Понятие о личности: Личность. Что такое «Личность»? Понятие и определение термина «Личность» – Глоссарий

Автор: | 21.04.1976

Содержание

Понятие личности

Личность — система социально значимых качеств индивида, мера овладения им социальными ценностями и его способность к реализации этих ценностей.

Если понятие индивида включает в себя общие качества homo sapiens — представителя человеческого рода как биологического вида, то понятие личности связано с понятием индивидуальности — с творческим преломлением в индивиде общесоциальных качеств с неповторимой системой отношений конкретного человека к миру, с его индивидуальными способностями социального взаимодействия.

Как личность человек характеризуется уровнем развития его сознания, соотнесенностью его сознания с общественным сознанием, которое, в свою очередь, определяется уровнем развития данного общества. В свойствах личности проявляются возможности данного человека к участию в общественных отношениях.

Существенной стороной личности является ее отношение к обществу, к отдельным людям, к себе и своим общественным и трудовым обязанностям.

Личность характеризуется уровнем осознанности своих отношений и их устойчивостью.

В личности существенна не только ее позиция, но и способность к реализации своих отношений. Это зависит от уровня развития творческих возможностей человека, его способностей, знаний и умений, его эмоционально-волевых и интеллектуальных качеств.

Человек не рождается с готовыми способностями, интересами, характером и т.п. Эти свойства формируются при жизни человека, но на определенной природной основе.

Наследственная основа человеческого организма (генотип) определяет его анатомо-физиологические особенности, основные качества нервной системы, динамику нервных процессов.

В биологической организации человека, в его природе заложены возможности будущего его психического развития. Но человеческое существо становится человеком только благодаря социальной наследственности — благодаря освоению опыта предшествующих поколений, закрепленного в знаниях, традициях, предметах материальной и духовной культуры, в системе общественных отношений.

Природные стороны человека не следует противопоставлять его социальной его сущности. Сама природа человека является продуктом не только биологической эволюции, но и продуктом истории. Биологическое в человеке нельзя понимать как наличие в нем какой-то «животной» стороны. Все природные биологические задатки человека являются человечески- ми, а не животными задатками.

Но становление человека как личности происходит только в конкретных общественных условиях. Требования общества определяют и модели поведения людей, и критерии оценки их поведения.

То, что на первый взгляд представляется естественными качествами человека (например, черты его характера) , в действительности является закреплением в личности общественных требований к ее поведению.

Движущей силой развития личности являются внутренние противоречия между постоянно растущими общественно обусловленными потребностями и возможностями их удовлетворения. Развитие личности — это постоянное расширение ее возможностей и формирование новых потребностей.

Уровень развития личности определяется характерными для нее отношениями. Низкие уровни развития личности характеризуются тем, что ее отношения обусловлены в основном утилитарными, меркантильными интереса- ми. Наиболее высокий уровень развития личности характеризуется преобладанием общественно значимых отношений. Регулируя свою жизнедеятельность в обществе, каждый индивид решает сложные жизненные задачи. Личность проявляется в том, как она решает эти задачи. Одни и те же трудности, коллизии преодолеваются различными людьми разными способами (вплоть до преступных).

Понять личность — это значит понять, какие жизненные задачи и каким способом она решает, какими исходными принципами решения этих задач она вооружена.

Различаются личности социализированные — адаптированные к условиям своего социального бытия, десоциализированные — девиантные, отклоняющиеся от основных социальных требований (крайние формы этого отклонения — маргинальность) и психически аномальные личности (психопаты, невротики, лица с задержками психического развития и с личностными акцентуациями — «слабыми местами» в психической саморегуляции).

Можно выделить ряд особенностей социализированной личности, находящейся в пределах психической нормы.

Наряду с социальной приспособленностью развитая личность обладает личностной автономией, утверждением своей индивидуальности. В критических ситуациях такая личность сохраняет свою жизненную стратегию, остается приверженной своим позициям и ценностным ориентациям (целостность личности). Возможные психические срывы в экстремальных ситуациях она предупреждает системой средств психологической защиты (рационализацией, вытеснением, переоценкой ценностей и др.).

Личность в норме находится в состоянии своего непрерывного развития, самоусовершенствования и самореализации, постоянно открывая для себя новые горизонты на своем человеческом пути, испытывает «радость завтрашнего дня», изыскивает возможности актуализации своих способностей. В трудных условиях — толерантна, способна к адекватным действиям.

Психически уравновешенный индивид устанавливает доброжелательные отношения с другими людьми, проявляет чуткость к их потребностям и интересам.

В построении своих жизненных планов стабильная личность исходит из реальных возможностей, избегает завышенных притязаний. Развитая личность обладает высокоразвитым чувством справедливости, совести и чести. Она решительна и настойчива в достижении объективно значимых целей, но не ригидна — способна к коррекции своего поведения. На сложные требования жизни она способна реагировать тактической лабильностью без психических надломов. Источником своих удач и неудач она считает себя, а не внешние обстоятельства. В сложных условиях жизни она способна взять ответственность на себя и пойти на оправданный риск. Наряду с эмоциональной устойчивостью, она постоянно сохраняет эмоциональную реактивность, высокую чувствительность к прекрасному и возвышенному. Обладая развитым чувством самоуважения, она способна посмотреть на себя со стороны, не лишена чувства юмора и философского скепсиса.

Сознание своей обособленности позволяет индивиду быть свободным от произвольных преходящих социальных условий, диктата власти, не терять самообладание в условиях социальной дестабилизации и тоталитарных репрессий. Ядро личности связано с ее высшим психическим качеством — духовностью. Духовность — высшее проявление сущности человека, его внутренняя приверженность человеческому, нравственному долгу, подчиненность человека высшему смыслу его бытия. Духовность личности — ее сверхсознание, неугасимая потребность стойкого отвержения всего низменного, беззаветная преданность возвышенным идеалам.

Автономность личности — это ее обособленность от недостойных побуждений, сиюминутной престижности и псевдосоциальной активности.


Понятие Я-концепции
Темперамент и личность
Понятие личности
Человек как личность, индивидуальность и универсальность

 


См. также

Личность Психология личности

 


   RSS     [email protected] 

Понятие И Структура Личности В Криминалистике Ю. Л. Дяблова

Author

Abstract

Рассмотрено происхождение понятия «личность» в русском языке, его современная трактовка. Соотнесено общефилософское понимание личности и криминалистическое. Проанализированы имеющиеся в криминалистике трактовки понятия «личность», а также элементы, выделяемые различными авторами в его структуре. Предложена собственная классификация свойств личности, на основе которой сформулировано авторское определение понятия «личность» в криминалистике.

Suggested Citation

  • Дяблова Юлия Львовна, 2016. «Понятие И Структура Личности В Криминалистике Ю. Л. Дяблова,» Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки, CyberLeninka;Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тульский государственный университет», issue 2-2, pages 99-110.
  • Handle: RePEc:scn:013908:16941523

    Download full text from publisher

    Corrections

    All material on this site has been provided by the respective publishers and authors. You can help correct errors and omissions. When requesting a correction, please mention this item’s handle: RePEc:scn:013908:16941523. See general information about how to correct material in RePEc.

    For technical questions regarding this item, or to correct its authors, title, abstract, bibliographic or download information, contact: . General contact details of provider: http://cyberleninka.ru/ .

    If you have authored this item and are not yet registered with RePEc, we encourage you to do it here. This allows to link your profile to this item. It also allows you to accept potential citations to this item that we are uncertain about.

    We have no bibliographic references for this item. You can help adding them by using this form .

    If you know of missing items citing this one, you can help us creating those links by adding the relevant references in the same way as above, for each refering item. If you are a registered author of this item, you may also want to check the «citations» tab in your RePEc Author Service profile, as there may be some citations waiting for confirmation.

    For technical questions regarding this item, or to correct its authors, title, abstract, bibliographic or download information, contact: CyberLeninka (email available below). General contact details of provider: http://cyberleninka.ru/ .

    Please note that corrections may take a couple of weeks to filter through the various RePEc services.

    1. Понятия личность, человек, индивид, индивидуальность и их соотношение

    Человек — это родовое понятие, указывающее на отнесенность существа к высшей степени развития живой природы — к человеческому роду. В понятии «человек» утверждается генетическая предопределенность развития собственно человеческих признаков и качеств.

    Индивид — это единичный представитель вида «homo sapiens» . Как индивиды люди отличаются друг от друга не только морфологическими особенностями (такими, как рост, телесная конституция и цвет глаз), но и психологическими свойствами (способностями, темпераментом, эмоциональностью).

    Индивидуальность — это единство неповторимых личностных свойств конкретного человека. Это своеобразие его психофизиологической структуры (тип темперамента, физические и психические особенности, интеллект, мировоззрение, жизненный опыт).

    Личность (от лат. persona – особа) – это человеческий индивид, являющийся субъектом сознательной деятельности, обладающий совокупностью социально значимых черт, свойств и качеств, которые он реализует в общественной жизни (человек с социально значимыми качествами).

    Соотношение индивидуальности и личности определяется тем, что это два способа бытия человека, два его различных определения. Несовпадение же этих понятий проявляется, в частности, в том, что существуют два отличающихся процесса становления личности и индивидуальности.

    Становление личности есть процесс социализации человека, который состоит в освоении им родовой, общественной сущности. Это освоение всегда осуществляется в конкретно-исторических обстоятельствах жизни человека. Становление личности связано с принятием индивидом выработанных в обществе социальных функций и ролей, социальных норм и правил поведения, с формированием умений строить отношения с другими людьми. Сформированная личность есть субъект свободного, самостоятельного и ответственного поведения в социуме.

    Становление индивидуальности есть процесс индивидуализации объекта. Индивидуализация — это процесс самоопределения и обособления личности, ее выделенность из сообщества, оформление ее отдельности, уникальности и неповторимости. Ставшая индивидуальностью личность — это самобытный, активно и творчески проявивший себя в жизни человек.

    В понятиях «личность» и «индивидуальность» зафиксированы различные стороны, разные измерения духовной сущности человека. Суть этого различия хорошо выражена в языке. Со словом «личность» обычно употребляются такие эпитеты, как «сильная», «энергичная», «независимая», подчеркивая тем самым ее деятельностную представленность в глазах других. Об индивидуальности говорят «яркая», «неповторимая», «творческая», имея в виду качества самостоятельной сущности.

    89. ПОНЯТИЕ О ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ. Шпаргалка по общей психологии

    89. ПОНЯТИЕ О ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ

    Личность – социальное существо, включенное в общественные отношения, участвующие в общественном развитии и выполняющее определенную общественную роль. Понятие «личность» несколько уже, чем понятие «человек». Новорожденный ребенок или психически больной человек, не способный самостоятельно себя обслуживать, не говоря уже о выполнении какой-либо социальной роли, личностью не является. Субъективно личность индивида – это его Я (оба Я, Я-концепция), это система представлений о себе, формируемая в процессе деятельности и общения и обеспечивающая единство и тождественность его личности.

    Роль – это социальная функция личности: роль матери, отца, директора школы, студента и т. д. Социальная роль – это нормативно одобренный образец поведения, ожидаемый от каждого, занимающего данное положение. Эти ожидания не зависят от сознания и поведения конкретного индивида, их субъектом является не индивид, а общество. (Под термином «ожидание» подразумеваются права и обязанности.)

    Кроме прав и обязанностей, социальная роль связана с определенными видами социальной деятельности и поэтому всегда несет на себе печать общественной оценки: общество может либо одобрять, либо не одобрять некоторые социальные роли (например, оно порицает такую социальную роль, как преступник). Важно отметить, что общественный оценке подлежит не конкретная личность, а прежде всего определенный вид социальной деятельности. В действительности каждый индивид выполняет не одну, а несколько социальных ролей: он может одновременно быть, скажем, бухгалтером, мужем, отцом, членом профсоюза, игроком сборной команды по футболу и т. д.

    Личность характеризуется большим числом параметров, среди которых наиболее важна ее позиция, т. е. система отношений. Наиболее существенными являются отношения личности к обществу и людям, к материальным условиям жизни, к себе, к собственным обязанностям, к общественным обязанностям, к трудовым обязанностям. Эти и некоторые другие отношения характеризуют прежде всего нравственный облик личности, ее социальные установки.

    Отношения различаются не только по их направленности на объект, но и по уровню осознанности. Принято различать малоосознанные и глубокоосознанные отношения. Малоосознанные отношения (например, мимолетное чувство симпатии или антипатии) не носят глубинного характера, тогда как глубокоосознанные отношения принципиальные, они определяются внутренними убеждениями, сознанием долга и обязанности.

    Еще одна характерная сторона личности – ее индивидуальность, неповторимое сочетание психологических особенностей личности. Сюда относятся характер, темперамент, особенности протекания психических процессов, совокупность преобладающих чувств и мотивов деятельности, сформировавшиеся способности. Нет двух людей с одинаковым сочетанием указанных психологических особенностей – личность человека неповторима в своей индивидуальности.

    Обычно словом «индивидуальность» определяют какую-либо главенствующую особенность личности, делающую ее непохожей на окружающих. Индивидуален каждый человек, но индивидуальность одних проявляется очень ярко, выпукло, других – малозаметно.

    Индивидуальность может проявляться в интеллектуальной, эмоциональной или волевой сфере или сразу во всех сферах психической деятельности. Она наиболее полно и детально характеризует личность.

    Данный текст является ознакомительным фрагментом.

    Продолжение на ЛитРес

    Юридическое понятие личности

    Тюгашев Евгений Александрович

    к. филос. наук, доцент, заместитель декана юридического факультета Новосибирского государственного университета

    В юридической науке представление о личности обычно вводится в связи с характеристикой прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, и личность понимается как индивидуально определенная совокупность социально значимых свойств человека, проявляющихся в отношениях между людьми[1]. Личность рассматривается как принадлежность человека. Поэтому в нормативно-правовых актах понятия «человек» и «личность» используются как синонимы.
    На этом основании термин «личность» может вообще не употребляться при характеристике прав и свобод. Так, конституционные акты США и Великобритании оперируют термином «лицо». Конституции Италии, ФРГ и Испании права и свободы равным образом относят к личности, человеку, гражданину. В ряде актов личность и человек неявно дифференцированы. Во Всеобщей декларации прав человека, Конституциях Греции и Испании говорится о «человеческой личности». Согласно ст. 13 Конституции Японии, все люди должны уважаться как личности. Тем самым предполагается несовпадение человека и его личности.
    Такое несовпадение является известным фактом права. Servis non habet personam – раб не имеет личности. Но раб остается человеком, имеющим индивидуально определенную совокупность социально значимых свойств человека, проявляющуюся в отношениях между людьми. Следовательно, раб имеет личность? Как мы видим, в теоретической конструкции возникает антиномия – понятие личности противоречие исторически известному закону. По закону раб не имеет личности; согласно же современным теоретическим воззрениям, он ее имеет.
    Указанное доктринальное противоречие требует разрешения. Оно возможно несколькими путями. Во-первых, признанием положения servis non habet personam незаконным, т. е. не фактом, а артефактом. Во-вторых, уточнением понятия личности, согласованием его содержания с фактами права. В-третьих, исключением понятия личности из теории права.
    Оценивая выделенные варианты решения зафиксированной антиномии в понимании личности как категории права, следует прежде всего разрешить вопрос о необходимости этой категории. Не исключено, что в юридической науке личности как теоретического конструкта, строго говоря, не должно существовать, и все рассуждения о ней (впрочем, как и о человеке) следует признать некатегориальными. Употребляемое в юридической науке понятие личности заимствуется, как правило, из философии, психологии, социологии. Поскольку понятие личности определяется в указанных системах знания, то оно не имеет специфического юридического содержания и не может использоваться как методологическое средство для дефиниции категорий права. Иначе должно быть предложено юридическое понимание личности (и человека) и поочередно разграничены права личности, человека, гражданина.
    На наш взгляд, история права и традиция юридической науки однозначно решают эту проблему в пользу признания понятия личности одной из основополагающих категорий права. Определяющей в этом отношении является практика гражданского права. Характеризуя значение гражданского права для обоснования понятия личности, известный русский цивилист И.А. Покровский писал: «Гражданское право исконно и по самой своей структуре было правом отдельной человеческой личности, сферой ее свободы и самоопределения. Здесь впервые зародилось представление о человеке как субъекте прав, т. е. представление о личности как о чем-то юридически самостоятельном и независимом даже по отношению к государству и его властям. Раз за человеком признано то или другое субъективное право, он уже занимает определенную позицию по отношению к этим последним, он уже чего-то может требовать от них, он уже известная волевая единица, а не безгласная особь кем-то пасомого стада»[2].
    Действительно, для гражданского права основополагающим является учение о лицах – физических и юридических. Правами и обязанностями располагают только лица, и никто другой. Поэтому право изначально имеет личный характер. Об этом удачно сказал М. Мосс, сравнивавший древнее право с современным: «С самого начала мы оказываемся перед теми же системами фактов, что и предшествующие, но уже в новой форме: «личность» (personne) – больше, чем факт организации, больше чем имя или право на персонаж и ритуальную маску, она фундаментальный факт права. В праве, говорят юристы, существуют только personae, res и actiones; этот принцип управляет разделением наших кодексов»[3].
    О личности как одном из трех китов права писал и Е.В. Спекторский: «Система частного права строится на трех китах: на личности как изолированном эгоистическом существе, для которого легальное своекорыстие считается уже добродетелью, юридической, Ульпиановой добродетелью; на собственности как неограниченной власти лица над вещью безотносительно к государству и обществу; наконец, на договоре как добровольном свободном соглашении отдельных лиц, которым никто не помогает, но также и не мешает взаимно обязываться о чем угодно. Система публичного права строится на трех других основаниях: на государстве как особой надличной и надобщественной вещи или личности; на власти как возможности приказывать, запрещать и разрешать населению; и, наконец, на политических правах граждан как предоставлении, патенте, терпимости со стороны государственной власти»[4]. Подчеркнем, что государство – тоже особая личность.
    И.А. Покровский был убежден в том, что в системе любого правопорядка не обойтись без признания человека юридической личностью, субъектом прав. Он полагал, что, не будучи юридической личностью, т.е. субъектом прав, и не обладая субъективными правами, личность физическая, т.е. индивид, никогда не мог бы явиться господином своих сил и способностей, никогда не мог бы стать субъектом прогресса[5].
    Направление в юриспруденции, принимающее личность в качестве фундаментальной ценности права, И.А. Покровский обозначает как персонализм. Содержание же трансперсонализма, пишет И.А. Покровский, составляет мысль о том, что «право и государство получают свою ценность не от человеческой личности, а от некоторой надиндивидуальной инстанции, что самая человеческая личность, есть не цель, а только служебное средство для достижения таких или иных высших интересов целого»[6].
    Персоналистическая ориентация в праве выражается двояко. Прежде всего личность признается важнейшей, но внешней для права ценностью. Так, например, Н.С. Малеин декларирует: «Закон существует для личности, но не она для закона». И поясняет: «Уважение к личности выражается в признании ее единственной ценностью первичного порядка, относительно которой определяются все иные вторичные ценности, включая право»[7]. Е.А. Лукашева пишет о личностной ценности права – его гуманистической ориентации, способности обеспечивать интересы и цели личности, ее творческое развитие и социальную активность[8].
    Следует заметить, что такого рода «личностную ценность» может при данном подходе иметь не только право, но и экономика, политика и др. Признание личности исключительно внешней ценностью для права, ценностью более важной, нежели Бог, общество или государство существенно не меняет внутренней структуры правы, его объективной конструкции, в которой путем простой подстановки Бог замещается на государство, человека, общество и т. п. Поэтому персонализм такого рода остается внешним, формальным, несущественным для содержания права и для самого понимания личности.
    Наряду с внешним, формальным персонализмом представляется возможным выделить внутренний, содержательный персонализм как особую аксиологическую ориентацию в юридической науке. В этом случае многие правовые явления становится возможным рассматривать как отдельные аспекты или стороны жизнедеятельности личности.
    Данный подход предлагал, в частности, Гегель: «Личность содержит вообще правоспособность и составляет понятие и саму абстрактную основу абстрактного и потому формального права. Отсюда веление права гласит: будь лицом и уважай других в качестве лиц»[9].
    Точка зрения внутреннего, имманентного персонализма формулировалась Л.А. Тихомировым. Он, в частности, писал: «Все, что называется в политике правом и свободой – свобода и права гражданские и политические – все это вытекает из психологического факта самостоятельности личности, ее прирожденной свободы»[10]. Развитие права и личности он рассматривал как взаимообусловленные процессы: «Но если выработка личности составляет необходимое условие, без которого ничего не значат и рассыпаются, как карточный домик, все юридические условия, то и эти последние, в свою очередь, необходимы для выработки личности»[11].
    В советской литературе о существенной взаимосвязи права и личности писал Л.С. Явич: «Поскольку нас интересует проблема связи личности и права, то уместно подчеркнуть не только роль права по отношению к становлению и совершенствованию личности, но также и то, что само право тесно связано с процессом развития личности. Если личность нельзя себе представить все социального общения и обособления, если одним из ее социальных свойств является стремление к творческой самодеятельности, к свободе решения и действия при упорядоченных отношениях, то нельзя на определенном уровне и в соответствующем социальном срезе рассматривать личность в качестве совокупности правовых отношений?»[12].
    Последовательно проведенная персоналистическая ориентация в юридической науке позволяет не только охарактеризовать ценность личности для права, но и признать личность правовой ценностью, т. е. явлением по сути своим правовым. Если на определенном уровне и в соответствующем социальном разрезе представляется возможным рассматривать личность в качестве совокупности правовых отношений, то и сущность личности следует определять через совокупность правовых отношений. Личность тогда не есть категория психологии, социологии или философии. Личность есть базисная категория права, воспринятая из права и функционирующая в качестве инструментального понятия в других формах общественного сознания. Суть юридического персонализма состоит не только в личностном понимании права, но и в юридическом понимании личности.
    Существуют ли для этого достаточные эмпирические основания? Допускает ли общий смысл понятия «личность», позволяет ли семантическое поле этого термина признать юридическую интерпретацию в качестве исходной и определяющей? Ответ на этот вопрос мы находим в исследовании академика Ю.С. Степанова.
    Он приходит к однозначному выводу о том, что понятие «личность-персона» всегда связано с правовым, юридическим оформлением. В ядро концепта «личность» входят следующие представления: 1) свободный человек; 2) обладающий максимумом юридических прав; 3) мужчина; 4) не дитя и не старик[13]. В представление о личности, подчеркивает Ю.С. Степанов, входит еще компонент «степенной личности», т. е. представление о том, что человек может быть личностью в большей или меньшей степени, то служит основой юридического оформления прав личности. Такое правовое, юридическое положение дает форму понятию «личность»: последняя стала осмысляться как нечто «переменное», способное представать различными своими сторонами, как бы различными «обликами» в зависимости от отношения, в котором она берется в обществе, как нечто отчуждаемое от самого физического человека, как «лицо, которое может меняться», как «личина» или «маска».
    Согласно данным индоевропейского языкознания, понятие личности возникло в правовом обороте. Поэтому это понятие исконно юридическое. Количественная определенность личность является важным свойством, позволяющим интерпретировать личность как субстанцию права, меру правовых отношений.
    Абстрактное понимание личности как субстанции, т. е. самостоятельно сущего, присутствует в философии права. Е.В. Спекторский определяет личность как «свободное и волевое существо»[14]. Б.Н. Чичерин видел в личности (лице) разумное существо, обладающее свободной волей и на этом основании правами[15]. А.П. Куницын трактовал личность как свободное существо, носителя прав и обязанностей[16].
    Обратим внимание, что личность не конкретизируется исключительно в качестве человека. Речь идет только о существе свободном, разумном, волевом. Только этими предикатами ограничиваются наиболее общие и наиболее простые определение личности. Одно из первоначальных определений личности, данное Кассиодором, звучало так: persona – substantia rationalis individua, – т. е. личность есть неразделимая, индивидуальная рациональная субстанция[17]. По Боэцию, лицо есть разумная природа, или разумная субстанция. Поэтому предварительное определение персоны (личности) – индивидуальная субстанция или субсистенция разумности природы (человек, Бог, ангел)[18].
    В философию толкование личности как субстанции вошло после Никейского собора, разрешившего спор о Троице в догмате единства личности: Unitas in tres personas, una persona in duas naturas. Единый Бог и рассматривался в христианском богословии как личность в собственном смысле слова. Понятие личности философы заимствовали из христианского богословия. Тертуллиан, один из отцов церкви, перенес термин persona (маска, персона, лицо, личность) из права в философию.
    Предпринятый экскурс позволяет в полной мере оценить скептическое отношение М. Мосса к понятию личности как к психологическому и моральному понятию. На его взгляд, пришло время «заменить этот наивный взгляд на историю этого понятия и теперешнюю его ценность взглядом более точным»[19]. Точная история феномена личности показывает несостоятельность его морально-психологической редукции и приводит к его юридическим первоисточникам.
    Отправным пунктом в разработке понятия личности является латинское понятие persona. Вот как оценивает эту ситуацию Л. П. Карсавин: «Но большое несчастие для западного метафизика, что ему приходится строить учение о личности, исходя из понятия «хари»»[20]. Л.П. Карсавин с негодованием поясняет, что он имеет в виду «личину, извне налегающее обличье, закрывающую лицо неподвижную и мертвую, безобразную харю или маску»[21]. Более сдержанно о первофеномене личности пишет М. Мосс: «Известно, до какой степени укоренилось и стало классическим латинское понятие persona: маска, трагическая маска, ритуальная маска и маска предка»[22].
    История персоны – это история маски. В этой связи аксиоматическим является тезис о том, что личность человека не есть человек (или его часть). Личность человека – это нечеловек.
    Persona (личность) первоначально есть посмертное изображение, маска покойного. Маску человек надевал на лицо, чтобы не быть узнанным. Она преображала человека в первопредка, от лица которого он мог легитимно действовать. Маски носят на лбу, на голове, на пальцах, держат в зубах; встречаются маски-костюмы, маски парные, в демонстрации которых участвуют два человека, и маски коллективные, каждую из которых представляют от трех до ста человек и более[23]. Маски составляют костюм, многослойную личность. «Но между раскраской лица, а зачастую и тела и одеждой или маской существует лишь различие в степени и нет различия в функции. И в одном, и в другом случае все ведет к экстатическому представлению предка», – указывал М. Мосс[24].
    Маска – символ предка. Духи предков персонифицированы участниками мистерий, ряжеными в соответствующие маски. Центральный персонаж первобытных мистерий – самые ужасные маски главного судьи над душами умерших. Поэтому маской пользовались при розыске воров и колдунов, при осуждении преступника, при уплате вором компенсации, при благословении полей, выражении благодарности за урожай, при обращении к предкам с просьбой спасти народ во время войны, а также для того, что высмеять мелких преступников.
    Ни один человек не имеет права судить других. Законодателями являются предки, вся власть осуществляется от имени предков, и всякий приговор выносится от их лица. Правовые акты вершились от лица предков, которые действовали в лице представлявших их в масках существ. Поэтому судьи одевают маски, парики и мантии[25].
    Поскольку маска изготовлена, то естественным является следующее заключение М. Мосса: «значение искусственности – наиболее сокровенное в понятии личности»[26]. Поэтому личность есть собственно искусственная личность, представляющая другого.
    В юридической науке искусственными личностями принято называть юридических лиц. Вот каким образом вводил представление об искусственной личности Т. Гоббс: «О личности. Личностью является тот, чьи слова или действия рассматриваются или как его собственные, или как представляющие слова или действия другого человека или какого-нибудь другого предмета, которым эти слова или действия приписываются поистине или посредством фикции. Личность естественная и искусственная. Если слова или действия человека рассматриваются как его собственные, тогда он называется естественной личностью. Если же они рассматриваются как представляющие слова или действия другого, тогда первый называется вымышленной, или искусственной личностью»[27]. В юридической науке в дальнейшем в качестве искусственных личностей интерпретировались главным образом юридические лица.
    Эталонной формой искусственной личности является государство, которое Т. Гоббс рассматривает как единую личность, состоящую из многих естественных личностей. Как образуется искусственная личность? «Множество людей становится одним лицом, когда оно представлено одним человеком или одной личностью, если на это представительство имеется согласие каждого из представляемых в отдельности»[28]. О государстве Т. Гоббс пишет: «…Многие естественные лица, заботясь о самосохранении, объединяются под влиянием взаимного страха в одно гражданское лицо, которое мы называем государством»[29]. Государство есть одно лицо, обладающее собственными правами и имуществом[30].
    Важным элементом учения об искусственной личности является факт того, что юридическим лицом, как указывает Т. Гоббс, может быть неодушевленная вещь, владеющая собственностью и обладающая правами. «Таким юридическим лицом может быть, например, храм, мост или какая-нибудь другая вещь, для сохранения которой требуются средства. ..»[31].
    Абстрактное представление о личности человека как носителе прав и обязанностей позволяет дифференцировать, с одной стороны, личность как носителя прав и обязанностей, с другой стороны, человека как носителя личности. Человек как может быть носителем личности, так может им и не быть. Носителем личности может быть как человек, так и любое другое существо.
    Э. Цительман справедливо, на наш взгляд, отмечал: «Взгляд, будто человек только может быть юридическим субъектом, есть недоказанная посылка, не вытекающая из понятия права»[32]. И дело не только в том, что юридическим субъектом могут быть человеческие коллективы, как это можно было бы предположить, опираясь на суждение немецкого правоведа Леонгарда: «… Субъективные права, связываемые гражданским правом с личностью человека, равно как и само понятие личности, созданное для человека, аналогически переносятся на такие субъекты, которые не суть отдельные люди»[33]. Дело в том, что в праве носителями личности могут быть самые разные существа. Об этом писал Д. Гирке: «Вообще способность быть субъектом прав и обязанностей или личностью может быть признана со стороны объективного права только за носителем свободной воли, и именно исключительно за человеком, хотя на ранних ступенях культуры олицетворялись и существа высшие, и существа низшие, чем человек (Бог, святые, животные и даже безжизненные вещи). Человек есть лицо, даже если в нем имеется только зачаток или задаток разумного хотения в области внешней свободы, и остается лицом, хотя бы этот зачаток никогда не развился, или хотя бы развившись, разумная воля опять исчезла бы раньше телесной смерти. Люди затем имеют личность или как индивиды, или как союзы»[34].
    Основным признаком личности в юриспруденции считается свобода. Данное понимание личности содержалось в § 16 Австрийского Уложения, которое гласило: «Всякий человек имеет прирожденные, уже самим разумом диктуемые права и вследствие этого должен почитаться как личность»[35].
    Рационалистическое представление о разуме как достаточном основании прав и свобод личности трансформируемо в понятие о личности как индивидуальном разуме, подлежащим ведению психологии. Рационалистическая психологизация личности эхом отражается в правовой теории. Если личность – это разум, содержащий понятия, то юридическая личность – не более чем понятие, т. е. фикция. Так в цивилистической литературе XIX века возникла теория фиктивности юридических лиц, которой, в свою очередь, оппонировала теория реальности юридических лиц.
    Бесспорно, юридическое лицо не может быть абсолютной фикцией. Для существования личности достаточно наличия имени. Собственное личное имя есть минимум индивидуальности, необходимый для выделения личности[36]. Поскольку юридическое лицо располагает хотя бы именем, то это лицо физически реально. В этом смысле можно сказать, что всякое юридическое лицо имеет физическое лицо, и без этого лица не существует. Так, в норме физическое лицо государства как юридического лица представлено такими его элементами как территория и народ.
    И, соответственно, любое физическое лицо имеет в то же время юридическое лицо. Т. Гоббс указывал на двойственный характер личности в праве: «. ..Каждый человек или собрание, обладающее верховной властью, представляют два лица или, как чаще выражаются, имеют два качества: одно – естественное, а другое – политическое…»[37]. Он указывал, что отдельный человек одновременно есть и физическое (естественное), и юридическое (гражданское, политическое) лицо[38].
    Дифференциация и неразрывная взаимосвязь в составе отдельной человеческой личности ее физического и юридического лица было исторически значимо. «Если в древние времена возможно было распоряжение самой юридической личностью, возможны были самопродажа и самозаклад человека, – писал И.А. Покровский, – то в настоящее время такие распоряжения невозможны: юридическое качество субъекта прав неотделимо от физического бытия человеческой личности»[39]. Указываемая И.А. Покровским неотделимость все же относительна. Динамика физических параметров личности в определенных границах необходимо ведет к изменению конфигурации ее юридической составляющей. И, наоборот, когда, например, гражданская смерть лица может предварять его физическую смерть.
    Дифференциация и неразрывная взаимосвязь физического и юридического лица существует в составе любой отдельной личности, в т. ч. государства. Следовательно, физические и юридические лица следует рассматривать не столько как автономные правосубъекты, сколько как диалектически противоречивые стороны личности как носителя права вообще.
    С этой точки зрения, представляется продуктивным проведенное Гегелем различение «личности» и «лица». Вот как излагает его позицию К. Маркс: «»Но субъективность», – говорит Гегель, – в своей истине имеет бытие лишь в качестве субъекта, личность имеет бытие лишь в качестве лица». Это также является мистификацией. Субъективность есть определение субъекта, личность – определение лица». И вот, вместо того чтобы брать их как предикаты субъектов, Гегель делает из предикатов нечто самостоятельное и затем заставляет их мистическим образом превращаться в субъекты этих предикатов»[40]. Личность существует только как лицо. Отсюда можно заключить, что личность есть свойство существа быть лицом[41].
    Учение о двойственном характере личности, содержащей в качестве своих сторон физическое и юридическое лица, имеет важное значение для юридической науки. Анализ заключенного в личности противоречия позволяет сделать выводы, методологически эквивалентные учению К. Маркса о двойственном характере труда, о противоречивом единстве стоимости и потребительной стоимости в составе товара. Личность, таким образом, может быть интерпретирована (по аналогии с товаром) в качестве простейшей и элементарной формы правовой жизни общества.


    ———————————————————————————

    [1] Общая теория государства и права: академический курс в 2-х томах. Отв. ред. проф. М. Н. Марченко. Том 1. Теория государства. М.: Издательство «Зерцало», 1998. С. 260.

    [2] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 309.
    [3] Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие «Я» // Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 280.
    [4] Спекторский Е.В. Христианство и правовая культура // Русская философия права: философия веры и нравственности. Антология. СПб., 1997. С. 335.
    [5] Покровский И.А. Указ. соч. С. 112.
    [6] Там же. С. 78.
    [7] Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М.: Юридическая литература, 1981. С. 4.
    [8] Лукашева Е.А. Социалистическое право и личность. М.: Наука, 1987. С. 45.
    [9] Гегель Г.В.Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990. С. 98.
    [10] Тихомиров Л. А. Монархическая государственность. М.: ГУП «Облиздат», ТОО «Алир», 1998. С. 567.
    [11] Там же. С. 579.
    [12] Явич Л.С. Сущность права: Социально-философское понимание генезиса, развития и функционирования юридической формы общественных отношений. Л.: Изд-во Ленинградск. ун-та, 1985. 57.
    [13] Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. М.: Академический проект, 2001. С. 712.
    [14] Спекторский Е.В. Указ. соч. С. 356.
    [15] Чичерин Б.Н. Философия права. СПб.: Наука, 1998. С. 58.
    [16] Куницын А.П. О человеке и праве // Русская философия права: философия веры и нравственности. Антология. СПб., 1997. С. 21 – 59.
    [17] Мосс М. Указ. соч. С. 288.
    [18] Боэций. Против Евтихия и Нестория // Боэций. «Утешение философией» и другие трактаты. М.: Наука, 1990. С. 171 – 173.
    [19] Мосс М. Указ. соч. С. 264.
    [20] Карсавин Л.П. О личности // Карсавин Л.П. Религиозно-философские сочинения. М.: «Ренессанс», 1992. С. 25
    [21] Там же. С. 24.
    [22] Мосс М. Указ. соч. С. 278.
    [23] Дэвлет М.А. Загадка грозной мистерии // Атеистические чтения. М., 1990. Вып. 19. С. 33.
    [24] Мосс М. Указ. соч. С. 276 – 277.
    [25] Тернбул К.М. Человек в Африке. М., 1981. С. 193.
    [26] Мосс М. Указ. соч. С. 285.
    [27] Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Гоббс Т. Сочинения в двух томах. Т. 2. М.: Мысль, 1991. С. 124.
    [28] Там же. С. 127.
    [29] Гоббс Т. Основы философии. // Гоббс Т. Сочинения в двух томах. Т. 1. М.: Мысль, 1991. С. 345.
    [30] Там же.
    [31] Гоббс Т. Левиафан… С. 276.
    [32] Цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: «Статут», 2000. С. 91.
    [33] Там же. С. 96.
    [34] Там же. С. 97.
    [35] Цит. по: Покровский И.А. Указ. соч. С. 20.
    [36] Стеблин-Каменский М.И. Миф. Л., 1976. С. 66.
    [37] Гоббс Т. Левиафан… С. 186.
    [38] Там же. С. 216.
    [39] Покровский И.А. Указ. соч. С. 120.
    [40] Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 244.

    [41] Суворов Н.С. Указ. соч. С. 68.

    Что такое личность — определение, значение и типы личности

    Что такое личность и ее значение

    Личность — продукт социального взаимодействия в групповой жизни . В обществе у каждого человека разные черты, такие как кожа, цвет кожи, рост и вес. У них разные типы личностей, потому что люди не похожи друг на друга. Это относится к привычкам, взглядам, а также физическим чертам человека, которые не одинаковы, но различаются от группы к группе и от общества к обществу, у каждого человека есть личность, которая может быть хорошей или плохой, впечатляющей или не впечатляющей.Он развивается в процессе социализации в культуре определенной группы или общества. Нельзя точно определить его для человека, потому что он меняется от культуры к культуре и время от времени. Например, убийца считается преступником в мирное время и героем войны. Чувства и действия человека во время взаимодействия формируют личность. Это сумма общего поведения человека, охватывающая как явное, так и скрытое поведение, интересы, менталитет и интеллект. Это сумма физических и умственных способностей и возможностей.

    Личность происходит от латинского слова «персона» , что означает «маска», используемая актерами для изменения своей внешности. Это сочетание индивидуальных мыслей, характеристик, поведения, отношения, идеи и привычек.

    Определение личности

    Macionis определяет как «Это постоянный образ мышления, чувств и действий».

    Огберн и Нимкофф определяют его как совокупность чувств, взглядов, идей, привычек, навыков и поведения человека.”

    Типы личности

    Ниже приведены трех типов личности

    1. Экстравертная личность

    Этот тип имеет тенденцию жить в основном не так, как жить с другими. Эти люди высоко социализированы и контактируют с посторонними людьми в обществе. Они хотят присоединиться к другим группам, которых больше. К таким людям относятся водители, злоупотребляющие алкоголем, курильщики, грабители, воры, нечестивцы и т. Д.

    2. Интровертная личность

    Интроверт противоположен экстраверту. Эти люди всегда живут одни в своих комнатах и ​​не хотят выходить на улицу. У них есть свой воображаемый мир. Это учителя, ученые, мыслители и философы.

    3. Личность амбиверта

    Между экстравертами и интровертами существует третий тип, называемый амбивертами. Люди, принадлежащие к этому типу, получают удовольствие от обеих групп и посещают их.У них средний ум, и они хотят жить в обеих сторонах. Иногда они присоединяются к посторонним людям, но иногда они живут в своих комнатах.

    Советы по развитию личности

    1. Должен быть слушатель получше
    2. Хороший разговор
    3. Будьте позитивными в мировоззрении и отношении
    4. Больше чтения и строительный интерес
    5. Должен быть хороший обходительный
    6. Взаимодействие с новыми людьми
    7. Полезно для других
    8. Проявляйте уважение, если хотите уважения
    9. Уверен в себе

    Пять черт личности

    1. Открытость к опыту
    2. Добросовестность
    3. Экстраверсия
    4. Доброжелательность
    5. Невротизм
    Концепция личностных качеств

    Кеттелла отличается от представления Олпорта о чертах характера.

    Введение: И КРС, и Олпорт были выдающимися психологами в области личности, они выбрали совершенно другой подход к изучению человеческого поведения и разума в то время, когда две школы мысли достигли своего пика бихевиоризма и психоанализа, они оба отвергли эту школу мысли и предсказывать человеческое поведение с научным подходом к личности.

    Концепция личностных качеств Кеттелла

    Кеттелл специализируется на прогнозировании поведения человека в ответ на данную стимулирующую ситуацию.Он не намеревался доводить ненормальное поведение до нормального, хотя он стремился изучить их личность, а не лечить ее. он утверждал, что психологи не могут понять личность без объяснения природы элементов личности, и позже он определил эти элементы личности как «факторы» или «черты», он определил черты как ментальные элементы личности, он классифицировал черты.

    1. Общие черты, черты, которыми в той или иной степени обладают все люди. Например, Интеллект, экстраверсия.

    2. Уникальные черты, черты, которыми обладает один или несколько человек. Например, интерес к разным сферам деятельности.

    3. Свойства способностей: навыки, которыми мы обладаем, чтобы определить, как мы можем выполнять задачу, пример интеллекта.

    4. Черты темперамента, на примере нашего поведения опишите отношение к себе, насколько мы напористы, легкомысленны или раздражительны.

    5. Динамические черты — движущие силы поведения. Они определяют наши мотивы, интересы, ценности и принципы.

    6. Признаки поверхности, признаки, которые показывают корреляцию, но не являются фактором, потому что они не определены одним источником.

    7. исходные черты, эти лишь более стабильные и постоянные черты, являющиеся основными факторами личности, полученные методом факторного анализа

    8. конституциональные черты Исходные черты, зависящие от наших физиологических характеристик.

    9. Черты окружающей среды и плесени, это черты Источника, которые усваиваются в результате взаимодействия с обществом и окружающей средой.

    Allport вид признаков

    Олпорт чувствовал, что наша личность состоит из черт. Если вы знаете характерные черты человека, вы можете дать описание его личности в соответствии с его чертой, которая является последовательной, устойчивой тенденцией в поведении. Например: застенчивость и неприязнь.

    В 1936 году психолог Гордон Олпорт обнаружил, что один английский словарь содержит более 4000 слов, описывающих различные черты личности.На эти черты влияет наш детский опыт, наше текущее окружение и взаимодействие между ними. В эпоху Олпорта психологи считали, что черты личности могут быть сформированы прошлыми и нынешними силами.

    Теория черт личности Олпорта делит их на три уровня: кардинальный, вторичный и центральный, а именно: —

    1. 1. Кардинальная черта — настолько доминирующая черта, что вся жизнь человека вращается вокруг нее
    2. 2. Центральные черты — это качества, характеризующие повседневные взаимодействия человека
    3. 3. Вторичные черты — это характеристики, которые проявляются в конкретных ситуациях

    Олпорт и Кеттел были одними из первых, кто предположил, что наследственные факторы формируют личность и что они имеют значение с факторами окружающей среды

    Пять личностных измерений и их влияние на информационное поведение

    Пять личностных измерений и их влияние на информационное поведение
    Jannica Heinström

    Департамент социальных и политических наук / информационных исследований
    Bo Akademi University
    Тавастгатан 13
    FIN-20500 bo
    Финляндия

    Абстракция

    В этой статье подчеркивается важность рассмотрения психологических механизмов для полного понимания пользователей информационных услуг.В центре внимания находится связь между личностью и поиском информации, которая исследуется посредством количественного анализа личностных черт и информационных привычек 305 студентов университетов. Показано, что информационное поведение может быть связано со всеми тестируемыми в исследовании параметрами личности — невротизмом, экстраверсией, открытостью опыту, состязательностью и сознательностью. Обсуждаются возможные объяснения этих отношений. Сделан вывод о том, что внутренние черты взаимодействуют с контекстными факторами в их конечном воздействии на информационное поведение.


    Введение

    В течение последних десятилетий мы наблюдаем растущий спрос на способность обрабатывать информацию. Приветствуется обучение информационной грамотности на протяжении всей жизни, чтобы соответствовать требованиям быстро меняющегося общества. В определенной степени этому можно научиться. Однако вполне вероятно, что одни люди соответствуют этим требованиям и адаптируются к меняющимся требованиям с меньшими усилиями, чем другие. Безусловно, не существует одного типа личности, который мог бы сформировать «идеального» информационного грамотного гражданина. Напротив, разные черты характера могут оказаться полезными в разных ситуациях. Понимание того, как различные черты проявляются в поиске информации, повысило бы понимание пользователей информационных услуг. Цель этой статьи — поразмышлять над индивидуальными различиями в информационном поведении с особым акцентом на том, как и почему личностные качества влияют на информационные стратегии.

    Поиск информации часто сравнивают с рациональным процессом решения проблем, когда пробел в знаниях вызывает сознательный поиск информации.Это может относиться к некоторым ситуациям, но в большинстве случаев процесс поиска информации является динамичным и изменчивым. Это зависит от контекста и в значительной степени от человека, выполняющего его (Solomon, 2002). Некоторые люди могут планировать и структурировать свой поиск, в то время как другие собирают информацию более гибко и спонтанно. Причины, лежащие в основе различных информационных подходов, могут лежать в контексте, но также быть обусловлены внутренними процессами и потребностями человека.

    Традиционные исследования в рамках LIS (Библиотека и информатика) в последние годы все больше сосредотачиваются на поисковом поведении пользователей.В рамках этой традиции особое внимание уделяется контексту поиска информации (Solomon, 2002). Было признано, что процесс поиска информации зависит от задачи (например, Byström, 2000), дисциплины (например, Ocholla, 1999) или стадия исследовательского процесса (например, Kuhlthau, 1993). Эта исследовательская традиция, когда личность изучается как часть контекста, дала ценное понимание групп пользователей в социологическом смысле. Чтобы получить полное представление об информационном поведении, было бы жизненно важно еще больше сосредоточить внимание на психологических процессах пользователя.Аллен и Ким ( 2001) подчеркнули важность учета как контекста, так и индивидуальных характеристик, поскольку поисковое поведение, вероятно, будет развиваться в результате взаимодействия между ними. Понимание психологических характеристик может пролить свет как на вариативность, так и на закономерности в поиске информации ( Уилсон, 2000).

    Одним из важных психологических механизмов, определяющих поведение, является личность. У каждого есть свой уникальный паттерн чувств, мыслей и поведения, который формируется довольно стабильным сочетанием личностных качеств (Phares, 1991).Поскольку личность формирует склонность к определенным характерным реакциям в любой конкретной ситуации, черты личности могут влиять на отношение и поведение также в контексте поиска информации.

    Психологические факторы информационного поведения

    Многие психологические механизмы начинают работать также в виде, казалось бы, рационального процесса поиска информации. Модель информационного поведения Уилсона показывает, как психологические, демографические, ролевые, межличностные, экологические и исходные характеристики влияют на процесс поиска информации.Решение искать информацию зависит от мотивации, которая может иметь когнитивное происхождение или иметь эмоциональную основу, например необходимость подкрепить предыдущие ценности. Прежде чем получить соответствующую информацию, поисковики должны преодолеть возможные препятствия, которые иногда носят психологический характер. Они должны воспринимать ситуацию как достаточно полезную, а самих себя как достаточно компетентных, чтобы принять окончательное решение о поиске информации (Wilson, 1981; Уилсон и Уолш, 1996).

    Когнитивная традиция в LIS была традиционным оплотом исследований с особым вниманием к личности.Эта традиция делает упор на когнитивные процессы, такие как мышление, восприятие, память, узнавание, обучение и решение проблем (Ingwersen, 1996). Наша прежняя структура знаний влияет на то, как мы получаем и понимаем новую информацию. Следовательно, одна и та же информация воспринимается по-разному в зависимости от того, насколько человек понимает тему заранее.

    Расхождения между восприятием знаний людьми и их фактическими знаниями не являются чем-то необычным (Radecki & Jaccard, 1995).Личное понимание можно недооценить, возможно, без причины, по сравнению со знающими коллегами или авторитетным авторитетом. С другой стороны, собственные возможности также могут быть переоценены из-за сильной идентификации со сверстниками и, соответственно, их знаний. Люди, склонные переоценивать свои знания, рискуют искать слишком мало информации и, как следствие, принимают решения на недостаточных основаниях (Radecki & Jaccard, 1995).

    Мотивация и интерес влияют на то, как информация используется и критически оценивается (Лимберг, 1998).Чем больше мы интересуемся данной темой, тем больше информации мы ищем о ней. Поскольку способность людей усваивать новую информацию ограничена, особое внимание уделяется информации, которая может быть связана с предыдущими знаниями. Личная система координат образует фильтр, который выбирает знакомую информацию ( Леки и Петтигрю, 1997). Информация, подтверждающая наши прежние ценности, особенно приветствуется, а факты, не совпадающие с нашими собственными взглядами, часто игнорируются (Radecki & Jaccard, 1995).Источники информации также обычно выбираются на основе знакомства, а не потенциальной полезности. Это также относится к профессионалам в области информации, таким как библиотекари (Ingwersen, 1982).

    Когнитивные стили — еще один аспект создания знаний, влияющий на информационное поведение. Индивидуальные различия, связанные с когнитивными стилями и подходами к обучению, проявляются при поиске в базах данных, в Интернете и в виртуальных средах (Ford, 2000; Ford et al. , 2001). ; Ким, 2001).Студенты с целостным стилем обучения, например, более исследовательны в своих поисках, в то время как их коллеги-сериалисты строят поиск более узко, поэтапно (Ford et al. , 2002).

    Чтобы получить полную картину информационного поведения, помимо когнитивных важны также аффективные и конструктивные элементы (Solomon, 1997). Когнитивная неопределенность по отношению к незнакомым ситуациям или проблемам возникает как следствие рациональных суждений о необходимом уровне знаний и успехах в работе.Аффективная неопределенность связана с незащищенностью и пессимизмом (Wilson et al. , 2002). При использовании информационных систем недостаточно просто технических навыков, также необходимы позитивный настрой и уверенность в себе, чтобы справиться с системами. Эмоциональные аспекты, такие как чувство разочарования, нетерпение, информационная перегрузка, сопротивление новой информации и отвращение к компьютерам, могут создавать препятствия для процесса поиска (Nahl, 2001). Чувство неуверенности, часто выражаемое как тревога или беспокойство, особенно сильно проявляется в начале процесса поиска, когда пользователи осознают, что им не хватает знаний по теме (Kuhlthau, 1993: 108-111).Хотя тревога в связи с интеллектуальной работой обычно является временным состоянием (Venkula, 1988: 48), некоторые люди могут быть особенно уязвимы к стрессу и беспокойству в контексте поиска информации (Heinström, 2002).

    Хотя процесс поиска информации может включать в себя широкий спектр негативных переживаний разочарования и тревоги, он также может вызывать положительные реакции, такие как возбуждение и удовлетворение (Solomon, 1997 ). Успешный процесс поиска вызывает положительные эмоции, такие как радость, интерес и воодушевление, и, следовательно, побуждает человека, выполняющего поиск, продолжать и расширять поиск (Nahl, 2001).По мере расширения актуальных знаний обычно растет доверие. Мысли развиваются от расплывчатых и запутанных до ясных и знающих. Следовательно, поиск информации — это когнитивный и эмоциональный процесс построения личного понимания темы (Kuhlthau, 1993: 108-111).

    Соломон (1997) отметил, что искатели информации характеризуются типичными паттернами аффективных реакций и отличаются друг от друга по интенсивности своих реакций. Могут ли эти различия быть связаны с личными качествами?

    Личность

    «Личность — это тот образец характерных мыслей, чувств и поведения, который отличает одного человека от другого и сохраняется с течением времени и ситуации» (Phares, 1991: 4).Это сумма биологически обоснованного и усвоенного поведения, которое формирует уникальные реакции человека на раздражители окружающей среды (Ryckman, 1982: 4-5).

    Понятие личности должно быть понято гипотетически (Ryckman, 1982: 4). Для этого не может быть найдено четкого неврологического обоснования, хотя были предприняты попытки описать основы личности с точки зрения нейрофизиологии (Rowe, 1989) или активности кортикального дофамина (Pickering & Gray, 2001).

    Структура личности достаточно устойчива и предсказуема в различных ситуациях и времени (Phares, 1991: 4-7).Есть личностные качества разной глубины и значимости. Самый внутренний слой является основой, в то время как самый внешний слой связан с ситуацией и находится под влиянием, например, усталости. Соответственно, уставший человек может вести себя не так, как его / ее истинное «я» ( Кеттелл, 1950). В зависимости от ситуации черты личности могут быть более или менее заметными, и личность также может со временем развиваться (Phares, 1991: 4-7). Изменения, отражающие события и чувства в течение жизни, влияют только на поверхность, а не на основной персонаж.Глубокие изменения личности обычно являются следствием серьезных изменений в жизни или преднамеренных усилий (Costa & McCrae, 1992: 9).

    Важно, чтобы люди приспосабливались к своим жизненным обстоятельствам и в то же время сохраняли чувство твердого внутреннего стержня. Некоторые адаптации кажутся общими и следуют определенному шаблону. Стремление к сенсациям — один из примеров характеристик, которые со временем снижаются от подросткового до среднего возраста во всех культурах (Costa & McCrae, 1980: 80).Невротизм и открытость опыту со временем уменьшаются, в то время как самооценка, добросовестность и уступчивость имеют тенденцию к увеличению (Neyer, 2000). Кроме того, выражение личности зависит от возраста и зрелости. Таким образом, такой же уровень активности может повысить интерес к футболу в молодом возрасте и к садоводству в более поздние времена (Costa & McCrae, 1980: 80).

    Теории личности

    На протяжении веков личность описывалась и измерялась с помощью ряда теорий и моделей.Некоторые теории (например, теории Фрейда, 1996 и Юнга, 1986) стремятся объяснить динамику личности в целом. Одно из основных понятий теорий Фрейда — понятие разных уровней сознания. Мы осведомлены о явлениях на сознательном уровне, способны достичь феноменов на уровне предсознания, но не осознаем проблем на бессознательном уровне. На нашу личность и реакции влияют все эти три уровня. Юнг расширил понятие бессознательного, включив в него коллективное бессознательное и изучение архетипов.Мы наследуем в нашем мозгу коллективное бессознательное, которое является скрытой базой памяти наших предков. Архетипы — это темы, которые были частью человеческой жизни во все времена и во всех культурах. Персона, анима, анимус и самость — это некоторые из архетипов, описанных Юнгом. Персонаж представляет маску и различные роли, которые мы играем в нашей жизни. У каждого мужчины есть женская сторона, анима, а у каждой женщины — мужская сторона, анимус. Самость изображается как наш истинный потенциал и цель самоактуализации.Все эти аспекты влияют на наше поведение и составляют основу нашего характера.

    Помимо психодинамических теорий личности существуют описательные. Перспектива диспозиционной личности изображает личность как состоящую из физиологически обоснованных черт, которые определяют поведение. Черты характера можно описать как склонность к определенному поведению и реакции (Phares, 1991: 254). С другой стороны, состояния личности являются результатом сочетания черт характера и ситуации.Например, люди с высокой эмоциональной нестабильностью с большей вероятностью, чем спокойные и уравновешенные люди, будут испытывать беспокойство в угрожающей ситуации оценки. Таким образом, черты характера можно описать как предрасположенность к состояниям (Humphreys & Revelle, 1984).

    Теория черт в последнее время становится все более популярной. Основа личности в этой традиции связана с генетикой и неврологическими процессами. Исследования, основанные на изучении разлученных близнецов, показали, что 50% основных черт личности могут быть связаны с генами.Переживания в детстве — еще одна основа для формирования личности. Поскольку переживания в значительной степени выбираются самостоятельно, они также могут определяться генетической предрасположенностью. Хотя генетика, кажется, влияет на личность, ни генетическая предрасположенность, ни влияние окружающей среды не являются детерминированными. Индивидуум уникален по своему характеру и является частью сложной системы, которая не позволяет с уверенностью предсказать реакцию (Bouchard, 1997).

    После 50 лет исследований личности в этой области пришли к общему мнению, что существует пять основных параметров, которые можно использовать для описания различий в когнитивном, аффективном и социальном поведении.Это основа пятифакторной модели личности (Revelle & Loftus, 1992). Пять измерений обычно описываются в следующем порядке уменьшения устойчивости на основе предыдущих шкал личности: невротизм, экстраверсия, открытость опыту, уступчивость и сознательность (Costa & McCrae, 1992: 14–16). Размеры стабильны на протяжении всей жизни и, кажется, имеют физиологическую основу (Revelle & Loftus, 1992).

    Обсуждение пятифакторной модели возникло на основе анализа терминов, используемых для описания личности.Лексическая гипотеза утверждает, что в естественном языке достаточно информации для описания различий в личности, поскольку естественные базовые характеристики отражаются в языке (Goldberg, 1990). ). Помимо лексического анализа, дополнительная поддержка пятифакторной модели была обнаружена при анализе опросников личности. Почти все существующие сегодня личностные тесты измеряют один или несколько из пяти факторов (McCrae & John, 1992). Эти пять измерений представлены в таблице 1.

    Таблица 1. Размеры личности и полюса формируемых ими черт. Основано на Коста и МакКрэ (1992: 14–16, 49).
    Измерение личности Высокий уровень Низкий уровень
    Невротизм Чувствительный, нервный безопасный, уверенный
    Экстраверсия общительный, энергичный застенчивый 902 902 изобретательный, любопытный осторожный, консервативный
    Приятный дружелюбный, сострадательный конкурентоспособный, открытый
    Сознательность эффективный, организованный

    легкомысленный, легкомысленный, легкомысленный мера аффекта и эмоционального контроля.Низкий уровень невротизма указывает на эмоциональную стабильность, тогда как высокий уровень невротизма увеличивает вероятность переживания отрицательных эмоций. Люди с высоким уровнем невротизма реактивны, и их легче беспокоят раздражители в их окружении. Они чаще становятся неуравновешенными, взволнованными, темпераментными и грустными. С другой стороны, стойкие люди нуждаются в сильных стимулах, чтобы их спровоцировать (Howard & Howard, 1995). Термин невротизм не обязательно относится к какому-либо психическому дефекту.Более подходящим термином может быть отрицательная аффективность или нервозность (McCrae & John, 1992).

    Измерение экстраверсия-интроверсия противопоставляет общительный характер замкнутой натуре. Экстраверты, как правило, более физически и вербально активны, тогда как интроверты независимы, сдержанны, уравновешены и любят одиночество. Человеку в середине измерения нравится сочетание социальных ситуаций и одиночества (Howard & Howard, 1995). Экстраверты предприимчивы, напористы, откровенны, общительны и разговорчивы.Интровертов можно охарактеризовать как тихих, замкнутых, застенчивых и нелюдимых ( Коста и МакКрэй, 1992: 49).

    Открытость к опыту — это мера глубины, широты и вариативности воображения человека и его стремления к опыту. Фактор относится к интеллекту, открытости новым идеям, культурным интересам, способностям к образованию и творчеству, а также интересу к разнообразному сенсорному и когнитивному опыту. Люди с высокой открытостью к опыту имеют широкие интересы, либеральны и любят новизну.Сохранители с низкой открытостью опыту являются традиционными, консервативными и предпочитают знакомство (Howard & Howard, 1995).

    Шкала согласия связана с альтруизмом, заботой, заботой и эмоциональной поддержкой по сравнению с соперничеством, враждебностью, безразличием, эгоизмом, злобой и ревностью (Howard & Howard, 1995). Приятных людей можно охарактеризовать как альтруистических, мягких, добрых, отзывчивых и теплых (Costa & McCrae, 1992: 49).

    Добросовестность — это мера целенаправленного поведения и степень контроля над импульсами.Добросовестность была связана с успеваемостью и, в частности, со стремлением к достижению. Сосредоточенный человек концентрируется на ограниченном количестве целей, но упорно стремится к их достижению, в то время как гибкий человек более импульсивен, и его легче переубедить от одной задачи к другой (Howard & Howard, 1995). Чем сознательнее человек, тем более компетентным, послушным, упорядоченным, ответственным и внимательным (Costa & McCrae, 1992: 49).

    Влияние личности на информационное поведение

    Одна традиция, изучающая личность в рамках LIS, описала типичные черты библиотекарей.При взаимодействии со своими клиентами дружелюбие, терпение и услужливость библиотекарей являются жизненно важными характеристиками для повышения доступности (Hatchard & Crocker, 1990). Афолаби ( 1996) показал, что библиотекари, как правило, общительны, любознательны и предприимчивы по отношению к своей личности, в то время как студенты LIS были описаны как доминирующие, расслабленные, чувствительные и незащищенные ( Goulding et al. , 2000). Библиотекари склонны оценивать как интровертов, чувствующих, думающих и судящих по шкале Майерс-Бриггса.Этот тип личности можно охарактеризовать как застенчивый, приземленный, логичный и организованный (Agada, 1998; Scherdin, 1994). Webreck et al. (1985) аналогичным образом описал библиотекарей как обычно интровертированных и организованных, но показал, что возраст, продолжительность работы и положение библиотекарей имеют большее значение для их информационного богатства.

    Kernan & Mojena (1973) изучали использование информации студентами университета в процессе решения проблем. Результаты показали, что использование информации участниками может быть сгруппировано в три группы в соответствии с их информационным поведением и личностью.Ритуальная группа использовала значительный объем информации при решении своих проблем. Они были ответственными и настойчивыми, но не доверяли себе и другим. Настойчивый характер и сомнение в собственных силах заставляли их преувеличивать поиск информации. Эффективная группа получила средние результаты как по количеству поиска информации, так и по баллам личностных качеств. Отважная группа использовала только 15% доступной информации, что составляет около трети количества, используемого ритуальной группой.Эти студенты были склонны к риску, уверены в себе, доминантны и общительны по отношению к своей личности. У них было большое отвращение к рутине.

    Киртон (1989) описал два противоположных способа решения проблем, принятия решений и творчества; адаптеры и новаторы. Адаптеры склонны принимать общепризнанные теории, политики и парадигмы, тогда как новаторы хотят создавать свои собственные модели и подвергать сомнению существующие парадигмы. Адаптеры хотят делать вещи лучше, а новаторы — по-другому.Адаптеры имеют тенденцию быть догматичными, замкнутыми, сознательными и тревожными, в то время как новаторы открыты для новых влияний, экстравертны и более уверены в себе, чем адаптеры (предыдущее исследование, рассмотренное в Kirton, 1989: 31). Если бы эти описания личности были связаны с пятифакторной моделью (Costa & McCrae, 1992 ) сочетание черт адаптера может быть сочетанием нервозности, интроверсии, консервативности и сознательности, тогда как сочетание экстраверсии, открытости опыту и эмоциональной устойчивости будет характерно для новаторов.

    Палмер (1991) проверил влияние личности, измеренное с помощью опросника Киртона по адаптации и инновациям (Киртон, 1989), на поведение ученых при поиске информации. Она обнаружила, что новаторы обычно ищут информацию широко, с энтузиазмом и используют множество различных источников информации. Адаптеры были уязвимы для социального давления и авторитета, склонны к подчинению и сомневались в своих способностях. Кроме того, они были более контролируемыми, методичными и систематическими в поиске информации.

    Теория «распространения инноваций» показала, что в то время как новаторы стремятся познакомиться с новыми идеями и практиками, подавляющее большинство скептически и осторожно относятся к нововведениям. Стремление к адаптации инновации можно описать как непрерывную цепочку от новаторов до отстающих (Rogers & Scott, 1997). ). Рискованные, харизматичные, ориентированные на достижения, стойкие, преданные и уверенные в себе люди имеют склонности, которые делают их новаторами (Howell & Higgins, 1990).Конференции, семинары и веб-сайты являются важными источниками информации для новаторов в их поисках последних достижений (Jacobsen, 1998: 3).

    Было признано, что различия в личности влияют на поиск в базе данных и являются важным фактором, который следует учитывать при разработке систем IR (Borgman, 1989). Хотя длительный опыт поиска в базе данных обычно снижает влияние личности, застенчивость и низкая самооценка могут поначалу отрицательно сказаться на результатах поиска (Bellardo, 1985).Оценка и ожидания собственных способностей часто оказывают большее влияние на производительность, чем фактические навыки, которыми человек обладает. Объяснительный стиль (Bandura, 1986) может, следовательно, влиять на поведение при поиске информации. Если поисковики считают вероятным, что они не выполнят поисковую задачу, это влияет на их дальнейшие действия. Они могут прервать поиск слишком рано, не сделать заметки или ввести неточный ключ. Те, кто рассчитывает на успех в поисковой задаче, более эффективны и адаптивны, чем те, кто сомневается в своей способности выполнить задачу.Чем меньше компетентности вы ожидаете от себя, тем меньше усилий вы готовы приложить (Nahl, 1996).

    Надежные люди конструктивно и позитивно относятся к информации и ценят отзывчивость. Чем безопаснее люди, тем активнее они ищут информацию. Они более восприимчивы к новой информации и готовы к возможным изменениям. У них гибкая когнитивная структура, и они больше приспособлены к изменяющемуся миру (Miculincer, 1997). Finley & Finley (1996) отметили, что положительное отношение к новизне коррелирует с положительным отношением к Интернету и его использованию.Неуверенным людям часто бывает трудно справиться с непредсказуемостью, беспорядком и двусмысленностью в поисковых системах. Они имеют тенденцию завершать процесс поиска как можно скорее, что может привести к преждевременным решениям, основанным на недостаточной информации. Неуверенные люди с меньшей вероятностью изменят свои взгляды и примут новую информацию, которой они являются (Miculincer, 1997). Эта незащищенность может быть связана с невротизмом. Нервозность действительно может быть препятствием для получения информации. Одно исследование показало, что нервозность является препятствием для поиска информации для 20% больных раком, которые нуждались в информации (Borgers et al., 1993).

    Следствие

    Вопросы для исследования

    Это исследование было направлено на изучение влияния пяти параметров личности на информационное поведение. Теоретическая основа в первую очередь опирается на исследования поведения пользователей. Модель информационного поведения Уилсона особенно актуальна для исследования, поскольку она признает важность психологических факторов ( Уилсон, 1981; Уилсон и Уолш, 1996). Информационное поведение включает внутренние процессы и внешние факторы, которые влияют на поиск информации и влияют на то, как люди реагируют на их информационные потребности (Wilson, 1997).В настоящем исследовании личность анализировалась в связи с пятифакторной моделью, которая описывает пять основных параметров личности (Costa & McCrae, 1992).

    Общая цель исследования заключалась в том, чтобы выяснить, можно ли объяснить информационное поведение личностями.

    Конкретные вопросы исследования были следующие:

    • Как невротизм влияет на информационное поведение?
    • Как экстраверсия влияет на информационное поведение?
    • Как открытость опыту влияет на информационное поведение?
    • Как согласие влияет на информационное поведение?
    • Как добросовестность влияет на информационное поведение?

    Метод

    В данной статье представлены результаты более крупного исследования, в котором изучалось влияние личности и подхода к изучению на поведение студентов при поиске информации ( Хайнстрем, 2002 г. ).В этой статье будут описаны только результаты, относящиеся к личностным качествам.

    Материал был собран в период с января по май 2000 года. Респондентами были 305 студентов университетов, которые писали магистерскую диссертацию в университете Або Академи в Финляндии. Респонденты представляли все факультеты университета.

    В этом исследовании личность была проверена с помощью пятифакторной инвентаризации NEO (NEO FFI), которая представляет собой сокращенную версию Пересмотренной инвентаризации личности NEO (NEO PI-R), основанной на пятифакторной модели личности (Costa & McCrae, 1992).Каждая из пяти личностных черт измеряется двенадцатью пунктами, что в сумме составляет шестьдесят пунктов. Пункты представляют собой утверждения, измеряемые по пятибалльной шкале, состоящей из двух полюсов: от «категорически не согласен» до «полностью согласен». Баллы по двенадцати пунктам, которые измеряют каждую черту, суммируются, и каждый респондент получает необработанный балл по каждой из личностных черт. Затем исходные баллы преобразуются в баллы Т с помощью формы профиля на листе ответов. Показатели T учитывают половые различия на основе нормативных выборок.Надежность шкал в популяции настоящего исследования была проверена с помощью альфа Кронбаха и дала следующие результаты; невротизм (0,87), экстраверсия (0,83), открытость опыту (0,70), уступчивость (0,77) и сознательность (0,81).

    Анкета, измеряющая поведение при поиске информации, была разработана для этого конкретного исследования. Он состоял из семидесяти вопросов о том, как студенты обычно ищут информацию. Анкета была на шведском языке. Вопросы начинались с справочной информации.Затем вопросы перешли к темам поиска информации, таким как критическая оценка информации, трудности в оценке релевантности, критерии выбора документов, опыт нехватки времени как препятствия для информации, случайное обнаружение информации и усилия, затрачиваемые на поиск информации.

    Результаты исследования оценивались с помощью вопроса самооценки в анкете для поиска информации, где студентов просили указать, получают ли они в целом удовлетворительные, хорошие или отличные оценки.Использование самоотчетов вместо более надежных оценок оценок было основано на вере в способность людей правдиво объяснять свое поведение. Это убеждение лежит в основе использования анкет в целом и было дополнительно усилено нормальным распределением ответов на вопросы.

    Критическая информация оценивалась семью утверждениями по шкале Лайкерта, например: То, что опубликовано в книгах, — это факты, которым можно доверять. Вопросы, которые измеряли критическое мышление, были затем объединены в шкалу критического суждения, которая имела нормальное распределение ответов.

    Трудности в оценке релевантности были измерены следующим утверждением по шкале Лайкерта: Многое из того, что я прочитал, написано таким образом, что трудно понять, что является важным .

    В этом исследовании выбор документов рассматривался с точки зрения того, предпочитают ли студенты получать информацию, подтверждающую предыдущие идеи, или документы, которые вдохновили на новое мышление. Это было измерено двумя вопросами. В первом вопросе студентов спрашивали, предпочитают ли они документы, подтверждающие их собственные мысли о предмете, или документы, дающие новые идеи.Второй вопрос касался того, предпочитают ли респонденты материал, который открывает новые перспективы для их областей обучения, или документы, которые уже признаны и приняты в их областях обучения. Эти вопросы были объединены в две переменные для дальнейшего анализа; ищем новые взгляды и ищем подтверждения старых взглядов.

    Давление времени как барьер для информации было измерено следующим утверждением шкалы Лайкерта: Иногда у меня просто нет времени искать информацию.

    Случайное открытие информации было измерено следующим утверждением шкалы Лайкерта: Иногда я сталкиваюсь с информацией, даже если я не ищу ее сознательно .

    Сколько усилий студенты были готовы приложить к поиску информации, было измерено десятью утверждениями по шкале Лайкерта. В этих утверждениях учитывалось, например, сколько времени и денег студенты готовы посвятить своей дипломной работе. Вопросы, которые измеряли усилия при поиске информации, были объединены в шкалу усилий, которая имела нормальное распределение ответов.

    Результаты

    Окончательный общий процент ответов составил 67%. На вопросы анкеты ответили 209 женщин (68%) и 89 мужчин (29%). Семь респондентов предпочли не указывать свой пол. Женское большинство отражает общую половую структуру в Университете Бо Академи, где 61% студентов составляют женщины и 39% — мужчины (кратко, Бо Академи 2000, брошюра). Возраст респондентов варьировал от 21 до 52 лет. Средний возраст составлял 25 лет, а средний возраст — 28 лет (0 = 28, sd = 12.58) лет.

    222 студента находились на начальном этапе (разработка плана исследования и чтение справочного материала), 247 студентов находились на этапе сбора данных (планирование сбора данных, сбор данных и анализ данных) и 126 студентов на заключительном этапе (интерпретация результаты и заключительный этап) диссертации.

    Данные были проверены на нормальное распределение, а результаты в основном проанализированы с помощью корреляционного анализа. Поскольку в этой статье основное внимание уделяется влиянию личностных качеств на поиск информации, особое внимание уделяется конкретному соотношению между этими двумя переменными.В более широком анализе личностные черты использовались как независимые переменные и сравнивались в регрессионном анализе с влиянием учебного подхода студентов, дисциплин, к которым они принадлежали, и стадии диссертационного процесса (Heinström, 2002). Эти анализы подтвердили результаты корреляции, представленные в таблице 2. В этой таблице представлены только значимые результаты.

    .16
    p = .008
    Таблица 2. Корреляционный анализ Пирсона информационного поведения и личностных качеств
    Личность
    Поведение при поиске информации Невротизм Экстраверсия Открытость Приятность Добросовестность
    Уместность 40408 трудностей r = -. 13
    p = .03
    r = -. 18
    p = .002
    r = -. 20
    p = .001
    Время давление как барьер
    к информации
    r = 0,14
    p = 0,02
    r = -. 12
    p = 0,04
    r = -. 18
    p = 0,002
    r = — .15
    p = .01
    Подтверждение предыдущих знаний r = -. 13
    p = .02
    r = -. 11
    p =.07
    r = -. 14
    p = 0,01
    Оценка критической информации r = .23
    p = .0001
    r = -. 24
    p = .0001
    Стремление получить новые идеи из
    полученной информации
    r = 0,17
    p = 0,007
    r = 0,11
    p = 0,07
    r = 0,14
    p = 0,01
    Усилие r =.19
    p = 0,002
    r = 0,18
    p = 0,003

    Корреляционный анализ показал, что затруднение определения актуальности информации связано с небрежностью (низкой сознательностью), соревновательная (низкая покладистость), чувствительная (высокий невротизм) и консервативная (низкая открытость) личность.

    Переживание цейтнота было связано с легкомысленным (низкая сознательность), интровертом (низкая экстраверсия), чувствительной (высокий невротизм) и соревновательной (низкая покладистость) личностью.

    Предпочитает получать информацию, подтверждающую, что предыдущие знания отрицательно связаны с экстраверсией, открытостью опыту (хотя и незначительно) и добросовестностью. Можно сказать, что интровертная, консервативная или легкомысленная личность предпочитает информацию, подтверждающую предыдущие знания. Между предпочтением подтверждающей информации и высоким уровнем невротизма была несущественная связь.

    Критическое мышление было связано с открытым и откровенным (мало уступчивым) характером.

    Стремление к новым идеям было характерно для общительных, открытых и сознательных студентов. Более того, экстравертные студенты часто находили полезную информацию просто случайно (r = 0,14, p = 0,02) или из неформальных источников, таких как учителя и друзья (r = 0,11, p = 0,06). Между открытостью опыту и случайным открытием информации была несущественная связь.

    Усилия связаны с сознательностью и открытостью опыту. Добросовестность связана с общей готовностью много работать, что находит отражение в поиске информации.Открытость к опыту связана с любопытством и интересом к изучению нового, что также требует усилий при поиске информации. Между тенденцией отказываться от поиска в базе данных, если ничего не было немедленно найдено, и высоким уровнем невротизма была несущественная связь.

    Корреляционный анализ далее показал, что сознательность (r = 0,15, p = 0,01) и открытость опыту (r = 0,13, p = 0,03) были связаны с хорошими результатами исследования, тогда как экстраверсия показала тенденцию к отрицательной корреляции. (г = -.10, p = 0,08) с результатами исследования. Другими словами, кажется, что эффективность сознательных студентов, а также любопытство и желание учиться у открытых студентов улучшают результаты обучения.

    Обсуждение

    В следующем обсуждении будет изучено влияние пяти параметров личности на информационное поведение респондентов путем представления каждого параметра характеристики в отдельном разделе. Важно помнить, что многие особенности поиска информации и, что более важно, многие объясняющие переменные, которые влияют на поиск информации, выходят за рамки статьи.Хотя результаты показали, что личностные черты действительно влияют на информационное поведение, признается более широкий спектр влияющих факторов.

    Невротизм

    Невротизм — уязвимость к негативным эмоциям — был связан с предпочтением подтверждать информацию, ощущением, что нехватка времени является препятствием для поиска информации, трудностями с оценкой релевантности и небезопасностью при поиске в базе данных. Эти связи предполагают, что отрицательная эмоциональность может стать препятствием для успешного поиска информации.Это влияние, по-видимому, связано с личностными наклонностями, а также с временными состояниями тревоги (как ранее было показано Ford et al. , 2001).

    Поскольку отрицательные эмоции потребляют энергию и отвлекают внимание, отрицательная эмоциональность может быть первоначальным препятствием для успешного поиска в базе данных. Если поисковики предвидят аналогичные закономерности в будущих поисках, это может вызвать цепную реакцию психологических барьеров. Чувство тревоги, как правило, вызывает реакцию бегства на угрожающую ситуацию, в которой есть история неудач (Revelle, 1995).Оценка и ожидания собственных способностей часто более влияют на производительность, чем фактические навыки, которыми человек обладает (Bandura, 1986). Неуверенность и сомнение в собственных способностях могут привести к незначительным усилиям и настойчивости в поиске информации (в соответствии с Miculincer, 1997; Нахль, 2001). Действительно, было показано, что студенты с высокой эмоциональной нестабильностью отказываются от поиска информации в базах данных, если они ничего не получают по своим первоначальным запросам. Причиной отказа от поисков могут быть сомнения в собственных силах и предыдущая история неудач.В других случаях причина низкой настойчивости поиска в базе данных может быть более прагматичной — нехватка времени.

    Нехватка времени может быть реальностью, но люди также могут различаться в зависимости от того, насколько сильно они воспринимают нехватку времени и как они с этим справляются. Поскольку ощущение нехватки времени связано со стрессом, было интересно отметить, что, в частности, учащиеся с высокой эмоциональной нестабильностью испытывали нехватку времени как препятствие для получения информации. Исследования показали, что работоспособность людей с высоким уровнем невротизма снижается в стрессовых ситуациях ( Коста и МакКрэй, 1992: 14).Таким образом, эмоционально неуравновешенные люди более уязвимы перед тяжелым переживанием ограничений по времени, которые сокращают их усилия по поиску информации.

    Помимо нехватки времени, еще одной частой причиной стресса в наше время является постоянный поток новой информации. Независимо от того, есть ли элементарная неуверенность в том, что является актуальным или нет, новая информация может показаться слишком сложной. Было показано, что студенты, столкнувшиеся с проблемами релевантности, предпочитают документы, подтверждающие старые знания, новым документам, заставляющим задуматься.Студенты с высоким уровнем невротизма более уязвимы для множества противоречивых сообщений и, соответственно, предпочитают менее запутанную информацию. Это способ повышения чувства контроля и уверенности в достаточном количестве актуальных знаний, что особенно актуально для незащищенных людей. Предыдущие исследования показали, что чем более безопасны люди, тем активнее они ищут информацию и тем лучше они способны принимать новую информацию (Miculincer, 1997). Самоуверенность и уверенность связаны с внутренней безопасностью, благодаря которой новизна кажется менее опасной.

    В начале процесса поиска информации обычно успокаивается информация, относящаяся к предыдущим знаниям. Это уменьшает чувство тревоги, которое является обычным явлением на этой запутанной стадии, когда большая часть обнаруженной информации является незнакомой (Kuhlthau, 1993: 116-117). Кюльтау показал, что состояние тревоги может быть связано с предпочтением знакомого содержания документа. Признак тревожной уязвимости, невротизм, в настоящем исследовании был связан с предпочтением документов, подтверждающих предыдущие идеи.Это показывает, что предрасположенности личности могут объяснить склонность и предпочтение определенного информационного содержания на всех этапах.

    Поскольку диапазон отрицательных эмоций, связанных с высоким уровнем невротизма, может показаться обескураживающим в отношении успешного поиска информации, следует отметить, что временные состояния беспокойства и неуверенности в некоторых обстоятельствах могут повысить производительность. Хотя сильные отрицательные эмоции могут отвлекать внимание от реальной задачи и, таким образом, снижать производительность, они также могут быть средством концентрации на знакомых задачах и, таким образом, фактически повысить производительность.Сдерживающее или усиливающее влияние возбуждения на производительность можно изобразить как U, где внизу находится оптимальный уровень возбуждения. Возбуждение, которое превышает или опускается ниже этого уровня, отрицательно влияет на производительность (Crozier, 1997: 123-141). Следовательно, возможно, что определенный уровень возбуждения, даже связанный с отрицательными эмоциями, на самом деле может повысить концентрацию также и на задачах поиска информации. Одним из способов решения более серьезных проблем и опасений неудач могло бы стать повышение тематических и процедурных знаний по мере развития навыков информационной грамотности.

    Экстраверсия

    Экстраверсия была связана с поиском неформальной информации, а также с предпочтением документов, дающих пищу для размышлений, над документами, подтверждающими предыдущие идеи.

    Экстравертные студенты обладают энтузиазмом, активностью и уверенностью в себе, что нашло отражение в их поиске информации. Эти энергичные и общительные студенты хотели найти много информации, но при этом не слишком систематизировали ее поиски. Их информационные стратегии характеризовались быстрыми решениями и использованием социальных способностей.Уходящие студенты часто обращались к учителям, руководителям и друзьям как к источникам информации. Руководители и учителя являются хорошими источниками прямых указаний и предложений по литературе, в то время как сокурсники предоставляют возможность неформальной обратной связи и обмена идеями. Уходящие студенты особенно приветствовали обсуждения или документы, которые открыли новые перспективы в их предметной области. Предыдущие исследования показали, что библиотекари часто не хотят «беспокоить» библиотекарей информационными запросами (Onwuegbuzie & Jiao, 1998). ).Эта нерешительность вряд ли будет сдерживать уходящих студентов, поскольку социальное взаимодействие является важной частью их информационного поведения.

    Информационно-поисковая активность экстравертов не обязательно означает активность и в использовании информации. Очевидно, что обширный сбор информации не ведет к глубокому анализу и извлечению уроков из информации, по крайней мере, в оценках. В настоящем исследовании было показано, что экстраверсия оказывает негативное влияние на оценки (вывод, совпадающий с данными De Raad & Schouwenburg, 1996).Экстравертные, общительные студенты, скорее всего, предпочтут посвящать свое время общественной деятельности, а не учебе (как показывает МакКаун и Джонсон, 1991 г. ).

    Открытость к опыту

    Открытость к опыту была связана с широким поиском информации, случайным получением информации, критической оценкой информации, предпочтением документов, заставляющих задуматься, вместо документов, подтверждающих предыдущие идеи, и использования усилий при поиске информации.С другой стороны, консервативность была связана с проблемами с оценкой релевантности и предпочтением документов, которые подтверждали предыдущие идеи, а не заставляли задуматься

    Результаты настоящего исследования показали, что открытые студенты прилагают много усилий для поиска информации и предпочитают извлекать широкий спектр связанных документов в результате поиска информации, а не только несколько точных. Если ключевым фактором, стоящим за активным поиском информации экстравертированными студентами, была энергия, интеллектуальное любопытство является мотивирующим фактором, стоящим за широким поиском информации открытыми студентами.Открытые люди интеллектуально любопытны и любят играть с теориями (Costa & McCrae, 1992: 15). Чем выше вовлеченность и интерес, тем сложнее и глубже потребность в информации (Dunn, 1986). В то время как экстравертные студенты часто получали низкие оценки, студенты с высокой степенью открытости опыту были более успешными в учебе (в соответствии с De Raad & Schouwenburg, 1996). Это подчеркивает, насколько решающей является мотивация поиска широкой информации для ее использования и результатов.Потребность в интеллектуальном анализе отражается в углубленном изучении содержания, что, в свою очередь, приводит к хорошему результату исследования.

    Приглашающее и открытое информационное отношение особенно важно на этапе инициации. Обычно настроения меняются в зависимости от потребности в информации, но есть также тенденции к стилистической стойкости настроений (Kuhlthau, 1993: 118–119). Открытые студенты, обладающие богатым воображением, изобретательскими, творческими, любознательными и нестандартными (Costa & McCrae, 1992), проявляют признаки врожденного интереса к новым идеям.Они ищут источники вдохновения в широком диапазоне источников. И характеристики, и модель поиска открытых студентов можно сравнить с новаторами (в соответствии с Якобсеном, 1998; Киртон, 1989: 31; Палмер, 1991).

    Открытым ученикам присуще «сканирование окружающей среды» в их любопытстве и гостеприимном отношении к жизни, что объясняет, почему они часто случайно обнаруживают полезную информацию. Эрделез (1997) ранее высказывал предположения о возможности того, что такие черты личности, как любопытство, стремление к исследованиям и многочисленные интересы, увеличивают вероятность случайного получения полезной информации.Поэтому было интересно отметить, что студенты, для которых характерна открытость опыту, были наиболее открыты для случайного открытия информации. Открытые люди имеют широкие интересы и стремление к исследованиям, предложенные Эрделесом. Результат настоящего исследования, следовательно, предполагает, что черты личности действительно увеличивают вероятность получения информации.

    Открытые люди нестандартны и готовы задавать вопросы властям (Costa & McCrae, 1992: 15).Эти характеристики составляют хорошую основу для критической оценки информации. Критически настроенные и открытые студенты предпочитают извлекать широкий спектр информации, а не несколько точных, точно в цель. Это еще больше повышает осведомленность о различиях в интерпретациях, точках зрения и качестве контента. Любознательные и заинтересованные студенты, уверенные в своей способности критически анализировать информацию, не боятся нового информационного содержания, а скорее приветствуют его.

    Мы могли видеть, что высокая открытость к опыту ведет к широкому и гостеприимному информационному отношению.Как тогда низкая открытость к опыту повлияет на поиск информации? Результаты показали, что консервативный персонаж, который хочет, чтобы вещи оставались такими, какими они были всегда, предпочитает знакомство новизне также в поиске информации. Консервативные студенты прилагали минимальные усилия для поиска информации и предпочитали извлекать лишь несколько точных документов вместо большого количества тесно связанных документов. Точный результат поиска вряд ли предложит новые сложные идеи, которых консервативные студенты хотят избежать.Это подразумевает осторожное отношение к поиску информации, ограниченное как по содержанию, так и по поведению. Консервативных студентов, предпочитающих подтверждение знакомых знаний, можно сравнить с адаптерами, не склонными к новым идеям и консервативными по своему характеру (Kirton, 1989). Соответственно, небольшая открытость к опыту в характере проявляется в небольшой открытости новой информации.

    Консервативных студентов также выразили условность в своих критериях выбора документов.Они предпочитали четко и недавно написанные документы и обзоры, которые являются «стандартными» критериями качества, предположительно преподаются и рекомендуются учителями и руководителями. Их использование источников информации также казалось традиционным и консервативным, поскольку они в основном находили информацию в самых обычных источниках; печатные источники и групповые источники, например лекции. Они не проявили никакого желания использовать более исследовательские источники информации, такие как СМИ или Интернет-источники.

    Конкурентоспособность

    Конкурентоспособность была связана с нехваткой времени как препятствием для поиска информации, проблемами с оценкой релевантности и компетентностью в критическом анализе информации.

    Один из аспектов шкалы конкурентоспособности — нетерпеливость (Costa & McCrae, 1992 : 49). Если ученики нетерпеливы по характеру, маловероятно, что они будут уделять время поиску информации. Когда им в конце концов понадобится информация, они могут несправедливо почувствовать, что нехватка времени была препятствием, тогда как фактическим препятствием было то, что они не уделяли первоочередное внимание поиску информации при использовании времени. Тем не менее, важно иметь в виду, что нехватка времени просто может быть реальностью, когда единственным выходом является поспешный и поверхностный поиск информации.Поскольку для уверенности в суждении о релевантности потребуется время, чтобы познакомиться с темой с различных точек зрения, трудности с пониманием того, соответствует ли информация теме или нет, могут быть связаны с нетерпеливым характером конкурентоспособных студентов.

    Настоящее исследование также показало связь между конкурентоспособностью и критическим анализом информации. Низкий уровень уступчивости (состязательности) полезен в академическом контексте, поскольку низкий уровень согласия формирует основу для скептического и критического мышления (Costa & McCrae, 1992: 15).

    Добросовестность

    Добросовестность была связана с предпочтением документов, заставляющих задуматься, а не документов, подтверждающих предыдущие идеи и усилия по поиску информации. Небрежность, с другой стороны, была связана с проблемами с оценкой релевантности, чувствуя, что нехватка времени была препятствием для поиска информации и предпочтения документов, которые подтверждали предыдущие идеи, а не заставляли думать документы

    Добросовестные студенты были готовы приложить усилия — время, деньги и упорный труд — для получения необходимой информации.Одна из центральных черт добросовестности — это самоконтроль и способность выполнять задачи. Добросовестные люди обладают сильной волей и полны решимости добиваться успехов, в том числе и в учебе (Costa & McCrae, 1992: 16). Структура и настойчивость, по-видимому, связаны с поиском усвоенной информации с небольшими проблемами. Эти студенты, кажется, знают, к чему стремятся, и готовы упорно трудиться, чтобы достичь этого. В целом, эти переменные, кажется, описывают поведение, связанное с поиском информации, к которому относятся серьезно.Исследование Kernan и Mojena (1973) показало аналогичную модель ответственных студентов, которые использовали большой объем информации для решения своих задач.

    Не только сознательные студенты упорно трудились, чтобы найти полезную информацию. Они также усложняют свой анализ, поскольку предпочитают документы уважаемых авторов из признанных источников более легко усваиваемой литературе. Решимость в личности может быть решающим фактором в этом материальном предпочтении, поскольку знакомство с новыми идеями всегда требует анализа и пересмотра.Добросовестные студенты готовы ответить на этот вызов со своей обычной готовностью упорно трудиться. Эта настойчивость может оказаться полезной в академическом контексте. Добросовестные студенты действительно показали хорошие результаты в учебе (в соответствии с De Raad & Schouwenburg, 1996).

    Доброжелательные студенты с низким уровнем сознательности часто выбирают источники информации на основе легкости доступа с минимальными усилиями и тщательностью. Этих студентов можно охарактеризовать как легко отвлекающихся, беспечных, импульсивных и торопливых (Costa & McCrae, 1992: 49).Информационные поиски легкомысленных людей демонстрировали признаки этой импульсивности, поскольку они скорее развивались постепенно, чем планировались. Информационный контент, подтверждающий предыдущие идеи, легче усваивается и поэтому особенно привлекателен для легкомысленного персонажа. Выбор источника информации в данном случае больше руководствовался потребностью в быстрых ответах, чем намерением получить информацию для размышлений.

    Выводы

    Вклад настоящего исследования заключается, прежде всего, в акценте на важности рассмотрения индивидуальных паттернов поведения при поиске информации.Поскольку результаты показали, что поиск информации может быть связан с личностными чертами, исследование предполагает, что психологические механизмы, помимо когнитивных способностей (например, Ingwersen, 1996) и чувств (например, Kuhlthau, 1993), могут быть связаны с поведением, связанным с поиском информации. Это показывает, насколько зависит от человека процесс поиска информации, и насколько важно признать, что у каждого человека есть уникальный способ поиска информации.

    Исследования, посвященные индивидуальным различиям, основаны на предположении, что понимание психологических механизмов должно учитывать различия между людьми, а также общие уровни производительности (Станков et al., 1995: 15). Обнаруживая связи между определенными чертами личности и определенным поведением, например поиском информации, мы можем получить более глубокое понимание психологического механизма, который влияет на привычки поиска информации.

    Окончательное влияние личности на поиск информации зависит от уникального сочетания черт, которые отличают каждого человека. Чем больше у человека черт, склонных к определенному информационному поведению, тем выше вероятность того, что он / она возьмет на себя такое поведение.В некоторых случаях противоречащие друг другу наклонности различных черт могут нейтрализовать влияние черт личности, тогда как в других ситуациях сильная личностная характеристика может доминировать и подавлять другие тенденции. Это имеет место, например, когда наиболее консервативный, но сознательный человек преодолевает свою осторожную склонность к подтверждению информации, предпринимая усилия для изучения новых сложных документов.

    Результаты настоящего исследования указывают на важность изучения поведения при поиске информации с широкой точки зрения, как ранее указывал Уилсон (1997, 2000). ).Хотя закономерности и закономерности в поведении при поиске информации были обнаружены (например, Kuhlthau, 1993), всегда есть исключения из общей схемы, которые не учитываются в рамках моделей. Личностные различия — один из факторов, который может объяснить эти исключения. Предрасположенность личности далека от детерминированности, и человеческие реакции невозможно предсказать с уверенностью. Однако, если мы ищем шаблоны в личных характеристиках в дополнение к контексту, мы можем добавить еще одно измерение к нашему пониманию поведения, связанного с поиском информации.Предрасположенность человека взаимодействует с контекстными требованиями. Ядро личности останется прежним, хотя то, как она выражается и насколько влияет на поведение, зависит от контекста. Если ситуация мотивирует достаточно контекстных переменных, они больше влияют на поисковое поведение, но в менее мотивирующих ситуациях, например, в нейтральных задачах, таких как распорядок дня или повседневная деятельность, личные характеристики, вероятно, будут иметь большее влияние (Allen & Kim, 2001).

    Информационные стратегии, безусловно, можно изучить и изменить, но некоторые тенденции и привычки, как правило, сохраняются независимо от образования.Настоящее исследование указывало на личностные черты как на один из факторов, влияющих на это. Если, например, человек импульсивен и легок в обращении с персонажем, понятно, что это влияет на сбор информации, который может быть более спонтанным и менее структурированным, чем поиск сознательного и методичного человека. Привычки и предпочтения, безусловно, можно изменить, но это изменение не безгранично.

    С учетом того, что существуют глубокие различия в способах поиска информации людьми и что эти привычки могут быть связаны с чем-то столь же стабильным, как личностные черты, становится ясно, что всех невозможно приспособить к одним и тем же процедурам поиска.Вместо этого необходимо развивать поисковые системы и информационные службы, чтобы лучше учитывать индивидуальные различия.


    Отправляйте свои комментарии к этой статье в список обсуждения журнала — присоединяйтесь к IR-обсуждению


    Список литературы

    • Афолаби, М. (1996). Типологическая теория Голландии и ее значение для библиотечного дела и библиотек. Развитие карьеры в библиотеке , 4 (3), 15-21.
    • Агада, Дж. (1998).Профилирование библиотекарей с помощью индикатора типа Майерса-Бриггса: исследования самовыбора и стабильности типа. Информационное образование, 16 (1), 57-69.
    • Аллен, Б.Л. И Ким, К.С. (2001). Человек и контекст в поиске информации: взаимодействие между когнитивными и задачами. Новый обзор исследований информационного поведения. , 2 , 1-16
    • Бандура, А. (1986). Социальные основы мысли и действия: социальная когнитивная теория .Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall
    • Беллардо, Т. (1985). Исследование особенностей онлайн-поисковиков и их связи с результатами поиска. Журнал Американского общества информационных наук , 36 (4), 241-250.
    • Blickle, G. (1996). Черты личности, стратегии обучения и производительность. Европейский журнал личности , 10 , 337-352.
    • Borgers, R., Mullen, P.D., Meertens, R., Rijken, M., Eussen, G., Plagge, I., Visser, A.P. и Blijham, G.H. (1993). Информационно-поисковое поведение онкологических больных амбулаторно: описание ситуации. Обучение и консультирование пациентов , 22 (1), 35-46.
    • Borgman, C. (1989) Не все пользователи информационно-поисковых систем равны: исследование индивидуальных различий. Обработка и управление информацией , 25 (3), 237-251.
    • Бушар, Т.Дж. (1997).Когда двое встретятся. The Sciences , 37 (5), 52-57.
    • Byström, K. (2000). Влияние сложности задачи на взаимосвязь между полученными типами информации и используемыми источниками информации. Новый обзор исследований информационного поведения. , 1 , 85-101.
    • Кеттелл, Р. Б. (1950). Введение в изучение личности . Лондон: Хатчинсон.
    • Costa, P.T. И McCrae, R.R. (1980). По-прежнему стабильна после всех этих лет: личность как ключ к некоторым проблемам в зрелом и пожилом возрасте . В П. Б. Балтес и О. Г. Брим (ред.). Продолжительность жизни, развитие и поведение . (3-е изд.) (Стр. 65-102). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press.
    • Коста П.Т. и МакКрэй Р.Р. (1992). NEO PI-R. Профессиональное руководство . Одесса, Флорида: Ресурсы психологической оценки, Inc.
    • Крозье, В. Р. (1997). Индивидуальные ученики. Личностные различия в образовании. Лондон: Рутледж.
    • Де Раад, Б. и Шувенбург, Х.С. (1996). Личность в обучении и воспитании: обзор. Европейский журнал личности , 10 (5), 303-336.
    • Данн, К. (1986). Психологические потребности и связи с источниками в поведении студентов, ищущих информацию. Колледж и исследовательские библиотеки , 47 (5), 475-481.
    • Эрделез С. (1997). Встреча с информацией: концептуальная основа для случайного обнаружения информации. В П. Ваккари, Р. Саволайнен и Б. Дервин (ред.). Поиск информации в контексте: материалы международной конференции по исследованиям информационных потребностей, поиска и использования в различных контекстах. Тампере, Финляндия: 14-16 августа 1996 г., . (стр. 412-421). Лондон: Тейлор Грэм.
    • Финли К. и Финли Т. (1996). Относительная роль знаний и новаторства в определении отношения библиотекарей к использованию Интернета: подход к моделированию структурного уравнения. Ежеквартальная библиотека , 66 (1), 59-83.
    • Форд, Н. (2000). Когнитивные стили и виртуальные среды. Журнал Американского общества информационных наук , 51 (6), 543-557.
    • Форд Н., Миллер Д. и Мосс Н. (2001). Роль индивидуальных различий в поиске в Интернете: эмпирическое исследование. Журнал Американского общества информационных наук и технологий , 52 (12), 1049-1066.
    • Форд Н., Уилсон Т. Д., Фостер А., Эллис Д. и Спинк А. (2002). Поиск информации и опосредованный поиск. Часть 4. Когнитивные стили в поиске информации. Журнал Американского общества информационных наук и технологий , 53 (9), 728-735.
    • Фрейд, С. (1996). Samlade skrifter. 1. Фрелснингар: ориентирование и психоанализ . В Д. Тительман (Ред.). Стокгольм: Natur och kultur
    • Гольдберг, Л. (1990).Альтернативное «описание личности»: факторная структура Большой пятерки. Журнал личности и социальной психологии , 59 (6), 1216-1229
    • Гулдинг, А., Бромхам, Б., Ханнабус, С., Крамер, Д. (2000). Профессиональные персонажи: личность будущего информационного коллектива. Информационное образование , 18 (1), 7-31.
    • Хэтчард, Д. И Крокер, К. (1990). Пользователи библиотеки — психологический профиль. Австралийские академические и исследовательские библиотеки , 21 (2), 97-105.
    • Heinström, J. (2002). Быстрые серферы, широкие сканеры и глубокие ныряльщики — поведение в поисках личности и информации. Або (Турку): Издательство Або Академи Университета. (Докторская диссертация) Получено 3 октября 2003 г. с http://www.abo.fi/~jheinstr/thesis.htm
    • Ховард П.Дж. и Ховард Дж. М. (1995). Краткое руководство по Большой пятерке: введение в пятифакторную модель личности для специалистов по персоналу . Шарлотта, Северная Каролина: Центр прикладных когнитивных исследований.
    • Хауэлл, Дж. М. и Хиггинс, К. А. (1990). Сторонники технологических инноваций. Административная наука Ежеквартально , 35 (2), 317-341.
    • Хамфрис, М. С. и Ревелл, В. (1984). Личность, мотивация и работоспособность. Теория взаимосвязи между индивидуальными различиями и обработкой информации. Психологический обзор , 91 (2), 153-184.
    • Ingwersen, P. (1982). Процедуры поиска в библиотеке — проанализированы с когнитивной точки зрения. Журнал документации , 38 (3), 165-191.
    • Ingwersen, P. (1996). Когнитивные перспективы информационно-поискового взаимодействия: элементы когнитивной теории IR. Журнал документации , 52 (1), 3-50.
    • Якобсен, Д. М. (1998). Образцы усыновления и характеристики преподавателей, которые интегрируют компьютерные технологии для преподавания и обучения в системе высшего образования. Неопубликованная докторская диссертация, Университет Калгари, Департамент педагогической психологии, Калгари, Канада.Получено 3 октября 2003 г. с http://www.ucalgary.ca/~dmjacobs/phd/diss/
    • .
    • Юнг, К. Г. (1986). Ягет оч дет омедветна. (2-е изд.) Стокгольм: Wahlstrm & Widstrand
    • Кернан, Дж. Б. и Моджена, Р. (1973). Использование информации и личность. Коммуникационный журнал , 23 (3), 315-327.
    • Ким, К.-С. (2001). Поиск информации в Интернете: влияние переменных пользователя и задачи. Библиотечные и информационные исследования, 23 (3), 233-255.
    • Киртон, М. Дж. (1989). Теория когнитивного стиля. В М. Дж. Киртоне (Ред.). Адаптеры и новаторы. Стили творчества и решения проблем. (стр. 1-36). Лондон: Рутледж.
    • Kuhlthau, C.C. (1993). В поисках смысла: процессный подход к библиотечным и информационным услугам. Норвуд, Нью-Джерси: Ablex.
    • Леки, Г. Дж., И Петтигрю, К. (1997). Общая модель информационного поиска профессионалов: ролевая теория через черный ход? В П.Ваккари, Р. Саволайнен и Б. Дервин (ред.). Поиск информации в контексте: материалы международной конференции по исследованиям информационных потребностей, поиска и использования в различных контекстах. Тампере, Финляндия: 14 августа 1996 г. — 16 августа 1996 г. . (стр. 99-110). Лондон: Тейлор Грэм.
    • Лимберг, Л. (1998). Att ska information fr att lra . Гётеборг: Вальфрид.
    • МакКаун, У. Г. и Джонсон, Дж. Л. (1991). Личность и хроническая прокрастинация студентов университета во время академического экзамена. Личность и индивидуальные различия , 12 (5), 413-415.
    • МакКрэй, Р. Р. и Джон, О. (1992). Введение в пятифакторную модель и ее приложения. Журнал личности, 60 (2), 174-214.
    • Miculincer, М. (1997). Стиль привязанности взрослых и обработка информации: индивидуальные различия в любопытстве и когнитивной закрытости. Журнал личности и социальной психологии , 72 (5), 1217-1230.
    • Нахл, Д. (1996). Эффективный мониторинг интернет-учащихся: воспринимаемая самоэффективность и успех. В С. Хардин (Ред.). Протоколы 59-го ежегодного собрания ASIS. Глобальная сложность: информация, хаос и контроль , 33 , 100-109.
    • Нахл, Д. (2001). Концептуальная основа для объяснения информационного поведения. Исследования по обучению медийной и информационной грамотности , 1 (2). Получено 3 октября 2003 г. из номера http: // www.utpjournals.com/jour.ihtml?lp=simile/issue2/nahlfulltext.html
    • Нейер, Ф.Дж. (2000). Как личность влияет на социальные отношения и выбор образа жизни ?. Доклад, представленный на 10-й -й Европейской конференции по личности , 16-20 июля 2000 г., Краков, Польша.
    • Охолла Д. (1999). Анализ поведения ученых при поиске информации и общении. Международный обзор информации и библиотек , 31 (3), 111-143.
    • Onwuegbuzie, A.J. И Цзяо, Q.G. (1998). Взаимосвязь между библиотечной тревогой и стилями обучения среди аспирантов: значение для библиотечного обучения. Библиотечные и информационные исследования , 20 (3), 235-249.
    • Палмер Дж. (1991). Ученые и информация. II. Личные факторы информационного поведения. Журнал документации , 47 (3), 254-275.
    • Phares, E.J. (1991). Введение в психологию .(3-е изд.) Нью-Йорк: Издательство Харпер Коллинз.
    • Пикеринг А. Д. и Грей Дж. А. (2001). Дофамин, подкрепление аппетита и нейропсихология обучения человека: индивидуальный подход к различиям. В A. Eliasz & A. Angleitner (Eds.). Успехи в исследовании индивидуальных различий . (стр. 113-149). Ленгерих, Германия: PABST Science Publishers.
    • Radecki, C.M. и Jaccard, J. (1995). Восприятие знаний, фактическое знание и поведение при поиске информации. Журнал экспериментальной социальной психологии , 31 (2), 107-118.
    • Ревелл, В. и Лофтус, Д. (1992). Значение эффектов возбуждения для изучения аффекта и памяти. В С.А. Кристиансоне (ред.) Справочник эмоций и памяти. Исследования и теория. (стр. 113-149). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлебаум Ассошиэйтс. Получено 3 октября 2003 г. с сайта http://pmc.psych.nwu.edu/revelle/publications/rl91/rev_loft_ToC.html
    • .
    • Роджерс, Э.М. и Скотт, К. Л. (1997). Распространение инновационной модели и охват национальной сети медицинских библиотек местным общинам Америки. (черновик, подготовленный для Национальной сети медицинских библиотек, Тихоокеанский Северо-Западный регион, Сиэтл.) Получено 3 октября 2003 г. из http://nnlm.gov/pnr/eval/rogers.html
    • Роу, Д. (1989). Теория личности и поведенческая генетика: вклад и проблемы. В Д. Басс и Н. Кантор (ред.). Психология личности. Последние тенденции и новые направления . (стр. 294-307). Нью-Йорк: Springer-Verlag.
    • Ryckman, R. (1982). Теории личности . (2-е / изд.) Монтерей, Калифорния: Брукс / Коул.
    • Scherdin, M. (1994). Да здравствует разница: изучение типов личности библиотекаря с помощью MBTI . В М. Шердине (Ред.). Библиотекари-открывающие: профили профессий . (стр. 125-156). Чикаго, Иллинойс: Ассоциация колледжей и исследовательских библиотек.
    • Соломон, П. (1997). Обнаружение информационного поведения в процессе создания смыслов: III. Персона. Журнал Американского общества информационных наук , 48 (12), 1127-1138.
    • Соломон, П. (2002). Обнаружение информации в контексте. В Б. Кронине (Ред.). Ежегодный обзор информационных наук и технологий , 36 , 229-264.
    • Станков, Л., Бойл, Г. Дж., И Кеттелл, Р. Б. (1995). Модели и парадигмы в исследованиях интеллекта. В Д. Саклофске и М. Зейднер (ред.). Международный справочник личности и интеллекта. (стр. 15-43). Нью-Йорк: Пленум.
    • Венкула Дж. (1988). Tietmisen taidot. Tieteelliseen toimintaan harjaantuminen yliopisto-opinnoissa. Философика-сарджа. Хельсинки: Gaudeamus.
    • Webreck, S., Fine, S. & Woolls, B. (1985). Влияние типа личности и организационного климата на получение и использование информации: тематическое исследование с участием профессиональных сотрудников четырех академических библиотек. Неопубликованная докторская диссертация, Питтсбургский университет, Школа информатики, Питтсбург, Пенсильвания.
    • Уилсон, Т. Д. (1981). Об исследованиях пользователей и информационных потребностях. Журнал документации , 37 (1), 3-15.
    • Уилсон, Т. Д. (1997). Информационное поведение: междисциплинарная перспектива. В П. Ваккари, Р. Саволайнен и Б. Дервин (ред.). Поиск информации в контексте: материалы международной конференции по исследованиям информационных потребностей, поиска и использования в различных контекстах. Тампере, Финляндия: 14 августа 1996 г. — 16 августа 1996 г. . (стр. 39-50). Лондон: Тейлор Грэм,
    • Уилсон, Т. Д. (2000). Информационное поведение человека. Информационная наука , 3 (2), 49-56. Получено 8 октября 2003 г. из http://209.68.25.5/Articles/Vol3/v3n2p49-56.pdf
    • .
    • Уилсон, Т. Д., Форд, Н., Эллис, Д., Фостер, А., и Спинк, А. (2002). Поиск информации и опосредованный поиск. Часть 2. Неопределенность и ее корреляты. Журнал Американского общества информационных наук и технологий , 53 (9), 704-715.
    • Уилсон Т. Д. и Уолш К. (1996). Информационное поведение: междисциплинарная перспектива. Лондон: Исследовательский и инновационный центр Британской библиотеки. (Отчет BLRIC 10). Получено 3 октября 2003 г. с http://informationr.net/tdw/publ/infbehav/prelims.html
    • .

    Найдите другие статьи по этой теме.

    Как цитировать эту статью:
    Хайнстрем, Дж.(2003) «Пять личностных измерений и их влияние на информационное поведение» Information Research , 9 (1) документ 165 [Доступно на http://InformationR.net/ir/9-1/paper165.html]




    © автор, 2003.
    Последнее обновление: 8 октября 2003 г.



    % PDF-1.4 % 1 0 объект > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 2 0 obj > транслировать Акробат Дистиллятор 7.0 (Windows) PScript5.dll Версия 5.22009-11-07T13: 37: 24 + 05: 302009-11-07T13: 36: 53 + 05: 302009-11-07T13: 37: 24 + 05: 30application / pdf

  • uuid: 2fa757c9-3f97-4f44-9447-ee1afb743947uuid: 07d96c41-7547-4580-8ad4-001d816dc22d конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > транслировать HWr + z & «Dv4Q ׈ N # eb a nHU * TŮs =} ^ \ l / $ ci) lS \ ˕s7Q} S; v_WU | C7ax ‘ث G_ouks x أ x ^ Zn? 6w * HǛ ^։ & Q {d @ yxI8 g, 37Xn ٔ k] \ 8w ڽ Q {Q * ıkhxD ڐ a8 # b 뷢 M ebW7LQtb9}] M * ZV $$ g Auf1ŗVaku} rN \ 173 * d = 7 «ј? OFGd% gvwf7m wwx / f ۾ RPyhp? U * #; 6MY 䧖} fs9`Y 懾> m> K4

    Развитие личности — Я-концепция — Индивидуальная, Социальная, Референс , и дружба

    С подростковой дружбой и развитием личности связан аспект личности, известный как самооценка.Некоторые теоретики и исследователи личности утверждают, что развивающийся и изменяющийся взгляд человека на себя является важным аспектом индивидуальных различий и часто игнорируется в рамках представлений о темпераменте или чертах личности. С этой точки зрения самооценка человека (которая включает в себя такие особенности, как история человека, чувство компетентности и цели на будущее) является важным поведенческим детерминантом, который является более динамичным, податливым и всеобъемлющим, чем темперамент или черты личности.

    Критический компонент в развитии собственной самооценки — это референция, включая временную референцию, сравнение себя из более раннего времени с более поздним временем и социальную референцию, сравнение себя с другими. Временная и социальная привязка приводит к типу самоанализа, который служит для повышения стабильности индивидуальных различий за счет того, что индивид вносит изменения в поведение и / или окружающую среду для поддержания самооценки. Особый стиль ссылок на наиболее часто применяемые изменения на протяжении жизни.Временная привязка чаще всего встречается в детстве и в пожилом возрасте, когда наиболее очевидны относительно быстрые физические и когнитивные изменения. И наоборот, социальные ссылки наиболее распространены в подростковом и взрослом возрасте, когда индивидуальные изменения менее заметны.

    Для подростков именно их упор на социальную привязку делает успешные дружеские отношения особенно важными для развития самооценки. Успешные дружеские отношения в подростковом возрасте приводят к более интерактивным и позитивным сравнениям между собой и другими.Без успешных дружеских отношений подросток более изолирован и с большей вероятностью будет проводить отрицательные сравнения. Эти негативные сравнения в подростковом возрасте задают траекторию развития к заниженной самооценке и дальнейшей социальной изоляции во взрослом возрасте, что затрудняет приобретение такими людьми социальных навыков, необходимых для удовлетворения потребностей в социальной поддержке.

    Что касается того, почему некоторым детям и подросткам трудно заводить друзей, чем другим, данные свидетельствуют о том, что в некоторых случаях ранние индивидуальные различия в привязанности и темпераменте предсказывают более поздние проблемы или успех в дружбе.Например, исследования показали, что дети, отнесенные к категории небезопасных и избегающих, с большей вероятностью, чем дети с надежной привязанностью, будут проявлять агрессию, гнев и враждебность в условиях группы сверстников. Кроме того, неуверенно-амбивалентные дети в таких условиях с большей вероятностью будут демонстрировать социальную сдержанность и низкий порог разочарования. Эти модели социального поведения предсказывают неприятие сверстников и отсутствие дружбы. Точно так же исследования темперамента младенцев и детей выявили прогностическую связь между успехом дружбы и как общей эмоциональностью, так и способностью младенца или ребенка к саморегулированию эмоционального выражения.Младенцы и дети, которые наиболее эмоциональны по темпераменту и наименее способны регулировать свое выражение эмоций, в среднем менее успешны в развитии и поддержании дружеских отношений.

    Таким образом, исследования показывают, что некоторые ранние индивидуальные различия в привязанности и темпераменте могут привести к поведенческим стилям, которые в конечном итоге подрывают способность человека успешно заводить и поддерживать дружеские отношения. Долгосрочные последствия этих индивидуальных различий могут быть вредными для человека.Однако при более глубоком понимании и осознании задействованных элементов и динамики можно разработать меры, которые помогут направить индивидуальное развитие к более успешным и здоровым результатам.

    Всесторонний анализ данных опровергает устоявшиеся парадигмы в психологии — ScienceDaily

    Исследователи Северо-Западного университета проанализировали данные, полученные от более чем 1,5 миллиона респондентов анкеты, и обнаружили, что существует по крайней мере четыре отдельных кластера типов личности: средний, сдержанный, эгоцентричный и ролевой. .Полученные данные бросают вызов существующим парадигмам в психологии.

    Новое исследование, проведенное Луисом Амаралом из инженерной школы Маккормика, будет опубликовано 17 сентября в журнале Nature Human Behavior . Полученные данные потенциально могут быть интересны менеджерам по найму и поставщикам психиатрических услуг.

    «Люди пытались классифицировать типы личности со времен Гиппократа, но предыдущая научная литература показала, что это ерунда», — сказал соавтор Уильям Ревелль, профессор психологии в колледже искусств и наук Вайнберга.

    «Эти данные показывают, что определенные типы личности имеют более высокую плотность», — сказал Ревелл, специализирующийся на измерениях личности, теории и исследованиях.

    Однако сначала Ревелл скептически отнесся к исходной посылке исследования. Концепция типов личности остается спорной в психологии, и трудно найти твердые научные доказательства. Предыдущие попытки, основанные на небольших исследовательских группах, давали результаты, которые часто невозможно было воспроизвести.

    «Типы личности существовали только в литературе по самопомощи, и им не было места в научных журналах», — сказал Амарал, профессор химической и биологической инженерии Эрастуса Отиса Хейвена в Северо-Западном инжиниринге.«Теперь мы думаем, что это изменится благодаря этому исследованию».

    Новое исследование объединило альтернативный вычислительный подход с данными из четырех анкет с более чем 1,5 миллионами респондентов со всего мира, полученными из IPIP-NEO Джона Джонсона с 120 и 300 пунктами, соответственно, проектом myPersonality и наборами данных BBC Big Personality Test. Анкеты, разработанные научным сообществом на протяжении десятилетий, содержат от 44 до 300 вопросов. Люди добровольно проходят онлайн-викторины, привлеченные возможностью получить отзывы о своей личности.Эти данные теперь доступны другим исследователям для независимого анализа.

    «Что действительно, действительно круто, так это то, что исследование с таким большим набором данных было бы невозможно до появления Интернета», — сказал Амарал. «Раньше, возможно, исследователи набирали студентов в университетском городке и, возможно, получали несколько сотен человек. Теперь у нас есть все эти онлайн-ресурсы, и теперь данные передаются».

    На основе этих надежных наборов данных команда построила пять общепринятых основных черт личности: невротизм, экстраверсия, открытость, покладистость и сознательность.

    После разработки новых алгоритмов появилось четыре кластера:

    • Среднее значение Средние люди отличаются высоким невротизмом и экстраверсией, но низкой открытостью. «Я ожидал, что типичный человек будет в этом кластере», — сказал Мартин Герлах, научный сотрудник лаборатории Амарала и первый автор статьи. Самки чаще, чем самцы, попадают в средний тип.
    • Сдержанный Сдержанный тип эмоционально устойчив, но не открыт или невротичен.Они не особо экстравертированы, но несколько приятны и добросовестны.
    • Образцы для подражания Образцы для подражания имеют низкий уровень невротизма и высокий показатель по всем остальным чертам. Вероятность того, что кто-то станет образцом для подражания, резко возрастает с возрастом. «Это люди, на которых можно положиться и которые открыты для новых идей», — сказал Амарал. «Это хорошие люди, которые несут ответственность за все. На самом деле, жизнь станет легче, если вы будете больше иметь дело с образцами для подражания». Образцом для подражания, вероятно, будет больше женщин, чем мужчин.
    • Эгоцентричные Эгоцентричные люди имеют очень высокие показатели экстраверсии и ниже среднего — по открытости, покладистости и добросовестности. «Это люди, с которыми вы не хотите тусоваться», — сказал Ревелл. С возрастом количество эгоцентричных людей резко сокращается, как среди женщин, так и среди мужчин.

    При первой попытке группы отсортировать данные использовались традиционные алгоритмы кластеризации, но это дало неточные результаты, сказал Амарал.

    «Сначала они пришли ко мне с 16 типами личности, и я знаю достаточно литературы, в которой говорится, что это нелепо», — сказал Ревелл.«Я считал, что типов вообще нет».

    Он призвал Амарала и Герлаха уточнить свои данные.

    «Машинное обучение и наука о данных многообещающие, но их можно рассматривать как нечто вроде религии», — сказал Амарал. «Вам все еще нужно проверить свои результаты. Мы разработали новый метод, чтобы помочь людям решить проблему кластеризации, чтобы проверить результаты».

    Их алгоритм сначала искал множество кластеров, используя традиционные методы кластеризации, но затем отсеял их, наложив дополнительные ограничения.Эта процедура позволила выявить четыре группы, о которых они сообщили.

    «Данные вернулись, и они продолжали выдавать те же четыре кластера с более высокой плотностью и более высокой плотностью, чем вы могли ожидать случайно, и вы можете показать путем репликации, что это статистически маловероятно», — сказал Ревелл.

    «Мне нравятся данные, и я верю этим результатам», — добавил он. «Методология — основная часть вклада статьи в науку».

    Чтобы убедиться, что новые кластеры типов были точными, исследователи использовали печально известную эгоцентричную группу — мальчиков-подростков — для проверки своей информации.

    «Мы знаем, что мальчики-подростки эгоистичны», — сказал Амарал. «Если бы данные были правильными и были отсортированы по демографии, они бы оказались самой большой группой людей».

    Действительно, молодые мужчины чрезмерно представлены в эгоцентричной группе, в то время как женщины старше 15 лет значительно недопредставлены.

    Помимо использования в качестве инструмента, который может помочь поставщикам услуг в области психического здоровья оценить типы личности с экстремальными чертами, Амарал сказал, что результаты исследования могут быть полезны для менеджеров по найму, которые хотят убедиться, что потенциальный кандидат подходит, или для людей, которые встречаются и ищу подходящего партнера.

    И хорошие новости для родителей подростков во всем мире: когда люди взрослеют, их типы личности часто меняются. Например, пожилые люди, как правило, менее невротичны, но более сознательны и уступчивы, чем люди моложе 20 лет.

    «Когда мы смотрим на большие группы людей, становится ясно, что есть тенденции, и некоторые люди могут со временем менять некоторые из этих характеристик», — сказал Амарал. «Это может быть предметом будущих исследований».

    Истоки личности

    Хотя такие меры, как «Большая пятерка» и Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI), способны эффективно оценивать личность, они мало что говорят о том, откуда взялась личность.В этом разделе мы рассмотрим две основные теории происхождения личности: психодинамический и гуманистический подходы.

    Психодинамические теории личности: роль бессознательного

    Один из наиболее важных психологических подходов к пониманию личности основан на теории австрийского врача и психолога Зигмунда Фрейда (1856–1939), который основал то, что сегодня известно как психодинамический подход — подход к пониманию человеческого поведения, основанный на роли человека. бессознательных мыслей, чувств и воспоминаний.к пониманию личности. Многие люди знают о Фрейде, потому что его работа оказала огромное влияние на наши повседневные представления о психологии, а психодинамический подход является одним из наиболее важных подходов к психологической терапии (Roudinesco, 2003; Taylor, 2009). Фрейд, вероятно, самый известный из всех психологов, отчасти благодаря своим впечатляющим наблюдениям и анализу личности (существует 24 тома его сочинений). Как и все теории, многие гениальные идеи Фрейда оказались, по крайней мере, частично неверными, и тем не менее другие аспекты его теорий все еще влияют на психологию.

    На Фрейда повлияла работа французского невролога Жана-Мартена Шарко (1825–1893), который опрашивал пациентов (почти все женщины), переживавших то, что в то время было известно как истерия . Хотя он больше не используется для описания психологического расстройства, истерия в то время относилась к набору личностных и физических симптомов, которые включали хроническую боль, обмороки, судороги и паралич.

    Шарко не смог найти биологической причины этих симптомов.Например, некоторые женщины теряли чувствительность в руках, но не в руках, и это казалось невозможным, учитывая, что нервы в руках такие же, как и в руках. Шарко экспериментировал с использованием гипноза, и он и Фрейд обнаружили, что под гипнозом многие истеричные пациенты сообщали о том, что они пережили травмирующий сексуальный опыт, такой как сексуальное насилие, в детстве (Dolnick, 1998).

    Фрейд и Шарко также обнаружили, что во время гипноза воспоминание о травме часто сопровождалось излиянием эмоций, известным как катарсис , и что после катарсиса симптомы пациента часто уменьшались в степени тяжести.Эти наблюдения привели Фрейда и Шарко к выводу, что эти расстройства были вызваны психологическими, а не физиологическими факторами.

    Фрейд использовал наблюдения, сделанные им и Шарко, для разработки своей теории относительно источников личности и поведения, и его идеи занимают центральное место в фундаментальных темах психологии. Что касается свободы воли, Фрейд не верил, что мы можем контролировать собственное поведение. Скорее он считал, что любое поведение предопределено мотивациями, лежащими за пределами нашего осознания, в бессознательном.Эти силы проявляются в наших снах, в невротических симптомах, таких как навязчивые идеи, когда мы находимся под гипнозом, и во фрейдистских «оговорках», в которых люди выражают свои бессознательные желания на языке. Фрейд утверждал, что мы редко понимаем, почему мы делаем то, что делаем, хотя мы можем придумывать объяснения нашему поведению постфактум. Для Фрейда разум был подобен айсбергу, поскольку многие мотивы бессознательного были намного больше, но также были вне поля зрения по сравнению с сознанием, которое мы осознаем (рис.11.8 «Разум как айсберг»).

    Рисунок 11.8 Разум как айсберг

    В концептуализации личности Зигмунда Фрейда самые важные мотивации бессознательны, так же как большая часть айсберга находится под водой.

    Id, Ego и Superego

    Фрейд предположил, что разум разделен на три компонента: id , эго и суперэго , и что взаимодействия и конфликты между компонентами создают личность (Freud, 1923/1943).Согласно теории Фрейда, id в психодинамической психологии компонент личности, составляющий основу наших самых примитивных импульсов. — это компонент личности, лежащий в основе наших самых примитивных импульсов . Ид совершенно бессознательно и управляет нашими наиболее важными мотивами, включая сексуальное влечение ( либидо, ) и агрессивное или деструктивное влечение ( Thanatos ). Согласно Фрейду, id движется принципом удовольствия — желанием немедленного удовлетворения наших сексуальных и агрессивных побуждений.Идентификатор — это то, почему мы курим сигареты, употребляем алкоголь, смотрим порнографию, рассказываем грубые анекдоты о людях и участвуем в других забавных или вредных поступках, часто за счет более продуктивной деятельности.

    В отличие от Ид, суперэго В психодинамической психологии компонент личности, который представляет наше чувство морали и долга. представляет наше чувство морали и должно . Суперэго говорит нам обо всем, чего мы не должны делать, или об обязанностях и обязательствах общества.Суперэго стремится к совершенству, и когда мы не выполняем его требования, мы чувствуем себя виноватыми.

    В отличие от ид, которое связано с принципом удовольствия, функция эго основана на принципе реальности — идее о том, что мы должны отложить удовлетворение наших основных мотиваций до подходящего момента с подходящим выходом. Эго В психодинамической психологии — компонент личности, который в значительной степени является сознательным контролером или лицом, принимающим решения. — в значительной степени сознательный контролер или лицо, принимающее решения . Эго служит посредником между желаниями Ид и ограничениями общества, содержащимися в Суперэго (рис. 11.9 «Эго, Ид и Суперэго во взаимодействии»). Мы можем захотеть кричать, кричать или ударить, но, тем не менее, наше эго обычно говорит нам подождать, подумать и выбрать более подходящий ответ.

    Рисунок 11.9 Взаимодействие Эго, Ид и Суперэго

    Фрейд считал, что психологические расстройства, и особенно переживание тревоги, возникают, когда существует конфликт или дисбаланс между мотивациями Ид, Эго и Супер-Эго.Когда эго обнаруживает, что Оно слишком сильно давит для получения немедленного удовольствия, оно пытается исправить эту проблему, часто с помощью защитных механизмов. Бессознательные психологические стратегии, используемые для того, чтобы справиться с тревогой и поддерживать положительное представление о себе. стратегии, используемые для того, чтобы справиться с тревогой и сохранить позитивное представление о себе . Фрейд считал, что защитные механизмы необходимы для эффективного совладания с повседневной жизнью, но любым из них можно злоупотреблять (таблица 11.4 «Основные защитные механизмы Фрейда»).

    Таблица 11.4. Основные защитные механизмы Фрейда

    Защитный механизм Определение Возможный пример поведения
    Рабочий объем Отвод угрожающих импульсов от источника тревоги к более приемлемому источнику Студентка, которая злится на своего профессора из-за низкой оценки, набрасывается на своего соседа по комнате, который является более надежной мишенью для ее гнева.
    Проекция Маскировка угрожающих импульсов путем приписывания их другим Мужчина с сильным бессознательным сексуальным желанием женщины утверждает, что женщины используют его как сексуальный объект.
    Рационализация Создание самооправданных объяснений нашего негативного поведения Студентка драматического факультета убеждает себя, что роль в пьесе не так уж и важна.
    Образование реакции Превращение неприемлемых мотивов в их полную противоположность Джейн испытывает сексуальное влечение к другу Джейку, но публично заявляет, что сильно не любит его.
    Регрессия Возвращение к более раннему, более детскому и безопасному этапу развития Студент колледжа, обеспокоенный важным экзаменом, начинает сосать свой палец.
    Репрессии (или отрицание) Изгнание мыслей, вызывающих беспокойство, в бессознательное Человек, который становится свидетелем того, как его родители занимаются сексом, позже не может ничего вспомнить об этом событии.
    Сублимация Направление неприемлемых сексуальных или агрессивных желаний в приемлемые действия Человек занимается спортом, чтобы сублимировать агрессивные влечения.Человек создает музыку или искусство, чтобы сублимировать сексуальные влечения.

    Самая противоречивая и наименее обоснованная с научной точки зрения часть теории Фрейда — это ее объяснения развития личности. Фрейд утверждал, что личность развивается через серию психосексуальных стадий , каждая из которых сосредоточена на получении удовольствия от разных частей тела (таблица 11.5 «Стадии психосексуального развития Фрейда»). Фрейд считал, что сексуальность начинается в младенчестве и что соответствующее разрешение каждой стадии имеет значение для последующего развития личности.

    Таблица 11.5 Стадии психосексуального развития Фрейда

    Стадия Примерный возраст Описание
    Устный От рождения до 18 месяцев Удовольствие исходит изо рта в виде сосания, кусания и жевания.
    Анал от 18 месяцев до 3 лет Удовольствие исходит от опорожнения кишечника и мочевого пузыря, а также от ограничений, связанных с приучением к туалету.
    Фаллический от 3 лет до 6 лет Удовольствие исходит от гениталий, а конфликт возникает из-за сексуальных желаний по отношению к родителю противоположного пола.
    Задержка 6 лет до полового созревания Сексуальные чувства менее важны.
    Генитальный Половое созревание и старше Если предыдущие стадии были достигнуты должным образом, развивается зрелая сексуальная ориентация.

    На первой из предложенных Фрейдом стадий психосексуального развития, которая начинается с рождения и длится примерно до 18 месяцев, основное внимание уделяется рту.Во время этой оральной стадии младенец получает сексуальное удовольствие путем сосания и питья. Младенцы, получающие слишком мало или слишком много удовлетворения, становятся фиксированными или «запирающимися» на оральной стадии и, вероятно, регрессируют к этим точкам фиксации при стрессе, даже во взрослом возрасте. Согласно Фрейду, ребенок, получающий слишком мало орального удовлетворения (например, недокормленный или оставшийся без присмотра), станет орально зависимым как взрослый и, скорее всего, будет манипулировать другими, чтобы удовлетворить свои потребности, вместо того, чтобы стать независимым.С другой стороны, ребенок, который был перекормлен или чрезмерно удовлетворен, будет сопротивляться взрослению и пытаться вернуться к прежнему состоянию зависимости, действуя беспомощно, требуя удовлетворения от других и действуя нуждающимся образом.

    Анальная стадия , длящаяся от 18 месяцев до 3 лет, — это когда дети впервые испытывают психологический конфликт. На этой стадии дети хотят получать удовольствие от испражнения, но их также учат пользоваться туалетом, чтобы отсрочить это удовлетворение.Фрейд считал, что если это приучение к туалету будет слишком жестким или слишком мягким, дети будут зацикливаться на анальной стадии и, скорее всего, вернутся к этой стадии под воздействием стресса, будучи взрослыми. Если ребенок получал слишком мало анального удовлетворения (то есть, если родители были очень суровы в отношении приучения к туалету), взрослая личность будет анальной удерживающей — скупой, с навязчивым стремлением к порядку и опрятности. С другой стороны, если бы родители были слишком снисходительны, результатом была анальная экспульсивная личность , характеризующаяся отсутствием самоконтроля и тенденцией к беспорядку и беспечности.

    Фаллическая стадия , которая длится от 3 до 6 лет, — это когда пенис (для мальчиков) и клитор (для девочек) становятся первичной эрогенной зоной сексуального удовольствия. На этой стадии Фрейд считал, что у детей развивается сильное, но неосознанное влечение к родителю противоположного пола, а также желание устранить однополого родителя как соперника. Фрейд основал свою теорию сексуального развития мальчиков («Эдипов комплекс») на греческом мифологическом персонаже Эдипе, который по незнанию убил своего отца и женился на его матери, а затем выколол себе глаза, когда узнал, что он сделал.Фрейд утверждал, что мальчики обычно в конечном итоге отказываются от любви к матери и вместо этого идентифицируют себя с отцом, также принимая на себя его личностные характеристики, но что мальчики, которым не удается успешно разрешить Эдипов комплекс, в более позднем возрасте будут испытывать психологические проблемы. Хотя в теориях Фрейда это было не так важно, у девочек фаллическую стадию часто называют «комплексом Электры» в честь греческого персонажа, который отомстил за убийство своего отца, убив свою мать. Фрейд считал, что девушки часто испытывают зависть к пенису и — чувство депривации, которое, предположительно, испытывают девушки из-за того, что у них нет пениса.

    Стадия задержки — это период относительного затишья, который длится от 6 до 12 лет. В это время Фрейд считал, что сексуальные импульсы подавлялись, из-за чего мальчики и девочки почти не интересовались представителями противоположного пола.

    Пятая и последняя стадия, половая стадия , начинается примерно в 12-летнем возрасте и продолжается до зрелого возраста. Согласно Фрейду, сексуальные импульсы возвращаются в течение этого периода времени, и если развитие до этого момента идет нормально, ребенок может перейти к развитию зрелых романтических отношений.Но если предыдущие проблемы не были должным образом решены, вероятны трудности с установлением интимных любовных привязанностей.

    Последователи Фрейда: неофрейдисты

    Теория Фрейда была настолько популярна, что привела к появлению ряда последователей, в том числе многих учеников самого Фрейда, которые разработали, модифицировали и расширили его теории. Взятые вместе, эти подходы известны как неофрейдистские теории Теории, основанные на принципах Фрейда, которые подчеркивают роль бессознательного и раннего опыта в формировании личности, но придают меньше доказательств сексуальности как основной движущей силе личности и более оптимистичны в отношении перспектив развития личности. личностный рост и изменение личности у взрослых.. Неофрейдистские теории — это теории, основанные на принципах Фрейда, которые подчеркивают роль бессознательного и раннего опыта в формировании личности, но при этом меньше доказывают, что сексуальность является основной движущей силой личности, и более оптимистично относятся к перспективам роста и изменения личности. в личности взрослых .

    Альфред Адлер (1870–1937) был последователем Фрейда, который разработал собственную интерпретацию теории Фрейда. Адлер предположил, что основной мотивацией человеческой личности был не секс или агрессия, а скорее стремление к превосходству.По словам Адлера, мы хотим быть лучше других и достигаем этой цели, создавая уникальную и ценную жизнь. Мы можем пытаться удовлетворить нашу потребность в превосходстве за счет школьных или профессиональных достижений, либо за счет удовольствия от музыки, спорта или других занятий, которые кажутся нам важными.

    Адлер считал, что психологические расстройства начинаются в раннем детстве. Он утверждал, что дети, которых родители либо слишком лелеют, либо чрезмерно игнорируют, позже могут развить комплекс неполноценности — психологическое состояние, при котором люди чувствуют, что они не оправдывают ожиданий, что приводит к заниженной самооценке. , со склонностью пытаться чрезмерно компенсировать негативные чувства.Люди с комплексом неполноценности часто пытаются продемонстрировать свое превосходство над другими любой ценой, даже если это означает их унижение, доминирование или отчуждение. По словам Адлера, большинство психологических расстройств возникает в результате ошибочных попыток компенсировать комплекс неполноценности для достижения цели превосходства.

    Карл Юнг (1875–1961) был еще одним учеником Фрейда, который разработал свои собственные теории о личности. Юнг соглашался с Фрейдом в отношении силы бессознательного, но считал, что Фрейд переоценивал важность сексуальности.Юнг утверждал, что в дополнение к личному бессознательному существует также коллективное бессознательное, согласно Карлу Юнгу, совокупность общих наследственных воспоминаний, или совокупность общих наследственных воспоминаний . Юнг считал, что коллективное бессознательное содержит множество архетипов, или универсальных межкультурных символов, которые объясняют сходство между людьми в их эмоциональных реакциях на многие стимулы. Важные архетипы включают мать, богиню, героя и мандалу или круг, которые, по мнению Юнга, символизируют стремление к целостности или единству.Для Юнга основная мотивация, которая направляет успешную личность, — это самореализация , или познание и развитие себя в максимально возможной степени.

    Карен Хорни (последний слог ее фамилии рифмуется со словом «глаз»; 1855–1952) — немецкий врач, который применил теории Фрейда для создания теории личности, которая, по ее мнению, была более сбалансированной между мужчинами и женщинами. Хорни считал, что некоторые части теории Фрейда, особенно идеи Эдипова комплекса и зависти к пенису, были предвзяты против женщин.Хорни утверждала, что чувство неполноценности у женщин объясняется не отсутствием пениса, а их зависимостью от мужчин — подход, от которого им трудно отказаться из-за культуры. Для Хорни основной мотивацией, которая направляет развитие личности, является желание безопасности , способность развивать подходящие и поддерживающие отношения с другими.

    Еще одним важным неофрейдистом был Эрих Фромм (1900–1980). Фромм сосредоточил внимание на негативном влиянии технологий, утверждая, что рост их использования заставляет людей чувствовать себя все более изолированными от других.Фромм считал, что независимость, которую приносит нам технология, также создает потребность «убежать от свободы», то есть стать ближе к другим.

    Направление исследований: Как страх смерти вызывает агрессивное поведение

    Фромм считал, что основной мотивацией человека было избежать страха смерти, и современные исследования показали, как наши опасения по поводу смерти могут повлиять на наше поведение. В этом исследовании людей заставили противостоять своей смерти, написав о ней или иным образом напомнив о ней, а затем наблюдали влияние на их поведение.В одном соответствующем исследовании McGregor et al. (1998) продемонстрировали, что спровоцированные люди могут быть особенно агрессивными после того, как им напомнили о возможности их собственной смерти. Участники исследования были отобраны на основе предшествующих отчетов, которые придерживались политически либеральных или политически консервативных взглядов. Когда они прибыли в лабораторию, их попросили написать короткий абзац, описывающий их мнение о политике в Соединенных Штатах. Кроме того, половину участников (характерное условие смертности ) попросили «кратко описать эмоции, которые вызывает у вас мысль о собственной смерти» и «как можно конкретнее записать, что, по вашему мнению, произойдет. для вас, когда вы физически умираете, и когда вы физически мертвы.«Участники контрольного условия экзамена также думали о негативном событии, но не о том, что связано со страхом смерти. Им было поручено «кратко описать эмоции, которые вызывает у вас мысль о следующем важном экзамене» и «как можно конкретнее записать, что, по вашему мнению, произойдет с вами, когда вы будете физически сдавать следующий экзамен, и один раз вы физически сдаете следующий экзамен ».

    Затем участники прочитали эссе, которое предположительно было написано другим человеком.(Другой человек не существовал, но участники не знали об этом до конца эксперимента.) Эссе, которое они прочитали, было подготовлено экспериментаторами как очень негативное по отношению к политически либеральным взглядам или очень негативное по отношению к политическим. консервативные взгляды. Таким образом, половина участников была спровоцирована другим человеком, прочитав утверждение, которое сильно противоречило их собственным политическим убеждениям, тогда как другая половина читала эссе, в котором взгляды другого человека поддерживали их собственные (либеральные или консервативные) убеждения.

    На этом этапе участники перешли к тому, что, по их мнению, было совершенно отдельным исследованием, в котором они должны были дегустировать и производить впечатление о некоторых продуктах. Кроме того, им сказали, что участникам исследования необходимо передать образцы пищи друг другу. В этот момент участники узнали, что еда, которую они собирались попробовать, была острым острым соусом, и что они собирались давать соус тому самому человеку, чье эссе они только что прочитали.Кроме того, участники прочитали некоторую информацию о другом человеке, которая указала на то, что он очень не любит острую пищу. Участникам предложили попробовать острый соус (он был действительно острым!), А затем попросили перелить его некоторое количество в чашку, чтобы другой человек мог попробовать. Кроме того, им сказали, что другой человек должен будет съесть весь соус.

    Как видно на рис. 11.10 «Агрессия как функция очевидности и провокации смертности», McGregor et al.обнаружили, что участники, которым не напомнили об их собственной смерти, даже если они были оскорблены партнером, не в ответ дали ему много острого соуса. С другой стороны, участники, которые были спровоцированы другим человеком и которым также напомнили об их собственной смерти, вводили значительно больше острого соуса, чем участники в трех других условиях. МакГрегор и др. (1998) утверждали, что размышления о собственной смерти вызывают серьезную озабоченность по поводу сохранения заветного мировоззрения (в данном случае наших политических убеждений).Когда мы беспокоимся о смерти, мы становимся более мотивированными защищать эти важные убеждения от вызовов, которые бросают нам другие, в данном случае агрессия через острый соус.

    Рисунок 11.10 Зависимость агрессии от значимости и провокации смертности

    Участники, которых спровоцировал незнакомец, не согласный с ними по важным мнениям, и которым также напомнили об их собственной смерти, давали партнеру значительно более неприятный острый соус, чем участники в трех других условиях.

    Источник: адаптировано из McGregor, H.A., Lieberman, J.D., Greenberg, J., Solomon, S., Arndt, J., Simon, L.,… Pyszczynski, T. (1998). Управление терроризмом и агрессия: доказательства того, что значимость смертности мотивирует агрессию против других, угрожающих мировоззрению. Журнал личности и социальной психологии, 74 (3), 590–605.

    Сильные стороны и ограничения фрейдистского и неофрейдистского подходов

    Фрейд, вероятно, оказал большее влияние на общественное понимание личности, чем любой другой мыслитель, и он также во многом определил область психологии.Хотя фрейдистские психологи больше не говорят об оральных, анальных или генитальных «фиксациях», они все же продолжают верить, что наш детский опыт и бессознательные мотивации формируют нашу личность и наши привязанности к другим, и они по-прежнему используют психодинамические концепции, когда проводят психологические исследования. терапия.

    Тем не менее, теории Фрейда, а также теории неофрейдистов во многих случаях не прошли проверку эмпиризмом, и в результате они стали менее влиятельными сейчас, чем в прошлом (Crews, 1998).Проблема состоит в том, что, во-первых, трудно строго проверить теорию Фрейда, потому что прогнозы, которые она делает (особенно в отношении защитных механизмов), часто расплывчаты и неопровержимы, а во-вторых, те аспекты теории, которые можно часто проверять. не получили особой эмпирической поддержки.

    В качестве примеров, хотя Фрейд утверждал, что дети, подвергшиеся чрезмерно жесткому приучению к туалету, будут зацикливаться на анальной стадии и, таким образом, будут склонны к чрезмерной опрятности, скупости и упрямству во взрослом возрасте, исследования обнаружили мало надежных связей между практикой приучения к туалету и взрослой личностью. (Фишер и Гринберг, 1996).А со времен Фрейда необходимость подавления сексуальных желаний, казалось бы, стала гораздо менее необходимой, поскольку общества терпимо относились к более широкому разнообразию сексуальных практик. И все же психологические расстройства, которые, как считал Фрейд, вызваны этим подавлением, не уменьшились.

    Кроме того, у большинства защитных механизмов Фрейда мало научных подтверждений. Например, исследования не смогли предоставить доказательств существования репрессий. Было обнаружено, что люди, подвергшиеся травматическому опыту на войне, слишком хорошо помнят свои травмы (Kihlstrom, 1997).Хотя мы можем попытаться протолкнуть информацию, которая вызывает беспокойство, в наше подсознание, это часто имеет иронический эффект, заставляя нас думать об информации даже сильнее, чем если бы мы не пытались ее подавить (Newman, Duff, & Baumeister, 1997). Это правда, что дети мало помнят о своем детском опыте, но, похоже, это верно как для отрицательного, так и для положительного опыта, верно и для животных, и, вероятно, лучше объяснить с точки зрения неспособности мозга формировать долгосрочные воспоминания, чем с точки зрения подавления.С другой стороны, важная идея Фрейда о том, что выражение или обсуждение своих трудностей может быть психологически полезным, была поддержана в текущих исследованиях (Baddeley & Pennebaker, 2009) и стала опорой психологической терапии.

    Особая проблема для проверки теорий Фрейда состоит в том, что почти все, что противоречит предсказанию, основанному на теории Фрейда, можно объяснить с помощью использования защитного механизма. Согласно теории Фрейда, человек, который выражает много гнева по отношению к своему отцу, может быть замечен как переживающий Эдипов комплекс, который включает конфликт с отцом.Но человека, который вообще не выражает гнева по отношению к отцу, также можно рассматривать как переживающего Эдипов комплекс, подавляя гнев. Поскольку Фрейд предположил, что это возможно, но не указал, когда репрессия будет или не произойдет, эту теорию трудно опровергнуть.

    С точки зрения важной роли бессознательного Фрейд, по крайней мере, частично был прав. Все больше и больше исследований демонстрируют, что большая часть повседневного поведения определяется процессами, которые находятся за пределами нашего сознательного понимания (Kihlstrom, 1987).И все же, хотя наши бессознательные мотивации влияют на каждый аспект нашего обучения и поведения, Фрейд, вероятно, переоценил степень, в которой эти бессознательные мотивации в первую очередь сексуальны и агрессивны.

    В совокупности можно справедливо сказать, что теория Фрейда, как и большинство психологических теорий, не была полностью правильной и что со временем ее пришлось модифицировать по мере того, как стали доступны результаты новых исследований. Но фундаментальные идеи о личности, предложенные Фрейдом, а также использование разговорной терапии в качестве важного компонента терапии, тем не менее, по-прежнему являются важной частью психологии и используются клиническими психологами каждый день.

    Сосредоточение внимания на себе: гуманизм и самореализация

    Психоаналитические модели личности были дополнены в 1950-х и 1960-х теориями гуманистических психологов Подход к психологии, который включает в себя понятия самооценки, самоактуализации и свободы воли. понятие свободы воли. Утверждая, что люди свободны выбирать свою собственную жизнь и принимать собственные решения, психологи-гуманисты сосредоточились на основных мотивах, которые, по их мнению, движут личностью, сосредоточив внимание на природе самооценки, набора убеждений о том, кто мы есть., Набор убеждений о том, кто мы есть , и самооценка Положительные чувства к себе., Наши положительные чувства к себе .

    Один из самых выдающихся гуманистов, Абрахам Маслоу (1908–1970), концептуализировал личность в терминах пирамидальной иерархии мотивов (рис. 11.11 «Иерархия потребностей Маслоу»). В основе пирамиды лежат мотивации самого низкого уровня, включая голод и жажду, безопасность и принадлежность. Маслоу утверждал, что только тогда, когда люди способны удовлетворить потребности более низкого уровня, они могут перейти к достижению потребностей более высокого уровня в самооценке и, в конечном итоге, к самоактуализации Мотивации для развития нашего врожденного потенциала в максимально возможной степени., что является мотивацией для максимального развития нашего врожденного потенциала .

    Маслоу изучал, как успешные люди, включая Альберта Эйнштейна, Авраама Линкольна, Мартина Лютера Кинга-младшего, Хелен Келлер и Махатму Ганди, смогли вести такую ​​успешную и продуктивную жизнь. Маслоу (1970) считал, что самореализованные люди творческие, спонтанные и любящие себя и других. У них, как правило, несколько глубоких дружеских отношений, а не много поверхностных, и, как правило, они частные.Он чувствовал, что этим людям не нужно подчиняться мнению других, потому что они очень уверены в себе и поэтому могут свободно выражать непопулярные мнения. Самореализованные люди также, вероятно, будут иметь пиковых переживания и , или трансцендентные моменты спокойствия, сопровождаемые сильным чувством связи с другими.

    Рисунок 11.11. Иерархия потребностей Маслоу

    Абрахам Маслоу концептуализировал личность в терминах иерархии потребностей.Самая высокая из этих мотиваций — самоактуализация.

    Возможно, самым известным теоретиком гуманизма является Карл Роджерс (1902–1987). Роджерс положительно относился к человеческой природе, рассматривая людей в первую очередь как моральных и полезных для других, и считал, что мы можем полностью реализовать свой потенциал эмоционального удовлетворения, если самооценка будет характеризоваться безусловным положительным отношением к поведению, включая искренность, открытость опыту, прозрачность умеет слушать других, самораскрывается и сопереживает.- набор моделей поведения, включая искренность, открытость опыту, прозрачность, способность слушать других, а также самораскрытие и сочувствие . Когда мы относимся к себе или другим с безоговорочно позитивным отношением, мы выражаем понимание и поддержку, даже если мы можем признать свои ошибки. Безусловное позитивное отношение позволяет нам признать свои страхи и неудачи, отказаться от претензий и в то же время почувствовать себя полностью принятыми такими, какие мы есть. Принцип безусловного положительного отношения стал основой психологической терапии; терапевты, которые используют его в своей практике, более эффективны, чем те, кто этого не делает (Prochaska & Norcross, 2007; Yalom, 1995).

    Хотя есть критика психологов-гуманистов (например, что Маслоу в своих исследованиях сосредоточился на исторически продуктивных, а не деструктивных личностях и, таким образом, сделал слишком оптимистические выводы о способности людей творить добро), идеи гуманизма настолько сильны и оптимистичны. что они продолжали влиять как на повседневный опыт, так и на психологию. Сегодня движение за позитивную психологию отстаивает многие из этих идей, и исследования документально подтвердили, в какой степени позитивное и открытое мышление имеет важные положительные последствия для наших отношений, нашей удовлетворенности жизнью, а также нашего психологического и физического здоровья (Seligman & Csikszentmihalyi, 2000). ).

    Направление исследования: несоответствия в себе, тревога и депрессия

    Тори Хиггинс и его коллеги (Хиггинс, Бонд, Кляйн и Штрауман, 1986; Штрауман и Хиггинс, 1988) изучали, как различные аспекты самооценки связаны с характеристиками личности. Эти исследователи сосредоточились на типах эмоционального дистресса, который мы можем испытать в результате того, как мы в настоящее время оцениваем нашу самооценку. Хиггинс предполагает, что эмоции, которые мы испытываем, определяются как нашим восприятием того, насколько хорошо наше собственное поведение соответствует стандартам и целям, которые мы поставили перед собой (наши внутренние стандарты , ), так и нашим восприятием того, как другие думают о нас (наши внешние стандарты ).Кроме того, Хиггинс утверждает, что разные типы несоответствий в себе приводят к различным типам отрицательных эмоций.

    В одном из экспериментов Хиггинса (Higgins, Bond, Klein, & Strauman., 1986) участников сначала попросили описать себя, используя метод самоотчета. Участники перечислили 10 мыслей, которые, по их мнению, описывают то, кем они являются на самом деле; это собственно самооценка . Затем участники также перечислили 10 мыслей, которые, по их мнению, описывают тип человека, которым они «в идеале хотели бы быть» (идеальная самооценка ), а также 10 мыслей, описывающих способ, которым кто-то другой — например, родитель — думает, что они «должны быть» ( должно быть самооценкой ).

    Затем Хиггинс разделил своих участников на две группы. Люди с низкими несоответствиями в самооценке были теми, кто перечислил похожие черты во всех трех списках. Их идеал, обязанность и действительная самооценка были очень похожи, поэтому они не считались уязвимыми для угроз их самооценке. Другая половина участников, с сильными несоответствиями в самооценке , были теми, для кого черты характера, перечисленные в списках идеалов и должностей, сильно отличались от тех, которые перечислены в фактическом списке «я».Ожидалось, что эти участники будут уязвимы для угроз самооценке.

    Затем, на более позднем сеансе исследования, Хиггинс сначала попросил людей выразить свои текущие эмоции, в том числе связанные с печалью и тревогой. После получения этой базовой меры Хиггинс активировал для участников либо идеальные, либо должные несоответствия. Участников, участвовавших в исследовании «Идеальное несоответствие », основанном на состоянии , попросили подумать и обсудить свои собственные и родительские надежды и цели в отношении них.Участники должны были самовсасывать условие перечислили свои собственные убеждения и убеждения своих родителей относительно их долга и обязательств. Затем все участники снова указали свои текущие эмоции.

    Как вы можете видеть на рисунке 11.12 «Результаты Хиггинса, Бонда, Кляйна и Штрамана, 1986», для участников с низким несоответствием самооценки размышления об их идеале или собственном «я» не сильно меняли их эмоции. Однако для участников с высоким расхождением в самооценке формирование идеальной самооценки усиливало их печаль и уныние, в то время как формирование я-концепции должного усиливало их тревогу и волнение.Эти результаты согласуются с идеей о том, что несоответствия между идеальным и реальным я заставляют нас испытывать печаль, неудовлетворенность и другие эмоции, связанные с депрессией, тогда как несоответствия между реальным и должным я с большей вероятностью приведут к страху, беспокойству, напряжению. и другие эмоции, связанные с тревогой.

    Рис. 11.12 Результаты Хиггинса, Бонда, Кляйна и Штраумана, 1986 г.

    Хиггинс и его коллеги задокументировали влияние расхождений в самооценке на эмоции.Для участников с низкими расхождениями в самооценке (правые столбцы) вид слов, относящихся к себе, мало повлиял на эмоции. Для людей с высокими расхождениями в самооценке (левая полоса), прайминг идеального «я» усиливает уныние, в то время как прайминг «должного» усиливает возбуждение.

    Источник: адаптировано из Хиггинса, Э. Т., Бонда, Р. Н., Кляйна, Р., и Штраумана, Т. (1986). Само-несоответствие и эмоциональная уязвимость: как влияют масштабы, доступность и тип несоответствия. Журнал личности и социальной психологии, 51 (1), 5–15.

    Один из важнейших аспектов подхода Хиггинса заключается в том, что, как и наша личность, на наши чувства также влияет как наше собственное поведение, так и наши ожидания относительно того, как другие люди видят нас. Это проясняет, что даже если вас могут не особо заботить школьные успехи, ваша неуспеваемость может вызывать негативные эмоции, потому что вы понимаете, что ваши родители действительно считают это важным.

    Основные выводы

    • Один из важнейших психологических подходов к пониманию личности основан на психодинамическом подходе к личности, разработанном Зигмундом Фрейдом.
    • Для Фрейда разум был подобен айсбергу, поскольку многие мотивы бессознательного были намного больше, но также были вне поля зрения по сравнению с сознанием, которое мы осознаем.
    • Фрейд предположил, что разум разделен на три компонента: ид, эго и суперэго, и что взаимодействия и конфликты между этими компонентами создают личность.
    • Фрейд предложил использовать защитные механизмы, чтобы справиться с тревогой и поддерживать положительное представление о себе.
    • Фрейд утверждал, что личность развивается через серию психосексуальных стадий, каждая из которых сосредоточена на получении удовольствия от разных частей тела.
    • Неофрейдистские теоретики, в том числе Адлер, Юнг, Хорни и Фромм, подчеркивали роль бессознательного и раннего опыта в формировании личности, но не приводили меньше доказательств сексуальности как основной движущей силы личности.
    • Психоаналитические и поведенческие модели личности были дополнены в 1950-х и 1960-х годах теориями гуманистических психологов, включая Маслоу и Роджерса.

    Упражнения и критическое мышление

    1. Основываясь на вашем понимании психодинамических теорий, как бы вы проанализировали свою личность? Есть ли аспекты теории, которые могут помочь вам объяснить ваши собственные сильные и слабые стороны?
    2. Основываясь на вашем понимании гуманистических теорий, как бы вы попытались изменить свое поведение, чтобы лучше соответствовать основным мотивам безопасности, принятия и самореализации?
    3. Подумайте о расхождениях в ваших собственных представлениях.Есть ли у вас несоответствие между фактическим идеалом или фактическим разумом? Что для вас важнее и почему?
    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.