Причины экономического кризиса это макроэкономика или микроэкономика: works.doklad.ru — Учебные материалы

Автор: | 11.11.1972

Содержание

Экономист Сергей Гуриев о финансовом кризисе, макроэкономике и лекции в Политехническом музее

О финансовом кризисе, его прогнозировании, ученых-экономистах и о том, что такое макроэкономика, в интервью «Газете.Ru» в преддверии своей лекции в Политехническом музее рассказал доктор экономических наук Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы.

— Первый вопрос мы специально сформулируем по-дилетантски: СМИ постоянно сообщают, что мир сейчас живет в условиях мирового финансового кризиса. А есть ли сейчас кризис на самом деле? Если сравнить с тем, что было в конце 2008 года, то ситуация (по крайней мере, в Москве) выглядит совсем иначе: ни массовых сокращений, ни падения цен на жилье.

— Как правило, под кризисом понимают период падения экономической активности. В этом смысле многие страны еврозоны – в кризисе, а мировая экономика в целом, российская экономика, американская экономика, китайская экономика продолжают расти (пусть и медленнее, чем могли бы).

В этом смысле в большинстве экономик мира кризиса сейчас нет.

Другое дело, что повторение событий типа банкротства Lehman Brothers может привести к такому сценарию развития событий, что мы увидим кризис и в России. При этом корень проблем будет уже не в Америке, а в Европе.

— 19 сентября вы выступаете в Политехническом музее с лекцией на тему «Зачем нужна макроэкономика?». Расскажите читателям «Газеты. Ru», что это такое — макроэкономика? Чем макроэкономика отличается от просто экономики и от микроэкономики?

— Макроэкономика — это наука о поведении экономики в целом и «агрегированных показателей» — переменных, которые определяются не отдельными предприятиями или домашними хозяйствами, а их совокупностью. Речь идет о валовом внутреннем продукте, инфляции, безработице, процентных ставках и так далее. Макроэкономика — это отрасль экономики (в отличие от микроэкономики, которая как раз исследует поведение отдельных отраслей, предприятий и домохозяйств).

При этом современная макроэкономика, безусловно, опирается на достижения микроэкономики.

Без понимания того, как ведут себя отдельные микроэкономические агенты, нельзя понять, как устроено равновесие в экономике в целом.

— Насколько макроэкономика является самостоятельной наукой? Что из себя представляет научное макроэкономическое сообщество и есть ли вообще в природе такое понятие? Как отличить достойного ученого-экономиста от шарлатана: это должны быть публикации в научных журналах, СМИ либо собственный бизнес или членство в некоем обществе?

— Ученый-макроэкономист, как правило, публикуется в международных научных журналах по экономике.

— Много ли в мире ученых-экономистов? Сколько научных рецензируемых журналов по экономике (макроэкономике) существует в мире? А в России?

— В мире существуют сотни журналов по экономике, из которых несколько (примерно пять) являются общепризнанными ведущими, еще несколько десятков (включая несколько по макроэкономике) являются журналами второго уровня, и несколько сотен — журналами более низкого уровня. В России нет научных журналов международного уровня по макроэкономике.

— Глядя на список Нобелевских лауреатов по экономике, можно заметить, что они в основном работают в США. Отечественный лауреат Нобелевской премии по экономике только один. Можно ли на основе этого сделать вывод, что российские ученые-экономисты пока в целом уступают своим американским коллегам? Или это в корне неправильно?

— Российская экономическая наука существенно отстает не только от американской, но и от европейской.

Причина — в семидесятилетней изоляции науки и недофинансировании последних двадцати лет.

Впрочем, за последние двадцать лет разрыв резко сократился. Например, Российская экономическая школа (РЭШ) в рейтинге Social Science Research Network считается факультетом экономики № 70 в мире, а в рейтинге Research Papers in Economics (RePEc) — № 150, при этом в некоторых рейтингах РЭШ — лучший факультет экономики в развивающихся странах, а в некоторых — факультет № 2. Но нет никаких шансов на то, что кто-нибудь из сегодняшних профессоров РЭШ получит Нобелевскую премию.

— Если ученый-экономист является высококвалифицированным специалистом, то от него можно ожидать, что он будет точно предсказывать такие вещи, как цена на нефть, следующий мировой кризис и тому подобное. Почему же такие квалифицированные ученые не играют на бирже, не ведут свой бизнес и не являются олигархами?

— Одно из ключевых достижений экономической теории заключается в том, что мы знаем, что предсказать курс акций, цены на нефть или курсы валют со стопроцентной вероятностью нельзя. Безусловно, есть много людей, которые утверждают, что они умеют предсказывать поведение рынков. Но опыт показывает, что и они время от времени серьезно ошибаются.

Представим себе, что мы подбросим монету несколько раз и предложим сотне людей угадать, как она выпадет. Вероятность угадать орел или решку пять раз подряд — 1/32.

Наверняка среди ста людей найдется хотя бы один игрок, который угадает пять раз подряд. После пяти подбрасываний будет казаться, что он обладает стопроцентным умением отгадывать поведение монеты. Но значит ли это, что он угадает в шестой раз? Разумный ответ — нет, вероятность выиграть для него в шестой раз по-прежнему 50%.

Означает ли это, что макроэкономика — бесполезна? Конечно, нет.

Макроэкономика дает вполне конкретные рецепты борьбы с кризисом, рекомендации о том, как его избежать, и так далее. Именно об этом мы и поговорим на лекции в Политехническом музее 19 сентября в 19.00.

макроэкономический анализ – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

КУКЛИНА Людмила Николаевна

Кандидат экономических наук, доцент кафедры политической экономии

Уральский государственный экономический университет

620144, РФ, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта/Народной Воли, 62/45 Контактный телефон: (343) 251-96-52 e-mail [email protected]

ПОНОМАРЕВА Светлана Ивановна

Кандидат экономических наук, доцент кафедры политической экономии

Уральский государственный экономический университет

620144, РФ, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта/Народной Воли, 62/45 Контактный телефон: (343) 251-96-52 e-mail: [email protected]

Мировой экономический кризис и модели посткризисного развития: макроэкономический анализ

Ключевые слова модели динамического схоластического общего равновесия; макрофинан-совые модели; современная высокоформализованная теория цикла; российская модель посткризисного роста национальной экономики; эффективная антициклическая политика.

Аннотация Констатируется актуальность формирования новых макроэкономических моделей посткризисного развития национальной экономики. Рассматривается проблема корреляции истории развития мировой экономической мысли и реальных экономических процессов последних десятилетий. Анализируется прогностический потенциал современной теории цикла и возможности использования ее аналитического инструментария для формирования новой макроэкономической модели развития посткризисной национальной экономики.

Определенные уроки из глобального экономического кризиса уже извлечены, но остается еще много нерешенных проблем. Один из самых волнующих вопросов -почему экономическая наука не смогла предвидеть этот кризис и не предложила рекомендации по его предотвращению?

Алармистские настроения прослеживаются в научных дискуссиях, участники которых воспринимают экономические потрясения как провал макроэкономических моделей цикла и, соответственно, экономической теории. Как в любой дискуссии, мнения по этому поводу высказываются различные и порой прямо противоположные, однако все многообразие подходов можно рассматривать с точки зрения оценки авторами прогностического потенциала современных теорий цикла и возможности использования их аналитического инструментария для формирования посткризисной модели развития мировой экономики.

В нашу задачу не входит анализ принимаемых правительством мер по выходу из кризиса или поиск виновных. Нобелевский лауреат Пол Самуэльсон в известном учебнике «Экономика» цитирует высказывание Артура Оукена: «Ныне принято полагать, что рецессии в принципе преодолимы, подобно авиакатастрофам и в отличие от ураганов. Но мы не смогли пока покончить с авиакатастрофами, и остается неясным, обладаем ли мы достаточной мудростью и возможностями, чтобы избавиться от рецессий.

© Куклина Л. Н., Пономарева С. И., 2012

Опасность не исчезла. Силы, вызывающие повторяющиеся рецессии, по-прежнему наготове, поджидая только подходящего сигнала» 1. С. 597]. В те десятилетия, что прошли с момента написания Оукеном этих слов, мировая экономика пережила немало циклических подъемов и спадов. Циклические колебания, особенно кризисы, связаны с огромными издержками для экономики, поэтому задача смягчения или предотвращения кризисов всегда будет актуальной. Это касается и современного мирового экономического кризиса, начавшегося в 2008 г.

Мировой кризис 2008-2010 гг. не был спрогнозирован ни макроэкономическими моделями, ни правительственными консультантами, ни независимыми экспертами, которые указывали на локальные дисбалансы и возможные проблемы в макроэкономике и финансовом секторе, но не говорили о мировом кризисе такого масштаба. В связи с этим возникает ряд вопросов. Насколько тесно коррелируют история развития мировой экономической мысли и реальные экономические процессы последних десятилетий? Как соотносятся реальная теория и реальная политика? Достаточно афористично высказался по этому поводу Н. Г. Мэнкью: «Бог послал макроэкономистов на Землю, чтобы решать практические задачи, а святой Петр будет судить нас за наш вклад в экономическую инженерию, так что давайте спросим: помогли ли разработки в теории делового цикла улучшить экономическую политику последних десятилетий? Или хотя бы изменили макроэкономические достижения пути анализа и обсуждения экономической политики в среде профессионалов, вовлеченных в политический процесс?» [2. С. 98].

Действительно, мировой экономический кризис существенно повлиял на оценку прежних теоретических представлений о раскладе сил в неявном соперничестве-диалоге различных школ и экономических теорий.

Сегодня еще нельзя говорить о консенсусе во взглядах макроэкономистов на причины циклических колебаний экономической активности. В рамках теории цикла разнообразие подходов всегда было и будет огромным. Мы не ставим цели сделать обзор всех существующих концепций и найти «правильные» теории, а остановимся только на мейнстриме в теории цикла, определявшем характер научных дискуссий в последние десятилетия.

Современное состояние макроэкономической теории цикла невозможно понять, не проследив траекторию ее развития. В 1950-1960-е годы кейнсианская модель стала общепринятым теоретическим обоснованием стабилизационной, антициклической политики государства. Конечно, нельзя утверждать, что до Дж. Кейнса теории экономических циклов не было вообще. Напротив, было множество различных учений о том, почему появляются, сменяя друг друга, рецессии и бумы. Среди факторов цикла назывались денежная масса, движение цен, технологии, погодные явления, упор делался то на кредитные рынки, то на рынки труда, то на рынки товаров.

«Переоценка ценностей» в политике в начале 1970-х годов сопровождалась всесторонней критикой кейнсианства, переросшей в кризис этой теории, и усилением влияния неоклассической школы. В 1960-е и начале 1970-х годов ключевым было расхождение между неокейнсианцами и монетаристами. Кейнсианцы предлагали структурные эконометрические модели, позволяющие оценивать краткосрочные эффекты экономической политики государства, монетаристы подчеркивали необходимость более устойчивых прогнозов долгосрочных тенденций. Обе точки зрения базировались на том, что основной источник цикла — колебания спроса, поэтому различия между кейнсианцами и монетаристами 1950-1960-х годов на сегодняшний день полностью стерлись. В конце 1970-х — начале 1980-х годов меняется характер полемики в связи с появлением теории рациональных ожиданий и моделей реального делового цикла.

Это новое описание экономического цикла, основанное на оптимальном поведении экономических агентов в условиях рациональных ожиданий. Основополагающим

следует считать предположение о схоластической природе циклов при равновесности траекторий изменения основных макропоказателей. Делалась попытка объяснить все колебания экономики как равновесное явление, что позволяло не вводить в них отклонения от рыночного равновесия, как Кейнс, и следовательно, проводить стабилизационную политику. Постулирование схоластической природы цикла привело к тому, что анализ циклических колебаний стал концентрироваться на причинах колебаний, а не на способах их подавления. Реакцией на неоклассические теории стало появление новых кейнсианских теорий и моделей экономического цикла, акцентирующих разработку микроэкономических основ данной теории. Показательно, что в начале 2000-х годов возродился интерес и к прежней теории экономического цикла, основанной на изменениях спроса. Эмпирические исследования конца 1990-х годов, использующие макроэкономические данные промышленно развитых стран, породили серьезные сомнения в способности неоклассических моделей роста дать удовлетворительное объяснение агрегатным колебаниям экономики. Реакцией стало появление новой кейнсианской парадигмы в качестве альтернативной теоретической базы для понимания экономического цикла. Методологическая позиция новой школы и сторонников теории реального делового цикла остается мейнстримом, но это не значит, что кейнсианская идея структурного моделирования краткосрочной агрегированной динамики была отброшена.

Сегодня можно говорить о формировании единой методологической позиции, определяющей главную задачу макроэкономики — создание структурных моделей краткосрочных колебаний, в которых должна присутствовать строгая формальная структура межвременного общего равновесия. Остаются методологические разногласия сторон, но уже в рамках новой концепции экономических флуктуаций, названной новым неоклассическим синтезом. Все современные модели цикла в рамках макроэкономического мейнстрима — это модели динамического схоластического общего равновесия. Динамическое схоластическое общее равновесие обеспечивается оптимальной реакцией рациональных репрезентативных экономических агентов на сложившиеся в экономике условия и оценку условий на бесконечном горизонте с учетом настоящих и будущих шоков [3. С. 10-25].

Именно на этих основаниях в настоящее время ведется спор о характере деловых циклов между неоклассиками и неокейнсианцами.

Основу нового синтеза — систему общего динамического равновесия с номинальными жесткостями — можно найти в ранних кейнсианских моделях (например, модель Хикса 1Б-ЬЫ). Назовем основные элементы нового синтеза. Существует согласие по поводу того, что в макроэкономическом анализе должны использоваться модели, основанные на межвременном общем равновесии. Базовый принцип современных моделей — принцип равновесности траекторий развития. Разделяется представление о том, что количественный анализ политики желательно основывать на эконометри-чески апробированных структурных моделях. Эконометрические модели опираются на наблюдаемые корреляционные связи между временными рядами экономических показателей, а не на гипотезы о системе причинных связей в экономике. Эконометрическая модель, как показывает практика, не способна предсказать слом тенденции, она настроена на рост и предсказывает рост. В моделях отражено множество фактов как индивидуального поведения, так и поведения агрегированных показателей, краткосрочной динамики и долгосрочных средних. Теперь общепризнанно, что ожидания в модели должны быть эндогенными, а при анализе экономической политики крайне важно учитывать различия в ожиданиях, которые возникают при разных вариантах политики. Большинство макроэкономистов согласны с тем, что реальные колебания -важный источник экономических флуктуаций. Гипотезы о том, что колебания делового цикла можно в основном объяснить случайными экзогенными изменениями монетарной политики, практически не находят поддержки.

Сторонники теории цикла утверждают, что данная теория не изучает траекторию движения экономики, хотя в реальной жизни экономические субъекты при построении своей стратегии опираются на прогнозы уровня основных макроэкономических показателей, а не на их дисперсию. Макроэкономика привязана к моделям устойчивых состояний, которые нарушаются внешними шоками. Данные модели разрабатываются для «нормальных» периодов, без учета безработицы, бума, спада, финансовых кризисов, и в этом их ограниченность с точки зрения потребностей фирм, домашних хозяйств и правительств. Причиной возникновения экономического цикла называются, таким образом, многочисленные шоки.

В 1980-е — начале 1990-х годов главной причиной послевоенных деловых циклов считались технологические шоки. В начале 1990-х годов были популярны модели со случайными отклонениями госрасходов от устойчивых уровней, модели с учетом монетарных шоков, а также шоки внешней конъюнктуры. В новых кейнсианских теориях причиной экономических циклов считаются шоки спроса, макроэкономисты стремятся выяснить, какие причины мешают фирмам быстро приспособиться к изменениям спроса и восстановить равновесие путем изменения цен. Если признать, что объектом исследования являются шоки, оказывающие влияние на колебания деловой активности, то приоритетом при разработке антикризисных мер должны стать принципы подавления данных шоков.

Современная высокоформализованная теория построена на двойном предположении — о рациональных ожиданиях и репрезентативном экономическом агенте. Концепция репрезентативного агента возникла в 1970-е годы после бурных обсуждений проблемы агрегирования в экономике. Критически настроенные авторы отмечают, что репрезентативный агент появился без предварительных методологических дискуссий и сегодня это понятие воспринимается экономистами как само собой разумеющееся. Критики говорят, что экономическая теория слаба потому, что игнорирует «человеческий фактор» и изучает поведение вымышленных homo oeconomicus. Однако поведение отдельных экономических субъектов стандартизировано, индивидуальные различия нивелированы. В микроэкономических исследованиях иногда пытаются выявить различия интересов, но в макроэкономических моделях практически всегда рассматривается один репрезентативный агент каждого типа.

Рациональные ожидания индивидов также встраиваются в структуру современных макроэкономических моделей, хотя этот постулат подвергается всесторонней критике. Во многих источниках показано, что действия индивидов не имеют ничего общего с теорией рациональных ожиданий. В экспериментальных ситуациях агенты с трудом отыскивают равновесие рациональных ожиданий и демонстрируют различные формы «ограниченной рациональности», используя эвристические правила принятия решений. Например, на финансовых рынках они подвержены сильному влиянию эмоциональных реакций.

Подход репрезентативного агента уравнял макро- и микроэкономику во всех отношениях, хотя макроэкономистам хорошо известны различия между явлениями, которые возинкают на микро- и макроуровне. Однако в теории репрезентативного агента нейтрализуется любое взаимодействие между микро- и макроуровнями — просто мак-ро- и микросферы уравниваются во всех отношениях, хотя, к примеру, крупные и мелкие фирмы по-разному реагируют на финансовые шоки и шоки спроса. Критически настроенные экономисты полагают, что макроэкономические закономерности должны выводиться из микроэкономических моделей и должно быть разнообразие типов экономических агентов на микроуровне с несовпадающими типами экономического поведения. В экономике репрезентативного агента не различают поведение фирм, ориентированных на внутренний и внешний спрос, хотя для последних возможен эффект заражения через, в том числе, торговые сети. Безусловно, макротеория не способна

учитывать все факторы микроэкономического поведения, но она не может игнорировать значение кризисных событий на микроуровне.

Опыт создания фундаментальной экономической модели имеется — это не только модели конкретных предприятий или рынков, микромодели, но и многочисленные макромодели1. Таким образом, современная фундаментальная макроэкономическая модель является необходимой методологической основой для разработки экономической политики и способов регулирования экономики. Ее использование позволяет составить представление о том, что будет происходить в следующем периоде колебаний экономической активности и о дальнейшем развитии теории цикла. Но не стал ли кризис в какой-то мере результатом чрезмерной веры макроэкономистов в свои достижения и действительно ли «непредсказанный» мировой экономический кризис означает провал макроэкономической теории? Для ответа на этот вопрос еще раз напомним цели современной теории цикла. Современная теория цикла не ставит перед собой цели прогнозировать кризисы. Кризис, спрогнозированный модельно, вообще является большой редкостью. Теория, предсказывающая кризисы, — это «общая теория всего», которой просто не может быть. Предсказанный кризис должен быть заранее предотвращен, либо сдвинут во времени и трансформирован. Таким образом, мерой качества теории становится количество непроизошедших кризисов [4. С. 37-38].

Мировой экономический кризис, ставший неожиданностью не только для большинства экономистов-теоретиков, но и для правительств, бизнеса, домашних хозяйств, в еще большей степени актуализировал необходимость макроэкономического моделирования и прогнозирования. Следует понять причины кризисов, а главное предупредить возникновение аналогичных потрясений. В этой связи важно обратить внимание на развернувшуюся с начала кризиса в зарубежной и отечественной литературе дискуссию о роли финансового сектора в генерировании циклов.

Действительно, сегодня важнейшие экономические индикаторы складываются на рынках производных финансовых инструментов, поэтому при создании макроэкономических моделей необходимо учитывать финансовый сектор. Нельзя сказать, что анализу финансовых рынков совсем не уделялось внимания. Представителю кейнсианского направления Дж. Тобину принадлежит разработка проблемы функционирования финансовых рынков. Он значительно дополнил анализ инвестиционной функции Дж. Кейнса и установил, что уровень инвестиций зависит от соотношения оценки стоимости физического капитала фирмы на фондовом рынке и текущих издержек замещения выбытия этого капитала.

Один из ведущих посткейнсианцев Х. Ф. Мински в 1970-е годы выдвинул гипотезу финансовой хрупкости, называемую также гипотезой финансовой нестабильности. По мнению Х. Ф. Мински, экономическая динамика во многом определяется тем, как предпринимательский сектор финансирует свои инвестиции: обеспеченное финансирование, спекулятивное финансирование и «Понци-финансирование». Переход к спекулятивному и особенно «Понци-финансированию» усиливает экономическую нестабильность и создает практически неотвратимую угрозу массовых банкротств, вызванных невозможностью погашения долгов. В соответствии с данной концепцией, причина периодических экономических кризисов состоит не только в том, что уменьшается степень уверенности хозяйствующих субъектов в завтрашнем дне, но и в систематически возникающей неспособности предпринимательского сектора к погашению своих долгов финансовому сектору.

В современной теории цикла финансовому сектору отводится незначительная роль в генерировании циклов. Финансовый рынок рассматривается как обычный

1 Можно говорить об эконометрических, балансовых, имитационных моделях, моделях общего равновесия, моделях эконофизики (синергетических) и др.

отраслевой рынок, возможно специфический и очень крупный, но не влияющий на колебания макроэкономических показателей на длительных временных отрезках. Существуют модели реального делового цикла с учетом финансового посредника, но этот посредник исключительно примитивен (очень простой финансовый посредник) — кредитно-депозитный агент, работающий с нулевой прибылью. Модели реального делового цикла мало пригодны для анализа рынка ценных бумаг.

Современная экономическая наука не исследует внутренние причины финансовых кризисов. Текущий финансовый кризис мало чем отличается от длинной цепочки подобных кризисов в развитых и развивающихся странах, но в макрофинансовых моделях не указывается, как следует относиться к этому повторяющемуся явлению и как справляться с ним. Возникает необходимость формирования новых моделей экономического регулирования мировой экономики, предполагающих выработку новых инструментов государственного регулирования с учетом финансовых рынков.

Понятие «финансовая нестабильность» означает, что экономическая система в той или иной степени допускает воспроизводство кризисов. Причем спровоцировали нестабильность системы, как известно, финансовые новшества. Очевидно, что существующие взаимосвязи между финансовыми рынками по всему миру привели к распространению проблем субстандартного ипотечного кредитования в американской экономике на другие слои финансовой системы. Глобальный масштаб кризиса вызван усилением связей в чрезвычайно взаимосвязанной финансовой системе, и возможность повторения этого явления не исключена.

Таким образом, возможность повторения финансовых потрясений сохраняется: рынки «плохих долгов» остаются, как и многочисленные случаи мошенничества в финансовой сфере. Существующая парадигма регулирования поддерживала эту практику, а финансовая теория мейнстрима стимулировала данную тенденцию. Легко убедиться, что такие «спусковые крючки» в финансовой системе встречаются на каждом шагу, и тогда остается только разрабатывать меры по их устранению. Однако эти меры не устраняют глубинных причин неустойчивости финансовой системы и не обеспечивают надежных результатов в долгосрочной перспективе.

Следует констатировать, что априори нет модели для одновременного анализа всего набора шоков, влияющих на макроэкономическую динамику. Теория должна обладать внутренней математической стройностью, но математические возможности не позволяют сделать предпосылки макроэкономических моделей более реалистичными в силу огромной сложности социальных систем. Любая теория должна обладать внутренней красотой и стройностью, иметь внутреннюю логику и вместе с тем решать конкретные задачи, соответствовать реальности. Теория должна пройти проверку истинности, достоверности опытным путем, эмпирически подтверждаться, что затрудняет создание универсальных моделей. Заметим, что сложные системы отличаются прежде всего своей уникальностью и способностью к эндогенным качественным изменениям, поэтому успехи моделирования сложных систем пока значительно скромнее, чем успехи моделировании технических систем.

Последний кризис высветил еще один аспект проблемы макроэкономического моделирования — это психологическая и этическая составляющие делового цикла, которые выделяются во многих дискуссиях экономистов и политиков, но никогда не учитываются в современных макроэкономических моделях. Некоторые теоретики полагают, что интеллектуально последовательному ученому лучше вообще не высказываться по вопросам экономической политики.

Можно сослаться на мнение Д. Коландера, А. Кирмана, Г. Фельмера и других известных экономистов, которые полагают, «что экономисты, как и все ученые, несут ответственность за то, чтобы информировать общество об ограниченности своих моделей и возможном неправильном использовании результатов своих исследований.

В настоящее время не существует никакого этического кодекса профессиональных ученых-экономистов. А он должен быть» 3. С. 13].

Итак, нужна ли в принципе теория цикла, если она не может выявить риски реализации кризисов на определенном временном отрезке? Как уже отмечалось, теория цикла в ее нынешнем варианте не нацелена на прогнозирование кризисов и рекомендации по борьбе с ними в явном виде не формулирует. В современной макроэкономике теория цикла в идеале должна позволить правильно расставить акценты: если макроэкономисты признают, что какие-то шоки сильно влияют на колебания деловой активности, то разработка принципов подавления этих шоков должна стать приоритетом при выработке мер эффективной антициклической политики.

Дискуссии о новой модели начались в 2010 г., а в США появился новый термин для обозначения их предмета «new normal» (новая нормаль) — ожидаемая посткризис-ная совокупность условий развития экономики, бизнеса и государства. Сегодня важно составить представление о том, что будет происходить в следующем, новом, периоде колебаний экономической активности и о дальнейшем развитии теории цикла. Решение названных проблем требует времени на интеллектуальное осмысление и выработку вариантов действий, при этом, безусловно, необходим учет новых концептуальных и эмпирических достижений экономической науки.

Насколько положения современной теории цикла адекватны российским реалиям? Возможен ли анализ экономики и политики России через призму адаптированной к ней макроэкономической теории? Дать ответ на поставленные вопросы довольно сложно, так как Россия априори «неудобная» для моделирования страна: в экономике России не было «правильных» циклов, а циклические колебания имели в основном внеэкономические причины.

Если создавать модели макроэкономической динамики для российской экономики, то фактическая макроэкономическая динамика страны вряд ли определяется несколькими типами шоков, и события последних лет подтверждают эти сомнения. Справедливо мнение о том, что нет и не может быть одной модели рыночной экономики, способной учитывать все многообразие условий стран мира. Проблема не только и даже не столько в особенностях отечественной экономической системы, сколько в принципиальной сложности «наложения» развитой теории на реальность.

Сложившаяся в России 2000-е годы и действующая поныне модель роста — экономика спроса — основана на наличии масштабных, дешевых и незаработанных финансовых ресурсов, источником которых выступает благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. Сегодня предпринимаются попытки найти решение в старой логике, т. е. восстановить докризисные «правила игры», докризисную модель роста и благополучно продолжать докризисную экономическую политику. Но, как совершенно справедливо отмечается в дискуссиях экономистов, системный кризис несет в себе мощный модер-низационный компонент, преодоление кризиса предполагает выход на новые уровни конкурентоспособности, новые экономические и технологические решения. Имеется в виду новое качество роста, новая модель и новая модель регулирования социальноэкономических процессов. Теперь, по-видимому, в глобальном масштабе.

Источники

1. Самуэльсон П. А., Нордхаус В. Д. Экономика : учеб. пособие для студентов, обучающихся по экон. направлениям и специальностям / пер. с англ. под ред. Л. С. Тарасеви-ча, А. И. Леусского. М. : Бином; КноРус, 1997.

2 Мэнкью Н. Г. Макроэкономист как ученый и инженер // Вопр. экон. 2009. № 5.

3 Финансовый кризис и провалы современной экономической науки / А. Кирман, Д. Коландер, Г. Фельмер и др. ; пер. с англ. С. Щур // Вопр. экон. 2010. № 6.

4. Григорьев Л., Иващенко А. Теория цикла под ударом кризиса / / Вопр. экон. 2010. № 10.

ТИПОЛОГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КРИЗИСОВ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

Мухина Е.Р.

Старший преподаватель, Пермский национальный исследовательский политехнический университет

ТИПОЛОГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КРИЗИСОВ

Аннотация

В статье рассмотрены основные классификационные признаки, в соответствии с которыми выделены различные типы экономических кризисов. Дана краткая характеристика типам кризисов.

Ключевые слова: кризис, макроэкономика, микроэкономика, подъем, оживление.

Mukhina E.R.

Senior lecturer, Perm National Research Polytechnic University

THE TYPES OF ECONOMIC CRISIS

Abstract

The article describes the main types of economic crises. A brief description of the types of crises is given.

Keywords: crisis, macroeconomics, microeconomics, growth, recovery. 

Макроэкономический термин «экономический кризис» в настоящее время звучит все чаще и чаще. В литературе уделяется огромное внимание вопросам изучения причин возникновения кризисов, классификации кризисов, методов антикризисного воздействия.

Проанализируем вопрос, связанный с выделением типов кризисов. Результаты анализа представим в таблице 1.

 

Таблица 1 – Типы экономических кризисов

Классификационный признак Типы экономического кризиса Характеристика типа
1 По периодичности Регулярные (циклические) Являются началом нового цик­ла, в ходе которого экономика последовательно проходит че­тыре фазы и подготавливает базу для последующего кризи­са. Данный тип можно охарактеризовать широким охватом всех сфер экономи­ки.
Нерегулярные:
·                     Промежуточные Не дают начала новому циклу, а прерывают на некоторое время течение фазы оживления. Они менее глу­боки и продолжительны по сравнению с регулярными и, как правило, носят локальный характер.
·                     Частичные Охватывают не всю экономику, а отдельную сферу общественного воспроизводства.
·                     Отраслевые Охватывают одну из отраслей на­родного хозяйства. В качестве причин развития отраслевых кризисов, как правило, выделяют диспропорции в развитии отрасли, структурную перестройку, перепроиз­водство.
·                     Структурные Структурные кризисы представляют собой нарушение закона пропорционального развития общественного производства, что находит проявление в сильных диспропорциях между отраслями и выпуском важнейших видов продукции
в натураль­ном выражении, необходимых для сбалансированного развития экономики.
2 С позиции теории регуляции Кризисы как результаты «внешнего» шока Данный тип рассматривается через ситуации, при которых тренд экономического развития той или иной географической общно­сти оказывается заблокированным из-за нехватки ресурсов, вызванной природными или экономическими катастрофами.
Циклические кризисы Данный тип предполагает рассмотрение кризиса через фазу устранения напряжения, накопившегося за время оживления, роста в экономических механизмах и со­циальных процессах.
Структурные  кризисы Любые случаи проявле­ния противоречивого характера долгосрочного воспроизводства
Кризисы системы регуляции Характеризуют ситуации, при которых механиз­мы, связанные с существующей системой регуляции, оказы­ваются не в состоянии изменить неблагоприятные конъюнктурные процессы.
Кризисы способа производства Данную группу кризисов можно охарактеризовать обострением противоречий, развивающихся в различных институциональных формах. Это ситуации, когда блокируется вся динамика воспроизводства конкретной экономики страны.
3 По степени охвата экономики Общие кризисы Охватывают всю социально-экономическую систему в целом.
Локальные кризисы Охватывают какую-то определенную часть социально-экономической системы.
4 По проблематике Макрокризисы Охватывают достаточно широкий, большой спектр экономических проблем на макроуровне.
Микрокризисы Охватывают какую-то отдельную группу проблем [1]
5 По структуре отношений в социально-экономической системе Экономические кризисы Отражают острые противоречия в экономике страны или экономическом состоянии отдельно взятой организации
Социальные кризисы Появляются при столкновении интересов различных социальных групп или образований.
Организационные кризисы Проявляются как кризисы разделения и интеграции деятельности отдельных подразделений, как отделение административных единиц, регионов, филиалов или дочерних компаний.
Технологические кризисы Кризис новых технологических идей в условиях явно выраженной потребности в новых технологиях.
Психологические кризисы Кризисы в социально-психологическом климате общества, коллектива или отдельной группы [2].

 

Следует отметить, что приведенная типология является неполной. Существует множество различных классификационных признаков, в соответствии с которыми выделяются кризисы в зависимости от продолжительности цикла, причины и т.д.

Таким образом, на сегодняшний день можно наблюдать обширную базу в области рассматриваемой макроэкономической проблемы, что, безусловно, говорит о ее актуальности и требует дальнейшего развития вопросов, связанных с данной темой.

Литература

  1. Остапенко Г.Ф. Антикризисное управление/ Г.Ф. Остапенко – Пермь: Изд-во ПГТУ, 2010 – 203с.
  2. Ланкин В.Е. Менеджмент организации / В.Е. Ланкин. – Таганрог: ТРТУ, 2006. [Электронная версия]. – Режим доступа: http://www.aup.ru/books/m98/  (дата обращения 26.02.2015).

References

  1. Ostapenko G.F. Antikrizisnoe upravlenie/ G.F. Ostapenko – Perm: Izd-vo PGTU, 2010 – 203s.
  2. Lankin V.E. Menedzhment organizatsii / V.E. Lankin. – Taganrog: TRTU, 2006. [Elektronnaya versiya]. – Rezhim dostupa: http://www.aup.ru/books/m98/ (data obrascheniya 26.02.2015).

Олег Замулин прочитал лекцию «Макроэкономика: уроки истории для наших дней»

Каждый день члены жюри, преподаватели Высшей школы экономики и другие экономисты-профессионалы проводят лекции и мастер-классы для участников олимпиады и руководителей делегаций. 12 апреля в Вороново приехал декан факультета экономических наук НИУ ВШЭ, один из создателей программы «Совместный бакалавриат ВШЭ и РЭШ» Олег Замулин. Публикуем краткий конспект его лекции «Макроэкономика: уроки истории для наших дней».

«Сегодняшняя лекция — моя любимая, я интегрирую её в любой курс по макроэкономике. Она посвящена истории макроэкономической мысли, но не как отдельной теме, а с учетом тех уроков, которые мы извлекаем из восьмидесяти лет её существования», — начал Олег Александрович.

Про различия макроэкономики и микроэкономики

Важно осознавать, что макроэкономика — это не какая-то отдельная наука. Методологический подход в микроэкономике и макроэкономике один, они отличаются лишь тем, какие вопросы мы ставим. Если микроэкономика изучает поведение отдельно взятых индивидов, фирм или индустрий, то макроэкономика изучает вопросы изменения ВВП, инфляцию, потоки капитала — то есть то, что едино и для национальной, и для мировой экономики.

Про долгосрочный и краткосрочный экономический рост

Принципиально важно различать две временные перспективы. Я всегда говорю, что если эта мысль будет единственной, которую студент вынесет со всего курса, то это успех. Мысль намного сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

Есть долгосрочный экономический рост. В его рамках решают, почему сегодня мы богаче, чем 100 лет назад. Потому что увеличиваются производственные возможности, растет уровень технологий и физических мощностей. В этом понятии нет слова спрос, он не важен. Долгосрочный экономический рост — это сторона предложения. Мы производим больше потому, что мы умеем и можем производить больше, и спрос в этом смысле подстраивается под предложение. Но если продукт не будет куплен, мы остановим производство.

А есть краткосрочные колебания. Слово «краткосрочный» в этом понятии совершенно не означает, что эту временную перспективу можно игнорировать и не воспринимать всерьез. Финансовый кризис 2008 года относится как раз к таким. Кризисы этой временной перспективы чаще всего вызваны не тем, что в этом году мы не умеем делать то, что умели и делали в прошлом. В 2009 году люди, знания, технологии — все осталось на прежнем уровне, а экономика России упала на 8 %. Проблема была в том, что никто не захотел покупать произведенную продукцию. Таким образом получается, что в краткосрочной перспективе главенствующей стороной представляется не предложение, а спрос. Производитель ориентируется на то, что хотят люди, которые покупают его продукцию.

Про финансовый кризис 2008—2009 годов

Причина этого кризиса в том, что за предыдущие десятилетия было внедрено большое количество принципиально новых финансовых инструментов, различных ценных бумаг, которые до 80-х годов XX века не использовались. Риски всех этих бумаг не были полностью поняты и изучены. На то есть две причины: не были поняты потому, что невозможно все понять заранее, или же потому, что царившая система давала стимул игрокам на рынке игнорировать эти риски. Я считаю, что обе причины верны.

В то время макроэкономика в общественной дискуссии была подвергнута остракизму. Бытовало мнение, что раз макроэкономисты допустили такой кризис, то они ничего не понимают. В какой-то небольшой степени критика, конечно, верна. Дело в том, что за последние 80 лет макроэкономисты получили достаточно знаний и опыта, чтобы предсказывать подобные ситуации. Мы даже не знаем о многих кризисах, которые были предотвращены, потому что кто-то их вовремя спрогнозировал. Мы узнаем только о тех кризисах и катаклизмах, которые предотвратить по той или иной причине не удалось.

Про неизбежность кризисов

Экономика, экономический рост — это постоянный прогресс, мы постоянно изобретаем новые формы производства. Кризисы будут всегда уже по той простой причине, что этот прогресс, как и любой другой, трудно прогнозируется. Мы не узнаем точно, работает ли что-то новое, пока не опробуем это. Мы должны понимать что кризисы — это неизбежность. Мы с ними еще будем встречаться. Главная задача в таких ситуациях — попытаться правильно отреагировать.

Про проблемы российской экономики

Есть две разные точки зрения на этот счет. Одни считают, что главная проблема — падение спроса, другие — что все дело в предложении, и сложности возникают в силу институциональных ограничений, несовершенств правовой системы, коррупции или отказа фирм производить то, что они производили еще в прошлом году. Реакция властей на это принципиально важна и зависит от того, что происходит на рынке.

Про «великое успокоение»

Период с 1983 года по 2008 год в литературе называют «great moderation», или «великое успокоение». Была Великая депрессия, после которой настало «великое успокоение».  В 90-е годы было много экономических катаклизмов в развивающихся странах: 95 год — кризис в Мексике, 98 год — кризис в России, 99 год — кризис в Бразилии. Но в развитых странах экономические системы стали колебаться гораздо меньше, наступило то самое «великое успокоение». Почему так произошло? Один из ответов — правильная реакция на происходящее властей и Центрального банка. Центральный банк научился идентифицировать риски так, чтобы последствия катаклизмов смягчались или чтобы их совсем не было. В 2008 году «великое успокоение» закончилось и сменилось «великой рецессией». Экономика упала, и это было самое большое падение со времен Великой депрессии. ВВП Америки упало на 3,5%, в Греции за несколько лет падение достигло почти 25 %.

Про макроэкономическую историю России

В 1913 году российская экономика втрое отставала от Америки. 100 лет никак не приблизили нас к цели догнать развитые страны. Накануне Первой мировой войны экономика росла поразительными темпами, но Гражданская война привела к полной экономической и гуманитарной катастрофе — в 1918 году произошло самое большое падение. Значительное восстановление российской экономики пришлось на 1928 год, мы вернулись на уровень 1913 года. Сталинская индустриализация была неким рывком.

Период самого быстрого мирного развития СССР пришелся на 50-60 годы. Экономика росла примерно на 5 % в год. Никита Хрущев выступил со знаменитым лозунгом «Догоним и перегоним Америку». Тогда многие американские экономисты считали, что у Советского Союза есть все перспективы стать доминирующей экономической силой, очень многие с большим интересом смотрели на плановую экономику и считали, что надо вводить элементы плана и в США, и в Европе.

В 1990 году плановая экономика рухнула, во время спада 1990—1998 годов мы потеряли около 40% ВВП. Среди стран, где переход от плановой экономики к рыночной был мирным, падение России было самым крупным. Возможно, потому, что мы были в наибольшей степени интегрированы в социалистическую плановую экономику, были её источником.

Про экономическое будущее России

Сейчас следующий рост будет сложным: «в чистом поле» нужно строить принципиально новые мощности, новую экономику. Чтобы достичь уровня Америки, нужно рядом со нашей экономикой, условно говоря, построить еще две таких же по размеру. Необязательно производить то же самое, но объем производства надо увеличить втрое, построить новые мощности, обучить людей. В этом будет заключаться и технический прогресс, и экономический рост.

Фото: Алексей Кистерев

Новые поступления

Борьба с картелями : правовое и методическое обеспечение. Вып. 4 / Федеральная антимонопольная служба ; [сост. О. П. Франскевич] ; под общ. ред. А. П. Тенишева. — М. : Дело, 2017. — 623 с. : табл., формы

В четвертый выпуск сборника включены документы и методические материалы, касающиеся вопросов борьбы с картелями, актуальные по состоянию на 1 сентября 2016 г. Сборник предназначен для работников Федеральной антимонопольной службы, юристов, занимающихся антимонопольным законодательством, руководителей предприятий, а также студентов, аспирантов, изучающих конкурентное право.

Винокуров, Владимир Анатольевич. Система государственных наград Российской Федерации: история, современность и перспективы развития : [монография] / В. А. Винокуров ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2012. — 243, [1] с. : табл.

Рассматриваются советская система государственных наград, современное состояние системы государственных наград Российской Федерации, перспективы ее развития. Представлены предложения автора по дальнейшему совершенствованию этой системы. Монография может быть использована в качестве дополнительного учебного материала для изучения соответствующих разделов курсов конституционного права, истории государства и права, а также спецкурсов, затрагивающих вопросы системы государственных наград страны. Нормативные правовые акты, используемые в настоящей монографии, приводятся по состоянию на 1 января 2012 года. Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов, а также всех интересующихся этой темой.

Кутер, Роберт. Право и экономика = Law & Economics : учебник для студентов, обучающихся по экон. и юрид. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. и юрид. фак. вузов / Р. Кутер, Т. Улен ; пер. с англ. М. Маркова, А. Лащева ; под науч. ред. Д. Раскова ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2018. — 786, [1] с. : граф., табл. — (Академический учебник)

Курс «Право и экономика» играет все более важную роль не только в юридическом образовании, он также читается студентам, специализирующимся в области экономики, политологии, философии и других дисциплин. Вниманию читателя предлагается введение в экономический анализ правовых норм и институтов, понятное любому студенту, знакомому с основами микроэкономики. Учебник Р. Кутера и Т. Улена имеет гибкую структуру, начинается с вводного обзора экономических инструментов, а также права и правовых институтов. Каждой из пяти основных областей права: собственности, деликтам, контрактам, судебному процессу и преступности — посвящено по две главы. Изучение курса позволит студентам понять, как микроэкономическая теория может быть использована для критической оценки права и государственной политики.

Маккай, Иян. Право и экономика для континентальной правовой традиции = Law and Economics for Civil Law Systems : учебник для студентов, обучающихся по экон. и юрид. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. и юрид. фак. вузов / И. Маккай ; пер. с англ. И. Дягилевой, О. Якименко ; под науч. ред. Д. Раскова ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2019. — 592, [1] с. : табл., граф. — (Академический учебник)

Благодаря этому оригинальному изданию читатели, изначально ориентированные на системы гражданского или континентального права, смогут ознакомиться с ключевыми идеями взаимодействия права и экономики. Иян Маккай предлагает полномасштабный обзор наиболее важных аспектов аргументации, присущей экономической науке, знакомит с теоремой Коуза и правовыми институтами, такими как право интеллектуальной собственности, внеконтрактная гражданско-правовая ответственность и контракты. Структура книги дублирует систему, по которой право преподают в странах гражданского права. Издание снабжено презентациями, отсылками к статьям гражданского кодекса в сочетании с понятными объяснениями, без излишнего упора на графики и таблицы. Книга представляет собой перевод англоязычного издания, основой для которого послужил учебник на французском языке (2008). Этот фундаментальный труд призван восполнить серьезный пробел в литературе по праву и экономике; книга станет бесценным ресурсом для юристов и экономистов, которые учатся и работают в странах с континентальной правовой традицией.

Малько, Александр Васильевич. Теория государства и права в вопросах и ответах : [учебно-методическое пособие] / А. В. Малько ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — 5-е изд., [испр. и доп.]. — М. : Дело, 2019. — 350, [1] с.

Пособие предлагает студентам помощь особого рода: оно ориентирует на сдачу экзамена по теории государства и права и на получение упорядоченных и точных знаний, необходимых для юриста в будущей практической деятельности. Издание включает программу курса, методические советы по подготовке и сдаче экзаменов, словарь основных понятий, список литературы для углубленного изучения теории государства и права по каждому ответу, так и в целом по курсу. Рассчитано в первую очередь на студентов заочных юридических факультетов и лиц, самостоятельно изучающих данный курс. Будет полезно студентам и абитуриентам юридических вузов и факультетов, а также тех учебных заведений, где изучаются основы теории государства и права.

Уинтер, Гарольд. Вопросы права и экономики = Issues in Law and Economics / Г. Уинтер ; пер. с англ. Т. Шишкиной ; под науч. ред. М. Одинцовой. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2019. — 413, [1] с.

Разрушает ли обмен файлами музыкальную индустрию? Должны ли суды потворствовать нарушениям договоров? Обеспечивают ли врачи чрезмерное медицинское обслуживание из-за угрозы исков о врачебной ошибке? Пристрастны ли судьи при вынесении приговоров? Об этих и других новых и спорных проблемах рассказывает читателю Гарольд Уинтер. Он показывает, что эти правовые вопросы можно рассмотреть заново с помощью экономического анализа. Используя реальные судебные дела, автор предлагает поэтапный анализ, который помогает читателю определить в каждом вопросе соотношение издержек и выгод, а также предлагает оценить экономические данные из научных исследований, прежде чем изучать возможности использования этих исследований для разработки рекомендаций в области политики. Книга включает четыре части, охватывающие основные отрасли права, такие как собственность, договоры, деликты и уголовные преступления, а пятая часть посвящена краткому введению в тематику поведенческого «права и экономики». Каждая глава завершается рядом содержательных вопросов для обсуждения, которые предоставляют читателю возможность подробнее изучить важные идеи и понятия.


ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ В ЦЕЛОМ

Нет новых поступлений.

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ

Нет новых поступлений.

ИСКУССТВО. ИСКУССТВОЗНАНИЕ

Нет новых поступлений.

ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Мау, Владимир Александрович. Революция : механизмы, предпосылки и последствия радикальных общественных трансформаций / В. А. Мау ; [под науч. ред. Е. В. Антоновой]. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2017. — 364, [2] с.

Настоящая книга посвящена проблемам теории и истории великих революций. На базе анализа английской (XVII в.), французской (рубежа XVIII-XIX вв.) и русской (начала XX в.) революций выявляются закономерности, конституирующие элементы радикальных общественных трансформаций. Основываясь на результатах сравнительных исследований революций прошлого, автор обосновывает тезис о специфическом, революционном характере посткоммунистической трансформации России. Особое внимание в книге уделяется российскому опыту коренных трансформаций, приходящихся на начало и конец XX столетия, что вполне естественно в год столетнего юбилея Русской революции 1917 г. Книга предназначена для историков, экономистов, социологов, для всех тех, кто интересуется проблемами социально-экономических преобразований.

 

КУЛЬТУРА. КУЛЬТУРНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

Нет новых поступлений.

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Нет новых поступлений.

 НАУКА. НАУКОВЕДЕНИЕ

Нет новых поступлений.

НАУКИ О ЗЕМЛЕ (ГЕОДЕЗИЧЕСКИЕ, ГЕОФИЗИЧЕСКИЕ, ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ)

Нет новых поступлений.

ОБРАЗОВАНИЕ. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ НАУКА

Нет новых поступлений.

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ В ЦЕЛОМ. СОЦИОЛОГИЯ. СТАТИСТИКА. ДЕМОГРАФИЯ

Джонсон, Аллен. Эволюция человеческих обществ = The Evolution of Human Societies : от добывающей общины к аграрному государству / А. Джонсон, Т. Эрл ; пер. с англ. И. В. Кузнецова, Е. Веремеевой ; под науч. ред. О. Масловой-Вальтер, М. Маяцкого. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2017. — 547, [1] с. : табл., граф.

Как развиваются и вместе с тем усложняются человеческие сообщества? Некоторые общества малочисленны и неустойчивы, другие обладают большими размерами и высоко структурированы; остальные располагаются между этими крайностями. Центральный вопрос антропологии — как осмыслить разнообразие человеческих обществ сквозь пространство и время. Авторы делают упор на выяснение причин, механизмов и паттернов социальной эволюции, которую, несмотря на множественность ее путей, они считают поддающейся объяснению в терминах единой теории. Они опираются на солидный эмпирический материал, в том числе собранный и ими самими: в книге подробно разбираются девятнадцать кейсов, взятых из разных регионов и эпох. На их основе они обращаются к теоретическим ориентирам, чтобы понять не только долговременные доисторические культурные последовательности, доступные сегодня, но и многообразие современных обществ. В постановке таких компаративных и системно-теоретических вопросов одинаково заинтересованы и антрополог, и экономист, и географ, и историк, и политолог, и социолог, поскольку вопросы эти относятся к человеческой природе в целом, общему наследию человечества как вида и его проявлениям в разнообразной окружающей среде и под влиянием разнообразных культурных традиций.

Каубе, Юрген. Макс Вебер: жизнь на рубеже эпох = Max Weber : Ein Leben zwischen den Epochen / Ю. Каубе ; пер. с нем. К. Тимофеевой ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2016. — 596, [1] с. — (Интеллектуальная биография)

В тринадцать лет Макс Вебер штудирует труды Макиавелли и Лютера, в двадцать девять — уже профессор. В какие-то моменты он проявляет себя как рьяный националист, но в то же время с интересом знакомится с «американским образом жизни». Макс Вебер — это не только один из самых влиятельных мыслителей модерна, но и невероятно яркая, противоречивая фигура духовной жизни Германии конца XIX — начала XX веков. Он страдает типичной для своей эпохи «нервной болезнью», работает как одержимый, но ни одну книгу не дописывает до конца. Даже его главный труд «Хозяйство и общество» выходит уже после смерти автора. Значение Вебера как социолога и экономиста, историка и юриста общепризнанно, его работы оказали огромное влияние на целые поколения ученых и политиков во всем мире — но что повлияло на его личность? Что двигало им самим? До сих пор Макс Вебер как человек для большинства его читателей оставался загадкой. Юрген Каубе, один из самых известных научных журналистов Германии, в своей увлекательной биографии Вебера, написанной к 150-летнему юбилею со дня его рождения, пытается понять и осмыслить эту жизнь на грани изнеможения — и одновременно создает завораживающий портрет первой, решающей фазы эпохи модерна.

Коллиер, Пол. Исход : как миграция меняет наш мир = Exodus : How Migration is Changing Our World / П. Коллиер ; пер. с англ. Н. Эдельмана. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2017. — 381, [1] с.

Это один из самых насущных и спорных вопросов нашего времени, вызывающий жаркие споры и глубоко пропитанный идеологией. Кому должно быть позволено иммигрировать, а кому — нет? Каковы доводы за и против ограничения числа иммигрантов? В «Исходе» выдающийся экономист Пол Коллиер ясно и сжато описывает последствия стимулирования или сдерживания миграции. Опираясь на оригинальное исследование и многочисленные обзоры конкретных случаев, он рассматривает эту проблему с трех точек зрения: самих мигрантов, людей, которых они оставили, и обществ, в которые они иммигрируют. Как показывает Коллиер, иммигранты из беднейших стран мира обычно оказываются самыми образованными и амбициозными. И хотя эти люди нередко добиваются экономического успеха, покидая свои родные страны, они также лишают эти страны профессионалов, в которых они остро нуждаются. В отсутствие контроля иммиграция может только ускориться: беднейшие страны столкнутся с настоящим массовым исходом. Иммиграция — это простое экономическое уравнение, но она имеет сложные последствия. «Исход» показывает, насколько важными будут иммиграция и ее последствия для государственной политики в ближайшие годы и десятилетия.

 

ПИЩЕВЫЕ ПРОИЗВОДСТВА

Нет новых поступлений.

ПОЛИТИКА. ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

Данн, Джон. Не очаровываться демократией = Breaking Democracy’s Spell / Д. Данн ; пер. с англ. И. Кушнаревой, при участии А. Пилявской, М. Маглёванной. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2016. — 156, [1] с.

В этой своевременной и важной книге выдающийся политический теоретик Джон Данн утверждает, что демократия не равнозначна хорошему правительству. Автор рассматривает запутанные реалии, стоящие за базовым понятием демократии, и показывает, как политическая система, которую на Западе считают простой и очевидной, на самом деле является глубоко неясной и во многих случаях не работающей. Утверждая, что якобы идеальный брак между либеральной экономикой и либеральной демократией не может сохраниться или даже решить проблемы современной жизни, Данн пытается показать, как нас опутали чары демократии и почему нам не нужно им поддаваться.

Скиннер, Квентин. Истоки современной политической мысли : [в 2 т.] / К. Скиннер. — М. : Дело. — 2018. — ISBN 978-5-7749-1312-1

Т. 1 : Эпоха Ренессанса = The Renaissance / пер. с англ. А. Олейникова. — 2018. — 461, [1] с.

В первом томе своего капитального исторического труда, проясняющего истоки политической мысли Нового времени, Квентин Скиннер излагает методологические принципы своего исследования и объясняет, чем они отличаются от традиционного «текстуалистского» подхода. В первой части тома речь идет об истории республиканского идеала свободы, который начал формироваться в XII — начале XIV века в городах Северной Италии благодаря местной правовой и риторической культуре, а также под влиянием схоластики. Вторая часть посвящена истории политической мысли XV века: Скиннера интересует вопрос о том, насколько она отличается от предшествующей традиции и, в частности, до какой степени Макиавелли наследует и трансформирует гуманистическое понятие добродетели. Распространение гуманистической учености, происходившее в XV — начале XVI века за пределами Италии, составляет содержание третьей части тома. На примере сочинений Эразма Роттердамского, Томаса Мора, английских теоретиков «общего блага» Скиннер показывает, как изменяется традиционное гуманистическое отношение к добродетелям правителя, войне и социальному неравенству.

Скиннер, Квентин. Истоки современной политической мысли : [в 2 т.] / К. Скиннер. — М. : Дело. — 2018. — ISBN 978-5-7749-1312-1

Т. 2 : Эпоха Реформации = The Age of Reformation / пер. с англ. А. Яковлева. — 2018. — 564, [1] с.

Второй том двухтомного труда Квентина Скиннера посвящен исследованию политической мысли Реформации и Контрреформации. Автор прослеживает основные этапы развития лютеранства и кальвинизма, показывая взаимосвязь их идей с томизмом и оккамизмом, а также с гуманистической мыслью и движением концилиаризма. В книге рассказывается история радикальных кальвинистских концепций сопротивления власти, в том числе принадлежавших французским и шотландским революционным теоретикам второй половины XVI в. Подробно рассматривается процесс зарождения теории абсолютной монархии. В заключении выдающийся английский историк и философ излагает концепцию возникновения современного понятия государства.

ПСИХОЛОГИЯ

Мейер, Рон. Виртуозное лидерство = Leadership Agility : как создать собственный репертуар лидерских стилей / Рон Мейер, Рональд Майерс ; пер. с англ. Emporium Linguae под науч. ред. А. Кочетковой ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2019. — 387, [1] с. : ил., табл.

Лидерство — это способность влиять на других людей, чтобы заставить их двигаться в определенном направлении. Способов добиться такого влияния множество. Каждому из описанных стилей лидерства присущи свои достоинства и недостатки, и есть определенные обстоятельства и конкретные люди, которым какой-то определенный стиль подходит больше. Чем лучше лидеры понимают, какие стили они предпочитают, и чем легче они переходят от одного стиля лидерства к другому в зависимости от ситуации, тем эффективнее они будут. В этой книге представлены десять пар противоположных стилей лидерства, раскрываются сильные и слабые стороны каждого стиля в паре, что позволяет читателям определить собственные предпочтения. Десять стилей лидерства охватывают весь спектр лидерских ролей: от лидера-наставника (межличностное лидерство) до лидера-организатора (организационное лидерство), лидера-стратега (стратегическое лидерство), лидера — создателя смысла (лидерство и миссия) и лидера — образца для подражания (лидерство и личность). Читателям предлагается составить план развития собственного стиля лидерства, и в этом им поможет интерактивное приложение. Читатели также получают возможность поразмыслить над несколькими предлагаемыми ситуациями, после чего они могут перейти на интерактивный веб-форум, чтобы узнать мнение других людей об этих ситуациях и поучаствовать в дискуссии. «Виртуозное лидерство» — полезный инструмент для деловых людей, студентов факультетов экономики и управления и начинающих лидеров

 

РАДИОЭЛЕКТРОНИКА

Нет новых поступлений.

РЕЛИГИЯ. МИСТИКА. СВОБОДОМЫСЛИЕ

Нет новых поступлений.

СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ (ПЕЧАТЬ. РАДИОВЕЩАНИЕ. ТЕЛЕВИДЕНИЕ)

Нет новых поступлений.

ТЕХНИКА И ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ В ЦЕЛОМ

Нет новых поступлений.

ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАУКИ

Нет новых поступлений.

 

ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ

Нет новых поступлений.

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ В ЦЕЛОМ

Нет новых поступлений.

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

Мясоедов, Сергей Павлович. Основы кросскультурного менеджмента : как вести бизнес с представителями других стран : учебное пособие / С. П. Мясоедов ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ, Ин-т бизнеса и делового администрирования. — 2-е изд. — М. : Дело, 2012. — 254 с. : табл., ил.

Эта книга — первое российское учебное пособие по сравнительному менеджменту, или менеджменту на стыке деловых культур. Почему продавцы компании Макдоналдс улыбаются в России не так, как в Америке? Что в деловых отношениях характеризует высокая степень избежания неопределенности? Какие модели корпоративной культуры лучше работают в разных частях мира? На эти и многие другие вопросы здесь даются ответы. Пособие написано в формате самоучителя, включает тесты и консолидирующие проблемные ситуации. Издание адресовано высшим руководителям, менеджерам различного уровня, слушателям МВА, всем интересующимся проблематикой поведения в международной деловой среде

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА (ПРОИЗВЕДЕНИЯ)

Нет новых поступлений.

ЭКОНОМИКА. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ

Аоки, Масахико. Корпорации в условиях растущего многообразия : познание, руководство и институты = Corporations in Evolving Diversity : cognition, covernance, and institutions / Масахико Аоки ; пер. с англ. Ю. Каптуревского. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2015. — 365, [1] с. : табл., ил.

В последние десятилетия фирма стала считаться организацией, управляемой в интересах акционеров, где руководство действует в качестве агента акционеров, а работники служат простыми инструментами для максимизации стоимости акций. Настоящая книга пересматривает эту точку зрения. В ней корпорации рассматриваются как ассоциативные когнитивные системы, в которых «когнитивные действия» распределены между менеджерами и работниками, а акционеры предоставляют «когнитивные инструменты» и осуществляют мониторинг их использования в системах. Аоки анализирует различные отношения, которые возможны между акционерами, менеджерами и работниками с точки зрения этого подхода, и выделяет несколько различных моделей организационной архитектуры и ассоциативных структур управления.

Асемоглу, Дарон. Введение в теорию современного экономического роста : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов : [в 2 кн.] / Д. Асемоглу ; пер. с англ. под науч. ред. К. Сосунова ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2018. — (Академический учебник). — В кн. 1-2 пагинация сплошная. — ISBN 978-5-7749-1264-3. Кн. 1. — 2018. — XXV, 900, [1] с. : граф.

Введение в теорию экономического роста – новаторский учебник одного из ведущих современных макроэкономистов. Дарон Асемоглу не только предоставляет студентам инструменты для анализа процесса экономического роста и связанных с ним макроэкономических задач, но и описывает широкий набор вопросов, понимание которых необходимо для применения этих инструментов в анализе современного мирового экономического роста и межстранового расхождения доходов. Автор описывает экономические и математические основания современной теории экономического роста на необходимом уровне строгости, но при этом в легко понятной форме. В первой части книги представлены базовые основы теории динамического общего равновесия и динамической оптимизации. Затем Д. Асемоглу описывает основные модели экономического роста и переходит к темам, лежащим на рубеже текущих исследований в теории экономического роста, включая модели накопления человеческого капитала, эндогенных технологических изменений, распространения и внедрения технологий, международной торговли, экономического развития и политической экономии. Книга объединяет эти теории с эмпирическими данными и показывает, как теоретические методы могут позволить лучше понять фундаментальные причины экономического роста и богатства народов. Для студентов старших курсов, аспирантов, исследователей.

Асемоглу, Дарон. Введение в теорию современного экономического роста : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов : [в 2 кн.] / Д. Асемоглу ; пер. с англ. под науч. ред. К. Сосунова ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2018. — (Академический учебник). — В кн. 1-2 пагинация сплошная. — ISBN 978-5-7749-1264-3. Кн. 2. — 2018. — XIV, 903-1622, [1] с. : граф.

Введение в теорию экономического роста – новаторский учебник одного из ведущих современных макроэкономистов. Дарон Асемоглу не только предоставляет студентам инструменты для анализа процесса экономического роста и связанных с ним макроэкономических задач, но и описывает широкий набор вопросов, понимание которых необходимо для применения этих инструментов в анализе современного мирового экономического роста и межстранового расхождения доходов. Автор описывает экономические и математические основания современной теории экономического роста на необходимом уровне строгости, но при этом в легко понятной форме. В первой части книги представлены базовые основы теории динамического общего равновесия и динамической оптимизации. Затем Д. Асемоглу описывает основные модели экономического роста и переходит к темам, лежащим на рубеже текущих исследований в теории экономического роста, включая модели накопления человеческого капитала, эндогенных технологических изменений, распространения и внедрения технологий, международной торговли, экономического развития и политической экономии. Книга объединяет эти теории с эмпирическими данными и показывает, как теоретические методы могут позволить лучше понять фундаментальные причины экономического роста и богатства народов. Для студентов старших курсов, аспирантов, исследователей.

Бёгельсдейк, Шурд. Культура в экономической науке: история, методологические рассуждения и области применения в современности = Culture in Economics: History, Methodological Reflections, and Contemporary Applications / Ш. Бёгельсдейк, Р. Маселанд ; пер. с англ. Н. В. Автономовой ; под науч. ред. В. С. Автономова. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2016. — 446 с. — (Новое экономическое мышление)

Многие экономисты сегодня соглашаются, что неформальные институты и культура оказывают критически важное влияние на результаты экономической деятельности. Под влиянием таких экономистов, как нобелевские лауреаты Дуглас Норт и Гэри Беккер, развивается важное направление исследований, в которых культурные и институциональные факторы используются для создания более полной и реалистичной теории экономического поведения. Эта книга предлагает широкий обзор исследований в этой области. В первой части вводятся и объясняются разнообразные теоретические подходы к изучению культуры в экономической науке, начиная со Смита и Вебера, и обсуждаются методологические вопросы, которые нужно учесть при включении культуры в экономические теории. Во второй части книги читателям предлагается серия примеров того, как культурный подход может использоваться для объяснения экономических явлений в четырех разных областях: предпринимательстве, доверии, международном бизнесе и корпоративном управлении.

Базаров, Владимир Александрович. Избранные произведения : [в 2 т.] / В. А. Базаров ; науч. ред. А. А. Белых ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2014. — (Экономическая история в прошлом и настоящем). — ISBN 978-5-7749-0862-2

Т. 1. — 2014. — 503 с. : табл., портр., граф.

В настоящем издании представлены основные экономические работы выдающегося российского ученого В. А. Базарова, экономиста, политика, философа, литератора, переводчика. Созданная им в 1920-х гг. концепция планирования представляла разумный синтез предложений «левых» и «правых» экономистов и могла стать основой эффективного и сбалансированного развития экономики СССР. Однако в 1930 г. Базаров был репрессирован по делу «Союзного бюро меньшевиков», а его идеи надолго забыты. В первый том избранных произведений вошли работы, вышедшие до революции, статьи с полемикой против политики большевиков, опубликованные в газете «Новая жизнь» и журнале «Мысль» (Харьков), экономические статьи 1923-1927 гг. Второй том содержит книгу «Капиталистические циклы и восстановительный процесс хозяйства СССР» (1927), статьи и выступления 1928-1930 гг. В приложении опубликованы «Контрольные цифры народного хозяйства СССР на 1925/1926 г.» (Базаров был одним из руководителей создания этого первого годового плана), протоколы допросов Базарова, воспоминания его внука — Е. В. Руднева. Для всех, кто интересуется историей экономической мысли.

Базаров, Владимир Александрович. Избранные произведения : [в 2 т.] / В. А. Базаров ; науч. ред. А. А. Белых ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2014. — (Экономическая история в прошлом и настоящем). — ISBN 978-5-7749-0862-2

Т. 2. — 2014. — 507, [2] с. : табл., портр., граф.

В настоящем издании представлены основные экономические работы выдающегося российского ученого В. А. Базарова, экономиста, политика, философа, литератора, переводчика. Созданная им в 1920-х гг. концепция планирования представляла разумный синтез предложений «левых» и «правых» экономистов и могла стать основой эффективного и сбалансированного развития экономики СССР. Однако в 1930 г. Базаров был репрессирован по делу «Союзного бюро меньшевиков», а его идеи надолго забыты. В первый том избранных произведений вошли работы, вышедшие до революции, статьи с полемикой против политики большевиков, опубликованные в газете «Новая жизнь» и журнале «Мысль» (Харьков), экономические статьи 1923-1927 гг. Второй том содержит книгу «Капиталистические циклы и восстановительный процесс хозяйства СССР» (1927), статьи и выступления 1928-1930 гг. В приложении опубликованы «Контрольные цифры народного хозяйства СССР на 1925/1926 г.» (Базаров был одним из руководителей создания этого первого годового плана), протоколы допросов Базарова, воспоминания его внука — Е. В. Руднева. Для всех, кто интересуется историей экономической мысли.

Болдуин, Ричард. Великая конвергенция : информационные технологии и новая глобализация = The Great Convergence : information Technology and the New Globalization / Р. Болдуин ; пер. с англ. О. Левченко ; под науч. ред. А. Белых. — М. : Дело, 2018. — 415 с. : ил. — (Книжная коллекция благотворительного фонда «Система»)

Цель этой книги — изменить наши представления о глобализации и о том, как этот процесс в будущем повлияет на экономику и общество. Показано, что если сегодня глобализация зависит от потоков товаров, то завтра она будет определяться распространением знаний. Главной чертой завтрашней глобализации будет то, что новые средства коммуникаций — телеприсутствие и телеробототехника — в ближайшие 10 лет произведут в сфере услуг такой же переворот, какой за прошедшие 20 лет автоматизация и глобализация произвели в сфере производства.

Гершенкрон, Александр. Экономическая отсталость в исторической перспективе / А. Гершенкрон ; науч. ред. А. А. Белых ; пер. с англ. А. В. Белых ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2015. — 534, [1] с. — (Экономическая история в прошлом и настоящем)

Александр Гершенкрон — известный американский экономист российского происхождения, один из наиболее крупных историков экономики. Несмотря на международную известность, его работы практически не издавались в России. В книгу вошли основные произведения ученого — статьи из сборников «Экономическая отсталость в исторической перспективе» и «Непрерывность в истории», книга «Европа в российском зеркале», а также статья «Временной горизонт в русской литературе».

Грин, Уильям Г. Эконометрический анализ : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов : [в 2 кн.] / У. Г. Грин ; пер. с англ. [А. В. Ходырев и др.] под науч. ред. С. С. Синельникова, М. Ю. Турунцевой ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2016. — (Академический учебник). — В кн. 1-2 пагинация сплошная. — ISBN 978-5-7749-0959-9. Кн. 1. — 2016. — XX, 738 с. : табл., схемы

«Эконометрический анализ» является учебником по эконометрике магистерского уровня, в нем рассмотрены все основные разделы, включаемые в современные курсы эконометрики. Он представляет собой попытку соединить введение в область эконометрики и профессиональную литературу для студентов и аналитиков, изучающих социальные науки и специализирующихся на прикладной эконометрике и ее теоретических основах. Книга дает широкий обзор различных областей эконометрики, что позволяет читателю перейти от их изучения к решению практических задач в одной или нескольких областях. Читатель имеет возможность ознакомиться и с базовыми понятиями различных областей эконометрики, представленных в книге, и с теми, которые ему необходимы на практике.

Грин, Уильям Г. Эконометрический анализ : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов : [в 2 кн.] / У. Г. Грин ; пер. с англ. [А. В. Ходырев и др.] под науч. ред. С. С. Синельникова, М. Ю. Турунцевой ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2016. — (Академический учебник). — В кн. 1-2 пагинация сплошная. — ISBN 978-5-7749-0959-9. Кн. 2. — 2016. — XI, 739-1476 с. : табл., схемы

«Эконометрический анализ» является учебником по эконометрике магистерского уровня, в нем рассмотрены все основные разделы, включаемые в современные курсы эконометрики. Он представляет собой попытку соединить введение в область эконометрики и профессиональную литературу для студентов и аналитиков, изучающих социальные науки и специализирующихся на прикладной эконометрике и ее теоретических основах. Книга дает широкий обзор различных областей эконометрики, что позволяет читателю перейти от их изучения к решению практических задач в одной или нескольких областях. Читатель имеет возможность ознакомиться и с базовыми понятиями различных областей эконометрики, представленных в книге, и с теми, которые ему необходимы на практике.

Данилин, Вячеслав Иванович. Финансовое и операционное планирование в корпорации : учебник для студентов ВПО, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, углубленно изучающих микроэкономику, студентов магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов / В. И. Данилин ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2014. — 614, [1] с. : табл., схемы. — (Учебники Президентской Академии)

Системно рассматривается производственная и финансовая теория в процессе разработки бизнес-планов. Основные понятия анализируются в связи с разработкой перспективных и текущих планов компании. Представлены важнейшие стандартные операционные и финансовые модели, а также связанные с ними методы численного расчета и моделирования с использованием Excel. Приводятся некоторые оригинальные модели. Используется сквозной пример на условно-реальных данных станкостроительной корпорации, что позволяет на всем протяжении изучения материала прослеживать логическую связь между моделями и быстро привыкнуть к исходной информации по корпорации. Для студентов, магистрантов, аспирантов, слушателей программ профессиональной подготовки и переподготовки современных менеджеров.

Дебре, Жерар. Теория ценности = Theory of Value : аксиоматический анализ экономического равновесия : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов / Ж. Дебре ; пер. с англ. М. И. Левина, И. Агеевой ; под науч. ред. М. Левина ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2018. — 220, [1] с. : граф. — (Академическая книга)

В книге рассматриваются две центральные проблемы экономической теории — объяснение цен на товары как следствие взаимодействия на рынках агентов в условиях экономики частной собственности и объяснение роли цен при оптимальном состоянии экономики. Представленная в монографии теория ценности соответствует стандартам строгости современной математики. В центре анализа находится концепция системы цен, или, более обобщенно, функция ценности, определенная на пространстве товаров. Аксиоматическая форма анализа, когда теория логически полностью отделена от ее интерпретационных аспектов, продиктована приверженностью строгости. Для сведения издержек аксиоматизации к минимуму в книге используются простейшие математические конструкции.

Дженовези, Антонио. Лекции о торговле, или О гражданской экономике = Lezioni di economia civile / А. Дженовези ; пер. с ит. Д. С. Фарафоновой, Е. В. Смагиной ; под науч. ред. Д. Е. Раскова, А. А. Погребняка. — М. : Изд-во Института Гайдара ; СПб. : Smolьny, Фак. свободных искусств и наук, 2016. — XXXVIII, 673 с. — (Новое экономическое мышление). — Загл. обл. и корешка : Лекции о гражданской экономике

Антонио Дженовези по праву может считаться одним из основателей современного экономического знания. Будучи метафизиком и теологом, последние пятнадцать лет жизни он всецело посвятил себя экономике и этике, возглавив в 1754 году кафедру коммерции и механики. «Лекции о торговле, или О гражданской экономике» — не только университетский курс, но и итог его размышлений об экономике. Подобно А. Смиту, Дженовези разделяет критику феодального мира и ратует за более рациональное устройство общественной жизни. Человеческая личность, по Дженовези, представляет собой взаимодействие двух сил —личного интереса и стремления к общественной солидарности, рынок же основан на взаимопомощи и доверии. Будучи продуктом века Просвещения, доктрина «гражданской экономики» Дженовези тем не менее продолжает античную и средневековую традиции, которые не отделяют экономику от общества и культуры, вследствие чего дискурс о рынке включает в себя вопросы о гражданской доблести, добродетели и общем благе. Издание русского перевода этого фундаментального памятника итальянской экономической мысли представляет несомненный интерес для философов, социологов, экономистов и всех, кто интересуется историей социальной и гуманитарной мысли.

Джонс, Чарльз Ирвинг. Введение в теорию экономического роста = Introduction to Economic Growth : учебник для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов / Ч. И. Джонс, Д. Воллрат ; пер. с англ. Ю. Перевышина, Е. Перевышиной под науч. ред. Ю. Перевышина ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2018. — 290, [1] с. : табл., граф. — (Академический учебник)

В учебнике представлена эволюция моделей экономического роста с середины XX в. до первого десятилетия XXI в. Большое внимание авторы уделяют объяснению того, как различные теории экономического роста дают ответы на следующие вопросы: почему одни страны являются более богатыми, чем другие? каковы источники экономического роста? почему темпы экономического роста значительно увеличились с середины XIX в. и различаются между странами? почему в одни периоды темпы роста выше, чем в другие? Приводятся исторические примеры, подтверждающие выводы рассматриваемых моделей экономического роста. Книга может быть полезна студентам бакалавриата и магистратуры по экономическим специальностям, интересующимся проблемами экономического роста, вопросами экономико-математического моделирования экономических процессов, а также аспирантам и преподавателям спецкурсов в качестве хорошего обзорного материала по базовым теориям и основным вопросам экономического роста.

Диксит, Авинаш. Микроэкономика = Microeconomics : очень краткое введение / А. Диксит ; пер. с англ. А. А. Бялко, К. А. Матросовой под науч. ред. М. И. Левина ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2016. — 206, [1] с. : граф., табл.

Микроэкономика (индивидуальный выбор, где жить и работать, сколько откладывать, что покупать, решение фирм, где располагаться, кого нанимать, кого увольнять, куда инвестировать средства) затрагивает вопросы, с которыми мы сталкиваемся ежедневно. Но, думая об экономике, люди склонны придавать большее значение ее глобальной картине — макроэкономике, которая занимается проблемами безработицы, инфляции и конкурентоспособности государства. В этой книге Авинаш Диксит утверждает, что микроэкономика гораздо сильнее влияет на экономику, чем принято считать. Уж точно не меньше, чем макроэкономика. Диксит уверенно ведет читателя по лабиринту тем, связанных с микроэкономикой. Он объясняет, что происходит, когда дела идут хорошо, и что случается во время кризисов. Почему это происходит, и какие способы решения проблем существуют. Он приводит примеры из реальной жизни, используя минимум математических инструментов и приводя лишь простые графики. Тем самым понимание экономики дается через объяснение, что такое экономическое поведение и рациональный выбор с точки зрения психологии и социологии.

Дэвидсон, Рассел. Теория и методы эконометрики = Econometric Theory and Methods : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов / Р. Дэвидсон, Д. Г. Мак-Киннон ; пер с англ. под науч. ред. Е. И. Андреевой ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2018. — 925, [1] с. — (Академический учебник)

Теория и методы эконометрики Р. Дэвидсона и Дж. Мак-Киннона дает целостное представление о современной эконометрической теории и применяемых на практике эконометрических методах. Большое внимание в работе уделено геометрической интерпретации метода наименьших квадратов, а также методу моментов, лежащему в основе многих оценок и тестов. Знакомство читателя с симуляционными методами, включая бутстрап, происходит уже в первых главах, затем эти методы широко используются на протяжении всей книги. Кроме того, затронут целый ряд тем, над которыми продолжает работать современная наука. Помимо бутстрапа и тестов Монте-Карло, в этом ряду можно назвать оценки ковариационных сэндвич-матриц, искусственные регрессии, оценивающие функции и обобщенный метод моментов, косвенную инференцию и ядерное оценивание. Каждую главу завершает большая подборка задач — как теоретических, так и практических, многие из которых требуют использования симуляционных подходов. Книга адресована студентам, изучающим эконометрику на старших курсах университетов, преподавателям эконометрики, а также послужит хорошим подспорьем для русскоговорящих экономистов, как ученых, так и практиков, каким она оказалась для многих экономистов во всем мире.

Канкрин, Егор Францевич. Мировое богатство и национальная экономика : [сборник работ] / Е. Ф. Канкрин ; науч. ред. А. А. Белых ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2018. — 501, [1] с. — (Министры финансов России)

Сборник работ Е. Ф. Канкрина открывает новую серию — «Министры финансов России». Во главе Министерства финансов часто стояли выдающиеся государственные деятели, и цель серии — показать их личный вклад в экономическую науку и практику управления. Канкрин руководил министерством более 20 лет, и с его именем связаны важнейшие преобразования в финансовой системе России. Книга дает достаточно полное представление о его теоретических взглядах и административной деятельности. Вошедшая в настоящий сборник работа «Мировое богатство и национальная экономика» впервые переведена на русский язык. Для всех, кто интересуется вопросами финансов и отечественной историей.

Кеннеди, Питер. Путеводитель по эконометрике : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов : [в 2 кн.] / Питер Кеннеди ; пер. с англ. под науч. ред. В. П. Носко ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2016. — (Академический учебник). — В кн. 1-2 пагинация сплошная. — ISBN 978-5-7749-1154-7. Кн. 1. — 2016. — X, 514, [1] с. : граф.

Путеводитель по эконометрике Питера Кеннеди обращен ко всем, кто заинтересован в интуитивном введении в предмет эконометрики, избегающем сложных обозначений и технических деталей, которые характерны для большинства учебников по эконометрике. Необычная структура каждой главы книги и избранный стиль изложения позволяют студентам легче понять, что преподаватели делают, когда приводят доказательства теорем и выписывают формулы, зачастую весьма громоздкие. Такой стиль изложения сделал эту книгу весьма привлекательной для студентов всего мира и обеспечил большие тиражи ее шести изданий. В то же время эта книга интересна и для самих преподавателей, поскольку рассматривает затрагиваемые темы не только с формальной стороны, позволяет лучше понять суть каждой проблемы и ознакомиться с путями ее решения, предлагаемыми в работах других авторов, чему способствуют многочисленные ссылки на литературные источники. В книге охватывается широкий круг тем, начиная с обсуждения того, что вообще представляет собой эконометрика, продолжая стандартными темами, относящимися к классической нормальной линейной модели регрессии, тщательным разбором проблем, связанных с нарушениями предположений классической модели, рассмотрением моделей с качественными и ограниченными зависимыми переменными, анализом панельных данных, моделей стационарных и нестационарных временных рядов. Кроме того, в книге рассматриваются темы, отсутствующие во многих учебниках по эконометрике: включение в модель внешней информации, байесовский подход, робастное оценивание, вычислительные аспекты эконометрического исследования.      Книга адресована широкому кругу читателей — от студентов бакалавриата, впервые приступающих к изучению эконометрики, до преподавателей эконометрики и лиц, применяющих эконометрику на практике.

Кеннеди, Питер. Путеводитель по эконометрике : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов : [в 2 кн.] / Питер Кеннеди ; пер. с англ. под науч. ред. В. П. Носко ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2016. — (Академический учебник). — В кн. 1-2 пагинация сплошная. — ISBN 978-5-7749-1154-7. Кн. 2. — 2016. — 517-1018, [1] с.

Путеводитель по эконометрике Питера Кеннеди обращен ко всем, кто заинтересован в интуитивном введении в предмет эконометрики, избегающем сложных обозначений и технических деталей, которые характерны для большинства учебников по эконометрике. Необычная структура каждой главы книги и избранный стиль изложения позволяют студентам легче понять, что преподаватели делают, когда приводят доказательства теорем и выписывают формулы, зачастую весьма громоздкие. Такой стиль изложения сделал эту книгу весьма привлекательной для студентов всего мира и обеспечил большие тиражи ее шести изданий. В то же время эта книга интересна и для самих преподавателей, поскольку рассматривает затрагиваемые темы не только с формальной стороны, позволяет лучше понять суть каждой проблемы и ознакомиться с путями ее решения, предлагаемыми в работах других авторов, чему способствуют многочисленные ссылки на литературные источники. В книге охватывается широкий круг тем, начиная с обсуждения того, что вообще представляет собой эконометрика, продолжая стандартными темами, относящимися к классической нормальной линейной модели регрессии, тщательным разбором проблем, связанных с нарушениями предположений классической модели, рассмотрением моделей с качественными и ограниченными зависимыми переменными, анализом панельных данных, моделей стационарных и нестационарных временных рядов. Кроме того, в книге рассматриваются темы, отсутствующие во многих учебниках по эконометрике: включение в модель внешней информации, байесовский подход, робастное оценивание, вычислительные аспекты эконометрического исследования.      Книга адресована широкому кругу читателей — от студентов бакалавриата, впервые приступающих к изучению эконометрики, до преподавателей эконометрики и лиц, применяющих эконометрику на практике.

Кламер, Арьо. Странная наука экономика = Speaking of Economics : приглашение к разговору / А. Кламер ; пер. с англ. И. Дягилевой ; науч. ред. перевода Д. Расков. — М. : Изд-во Института Гайдара ; СПб. : Санкт-Петербургский гос. ун-т., Фак. свободных искусств и наук, 2015. — XXVIII, 311 с. : рис., табл. — (Новое экономическое мышление)

В книге предлагается новый взгляд на профессию экономиста. Автор отстаивает ту точку зрения, что экономическая наука — это, прежде всего, дискурсивная практика или разговор. С этих позиций рассматривает реальную практику привлечения внимания к собственным идеям, ведения споров, публикаций в журналах, проведения конференций, прохождения по конкурсу и других неизбежных атрибутов академической жизни экономистов. Книга написана простым языком и удачно сочетает критику и апологетику экономической науки. Книга предназначена для студентов, преподавателей, журналистов, экономистов-практиков или сторонних наблюдателей, заинтересованных в разговоре об экономической науке.

Коуэн, Тайлер. Среднего более не дано : как выйти из эпохи Великой стагнации = Average is Over : Powering America Beyond the Age of the Great Stagnation / Т. Коуэн ; пер. с англ. А. Матвеенко. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2015. — 317, [1] с. : ил. — (Стратегия экономического развития / под эгидой М-ва экон. развития РФ)

Для трех четвертей рабочих мест, созданных в США после начала рецессии, заработная плата едва превышает минимальную. При этом в США по-прежнему больше миллионеров и миллиардеров, чем в любой другой стране мира. В этой книге Тайлер Коуэн предлагает свое объяснение данного феномена: те, кто зарабатывает много, пользуются большими преимуществами искусственного интеллекта в анализе данных и достижении лучших результатов; те же, кто зарабатывает мало, не имеют опыта взаимодействия с большинством новых технологий и потому имеют очень плохие перспективы. Практически все сектора экономики все меньше зависят от ручного труда, и этот факт навсегда меняет мир труда и заработной платы. Спокойная жизнь где-то посередине закончилась.

Кохрейн, Джон Х. Ценообразование активов = Asset Pricing : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов / Д. Х. Кохрейн ; пер. с англ. [Е. А. Богданюка и др.] ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2019. — 590, [1] с. : граф., табл. — (Академический учебник)

Ценообразование активов является основополагающим трудом в области финансовых теории и эмпирических исследований. Книга состоит из четырех частей, освещающих вопросы из областей теории ценообразования активов и эконометрической оценки соответствующих моделей, а также из сферы ценообразования облигаций и опционов. Кроме того, в учебнике дается обширный обзор эмпирических работ, анализирующих ожидаемые доходности и загадку премии по акциям. Одна из сильных сторон издания в том, что автор приводит множество объяснений тех или иных явлений с точки зрения экономической интуиции и предлагает читателю посмотреть на обсуждаемую проблему с разных сторон. При этом книга опирается на достаточно сложный математический аппарат и предназначена прежде всего для студентов магистратуры, аспирантов, исследователей, преподавателей и ученых.

Ландсбург, Стивен. Теория цен и ее применение = Price Theory and Applications : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов / С. Ландсбург ; пер. с англ. [Т. П. Балакина и др.] под науч. ред. М. И. Левина ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2018. — 852, [1] с. : табл., граф. — (Академический учебник)

Книга представляет собой превосходный учебник для изучения основ экономической науки и в первую очередь микроэкономики. Наряду с детальным и увлекательным изложением теории читателю предлагается проверить себя с помощью ответов на вопросы и задачи. Многочисленные яркие примеры реальных событий способствуют развитию экономической интуиции и овладению навыками аналитического мышления. Весь необходимый для этого понятийный и математический инструментарий включен в книгу. Для студентов экономических и инженерных вузов, школьников старших классов, преподавателей и всех тех, кого интересует, как «устроены» экономические системы и как их можно изучать и улучшать.

Лукас, Роберт Э. Лекции по экономическому росту = Lectures on Economic Growth / Р. Э. Лукас ; пер. с англ. Д. Шестакова. — М. : Дело, 2013. — 281 с. : граф., табл.

В этой книге нобелевский лауреат Роберт Лукас собрал свои работы об экономическом росте — от ключевой статьи «О механике экономического развития» до ранее не публиковавшихся лекций в честь Саймона Кузнеца 1997 года. Лукас переходит от общей теории того, как может поддерживаться экономический рост и почему темпы роста в разных странах могут быть различными, к объяснению неожиданного рывка в росте с началом промышленной революции и прогнозированию закономерностей роста в XXI веке. Лукас подчеркивает важность накопления как физического, так и человеческого капитала, показывая такие положительные внешние эффекты человеческого капитала, как распространение новых знаний или обучение на рабочем месте. Лекции в честь Саймона Кузнеца посвящены взаимодействию между ростом человеческого капитала и демографическим переходом на начальных этапах индустриализации. В последней главе Лукас использует модель диффузии, чтобы проиллюстрировать возможность того, что значительное неравенство доходов, созданное в ходе промышленной революции, достигло своей наивысшей точки и что в XXI веке разница в доходах постепенно сократится.

Макклоски, Дейдра. Риторика экономической науки = The Rhetoric of Economics / Д. Макклоски ; пер. с англ. О. Якименко ; науч. ред. перевода Д. Расков. — 2-е изд. — М. : Изд-во Института Гайдара ; СПб. : Санкт-Петербургский гос. ун-т., Фак. свободных искусств и наук, 2015. — XXV, 288 с. — (Новое экономическое мышление)

Экономисты не могут оставаться в «башне из слоновой кости», т. е. в стороне от того, что происходит в философии, лингвистике и истории науки. Книга Макклоски стала настоящим прорывом, который свидетельствует о выходе экономической науки из самоизоляции. Полностью переработанное второе издание посвящено поэтике экономической науки, основной акцент — это место метафоры и других риторических средств убеждения в экономическом империализме Беккера, экономико-правовых трактатах Коуза, экономической истории Фогеля, теории рациональных ожиданий Мута и, наконец, в математизации экономической науки.

Мас-Колелл, Андреу. Микроэкономическая теория : [в 2 кн.] / А. Мас-Колелл, М. Д. Уинстон, Д. Р. Грин ; пер. с англ. [Ю. Автономова, К. Букина, В. Бусыгина и др.] ; под науч. ред. М. И. Левина, Е. В. Покатович ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2016. — (Академический учебник). — В кн. 1-2 пагинация сплошная. — ISBN 978-5-7749-0963-6. Кн. 1. — 2016. — XXV, 708, [1] с. : граф., схемы

Многие специалисты по микроэкономической теории ожидали появления текста, который смог бы обеспечить сбалансированный и углубленный анализ основ микро­экономики. Мастерски сочетая результаты многолетнего преподавания микроэкономики в Гарвардском университете, Андреу Мас-Колелл, Майкл Уинстон и Джерри Грин выполнили эту задачу, написав потрясающую работу «Микроэкономическая теория». Авторы задались целью создать прочную организационную основу, на которой строится эффективное преподавание микроэкономической теории. Результат представляет беспрецедентную глубину охвата всех существенных тем, позволяя преподавателям микроэкономики формировать свои курсы в соответствии с личными приоритетами и стилями. Такие темы, как автономная теория игр, информационная экономика и теория общего равновесия в условиях неопределенности, получают то внимание, которое соответствует их роли в пределах дисциплины. Авторы посвятили теории игр целый раздел, сделав его самостоятельным, чтобы преподаватели смогли возвращаться к этой теме по мере развития курса и в тот момент, когда им это удобно. Представление материала выполнено ясно, доступно и привлекательно, что позволяет студенту уверенно продвигаться, приобретая знания. Многочисленные упражнения к каждой главе помогают студентам отточить свои навыки, а словарь терминов, выполненный в качестве приложения к каждой главе и снабженный перекрестными ссылками, отсылающими к предыдущим пяти разделам, предлагает доступное руководство по терминологии предмета. Преподаватели микроэкономики больше не нуждаются в том, чтобы прибегать к лекциям, разбросанным по разным учебникам. Хорошо написанная тремя наиболее влиятельными учеными в этой области «Микроэкономическая теория» привносит полноту и универсальность в изучение предмета аспирантами, чего уже давно не хватало.

Мас-Колелл, Андреу. Микроэкономическая теория : [в 2 кн.] / А. Мас-Колелл, М. Д. Уинстон, Д. Р. Грин ; пер. с англ. [Ю. Автономова, К. Букина, В. Бусыгина и др.] ; под науч. ред. М. И. Левина, Е. В. Покатович ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2016. — (Академический учебник). — В кн. 1-2 пагинация сплошная. — ISBN 978-5-7749-0963-6. Кн. 2. — 2016. — XVI, 711-1332, [1] с. : граф., схемы

Многие специалисты по микроэкономической теории ожидали появления текста, который смог бы обеспечить сбалансированный и углубленный анализ основ микро­экономики. Мастерски сочетая результаты многолетнего преподавания микроэкономики в Гарвардском университете, Андреу Мас-Колелл, Майкл Уинстон и Джерри Грин выполнили эту задачу, написав потрясающую работу «Микроэкономическая теория». Авторы задались целью создать прочную организационную основу, на которой строится эффективное преподавание микроэкономической теории. Результат представляет беспрецедентную глубину охвата всех существенных тем, позволяя преподавателям микроэкономики формировать свои курсы в соответствии с личными приоритетами и стилями. Такие темы, как автономная теория игр, информационная экономика и теория общего равновесия в условиях неопределенности, получают то внимание, которое соответствует их роли в пределах дисциплины. Авторы посвятили теории игр целый раздел, сделав его самостоятельным, чтобы преподаватели смогли возвращаться к этой теме по мере развития курса и в тот момент, когда им это удобно. Представление материала выполнено ясно, доступно и привлекательно, что позволяет студенту уверенно продвигаться, приобретая знания. Многочисленные упражнения к каждой главе помогают студентам отточить свои навыки, а словарь терминов, выполненный в качестве приложения к каждой главе и снабженный перекрестными ссылками, отсылающими к предыдущим пяти разделам, предлагает доступное руководство по терминологии предмета. Преподаватели микроэкономики больше не нуждаются в том, чтобы прибегать к лекциям, разбросанным по разным учебникам. Хорошо написанная тремя наиболее влиятельными учеными в этой области «Микроэкономическая теория» привносит полноту и универсальность в изучение предмета аспирантами, чего уже давно не хватало.

Мау, Владимир Александрович. Государство и экономика : опыт экономических реформ / В. А. Мау ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2017. — 621, [1] с.

В данном издании представлены две работы В. А. Мау, посвященные экономической политике и роли государственного регулирования в России и СССР с середины XIX до середины XX века — от реформ Александра II до реформы А. Н. Косыгина. В работе «Реформы и догмы. Государство и экономика в эпоху реформ и революций (1861–1929)» рассматривается история экономики и экономической политики России и СССР в первой трети XX века. Показывается целостность этого периода, в том числе преемственность экономических решений последовательно сменявших друг друга правительств России (царского, Временного, большевистского). Анализируется поиск разными правительствами мер по выводу страны из социально-экономического кризиса или ускорению экономического роста. Работа «В поисках планомерности: экономические дискуссии 1930–1960-х годов» посвящена одному из наиболее драматических периодов в истории советской экономической мысли. В ней рассматриваются глубокий кризис, охвативший науку в условиях становления административной системы и репрессий против видных ученых-экономистов, а также первые попытки выхода из этого кризиса, связанные с теоретической подготовкой хозяйственной реформы 1965 года в СССР. Анализируя теорию планового хозяйствования, автор раскрывает внутреннюю логику развития науки, свойственные ей противоречия и качественные скачки, взаимосвязь политэкономических взглядов и концепций хозяйственного механизма.

Мау, Владимир Александрович. Экономика и власть : опыт посткоммунистической трансформации / В. А. Мау ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2017. — 349, [2] с. : табл.

Данное издание посвящено экономико-политическим проблемам посткоммунистической трансформации России. Две работы, составляющие эту книгу, были написаны во второй половине 1990-х годов. «Экономика и власть: политическая история экономической реформы в России (1985-1994)» рассматривает взаимосвязь и влияние экономических и политических проблем, возникших в период перестройки и после краха советской системы, раскрывает причины принимавшихся высшим руководством СССР и России решений, а также иллюзий и заблуждений властей. Работа опубликована в издательстве «Дело» в 1994 году, а в 1996 году вышла в Великобритании под названием «The Political History of Economic Reform in Russia, 1985-1994». «Экономическая реформа: сквозь призму конституции и политики» представляет собой одно из первых исследований проблем конституционной экономики применительно к современной России. Конституционные (и шире — правовые) проблемы российских экономических реформ анализируются с учетом опыта развитых и развивающихся стран. Экономические проблемы рассматриваются сквозь призму внеэкономических факторов — политических и конституционно-правовых. Книга впервые была опубликована в издательстве «Аd Marginem» в 1999 году.

Мау, Владимир Александрович. Экономика и политика России : год за годом (1991-1999) / В. А. Мау ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2018. — 436, [2] с. : табл.

В книге представлены статьи по экономике и экономической политике России за 1991-1999 гг., издававшиеся в 1991-2000 гг. в Институте экономики переходного периода (с 2010 г. — Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара). Публикуемые работы дают картину многообразия подходов к реформированию отечественной экономики, а также их осмысления, что позволяет лучше ориентироваться в современной борьбе экономических концепций и программ развития. Тексты соответствуют первой публикации. К некоторым событиям и фактам, которые в настоящее время уже забылись, в сносках даются пояснения.

Моисеев, Сергей Рустамович. Центральный банк и политика валютного курса / С. Р. Моисеев ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2017. — 622, [1] с. : граф., табл.

Валютный курс — главная величина в открытой экономике. С ним связаны процентная ставка, инфляция, торговый баланс, экономический рост и другие переменные. В силу значимости валютного курса государство в лице центрального банка оказывает на него прямое или косвенное влияние. Анализу того, как денежные власти выбирают, а затем реализуют политику валютного курса, посвящено настоящее издание. Перед вами полный перечень вопросов, касающихся валютного курса, от исторического опыта управления курсом до современных проблем валютных кризисов и координации денежно-кредитной политики центральных банков. Для экономистов, специалистов в области финансовой политики, а также аспирантов и студентов экономических вузов.

Обстфельд, Морис. Основы международной макроэкономики = Foundations of International Macroeconomics : учебник для студентов ВПО, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, углубленно изучающих микроэкономику, студентов магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов / Морис Обстфельд, Кеннет Рогофф ; пер. с англ. Н. В. Гудкова, А. В. Зубарева, А. Л. Зубатова [и др.] ; под науч. ред. С. М. Дробышевского, П. В. Трунина ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2015. — XXVI, 948, [1] с. : табл., граф. — (Академический учебник)

«Основы международной макроэкономики» — современный учебник, в котором впервые предложено интегрированное рассмотрение основных проблем открытой экономики и финансов. Благодаря ясной и понятной манере подачи материала, эта книга подходит для преподавания макроэкономики и международной макроэкономики и финансов в магистратуре. Каждая глава включает в себя широкий массив эмпирических свидетельств. Студентам эти примеры помогают объяснить и понять практическую ценность рассмотренных экономических моделей. Более опытным исследователям — ясно увидеть основные выводы и проблемы в каждой области. Книга включает в себя следующие темы: теорию межвременного потребления и инвестиций, государственные расходы и бюджетный дефицит, теорию финансов и ценообразование на активы, последствия (и связанные с этим проблемы) международной интеграции рынков капитала, рост, инфляцию и сеньораж, доверие к политике, определение реального и номинального обменного курса и много интересных специальных вопросов, таких, например, как спекулятивные атаки, таргетирование обменного курса, взаимосвязь между иммиграцией и мобильностью капитала. Большинство основных результатов получены для случаев как малой экономики, так и всей мировой экономики. Первые семь глав охватывают модели реальной экономики, последние три главы посвящены денежному сектору, в том числе взаимосвязи моделей реальной и денежной экономики. Для изучающих экономические науки.

Роббинс, Лайонел. История экономической мысли = A History of Economic Thought : лекции в Лондонской школе экономики / Л. Роббинс ; пер. с англ. Н. В. Автономовой ; под ред. В. Автономова. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2017. — 480, [1] с. — Загл. на корешке : Lionel Robbins

Наибольшую известность Лайонелу Роббинсу (1898-1984) принесли его работы по экономической теории, методологии и анализу экономической политики. Во время Второй мировой войны он возглавлял экономическую часть кабинета Уинстона Черчилля, а после ее окончания долгое время руководил газетой «Financial Times». Как историк экономических идей он может сравниться с Йозефом Шумпетером. Публикуемые лекции, читавшиеся в Лондонской школе экономики в 1979-1981 годах и записанные на магнитофон внуком Роббинса, показывают его глубокое знание истории экономической мысли, заразительную увлеченность предметом, красноречие и остроумие. В лекциях освещаются экономические идеи многих мыслителей, начиная с Платона, Аристотеля и Фомы Аквинского. Роббинс подробно останавливается на работах Адама Смита, Томаса Мальтуса, представителей классической политической экономии, Карла Маркса и Альфреда Маршалла. Лекции объединены убежденностью Роббинса в том, что современные институты и общественные науки невозможно по-настоящему понять без осознания идей, стоявших за их развитием.

Стратегические финансы : междисциплинарный проектный метод обучения : учебник / [Е. В. Семенкова, К. Е. Калинкина, М. В. Дорофеев и др.] ; под общ. ред. Е. В. Семенковой ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2013. — 724, [1] с.

В учебнике предложена авторская методика обучения магистрантов по специальности «Финансы и кредит» на основе междисциплинарного проектного метода. Детально и подробно рассматривается технология оценки стоимости предприятия и инвестиционных проектов, процесс управления стоимостью компании, даются практические навыки выбора источников финансирования бизнеса, инвестиционных проектов и организации операций на фондовом рынке. В рамках междисциплинарного проектного метода предлагается механизм управления финансовыми потоками, вырабатываются компетенции по построению инвестиционной и финансовой политики предприятия, корпоративному управлению. Особое внимание уделяется построению системы риск-менеджмента, а также финансовому анализу. Для преподавателей, заинтересованных в применении новых технологий обучения, студентов, обучающихся по специальности» Финансы и кредит», нацеленных на получение конкретных навыков и профессиональных компетенций на современном уровне, а также для руководителей предприятий, инвестиционных менеджеров, риск-менеджеров, оценщиков.

Темин, Питер. Экономика без лидера : почему рассыпалась мировая экономическая система и как ее забрать = The Leaderless Economy : Why the World Economic System Fell Apart and How to Fix It / П. Темин, Д. Вайнс ; пер. с англ. О. Левченко. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2015. — 463, [1] с. : граф. — (Стратегия экономического развития / под эгидой М-ва экон. развития РФ)

«Экономика без лидера» выясняет, почему международное финансовое сотрудничество является единственным ответом на сегодняшний глобальный экономический кризис. В этой своевременной и важной книге ее авторы, Питер Темин и Дэвид Вайнс, утверждают, что мы находимся в катастрофической ситуации, которая может сравниться только с Великой депрессией. Подробно рассматривая историю Великой депрессии и нынешнего кризиса, они объясняют, что и почему пошло не так и зачем для восстановления процветания и предотвращения будущих кризисов необходимо международное взаимодействие и появление лидера.

Тироль, Жан. Теория корпоративных финансов : [в 2 кн.] : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преп. экон. фак. вузов / Ж. Тироль ; пер. с англ. под ред. Н. А. Ранневой ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2017. — (Академический учебник). — В т. 1-2 пагинация сплошная. — ISBN 978-5-7749-1150-9. Кн. 1. — 2017. — XXXIX, 630, [1] с. : граф., табл.

За последние двадцать лет область корпоративных финансов претерпела громадные изменения как в плане теории, так и эмпирических исследований. Если раньше она прежде всего занималась вопросами финансирования корпораций — на основе акций, долговых бумаг и определенных методов стоимостной оценки, то сегодня, помимо этого, решает исключительно важные проблемы корпоративного управления, ликвидности, управления риском, отношений между банками и корпорациями, а также вопросы макроэкономического воздействия корпораций. Но столь мощная волна изменений последних десятилетий оставила после себя неупорядоченную массу понятий и моделей, которые трудно понять студентам. В книге «Теория корпоративных финансов» один из ведущих экономистов мира Жан Тироль предлагает ясное, систематизированное и всестороннее введение в современную теорию корпоративных финансов. Тироль выстраивает свою знаменательную работу вокруг одной модели, используя идеи теории контрактов. Его книга восполняет важный пробел в изложении современной теории корпоративных финансов и является незаменимым источником информации для выпускников и студентов университетов, а также исследователей в области корпоративных финансов, организации отраслевых рынков, политической экономии, концепций развития и макроэкономики. Учитывая простоту используемого математического аппарата и базовой модели, работа будет интересна и самому широкому кругу читателей, интересующихся финансовыми вопросами. Тироль объясняет принципы, на которых строится анализ важнейших проблем корпоративного управления и государственной политики, таких как реформа корпоративного управления и аудита; роль частных (непубличных) компаний, финансовых рынков и поглощений; эффективное определение финансового рычага и дивидендной политики; управление риском и ликвидностью; разработка системы стимулирования менеджеров. Он вплетает результаты эмпирических исследований в теоретический анализ. И рассматривает корпорацию в широком макроэкономическом и микроэкономическом контексте. Являясь заметной вехой в области корпоративных финансов, книга «Теория корпоративных финансов» на долгие годы останется авторитетным трудом в этой области знаний.

Тироль, Жан. Теория корпоративных финансов : [в 2 кн.] : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преп. экон. фак. вузов / Ж. Тироль ; пер. с англ. под ред. Н. А. Ранневой ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело. — 2017. — (Академический учебник). — В т. 1-2 пагинация сплошная. — ISBN 978-5-7749-1150-9. Кн. 2. — 2017. — IX, 632-1260, [1] с. : граф., табл.

За последние двадцать лет область корпоративных финансов претерпела громадные изменения как в плане теории, так и эмпирических исследований. Если раньше она прежде всего занималась вопросами финансирования корпораций — на основе акций, долговых бумаг и определенных методов стоимостной оценки, то сегодня, помимо этого, решает исключительно важные проблемы корпоративного управления, ликвидности, управления риском, отношений между банками и корпорациями, а также вопросы макроэкономического воздействия корпораций. Но столь мощная волна изменений последних десятилетий оставила после себя неупорядоченную массу понятий и моделей, которые трудно понять студентам. В книге «Теория корпоративных финансов» один из ведущих экономистов мира Жан Тироль предлагает ясное, систематизированное и всестороннее введение в современную теорию корпоративных финансов. Тироль выстраивает свою знаменательную работу вокруг одной модели, используя идеи теории контрактов. Его книга восполняет важный пробел в изложении современной теории корпоративных финансов и является незаменимым источником информации для выпускников и студентов университетов, а также исследователей в области корпоративных финансов, организации отраслевых рынков, политической экономии, концепций развития и макроэкономики. Учитывая простоту используемого математического аппарата и базовой модели, работа будет интересна и самому широкому кругу читателей, интересующихся финансовыми вопросами. Тироль объясняет принципы, на которых строится анализ важнейших проблем корпоративного управления и государственной политики, таких как реформа корпоративного управления и аудита; роль частных (непубличных) компаний, финансовых рынков и поглощений; эффективное определение финансового рычага и дивидендной политики; управление риском и ликвидностью; разработка системы стимулирования менеджеров. Он вплетает результаты эмпирических исследований в теоретический анализ. И рассматривает корпорацию в широком макроэкономическом и микроэкономическом контексте. Являясь заметной вехой в области корпоративных финансов, книга «Теория корпоративных финансов» на долгие годы останется авторитетным трудом в этой области знаний.

Уикенс, Майкл. Макроэкономическая теория: подход динамического общего равновесия = Macroeconomic Theory: a Dynamic General Equilibrium Approach : учебник для студентов ВПО, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, углубленно изучающих экономику, студентов магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов / М. Уикенс ; пер. с англ. под науч. ред. Е. Синельниковой ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2015. — 734, [1] с. — (Академический учебник)

«Макроэкономическая теория» — самый современный из доступных на сегодняшний день учебников университетского уровня. Майкл Уикенс приводит наиболее простую макроэкономическую модель общего равновесия для закрытой экономики и затем включает в нее такие важные элементы, как рост, деловые циклы, фискальная политика, налогообложение и долговое финансирование, устойчивость счета текущих операций и определение валютного курса. Книга также содержит передовую оценку монетарной политики, проводимой посредством инфляционного таргетирования. Автор говорит о взаимосвязях между макроэкономикой и современными финансами и показывает, как они влияют на рынки акций, облигаций и иностранной валюты. Он также рассматривает вопросы, поднятые последним финансовым кризисом, финансовое посредничество, современные теории безработицы, модели макрофинансов. Несмотря на то что математика в книге является строгой, представленные основополагающие концепции делают текст самодостаточным и легким в обращении. Общедоступная, исчерпывающая и охватывающая широкий диапазон тем, «Макроэкономическая теория» представляет собой образцовый учебник для студентов и исследователей, изучающих наиболее современные проблемы в этой области.

Уильямсон, Стивен Д. Макроэкономика = Macroeconomics : учебник для студентов, обучающихся по экон. направлениям и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преподавателей экон. фак. вузов / С. Д. Уильямсон ; пер. с англ. под науч. ред. К. Сосунова ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2018. — 934, [1] с. : граф., табл. — (Академический учебник)

Книга С. Уильямсона «Макроэкономика» является учебником для бакалавриата промежуточного уровня и подойдет как базовый учебник для курса «Макроэкономика-2». Учебник основан на современном подходе к построению макроэкономических моделей на микроэкономических принципах. Этот подход лежит в основе всех современных макроэкономических исследований. Он позволяет сделать глубокие выводы о двух основных вопросах макроэкономики — процессе долгосрочного экономического роста и циклах экономической активности. Фокус на микроэкономических обоснованиях позволяет лучше интегрировать изучение макроэкономики с курсами по микроэкономике и другими предметами, изучаемыми студентами. Следуя современному подходу, студенты смогут лучше подготовиться к дальнейшему изучению экономики в магистратуре и аспирантуре.

Хайяши, Фумио. Эконометрика = Econometrics : учебник для студентов, обучающихся по экон. напр. и спец., а также для студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов, преп. экон. фак. вузов / Ф. Хайяши ; пер. с англ. под науч. ред. В. П. Носко ; Рос. акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте РФ. — М. : Дело, 2017. — 725, [1] с. : граф. — (Академический учебник)

«Эконометрика» Хайяши обещает стать очередным большим резюме современной эконометрики. Она вводит аспирантов первого года в стандартный материал аспирантских курсов эконометрики, рассматриваемый с современной точки зрения. Исследование охватывает весь стандартный материал, необходимый для понимания основных методов эконометрики, от обычного метода наименьших квадратов до коинтеграции. Книга совершенно самобытна в разработке и анализа временных рядов, и кросс-секционного анализа, предоставляя читателю единую структуру для понимания и интегрирования результатов. «Эконометрика» имеет много полезных особенностей и в сжатой форме охватывает все важные темы в эконометрике. Восемь из десяти глав включает серьезное эмпирическое применение, взятое их экономики труда, экономики отраслевых рынков, внутренних и международных финансов и макроэконометрики. Все результаты формулируются как утверждения, так что студенты понимают обсуждаемую тему, а также условия, при которых соответствующие результаты имеют силу. Большинство утверждений доказывается в тексте. Для тех, кто собирается писать диссертацию по прикладной тематике, эмпирические применения, собранные в книге, являются хорошим способом обучиться тому, как следует проводить эмпирическое исследование. Для склонных к теории бескомпромиссное рассмотрение основных методов является хорошей подготовкой к более продвинутым теоретическим курсам

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

Нет новых поступлений.

Аналитики предсказали новую волну мирового экономического кризиса

https://ria.ru/20210510/krizis-1731633327.html

Аналитики предсказали новую волну мирового экономического кризиса

Аналитики предсказали новую волну мирового экономического кризиса — РИА Новости, 10.05.2021

Аналитики предсказали новую волну мирового экономического кризиса

Монетарное стимулирование глобальной экономики приведет к перегреву рынков, что станет причиной нового экономического кризиса в 2025 году. Об этом пишут… РИА Новости, 10.05.2021

2021-05-10T09:36

2021-05-10T09:36

2021-05-10T15:21

экономика

цены на нефть

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/155224/50/1552245055_0:160:3072:1888_1920x0_80_0_0_2675c9f89d5ee9b482f83baa6f666822.jpg

МОСКВА, 10 мая — РИА Новости. Монетарное стимулирование глобальной экономики приведет к перегреву рынков, что станет причиной нового экономического кризиса в 2025 году. Об этом пишут «Известия» со ссылкой на доклад Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).Мировая экономикаТак, специалисты составили два основных сценария развития мировой экономики. Согласно базовому варианту, пандемия коронавируса закончится к середине текущего года, темпы роста мирового ВВП прогнозируются на уровне 4% в год, а цены на нефть вырастут до 82-85 долларов за баррель к концу десятилетия.Сценарий «структурного кризиса» предполагает затягивание пандемии до середины 2022 года, темпы роста мирового ВВП составят 2-3% в год, а стоимость нефти снизится до 50-55 долларов за баррель в первой половине десятилетия и вырастет до 65 долларов к началу 2030 года.Экономисты отмечают, что оба сценария предполагают циклический спад, который ожидается в середине 2020-х, однако в первом варианте он будет следствием перегрева рынков из-за монетарного стимулирования, тогда как во втором — продолжением долгового кризиса, в частности в странах Южной Европы и Турции из-за затяжной пандемии. Российская экономикаВ то же время, оценивая перспективы российской экономики, специалисты ЦМАКП прогнозируют, что ее динамика будет сдержанной из-за сырьевой направленности.По их мнению, ВВП будет увеличиваться на 1,5-2% ежегодно, тогда как кризис практически сведется к нулю. Экономисты составили три сценария для России до конца десятилетия.Первый, под названием «новая индустриализация», возможен при условии реализации базового прогноза развития мировой экономики. Он предполагает активное стимулирование инвестиций, рост производительности труда и техническое обновление производства, что приведет к росту зарплат и потребления.Специалисты считают, что главная роль в этом случае будет отведена частному бизнесу, в то время как государство создаст «каркас, вокруг которого будет концентрироваться весь организм новой, способной к интенсивному развитию российской экономики».Согласно сценарию «социальный разворот», экономический рост в России произойдет за счет увеличения зарплат, пенсий и МРОТ, что, тем не менее, будет оказывать давление на прибыль компаний. Это послужит сдерживающим фактором для модернизации производства и повлияет на торговый баланс благодаря ускоренному расширению импорта.Реализация сценария «стабилизация» будет означать структурный кризис мировой экономики и, как следствие, станет причиной отсутствия явного стимулирования роста и импортозамещения. Вместе с тем авторы доклада считают, что реализация указанных сценариев будет также зависеть от таких факторов, как резкий рост реальной безработицы, вероятность военных конфликтов и возможная утрата социальной стабильности после смены поколений.

https://radiosputnik.ria.ru/20210504/neft-1731121443.html

https://radiosputnik.ria.ru/20210427/dollar-1730178087.html

https://ria.ru/20210416/vklady-1728573637.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/155224/50/1552245055_171:0:2902:2048_1920x0_80_0_0_d38e064d39faeecb84ddd7752ad361eb.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

экономика, цены на нефть, россия

МОСКВА, 10 мая — РИА Новости. Монетарное стимулирование глобальной экономики приведет к перегреву рынков, что станет причиной нового экономического кризиса в 2025 году. Об этом пишут «Известия» со ссылкой на доклад Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).

Мировая экономика

Так, специалисты составили два основных сценария развития мировой экономики.

Согласно базовому варианту, пандемия коронавируса закончится к середине текущего года, темпы роста мирового ВВП прогнозируются на уровне 4% в год, а цены на нефть вырастут до 82-85 долларов за баррель к концу десятилетия.

4 мая, 17:39АвторыНефть штурмует 70 долларов: мировая экономика выздоравливает?

Сценарий «структурного кризиса» предполагает затягивание пандемии до середины 2022 года, темпы роста мирового ВВП составят 2-3% в год, а стоимость нефти снизится до 50-55 долларов за баррель в первой половине десятилетия и вырастет до 65 долларов к началу 2030 года.

Экономисты отмечают, что оба сценария предполагают циклический спад, который ожидается в середине 2020-х, однако в первом варианте он будет следствием перегрева рынков из-за монетарного стимулирования, тогда как во втором — продолжением долгового кризиса, в частности в странах Южной Европы и Турции из-за затяжной пандемии.

«В 2025 году темпы прироста мирового ВВП сократятся до 1-2%», — заявляют эксперты.

Российская экономика

В то же время, оценивая перспективы российской экономики, специалисты ЦМАКП прогнозируют, что ее динамика будет сдержанной из-за сырьевой направленности.

По их мнению, ВВП будет увеличиваться на 1,5-2% ежегодно, тогда как кризис практически сведется к нулю.

27 апреля, 16:54Сказано в эфиреРоссия снизила зависимость от доллара. Как это отразится на экономике?Экономисты составили три сценария для России до конца десятилетия.

Первый, под названием «новая индустриализация», возможен при условии реализации базового прогноза развития мировой экономики. Он предполагает активное стимулирование инвестиций, рост производительности труда и техническое обновление производства, что приведет к росту зарплат и потребления.

Специалисты считают, что главная роль в этом случае будет отведена частному бизнесу, в то время как государство создаст «каркас, вокруг которого будет концентрироваться весь организм новой, способной к интенсивному развитию российской экономики».

Согласно сценарию «социальный разворот», экономический рост в России произойдет за счет увеличения зарплат, пенсий и МРОТ, что, тем не менее, будет оказывать давление на прибыль компаний. Это послужит сдерживающим фактором для модернизации производства и повлияет на торговый баланс благодаря ускоренному расширению импорта.

16 апреля, 13:39

Бывший министр экономики России назвал лучший способ вложить деньги

Реализация сценария «стабилизация» будет означать структурный кризис мировой экономики и, как следствие, станет причиной отсутствия явного стимулирования роста и импортозамещения.

Вместе с тем авторы доклада считают, что реализация указанных сценариев будет также зависеть от таких факторов, как резкий рост реальной безработицы, вероятность военных конфликтов и возможная утрата социальной стабильности после смены поколений.

Меры по преодолению кризиса и дальнейшему развитию отечественной экономики

Меры по преодолению кризиса и дальнейшему развитию отечественной экономики

Как выйти из экономического кризиса, к которому привели пандемия и скачки цен на нефть? Попросили дать рекомендации по решению вопросов экономической ситуации Георгия Клейнера – заведующего кафедрой Институциональной экономики. Основные меры по преодолению кризиса сгруппированы по уровням экономики и управления.  

Экономика уже не система

Основная задача экономики в посткризисный период – перезагрузка на всех уровнях.  Она должна преобразоваться из архипелага слабо связанных между собой региональных, отраслевых и предметных анклавов в единый народнохозяйственный комплекс. Экономика должна стать своего рода «системой систем». Сейчас же ее состояние нельзя охарактеризовать таким образом.

Необходимо повысить уровень связности экономики, включая ее функциональную и институциональную составляющие. Достигнуть баланса между силами конкуренции и потенциалом кооперации, процессами инновации и стандартизации, критериями экономической эффективности и ограничениями социального благосостояния.

Перезагрузка экономики потребует отказа от ряда догм, практики некритического заимствования и перенесения на российскую почву механизмов решения социально-экономических проблем. В основе концепции перезагрузки должна лежать не парадигма опережающего развития, а парадигма органического саморазвития, в которой сочетаются как внешние целевые ориентиры, так и внутренние закономерности эволюции. 

Макроэкономическая стабильность 

Ослабление требований к таргетированию инфляции. Основным требованием к ценовой политике на макроуровне должно быть не ограничение роста цен, а сбалансированность цен в отраслевом, региональном и динамическом разрезах. Это обеспечит стабильность экономики на макроуровне, включая устойчивость инвестиционных потоков. Должно быть выдержано соотношение цен в масштабах народного хозяйства (см. Концепцию цен единого уровня). Излишняя волатильность цен может вызывать высокоамплитудные колебания инвестиций, что противоречит макроэкономической стабильности и снижает среднюю эффективность инвестиционной деятельности.

Усиление требований к последовательности и преемственности стратегических решений на макроуровне. Нормативные акты федерального уровня должны подвергаться экспертизе на согласованность с принятыми нормативными актами и решениями. Непоследовательность будет приводить к снижению эффективности расходов на поддержание экономики, снижению доверия между экономическими агентами и властью.

Контроль макроэкономической сбалансированности как соотношения между проектным сектором экономики (совокупностью кратко- и среднесрочных инвестиционных проектов), объектным сектором (совокупностью предприятий с неограниченным жизненным циклом), процессным сектором (совокупностью систем, обеспечивающих распространение инноваций, информации, товарно-материальных ценностей, ментальных моделей и т.п.) и средовым сектором (совокупностью инфраструктурных систем, обеспечивающих связность экономики).

Ограничение на ближайшие полгода процесса увольнения по инициативе работодателей. Каждый случай увольнения с работы по инициативе работника должен исследоваться Рострудом на предмет анализа добровольности ухода работника. Масштабы трудовой миграции на ближайшие полгода должны быть ограничены.

Ослабление зависимости отечественной макроэкономики от колебаний мировой экономической конъюнктуры (мегаэкономики). Движение экономики к созданию единого народнохозяйственного комплекса, способного к самостоятельному функционированию и саморазвитию. Активизация политики импортозамещения.    

Создание экономического мегарегулятора (аналога ЦБ как финансового мегарегулятора), формирующего требования к показателям деятельности хозяйствующих субъектов. Его цель – минимизация рисков банкротства субъектов, а также с хеджирование неблагоприятных обстоятельств в деятельности нефинансовых предприятий. Задачей такого мегарегулятора может стать также фасилитация в процессах функционирования цепочек создания стоимости путем организации совещательных процедур и применения точечных экономических стимулов.

Мезоэкономическая интеграция и координация

Основная задача мезоэкономических систем имеет две составляющих.

Во-первых, осуществление трансфера новых регулятивных институтов, формирующихся на макроэкономическом уровне, на микроэкономический уровень, уровень хозяйствующих субъектов, домохозяйств и государственных организаций. Мезоэкономический уровень играет роль своеобразного фильтра, селектирующего институты и регламенты с точки зрения возможностей их исполнения на микроуровне.

Во-вторых, осуществление распространения успешных инноваций организационно-экономического и функционального характера, возникающих на уровне отдельных микроэкономических организаций и подлежащих распространению на более широкий круг таких организаций. Таким образом, мезоэкономический уровень осуществляет координацию нисходящих и восходящих потоков инноваций в многоуровневом социально-экономическом пространстве.

Для интеграции уровня необходимо:       

Развить мезоэкономический уровень отечественной экономики как сбалансированного комплекса региональных, отраслевых и межотраслевых мезоэкономических систем. 

Укрепить связи, компонентов мезоэкономического комплекса с макроэкономическими процессами и микроэкономическими объектами. Создание (восстановление) системы управления мезоэкономическим комплексом, согласование региональных, отраслевых и межотраслевых приоритетов.

Разработать нормативные акты, определяющие статус мезоэкономических организаций, их права и ответственность во взаимоотношениях с органами управления макроуровня и с экономическими агентами микроуровня. Критерии эффективности организаций, имеющих мезоэкономический статус, должны отличаться от критериев коммерческой эффективности микроэкономических хозяйствующих субъектов, а также от критериев общественной эффективности макроэкономических органов управления.  

Развить мезоэкономическую теорию, включить курс мезоэкономики в программы учебных заведений (факультетов институтов) экономического профиля как необходимого связующего звена между курсами макро- и микроэкономики в целях консолидации и повышения связности экономики.

Активизировать процессы создания и развития социально-экономических экосистем как субъектов мезоэкономики. Разработка нормативно-правового обеспечения функционирования и развития социально-экономических экосистем.

Микроэкономическое развитие

Преодоление последствий коронавирусного кризиса и восстановление жизнедеятельности экономических субъектов в современных условиях предлагается осуществлять в три этапа.

На первом этапе рекомендуется расширение прямых товарных неценовых обменов между потребителями и поставщиками в рамках системы «цепочек добавленной полезности» (не стоимости!). В условиях дисфункции системы ценообразования и дефицита оборотных средств временное расширение бартера в экономике позволит восстановить и включить новые хозяйственные связи, активизировать деятельность экономических субъектов.

На втором этапе после завершения структурообразующего бартерного этапа при поддержке государства восстанавливается система цен и создаются возможности для инициации и регулирования процесса экономического роста. При этом объектом планирования должны стать не только экономические агенты, но и экономические системы, в которых кроме агентов участвуют их связи, плановые проектировки и т.д. Новый вид планирования (системное планирование) необходим для обеспечения фронтального, а не очагового экономического роста.

На третьем этапе плановые функции государства уступают место закономерностям саморазвития. В рамках этого этапа предприятия разрабатывают стратегические планы самостоятельно, а их выполнение обеспечивается институтами системного гражданства. Планы в этот период формируются самостоятельными организациями самостоятельно; координация планов в процессе составления осуществляется методами диалогового индикативного планирования; следование этим планам обеспечивается институтами взаимной ответственности членов системного корпоративного общества.

Реконструкция состава участников экономической деятельности. Наряду с юридическим и физическим лицами ввести понятие экономического лица, идентифицирующего самостоятельный обособленный целостный экономический объект, являющийся субъектом в процессах производства, распределения, обмена и потребления экономических благ.

Соответственно, должна быть модифицирована система статистического наблюдения, в которой сегодня экономические результаты деятельности хозяйствующих субъектов искажаются из-за отсутствия однозначного соответствия между популяцией хозяйствующих субъектов и множеством юридических лиц (Единый государственный реестр юридических лиц). Необходимо создание ведения единого реестра экономических лиц России. Именно экономические лица должны стать основным объектом стратегического планирования и регулирования.

Одновременно с созданием новой системы планирования должна измениться внутренняя структура предприятия. Институты корпоративного управления должны обеспечить сбалансированность прав и обязанностей всех основных групп участников хозяйственной деятельности предприятия: собственников, менеджеров, специалистов, работников.

В настоящее время максимальными правами и минимальной ответственностью обладают собственники предприятий; наоборот, права работников минимизированы, а ответственность перед руководством предприятия высока. В ходе столкновения интересов участников практически исчезают интересы предприятия в целом как субъекта корпоративного сообщества.

Внедрение стратегического планирования на предприятиях станет мощным стимулом для согласования интересов участников и кристаллизации интересов предприятия как целого. Выход экономики из кризиса на основе указанных принципов позволит перезагрузить экономику не только на макро- и мезоуровне, но и на микроуровне за счет трансформации предприятий в целостные, внутренне сбалансированные инновационно развитые системы с долгосрочным горизонтом планирования. В этом, по нашему мнению, заключается смысл активно протекающей в настоящее время цифровой трансформации предприятий. Инновационное развитие таких предприятий обеспечивается за счет внутренних и внешних институтов поддержки инновационного роста, стимулирующих инновационную активность работников как в сфере технологий, так и в сфере организационно-экономических инноваций.

Межуровневое взаимодействие

Механизмы взаимодействия уровней управления в настоящее время носят весьма сложный характер и, по-видимому, еще более усложнятся с принятием поправок к Конституции РФ.

В экономическом плане особую роль в таком взаимодействии играют механизмы влияния учета интересов субъектов каждого уровня в ходе принятия макро-, мезо, микроэкономических решений. Для учета интересов микроэкономических объектов в макроэкономических решениях целесообразно создание специального законодательного парламентского органа, отражающего интересы хозяйствующих субъектов (палата предприятий).

Интересы обеспечения экономической безопасности страны требуют также учета интересов отраслей в соответствующем законодательном органе (палата отраслей). В целом четырехпалатная структура законодательной власти (палата социальных субъектов – Государственная Дума РФ; палата субъектов Федерации – Совет Федерации; палата мезоэкономических субъектов – палата отраслей; палата микроэкономических субъектов – палата предприятий) способствовала бы консолидации социально-экономического пространства страны, укреплению отношений доверия и солидарности между субъектами всех уровней экономики и согласованию социально-экономических процессов различных уровней.

Задача экономической науки состоит в поиске закономерностей, сопрягающих прошлое, настоящее и будущее страны. она должна играть роль своеобразного стержня, поддерживающего поступательное и устойчивое развитие общества в целом. Соответственно, управленческая наука служит источником средств и механизмов реализации достижений экономической науки в системе «социум – экономика – бизнес – государство».

Системное стратегическое планирование в этих условиях представляет собой не только инструмент преодоления сегодняшнего кризиса, но и средство перевода экономики на рельсы эволюционного устойчивого развития.

Подпишись на тг-канал «Наш ГУУ» Дата публикации: 3.07.2020

Что вызывает рецессию?

Национальное бюро экономических исследований (NBER) определяет рецессию как «значительное снижение экономической активности, распространяющееся по экономике, продолжающееся более нескольких месяцев, обычно видимое в реальном валовом внутреннем продукте (ВВП), реальном доходе, занятости, промышленном производстве. производство, и оптово-розничная продажа ». Также говорят, что рецессия наступает, когда предприятия перестают расширяться, ВВП уменьшается два квартала подряд, повышается уровень безработицы и снижаются цены на жилье.

Ключевые выводы

  • Рецессия — это, по сути, череда одновременных неудач бизнеса и инвестиционных планов.
  • Объяснение того, почему они происходят и почему многие предприятия могут потерпеть неудачу сразу, было основным направлением экономической теории и исследований с несколькими конкурирующими объяснениями.
  • Финансовые, психологические и реальные экономические факторы играют роль в причинах и последствиях рецессии.
  • Причины начинающейся рецессии в 2020 году включают влияние Covid-19 и предшествовавшее десятилетие экстремальных монетарных стимулов, которые сделали экономику уязвимой перед экономическими потрясениями.

Природа и причины рецессий одновременно очевидны и неопределенны. По сути, рецессии — это совокупность сбоев в бизнесе, которые реализуются одновременно. Фирмы вынуждены перераспределять ресурсы, сокращать производство, ограничивать убытки и, как правило, увольнять сотрудников. Это явные и видимые причины рецессий. Есть несколько разных способов объяснить, что вызывает общий кластер сбоев бизнеса, почему они внезапно реализуются одновременно и как их можно избежать.Экономисты расходятся во мнениях относительно ответов на эти вопросы, и было предложено несколько различных теорий.

NBER официально объявил о прекращении экономического роста в феврале 2020 года, когда США впали в рецессию на фоне пандемии коронавируса.

Макроэкономические и микроэкономические признаки рецессии

Стандартное макроэкономическое определение рецессии — это два последовательных квартала отрицательного роста ВВП. Частный бизнес, который расширялся до рецессии, сокращает производство и пытается ограничить подверженность систематическому риску.Поддающиеся измерению уровни расходов и инвестиций, вероятно, упадут, и может возникнуть естественное понижательное давление на цены в результате падения совокупного спроса. ВВП снижается, а уровень безработицы растет, потому что компании увольняют рабочих, чтобы сократить расходы.

На микроэкономическом уровне компании испытывают снижение маржи во время рецессии. Когда доходы, будь то от продаж или инвестиций, снижаются, фирмы стремятся сократить свою наименее эффективную деятельность. Фирма может перестать производить продукцию с низкой маржой или снизить оплату труда сотрудников.Он также может провести повторные переговоры с кредиторами для получения временного освобождения от процентов. К сожалению, снижение прибыльности часто вынуждает компании увольнять менее продуктивных сотрудников.

Общие причины рецессии

В целом, основные экономические теории рецессии сосредотачиваются на финансовых, психологических и реальных экономических факторах, которые могут привести к каскаду бизнес-неудач, составляющих рецессию. Некоторые теории рассматривают долгосрочные экономические тенденции, которые закладывают основу для рецессии в годы, предшествующие ей, а некоторые рассматривают только непосредственно видимые факторы, которые появляются в начале рецессии.Многие или все из этих различных факторов могут играть роль в любой конкретной рецессии.

Что вызывает рецессию?

В любой рецессии играет роль ряд финансовых, психологических и реальных экономических факторов.

Финансовые факторы определенно могут способствовать впадению экономики в рецессию, как мы выяснили во время финансового кризиса в США. Чрезмерное увеличение кредита и долга по рискованным кредитам и маржинальным заемщикам может привести к огромному увеличению риска в финансовом секторе.Расширение предложения денег и кредита в экономике Федеральной резервной системой и банковским сектором может довести этот процесс до крайностей, стимулируя пузыри цен на рискованные активы. И когда музыка прекращается, последствия могут отразиться на реальной экономике.

Хуже того, искусственно заниженные процентные ставки во время бума, ведущего к рецессии, могут исказить структуру взаимоотношений между предприятиями и потребителями, принимая бизнес-проекты, инвестиции и решения о потреблении, которые чувствительны к процентной ставке, например решение о покупке большой дом или начать рискованное долгосрочное расширение бизнеса, кажутся гораздо более привлекательными, чем должны быть.Окончательный провал этих решений, когда ставки растут, чтобы отразить реальность, составляет главный компонент целого ряда бизнес-неудач, составляющих рецессию.

Психологические факторы также часто упоминаются экономистами в связи с их вкладом в рецессию. Чрезмерный энтузиазм инвесторов в годы бума, который доводит экономику до своего пика, и взаимный мрачный пессимизм, который наступает после краха рынка, как минимум, усиливают влияние реальных экономических и финансовых факторов по мере того, как рынок колеблется.Более того, поскольку все экономические действия и решения всегда в некоторой степени ориентированы на будущее, субъективные ожидания инвесторов, предприятий и потребителей всегда участвуют в возникновении и распространении экономического спада.

Реальные изменения в основных экономических принципах, помимо финансовой отчетности и психологии инвесторов, также вносят решающий вклад в рецессию. Некоторые экономисты объясняют рецессию исключительно реальными экономическими потрясениями, такими как сбои в цепочках поставок, и ущербом, который они могут нанести широкому кругу предприятий.Шоки, которые влияют на ключевые отрасли, такие как энергетика или транспорт, могут иметь такие масштабные последствия, что они заставляют многие предприятия в экономике сокращать и отменять планы инвестиций и найма одновременно, что оказывает волновое воздействие на рабочих, потребителей и фондовый рынок.

Некоторые реальные экономические факторы также могут быть связаны с финансовыми рынками. Поскольку рыночные процентные ставки представляют собой не только стоимость финансовой ликвидности для предприятий, но и временные предпочтения потребителей, вкладчиков и инвесторов в отношении текущего потребления по сравнению с будущим, искусственное подавление процентных ставок центральным банком во время бума за годы до рецессии искажает не только финансовые рынки, но и реальные коммерческие и потребительские решения.

Процентная ставка

Процентные ставки — это ключевая связь между чисто финансовым сектором и реальными экономическими предпочтениями и решениями предприятий и потребителей.

В свою очередь, реальные предпочтения потребителей, вкладчиков и инвесторов накладывают ограничения на то, как далеко может продолжаться такой искусственно стимулированный бум. Это проявляется как реальные экономические ограничения для непрерывного роста в виде нехватки рабочей силы, узких мест в цепочке поставок и скачков цен на сырьевые товары (которые приводят к инфляции), когда не может быть выделено достаточно реальных ресурсов для поддержки всех чрезмерно стимулируемых инвестиционных планов бизнеса. на основе политики легких денег.Как только они начнутся, начинается череда неудач в бизнесе перед лицом увеличения производственных затрат, и экономика погружается в рецессию.

Некоторые причины нынешней рецессии

Хотя официальная рецессия еще не объявлена, экономика явно движется в этом направлении. Основная причина очевидна в реальном экономическом шоке, вызванном повсеместным нарушением глобальных и внутренних цепочек поставок и прямым ущербом предприятиям во всех отраслях из-за эпидемии Covid-19 и ответных мер общественного здравоохранения.Важны как последствия эпидемии, так и окружающие ее страх и неуверенность.

Но основной первопричиной также является чрезмерное расширение цепочек поставок, чрезмерное инвестирование в маржинальный бизнес, а также тонкие, как бритва, запасы и хрупкие бизнес-модели, которые стали нормой за десятилетие крайне низких процентных ставок и денежно-кредитной политики центральных банков во всем мире. , и особенно Федеральной резервной системы, после последней рецессии. Глубокие искажения в бизнесе, инвестициях и поведении потребителей, которые к 2020 году все стали полностью зависимыми от бесконечного потока легких денег, заложили основу для экономического разрушения, которое в настоящее время происходит, оставляя экономику с нулевым запасом устойчивости в качестве буфера. от негативных экономических потрясений.

Предупреждающие знаки о рецессии

Опережающие индикаторы уже мигали предупреждающими знаками в 2019 году, задолго до Covid-19.

Это стало ясно еще в 2018 и 2019 годах, когда повсеместная нехватка необходимых сотрудников и в целом жесткие условия на рынке труда достигли критической точки и побудили ФРС очень незначительно замедлить рост денежной массы и кредита. Фондовый рынок рухнул, и опережающие индикаторы, такие как кривая доходности, быстро начали сигнализировать о надвигающейся рецессии.Несмотря на то, что Covid-19 и связанные с ним блокировки представляют собой серьезную проблему в последние месяцы, экономические последствия создавались годами. Экономика лежала на пороховой бочке, и Covid-19 был ей под стать.

Великая рецессия: макроэкономическое землетрясение

Economic Policy Papers основаны на исследованиях, ориентированных на политику, проведенных сотрудниками и консультантами Федерального резерва Миннеаполиса. Газеты представляют собой серию периодических выпусков для широкой аудитории. Мнения, выраженные здесь, принадлежат авторам, а не обязательно другим представителям Федеральной резервной системы.


Краткое содержание

Великая рецессия была особенно серьезной и продлилась намного дольше, чем большинство других рецессий. Теперь экономисты полагают, что это было вызвано идеальным штормом снижения цен на жилье, финансовой системой, в значительной степени инвестированной в активы, связанные с недвижимостью, и теневой банковской системой, очень уязвимой для банковских бегств или риска пролонгации. Он длился дольше, чем большинство рецессий, потому что экономически пострадавшие домохозяйства не желали или не могли увеличивать расходы, таким образом увековечивая рецессию с помощью механизма, известного как парадокс бережливости.Экономисты считают, что Великую рецессию нельзя было предвидеть, потому что размер и хрупкость теневой банковской системы остались незамеченными.

Рецессия оказала чрезмерное влияние на макроэкономику как дисциплину, заставив экономистов пересмотреть две в значительной степени отвергнутые теории: IS-LM и парадокс бережливости. Это также заставило теоретиков лучше понять и включить финансовый сектор в свои модели, наиболее многообещающие из которых сосредоточены на несоответствии между сроками погашения активов и пассивов банков.


Введение

Великая рецессия поразила людей, экономику в целом и экономистов, как землетрясение, и ее последствия все еще ощущаются. Потеря работы и потеря права выкупа жилья опустошили многие семьи. Национальная экономика серьезно пострадала и еще не полностью восстановилась. А экономисты, которые не смогли предсказать ни кризис, ни рецессию, изо всех сил пытались понять, почему они не осознали хрупкость финансовой системы и продолжительность рецессии.

В этом эссе кратко обсуждается, почему Великая рецессия считается одновременно «великой» и «рецессией». Затем он обращается к формирующемуся консенсусу относительно его причины, его продолжительности и причин, по которым его предсказывали столь немногие. Наконец, исследуется влияние Великой рецессии на то, как академические экономисты теперь думают об экономике.

«Великая рецессия»

Экономический спад, который пережили Соединенные Штаты с конца 2007 года по третий квартал 2009 года, был особенно разрушительным. Объем производства, потребление, инвестиции, занятость и общее количество отработанных часов снизились во время недавней рецессии намного больше, чем сопоставимые средние показатели для всех других рецессий с 1945 года.Занятость, например, упала на 6,7 процента во время рецессии 2007-2009 годов по сравнению со средним показателем на 3,8 процента во время послевоенной рецессии. Аналогичные показатели по выпуску: 7,2 процента и 4,4 процента; на потребление: 5,4 процента и 2,1 процента. Этот более высокий уровень серьезности по всем направлениям является причиной того, что рецессия заслужила прилагательное «отлично».

К тому же, однако, эта рецессия определенно не была худшим спадом в США за всю историю наблюдений. Условия были намного хуже во время Великой депрессии.Занятость упала на 27 процентов с 1929 по 1933 год (по сравнению с 6,7 процента с 2007 по 2009 год), объем производства упал на 36 процентов (7,2 процента), а потребление упало на 23 процента (5,4 процента). По этой причине недавний спад, хотя и серьезный, справедливо считается рецессией, а не полномасштабной депрессией.

Еще одна причина считать эту рецессию «великой» — это то, как необычно долго экономика восстанавливалась. На прилагаемом рисунке показана производительность труда (выпуск на душу населения трудоспособного возраста с поправкой на инфляцию) с 1977 по 2014 год. 1 Вертикальные розовые полосы на рисунке обозначают даты начала и окончания рецессии, определенные Национальным бюро экономических исследований (NBER).


Экономика США вернулась к уровню производства на душу населения в 2007 году лишь немногим более пяти лет спустя, в первом квартале 2013 года. 2 Линии тренда производительности для предыдущих четырех рецессий показывают, что экономика обычно восстанавливается быстрее. Даже сейчас экономика США по-прежнему примерно на 10 процентов ниже нормы (то есть тенденции роста в 2007 году). 3

Что вызвало Великую рецессию?

Общепринятая мудрость теперь сводится к определенному рассказу о причине Великой рецессии. По сути, Великая рецессия была «идеальным штормом», созданным сочетанием трех факторов. 4 Ни один из этих факторов сам по себе не вызвал бы серьезной рецессии, но в совокупности они были взрывоопасными.

Первым было падение цен на жилье, начавшееся летом 2007 года.Был ли это конец «пузыря» или просто обычное колебание, не имеет значения для повествования. Второй фактор заключался в том, что финансовая система вкладывалась в активы, связанные с жильем, и ценные бумаги, обеспеченные ипотекой. 5 Третий фактор заключался в том, что теневая банковская система инвестировала в жилищные активы и была очень уязвима для массового изъятия из банков. 6

Эти три фактора являются важными элементами в следующем рассказе о Великой рецессии.

Падение цен на жилье нанесло ущерб активам теневой банковской системы и тем самым создало условия, в которых может произойти массовое вытеснение теневой банковской системы.Увы, летом 2007 года все же произошло бегство, вынудившее теневую банковскую систему продать свои активы по бросовым ценам.

Это сокращение активов нанесло ущерб всей банковской системе и ограничило ее способность осуществлять посредничество не только в покупке жилья, но и в инвестициях в целом. Из-за сокращения кредита объемы покупок домов снизились, а падение цен на жилье усилилось.

За счет сокращения благосостояния домохозяйств падение цен на жилье побудило домохозяйства сократить расходы. Столкнувшись с падением продаж, фирмы отказались от инвестиций и найма.Все эти факторы усиливали друг друга, отправляя экономику в штопор, описанный выше.

Почему это длилось так долго?

Традиционный взгляд на то, почему рецессия длилась так долго, состоит в том, что события, описанные в предыдущем абзаце, усилили желание сбережений по сравнению с желанием инвестировать. Если бы рынки работали эффективно, то процентная ставка упала бы, чтобы сбалансировать спрос и предложение сбережений, без значительного падения занятости. Согласно общепринятой точке зрения, для этого требовалось, чтобы процентные ставки были существенно отрицательными, что не могло быть достигнуто, потому что номинальная процентная ставка не могла быть намного ниже нуля.Поскольку процентные ставки не могли упасть настолько, чтобы очистить рынки кредитования, необходимо было что-то еще, чтобы уравнять спрос и предложение сбережений. Этим другим было падение совокупного выпуска и дохода, что позволило рынкам кредитования очиститься за счет сокращения сбережений, поскольку люди пытались избежать слишком большого сокращения своего потребления. По сути, это логика «парадокса бережливости», анализируемая в учебниках по макроэкономике для бакалавров. 7 Как и в этих учебниках, падение объемов производства, связанное с этим парадоксальным рассуждением о бережливости, в принципе может длиться долгое время.

Почему политики и экономисты не ожидали этого?

Возникает консенсус в том, что никто, ни политики, ни академические экономисты, не знали о третьем факторе, лежащем в основе Великой рецессии, а именно о размере и хрупкости теневого банковского сектора (см., Например, Bernanke 2010). 8 Причина проста. Многое из того, что политики и экономисты знают о финансовых рынках, является побочным эффектом регулирования, а теневая банковская система существовала в основном за пределами обычной нормативной базы.

Влияние на макроэкономику

Великая рецессия оказывает огромное влияние на макроэкономику как дисциплину двумя способами. Во-первых, это заставляет экономистов пересмотреть две теории, которые в значительной степени были дискредитированы или игнорировались. Во-вторых, это побудило профессионалов найти способы включить финансовый сектор в макроэкономическую теорию.

Забытые парадигмы

По сути, описанное выше повествование характеризует Великую рецессию как реакцию экономики на отрицательный шок спроса на товары повсюду.Это во многом соответствует духу традиционной макроэкономической парадигмы, воплощенной в известной модели IS-LM (или Хикса-Хансена) 9 , которая ставит подобные шоки спроса в основу своей теории колебаний делового цикла. Точно так же аргумент о парадоксе бережливости 10 также естественным образом выражается в модели IS-LM.

Парадигма IS-LM вместе с парадоксом бережливости и представлением о том, что решение группы людей 11 может привести к снижению объема производства, сокращающему благосостояние, была в значительной степени дискредитирована профессиональными макроэкономистами с 1980-х годов.Но кажется, что Великую рецессию невозможно понять, не прибегая к логике парадокса бережливости и не обращаясь к потрясениям в совокупном спросе. Как следствие, современный эквивалент модели IS-LM — новокейнсианская модель — вернулся в центр внимания. 12 (Честно говоря, возвращение модели IS-LM началось в конце 1990-х годов, но Великая рецессия резко ускорила этот процесс.)

Возвращение динамической версии модели IS-LM является революционным, потому что эта модель тесно связана с представлением о том, что экономическая система иногда может стать нефункциональной, что потребует некоторой формы государственного вмешательства.Это большой отход от доминирующей точки зрения в профессии макроэкономики после дорогостоящей высокой инфляции 1970-х годов. Поскольку эта инфляция рассматривалась как провал политики, многие экономисты в 1980-х годах были довольны моделями, которые предполагали, что рынки работают хорошо сами по себе, а государственное вмешательство, как правило, непродуктивно.

Бухгалтерский учет для финансового сектора

Великая рецессия оказала второе важное влияние на макроэкономическую практику. До Великой рецессии профессиональные макроэкономисты были единодушны в том, что макроэкономическая теория может спокойно игнорировать дисфункцию в финансовом секторе.Идея заключалась в том, что то, что происходит на Уолл-стрит, остается на Уолл-стрит, то есть оказывает такое же небольшое влияние на экономику, как то, что происходит в казино Лас-Вегаса. Эта идея получила поддержку в опыте США в 1987 году и в начале 2000-х годов, когда экономика, казалось, не беспокоилась из-за значительной волатильности фондового рынка. Но идея о том, что финансовые рынки можно игнорировать в макроэкономике, умерла с Великой рецессией.

Сейчас макроэкономисты активно думают о финансовой системе, о том, как она взаимодействует с экономикой в ​​целом и как ее следует регулировать.Это потребовало создания новых моделей, включающих финансы, а модели, которые являются эмпирически успешными, как правило, интегрировали финансовые факторы в версию новой кейнсианской модели по причинам, описанным выше. (См., Например, Christiano, Motto and Rostagno 2014.)

Экономисты достигли большого прогресса в этом направлении, слишком много, чтобы резюмировать его в этом кратком эссе. Одно особенно примечательное достижение видно в недавнем исследовании Марка Гертлера, Нобухиро Киётаки и Андреа Престипино.(См. Гертлер и Киётаки 2015 и Гертлер, Киётаки и Престипино 2016.) В своих моделях банки финансируют долгосрочные активы за счет краткосрочных обязательств. Это несоответствие ликвидности между активами и обязательствами отражает основную причину того, что финансовые учреждения реального мира уязвимы для бегства. Таким образом, модель позволяет экономистам точно осмыслить описанный выше рассказ (и отстаиваемый Бернанке 2010 и другими) о том, что привело к Великой рецессии в 2007 году. Уточнение моделей такого рода имеет важное значение для понимания коренных причин серьезных экономических спадов и для разработки нормативной и другой политики, которая может предотвратить повторение бедствий, таких как Великая рецессия.


Примечания

1 Выходные данные и данные о населении были получены из FRED, онлайновой базы данных, поддерживаемой Федеральным резервным банком Сент-Луиса. Метка FRED для показателя выпуска — GDPC1, а метка для населения трудоспособного возраста — LFWA64TTUSQ647S.

2 Точное количество времени, необходимое для того, чтобы объем производства на душу населения вернулся к своему докризисному пику, в некоторой степени зависит от используемого показателя численности населения. Если бы вместо этого был использован показатель численности гражданского населения (маркировка FRED CNP16OV), то время было бы больше, примерно семь лет.Отличие от результатов, представленных на рисунке, отражает демографические факторы, из-за которых население трудоспособного возраста растет медленнее, чем население в целом.

3 Дополнительное обсуждение тенденции экономического производства США в 2007 г. см. В Christiano, Eichenbaum and Trabandt (2015). 10-процентное число в тексте было округлено после выполнения следующих вычислений. Я подобрал линейный временной тренд к натуральному логарифму показателя выпуска на рисунке, используя данные с начала выборки до четвертого квартала 2007 года, за квартал до начала Великой рецессии согласно NBER.Я расширил тренд до конца выборки. Разница между трендом в конце выборки и последней точкой данных (логарифм) составляет 0,136, которую я округлил до 0,10. 10-процентное число, указанное в тексте, является последним числом, умноженным на 100.

4 Ранней, впоследствии отвергнутой, точкой зрения была так называемая гипотеза несоответствия рабочей силы. Он постановил, что низкий уровень занятости был вызван не отсутствием рабочих мест, а отсутствием рабочих с нужными навыками для их заполнения.Персонал и фирмы были « несовместимы с ».

Эта точка зрения потеряла свою привлекательность, поскольку стало очевидно, насколько масштабной была рецессия. Практически во всех секторах сократились занятость и отработанное время. Уровень безработицы подскочил практически для всех категорий рабочих, в зависимости от уровня образования и профессии. Согласно гипотезе несовпадения, рост заработной платы должен был быть особенно высоким, а безработица — низкой для востребованных категорий работников. Но практически везде, для всех, не хватало работы.

Почему работодатели наняли так мало работников? С начала 1970-х годов Национальная федерация независимого бизнеса опрашивает своих членов, чтобы выяснить, в чем заключается их главная проблема. Их просят выбрать из 10 возможных, включая налоги, инфляцию, низкие продажи и качество рабочей силы. Согласно гипотезе несоответствия, большая часть фирм должна была выбрать «качество труда» в качестве своей главной проблемы. Они этого не сделали. Вместо этого «плохие продажи» превзошли все другие варианты и стали их главной проблемой.Фирмы не нанимали сотрудников просто потому, что люди не покупали их товары и услуги.

5 Интересная история, выходящая за рамки этого анализа, — как столько денег было вложено в ипотеку. Согласно общепринятому мнению, источником денег было то, что Бернанке (2005) назвал «избытком сбережений»: деньги хлынули из стран Азии с высокими сбережениями и нефтедобывающих регионов. Во время того, что Шин (2012) назвал «банковским перенасыщением», большая часть этих поступающих денег уходила в Европу, а затем возвращалась обратно в Соединенные Штаты.Европейские учреждения, которые управляли этим возвратно-поступательным потоком, отдавали предпочтение ипотеке.

Доказательством того, что большой дефицит текущего счета отражает увеличение предложения средств иностранцами, является резкое падение процентных ставок с 2000 года. Доказательством того, что большая часть дополнительных денег пошла на ипотеку, является то, что ставки по ипотечным кредитам и условия кредитования стали особенно мягкими. Для дальнейшего обсуждения этой точки зрения см. Justiniano, Primiceri and Tambalotti (2015).Свидетельства, согласующиеся с представлением о том, что дефицит текущего счета США играет важную роль на рынках жилья, также можно увидеть в существенной ковариации между ценами на жилье в США и текущим счетом (см. Рисунок 1.1 в Justiano, Primiceri and Tambalotti 2015).

6 Технически то, что произошло, было кризисом опрокидывания, а не традиционным банковским изъятием, как это было знакомо по фильмам и фотографиям времен Великой депрессии. Подробное обсуждение кризиса опрокидывания см. В Gertler and Kiyotaki (2015).

7 Аргумент парадокса бережливости, описанный в тексте, лежит в основе анализа нижней границы процентной ставки, проведенного Эггертссоном и Вудфордом (2003).

8 Эта теневая банковская система имела такой же порядок величины, что и традиционная банковская система, описанная в Geithner (2008).

9 Модель IS-LM, часто изображаемая графически и рассматриваемая как инкапсулирующая традиционную кейнсианскую теорию, описывает взаимосвязь между реальным объемом производства (ВВП) и номинальными процентными ставками.На графике с реальными процентными ставками по вертикальной оси и реальным ВВП по горизонтали IS-LM рассматривается как наклонная вниз кривая IS (инвестиции и сбережения или рынок экономических товаров) и наклонная вверх кривая LM ( предпочтение ликвидности и денежная масса). Пересечение этих кривых указывает на равновесную процентную ставку и ВВП в экономике.

10 Это идея о том, что если люди чувствуют себя бедными из-за того, что экономика не процветает, они сокращают расходы; это сокращение, в свою очередь, побудит компании сокращать инвестиции и найм, что приведет к самоисполняющемуся пророчеству об экономическом спаде.«Парадокс» заключается в том, что, хотя бережливость на индивидуальном уровне может быть разумной, она может иметь пагубное влияние на экономику в целом и, в конечном итоге, на отдельных людей. См., Например, «Paradox» Redux в июне 2013 г., , регион .

11 Предприятия сокращают инвестиции, например, когда у них падают продажи, или когда домашние хозяйства сокращают расходы, потому что они чувствуют себя бедными из-за падения цен на жилье.

12 Для другой модели, которая также может быть в состоянии смириться с данными о Великой рецессии, см. Buera and Nicolini (2016).


Список литературы

Бернанке, Бен С. 2005. «Глобальное перенасыщение сбережений и дефицит текущего счета США». Лекция Сэндриджа. Ассоциация экономистов Вирджинии, 14 апреля.

Бернанке, Бен С. 2010. Заявление Комиссии по расследованию финансового кризиса. Вашингтон, округ Колумбия, 2 сентября. Https://www.federalreserve.gov/newsevents/testimony/bernanke20100902a.pdf

Буэра, Франсиско и Хуан Пабло Николини. 2016. «Ловушки ликвидности и денежно-кредитная политика: управление кредитным кризисом.Неопубликованная рукопись, Федеральный резервный банк Чикаго.

Кристиано, Лоуренс Дж., Мартин С. Эйхенбаум и Матиас Трабандт. 2015. «Понимание Великой рецессии». Американский экономический журнал: макроэкономика 7 (1): 110-67.

Кристиано, Лоуренс Дж., Роберто Мотто и Массимо Ростаньо. 2014. «Риск-шоки». Американский экономический обзор 104 (1): 27-65.

Эггертссон, Гаути и Майкл Вудфорд. 2003. «Нулевая граница процентных ставок и оптимальная денежно-кредитная политика.” Документы Брукингса по экономической деятельности 34 (1): 139-235.

Гайтнер, Тимоти Ф. 2008. «Снижение системного риска в динамичной финансовой системе». Выступления в Экономическом клубе Нью-Йорка. Нью-Йорк, 9 июня. Https://www.newyorkfed.org/newsevents/speeches/2008/tfg080609.html

Гертлер, Марк и Нобухиро Киётаки. 2015. «Банковское дело, ликвидность и работа банков в экономике бесконечного горизонта». Обзор американской экономики 105 (7): 2011-43.

Гертлер, Марк, Нобухиро Киётаки и Андреа Престипино.2016. «Оптовый банковский бизнес и банковские операции в макроэкономическом моделировании финансовых кризисов». Рабочий документ 21892, Национальное бюро экономических исследований.

Юстиниано, Алехандро, Джорджо Примичери и Андреа Тамбалотти. 2015. «Влияние перенасыщения сбережений и банковских услуг на экономику США». Рабочий документ 19635, Национальное бюро экономических исследований.

Шин, Сон Хён. 2011. «Глобальное перенасыщение банковской системой и премия за кредитный риск». Проект. Лекция Манделла-Флеминга, 2011 г.

А как насчет микроэкономики?

В недавней статье New York Times Magazine Пол Кругман сетует на текущее состояние макроэкономики (изучение детерминант уровня производства и занятости в экономике), которая не позволяет нам увидеть силы, которые, по его мнению, вызвали текущий спад.Однако он никогда не упоминает о состоянии микроэкономики.

Микроэкономика — это исследование того, как фирмы и потребители принимают решения на рынках и как правительство пытается справиться с условиями, которые приводят к «плохим» решениям. И он не потерпел серьезных интеллектуальных неудач из-за нынешней Великой рецессии. Действительно, причины и способы лечения этой рецессии больше связаны с микроэкономикой, чем с макроэкономикой.

Теоретические и эмпирические вклады микроэкономистов научили нас, что сбои рыночного механизма действительно существуют, но что на правительство редко, если вообще когда-либо, можно рассчитывать, что они исправят эти сбои эффективно.Ничто за последние два года не подорвало микроэкономический анализ, который повлиял на дерегулирование рынков авиакомпаний, грузовых автомобилей, железных дорог, природного газа, сырой нефти, телекоммуникаций и кабельного телевидения. Эти успехи дерегулирования не были скомпрометированы рыночными неудачами, которые произошли в финансовом секторе и лежат в основе жалоб Кругмана. Но даже если Кругману удастся раскрыть теорию, объединяющую иррациональное изобилие финансовых рынков с макроэкономическими показателями, это вряд ли гарантирует улучшение работы государственных регулирующих органов.Это также не улучшит наши знания о том, как рынки корректируются после резких спадов.

Провал рынка, вызвавший нынешний кризис, к настоящему времени хорошо известен: быстрый рост субстандартных ипотечных кредитов и неспособность многих покупателей жилья и инвесторов понять и должным образом взвесить кредитные риски. К сожалению, банки и рейтинговые агентства недооценили вероятность серьезного падения цен на жилье и считали, что они могут измерить взаимосвязь кредитных рисков.Финансовые фирмы, потребители и регулирующие органы не учли должным образом выбросы — события с очень низкой вероятностью — которые оказались важными, что привело к волне банкротств финансовых учреждений, нанесших серьезный ущерб реальной экономике.

Большинство дефолтов было связано с регулируемыми финансовыми учреждениями, которые покупали, секьюритизировали и даже инвестировали в субстандартные ипотечные кредиты и ипотечные кредиты Alt-A, которые спровоцировали финансовый коллапс. Даже некоторые операции Берни Мэдоффа подлежали федеральному регулированию.Примечательно, что, несмотря на большие убытки, нерегулируемые финансовые учреждения, такие как крупные хедж-фонды, не нуждались в помощи правительства, чтобы выжить.

Призывы к улучшению регулирования финансового рынка понятны, потому что нерегулируемые ипотечные брокеры предлагали многим домохозяйствам ипотечные кредиты, которые они впоследствии не могли себе позволить, когда цены на жилье перестали расти. Но эти брокеры сделали это только потому, что регулируемые финансовые учреждения охотно купили эти ипотечные кредиты. Многие из самых изощренных ипотечных продуктов оказались у забалансовых структур регулируемых финансовых учреждений менее чем через 10 лет после краха Enron, когда его забалансовые компании развалились.

Кругман утверждает, что экономистам нужны новые модели, учитывающие иррациональное поведение на финансовых рынках. Но удержат ли такие теоретические модели регуляторы от тех же ошибок, когда возникнет следующий спекулятивный пузырь?

Теперь, когда мы находимся в разгаре Великой рецессии, существует мало свидетельств того, что распространение операций по оказанию помощи Казначейству и Федеральной резервной системе выводит нас из нее быстрее, чем мы могли бы ожидать от нормальных рыночных сил. Существенное смягчение денежно-кредитной политики должно оказаться полезным, но будут ли какие-либо доказательства того, что различные изгибы и повороты в Программе помощи проблемным активам (TARP) или Срочной программе кредитования ценными бумагами (TALF) действительно сократили рецессию? И многие экономисты сомневаются в эффективности пакета стимулов, учитывая медленное выделение средств и использование этих средств для множества сомнительных проектов.

С другой стороны, есть веские доказательства того, что потребители и фирмы обычно учатся — и быстро учатся — на сбоях рынка, связанных с несовершенной информацией. Оба предприняли активные действия, чтобы укрепить свои балансы. Рискованные ипотечные кредиты практически исчезли. Действительно, существует мало исторических свидетельств того, что цена предполагаемых информационных сбоев заслуживала большого внимания. Конечно, события последних лет были другими, но их возможность не исключалась устоявшейся микроэкономической теорией.

Оглядываясь назад, станет ясно, что рынки довольно хорошо отреагировали на финансовый кризис, вызвав восстановление экономики — как и всегда. Никакие экстренные меры правительства не позволили решить проблемы на рынке жилья, вызванные чрезмерными спекуляциями и поощрением некредитоспособных покупателей брать на себя крупные ипотечные кредиты. Как и следовало ожидать, восстановление жилищного строительства может произойти только тогда, когда цены упадут до приемлемого уровня, избыточные запасы будут сокращены за счет сокращения числа новых запусков, а финансовые учреждения спишут долг, который они выпустили на переоцененные дома.Все эти рыночные корректировки идут полным ходом и не имеют ничего общего с TARP, TALF или захватом государством Фанни Мэй и Фредди Мак .

Не менее важно то, что кредитные рынки стабилизировались, а кредитные спрэды существенно сузились, особенно для фирм, которые хорошо управляют своими балансами. Microsoft недавно выпустил облигации, которые продавались с очень низкими спредами по казначейским облигациям. Даже озабоченность по поводу свопов на дефолт по кредиту, выпущенных крупными проблемными финансовыми учреждениями, теперь кажется преувеличенной, поскольку большие объемы этих позиций были успешно закрыты с незначительным системным эффектом.

На протяжении всего этого экономического кризиса никто не представил убедительных доказательств того, что дерегулирование рынков транспорта, энергии и связи было ошибкой. Какими бы ни были провалы рынка в начале 20 века, попытки правительства исправить их потерпели неудачу. Дерегулирование было и остается правильной политикой в ​​этих секторах.

Более того, директивным органам будет довольно сложно улучшить финансовое регулирование, кроме как путем более тщательного регулирования левериджа.Между тем, американцы могут быть уверены, что финансовые рынки весьма чувствительны к взаимосвязи рисков кредитного дефолта и что предпринимаются и будут предприниматься новые усилия по более эффективному управлению финансовыми рисками с помощью теории финансов, которая выходит за рамки акцента на «среднее значение и дисперсию» доходности и уделяет должное внимание рискам в хвостах распределения. Следующий провал финансового рынка приведет к еще одному повышению способности рынка управлять рисками и к тревожному осознанию того, что правительство мало что может сделать для предотвращения краха рынков и улучшения их самокоррекции.

Роберт В. Крэндалл и Клиффорд Уинстон — старшие научные сотрудники Института Брукингса. Уинстон является автором книги Провал правительства против провала рынка (Brookings, 2006).

Что такое рецессия? Определение, причины, продолжительность и последствия

  • Рецессия — это период спада в общей экономической активности, обычно определяемый, когда в экономике наблюдается снижение валового внутреннего продукта в течение двух кварталов подряд.
  • Другие индикаторы рецессии включают рост безработицы, падение розничных продаж, замедление роста производства и снижение реальных доходов населения.
  • Хотя это неприятно и тревожно, важно понимать, что рецессии являются естественным явлением в современной экономике.
  • Посетите домашнюю страницу Business Insider, чтобы узнать больше.
Идет загрузка.

В экономике слово «рецессия» — это термин, который никто никогда не любит слышать.

Но помимо мучительного опыта надвигающегося финансового кризиса, растущей безработицы и большой финансовой неопределенности, что именно — это рецессия?

Что такое рецессия?

Рецессия — это значительный экономический спад, охватывающий всю экономику, который длится более нескольких кварталов.

Более конкретно, этот термин обычно определяется как период, когда валовой внутренний продукт (ВВП) снижается в течение двух последовательных кварталов.Это преобладающее мнение было популяризировано экономистом Юлиусом Шискином в 1974 году.

Но правда в том, что существует множество индикаторов, которые определяют, находимся ли мы в рецессии.

Возможно, лучший способ понять, как эксперты определяют рецессию, — это сравнить это с тем, как судья Верховного суда Поттер Стюарт печально описал свое мнение о непристойности: экономисты узнают это, когда видят это.

При определении рецессий Национальное бюро экономических исследований (NBER) — частная некоммерческая исследовательская группа, отвечающая за отслеживание дат начала и окончания U.S. recessions — предлагает более широкий набор экономических показателей, который включает уровень занятости, валовой внутренний доход (GDI), оптово-розничные продажи и промышленное производство.

Во время рецессии вы можете почувствовать эти усугубляющие эффекты по-разному: количество заявок на пособие по безработице растет, привычки в расходах меняются, продажи замедляются, а экономические возможности сокращаются.

Таким образом, на практике рецессии отмечаются не только спадом реальный ВВП , но также и снижение реальных личных доходов, падение продаж и производства в обрабатывающей промышленности и рост уровня безработицы.

Рецессии и деловой цикл

Чтобы понять макроэкономические переменные, составляющие рецессию, Джакомо Санталего, доктор философии, старший преподаватель экономики в Фордхэмском университете, говорит, что важно признать связь между рецессиями и деловым циклом.

Бизнес-цикл отслеживает колебания экономической активности в США вверх и вниз вокруг долгосрочной тенденции роста. Поскольку цикл отслеживает широкомасштабные восходящие и нисходящие движения экономических индикаторов, он часто является фокусом экономической политики.

Фактически, рецессия считается нормальной частью делового цикла. По данным NBER, с 1857 г. в США было 33 рецессии.

Деловой цикл показывает, как совокупная экономика страны колеблется с течением времени.Юйцин Лю / Business Insider Под

бизнес-циклами понимаются четыре отдельных фазы:

  • Расширение: Эта фаза представляет собой период экономического роста. Он часто характеризуется увеличением занятости и ростом потребительских расходов и спроса, что приводит к увеличению производства и стоимости товаров и услуг.
  • Пик: Наивысшая точка бизнес-цикла, которая означает, когда экономика достигла пика выпуска. Это обычно рассматривается как поворотный момент в фазе сокращения.
  • Сокращение: Период, отмеченный спадом экономической активности, часто определяемым падением ВВП, ростом безработицы и другими связанными экономическими показателями. По мере сокращения роста экономика вступает в рецессию.
  • Минимум: Самая низкая точка бизнес-цикла, которая отмечает «дно» экономической активности.Падение является поворотным моментом, за которым следует новая волна расширения.

Важно отметить, что бизнес-циклы не происходят с предсказуемыми интервалами. Напротив, они нерегулярны по длине, а их серьезность отражается в экономических переменных того времени.

Что вызывает рецессию?

Вообще говоря, расширение и рост экономики не могут длиться вечно. Значительный спад экономической активности обычно вызывается сложной взаимосвязанной комбинацией факторов, включая:

Экономические потрясения. Непредсказуемое событие, которое вызывает широкомасштабные экономические потрясения, например стихийное бедствие или террористический акт. Последний пример — недавняя вспышка COVID-19.

Потеря доверия потребителей. Когда потребители беспокоятся о состоянии экономики, они замедляют свои расходы и сохраняют все деньги, которые могут. Поскольку около 70% ВВП зависит от потребительских расходов, вся экономика может резко замедлиться.

Высокие процентные ставки. Высокие процентные ставки делают покупку домов, автомобилей и других крупных покупок для потребителей дорогой.Компании сокращают свои расходы и планы роста из-за слишком высокой стоимости финансирования. Экономика сжимается.

Дефляция. В отличие от инфляции, дефляция означает падение цен на продукты и активы из-за значительного падения спроса. По мере падения спроса падают и цены, поскольку продавцы пытаются привлечь покупателей. Люди откладывают покупки, ожидая снижения цен, что вызовет продолжающуюся нисходящую спираль или замедление экономической активности и рост безработицы.

Пузырьки активов. В условиях пузыря активов цены на такие вещи, как акции технологических компаний в эпоху доткомов или недвижимость до Великой рецессии, быстро растут, потому что покупатели считают, что они будут расти постоянно.Но затем пузырь лопается, люди теряют то, что у них было на бумаге, и возникает страх. В результате люди и компании сокращают расходы, уступая место рецессии.

Как долго длится рецессия?

Из-за непредсказуемого характера рецессий трудно оценить, как долго они продлятся.

«В какой-то момент рынки меняются», — говорит Сантанджело. «Что вызывает этот экономический поворот? То же самое наверху: вещи, которые нельзя предсказать.»

NBER следует ретроспективной процедуре датировки экономического цикла, то есть ожидает достаточных данных, чтобы объявить, когда мы достигнем своей фазы цикла. Однако мы можем посмотреть на уроки, извлеченные из прошлых рецессий:

Великая рецессия (декабрь 2007 г. — июнь 2009 г.)

В то время Великая рецессия была худшим и самым глубоким экономическим спадом со времен Великой депрессии. Это было результатом пузырей в сфере недвижимости и сложных инвестиций, называемых производными финансовыми инструментами.

Несмотря на то, что рецессия длилась всего 18 месяцев, рецессия оказала глубокое влияние на последующее десятилетие, потому что восстановление — путь назад снизу вверх — может занять годы.

В то время как рынок жилья восстановился, в настоящее время миллионы американцев все еще не вернули то, что они потеряли, показывая, что прилив поднимает все лодки, только если он может достичь каждой из них.

Рецессия доткомов (март 2001 г. — ноябрь 2001 г.)

Рецессия доткомов стала результатом пузыря в акциях технологических компаний, поскольку коммерческое использование Интернета быстро расширялось.Кроме того, проблема 2000 года — страх того, что компьютеры и программное обеспечение могут выйти из строя из-за того, что в них используются двузначные числа для обозначения лет, — вызвала массовые разовые покупки.

Возможность владеть некоторыми технологиями привлекла больше людей и организаций, что привело к росту цен на акции. Но, как любой пузырь, он не мог продолжаться долго, особенно после того, как 11 сентября потрясло страну.

Одной из причин, по которой этот срок был коротким (восемь месяцев), был экономический стимул в результате снижения налогов администрацией Джорджа Буша и Федеральный резерв снижение процентных ставок.

Рецессия войны в Персидском заливе (июль 1990 — март 1991)

Эта рецессия, продолжавшаяся восемь месяцев, была вызвана множеством факторов: скачком цен на нефть, перемещением рабочих мест и производства в Мексику и Канаду с началом НАФТА, два года повышения процентной ставки ФРС и замедление расходов на оборону с окончанием холодной войны.

Окончание войны в Персидском заливе помогло стабилизировать цены на нефть, что позволило экономике достичь дна.Но восстановление было тяжелым: безработица в 1992 году достигла пика в 7,8%.

Итог

Итак, что же делает рецессию рецессией, кроме субъективного ощущения «плохого» экономического цикла, когда все замедляется, люди теряют богатство и растет безработица?

Краткий ответ: существует множество факторов, определяющих рецессию. Но понимание того, что они являются частью нормальных приливов и отливов в экономике, может иметь большое значение, помогая вам подготовиться и выдержать спады, которые неизбежно надвигаются на вашем пути.

Соответствующее покрытие в сфере инвестиций:

Что коронавирус может означать для мировой экономики

В эти трудные времена мы сделали ряд наших статей о коронавирусе бесплатными для всех читателей. Чтобы получать весь контент HBR по электронной почте, подпишитесь на рассылку Daily Alert.

В значительной степени игнорируя Covid-19 при его распространении по Китаю, мировые финансовые рынки резко отреагировали на прошлой неделе, когда вирус распространился на Европу и Ближний Восток, вызвав опасения по поводу глобальной пандемии.С тех пор риски Covid-19 были оценены настолько агрессивно по различным классам активов, что некоторые опасаются, что рецессия в мировой экономике может быть предрешена.

В наших беседах руководители бизнеса спрашивают, действительно ли просадка рынка сигнализирует о рецессии, насколько серьезной будет рецессия, связанная с Covid-19, каковы сценарии роста и восстановления и будет ли какое-либо долговременное структурное воздействие разворачивающегося кризиса. .

По правде говоря, прогнозы и индексы не ответят на эти вопросы.Вряд ли надежный в самые спокойные времена, прогноз ВВП сомнителен, когда неизвестна траектория распространения вируса, равно как и эффективность усилий по сдерживанию, а также реакция потребителей и компаний. Не существует единого числа, которое достоверно отражает или предсказывает экономические последствия Covid-19.

Вместо этого мы должны внимательно изучить рыночные сигналы по классам активов, модели рецессии и восстановления, а также историю эпидемий и потрясений, чтобы получить представление о будущем.

Что говорят нам рынки

Может показаться, что резкое сокращение мировых финансовых рынков на прошлой неделе указывает на то, что мировая экономика находится на пути к рецессии.Стоимость безопасных активов резко выросла, при этом срочная премия по долгосрочным государственным облигациям США упала до почти рекордных минимумов на отрицательных 116 базисных пунктах — именно столько инвесторы готовы платить за безопасную гавань государственного долга США. В результате механические модели риска рецессии стали более популярными.

Тем не менее, более пристальный взгляд показывает, что рецессию не следует рассматривать как предрешенный исход.

Во-первых, проведите оценку рискованных активов, где влияние Covid-19 не было равномерным.С другой стороны, кредитные спрэды выросли на удивление мало, что говорит о том, что кредитные рынки еще не предвидят проблем с финансированием и финансированием. Стоимость акций заметно упала с недавних максимумов, но следует отметить, что они по-прежнему повышены по сравнению с их более долгосрочной историей. На противоположном конце спектра волатильность сигнализирует о величайшем напряжении, периодически ставя подразумеваемую волатильность в следующем месяце наравне с любыми крупными нарушениями за последние 30 лет, за исключением глобального финансового кризиса.

Во-вторых, хотя финансовые рынки являются важным индикатором рецессии (не в последнюю очередь потому, что они также могут их вызывать), история показывает, что медвежьи рынки и рецессии не должны автоматически объединяться. На самом деле перекрытие составляет только два из каждых трех медвежьих рынков США — другими словами, каждый третий медвежий рынок не является рецессионным. За последние 100 лет мы насчитали семь таких случаев, когда медвежьи рынки не совпадали с рецессиями.

Нет сомнений в том, что финансовые рынки теперь приписывают Covid-19 значительный разрушительный потенциал, и эти риски реальны.Но различия в оценке активов подчеркивают значительную неопределенность, окружающую эту эпидемию, и история предостерегает нас от проведения прямой линии между распродажами на финансовых рынках и реальной экономикой.

Как будет выглядеть рецессия, вызванная Covid-19?

Хотя рыночные настроения могут вводить в заблуждение, риск рецессии реален. Уязвимость основных экономик, включая экономику США, повысилась, поскольку рост замедлился, а экспансия различных стран теперь менее способна выдерживать потрясения.Фактически, экзогенный шок, поразивший экономику США во время уязвимости, в течение некоторого времени был наиболее вероятным сценарием рецессии.

Рецессии обычно делятся на одну из трех категорий:

  • Реальный спад. Как правило, это цикл увеличения капитальных затрат, который превращается в спад и подрывает расширение. Но серьезные внешние потрясения спроса и предложения, такие как войны, бедствия или другие сбои, также могут подтолкнуть реальную экономику к спаду.Именно здесь Covid-19 имеет наибольший шанс заразить своего хозяина.
  • Политический спад. Когда центральные банки оставляют процентные ставки слишком высокими по сравнению с «нейтральной» ставкой экономики, они ужесточают финансовые условия и кредитное посредничество и с задержкой сдерживают рост. Этот риск остается умеренным — за пределами США ставки уже минимальны или даже отрицательны, в то время как Федеральная резервная система неожиданно снизила ставки на 50 базисных пунктов. Помимо мер денежно-кредитной политики, министры финансов G7 также пообещали оказать финансовую поддержку.
  • Финансовый кризис. Финансовый дисбаланс имеет тенденцию нарастать медленно и в течение продолжительных периодов времени, прежде чем быстро исчезнуть, нарушив финансовое посредничество, а затем и реальную экономику. Есть некоторые заметные различия во всем мире, но в критически важной экономике США трудно указать на риски финансового кризиса. Некоторые обозреватели указывают на пузырь корпоративных кредитов, о чем свидетельствует значительный объем эмиссии и узкие спреды. Тем не менее, мы боремся с аналогией с субстандартными кредитами с прошлой рецессией, поскольку корпоративные кредиты не финансируют бум реальной экономики (как субстандартные кредиты в жилищном секторе), а также не удерживаются долги на балансах банков.Оба фактора ограничивают системный риск потенциальной перетряски кредита, хотя полностью исключить этот риск нельзя. Трудно увидеть, что Covid-19 способствует финансовому дисбалансу, но стресс может возникнуть из-за напряженности денежных потоков, особенно на малых и средних предприятиях (МСП).

Если взглянуть на эту таксономию и снова на историю, можно увидеть несколько хороших новостей в классификации «реальной экономики». Несмотря на свое своеобразие, настоящие рецессии, как правило, более благоприятны, чем спады экономической политики или спады, вызванные финансовым кризисом, поскольку они представляют собой потенциально серьезные, но по существу временные шоки спроса (или предложения).Напротив, спады в политике могут быть серьезными, в зависимости от размера ошибки. Фактически, Великая депрессия была вызвана, пожалуй, самой крупной политической ошибкой за всю историю. А финансовые кризисы являются наиболее пагубными, поскольку они вносят в экономику структурные проблемы, на исправление которых может потребоваться много времени.

Каков вероятный путь восстановления?

Независимо от того, удастся ли экономике избежать рецессии или нет, возврат к росту в условиях Covid-19 будет зависеть от ряда факторов, таких как степень, в которой спрос будет отложен или отвергнут, действительно ли шок будет резким или продолжительным, или есть ли структурные повреждения, среди других факторов.Разумно набросать три общих сценария, которые мы описали как V-U-L.

  • V-образный : Этот сценарий описывает «классический» шок реальной экономики, смещение выпуска, но в конечном итоге рост возобновляется. В этом сценарии годовые темпы роста могут полностью поглотить шок. Хотя это может показаться оптимистичным на фоне сегодняшнего мрака, мы думаем, что это правдоподобно.
  • U-образный : Этот сценарий является уродливым братом V — шок сохраняется, и, хотя первоначальная траектория роста возобновляется, наблюдается некоторая необратимая потеря объема производства.Возможно ли это для Covid-19? Совершенно верно, но мы хотели бы увидеть больше доказательств реального ущерба, нанесенного вирусом, чтобы сделать это базовым случаем.
  • L-образный : Этот сценарий представляет собой очень уродливое и плохое соотношение V и U. Чтобы это произошло, вы должны поверить в способность Covid-19 нанести значительный структурный ущерб, то есть нарушить что-то в экономике. сторона — рынок труда, накопление капитала или функция производительности. Это сложно представить даже с пессимистическими предположениями.В какой-то момент мы окажемся по другую сторону этой эпидемии.

Опять же, стоит оглянуться на историю, чтобы эмпирически оценить потенциальный путь воздействия Covid-19. Фактически, V-образные формы монополизируют эмпирический ландшафт предшествующих потрясений, включая такие эпидемии, как атипичная пневмония, грипп h4N2 1968 года («Гонконг»), грипп h3N2 1958 года («азиатский») и испанский грипп 1918 года.

Будут ли какие-либо долгосрочные экономические последствия Covid-19 ?

Чтобы понять это, нам необходимо изучить механизм передачи, через который кризис здравоохранения поражает экономику.

Если таксономия спадов говорит нам , где вирус, вероятно, атакует экономику, каналы передачи сообщают нам, как вирус берет под контроль своего хозяина. Это важно, поскольку подразумевает различные воздействия и средства правовой защиты. Есть три возможных канала передачи:

  • Косвенный удар по уверенности (эффект богатства): Классическая передача экзогенных шоков в реальную экономику происходит через финансовые рынки (и в более широком смысле финансовые условия) — они становятся частью проблемы.По мере падения рынков и сокращения благосостояния домохозяйств нормы сбережений домохозяйств повышаются, и, следовательно, потребление должно падать. Этот эффект может быть мощным, особенно в странах с развитой экономикой, где высока подверженность домашних хозяйств классу долевых активов, например в США. При этом потребуется как резкое (больше медвежий рынок, чем коррекция), так и устойчивый спад.
  • Прямое воздействие на доверие потребителей: Хотя показатели финансового рынка и доверие потребителей сильно коррелируют, долгосрочные данные также показывают, что доверие потребителей может упасть даже при подъеме рынков.Covid-19, по-видимому, потенциально может нанести серьезный удар по доверию, удерживая потребителей дома, утомленных дискреционными расходами и, возможно, пессимистично оценивающих долгосрочную перспективу.
  • Шок со стороны предложения : Вышеупомянутые два канала являются шоками спроса, но существует дополнительный риск передачи через нарушение предложения. Поскольку вирус останавливает производство и отключает критически важные компоненты цепочек поставок, пробелы превращаются в проблемы, производство может быть остановлено, могут произойти увольнения и увольнения.В разных экономиках и отраслях будет огромная изменчивость, но, взяв в качестве примера экономику США, мы думаем, что потребуется довольно длительный кризис, чтобы это в значительной степени распространилось. По сравнению с влиянием на спрос мы считаем это второстепенным.

Рецессии — это преимущественно циклические, а не структурные явления. И все же граница может быть размыта. Чтобы проиллюстрировать это, мировой финансовый кризис был (очень плохим) циклическим событием для США, но имел структурный навис.Экономика восстановилась, но сокращение доли заемных средств домохозяйств является постоянным явлением: готовность (и способность) домохозяйств брать кредиты структурно ослаблены, а сопутствующий структурный ущерб заключается в том, что директивным органам гораздо труднее продвигать цикл, просто управляя краткосрочными контрактами. процентные ставки сегодня.

Может ли Covid-19 создать свое собственное структурное наследие? История показывает, что мировая экономика после крупного кризиса, такого как Covid-19, вероятно, будет отличаться по ряду важных аспектов.

  • Микроэкономическое наследие : Кризисы, включая эпидемии, могут стимулировать внедрение новых технологий и бизнес-моделей. Вспышку атипичной пневмонии в 2003 году часто связывают с распространением онлайн-покупок среди китайских потребителей, что ускорило рост Alibaba. Поскольку школы закрылись в Японии и могут быть закрыты в США и на других рынках, может ли электронное обучение и электронная доставка образования стать прорывом? Кроме того, продемонстрировали ли цифровые усилия в Ухане по сдерживанию кризиса с помощью трекеров смартфонов новый мощный инструмент общественного здравоохранения?
  • Макроэкономическое наследие : Уже похоже, что вирус ускорит продвижение к более децентрализованным глобальным цепочкам создания стоимости — по сути, вирус добавляет биологическое измерение к политическим и институциональным силам, которые вытолкнули модель цепочки создания стоимости до 2016 года в более фрагментированную направление.
  • Политическое наследие : Нельзя исключать политических разветвлений в глобальном масштабе, поскольку вирус подвергает испытанию способность различных политических систем эффективно защищать свое население. Могут быть разоблачены хрупкие институты и спровоцированы политические сдвиги. В зависимости от продолжительности и серьезности Covid-19 может даже повлиять на президентские выборы в США. На многостороннем уровне кризис можно рассматривать как призыв к более тесному сотрудничеству или, наоборот, раздвинуть биполярные центры геополитической силы дальше друг от друга.

Что следует делать лидерам в связи с экономическими рисками?

Выводы финансовых рынков и истории аналогичных потрясений могут быть реализованы следующим образом:

  • Не зависите от прогнозов. Финансовые рынки в настоящее время демонстрируют большую неопределенность. Многие сценарии остаются правдоподобными, и компании должны их изучить.
  • Не позволяйте колебаниям финансовых рынков искажать суждения о бизнесе, которым вы руководите.
  • Сосредоточьтесь на сигналах доверия потребителей, доверяйте своим инстинктам и знайте, как использовать данные своей компании для калибровки таких идей. Воздействие не будет равномерным, и выводы будут конкретными для вашей отрасли.
  • Планируйте лучшее и готовьтесь к худшим траекториям. Имейте в виду, что V-образное восстановление является вероятным сценарием концептуально и эмпирически, но не позволяйте этому пониманию успокаивать вас.
  • Начните смотреть сквозь призму кризиса.Какое микро-, макроэкономическое наследие или наследие будет у Covid-19? Какие возможности или проблемы возникнут?
  • Подумайте, как вы поступите в посткризисном мире. Можете ли вы участвовать в более быстром внедрении новых технологий, новых процессов и т. Д.? Сможете ли вы в конечном итоге найти преимущество в невзгодах для вашей компании, клиентов и общества?

(Примечание редактора, 6 марта) : этот материал был обновлен, чтобы отразить подтипы исторических вспышек гриппа.)

Если наш контент помогает вам бороться с коронавирусом и другими проблемами, рассмотрите возможность подписки на HBR. Покупка подписки — лучший способ поддержать создание этих ресурсов.

USDA ERS — Макроэкономика и сельское хозяйство

Изменения в макроэкономике могут иметь серьезные последствия для сельского хозяйства. Ключевыми факторами, связывающими сельское хозяйство с США и мировой макроэкономикой, являются обменные курсы, международная торговля, иностранный и внутренний доход, занятость, процентные ставки и стоимость энергии.Международные и внутренние макроэкономические изменения могут вызвать серьезные сдвиги в значениях этих показателей, изменяя цены на сельскохозяйственную продукцию, производство, потребление и торговлю в стране.

Работа

ERS охватывает исследования и анализ воздействия макроэкономических условий на сельское хозяйство в США и за рубежом, включая последствия недавнего экономического кризиса и факторы роста цен на сырьевые товары. ERS предоставляет наборы данных по обменным курсам и макроэкономическим показателям для ряда стран и играет ведущую роль в подготовке 10-летних базовых прогнозов Министерства сельского хозяйства США по основным сельскохозяйственным товарам в Соединенных Штатах и ​​некоторых странах.

ERS предоставляет ряд информационных продуктов и отчетов, касающихся макроэкономики и сельского хозяйства.

Периодические, запланированные выходы
  • Отчет Outlook для сельскохозяйственной торговли США e , , в котором прогнозирует экспорт и импорт сельскохозяйственной продукции США на предстоящий финансовый год по странам и секторам, содержит раздел об экономических перспективах США и мира. .
  • Набор данных по обменным курсам для сельского хозяйства содержит годовые и ежемесячные данные по обменным курсам, важным для США.С. сельское хозяйство. Он включает в себя как номинальные, так и реальные обменные курсы для 79 стран, а также для Европейского союза (ЕС), а также индексы реальных торгово-взвешенных обменных курсов для многих товаров и агрегатов. Все серии обновляются ежеквартально. Ряды данных начинаются в начале 1970-х годов и доходят до последней доступной точки данных.
  • Международный набор макроэкономических данных предоставляет исторические и прогнозные данные по 189 странам, на которые приходится более 99 процентов мировой экономики. Эти макроэкономические данные и прогнозы собраны в явной форме, чтобы служить в качестве основных предположений для ежегодно обновляемых прогнозов спроса и предложения сельского хозяйства Министерства сельского хозяйства США, которые обеспечивают 10-летний прогноз U.С. и мировое сельское хозяйство.
  • Базовые прогнозы сельского хозяйства Министерства сельского хозяйства США, годовой отчет, опубликованный в феврале, предлагает 10-летние прогнозы для сельскохозяйственного сектора на основе годового долгосрочного анализа Министерства сельского хозяйства США. Соответствующая базовая база данных охватывает прогнозы для четырех основных кормовых культур (кукуруза, сорго, ячмень и овес) в дополнение к другим основным кормовым культурам и животноводству.
  • Международные базовые прогнозы данные указывают на предложение, спрос и торговлю основными сельскохозяйственными товарами для отдельных стран.Эти прогнозы предоставляют подробную информацию о зарубежных странах, подтверждающую годовой базовый уровень сельского хозяйства Министерства сельского хозяйства США, который обеспечивает долгосрочные 10-летние прогнозы

Коронавирус: как страны реагируют на экономический кризис?

Введение

Коронавирус душит мировую экономику. За считанные недели очень заразная болезнь поставила мир на грань рецессии, более серьезной, чем финансовый кризис 2008 года. Глубина и продолжительность спада будут зависеть от многих факторов, включая поведение самого вируса, ответные меры общественного здравоохранения и меры экономического вмешательства.

Подробнее от наших экспертов

Учитывая необычный характер кризиса, вызванного пандемией, лица, определяющие налогово-бюджетную и денежно-кредитную политику, работают без единого сценария. Многие, однако, продвигаются вперед с ошеломляющей финансовой помощью, которая в совокупности может превысить 10 триллионов долларов.

Насколько серьезной будет рецессия?

Подробнее на:

COVID-19

Экономика

Соединенные Штаты

Китай

объединенное Королевство

Апрельские чтения показали, что мировую экономику накрывает колоссальный шторм.«Мы ожидаем худших экономических последствий со времен Великой депрессии», — сказала Кристалина Георгиева, управляющий директор Международного валютного фонда (МВФ). Между тем Организация экономического сотрудничества и развития заявила, что ее показатели являются самым сильным предупреждением о том, что большинство крупных экономик вступили в «резкий спад». Всемирная торговая организация, со своей стороны, прогнозирует, что почти во всех регионах мира в этом году сокращение торговли будет выражаться двузначным числом, причем больше всего пострадают экспортеры из Северной Америки и Азии.

Многие правительства фактически заморозили социальную и экономическую деятельность во всех или в некоторых частях своих стран, чтобы сдержать вспышку, закрывая второстепенные предприятия и приказывая жителям оставаться дома на недели или месяцы. Миллиарды людей во всем мире остаются взаперти. Основные отрасли, особенно авиалинии и другие отрасли, связанные с путешествиями, находятся на грани банкротства. Есть надежда, что экономики смогут обесточиться, не вызывая серьезных сбоев, таких как широко распространенные банкротства или безработица, а затем быстро вернуться в норму после того, как пандемия утихнет.

10 трлн.

Возможная цена глобальной помощи

Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Насколько быстро правительства должны освободить свою экономику, остается предметом споров. Некоторые правительства в Азии и Европе, которые считают, что им удалось сдержать вирус, начали медленно восстанавливать свою экономику.Точно так же более десятка штатов США ослабляют ограничения, и президент Трамп не возобновил федеральные руководящие принципы социального дистанцирования, срок действия которых истек 30 апреля. Но новые вспышки уже заставили некоторые страны вновь ввести ограничения.

Подробнее от наших экспертов

Ежедневная сводка новостей

Сводка мировых новостей с анализом CFR доставляется на ваш почтовый ящик каждое утро.
Большинство рабочих дней.

На данный момент некоторые экономисты надеются на сильное восстановление мировой экономики в третьем квартале, отражающее восстановление в Азии после вспышки тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) в 2003 году. Однако другие предупреждают, что пандемия может быть гораздо более разрушительной с экономической точки зрения, чем любая другая. после вспышки и предупреждаем, что восстановление может занять гораздо больше времени.

Тем временем многие мировые державы сдвигают горы, чтобы поддержать свою экономику во время спада из-за коронавируса.

Подробнее на:

COVID-19

Экономика

Соединенные Штаты

Китай

объединенное Королевство

Китай

Вторая по величине экономика мира ожила в апреле после сокрушительного удара коронавируса, который возник в городе Ухань в провинции Хубэй в конце 2019 года. Несколько недель введенных правительством блокировок в десятках городов привели к резкое снижение объемов промышленного производства, розничных продаж, строительства и других видов экономической деятельности.В целом валовой внутренний продукт (ВВП) упал почти на 7 процентов в первом квартале, что стало первым экономическим спадом Китая за более чем сорок лет.

Руководство Китая, похоже, менее склонно возглавить восстановление мировой экономики на этот раз, чем оно было после финансового кризиса 2008 года, когда оно щедро потратило более полутора триллионов долларов на пакет стимулов. За прошедшие годы Китай примерно удвоил свой государственный долг — примерно до 60 процентов валового внутреннего продукта (ВВП) — и многие аналитики считают, что он не может позволить себе снова так агрессивно тратить.

Пока что центральный банк Китая предпринял относительно скромные действия, снизив резервные требования для банков, что позволит им ссудить нуждающимся предприятиям дополнительные 80 миллиардов долларов, и указывает на то, что он снизит процентные ставки в ближайшие месяцы. «Нормальная денежно-кредитная политика должна сохраняться как можно дольше», — написал глава центрального банка И Ган в конце апреля. «Воздействие пандемии временное. Экономика Китая обладает высокой устойчивостью и огромным потенциалом, в то время как основы качественного развития не изменятся.”

Аналитики говорят, что главным признаком того, что нужно следить, станет объявление Пекином своего годового целевого показателя роста, который был перенесен с марта на май из-за вируса. Амбициозная цель в размере около 6 процентов может сигнализировать о приближении значительного пакета стимулов, в то время как более скромная цифра, близкая к 3 процентам, вероятно, будет означать сохранение статус-кво. Также существует вероятность того, что Китай откажется от установления целевых показателей на этот год. Чтобы достичь своей давней цели по удвоению ВВП в период с 2010 по 2020 год, Китаю необходимо вырасти как минимум на 5.6 процентов в этом году — темпы, по мнению немногих экономистов, возможны.

Германия

Ожидается, что экономика Германии сократится впервые с 2009 года, где-то от 3 до 10 процентов в этом году. Само правительство прогнозировало сокращение чуть более чем на 6 процентов, что будет худшими показателями экономики за десятилетия. В марте почти полмиллиона немецких компаний подали заявки на участие своих сотрудников в краткосрочной государственной программе работы, направленной на предотвращение массовых увольнений.

Чтобы противостоять экономическим последствиям коронавируса, Берлин предпринимает смелые действия, отказываясь от своей твердой приверженности сбалансированному бюджету, известной как schwarze Null или «черный ноль».«Он выделяет не менее 350 миллиардов евро — или около 10 процентов своего ВВП — на поддержку крупнейшей экономики еврозоны. Деньги будут потрачены на помощь находящимся в затруднительном положении предприятиям, в том числе путем предоставления неограниченных кредитов и, возможно, приобретения долей в акционерном капитале.

Мы делаем все необходимое.
Ангела Меркель, канцлер Германии

«Мы делаем все необходимое», — сказала канцлер Ангела Меркель, которая также руководила страной через кризис 2008 года.«И мы не будем каждый день спрашивать, что это значит для нашего дефицита». Официальные лица отмечают, что Германия готова агрессивно тратить средства, потому что в последние годы правительство сдерживало свои финансы, снизив соотношение долга к ВВП с более чем 80 процентов в 2010 году до менее 60 процентов сегодня.

После быстрых мер по борьбе со вспышкой болезни в пределах своих границ Германия объявила в середине апреля, что она постепенно возобновит свою экономику. Однако Меркель предупредила руководителей штатов — в Германии есть федеральная система — с большой осторожностью снимать ограничения.

Япония

Экономисты прогнозируют, что экономика Японии, ориентированная на экспорт, сократится примерно на 3 процента в этом году, что будет худшими показателями с 2008 года. Глубокое воздействие пандемии наступило сразу после экономического спада в результате повышения налога с продаж прошлой осенью. Вирус также вынудил правительство отложить летние Олимпийские игры до следующего года.

Как и некоторые из его коллег на Западе, японское правительство ответило огромным пакетом помощи на сумму почти 1 триллион долларов, чтобы помочь стране пережить один из самых сложных периодов за последнее время.Общая цифра равна примерно 20 процентам ВВП Японии, но аналитики говорят, что фактическое влияние на расходы будет намного меньше.

«Без преувеличения можно сказать, что экономика Японии и мировая экономика сейчас переживают самый большой кризис со времен [Второй мировой войны]. Мы защитим занятость и жизнь любой ценой », — сказал премьер-министр Синдзо Абэ. Меры по спасению включают денежные выплаты гражданам и малому и среднему бизнесу, беспроцентные ссуды, задержку налоговых платежей и купоны на поездки и туризм.

Центральный банк Японии объявил в конце апреля, что он готов купить неограниченный объем государственного долга и удвоить объем покупок корпоративного долга. Однако некоторые критики говорят, что Банк Японии имеет ограниченные возможности после того, как в течение многих лет удерживал процентные ставки около нуля.

Соединенное Королевство

Пандемия парализует британскую экономику точно так же, как ее лидеры ведут переговоры о взаимоотношениях с Европейским союзом после Брексита. До вспышки болезни уже были опасения по поводу рецессии из-за так называемого жесткого Brexit.Экономисты говорят, что пандемия коронавируса может увести от 5 до 10 процентов экономики в 2020 году.

Правительство готово к вмешательствам, которые будут «беспрецедентными в истории британского государства» для поддержки экономики, заявил в начале марта министр финансов Риши Сунак. Среди чрезвычайных мер Министерство финансов обязалось выплачивать 80 процентов заработной платы рабочих в течение нескольких месяцев, чтобы компании не прибегали к огромным увольнениям; предложили возместить самозанятым работникам потерянную заработную плату; отсроченные налоговые платежи; увеличенные пособия по безработице; учредила кредитную программу для малых и средних компаний; и оказал спасательную помощь благотворительным организациям.

15 % ВВП

Возможные финансовые обязательства Великобритании

Источник:

Wall Street Journal.

Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Банк Англии снизил базовую процентную ставку до 0,5 процента, что является рекордно низким уровнем, и ослабил требования к капиталу для банков.Совершив необычный шаг в начале апреля, центральный банк согласился напрямую финансировать расходы правительства во время кризиса, освободив его от необходимости выпускать долги на рынке облигаций. В целом, усилия по спасению могут привести к тому, что Великобритания потратит более 400 миллиардов фунтов стерлингов, или около 15 процентов ВВП.

США

В знак ошеломляющих потерь, которые вирус наносит экономике США, с середины марта подали заявления по безработице более тридцати миллионов американцев — примерно каждый шестой работник США.До этого кризиса наибольшее количество заявок за неделю составляло 695 000 в 1982 году. Экономический результат упал почти на 5 процентов за первые три месяца 2020 года, что является самым резким падением с 2008 года. Большинство аналитиков ожидают, что ущерб будет намного больше в во втором квартале, при этом некоторые предполагают, что уровень безработицы может достичь 40 процентов, что значительно выше, чем его пик в 25 процентов во время Великой депрессии.

В то время как Вашингтон критиковали за неумелое управление общественным здравоохранением в ответ на пандемию, ему также приписывают решительные действия по стабилизации финансовых рынков.В марте Федеральная резервная система заявила, что сделает все, что в ее силах, для поддержки экономики и обеспечения ликвидности. Среди исторических действий ФРС были: снижение процентных ставок почти до нуля, снижение требований к банковским резервам до нуля, быстрое приобретение казначейских облигаций и ценных бумаг с ипотечным покрытием на сумму почти 2 триллиона долларов, покупка корпоративных и муниципальных долгов и предоставление чрезвычайных кредитов небанковским организациям.

Между тем, что касается налогово-бюджетной сферы, в марте законодатели приняли пакет стимулов на 2 триллиона долларов, который некоторые аналитики охарактеризовали как промежуточный заем для получения U.С. Экономика сквозь кризис. Он включает прямые выплаты до 1200 долларов физическим лицам, сотни миллиардов долларов в виде кредитов и грантов предприятиям, увеличение пособий по безработице и поддержку больниц и поставщиков медицинских услуг. «По сути, это уровень инвестиций в нашу страну во время войны», — сказал лидер большинства в Сенате Митч МакКоннелл. Месяц спустя Конгресс подписал второй пакет финансовой помощи на общую сумму около полумиллиарда долларов, направленный на оказание помощи малому бизнесу и дополнительную помощь больницам.

Многосторонние учреждения

Европейский Союз . Министры финансов еврозоны согласились на пакет в 500 миллиардов евро для предоставления экстренного кредитования и другой помощи странам-членам, предприятиям и рабочим. Кристин Лагард, президент Европейского центрального банка (ЕЦБ), пообещала, что защита еврозоны со стороны ЕЦБ «не будет ограничена». В этом году банк намерен выкупить до 750 миллиардов евро дополнительных облигаций, чтобы помочь своим членам в условиях экономического спада.

Международный валютный фонд. МВФ выделил 100 миллиардов долларов для кредитования стран-членов, которые сталкиваются с острым финансовым кризисом из-за коронавируса, причем предпочтение отдается странам с развивающейся экономикой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *