Понятие конкретное и абстрактное: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов

Автор: | 09.08.1978

Содержание

Почему квадрат является конкретным понятием, а белизна — абстрактным?

Квадрат является, в общем, четырехугольником и к тому же прямоугольным. В геометрии, квадрат называют вообще правильным четырехугольником, т. к., по определению, правильным четырехугольником называется такой четырехугольник, у которого все стороны и углы равны, поэтому его можно рассматривать, как идеальный случай множества всех фигур, которые можно назвать четырехугольниками, из чего его можно назвать конкретным понятием. Белизна — это свойство тел или чего-либо быть белым. Вообще, понятия конкретный и абстрактный — относительны, поскольку то или иное понятие мы называем конкретным, если оно обладает всеми признаками, определяющие ту или иную категорию, данных нам категорий, а абстрактным называем понятие, которое именует данную категорию, т. е. ею являющееся. Например, ваш пример — квадрат и белизна. Если мы найдем такое понятие, что оно будет обладать двумя этими свойствами то, мы будем его называть конкретным по отношению к данным категориям. Ответить на вопрос, что более абстрактней: квадрат или белизна, можно, если мы знаем, что всё то множество понятий, которое входит в какую-либо рассматриваемую категорию, входит также в другую рассматриваемую категорию, тогда та категория, которая вошла в другую будет по отношению к той, в которую вошла, конкретным понятием и соответственно категория, в которую вошла первая, будет, в её отношении, абстракцией. Теперь осталось ответить, что во что входит — квадрат в белизну или наоборот. Ясно то, что белые тела квадратной формы входят в «белизну», но также часть белизны входит в квадраты, как входят и все тела всех цветов, но квадратной формы. Но мы понимаем, что все тела квадратной формы не обладают только белым цветом, поэтому квадраты полностью не входят в белизну. С другой стороны, все белые тела не являются только квадратами, поэтому и белизна не полностью входит в квадраты. Таким образом, белизна и квадраты, по отношению друг к другу, не являются абстрактным и конкретным понятием одновременно.

Физическое, абстрактное, понятие / Блог ведет Владимир Цивин / Русский пионер

Все грани в природе условны, относительны, подвижны, выражают приближение нашего ума к познанию материи,- но это нисколько не доказывает, чтобы природа, материя сама была символом, условным знаком, т.е. продуктом нашего ума.
                                                                                            В.И. Ленин
Закон не может быть точным хотя бы потому, что понятия, с помощью которых мы его формулируем, могут развиваться и в будущем оказаться недостаточными. На дне любого тезиса и любого доказательства остаются следы догмата непогрешимости.

                                                                                            А. Эйнштейн
Кто лучше знает геометрию – свет или мы?
                                                                                            Ж.

Лошак
 
Смысл этих высказываний В.И. Ленина, А. Эйнштейна и Ж. Лошака в том, что в природе, с одной стороны, физически существуют только конкретности (индивиды), а, с другой стороны, все конкретности объединяются в многоуровневые классы, виды и т.п. по каким-либо общим признакам, которые также существуют, несмотря на свою абстрактность. Ибо, например, даже не видя перед собой в данном месте и в данный момент времени ни одного животного, мы можем утверждать, что животные как таковые существуют. Точно так же существуют плоды, хотя плод как таковой сорвать нельзя. То же самое можно сказать и об абстрактных физических понятиях, начиная с понятий пространства и времени. Так, например, можно считать, что существует неподвижное пустое пространство, несмотря на то, что физически оно неуловимо. Поэтому, в самом общем смысле, основная заслуга Эйнштейна в том, что он, с одной стороны, сделал физику еще более абстрактной (геометризация силы), а, с другой стороны, еще более конкретной, взяв за абсолютную основу физическую скорость света (физикализация пространства и времени).
В этом и состоит диалектика абстрактного и конкретного. Иначе говоря, если у Ньютона время и пространство измеряемы часами и линейками независимо друг от друга, то у Эйнштейна измеряется их отношение, выраженное в скорости сигнала.
Ни одна философия не обходится без первоначального понятия, равносильного по своей сути понятию Бога, будь то понятия природы, материи, идеи, субстанции и т.п. Отсюда триада <явление, сущность, понятие>, необходима для любой физической теории, тем более фундаментальной. А одним из самых фундаментальных общенаучных понятий, ставшим не только абстрактным, но и физическим, является понятие пространства. Оно применяется практически во всех науках, имеет множество различных значений и смыслов, поэтому можно сказать является одним из исходных для всего научного знания.
При этом понятие физического пространства отличается, как от чисто абстрактного, так и от геометрического и математического, лишь своими отношениями со связанными с ним абстрактными понятиями.
Например, в отличие от геометрического пространства, связанного с абстрактными понятиями точка, прямая, плоскость и т.п., физическое пространство связано с такими абстрактными понятиями как время, масса, энергия, движение и т.п. А математическое пространство связано с понятиями элемент, множество, отношение, переменная, аргумент, функция и т.п.
Такие же абстрактные понятия как количество, качество, мера, являясь философскими понятиями, тесно связаны с наиболее общей абстракцией пространства как количества некоторого качества. При этом во всех своих видах пространства состоят из точек, которые могут быть, как телесными, так и пустыми и между которыми может быть, как соприкосновение, так и расстояние. Причем, расстояние может быть сведено к точке, а точка к расстоянию. А также произведены различные симметричные преобразования. Поэтому в этой главе, рассматривая понятие пространства, мы будем понимать его не только как физическое и геометрическое, но прежде всего как абстрактное понятие, т.
е. не столько его количественный, сколько логический смысл. Ибо первоначально оно есть абстракция лишь геометрической формы тела, но затем в него уже начинают входить и физические свойства тел, например, такие как внешнее и внутреннее движение, что и приводит к физическим понятиям пространства и времени.
В этом смысле, заметим, что математика, как и физика, в отличие от философии, имеет дело с диалектикой качества и количества, не исследуя эти категории сами по себе. Между тем, эти понятия тоже могут быть особым отделом математики и физики (алгеброй диалектики), подобно алгебре логики и движения. Например, все операции над качеством можно, подобно векторным операциям, разделить на три вида, в зависимости от того что они изменяют: лишь количество, лишь качество, или и количество и качество одновременно.
Отсюда возможны: количество качеств, количество как качество, равенство или различие двух качеств, равенство и различие как качества, а также другие отношения между качествами, понятие уровня и переходы с уровня на уровень, абстракции различных уровней, взаимопереходы и опосредование противоположностей.
Так, например, в общем случае, физический принцип относительности есть эквивалентность относительно друг друга (возможность перехода друг в друга) двух противоположностей как членов единой диады, разделенных в пространстве некоторого смысла. Отсюда принцип их синтеза в третьем члене триады, порождающий новое понятие движения. Так, говоря о движении в пространстве, физика, по сути, делает пространство субстанциональным, а время реляционным. И, наоборот, говоря о движении во времени, делает время субстанциональным, а пространство реляционным. Поэтому при замене пространства и времени друг на друга физические уравнения не изменяться. Что есть особый вид фундаментальной симметрии, связанный с двойственностью пространства и времени.
В чем проявляется важность фундаментальных понятий, благодаря которым лишь и возможно рождение фундаментальных теорий. Так, например, квантовая теория появилась на основе понятий, введенных Планком, Эйнштейном и Бором. Точно так же процесс арифметического счета (количественный натуральный ряд) есть простейшая модель модусного (качественного) натурального ряда, операции модусной арифметики которого обобщают количественный ряд и количественную арифметику.
Отсюда же геометрический ряд качеств <точка, прямая, плоскость> порождает, по аналогии с количественным рядом, практически все другие ряды понятий наук, в соответствие с триадой <физическое, абстрактное, научное>. Но, хотя разделение на физическое и абстрактное пространства относительно, всё же, подобно разделению на математику и физику, имеет смысл вначале рассмотреть их раздельно, начиная с понятия абстрактного понятия пространства как такового. И, более того, просто с абстрактного понятия, каким является любое научное понятие.
При этом нельзя обойтись без философии, которая по всеобщности своих абстрактных понятий близка, как к математике, так и к физике. Поэтому, по аналогии с геометрией, можно предположить, что существует много различных философий, отличающихся друг от друга только набором аксиом. И в зависимости от того, с какими проявлениями единой реальности мы имеем дело, истинной оказывается та или другая философия. Отсюда следует возможность с помощью принципа ортофизичности свести всеобщие философские, математические и физические понятия в одну взаимосвязанную систему, поскольку и те и другие необходимы для построения абстрактных моделей мира и тесно взаимосвязаны друг с другом.
Так, например, абстрактное математическое понятие множества определяется как совокупность различных элементов, имеющих общее свойство, что соответствует формально-логическому пониманию конкретного. А конкретное физическое единство наоборот определяется как совокупность различных свойств, что соответствует диалектическому пониманию конкретного. Синтез этих противоположных пониманий как синтез абстрактного и конкретного и есть истина.
  Так, например, по словам Ф. Вильчека: «Мы говорим, что у пространства есть метрика, когда можно сказать, каково расстояние между двумя очень близкими точками. Сама метрика – это секретный соус, который превращает набор точек в структуру, имеющую размер и форму. А математическое понятие метрики — это абстрактный механизм, который заполняет пространство (или пространство-время), т.е. абстрактное поле. Среди других полей существуют: электрические поля, магнитные поля и поле скоростей в массе воды. В этих случаях и многих других мы обнаруживаем, что поля – важные элементы реальности.
Они танцуют под музыку динамических уравнений, испытывают влияние материи и, в свою очередь, влияют на поведение материи. Мы можем сказать – не строго, но вполне справедливо, – что они физически существуют. Эйнштейн в его общей теорииотносительности постулировал, что метрика пространства-времени, так же как и эти другие поля, представляет собой физическую сущность, имеющую собственную жизнь. Мы называем ее метрическим флюидом или также гравитационным флюидом ввиду той роли, которую она играет в общей теории относительности
». Но, если метрический флюид эквивалентен физическому гравитационному флюиду, то значит, физическое расстояние может быть обусловлено только наличием массы в физическом пространстве-времени, которая, создавая потенциал между точками, только и может превратить абстрактную длину в абстрактном пространстве-времени в физическое расстояние, которое может искривляться и оказывать обратное воздействие на движение масс. Поэтому в синтезе абстрактного и конкретного в физическом понятии метрики и состоит секрет этого соуса.
Например, можно заметить, что определение Эйнштейном абсолютности скорости света подобно определениям Ньютона абсолютных пространства и времени: «Абсолютное пространство по самой своей сущности, безотносительно к чему бы то ни было внешнему, остается всегда одинаковым и неподвижным» и «Абсолютное, истинное математическое время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему, протекает равномерно и иначе называется длительностью». Единственным отличием является то, что слова: «само по себе и по самой своей сущности» Эйнштейн, синтезировав абсолютные пространство и время Ньютона в абсолютной скорости света, конкретизировал ее как равномерную скорость в абсолютно пустом пространстве-времени. Тем самым, как и Ньютон, отделив абсолютное от относительного, но сохранив отношения между ними. Откуда следует, что абсолютным можно постулировать и другое соотношение соотношения между абсолютными пространством и временем. Например, не дифференциальную скорость s/t, а интегральную st, в результате чего взаимоотношения между относительными пространством и временем будут противоположны тому, что у Эйнштейна, т. е. время будет не замедляться, а ускоряться, а пространство не сжиматься, а расширяться.
Таким образом, говоря об абстрактном и физическом, надо всегда помнить о том, что общего не бывает без особенного, духа без материи, абсолютного без относительного и т.п., как и наоборот. А значит, обе крайности, отрывающие эти противоположности друг от друга, могут иметь смысл только как абстрактные частные случаи их общего физического синтеза в природе и логического синтеза в понятии, в соответствие с триадой <физическое, абстрактное, понятие>. Да и сами абстрактное и физическое как противоположности также относительны, ибо, по словам В.И. Ленина: «Сущность вещей или субстанция тоже относительны; они выражают только углубление человеческого познания объектов, и если вчера это углубление не шло дальше атома, сегодня – дальше электрона и эфира, то диалектический материализм настаивает на временном, относительном, приблизительном характере всех этих вех познания природы прогрессирующей наукой человека». И это предвидение дальнейшего развития физики только благодаря использованию диалектики, было сделано в 1908 г., когда теория относительности Эйнштейна еще не была широко известна.

Понятие “абстрактного” (“идеального”) объекта | Диалог культур XXI

Последние годы в литературе по логике, а особенно в так называемой «логике науки», часто мелькает термин «абстрактный объект». Нам представляется, что использование этого маловразумительного термина очень плохо вяжется с тем пониманием проблемы абстрактного и конкретного, которое свойственно диалектической традиции в Логике. Дальнейший текст и представляет собой попытку проанализировать, при каких именно философско-логических допущениях это, на наш взгляд, несуразное понятие приходится конструировать и вводить в язык логики.

Автор исходит при этом из тех определений понятий «абстрактного» и «конкретного», которые ему не раз приходилось рассматривать и обосновывать в ряде работ, например, в статье о понятиях «абстрактного» и «конкретного» в «Капитале» К. Маркса 1.

Существование особой категории «абстрактных» или «идеальных» объектов рядом с миром эмпирически данных конкретных объектов Маркс, как последовательный материалист и последовательный эмпирик, отвергал, показывая, что необходимость вводить такую категорию выступает как неизбежное наказание за неполноту, ущербность и односторонность («абстрактность») фактически-эмпирического понимания действительности.

Эмпирик же непоследовательный, типа Локка или Витгенштейна, кладущий в основание своего взгляда представление о независимых друг от друга «единичных вещах» или «атомарных фактах», фиксирует затем столь же эмпирически-очевидный факт их зависимости друг от друга уже не в виде эмпирически прослеживаемых отношений между ними в составе того или другого «целого», а в виде Абстрактов.

Иными словами, в виде Абстракта, «воплощающегося» в «конкретно-единичных своих проявлениях», сознание эмпирика фиксирует ту самую определяющую роль целого по отношению к своим собственным «частям», от которой он вначале сознательно абстрагировался как от «мнимого объекта», выдуманного-де устаревшей «философской метафизикой».

На деле же ситуация всесторонней зависимости между отдельными, лишь мнимонезависимыми друг от друга элементами целого есть та реальная ситуация, которую давно выразила в своих категориях рационалистическая философия, традиция Спинозы – Лейбница – Фихте – Гегеля, традиция, противостоящая узкоэмпирическому (от «индивида» и от «индивидного концепта» исходящему) взгляду на мышление.

Определяющая роль целого по отношению к своим собственным «частям», точка зрения, исходящая из «целого» и приходящая затем к пониманию «частей» его – это и было всегда почвой, на которой вырастала диалектика.

Обратный же взгляд, исходящий из представления о том, что «сначала» существуют самостоятельные, совершенно независимые один от другого «индивиды» (по-гречески – «атомы», по-неопозитивистски – «атомарные факты»), то есть «логически неразложимые» единицы мироздания, которые затем «объединяются» в те или иные более или менее случайные по отношению к их «внутренней природе» комплексы, нимало от этого объединения не изменяясь и оставаясь теми же самыми, что и до него, – этот взгляд всегда был и остается почвой, на которой никакая диалектика привиться не может. Это – почва, на которой она сразу же засыхает.

Но зато хорошо прививается взгляд, согласно которому рядом с миром «индивидов» существует еще и особый мир «моделей», «абстрактных объектов», формирующих различные «комплексы» индивидов и «индивидных концептов», – «сфера мистического», как определил ее Л. Витгенштейн.

Эмпирик и фиксирует в конце концов факт зависимости частей от целого именно в мистической форме, в виде зависимости конкретно-единичного от Абстрактно-Всеобщего.

Поэтому Всеобщее неизбежно оказывается мистическим, ибо определения «целого» принципиально не могут быть получены (за это ручается даже формальная логика) путем фиксации тех «общих признаков», которыми обладает каждая порознь рассмотренная часть этого целого, каждый его составной элемент, – как представление о форме дома не составишь из тех признаков, которыми обладает каждый кирпич…

Эта ситуация, имеющая общелогическое значение, хорошо прослеживается на понятии Стоимости, так как в выражении Стоимости определяющая роль целого по отношению к его собственным частям как раз и проявляется в «мистической форме», так что не «абстрактное» оказывается свойством (стороной, признаком или моментом) конкретного, а, наоборот, чувственно-конкретное становится воплощением, мимолетной ипостасью Абстрактно-Всеобщего.

В этой нелепо-мистической форме и проявляется, как удалось показать лишь Марксу (именно потому, что он исходил из диалектического понимания категорий логики), определяющая роль коллективно-общественных «агрегатных» сил социального целого по отношению к каждой отдельной (частной и частичной) работе, созидающей отдельный (частный и частичный) продукт.

В виде стоимости (Абстракта) проявляется на деле общественный, то есть конкретно-всеобщий, характер труда.

Иллюзия, состоящая в том, что конкретные явления представляются различными способами «воплощения» некоторого Абстракта, некоторого Абстрактно-Всеобщего, возникает при вполне определенных условиях, то есть не везде и не всегда.

Когда мы имеем дело с фактом взаимной зависимости «частей» внутри легко обозримого «целого», будь то часовой механизм или небольшой коллектив работающих людей, поделивших между собою обязанности, – для такой иллюзии попросту нет почвы. Здесь ясно видно, что отдельные «детали» зависят друг от друга, и подробно проследив всю сумму зависимостей между частями, мы поймем и «целое». Для какого-либо особого Абстрактного Объекта тут места не остается, и не возникает нужды в его придумывании. Ибо Абстрактный Объект – это фикция, за которой стоит конкретно не понятое «целое», то есть «целое», способ взаимодействия между «частями» коего нам неведом.

Если мы имеем дело с производством в рамках общинного строя, то есть с работой людей, составлявших непосредственно наблюдаемый коллектив, то ясно, что отдельные элементы этого «целого» зависят только друг от друга, что между ними поделена одна и та же работа, одно и то же конкретно-определенное дело. В этом случае «труд отдельного лица выступает непосредственно как функция члена общественного организма» 2. Иными словами, конкретно-общее дело осуществляется тут конкретно-единичными людьми, и никакой мистики Абстрактно-Всеобщего здесь нет.

Другое положение создается тогда, когда в некоторое Целое увязаны между собою «конкретные» люди или вещи, непосредственно друг от друга «не зависящие», «самостоятельные» и «обособленные», существующие «сами по себе». Объективно-реальное, то есть конкретно-всеобщее, целостное образование (органическое целое), которое здесь имеет место, представляется лишь результатом, получающимся из взаимодействия изначально независимых друг от друга «частичек», «атомов».

Но поскольку независимость эта чисто мнимая, поскольку в действительности эти «частички» с самого начала сформированы и связаны между собой именно так, как того требует «целое», и исполняют именно те роли и функции, которые диктует им это «целое», постольку их реальная взаимозависимость и предстает в соответственно мнимой форме, в форме некоторого Абстракта, извне диктующего этим «частичкам» способ их объединения в «целое».

Целое предстает тут в образе извне привходящего к этим частям Абстракта только потому, что в составе каждой частички не была усмотрена та определенность, которая и делала их изначально частичками именно данного, конкретного «целого». От этой конкретной определенности и была совершена «абстракция», от нее-то и «отвлеклись» с самого начала.

Иными словами, в рассмотрении каждой отдельной «детали» сознательно были опущены те ее особенности, благодаря которым она и исполняет свою строго определенную роль, функцию.

Это значит что данная деталь была определена «абстрактно», акт абстракции и устранил из нее то самое главное, существенное, что делает ее деталью данного конкретного целого, ту ее конкретную определенность, которой она обязана конкретному целому.

Эта опущенная вначале определенность как раз и вылезает потом в виде извне привходящего мистического Абстракта, якобы диктующего «конкретным деталям» их определенность и роль в движении целого. Со стоимостью именно так и получается.

«Труд, который представлен в меновой стоимости, предполагается как труд обособленного отдельного лица» 3. То есть предполагается таким, каким он на самом деле не был, не является и не может являться. Ибо он изначально был и все время оставался общественным трудом, неравно разделенным между разными лицами, которые только мнят себя изначально-обособленными. На деле же способ работы, практикуемый каждым из них, был навязан им со стороны стихийно сложившегося и потому непонятного, для их целого, конкретно-всеобщего расчленения общего дела на ряд частичных и частных операций.

И если исходной точкой рассмотрения была сделана фикция, то есть представление об изначальной независимости деталей друг от друга, то реальная зависимость, всегда присутствовавшая в них, но сознательно игнорировавшаяся, постигается тоже как фикция, как особый Абстракт. В конкретном составе «деталей» она не была зафиксирована, поэтому ее приходится привносить задним числом извне.

Отсюда и получается, что всесторонняя зависимость индивидов друг от друга осуществляется и выражается через свою собственную противоположность, через «частные», разобщенные и никак заранее не «притертые» друг к другу, «независимые» один от другого акты труда. Это и выражается таким образом, что «частный труд становятся формой своей противоположности, то есть трудом в непосредственно общественной форме» 4, или, в другой терминологии, «конкретный труд становится здесь формой проявления своей противоположности, абстрактно человеческого труда» 5.

Таким образом получается то самое нелепо-мистическое выражение, в составе которого «конкретное» становится «формой проявления», («ипостасью») Абстрактного…

Однако в этой мистически-нелепой форме выражено вполне реальное положение вещей, а именно, реальная всесторонняя зависимость всех индивидов друг от друга, то есть общественный характер труда каждого из них. Конкретно-всеобщее взаимодействие «деталей» и предстает в виде Абстрактно-Всеобщего, в мистическом облике Абстрактного Объекта – Стоимости.

Все выворачивается, таким образом, наизнанку, переворачивается с ног на голову, получает превратный вид. А на самом деле то, что называется по старинке «конкретным трудом», давным-давно перестало быть «конкретным». Труд сам по себе, вовсе не в абстрагирующей фантазии, превратился в крайне абстрактный труд, стал частичным, односторонним и механически простым. Он перестал быть живой деятельностью личности – данной неповторимой конкретной личности – и стал простым заученным движением по схеме, набором совершенно стандартных, безлично-абстрактных операций. Здесь происходит следующее: попадая в сложившуюся систему отношений, характерных для грандиозной машины капиталистического способа производства, «конкретный индивид» начинает функционировать в ней именно в той роли, которую она ему определила, в роли «винтика», в роли стандартно-абстрактной детали. Его деятельность становится в буквальном смысле абстрактной, т.е. частичной, односторонней, ущербно-однобокой и схематичной.

Именно потому, что его деятельность, как и деятельность каждого его соседа, сделалась реально-абстрактной, она и оказалась накрепко привязанной к другой столь же абстрактной деятельности. Захваченный в сети «вещной зависимости», этот абстрактный индивид неизбежно попадает и в сети иллюзий относительно своего собственного бытия.

«Эти вещные отношения зависимости в противоположность личным и выступают так (вещное отношение зависимости – это не что иное, как общественные отношения, самостоятельно противостоящие по видимости независимым индивидам, то есть их производственные взаимоотношения, ставшие самостоятельными по отношению к ним самим), что над индивидами теперь господствуют абстракции, в то время как прежде они зависели друг от друга» 6.

Индивиды, связанные по рукам и ногам сетями «вещных зависимостей», то есть силами той самой подлинной конкретности своих взаимных отношений, которую они не видят, не понимают, не сознают, продолжают мнить себя «конкретными индивидами», хотя захвативший их в свое течение процесс давным-давно превратил каждого из них в крайне абстрактного индивида, в исполнителя частных и частичных односторонне-стандартных операций: в ткача, портного, в пекаря, токаря или изготовителя «абстрактных полотен».

Все остальные «конкретные» качества индивида, кроме чисто профессиональных, с точки зрения процесса в целом становятся чем-то совершенно несущественным и безразличным, ненужным, – и потому атрофируются в том, кто их ранее имел, и не воспроизводятся в том, кто их еще не обрел. (С этим и связан тот самый знаменитый феномен «отчуждения», который приводит к «обезличиванию индивида», к утрате личностного отношения индивида как к другому индивиду, так и к миру вообще, к превращению его в полностью стандартизованную фигуру, в схему, в абстрактный образ).

И если мнимо-конкретному, а на самом деле «сведенному» (редуцированному) к абстрактно-одностороннему и схематичному образу-индивиду кажется, что над ним и над его судьбой обрели власть некие безличные Абстракты, Абстрактные Объекты, Абстрактные Модели, Абстрактные Стереотипы, которые и управляют им как рабом, как марионеткой, то на самом деле, и это показал Маркс, его привязывает к другим индивидам собственная абстрактность, односторонний схематизм его собственной жизнедеятельности, требующий себе дополнения в столь же абстрактном схематизме деятельности другого индивида.

Как болт не имеет смысла без гайки, без отвертки, без гаечного ключа и отверстия, в которое его ввинчивают, так и токарь без пекаря, пекарь – без литейщика, литейщик – без токаря и т.д. и т.п.

Конкретно-всеобщая зависимость, увязывающая этих индивидов в единое целое, осуществляется как зависимость восполнения одного абстрактного индивида другим, столь же абстрактным (но по-другому) индивидом, всеми другими, по-своему абстрактными существами. И только полная совокупность «абстрактных» индивидов составляет единственно-реальную здесь «конкретность» человеческого существования, «сущность человека».

Эта не подлинная конкретность и выступает в сознании каждого абстрактного индивида в форме мистической силы Абстракта, как «власть абстракций», заменяющая личностно-конкретную форму взаимной зависимости между индивидами.

На деле же это и есть не что иное, как сила и власть подлинной конкретности в ее марксовом понимании, то есть совокупности (тотальности) общественных отношений внутри социального организма, над «абстрактным», то есть над односторонне-развитым «частичным» индивидам – рабом разделения труда. Индивид здесь и в самом деле раб абстракции, но не мистического, вне его витающего Абстракта, а своей собственной абстрактности, то есть частичности, ущербности, одноаспектности, стандартно-безликой схематичности собственной жизнедеятельности, своей работы.

В детальном анализе этой объективной диалектики превращения «конкретного труда» (и осуществляющего его индивида) в «абстрактный труд» (и соответствующего этой форме труда индивида) и была развеяна мистика Стоимости, «этого Абстракта», «воплощающегося в чувственно-конкретное тело вещи и человека».

И тут же полностью проявляется все диалектическое коварство ходячих (не учитывающих диалектику) представлений об «абстрактном» и «конкретном».

Если по-прежнему именовать «конкретным индивидом» отдельного чувственно-воспринимаемого индивида и «конкретным трудом» совершаемую им частичную работу, в то время как он уже давно силою объективной диалектики превращен в абстрактного индивида, в субъекта абстрактного труда, то и выходит, что «конкретное» – есть форма проявления и воплощения Абстрактного.

А поскольку в лексиконе человека, незнакомого с диалектической логикой, Абстрактное – это синоним Мыслимого, синоним Понятия, то отсюда очень логично вытекает взгляд, согласно коему над миром, по крайней мере, над социальным миром, господствует Понятие, Идея, Мысль.

Поэтому-то эмпирик, фыркающий на «гегельянщину» в Логике, и оказывается в итоге рабом самых фундаментальных заблуждений гегелевского идеализма сразу же, как только сталкивается с фактом зависимости «частей» и «частностей» в составе некоторого органического целого, с фактом определяющей роли этого целого по отношению к своим собственным частям.

Тут сразу же начинаются «Абстракты», «Абстрактные Объекты», «Фикции», хотя и необходимые, «Энтелехии» и прочая мистическая чепуха.

Это совершенно неизбежный для логики эмпиризма финал.

В самом деле, исходным пунктом мышления, согласно этой логике, является не «конкретное», понимаемое как некоторое органически-расчлененное внутри себя «целое», не «единство многообразного», а совершенно неопределенное «многообразие», «множество индивидов», никак не очерченное в своих границах.

Когда от этих неопределенных «индивидов» отвлекают некоторые «общие всем им признаки», усматривая в этом задачу «осмысления» эмпирии, то и получается, что вместо осмысления мы имеем дело всего-навсего с описанием в абстрактных терминах по-прежнему непонятных «единичных фактов».

Ибо «общие признаки», свойственные каждому из индивидов того или другого «вида», «класса» или «рода», никак еще не характеризуют сами по себе этот «вид», «класс» или «род», он остается некоторым мистически-непостижимым Иксом.

Предположим, что человек захотел, пользуясь логикой эмпиризма, понять такое довольно несложное целое», как радиоприемник. Для этого он будет обязан, оставаясь верным этой логике, вместо «конкретного целого», называемого радиоприемником, поставить перед своим мысленным взором некоторое «множество деталей», единичных экземпляров «класса радиодеталей», и стараться с помощью Абстракции отыскать между ними «нечто общее». Он будет искать то Абстрактно-Всеобщее, которым одинаково обладает каждая радиодеталь: и лампа, и конденсатор, и диод, и рукоятка включения и т.д. и т.п.

Понятно, что из «абстрактов», полученных таким путем, никогда не составишь хотя бы приблизительного представления о том «целом», в составе которого существуют и работают перечисленные детали. Ибо в тех «абстрактно-общих признаках», которыми одинаково обладают и триод, и обмотка громкоговорителя, и кнопка переключателя диапазонов, специфическая, конкретно-всеобщая взаимосвязь между ними не выражена никоим образом.

Поэтому даже самый полный и законченный ряд тех «общих признаков», которыми обладают «все детали» известного целого (будь то радиоприемник или коллектив людей, занятых общим делом) ни на миллиметр, не приблизит нас к пониманию того конкретно-общего дела, которое тут поделено между отдельными деталями, между «единичными, чувственно-воспринимаемыми» вещами или людьми.

Всё это конкретно-всеобщее (взаимозависимость между разными деталями данного, конкретно-специфического «целого») и выступит затем в сознании эмпирика как очередной Абстракт, некая «Абстрактная Модель», в согласии с требованиями которой разрозненные детали организуются и комбинируются в то или другое «целое».

Этот Абстракт поневоле приходится привносить «со стороны», а не из рассмотрения «деталей». Почему? Да просто потому, что в ходе рассмотрения «деталей», нацеленного на отыскание «абстрактно-общего между ними», как раз сознательно и отворачивались (абстрагировались) от того самого момента в составе каждой детали, который эту конкретно-всеобщую связь «целого» и «выражает».

В составе каждой детали (каждого единичного факта) логика эмпиризма рекомендует выявлять лишь то абстрактно-всеобщее, в котором «специфика» данной детали, как детали этого, а не какого-то другого целого, как раз и гасится.

Это и значит, что каждая деталь с самого начала была рассмотрена крайне абстрактно, то есть крайне односторонне, частично.

Неизбежным дополнением к этой абстрактности и является Абстракт, характеризующий «Целое», но уже без всякой связи с рассмотрением каждой детали, ее специфики.

Отсюда и представление об «Абстрактном Объекте», об «Абстрактной (идеальной) Модели», которая своей властью связует детали, вполне друг к другу равнодушные и безразличные, в некоторое единство, в некоторое органическое целое. А называют ли этот мистический Абстракт «Понятием», «Энтелехией», «Идеей» или «Формой Языка», «Формой Языкового Каркаса» или «Моделью» – это уже совершенно безразлично. Ибо постигается Абстракт (представляющий целое) уже не на пути эмпирического исследования и анализа деталей, единичных явлений, а на совсем ином пути, на пути «логического конструирования», «моделирования» и т.д. и т.п.

Это неизбежно, ибо абстрактно-всеобщие определения «целого» не могут быть получены в качестве абстрактных определений «каждого отдельно взятого элемента этого целого как абстракции, в которых представлено общее всем без исключения элементам (каждому из них) «свойство», «признак». Они находятся совсем не в этом ряду, а в эмпирически наблюдаемых фактах, выступают скорее через различия (и противоположности) этих единичных фактов, а не через «общее» в них, то есть через свою собственную противоположность.

Поэтому попытка оправдать любое абстрактно-всеобщее определение некоторой конкретной системы единичных фактов (явлений, вещей, людей – индивидов вообще) в качестве абстрактно-общего всем индивидам, то есть каждому из них, определения и заходит каждый раз в тупик. В таком качестве эти определения попросту не оправдываются, не «верифицируются», и даже наоборот, убедительно «опровергаются». Но поскольку без них (абстрактно-всеобщих определений) становится невозможной вообще любая теоретическая схема понимания «конкретных» («единичных») фактов, постольку их и вынужден принимать самый упрямый «эмпирик», он и принимает их скрепя сердце под титулом «фикций», хоть и необходимых…

Так «оправдывал» кантианец Конрад Шмидт понятие «стоимости», так «оправдывают» ныне понятия «электрон», «квант» и прочие нынешние запоздалые адепты логики эмпиризма – неопозитивисты.

К. Маркс и Ф. Энгельс в полемике с такого рода горе-теоретиками всегда были вынуждены популярно разъяснять, что Стоимость – это не «Абстрактный Объект», существующий отдельно от «эмпирически-очевидных фактов», а абстрактная определенность конкретного объекта(то есть тотальной совокупности производственных отношений между людьми, опосредствованных вещами), хотя в составе «единичных стоимостей» она и не выступает как абстрактно-всеобщее, одинаковое каждому из них определение этого «единичного» (каждого «конкретного» в понимании эмпирика) экземпляра. Напротив, показывали Маркс и Энгельс, это абстрактно-всеобщее определение конкретного целого в составе каждого отдельного «примера» Стоимости проступает, по существу, диалектическим способом – через различия между ними, доходящие до противоположности и прямого противоречия между отдельными «случаями», реализующими разные (и противоположные) определенности (различные формы) этой стоимости. Стоимость вообще представлена в различных единичных товарах далеко не равным образом – не одинаковым «признаком» и не «совокупностью одинаковых признаков». Совсем не так: в одном товаре представлен один абстрактный момент, в другом – другой, прямо ему противоположный. Один товар находится в «относительной форме», а другой – в «эквивалентной». И анализ противоречий формы Стоимости, эмпирически выступающий в виде противоположных друг другу (логически исключающих друг друга) образов, – сначала в виде раздвоения товарного мира на «товары и деньги», а потом – на «капитал и рабочую силу» и т.д. и т.п., – и составляет весь смысл марксовского анализа.

Если бы Маркс пытался решить задачу образования понятия «стоимости вообще» путем отыскания тех одинаковых (тождественных) «признаков», которыми обладают и товар «холст», и товар «сюртук» и товар «рабочая сила», и товар «фабрика», и товар «золото», то ровно ничего, кроме номинальных определений термина «стоимость» он бы дать не смог. Он дал бы только анализ терминологического состава ходячего слова, обрисовал бы «границы применимости термина», то есть всего-навсего «эксплицировал» бы ходячее представление о «стоимости».

Здесь же речь шла не об «экспликации имплицитного содержания термина», а об анализе понятия «Стоимость».

Поэтому и путь «абстрагирования» совсем иной. Не бесплодное и бесконечное сравнивание золота с холстом, а их обоих – с рабочей силой, с землей и т.д., имеющее целью «отыскание абстрактно-общего» между ними, а анализ противоположных форм представления Стоимости в составе последовательных фаз развития отношений между разными «товарами», «товарными Стоимостями», начиная с простой («единичной») ситуации «холст – сюртук» и кончая развитыми формами представления одного товара в другом, в прямо ему противоположном.

Уже в первой же фазе эволюции «форм стоимости» Маркс и обнаруживает диалектику абстрактного и конкретного, ситуацию, внутри которой «конкретный», совершенно частный, и частичный вид труда (ткачество) представляет «абстрактный труд», труд вообще. Оказывается, что «абстрактный труд» представлен одним частным и частичным видом труда, а именно – портняжеством.

Здесь «портняжество» во всей его непосредственной, чувственно-воспринимаемой телесности (его «конкретности») выступает в составе отношения как полномочный представитель, «заместитель» Абстрактного Труда. «Абстрактность» в данном случае – полный синоним частичности, то есть особенности и даже единичности, этого вида труда.

И дело принципиально не меняется, когда эту роль «заместителя» начинает исполнять золото, а, стало быть, труд золотоискателя. Этот совершенно конкретный вид труда со всеми его телесно-обусловленными особенностями начинает выступать как «труд вообще», «как абстрактный труд», охраняя все «признаки» своей телесности, своей особенности.

Золото оказывается в итоге «полномочным представителем» Абстракта, «Абстрактного Объекта». Оно представляет его именно через свою особенную конкретно-природную телесность, а представленный в нем «Абстракт» («абстрактно всеобщее») сливается, отождествляется с одним чувственно-воспринимаемым «конкретным» образом. Золото делается «зеркалом», отражающим каждому другому товару его стоимость, его «суть». Суть же заключается в том, что товар – тоже всего-навсего частный случай Абстрактного Труда, созидающего частичный (абстрактный) продукт. Поэтому «золото есть материальное бытие абстрактного богатства» 7.

И что самое главное – такое «сведение» любого «конкретного» вида труда и его продукта к «абстрактному труду» совершилось вовсе не в теоретизирующей голове, а в реальности экономического процесса:

«Это сведение представляется абстракцией, однако, это такая абстракция, которая в общественном процессе производства происходит ежедневно», – и потому «есть не большая, но в то же время и не менее реальная абстракция, чем превращение всех органических тел в воздух» 8.

Приравнивание любого «конкретного» продукта к золоту, этому «абстрактному образу», «материализованной абстракции», и выдает тайну, скрытую от эмпирика, демонстрирует ту истину, что каждый «конкретный» вид труда давно превращен по существу в Абстрактный труд, и что «суть» его заключается вовсе не в том, что он производит холст, сюртук или книги, а в том, что он производит Стоимость, этот Абстракт.

«Конкретность» труда и его продукта стала здесь лишь маской, которую сей Абстракт надевает для того, чтобы отплясывать свои мистические танцы в карнавале рыночных отношений, стала псевдоконкретностью, видимостью, чувственно-воспринимаемым нарядом Абстрактного…

Абстрактность же каждого отдельного вида труда и его продукта заключается именно в том, что этот труд производит крайне частичный, «неполный» и односторонний продукт, не имеющий никакого самостоятельного значения вне всесторонней зависимости от всех других продуктов, фрагмент полноценного («конкретного») продукта.

В этом смысле каждый отдельный труд и производит Абстрактное, и, как таковой, он и сам Абстрактен, в самом точном, прямом и строгом смысле этого логического понятия.

«Конкретное» же (конкретный продукт) производит только многообразно расчлененный совокупный труд людей, только полная совокупность бесчисленного множества отдельных абстрактных работ, увязанных вокруг общего дела стихийными силами рыночных отношений.

Загадка Стоимости, неразрешимая для эмпирика с его логикой, решается, таким образом, просто и без вся кой мистики.

Каждый отдельный вид труда вовсе не является, при марксовском понимании, «чувственно-конкретным воплощением Абстракта», этого вне его витающего призрака. Дело в том, что он сам, несмотря на всю его чувственно-телесную «конкретность», несамостоятелен, стандартно-схематичен, обезличенно-прост, то есть сведен (редуцирован) к несложному повторяющемуся механически-заученному движению, и потому не требует ни ума, ни развитой индивидуальности, а лишь рабского следования абстрактному стандарту, штампу, схеме. И эта его собственная абстрактность отражается а «золотом зеркале». В золоте любой труд и находит зримый образ своей собственной «сути», потому что золото – это точно такой же частичный, фрагментарный продукт, не имеющий сам по себе абсолютно никакого значения и обретающий значение «всеобщего образа богатства» только через свое отношение к бесчисленным телам товарного мира. Продукт труда, присваивающего природу крайне односторонне, то есть извлекающего из ее недр один-единственный химический элемент и абстрагирующий от всего остального…

«Абстрактный предмет» (золото в его роли всеобщего эквивалента является лучшим примером такого предмета) – это отдельный, крайне бедный, крайне ущербный, крайне убогий по сравнению с остальным богатством предметного мира, узкоопределенный и «очищенный» от всего остального реальный предмет. А вовсе не особый, «умопостигаемый», в противоположность воспринимаемому, идеально-бестелесный, невидимый и неосязаемый «логический конструкт», «модельный объект» и тому подобная чепуха, выдуманная эмпириками, зашедшими в тупик со своим пониманием «абстрактного и конкретного», всеобщего и особенного, частичного и целостного.

Конкретный же предмет – это многообразно расчлененный внутри себя, богатый определениями, исторически-оформившийся «целостный объект», подобный не отдельному изолированному «телу», а живому организму, социально-экономической формации исходным с ним образованиям.

____________

1 См. «Вопросы философии», 9 (1967).

2 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, т. 13, с. 20.

3 Там же.

4 Там же, т. 23, с. 68.

5 Там же.

6 Архив Маркса и Энгельса, т. IV. Москва, 1935, с. 103.

7 Маркс К., Энгельс. Ф. Сочинения, т. 13, с. 107.

8 Там же, с. 17.

Что говорят исследования… / Уравновешивая конкретное и абстрактное

Начиная с этого месяца, нам повезло, что два опытных исследователя пишут колонку «Что говорят исследования…» в разные месяцы. Каждый из наших обозревателей обладает впечатляющей глубиной исследовательского опыта. Обозреватель этого месяца — Трейси Хюбнер, старший научный сотрудник программы исследований инноваций WestEd, которая создает и распространяет удобную для пользователя информацию для поддержки преподавателей, которые хотят понять и эффективно применять многообещающие стратегии и практики.WestEd — это национальное некоммерческое агентство по исследованиям, разработкам и услугам, которое находится в Интернете по адресу WestEd.org . В следующем месяце вернется обозреватель Джейн Л. Дэвид. Джейн — директор исследовательской группы Bay Area Research Group в Пало-Альто, Калифорния. В соавторстве с Ларри Кьюбаном книги Cut Through the Hype: A Taxpayer’s Guide to School Reform, она имеет 35-летний опыт изучения школ и округов.

Самая важная работа учителя — помогать ученикам получать и сохранять знания, то есть брать на себя ответственность за то, что они узнали.Хорошие учителя знают, что они должны организовать обучение так, чтобы учащиеся усваивали ключевые концепции, применяли полученные знания в новых условиях и опирались на них в будущем по мере продвижения в учебе (и в жизни). В этом суть истинного обучения.

Учителя способствуют такому обучению, принимая бесчисленные большие и маленькие решения относительно обучения. Одно из решений, с которым сталкиваются учителя, — это когда представить новые знания в конкретных терминах (например, с помощью манипуляций), когда представить их в абстрактных терминах, а когда объединить эти подходы.

Что мы знаем

Исследования показывают, что представление знаний как в конкретных, так и в абстрактных терминах намного эффективнее, чем представление любого из них по отдельности (Pashler et al., 2007). Это особенно верно в классах математики и естественных наук.

Например, исследование 2003 года показало преимущества первоначального представления концепций конкретным образом, а затем, со временем, дополнения этого первоначального представления все более абстрактными представлениями концепций — метод, известный как постепенное исчезновение конкретности (Goldstone & amp; Сакамото, 2003).В этом исследовании замирание конкретности использовалось для обучения студентов конкурентной специализации , научному принципу, объясняющему, как части систем могут самоорганизовываться без центрального плана или лидера.

Чтобы представить эту абстрактную концепцию, компьютерное моделирование показало, как три муравья движутся к трем кусочкам пищи. Каждый муравей подошел к ближайшему к нему предмету, следя за тем, чтобы у каждого был свой запас пищи, в отличие от всех троих, собирающихся вокруг одного и того же; Муравьи самоорганизуются для равномерного распределения доступных ресурсов.

В ходе исследования учителя сначала познакомили учащихся с концепцией, показав им моделирование муравьев и еды. Затем они заменили симуляцию более абстрактными представлениями муравьев в виде маленьких точек и еды в виде больших капель. Позже учителя продемонстрировали концепцию конкурентной специализации в других контекстах, в конечном итоге представив концепцию буквами и цифрами. Исследование показало, что студенты, которых учили с использованием увядания конкретности, показали лучшие результаты, чем студенты, которых учили концепции конкурентной специализации абстрактно.

Чтобы передать знания, полученные на конкретном примере, в абстракцию, учащимся необходимо соответствующее руководство. Например, в исследовании 2002 года, проведенном Эйнсворт, Бибби и Вудом, две группы учеников начальной школы, которые узнали о математическом процессе оценки с помощью изображений, показали лучшее понимание оценки, чем студенты, которые никогда не сталкивались с графическими изображениями. Исследователи пришли к выводу, что введение конкретных наглядных пособий помогло студентам глубже узнать об оценке.

Что вы можете сделать

Учителя могут воплотить эту идею в жизнь в своих классах, изначально сосредоточившись на представлении конкретных примеров и демонстраций, возможно, с использованием манипуляций, практических задач или визуальных представлений. Например, учитель естественных наук, преподающий концепцию генетики, может начать со знаменитых экспериментов Менделя с горохом. Учитель может использовать настоящие растения гороха или фотографии, показывая, как растения с разными характеристиками (короткие или высокие, фиолетовые или белые цветы и т. Д.) Можно перекрестно оплодотворять для получения разных черт.

Затем учитель помогает ученикам связать те же концепции с более абстрактными представлениями, явно указывая, как конкретные и абстрактные представления соотносятся друг с другом. В нашем примере учитель может пометить растения или фотографии буквами, обозначающими различные генетические особенности. (Мендель, например, пометил растения первого поколения P , растения второго поколения F1 , затем F2 и т. Д.)

Учитель также должен помогать ученикам применять полученные знания. в новых контекстах, так что студенты получают более гибкое понимание концепции в ряде ситуаций с различными уровнями абстракции.Учитель естествознания в нашем примере может взять концепции доминантных и рецессивных генов и показать, как они работают у других видов, включая человека. Она могла вернуться к обсуждениям или представлению гороха как якоря, чтобы закрепить основные изучаемые концепции.

Учителя принимают к сведению

Перемещаясь между конкретными и абстрактными примерами, учителя позволяют учащимся глубже понять основную концепцию, применять свои новые знания в различных ситуациях и приобретать истинное право собственности на то, что они узнали.Этот подход, который широко применяется в различных дисциплинах и возрастных группах, является лишь одним примером практики, основанной на исследованиях, которая в сочетании с другими стратегиями может иметь значение в обучении учащихся.

Приобретение конкретных и абстрактных слов модулируется tDCS области Вернике

  • 1.

    Borghi, A. M. & Binkofski, F. Проблема определения. В словах как социальных инструментах: воплощенный взгляд на абстрактные концепции (ред. Борги, А. и Бинкофски, Ф.) 1–17 (Springer, New York, 2014).

    Глава Google ученый

  • 2.

    Jessen, F. et al. Эффект конкретности: свидетельство двойного кодирования и доступности контекста. Brain Lang. 74 , 103–112. https://doi.org/10.1006/brln.2000.2340 (2000).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 3.

    Пексман, П. М., Харгривз, И.С., Эдвардс, Дж. Д., Генри, Л. К. и Гудиер, Б. Г. Нейронные корреляты конкретности в семантической категоризации. J. Cogn. Neurosci. 19 , 1407–1419. https://doi.org/10.1162/jocn.2007.19.8.1407 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 4.

    Schwanenflugel, P. J., Akin, C. & Luh, W. M. Доступность контекста и отзыв абстрактных и конкретных слов. Mem. Cognit. 20 , 96–104.https://doi.org/10.3758/bf03208259 (1992).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 5.

    Флиссбах, К., Вайс, С., Клавер, П., Элгер, К. Э. и Вебер, Б. Влияние конкретности слова на память распознавания. Нейроизображение 32 , 1413–1421. https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2006.06.007 (2006).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 6.

    Шваненфлюгель, П. Дж. И Шобен, Э. Дж. Дифференциальные контекстные эффекты в понимании абстрактных и конкретных вербальных материалов. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 9 , 82–102. https://doi.org/10.1037/0278-7393.9.1.82 (1983).

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Местрес-Миссе, А., Мюнте, Т. Ф. и Родригес-Форнеллс, А. Сопоставление конкретных и абстрактных значений новым словам с использованием вербальных контекстов. Второй язык. Res. 30 , 191–223. https://doi.org/10.1177/0267658313512668 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Пайвио, А. Ментальные репрезентации: подход двойного кодирования (Oxford University Press, Oxford, 1990).

    Забронировать Google ученый

  • 9.

    Костыль, С. Дж. Качественно разные семантические представления для абстрактных и конкретных слов: дополнительные доказательства семантических ошибок чтения у пациентов с глубоким дислексией. Нейрокейс. 12 , 91–97. https://doi.org/10.1080/135547507172 (2006).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 10.

    Мкртычян Н., и др. Конкретная против абстрактной семантики: от ментальных представлений до функционального картирования мозга. Фронт. Гм. Neurosci. 13 , 267. https://doi.org/10.3389/fnhum.2019.00267 (2019).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 11.

    Холкомб, П. Дж., Куниос, Дж., Андерсон, Дж. Э. и Уэст, У. К. Эффекты двойного кодирования, контекстной доступности и конкретности в понимании предложений: электрофизиологическое исследование. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 25 , 721–742 (1999).

    CAS Статья Google ученый

  • 12.

    Хачатрян, Э., Хназаи, М. Ф. и Ван Халл, М. М. Влияние словесных ассоциаций на лингвистические возможности, связанные с событием, в предложениях с умеренным или умеренным ограничением. Sci. Реп. 8 , 7175. https://doi.org/10.1038/s41598-018-25723-y (2018).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Делла Роса, П. А., Катрикала, Э., Канини, М., Виглиокко, Г. и Каппа, С. Ф. Левая нижняя лобная извилина: нервный перекресток между абстрактным и конкретным знанием. Нейроизображение. 175 , 449–459. https://doi.org/10.1016 / j.neuroimage.2018.04.021 (2018).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 14.

    Мозли, Р. Л. и Пульвермюллер, Ф. Существительные, глаголы, объекты, действия и абстракции: локальная активность фМРТ индексирует семантику, а не лексические категории. Brain Lang. 132 , 28–42. https://doi.org/10.1016/j.bandl.2014.03.001 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 15.

    Дрейер, Ф. Р. и Пульвермюллер, Ф. Абстрактная семантика в двигательной системе? — ФМРТ-исследование, связанное с событием, по пассивному чтению семантических категорий слов, несущих абстрактное эмоциональное и ментальное значение. Cortex. 100 , 52–70. https://doi.org/10.1016/j.cortex.2017.10.021 (2018).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 16.

    Биндер, Дж. Р., Вестбери, К. Ф., Маккирнан, К. А., Поссинг, Э. Т. и Медлер, Д.A. Отдельные системы мозга для обработки конкретных и абстрактных концепций. J. Cogn. Neurosci. 17 , 905–917. https://doi.org/10.1162/089892

  • 21102 (2005).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 17.

    Анзеллотти, С., Карамазза, А. и Сакс, Р. Зависимость многомерного паттерна. PLoS Comput. Биол. 13 , e1005799. https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1005799 (2017).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Маненти Р., Брамбилла М., Петези М., Феррари С. и Котелли М. Улучшение словесной эпизодической памяти у пожилых и молодых людей после неинвазивной стимуляции мозга. Фронт. Aging Neurosci. 5 , 49. https://doi.org/10.3389/fnagi.2013.00049 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 19.

    Вукович, Н., Ферра, М., Шпектор, А., Мячиков, А., Штыров, Ю. Первичная моторная кора головного мозга функционально способствует пониманию речи: онлайн-исследование rTMS. Neuropsychologia. 96 , 222–229. https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2017.01.025 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 20.

    Scorolli, C. et al. Обработка абстрактных и конкретных фраз по-разному модулирует корково-спинальную возбудимость. Brain Res. 1488 , 60–71. https://doi.org/10.1016/j.brainres.2012.10.004 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 21.

    Хоффман П., Джеффрис Э. и Лэмбон Ральф М. А. Вентролатеральная префронтальная кора головного мозга играет исполнительную регулирующую роль в понимании абстрактных слов: конвергентные нейропсихологические и повторяющиеся данные ТМС. J. Neurosci. 30 , 15450–15456.https://doi.org/10.1523/jneurosci.3783-10.2010 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 22.

    Орена, Э. Ф., Калдироли, Д., Ачерби, Ф., Барацетта, И. и Папаньо, К. Исследование функциональной нейроанатомии конкретной и абстрактной обработки текста с помощью прямой электрической стимуляции (DES) во время операции в сознании. Cogn. Neuropsychol. 36 , 167–177. https: // doi.org / 10.1080 / 02643294.2018.1477748 (2019).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 23.

    Рейли, Дж. И Кин, Дж. Формальная различимость существительных с высокой и низкой репрезентативностью: анализ и теоретические выводы. Cogn. Sci. 31 , 157–168. https://doi.org/10.1080/03640210709336988 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 24.

    Vigliocco, G., Ponari, M. & Norbury, C. Изучение и обработка абстрактных слов и понятий: выводы из типичного и нетипичного развития. Верх. Cogn. Sci. 10 , 533–549. https://doi.org/10.1111/tops.12347 (2018).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 25.

    Гланцер М. и Боулз Н. Анализ частотно-словного эффекта в памяти распознавания. J. Exp. Psychol. Гм. Учиться. Mem. 2 , 21–31. https://doi.org/10.1037/0278-7393.2.1.21 (1976).

    Артикул Google ученый

  • 26.

    Paivio, A., Yuille, J. C. & Madigan, S. A. Конкретность, образность и значимость значений для 925 существительных. J. Exp. Psychol. 76 , 1–25 (1968).

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Brysbaert, M., Mandera, P., McCormick, S.F. & Keuleers, E. Нормы распространенности слов для 62 000 английских лемм. Behav. Res. Методы. 51 , 467–479. https://doi.org/10.3758/s13428-018-1077-9 (2019).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 28.

    Flöel, A., Rösser, N., Michka, O., Knecht, S. & Breitenstein, C. Неинвазивная стимуляция мозга улучшает изучение языка. J. Cogn. Neurosci. 20 , 1415–1422. https: // doi.org / 10.1162 / jocn.2008.20098 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 29.

    Branscheidt, M., Hoppe, J., Freundlieb, N., Zwitserlood, P. & Liuzzi, G. tDCS над моторной корой головного мозга показывает различное влияние на действие и объектные слова в ассоциативном обучении слов при здоровом старении. . Фронт. Aging Neurosci. 9 , 137. https://doi.org/10.3389/fnagi.2017.00137 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 30.

    Hartwigsen, G. et al. Моделирование эффектов неинвазивной транскраниальной стимуляции мозга на биофизическом, сетевом и когнитивном уровнях. Прогр. Brain Res. 222 , 261–287. https://doi.org/10.1016/bs.pbr.2015.06.014 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Flöel, A. et al. Неинвазивная стимуляция мозга улучшает обучение определению местоположения объектов у пожилых людей. Neurobiol.Старение. 33 , 1682–1689. https://doi.org/10.1016/j.neurobiolaging.2011.05.007 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 32.

    Zimerman, M. et al. Нейроусиление стареющего мозга: восстановление навыков у старых субъектов. Ann. Neurol. 73 , 10–15. https://doi.org/10.1002/ana.23761 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 33.

    Blagovechtchenski, E. et al. Транскраниальная стимуляция постоянным током (tDCS) областей Вернике и Брока в исследованиях изучения языка и усвоения слов. J. Vis. Exp. 149 , e59159. https://doi.org/10.3791/59159 (2019).

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Fiori, V. et al. Транскраниальная стимуляция постоянным током улучшает поиск слов у здоровых и не страдающих афазией субъектов. J. Cogn. Neurosci. 23 , 2309–2323. https://doi.org/10.1162/jocn.2010.21579 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 35.

    Pulvermüller, F. Как нейроны создают значение: механизмы мозга для воплощенной и абстрактно-символической семантики. Trends Cognit. Sci. 17 , 458–470. https://doi.org/10.1016/j.tics.2013.06.004 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Шмидт, С., Флейшманн, Р., Бат-Петерс, Р., Ирлбахер, К. и Брандт, С. А. Эволюция премоторной корковой возбудимости после катодного ингибирования первичной моторной коры: фиктивно контролируемое последовательное исследование ТМС с навигацией. PLoS ONE 8 , e57425. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0057425 (2013).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 37.

    Pellicciari, M.К., Бриньяни Д. и Миниусси С. Модуляция возбудимости двигательной системы, вызванная транскраниальной стимуляцией постоянного тока: мультимодальный подход. Нейроизображение. 83 , 569–580. https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2013.06.076 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 38.

    Бастани А. и Джаберзаде С. Дифференциальная модуляция кортикоспинальной возбудимости A-tDCS: влияние размера электродов. Мозговая стимуляция. 6 , 932–937 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 39.

    Iyer, M. B. et al. Безопасность и когнитивный эффект фронтальной поляризации головного мозга постоянного тока у здоровых людей. Неврология. 64 , 872–875. https://doi.org/10.1212/01.wnl.0000152986.07469.E9 (2005).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 40.

    Спаринг, Р., Дафотакис, М., Мейстер, И. Г., Тиругнанасамбандам, Н. и Финк, Г. Р. Повышение речевой способности с помощью неинвазивной стимуляции мозга — исследование транскраниальной стимуляции постоянным током у здоровых людей. Neuropsychologia. 46 , 261–268. https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2007.07.009 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 41.

    Rogalewski, A., Breitenstein, C., Nitsche, M.A., Paulus, W. & Knecht, S. Транскраниальная стимуляция постоянным током нарушает тактильное восприятие. евро. J. Neurosci. 20 , 313–316. https://doi.org/10.1111/j.0953-816X.2004.03450.x (2004).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 42.

    Berryhill, M. E., Wencil, E. B., Branch Coslett, H. & Olson, I. R. Избирательное нарушение рабочей памяти после транскраниальной стимуляции постоянным током правой теменной доли. Neurosci. Lett. 479 , 312–316. https://doi.org/10.1016/j.neulet.2010.05.087 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 43.

    Weiss, M. & Lavidor, M. Когда меньше значит больше: доказательства стимулирующего катодного эффекта tDCS в способностях внимания. J. Cogn. Neurosci. 24 , 1826–1833. https://doi.org/10.1162/jocn_a_00248 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 44.

    Pirulli, C., Fertonani, A. & Miniussi, C. Всегда ли губительная гиперполяризация нервной системы катодной стимуляцией на поведенческом уровне ?. Фронт. Behav. Neurosci. 8 , 226. https://doi.org/10.3389/fnbeh.2014.00226 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 45.

    Brückner, S. & Kammer, T. Как анодная, так и катодная транскраниальная стимуляция постоянным током улучшает семантическую обработку. Неврология 343 , 269–275. https://doi.org/10.1016/j.neuroscience.2016.12.015 (2017).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 46.

    Nitsche, M.A. et al. Модуляция возбудимости коры головного мозга с помощью стимуляции слабым постоянным током — технические, безопасные и функциональные аспекты. Доп. Clin. Neurophysiol. 56 , 255–276. https://doi.org/10.1016/S1567-424X(09)70230-2 (2003).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 47.

    Приори, А. Поляризация мозга у людей: переоценка старого инструмента для длительной неинвазивной модуляции возбудимости мозга. Clin. Neurophysiol. 114 , 589–595. https://doi.org/10.1016/S1388-2457(02)00437-6 (2003).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 48.

    Шах, П. П., Шафларски, Дж. П., Аллендорфер, Дж. И Гамильтон, Р. Х. Индукция нейропластичности и восстановления при постинсультной афазии с помощью неинвазивной стимуляции мозга. Фронт. Гм. Neurosci. 7 , 888. https://doi.org/10.3389/fnhum.2013.00888 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 49.

    Dumay, N. & Gaskell, M. G. Ночная лексическая консолидация, выявленная при сегментации речи. Познание 123 , 119–132. https://doi.org/10.1016/j.cognition.2011.12.009 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 50.

    Бастани, А. и Джаберзаде, С. Повышает ли анодная транскраниальная стимуляция постоянным током возбудимость моторной коры и двигательные функции у здоровых людей и субъектов с инсультом: систематический обзор и метаанализ. Clin. Neurophysiol. 123 , 644–657.https://doi.org/10.1016/j.clinph.2011.08.029 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 51.

    Биндер, Дж. Р., Десаи, Р. Х., Грейвс, У. У. и Конант, Л. Л. Где семантическая система? Критический обзор и метаанализ 120 исследований функциональной нейровизуализации. Cereb. Cortex. 19 , 2767–2796. https://doi.org/10.1093/cercor/bhp055 (2009 г.).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 52.

    Олдфилд, Р. К. Оценка и анализ руки: Эдинбургская инвентаризация. Neuropsychologia. 9 , 97–113. https://doi.org/10.1016/0028-3932(71)-4 (1971).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 53.

    Тэйр, Х., Холлоуэй, А. Л., Ньюпорт, Р. и Смит, А. Д. Транскраниальная стимуляция постоянным током (tDCS): руководство для начинающих по разработке и внедрению. Фронт.Neurosci. 11 , 641. https://doi.org/10.3389/fnins.2017.00641 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 54.

    Nitsche, M.A. et al. Формирование эффектов транскраниальной стимуляции постоянным током моторной коры головного мозга человека. J. Neurophysiol. 97 , 3109–3117. https://doi.org/10.1152/jn.01312.2006 (2007).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 55.

    Saturnino, G. B. et al. SimNIBS 2.1: комплексный конвейер для индивидуального моделирования электрического поля для транскраниальной стимуляции мозга. В Brain and Human Body Modeling (ред. Макаров, С. и др. ) 3–25 (Springer, Cham, 2019). https://doi.org/10.1007/978-3-030-21293-3_1.

    Глава Google ученый

  • 56.

    Кесслер, С. К., Туркельтауб, П. Э., Бенсон, Дж. Г. и Гамильтон, Р. Х.Различия в опыте активной и фиктивной транскраниальной стимуляции постоянным током. Мозговая стимуляция. 5 , 155–162. https://doi.org/10.1016/j.brs.2011.02.007 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 57.

    Хохберг, Ю. и Бенджамини, Ю. Более мощные процедуры для тестирования множественной значимости. Stat. Med. 9 , 811–818. https://doi.org/10.1002/sim.47800

    (1990).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 58.

    Раш Б. и Борн Дж. О роли сна в памяти. Physiol. Ред. 93 , 681–766. https://doi.org/10.1152/physrev.00032.2012 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 59.

    Дэвис, М. Х. и Гаскелл, М. Г. Дополнительный системный учет обучения слов: нейронные и поведенческие свидетельства. Philos. Пер. R. Soc. B Biol. Sci. 364 , 3773–3800. https://doi.org/10.1098/rstb.2009.0111 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 60.

    Биндер, Дж. Р. Район Вернике: современные свидетельства и новая интерпретация. Неврология. 85 , 2170–2175. https://doi.org/10.1212/WNL.0000000000002219 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 61.

    Хоффман П., Бинни Р. Дж. И Лэмбон Ральф М. А. Различный вклад нижней префронтальной и передней височной коры в конкретное и абстрактное концептуальное знание. Cortex. 63 , 250–266. https://doi.org/10.1016/j.cortex.2014.09.001 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 62.

    Папаньо, К., Мартелло, Г. и Маттавелли, Г. Нейронные корреляты абстрактных и конкретных слов: данные пациентов с повреждением головного мозга. Brain Sci. 3 , 1229–1243. https://doi.org/10.3390/brainsci3031229 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 63.

    Скиппер-Каллал, Л. М., Мирман, Д. и Олсон, И. Р. Совпадающие данные фМРТ и афазии о том, что левая височно-теменная кора играет важную роль в представлении абстрактных семантических знаний. Cortex. 69 , 104–120. https: // doi.org / 10.1016 / j.cortex.2015.04.021 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 64.

    Мортенссон, Ф., Ролл, М., Апт, П. и Хорн, М. Моделирование значения слов: нейронные корреляты абстрактной и конкретной обработки существительных. Acta Neurobiol. Exp. (Войны) 71 , 455–478. https://doi.org/10.3389/conf.fnins.2010.14.00113 (2011).

    Артикул Google ученый

  • 65.

    Roll, M. et al. Атипичные ассоциации с абстрактными словами при афазии Брока. Cortex. 48 , 1068–1072. https://doi.org/10.1016/j.cortex.2011.11.009 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 66.

    Сабсевиц, Д. С., Медлер, Д. А., Зайденберг, М. и Биндер, Дж. Р. Модуляция семантической системы с помощью визуализации слов. Нейроизображение. 27 , 188–200. https: // doi.org / 10.1016 / j.neuroimage.2005.04.012 (2005).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 67.

    Хамфрис, Г. У., Риддок, М. Дж. И Прайс, К. Дж. Нисходящие процессы в идентификации объектов: данные экспериментальной психологии, нейропсихологии и функциональной анатомии. Philos. Пер. R. Soc. B Biol. Sci. 352 , 1275–1282. https://doi.org/10.1098/rstb.1997.0110 (1997).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 68.

    Cattaneo, Z., Pisoni, A. & Papagno, C. Транскраниальная стимуляция постоянным током в области Брока улучшает фонематическую и семантическую беглость у здоровых людей. Неврология 183 , 64–70. https://doi.org/10.1016/j.neuroscience.2011.03.058 (2011).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 69.

    Fertonani, A., Rosini, S., Cotelli, M., Rossini, P. M. & Miniussi, C. Облегчение наименования, вызванное транскраниальной стимуляцией постоянным током. Behav. Brain Res. 208 , 311–318. https://doi.org/10.1016/j.bbr.2009.10.030 (2010).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 70.

    Brunoni, A. R. et al. Клинические исследования транскраниальной стимуляции постоянным током (tDCS): проблемы и направления на будущее. Мозговая стимуляция. 5 , 175–195. https://doi.org/10.1016/j.brs.2011.03.002 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 71.

    Ихара, А.С. et al. Облегченная обработка лексической неоднозначности с помощью транскраниальной стимуляции постоянным током над левой нижней лобной корой. J. Cogn. Neurosci. 27 , 26–34. https://doi.org/10.1162/jocn_a_00703 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 72.

    Гомес, Р. Л., Бутзин, Р. Р. и Надель, Л. Напс пропагандирует абстракцию при изучении языка младенцами. Psychol.Sci. 17 , 670–674. https://doi.org/10.1111/j.1467-9280.2006.01764.x (2006).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 73.

    Дюмей, Н. и Гаскелл, М. Г. Связанные со сном изменения в мысленном представлении произносимых слов: отчет об исследовании. Psychol. Sci. 18 , 35–39. https://doi.org/10.1111/j.1467-9280.2007.01845.x (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 74.

    Хендерсон, Л. М., Вейгхолл, А. Р., Браун, Х. и Гаскелл, М. Г. Консолидация словарного запаса у детей связана со сном. Dev. Sci. 15 , 674–687. https://doi.org/10.1111/j.1467-7687.2012.01172.x (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 75.

    Brunoni, A. R., Boggio, P. S., Ferrucci, R., Priori, A. & Fregni, F. Транскраниальная стимуляция постоянным током: проблемы, возможности и влияние на психиатрию и нейрореабилитацию. Фронт. Психиатрия. 4 , 19. https://doi.org/10.3389/fpsyt.2013.00019 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 76.

    Richardson, J. D. et al. Имитационные протоколы транскраниальной стимуляции постоянным током с использованием электродов высокой четкости. Мозговая стимуляция. 7 , e8. https://doi.org/10.1016/j.brs.2014.01.031 (2014).

    Артикул Google ученый

  • Создание абстрактного бетона.Визуальная коммуникация | by Nanz

    Когда вы сталкиваетесь с темами, которые трудно понять — что вы замечаете? Где вы запутались? Что еще нужно, чтобы разобраться или разобраться в теме?

    Построение темы для быстрого понимания вещей — лаконичности (краткости) — без упрощения ее понимания — важный навык для дизайнеров. Некоторые вопросы, которые помогут мне под

    • Настроение: Какое настроение вы хотите создать? Какой голос подходит для передачи сообщения?
    • Формы: Какие формы подходят для общения аудитории.
    • Время: когда важно замедлить и ускорить работу? Что нужно удалить или добавить без потери ясности

    Размышления о примерах из класса:

    Крис —Получить сексуальные фотографии суши:
    Фотографии лучше понять. Объясняет настройки камеры

    • Рассказ о фотосъемке суши — создает контекст, делает его незабываемым. Не чувствовал себя практическим.
    • 3 различных сценария в рамках более широкой концепции
    • совмещенное изображение и инфографика
    • несколько каналов — визуальный, аудио (повествование и окружение), движение
    • настроение: случайное и юмористическое, легко резонировать, неловкий взгляд, кружащийся мяч — кажется более человечным
    • «Просто покажи это» и «сравнение» из наброска на салфетке

    «Как я напишу это так, чтобы это нашло отклик у аудитории»

    Андреа — Теория графов:
    Объяснение теории графов с помощью бумажных чертежей сетей

    • алгоритм кратчайшего пути
    • Повторение, простое сравнение, когда меняются только мелочи
    • стиль — переводит тему как сухую и технологичную, делает ее привлекательной и доступной.

    «Куда вы хотите направить свои усилия?» — какие формы вы используете для общения? Или форма просто стала украшением…?

    Susana: Выпечка хлеба — как работают дрожжи
    Объяснение процесса выпечки хлеба посредством видеосъемки процесса.

    • Обучающее видео устанавливает контекст видео. Выбор средства массовой информации рассматривается с учетом аудитории.
    • использует метафору для объяснения дрожжевых процессов как «монстров»

    Когда вы увеличиваете или сокращаете время для более эффективного общения?

    Dixon — инфляция и дефляция
    Использование значков для объяснения сложной концепции инфляции и дефляции.

    • началось с простой человеческой истории, чтобы объяснить более широкую концепцию.
    • использовать простые абстрактные формы и сосредоточиться на движении, масштабе и гештальте, чтобы показать изменения и передать множество смыслов.
    • тон, цвета и фоновая музыка сделали скучную тему. более смотрибельным, интересным и доступным.
    • Набросок салфетки — количество, сравнение двух сторон, сравнение во времени,

    «Какие критические моменты необходимо сообщить?»

    Lorraine — Aurora
    Использование движения и музыки для создания определенного ощущения при объяснении науки, лежащей в основе полярного сияния.

    • Окружающая музыка подчеркивает ощущение
    • Визуальный эффект соответствовал внутренней реакции, которую вы получаете при наблюдении за полярным сиянием
    • непрерывность визуальных эффектов через переходы
    • с использованием света для объяснения концепции света.
    • темп — медленный, чтобы передать другие чувства по поводу полярного сияния.

    «Какие чувства вызывает эта тема? «
    » Какие формы подходят для этой темы?

    Изучение представления и значка

    Давайте рассмотрим несколько примеров от более репрезентативных до абстрактных — Кот, Счастье, Связь, Разрушение.

    Кот —

    • общие черты — усы, хвост, заостренные уши
    • категории — только лица, мяуканье, все тело (спереди и в профиль),

    По каким характеристикам каждый может идентифицировать вещь?
    Прототип — лучший пример для чего-то изобразить. (начальное прочтение — схема, прототип против схемы)

    Стилистически детали конечностей можно упростить и по-прежнему представлять объект

    Happy —

    По мере приближения к абстрактному прототип становится труднее различить.

    Когда метафора становится «слишком буквальной»?

    Как представить счастливые абстрактные формы?

    Подключено —

    • ключевые свойства: соприкасающиеся предметы, линии и узлы
    • группировки: узлы и сети, человеческая взаимосвязь, взаимосвязанность устройств,

    Символы и представления: как вы используете форму для связи

    Disrupted-

    • описательные слова помогают отточить прототип.например: зигзаг, разрыв, беспорядок / контроль, разделение
    • изменение состояния — мы можем сделать это через шаблон и непрерывность

    Разрушение — это идея, а не объект. Чем больше контекстов для слова существует, тем больше существует субъективная интерпретация.

    Подумайте о природе слова / предмета, которые вы хотите изобразить. Это можно сделать статически или нужно движение? Нужны ли нам процессы? Вам нужно изменить состояние?

    Объяснение подхода CPA | Изучите конкретный, графический, абстрактный метод

    Предпосылки для структуры CPA

    Детям (и взрослым!) Математика может показаться сложной, потому что она абстрактна.Подход CPA основывается на имеющихся у детей знаниях, представляя абстрактные концепции конкретным и осязаемым образом. Это предполагает переход от конкретных материалов к графическим изображениям, абстрактным символам и проблемам. Система CPA настолько установлена ​​в обучении математике в Сингапуре, что Министерство образования не будет утверждать какие-либо учебные материалы, в которых не используется этот подход.

    Бетонная ступенька CPA

    Бетон — это этап «делания». На этом этапе учащиеся используют конкретные объекты для моделирования задач.В отличие от традиционных методов обучения математике, где учителя демонстрируют, как решить задачу, подход CPA воплощает концепции в жизнь, позволяя детям испытывать и обрабатывать физические (конкретные) предметы. В рамках CPA каждая абстрактная концепция сначала вводится с использованием физических интерактивных конкретных материалов.

    Например, если задача связана с добавлением кусочков фруктов, дети могут сначала взять настоящие фрукты. Оттуда они могут перейти к работе с абстрактными фишками или кубиками, которые представляют фрукт.

    Шаг изображения CPA

    Живопись — это этап «видения». Здесь визуальные представления конкретных объектов используются для моделирования проблем. Этот этап побуждает детей установить мысленную связь между физическим объектом, с которым они только что работали, и абстрактными картинками, диаграммами или моделями, которые представляют объекты из задачи.

    Построение или рисование модели помогает детям усвоить сложные абстрактные понятия (например, дроби). Проще говоря, это помогает студентам визуализировать абстрактные задачи и делать их более доступными.

    Абстрактный шаг CPA

    Абстракция — это «символический» этап, на котором дети используют абстрактные символы для моделирования задач. Учащиеся не перейдут к этому этапу, пока они не продемонстрируют, что имеют твердое представление о конкретных и наглядных этапах проблемы. На абстрактном этапе учитель вводит абстрактные понятия (например, математические символы). Детей знакомят с этим понятием на символическом уровне, используя только числа, обозначения и математические символы (например, +, -, x, /) для обозначения сложения, умножения или деления.

    Урок Платона на JSTOR

    Абстрактный

    В этой статье утверждается, что преподаватели должны знакомить студентов с абстрактными концепциями только после того, как они предоставят их конкретные иллюстрации. Работа от конкретного к абстрактному дает двоякие преимущества: (1) учащимся легче осмысливать абстракции в рамках определенного контекста, и (2) такой контекст дает им большую мотивацию для этого. Стремясь отразить защищаемый мною педагогический подход, я начну с обзора того, как Платон знакомит своих читателей с концепцией справедливости в Книге I Республики.Затем я исследую общую модель обучения абстрактным концепциям, демонстрирую, чем эффективная альтернатива отличается от этой модели, и рассматриваю теории обучения, поддерживающие альтернативную модель.

    Информация о журнале

    PS: «Политология и политика» — ежеквартальный журнал Ассоциации. профессии. Журнал освещает широкий спектр наблюдения и информация о дисциплине. Его покрытие с момента своего появления в 1968 году эволюционировала, чтобы включить критический анализ современные политические явления авторами, работающими в рамках собственных подполя, предназначенные для информированного, широкого читателя.Как журнал рекорд для APSA, вопросы также включают новости ассоциации, управление информация и профессиональные возможности.

    Информация об издателе

    Американская ассоциация политических наук, основанная в 1903 году, является крупнейшим профессиональным общество для людей, занимающихся изучением политики и управления. APSA объединяет политологов из всех областей исследований, регионов и профессиональные усилия. Хотя большинство членов APSA — это ученые, которые преподают и проводят исследования в колледжах и университетах США.С. и за рубежом, четверть работы вне академических кругов в правительстве, исследованиях, организациях, консалтинговых фирмах, средства массовой информации и частное предпринимательство. Для получения дополнительной информации об APSA, его публикации и программы см. на сайте APSA.

    Concrete + Abstract = Обучение математике | Образовательные и педагогические конференции

    Раннее обучение математике включает в себя устрашающие сложности.

    Нам нужно, чтобы наши студенты понимали несколько сложных концепций .И нам нужно, чтобы они выучили символический язык для представления этих концепций.

    Возьмем, к примеру, концепцию эквивалентности . Став взрослыми, мы с вами легко решаем эту задачу: 3 + 4 = 4 + __

    Тем не менее, рано изучающие математику могут легко споткнуться. Часто они считают, что знак равенства означает «сложить все числа», и считают, что правильный ответ на этот вопрос — «10».

    Как мы можем помочь им пройти этот этап понимания?

    Стратегия №1: Переход от абстрактного к конкретному

    Первый ответ на вопрос кажется довольно простым.Если абстрактный, символический язык математики («3 + 4 = ___») смущает учащихся, давайте переключимся на более конкретный язык.

    Например: «Если у моей марионетки-лягушки три апельсина, а у вашей марионетки-обезьяны четыре апельсина, сколько апельсинов у них вместе?»

    Это кажется логичным: переход от абстрактного к конкретному должен помочь.

    Увы, у этих конкретных примеров есть скрытый недостаток.

    Как утверждает Дэн Уиллингем в книге Почему ученикам не нравится школа? , люди естественным образом сосредотачиваются на поверхностных особенностях обучения.

    Когда дети видят обезьян, лягушек и апельсинов, они связывают урок с этими конкретными сущностями, а не с лежащими в основе математическими свойствами, которые мы хотим, чтобы они выучили.

    В edu-lingo конкретных примера могут препятствовать передаче . Студенты с трудом переносят урок об апельсинах и марионетках на что-нибудь еще.

    Стратегия № 2: «Переход от бетона к абстрактному»

    Взяв пример с Джерома Брунера, исследователи-психологи задались вопросом, могут ли они начать с конкретных примеров, а затем, со временем, перейти к более абстрактным примерам.

    Например, учащиеся могут начать изучение математической эквивалентности с помощью весов. Когда они кладут равное количество жетонов с обеих сторон, баланс выравнивается.

    На втором этапе они отрабатывают задачи с изображениями баланса и жетонов.

    И на последнем этапе они видят абстрактные представления: 2 + 5 = 5 + __.

    Они описывают эту технику как «увядание конкретности».

    И, конечно же, это сработало. В данном случае «работал» означал, что студенты, которые изучали эквивалентность с помощью метода уменьшения конкретности, переносили свои знания на различных — и более сложных — задач .

    Они сделали это лучше, чем студенты, которые учили чисто абстрактным способом. И лучше, чем студенты, которые учили чисто конкретным способом . (И даже в качестве контрольного условия лучше, чем студенты, которые начали с абстрактного представления, а затем перешли к конкретному.)

    Кстати: эти исследователи проверяли свою гипотезу как на студентах, обладающих относительно низким уровнем знаний в этой области, так и на тех, кто обладал высоким уровнем знаний. Оба раза они получили (в основном) одинаковые результаты.

    Важная деталь

    Когда мы, учителя, пытаемся включить психологические исследования в свое обучение, мы иногда можем обнаружить, что это противоречит реальному опыту.

    В этом случае мы можем обнаружить, что наши юные ученики математики «понимают» быстрее, когда мы используем куклы-лягушки. Учитывая этот опыт, мы можем не решиться перейти к абстрактному обучению.

    Это исследование показывает любопытную закономерность.

    Конечно, студенты, которые начинали с конкретных примеров, делали меньше ошибок при выполнении первых практических задач.И это открытие было верным для как для — группы «только бетон», так и для группы «исчезающей конкретности».

    Другими словами, группа «только абстракции» справилась с проблемами ранней практики хуже, чем эти группы.

    Но… и это ВАЖНОЕ «но»… группа «только бетон» не очень хорошо справилась с передаточным тестом . Их предварительные оценки были самыми низкими из всех.

    Тем не менее, группа «исчезновения конкретности» хорошо справилась с начальными проблемами И с тестом передачи.

    Похоже, что, как и опасались исследователи, слишком большое количество конкретных инструкций уменьшило передачу .

    В итоге: «исчезновение конкретности» дает молодым учащимся математики и полезное и ясное введение в математические концепции и — абстрактное понимание, допускающее передачу.

    Переход от конкретных задач к абстрактным математическим задачам

    Конкретные и абстрактные математические задачи

    Для многих студентов освоение конкретной математики является самой легкой частью изучения математики.Некоторые учащиеся внезапно сталкиваются с препятствиями и разочарованием в своем математическом образовании, когда содержание переходит от конкретного к абстрактному.

    Взгляните на Эми, очень энергичную и дисциплинированную ученицу, которая понимает все, что преподносит учитель, и завершает свою работу без особой помощи. Внезапно содержание кажется недосягаемым, и Эми обнаруживает, что, как бы она ни старалась, она не может подключиться к новой математике. Это наиболее вероятно, когда контент стал для Эми слишком абстрактным. Без помощи, которая позволяет Эми понять материал — не отрываясь от развития ее собственного критического и аналитического мышления — Эми испытает разочарование и, к сожалению, начнет отвлекаться от математики.

    Учителя, которые могут должным образом способствовать этому переходу, могут существенно повлиять на уверенность своих учеников в математике и долгосрочные успехи в учебе; однако это непростая задача! Конкретная математика присутствует во всех классах в зависимости от изучаемого материала. Конкретная математика может быть столь же высокоуровневой, как математика на уровне колледжа, а абстрактная математика может быть столь же низкоуровневой, как детский сад. Квалификатор находится в студенте.

    Учителя в качестве фасилитаторов — это большой сдвиг мышления для перехода учащихся от конкретного к абстрактному математическому мышлению.

    Конкретный математика — это математика, которая имеет материальный аспект, который позволяет учащемуся изучать содержание посредством прямой демонстрации или примера. Abstract Математика требует, чтобы учащийся связал предыдущие математические знания, чтобы преодолеть разрыв между прошлыми и новыми знаниями, которые не были продемонстрированы учащемуся.

    Пример среднего уровня — рассмотреть математический класс седьмого класса, который учится умножать и делить дроби.Конкретный аспект этой математики — продемонстрировать, как умножать дроби с помощью прямых инструкций и, возможно, наглядного примера использования дробных частей. Резюме к этому было бы для студентов, чтобы научиться делить дроби и определять правило умножения на обратное, задавая вопрос, предоставляя манипуляторы и предоставляя студентам возможность самостоятельно определять правило.

    • Бетон: 1/2 * 1/3 = 1/6 (Это может быть непосредственно смоделировано учителем для конкретной математической концепции.)
    • Резюме: 1/2 ÷ 1/3 = 1/2 * 3/1 = 3/2 (Это абстрактно, потому что ученик не может выполнять деление дробей так же, как умножение, а также принцип связывания деления дробей с умножением на обратного, скорее всего, нет в базе математических знаний учащегося.)

    Зачем преодолевать разрыв?

    Когда учащиеся преодолевают разрыв между конкретным и абстрактным, уровень понимания повышается, и понимание становится более глубоким. Учащиеся развивают навыки критического мышления, необходимые для определения математических процессов, которые они еще не практиковали, а также могут научиться вспоминать и связывать предыдущие математические концепции с будущими математическими концепциями.

    Как преодолеть разрыв между конкретным и абстрактным

    Чтобы преодолеть разрыв между конкретной и абстрактной математикой, учитель должен быть осведомлен о том, что студенты уже знакомы с предыдущим содержанием, а также о том, что они будут изучать в будущем. Давайте рассмотрим предыдущий пример умножения дроби на деление дроби. Предварительные знания в этом примере будут складывать и вычитать дроби, а будущая математика вокруг этой концепции будет применять порядок операций к дробям.

    После того, как предыдущие знания установлены, лучшим инструментом учителя для преодоления разрыва между конкретной и абстрактной математикой является каркас или более сложный материал и наводящие вопросы, которые направляют ученика к желаемой цели обучения. Строительные леса также включают предоставление предварительных знаний, которые студенты могут применить к новым концепциям.

    В этом конкретном примере учитель может представить наглядные примеры и вопросы, которые могут помочь учащимся установить связь между умножением и делением дробей, например: «В чем разница между умножением на 1/2 и делением на 2?». Это дает студентам возможность использовать предыдущие знания для определения связи между умножением дробей и делением дробей.

    Дополнительный пример

    Одна из самых сложных абстрактных математических концепций, которую студенты должны понять на начальном этапе, — это то, как переменная заменяет число в уравнении или выражении. Поскольку переменная представляет собой число, которое еще не известно и может изменяться в зависимости от уравнения или выражения, эта концепция представляет собой переход от конкретного к абстрактному, к которому все учащиеся в классе вряд ли будут когнитивно подготовлены к совершению одновременно.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.