержат в своём составе универсальные родовые признаки психики, видовые модификации которых здесь ещё не получили своего развития.

Кроме указанных выше доводов о вероятности сформулированного предположения говорят результаты произведённого А. М. Эткиндом (1979) анализа методов личностного тестирования. Этот анализ показал, что многосторонне апробированные психодиагностические возможности таких методов, как семантический дифференциал Осгуда, тест Роршаха и цветовой тест Люшера, базируются, по-видимому, на том, что за выявленными здесь основными факторами скрываются именно пространственно-временные и модально-интенсивностные характеристики. В той мере, в какой этот вывод отражает реальность, из него в свою очередь следует, что эти свойства объединяют не только сами по себе три класса психических процессов, но и тот психический «материал» или психическую ткань, из которой организована структура психического субъекта, входящего необходимым компонентом в двучленную формулу эмоциональной единицы.

Имеются серьёзные основания ожидать, что перечень основных эмпирических характеристик эмоциональных процессов также включает в свой состав минимум две главных подгруппы, первая из которых содержит соответствующие модификации пространственно-временной структуры, модальности и интенсивности как исходных, родовых признаков психических процессов, а вторая воплощает в себе производную, видовую специфичность структуры эмоциональных гештальтов. Это ожидание, базирующееся на теоретических и эмпирических основаниях, даёт направление ближайшему шагу эмпирического поиска.

Опуская здесь рассмотрение этапов самого процесса этого поиска, перейдём сразу к краткому изложению его результатов, представленных в нижеследующем перечне эмпирических характеристик эмоциональных процессов (схема 11).

Схема 11. Эмпирические характеристики эмоций.

При настоящем положении дел в области эмпирикотеоретической ситуации в проблеме эмоций данный перечень не может, конечно, претендовать на исчерпывающую полноту. Он представляет собой не конечные, а первые или в лучшем случае промежуточные результаты эмпирико-теоретического поиска, результаты, полученные в ходе реализации всей концептуальнотеоретической стратегии настоящего исследования.

Как уже упоминалось в предшествующих разделах, в настоящее время эмпирический базис теоретических обобщений в психологии далеко выходит за пределы лабораторной экспериментальной психологии, арсенал фактов которой находится под прямым, непосредственным воздействием соответствующих теоретических концепций, определяющих зону и направленность поиска. Значительная часть экспериментальных фактов располагается сейчас в различных сферах прикладной психологии, развитие которых прямо и непосредственно определяется не столько исходными теоретическими позициями (часто скованными консервативными традиционными установками), сколько острыми запросами практики, которая не может ждать соответствующих концептуально-теоретических перестроек.

Исходя именно из такого положения дел, последующее описание каждой из характеристик эмоциональных процессов базируется на экспериментальных фактах, полученных в разных областях психологии в разное время. Прежде всего сюда входят факты, полученные экспериментальной психологией, начиная с первых шагов её развития.

Далее сюда входят факты и феномены, взятые из различных областей прикладной психологии, и, наконец, некоторые факты и феномены, полученные в ходе исследования, уже прямо и непосредственно направленного на экспериментальную проверку и дальнейшее развитие общей теоретической концепции, представленной в настоящей монографии.

Перейдём теперь к краткому обобщённо-схематическому описанию каждой из характеристик, входящих в состав данного эмпирического перечня.

Внутренняя организация эмоционально-когнитивного времени

В отличие от того, как эта первая характеристика была представлена в перечнях свойств всех когнитивных процессов, здесь она фигурирует не как пространственно-временная, а именно как временно-пространственная, потому что в эмоциональных процессах, отражающих не внешнюю реальность, а отношение к ней субъекта, пространственные характеристики сами являются производными и во всяком случае менее ясно выраженными, чем временные. Хотя в общем и целом временная организация эмоций изучена ещё очень неполно и даже, можно сказать, слабо, здесь особенно важно подчеркнуть, что исследование именно временной организации эмоциональных процессов берёт своё начало уже у самых истоков экспериментальной психологии.

Очень демонстративным и поучительным является тот факт, что эмпирико-теоретические обобщения трёхмерной теории чувствований получены В. Вундтом в тех классических и чрезвычайно простых экспериментах с метрономом, на которых базируется и его анализ восприятия, внимания и объёма сознания. В этих эмпирико-теоретических обобщениях В. Вундта в краткой и выразительной форме представлены по существу и все остальные характеристики эмоциональных процессов, входящие в состав данного перечня, хотя В. Вундт описал их далеко не с одинаковой полнотой. Так, В. Вундт совершенно определённо указывает на двухкомпонентность структуры эмоциональных процессов (Вундт, 1912). Далее он описывает и тщательно анализирует двузначность этих процессов, выраженную в сочетаниях чувства удовольствия и неудовольствия или, иначе, отрицательных и положительных аспектов эмоционального переживания. Представлена в его описаниях и обобщённость эмоциональных переживаний, то есть так или иначе им описаны все упомянутые производные характеристики эмоций.

Что касается первичных характеристик, то в вундтовских описаниях есть указания на модальный характер чувствований и содержится подробное экспериментальное исследование закономерностей, характеризующих интенсивностные параметры эмоциональных процессов. Уже само по себе это обстоятельство свидетельствует о том, что В. Вундтом здесь были нащупаны свойства организации эмоциональных процессов, которые играют существенную и, может быть, даже решающую роль в общей структуре последних и вытекают, по-видимому, из глубинных закономерностей их внутренней природы.

Чрезвычайно симптоматично, что в соответствии с фактами и эмпирическими обобщениями вундтовских исследований все характеристики эмоциональных процессов имеют своей исходной основой именно их временную организацию. Очень показательно, что соответствующие факты, феномены и эмпирические обобщения получены на материале анализа структуры слухового образа, ибо слуховое отображение является главной формой отображения времени, что неоднократно подчёркивает и сам В. Вундт, связывая именно с этим особую близость эмоциональных процессов со слуховым восприятием. В. Вундт показывает, что восприятие звукоряда, взятого как целое, включает в себя, кроме чисто когнитивных компонентов, отображающих характеристики звука, ещё и собственно эмоциональные компоненты, выраженные чувствами удовольствия или неудовольствия.

Решающими факторами, вызывающими эти эмоционально-чувственные компоненты, являются средняя длительность и ритмизованность соответствующих рядов тактов.

Поскольку, однако, временные характеристики длительности и ритмизованности так или иначе постоянно входят в орбиту экспериментальных исследований слухового восприятия и эмоциональных процессов, здесь особенно важно подчеркнуть, что в описаниях В. Вундта речь идёт не о длительности и ритме как характеристиках физического времени, в котором протекают эмоциональные процессы, и не о характеристике ритма как физического параметра самого по себе звукового ряда, а о характеристиках длительности и ритмизованности психического времени, то есть времени отраженного, когнитивно-эмоционального, переживаемого. Такой вывод непосредственно следует из того, что В. Вундт анализирует слуховой ряд и связанные с ним чувства удовольствия и неудовольствия именно в условиях схватываемости или удерживаемости симультанной непрерывно-целостной структуры этого временного ряда, включающего в себя ощущения, представления и соответствующий им чувственный тон удовольствия или неудовольствия, напряжения или разряда, возбуждения или успокоения.

Очень существенно для общего контекста настоящего исследования подчеркнуть и тот важный момент, что восприятие ритма В. Вундт связывает с восприятием движения и далее показывает, что с восприятием ритма, в свою очередь, связана когнитивно-эмоциональная организация мелодии: «Открывая ритм прежде всего в наших движениях, мы и самый ритм называем движением, продолжающимся со строго определённой мерою, но в сравнении с первичным чувством движения наше ухо отличается гораздо большей способностью восприятия ритмического движения. На слух мы можем отличать как явственные части такта такие промежутки времени, которые не могут быть выражены в наших внешних движениях по своей краткости. С другой стороны, бывают ритмы со столь медленным движением, что развитие последнего также не может быть представлено движениями нашего тела. Когда вместе с тем с изменениями интенсивности изменяется и качество звука, то этим даётся основание мелодии. Мелодическое движение, всегда заключающееся в пределах движения ритмического, может принадлежать или к области постоянного, или к области переменного звукового сродства» (Вундт, 1880, с. 589).

Таким образом, воспринятые движение, ритм и мелодия входят во внутреннюю организацию эмоциональнокогнитивного времени. Тот факт, что у В. Вундта речь идёт именно об эмоционально-когнитивном, а не о физическом времени, демонстративно подчёркивается следующим описанием: «В момент, непосредственно следующий за одним ударом, ожидание направляется на следующий удар и, пока он действительно не наступит, всё время возрастает. В момент же нового удара маятника это напряжённое ожидание сменяется чувством исполнения ожидания, затем весь процесс повторяется снова. Если ритм в силу ударения различной степени становится сложнее, то усложняются соответствующим образом и эти субъективные процессы, причём переплетаются друг с другом многие подобные процессы ожидания и исполнения» (Вундт, 1912, с. 50).

И далее В. Вундт ясно показывает, что с изменением скорости ударов ощущения напряжения и разряда, возбуждения и успокоения существенно перестраиваются. Так, при средней скорости ударов чувствования удовольствия, напряжения и разряда появляются в органической взаимосвязи друг с другом как состояния сознания, правильно чередующиеся вместе с ритмическими впечатлениями (см. там же). Если же увеличить длительность интервала до 2,5–3 секунд, то напряжённость ожидания увеличивается и у какой-то границы становится даже мучительной, а чувство удовольствия при исполнении соответствующего ожидания существенно ослабевает.

«Таким образом, — пишет В. Вундт, — чувствование удовольствия переходит здесь в чувствование неудовольствия» (там же). С другой стороны, если уменьшить интервал между ударами метронома до 0,5–0,25 секунды, то характер эмоциональных компонентов слухового восприятия существенно изменяется: напряжённость ожидания, естественно, резко уменьшается, но появляется чувство резкого возбуждения, к которому, по словам В. Вундта, присоединяется живое чувство неудовольствия. И в этом месте достаточно строгое описание простых экспериментальных фактов В. Вундт перемежает апелляцией к аналогичным жизненным ситуациям, где чувство Возбуждённости, вызванное резким увеличением скорости эмоционального процесса, переживается в более сложной форме: «Это чувствование хорошо известно нам из повседневной жизни даже в наиболее сложных своих формах, так как оно очевидно является существенной составной частью многих аффектов, например, гнева, Возбуждённой радости и так далее» (там же).

Если вновь увеличить интервал между ударами метронома, вернув его к исходной величине, то такое изменение скорости сопровождается, как показывает В. Вундт, ясным чувством успокоения. Чтобы подчеркнуть полноту вундтовского эмпирико-феноменологического описания картины эмоциональных процессов в её простейшем варианте, важно обратить внимание на одно существенное обстоятельство. В. Вундт показывает, что при известном сочетании всех этих параметров они могут уравновешивать друг друга и в принципе возможен нейтральный диапазон, в котором когнитивный компонент соответствующего слухового отображения становится свободным от чувствования. Но если структура переживания, освобождённая от собственно эмоционального компонента, переходит в чисто когнитивное психическое образование, которое, таким образом, в принципе возможно и без эмоционального сопровождения, то, с другой стороны, эмоциональное состояние, полностью свободное от когнитивного компонента, отражающего объект эмоции, оказывается вообще невозможным.

Таким образом, вундтовское описание эмпирически свидетельствует в пользу двухкомпонентной структуры эмоциональной единицы. Вообще следует отметить, что характеристики временных компонентов эмоциональных процессов в их взаимосвязи со всей совокупностью основных параметров, содержащихся в приведённом выше перечне, представлены в результатах вундтовских экспериментов с достаточной степенью ясности, корректности и надёжности. Как уже упоминалось, в этих начальных исследованиях эмоций содержится описание и тщательный анализ структуры мелодии и природы её эмоциогенного воздействия. Последующее развитие эти исходные описания и обобщения В. Вундта получили в психологии музыкального творчества и восприятия музыки. На эту группу фактов мы можем здесь лишь указать, адресовав читателя к соответствующим исследованиям музыковедов (Ароновский, 1974).

Здесь важно, однако, подчеркнуть то принципиальное обстоятельство, что сама по себе тайна эмоциогенного воздействия музыки, по-видимому, тесным образом связана с её временной организацией, с тем существенным положением, что музыка, мелодия представляют собой нечто вроде экстериоризованной (и воплощённой в музыкальном звукоряде) эмоциональной структуры, которая, будучи объектом восприятия, воспроизводит в воспринимающем субъекте ту эмоциональную картину, звуковой моделью которой является соответствующий музыкальный образ. Важной последующей теоретикоэкспериментальной задачей является, очевидно, объединение усилий психологии и музыкознания для совместного исследования закономерностей временной организации музыкального произведения, его восприятия и соответствующих форм и факторов его эмоциогенности. Одним из примеров такого объединения усилий является работа Г. М. Котляра (1977). Подробный анализ, произведённый в этом исследовании. достаточно достоверно показал, что набор признаков вокальной речи, с помощью которого выражаются эмоциональные состояния, является для разных эмоций (горя, радости, гнева, страха) различным и что существенная роль в наборе этих признаков принадлежит именно временной организации вокального звукоряда.

Следующая группа фактов, характеризующих временную организацию эмоциональных процессов, относится также к психологии искусства, но уже не непосредственно к музыке и её восприятию, а к её связи с актёрским искусством и восприятием сценического изображения. Органическую внутреннюю связь актёрского выражения соответствующих эмоциональных состояний с музыкой и её восприятием тончайшим образом ощущал и понимал К. С. Станиславский. По этому поводу он писал: «Артист должен создавать музыку своего чувства на текст пьесы и научиться петь эту музыку чувства словами роли. Когда мы услышим мелодию живой души, только тогда мы в полной мере оценим по достоинству и красоту текста, и то, что он в себе скрывает» (цит. по: Иртлач, 1979).

С другой стороны, — и это особенно важно в контексте описания временной структуры эмоций — К. С. Станиславский отчётливо понимал и чувствовал органическую взаимосвязь описываемой им музыки чувства именно с временной организацией актёрского исполнения. Так, он писал: «Верно взятый темпоритм пьесы или роли сам собой интуитивно, подсознательно, подчас механически может захватить чувства артиста и вызывать правильное переживание… Он (темпоритм. — Прим. авт.) является нередко прямым, непосредственным, иногда даже почти механическим возбудителем эмоциональной динамики и, следовательно, самого внутреннего переживания. Нельзя правильно чувствовать при неправильном, несоответствующем темпоритме. Между темпоритмом и чувством и, наоборот, между чувством и темпоритмом — нерасторжимая зависимость, взаимодействие и связь» (Станиславский, 1955, с. 151).

Забегая здесь несколько вперёд, укажем на то важное обстоятельство, что в экспериментальном исследовании пространственных и модально-интенсивностных характеристик эмоциональных процессов, проведённом А. И. Берзницкасом (1980) специально для прямой проверки развиваемых здесь теоретических положений, косвенным образом получены свидетельства решающей роли именно ритмического, временного компонента эмоций.

Пространство эмоций

Перейдём теперь к пространственной подгруппе характеристик временно-пространственной структуры эмоциональных процессов. Исследовать их существенно труднее, чем временные характеристики. Пространственные характеристики даже мыслительных процессов, отражающих объективную реальность, а не отношение к ней субъекта, до недавнего времени очень плохо поддавались извлечению из-под феноменологической поверхности. Совершенно естественно, что в области экспериментального исследования эмоциональных процессов положение ещё более сложно. С другой стороны, однако, тот существенный факт, что в экспериментальных исследованиях В. Вундта временные параметры эмоциональных процессов были уже им органически увязаны с восприятием движения (а в движении совместно представлены временные и пространственные характеристики), в значительной мере определил последующий ход экспериментальных исследований в вундтовской школе. Именно в лаборатории В. Вундта в Лейпцигском университете были произведены экспериментальные исследования, предметом которых были пространственные компоненты эмоциональных состояний. Таковы работы Л. Клягеса, М. Пулвера и М. Т. Винтерер (Winterer, 1936).

Тот факт, что ритм как компонент эмоционального состояния находится в ближайшей взаимосвязи с двигательным ритмом и получает своё двигательное выражение, не нуждается в специальных дополнительных обоснованиях. Это хорошо известно каждому из жизненного опыта, а в области психологии искусства это прежде всего относится к исполнению и восприятию танца. Повидимому, на достаточно серьёзных эмпирикотеоретических основаниях Л. Клягес считал, что каждое эмоциональное состояние имеет в своём составе определённую совокупность движений или двигательный гештальт, который может получить своё воплощение в рисунке и даже в почерке. Исходя из этого, М. Т. Винтерер предприняла попытку показать, что существует универсальная закономерность выражения эмоциональных состояний в продуктах графической деятельности.

Наличие графических эквивалентов эмоциональных состояний подтверждается и исследованием Х. Лундхольм, посвящённым изучению аффективного тона линий. Испытуемые Х. Лундхольм в ответ на предъявление группы прилагательных, выражающих различные оттенки эмоциональных состояний, должны были нарисовать линию, которая могла бы передать соответствующее этому слову настроение. Х. Лундхольм пришла к выводу, что выраженность характера соответствующей эмоции в таком графическом эквиваленте зависит от того, насколько в нём запечатлено движение, представляющее собой двигательное сопровождение соответствующих эмоциональных состояний (иными словами, насколько здесь выражены двигательные гештальты). Теоретически интерпретировать результат этого экспериментального исследования можно, вероятно, по-разному, но здесь важно отметить тот факт, что существует значительное сходство рисунков, выполненных разными испытуемыми при изображении одного и того же эмоционального состояния (Werner, Kaplan, 1963).

Методическим продолжением этой линии был ряд работ наших сотрудников М. В. Осориной, А. М. Эткинда, Ф. Н. Вексельман и А. И. Берзницкаса, специально направленных на экспериментальную проверку исходных теоретических положений концепции эмоций, представленной в данной монографии. Основная задача этих работ — выявить временные и пространственные характеристики эмоциональных процессов.

Пространственные характеристики эмоциональных процессов относительно наиболее полно исследованы А. И. Берзницкасом (1980), который в работе, посвящённой в основном исследованию интеллектуальных эмоций, предлагал испытуемым семь слов-стимулов, соответствующих определённым классам эмоциональных состояний.

Таковы радость, огорчение, удивление, сомнение, уверенность, догадка и чувство понятности. К каждому слову-стимулу испытуемый должен был сделать рисунок, графически выражающий внутреннюю картину соответствующего переживания. Чтобы испытуемые чувствовали себя свободнее, их предупреждали, что степень владения навыками рисования в данном случае совершенно несущественна. При таких условиях выполнение рисунков, объективирующих внутреннюю картину соответствующего эмоционального переживания, не вызывало у испытуемых никаких помех и задание выполнялось достаточно свободно и легко, что свидетельствует об адекватности такого способа объективации переживаний. Каждая эмоция объективировалась в двух типах рисунков: в виде линеограммы (линейное изображение) и в виде пиктограммы (закрытое, замкнутое изображение).

Такой выбор типов рисунков представляется чрезвычайно удачным, потому что линеограмма в большей степени выражает скрытую в пространственной организации линии её временную характеристику (поскольку линия одномерна), а пиктограмма в большей мере отображает пространственную структуру, в которой временные компоненты хотя и присутствуют, но представлены в существенно более скрытой форме, так как общая структура такого изображения двухмерна и замкнута.

При анализе совокупности полученных рисунков с помощью классификационной схемы, разработанной М. В. Осориной (Осорина, 1976), показано, что в картине или паттерне переживаний объединяются два типа образов. Первый из них представляет собой образные модели или схемы, а второй — чувственно-эмоциональные компоненты. На основании анализа рисунков автор приходит к заключению, что элементы схемы или модели, как правило, соответствуют когнитивному, или объективному, компоненту эмоциональной единицы, а элементы чувственно-эмоциональных образов — её субъектным компонентам. В такой структуре большинства рисунков А. И. Берзницкас усматривает ещё одно эмпирическое подтверждение положения о двухкомпонентности эмоциональной единицы. В результате тщательного аналитического рассмотрения рисунков удалось выявить сходство графических реализаций одних и тех же переживаний у разных испытуемых и сделать заключение о том, что в инвариантных признаках пространственной организации эмоционального паттерна адекватно проявляются свойства интеллектуальных эмоций и особенности их функционирования.

Вся эта продуктивная линия обобщения, ведущая исследование в глубину корневых, структурообразующих факторов организации эмоциональных паттернов, позволяет прийти к очень существенному выводу и представить весь перечень паттернов соответствующих эмоций в терминах частных модификаций ритмической характеристики.

Поскольку это положение имеет принципиальное значение для общего контекста настоящего исследования, приведём в краткой форме результат обобщения, произведённого А. И. Берзницкасом.

Радость (рис. 27). Статичный ритм, построенный на горизонтальной симметрии при контрасте низа и верха. Направленность вовне. Пространственная раскрытость, неограниченность с центром тяжести внизу.

Рисунок 27.

Огорчение (рис. 28). Пассивно-динамический ритм, организованный вокруг центра. Пространственная закрытость с направленностью на себя. Спиралевидный характер ритмичности.

Рисунок 28.

Удивление (рис. 29). Статичный асимметричный ритм, построенный на контрасте и дисгармонии. Пространственная ограниченность и локальность ритмических характеристик.

Рисунок 29.

Уверенность (рис. 30). Метрический ритм, горизонтальная направленность. Симметричность, гармоничность ритмических характеристик. Сомнение (рис. 30). Асимметричность характеристик ритма. Комбинация контраста и нюанса. Перемены направления в рамках общей горизонтальной направленности.

Рисунок 30.

Догадка и понятность (рис. 31 и 32). Активнодинамический ритм с контрастом начала и конца. Явный градиентный переход от асимметричного ритма к ритму симметричному.

Рисунок 31.
Рисунок 32.

Приведённое описание экспериментальных данных, характеризующих временную структуру эмоциональных процессов, показывает, что ещё в работах В. Вундта были достаточно определённо выявлены роль и значение именно ритмически-временной и ритмически-двигательной организации эмоциональных явлений. Результаты же рассматриваемого исследования, направленного на анализ пространственных эквивалентов эмоциональных структур, свидетельствуют о том, что эта исходная ритмическая характеристика остаётся ведущей или главной и здесь, но приобретает характер ритма пространственногеометрического, являющегося эффектом преобразования исходной временно-двигательной формы в форму пространственной симультанности. Этот результат имеет принципиальное значение для всего контекста настоящего исследования потому, что он дополнительно указывает на органическую взаимосвязь временных и пространственных компонентов в организации эмоциональных процессов. Такая возможность представить характеристики пространственных паттернов, объективирующих эмоциональное состояние, как частные модификации ритмической характеристики демонстративно свидетельствует об исходной роли временной организации эмоциональных процессов и о производном по отношению к ней пространственном характере соответствующих компонентов структуры эмоциональных единиц.

Если сопоставить этот результат с выводами, касающимися взаимосвязи пространственных и временных компонентов различных психических процессов (Веккер, 1976), а далее — с данными анализа организации процессов памяти, внимания и воображения, приведёнными в последней главе монографии, то можно сделать заключение, что закономерность, выявляющая исходный характер психического времени по отношению к организации психического пространства, достаточно универсальна.

Завершая описание временных и пространственных характеристик структуры эмоциональных явлений, нужно отметить, что основная направленность экспериментальной проверки используемых в данной монографии теоретических положений о природе эмоций продолжает ту эмпирическую линию (поскольку пока речь идёт об описании фактов), которая была представлена в работах В. Вундта, Л. Клягеса, М. Пулвера, Х. Лундхольм, Г. Вернера, Р. Арнхейма и других. Разные исследователи применяли разные методические приёмы, изучали разные эмоциональные состояния, но все так или иначе приходили к выводу, что временные и пространственные характеристики — необходимый признак внутренней структуры эмоциональных состояний и что исходной в структуре эмоциональных единиц является временная организация, на основе которой формируются пространственные синтезы.

Эти основные эмпирические выводы можно считать подтверждёнными достаточно широким массивом экспериментальных и жизненных фактов.

Модальность эмоциональных процессов

Как и в области эмпирического исследования и описания временно-пространственной структуры эмоциональных процессов, изучение и описание их модальных характеристик также по существу начинается с В. Вундта, а затем резко перемещается из лабораторной экспериментальной психологии в область психологии прикладной, а В. Вундт, как мы уже упоминали, связывал сенсорные источники ритмической организации эмоциональных процессов с ощущениями кинестетической модальности.

Эту связь он констатировал, анализируя временные характеристики чувства удовольствия и неудовольствия. Но помимо этого у В. Вундта имеется специальное описание органической взаимосвязи эмоциональных процессов с сенсорными образами по существу всех модальностей (Вундт, 1880). Зависимость чувства от качества ощущения особенно явственно проступает в тех модальностях, где, по словам В. Вундта, чувственный тон почти совершенно поглощает все остальные составные части ощущения (см. том же). К таким модальностям В. Вундт относит ощущения органические, а из экстерорецептивных модальностей — осязательные, обонятельные и вкусовые.

В связи с анализом модальных компонентов ощущений интерорецептивной модальности и их роли в общей организации эмоциональных процессов В. Вундт делает очень существенное указание на то, что в рецепторных аппаратах ощущений органической модальности нет приспособлений для точного восприятия градаций соответствующих сенсорно-эмоциональных структур, но такие приспособления есть в рецепторных аппаратах сенсорных образований всех высших экстерорецептивных модальностей. Это обстоятельство существенно потому, что, отражая ориентированность психики главным образом на внешнюю реальность, оно вместе с тем указывает на бедность средств языка интерорецептивных модальных компонентов в противоположность модальностям экстерорецептивным, которые в силу их большего количественного и качественного разнообразия оказываются более адекватным средством для воплощения всего многообразия динамики чувств и настроений различного уровня организации.

Исходя из этих соотношений, В. Вундт подробно описывает слуховые и зрительные модальные характеристики соответствующих эмоциональных процессов. Прежде всего он указывает на особую роль слуховой модальности в организации эмоциональных процессов. Это существенное обстоятельство (до сих пор ещё, к сожалению, далеко не полностью оценённое по достоинству) имеет принципиальное значение, поскольку есть основания полагать, что именно с ним связана эмоциогенная роль музыки, музыкального звукоряда. В. Вундт указывает на особенно интимную связь чувств со звуковысотными и тембровыми сенсорными модальными характеристиками, и хотя описывает их в контексте анализа физических чувств, он тем не менее делает здесь принципиальное указание на то обстоятельство, что элементарные чувственные компоненты, связанные со звуковысотными и тембровыми различиями, не ограничиваются только этим уровнем, а входят в состав сложных душевных движений как элементарный фактор.

Иначе говоря, В. Вундт ясно понимал, что эти исходные модальные характеристики относятся не только к элементарным чувствам удовольствия и неудовольствия, а являются универсальными, проходят сквозь всю иерархию эмоциональных процессов, включая высшие чувства. Именно исходя из этого, В. Вундт даёт своё описание связи тонов различной высоты с различными эмоциональными состояниями человека. Очень поучительно, что в этом контексте В. Вундт охарактеризовал различные эмоциогенные возможности разных музыкальных инструментов в зависимости от звуковысотной организации производимых ими звуков.

Не менее поучительно, что свой интересный и подробный анализ цветовых модальных характеристик эмоциональных процессов В. Вундт начинает с проницательного замечания Гёте о том, что смотрящий через цветное стекло человек как бы отождествляет себя с цветом, и его глаз и дух настраиваются в унисон.

Последующее описание В. Вундтом различных цветовых характеристик соответствующих эмоциональных состояний по существу предвосхищает всё дальнейшее развитие приёмов цветового тестирования эмоций. Производя очень конструктивное сопоставление цветотоновых и звуковысотных консонансов и диссонансов как модальных воплощений соответствующих эмоциональных состояний, В. Вундт указывает на одно чрезвычайно принципиальное обстоятельство. Различие физических основ эмоциогенного, эстетического действия цветов и звуков определяется, по мысли В. Вундта, тем, что «… ухо соединяет впечатления в одно общее — ощущение… Глаз же как пространственное чувство оставляет существовать друг подле друга одновременно данные ощущения» (1880). Эта пространственная симультанность зрительных модальных компонентов эмоций в отличие от временной сукцессивности слуховых компонентов обусловливает, по-видимому, то важное обстоятельство, что, хотя зрительная модальность значительно уступает слуховой по эмоциогенности, она благодаря своей пространственной стабильности и симультанной данности цветотоновых различий обеспечивает существенно большие возможности цветового тестирования эмоциональных состояний по сравнению со звуковысотным.

Именно в область методики, техники и теории тестирования эмоциональных состояний, связанную с запросами психологии личности, клинической психологии и психологии искусства, переместился после В. Вундта центр тяжести исследований модальных характеристик эмоций. Не останавливаясь здесь на промежуточных послевундтовских этапах развития проблемы модальных компонентов эмоции, связанных с такими вехами, как тесты Роршаха (Rorshach, 1951), Т. Обанаи и Т. Мацуока (Obonai, Matsuoka, 1956), Пфистера и Г. Фрилинга (Frieling, 1968), М. Люшера (Luscher, 1974), перейдём к краткому описанию феноменов и основных экспериментальных результатов исследований, непосредственная цель которых — проверить теоретические положения, лежащие в основе настоящего исследования, и найти пространственно-временные и модальноинтенсивностные характеристики, составляющие родовые признаки психических явлений в тех их видовых модификациях, которые характерны именно для природы эмоций.

Здесь мы кратко укажем на результаты экспериментального исследования А. М. Эткинда (1979), а также упоминавшейся работы А. И. Берзницкаса (1980). Для исследования цветовых модальных воплощений соответствующих эмоциональных состояний А. М. Эткинд использовал цветовой тест Люшера и дифференциальную шкалу эмоций Изарда, представляющую собой набор эмоциональных терминов, сгруппированных на основе факторного анализа в 9 факторов, интерпретируемых Изардом как 9 основных эмоций: интерес. радость, удивление, грусть, гнев, отвращение, стыд, страх и утомление. В каждую из основных эмоций (факторов) включается три более частных. Таким образом, в шкалу Изарда входит 27 эмоций. Основные, важные для настоящего контекста результаты этого исследования сводятся к следующему:

1

Получена матрица сопряжённости 8 цветов теста Люшера и 9 эмоциональных факторов Изарда (таблица № 4), в которой представлены частоты ассоциаций данного цвета с любой из трёх эмоций, входящих в данный фактор Изарда. Достоверность отличия полученного распределения ассоциаций от случайного оценивалась по x 2, суммарное значение которого для всей матрицы на порядок превышает табличное x 2 = 716, p

Таблица № 4. Матрица сопряжённости основных эмоций с цветами.

2

А. М. Эткинд получил также цветовые профили эмоций, входящие в состав факторов Изарда (таблица № 5), и эмоциональные профили цветов Люшера, представляющие собой последовательность факторов Изарда, упорядоченную по убыванию частот ассоциаций данного цвета с этими факторами. (Эти соотношения являются инверсией представленных в таблице № 5.)

Таблица № 5. Цветовые профили эмоций.

Экспериментальное исследование А. И. Берзницкаса продолжает ту же теоретико-методическую линию в её модификациях, преемственно связанных с методикой исследования пространственно-временных компонентов эмоций. Испытуемый получал тот же набор словесных стимулов, обозначающих интеллектуальные эмоции, перечень которых был использован и при применении пиктографического метода анализа пространственных компонентов соответствующих эмоций. Набор этот следующий: радость, огорчение, удивление, сомнение, уверенность, догадка.

Ранжируя цветовые карты в последовательности по степени их ассоциативного соответствия воображаемому или реально переживаемому эмоциональному состоянию, испытуемый формировал цветовые ряды, представляющие исследуемые классы интеллектуальных эмоций. В результате были получены ряды, представляющие собой цветовые эквиваленты соответствующих эмоций, аналогичные выше представленным пространственным графическим их эквивалентам (таблица № 6).

Таблица № 5. Цветовые профили эмоций.
Примечания: W* Коэффициент согласованности; ** Место, занимаемое в рядах-эквивалентах эмоций цветом.
Таблица № 6. Матрица цветовых предпочтений.

Статистический анализ распределения частот появления каждого цвета в определённых местах ряда и ранговый корреляционный анализ цветовых последовательностей показали, что предпочтение цвета адекватно отражает и выявляет общие и специфические особенности исследуемых классов интеллектуальных эмоций. Это означает, что каждый такой цветовой ряд фактически содержит в себе объективированный эквивалент цветового модального состава соответствующей эмоции. Адекватность этих цветовых рядов как эквивалентов или модальных портретов соответствующих эмоций демонстративно подчёркивается ещё одним важным обстоятельством. Применение коэффициента согласованности или конкордации положений определённых цветов в соответствующем цветовом ряду, воплощающем в себе портрет эмоции, показало, что в изученном наборе эмоций величина коэффициента такой согласованности оказывается наибольшей в радости и огорчении и существенно превышает эту величину в других собственно интеллектуальных эмоциях. Этот количественный факт ясно свидетельствует о том, что применённые здесь критерии и процедуры измерения достаточно чувствительны не только к конкретным различиям модального состава соответствующих эмоций, но и к степени их обобщённости, которая оказывается наиболее высокой именно в радости и огорчении как эмоциях более фундаментальных и выходящих за рамки только перечня интеллектуальных чувств.

Степень адекватности полученных цветовых рядов модальному составу их эмоциональных оригиналов оказалась достаточно высокой для того, чтобы построить эффективные процедуры цветовых измерений соответствующих эмоциональных состояний. На основе полученных А. И. Берзницкасом цветовых рядов, представляющих модальный состав соответствующих эмоций, автором был разработан алгоритм распознавания соответствующих эмоциональных состояний, который был применён на практике для определения и контроля эмоциональной динамики у спортсменов и у больных инфарктом.

Вся эта линия экспериментальных фактов, начинающаяся ещё вундтовскими описаниями, проходящая через промежуточные этапы многосторонних и проверенных на больших выборках методов цветового модального тестирования и, далее, завершающаяся приведёнными выше результатами специальных исследований, апробирующих исходные положения данной работы, даёт серьёзные эмпирические основания сделать следующее заключение: модальные характеристики эмоциональных процессов наряду с характеристиками временно-пространственными входят, по-видимому, в качестве необходимых компонентов в основной состав их психической ткани, заключая в себе эмоциональные видовые модификации общеродовых признаков психических явлений.

Общность сделанного выше заключения имеет своё дополнительное обоснование ещё и в том, что первоначальный, произведённый В. Вундтом анализ модальных характеристик и компонентов эмоциональных процессов был осуществлен на материале простейших физических чувств, по крайней мере в своём исходном основании, а результаты приведённых здесь экспериментальных исследований получены на анализе чувств интеллектуальных, возникающих в ходе решения соответствующих мыслительных задач и относящихся поэтому к одному из наиболее высоких уровней иерархии эмоциональных процессов.

Интенсивностные характеристики эмоциональных процессов

С точки зрения истории соотношений эмпирического базиса и теоретических обобщений в области проблемы эмоций чрезвычайно поучительно, что анализ интенсивностной характеристики эмоциональных процессов тоже начинается с экспериментальных исследований и теоретических обобщений В. Вундта, в тщательных описаниях которого представлен, как уже упоминалось, весь комплекс основных эмпирических характеристик эмоций. Исходя из своих представлений об органической взаимосвязи когнитивных и собственно эмоциональных компонентов в структуре эмоциональных явлений, В. Вундт подвергает исследованию зависимость интенсивности чувственного тона ощущения от интенсивности самого ощущения и, соответственно, от интенсивности вызывающего его раздражения. Результаты этого исследования графически представлены на рисунке 33.

Рисунок 33. Графическое представление данных изучения интенсивностных процессов.

Сплошная кривая здесь выражает зависимость интенсивности ощущения от силы вызывающего его раздражения. Зависимость же интенсивности чувственного тона от силы раздражения и вместе с тем от интенсивности вызванного им ощущения представлена пунктирной кривой. Кривая начинается у порога раздражения а с малой величины чувства удовольствия, которое затем возрастает до своего максимума, соответствующего силе ощущения, вызванного раздражением, величина которого с.

Далее чувство удовольствия начинает быстро падать, пунктирная кривая, пересекая абсциссу в индифферентной точке е, продолжает понижаться, представляя собой здесь уже возрастающее чувство неудовольствия, переходящее в боль. Сопоставив эти две кривые, В. Вундт приходит к заключению, что зависимость интенсивности эмоционального компонента от силы раздражения отличается от зависимости интенсивности самого ощущения (как когнитивного компонента эмоции) от силы раздражения тем, что кривая, выражающая первую из названных зависимостей, имеет точку перегиба.

Если, забегая вперёд, представить выраженный на этом графике результат в современных терминах, то можно сказать, что уже В. Вундт установил инвертированный Uоб-разный характер зависимости информационных и энергетических компонентов в структуре эмоциональных процессов (Палей, 1974; Веккер, Палей, 1971). Получив этот важный результат, относящийся к элементарному уровню соотношений интенсивности чувственного тона ощущений с интенсивностью их самих, В. Вундт далее указывает на аналогию с соответствующими соотношениями в области высших чувств или душевных движений, при которых между настроением и его причинами существует такое же отношение, как между раздражением и чувством (Вундт, 1880). Распространяя эту аналогию до самых вершин иерархии эмоциональных процессов, В. Вундт справедливо замечает, что сделанный им вывод подтверждается опытом всех времён. «Умеренное обладание благами, — пишет он, — составляет самое благоприятное условие для чувства счастья» (там же). Таким образом, по мысли В. Вундта, характер этой зависимости, выраженной кривой, имеющей точку перегиба, распространяется действительно на все уровни эмоциональной иерархии, включая и самые верхние её пласты.

В дальнейшем исследования этих соотношений развивались в контексте проблемы мотивации и её эмоциональных компонентов. Наиболее важные и демонстративные результаты этих исследований получили своё выражение в законе Йеркса-Додсона, представляющем существенное эмпирическое обобщение результатов их эксперимента, проведённого ещё в 1908 году. О фундаментальности выраженных этим законом соотношений свидетельствует то, что результаты эксперимента оказались одинаковыми у крыс, цыплят, кошек и человека. Задача состояла в различении двух яркостей, представляющих собой когнитивный компонент изучаемого эмоционального состояния. Процесс был исследован на трёх уровнях трудности различения и с использованием трёх уровней мотивации, состоящей в слабом, сильном или среднем электрическом ударе в качестве наказания за ошибку. Соответственно получены три кривых, представленных на рисунке 34.

Рисунок 34. Соотношение интенсивностных характеристик когнитивных и эмоциональных компонентов.

В отличие от кривых В. Вундта, здесь в качестве независимой переменной избран уровень мотивации или соответствующий ему собственно эмоциональный компонент процесса. Главный результат этих экспериментов, выраженный в законе Йеркса-Додсона, состоит в том, что все эти кривые имеют оптимум мотивации и соответственно имеют точку перегиба, отвечающую оптимуму мотивации или оптимуму собственно эмоционального компонента, сопровождающего различение яркости.

Поскольку, однако, по ординате здесь представлены не собственно интенсивностные характеристики различаемых яркостей, то есть не собственно когнитивный компонент соответствующих эмоциональных состояний, а число проб, необходимых для научения, точки перегибов всех этих трёх кривых выражают не максимумы, а минимумы соответствующих функций. Так как число проб, необходимых для адекватного научения, и адекватность самого когнитивного компонента процесса явным образом находятся в обратных отношениях, характер полученной здесь зависимости инвариантен по отношению к этой замене переменных, а сама зависимость остаётся такой же, какая представлена кривыми В. Вундта.

Важно, однако, подчеркнуть, что есть ещё ряд существенных различий между представленностью параметров эмоций на сопоставляемых кривых. Так, интенсивность субъектного компонента выражена ординатой у В. Вундта, а у Йеркса-Додсона абсциссой. Кроме того, объектный компонент представлен у В. Вундта на абсциссе не величиной ощущения, а интенсивностью стимула, а интенсивность ощущения выражена ординатой сплошной кривой (см. Pис. 33). Эти и некоторые другие существенные различия находятся, однако, в рамках фундаментальной общности криволинейной зависимости (Жамкочьян, Палей, 1977; Веккер, Палей, 1971), связывающей интенсивностные характеристики обоих компонентов эмоционального гештальта (Фресс, Пиаже, 1975).

Все вышеизложенные положения об интенсивностных характеристиках эмоциональных процессов, полученные с помощью экспериментально корректных и статистически надёжных методов, вполне согласуются и с результатами жизненных наблюдений.

Многочисленные обобщения жизненного опыта свидетельствуют о том, что умеренные величины эмоциональной напряжённости способствуют эффективности связанных с ней когнитивных процессов и вообще всякой деятельности, а при усилении эмоциональных компонентов, при переходе их через границу, отвечающую точкам перегиба соответствующих кривых, эффективность когнитивных процессов и других форм жизненной деятельности резко падает. Таковы основные, наиболее важные для настоящего контекста моменты описания тройки первичных эмпирических характеристик эмоциональных процессов, триады, составляющей первую подгруппу эмпирического перечня. Далее следует вторая подгруппа — производные эмпирические характеристики эмоциональных процессов.

Вторичные свойства эмоций. Двухкомпонентность эмоциональных процессов

Двухкомпонентность эмоциональной единицы, заключая в себе основную специфику эмоций именно как психического отражения отношений субъекта к объекту, занимает особое положение в перечне эмпирических характеристик эмоциональных процессов, аналогичное положению метрической инвариантности в перечне эмпирических характеристик процессов перцептивных. В обоих случаях ведущие характеристики перечней, будучи носителями основной специфичности каждого из этих процессов, одновременно воплощают в себе результаты теоретических конкретизаций и эмпирических обобщений.

Двухкомпонентность структуры эмоционального явления непосредственно следует из положений о том, что эмоция представляет собой отображение отношения субъекта к объекту, и о том, что отображение отношений необособимо от отображения членов этих отношений. Одним из таких членов является отображение объекта эмоции, то есть когнитивный компонент эмоциональной единицы, вторым — отображение состояния субъекта. С другой стороны, положение о двухкомпонентности является непосредственным обобщением исходных эмпирических констатаций. Именно поэтому вывод о включённости в структуру эмоционального явления двух основных составных её частей мы находим уже у В. Вундта при описании как исходных параметров простейших физических чувств, так и характеристик высших душевных движений. К тем эмпирическим констатациям В. Вундта, которые приводились выше, добавим здесь следующее. Анализируя связь характера душевного движения и его телесного проявления от силы вызвавшего их впечатления, В. Вундт делает заключение, что «… уже из этого видно, что психологический источник душевных движений есть процесс апперцепции» (1880). Таким образом, и здесь констатируется наличие когнитивного компонента эмоции и компонента, воплощающего в себе отношение носителя эмоции к её объекту.

Взятое в самом общем виде эмпирическое описание двухкомпонентности эмоций по существу включает в себя всю многообразную совокупность фактов, выражающих двойную детерминацию эмоций, с одной стороны, потребностями субъекта, которые определяют характер его отношения к предмету эмоций, а с другой — формами и уровнями психического отражения объекта эмоции. К первой группе фактов относятся все феномены, выражающие зависимость соответствующей эмоции от потребности, с удовлетворением или неудовлетворением которой данная эмоция связана, и от интенсивности этой потребности. Ко второй группе фактов принадлежат все психологические феномены, выражающие зависимость соответствующей эмоции от формы и уровня её когнитивного компонента. Сюда относятся, например, характеристики чувственного тона ощущений, восприятий и представлений, связанные с их модальностью, пространственно-временной структурой и интенсивностью. Сюда же относятся особенности интеллектуальных эмоций, когнитивные компоненты которых воплощены в мыслительных процессах разных форм и уровней организации, а также те феномены и характеристики эстетических и нравственных переживаний, в которых выражена их зависимость от формы психического отражения соответствующих объектов. Иными словами, сюда относятся все те эмпирические характеристики эмоций, которые заключают в себе многообразные и различные частные модификации их общего свойства, со времён Спинозы называемого предметностью.

Опуская здесь рассмотрение всех этих многочисленных и многосторонне описанных фактов обеих групп, остановимся на тех проявлениях двухкомпонентности, которые имеют ближайшее отношение к общему контексту настоящего исследования. Если описанные выше первичные характеристики являются действительно исходными по отношению к двухкомпонентности, то во временнопространственной структуре, модальности и интенсивности эмоций должна проявиться двухкомпонентность как их производная характеристика. И наоборот: в феноменах двухкомпонентности должны получить своё выражение пространственно-временные и модально-интенсивностные характеристики, частные модификации которых образуют эту двухкомпонентность как характеристику производную.

Обратимся снова к тройке исходных характеристик эмоциональных процессов. Хотя её описание было начато с временных параметров (в силу их корневой, исходной природы), понятно, что в одномерной структуре временного ряда трудно ожидать явных проявлений искомой двухкомпонентности. Надежды здесь можно возлагать, по-видимому, главным образом на изучение соотношений фона и фигуры во временной структуре мелодии как экстериоризованной модели эмоций, и это ставит экспериментальную задачу дальнейших исследований эмоциональных процессов. В противоположность этому естественно ожидать проявлений двухкомпонентности в пространственных эквивалентах эмоциональных явлений в силу их трёх- или минимум двухмерности и замкнутого симультанного характера.

И действительно, уже в экспериментальном исследовании М. Винтерер, продолжающем, как упоминалось, исходную вундтовскую линию, автором было обращено внимание на то, что в рисунках заметно отчленяются компоненты, относящиеся к внешнему объекту эмоции, с одной стороны, и к внутреннему миру субъекта — с другой. Это получает своё отчётливое пространственное выражение в соотношении центрального ядра рисунка с его периферией и соответственно в соотношении выраженных в рисунке направлений вовне и вовнутрь (Winterer, 1936). Эти первые эмпирические обобщения тем более отчётливо свидетельствуют о наличии здесь проявлений двухкомпонентности эмоций, что автор специально не преследовал цели выявить её. Вместе с тем в этих обобщениях обнаруживаются те же тенденции, которые в последующем были выявлены в исследованиях Ф. Вексельман и А. Берзницкаса, уже специально направленных на поиск этих характеристик и их проявлений.

В подавляющем большинстве рисунков испытуемых явным образом проявляется расчленённость на центральное, срединное ядро и периферию. Такой характер расчленённости естественно поддаётся описанию в терминах соотношения периферийного фона и центральной фигуры в целостной пространственной композиции.

Адекватность того, что центральное образование мы относим к эквиваленту состояний самого субъекта, а периферийные, фоновые компоненты — к объективации отображения внешней реальности (при условии, однако, что в структуре переживания части эти могут меняться местами, как и в ситуации перцептивных соотношений фона и фигуры), подтверждается выражением явной направленности некоторых эмоциональных состояний вовнутрь, на себя, а других, открытых по отношению к объективной реальности, к объекту эмоции — вовне (см. Pис. 27–32).

Очень показательно, что в вундтовских описаниях эмоциональных состояний, содержавших, как уже упоминалось, положение об их двухкомпонентности, но не сформулированных В. Вундтом в терминах соотношения фона и фигуры, содержатся, однако, указания на то, что в ряде случаев субъективный компонент эмоции может поглощать её объективные составные части, а в других — способствовать их большей полноте, точности адекватности. Таким образом, в других терминах здесь фактически было в первоначальном варианте сформулировано эмпирическое обобщение, содержащее в себе разные варианты фигурно-фоновых отношений в общей двухкомпонентной структуре эмоции.

Что касается проявлений двухкомпонентности во временных характеристиках эмоциональных состояний, то, хотя это составляет экспериментальную задачу будущих исследований, уже сейчас, вероятно, есть достаточные основания сделать следующее заключение: в той мере, в какой верно положение, что музыкальный образ представляет собой экстериоризованную модель временной структуры эмоционального состояния, верно, по-видимому, и то, что в структуре музыкального произведения в разных вариантах содержатся компоненты, воспроизводящие характеристики объекта эмоции, рисующие картину внешней реальности. Вместе с тем в нём содержатся компоненты, временная структура которых выражает именно внутреннее состояние субъекта, его отношение к внешним явлениям, воплощающим в себе объекты эмоций.

Проверка и конкретизация этих положений, однако, также, безусловно, является делом последующих эмпирических и теоретических исследований природы эмоций.

Если теперь обратиться к поиску проявлений двухкомпонентности в области модальных характеристик эмоциональных явлений, то эмпирические описания, начиная с вундтовских, содержат экспериментальные свидетельства того, что практически все модальности представлены в феноменологической картине эмоционального явления. Поэтому есть основания говорить об их полимодальности. Однако в рамках этой полимодальности с достаточной определённостью проступает картина полярности или бимодальности состава модальных компонентов эмоционального явления. На одном полюсе этой бимодальной структуры представлены проприо- и интерорецептивная модальности, на другом полюсе — разные формы модальностей экстерорецептивных: тактильных, слуховых и зрительных по преимуществу.

Не требует, очевидно, специальных комментариев положение о том, что первый полюс естественным образом относится к компоненту эмоциональной структуры, воплощающему в себе разные уровни состояний субъекта, а второй полюс экстерорецептивных модальностей столь же явно относится к воспроизведению характеристик объекта эмоции и соответственно — к когнитивному компоненту эмоциональной структуры. Не случайным, а, наоборот, достаточно типичным для развития экспериментальнотеоретической психологии является то обстоятельство, что эти полюса оказались в ходе их изучения отчленёнными друг от друга и даже друг друга маскирующими. Доминирование полюса и проприо- и в особенности интерорецептивных модальностей за счёт оттеснения модальностей экстерорецептивных подчёркнуто выражено в концепции Джемса-Ланге и в различных направлениях уже собственно физиологии эмоций. Полюс же экстерорецептивных модальностей, соответственно относящихся к когнитивному компоненту эмоциональной единицы, получил своё преимущественное выражение в различных тестовых методиках исследования эмоциональной структуры (главным образом в цветовых тестах, например в тесте Люшера). Так или иначе, но эмпирическое описание обоих полюсов бимодальной структуры эмоционального явления фактически соответствует наличному составу экспериментального материала, и сейчас эти разобщённые полюса нуждаются в органическом их воссоединении — сначала на уровне описания, а затем и теоретического объяснения.

Что касается интенсивностной характеристики эмоциональных процессов и наличия в её описании проявлений двухкомпонентности, то и здесь картина достаточно отчётлива. Хотя в обобщениях жизненного опыта и в художественных изображениях зависимость характера эмоционального явления и его общей структуры от интенсивности соответствующих эмоций скрыта под феноменологической поверхностью, всё же и здесь анализ легко может обнаружить два компонента эмоциональной структуры, по-разному участвующих в картине общей интенсивности. Если же обратиться к результатам собственно экспериментальных исследований интенсивностной характеристики эмоциональных явлений, то эмпирическая картина здесь достаточно однозначна, хотя, как и в предыдущих случаях, в свете традиционных теоретических установок она часто интерпретируется неадекватно.

Кривая В. Вундта (см. Pис. 33), её модификации, получившие своё выражение в законе ЙерксаДодсона (см. Pис. 34), и положение И. М. Палея об инвертированной U-образной зависимости информационных и энергетических компонентов в структуре эмоции — все это отчётливо свидетельствует о двух компонентах интенсивностной характеристики эмоционального явления. В экспериментальных данных, выраженных кривой В. Вундта, — это интенсивность ощущения и соответствующая ей интенсивность его чувственного тона. В эмпирической картине, выраженной кривыми Йеркса-Додсона, этими двумя компонентами являются сенсорное различение двух предъявляемых яркостей и мотивационно-эмоциональное состояние, вызванное ударом электрического тока соответствующей интенсивности. В инвертированной Uобразной зависимости энерго-информационных компонентов в структуре эмоции речь идёт о соотношении интенсивности мотивационных компонентов в структуре эмоции с интенсивностью представленных в ней когнитивных или каких-либо других исполнительских компонентов деятельности, регулируемой эмоциями.

Таким образом, в эмпирических описаниях интенсивностной характеристики эмоциональных процессов на протяжении всего столетия развития экспериментальной психологии, начиная с В. Вундта и до настоящего момента, фактически содержатся констатации проявлений её двухкомпонентности. Однако и здесь эти два компонента в ходе эмпирических описаний, а тем более теоретических объяснений и интерпретаций оказались отчленёнными друг от друга, маскирующими друг друга и относящимися к разным разделам психологической науки. Представленное здесь эмпирическое описание заключает в себе попытку сначала эмпирического, а затем и теоретического их воссоединения.

Двузначность эмоций

Наличие наряду с двухкомпонентностью эмоциональных явлений также их двузначности представлено самим фактом противоположного характера переживания положительных и отрицательных эмоций. Под поверхностным слоем этой интроспективно открывающейся двузначной феноменологической картины эмоционального переживания достаточно прозрачно проступает объективная связь эмоций этих двух знаков с удовлетворённостью или неудовлетворённостью тех потребностей, которые выражают отношение субъекта эмоции к её объекту.

Положительная эмоция объективно представляет собой состояние субъекта, которое он стремится максимизировать или во всяком случае удержать стабильным, а отрицательная эмоция — состояние, которое он старается минимизировать. На элементарном уровне это достаточно выразительно представлено опытами Дж. Олдса, эмпирическим обобщением которых являются его выводы о наличии центров удовольствия и неудовольствия, «рая и ада». Другим объективным и вместе с тем интроспективным выражением противоположности знаков эмоций является наличие нейтрального диапазона, связывающего и одновременно разделяющего отрицательные и положительные состояния, плюсы и минусы.

В той мере, в какой двузначность является действительно производной характеристикой эмоциональных явлений, в её эмпирических описаниях неизбежно должны быть обнаружены модификации первичных характеристик: пространственно-временной структуры, модальности и интенсивности, как это имеет место в картине двухкомпонентности структуры эмоционального явления.

Если, однако, в двухкомпонентности эмоционального явления исходная временная характеристика в силу её одномерности скрыта и замаскирована, то в двузначности существенно легче могут быть обнаружены «следы» такой одномерной линейной структуры, поскольку двузначности соответствует двойная направленность, а направление по своей природе является величиной линейной. Не случайно поэтому уже в вундтовских описаниях временных характеристик эмоций, полученных в его опытах с метрономом, содержится указание на зависимость знака чувственного тона соответствующего ощущения от скорости ударов маятника и от величины интервалов между ними. При отклонении скорости ударов маятника от средней величины как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения чувство удовольствия начинает сменяться чувством неудовольствия, что, по мнению В. Вундта (1912), связано с изменяющимся характером и напряжённостью ожидания, то есть опять-таки с временной организацией соответствующего переживания. В. Вундт пытался соотнести знак эмоции с характером её временной организации не только по отношению к элементарному уровню физических чувств, но и при анализе эмоций высшего уровня.

После В. Вундта эта линия анализа временной организации эмоций и её проявления, в частности, в двузначности последних существенно ослабевает и даже прерывается. В настоящее же время её продолжают те исследователи, которые приходят к необходимости выявить временную организацию эмоций, скрытую за их пространственными эквивалентами, получающими, в частности, своё выражение в пиктографических и линеографических объективациях. В упоминавшемся исследовании А. И. Берзницкаса предпринята попытка связать различия знаков эмоции с разными особенностями их ритмической организации, которая, получая различное выражение в пространственных структурах пиктограмм, тем не менее явным образом коренится в природе психического, в данном случае эмоционального, времени. Таким образом, возврат к временным характеристикам опосредствован здесь изучением пространственных эквивалентов, в которых проявления двузначности легче поддаются обнаружению.

И действительно, уже в экспериментальном исследовании М. Винтерер показано, что пиктограммы положительных и отрицательных эмоций пространственно организованы по-разному, что выражается по преимуществу в разном соотношении компонентов изображаемой эмоции. Изображения положительных эмоций отличаются большей расчленённостью, пространственной раскрытостью и направленностью вовне и вверх. В исследовании аффективного тона линий, произведённом Х. Лундхольм, также показано, что между линейными объективациями положительных и отрицательных эмоций имеется различие, выраженное разным соотношением острых углов в общей структуре линий. Так, отрицательному чувственному тону соответствует доминирование острых углов (Lundholm, 1912).

В экспериментальных исследованиях, цель которых — эмпирически проверить теоретические положения настоящей монографии, также изучаются различия пространственных эквивалентов противоположных по знаку эмоций. Такие данные в разных сочетаниях содержатся в работах М. В. Осориной, Ф. М. Вексельман и А. И. Берзницкаса. В работах М. В. Осориной, например, показано, что положительному чувственному тону соответствует плавность пространственных объективаций соответствующей эмоции, а отрицательному тону, как и в экспериментах Х. Лундхольм, отвечает явно выраженная угловатость пространственных линейных объективаций. В продолжающем эту экспериментально-теоретическую линию исследовании Ф. М. Вексельман показано, что положительные эмоции пространственно объективируются по преимуществу направлениями вверх и наружу, а отрицательные — вниз и вовнутрь, что особенно характерно для эмоции страха.

Важным свидетельством того, что такая эквивалентность характера пространственных объективаций соответствующих эмоций их знаку, полученная в ранних исследованиях М. Винтерер и Х. Лундхольм, а затем в вышеприведённых результатах современных исследований, не случайна, а закономерна, является и тот факт, что в исследовании А. И. Берзницкаса, посвящённом интеллектуальным эмоциям, между пиктограммами отрицательных и положительных эмоций (огорчения и радости) обнаружены различия такого же рода. Поскольку интеллектуальные эмоции относятся к одному из высших уровней эмоциональной иерархии, есть, по-видимому, основания заключить, что проявления двузначности в пиктографических эквивалентах пространственной организации охватывают собой эмоции разных уровней, в том числе и высших.

Перейдём теперь к проявлениям двузначности в модальных характеристиках эмоциональных явлений. В экспериментальной психологии такую взаимосвязь впервые исследовал опять-таки В. Вундт. Соответствующие описания он начинает со ссылки на Гёте, который назвал цветовые тона от красного до зелёного положительной стороной цветового круга, а от зелёного до фиолетового — отрицательной стороной, чтобы этим подчеркнуть, что первым присущ положительный или возбудительный чувственный тон, а вторым — подавляющий или отрицательный. Отправляясь от этих обобщений Гёте, подкреплённых естественнонаучным и художественным опытом последнего, В. Вундт даёт тщательный и тонкий анализ цветовых эквивалентов различных эмоций. При этом он подчёркивает, что крайним концам спектра соответствуют противоположные в основной своей тенденции знаки эмоций. Далее Вундт проницательно указывает на связь цветотоновых эквивалентов эмоций с характером изменения их светлотных характеристик при переходе от красного конца спектра к фиолетовому. Этой линии изменений соответствует переход от радостного возбуждения, воплощённого в красно-розовой части спектра, к томительному беспокойству и мрачной серьёзности, воплощённых в сине-фиолетовых цветах противоположного конца спектра. Какова бы ни была степень точности этих эмпирических обобщений, во всяком случае здесь имеется серьёзная попытка выявить цветотоновые и светлотные эквиваленты знаковых различий между эмоциями.

Линия этих эмпирических обобщений В. Вундта, пройдя далее сложный путь развития психодиагностических методик цветового тестирования эмоциональных состояний, продолжается и на современном этапе экспериментальных исследований.

Так, в работе А. М. Эткинда, выявившей эмоциональные профили цветов и цветовые профили эмоций, сопоставление полученных данных позволило автору сделать следующее двойное заключение. Во-первых, эмоциональное значение цвета, по-видимому, является функцией его светлоты, что совпадает с предсказаниями В. Вундта, во-вторых, — и это особенно важно для настоящего контекста — светлые цвета стабильно связываются с активными и положительными эмоциями, а тёмные — с пассивными и отрицательными. Особое положение занимает зона амбивалентности, также имеющая принципиальное значение для описания и понимания знаковых различий между эмоциями. Так, гнев в силу своей двойственности имеет двойную структуру цветового эквивалента — от активно красного до чёрного, а отвращение получает промежуточный цветовой эквивалент в коричневом.

Экспериментальные результаты исследования А. И. Берзницкаса, продолжающего ту же линию, свидетельствуют, что процедура цветового ранжирования даёт возможность чётко поляризовать классы эмоций по шкале «приятно-неприятно», то есть выявить соответствие модальных эквивалентов эмоций различиям между их знаками. Аналогичный прерывистый путь от В. Вундта до настоящего момента прошло исследование отношений между слуховыми модальными характеристиками эмоций и различиями между ними по знаку. Однако следует отметить, что, по-видимому, из-за временной одномерности и пространственной нестабильности слухового ряда эмпирические обобщения здесь менее определённы. В. Вундт указывает на связь чувства неудовольствия со слуховым диссонансом, а чувства удовольствия — с консонансом и гармонией, но делает спорное заключение о том, что отрицательное чувство диссонанса относится к элементному уровню физических чувств, а чувство гармоничности или согласованности соответствует высшим эстетическим чувствам.

Опуская в этом кратком описании соотношения слуховых модальных характеристик эмоций с их двузначностью все промежуточные исторические этапы исследования, укажем лишь на некоторые важные для настоящего контекста результаты современных экспериментальных исследований данного вопроса. Так, Г. М. Котляр (1977) показал, что акустические средства выражения эмоций в пении представляют собой комплексы объективных признаков, число и набор которых различен для разных эмоций. Оценивая информативность средств выражения различных эмоций числом отличительных акустических признаков, автор нашёл, что акустически-слуховые средства выражения страха, гнева и горя отличаются большей эффективностью, чем акустически-слуховые средства выражения радости. По ответам экспертов опознаваемость этих отрицательных эмоций в среднем выше 80 процентов, а опознаваемость положительной эмоции радости равна лишь 54 процента (Котляр, 1977).

Эмпирический факт, подчёркиваемый в данном кратком описании и независимый от возможных последующих теоретических интерпретаций, состоит в том, что двузначность получает выражение в различии эмоций разных знаков не только по зрительно-цветовым, но и по слуховым модальным характеристикам. Приведённое краткое эмпирическое описание показывает, таким образом, что двузначность эмоций достаточно определённо проявляется в модификациях как её пространственно-временных, так и модальных характеристик. С ещё большей определённостью это выражено в соотношении двузначности как производной характеристики эмоций с их интенсивностью, входящей в число исходных, первичных характеристик.

Факт существенно большей интенсивности отрицательных эмоций по сравнению с положительными давно отмечен в психофизиологической литературе. Это эмпирическое обобщение имеет свои патофизиологические, онтогенетические и общефизиологические основания. В этих и других экспериментальных исследованиях выявлена существенно большая выраженность вегетативных сдвигов при отрицательных эмоциях, чем при эмоциях положительных. Таким образом, самый факт наличия интенсивностных проявлений и эквивалентов двузначности эмоций не вызывает никаких сомнений.

Однако даже на уровнем эмпирического описания (не говоря о последующем теоретическом объяснении) конкретных модификаций интенсивностных проявлений двузначности возникают существенные затруднения. Они связаны с тем, что двузначность органически и интимнейшим образом переплетается с главной производной характеристикой эмоций — их двухкомпонентностью. И если эта связь остаётся скрытой и невыявленной даже в описаниях соотношений двузначности с пространственно-временной структурой и модальностью эмоций, где опосредствованность двухкомпонентностью более явная, то тем в большей мере этой относится к такой количественной характеристике, как интенсивность. Здесь структурная расчленённость на два компонента существенно более замаскирована, поэтому нужны специальные теоретические установки для того, чтобы извлечь эту взаимосвязь, потенциально представленную уже в кривых В. Вундта и Йеркса-Додсона, из-под феноменологической поверхности и сделать её предметом специального эмпирического, а затем и теоретического рассмотрения.

Поскольку в эмоциях преимущественно изучаются их; вегетативно-соматические компоненты и физиологические проявления, невыявленным оказывается когнитивный компонент эмоциональной структуры. Бросающуюся в глаза существенно большую выраженность интенсивностных характеристик у отрицательных эмоций по сравнению с положительными в таком случае относят к структуре эмоциональной единицы в целом. Между тем, если учесть органическую взаимосвязь двузначности эмоций с двухкомпонентностью структуры их основной единицы, то сразу возникает предположение, что выявленные соотношения и различия интенсивностных характеристик отрицательных и положительных эмоций по-разному распределяются между компонентами этой структуры. Это означает, что различны не интенсивностные характеристики в целом, а именно соотношение интенсивностей обоих компонентов структурных единиц тех и других эмоций. Отрицательные эмоции, как об этом свидетельствуют их пространственные эквиваленты, направлены по преимуществу вовнутрь, на их субъективный компонент, а в эмоциях положительных доминирует направленность вовне, то есть на объект эмоционального переживания.

Существенно большая выраженность интенсивностных характеристик отрицательных эмоций относится не к двухкомпонентной структуре в целом, а именно к её субъектному компоненту, который и является главным предметом изучения большинства психофизиологических исследований (что в значительной мере обусловлено замаскированностью второго, когнитивного компонента этой структуры).

Если, однако, обратиться к данным, скрыто, а иногда и явно содержащимся в соотношении переменных, представленных на кривых В. Вундта и Йеркса-Додсона, то из них следует, что здесь нет доминирования интенсивности отрицательных эмоций, а есть существенно более сложная и менее однозначная криволинейная зависимость, которая предполагает именно учёт соотношения интенсивности обоих компонентов структуры эмоций. Если рассмотреть с этой точки зрения вышеописанные пространственно-временные и модальные эквиваленты отрицательных и положительных эмоций, то их особенности не дают основания заключить, что когнитивные компоненты положительных эмоций, в частности их интенсивностные характеристики, выражены слабо. Они выражены достаточно явно (см. Pис. 27, 3032). Учитывая связь пространственных компонентов с интенсивностными, нет особых оснований усматривать здесь дефицит интенсивностных характеристик. Что касается характеристик модальных, то связь положительных эмоций с красно-желтой частью спектра и соотношение светлотно-интенсивностных характеристик обоих полюсов спектра также не дают основания усматривать здесь их слабую интенсивность.

Указанные соотношения пространственно-временных и модально-интенсивностных характеристик вообще не включают в эмпирическое описание по той существенной причине, что эти параметры обычно рассматриваются не как характеристики внутренней структуры двухкомпонентной эмоциональной единицы, а лишь как её внешние символические выражения, самой этой структуре не присущие. С другой стороны, наблюдаемые и регистрируемые вегетативно-соматические сдвиги при отрицательных и положительных эмоциях также рассматриваются обычно не как модально-интенсивностные характеристики самой психической структуры эмоций, а только как особенности их внешних физиологосоматических проявлений. И такое положение дел в характере эмпирических описаний рассматриваемых здесь величин, относящихся к структуре эмоциональных процессов, является естественным и неизбежным следствием того, что отражение отношений субъекта к объекту в эмоциях фактически описывается и интерпретируется как обособленное от отражения членов этого отношения, что, как уже упоминалось, ведёт к искажению не только в теоретических трактовках, но и в эмпирических описаниях.

Вышеприведённое описание интенсивностных характеристик эмоций в связи с их двузначностью, в котором учитываются соотношения интенсивностных характеристик с двузначностью и двухкомпонентностью эмоциональной единицы, показывает, что интенсивностные характеристики как отрицательных, так и положительных эмоциональных процессов распределяются между обоими компонентами их структурных единиц. Выявленные же в большинстве исследований и традиционно описываемые соотношения интенсивностных характеристик положительных и отрицательных эмоций по преимуществу относятся к субъектному компоненту их структуры. Отсюда ясно, что необходимо дальнейшее экспериментальное изучение интенсивностных характеристик когнитивного компонента структуры эмоции, а затем — выявление итоговых различий интенсивностных характеристик эмоций разных знаков. При этом речь идёт о различиях, в которых представлена равнодействующая интенсивностных характеристик обоих компонентов структуры эмоционального гештальта.

Обобщённость эмоциональных процессов

Двузначность эмоций, занимая промежуточное положение между их двухкомпонентностью и обобщённостью, связана с этими характеристиками по содержанию, и потому описание двузначности логически и эмпирически приводит к рассмотрению обобщённости.

Эмпирико-теоретическая ситуация здесь очень близка к той, которая сложилась в области главной характеристики эмоций — их двухкомпонентности. Так, положение об обобщённом характере эмоциональных процессов прямо и непосредственно следует из определения эмоций как отражения отношения субъекта к объекту. Как это происходит везде, где мы имеем дело с отражением отношений, в частности и в области мышления, отношение может оставаться неизменным при изменении его членов. Уже по одному этому отражение отношений является их обобщением, из чего вытекает обобщённый характер отражения отношений и в эмоциях (то есть в отражении отношений субъекта к объекту). Это выражается в том простом факте, что человек может одинаково относиться к различным, но сходным объектам. В этом и состоит суть эмоционального обобщения. В таком смысле вывод об обобщённости эмоций прямо и непосредственно вытекает из жизненного опыта человека и является эмпирическим обобщением не только житейского, но и художественного опыта изображения эмоциональных состояний человека в музыке, живописи и литературе. В таком общем виде, однако, эта характеристика обобщённости относится в одинаковой мере к положительным и отрицательным эмоциям. Вместе с тем — и в этом главная суть связи обобщённости эмоций с их двузначностью — жизненный, художественный и научный опыт свидетельствует о том, что между положительными и отрицательными эмоциями имеются существенные различия и по их обобщённости. О таких различиях красноречиво говорит, например, знаменитое толстовское: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». С присущей Льву Толстому поразительной проницательностью и художественной лаконичностью здесь вполне определённо выражен факт существенно большей конкретности и соответственно меньшей обобщённости отрицательных эмоций.

К аналогичным выводам приводит не только художественный, но и научно-психологический опыт. Существенно большее разнообразие отрицательных переживаний получает своё выражение в том простом факте, что число отрицательных эмоций значительно превышает число эмоций положительных. Так, в списке эмоциональных переживаний, приведённом А. Н. Луком (1968), содержится 24 положительные эмоции и 70 отрицательных. Не требует, по-видимому, особых пояснений то обстоятельство, что большее разнообразие выражает большую конкретность и меньшую обобщённость. Число частных индивидуальных и видовых признаков всегда, естественно, больше числа общих родовых признаков.

Соответственно этому число родов всегда меньше числа видов, и чем более общей является категория, тем меньшим является общее число категорий такой же общности. Именно такой вывод подкрепляется описанным выше фактом большей интенсивности отрицательных эмоций по сравнению с эмоциями положительными.

Большая конкретность и соответственно меньшая обобщённость отрицательных эмоций требует, естественно, больших энергетических затрат и, следовательно, большей интенсивности выраженности. Все это вполне аналогично соотношению интенсивностных характеристик с обобщённостью в первичных и вторичных образах (Веккер, 1976). Чем более обобщённым является образ, тем он более фрагментарен, менее адекватен и, соответственно, менее ярок, а, значит, его интенсивностная характеристика менее выражена. Таково, казалось бы, достаточно определённое положение дел на феноменологической поверхности эмпирического описания. Однако общая эмпирико-теоретическая стратегия настоящего исследования и сделанные на её основе выводы обязывают нас и здесь, уже на уровне описания фактов, сделать некоторые дополнения и поставить допросы, адресующиеся прежде всего к эмпирическому материалу.

Обобщённость как производная характеристика связана не только с двузначностью, но через неё и с двухкомпонентностью структуры эмоциональной единицы, а через двухкомпонентность — с тремя исходными первичными характеристиками, то есть с пространственно-временной структурой, модальностью и интенсивностью. В эмпирическом описании обобщённости положение дел вполне аналогично тому, которое характерно для эмпирического описания двузначности. В обоих случаях неучёт опосредствующей роли двухкомпонентности неизбежно ведёт к маскировке когнитивного компонента структуры эмоций, а отсюда — к отнесению обобщённости только к субъектному члену этой структуры.

Если же учесть, что обобщённость через двузначность и двухкомпонентность связана с первичными характеристиками, то эмпирическое описание обобщённости должно претерпеть существенные изменения. Даже до обращения к специальному эмпирическому материалу ясно, что когнитивный компонент в разных эмоциях может быть фактически представлен на разных уровнях обобщённости — от конкретных сенсорно-перцептивных структур через промежуточные формы обобщённых умственных образов до абстрактных схем пространственных эквивалентов различных концептов (см. там же). В чрезвычайно схематической, обобщённой форме когнитивный компонент представлен также и в таком по самой своей сути обобщённом, интегральном эмоциональном явлении, как настроение.

Если же обратиться к приведённым выше описаниям первичных характеристик эмоциональных явлений, частные модификации которых представлены в их производных характеристиках, и прежде всего в двухкомпонентности а уже через неё в двузначности и обобщённости, то понятно, что проявления обобщённости обоих членов этой двухкомпонентной структуры естественнее всего ожидать и искать именно в пространственных эквивалентах эмоциональных состояний, где эти проявления присутствуют в наиболее явном виде (см. Pис. 27–32). О двухкомпонентности пространственных эквивалентов эмоциональной структуры упоминалось уже выше, а тот факт, что оба члена последней представлены на разных уровнях обобщённости и что здесь имеет место явная обобщённость её когнитивных компонентов, с достаточной определённостью выражен самой структурой и содержанием пиктограмм. И не случайно А. И. Берзницкас приходит к выводу, что в двухкомпонентной структуре этих пиктограмм за их когнитивную составляющую, как правило, отвечают образные схемы или модели, обобщённый характер которых выражен самим фактом именно их схематичности. Обобщённость может быть обнаружена и в усреднённом характер-ре цветовых рядов, воплощающих в себе модальные свойства преимущественно когнитивных членов двучленной эмоциональной единицы. Кроме того, свою долю в общую суммарную интенсивностную характеристику эмоциональной структуры вносит не только её субъективный, но и когнитивный компонент с присущей ему обобщённостью.

Таким образом, эмпирические данные достаточно определённо свидетельствуют, что обобщённость свойственна обоим членам двухкомпонентной структуры эмоций. А из этого следует, что адекватное описание обобщённости эмоциональных структур предполагает учёт соотношения уровней и форм обобщённости обоих членов этих структур. Поскольку же приведённое выше описание соотношения обобщённости и конкретности в положительных и отрицательных эмоциях сделано без учёта распределения обобщённости между двумя компонентами общей структуры эмоциональной единицы, естественно предположить, что приведённый выше вывод о большей конкретности и меньшей обобщённости отрицательных эмоций относится не к двухкомпонентной эмоциональной единице в целом, а только к её субъективному компоненту. К отрицательным эмоциям этот вывод относится в большей мере хотя бы уже потому, что, в отличие от положительных, они направлены по преимуществу внутрь, на самого субъекта. Из этого следует эмпирическая обоснованность допущения о том, что в отрицательных эмоциях конкретность субъектного компонента действительно существенно превышает конкретность их когнитивного компонента, а в положительных эмоциях, наоборот, когнитивный компонент достигает достаточно высокой степени предметности положительных, например эстетических и интеллектуальных, эмоций, что подкрепляется свидетельствами жизненного опыта. О том же говорят приведённые выше пиктограммы, в которых предметная направленность и конкретность положительных эмоций выражены достаточно определённо.

Исходя из всего сказанного, естественно предположить, что сила, богатство, интерсубъективность и высокая эмоциогенность художественного изображения человеческих эмоций в значительной степени определяются тем, что на основе тонкой и богатой интроспекции и интуиции художнику удаётся продвигаться к изображению глубоко индивидуально-субъектных компонентов эмоциональной структуры через изображение её когнитивно-предметных компонентов, которые по самому смыслу дела являются существенно более интерсубъективными. Естественно полагать, что именно этим сочетанием интимнейшей субъективности или даже субъектности эмоций с интерсубъективностью и общезначимостью их когнитивных компонентов достигается особая художественная правда изображения эмоциональных состояний человека и высокая степень эмоциогенности этих изображений, их социальная общезначимость.

При этом высокая степень конкретности в когнитивном компоненте положительных эмоций не обязательно связана с общесоматическими, вегетативными сдвигами (ввиду локальности механизмов когнитивных компонентов). Отсюда следует, что большая выраженность вегетативных сдвигов при отрицательных эмоциях не может быть однозначным свидетельством в пользу дефицита конкретности и, соответственно, существенно большей обобщённости положительных эмоций. В силу направленности на внешнюю реальность их конкретность по преимуществу связана, по-видимому, именно с их когнитивным компонентом. И это опять-таки соответствует высокой степени конкретности и интенсивности положительных интеллектуальных и эстетических, а также социально-нравственных эмоциональных переживаний человека.

Пищевая зависимость

 

Пищевая зависимость – это нарушение психического состояния, при котором человек употребляет пищу не для того, чтобы утолить чувство голода, а для того, чтобы поднять настроение и получить приятные эмоции. Людям с пищевой зависимостью еда помогает справиться с волнением, тревогой, она помогает снять стресс.

 

С помощью еды человек будто бы решает свои проблемы – неприятности на работе, в семье, в общении с людьми. Например – вы устаете и испытываете стресс на работе. Что, как ни коробка конфет или пирожных, сможет поднять вам настроение?

Ссора с любимым человеком может превратиться в самый настоящий пир, после которого приходит непонимание и недоумение того, зачем это все было сделано. Еда дает человеку чувство удовлетворения, после которого он успокаивается.

Человек, «заедая» свои проблемы, концентрирует внимание на вкусовых ощущениях и у него действительно повышается настроение, а негативные эмоции исчезают.

Во время поедания пищи, человек успокаивается и забывает про неприятности. Таким образом, еда выступает как самый доступный антидепрессант. Но если еда и помогает на время отвлечься от проблем, они никуда не уходят и рано или поздно их надо будет решать.

Бывает, что случается наоборот – зависимость от еды возникает не от присутствия проблем, а от их отсутствия. В какой-то момент может показаться, что жизнь скучна или иногда говорят люди, что «тоска нападает», а может быть, человеку не хватает ярких впечатлений, или он просто страдает от безделья. Во всех этих случаях его будет «поджидать» холодильник.

Весь этот процесс ведет к еще большим проблемам, влияющим на человека и его самооценку: ожирение, отсутствие самоконтроля, нарушение обмена веществ, депрессия.

 

Признаки пищевой зависимости

Как и другие виды аддикций, пищевая зависимость имеет ряд признаков:

1.      Постоянные и навязчивые мысли о еде – что съесть, что купить в магазине, что вкусного приготовить;

2.      Невозможность самоконтроля в еде. Например, человеку, перед которым стоит полная коробка конфет, сложно ограничивать себя одной или двумя конфетами.

3.      Моментальное резкое желание какой-либо пищи. Например, несмотря на то, что человек недавно пообедал, если он видит на прилавке магазина пирожные, то покупает несколько штук и съедает;

4.      Если человек испытал какой-либо стресс, у него возникает желание съесть что-нибудь в качестве компенсации случившейся неприятности;

5.      Участившиеся обещания человека поощрить себя «чем-нибудь вкусненьким» после того, как он сделает какую-либо неприятную необходимость. Например, «я сделаю уборку в доме, а потом куплю себе шоколадку, ведь я ее заслужила»;

6.      Отсутствие желаемой пищи приводит человека к неприятным физическим ощущениям.

Причины пищевой зависимости (аддикции)

Пищевая зависимость относится к эмоциональному кругу зависимостей, когда с помощью определенного поведения, вида деятельности, занятия человек восполняет эмоциональные дефициты.

Основные причины пищевой зависимости формируются в раннем детстве: восполнение едой недостатка любви, признания, внимания к себе, устойчивости перед негативными эмоциями и страхами, приобретение через еду стрессоустойчивости, получение через еду утешения и поддержки, укоренение веры в то, что еда — основной и самый безопасный источник удовольствия.

 

Лечение пищевой зависимости

Способ коррекции пищевой аддикции включает в себя комплексную терапию. Применяется признанный во всем мире метод лечения пищевых расстройств: сочетание психотерапии, телесноориентированной терапии и диетологии.

Обычно, лечение людей с пищевой зависимостью проводится одновременно двумя специалистами: диетологом и психотерапевтом. Частые встречи с врачом, а еще лучше с группой таких же людей будут постоянно поддерживать, и мотивировать на соблюдение диеты. Как правило, на таких сеансах учат пересматривать свое отношение к еде. Специальные программы направлены на осознание, что еда — это не награда и не лекарство от неприятностей, а всего лишь способ получать вещества, необходимые для полноценной жизни.

Следует учесть, что при попытке ограничить потребление пищи такие люди становятся раздражительными, агрессивными или впадают в депрессию. Ведь еда для людей с пищевой зависимостью — это и лекарство, и утешение, и допинг. Именно поэтому такие люди продолжают есть, хотя большое количество еды способствует появлению у них все большего числа болезней: ожирение, гипертония, сахарный диабет и т.д.

Главное в процессе выздоровления от пищевой зависимости — осознание существования проблемы, понимание того, что является истинной потребностью: еда или радостные эмоции, которые человек от нее получает.

После этого необходимо научиться получать удовольствие и радость от жизни другими способами. Гормоны радости вырабатываются не только от еды, а еще от многих вещей, которые присутствуют в нашей жизни: занятия спортом, интересное хобби, общение с друзьями, занятия танцами и др.

Важной частью терапевтического лечения является и семейная терапия. Семейный терапевт может помочь супругам выбраться из сложной ситуации, выговориться и найти общий путь решения проблем.

Конечно, первое время срывы неизбежны, но к этому нужно быть готовым и не бросать новую жизнь после первой неудачи.

 

Заключение

Пищевая зависимость в целом излечима, но это требует усиленной работы и огромного желания. Очень тяжело уловить момент, когда человек переступает грань между простым получением удовольствия и пищевой зависимостью. Это трудно сделать из-за того, что большинство людей не признают того, что у них есть определенные проблемы. Даже если человек понимает, что ест слишком много, он думает, что может остановиться в любое время и похудеть в кратчайшие сроки. Но это всего лишь иллюзия.

Очень тяжело сделать самый первый шаг на пути к исцелению. Но нужно понять, что еда — это не единственный источник удовольствия. Скольких дополнительных положительных эмоций лишает себя человек, зависимый от еды. Он не может полноценно общаться с друзьями и близкими, испытывая при этом весь спектр чувств, видеть красоту мира, окружающего его, радоваться восхитительной музыке, интересной книге и т.д. Не нужно бояться обратиться за помощью. Одному справиться с бедой гораздо тяжелее, чем с кем-либо.

  • < Назад
  • Вперёд >

Определение активности эмоций: настроения хамелеона

Выявление чувств и управление ими, или регулирование эмоций, требует способности реагировать на сильные эмоциональные ситуации социально приемлемым образом, и исследования показывают, что дети, которые умеют определять и управлять своими эмоциями, лучше относятся к себе и имеют более успешные дружеские отношения. В этом упражнении по выявлению чувств учащиеся исследуют, как люди проявляют свои эмоции и настроение, узнавая, как хамелеоны выражают свои эмоции.

Направление:

Предыстория: Многие люди думают, что хамелеоны меняют цвет, чтобы спрятаться от хищников. Однако хамелеоны довольно быстры, поэтому легко могут уйти. Это означает, что камуфляж — не главная причина того, что хамелеоны меняют свой цвет.

Так почему же тогда они меняют свой цвет? Ученые считают, что хамелеоны меняют цвет в зависимости от своего настроения. Это посылает социальные сигналы другим хамелеонам. Например, яркие цвета обычно означают, что хамелеон возбужден, а когда они спокойны, их цвет имеет тенденцию быть более приглушенным.

  1. Перед тем, как раздавать листы действий по выявлению эмоций, спросите учащихся, почему они думают, что хамелеоны меняют цвет. Большинство студентов, вероятно, скажут «камуфляж».
  2. Прочтите историю вслух студентам, пока они читают и заполняют словарные термины на своем рабочем листе.
  3. Теперь, когда мы знаем, что хамелеоны меняют цвет, чтобы показать свое настроение, предложите учащимся несколько минут записать, как люди показывают свое настроение друг другу.
  4. Обсудите с группой различные способы, которыми люди выражают друг другу настроение и эмоции.Спрашивает студентов, как они лично проявляют эмоции, когда они злятся, грустят, напуганы и т.д. Напомните студентам, что они могут пойти в Уголок охлаждения, когда их эмоции станут слишком сильными.

Дополнительные ресурсы

Связанные уроки и программы

Хотели бы вы получать бесплатные уроки SEL каждую неделю?
Имея учетную запись Centervention, вы получите бесплатные уроки и бесплатную пробную версию наших онлайн-программ SEL.

слов-эмоций для передачи диапазона чувств

Важно, чтобы учащиеся научились определять степень эмоций, которые они испытывают, и использовать слова, которые более описательны, чем безумный, грустный, счастливый и т.д. тогда как такие чувства, как опустошенность, ярость, приподнятость и т. д., гораздо точнее передают то, что кто-то испытывает.

Когда дети могут подробно описать свои чувства, им легче понять свои собственные чувства, и другие тоже поймут их чувства.Это понимание также поможет им сочувствовать, имея возможность распознавать, что другие могут чувствовать в определенных ситуациях.

На предыдущем уроке мы сосредоточились на круге слов, которые люди используют для выражения чувств, связанных с гневом. Но в приведенных ниже таблицах слов об эмоциях учащиеся будут оценивать более широкий спектр эмоций и определять ситуации, которые заставляют их так себя чувствовать.

Примечание: вы можете использовать этот список эмоций в качестве справки.

Рекомендуемый уровень обучения : Элементарный

SEL Навыки : Регулирование эмоций, сочувствие

Продолжительность: 30 минут

Материалы:

Первый рабочий лист слов об эмоциях

Начните обсуждение, задав учащимся следующие вопросы:

  • В чем разница между раздражением и яростью?
  • Есть ли другие эмоции, которые похожи друг на друга, но одни могут быть чувствами меньшего масштаба, а другие — большими чувствами?

Групповые инструкции:

Вырежьте наборы слов-эмоций, смешайте их и положите лицевой стороной вверх на столе или на полу.

  1. Скажите группе, что они будут работать вместе, чтобы сортировать слова в этом упражнении.
  2. Студенты должны сначала поработать, чтобы сложить стопки слов, которые связаны одной эмоцией.
  3. Затем ученики должны расположить каждую стопку в порядке от самой сильной до наименее сильной эмоции.

Отдельные инструкции:

Если вы работаете с отдельными учениками или в среде дистанционного обучения, вы можете поделиться листом с каждым учеником и попросить их расположить каждое слово эмоции от самого сильного до наименее сильного, написав 1, 2, 3 или 4 рядом с каждым словом.

Обсуждение:

После того, как ученики правильно отсортировали и упорядочили слова эмоций, соберите их вместе для обсуждения:

  • Были ли какие-то слова, которые вы не знали, где они подходят?
  • Трудно было привести эмоции в порядок от самых больших к меньшим?
  • Как вы думаете, у всех эмоций такая разная степень? Вы можете назвать еще кого-нибудь?
  • Почему важно знать степень разных эмоций?

Рабочий лист слов эмоций, два

В этом упражнении ваши ученики прочитают каждое слово-эмоцию, поразмышляют над ситуацией, вызвавшей эту эмоцию, и напишут об этом в поле справа от каждого слова.

После того, как учащиеся заполнят рабочий лист, укажите, что есть маленькие эмоции и сильные эмоции, и разные ситуации заставят нас почувствовать эти эмоции разной степени. Конкретное определение того, что мы чувствуем, и использование правильных терминов помогает другим лучше понять, что мы чувствуем и как нам помочь.

Хотели бы вы получать бесплатные уроки SEL каждую неделю?
Имея учетную запись Centervention, вы получите бесплатные уроки и бесплатную пробную версию наших онлайн-программ SEL.

Список эмоций — Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Это список эмоций (чувств), испытываемых людьми.

Теория Роберта Плутчика определяет восемь основных эмоций: [1]

  • Страх → чувство страха, испуга, испуга.
  • Гнев → чувство гнева. Более сильное слово для обозначения гнева — гнев.
  • Печаль → грусть.Другими словами: горе , горе (более сильное чувство, например, когда кто-то умер).
  • Радость → чувствовать себя счастливым. Другими словами: счастья, , радости.
  • Отвращение → чувство, что что-то не так или неприятно. Сильное неодобрение. [2]
  • Сюрприз → быть к чему-то неподготовленным.
  • Доверие → положительная эмоция; восхищение сильнее; принятие слабее.
  • Ожидание → в смысле позитивного ожидания того, что должно произойти. Ожидание более нейтральное.

Книга вторая «Риторики» Аристотеля [изменить | изменить источник]

Эта теория гласит, что эмоции:

  • Гнев, противоположное спокойствие (отсутствие возбуждения)
  • Дружба — это место, где люди связывают узы радости, собираются вместе и веселятся
  • Страх, противоположный отваге (мужество перед лицом страха)
  • Стыд, противоположная уверенность (стыд: то, что человек думает о своих прошлых плохих действиях или мыслях; бесстыдство: один не чувствует стыда, но другие думают, что это нужно)
  • Доброта (доброжелательность), противоположная жестокости (доброта: когда люди хорошо относятся к другим людям)
  • Жалость (когда людям жалко других)
  • Возмущение (чувство гнева из-за того, что что-то нечестно, например, незаслуженная неудача)
  • Зависть, ревность (боль, когда люди желают себе чего-то)
  • Любовь, сильное чувство привязанности, которое испытываешь к кому-то другому.Переход к семье, домашним животным, друзьям, близким людям или вымышленным персонажам

«» Чарльза Дарвина «Выражения эмоций у человека и животных» — знаковая работа, которая до сих пор используется в качестве источника. [3] Следующий список взят из заголовков глав в книге.

  • Страдание и плач
  • Уныние, тревога, горе, уныние, отчаяние
  • Радость, приподнятое настроение, любовь, нежные чувства, преданность
  • Размышление, медитация, дурной характер, угрюмость, решимость
  • Ненависть и гнев
  • Презрение, презрение, отвращение, вина, гордость, беспомощность, терпение, утверждение и отрицание
  • Удивление, удивление, страх, ужас
  • Самовнимание, стыд, застенчивость, скромность, покраснение

Книга известна как первая научная книга, в которой фотографии использовались в качестве основной части доказательства.Эмоции, решил Дарвин, — это развивающиеся поведенческие черты. Он указал на то, что человеческое лицо приспособлено для отражения многих из этих эмоций: у него есть мышцы для движений лица, которые невозможны у других млекопитающих. С другой стороны, у других млекопитающих есть способы показать многие из этих эмоций.

Экман продвинул эту идею дальше, изучив, как люди пытаются скрыть свои эмоции. Он запечатлел на пленке характерные проблески коротких моментов, когда истинные эмоции проявляются на лице человека. [4]

Калифорнийский университет в Беркли [изменить | изменить источник]

Академическое исследование [5] с использованием самоотчетов субъектов выделило 27 отдельных эмоций, перечисленных в следующем списке:

эмоциональный Логический Социальное

(БЕСПЛАТНЫЙ плакат) Эмоциональный словарь: полный список эмоций для детей

В этом посте эмоционального словаря , вы выучите:

  • почему важно обучать детей словарю эмоций
  • советов по , как улучшить свою способность выражать чувства.

Вы также можете загрузить эмоциональный словарь (бесплатный плакат) , содержащий более ста слов , описывающих чувств счастья, печали, удивления, страха, гнева и отвращения (шесть основных эмоций).

Описание эмоции может быть трудным даже для взрослых, но для детей использование слов, чтобы рассказать о своих чувствах, не возникает естественным образом.

Наша работа как родителей, учителей и консультантов — помочь нашим детям овладеть навыками, необходимыми для вербализации собственных эмоций и распознавания эмоций в других.

(Раскрытие информации: мы участвуем в программе Amazon Services LLC Associates, партнерской рекламной программе, разработанной для того, чтобы предоставить нам возможность получать вознаграждение за счет ссылок на Amazon.com и связанные с ним сайты. Как партнер Amazon, я зарабатываю от участия в программе Вы также можете ознакомиться с нашей политикой раскрытия информации и отказа от ответственности здесь)

Каковы основные человеческие эмоции?

Эмоции — это реакция на что-то, что человек слышит, видит, пробует на вкус, обоняет, прикасается, помнит или делает.Чувства не являются ни хорошими, ни плохими, это наши последующие реакции на наши эмоции, которые делают переживание положительным или отрицательным.

Существует множество классификаций человеческих эмоций, но обычно используются две системы.

Доктор Пол Экман, психолог из Калифорнийского университета, выделяет шесть основных эмоций на основе выражения лица и физических движений. Он называет эти элементы гневом, отвращением, страхом, счастьем, печалью и удивлением.

Другой психолог, д-р.Роберт Плутчик добавляет к своему «Колесу эмоций» два дополнительных состояния — доверие и предвкушение — в общей сложности восемь основных эмоций. Он объединяет эти эмоции вместе, чтобы получить четыре набора противоположностей — радость / печаль, удивление / ожидание, доверие / отвращение и гнев / страх.

Почему важно учить детей эмоциональной лексике?

Обширный эмоциональный словарный запас является неотъемлемой частью эмоционального интеллекта. Эмоциональный интеллект — это способность распознавать свои чувства, обрабатывать их и действовать соответственно.Этот коммуникативный навык не является инстинктивным, его нужно обучать, развивать и поощрять с раннего возраста.

Когда дети развивают крепкий эмоциональный словарный запас и могут уверенно выражать свои чувства, они с большей вероятностью будут проявлять сочувствие, лучше учиться в школе, иметь более позитивные отношения с другими людьми, иметь хорошее психическое здоровье, меньше проблем с поведением, развивать стойкость и навыки совладания, и стать способными и компетентными людьми.

Как пополнить эмоциональный словарный запас вашего ребенка?

Существует множество способов взаимодействия с ребенком, которые способствуют овладению эмоциональным словарным запасом.Устное общение — залог успеха. Вот несколько советов, которые помогут вашему ребенку самовыражаться:

  1. Назовите чувство, которое испытывает ваш ребенок: «Ты выглядишь счастливым, когда ешь мороженое».
  2. Слушайте их чувства и отражайте их, не успокаивая их: «Я вижу, вы сердитесь, что ваша сестра забрала ваши карандаши. Я понимаю почему ».
  3. Задайте вопросы о состояниях чувств: «Как вы себя чувствуете сегодня?»
    «Тебе понравилось ходить в парк?»
    «Что ты чувствуешь, когда думаешь о бабушке?»
    «Чего ты боишься?»
    «Почему тебе нравится твой учитель?»
    «Что вас так расстроило, что вы заплакали?»
  4. Прокомментируйте эмоции других живых существ: «Посмотрите на эту собаку, виляющую хвостом.Он, должно быть, рад вас видеть.
    «Посмотрите на кролика, прячущегося в углу. Его, должно быть, пугает весь этот шум / »
  5. Задайте вопрос об эмоциях телевизионных персонажей — «Как вы думаете, что чувствует Джим сейчас?»
  6. Поощряйте похвалой: «Мне очень понравилось, как вы использовали свои слова, когда сказали своей сестре, что злитесь на нее».
  7. Ставьте под вопрос физические сигналы и поведение — «Вы пинаете игрушки, потому что злитесь?»
  8. Обсудите альтернативы эмоциональным ситуациям — «Интересно, что сделало бы эту ситуацию МЕНЬШЕ отвратительной?»
  9. Образец эмоционального словаря в своей жизни — «Ого, эта машина, мчащаяся мимо нас, заставила меня испугаться, что мы могли попасть в аварию.”
  10. Сделайте и используйте карту чувств.
  11. Определите чувства в других людях — «Твой брат грустит из-за того, что его лучший друг Алан переходит в другую школу».
  12. Используйте такие инструменты, как карточки с эмоциями, чтобы помочь им учиться и выражать чувства

Словарь чувств и эмоций: полный список эмоций для детей (более 100 слов для чувств)

Счастливые слова

Счастливый, радостный, довольный, удачливый, довольный, веселый, веселый, удачливый, веселый, восхищенный, улыбающийся, солнечный, веселый, шутливый, улыбающийся, взволнованный, взволнованный, возбужденный, дружелюбный, любящий, фантастический.

Грустные слова

Печальный, несчастный, печальный, подавленный, трагический, несчастный, ужасный, несчастный, подавленный, мрачный, синий, убитый горем, прости, угрюмый, обиженный, низкий, плачущий, не в духе.

слов-сюрпризов

Удивление, шок, изумление, ошеломление, потрясение, изумление, необычное, чудесное, умопомрачительное, удивительное, неожиданное, замечательное, захватывающее.

Слова страха

Страх, испуг, ужас, испуг, ужас, тревога, паника, страх, беспокойство, беспокойство, беспокойство, нервозность, робость, подозрение, съеживание, дрожь, неловкость, напряжение, озабоченность, испуг, мурашки по коже.

Слова гнева

Гнев, раздражение, раздражение, разочарование, ярость, ярость, скука, раздражительность, вспыльчивость, недовольство, ошибка, сводить с ума, безумие, беспокойство, сердитость, смущение, зависть, подавленность, отругать.

слов отвращения

Отвращение, отвратительный, отвратительный, ненавистный, ужасный, грубый, уродливый, грязный, мерзкий, мерзкий, мерзкий, мерзкий, мерзкий, злой, ужасный, ужасный.

Мероприятия, чтобы расширить эмоциональный словарный запас вашего ребенка

➡️ « Feelings and Dealings» от Camille Childs — это серия продуктов, созданных для развития эмоционального интеллекта и социальных навыков с помощью игр и увлекательных занятий.

Дети учатся определять эмоции с помощью:

  • Выражения лица
  • язык тела
  • в социальном контексте

Проверить Fealing and Dealings ? :

  • Книга рассказов «Азбука эмоций» — путешествие через 26 эмоций, изучение эмоционального интеллекта и социальных навыков с помощью рифм во время перемещения по алфавиту.
  • Раскрась мои эмоции — книжка-раскраска, чтобы узнать 24 эмоции, раскрашивая
  • Карточная игра «Эмоции и сочувствие» — отмеченная наградами игра: 48 карт выразительных чувств, 24 универсальных эмоций, 3 развивающие игры и 5 терапевтических игр в одной карточной колоде для детей от 3 до 6 лет

➡️ Я знаю, что делать, когда чувствую себя
Я знаю, что делать, когда чувствую, — это флипбук, который поможет детям определять свои эмоции и соответствующим образом реагировать на них.Он полностью интерактивен, и для каждой эмоции могут быть добавлены уникальные ситуации и решения.

Он имеет 18 различных вкладок смайликов (сердитый, скучающий, уверенный, смущенный, смущенный, возбужденный, разочарованный, сварливый, счастливый, голодный, нетерпеливый, грустный, напуганный, застенчивый, больной, усталый, неблагодарный и обеспокоенный).

➡️ Мои смешанные эмоции: помогите своим детям справиться с чувствами
«Мои смешанные эмоции» — отличная книга, которая поможет детям узнать о своих чувствах:

  • физиология наших эмоций
  • где мы чувствуем наши эмоции в нашем теле
  • стратегий преодоления сильных эмоций.

Это также отражает стрессовый жизненный опыт, такой как издевательства, развод или большие перемены (например, переход в новую школу), и то, как справиться с этим опытом.

➡️ Как я себя чувствую

«Как я себя чувствую» — карточная игра на завершение предложения. Этот набор из 52 карточек предлагает детям различные подсказки для завершения предложений, чтобы помочь им раскрыться и поделиться своими мыслями и чувствами.

Подсказки охватывают такие темы, как гнев, беспокойство, грусть, горе, травмирующий опыт, семейные проблемы / изменения, страхи, трудности в школе и многое другое.

(БЕСПЛАТНО) Скачать плакат со списком эмоций

Загрузите бесплатный плакат «My Feelings Vocabulary» со списком эмоций для детей, который вы можете использовать дома или в классе.

Введите свои данные под изображением?

27 человеческих эмоций, которые нужно использовать

Давайте посмотрим правде в глаза: мы — эмоциональных, существ, и эмоций, — один из основных способов нашего общения. На самом деле, это длинный список эмоций , который мы составили для вас ниже.

Будь то лично в продуктовом магазине или онлайн в твите, нет никаких сомнений в том, что эмоции играют роль в том, как мы взаимодействуем каждый день.

Эмоции также влияют на покупательское поведение людей , в большей степени, чем логика . Эмоции подчеркивают наше покупательское поведение, которое является лишь небольшой частью нашего общего процесса принятия решений.

Говорят, что люди покупают на эмоциях, а потом оправдывают логикой. Эмоции говорят с подсознанием, и это то, к чему должны подключиться опытные маркетологи контента.

Самая успешная реклама фокусируется на эмоциях и не предназначена только для «рационального ума».

Список эмоций

Во многих случаях люди покупают продукт потому, что им это нравится, а не потому, что он им нужен. Эмоции диктуют наши решения о покупке, и это верно даже для B2B, например B2C. Как контент-маркетолог, вы должны больше ориентироваться на эмоции.

Но какие эмоции?

Часто говорят, что существует шесть типов основных эмоций , а именно:

  1. Счастье
  2. Печаль
  3. Страх
  4. Сюрприз
  5. Гнев
  6. Отвращение
FGC / Shutterstock.com

Однако все может быть сложнее. Как и цвета, эмоции имеют множество оттенков.

Новые исследования проливают больше света на человеческие эмоции. В статье, недавно опубликованной в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences , было обнаружено, что существует по крайней мере 27 разновидностей эмоций .

«Эмоции основаны на субъективных переживаниях, которые люди представляют частично сотнями, если не тысячами семантических терминов», — говорят авторы .

Удивительно (это эмоция!), Но «удивление» даже не отображается в списке вместе с другими якобы базовыми эмоциями, такими как «счастье» и «гнев». По мнению исследователей, они могут возникать из-за других эмоций, таких как страх или зависть.

Вот полный список эмоций в алфавитном порядке:

  • Восхищение
  • Поклонение
  • Эстетическая оценка
  • Развлечение
  • Беспокойство
  • Awe
  • Неловкость
  • Скука
  • Спокойствие
  • Путаница
  • Тяга
  • Отвращение
  • Чуткая боль
  • Подъезд
  • Зависть
  • Волнение
  • Страх
  • Ужас
  • Проценты
  • радость
  • Ностальгия
  • Романтика
  • Печаль
  • Удовлетворение
  • Сексуальное желание
  • Симпатия
  • Триумф

Эмоциональный маркетинг: продавайте подсознанию

Цвета часто связаны с эмоциями и играют важную роль в формировании поведения потребителей.Исследование показало, что — 85% покупателей — покупают тот или иной товар в зависимости от цвета.

Некоторые взяли эту цифру и экстраполировали ее, чтобы сказать, что 85% решений о покупке являются чисто эмоциональными. Ясно одно: эмоции имеют решающее значение в поведении потребителей.

По словам профессора Гарвардской школы бизнеса Джеральда Зальтмана, 95 процентов решений о покупке носят подсознательный характер.

Зальтман анализирует этот и многие другие моменты в своей книге «Как думают клиенты: основные сведения о рынке.”

Иногда кажется, что решение потребителей о покупке определяется логикой, например, путем сравнения брендов и цен. Даже в этом случае, согласно исследованию Зальтмана, в их поведении все еще есть эмоциональная подкладка.

Использование эмоций при разработке социальных объявлений и кампаний контент-маркетинга поможет вам развить лояльность к бренду, повысить вовлеченность клиентов и больше продавать. В этом вам может помочь приведенный ниже список эмоций.

Подробнее: Создайте свою маркетинговую стратегию в социальных сетях за 4 простых шага

Ваш контент не всегда требует прямых продаж.Это должно помочь вовлечь пользователя в воронку конверсии. Кроме того, у вас есть эмоции, которые помогут сделать их путешествие максимально приятным и легким.

Одного перечисления характеристик вашего продукта или услуги недостаточно.

Люди подсознательно ждут, пока вы отреагируете на их эмоции и урегулируете их эмоциональные потребности в данный момент. Создайте у них впечатление, что вы эмоционально понимаете, что им нужно, и помогаете им найти подходящее решение.

Будь чутким .Поставьте себя на место потенциальных клиентов. Охватите всю гамму их эмоций. А затем настройте эмоциональных призывов к действию, через вашу воронку конверсии.

Сделайте так, чтобы ваша реклама и контент в целом передавали положительные эмоции и ассоциировали их с вашим брендом.

Как и в случае с B2C, эмоциональная реклама работает и с B2B. В конце концов, руководители предприятий — это люди, и они должны реагировать на свои эмоции, как обычные клиенты.

Подробнее: Эмоциональный ИИ, основанный на гомеостазе, более мощный, менее опасный

155+ способов выразить свои чувства на английском языке • 7ESL

Список эмоций на английском! Эмоции очень важны при разговоре или письме, они могут показать, что кто-то чувствует, и позволить читателю или слушателю почувствовать большую связь с человеком или персонажем.Существует огромный спектр эмоций, и важно уметь выразить их как можно больше. В этой статье мы рассмотрим, что именно такое эмоция и как они могут принести пользу нашей устной и письменной речи, а также рассмотрим исчерпывающий список эмоций, который вы можете использовать в своей устной и письменной речи.

Что такое эмоции?

Эмоция — это биологическое состояние, которое вызывается изменениями в мозге, вызванными ситуациями, мыслями или другими стимулами.Есть разные типы эмоций, каждая из которых имеет разную интенсивность. Использование эмоций для описания того, что кто-то чувствует, в устном описании или в письменной работе, такой как роман или эссе, может быть очень полезным, позволяя читателю лучше общаться с персонажем. Они также помогают сделать ваше письменное и устное общение более насыщенным и информативным. Теперь мы рассмотрим различные типы эмоций.

Штифт

Типы эмоций

Счастье

Счастье — это приятное состояние, которое часто характеризуется выражением лица, например, улыбкой. Вы также можете увидеть, как человек смеется.Язык тела счастливого человека обычно очень расслаблен и расслаблен, вы также можете заметить, что тон его голоса приятный и оптимистичный.

Счастье считается одной из самых основных человеческих эмоций и может быть достигнуто многими способами, когда многие люди стремятся обрести истинное счастье.

Печаль

Вторая из основных человеческих эмоций — это грусть, которая является прямой противоположностью счастья, но это то, что каждый будет чувствовать в разные моменты своей жизни.Глядя на человека, который испытывает чувство печали, можно заметить, что его настроение ухудшилось, и он необычно тих. Печаль может также сопровождаться чувством чрезмерной усталости, и те, кто испытывает грусть, часто могут быть замечены плачущими.

Страх

Третья наиболее узнаваемая основная человеческая эмоция — это страх. Считается, что страх тесно связан с выживанием и что наше примитивное «я» использовало его в качестве детектора опасности, что привело к реакции «бей или беги», с которой многие из нас знакомы.Когда кто-то испытывает страх, вы можете заметить, что это физически проявляется в виде напряжения мышц, учащенного сердцебиения или учащенного дыхания. Испытывая чувство страха, человек может обнаружить, что его разум гораздо бдительнее.

На лице напуганного человека можно увидеть широко раскрытые глаза, и человек может предпринять какую-то попытку убежать из ситуации.

Отвращение

Эмоция отвращения возникает, когда человек находит что-то отталкивающее, и рассматривается как одна из шести основных человеческих эмоций.Это может быть вызвано множеством вещей, таких как вид крови, смерти, грязи или любой другой вещи, которая кажется отталкивающей.

Кто-то, испытывающий чувство отвращения, может отвернуться в ужасе или может даже испытать физические симптомы, например, болезнь. Лицо может выдавать чувство отвращения из-за скривления губ или морщин носа.

Гнев

Пятая основная эмоция — это гнев, то есть эмоция, переживаемая, когда кто-то чем-то разочарован.Эта эмоция может играть роль в реакции борьбы или бегства, на которую мы обращали внимание, когда говорили о страхе.

Кто-то, испытывающий эмоцию гнева, может хмуриться или показывать твердую стойку. Они также могут пристально смотреть на объект своего гнева. Вдобавок к этому гнев может вызвать потливость или покраснение лица, а также агрессивное поведение, такое как удары ногами или ногами.

Сюрприз

Последняя основная человеческая эмоция — это удивление, которое возникает, когда человек чего-то не ожидает.Обычно это эмоция, которая длится не так долго, как у других, и может быть замечена, когда человек поднимает брови или расширяет глаза. Рот может открыться, и человек может физически подпрыгнуть. Человек, испытывающий удивление, также может кричать или кричать.

Штифт

Список эмоций

Несмотря на то, что мы обсудили шесть основных эмоций, существует множество их вариантов. Это не только лучший способ описания основных эмоций, но и хороший способ расширить ваш словарный запас и сделать вашу речь и письмо более широкими.Давайте взглянем на список эмоций, которые вы можете использовать, чтобы описать все шесть основных.

Список полезных эмоций

  • Обожаю
  • Восхищение
  • Принятие
  • Предупреждение
  • Раздраженный
  • Дерзкий
  • Тревожный
  • Извиняющийся
  • потрясен
  • Awed
  • удивлен
  • Возбужден
  • застенчивый
  • Bemused
  • Преданный
  • Скучно
  • Храбрый
  • Задумчивый
  • Беспокоит
  • Спокойствие
  • Определенно
  • Осторожный
  • Вызов
  • Беззаботный
  • В плену
  • Бестолковые
  • Холодный
  • капризный
  • Циничный
  • в восторге
  • Безумный
  • Derisive
  • Отчаяние
  • Определено
  • Потревоженный
  • Dopey
  • Сомнительно
  • Вниз
  • Слив
  • острый
  • В приподнятом настроении
  • Смущенный
  • Чуткий
  • Энергетик
  • В погоне
  • Просвещенный
  • зависть
  • Возбужденный
  • Исключено
  • Исчерпаны
  • Ошеломленный
  • Глупый
  • Потертый
  • Бесплатно
  • Беспокойный
  • Разочарованный
  • Форсаж
  • Головокружение
  • Рад
  • радостный
  • Мрачный
  • Горе
  • Охраняемая
  • Виновен
  • Ханкеринг
  • Неустойчивый
  • полый
  • Ужас
  • В ужасе
  • Враждебный
  • Униженный
  • Ушиб
  • истерика
  • Безразличный
  • Возмущенный
  • интенсивный
  • Интересует
  • В состоянии алкогольного опьянения
  • Раздраженный
  • Дрожь
  • Юмор
  • Веселый
  • радостный
  • Jumpy
  • Кин
  • Ленивый
  • Летаргический
  • Одинокий
  • Потеряно
  • Тоска
  • Лаки
  • Похотливая
  • Меланхолик
  • Несчастный
  • Смерть
  • Скорбный
  • Противный
  • Нуждающиеся
  • Нервный
  • Число
  • Одержимый
  • Обиженный
  • Оптимистичный
  • Завалено
  • В панике
  • Параноик
  • Страстный
  • Мирный
  • Веселый
  • В недоумении
  • Окаменевший
  • Пессимистический
  • с удовольствием
  • Положительно
  • Мощный
  • Гордый
  • Бешеный
  • Гремучая
  • успокоил
  • Сожалею
  • Печальный
  • Светоотражающий
  • Расслабленный
  • Снято
  • Раскаяние
  • Восстание
  • Доволен
  • застенчивый
  • Эгоистичный
  • Чувственный
  • Чувствительный
  • Позорный
  • Удар
  • Вялый
  • Самодовольный
  • Быстрый
  • Мрачный
  • Безмолвный
  • Под напряжением
  • Оглушенный
  • Покорный
  • Страдание
  • Сочувствующий
  • Удивленный
  • Террор
  • Напряженная
  • Спасибо
  • Задумчивый
  • Измученный
  • Проблемы
  • Оптимистичный
  • Закрепленный
  • Осторожно
  • Печальный
  • Несчастный
  • Ревностный

Примеры слов-эмоций

  • Полиция очень хочет услышать от любого, кто может знать местонахождение огнестрельного оружия.
  • Я был изумлен , когда услышал, что больница сгорела.
  • Если вы храбрый достаточно, чтобы попрощаться, жизнь вознаградит вас новым ПРИВЕТ.
  • Ученые осторожно оценивают значимость своих открытий.
  • Пациенты в восторге Их местная больница спасена от топора.
  • Международные инвесторы нервничают по поводу экономики страны.
  • Пациенты с депрессией могут быть летаргическими, днем ​​и неспособными спать ночью.
  • Он был несчастным все время и ссоры начинались из-за мелочей.
  • Он чувствовал себя полностью подавленным их добротой.
  • Они оказались на удивление пессимистично относительно своих шансов на победу.

Заключение

Существует широкий спектр эмоций, и использование разных слов для их описания может сделать вашу речь и письмо более разнообразными.Хотя существует шесть основных человеческих эмоций, есть сотни слов, которые можно использовать для выражения интенсивности каждой из них.

Список эмоций | Картинка

Полезный список эмоций на английском языке

Штифт

Список эмоций Видео

Список эмоций — Blacktop Comedy Club


Ученики-импровизаторы, помните … вы можете изобразить сотни эмоций. Четыре основных эмоции, счастье, печаль, гнев и страх, могут быть собраны в бесконечные комбинации и степени.Эмоции подобны коктейлю. Квартала печали с щепоткой гнева растворяется в страхе, и у вас что-то есть. Попытайся.

Попробовать все комбинации может быть непросто, если перед вами нет списка эмоций.

Что это? О радость! Ну вот! Список эмоций. Это довольно обширно и стоит вашего времени. На самом деле, его тоже стоит скачать и просмотреть в автономном режиме. Подпишитесь на рассылку новостей и получайте эти списки по почте.

Если у вас есть эмоции, которые вы хотели бы добавить, дайте мне знать.Я хотел бы сделать список еще более полным.

Скачать список

Список эмоций:

Способен

Достаточно

Поклонение

Привязанность

Агравитация

Агрессивность

000300030002000

000

000

000

000 Агитация

9000

000

000 Агитация

9000

Развлечение

Гнев

тоска

Раздражение

Раздражение

Ожидание

Беспокойство

Беспокойство

Беспокойство

0003000

000

000

000

000

000

000

Удивление

Притяжение

Благоговение

Очарование

Страх

Свирепость

Дружелюбие

Дружелюбие

03

Испуг

Разочарование

Разочарование

Ярость

Горечь

Блаженство

Блаженство

Блаженство

Блаженство

Glad

Gladness

Glamorous

Glee

Gloom

Glorious Goodce

000

Glorious Goodce

000

Жадность

Горе

Ворчун

Ворчун

Вина

Виновность

000

000

000

9м 003

Забота

Осторожная

Определенная

Очарованная

Жизнерадостная

Жизнерадостная

Жизнерадостная

9000 Комфортная

9000

Уверенность

Сбитый с толку

Презрение

Контент

Удовлетворенность

Смелость

0003

000

000

0003

000

000

0003

000

000

000

0003

Притеснение

Ненависть

Беспомощность

Неуверенность

Тоска по дому

Надежда

2 Надежды

Безнадежность

Ужас

Враждебность

Враждебность

Унижение

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

Депрессия

Восторг

Восторг

Депрессия

Депрессия

Желание

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

Разочарование

Отвращение

Отвращение

Неприязнь

Разочарование

Недовольство

Отвлеченность 2

Сомнения

Сомнительные

Игнорированные

Нетерпеливые

Безразличные

Внушающие

9000

9000 9000

9000 9000

Заинтересованный

Запуганный

Раздраженный

Раздражающий

Изолированный

Изоляция

000

000

000

000

000

000

000

000

000

Смущение

Эмпатия

Энергетика

Удовольствие

Энтузиазм

Энтузиазм

nthusiastic

Зависть

Euphoria

Раздраженный

Раздражение

Отлично

Возбужденные

Азарт

Измученные

приподнятом

взволнованность

выжидательная

Ревнивый

Ревность

Jolliness

веселостью

Joy

Радостное

Jubilation

Jumpy

Нравится

Отвращение

Одиночество

Одинокий

Тоска

Любовь

Похоть

st / Сексуальное желание

Безумный

Великолепный

Манипулируемый

Меланхолия

Несчастный

000

000

000

000

000

000

000 Печаль

Удовлетворенность

Удовлетворение

Испугано

Презрение

Сентиментальность

Безмятежность

00030003

Spite

Стабильный

Стресс

Sublime

Подчинение

Suffering

Superior

urprise

Удивление

Подозрительные

Симпатия

Игнорирование

Нервозность

Болезненность

Напряжение

Террор

Острые

В восторге

Устал

Мучение

Триумф

Доверие

Обидно

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000 Непросто

Несчастье

Подержанное

Паника

Страсть

Миролюбивая

Жалость

Приятно

Удовольствие

Вежливость

Положительная

Мощная

000300030003000

0003

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000

Восторг

Сожаление

Отвержение

Расслабление

Облегчение

Возмещение

Возмещение

Отправление

Осторожно

Расточительный

Усталый

Горе

Беспокойство

Гнев

0002

03

Изюминка

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *