Подражание это: Подражание. Что такое «Подражание»? Понятие и определение термина «Подражание» – Глоссарий

Автор: | 17.07.1978

Содержание

Подражание. Что такое «Подражание»? Понятие и определение термина «Подражание» – Глоссарий

Подражание – механизм копирования, направленный на соответствие определенному образцу. Впервые понятие появляется в учениях античных философов – в частности, Аристотеля, который рассматривал подражание как нечто свойственное человеческой природе и проявляющееся в ней гораздо сильнее, чем это происходит у животных. Благодаря подражанию человек получает свои первые знания, причем этот процесс может доставлять удовольствие, даже когда предмет подражания безобразен. Понятие легло в основу философско-эстетического учения о мимесисе, которое раскрывает специфику отношений реального мира и художественного. Новая волна интереса к изучению процессов подражания пришлась на XVII-XVIII века и отразилась в эстетике Возрождения и классицизма.

Современные исследователи уделяют подражательному процессу особое внимание в рамках изучения социальной психологии. Подражание понимается как способ воздействия, при котором объект влияния по собственной инициативе пытается соответствовать образу, спроектированному воздействующим на него субъектом, причем последний об этом может не знать.

Однако возможна и ситуация, когда субъект требует от объекта следования подражательным механизмам. Подражание может проявляться на разных этапах человеческой жизни. Впервые подражательные процессы реализуются в младенчестве – через подражание звукам и движениям устанавливается контакт с окружающей средой. В детстве индивид моделирует человеческую деятельность через игру. В юности подражание проявляется в стремлении подростка соотносить себя с определенной группой или своим кумиром. В зрелом возрасте – в профессиональной деятельности. Кроме того, важно отметить тот факт, что подражание может быть как произвольным (сознательным), так и непроизвольным (бессознательным). Если в первом случае речь идет об осознанном действии, направленном на достижение конкретного результата, то во втором – это такой механизм повторения, которое не требует сознательных предпосылок.

Подражание — это… Что такое Подражание?

  • ПОДРАЖАНИЕ —         в психологии, воспроизведение индивидами и социальными группами воспринимаемого ими поведения других индивидов и групп.         Ещё Аристотель приписывал П. важнейшую роль в формировании человека. Тард в П. видел основу развития общества …   Философская энциклопедия

  • Подражание — ПОДРАЖАНИЕ. От заимствования (см.) подражание отличается тем, что там центр тяжести лежит на собственной переработке, здесь же особенно важен элемент сходства. Подражание вытекает из желания приблизиться к образцу, сравняться с ним или превзойти …   Литературная энциклопедия

  • подражание — следование какому либо примеру, образцу. П. встречается на разных возрастных этапах (см. возраст) индивидуального развития у человека. Несмотря на внешнее сходство, за явлениями П. у разных возрастных групп скрыты различные психологические… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Подражание —     ПОДРАЖАНИЕ. От заимствования (см.) подражание отличается тем, что там центр тяжести лежит на собственной переработке, здесь же особенно важен элемент сходства. Подражание вытекает из желания приблизиться к образцу, сравняться с ним или… …   Словарь литературных терминов

  • подражание — Воспроизведение, копия, пародия, плагиат. Здесь подражание достигает высоты оригинала. .. Ср …   Словарь синонимов

  • ПОДРАЖАНИЕ — ПОДРАЖАНИЕ, подражания, ср. (книжн.). 1. только ед. Действие по гл. подражать. Дети бывают склонны к подражанию. Сделать что нибудь в подражание чему нибудь. 2. Изделие, произведение, подделывающее или воспроизводящее какой нибудь образец.… …   Толковый словарь Ушакова

  • ПОДРАЖАНИЕ — 1) философско эстетическое понятие, восходящее к античным учениям о мимесисе и характеризующее сущность художественного воспроизведения мира (подражание природе как реализация изначально данных форм, эйдосов и т. п.). Получило особое… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Подражание — литературное произведение (почти всегда стихотворение), написанное в чужом стиле, свойственном отдельномуписателю (у Пушкина: Подражание А.

    Шенье ) или целой литературе (уБайрона: П. португальскому ). Стремление сохранить какие либохарактерные… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • ПОДРАЖАНИЕ — (catch up) Обучение путем подражания, копирования. Реальный экономический рост той или иной страны может происходить благодаря возможности копировать технику производства других стран с более высоким уровнем производительности. Существует мнение …   Экономический словарь

  • Подражание — ПОДРАЖАНИЕ, 1) философско эстетическое понятие, восходящее к античным учениям о мимесисе и характеризующее способ и сущность художественного воспроизведения мира (подражание природе как реализация изначально данных форм, эйдосов и т.п.). Получило …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Подражание — самостоятельное копирование действий , воспринятых у других. Играет у человека решающую роль в присвоении общественного опыта. Посредством подражания в раннем и дошкольном возрасте усваиваются предметные действия, навыки самообслуживания, нормы… …   Психологический словарь

  • Почему подражание — это плохая стратегия продукта? – Сей-Хай

    Относительно недавно YouTube отказался от подписок и открыл бесплатный доступ к премиум-контенту для всех пользователей. USA Today опубликовали статью об этих изменениях под заголовком «Не все готовы платить за подписку. Просто спросите об этом YouTube». Согласно этой статье, людям надоели платные подписки.

    Существует множество подписных сервисов, и не удивительно, что люди могут достичь точки насыщения. Однако я не думаю, что это единственная проблема YouTube Premium. Люди будут платить почти за все, чтобы иметь доступ к тому, что кажется им ценным и вписывается в их представление о мире. А некоторые ради этого готовы даже залезть в долги. Вот почему кредитные карты пользуются спросом.

    Думаю, настоящая проблема YouTube Premium заключалась в том, что они решили следовать стратегии других сервисов потокового видео.

    YouTube выстроил свою стратегию вокруг того, что делали остальные, и только теперь столкнулся с истиной, которую слишком часто игнорируют: подражание не может стать стратегией продукта.

    Такого рода подражание можно наблюдать везде. Мы как дизайнеры, разработчики, бизнесмены и менеджеры по продуктам выделяем успешные практики. Мы анализируем работу конкурентов, и зачастую применяем имитационный подход к созданию собственного продукта. Нам кажется, что если что-то работает для других, оно должно сработать и для нас. Проблема в том, что часто такое не срабатывает — по крайней мере, не так, как мы этого ожидали.

    Ваш продукт, вариант его использования, а также место, которое вы занимаете в головах людей, уникальны. То как люди будут воспринимать бренд и продукт, зависит от множества факторов. Не бывает двух идентичных брендов, и никогда не будет.

    Копируя чужой продукт, компания предполагает, что благодаря копируемой черте компания конкурентов стала успешной, и что этот оригинальный продукт был разработан для достижения той же цели.

    YouTube следил за развитием рынка потокового видео, и они подумали, что нашли новую формулу успеха: создавайте качественный контент с известными личностями, делайте его доступным по подписке, и люди будут платить. По такому принципу работает Netflix, Amazon и Hulu.

    Но все не так просто. Netflix добился успеха, потому что они с первого дня работают по подписке. Сервис всегда был известен своим качественным контентом, даже когда этот контент находился на DVD-дисках в красных конвертиках. Hulu зарабатывает, потому что они являются потоковым эквивалентом телевидения. Не хотите платить за кабельное, но вам нравиться смотреть кабельные шоу – оформляйте подписку на Hulu. Amazon работает, потому что их пользователи уже заплатили за Prime подписку, которая включает и видео. Сомневаюсь, что просто Amazon Video был бы успешным проектом.

    На первый взгляд кажется, что все три компании сделали одно и то же. В действительности же, каждый сервис разработал собственное предложение для премиум-контента, нацеленное на пользователей этого сервиса, варианты его использования и особенности компании. А YouTube этого не сделал.

    YouTube никогда не был известен как платный сервис с премиум-контентом. Он приобрел популярность как раз благодаря менее качественному и бесплатному контенту. И после закрепления этого образа в головах аудитории уже очень сложно что-то изменить.

    YouTube никогда не намеревался использовать модель Netflix. Эта стратегия ему не характерна и не соответствует роли, которую он играет в жизни своих пользователей. Поэтому изменения на платформе имеют мало общего с желанием или нежеланием пользователей платить за еще одну подписку.

    Подражание как стратегия развития продукта привлекательна по многим причинам. Например, потому что это легко. Вам не нужно ни в чем разбираться – просто копируйте. А еще, это кажется менее рискованным, ведь другие уже проверили идею, и это сработало. Но на самом деле, это заблуждение. Подражание так же рискованно, как и попытка пробовать что-то новое, и возможно, даже более рискованно.

    Рисков здесь множество. Во-первых, – это сужение фокуса внимания. Увлекшись подражанием, можно перестать обращать внимание на уникальные, ценные особенности продукта. Это может привести к чрезмерной сосредоточенности на конкуренции, а не клиентах.

    Я руководил развитием продукта в компании, которая работала над сервисом потокового видео на протяжении многих лет. И не могу сосчитать, столько раз на совещаниях я слышал: «Ну, так ведь делает Netflix». Каждый раз мне хотелось напомнить, что мы работаем не для клиентов конкурента, а для своих собственных. Как бы нам не хотелось думать, но они отличаются, и их привлекают уникальные характерные особенности нашего сервиса.

    Игнорирование этого факта может привести к утрате возможностей. Сосредоточив усилия на подражании, специалисты перестают рассматривать другие варианты, которые могут улучшить уникальность продукта и расширить клиентскую базу. Они упускают возможность сделать что-то значимое и неожиданное. Но нужно обращать внимание в первую очередь на уникальные преимущества, ради которых клиенты в первую очередь и пришли к вам. Ведь сделав особый акцент на них, можно экспоненциально повысить ценность продукта.

    Сколько элементов в вашем продукте не доведено до конца, на улучшение или изменение которых просто не было времени? Если посмотреть со стороны, может показаться, что все эти элементы являются частью вашего продукта, потому что это работает.

    Существует еще один риск, и это подражание неправильным элементам. Копируя чужой продукт, компания предполагает, что благодаря копируемой черте компания конкурентов стала успешной, и что этот оригинальный продукт был разработан для достижения той же цели, которую они пытаются достичь с помощью своего «копируемого продукта».

    Успех легче всего определить по бизнес-модели (например, по подписке). Вы можете увидеть статистику денежного потока Netflix. Но мы часто пытаемся имитировать гораздо более мелкие вещи: например, конкретные функции, подход к конверсии и даже макет и стиль определенного экрана. Поскольку определить, насколько эти элементы способствовали успеху продукта, может быть намного сложнее. И еще труднее узнать истинные бизнес-цели, стоящие за первоначальным вариантом проекта.

    Подумайте о собственном продукте. Сколько элементов в вашем продукте не доведено до конца, на улучшение или изменение которых просто не было времени? Если посмотреть со стороны, может показаться, что все эти элементы являются частью вашего продукта, потому что это работает. Опять же, я бесконечное множество раз слышал фразы вроде: «Ну, мы знаем, что [конкурент X] проводит много тестов, поэтому эта функция должна работать».

    Мы все становимся жертвами подражания. Посмотрите хотя бы, насколько похожи интерфейсы большинства существующих приложений. Какие возможности мы упускаем, подражая друг другу?

    На предыдущей работе у нас было несколько попыток подражать сервису Netflix. Неудивительно, что результаты обычно не соответствовали ожиданиям. Мы просто не были Netflix. В первую очередь, мы отличались по техническим характеристикам, потому у нас были другие возможности. Но еще более важно то, что поведение и цели наших пользователей никогда не были такими же, как у пользователей Netflix. Он был создан для расслабления, развлечения и отдыха. Наш же контент был простым, информационным, тем, что люди хотят обсуждать и обдумывать.

    Мы неоднократно обнаруживали, что самыми успешными функциями у нас были те, что мы разработали сами. Функции, которые были ориентированы на нашу аудиторию, и не подошли бы сервису Netflix. И при этом они идеально вписывались в уникальные характеристики нашего продукта.

    Чтобы информировать или вдохновлять команду разработчиков иногда следует обращать внимание на ситуацию на рынке. Но будьте осторожны, не попадайте в ловушку и не делайте подражание своей стратегией. Всегда следите за тем, что уникально в вашем продукте и аудитории. Подчеркивание сильных сторон — это лучший путь снизить риски и добиться более высокой награды.

    Источник: Medium

    Органные вечера в Кусково. Подражание старым мастерам

    Сегодня редко какой органный концерт обходится без произведений И.С. Баха. Список его органных сочинений велик, являясь и для музыкантов, и для любителей музыки бесконечным источником радости. За столетия любви и интереса к творчеству композитора было написано множество исследований, но все они обращаются к самой первой книге, посвящённой И. С. Баху — биографии авторства Иоганна Форкеля. В ней первый биограф великого композитора открывает читателю важнейшие сведения о жизни и творчестве Баха. Вот, что мы читаем о его детских годах жизни: «Он так быстро овладевал пьесами, которые брат давал ему для разучивания, что все время стремился заполучить более трудные сочинения. Наиболее известными клавирными композиторами того времени были Фробергер, Фишер, Иоганн Касп. Керль, Пахельбель, Букстехуде, Брунс, Бём и др. Мальчик заметил, что у брата есть сборник сочинений названных мастеров и принялся его упрашивать дать ему эти ноты. Однако он всегда получал отказ. Из-за упорства брата желание мальчика иметь сборник становилось все сильнее, так что он в конце концов стал искать способ овладеть им тайно. Заветная тетрадь хранилась в запертом шкафу с незастекленными решетчатыми дверцами, а руки его были еще так малы, что он мог просунуть их сквозь решетку, свернуть тетрадь рулончиком (благо, она была в мягкой обложке) и вытащить ее из шкафа. Он не долго думая решил воспользоваться столь благоприятными обстоятельствами. Но из-за отсутствия освещения переписывать ноты можно было лишь в лунные ночи, и прошло целых шесть месяцев, прежде чем он завершил это трудоемкое дело. Когда же он, наконец, был уверен, что сокровище находится в его руках, и хотел было тайком использовать его по назначению, брат раскрыл его тайну и без всякой жалости отобрал у него добытые с таким трудом ноты; надо сказать, что со временем они все же оказались в его распоряжении, но — лишь после смерти брата».

    Этот интерес и уважение к творчеству своих предшественников и современников И.С. Бах сохранил на всю жизнь, делая множественные транскрипции сочинений своих коллег композиторов, которых он никогда не видел, но чьё творчество он очень ценил и у которых не переставал учится. Но что это за имена композиторов, первых , по-настоящему великих, учителей Баха, изучая сочинения которых маленький гений постигал премудрости композиторского дела, знакомился с музыкальными традициями других стран и осваивал новые, непривычные музыкальные формы? Увы, сегодня имена этих гигантов эпохи барокко почти не известны широкой публике.

    Слушателей концерта, который пройдет в Музее-усадьбе «Кусково» ждёт не только интересное знакомство с творчеством Пахельбеля, Букстехуде, Фробергера и его учителя Фрескобальди, но и уникальная возможность услышать эту музыку так, как она звучала 400 лет назад. Часть программы будет исполнена на клавесине-оттавино, копии фламандского инструмента 1597 г. Оригинал сегодня находится в музее музыкальных инструментов им. Глинки, и у клавесинного мастера Н. Полоскова была возможность досконально изучить все особенности инструмента и со всем тщанием восстановить не только облик, но и его звучание. На органе же прозвучат сочинения И. С. Баха, написанные в стилях и жанрах, в которых работали его великие предшественники. Редкого изящества интерьеры дворца, звучание старинного инструмента, вечная музыка И. С. Баха перенесут наших слушателей в те дивные времена, когда время текло медленно, а музыка не развлекала, а говорила о вечных ценностях и несла в себе глубокие мысли о человеке, о жизни и о Боге.

    Маргарита Еськина – орган, клавесин-оттавино

    ПОДРАЖАНИЕ СТАРЫМ МАСТЕРАМ

    Николаус Брунс (1665-1697)

    Прелюдия ми минор (большая)

    Асканио Майоне (1570-1627)

    Токката II

    Иоганн Себастьян Бах (1685-1750)

    Хоральная фантазия «Ach, Gott und Herr», BWV 714

    Джироламо Фрескобальди (1583-1643)

    Токката из Первой книги Токкат

    Иоганн Гаспар Керль (1627-1693)

    Каприччио «Cucu»

    Иоганн Себастьян Бах (1685-1750)

    Соната «All’ imitatio Gallina Cuccu» (В подражание курице и кукушке), BWV 963

    Иоганн Себастьян Бах (1685-1750)

    Ария с вариациями в итальянской манере, BWV 989

    Джироламо Фрескобальди (1583-1643)

    Aria detta baletto (Вторая книга Токкат)

    Иоганн Пахельбель (1653-1706)

    Чакона фа мажор

    Иоганн Себастьян Бах (1685-1750)

    Токката ми мажор, BWV 566

     

    +79269118247

    Инстинкт подражания

    Врожденная схема поведения — подражание поведению других индивидов.

    Какой биологический смысл у подражания? Тут можно выделить как минимум два аспекта.

    Во-первых, подражание способствует выживанию детенышей. Не случайно поэтому, что у разных видов инстинкт подражания особенно ярко себя проявляет у юных особей. Если, например, был замечен охотящийся хищник, то мама может залезть на дерево и спастись. Своих детенышей она на дерево затащить не сможет, вместо нее сделает это инстинкт подражания. Если у кого-то из детенышей этот инстинкт окажется слабым, он с большей вероятностью станет жертвой. С инстинктом подражания связан и инстинкт следования (детеныш следует за матерью). Инстинкт следования можно рассматривать как частный случай инстинкта подражания. Он тоже обеспечивает выживание детенышей. Хотя все-таки для инстинкта следования характерно то, что между матерью и детенышем как бы натягивается невидимая веревочка («поводок»), и в случае опасности эта веревочка становится короче.

    Во-вторых, инстинкт подражания способствует передаче опыту от старших поколений младшему, обучению молодых особей. Детеныши повторяют за другими (часто матерью) действия и тем самым обучаются. Часто можно наблюдать, как, например, котята повторяют за кошкой её поведение. Инстинкт подражания помогает молодым особям быстрее оттачивать свои умения и навыки и даже узнавать что-то новое, полезное для выживания: где находится еда, какие животные и растения опасны, как лучше охотиться в тех или иных случаях и т.д.

    Инстинкт подражания требует некоторой интеллектуальной деятельности. Животное, например, должно уметь сопоставить поведение другой особи и свое, проявлять наблюдательность и некоторое «понимание жизни». Поэтому особенно ярко инстинкт подражания проявляет у развитых животных: хищников, приматов.

    У человека инстинкт подражания развит тоже очень хорошо. Особенно заметно его влияние на поведение в первые годы жизни: ребенок повторяет звуки, стремится подражать в движениях и т.д. С возрастом этот инстинкт не исчезает. Он даже не столько притупляется, сколько замещается другими инстинктами и разумным поведением.

    Если двухлетний ребенок просто повторяет за родителями то, что увидел и услышал, то второклассник, например, будет уже стремиться работать как папа или как персонаж книги или фильма. Но при этом второклассник тоже будет время от времени «просто так» повторять незнакомые слова или жесты. Тяга к подражанию не исчезнет и в более зрелом возрасте. Второкурсник, например, будет смотреть видеоклипы — в том числе и для того, чтобы увидеть как сейчас модно одеваться, какие слова модно говорить, какие жесты делать. Пожилой человек будет смотреть по телевизору ток-шоу — в том числе и для того, чтобы научиться говорить правильные слова.

    Инстинкт подражания, как и прочие инстинкты, не действует в каждый момент времени. Он включается в определенных ситуациях. В младенчестве и в первые годы жизни он включается автоматически — как только в поле зрения попадает другой человек. При этом ребенок не испытывает каких-то особых эмоций, по которым можно было бы судить о пробуждении инстинкта подражания.

    В более зрелом возрасте начинается дифференцированное подражание. Чем выше социальный статус (в широком смысле) у наблюдаемого человека, тем легче включается инстинкт подражания. При этом обычно предметом подражания становятся те особенности, которые выгодно выделяют человека из «серой толпы»: повадки, привычки, элементы одежды и т.д. Часто поэтому инстинкт подражания в зрелом возрасте выдает себя эмоцией зависти — с нее начинается подражание.

    Инстинкт подражания нещадно эксплуатируется современными маркетологами, заставляя покупать вещи за двойную, тройную цену — только потому, что она есть у какой-нибудь модной, статусной певицы или известного футболиста.

    Когда у человека инстинкт подражания развит слишком сильно, у него развивается такое качество, как конформность.

     


    См. также

    Инстинкт

     


       RSS     [email protected] 

    Психологи призывают не тиражировать детали нападений, чтобы не провоцировать подражание — Общество

    МОСКВА, 19 января. /ТАСС/. Излишние подробности, комментарии и поиски связи между инцидентами могут спровоцировать подражательное поведение среди подростков, поэтому после нападений не стоит нагнетать обстановку, в том числе в СМИ. Об этом заявили в пятницу ТАСС эксперты.

    На эту тему

    В пятницу пресс-служба регионального Следственного управления СК РФ сообщила о том, что возбуждено уголовное дело по факту нападения подростка на учеников и учителя в школе в поселке Сосновый Бор в Бурятии. Подозреваемый задержан.

    Еще одно нападение на школьников произошло 15 января в Перми. По версии следствия, десятиклассник и его знакомый, также несовершеннолетний, пришли в школу, вооружившись ножами, и, войдя в аудиторию, где занимались дети одного из младших классов, нанесли девяти ученикам и учительнице множественные ножевые ранения. Нападавшие также ранили друг друга и были госпитализированы.

    17 января школьник ранил сверстника во время драки на перемене в одной из школ в Челябинской области. Оба подростка с задержкой развития.

    Необходима здоровая среда

    «Возможно, здесь эти случаи связаны с компьютерными играми, но не это главное. На ребенка, растущего в здоровой среде, где нет агрессии по отношению к нему, где нет жестокости, не повлияет ни одна компьютерная игра. Если он услышит о человеке, который кого-то зарезал, то его психика тоже с этим справляется», — отметила директор Института возрастной физиологии Российской академии образования Марьяна Безруких.

    На эту тему

    По ее мнению, участниками нападений в школах стали дети с нарушенной психикой. «Агрессии в семье сейчас очень много, в школе — тоже. Жесткое давление на подростков с двух сторон. Ведь речь не идет о том, что ребенка этому учит кто-то, конечно, нет. Он просто живет в токсичной среде, и он испытывает постоянный стресс», — сказала Безруких, подчеркнув, что не сказаться на психическом развитии это не может.

    «Накапливается негативная энергия. А какой будет выплеск — сказать очень сложно. Боюсь, что мы не делаем выводы, каждый раз просто ахаем и пытаемся это поверхностно обсудить. Нужно искать причины. К сожалению, ни в одном из последних случаев о причинах ничего не говорится», — отметила она.

    «Эффект Вертера»

    «Если мы вспомним инцидент в Ивантеевке (в сентябре 2017 года подросток устроил стрельбу в подмосковной школе), будем анализировать недавние случаи, то проблему надо искать в личности ребенка, его характере и психических особенностях», — сказала ТАСС директор центра экстренной психологической помощи МГППУ Олеся Вихристюк. По ее мнению, в основе кроется подростковая агрессия, потому что во многих таких случаях дети не просто шли убивать других, но и себя.

    На эту тему

    «Это агрессивное и суицидальное поведение, просто теперь принимает другие формы», — отметила Вихристюк, добавив, что все эти случаи назвать системными нельзя.

    «Когда мы говорим о суицидах, существует такой «эффект Вертера», это значит, что, если в подростковой среде происходит самоубийство, особенно, если умирает молодежный кумир, то сразу проходит волна подражательных суицидов, особенно в среде подростков. И в ситуациях с нападениями в школах тоже есть некий подражательный эффект. Подростки видят, что такие события происходят, может быть они ранее об этом задумывались, и это еще больше подталкивает к такому действию наяву», — подчеркнула директор центра.

    Она добавила, что для предотвращения подобных случаев необходимо заниматься укреплением психического здоровья детей и подростков, особенно со стороны здравоохранения в плане ранней диагностики и выявления ребят, имеющих сложности и проблемы, чтобы вовремя их заметить и назначить необходимые мероприятия.

    «И, соответственно, усиление психологической поддержки и безопасности в самой школе, потому что, как мы видим, все-таки там были какие-то обиды и другие негативные чувства к сверстникам и учителям, либо в принципе к школе. Вопрос в том, какая была психологическая атмосфера в образовательном учреждении, раз ребенок не чувствовал себя там безопасно и комфортно и решил доказывать такими методами свое право и место в этом обществе», — отметила Вихристюк.

    СМИ подливают масло в огонь

    По словам Вихристюк, когда происходит какое-то резонансное событие, СМИ начинают больше обращать внимание на похожие случаи и тиражируют соответствующую информацию.

    На эту тему

    «Более того, средства массовой информации начинают «подтягивать» какие-то события. Если брать эту неделю, то один из случаев был совершенно другим — да, был конфликт между учащимися, но суть была иная, чем когда школьники готовились и пришли в школу убивать. То есть в основе лежат совершенно разные механизмы», — сказала эксперт.

    Она также подчеркнула, что сейчас важно не нагнетать обстановку. «Если мы вспомним ситуацию в 2016 году, когда вышла статья про «группы смерти», как раз это и произошло. Понятно, что нужно информировать, но излишние подробности, комментарии могут спровоцировать подражательное поведение. Когда мы говорим о суицидах, в первую очередь нужно развенчивать миф о героизме самоубийц, каком-то романтическом флере. Здесь аналогично, и основная задача — развенчивать это, а не нагнетать, не говорить, что это некий выпад против общества», — заключила Вихристюк.

    Подражание в литературе: примеры, особенности, виды — Теория литературы

    Подражание — разработанный классической поэзией художественный прием, которым особенно охотно пользуются авторы, склонные к артистическому «перевоплощению». К подражанию прибегают, желая «спроецировать» особенности своего индивидуального стиля, сюжет своего произведения и т. п. на творчество какого-либо предшественника (или на какую-либо стилевую традицию). Это может преследовать совершенно различные цели. 

    Весьма распространено ироническое подражание (пародия), однако сам прием ни в коей мере несводим к нему. В литературном отношении гораздо важнее и плодотворнее случаи, когда с литературными заимствованиями обходятся так же, как с жизненным материалом. Подобное подражание имеет аналогично пародированию активный, оригинально-творческий характер: автор вступает со своими предшественниками и в «диалог», и в эстетический «спор», и в своего рода «борьбу». В отличие от пародии, однако, при этом не доводится до абсурда и не высмеивается «высказанное» предшественником — подражающий не отрицает художественной ценности объекта своего подражания.

    Именно такой активный характер носит подражательство у Пушкина, который за свои артистические склонности (варьирование текстов Байрона, Парни, Шенье, немецких романтиков, авторов Древнего Востока и грекоримской античности и других) был прозван современными ему критиками «Протей». Подобное варьирование у Пушкина далеко не всегда имеет иронический оттенок (как, скажем, в предсмертном письме Ленского, которое «смонтировано» из штампов романтической поэзии начала XIX в.). Несравненно чаще смысл вводимой Пушкиным «переклички» своего стиля с чужим «почерком» весьма глубок. Эта «перекличка» может быть эффективным средством утверждения собственного искусства: имитируя максимальное сближение с крупными поэтами других времен и народов, он тем самым наглядно и тонко демонстрирует собственную особенность и самобытность! Сблизиться необходимо, чтобы сильнее оттолкнуться…

    В великолепном «Словаре древней и новой поэзии» Н. Ф. Остолопова (1821) говорится, что подражать — значит взять мысль другого художника и «представить её с вольностию, по-своему». Иными словами, подражать означает не пассивно усваивать, не ученически копировать чужую манеру, а всегда творчески перерабатывать чужое в духе новой «художественной концепции». Перерабатывать. подчиняя заимствованное своей собственной индивидуальности, — как это и делают с «заимствованным» из живой жизни.

    Общеизвестным примером творческого подражания является поэтический перевод с языка на язык. Его отличительная черта в том, что «вольность», момент варьирования, здесь в идеале мыслится сведённой до минимума. Однако и тут определённая творческая переработка неизбежна — текст, вынутый из традиций одной национальной поэзии, необходимо эффективно подключить к традициям другой, то есть приспособить к запросам инонационального читателя, вообще заново «оживить».

    Кроме этого повсеместно «узаконенного» вида художественного подражания, существуют также многие иные его разновидности. Они носят разнообразные имена: «фантазии на тему», «вариации», «стилизации», «реминисценции» и т. д.

    Реминисценцией называют обычно небольшую (буквальную или переиначенную) цитату из чужого произведения, введённую непосредственно в художественную ткань создаваемого текста. Вариация — создание нового произведения «по мотивам» другого. Примером вариации может послужить разработка в европейской поэзии темы лирического одиночества, символически запечатлённой в образе одиноко растущей сосны. Этот мотив, восходящий, вероятно, к Гете, на русской почве вдохновил Лермонтова («Сосна»), а затем Тютчева. При этом Тютчев сосредоточился на воплощении эротико-лирического настроения, для чего, в частности, «переделал» сосну (которая в немецком мужского рода) в кедр; Лермонтова же увлекла философская сторона темы, и он оставил образ сосны неприкосновенным… Стилизация и фантазия — воспроизведение черт чужого стиля либо в целях мистификации, либо во имя опять-таки чисто художественных задач (например, брюсовское «окончание» поэмы Пушкина «Египетские ночи»).

    Пожалуй, наиболее важным в явлении художественного подражания следует признать его «проективную» функцию. Произведение предшественника превращается в своего рода «модель» авторитетной стилевой традиции, оно «подключает» вновь создаваемый текст к этой традиции. Объект подражания становится образно-ассоциативным зеркалом, в котором может увидеть себя «по аналогии» наша современность с ее собственными драматическими проблемами.

    Источник: Поэтический словарь. — М.: ЛУч, 2008 

    «Подражание — это самая искренняя форма лести, которую посредственность может заплатить величию» — Оскар Уайльд | Кэролайн Эррера

    Подражание можно найти во многих различных аспектах жизни. Животные используют мимикрию для защиты и выживания, люди используют мимикрию для выражения эмоций и реакции на события, а комики используют мимикрию как технику, чтобы познакомить свою аудиторию с темами обсуждения, чтобы создать комфорт.

    Heliconius Butterflies

    Мимикрия определяется Мерриам Вебстер как «деятельность или искусство копирования поведения или речи других людей: деятельность или искусство имитации других людей» (1).

    Мы можем подтвердить первые формы мимикрии, обнаруженные и записанные Бейтсом и Мюллером во время их работы в Бразилии. Они заметили, что у многих семейств бабочек были очень похожие по цвету крылья, но не совсем одинаковые. Они обнаружили, что эти бабочки высмеивали ядовитые виды, нежелательные для птиц и ящериц, чтобы защитить себя и выжить. Примерно в это же время Дарвин исследовал идею естественного отбора в своей книге «Происхождение видов».Затем Мюллер написал ответ на свою книгу, в котором говорилось в поддержку его теории, и добавил эту форму мимикрии в рамках техники, используемой для естественного отбора. (2)

    Спустя годы после открытий Мюллера был изобретен термин «мюллерова мимикрия». Раньше считалось, что бабочки имитируют ядовитые виды, но позже было обнаружено, что они на самом деле имитируют предупреждающие знаки друг друга в отношении других бабочек. Бабочки перенимают черты бабочек, которые способны выжить, и их следует избегать, чтобы выжить.(3)

    Мимикрия не ограничивается внешним видом, она распространяется также и на чувства. Например, «змеи разделяют одни и те же звуковые предупреждающие сигналы, образуя слуховое мюллерово кольцо» (3). Эти сигналы могут распространяться на близкородственные виды и даже виды разного происхождения, у которых есть одни и те же хищники. Эту форму мимикрии можно найти повсюду в различных экосистемах, восходящих к незапамятным временам.

    Большинство людей не знают, что мы имитируем свои манеры для достижения определенных целей.Как и бабочки, мы постоянно приспосабливаемся и меняемся в присутствии других людей. Мы отражаем и подражаем друг другу, чтобы выражать эмоции и повышать вероятность положительных эмоций в результате взаимодействия.

    Подсознательно мы принимаем позу или поведение друг друга. Например, классическое собеседование в профессиональной фирме. Начиная с одежды: респондент, скорее всего, будет одеваться в соответствии с тем, что, по его мнению, будет носить администратор интервью.Подражая дресс-коду, интервьюер создает ощущение знакомства с работодателем. Допустим, собеседник появляется в футболке и шортах карго. Автоматически они установили различие между двумя сторонами. Это разделение не приведет к созданию комфортной обстановки и приведет к тому, что одна сторона будет превосходить другую. Чтобы избежать неловкости и ассимилировать две стороны, имитация наряда может изменить всю ситуацию.

    Язык тела и жесты также изменятся во время интервью.Крепкое рукопожатие в начале встречи будет означать профессиональный прием, автоматически установив ожидание до конца собеседования. С этого момента интервьюируемый будет в точности копировать администратора теста. Если вы сядете прямо, положите руки на стол или колени и даже выровняете положение в комнате, это будет иметь решающее значение для успеха интервьюируемого.

    У нас, людей, есть все эти техники, чтобы попытаться добиться успеха. Вышеупомянутый сценарий является ярким примером того, как подражание можно использовать для продвижения вперед, но как насчет простого неконтролируемого зевания?

    Подражание может доходить до таких движений тела, как зевание. Ученые обнаружили, что зевота может привести к сочувствию людей друг другу. Согласно недавнему исследованию, 40% людей будут зевать, когда зевает другой человек. Доктор Платек считает, что это «эволюционная черта, которая приносит пользу нашему виду». Наша способность воспроизводить поведение тела помогла «связать социальные группы через их чувства друг к другу».

    Уже к четырем годам ребенок приобретает черту зевоты. По причинам, которые пока не совсем объяснимы, мы используем зевоту, чтобы привязаться друг к другу.Предполагается, что люди зевают между группами, чтобы помочь передать чувство спокойствия в группе и преодолеть социальные барьеры. Это редко связано с усталостью или скукой.

    От формального собеседования до зевоты подражание обнаруживается в различных формах физического и эмоционального поведения людей. Оба этих примера приводят к преимуществу нашего вида, и это преимущество всегда одно и то же. Отражая язык тела, мы разрушаем барьеры между людьми и обретаем взаимопонимание и доверие. Сложность человека проистекает из нашей способности улавливать друг от друга эмоциональные и социальные сигналы. Наше постоянное использование зеркального отражения и имитации усиливает наши эмоции и чувства, и это то, что делает нас людьми.

    Тина Фей (слева) и Сара Пэйлин (справа)

    Итак, теперь возникает вопрос, как артисты, такие как комики, используют свои знания о мимикрии в своих интересах? В своем эссе, в котором обсуждается роль Тины Фей как Сары Пэйлин, я изучаю, как каждая деталь ее манер представляет новый образ. Тина Фей копирует внешность, акцент и даже манеры поведения Сары Пэйлин.

    Все эти тенденции вместе помогают создать ощущение знакомства с нашим предметом, над которым высмеивают. Мы можем настроиться на Saturday Night Live и автоматически распознать знакомую фигуру на экране. Однако то, что мы видим, не то, что мы ожидаем. Это издевательство над настоящей сделкой, и это вызывает смех. Тина Фей использует свое сверхъестественное сходство и несколько приемов, чтобы обмануть аудиторию, заставив поверить в то, что нереально, и как только аудитория осознает это несоответствие, образуется смех.

    В противоположной манере бабочки Тина Фей привлекает к себе публику, используя мимикрию в качестве своей основной техники. Как указано выше, существует множество различных способов использования мимикрии в природе. Мимикрия — от отражения врагов до преодоления социальных барьеров — это естественное явление, происходящее на многих этапах жизни.

    Простой зевок может рассказать об эмоциональной стороне человека, а то, как человек действует на собеседовании, может определить, получит ли он работу или нет. И, наконец, что наиболее важно, мимикрия в основном используется для совместной ассимиляции.Бабочки собираются вместе, чтобы защитить себя от хищников, в то время как люди ассимилируются вместе, чтобы вызвать положительные эмоции внутри. Признание этих различных форм мимикрии показывает, как небольшая склонность к объединению может зайти очень далеко. Чтобы продвигаться вперед, важно каждый день показывать, как такое поведение влияет на наше население.

    Подражание — самая искренняя форма лести.

    Грамматик

    Подражание — самая искренняя форма лести. — это пословица. Пословица — это короткое распространенное высказывание или фраза.Эти распространенные высказывания являются языковыми инструментами, которые, в частности, дают советы, делятся универсальной истиной или передают мудрость. Синонимы пословицы включают пословицу, афоризм, поговорки и пословицы, которые также могут быть кем-то или чем-то, что является лучшим примером группы. Часто пословица настолько знакома, что говорящий цитирует только половину ее, полагаясь на то, что слушатель сам предоставит окончание письменной или устной пословицы. Люди, говорящие на английском как на втором языке, иногда сбиваются с толку этими емкими высказываниями, поскольку переводы с английского на другие языки не имеют такого воздействия, которое несут английские фразы.Некоторые распространенные пословицы — мудрые изречения: лучше поздно, чем никогда, рано ложиться спать и рано вставать делают человека здоровым, богатым и мудрым, яблоко в день отпугивает доктора, поспешность ведет к потере крови, кровь гуще воды и птица в руке стоит двое в кустах. Одна из книг Библии — это Книга Притч, в которой содержатся слова и фразы, которые до сих пор часто цитируются на английском языке, потому что они мудры. Многие современные пословицы — это цитаты из литературы, особенно из Шекспира, а также из Библии и других священных писаний.Мы рассмотрим значение выражения «подражание — самая искренняя форма лести» , откуда оно взялось, и некоторые примеры его использования в предложениях.

    Подражание — самая искренняя форма лести. — это пословица, означающая, что пытаться делать то, что делает кто-то другой, владеть тем, что принадлежит кому-то другому, или думать так, как кто-то другой считает комплиментом этому человеку. Однако выражение «подражание» — это самая искренняя форма лести. часто используется, когда кто-то копирует другого, но не признает этот факт.Кто-то может имитировать или пытаться имитировать манеры, жесты, мимику, покупательские привычки, деловую практику или оригинальность мышления другого человека. Хотя такое подражание и подражание может быть результатом искреннего восхищения, подражатель может также питать бессознательную зависть. Термин подражатель часто используется для обозначения подражателей, которые раздражают. Дети и малыши часто подражают своим образцам для подражания, чтобы научиться приемлемому поведению; к взрослым, которые очевидным образом подражают своим образцам для подражания, относятся с подозрением.Фраза — подражание — самая искренняя форма лести. впервые было использовано в печати в работе Чарльза Калеба Колтона « Лакон: или Многое в двух словах», адресованной тем, кто думает, , опубликованной в 1820 году, хотя эта идея уже давно была дольше. Оскар Уайльд разъяснил идею в этой цитате: «Подражание — это самая искренняя форма лести, которую посредственность может заплатить величию».

    Примеры

    В заявлении Оскара Уайльда о том, что «подражание — это самая искренняя форма лести», есть доля правды, и на рынке продуктов питания и напитков успешные бренды часто находят своих конкурентов, пытающихся подкрепить этот успех копированием элементов. их упаковки, маркировки и брендинга.(The Otago Daily Times)

    Подражание — самая искренняя форма лести, и я помню, как сильно хотел быть похожим на них. (The Mason City Globe Gazette)

    Говорят, подражание — это самая искренняя форма лести, но дизайнер и бывший заместитель директора Собора Джере Кубуске кричит Индианаполисским кольтам за кражу его логотипа. (Звезда Индианаполиса)

    Подражание — самая искренняя форма лести

    Я не большой поклонник копирования и стараюсь использовать ограниченные фрагменты для справки в своих статьях.Я бы сказал, что предпочитаю писать в краткой форме, а не долго излишне вдумчиво.

    Мое мнение о имитации с точки зрения PR, маркетинга и рекламы также отличается от многих других. Есть те, кто придерживается менталитета «зачем воссоздавать колесо», то есть они не прочь прыгнуть на подножку и привязать свою тележку к трендам. Я понимаю это, конечно, но я не рекомендую так внимательно следить за конкурентами, чтобы вы потерялись в толпе. Сложно выделить себя в сообщении, когда ваш маркетинг, графика и реклама так близко имитируют таковые у ваших конкурентов.

    Этот мир становится все более визуальным, и потенциальные клиенты ожидают увидеть различия, чтобы сузить выбор поставщиков. Если ваш стиль так похож на стиль конкурентов, посетители начинают путаться между вами и другими. Кроме того, если вы решите также имитировать фразы и разделы возможностей («это так цепляет, давайте использовать это — потому что, ну, мы тоже можем это сделать!»), Вы полностью потеряете свою личность. Копирование истории другой компании обязательно запутает людей и ослабит ваше послание, и при таком небольшом количестве возможностей рассказать историю и рассказать о том, кто вы как компания, важно заявить о себе.

    Помните «Есть молоко?» Я не знаю, сколько футболок я видел за эти годы на выставках с такой версией, заменяющей слово «молоко». Есть данные? Есть хранилище? Есть Hadoop? Как ошеломляюще скучно, и глаза закатываются, когда люди видят насмешливое сообщение, которое практически слышно. Несомненно, эти бедные продавцы вернулись домой с несколькими оставшимися футболками. Люди, конечно, брали их, но держу пари, что во всем мире есть ученики начальной школы, носящие негабаритные версии для физкультуры, их друзья спрашивают: «Почему на твоей рубашке написаны данные вместо молока?» Не поймите меня неправильно, есть определенные отсылки к ностальгии, которые работают.На мой взгляд, это был не один из них. Это был ленивый маркетинг.

    Вот почему он не делает компании никаких одолжений, чтобы копировать своих конкурентов:

    • Из-за этого трудно сосредоточиться на своей компании, возможностях и сильных сторонах продукта .
    • Это душит творчество и, честно говоря, лениво.
    • Это помещает вас в тот же ящик , что и компания / продукт, которые вы копируете (и все, кто их копирует), поэтому потенциальные клиенты делают предположения о вас.(Кроме того, вам лучше надеяться, что каких-то серьезных потрясений в отрасли не произойдет или вы будете потрясены вместе с ними, к лучшему или к худшему. )
    • Всегда лучше дать определение вашему продукту , чем позволить кому-то другому, что и вы делаете как я.
    • Вы автоматически занимаетесь вторым (или третьим, четвертым и т. Д.), преследуете того, кого вы копируете — почему бы не догнать их и не заставить их копировать вас?
    • Если копируете, никогда не отличишь от .Конечно, вы можете сказать, что у вас есть функции 1, 2, 3 и 4, но также 5, 6 и 7, но вы скопировали все остальное, поэтому никто больше не слушает. Предположения были сделаны — игра окончена.

    Если вы были достаточно талантливы, чтобы разработать продукт, и ваши инженеры и команда разработчиков работали день и ночь, чтобы доставить его, разве он не заслуживает уникальной маркетинговой и PR-кампании? Разве оно не заслуживает более нескольких часов, исследуя Интернет в поисках подражателей? Чем повторно использовать те же шаблоны веб-сайтов, что и все остальные на вашем рынке? То же самое, скопированное и скопированное? Та же графика, стили и цветовая палитра? Я так не думал.

    Я занимаюсь переработкой отходов, но есть время и место. Будьте смелыми, расскажите свою историю и выделитесь. Совершенно ясно, что имел в виду Оскар Уайльд (многие забывают вторую половину цитаты), когда писал: «Подражание — это самая искренняя форма лести, которую посредственность может заплатить величию».

    Если будет какое-то подражание, пусть посредственный подражает вам.

    Copyright © 2017 IDG Communications, Inc.

    Имитация — самая искренняя форма обучения

    Имитация имеет плохую репутацию.Это часто рассматривается как неполноценное усилие нетворческого человека.

    Источник: Nben54, Викимедиа, CC 4.0

    Но независимо от того, новичок вы или профессионал, подражание мастеру может быть ценным. Во-первых, это позволяет влиять на вашу работу великих людей. Если вы хотя бы частично освоили имитацию, ваше творчество, вероятно, будет иметь более прочную основу.

    Имитация также может помочь вам изучить основы лучше, чем если бы вы их учили. Например, просмотр утверждений клиента, перефразированных мастером, может быть более поучительным и мотивирующим, чем лекция.

    Даже если вы не добавляете творчества в свою имитацию, ваши усилия могут быть достойными. Разве нет ценности даже в приличной копии Моны Лизы?

    Другие примеры:

    Советник

    Начинающему или практикующему психотерапевту будет хорошо смотреть, делать заметки и подражать любимым техникам, утверждениям и вопросам, которые видны на видео опытных практикующих. Вот три таких сборника:

    Профессор Университета Кентукки Джозеф Хаммер суммировал их.

    Psychotherapy.net предлагает эту коллекцию.

    Вот серия видео, предложенная Американской психологической ассоциацией.

    Родитель

    представьте, что вы изо всех сил пытаетесь воспитывать своего ребенка. Возможно, вам будет полезно посмотреть видео для родителей или даже нанять тренера, который будет наблюдать за вами, разыграть проблемные ситуации, а затем попытаться подражать тренеру.

    Работает лучше

    Клиент, который сетовал на свою неэффективность, в течение часа наблюдал за мной в моем домашнем офисе.Он сказал, что, только видя, что я делаю, он мог измениться. Теперь он копирует большую часть моего подхода к приготовлению пищи, ответам на электронную почту и, да, как я работаю над своими сообщениями Psychology Today .

    Игры

    Будь то спорт, ремесло или настольная игра, имитация часто бывает полезна. . Даже шахматные гроссмейстеры запомнили классические дебюты и эндшпили. С ними у гроссмейстера есть свобода творчества.

    Медицинский работник

    Старая аксиома в обучении врачей и медсестер тому, как делать процедуры, по общему признанию, немного пугает: «Посмотри на одного, сделай одно, научи другого.» Только один?! Но да, наблюдение за выполняемой процедурой, а затем ее имитация может оказаться более ценным, чем просто чтение шагов из учебника.

    Продавец

    Стандартным компонентом хорошего обучения продажам является сопровождение стажера мастера во время разговора по продажам. Тогда новичку будет разумно подражать.

    Искусство

    Я научился играть на пианино на слух, пытаясь подыгрывать моим любимым мастерам, особенно Петру Неро. Это песня, которую я больше всего помню, пытаясь подражать.Я никогда не мог полностью подражать ему, но я многому научился. Эта мимика была бесконечно более ценной, чем уроки игры на фортепиано, которые я брал — я с трудом читаю музыку, но могу играть на слух. Вот кое-что, что я только что записал.

    Как?

    Итак, как бы вы могли включить подражание в свою жизнь?

    1. Что вы пытаетесь изучить или улучшить? Подумайте как о своей профессиональной, так и о личной жизни.
    2. Кому вы можете подражать: кому-то из ваших знакомых? Мастер по видео? Иногда может помочь даже звук.
    3. Делайте заметки о том, что вы видите или слышите. Новые идеи имеют тенденцию к исчезновению. Как известно каждому консультанту, даже когда сеанс дает важное понимание, клиент может прийти на следующий сеанс, забыв, что это было, не говоря уже о том, чтобы реализовать его.
    4. Практикуйте то, чему вы хотите подражать. Иногда вам захочется придерживаться этого, пока вы не сможете идеально имитировать его, но в других случаях вы достигнете точки убывающей отдачи до этого.
    5. Оцените, насколько хорошо вам помогает подражание.Отрегулируйте соответственно.
    6. Теперь, если хотите, добавьте свое разрешение: то прикосновение или три творчества, которые делают его вашим собственным.

    На вынос

    Современное общество превозносит творчество перед подражанием, но подражание может быть как предпосылкой качественного мастерства, так и само по себе достойным — хорошая копия достойна. И да, подражание тоже может быть самой искренней формой лести.

    Я прочитал это вслух на YouTube.

    Инновационная имитация

    Бизнесмены, особенно читатели HBR, и особенно те, кто помнит «Маркетинговую близорукость» (июль – август 1960 г.), могут задаться вопросом, почему Теодор Левитт, первосвященник инноваций , теперь склоняется в сторону подражания . Конечно, единственный способ действительно узнать это — прочитать статью. Однако он не может выдать сюжет, чтобы указать, что любая хорошая идея , даже инновация, может зайти слишком далеко или применяться слишком вслепую; и что для многих компаний (включая, возможно, вашу собственную) есть еще некоторое преимущество в имитации … то есть до тех пор, пока это спланировано и выполнено с умом.

    Мы живем в деловом мире, который все больше поклоняется великому племенному богу.Эта крайне взволнованная вера в освобождающую эффективность инноваций в некоторых местах стала предметом веры, почти таким же сильным, как всепоглощающая вера индейцев Натчеза в божество солнца. Человек создает богов в соответствии со своими потребностями. Примечательно, что новый полубог бизнесмена и более почтенный и исторический бог Натчезов дают одинаковые обещания. Оба они обещают обновление и жизнь.

    Тем не менее, прежде чем вся наша энергия и воображение в исследованиях и разработках будут слишком односторонне направлены на создание инноваций, полезно взглянуть на факты коммерческой жизни. Так ли многообещающе новаторство? Все ли это так глубоко освобождает? Что еще более важно, как политика инноваций соотносится по обещанию с более скромными устремлениями?

    Несмотря на необычайное излияние полностью или частично новых продуктов и новых способов выполнения вещей, которые мы наблюдаем сегодня, безусловно, самый большой поток новизны — это вовсе не инновации. Скорее это имитация . Я думаю, что простой взгляд вокруг нас быстро покажет, что имитация не только более распространена, чем инновации, но на самом деле гораздо более распространенный путь к росту бизнеса и прибыли.IBM занялась компьютерами в качестве подражателя; Texas Instruments — в транзисторы в качестве имитатора; Holiday Inn в мотели в качестве подражателя; RCA, на телевидение как имитатор; Литтону в ссуды и сбережения в качестве подражателя; и Playboy, в обеих основных областях (издательское дело и развлечения) в качестве подражателя. Вдобавок, хотя и в меньшем масштабе, мы каждый день видим, что частные бренды строго имитируют, как и большинство игрушек и новые бренды упакованных продуктов. На самом деле подражание — это обычное дело. Нововведений мало.

    Это обилие имитации вполне понятно. Каждый новатор-одиночка вызывает волну нетерпеливых подражателей. К тому времени, когда так называемый «новый» продукт становится широко известным, он обычно уже некоторое время находится на рынке. Его заметность является не столько следствием его актуальной или временной новизны, сколько количеством его ярых подражателей. Новизна, о которой узнают потребители, обычно является имитационной и запоздалой новизной, а не новаторской и своевременной новинкой.

    Значимые различия

    Вообще говоря, инновации можно рассматривать, по крайней мере, с двух точек зрения: (1) новизна в том смысле, что что-то никогда не делалось раньше, и (2) новизна в том смысле, что в отрасли раньше этого не делалось или Компания сейчас делает это .

    Строго говоря, инновации возникают только тогда, когда что-то совершенно новое, чего никогда раньше не делалось. Можно допустить умеренное смягчение этого определения, предположив, что инновации также существуют, когда что-то, что могло быть сделано где-то еще, впервые делается в данной отрасли. С другой стороны, когда другие конкуренты в той же отрасли впоследствии копируют новатора, даже если это что-то новое для них, тогда это не инновация; это имитация. Таким образом:

    • Пузырьковая упаковка или обшивка небольших приспособлений может быть «новой» для индустрии аппаратного обеспечения, но, возможно, использовалась уже несколько лет в других приложениях (инновации).
    • Или он также может быть новым для данной компании в индустрии оборудования, но, возможно, какое-то время присутствовал среди конкурентов (имитация).

    Эти различия не просто умопомрачительны. Они имеют наибольшее значение для того, как компания формирует свои бюджеты на исследования и разработки, структурирует свои усилия в области НИОКР и направляет свою политику в отношении продуктов. Краткое указание того, что может быть задействовано, — в начале этой статьи — не только прояснит важность различия, но и поможет подготовить почву для системы, предложенной позже.

    R&D может быть чрезвычайно дорогостоящим, трудоемким и утомительным. Когда он ориентирован на создание чистой новизны, он может потребовать огромных затрат рабочей силы и денег без гарантии разумной выплаты. Но когда усилия компании в области НИОКР в основном ориентированы на попытки приспособиться к своей отрасли или к ее организации, то, что уже было сделано где-то еще, характер и затраты на такие обязательства действительно совсем другие. В конкретном случае НИОКР, ориентированного на попытку разработать для компании то, что уже было сделано новатором, ситуация является особенно особенной.Обычно очень важна скорость. Хочется не просто быстро догнать успешного новатора, но, в частности, сделать это быстрее, чем другие потенциальные имитаторы, которые также работают на время.

    Назвать цель или характер этой последней попытки «инновацией» — значит ошибочно принять лопату за паровую лопату. Паровой совок — это не просто увеличенная версия лопаты; весь его характер отличается. Стоимость лопаты мизерная; его пользователь практически не требует обучения; не требует затрат на обслуживание; и поскольку в течение определенного периода времени требуется много лопаты для выполнения работы одной паровой лопаты, лопата требует такой настройки управления, которая ориентирована на контроль и руководство многими людьми, а не на полное использование дорогостоящего и неодушевленного актив.

    Аналогичным образом, НИОКР, предпринятые для создания того, что можно было бы назвать «прорывной новизной», сильно отличаются от НИОКР, которые носят подражательный характер. Последнее — немного больше, чем просто «D&D» — дизайн и разработка. В лучшем случае это можно рассматривать как «обратные НИОКР» — работу в обратном направлении от того, что сделали другие, и попытку сделать то же самое для себя.

    Важность этих различий в характере требуемых усилий и приверженности (в сочетании с иногда необоснованной верой в НИОКР и инновации) требует более тщательного самоанализа во многих компаниях своих стратегий конкурентоспособности и роста.

    Требуется: сбалансированная политика

    Таким образом, инновации могут быть очень продуктивным, но зачастую и рискованным путем к успеху. Сегодня в большинстве отраслей любая компания, которая не проявляет настойчивости к инновационным возможностям, берет на себя конкурентный риск, о котором ей следует, по крайней мере, осознавать разумно. Более того, со стороны сотрудников, скорее всего, будет развиваться внутрикорпоративная атмосфера и стиль поведения, которые могут быть опасно замкнутыми. Стремление к инновациям — особенно в новых продуктах, новых атрибутах продукта и в обслуживании клиентов — является неотъемлемой частью маркетинговой ориентации компании.

    Следовательно, необходимо иметь корпоративный стиль или позицию, которая ищет возможности для инноваций — будь то (а) крупные массовые, такие как новые диагностические ремонтные центры автомобилей, впервые созданные Mobil Oil Company, или (б) скромные инновации для продления жизненного цикла или Расширение рынка зрелого продукта, такого как детская смесь Enfamil от Mead Johnson, помещаемая в готовые к употреблению мерные бутылочки, может иметь большой смысл.

    И смысл, который это может иметь значение, как это хорошо указано в книге Джона Б.В проницательной и сильно игнорируемой статье Стюарта о модели имитации конкуренции говорится о том, что инновации могут быть одним из наиболее эффективных возможных средств построения имиджа компании, характеризующейся прогрессивностью и лидерством. 1

    Конечно, в наши дни выступать в поддержку инноваций так же вдохновляюще, как и поддерживать материнство. В то же время появление « против » новаторства, вероятно, воспринимается с большей тревогой, чем возражение против материнства. В век таблеток, колец, электрических часов с календарем и первых изысков непреднамеренное материнство является признаком либо непростительной беспечности, либо неуправляемой страсти.Точно так же в век взрывной науки, техники, исследований рынка и быстрого принятия новизны потребителями противодействие инновациям является признаком либо безвозвратной наивности, либо безнадежной слепоты.

    Что необходимо, так это разумно сбалансированный взгляд на мир. Инновации никуда не денутся, они необходимы и могут иметь большой смысл; но это не исчерпывает всей реальности. Каждая компания должна осознавать невозможность сохранения инновационного лидерства в своей отрасли и опасность несбалансированного стремления быть новатором отрасли.Ни одна компания, независимо от ее решимости, энергии, воображения или ресурсов, не является достаточно большой или платежеспособной, чтобы делать все первые продуктивные дела, которые когда-либо будут происходить в ее отрасли, и всегда опережать своих конкурентов во всех инновациях, исходящих от отрасли. .

    Что еще более важно, ни одна компания не может позволить себе даже попробовать , чтобы быть первой во всем в своей области. Затраты слишком велики; воображение, энергия и управленческие ноу-хау слишком равномерно распределены внутри отраслей.Конечно, почти все безоговорочно знают, что это правда, но мои исследования твердо приводят меня к выводу, что не все явно действуют таким образом.

    Обратные исследования и разработки

    Когда мы застенчиво осознаем, что возможности инноваций внутри любой компании в некоторых важных отношениях ограничены, мы быстро видим, что каждая организация вынуждена конкуренцией рассматривать имитацию как одну из своих стратегий выживания и роста. Имитация — это не просто то, в чем должна быть вовлечена даже самая большая, лучше управляемая и самая изобретательная компания в силу конкурентных обстоятельств; это то, что ей придется практиковать в качестве тщательно разработанной стратегии.

    Это означает, что в отношении продуктов и процессов компания должна будет активно участвовать в обратных исследованиях и разработках — ей придется пытаться создать свои собственные имитационные эквиваленты инновационных продуктов, созданных другими. Более того, чем быстрее запускаются совершенно новые продукты в любой области, тем более острой необходимо для каждой компании в этой области разработать четкую имитационную стратегию, которая служит ориентиром не только для бизнес-суждений, которые должны быть приняты. сделано, но также и способ, которым выполняются обратные обязательства по НИОКР.

    Поскольку во многих отраслях выживание и рост отдельных компаний диктует, что они, по крайней мере, быстро имитируют новые продукты новатора, и поскольку скорость конкурентной имитации имеет тенденцию так быстро сокращать маржу, доступную для всех конкурентов, скорость, с которой имитатор выход на рынок имеет решающее значение.

    Тем не менее, в недавнем неофициальном опросе, который я провел среди ряда компаний, сильно ориентированных на новые продукты, с сильными отделами исследований и разработок — компаний, чьи продукты обычно занимали от одного до трех лет от первоначальной идеи до последующего вывода на рынок — я не нашел ни одной. у которого была какая-либо политика, даже неформальная или подразумеваемая, чтобы направлять свою реакцию на инновации других.Ни одна из этих компаний даже не задумывалась систематически или постоянно об общем понятии , может ли быть полезным наличие некоторого набора критериев для принятия обязательств по отмене НИОКР

    .

    Это особенно удивительно с учетом моих сопутствующих выводов о том, что:

    — У каждой из этих компаний был какой-то формальный процесс планирования нового продукта.

    —Каждый из них когда-то в недавнем прошлом терял значительные возможности получения прибыли из-за того, что его имитации слишком долго откладывались.

    Другими словами, хотя компании очень тщательно планировали инновационные продукты, у них вообще не было критериев для гораздо более масштабной и важной работы по имитации нового продукта. Обратные НИОКР не были ни спланированным, ни тщательным процессом. Это просто произошло. Это было сделано совершенно случайно, а иногда и как почти слепая реакция на то, что сделали другие. И в каждом недавнем случае, который я изучал в этих компаниях, я обнаруживал, что имитатор платил высокую цену за имитацию либо слишком рано, либо слишком поздно — в основном за последнее.

    Если бы многие из этих запоздалых имитаций были запущены примерно на год раньше, были бы получены огромные прибыли. Величина этой прибыли отражала бы не просто приобретение продаж, которые в противном случае были бы упущены, но также более высокие цены и размер прибыли, существовавшие в этом более раннем году.

    Минимизация рисков

    Всем известно, что новые продукты — это рискованно. Как и ожидалось, они чаще терпят неудачу, чем преуспевают. Этот тревожный факт помогает объяснить, почему с имитацией конкуренции так много времени.Потенциальные подражатели внимательно сидят в сторонке, наблюдая за судьбой инновационного продукта. Если, наконец, кажется, что он взлетает, они начинают делать свои собственные шаги.

    Бдительное ожидание — вполне законная бизнес-стратегия. Я упоминал это в другом месте как «Политика Apple в отношении бывшего в употреблении». 2 В соответствии с этой политикой компания сознательно и тщательно придерживается практики никогда не создавать новаторский продукт. По сути, он гласит: «Необязательно откусить яблоко первым, чтобы разглядеть его.Достаточно второго или третьего сочного укуса. Только будьте осторожны, чтобы не получить десятый скудный. Следовательно, это позволяет другим быть первопроходцами. Если продукт новатора — тухлое яблоко, потенциальный подражатель ничего не потерял. Если он здоровый, сочный, имитатор готов действовать быстро и получить ранний и прибыльный кусок.

    Но хитрость заключается в том, чтобы получить его пораньше, когда конкурентов еще мало, а маржа все еще привлекательна. В некоторых отраслях промышленности относительно легко имитировать быстро, потому что возникает немного проблем с настройкой, требования к капиталу невелики, а продукты относительно легко и быстро копируются.Швейная промышленность, вероятно, является наиболее очевидной из таких ситуаций. Однако, когда проблемы с установкой велики, когда требования к капиталу велики, и когда имитация требует длительных обратных НИОКР, то получение второго или третьего сочного укуса яблока может занять несколько лет и значительно увеличить риск.

    Имитация проверенного продукта автоматически не снижает риск; он просто меняет свой характер. В то время как новатор сталкивается с риском того, что его продукт не найдет готового рынка, потенциальный имитатор сталкивается с не менее ощутимым риском выхода на рынок, когда он уже перенасыщен многими конкурентами — и зачастую при этом жестко урезает цены.Очевидно, подражатель, который может существенно сократить период беременности своего развития по сравнению с другими подражателями, может получить огромное преимущество. Он столкнется с меньшим количеством конкурентов и более высокими и более стабильными ценами в течение удачного периода его превосходства над другими имитаторами.

    Целенаправленная имитация

    В большинстве крупных, лучше управляемых компаний процессу НИОКР или, по крайней мере, процессу разработки продукта уделяется большое внимание. Во многих компаниях настоящие инновации в продуктах являются прямым следствием тщательно отточенных корпоративных стратегий.Нововведение продукта является целенаправленным и запланированным, а не случайным или случайным. Тем не менее, в этих же компаниях имитация продукта имеет тенденцию быть почти полностью случайной, случайной и реактивной. Это следствие не того, что планировал имитатор , а того, что планировал его конкурирующий новатор .

    Поскольку другие спланировали и произвели нововведение, это часто, хотя и не всегда, встречает с определенной долей понятного скептицизма со стороны конкурентов в той же общей области.Например:

    Когда электрическая зубная щетка была впервые представлена ​​несколько лет назад, ряд компаний, производящих портативные приборы и средства личной гигиены, отреагировали вполне предсказуемо. Поскольку он был «изобретен не здесь», было предложено множество весьма правдоподобных причин, почему он, безусловно, потерпит неудачу. Но электрическая зубная щетка быстро завоевала популярность и стала одной из самых быстрорастущих миниатюрных бытовых приборов.

    Все компании в области портативных устройств, конечно же, внимательно следили за развитием новой электрической зубной щетки.Некоторые сразу же опросили пользователей и потенциальных покупателей. Но часто эти действия выполнялись в контексте крайнего скептицизма, когда руководство относилось к предмету с некоторой небрежностью, если не с фактическим и систематическим безразличием. В лучшем случае это было в некоторых небольших компаниях по производству бытовой техники, к которым относились только из праздного любопытства. Другие проекты, «изобретенные здесь» — инновации, которые были частью тщательно продуманного и с трудом реализованного корпоративного плана — казались более актуальными и более захватывающими.

    Тем не менее, если бы у этих небольших компаний по производству электроприборов был более формальный план, программа или процедура для реализации своих подходов к инновациям конкурентов, я думаю, можно показать, что они бы раньше и с большей прибылью занялись производством электрических зубных щеток.

    Предлагаемая система

    В оставшейся части этой статьи описывается позитивный подход к планированию и созданию имитаций — то, что я называю формальной стратегией для инновационных имитаций .

    Для простоты предположим, что действительно новый продукт, выпускаемый новатором, в конечном итоге оказывается успешным, следуя более или менее классической кривой жизненного цикла, изображенной на Приложении I. Продукт выпускается в момент времени «o». Конкурент X быстро узнает о его существовании.Предположим также, что у Конкурента X есть требование, согласно которому, если общий рынок продукта в этом ценовом диапазоне не может быть как минимум 20 000 единиц в месяц, он не будет пытаться выйти на рынок. Если это 30 000 единиц, он считает это очень привлекательным рынком.

    Приложение I. Классический жизненный цикл продукта

    Когда инновации видны впервые, обычная картина для многих фирм-конкурентов X, чья продукция требует значительных капитальных затрат и большого количества денег и времени на обратные НИОКР, выглядит примерно так:

    В 0, году органы, принимающие решения, говорят: «Я сомневаюсь, что он будет продаваться.Мы будем следить за этим ». Это все, что было сделано.

    В 1 год (или — в зависимости от отрасли и ситуации — скажем, через шесть месяцев) принимающие решения конкуренты могут быть немного удивлены тем, что продукт все еще находится на полках. Типичный комментарий в этот момент: «Ну, он просто держится, но никуда не денется. Я же тебе сказал. В 1 год (или, в зависимости от отрасли и ситуации, скажем, через шесть месяцев) принимающие решения конкуренты могут быть немного удивлены тем, что продукт все еще находится на полках.Типичный комментарий в этот момент: «Ну, он просто держится, но никуда не денется. Я же тебе сказал.

    На 2-м классе, , скорее всего, будет такая история: «У них немного больше бизнеса, но я слышал, что компания Y тоже этим занимается. Им обоим не хватит делиться. Они разорятся на этом ».

    В 3-м году, есть нервозность, потому что кривая определенно направлена ​​вверх. Реакция такая: «Джордж, нам лучше присмотреться к этому.Немедленно привлеките к этому некоторых из своих людей ».

    Где-то между 3 и 4 годами, запускается программа массового сбоя.

    К 5 году Компания X выходит на рынок примерно в то же время, что и шесть других компаний.

    Оглядываясь назад на то, что произошло, компания X, по сути, заявила в нулевом году, что шансы на успех для этого продукта равны 0%. Решение, сделанное Компанией X, было нулевой вероятностью в том смысле, что не было сделано ничего положительного для подготовки и запуска имитационного продукта.Если бы оценки вероятности успеха сознательно были выше 0%, потребовались бы некоторые имитационные шаги, даже если это были лишь предварительные шаги. Но ни одного из них не было предпринято ни в этот момент, ни в первый или второй годы. В каждой точке с точки зрения действий, предпринятых Компанией X, шансы новатора на успех равнялись нулю. Примечательно, однако, что даже несмотря на то, что лица, принимающие решения в Компании X, очень нервничали к 3-му году, они снова в то время фактически заявили, что шансы на успех по-прежнему равны нулю.

    Причина, по которой мы должны сказать, что Компания X дала нулевую вероятность шансов продукта на успех даже в 3-м году, несмотря на явно обеспокоенную реакцию «Джордж, нам лучше присмотреться к этому», заключается в том, что не было предпринято никаких шагов. потребовалось приступить к самой сложной и длительной работе, связанной с имитацией, — обратным НИОКР. Ничего не было начато в одной области, что потребовало бы больше всего времени и усилий, если бы продукт когда-либо был бы создан. Никакие ставки не хеджировались, потому что неявные вероятности, которые постоянно связывались с шансами новатора на успех, по-прежнему равнялись нулю.

    Оценки вероятностей

    Но очевидным фактом является то, что глубоко внутри люди редко бывают так уверены в коммерческой судьбе по-настоящему нового продукта. Никто никогда не может быть полностью уверен в начале, в первый или второй год, что инновация конкурента потерпит неудачу. В глубине души обычно существует несколько иное и более реалистичное взвешивание вероятной неудачи или успеха.

    Я считаю, что это отношение сомнения и неуверенности может и должно быть воплощено в здравой деловой практике.Предположим, что для каждого действительно нового продукта, выпущенного крупным новатором в своей области, компания X требовала от своего вице-президента по маркетингу добавлять честный и тщательно продуманный коэффициент к своей оценке его вероятного успеха — успех по некоторой мере, скажем, от продаж в единице продукции. объем. Следовательно, в этом случае он мог бы дать оценки шансов на успех в последовательные интервалы, через которые от него требовалось вынести суждение, которое выглядело бы следующим образом:

    Первый год 0–5%.

    Затем в год 1–10%.

    Затем в год 2–15%.

    Наконец на 3-м году обучения — 50%.

    Давайте назовем каждое из этих суждений «оценкой вероятности успеха» (SPE). Предположим также, что в нулевом году политика компании X заключалась в том, что вице-президент по маркетингу должен получить приблизительную оценку обратных затрат на НИОКР, связанных с разработкой эффективной имитации нового продукта. Скажем, для простоты, эта цифра составляет 100 000 долларов, хотя прилагаемый пример также применим к ситуациям, когда это могут быть миллионы долларов.Правильная политика хеджирования в этом случае будет заключаться в том, что в каждый интервал, в течение которого производится SPE нового продукта конкурента, также производится обратное ассигнование на НИОКР пропорционально этой оценке (см. Приложение II).

    Приложение II. График обратных ассигнований на НИОКР

    Таким образом, к 3 году половина требуемых денег на обратные НИОКР была бы ассигнована, и некоторая их часть была бы потрачена. Хотя экономика НИОКР различается в зависимости от отрасли и проекта — в некоторых случаях 5000 долларов не могут даже запустить компанию, так что, возможно, хотя SPE 0 года составляет 5%, ассигнования должны составить, скажем, 10 000 долларов — и в то время как в отдельных случаях могут существовать другие проблемы, стратегия ясна.А именно, хеджирование ставок имеет определенный смысл с точки зрения конкуренции, покупка вначале страхового полиса на случай успеха новых действий ваших конкурентов. Номинальная стоимость и надбавки по этой политике представляют собой инвестиции в обратные НИОКР, которые предназначены для вывода на рынок имитирующего продукта быстрее, чем в противном случае. Со временем номинальная стоимость и премии будут пересматриваться из года в год, чтобы отразить недавно пересмотренные оценки вероятности успеха новатора, а также пересмотренные оценки затрат имитатора на НИОКР.

    Живая изгородь имитатора

    Давайте назовем эту «программу страхования» имитаторским хеджированием (IH). Если бы у компании X была такая политика — короче говоря, если бы ее конкурентные стратегии включали IH — тогда, вместо того, чтобы выходить на рынок с опозданием в 5-м году, когда темпы расширения рынка уже замедлились и когда конкуренция была жесткой, а рентабельность снижалась. , вероятно, он вышел бы на рынок в 4-м году и, таким образом, быстрее окупил бы свои затраты. Действительно, с такой четкой и окончательной политикой, есть вероятность, что весь процесс аудита новых продуктов стал бы настолько более тщательным и сложным, что первые сигналы о вероятном успехе или неудаче стали бы гораздо более очевидными и значимыми.Как следствие, Компания X вполне могла выйти на рынок где-то в 3-м году.

    Очевидно, что запуск сложного (или, по крайней мере, относительно высокотехнологичного) имитационного продукта — это больше, чем обратные НИОКР. Должны быть подготовлены штампы, оборудование должно быть доступно, и многие другие вещи требуют времени, внимания, Деньги. Но процесс проектирования и разработки часто отнимает больше всего времени, особенно в отраслях, где существующие производственные линии могут быть модифицированы и освобождены для продуктов, которые имеют функции, аналогичные новым.Например, завод, производящий электробритвы, в значительной степени приспособлен к производству электрических зубных щеток. Завод, производящий устройства пневматического управления, имеет некоторую приспособляемость к производству лабораторных технологических насосов. Но в любом случае возникнут большие проблемы и тяжелые временные затраты, отличные от тех, что требуются для проведения НИОКР. Реализация политики IH — непростая задача. Добрых намерений недостаточно. Также не будет нищеты.

    Именно потому, что IH часто включает в себя так много проблем и такие важные временные соображения, заинтересованные компании должны искать все возможные способы минимизировать проблемы и временные затраты, связанные с застенчивой программой конкурентного подражания.Мы не говорим о чем-то теоретическом или загадочном. В последние годы военные ведомства технически продвинутых стран все чаще имеют программы именно такого рода при планировании и разработке своих вооружений. Для них спасенный момент может быть спасенной нацией. Для бизнеса сэкономленный момент может означать много заработанных долларов. Доллары, потерянные в результате ранней поддержки обратных НИОКР по продуктам, которые заканчиваются рыночными сбоями до того, как потенциальный имитатор когда-либо их произведет, будут «потеряны» не менее бесполезно, чем доллары, потраченные на другие формы страхования, которые каждый расчетливая компания очень разумно покупает.

    Скорость появления новых подлинных продуктов в некоторых отраслях, очевидно, слишком велика, чтобы их компании могли устанавливать IH на каждый новый продукт, который появляется. С другой стороны, не у каждой компании есть амбиции охватить все возможности продукта. Тем не менее, можно не иметь страховки — покупать слишком много IH. Следовательно, это требует установления критериев страхования. Он призывает к критериям отбора тех новых конкурентоспособных продуктов, для которых должны проводиться обратные НИОКР, и тех, на которые не должны выделяться средства на НИОКР.Эти критерии могут принимать разные формы: насколько близок новый конкурентоспособный продукт к различным компетенциям вашей компании, насколько он близок к замене одного из ваших важных продуктов, насколько велик его рыночный потенциал, насколько велики могут быть затраты на разработку, насколько может потребоваться много времени, чтобы добиться приемлемого рыночного признания и так далее.

    Но к каждому из них может быть полезно присоединить другой критерий, отличающийся от него. Это может быть политика, которая гласит, что, за исключением крайних случаев прямой потенциальной угрозы для одного из ваших основных основных продуктов, ваша компания не будет в течение какого-либо одного года в течение следующих пяти лет брать на себя обязательства по новым IH, совокупный первый год которых затраты превышают Y долларов.Общий счет компании за IH в любой год может значительно превысить Y долларов, но совокупность всех новых проектов первого года не превысит Y долларов.

    Такая политика может затем предусматривать, что доступные $ Y распределяются между предложениями с наивысшими оценками вероятности успеха в год 0. Если это приводит к исключению проектов, для которых все еще предъявляются высокие требования программы IH, тогда это становится указание на необходимость пересмотреть либо исходные критерии, либо размер общего хедж-бюджета компании Imitator, либо и то, и другое.

    Заключение

    Инновации, разработка новых продуктов, продление срока службы и расширение рынков существующих продуктов за счет добавления новых функций, стилей, упаковки, цен — все это неумолимо входит в арсенал устройств, с помощью которых современная компания конкурирует. А инновации — это товар, который широко распространен в нашем обществе. Но их, вероятно, меньше, чем многие из нас предполагают. Мы часто ошибочно принимаем инновации за то, что на самом деле является имитацией, большим и заметным проявлением подражательного продукта, который был действительно новым несколько лет назад, когда один-единственный новатор впервые запустил его.

    Простая арифметика говорит нам, что подражания гораздо больше, чем инноваций. Вначале действительно новый продукт, процесс или услуга обычно имеет только одного новатора, но позже появляются орды подражателей. Ни одна отдельная компания не может быть или не может разумно позволить себе быть таким постоянным новатором, как она вынуждена быть имитатором. И хотя существуют большие общепризнанные риски для инноваций, сегодня нет эквивалентного признания рисков имитации. Когда компания выходит на рынок со своим имитатором примерно в то же время, что и остальная часть подражателей, риск действительно велик.

    Поскольку мы живем в эпоху такой беспрекословной и часто очень оправданной веры в достоинства инноваций, в более преданных компаниях может развиться строго односторонняя система вознаграждений. Аплодисменты, баллы домового и продвижение по службе достаются явно новаторским людям — и это правильно. Но следует помнить о возможных негативных последствиях. Самым прискорбным негативным эффектом может быть создание среды, в которой люди, часто предлагающие имитационные практики, рассматриваются как нечто низкое или менее достойное.Руководствуясь системой вознаграждений, люди могут затем систематически воздерживаться от поддержки имитационных стратегий, от ранней реализации которых зависит дальнейший жизненный успех их компаний.

    Следовательно, позитивная политика поддержки стратегии имитации некоторым организованным образом будет иметь преимущество не только в том, что на раннем этапе приведут в действие необходимые имитационные действия, но и в том, чтобы донести до всей организации, что, хотя новаторы ценятся, но и творческие имитаторы ценятся.Это узаконило бы систематическое имитационное мышление в такой же мере, как и более гламурное инновационное мышление.

    Следовательно, имеет смысл иметь такой же ясный и тщательно разработанный метод планирования инновационной имитации, как и планирование самой инновации. Такая политика вполне может потребовать создания имитатора хеджирования — фактора IH в политике продукта. Хотя новизна этого предложения может показаться странным и, возможно, даже неопределенно академическим, полезно сравнить его с тем, что мы уже делаем в смежных областях.Возьмем, к примеру, страхование. Обоснование и полезность полиса IH не более необычны, чем обоснование страхования ответственности, и не более нова, чем концепция составления бюджета для достижения успеха и контроля.

    Возможно, было бы преувеличением сказать, что инновации — это ложный мессия, и ошибочно сказать, что подражание — это новый мессия. Но вести себя однобоко, как если бы инновации были мессией, и особенно ценой ужасных цен на реалистичную оценку плодотворной силы более систематического подражания, было бы еще большей ошибкой.

    1. «Функциональные особенности в стратегии продукта», HBR, март – апрель 1959 г., стр. 65.

    2. См. «Использование жизненного цикла продукта», HBR, ноябрь – декабрь 1965 г., с. 81.

    Версия этой статьи появилась в сентябрьском выпуске журнала Harvard Business Review за 1966 год.

    имитация | поведение | Britannica

    imitation , в психологии воспроизведение или выполнение действия, которое стимулируется восприятием аналогичного действия другим животным или человеком.По сути, это модель, на которую направлено внимание и реакция подражателя.

    В качестве описательного термина имитация охватывает широкий диапазон поведения. В их естественной среде обитания можно наблюдать, как молодые млекопитающие копируют действия старших представителей вида или игры друг друга. Среди людей подражание может включать в себя такие повседневные переживания, как зевание, когда зевают другие, множество бессознательно и пассивно усвоенных копий социального поведения и преднамеренное принятие идей и привычек других.

    Исследования младенцев показывают, что во второй половине первого года обучения ребенок будет имитировать выразительные движения других, например, поднятие рук, улыбку и попытки говорить. На втором году жизни ребенок начинает имитировать реакции других людей на предметы. По мере взросления ребенка перед ним ставятся всевозможные модели, большинство из которых определяется его культурой. К ним относятся физическая осанка, язык, базовые навыки, предрассудки и удовольствия, а также моральные идеалы и табу. То, как ребенок их копирует, определяется главным образом социальными и культурными влияниями поощрения или наказания, которые направляют его развитие.

    Любое единообразие или сходство мыслей и действий людей не обязательно означает, что они вызваны одними и теми же или подобными психологическими мотивами или механизмами. Вариации ситуаций, побуждений и усвоенных способов адаптации часто слишком сложны, чтобы их можно было отнести к категории имитации.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Многие ранние психологи считали само собой разумеющимся, что подражание было вызвано инстинктом или, по крайней мере, наследственной предрасположенностью.Более поздние авторы рассматривали механизмы подражания как механизмы социального обучения. Подражание занимает центральное место в подходе к социальному обучению американского психолога канадского происхождения Альберта Бандуры. Его исследования показали, что человеческому поведению можно научиться, подражая другому человеку, который, как наблюдают, получает какое-то вознаграждение или поощрение за поведение. Исследователи обычно различают подражание, вызванное простым условным рефлексом, вызванное обычным обучением методом проб и ошибок, и имитацией, связанной с высшими мыслительными процессами.

    Границы | Акцентное подражание положительно влияет на языковое отношение

    Введение

    Хорошо задокументировано, что говорящие в разговоре имеют тенденцию сводить свою речь к моделям произношения своего собеседника (Goldinger, 1998; Namy et al., 2002; Shockley et al., 2004; Pardo, 2006; Pardo et al. , 2010; Nielsen, 2011), явление, которое также называют аккомодацией или имитацией речи . Имитация речи была обнаружена по интонации (Goldinger, 1998), четкости (Lakin, Chartrand, 2003), скорости речи (Giles et al., 1991) региональный акцент (Delvaux, Soquet, 2007) и стиль речи (Kappes et al., 2009). Этот феномен кажется довольно устойчивым и происходит во время разговора (Pardo, 2006), но также в результате простого воздействия речи (Goldinger, 1998; Delvaux and Soquet, 2007). В последние годы имитация речи привлекла к себе большое внимание (обзор см. В Babel, 2011), и исследования начинают определять основные механизмы этого поведения в производстве речи (Pardo, 2006; Babel, 2011).

    Подражательное поведение во время взаимодействия, как было показано, увеличивает привязанность и симпатию между собеседниками (LaFrance, Broadbent, 1976; Chartrand, Bargh, 1999; Dijksterhuis, Bargh, 2002; Van Baaren et al., 2004; Stel et al., 2010). Результаты этих экспериментов обычно демонстрируют, что наблюдатели имеют тенденцию имитировать позу и жесты своего партнера по взаимодействию, если она им больше нравится. И наоборот, наблюдателям больше нравятся их партнеры по взаимодействию, если они имитируют позы и жесты наблюдателей. Например, Stel et al. оценили влияние априорной симпатии наблюдателей к партнеру по взаимодействию на их склонность к подражанию. Они попросили участников посмотреть немое видео, на котором актер, играющий менеджера (мишень), рассказывает о своей работе.Мишень часто играл ручкой и тер лицо. Априорными симпатиями манипулировали, предоставляя участникам различную информацию. Перед просмотром видео участники убедились, что менеджер был полностью честен или нечестен (в зависимости от априорного условия симпатии) в отношении темы, о которой он говорил в видео. Затем их попросили заполнить анкету, чтобы оценить априорную симпатию объекта. Участники были записаны на видео во время просмотра видео, при этом одной трети участников было дано указание имитировать цель, одной трети было дано явное указание не имитировать цель, а третья группа участников не получила никаких инструкций относительно имитации.Было подсчитано, как часто участники терли лицо или играли ручкой. Результаты показали, что априорная симпатия положительно влияет на подражательное поведение; участники, получившие положительную информацию о цели, чаще терли лицо и играли пером, как в условиях имитации с инструкциями, так и в условиях имитации без инструкций. Интересно, что участники, которым не было предложено подражать, и участники, получившие негативную информацию, по-прежнему имитировали цель.Этот эксперимент показывает положительную взаимосвязь между априорной симпатией и имитационным поведением, а также демонстрирует, что имитация происходит даже тогда, когда участники не проявляют априорной симпатии.

    Другое исследование (Stel et al., 2008) показало, что акт имитации цели также влияет на то, как имитатор чувствует себя по отношению к цели или, более конкретно, целям, связанным с целью. Здесь участников разделили на две группы и попросили посмотреть видео с описанием благотворительной организации.В одном условии участникам было дано указание имитировать выражение лица цели, в то время как участникам второго условия было поручено не имитировать выражение лица цели. Впоследствии участникам в обоих условиях раздали анкету о благотворительной организации и дали возможность пожертвовать деньги, если они пожелают (эти деньги были заранее предоставлены обеим группам участников). Результаты показали, что участники, которым было предложено имитировать, пожертвовали больше денег, что было истолковано как показатель того, что имитаторы имели более просоциальное отношение к организации, чем не имитаторы.

    Недавние работы в области экспериментальной фонетики аналогичным образом указывают на связь между вокальным подражанием и симпатией (Babel, 2011). Бабель проверил, как воспринимаемая симпатия влияет на имитацию голоса, в эксперименте по производству речи. Симпатия к целевому говорящему измерялась с помощью рейтинга социальной привлекательности по шкале от 1 до 10. Бабель обнаружил, что участники выборочно имитировали спектральные характеристики только подмножества гласных. Более высокий уровень имитации был обнаружен для низких гласных / ae a / и более низкий уровень имитации для гласного / i o u /.Кроме того, наблюдалась тенденция к тому, что привлекательность влияла на степень, в которой участники имитировали гласные цели: (женщины) участники с большей вероятностью подражали гласным говорящего, если они оценивали говорящего как более социально привлекательного. Результаты Бабеля согласуются с исследованиями в области социальной психологии, показывающими, что восприятие социальных характеристик (например, возраста, пола, расы) человека, выполняющего действие, может привести к (подражательному) поведению, соответствующему установкам, связанным с этими характеристиками (Bargh et al., 1996; Чен и Барг, 1997; Dijksterhuis et al., 2000). Например, Bargh et al. подготовили участников к отношениям, связанным со старостью, и впоследствии измерили скорость, с которой они шли по коридору. Участники, которые были настроены на стереотип о старости, шли медленнее, чем те, кто не был настроен (но см. Doyen et al., 2012).

    Таким образом, исследования в области социальной психологии и экспериментальной фонетики сходятся на мнении о том, что ряд факторов (например, социальная привлекательность) могут привести к усилению подражательного поведения.Однако неясно, верна ли и обратная связь: подражание чьим-то речевым образцам также влияет на воспринимаемую социальную привлекательность этого человека? Если можно показать, что подражательное поведение влияет на такое отношение, то это означает, что связь между подражанием и симпатией в речи является двунаправленной: симпатия к человеку приводит к большему подражанию его поведению, а подражательное поведение само по себе ведет к усилению симпатии к подражаемому. человек.

    Недавнее исследование показало положительное влияние имитации голоса на восприятие речи (Adank et al., 2010). Аданк и др. попросили участников прослушать предложения, произносимые с незнакомым акцентом на фоне фонового шума на этапе предварительного тестирования, и повторить эти предложения вслух. Впоследствии участники были разделены на шесть групп и либо не проходили обучения, либо слушали предложения с незнакомым акцентом, не говоря ни слова, повторяли предложения с акцентом со своим собственным акцентом, слушали и расшифровывали предложения с акцентом, слушали предложения с акцентом и имитировали их, либо слушали и имитировали предложения с акцентом, но не могли слышать собственные вокализации.Посттренинговые измерения показали, что участники, имитирующие акцент говорящего, повторяли ключевые слова в предложениях при более высоком уровне фонового шума, чем участники, которые не имитировали акцент. Аданк и др. продемонстрировали, что имитация речи влияет на восприятие речи за счет оптимизации понимания предложений в фоновом шуме. Аданк и др. Таким образом было показано, что имитация голоса может помочь в понимании языкового сообщения.

    Настоящее исследование направлено на установление того, влияет ли и как имитация голоса на социальные установки, связанные с носителем этого лингвистического сообщения.Мы исследовали влияние имитации вокала на отношение слушателей к говорящим с другим региональным акцентом, чем говорят сами слушатели. Мы выбрали акцентную речь, поскольку уже было показано, что люди спонтанно имитируют акцент своего собеседника (Delvaux, Soquet, 2007). Более того, слушание речи с акцентом автоматически вызывает акцентные отношения, связанные с носителями этого акцента (Giles, 1970; Bishop et al., 2005; Coupland and Bishop, 2007).

    Здесь участники слушали двух ораторов и открыто имитировали речевые модели для одного из этих ораторов, в то время как они повторяли речевые модели со своим акцентом для другого оратора. Используя внутрипредметный дизайн, участники выполняли эти две задачи в уравновешенном порядке. В одном задании они слушали предложения, произносимые с региональным акцентом британского английского языка, а затем повторяли эти предложения со своим акцентом, не имитируя акцент (фаза повторения).Впоследствии они заполнили анкету, исследуя отношения, связанные с воспринимаемыми характеристиками говорящего, включая социальную привлекательность, власть и компетентность (Bayard et al., 2001). В другом задании участник слушал другой набор предложений, произнесенных другим говорящим с тем же региональным акцентом, и им было предложено прослушать предложение и повторить его, имитируя его как можно точнее (фаза имитации). Затем они заполнили анкету для второго спикера.Таким образом, участники должны были слушать речь ораторов с региональным акцентом, отличным от их собственного. Было решено выбрать говорящих с региональным акцентом, поскольку акцентированная речь автоматически вызывает отношения, связанные с ее говорящими (Lambert et al., 1960). Например, говорящие со стандартным акцентом воспринимаются как более сильные, компетентные и имеющие более высокую социальную привлекательность, чем говорящие с региональным акцентом (Giles, 1970; Bishop et al., 2005; Coupland and Bishop, 2007; Grondelaers et al., 2010). Если имитация вокала конкретно влияет на воспринимаемые слушателями оценки социальной привлекательности говорящих с другим региональным акцентом, то ожидается, что такое отношение будет более позитивным после фазы имитации эксперимента.

    Метод

    Участников

    Мы протестировали 52 участника (32 женщины, 20 мужчин) со средним возрастом 26,0 лет [диапазон 18–55 лет, стандартное отклонение (SD) 7,9 года]. Все были носителями языка из Англии, без языковых нарушений, неврологических / психических заболеваний и с хорошим слухом.Мы не отслеживали региональный фон участников из Англии. Все участники были студентами бакалавриата Манчестерского университета. Все участники заявили, что они незнакомы с шотландским акцентом в целом и с гласским языком в частности, когда их спросили об этом во время сеанса подведения итогов после эксперимента. Никто из них не жил в Шотландии и не имел ежедневных тесных контактов с шотландскими носителями. Они дали письменное согласие и получили зачет курса или 5 фунтов стерлингов за участие.Исследование было одобрено местным этическим комитетом.

    Стимулирующие материалы

    Стимулирующие материалы представляли собой 96 предложений, произнесенных двумя мужчинами, говорящими на глазго-английском (GE), которым на момент записи было 20 и 21 год. Записи GE были получены во время сеанса записи, описанного в Adank et al. (2009). Для каждого говорящего были сделаны записи 96 предложений (см. Приложение 1) из гарвардского корпуса предложений (Egan, 1948; IEEE, 1969). Гарвардские предложения фонетически сбалансированы и семантически значимы и часто используются в исследованиях, проверяющих разборчивость речи (Rogers et al., 2004).

    Динамики GE были записаны в звукоизолированной комнате с использованием микрофона AKG SE300B (AKG Acoustics, Вена, Австрия), подключенного к предусилителю AKG N6-6E, на записывающем устройстве Tascam DA P1 DAT (Tascam Div., TEAC Corp.) ., Токио, Япония) и перенесены непосредственно на жесткий диск с помощью сонографа Kay Elemetrics DSP (Kay Elemetrics, Lincoln Park, NJ). Все предложения были сохранены в отдельные файлы с частотой 22050 Гц. Наконец, каждый звуковой файл был нормализован по пикам и масштабирован до уровня звукового давления (SPL) 70 дБ с использованием Praat (Boersma and Weenink, 2003).

    Мы выбрали GE, поскольку ожидали, что она будет восприниматься как имеющая низкую социальную привлекательность, поскольку она заняла 29 место из 34 акцентов английского языка с точки зрения социальной привлекательности и престижа (Coupland and Bishop, 2007). Коупленд и Бишоп использовали рейтинги, основанные на ответах 5010 участников проекта Voices Британской радиовещательной кооперации (BBC), который проводился в течение 2005 г. (http://www.bbc.co.uk/voices/). Респонденты проекта Voices были довольно равномерно распределены по Великобритании, включая Уэльс (5.6%), Шотландия (11%), Северная Ирландия, Северная / Средняя Англия (39,9%), Юго-Восточная Англия (29,1%), Юго-Западная Англия (11,5%).

    Процедура

    Все участники завершили сеанс повторения и имитации. Порядок этих сессий был сбалансирован для всех участников, чтобы избежать эффектов последовательности задач; половина участников сначала завершили сеанс имитации, а затем повторение сеанса, в то время как другая половина сначала имитировала, а затем повторила. За сеанс было 48 предложений.

    Инструкции по повторению и имитации сеансов были взяты из Adank et al. (2010). Во время повторного занятия участникам было предложено прослушать предложение, а затем повторить его со своим акцентом, а именно стандартным британским английским языком. Участникам было дано четкое указание не имитировать акцент говорящего. В сеансе имитации процедура была такой же, как и в сеансе повторения, но участникам было предложено имитировать голосом точное произношение предложения.Если участники повторяли предложение со своим акцентом, им предлагалось имитировать акцент, когда они слышали его. Во время повторяющейся задачи экспериментатор подсчитывал количество правильно повторенных слов содержания (см. Приложение 1), чтобы убедиться, что участники поняли предложения. Во время имитации (фонетически наивный) экспериментатор оценивал усилие, с которым участники имитировали акцент говорящего, по шкале от 1 (очень мало усилий) до 4 (много усилий). Экспериментатору было предложено поставить оценку 1, если он думал, что участник вообще не пытался изменить свою речь, дать оценку 2, если участник изменил свой голос, независимо от того, был ли это акцент GE, и дать оценка 3 или 4, если участники попытались изменить свой голос и сумели воспроизвести аспекты акцента GE.Участники не получали никакой обратной связи, кроме напоминаний экспериментатора о необходимости продолжать имитацию (в сеансах имитации) или избегать имитации (в повторяющихся сеансах), как описано выше.

    Каждый участник проходил индивидуальное тестирование в тихой комнате. Сначала участники повторили 10 ознакомительных предложений от мужчины-спикера GE, записи которого не были включены в основной эксперимент. Затем они услышали 48 предложений через наушники (Sennheiser HD 25 SP) из одного из динамиков GE в повторяющемся сеансе, а оставшиеся 48 предложений были произнесены другим динамиком GE в сеансе имитации.Мы включили двух спикеров, поскольку это позволило нам оценить, является ли эффект имитации вокала на акцентное отношение общим или специфическим для говорящего. Наряду с уравновешиванием порядка задач, порядок выступающих уравновешивался между участниками, гарантируя, что говорящий 1 одинаково часто имитируется или повторяется как говорящий 2. Если эффект имитации зависит от говорящего, то влияние имитации на рейтинги социальной привлекательности различаются между динамиками.

    После каждого сеанса повторения и имитации участников просили оценить свое впечатление о говорящем по 18 личностным и голосовым характеристикам, используя анкету (см. Приложение 2), адаптированную из Bayard et al.(2001). Баярд и др. разработал этот вопросник для изучения акцентного отношения новозеландских участников к разным акцентам английского языка (Новая Зеландия, Австралия и Северная Америка). Анкета состояла из 22 характеристик: пять — качественные характеристики голоса (сильный голос, сильный голос, образованный голос, приятный голос, привлекательный голос), 13 — личностные качества (контролирующий, властный, доминирующий, напористый, надежный, умный, компетентный, трудолюбивый, амбициозный, веселый, дружелюбный, теплый, юмористический) и четыре пункта статуса (род занятий, доход, социальный класс, уровень образования).Элементы качества голоса и элементы личности состояли из вопросов по шкале Лайкерта, в которых участникам предлагалось оценить степень соответствия говорящего данной характеристике, в то время как четыре элемента статуса были заданы как открытые вопросы. Мы включили в рейтинговую шкалу только элементы личности и голоса, чтобы учесть ответы только по шкале Лайкерта. В эксперименте участники оценили каждую черту по шкале от 1 до 4 (1: говорящий очень соответствует характеристике, 4: говорящий совсем не соответствует этой характеристике).

    Участники заполнили анкету дважды: один раз после повторного сеанса и один раз после имитационного сеанса. Их попросили оценить свои впечатления от каждого выступающего. После эксперимента участники были опрошены. Разбор полетов после эксперимента гарантировал, что участники не знали о целях эксперимента и не знали гласского акцента. Общая продолжительность экспериментальной процедуры (инструкции и процедура информированного согласия, практическая сессия, повторяющаяся сессия, заполнение анкеты для повторяющейся сессии, имитационная сессия, заполнение анкеты для имитирующей сессии, подведение итогов) составила 45 минут.

    Результаты

    Отношения

    Участники правильно повторили 94,8% (SD 3,7%) четырех целевых слов в предложении в повторяющейся фазе эксперимента, что указывает на их понимание предложений с ударением. Кроме того, средний балл за оценку усилия, полученный во время сеансов имитации, составил 2,2 (SD 0,9), что указывает на то, что участники в целом были оценены как приложившие разумные усилия при имитации акцента говорящего. Затем 18 черт были сгруппированы по отношениям к власти, компетенции и социальной привлекательности.Следуя Bayard et al. Шесть черт были классифицированы как отношение к власти (контролирующий, авторитетный, доминирующий, мощный голос, сильный голос, напористый), шесть — как отношение к компетенции (надежный, умный, компетентный, трудолюбивый, образованный голос, амбициозный) и шесть — как отношение социальной привлекательности (жизнерадостность). (приветливый, теплый, юмористический, приятный голос, приятный голос). Баярд и др. Первоначально черты «привлекательный голос» и «приятный голос» были сгруппированы в отдельный фактор «Голосовые черты», но мы решили объединить эти факторы в отношение социальной привлекательности, чтобы уравнять количество черт на отношение и гарантировать, что каждая черта включает личность как а также особенности голоса.

    Мы перекодировали все рейтинговые баллы, чтобы низкие баллы стали высокими, чтобы сделать интерпретацию данных более интуитивной (т. Е. Более высокие баллы указывают на большее соответствие). Был проведен дисперсионный анализ 2 (задача: повторить или подражать) × 3 (отношение: власть, компетентность, социальная привлекательность) (ANOVA) по средним рейтинговым баллам. Первый основной эффект был обнаружен для задачи [ F (1, 48) = 4,775, p <0,05, частичное η 2 = 0,09]. Рейтинговые оценки были в целом выше после имитации (см. Рисунок 1), что указывает на то, что участники обнаружили, что говорящие больше соответствуют установкам после имитации.Второй главный эффект был обнаружен для Attitude [ F (1.488, 75,89) = 21,975, p <0,001, частичное η 2 = 0,3, поправка Хюня-Фельдта на несферичность]. Запланированные тесты t показали, что рейтинги социальной привлекательности отличаются от рейтингов компетентности ( p, <0,001) и рейтингов мощности, но что рейтинги мощности и компетенции существенно не отличаются друг от друга ( p = 0,104). В целом участники оценили обоих докладчиков как имеющих более высокие рейтинги силы и компетенций, чем рейтинги социальной привлекательности ( p <0.001). Основные эффекты для задачи и отношения были квалифицированы по значительному взаимодействию [ F (1,826, 93,126) = 3,371, p <0,05, частичное η 2 = 0,06], что указывает на то, что эффекты задачи влияют на три позиции по-разному. Post-hoc тесты показали, что только суждения о социальной привлекательности были значительно более положительными ( p = 0,007), то есть говорящий был признан более соответствующим признаку после имитации. Это указывает на то, что участники оценили ораторов как имеющих более высокую социальную привлекательность после сеансов имитации, чем после повторных сеансов.

    Рис. 1. Средние рейтинговые баллы за задание: повторение и подражание и отношение: сила, компетентность и социальная привлекательность (столбики ошибок представляют собой одну стандартную ошибку среднего) для обоих динамиков GE .

    Наконец, мы вычислили разницу в баллах между оценками имитации и повторяющихся этапов, и мы коррелировали эти разностные оценки с индивидуальными оценками усилий, полученными на имитационной фазе эксперимента. Оценка усилий по имитации не коррелировала достоверно с оценками разницы в социальной привлекательности, власти или компетентности.

    Индивидуальные черты

    На рис. 2 показаны средние оценки по отдельным признакам. Мы провели запланированные t -тестов между оценками, полученными после имитации и повторения для каждого признака. Запланированные t -тесты по признакам Силы (Авторитетный, Доминантный, Напористый, Контролирующий, Сильный голос, Сильный голос) не показали значимых различий при p <0,05. Не было обнаружено различий и по признакам Компетентности (Надежный, Амбициозный, Компетентный, Умный, Трудолюбивый, Образованный голос).Однако эффекты были обнаружены для трех пар черт социальной привлекательности (юмористический, веселый, дружелюбный, теплый, приятный голос, привлекательный голос). Участники оценили докладчиков как более юмористических после имитации [ t (51) = −3,468, p = 0,001], как более дружелюбных [ t (51) = −2,095, p = 0,041] и более привлекательным голосом [ t (51) = −3,163, p = 0,003].

    Рисунок 2.Средние рейтинговые баллы за задание: повторение и имитация для всех 18 признаков (столбцы ошибок представляют собой одну стандартную ошибку среднего) для обоих динамиков GE .

    Обсуждение

    Мы стремились установить, влияет ли голосовая имитация предложений, произнесенных с незнакомым акцентом, на рейтинги социальной привлекательности, связанные с говорящим с этими предложениями. Результаты подтверждают нашу гипотезу, поскольку оценки социальной привлекательности говорящего на GE были более положительными после того, как участник голосом имитировал предложения, произнесенные этим говорящим.Кроме того, результаты показали, что положительные эффекты были обнаружены только для рейтингов социальной привлекательности, а не для рейтингов компетентности и власти. Эта закономерность в результатах позволяет нам исключить альтернативные объяснения эффекта имитации, такие как повышенное внимание или более трудоемкая обработка во время имитационных фаз эксперимента. Кажется маловероятным, что повышенное внимание или более трудоемкая обработка данных повлияют конкретно на социальную привлекательность, но не на рейтинги власти и компетентности.Тем не менее, рейтинги усилий по имитации не коррелировали с разницей в оценках социальной привлекательности, что указывает на то, что участники, которые, как оценивалось, прилагали больше усилий, не проявляли тенденции к изменению своих суждений в большей степени, чем те, которые, как было установлено, приложили меньше усилий во время имитации.

    Схема оценок трех установок отличалась от более ранних исследований отношения к английскому акценту (Bishop et al., 2005; Coupland and Bishop, 2007). Мы обнаружили меньше положительных оценок социальной привлекательности, чем власти и компетентности.Неясно, почему это так, но это может быть связано с тем, что мы тестировали относительно избранную группу участников, а именно молодых студентов бакалавриата только из Англии, в то время как слушатели исходного проекта BBC, описанного в Bishop et al. (2005), Coupland and Bishop (2007) происходили со всей Великобритании и включали группы участников младшего и старшего возраста и не ограничивались только студентами университетов. Люди, говорящие на определенных региональных разновидностях британского английского, могут по-разному относиться к определенным акцентам.

    Наконец, эффект подражания был обнаружен только для социальной привлекательности, но не для компетентности и власти. Влияние имитации на социальную привлекательность было обусловлено чертами юмористического, дружелюбного и привлекательного голоса. Возможно, что имитация акцента другого человека делает говорящего частью социальной группы участников в отличие от простого повторения. Поскольку люди более позитивно настроены по отношению к людям в своей группе, чем к тем, кто находится за ее пределами (Brewer, 1979), такой внутригрупповой фаворитизм может сделать говорящего более субъективно приятным, не оказывая при этом большого влияния на отношение к власти и компетентности, что может быть менее гибкий, возможно, из-за меньшей восприимчивости к общему отношению к незнакомым акцентам и говорящим с этими акцентами.

    Ограничения

    Следует отметить, что влияние имитации на рейтинг социальной привлекательности не обязательно означает, что отношение участников к гласвежскому акценту как таковому изменилось. Скорее, возможно, изменилось отношение к подражаемому спикеру ГС. Следовательно, имитация речи говорящих относительно незнакомым языком может привести к более положительной оценке характеристик социальной привлекательности этих говорящих.Однако учтите, что изолировать говорящего от акцента непросто. Оценка того, в какой степени отношение к отдельному человеку по сравнению с его или его групповыми характеристиками (региональный акцент) может быть непростой, поскольку говорящий и акцент по своей сути смешаны. Решением было бы провести эксперимент, используя говорящего с одинаковым обличьем (Lambert et al., 1960), то есть человека, который может говорить с двумя акцентами. См., Например, Evans and Iverson (2004), которые использовали речь говорящего, говорящего на стандартном южно-британском английском, а также с северно-британским акцентом.Использование спикера с подобранным обликом откроет возможности для разделения эффекта имитации человека по сравнению с имитацией акцента.

    Кроме того, мы не можем полностью исключить возможность того, что положительный эффект имитации на суждения о социальной привлекательности связан с инструкцией явно , а не имитировать в повторяющейся задаче. Один из способов определить, является ли влияние на социальную привлекательность полностью результатом имитации, а не подавлением имитации в повторяющихся сеансах, — это включить условие контроля, при котором участники не получали никаких явных инструкций относительно имитации.Однако такое условие контроля не было бы возможным в рамках текущего внутрипредметного дизайна с уравновешиванием порядка задач (и выступающих) между участниками, как это имело место в настоящем исследовании.

    Наконец, в недавних исследованиях, измеряющих влияние отношения к говорящему на имитацию голоса, использовались акустические меры (Babel, 2011) или суждения о перцепционном сходстве (Namy et al., 2002; Pardo, 2006; Pardo et al., 2010, 2012). узнать, в какой степени участники меняют свою речь.Например, Бабель (2011) использовал измерения первых двух центральных частот формант гласных в словах, которые ее участники должны были затенять. Pardo et al. (2010) использовали перцептивные меры фонетической конвергенции в своем разговореном дизайне. Она попросила группу фонетически наивных слушателей оценить сходство между высказываниями двух собеседников, записанных до, во время и после того, как оба приняли участие в целенаправленной задаче (задача-карта, в которой конкретные предметы были названы обоими партнерами) в Задача ABX.Затем были рассчитаны показатели воспринимаемой конвергенции путем подсчета процента испытаний, в которых определенный элемент, созданный после задачи карты, был признан более похожим на этот элемент, созданный в элементе задачи карты, чем на элемент, созданный до карты. задача. В настоящем исследовании изучалось не влияние воспринимаемых аспектов объекта на имитацию голоса, а влияние имитации голоса на воспринимаемые характеристики говорящего. Тем не менее, исследование могло бы выиграть от использования более сложных и объективных методов измерения вокальной имитации, таких как использованные в Babel (2011).Однако недостатком использования акустических измерений является то, что сбор и анализ данных могут занимать чрезвычайно много времени и что эффект имитации вокала не может быть полностью уловлен с использованием только измерений качества гласных. Было бы интересно использовать методы сопоставления с образцом, также используемые для измерения сходства акцентов, такие как программа ACCDIST (Huckvale, 2004), и применить их к отдельным парам предложений имитатора и цели. Например, Пинет и др. (2011) успешно использовали ACCDIST, чтобы установить различия в акцентах между франко-английскими двуязычными и британским английским языком.Такой метод, как ACCDIST, можно использовать для более точной оценки степени, в которой участники (а) изменили свою речь между повторением и имитацией и (б) в какой степени высказывания участника в сеансах имитации напоминают высказывания целевого говорящего. высказывания. Такая объективная акустическая мера была бы улучшением оценок усилия, используемых в настоящем эксперименте. Тем не менее, текущие оценки усилий экспериментатора на имитационных фазах дают, по крайней мере, представление о том, в какой степени участник пытался имитировать предложения в имитационной сессии, но их актуальность не следует переоценивать.

    Коммуникационная теория аккомодации

    Фонетическая конвергенция, или процесс, с помощью которого модели разговора изменяют акустические характеристики в сторону общей цели, была учтена с помощью теории коммуникативной адаптации (Giles et al., 1991; Shepard et al., 2001). Теория коммуникативной адаптации учитывает фонетическую конвергенцию и расхождение, исследуя различные объяснения процессов, посредством которых люди уменьшают или увеличивают социальную дистанцию ​​между собой и другими посредством вербального и невербального поведения.Фонетическая конвергенция, например, как показано в Pardo et al. (2012) и Pardo et al. (2010), рассматривается как один из механизмов уменьшения социальной дистанции между людьми. Это уменьшение может иметь эффект более плавного взаимодействия потока (Pardo et al., 2012). Настоящие результаты показали, что открытое изменение речи человека по отношению к цели положительно влияет на чувство общительности по отношению к этой цели. Таким образом, этот процесс может представлять собой еще один механизм, с помощью которого люди уменьшают социальную дистанцию.Это предположение является довольно умозрительным, поскольку мы не тестировали людей в разговоре. Однако было бы интересно исследовать эту возможность в диадическом дизайне, в котором взаимные симпатии собеседников манипулируются. По аналогии со Стеллом и др., Симпатия к собеседнику может побудить его больше подражать этому партнеру. (2010), а имитация, в свою очередь, может вызвать больше симпатий. Кроме того, также может быть, что связь между подражанием и симпатией также способствует увеличению социальной дистанции.В этом сценарии неприязнь к кому-то может привести к тому, что собеседники будут меньше имитировать, что, в свою очередь, приведет к еще большему снижению симпатии, что в конечном итоге приведет к увеличению социальной дистанции.

    Заключение

    В целом, настоящее исследование показывает, что имитация речи положительно меняет отношение к воспринимаемой социальной привлекательности говорящего. Эти результаты согласуются с предыдущими социально-психологическими исследованиями, которые обнаружили положительное влияние имитации на принадлежность к имитируемому партнеру по взаимодействию (LaFrance and Broadbent, 1976), а также для человека, имитирующего своего партнера по взаимодействию (Stel and Vonk, 2010).Наконец, уже было показано, что имитация голоса улучшает восприятие действия в неоднозначных / шумных условиях прослушивания (Adank et al., 2010) или что имитация голоса улучшает понимание сообщения говорящего. Наши результаты показывают, что эффекты имитации распространяются на оценку социальных характеристик говорящего.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Авторы выражают благодарность Гарри Фейгену, Эллиоту Дюркану и Мэтью Хейю за их вклад в работу.

    Список литературы

    Аданк П., Эванс Б. Г., Стюарт-Смит Дж. И Скотт С. К. (2009). Понимание знакомых и незнакомых родных акцентов в неблагоприятных условиях прослушивания. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполните . 35, 520–529.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Бабель, м.(2011). Доказательства фонетической и социальной избирательности в спонтанной фонетической имитации. Дж. Фон . 40, 177–189.

    Барг, Дж. А., Чен, М., и Берроуз, Л. (1996). Автоматичность социального поведения: прямое влияние конструкции черты и активации стереотипа на действие. J. Pers. Soc. Психол . 71, 230–244.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Баярд Д., Уизералл А., Галлуа К. и Питтам Дж. (2001). Пакс Американа? Акцентные оценки отношения в Новой Зеландии, Австралии и Америке. Дж. Социолингвист . 5, 22–49.

    Бишоп, Х., Коупленд, Н., и Гаррет, П. (2005). Концептуальная оценка акцента: тридцать лет предубеждения против акцента в Великобритании. Acta Linguist. Hafniensia Int. Дж. Лингвист . 37, 131–154.

    Boersma, P., and Weenink, D. (2003). Праат: фонетика на компьютере. Доступно в Интернете по адресу: http://www.praat.org

    Брюэр, М. Б. (1979). Предвзятость внутри группы в минимальной групповой ситуации: когнитивно-мотивационный анализ. Psychol. Бык . 86, 307–324.

    Чен М. и Барг Дж. А. (1997). Бессознательные процессы подтверждения поведения: самореализующиеся последствия автоматической активации стереотипа. J. Exp. Soc. Психол . 33, 541–560.

    Коупленд, Дж., И Бишоп, Х. (2007). Идеологизированные ценности для британского акцента. Дж. Социолингвист . 11, 74–93.

    Dijksterhuis, A., Bargh, J., and Miedema, J. (2000). «О людях и скумбрии: внимание и автоматическое поведение», в Субъективный опыт социального познания и поведения , ред.Блесс и Дж. П. Форгас (Филадельфия, Пенсильвания: Psychology Press), 36–61.

    Dijksterhuis, A., и Bargh, J. A. (2002). Скоростная дорога восприятия-поведения: автоматические эффекты социального восприятия на социальное поведение. Adv. Exp. Soc. Психол . 300, 1–40.

    Эванс, Б.Г., и Айверсон, П. (2004). Нормализация гласных для акцента: исследование лучших примеров расположения в предложениях северного и южного британского английского языка. J. Acoust. Soc. Am . 115, 352–361.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Джайлз, Х. (1970). Оценочные реакции на акценты. Educ. Ред. . 22, 211–227.

    Джайлз, Х., Коупленд, Дж. И Коупленд, Н. (1991). Контексты размещения: достижения в прикладной социолингвистике . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Grondelaers, S., Van Hout, R., and Steegs, M. (2010). Оценка региональных вариаций акцента в стандартном голландском языке. J. Lang. Soc. Психол .29, 101–116.

    Хаквейл М. (2004). «ACCDIST: метрика для сравнения акцентов говорящих», в протоколе Proceedings of ICSLP , ред. С. Х. Ким и Д. Х. Янг (Чеджу).

    IEEE. (1969). IEEE рекомендует методику измерения качества речи. IEEE Trans. Аудио Электроакуст . AU-17, 225–246.

    ЛаФранс, М., и Бродбент, М. (1976). Групповое взаимопонимание: обмен позой как невербальный индикатор. Групповой орган. Шпилька . 1, 328–333.

    Ламберт, В.E., Ходжсон, Р.С., Гарднер, Р.С., и Филленбаум, С. (1960). Оценочные реакции на разговорные языки. J. Abnorm. Soc. Психол . 60, 44–51.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Нами, Л. Л., Найгаард, Л. К., и Зауэртейг, Д. (2002). Гендерные различия в вокальной аккомодации: роль восприятия. J. Lang. Soc. Психол . 21, 422–432.

    Нильсен, К. (2011). Специфика и абстрактность имитации VOT. Дж. Фон . 39, 132–142.

    Пардо, Дж. С., Гиббонс, Р., Суппес, Р., и Краусс, Р. М. (2012). Фонетическая конвергенция у соседей по комнате в колледже. Дж. Фон . 40, 190–197.

    Пинет, М., Айверсон, П., и Хаквейл, М. (2011). Восприятие второго языка и распознавание речи в шуме: 1 эффекты сходства акцента говорящего и слушающего. J. Acoust. Soc. Am . 130, 1653–1662.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Роджерс, К. Л., Далби, Дж., И Ниши, К.(2004). Влияние шума и уровня владения языком на разборчивость английского с китайским акцентом. Lang. Речь 47, 139–154.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Шепард К. А., Жиль Х. и Ле Пуар Б. А. (2001). «Теория коммуникативного приспособления», в Новый справочник по языку и социальной психологии , ред. У. П. Робинсон и Х. Джайлс (Chicester: John Wiley and Sons, Ltd.). 33–56.

    Стел, М., Ван Баарен, Р. Б., Бласкович, Дж., Ван Дейк, Э., Макколл, К., Поллман, М. М. Х. и др. (2010). Влияние априорного пристрастия на выявление мимикрии. Exp. Психол . 57, 412–418.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Стел, М., Ван Баарен, Р. Б., и Вонк, Р. (2008). Эффекты подражания: просоциальное поведение за счет эмоционального возбуждения. Eur. J. Soc. Психол . 38, 965–976.

    Приложение 1

    Материалы приговора, использованные в эксперименте. 10 ознакомительных предложений были представлены в порядке, указанном для всех участников, в то время как 96 тестовых предложений были рандомизированы между участниками.

    Приложение 2

    Анкета, используемая после имитации и повторения заданий

    Оцените, пожалуйста, ваши впечатления от личности докладчика. Обведите 1, если вы считаете, что личность говорящего в значительной степени соответствует этой характеристике, и выберите 4, если вы считаете, что личность говорящего вообще не соответствует этой характеристике.

    Голос

    Оцените, пожалуйста, ваши впечатления от голоса диктора.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.