Причины конформизма: works.doklad.ru — Учебные материалы

Автор: | 23.09.1976

Содержание

Социальные конформисты: понятие, причины возникновения, основные виды контрольная 2010 по социологии

Содержание Введение 1. Понятие конформизма 2. Социальные конформисты. Причины конформного поведения 3. Основные виды конформистов, Заключение Список используемой литературы Введение Конформизм (от позднелат. conformis — подобный, сообразный), морально-политический термин, обозначающий приспособленчество, пассивное принятие существующего порядка вещей, господствующих мнений и т.д. Конформизм означает отсутствие собственной позиции, беспринципное и некритическое следование любому образцу, обладающему наибольшей силой давления (мнение большинства, признанный авторитет, традиция и т.п.). В современном буржуазном обществе Конформизм по отношению к существующему социальному строю и господствующим ценностям насаждается системой воспитания и идеологического воздействия; он является типичной чертой деятельности бюрократических организаций. От конформизма следует отличать конформность (конформные реакции), изучаемую социальной психологией.

Усвоение определённых групповых норм, привычек и ценностей — необходимый аспект социализации личности и предпосылка нормального функционирования любой социальной системы. Но социально-психологические механизмы такого усвоения и степень автономии личности по отношению к группе бывают различными. Социологов и психологов издавна интересовали такие вопросы, как подражание, социальное внушение, «психическое заражение» и т.п. С 50-х гг. XX в. предметом интенсивных экспериментальных психологических исследований стали способы отбора и усвоения индивидом социальной информации и мера его отношения к групповому давлению. Выяснилось, что они зависят от целой совокупности факторов — личностных (степень внушаемости индивида, устойчивость его самооценок, уровень самоуважения, тревожность, интеллект, потребность в одобрении окружающих и т.д.; у детей конформные реакции выше, чем у взрослых, а у женщин — выше, чем у мужчин), групповых (положение индивида в группе, её значимость для него, степень сплочённости и структура группы), ситуационных (содержание задачи и заинтересованность в ней испытуемого, его компетентность, принимается ли решение публично, в узком кругу или прийти к выводу, что именно неконформисты (как их описывают авторы) отличаются устойчивостью личности: они характеризуются самостоятельностью, эмансипированностью во взглядах, суждениях, поступках от окружающей их общественной среды.
(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
Однако устойчивость личности неконформистов, мягко выражаясь, является своеобразной, ибо неконформисты противостоят обществу, которое враждебно им и стремится путем давления на неконформную личность привести ее «к общему знаменателю» — сделав такой же, как все остальные. Едва ли справедливо говорить об устойчивости личности, «свободной от общества», об устойчивости, так сказать, «робинзоновского толка». Для многих из указанных выше работ характерно расширительное толкование результатов исследований по конформизму — стремление непосредственно перенести экспериментальную ситуацию Аша на условия общественной жизни, придать этой ситуации широкий социальный контекст. В этой связи существенное значение имеет продолжение экспериментального исследования данной проблемы. Само слово «конформизм» имеет в обычном языке совершенно определенное содержание и означает «приспособленчество». На уровне обыденного сознания феномен конформизма давно зафиксирован в сказке Андерсена о голом короле. Поэтому в повседневной речи понятие приобретает некоторый негативный оттенок, что крайне вредит исследованиям, особенно если они ведутся на прикладном уровне.
Дело усугубляется еще и тем, что понятие «конформизм» приобрело специфический негативный оттенок в политике как символ соглашательства и примиренчества. Чтобы как-то развести эти различные значения, в социально — психологической литературе чаще говорят не о конформизме, а о конформности или конформном поведении1, имея в виду чисто психологическую характеристику позиции индивида относительно позиции 1 — См.: Социальная психология. Учеб. пособие. Под общ. ред. Андреевой Г.М. – М.: Проспект, 2001. С. 234. группы, принятие или отвержение им определенного стандарта, мнения, свойственного группе, меру подчинения индивида групповому давлению. В работах последних лет часто употребляется термин «социальное влияние». Противоположными конформности понятиями являются понятия «независимость», «самостоятельность позиции», «устойчивость к групповому давлению» и т.п. Напротив, сходными понятиями могут быть понятия «единообразие», «условность», хотя в них содержится и иной оттенок. Единообразие, например, тоже означает принятие определенных стандартов, но принятие, осуществляемое не в результате давления.
Конформность констатируется там и тогда, где и когда фиксируется наличие конфликта между мнением индивида и мнением группы и преодоление этого конфликта в пользу группы. Мера конформности — это мера подчинения группе в том случае, когда противопоставление мнений субъективно воспринималось индивидом как конфликт. Различают внешнюю конформность, когда мнение группы принимается индивидом лишь внешне, а на деле он продолжает ему сопротивляться, и внутреннюю (иногда именно это и называется подлинным конформизмом), когда индивид действительно усваивает мнение большинства. Внутренняя конформность и есть результат преодоления конфликта с группой в ее пользу. В исследованиях конформности обнаружилась еще одна возможная позиция, которую оказалось доступным зафиксировать на экспериментальном уровне. Это — позиция негативизма. Когда группа оказывает давление на индивида, а он во всем сопротивляется этому давлению, демонстрируя на первый взгляд крайне независимую позицию, во что бы то ни стало отрицая все стандарты группы, то это и есть случай негативизма.
Лишь на первый взгляд негативизм выглядит как крайняя форма отрицания конформности. В действительности, как это было показано во многих исследованиях, негативизм не есть подлинная независимость. Напротив, можно сказать, что это есть специфический случай конформности, так сказать, «конформность наизнанку»: если индивид ставит своей целью любой ценой противостоять мнению группы, то он фактически вновь зависит от группы, ибо ему приходится активно продуцировать антигрупповое поведение, антигрупповую позицию или норму, т.е. быть привязанным к групповому мнению, но лишь с обратным знаком (многочисленные примеры негативизма демонстрирует, например, поведение подростков). Поэтому позицией, противостоящей конформности, является не негативизм, а самостоятельность, независимость. Таким образом, можно сделать вывод, что конформизм — это морально- политический термин, обозначающий приспособленчество, пассивное принятие существующего порядка вещей, законов, господствующих мнений и т.д. Конформизм означает отсутствие собственной позиции, беспринципное и некритическое следование любому образцу, обладающему наибольшей силой давления (мнение большинства, признанный авторитет, традиция).
В психологии конформизм представляет собой податливость личности реальному или воображаемому давлению группы. Конформизм проявляется в изменении поведения и установок в соответствии с ранее не разделяемой позицией большинства. В то же время в социологии выделяют отдельное определение социального конформизма, согласно которому социальный конформизм представляет собой некритическое принятие и следование господствующим мнениям, стандартам и стереотипам массового сознания, традициям, авторитетам, принципам, установкам. К положительным чертам конформизма относят: формирование единства в кризисных ситуациях позволяющего организации выжить в сложных условиях; упрощение организации совместной деятельности за счет отсутствия раздумий по поводу поведения в стандартных обстоятельствах и получения инструкций по поведению в нестандартных обстоятельствах; уменьшается время адаптации человека в коллективе; социальная группа приобретает единое лицо. В то же время явлению конформизма сопутствуют и отрицательные которая в целом поддерживает конформизм на необходимом уровне.
В данную систему входят такие меры воздействия на сотрудников, как убеждения, предписания, запрещения, признание заслуг и т.д. Благодаря данным мерам поведение членов общества приводится в соответствие с обще принятым. От конформизма следует отличать другие проявления единообразия во взглядах, мнениях, суждениях, которые формируются в процессе социализации, а также изменение взглядов под влиянием убедительной аргументации. Конформизм — это принятие индивидом определенного мнения «под нажимом», под давлением общества или группы. Оно обусловлено главным образом боязнью санкций или нежеланием остаться в изоляции. Экспериментальное изучение конформистского поведения в группе показало, что примерно треть людей проявляет такое поведение, т.е. склонна подчинить свое поведение мнению группы. Причем, как установлено, влияние группы на индивида зависит от таких факторов, как размер группы (максимальное влияние — в группе, состоящей из трех человек), групповая согласованность (при наличии хотя бы одного «инакомыслящего» эффект группового давления снижается).
Склонность к конформизму зависит также от возраста (с возрастом снижается), от пола (женщины в среднем несколько более конформны). Как было сказано выше явление конформизма было открыто американским психологом С. Ашем в 1951г. В его знаменитых экспериментах с подставной группой перед испытуемыми ставилась задача сравнения и оценки длины линий, изображенных на предъявляемых карточках. В контрольных опытах при индивидуальном выполнении задания оно не вызывало у испытуемых каких-либо трудностей. В ходе эксперимента все участники, кроме одного («наивного субъекта»), по предварительной договоренности с экспериментатором давали заведомо неправильный ответ. «Наивный субъект» не знал о сговоре и выполнял задание последним. В экспериментах С. Аша было обнаружено, что около 30% испытуемых давали вслед за группой ошибочные ответы, т.е. демонстрировали конформное поведение. После окончания экспериментов с его участниками проводилось интервью с целью выяснения их субъективных переживаний. Большинство опрошенных отмечали значительное психологическое давление, которое оказывает мнение большинства группы. 1 В дальнейшем эксперименты с подставной группой неоднократно воспроизводились в различных модификациях (Р. Крачфилд, 1955). При этом было обнаружено, что за внешне сходным «конформным» поведением могут скрываться принципиально различные по психологическим механизмам его варианты. Одни из испытуемых, давших неправильный ответ, были искренне убеждены в том, что решили задачу правильно. Такое поведение можно объяснить эффектом группового внушения, при котором воздействие группы происходит на неосознаваемом уровне. Другие испытуемые отмечали, что они были не согласны с мнением группы, но не хотели открыто высказывать свое мнение, чтобы не вступать в открытую конфронтацию. В данном случае можно говорить о внешнем конформизме или приспособлении. Наконец, представители третьей группы «конформистов» говорили о том, что у них возникал сильный внутренний конфликт, связанный с расхождением своею мнения и мнения группы, но они делали выбор в пользу группы и были убеждены в правильности группового мнения. Этот тип поведения впоследствии стал обозначаться как внутренняя конформность или собственно конформность. «Конформность констатируется там и тогда, — отмечает Г.М. Андреева, — где и когда фиксируется наличие конфликта между мнением индивида и мнением группы и преодоление этого конфликта в пользу группы». 2 На степень выраженности конформизма оказывают влияние следующие факторы: пол индивида (женщины в целом более конформны, чем мужчины), 1 — См.: Социальная психология: Хрестоматия. Учебное пособие для студентов вузов/Сост. Е. П. Белинская, О. А. Тихомандрицкая. — М: Аспект Пресс, 2003. С.244. 2 — См.: Социальная психология. Учеб. пособие. Под общ. ред. Андреевой Г.М. – М.: Проспект, 2001. С. 236. возраст (конформное поведение чаще проявляется в молодом и старческом возрасте), социальный статус (люди с более высоким статусом менее подвержены групповому давлению), психическое и физическое состояние (плохое самочувствие, усталость, психическая напряженность усиливают проявление конформности). 1 Исследования показали, что степень конформности зависит от численности группы. Вероятность конформности возрастает с увеличением численности группы и достигает максимума в присутствии 5-8 человек (опыты Ж. Годфруа в 1992 и Д. Майерса в 1997). Конформизм как явление следует отличать от конформности как личностного качества, которое проявляется в тенденции демонстрировать сильную зависимость от группового давления в различных ситуациях. Ситуационный конформизм, напротив, связан с проявлением высокой зависимости от группы в конкретных ситуациях. Конформизм тесно связан со значимостью ситуации, в которой осуществляется воздействие группы на индивида, и со значимостью (референтностью) группы для индивида и степенью групповой сплоченности. Чем выше степень выраженности этих характеристик, тем выраженнее эффект группового давления. Феномен негативизма личности по отношению к группе, т.е. выраженное постоянное сопротивление группе и противопоставление себя группе, является не противоположностью конформизма, а частным проявлением зависимости от группы. Противоположностью конформизму является самостоятельность индивида, независимость его установок и поведения от группы, устойчивость к групповому воздействию. 3. Основные виды конформистов Основываясь на результатах исследований, проведенных многочисленными психологами-социологами можно прийти к выводу, что к проявлению различного рода конформизмы склонны более 30% членов 1 — См.: Майерс Д. Социальная психология. – М.: Наука, 1997. С. 341. факт, что даже если поменять мнение большинства и привести его в соответствие с позицией негативистов, последние в свою очередь все равно поменяют свое мнение, поскольку все-таки находятся под влиянием мнения большинства. Всем перечисленным типам конформистов противостоят нонконформисты, которые в любой ситуации, даже под сильным и направленным влиянием большинства остаются при своем мнении, принимают меры по отстаиванию своих позиций. Такие люди отличаются самостоятельностью, независимостью, вследствие чего являются скорее изгоями общества, которое всеми силами стремится поглотить их, сломить их сопротивление и подчинить своей воле. Часто именно нонконформисты оказываются той движущей силой, которая толкает общество по пути развития, усвоения истинных общественных ценностей, открывают для него новые возможности. Заключение Конформизм — приспособленчество, пассивное принятие существующего социального порядка, господствующих мнений и т.п. От конформизма следует отличать другие проявления единообразия во взглядах, мнениях, суждениях, которые формируются в процессе социализации, а также изменение взглядов под влиянием убедительной аргументации. Конформизм — это принятие индивидом определенного мнения «под нажимом», под давлением общества или группы. Оно обусловлено главным образом боязнью санкций или нежеланием остаться в изоляции. Экспериментальное изучение конформистского поведения в группе показало, что примерно треть людей проявляет такое поведение, т.е. склонна подчинить свое поведение мнению группы. Причем, как установлено, влияние группы на индивида зависит от таких факторов, как размер группы (максимальное влияние — в группе, состоящей из трех человек), групповая согласованность (при наличии хотя бы одного «инакомыслящего» эффект группового давления снижается). Склонность к конформизму зависит также от возраста (с возрастом снижается), от пола (женщины в среднем несколько более конформны). Социальный конформист — это человек, член общества, который вопреки своим взглядам, мыслям, знаниям, под воздействием мнения большинства членов группы принимает это мнение истинно верным и соглашается принять его. Иными словами конформист — это человек, привыкший всем беспрекословно подчиняться. У него нет ни собственного мнения, ни собственных убеждений, ни собственного «Я». Если у него есть друг, то он во всем подчиняется ему. Если он находится в группе людей, то во всем подчиняется ее требованиям. Конформист — это тип социального приспособленца. В основу деления социальных конформистов на группы была положена их склонность к изменению своего мнения под давлением мнения большинства и характер последующего поведения индивида. Первую группу социальных конформистов составили ситуационные конформисты. Представители данной группы отличаются от других членов общества проявлением наиболее высокой зависимости от группы в конкретных ситуациях. Вторую группу представляют внутренние конформисты, то есть такие люди, которые в случае конфликта своего мнения с мнением большинства принимает его сторону и внутренне усваивает это мнение, то есть становится одним из членов большинства. Третья группа социальных конформистов — внешние конформисты, которые принимают мнение большинство лишь внешне, а на деле он продолжает ему сопротивляться. Четвертый тип конформистов составляют негативисты (конформисты наизнанку). Представители этой группы в любом случае не признают общественных ценностей, открыто вступают в конфликт с обществом даже тогда, когда понимают, что их позиция не верна. Всем перечисленным типам конформистов противостоят нонконформисты, которые в любой ситуации, даже под сильным и направленным влиянием большинства остаются при своем мнении, принимают меры по отстаиванию своих позиций. Такие люди отличаются самостоятельностью, независимостью.

феномен, виды, причины, примеры конформизма

Понятие конформизма в психологии занимает особенное место. Оно тесно связано с личностным развитием, стремлением найти свое место в жизни. Люди, которые задумываются над этим вопросом, нередко обнаруживают, что не могут оставаться свободными от мнения коллектива, родственников или друзей. Все мы хотим быть услышанными, но при этом никак не соглашаемся потерять социальное одобрение. Самостоятельность в суждениях многим кажется чем-то недостижимым. За независимость часто приходится платить одиночеством и общественным отвержением.

Феномен конформизма

Феномен социального давления – довольно распространенное явление. Человек живет в обществе и потому не может быть полностью свободен от него. Мы все в той или иной степени ориентируемся на мнение большинства. Невозможно представить себе жизнь современного человека без правил и следования определенным нормам поведения. Эти установки в большинстве случаев продиктованы необходимостью сохранять хорошие отношения с нужными и полезными людьми. Конформизм следует понимать как условие социального взаимодействия. Если бы каждый человек жил  исключительно по своим собственным правилам, законам и порядкам, никакая коллективная деятельность сделалась бы невозможной. Рассмотрим подробнее проявления социального конформизма.

Согласие с мнением общества

Человек вынужден жить по тем правилам, которое диктует общество. Феномен социального конформизма как раз и выражается в том, что индивид подстраивается под мнение большинства, подчас отказываясь от собственных желаний. Индивидуальные возможности многим представляются чем-то вроде недостижимой мечты. По этой причине реализацию личных планов большинство людей намеренно откладывают на потом. Конечно, такой подход никак не способствует личностному развитию. Однако он позволяет сохранять комфортные отношения с окружающими. Для большинства людей так страшно остаться в одиночестве и социальной изолированности, что они с легкостью отказываются от индивидуальных планов.

Отказ от своего мнения

Конформизм предполагает, что личность пренебрегает собственной позицией в угоду общественным установкам. Человек выбирает для себя следовать чужой позиции и соглашаться с мнением большинства, чтобы не потерять уважение, рабочее место или высокую должность. Все это требует больших эмоциональных затрат. Феномен социального конформизма интересен тем, что позволяет отследить степень зависимости человека от окружающих. Социальное давление порой настолько сильно, что полностью меняет сознание личности. Человек нередко начинать жить лишь требованиями общества, забывая о собственных потребностях. Конформизм  предполагает отказ от индивидуальных стремлений, ведь на них попросту не остается ни времени, ни моральных сил.

Чувство зависимости

Значимая характеристика конформизма, которую нельзя игнорировать. Феномен социального конформизма предполагает, что человек постепенно привыкает к тому, что его индивидуальные мысли, стремления не реализуются. В некоторых случаях это приводит к затяжной депрессии, к тому, чтобы забыть о собственных целях и мечтах. Другие люди, испытывая состояние зависимости от мнения общества, ощущают колоссальное чувство внутреннего неудовлетворения. Они отдают себе отчет в том, что с ними происходит, и хотят как-то исправить ситуацию. Только для этого часто необходимо действовать не просто смело, а максимально открыто и быстро. Нерешительному человеку крайне сложно решиться принять перемены в собственную жизнь. Такая личность постоянно во всем ищет одобрения окружающих.

Причины конформизма

Конформизм как явление заслуживает отдельного внимания. Конформизм представляет интерес для социологов и психологов. Существуют определенные причины, способствующие формированию и развитию конформизма. Чаще всего, они связаны с социальным взаимодействием. Итак, почему у человека развивается привычка прислушиваться к мнению окружающих людей?

Поддержка и одобрение

Все мы стремимся к тому, чтобы быть услышанными. Никто не хочет находиться в изоляции. Не каждый способен выдержать ситуацию, когда с его личной позицией не считаются, не учитывают ее при решении важных вопросов. Поддержка и одобрение являются чрезвычайно важными для достижения счастья и индивидуального благополучия. Ради этого люди порой сознательно отказываются от того, чтобы защищать свою личную позицию. Если его индивидуальное мнение расходится с мнением большинства, многие люди предпочитают промолчать и поступиться собственными интересами. Порой такая позиция выглядит настолько печальной, что человека действительно остается только пожалеть. Социальный конформизм  позволяет оставаться одобряемым обществом.

Чувство защищенности

Когда человек находится в обществе, то в определенный момент обнаруживает, что может легко попросить у окружающих людей помощь и поддержку. Это обстоятельство оказывается не менее важным. Ведь каждому из нас хочется чувствовать, что не будет никаких неприятных неожиданностей. Конформизм  помогает достичь состояния единства с обществом. В результате люди начинают лучше понимать друг друга.  Иногда привычки становятся общими, ведь индивидуальные потребности стираются под влиянием бесконечной подстройки под требования общества.  Такая позиция позволяет избежать индивидуального разочарования, позволяет человеку не брать на себя ответственность за все, что с ним происходит. Так формируется привычка перекладывать на других свою ответственность за индивидуальные стремления и достижения.

Потребность быть услышанным

Ни один человек не может быть счастлив в одиночку. Нам всем необходимо ощущать определенную поддержку со стороны окружающих. По этой причине становится гораздо выгодней поступиться собственным мнением ради того, чтобы в какой-то момент получить помощь и поддержку со стороны ближайшего окружения. Потребность быть услышанным относится к числу базовых нужд человека. Без этого никакие материальные блага не будут в радость. Яркий пример конформизма проявляется в желании быть с окружающими людьми на одной волне. Когда люди понимают друг друга, им остается только радоваться. Однако конформизм всегда предполагает отказ от собственной индивидуальности в угоду общественному сознанию. Многие люди делают это, совершенно не задумываясь о том, почему совершают тот или иной шаг.

Низкая самооценка

Одна из самых частых обстоятельств развития конформизма. Когда человек себя мало любит и ценит, он начинает неосознанно завоевывать одобрение окружающих. Просто ему хочется, чтобы его поняли, оценили по достоинству. В противном случае наступает состояние немотивированного уныния. Пропадает желание действовать и добиваться значительных результатов. Наиболее распространенным примером конформизма можно назвать следующую ситуацию: человек приходит устраиваться на новую должность. Многие условия ему не нравятся, да и сотрудники нагружают его сверх положенной меры. Однако он готов терпеть все неудобства, только бы не вызывать неодобрение в свой адрес. Низкая самооценка очень часто заставляет личность браться не за свою работу. Неумение ценить себя приводит к тому, что окружающие начинают пользоваться этой ситуацией.

Низкая самооценка – это прямой путь сделаться несчастным человеком, прожить чужую жизнь, а свою растратить попусту. Неумение ценить себя, к сожалению, сказывается и на профессиональном росте, и на отношениях с окружающими. В жизни очень много примеров того, как люди становятся объектами манипуляций только из-за того, что они когда-то позволили другим распоряжаться собственной жизнью. Конформизм как явление берет начало из нежелания чем-то выделяться, из стремления быть похожим на других. Чем большую неуверенность испытывает человек, тем ему труднее будет выстраивать свои личные границы.

Виды конформизма

Такое социальное явление как конформизм обязательно проявляет себя по-разному. Существуют несколько видов конформизма. Рассмотрим наиболее часто встречающиеся.

Коллективная работа

Представляет собой такой вид конформизма, при котором человек не всегда замечает, насколько он страдает. Коллективная деятельность очень часто создает иллюзию некоторой сплоченности и единства. На самом деле люди просто привыкают подстраиваться под мнение начальства и не видят имеющиеся собственные возможности. Конформизм здесь как раз и начинает процветать. Человек теряет свою индивидуальность, поскольку не удовлетворяются его истинные потребности. Он вынужден подчиняться мнению большинства, потому что не видит выхода из сложной ситуации. Многие считают, что бесконечно «прогибаться» под начальство – их настоящий удел. На самом деле каждый в состоянии сделать выбор самостоятельно. Коллективная работа – яркое проявление развития конформизма, поскольку индивидуальные границы личности там стираются.

Уступчивость

Если человек по натуре обладает довольно мягким нравом, то ему оказывается сложно противостоять мнению большинства. Уступчивость часто порождает формирование зависимого поведения. Неумение постоять за себя вредно сказывается на личностном развитии. Таким человеком обязательно будут манипулировать, его станут использовать, потому что он не выдвигает никакой защиты в свой адрес.

Таким образом, конформизм представляет собой такое явление, при котором измеряется роль отдельного индивида в обществе. Если личность не желает становиться просто винтиком в большом коллективе, то ей приходится доказывать свою значимость.

Сохранить статью

ПРОЯВЛЕНИЯ НРАВСТВЕННО-ПРАВОВОГО КОНФОРМИЗМА В АДВОКАТСКОЙ СРЕДЕ

Аннотация:

Задача: Настоящая статья направлена на исследование специфики нравственно-правового конформизма, проявляющегося в адвокатской среде, его особенностей, своеобразия, источников происхождения, причин, степени общественной опасности. Модель: При написании статьи использовались диалектико-материалистический подход к изучению проблематики, аналитический метод, структурно-функциональное, сравнительно-правовое, формально-логический подходы. Выводы: Нравственно-правовой конформизм адвоката проявляется в форме установки на «профессиональное бездействие» (невыполнение обязанностей, непринятие мер, которые требуются для защиты прав и законных интересов доверителя) или в ошибочности представлений о своей роли в правозащитной деятельности, как субъекта реализации чисто исполнительских, технических задач, то есть в «исполнительском функционализме». Рамки исследования/возможность последующего использования результатов научной работы: Результаты приведенного исследования применимы (могут быть учтены) при подготовке и повышении квалификации адвокатов, а также при профилактике правонарушений в адвокатской среде. Практическое значение: Результаты указанного исследования могут изменить содержание методик по подготовке и повышению квалификации адвокатов. Социальные последствия: Исследование призвано оказать влияние на государственную правовую политику, связанную с предупреждением и устранением деформации правосознания в обществе, в том числе и в адвокатуре. Оригинальность/ценность: Исследованию нравственно-правового конформизма адвоката, его особенностей и причин в научной литературе уделено мало внимания. Результаты изучения данного негативного явления правовой действительности могут применяться преподавателями юридических факультетов высших учебных заведений при подготовке студентов-юристов, членами адвокатского сообщества и органами его самоуправления.

Образец цитирования:

Грамматиков В.В., (2016), ПРОЯВЛЕНИЯ НРАВСТВЕННО-ПРАВОВОГО КОНФОРМИЗМА В АДВОКАТСКОЙ СРЕДЕ. Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал, 3: 75-78.

Список литературы:

Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. 2014. № 3 (46).
Вопленко Н.Н. Очерки общей теории права. Волгоград: Изд-во ВолГУ. 2009. 898 с.
Конформизм // Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во «Большая Российская энциклопедия»; СПб: Изд-во «Норинт». 1999. 1456 с.
Коробка В.Н. Деформация профессионального правосознания следователей органов внутренних дел. Дис.. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону. 1999.
Яковлев А.М. Преступность и социальная психология. Социально-психологические закономерности противоправного поведения. М.: Изд-во Юридическая литература. 1971. 248 с.

Ключевые слова:

адвокат, правосознание, конформизм, правовая психология, правовая идеология, совесть.

Harvard Business Review Россия

На протяжении всей карьеры мы учимся соглашаться — с текущим положением дел, мнением и поведением других людей, а также с информацией, которая соответствует нашим взглядам. Поднимаясь по служебной лестнице, мы ощущаем все большее давление. Достигнув высших позиций, мы воспроизводим конформизм в своей компании.

Недавно я опросила более 2000 сотрудников компаний из разных отраслей. Почти половина признались, что на работе вынуждены постоянно подчиняться правилам, а более 50% сообщили, что их коллеги не подвергают сомнению статус-кво. Похожие результаты дал опрос менеджеров высшего и среднего звена. Данные показывают: организации осознанно или неосознанно вынуждают сотрудников забывать о своей личности на рабочем месте. В результате снижаются вовлеченность сотрудников, производительность и уровень инноваций (см. врезку «Опасности конформизма»).

В этой статье я опишу три причины конформизма на работе, расскажу, почему он чреват высокими издержками и как с ним бороться.

Конечно, принятие статус-кво — это не всегда плохо. Но для успеха и развития организации важно найти баланс между соблюдением правил, которые обеспечивают порядок, и свободой, которая помогает людям выполнять работу наилучшим образом. Сейчас ситуация далека от идеала. Из более чем 1000 опрошенных мною сотрудников компаний из разных отраслей менее 10% заявили, что в их компаниях поощряется нонконформизм. Это неудивительно: на протяжении десятилетий в бизнесе преобладали принципы научного управления. Лидеры были слишком сосредоточены на создании эффективных методов и принуждении сотрудников следовать им. Теперь же руководителям пора задуматься о том, что слепое подчинение правилам может навредить бизнесу, и начать поощрять то, что я называю конструктивным нонконформизмом: поведение, которое отклоняется от общепринятых норм и ожиданий во благо организации.

ПОЧЕМУ КОНФОРМИЗМ ТАК РАСПРОСТРАНЕН?

Есть три главных причины, по которым мы подчиняемся правилам на работе.

Мы жертвы социального давления. Еще в детстве мы узнаем, что если соблюдать некие социальные нормы (правильно говорить, действовать, выглядеть), можно получить ощутимую выгоду. Конформизм позволяет нам чувствовать себя частью большинства. Исследования психолога Соломона Аша показали: влияние коллектива настолько мощно, что мы подчиняемся ему, даже когда знаем, что это приведет нас к неверным решениям. В одном эксперименте Аш попросил участников выполнить несложное задание: определить, какая из трех линий на первой карточке имеет ту же длину, что и линия на второй карточке. В одиночестве люди отвечали правильно, но в присутствии «подсадных уток», отвечавших неверно, около 75% участников хотя бы раз соглашались с большинством. Они выбирали неправильный ответ, чтобы не выделяться из группы.

Наша склонность к конформизму хорошо известна и используется с давних пор. В старину на похоронах работали профессиональные плакальщики. Компании из сферы развлечений нанимают людей, которые аплодируют на мероприятиях. А реклама медикаментов часто сообщает нам о множестве врачей или стоматологов, доверяющих тому или иному препарату. На работе конформизм принимает разные формы: мы воспроизводим поведение других, выражаем подходящие случаю эмоции, соблюдаем дресс-код, соглашаемся с мнением начальства или с плохими решениями коллектива… Подчинение давлению среды нередко приводит к тому, что человек теряет интерес к работе. Это понятно: следование правилам часто противоречит нашим предпочтениям и убеждениям, заставляя нас чувствовать себя не теми, кто мы есть. Исследования, проведенные мною совместно с Марьям Кучаки из Северо-Западного университета и Адамом Галински из Колумбийского университета, показали: люди чувствуют себя на работе «ненастоящими» из-за того, что вопреки своей воле поддаются и подчиняются социальному давлению.

Нам комфортно в привычных условиях. Стабильный порядок — привычный образ мыслей и действий — важен для поддержания продуктивности. Но следуя день за днем привычным практикам, мы останавливаемся в развитии, теряем интерес к работе, способность создавать новое и действовать на пределе возможностей. Многие традиции — лишь дань привычкам, а не результат разумного выбора: психологи называют это отклонением в сторону статус-кво. Двигаясь в привычной колее, мы ощущаем уверенность и поддержку, и возможные потери из-за отклонения от курса кажутся нам серьезнее потенциальной выгоды. Поэтому мы выбираем решения, сохраняющие статус-кво.

Но поддержание статус-кво нередко приводит к скуке, которая, в свою очередь, вызывает самоуспокоенность и застой. Borders, BlackBerry, Polaroid, Myspace — вот лишь несколько компаний, которые когда-то были лидерами, но не обновляли стратегии, пока не стало слишком поздно. Довольные положением дел, их лидеры избегали нестандартных действий, которые могли бы обеспечить успех в будущем.

Мы трактуем информацию в свою пользу. Мы склонны фокусироваться на данных, подтверждающих наши убеждения, и игнорировать те, что их опровергают. Вот почему мы упускаем из виду то, что может дать толчок позитивным изменениям. Мы также склонны рассматривать неожиданную или неприятную информацию как угрозу и избегать ее — этот феномен психологи называют мотивированным скептицизмом.

Наше отношение к аргументам схоже с реакцией на показания весов: когда они нас не устраивают, мы решаем, что весы стоят неровно или что нас подводит зрение. Если же цифры на весах нам нравятся, мы уверены, что все в порядке.

Психологи Питер Дитто и Давид Лопес попросили участников эксперимента оценить интеллект студента, просмотрев сведения о нем (подобно тому, как колледжи оценивают абитуриентов). Информация была довольно негативной. Участники могли перестать изучать ее, как только формировали четкое мнение. Если студент им изначально нравился (по фотографии и фактам, которые им сообщали до процедуры оценки), участники эксперимента искали в карточках то, что позволило бы дать положительную оценку. Когда первичное мнение о студенте было невысоким, они просматривали несколько карточек и закрывали дело.

Некритически принимая информацию, когда она соответствует нашим убеждениям, и требуя больше данных, когда это не так, мы подтасовываем карты, отдаляя себя от хороших решений.

ПООЩРЯЙТЕ КОНСТРУКТИВНЫЙ НОНКОНФОРМИЗМ

Немногие лидеры поддерживают нестандартное поведение сотрудников; большинство стремится избавиться от таких людей. Однако нонконформизм способствует инновациям, повышает продуктивность и даже улучшает имидж человека. Исследование, проведенное мною совместно с Сильвией Беллецца из Колумбийского университета и Анат Кейнан из Гарварда, показало: докладчик в красных кроссовках, глава компании в толстовке и джинсах и сотрудница, создающая для презентации собственный шаблон вместо использования корпоративного, выглядят обладателями более высокого статуса, чем те, кто подчиняется деловым обычаям.

Мои исследования подтверждают: движение против потока дает человеку уверенность, чувство уникальности и ответственности, а это повышает производительность и пробуждает творческие способности. В одном эксперименте я попросила группу работников нарушать привычные нормы (говорить, если они не согласны с коллегами; выражать то, что они чувствуют, а не то, что «должны чувствовать»). Во второй группе люди должны были всегда следовать правилам и традициям, а в третьей — вести себя как обычно. Через три недели участники из первой группы чувствовали себя более уверенно и были больше увлечены работой по сравнению с представителями других групп. Они более творчески подошли к решению задачи, которая была частью исследования. Начальство выше оценило их эффективность и способность к инновациям.

Ниже я расскажу о шести стратегиях, помогающих лидерам поощрять конструктивный нонконформизм в сотрудниках и в самих себе.

Конформизм (влияние большинства) — это… Что такое Конформизм (влияние большинства)?

Конформизм (влияние большинства)

Разновидность социального воздействия, результатом которого является стремление соответствовать мнению большинства. Термин часто используется в негативном смысле как «бездумное подчинение распространенным взглядам, граничащее с косностью». Однако с точки зрения признания и подчинения нормам общественного поведения, конформизм может рассматриваться как социально желательное явление. Считается, что конформизм обусловлен двумя главными причинами:

• Нормативное воздействие: конформизм вызван чувством принадлежности к группе или обществу, а также потребностью в одобрении окружающих.

• Информациоиное воздействие: конформизм вызван неуверенностью и желанием поступать «правильно».

Наиболее известные исследования в области конформизма были проведены в 1950е годы Соломоном Эшем. До наших дней любая ситуация, в которой большинство оказывает воздействие

Сколько раз каждый участник соглашался с мнением большинства

Основные открытия Эша в области конформизма.

Участников просили сказать вслух, какая из трех строк совпадает с контрольной строкой. В двенадцати из восемнадцати попыток

другие участники (сообщники экспериментатора) единогласно давали неверный ответ. Если ктото из первой категории участников присоединялся к ним, то считалось, что он соглашается с мнением большинства на взгляды аберрантной* личности, известна как «эффект Эша». Эш обнаружил, что столкнувшись с мнением большинства, отдельные люди выказывают склонность отвергать свидетельства, полученные через собственные органы чувств, и соглашаться с большинством. Дальнейшие исследования показали, что склонность к конформизму резко ослабевает при определенных условиях — например, если к человеку присоединяются другие люди, разделяющие мнение меньшинства. Однако следует проводить различие между общественной уступчивостью (когда человек делает и говорит то, что говорят окружающие) и частным признанием (когда человек изменяет свои глубинные взгляды и убеждения). Как в экспериментальных условиях, так и в реальной жизни часто случается, что мы уступаем желаниям других людей, не изменяя своих истинных убеждений (нормативное воздействие). Некоторые критики утверждают, что изучение конформизма обусловлено специфическим культурным и историческим контекстом. Потребность в конформизме, по их мнению, не так уж велика (см. также Инновации: влияние меньшинства).

* Аberrare (лат.) — заблуждаться, отклоняться от чеголибо (например, от истины).


Психология. А-Я. Словарь-справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. — М.: ФАИР-ПРЕСС. Майк Кордуэлл. 2000.

  • Конфликт типа приближение-приближение
  • Концентрированное научение

Полезное


Смотреть что такое «Конформизм (влияние большинства)» в других словарях:

  • Влияние большинства — См. Конформизм. Психология. А Я. Словарь справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. М.: ФАИР ПРЕСС. Майк Кордуэлл. 2000 …   Большая психологическая энциклопедия

  • КОНФОРМИЗМ — (позднелатинск. conformis подобный, сходный) приспособленчество п сивное принятие существующего порядка вещей господствующих мнений и т. д. К. следует отли чать от др. проявлений единообразия в поведении человека, напр., единообразия взглядов… …   Российская социологическая энциклопедия

  • КОНФОРМИЗМ — (от лат. conformis подобный, сообразный), тенденция личности изменять свои убеждения, ценностные установки и поступки под влиянием группы, в к рую человек включен. В психологии склонность к К. конформность рассматривается как специфич. личностная …   Российская педагогическая энциклопедия

  • Эффект Эша — См. Конформизм (влияние большинства). Психология. А Я. Словарь справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. М.: ФАИР ПРЕСС. Майк Кордуэлл. 2000 …   Большая психологическая энциклопедия

  • Конформисты — Конформизм (от поздне лат. conformis  «подобный», «сообразный»)  термин, обозначающий пассивное, некритичное принятие господствующего порядка, норм, ценностей, традиций, законов и т. д. Проявляется в изменении поведения и установок в соответствии …   Википедия

  • Соединённые Штаты Америки — Соединенные Штаты Америки США, гос во в Сев. Америке. Название включает: геогр. термин штаты (от англ, state государство ), так в ряде стран называют самоуправляющиеся территориальные единицы; определение соединенные, т. е. входящие в федерацию,… …   Географическая энциклопедия

  • Италия — Итальянская Республика, гос во на Ю. Европы. В Др. Риме Италия (латин. Italia) территория, на которой жили италы (латин. Itali, русск. также Италии, италики}; этноним объединял все племена Апеннинского п ова, покоренные Римом в V III вв. до н. э …   Географическая энциклопедия

  • ДЮФРЕНН —         (Dufrenne) Мишель (р. 1910) франц. философ, эстетик, культуролог, представитель феноменологии. На мировоззрение раннего Д. наиболее сильное влияние оказали Гуссерль, Хайдеггер и Мерло Понти, а также априоризм Канта. В дальнейшем испытал… …   Энциклопедия культурологии

  • НЕОФРЕЙДИЗМ — обозначение новых течений, выделившихся из ортодоксального фрейдизма к кон. 1930 х гг. Первоначально от фрейдизма отпочковались два крупных направления: психология личности (индивидуальная психология) А. Адлера и цюрихская школа аналитической… …   Философская энциклопедия

  • ЛИЧНОСТЬ —         общежитейский и науч. термин, обозначающий: 1) человеч. индивида как субъекта отношений и сознат. деятельности (лицо, в широком смысле слова) или 2) устойчивую систему социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или… …   Философская энциклопедия

Яков Кротов. Конформизм как эгоцентризм.

Конформизм как эгоцентризм

См.: Конформизм. — Энциклопедия зла. — Человек — Свобода. — Россия. — Вера

Конформизм неотличим от свободы, в этом его сила. Сама свобода может быть определена конформизм по отношению к Богу. Конформизм по отношению к Одному-Единственному. Настоящий же, дурной конформизм есть конформизм по отношению ко многим. Впрочем, конформизм может быть и по отношению к одному — такой культ личности, таково всякое идолопоклонство перед другим человеком. Конформизм, впрочем, есть лишь форма гордыни — на самом-то деле, человек в другом, в идоле поклоняется себе.  При этом он себя насилует, ведь эгоцентризм не знает себя.

Символом конформизма может служить белокожий человек, который во время чемпионата мира по футболу в Южной Африке стоял неподвижно среди толпы темнокожих людей. Толпа подпрыгивала и кричала от радости: команда ЮАР обыгрывала французскую. Неподвижно стоять в таких обстоятельствах требует нечеловеческих усилий или, в крайнем случае, изрядного конформизма — только духовного. Этот белокожий человек был конформен с толпой, которая в это время смотрела матч в телетрансляции у Эйфелевой башни. Смотрела, замерев от горя.

Образец же нон-конформизма — Август Ландмессер, знаменитая фотография 1936 года: в толпе людей, вскинувших руки в нацистском приветствии, один скрестил руки на груди. За Ландмессером не было никакой невидимой толпы, только любовь к жене-еврейке.

Конформист не может оправдаться тем, что он подражал окружающим. Так могла бы оправдаться обезьяна, если бы умела говорить — но если бы обезьяна умела говорить, она была бы человек. Способность говорить есть результат свободы: человек может выбирать своё окружение самостоятельно, где бы он ни находился плотью.

Конформизм — полезное явление, средство коммуникации. Конформизм, правда, формален, он даёт преимущество ближнему, точнее — толпе. Но преимущество опасно и безнравственно лишь тогда, когда его предоставляют сильному, а слабому — почему бы и нет? Толпа сильна только с точки зрения человека толпы. Настоящая личность знает, что всякая сумма людей меньше слагаемых, меньше даже одного человека. Она преходяща, она бестелесна, она фиктивна. Но именно поэтому не надо бояться толпы и коллектива, и полезно давать ему некоторую — не абсолютную, осознанно условную — фору.

Мышление — процесс всегда личный, и такой мощный, что конформизм играет роль противовеса, удерживающий не мысль, но мыслящего от крушения. Беда только, если противовес есть, а вес — отсутствует.

Причины конформизма разнообразны. Именно конформизм, насаждавшийся сверху десятилетиями, привёл к молниеносной смене марксистской демагогии на демагогию православную. Но это — нормальная ненормальность. А вот когда не конформист, оппозиционер, полагает, что нормальная Церковь — это православие путинского варианта, потому что «ну большинство» же — это ненормально. Значит, ему лень подумать. Про дважды два четыре ему не лень подумать — потому что иначе как в магазине не потратить лишнее — а про религию ему лень подумать. Так вот, не ленитесь думать.

Именно конформизм – суть описанного Орвеллом в «1984». Конформизм вынужденный, под дулом пистолета, а затем уже конформизм с пелёнок, когда дуло и показывать не надо, хотя оно всегда осязаемо.

Особенности проявления конформизма в младшем школьном возрасте

ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ КОНФОРМИЗМА

В МЛАДШЕМ ШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ

Бобрышева И.С.

ОБПОУ «Курский педагогический колледж»

В статье раскрываются особенности конформизма как свойства личности, характерные черты и причины конформного поведения в младшем школьном возрасте, представлено описание проведенного эксперимента по изучению возрастных и гендерных особенностей конформизма младших школьников.

Человек существует в социуме, подчиняется ему и во многом на него ориентируется. Каждому человеку важно мнение окружающих относительно его поступков, слов, мыслей, внешнего вида, кому-то в большей, а кому-то в меньшей степени. Именно поэтому выбранная тема исследования является актуальной.

С. Аш определял конформизм как «отказ индивида от дорогих и значимых для него взглядов ради того, чтобы оптимизировать процесс адаптации к группе, а отнюдь не любое выравнивание мнений». [2]

Человек поддается групповому давлению потому, что он хочет обладать более точным образом реальности («большинство не может ошибаться»). С точки зрения гипотезы «нормативного влияния», человек поддается групповому давлению потому, что он хочет обладать некоторыми преимуществами, даваемыми членством в группе, хочет избежать конфликтов, избежать санкций при отклонении от принятой нормы, хочет поддержать свое дальнейшее взаимодействие с группой. Тенденция к конформизму связана с менее низким интеллектом, более низким уровнем развития самосознания. Однако определено, что чем более значима для индивидуума ситуация, тем меньше он склонен к проявлению конформизма. [4]

Особенно большое значение конформность имеет в младшем школьном возрасте, когда дети выходят из-под постоянной опеки семьи и вступают в сложные отношения, в которых переплетены отношения возрастной приязни к сверстнику и отношения соперничества. Притязания на успех среди сверстников теперь отрабатываются прежде всего в учебной деятельности: с одной стороны, ребенок хочет «быть как все», а с другой — «быть лучше, чем все».

Стремление «быть как все» возникает в условиях учебной деятельности по ряду причин: во-первых, дети учатся овладевать учебными навыками и специальными знаниями. Учитель контролирует весь класс и побуждает всех следовать предлагаемому образцу. Во-вторых, дети узнают о правилах поведения в классе и школе, которые предъявляются всем вместе и каждому в отдельности. В-третьих, во многих ситуациях ребенок не может самостоятельно выбирать линию поведения, и в этом случае он ориентируется на поведение других детей. В младшем школьном возрасте вообще ребенку свойственны выраженные конформные реакции на незнакомые для него ситуации. [1]

Целью нашего исследования стало изучение особенностей конформизма младших школьников.

В исследовании приняли участие 30 учащихся (15 мальчиков и 15 девочек) 3 и 4 классов МОУ СОШ № 42 г.Курска.

За основу нами были взяты эксперименты Мухиной В.С. «Сладкая соленая каша» и «Обе белые» [3].

1 этап. Детям предлагалось попробовать йогурт и сказать, какой он на вкус. Первым трём достается сладкий йогурт, и они искренне говорят, что он сладкий, а четвёртому достаётся пересоленный.

2 этап. На столе лежат два круга: черный и белый. Трое детей по договоренности с экспериментатором утверждают, что оба круга белого цвета. На конформность проверяют четвёртого ребенка.

В ходе первого этапа было зафиксировано, что 77% мальчиков и 77% девочек назвали настоящий вкус йогурта – соленый и 23% мальчиков и 23% девочек ответили, что йогурт сладкий. На втором этапе 56% мальчиков и 70% девочек назвали черный и белый круги белыми, 44% мальчиков и 30% девочек дали правильный ответ.

При ответах дети нервничали, путались в словах и смотрели в сторону группы давления.

В постэкспериментальном интервью учащиеся, проявившие конформность, объясняли это тем, что слушали ответы своих одноклассников и стеснялись назвать правильный ответ.

На основании проведенного исследования мы пришли к следующим выводам:

  1. Конформизм или конформное поведение показывает меру подчинения индивида групповому давлению, принятия им определенного стандарта, стереотипа поведения, норм, ценностей, ценностных ориентации группы.

  2. Конформное поведение, следование за сверстниками становится типичным для детей младшего школьного возраста, особенно в незнакомых, малознакомых и стрессовых ситуациях.

  3. Конформные дети более зависимы и тревожны, чем другие дети, а также более чувствительны к мнениям и намекам окружающих.

  4. Эмпирическое исследование показало, что девочки младшего возраста поддаются групповому давлению несколько чаще, чем мальчики.

Литература:

  1. Городецкая, Е. Конформизм в младшем школьном возрасте. \ Е. Городецкая. — http://elenaand47.livejournal.com/29235.

  2. Майерс, Д. Социальная психология. \ Д. Майерс. – М., 2007.

  3. Мухина, В. Мы все конформисты. \ В.Мухина. — http://www.snob.ru/selected/entry/15051.

  4. Социально-психологическое влияние: конформизм, внушаемость, подчинение. — http://www.elitarium.ru/2010/11/12/vlijanie_vnushaemost.

Почему люди подчиняются? — Изучая свой разум

Последнее обновление: 09 октября, 2017

Вы когда-нибудь оглядывались назад и понимали, что было время, когда вы не соответствовали правилам? Вы мечтали далеко уйти, хотели, чтобы ваша жизнь запомнилась. Но потом что-то случилось, и вы внезапно изменили курс.

Люди подчиняются по разным причинам: зависимость от других людей, низкая самооценка, отсутствие мотивации, страх… Эти факторы могут ограничивать ваш личный рост и развитие и мешать вам выходить за рамки того, что строго необходимо.

Каждый может жить так, как хочет, и, может быть, именно в этом и заключается проблема. Некоторые люди будут делать очень мало, а другие сделают минимум , чтобы жить незаметно, не слишком вовлекаясь в какие-либо серьезные проблемы.

«В каждом конкретном случае мы находим, что соответствие — легкий путь…»

-Ноам Хомский-

Делать больше вещей, повышающих ценность жизни, имеет огромное значение. Помимо того, что это способ изменить окружающую среду и поставить свой уникальный отпечаток на жизнь, эта добавленная стоимость также определяет вашу судьбу, ваши достижения и ваши ограничения.

Люди соглашаются, поэтому им нужно выполнять только минимум

Соответствие тесно связано с уровнем заинтересованности и самовнушением. Только те, кто поставил перед собой самые высокие цели, построят для себя жизнь, которая цветет с каждым шагом. С другой стороны, делать строго то, что необходимо, по сути означает отказ от лучших сторон жизни.

Конечно, мы не всегда даем себе шанс или подарок попробовать что-то новое и ответить на простой, но загадочный вопрос: как далеко мы хотим зайти? За таким отношением стоит неуверенность в себе и страх выделиться.Это приводит к лени и апатии, закладывая основу для безвкусной жизни.

Это не означает, что вы должны делать больше, чем должны, только потому, что. Иногда, когда вы пытаетесь сделать больше, на самом деле вы делаете меньше. Как гласит популярная поговорка: «Мастер на все руки, мастер на все руки». Речь идет о привнесении нотки совершенства во все, что вы делаете каждый день, каким бы маленьким оно ни было. Важно повысить ценность своих действий, потому что в каждом из них вы оставляете небольшой след своего путешествия по миру.

Позволить другим взять на себя инициативу

Некоторые люди сопротивляются росту. Они знают, что продолжать вести себя, как дети, имеет огромные ограничения, но также имеет много преимуществ. Одна из них заключается в том, что им никогда не приходится сталкиваться с тревогой, связанной с принятием решений, решением проблем или принятием ответственности за свои ошибки.

Независимо от возраста люди иногда продолжают вести себя как дети. Один из распространенных способов поведения, который лучше всего отражает это отношение, — это позволить другим людям делать что-то. В любой неудобной или компрометирующей ситуации они позволяют другим брать на себя инициативу. Они не хотят нести ответственность за это бремя; для этого нужны другие люди.

Очевидно, что жизнь в соответствии с другими людьми превращает вас в конформиста и разрушает ваши способности и потенциал, который может расти только тогда, когда вам приходится сталкиваться с трудными ситуациями.

Интересно, что чем больше вы делегируете ответственность и риски другим, тем меньше доверяете своим способностям, ведет к порочному кругу.Когда вы позволяете всем делать все, вы также можете прощаться с самыми сильными и конструктивными эмоциями и переживаниями в жизни.

Низкая самооценка и отсутствие мотивации

Люди с низкой самооценкой или отсутствием мотивации склонны соглашаться. С одной стороны, потому что они не думают, что они способны делать определенные вещи, а с другой, потому что у них нет энергии или стремления, необходимых для начала или продолжения проекта.

Наличие детей — прекрасный пример того, как это может измениться. Ответственность за чужую жизнь побуждает многих людей развивать мотивацию, которая побуждает их творить и созидать. Именно в этот момент они перестают соответствовать, по крайней мере, в этом смысле. Ограничение ситуаций также может стать источником мотивации, потому что вы знаете, что если не примете меры, то утонете. Поэтому большие дилеммы не всегда приводят к негативным последствиям.

По этой причине самооценка и мотивация идут рука об руку, и они могут определить, насколько люди подчиняются. Людям, которые не верят в себя или у которых есть стремление творить и творить, определенно не хватает мотивации и смелости для достижения любой цели, помимо строго необходимой.

Это может вас заинтересовать …

Причины соответствия, Социальный контроль, О социальном контроле, Тип социального контроля, Руководство по социологии

Главная » Социальные перемены » Причины соответствия

Основными причинами повсеместного соответствия социальным нормам группы являются: —
Социализация — это процесс, посредством которого социальные нормы внедряются так, что они становятся частью личности.Любой ролевой конфликт или конфликт в нормах, применимых к одному и тому же действующему лицу, неизбежно приводит к отклонениям. Любая встроенная договоренность, которая имеет тенденцию уменьшать нормативный конфликт, тем самым способствует соответствию. Среди таких механизмов одним из наиболее важных является тот факт, что социальные нормы, которые могут противоречить друг другу, в значительной степени предотвращаются из-за того, что они применяются в разное время и в разных местах. Таким образом, несовместимые ожидания не вызывают никаких проблем, если по какой-либо причине актер не может правильно распределить свое время, чтобы действие, подходящее для одного случая, вторгалось в другое.

В значительной степени нормы, применимые к конкретному субъекту, ранжируются в некотором порядке приоритета. Таким образом, при конфликте ожиданий у актера есть основания сделать выбор. Иерархия норм, а также временные и пространственные аспекты норм являются частью схемы. Таким образом, это не прием, свойственный каждой личности, но допускающий смешение культур и осведомленный о фактах конкретных ситуаций. Социализация будет неполной, если не прививать время, место и иерархические аспекты норм наряду с ожидаемыми формами поведения.

Социальный контроль работает отчасти благодаря тому факту, что социализированный субъект способен предвидеть в воображении последствия нарушения ожиданий других. Таким образом, санкции в значительной степени приводят к соответствию, но фактически не применяются.

Добровольное участие членов группы, включая их соответствие групповым нормам, в некоторой степени зависит от их идей относительно места группы в более широком социальном окружении и того, как группа функционирует и должна функционировать.Нормы частично выражают более широкие ценности, которые в идеологии, вероятно, будут подчеркнуты в более чистой форме. Идеология, вероятно, преувеличивает степень, в которой социальные институты на самом деле соответствуют идеалам ценностей группы. Идеологии укрепляют веру в существующую систему и, следовательно, мотивируют людей соответствовать нормам.

Социологи выделяют три основных фактора, способствующих конформизму. Мы усвоили множество норм. Нам неизвестны альтернативные модели поведения, и мы можем осознавать, что нарушение норм может повлечь за собой наказание, в то время как подчинение приносит вознаграждение.Как члены общества мы постоянно проходим социализацию. Многие из этих норм мы усвоили, мы принимаем их, не задумываясь и не задавая вопросов.

Обычно нам не приходит в голову, что существуют альтернативные стандарты. Нормы — это ориентиры. Они представляют собой социальные инструменты, которые позволяют нам относиться к другим и удовлетворять наши повседневные потребности. Наше соответствие может быть продуктом нашего осознания того, что поступить иначе — значит понести наказание, в то время как соответствие приносит вознаграждение. Нарушитель правил встречает враждебность, остракизм и т. Д.

границ | Неврология социальной конформности: значение для фундаментальных и прикладных исследований

Введение

Недавние новаторские исследования в области прикладной психологии установили, что информирование людей о поведении других является полезным методом для стимулирования положительных поведенческих изменений на социальном уровне. Например, налогоплательщики с большей вероятностью заплатят то, что они должны, зная, что это делают другие (Coleman, 2007; Кабинет министров Великобритании, группа по анализу поведения, 2012), домовладельцы сокращают потребление энергии, когда им сообщают, что они используют больше энергии, чем их соседи (Schultz et al. al., 2007; Slemrod and Allcott, 2011), и люди с большей вероятностью будут жертвовать на благотворительность, если это рассматривается как социальная норма (Alpizar et al., 2008; Smith et al., 2015). Многие из этих стратегий были успешно применены в последние годы, хотя и на специальной основе. Однако лучшее понимание механизмов социального влияния и соответствия, как когнитивно, так и нервно, важно для распространения этих методов на другие области, представляющие интерес для политиков.

В течение последнего десятилетия все больше работ было посвящено изучению нейрокогнитивных коррелятов социального влияния (обзоры см. В Falk et al., 2012; Морган и Лаланд, 2012; Идзума, 2013; Шнуерх и Гиббонс, 2014; Cascio et al., 2015). Эти исследования были сосредоточены на различных аспектах социального влияния, начиная с того, как мнение других влияет на оценку и восприятие простых стимулов (Berns et al., 2005; Mason et al., 2009; Chen et al., 2012; Stallen et al., al., 2013; Tomlin et al., 2013; Trautmann-Lengsfeld and Herrmann, 2013) на более сложные, реалистичные варианты выбора (Klucharev et al., 2009; Berns et al., 2010; Campbell-Meiklejohn et al., 2010; Заки и др., 2011; Huber et al., 2015), и, наконец, какие механизмы мозга лежат в основе долгосрочного соответствия, как простое присутствие сверстников влияет на активность мозга и приводит к изменениям в принятии рискованных решений и принятии решений о доверии (Steinberg, 2007; Chein et al. , 2011; Fareri et al., 2012, 2015), и как мозг примиряет вводящее в заблуждение влияние (Edelson et al., 2011, 2014; Izuma, 2013). Целью этого целевого обзора является не повторное обобщение этой работы, а, скорее, изучение того, в какой степени эти нейровизуализационные исследования могут способствовать нашему пониманию психологии социального влияния и какие многообещающие направления ждут нас в будущем.В частности, хотя социальное влияние — это широкий термин, описывающий влияние других на наше поведение и мнения, здесь мы сосредоточены на исследованиях конформности, причем конформность относится к фактическому совпадению мнений или поведения людей с мнениями других. Этот обзор построен вокруг трех способов, которыми нейровизуализация может способствовать развитию психологии (Moran and Zaki, 2013), а именно роли нейровизуализации в (i) выявлении фундаментальных механизмов, лежащих в основе поведения, (ii) разобщении психологических теорий, которые делать аналогичные поведенческие прогнозы и (iii) использовать активность мозга для прогнозирования последующих поведенческих изменений.

КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 1. Социальное влияние
Влияние других людей на наши отношения, мнения и поведение. Социальное влияние может принимать разные формы, включая конформизм (см. Ключевую концепцию 2), реактивность (сознательное принятие точки зрения, противоположной взглядам других), убеждение (изменение точки зрения на основе апелляции к разуму или эмоциям) и влияние меньшинства (когда человек или небольшая группа оказывает влияние на большинство).

КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 2. Соответствие
Согласование своего отношения, мнения или поведения с другими.Социальная психология различает две причины соответствия. Информационное соответствие происходит, когда один принимает точку зрения других, потому что предполагается, что другие обладают большим знанием ситуации. Нормативное соответствие означает акт соответствия позитивным ожиданиям других, чтобы понравиться и принять их.

Механизмы соответствия

Растущее число нейробиологических исследований показывает, что конформность задействует нейронные сигналы, аналогичные тем, которые используются в обучении с подкреплением (Klucharev et al., 2009; Кэмпбелл-Мейкледжон и др., 2010; Ким и др., 2012; Шестакова и др., 2013). Например, в исследовании Ключарева и соавт. (2009) участникам было предложено оценить женские лица, а затем они увидели предполагаемые совокупные суждения других оценщиков. Увидев эти лица во второй раз, было показано, что рейтинги участников сместились в сторону групповых суждений. Результаты нейровизуализации продемонстрировали, что, когда индивидуальные оценки отличаются от оценок группы, активность в зоне ростральной поясной извилины, области медиальной префронтальной коры, участвующей в обработке конфликта (Ridderinkhof et al., 2004), увеличилась, в то время как активность в прилежащем ядре, области, связанной с ожиданием вознаграждения (Knutson et al., 2005), снизилась. Интересно, что амплитуда этих сигналов предсказывала соответствие, так что, когда это несоответствие было большим (хотя точно, какой величиной должно быть это несоответствие, чтобы вызвать согласованность, все еще не определено), люди затем скорректировали свое поведение и согласовали свое мнение с мнением группы (Ключарев и др., 2009). О подобных сигналах нервного несоответствия, отражающих отклонение собственной оценки и заметного внешнего мнения, сообщалось и в других исследованиях (Campbell-Meiklejohn et al., 2010; Deuker et al., 2013; Изума и Адольф, 2013; Lohrenz et al., 2013).

КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 3. Обучение с подкреплением
Обучение с подкреплением — это изучение окружающей среды методом проб и ошибок. Столкнувшись с положительными и отрицательными результатами, люди со временем узнают, какое действие выбрать, чтобы получить максимальное вознаграждение. В исследовании соответствия принятие группой обычно рассматривается как награда, а сопоставление своего отношения, мнения или поведения с другими — как средство достижения этого результата.

В соответствии с предыдущими исследованиями, показывающими, что области медиальной префронтальной коры связаны с поведенческой адаптацией после положительных / отрицательных или неожиданных результатов (Ridderinkhof et al., 2004), активность в этой области немного выше, чем медиальная фронтальная активность, о которой сообщает Ключарев и др. (2009), было обнаружено, что кодирует не только соответствие понравившейся группе, но также было показано, что он коррелирует с поведенческими корректировками вдали от группы, которой не нравится (Izuma and Adolphs, 2013, и см. Izuma, 2013 для обзора медиальной лобной части тела). активации в исследованиях социальной конформности).Чтобы проверить причинную роль медиальной лобной коры в соответствии, исследователи использовали транскраниальную магнитную стимуляцию (ТМС) для временного подавления регуляции этой области, чтобы проверить, влияет ли это на поведенческие корректировки групповых мнений (Klucharev et al., 2011). Действительно, временное подавление регуляции этой области, по-видимому, снижает изменение поведения, подтверждая критическое вовлечение задней медиальной префронтальной коры в соответствие. Мы считаем, что это исследование демонстрирует четкую роль функциональной нейровизуализации в лучшем освещении точных систем, лежащих в основе социальной конформности.Хотя мы использовали здесь механизм обучения с подкреплением в качестве примера того, как мы можем лучше понять сложное социальное поведение, исследуя основные процессы, необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше понять точные процессы, лежащие в основе конформности. Например, на сегодняшний день неизвестно, вызывает ли отклонение от мнения группы фактические сигналы ошибки прогнозирования вознаграждения, зависящие от допамина, или соответствие обрабатывается разными способами.

Подтверждение психологических теорий

В дополнение к более точному определению нейронных механизмов конформности, нейробиология может помочь вынести решение между конкурирующими психологическими теориями, которые делают аналогичные поведенческие прогнозы в отношении причины, по которой люди подчиняются.Например, одно из первых нейровизуализационных исследований социального влияния было направлено на выяснение того, является ли конформность функцией явного решения соответствовать выбору других, или же присутствие других на самом деле меняет истинное восприятие человека или фокус внимания (Бернс и др. ., 2005). Используя фМРТ и задание на мысленное вращение, авторы исследовали нейронные корреляты конформности перед лицом неправильной обратной связи со сверстниками относительно степени вращения абстрактной фигуры. Соответствие неправильной обратной связи изменило активность зрительных корковых и теменных областей, которые были задействованы в выполнении самой задачи мысленного вращения.Основываясь на участии этих регионов в восприятии и на основании отсутствия активности в лобных областях принятия решений, авторы пришли к выводу, что изменение поведения в этом исследовании было связано с модификацией процессов восприятия низкого уровня, а не с принятым решением подчиняться. на исполнительном уровне. Хотя следует соблюдать осторожность при использовании этих типов методов обратного вывода для установления знаний о точных когнитивных процессах (Poldrack, 2006), дополнительное подтверждение гипотезы о том, что социальная конформность может влиять на базовую когнитивную обработку, исходит из исследований электроэнцефалографии (ЭЭГ), показывающих, что отклонение от Норма группы сверстников может влиять на ранние визуальные сигналы мозга (Trautmann-Lengsfeld and Herrmann, 2013, 2014).

Еще одним направлением нейровизуализационных исследований было изучение того, может ли рассмотрение мнения других действительно изменить истинные предпочтения людей, проверка социальных психологических теорий, которые отличают подлинные модификации отношения от простого публичного подчинения, при котором люди подчиняются, не меняя своего истинного отношения (Чалдини и Гольдштейн. , 2004). Это направление оказалось многообещающим, продемонстрировав, что социальное влияние снижает активность в полосатом теле и вентромедиальной префронтальной коре.Эти две области мозга, как известно, участвуют в обработке вознаграждений и, как считается, работают сообща, кодируя субъективную ценность (Bartra et al., 2013). Сигнал в этих областях усиливался, когда участники рассматривали простые абстрактные символы, популярность которых оценивалась сверстниками (Mason et al., 2009), в дополнение к тому, когда участникам предъявлялись реальные конкретные стимулы, такие как лица и песни, которые понравились другим людям. другие (Klucharev et al., 2009; Campbell-Meiklejohn et al., 2010; Zaki et al., 2011). В совокупности эти результаты предполагают, что поведение и мнение других на самом деле могут напрямую влиять на нейронное представление ценности, связанной с конкретными стимулами, и демонстрируют, как нейровизуализация может помочь отделить истинное соответствие от простого общественного согласия. Таким образом, этот подход дает ценную информацию для подтверждения и расширения психологических теорий конформности.

КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 4. Соответствие
Соответствие относится к поверхностной форме соответствия, когда люди выражают то же мнение или поведение, что и группа, но не меняют своего фактического основного отношения или убеждений.Соответствие также известно как общественное подчинение и является противоположностью частного подчинения или интернализации, когда люди искренне верят, что группа права и происходит фактическое изменение предпочтений.

Прогнозирование изменения поведения

Третий способ, которым исследования в области нейробиологии могут способствовать лучшему пониманию социального влияния, заключается в их способности использовать данные мозга для непосредственного прогнозирования поведения. Например, сила сигнала несоответствия в ответ на конфликт между собственным суждением и мнением группы не только предсказывала последующее соответствие, но и активность в полосатом теле также коррелировала с индивидуальными различиями, с участниками, которые скорректировали свое мнение в ответ на групповое мнение. разногласия, показывающие более низкую активацию в этой области, чем участники, не изменившие свои взгляды (Ключарев и др., 2009). Индивидуальные различия в склонности к согласованию своего поведения с группой также были связаны с функциональными и структурными различиями орбитофронтальной коры (Campbell-Meiklejohn et al., 2012a; Charpentier et al., 2014). Кроме того, эти тенденции можно модулировать введением окситоцина (Stallen et al., 2012), гормона, участвующего в широком спектре социального поведения, а также метилфенидата, непрямого агониста дофамина и норадреналина (Campbell-Meiklejohn et al., 2012б).

Интересным дополнением к этому лабораторному исследованию, которому до сих пор уделялось относительно мало внимания, является то, в какой степени нейронная активность может предсказать фактическое долгосрочное изменение поведения, измеряемое в реальных решениях. Одно исследование показало, что сигнал несоответствия в медиальной лобной коре может предсказывать изменение предпочтений через несколько месяцев (Izuma and Adolphs, 2013). Однако этот вывод потенциально можно объяснить общей тенденцией соответствовать собственному предыдущему поведению, поскольку участники уже однажды явно оценили стимулы в этом эксперименте.Последующее исследование, которое обошло эту проблему, продемонстрировало устойчивый эффект конформности, когда суждения о привлекательности лица менялись в зависимости от мнения других, причем этот эффект длился до 3 дней (Huang et al., 2014). Эффекты стойкого соответствия были также обнаружены в исследовании, посвященном влиянию социального давления на изменение памяти (Edelson et al., 2011). Участники этого исследования сталкивались с ошибочными воспоминаниями других со-наблюдателей, когда им задавали вопросы о просмотренном ими документальном фильме.После недельного опоздания их снова проверили, и хотя им сообщили, что ответы, которые они слышали раньше, были фактически определены случайным образом, участники, тем не менее, по-прежнему демонстрировали сильную тенденцию соответствовать ошибочным воспоминаниям группы, причем, что важно, данные нейровизуализации указывали на это социальное влияние изменило нейронную репрезентацию воспоминаний. В частности, как активность миндалевидного тела во время воздействия социального воздействия, так и сила связи между этой областью и гиппокампом предсказывали долговременные стойкие ошибки памяти.Дальнейший прогресс в этой области можно было бы с пользой сосредоточить на том, как эта работа распространяется на сферу общественного здравоохранения, как обсуждается в следующем разделе.

Заключение и дальнейшие направления

Несмотря на то, что нейробиология и, в частности, функциональная нейровизуализация, находятся в относительном зачаточном состоянии с точки зрения значительного объема экспериментальных исследований, она может многое предложить для изучения социального влияния. Знание нейронных механизмов, лежащих в основе конформности, можно использовать для ограничения существующих психологических теорий, а также для построения новых и может помочь понять, какие именно когнитивные процессы задействованы.Следующим продуктивным шагом для достижения этой цели будет лучшее понимание того, как интерпретировать активность мозга. Например, отражает ли сигнал несоответствия в медиальной лобной коре в ответ на конфликт между собственным мнением и мнением группы процесс когнитивной переоценки и последующей корректировки отношения, или, скорее, указывает на усиление негативного аффекта, которое, в свою очередь, может мотивировать изменение поведения? Возможны и другие интерпретации, например теории о том, что медиальная фронтальная активность отражает задействование теории психических процессов (Gallagher and Frith, 2003), переживания конфликта (Pochon et al., 2002; Ключарев и др., 2009), или, в более общем плане, нарушение ожиданий (Chang, Sanfey, 2013). Конечно, области мозга, как правило, не участвуют избирательно в одном психологическом процессе, а, скорее, участвуют в нескольких вычислениях, и поэтому интерпретация активности мозга, основанная исключительно на результатах исследования, описанного здесь, является сложной задачей. Естественно, что растущее количество исследований в этой области поможет определить точные задействованные процессы, и сближение методологических подходов также имеет многообещающие перспективы в этом отношении.Например, дополнительные данные из независимых задач локализатора в рамках одних и тех же участников могут быть полезны для определения психологического процесса, в котором задействована область мозга (Zaki et al., 2011; Izuma and Adolphs, 2013), и использования метаанализа. , функциональные подходы к подключению для оценки вычислений нейронных сетей и крупномасштабные базы данных также могут помочь уменьшить потенциальный пул гипотез (Poldrack, 2011). Одной из полезных баз данных онлайн-метаанализа является платформа Neurosynth, которая позволяет проводить крупномасштабный автоматизированный мета-анализ данных функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) (Yarkoni et al., 2011).

Мы предполагаем, что одним из конкретных многообещающих будущих направлений нейробиологии, способствующих пониманию социального влияния, является дальнейшее исследование эмоций, которые вызывают поведенческие корректировки из-за конформности. Например, люди могут согласовывать свои предпочтения с предпочтениями других, потому что они присоединяются и тем самым чувствуют необходимость принадлежать к группе (Tafarodi et al., 2002; Cialdini and Goldstein, 2004). Однако отрицательные эмоции, такие как страх социальной изоляции или чувство стыда или вины из-за различных мнений, также могут быть движущими силами конформизма (Janes and Olson, 2000; Berns et al., 2010; Ю и Сун, 2013). Сочетание нейробиологических методологий с умными поведенческими парадигмами может обеспечить значительно большее понимание конкретных эмоций, лежащих в основе конформности в данном контексте, поскольку накопленные данные свидетельствуют о том, что данные нейровизуализации могут поддерживать выводы об аффективных состояниях (Knutson et al., 2014). Можно ожидать, что использование инновационных методов, в том числе методов многомерной визуализации мозга, улучшит отображение активности мозга как на эмоциональный опыт, так и на поведение в ближайшем будущем (Formisano and Kriegeskorte, 2012).

Накапливающиеся лабораторные данные в сочетании с вышеупомянутыми вероятными будущими разработками демонстрируют большие перспективы в построении улучшенных нейронных и психологических моделей социального соответствия. Лучшее понимание процессов, определяющих соответствие, интересно не только с научной точки зрения, но и дает актуальные практические идеи для социальной политики. Политические кампании часто пытаются мотивировать изменение поведения с помощью социального влияния, например программы, препятствующие курению среди подростков, подчеркивая неодобрение сверстников, или сокращение потребления алкоголя в школах путем исправления распространенных, хотя и ложных, представлений о поведении других (Neighbours et al. ., 2004; Профилактика курения среди молодежи: кампания за правду США). Хотя такие кампании социального влияния иногда могут быть эффективными, во многих случаях они терпят неудачу (Clapp et al., 2003; Granfield, 2005). Более глубокое понимание процессов, которые способствуют и препятствуют социальному соответствию, несомненно, поможет предсказать, когда и как могут произойти изменения в поведении, и может предоставить полезные гипотезы, которые можно проверить в реальных полевых экспериментах.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа была поддержана грантами Европейского исследовательского совета (ERC313454) и Института мозга, познания и поведения Дондерса, Неймеген, Нидерланды (FOCOM).

Сноски

Биография автора

Мирре Сталлен в настоящее время работает научным сотрудником на кафедре психологии Стэнфордского университета. До переезда в США она занимала постдокторантуру в Институте мозга, познания и поведения Дондерса при университете Радбауд в Неймегене в Нидерландах.Она получила докторскую степень в Университете Эразма в Роттердаме, Нидерланды. Ее исследовательские интересы заключаются в понимании психологических и нейробиологических процессов, лежащих в основе принятия социальных решений, и в применении этих лабораторных результатов для решения реальных социальных проблем.

Список литературы

Альпизар Ф., Карлссон Ф. и Йоханссон-Стенман О. (2008). Анонимность, взаимность и соответствие: свидетельства добровольных пожертвований в национальный парк в Коста-Рике. J. Public Econ. 92, 1047–1060. DOI: 10.1016 / j.jpubeco.2007.11.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бартра, О., Макгуайр, Дж. Т., и Кейбл, Дж. У. (2013). Система оценки: основанный на координатах мета-анализ экспериментов BOLD fMRI, изучающих нейронные корреляты субъективной ценности. Neuroimage 76, 412–427. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.02.063

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бернс, Г.С., Капра, С. М., Мур, С., и Нуссэр, К. (2010). Нейронные механизмы влияния популярности на подростковые рейтинги музыки. Neuroimage 49, 1–24. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2009.10.070.Neural

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бернс, Г. С., Чаппелоу, Дж., Зинк, К. Ф., Паньони, Г., Мартин-Скурски, М. Э., и Ричардс, Дж. (2005). Нейробиологические корреляты социальной конформности и независимости при умственном вращении. Biol.Психиатрия 58, 245–253. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2005.04.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кабинет министров Великобритании, команда по анализу поведения. (2012). Применение поведенческой аналитики для уменьшения мошенничества, ошибок и долгов. Лондон: Правительство Великобритании.

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Бах, Д. Р., Рёпсторф, А., Долан, Р. Дж., И Фрит, К. Д. (2010). Как мнение других влияет на нашу оценку объектов. Curr. Биол. 20, 1165–1170.DOI: 10.1016 / j.cub.2010.04.055

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Канаи, Р., Бахрами, Б., Бах, Д. Р., Долан, Р. Дж., Рёпсторф, А., и др. (2012a). Структура орбитофронтальной коры предсказывает социальное влияние. Curr. Биол. 22, R123 – R124. DOI: 10.1016 / j.cub.2012.01.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Симонсен, А., Йенсен, М., Волерт, В., Gjerløff, T., Scheel-Kruger, J., et al. (2012b). Модуляция социального влияния метилфенидатом. Нейропсихофармакология 37, 1517–1525. DOI: 10.1038 / npp.2011.337

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cascio, C. N., Scholz, C., и Falk, E. B. (2015). Социальное влияние и мозг: убеждение, восприимчивость к влиянию и ретрансляция. Curr. Opin. Behav. Sci. 3, 51–57. DOI: 10.1016 / j.cobeha.2015.01.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чанг, Л.Дж., И Санфей А. Г. (2013). Большие ожидания: нейронные вычисления, лежащие в основе использования социальных норм при принятии решений. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 8, 277–284. DOI: 10.1093 / сканирование / nsr094

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шарпантье, К. Дж., Мутсиана, К., Гаррет, Н., и Шарот, Т. (2014). Временная динамика мозга от коллективного решения до индивидуального действия. J. Neurosci. 34, 5816–5823. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.4107-13.2014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chein, J., Albert, D., O’Brien, L., Uckert, K., and Steinberg, L. (2011). Сверстники повышают риск подросткового возраста, повышая активность схемы вознаграждения мозга. Dev. Sci. 14, 1–16. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2010.01035.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клапп, Дж. Д., Ланге, Дж. Э., Рассел, К., Шиллингтон, А., и Воас, Р. (2003). Неудачная кампания по социальному маркетингу. J. Stud. Спирт 64, 409–414. DOI: 10.15288 / jsa.2003.64.409

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коулман, С. (2007). «Эксперимент по соблюдению подоходного налога в Миннесоте: повторение эксперимента с социальными нормами», в MPRA Working Paper , 1–6. DOI: 10.2139 / ssrn.1393292

CrossRef Полный текст

Дойкер, Л., Мюллер, А. Р., Монтаг, К., Маркет, С., Рейтер, М., Фелл, Дж. И др. (2013). Приятная игра: мульти-методологическое исследование влияния социальной конформности на память. Фронт. Гм. Neurosci. 7:79. DOI: 10.3389 / fnhum.2013.00079

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эдельсон, М. Г., Дудай, Ю., Долан, Р. Дж., И Шарот, Т. (2014). Мозговые основы восстановления от вводящего в заблуждение влияния. J. Neurosci. 34, 7744–7753. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.4720-13.2014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эдельсон, М., Шарот, Т., Долан, Р. Дж., И Дудай, Ю. (2011). Вслед за толпой: мозговые субстраты соответствия долговременной памяти. Наука 333, 108–111. DOI: 10.1126 / science.1203557

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фарери, Д. С., Чанг, Л. Дж., И Дельгадо, М. Р. (2015). Вычислительные основы социальной ценности в межличностном сотрудничестве. J. Neurosci. 35, 8170–8180. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.4775-14.2015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фарери, Д. С., Низникевич, М., Ли, В. К., и Дельгадо, М.Р. (2012). Модуляция сигналов, связанных с вознаграждением, в социальной сети. J. Neurosci. 32, 9045–9052. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0610-12.2012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Формизано, Э., Кригескорте, Н. (2012). Видение паттернов через гемодинамическую пелену — будущее фМРТ с информацией о паттернах. Neuroimage 62, 1249–1256. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2012.02.078

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галлахер, Х.Л. и Фрит К. Д. (2003). Функциональная визуализация «теории разума». Trends Cogn. Sci. 7, 77–83. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (02) 00025-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грэнфилд Р. (2005). Употребление алкоголя в колледже: ограничения трансформации социальных норм. Наркоман. Res. Теория 13, 281–292. DOI: 10.1080 / 16066350500053620

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг Ю., Кендрик К. М., Ю Р. (2014). Соответствие чужому мнению длится не более 3 дней. Psychol. Sci. 25, 1388–1393. DOI: 10.1177 / 0956797614532104

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хубер Р. Э., Ключарев В., Рискамп Дж. (2015). Нейронные корреляты информационных каскадов: мозговые механизмы социального воздействия на обновление убеждений. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 10, 589–597. DOI: 10.1093 / сканирование / nsu090

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джейнс, Л. М., и Олсон, Дж.М. (2000). Давление насмешек: поведенческие эффекты наблюдения за насмешками других. чел. Soc. Psychol. Бык. 26, 474–485. DOI: 10.1177 / 0146167200266006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким Б.-Р., Лисс А., Рао М., Сингер З. и Комптон Р. Дж. (2012). Социальное отклонение активирует систему мониторинга ошибок мозга. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 12, 65–73. DOI: 10.3758 / s13415-011-0067-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ключарев, В., Хитёнен, К., Риджпкема, М., Смидтс, А., и Фернандес, Г. (2009). Сигнал обучения с подкреплением предсказывает социальное соответствие. Нейрон 61, 140–151. DOI: 10.1016 / j.neuron.2008.11.027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ключарев, В., Муннеке, М.А.М., Смидтс, А., Фернандес, Г. (2011). Подавление задней медиальной лобной коры препятствует социальному соответствию. J. Neurosci. 31, 11934–11940. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1869-11.2011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кнутсон, Б., Тейлор, Дж., Кауфман, М., Петерсон, Р., и Гловер, Г. (2005). Распределенное нейронное представление ожидаемого значения. J. Neurosci. 25, 4806–4812. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0642-05.2005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лоренц, Т., Бхатт, М., Эппл, Н., и Монтегю, П. Р. (2013). Не отставать от Джонсов: ошибки межличностного прогнозирования и корреляция поведения в тандемной задаче последовательного выбора. PLoS Comput. Биол. 9: e1003275. DOI: 10.1371 / journal.pcbi.1003275

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мейсон М.Ф., Дайер Р. и Нортон М.И. (2009). Нейронные механизмы социального воздействия. Орган. Behav. Гм. Decis. Процесс. 110, 152–159. DOI: 10.1016 / j.obhdp.2009.04.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Соседи К., Лаример М. Э. и Льюис М. А. (2004). Устранение неправильных представлений об описательных нормах употребления алкоголя: эффективность персонализированного нормативного вмешательства с обратной связью, предоставляемого компьютером. J. Consult. Clin. Psychol. 72, 434–447. DOI: 10.1037 / 0022-006X.72.3.434

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pochon, J. B., Levy, R., Fossati, P., Lehericy, S., Poline, J. B., Pillon, B., et al. (2002). Нейронная система, соединяющая вознаграждение и познание у людей: исследование с помощью фМРТ. Proc. Natl. Акад. Sci. США 99, 5669–5674. DOI: 10.1073 / pnas.082111099

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Риддеринхоф, К.Р., Ульспергер, М., Крон, Э. А., и Ньивенхейс, С. (2004). Роль медиальной лобной коры в когнитивном контроле. Science 306, 443–447. DOI: 10.1126 / science.1100301

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schnuerch, R., and Gibbons, H. (2014). Обзор нейрокогнитивных механизмов социальной конформности. Soc. Psychol. 45, 466–478. DOI: 10.1027 / 1864-9335 / a000213

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шульц П.В., Нолан, Дж. М., Чалдини, Р. Б., Гольдштейн, Н. Дж., И Грискявичюс, В. (2007). Конструктивная, деструктивная и реконструктивная сила социальных норм. Psychol. Sci. 18, 429–434. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2007.01917.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шестакова А., Рискамп Дж., Тугин С., Осадчи А., Крутицкая Дж., Ключарев В. (2013). Электрофизиологические предвестники социальной конформности. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 8, 756–763. DOI: 10.1093 / сканирование / nss064

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Слемрод, Дж., И Олкотт, Х. (2011). Социальные нормы и энергосбережение. J. Public Econ. 95, 1082–1095. DOI: 10.1016 / j.jpubeco.2011.03.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит С., Виндмейер Ф. и Райт Э. (2015). Эффекты сверстников в благотворительности: свидетельства из (бегущей) области. Экон. J. 125, 1053–1071.DOI: 10.1111 / ecoj.12114

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сталлен М., Де Дреу, К. К. У., Шалви, С., Смидтс, А., Санфей, А. Г. (2012). Стадный гормон: окситоцин стимулирует подчинение в группе. Psychol. Sci. 23, 1288–1292. DOI: 10.1177 / 0956797612446026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стейнберг, Л. (2007). Принятие риска в подростковом возрасте — новые взгляды на науку о мозге и поведении. Curr.Реж. Psychol. Sci. 16, 55–59. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2007.00475.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тафароди Р. В., Канг С.-Дж. и Милн А. Б. (2002). Когда различное становится похожим: компенсаторное соответствие в двухкультурных видимых меньшинствах. чел. Soc. Psychol. Бык. 28, 1131–1142. DOI: 10.1177 / 01461672022811011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томлин Д., Недич А., Прентис Д., Холмс П. и Коэн Дж.Д. (2013). Нейронные субстраты социального влияния на принятие решений. PLoS ONE 8: e52630. DOI: 10.1371 / journal.pone.0052630

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Trautmann-Lengsfeld, S. A., and Herrmann, C. S. (2013). ЭЭГ выявляет раннее влияние социальной конформности на визуальную обработку в ситуациях группового давления. Soc. Neurosci. 8, 75–89. DOI: 10.1080 / 17470919.2012.742927

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Trautmann-Lengsfeld, S.А., и Херрманн, С. С. (2014). Виртуально смоделированное социальное давление влияет на раннюю визуальную обработку в более низкой степени по сравнению с участниками с высокой степенью автономности. Психофизиология 51, 124–135. DOI: 10.1111 / psyp.12161

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Яркони Т., Полдрак Р., Николс Т. Э., Ван Эссен Д. К. и Вагер Т. Д. (2011). Масштабный автоматизированный синтез данных функциональной нейровизуализации человека. Nat. Методы 8, 665–670.DOI: 10.1038 / Nmeth.1635

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ю. Р., Сан С. (2013). Соответствовать или не соответствовать: спонтанное соответствие снижает чувствительность к денежным результатам. PLoS ONE 8: e64530. DOI: 10.1371 / journal.pone.0064530

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Соответствие и соответствие | Encyclopedia.com

Соответствие — это изменение поведения или убеждений по отношению к стандарту группы в результате влияния группы на отдельного человека.Как показывает это определение, конформность — это тип социального влияния, благодаря которому члены группы разделяют схожие убеждения и стандарты поведения. Он включает в себя процессы, с помощью которых члены группы приходят к определенному стандарту убеждений или поведения, а также давление, которое они оказывают друг на друга, чтобы поддержать эти стандарты. Соответствие — это соответствие поведению с целью добиться вознаграждения или избежать наказания (Kelman 1958). Поскольку человек может поведенчески придерживаться группового стандарта, не веря в него лично, этот термин часто используется для обозначения конформности, которая является просто общественной, а не частной.Соответствие может также относиться к поведенческому соответствию запросу или требованию другого лица, особенно органа власти.

В индивидуалистическом обществе, таком как Соединенные Штаты, соответствие имеет негативный оттенок (Маркус и Китияма, 1994). Однако конформизм — это фундаментальный социальный процесс, без которого люди не смогли бы объединяться в группы и предпринимать эффективные действия как коллектив. Чтобы люди могли координировать свое поведение, чтобы они могли организовываться и работать вместе как группа, они должны разработать и придерживаться стандартов поведения, которые делают действия друг друга взаимно предсказуемыми.Просто проехать по улице было бы почти невозможно, если бы большинство людей не соответствовало групповым нормам, регулирующим вождение.

Соответствие — это также процесс, устанавливающий границы между группами. Благодаря процессу конформности члены одной группы становятся похожими друг на друга и отличными от членов другой группы. Это, в свою очередь, создает общую социальную идентичность для людей как членов особой группы. Под давлением постоянно меняющихся обстоятельств социальные группы, такие как семьи, группы сверстников, коммерческие фирмы и нации, сохраняют свои отличительные культурные убеждения и умеренно стабильные социальные структуры только благодаря постоянному действию процессов конформности.

Возможно, потому что это необходимо для социальной организации, конформность кажется универсальным человеческим феноменом. Однако уровень соответствия зависит от культуры. Коллективистские культуры (например, Япония), которые подчеркивают взаимозависимость индивидов, демонстрируют более высокий уровень конформности, чем индивидуалистические культуры (например, США), которые сосредоточены на независимости индивидов (Bond and Smith 1996).

Несмотря на свою важность, конформность всегда влечет за собой конфликт между групповым стандартом и альтернативными убеждениями или поведением (Asch 1951; Moscovici 1985).Для своего физического и психологического выживания люди нуждаются и хотят принадлежать к социальным группам. Однако для этого они должны ограничить разнообразие и независимость своих убеждений и поведения. Даже не подозревая об этом, люди обычно охотно занимают групповую позицию. Однако иногда люди считают, что альтернатива лучше группового стандарта, и терпят болезненный конфликт, когда их заставляют подчиняться.

Иногда несоответствующая, отклоняющаяся альтернатива действительно превосходит групповой стандарт в том смысле, что она предлагает лучший ответ на групповые обстоятельства.Инновации и изменения так же важны для способности группы приспосабливаться и выживать, как и соответствие. Фактически, несоответствующий член может влиять на мнение большинства, даже если большинство оказывает давление на отклоняющегося, чтобы он соответствовал. Как отмечает Ирвинг Дженис (1972) в своем анализе «группового мышления», давление конформности может стать настолько сильным, что заставит замолчать альтернативные мнения и задушит способность группы критически анализировать проблемы, с которыми она сталкивается, и реагировать на них. Таким образом, конформизм — палка о двух концах.Это позволяет людям объединяться для коллективных усилий, но требует затрат на потенциальные инновации.


КЛАССИЧЕСКИЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ

Социальные научные исследования конформности начались с новаторских экспериментов Музафера Шерифа (1936). Они прекрасно иллюстрируют простой, почти бессознательный способ, которым люди в группах влияют друг на друга, чтобы стать похожими. Шериф использовал автокинетический эффект, который представляет собой визуальную иллюзию, при которой неподвижная точка света в темной комнате кажется движущейся.Шериф просил участников своих экспериментов оценить, как далеко продвинулся свет.

Когда люди оценивали только свет, их оценки часто сильно расходились. Однако в одном из условий эксперимента испытуемые смотрели на свет вместе с двумя или тремя другими, давая свои оценки вслух, что позволяло им слышать суждения друг друга. В этой групповой настройке люди давали начальные оценки, которые были похожи друг на друга и быстро сходились в единой групповой оценке. Разные группы пришли к очень разным оценкам, но все группы выработали консенсусное суждение, которое со временем оставалось стабильным.

После трех совместных занятий члены группы разделились. При тестировании в одиночку они продолжали использовать свой групповой стандарт в качестве ориентира для своих личных оценок. Это указывает на то, что члены группы не просто побуждали друг друга подчиняться внешнему поведению. Они повлияли на восприятие света друг другом, так что они поверили, что оценка группы является наиболее точным суждением о реальности.

В другом случае Шериф сначала тестировал испытуемых в одиночку, чтобы они разработали личные стандарты для своих оценок.Затем он собрал двух или трех человек с сильно различающимися личными стандартами и протестировал их в группе. За три групповых занятия индивидуальные оценки были объединены в групповой стандарт. Таким образом, даже когда у участников были устоявшиеся личные стандарты суждения, простое знакомство с различными суждениями других побуждало их постепенно отказываться от своих расходящихся точек зрения в пользу единого группового стандарта. Это произошло, несмотря на обстановку, в которой испытуемые, все незнакомые люди, не имели власти друг над другом и были лишь минимально организованы как группа.

Эксперимент Шерифа предполагает, что давление подчинения в группах тонкое и чрезвычайно мощное. Но критики быстро заметили, что крайняя двусмысленность автокинетической ситуации могла быть причиной результатов Шерифа. В такой неоднозначной ситуации участникам не на чем основывать свои личные суждения, поэтому, возможно, неудивительно, что они обращаются к другим, чтобы помочь им решить, о чем думать. Согласны ли люди, когда задача ясна и недвусмысленна? Будут ли они уступать групповому консенсусу, если очевидно, что консенсус неверен? Это вопросы, которые Соломон Аш (1951, 1956) задавал в своих классических экспериментах.

Чтобы устранить двусмысленность, Аш использовал четкие задачи суждения, в которых испытуемые выбирали, какая из трех линий сравнения была такой же длины, как стандартная линия. Правильные ответы были настолько очевидны, что люди, работающие в одиночку, достигли 98-процентной точности. Подобно эксперименту Шерифа, испытуемые Аша высказывали свои суждения в присутствии семи-девяти своих сверстников (все участники были студентами мужского пола). Неизвестный ни один наивный субъект в каждой группе, все остальные члены группы были сообщниками экспериментатора.На семи из двенадцати процессов, когда конфедераты один за другим огласили свои приговоры, они единогласно дали неправильный ответ. Все было устроено так, что наивный субъект всегда выносил суждение вслед за сообщниками.

Субъект здесь был поставлен в положение абсолютного конфликта. Должен ли он придерживаться того, что, как он знает, является правдой, или согласиться с единодушным мнением других? В трети случаев испытуемые нарушали свидетельства своих собственных чувств, чтобы согласиться с группой.

Эксперименты Аша ясно продемонстрировали, что люди чувствуют давление, чтобы соответствовать групповым стандартам, даже если они знают, что стандарты неправильные.Поразительно, что Аш, как и Шериф, получил эти результаты с минимальной групповой ситуацией. Члены группы были незнакомцами, мало значившими друг для друга. Тем не менее, они оказывали существенное влияние друг на друга, просто находясь вместе в одной и той же ситуации. Из-за того, что он драматически подчеркивает конфликт, присущий конформизму между отдельными людьми и группами, экспериментальный план Аша стал парадигмой для изучения конформности.


НОРМАТИВНОЕ И ИНФОРМАЦИОННОЕ ВЛИЯНИЕ

Поразительные результаты Шерифа и Аша стимулировали взрыв исследований, направленных на объяснение того, как происходит конформность (обзоры см. В Kiesler and Kiesler 1976, Cialdini and Trost 1998).Теперь ясно, что здесь задействованы два аналитически различных процесса влияния. Любой из них или оба могут привести к соответствию в данной ситуации. Мортон Дойч и Гарольд Джерард (1955) обозначили эти информационное влияние и нормативное влияние .

В информационном воздействии группа определяет перцептивную реальность для человека. Эксперимент Шерифа — хорошая иллюстрация этого. Лучшее объяснение исходит из теории социального сравнения Леона Фестингера (1954).Согласно теории, люди формируют суждения о неоднозначных событиях, сравнивая свое восприятие с восприятием аналогичных других и конструируя общие социально обоснованные определения «реальности» события. Эти согласованные определения составляют социальную реальность ситуации (Festinger 1950). Поскольку люди хотят поддержки других, чтобы убедить их в обоснованности своих убеждений, не соглашаться с большинством неудобно. Люди в таких ситуациях сомневаются в собственном суждении.Они меняют свое мнение, чтобы согласиться с большинством, потому что полагают, что мнение большинства с большей вероятностью будет правильным.

Как это указывает, соответствие в результате информационного воздействия не означает нежелание подчиняться требованиям других. Скорее, индивид принимает групповой стандарт как вопрос личных убеждений, так и общественного поведения. Информационное влияние особенно сильно в отношении социальных убеждений, мнений и ситуаций, поскольку они по своей природе неоднозначны и социально сконструированы.

Нормативное влияние возникает, когда люди соглашаются с большинством группы, чтобы получить вознаграждение или избежать неприятных издержек. Таким образом, за соответствием стоит нормативное влияние. Люди зависят от других в достижении многих ценных результатов, таких как включение в социальные отношения, чувство общей идентичности и социальное одобрение. Из-за этой зависимости даже незнакомцы могут вознаграждать и наказывать друг друга. Результаты Аша — хороший тому пример. Хотя некоторые из участников Аша на самом деле сомневались в своем суждении (информационном влиянии), большинство согласились, чтобы избежать неявного отказа от того, чтобы быть странным человеком.Исследования показывают, что опасения быть отвергнутыми из-за несоответствия не безосновательны (см. Обзор Levine 1980). Иногда нонконформистами восхищаются, но редко они нравятся. Более того, они подвергаются сильному убедительному давлению и критике со стороны большинства.

ФАКТОРЫ, ПОВЫШАЮЩИЕ СООТВЕТСТВИЕ

Все, что увеличивает уязвимость к информационному и нормативному влиянию, увеличивает соответствие. Хотя могут быть характерные черты личности, которые склоняют людей к подчинению, доказательства этого противоречивы (Crowne and Marlowe 1969; Moscovici 1985).Ситуационные факторы кажутся наиболее важными детерминантами соответствия. Исследования показывают, что соответствие увеличивается из-за: а) двусмысленности или сложности задачи, б) относительной незначительности проблемы для человека, в) необходимости давать публичный, а не частный ответ, г) сходство членов группы, e) высокая взаимозависимость между членами группы, f) привлекательность и сплоченность группы и g) единодушие большинства (обзоры см. в Kiesler and Kiesler 1976; Cialdini and Trost 1998).

Когда задача или ситуация неоднозначны или сложны, нелегко сказать, как лучше всего на них отреагировать. В результате, как и в экспериментах Шерифа, члены группы в значительной степени полагаются на мнения друг друга, чтобы решить, что лучше, что увеличивает их восприимчивость к информационному влиянию. Когда группы, принимающие решения в правительстве или бизнесе, сталкиваются со сложными, трудными решениями, в которых нет уверенности в правильном выборе, информационное влияние усиливает склонность членов к соглашению и может повлиять на их критический анализ ситуации (Janis 1972).Вкусы и убеждения по поводу таких вещей, как стиль одежды или музыка, в отношении которых нет объективно правильного выбора, по тем же причинам внезапно меняются. Мощные процессы согласования вступают во владение, поскольку групповые стандарты определяют для человека, что является «правильной» одеждой или музыкой.

Чем меньше людей волнует проблема, тем они более открыты как для информационного, так и для нормативного воздействия. Без мотивации изучать проблему лично, люди обычно принимают групповой стандарт по этому поводу как потому, что согласие других делает этот стандарт правильным, так и потому, что участие в группе дает больше вознаграждений и меньше затрат.Из-за таких вознаграждений и затрат люди особенно склонны соглашаться, когда их ответ должен быть публичным, а не частным.

Поскольку люди наиболее близко сравнивают свое восприятие и взгляды со взглядами людей, которые социально схожи с ними, сходство увеличивает информационное влияние членов группы друг на друга. Сходство также увеличивает симпатию, и, когда люди нравятся друг другу, у них появляется больше возможностей вознаграждать или наказывать друг друга, поэтому нормативное влияние также возрастает. Из-за возросшей силы как информационного, так и нормативного воздействия давление соответствия часто бывает особенно сильным в группах сверстников.

Когда члены сильно зависят друг от друга в том, что они ценят, давление согласия возрастает, потому что члены имеют больше возможностей вознаграждать или расстраивать друг друга (нормативное влияние). Точно так же, когда группа очень привлекательна для индивида, ее члены имеют больше возможностей нормативно влиять на индивида. Банды, братства и профессиональные сообщества — все используют этот принцип, чтобы побудить новых членов принять отличительные стандарты своих групп. Кроме того, когда группа очень сплочена и сплочена, приверженность членов группе дает ей больше власти над их поведением, увеличивая силы подчинения.

Единодушие большинства в группе является особенно важным фактором в процессе согласования. В своих исследованиях Аш (1951) обнаружил, что до тех пор, пока оно было единодушным, большинство из трех было так же эффективно для побуждения к подчинению, как одно из шестнадцати. Последующие исследования в целом подтверждают, что размер большинства после трех не является решающим фактором соответствия. Важно единодушие (обзор см. В Allen 1975). Когда Аш (1951) попросил одного сообщника дать правильный ответ на линейное задание, соответствие наивных испытуемых большинству снизилось с трети до всего лишь 5 процентов.Один из несогласных показывает человеку, что несоответствие возможно, и обеспечивает столь необходимую социальную поддержку для альтернативного конструирования социальной реальности. Интересно, что инакомыслящему не нужно соглашаться с человеком, чтобы поощрять несоответствие. Нужно только, чтобы несогласный тоже порвал с большинством.

Еще одним фактором, влияющим на конформность, является половой состав группы. Хотя результаты исследований противоречивы, их статистические сводки, называемые метаанализами, указывают на то, что в целом женщины склонны подчиняться чуть больше, чем мужчины (Becker 1986; Eagly and Wood 1985).Половые различия в конформности наиболее вероятны, когда поведение находится под наблюдением других. Имеющиеся данные предлагают два объяснения (обзор см. В Eagly 1987). Во-первых, секс имеет статусную ценность во взаимодействии, что создает в обществе ожидания того, что женщины будут менее компетентными и влиятельными в данной ситуации, чем мужчины (Ridgeway, 1993). Во-вторых, сексуальные стереотипы заставляют мужчин проявлять независимость, когда за ними наблюдают.


ВЛИЯНИЕ МЕНЬШИНСТВА НА БОЛЬШИНСТВО

Конформность возникает из процесса социального влияния между индивидом и групповым большинством.Однако процесс влияния не всегда бывает односторонним. Как отмечает Серж Московичи (1976), несогласный член группы — это не только объект давления со стороны большинства, но и тот, кто, нарушая консенсус, ставит под сомнение обоснованность мнения большинства, создавая конфликт, сомнения и возможность изменение мнения в группе. Несогласные иногда изменяют мнение большинства в процессе, который называется влияние меньшинства . Исследования показывают, что для того, чтобы мнение меньшинства повлияло на большинство, оно должно быть представлено последовательно и четко, без колебаний, и помогает, если в группе есть два таких несогласных, а не один (см. Moscovici 1985; Moscovici, Mucchi-Faina, and Maass 1994; Wood et al.1994, для обзоров). Несогласное меньшинство усиливает разнонаправленное мышление среди членов группы, что может повысить вероятность того, что они придут к творческим решениям проблем, с которыми сталкивается группа (Nemeth 1986).

СООТВЕТСТВИЕ И СОСТОЯНИЕ

Исследования парадигм Аша и Шерифа сосредоточены на давлениях на соответствие между коллегами. Однако, когда члены группы различаются по статусу, это влияет на терпимость группы к их несоответствию. Члены с более высоким статусом получают меньше санкций за несоответствие, чем члены с более низким статусом (Gerson 1975).Пока они придерживаются норм центральной группы, несоответствие членов с высоким статусом может фактически усилить их влияние в группе (Berkowitz and Macauley, 1961). Эдвин Холландер (1958) утверждает, что, поскольку члены с высоким статусом ценятся группой, им предоставляются «кредиты идиосинкразии», которые позволяют им не подчиняться и вводить новшества без штрафных санкций, пока они остаются в определенных рамках. На самом деле больше всего соответствуют представителям со средним статусом (Harvey and Consalvi, 1960). У них меньше кредитов идиосинкразии, чем у членов с высоким статусом, и больше инвестиций в группу, чем у членов с низким статусом.

Несоответствие также может повлиять на положение в статусе и влияние, которого человек достигает в группе. Холландер (1958, 1960) предположил, что индивиды зарабатывают кредиты статуса и идиосинкразии, изначально подчиняясь групповым нормам, но повторения его исследования не подтверждают этот вывод (см. Обзор Ridgeway 1981). Конформность делает человека «невидимым» в группе и поэтому мало что делает для получения статуса. Несоответствие привлекает внимание и создает видимость уверенности и компетентности, которые могут повысить статус.Но он также кажется корыстным, что умаляет статус (Ridgeway 1981). Следовательно, умеренные уровни несоответствия, скорее всего, будут способствовать достижению статуса.


СОБЛЮДЕНИЕ ВЛАСТИ

Реагируя на нацистский феномен Второй мировой войны, исследования подчинения власти были сосредоточены на объяснении послушания людей, даже когда им приказывают проявлять крайние или аморальные поступки. Соблюдение в этой ситуации сравнимо с соответствием в парадигме Аша в том смысле, что люди должны идти против своих собственных стандартов поведения, чтобы подчиняться.Сила законной власти принуждать к повиновению была наглядно продемонстрирована в экспериментах Милграма (1963, 1974). В рамках очевидного обучающего исследования ученый-экспериментатор приказал испытуемым подвергать другого человека все более сильным электрическим током. Генератор шока, использованный субъектом, обозначил возрастающие уровни как «опасно-серьезный шок» и «XXX» (при 450 вольт). Жертва (сообщник, который не подвергался действию электрошока) протестовала, кричала и жаловалась на болезнь сердца.Несмотря на это, 65 процентов испытуемых послушались учёного-экспериментатора и поразили жертву электрическим током до максимума в 450 вольт. Понятно, что в большинстве случаев люди поступают так, как им говорят законные власти.

Неуверенность в своих обязанностях в данной ситуации (определение проблемы социальной реальности) и озабоченность по поводу способности властей наказать или вознаградить их, по-видимому, являются основными причинами подчинения людей в таких обстоятельствах. Обратите внимание на сопоставимость этих факторов с информационным и нормативным влиянием.Ситуационные факторы, которые социально определяют вопрос об ответственности как обязанность подчиняться, а не не подчиняться, повышают соответствие (Келман и Гамильтон, 1989), как и факторы, повышающие способность властей применять санкции.

Исследования показали несколько таких факторов. Послушание повышается за счет легитимности авторитетного лица и его или ее наблюдения за поведением человека (Milgram 1974; Zelditch and Walker 1984). Когда другие в ситуации подчиняются или когда положение человека в цепочке команд устраняет прямой контакт с жертвой, уступчивость возрастает (Milgram 1974).С другой стороны, когда другие присутствующие сопротивляются авторитету, согласие резко падает. Стэнли Милгрэм (1974) обнаружил, что, когда два сообщника, работавшие с испытуемым, отказались подчиняться экспериментатору, только 10 процентов испытуемых полностью подчинились. Как и другие несогласные из единогласного большинства, другие участники сопротивления определяют неповиновение как уместное и оказывают поддержку сопротивлению. Герберт Келман и Ли Гамильтон (1989), анализируя «преступления повиновения» во многих правительственных и военных условиях, показывают, как такие факторы приводят к подчинению незаконным или аморальным приказам властей.

Соответствие и соблюдение являются основополагающими для развития норм, социальной организации, групповой культуры и общей социальной идентичности людей. В результате исследования соответствия и соответствия продолжают развиваться в нескольких направлениях. В настоящее время предпринимаются попытки разработать более широкие модели процесса социального влияния, которые могут включать в себя как соответствие, так и подчинение (см. Cialdini and Trost 1998). Эти усилия делают дополнительный акцент на зависимости людей от социальных отношений и групп и решают такие вопросы, как влияние меньшинства и большинства через разные или похожие процессы.Кроме того, новое, более систематическое кросс-культурное исследование пытается понять, что универсально и что культурно изменчиво в отношении соответствия и соответствия (Маркус и Китияма, 1994; Смит и Бонд, 1996).


ссылки

Аллен, Вернон Л. 1975 «Социальная поддержка несоответствий». В издании Л. Берковица, Достижения экспериментальной социальной психологии , том. 8, 2–43. Нью-Йорк: Academic Press.

Аш, Соломон Э. 1951 «Влияние группового давления на изменение и искажение суждений».»В издании Х. Гетцкоу, Группы, лидерство и мужчины . Питтсбург: Карнеги Пресс.

—1956″ Исследования независимости и подчинения групповому давлению: I. Меньшинство одного против единодушного большинства «. Психологические монографии 70 (9, весь номер 416).

Беккер, Б.Дж. 1986 «Снова влияние: новый взгляд на исследования гендерных различий в социальном влиянии». В Джанет Шибли Хайд и Марси С. Линн, ред., Психология пола: достижения с помощью метаанализа .Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса.

Берковиц, Леонард и Дж. Р. Маколей 1961 «Некоторые эффекты различий в уровне статуса и стабильности статуса». Человеческие отношения 14: 135–147.

Бонд, М. Х. и П. Б. Смит 1996 «Культура и соответствие: мета-анализ исследований с использованием задачи линейного суждения Аша». Психологический бюллетень 119: 111–137.

Чалдини, Роберт Б. и Мелани Р. Трост 1998 «Социальное влияние: социальные нормы, соответствие и соответствие».»В DT Gilbert, ST Fiske и G. Lindzey, eds., The Handbook of Social Psychology , 4 ed., Vol. 2. New York: McGraw-Hill.

Crowne, DP, and D. Marlowe 1964 Мотив одобрения: исследования в области оценочной зависимости . Нью-Йорк: Wiley.

Игли, Элис Х. 1987 Половые различия в социальном поведении: интерпретация социальной роли . Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрлбаум.

—— и Венди Вуд 1985 «Пол и способность влиять: стереотип vs.Поведение ». В В. Э. О’Лири, Р. К. Унгер и Б. С. Уолсон, ред., Женщины, гендерная и социальная психология, . Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрлбаум.

Фестингер, Леон 1950« Неформальная социальная коммуникация ». Психологический обзор 57: 217–282.

——1954 «Теория процессов социального сравнения». Человеческие отношения 7: 117–140.

Gerson, Lowell W. 1975 «Наказание и положение: наказание извращенцев в малых группах» . »В PV Crosbie, ed., Взаимодействие в малых группах .Нью-Йорк: Макмиллан.

Харви О. Дж. И Конрад Консалви 1960 «Статус и соответствие давлению в неформальных группах». Журнал аномальной и социальной психологии 60: 182–187.

Холландер, Эдвин П. 1958 «Соответствие, статус и индивидуальная непереносимость». Психологический обзор 65: 117–127.

——1960 «Компетентность и соответствие в принятии влияния». Журнал аномальной и социальной психологии 61: 365–369.

Дженис, Ирвинг Л.1972 Жертвы группового мышления: психологическое исследование внешнеполитических решений и фиаско . Бостон: Хоутон-Миффлин.

Келман, Герберт С. 1958 «Соблюдение, идентификация и интернализация: три процесса изменения отношения». Журнал разрешения конфликтов 2: 51–60.

——, и В. Ли Гамильтон 1989 Преступления по повиновению . Нью-Хейвен, штат Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Кислер, Чарльз А. и Сара Б. Кислер 1976 Соответствие .2-е изд. Ридинг, Массачусетс: Эддисон-Уэсли.

Левин, Джон М. 1980 «Реакция на отклонение мнений в малых группах». В издании П. Паулюса, Психология группового влияния . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Маркус, Хейзел Р. и С. Китияма 1994 «Коллективный страх коллектива: последствия для« Я »и теории« я »». Бюллетень личности и социальной психологии 20: 568–579.

Милгрэм, Стэнли 1963 «Поведенческое исследование послушания». Журнал аномальной и социальной психологии 67: 371–378.

——1974 Послушание властям: экспериментальный взгляд . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Московичи, Серж 1976 Социальное влияние и социальные изменения . Лондон: Academic Press.

——1985 «Социальное влияние и конформность». В Г. Линдзи и Э. Аронсон, ред., Справочник по социальной психологии . 3-е изд., Т. 2. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

——, А. Мукчи-Файна и А. Маасс 1994 Влияние меньшинства . Чикаго: Нельсон-Холл.

Немет, Чарлан 1986 «Дифференциальные вклады влияния большинства и меньшинства». Психологический обзор 93: 23–32.

Риджуэй, Сесилия Л. 1981 «Несоответствие, компетентность и влияние в группах: проверка двух теорий». Американский социологический обзор 46: 333–347.

——1993 «Пол, статус и социальная психология ожиданий». В P. England, ed., Theory on Gender / Feminism on Theory . Нью-Йорк: Алдин.

Шериф, Музафер 1936 Психология социальных норм .Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Вуд, Венди, С. Лундгрен, Дж. А. Улетт, С. Бушем и Т. Блэкстон, 1994 «Влияние меньшинства: метааналитический обзор процессов социального влияния». Психологический бюллетень 115: 323–345.

Зельдич, Моррис младший, и Генри А. Уокер 1984 «Легитимность и стабильность власти». В издании Э. Лоулера, Успехи в групповых процессах , вып. 1. Гринвич, штат Коннектикут: JAI Press.

Сесилия Л. Риджуэй

Биологические основы соответствия

Front Neurosci.2012; 6: 87.

TJH Morgan

1 Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Файф, Великобритания

KN Laland

1 Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Файф , Великобритания

1 Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Файф, Великобритания

Отредактировал: Гвидо Биле, Университет Осло, Норвегия

Рецензент: Кэролин Юн, Мичиганский университет, США; Кристофер Дж. Берк, Обсерватория Гарвардского колледжа, США

* Для переписки: К.Н. Лаланд, Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Bute Medical Buildings, Westburn Lane, St Andrews, KY16 9TS Fife, UK. e-mail: [email protected]

Эта статья была отправлена ​​в Frontiers in Decision Neuroscience, специальность Frontiers in Neuroscience.

Поступило 7 марта 2012 г .; Принято 24 мая 2012 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution, которая разрешает некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на других форумах при условии указания авторов и источника.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Для людей характерна крайняя зависимость от информации, передаваемой культурой, и недавняя формальная теория предсказывает, что естественный отбор должен способствовать адаптивным стратегиям обучения, которые способствуют эффективному копированию и принятию решений. Одна из стратегий, которая привлекла особое внимание, — это конформистская передача, определяемая как несоразмерно вероятное принятие наиболее распространенного варианта. В литературе по социальной психологии исторически подчеркивалось важное значение конформности, а в последнее время также стали поступать сообщения о конформистском поведении у животных, не являющихся людьми.Однако математический анализ различается тем, насколько важным и широко распространенным, по их мнению, должно быть соответствие, и соответствующей экспериментальной работы мало, а результаты являются взаимно противоречащими и несовместимыми с предсказаниями моделей. Мы рассматриваем соответствующую литературу, рассматривая причинно-следственную связь, функцию, историю и онтогенез соответствия, и описываем компьютерный эксперимент на людях, который мы провели, чтобы разрешить двусмысленность. Мы обнаружили, что только когда было доступно много демонстрантов и испытуемые были неуверенными, поведение испытуемых было конформистским.Дальнейший анализ показал, что основная реакция только на социальную информацию была в целом конформистской. Таким образом, наши данные согласуются с конформистским использованием социальной информации, но, поскольку поведение субъектов является результатом как социальных, так и асоциальных влияний, результирующее поведение может не быть конформистским. В конце мы свяжем эти открытия с литературой по когнитивной нейробиологии, которая недавно начала исследовать нейронные основы социального обучения. Здесь конформистская передача может быть особенно полезным тематическим исследованием не только потому, что есть четко определенные и удобные возможности охарактеризовать биологические основы этой формы социального обучения, но также потому, что первые результаты предполагают, что люди могут обладать особыми когнитивными адаптациями для эффективной социальной адаптации. обучение.

Ключевые слова: конформность, социальное обучение, культурная трансмиссия, культурная эволюция

В 1963 году этолог Нико Тинберген утверждал, что для полного понимания поведения в биологии необходимо рассмотреть его с четырех различных точек зрения: с точки зрения истории, онтогенеза и т. Д. функция и причинно-следственная связь. Хотя подобные эвристики могут ограничивать исследования, а также помогать им (Laland et al., 2011a), реализация ответов на четыре вопроса Тинбергена часто является очень полезной целью для исследования, поощряя широкий взгляд на поведение и поощряя междисциплинарные подходы.Здесь мы сосредотачиваемся на поведенческом соответствии, теме, которая привлекла значительное внимание по крайней мере с трех из этих точек зрения. Ниже мы суммируем выводы о конформности, полученные из социальной психологии и психологии развития, моделирования и экспериментирования культурной эволюции, социального обучения животных и когнитивной нейробиологии. Поскольку подходы в этих областях не полностью соответствуют вопросам Тинбергена, мы организуем наш анализ на дисциплинарной основе, но обращаем внимание на то, какие из вопросов Тинбергена рассматриваются в каждом конкретном случае.Мы пришли к выводу, что изучению соответствия препятствовали несогласованность определений и экспериментальные ограничения, и признаем необходимость более всеобъемлющей теоретической основы, если исследователи хотят продвигаться к общему пониманию, которое охватывает эти различные области.

Литература по социальной психологии

Самые ранние исследования конформности были проведены социальными психологами в двадцатом веке и были сосредоточены в основном на его причинной связи; то есть на социальных контекстах, которые его вызвали (Jenness, 1932; Sherif, 1935; Asch, 1955).В чрезвычайно влиятельной статье Соломон Аш (Asch, 1955) описал наблюдение, что взрослые охотно отказываются от собственных перцептивных суждений в очень простой визуальной задаче, когда сталкиваются с группой единомышленников, которые с ними не согласны. Аш назвал это поведение соответствием, предполагая, что почтение к групповой норме обусловлено желанием получить социальное одобрение. Такой вывод был воспроизведен огромное количество раз в разных возрастных группах и культурах, и было выявлено большое количество факторов, влияющих на соответствие индивидов, включая размер группы (Asch, 1955; Bond, 2005), сложность задачи и важность ( Барон и др., 1996), культурной (Bond and Smith, 1996) мотивации (Griskevicius et al., 2006) и настроения (Tong et al., 2008). Хотя социальная психология, изобилующая эмпирическими данными, успешно определила множество факторов, влияющих на принятие людьми решений других, она изо всех сил пыталась объединить такие выводы в единую теоретическую основу. Возможно, наиболее успешной попыткой является теория социального воздействия (Latane, 1981; Latane, Wolf, 1981; Nowak et al., 1990), которая характеризует социальное влияние как силу, аналогичную физической силе, такой как электромагнетизм, которая действует на личность.Предлагаемые факторы, влияющие на величину этой силы, — это ее сила (определяемая такими факторами, как возраст и статус источника), непосредственность (близость в пространстве-времени к наблюдателю) и количество людей в группе, которой наблюдатель выставлен. Теория социального воздействия может эффективно объяснить убывающий эффект увеличения числа сообщников в экспериментах Аша (Latane, 1981), а также была распространена на случаи, когда большинство конфликтовало с меньшинством (Latane and Wolf, 1981).Однако его переменные силы и непосредственности — именно то, что отличает его от других моделей (например, Tanford and Penrod, 1984) — натолкнулись на противоречивые эмпирические данные, и там, где были обнаружены эффекты, они, как правило, были очень низкой величины (Mullen, 1985). , 1986; Джексон, 1986). Более того, эти теории были в значительной степени основаны на исследованиях, связанных с принятием произвольных или причудливых групповых решений, и поэтому их способность понимать социальное влияние в более общем плане, особенно в контексте эволюции, ограничена.Соответственно, амбиции теорий социального влияния социальной психологии, хотя и ценный вклад в изучение социального обучения, никогда не были полностью реализованы.

Тем не менее, теории социального влияния оказались очень успешными в учете эффектов размера группы. Более того, социальная психология также является источником ценного различия между информационными и нормативными мотивами для соответствия групповой норме (Deutsch and Gerard, 1955). Это различие возникло, когда исследователи пытались понять, почему их испытуемые соглашались с явно неправильными решениями.Они отстаивали две цели со стороны испытуемого: одна — быть правильной, а вторая — получить положительную оценку других посредством согласия. Первая цель — информационная, вторая — нормативная. Поскольку простота задачи в экспериментах Аша, кажется, исключает информационную цель, утверждалось, что испытуемые подчинялись, чтобы получить нормативное вознаграждение, полученное за согласие со своими товарищами по группе. Удивительно, учитывая это, Дойч и Джерард (1955) обнаружили, что некоторые испытуемые все равно выбирали явно неправильный ответ, даже если они принимали решение в отсутствие единомышленников.Они восприняли это как означающее, что конфедераты также оказывали некоторое информационное влияние и что испытуемые действительно могли поверить групповым решениям. Альтернативное объяснение состоит в том, что, даже будучи явно изолированными, людям может быть трудно противостоять нормативным тенденциям.

Моделирование эволюции культуры

Стимулом к ​​изучению конформности также послужила теория культурной эволюции. Начиная с 1970-х годов группа теоретических эволюционных биологов начала исследовать культуру и социальную передачу информации с использованием математических эволюционных моделей (Кавалли-Сфорца и Фельдман, 1981; Ламсден и Уилсон, 1981; Бойд и Ричерсон, 1985).Центральным в этом подходе было определение использования социальной информации в контексте эволюции (то есть с учетом ее «функции» и «эволюционной истории» с точки зрения вопросов Тинбергена) и попытка понять, когда и как люди должны полагаться на социальные трансмиссия, чтобы максимально улучшить их физическую форму. Было предсказано, что люди обладают широким спектром предубеждений, связанных с культурной передачей, которые диктуют, когда они копируют других и кого копируют (Boyd and Richerson, 1985; Feldman et al., 1996; Генрих и Бойд, 1998; Schlag, 1998, 1999; Генрих и Гил-Уайт, 2001; Генрих и Макэлрит, 2003; Лаланд, 2004; Энквист и др., 2007; Вакано и Аоки, 2007; Кендал и др., 2009). Культурные эволюционисты использовали термин «конформность» для описания определенного правила обучения, согласно которому индивидуум с непропорционально высокой вероятностью принимал решение большинства (см. Бойд и Ричерсон, 1985, с. 206, см. Рисунок). Математические модели установили, что конформность является эффективной стратегией в пространственно изменчивой среде с миграцией между субпопуляциями, потому что она помогает людям сосредоточиться на локально адаптивном поведении (Boyd and Richerson, 1985; Henrich and Boyd, 1998; Nakahashi et al., готовится к печати). В этом отношении понятие соответствия культурным эволюционистам хорошо согласуется с информационным понятием соответствия — ожидается, что люди будут соответствовать, потому что это приводит их к получению ценной информации, улучшающей физическую форму. Тем не менее, эволюция этой тенденции к соответствию может также правдоподобно объяснить существование нормативного соответствия (Boyd and Richerson, 1985; Richerson and Boyd, 2005). Более того, разные группы могут соответствовать разным вариантам под действием конформистской предвзятости, что может объяснить сочетание стабильной межгрупповой гетерогенности и внутригрупповой однородности, наблюдаемой в человеческих популяциях, и потенциально способствовать культурному групповому отбору (Boyd and Richerson, 1985; Richerson). и Boyd, 2005; Kendal et al., 2009).

Соответствие (пунктирная линия) — лишь одно из нескольких правил обучения, которые приводят к все более вероятному усвоению признака по мере его увеличения частоты, однако оно уникально, поскольку тенденция к наиболее популярному признаку непропорциональна с учетом его частоты . Пропорциональная тенденция, эквивалентная случайному копированию (сплошная линия), приводит к вероятности принятия, равной частоте признака, тогда как антиконформизм (пунктирная линия) сопротивляется наиболее популярному выбору и имеет последствия для популяции, противоположные конформизму.Из этих частотно-зависимых правил только соответствие ведет к однородному групповому поведению.

Однако теоретический анализ обнаружил противоречивые результаты при исследовании адаптивной ценности конформистского ответа на социальную информацию. Например, некоторые модели обнаружили, что конформность развивается вместе с менее разборчивым социальным обучением и хорошо справляется даже в условиях пространственно и временно изменчивой среды (Boyd and Richerson, 1985; Henrich and Boyd, 1998). Однако эти модели подвергались критике, поскольку они предполагают, что люди имеют доступ ко всем вариантам поведения в любое время и просто должны выбрать правильный вариант.Критики утверждают, что при ослаблении этого предположения страдает конформность (Eriksson et al., 2007). Однако можно утверждать, что модели Эрикссона и др. Не более реалистичны, чем модели Бойда, Ричерсона, Хенрича и др., Поскольку здесь каждый случай изменения окружающей среды означает, что с нуля необходимо разработать совершенно новое поведение. Не менее важна степень пространственных и временных вариаций, поскольку первая способствует опоре на конформность, а вторая — против нее (Hoppitt et al., 2010; Nakahashi et al., готовится к печати). Таким образом, степень, в которой ожидается адаптивность соответствия, оспаривается, но данные теоретических моделей в целом заставляют нас ожидать широкого диапазона условий, при которых оно будет использоваться.

Можно подумать, что огромное количество эмпирических данных из социальной психологии проясняет этот вопрос, поскольку исследователи могут эмпирически определить, проявляли ли и при каких обстоятельствах человеческие субъекты конформистские тенденции. Однако, к сожалению, это не так по двум причинам.Во-первых, хотя можно ожидать, что конформист будет вести себя как субъекты экспериментальной парадигмы Аша, такие эксперименты неспособны различить несколько возможных правил обучения, которые постулируют положительную взаимосвязь между популярностью черты и вероятностью ее принятия. Например, как показано на рисунке, соответствие, антиконформизм и случайное копирование — все это приводит к тому, что более популярные черты с большей вероятностью будут приняты, чем менее популярные (Boyd and Richerson, 1985), но среди них только соответствие приведет к гомогенизация группового поведения; антиконформизм разрушает любые групповые предпочтения, в то время как случайное копирование не действует на изменение частот черт.Во-вторых, непропорциональная тенденция к принятию поведения большинства ожидается только в тех случаях, когда наблюдающий индивид наивен (Boyd and Richerson, 1985). Это означает, что парадигма Аша не подходит для исследования конформности в контексте культурной эволюции, поскольку простота используемых задач означала, что испытуемые были далеки от наивности, когда прислушивались к решениям конфедератов. Вместо этого необходимо контролировать асоциальную информацию либо экспериментально, используя такой план, чтобы испытуемые действительно находились в состоянии наивности, либо статистически, чтобы была принята мера асоциальной информации и ее можно было использовать в анализе для разделения эффектов воздействия. асоциальная и социальная информация.Учитывая это, эмпирически мыслящие культурные эволюционисты провели дальнейшие исследования, чтобы изучить природу реакции на частоту вариантов.

Эксперименты на животных

Прежде чем рассматривать эксперименты с людьми, стоит отметить, что исследователи социального обучения проделали большую работу с другими животными в поисках конформистского обучения. Это обеспечивает дальнейшее понимание третьего из вопросов Тинбергена, эволюционной истории, поскольку, рассматривая текущее таксономическое распределение конформности, исследователи потенциально могут сделать вывод о наиболее вероятной эволюционной истории признака.Фактически, доказательства соответствия существуют для широкого круга таксонов, включая рыб (Day, 2001; Pike and Laland, 2010), крыс (Konopasky and Telegdy, 1977; Galef and Whiskin, 2008), обезьян (Dindo et al. , 2009) и человекообразных обезьян (Whiten et al., 2005), хотя в последнем случае требование соответствия основывается на более нормативном понятии. Однако следует отметить, что методов, использованных в этих исследованиях, как и в эксперименте Аша, обычно недостаточно, чтобы исключить другие формы социального обучения, которые предполагают положительную взаимосвязь между популярностью черты характера и вероятностью ее принятия.Единственное известное нам исследование, которое предоставляет убедительные доказательства того, что животные, не являющиеся людьми, демонстрируют непропорциональную тенденцию к принятию поведения большинства, — это исследование Пайка и Лаланда (2010) об использовании общественной информации в отношении колюшек. Учитывая таксономическое расстояние между рыбами и людьми, этот вывод, скорее всего, отражает конвергентный отбор на соответствие, а не на гомологичную способность (Laland et al., (2011b). Таким образом, хотя и интригует, но требуется более подробная экспериментальная работа, чтобы понять как эволюционная история человеческой способности к соответствию и ее филогенетическое распространение.

Эксперименты на людях

Что касается людей, однако, было проведено несколько экспериментов с необходимой точностью, чтобы отличить непропорциональную тенденцию к принятию решения большинством от других правил, которые не имеют таких же последствий на уровне популяции. Efferson et al. (2008) провели эксперимент, в котором испытуемые выбирали между двумя «технологиями». Испытуемые знали, что альтернативные технологии дают разные ожидаемые результаты, но не знали, какая из них лучше.На протяжении многих раундов испытуемые неоднократно выбирали одну из двух технологий. Половина испытуемых были асоциальными учениками, и им была предоставлена ​​обратная связь относительно результатов их решений, другие испытуемые были социальными учениками, и им была предоставлена ​​информация только о решениях асоциальных учеников. Хотя конформность оказалась эффективной стратегией для социальных обучающихся, Efferson et al. обнаружили, что только поведение некоторых субъектов в условиях социального обучения, которые самоопределялись как конформисты, можно хорошо объяснить с помощью конформистской модели, в то время как поведение других субъектов, которые не описывали свое поведение как конформистское, не могло .Efferson et al. охарактеризуйте это различие с точки зрения смешанной популяции конформистов и «индивидуалистов», последние представляют людей, обычно полагающихся на асоциальную информацию. Внутри групп конформистов и индивидуалистов наблюдались значительные различия на индивидуальном уровне, что позволяет предположить, что дихотомия типов не будет подходящей интерпретацией — скорее, люди различаются по степени, в которой они используют социальную информацию и / или склонны к конформизму.

Еще один эксперимент (McElreath et al., 2005) также использовали схему, в которой испытуемые должны были выбирать между двумя технологиями, и снова были обнаружены различия между предметами в использовании социальной информации. Более того, хотя испытуемые иногда и демонстрировали конформистский ответ, они не делали этого, когда окружающая среда была стабильной, что противоречит теории, которая предполагает, что стабильность окружающей среды является идеальным сценарием для успешного конформизма (Henrich and Boyd, 1998). В дополнение к этому Toelch et al. (2010) обнаружили, что испытуемые отслеживают популярность вариантов с течением времени и фактически предвосхищают будущий выбор большинства, отдавая предпочтение вариантам, популярность которых растет.Это имеет смысл в контексте возможных изменений окружающей среды, и такое поведение может позволить людям быстро воспользоваться преимуществами новых технологий и преодолеть культурную инерцию, которую налагает конформность.

Следуя этим противоречивым открытиям, в настоящее время исследования обращаются к идее гибкого соответствия и пытаются определить факторы, которые влияют на то, является ли поведение субъекта конформистским и при каких обстоятельствах. С этой целью мы провели исследование (Morgan et al., 2011), в котором испытуемые должны были решить, являются ли пары трехмерных фигур одной и той же формой, видимой под разными углами, или совершенно разными формами (см. Shepard and Metzler, 1971). В ходе нескольких испытаний испытуемым сначала разрешили выполнить задание самостоятельно, и их попросили принять решение и оценить свою уверенность в своем решении. Затем им показали решения группы предыдущих испытуемых, которые столкнулись с одной и той же парой форм (количество демонстрантов было 4, 8 или 12, одно испытание на каждого испытуемого не включало никакой социальной информации) и снова попросили принять решение. решение и оцените их доверие к нему.Важно отметить, что этот дизайн фиксировал решения и уверенность субъектов как до, так и после получения социальной информации, что позволяет нам разделять социальную и асоциальную информацию при принятии решений субъектами. Мы обнаружили, что испытуемые с непропорционально высокой вероятностью принимали решение социального большинства только тогда, когда количество демонстрантов было большим, а испытуемые не были уверены в своих способностях (см. Рисунок). Дальнейший анализ изучил влияние социальной информации изолированно и выявил общий конформистский ответ, лежащий в основе принятия решения субъектом (см. Рисунок).Эффект популярности выбора вида транспорта взаимодействовал с размером группы демонстрантов, однако с увеличением размера группы, что соответствовало все более непропорциональной реакции на популярность. Это согласуется с теорией, которая показывает, что информация, предоставляемая большинством населения данного размера, зависит от размера общей популяции (см. ESM, Morgan et al., 2011). Соответственно, мы предоставляем доказательства того, что в основе принятия человеческих решений лежит конформистская предвзятость и что, по крайней мере, в некоторых обстоятельствах человеческое поведение будет соответствовать конформистским предсказаниям.Наконец, мы смогли показать, что использование испытуемыми социальной информации в экспериментах было адаптивным в том смысле, что оно увеличивало их эффективность в ходе эксперимента в соответствии с адаптивными предсказаниями эволюционных моделей.

(A) Morgan et al. (2011) обнаружили, что взрослые люди с непропорционально высокой вероятностью переключили свое решение на решение, одобренное большинством, только тогда, когда им была представлена ​​большая группа демонстрантов, они не были уверены в своих собственных способностях решать задачи, и большинство было очень большим. . (B) Однако контроль предшествующей асоциальной информации показал, что реакция субъектов на изолированную социальную информацию была в целом конформистской, что иллюстрируется S-образной кривой. В этом случае ось y отражает изменение линейного предиктора до преобразования в вероятность, и форма кривой никоим образом не ограничивалась.

Нейронные основы конформности

Хотя вышеупомянутые исследования социальных психологов сделали основание для выделения социальных контекстов, которые вызывают конформность, это лишь один аспект непосредственных причин такого поведения.Полное понимание требует некоторых знаний о том, что происходит в мозгу соответствующих индивидуумов. Однако процессам на нейронном уровне, лежащим в основе конформности, уделялось сравнительно мало внимания.

Тем не менее, недавние исследования, посвященные нейробиологии социального обучения в более общем плане, дали несколько важных результатов. Во-первых, исследования с использованием как задач умственного вращения (Berns et al., 2005), так и слуховых задач (Berns et al., 2010) показали, что социальная информация влияет на нейронную активность в областях обработки относительно низкого уровня, связанных с каждой задачей, в дополнение к области, отличные от этих перцептивных схем принятия решений, предполагая, что социальная информация влияла на восприятие субъектов, а также на их принятие решений, возможность, поднятую Ашем в интерпретации его результатов (Asch, 1955).В дополнение к этому, активность вентрального полосатого тела в задании по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) предполагает, что социальная информация напрямую влияла на воспринимаемую ценность различных песен. Эти результаты согласуются с идеей о том, что социальные и асоциальные источники информации объединяются, начиная с ранних этапов обработки, однако низкое временное разрешение фМРТ ограничивает силу такого вывода. Наконец, Mason et al. (2009) подвергали испытуемых символам, получившим положительную, отрицательную или отсутствующую социальную маркировку.Воздействие социально маркированного символа приводило к активности в медиальной префронтальной коре, независимо от того, была ли она отмечена положительно или отрицательно, в то время как активность хвостатого тела кодировала валентность социальной маркировки. Эти данные свидетельствуют о том, что именно благодаря интеграции деятельности в этих двух областях люди различают положительно и отрицательно социально отмеченные стимулы.

Для испытуемых, использующих предвзятость к конформистскому обучению, мы предполагаем, что существуют части мозга, которые оценивают уровни консенсуса среди демонстрантов.Хотя нет данных об исследованиях с использованием достаточно больших групп демонстрантов с разным уровнем консенсуса, тем не менее есть намеки на существование такого механизма в мозге. Эксперимент по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) обнаружил, что наряду с активностью коры островка и правого височно-теменного соединения, областей, связанных с отслеживанием решений других, активность переднего островка увеличивалась, когда два «опытных» рецензента находились в соглашение. Хотя это наводит на мысль о механизме оценки консенсуса, следует отметить, что в группе из двух демонстрантов социальная информация была либо единогласной, либо полностью несогласной, таким образом, передняя островковая часть могла отвечать на социальную информацию общим сообщением, а не конкретный уровень консенсуса.Однако более очевидны изменения в мозговой активности, вызванные разногласиями между испытуемым и демонстрантами. Ключарев и др. (2009) обнаружили, что разногласия между субъектом и демонстрантами вызвали активность в нескольких областях, которые, как известно, связаны с более общими ошибками и обработкой конфликтов, таких как зона ростральной поясной извилины (Botvinick et al., 2004), и подавленная активность в центрах вознаграждения, таких как ядро acumbens в брюшном полосатом теле. Таким образом, области мозга, которые оценивают ценность объекта, такие как вентральное полосатое тело в задании по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010), также, похоже, играют роль в поощрении субъекта за согласие с другими. Кроме того, величина изменения активации этих областей предсказывала изменения в последующем поведении субъекта (Ключарев и др., 2009; Кэмпбелл-Мейкледжон и др., 2010).

Нейробиологические эксперименты делают больше, чем объясняют явления из других областей, однако они также подчеркивают, как эти области должны расширять свои перспективы. Например, культурная эволюция и социальная психология еще не интегрировали изучение нормативных и информационных влияний в единую структуру (Deutsch and Gerard, 1955).Эксперименты обычно пытаются объяснить поведение субъектов с точки зрения того или иного источника влияния (например, информационного; Morgan et al., 2011) и даже постулируют различные поведенческие реакции, когда субъекты находятся под влиянием одного или другого (Campbell and Fairey, 1989 ). Однако данные неврологических исследований свидетельствуют о том, что эти два процесса могут неизбежно переплетаться. Например, Berns et al. 2005) обнаружил повышенную активность, когда испытуемые не соглашались с участниками-людьми, а не с компьютерами, несмотря на то, что задача не носила явно нормативного характера, хотя это могло быть результатом того, что испытуемые уделяли больше внимания человеческим реакциям, чем реакциям компьютеров.Однако в других исследованиях была обнаружена активность в областях, явно указывающих на нормативную реакцию, включая миндалевидное тело, область, связанную с эмоциональной нагрузкой, что свидетельствует о том, что субъекты находили свое несогласие с другими стрессовыми (Klucharev et al., 2009). Потенциально предполагая обратное, исследование социальной модификации памяти (Edelson et al., 2011), в котором испытуемым задавали вопросы о видео, которое они смотрели несколькими неделями ранее, как до, так и после предоставления ложной информации, показало, что миндалевидное тело показало повышенная активность только тогда, когда информация якобы исходила от других людей (в отличие от компьютеров) и , когда субъект впоследствии соответствующим образом изменил свои долгосрочные ответы.То, что такой активности не наблюдалось, когда поведенческие корректировки были временными, предполагает, что активность была связана с модификацией памяти, и поэтому эмоциональная нагрузка могла не быть задействована, однако активность наблюдалась только тогда, когда информация поступала от людей, указывающая на нормативный аспект. Дальнейшее исследование (Berns et al., 2010) обнаружило аналогичную активность в островке, области, связанной с тревогой и остракизмом, в то время как другое исследование (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) обнаружило активность в латеральной префронтальной коре, области, связанной с Управление репутацией, эта деятельность также предсказывала последующие поведенческие корректировки в соответствии с нормой группы.Сходство между реакцией на человеческие и компьютерные решения можно интерпретировать как субъекты, антропоморфизирующие компьютеры или, альтернативно, относящиеся к демонстрантам как к машинам. Такие результаты подразумевают, что если исследователи должны понимать использование социальной информации, включая конформность, на поведенческом уровне, может быть недостаточно рассматривать ее в свете либо информационного, либо нормативного влияния изолированно, поскольку они могут не быть отдельными процессами на нейронном уровне. Более полная теория принятия социальных решений, возможно, должна включать и то, и другое, с переменным вознаграждением, связанным с получением правильного ответа и согласованием с товарищами по группе.Эксперименты, в которых участвуют и те, и другие, и изменяются их относительные силы, могут помочь нам понять, как они взаимодействуют. С этой точки зрения принятие социальных решений включает в себя максимизацию вознаграждения с учетом предоставленной другими людьми информации о нормах группы и консенсусе на уровне, стоящем за ней, ожидаемой стоимости отклонения от такого консенсуса, собственной информации индивида о задаче, информация о задаче, предоставленная другими лицами, и ожидаемая стоимость принятия неправильного решения.Чтобы продолжить наше понимание принятия социальных решений, может потребоваться объединить вышеупомянутые элементы в единую теоретическую основу и перестать думать о поведении с точки зрения нормативных и социальных влияний.

Развитие конформности

Четвертый вопрос Тинбергена, онтогенез, — это та область, которую исследование конформности оставило относительно нетронутой. Исследователи имели тенденцию предполагать, что любое конформистское предубеждение является развитой предрасположенностью, и обычно не пытались исследовать, как его выражение меняется в течение жизни человека.Однако исследование доверия в психологии развития (Harris, 2007; Harris and Corriveau, 2011) имеет явное отношение к этой теме. Было показано, что маленькие дети чрезвычайно чувствительны к ряду факторов при принятии решения о том, как использовать социальную информацию, и хотя работа в целом сосредоточена на надежности (Koenig and Harris, 2005, 2007; Fusaro and Harris, 2008; Corriveau and Harris, 2009). , исследования повторили эксперимент Аша с маленькими детьми (Corriveau and Harris, 2010) и обнаружили стойкую предвзятость в пользу людей, которые хорошо вписываются в культурную группу ребенка (Corriveau et al., 2009). Если бы такие исследования были расширены для изучения влияния различных уровней консенсуса, это было бы очень показательно в отношении онтогенеза соответствия. Действительно, уже есть свидетельства того, что правила обучения меняются со временем. Например, у детей разного возраста наблюдается сдвиг в чувствительности к оценке надежности, который может быть вызван опытом (Clement et al., 2004). Это также подтверждается нейробиологическими экспериментами, например, было обнаружено, что дорсомедиальная префронтальная кора, правая средняя височная извилина и правая верхняя височная борозда в височном соединении контролируют надежность информантов аналогично дофаминергической активности у людей. вознаграждение за обучение (Behrens et al., 2008). Это означает, что ожидаемые значения оцениваются для разных источников по мере того, как субъект получает обратную связь от своих решений. Эти области также участвуют в атрибуции мотивов в социальных задачах, предполагая, что социальная надежность принимает во внимание множество отчетливо социальных факторов, таких как обман (Behrens et al., 2008). Точно так же, в то время как активность передней поясной борозды отслеживает изменчивость ожидаемой ценности вознаграждения за несоциальные решения, передняя поясная извилина отслеживает изменчивость ожидаемой ценности вознаграждения за следование советам других (Behrens et al., 2008). Эти два источника затем были объединены в вентромедиальной префронтальной коре с относительной активностью двух потоков, предсказывающей, какой поток лучше всего соответствует поведению (Behrens et al., 2008). Эта постоянная оценка ценности социальной информации и демонстраторов подразумевает, что онтогенез предубеждений социального обучения может быть более сложным, чем обычно предполагали многие экспериментаторы.

Заключение

Из вышесказанного мы можем видеть, что четыре вопроса Тинбергена об истории, онтогенезе, функции и причинно-следственной связи очень поучительны для определения областей, в которых необходимо развить наше понимание конформности и правил социального обучения в более общем плане.Имея большое количество теоретических и эмпирических данных по этой теме, исследователи начинают определять, когда люди будут соответствовать, и при дальнейшей тщательной экспериментальной работе, не связанной с людьми, они скоро смогут понять текущее таксономическое распределение такого отклонения. Однако недавние нейробиологические эксперименты показывают, что полное понимание соответствия, вероятно, требует интеграции всех этих категорий. Возможно, больше не будет плодотворным рассматривать конформность в исключительно нормативном или информационном мире, поскольку человеческий (и, вероятно, нечеловеческий) мозг, по-видимому, не разделяет их.Необходима дальнейшая работа, чтобы изучить, как опыт может повлиять на развитие конформистского обучения с четкими последствиями как для индивидуальных различий, так и для использования социальной информации в целом. Несмотря на то, что несколько подходов дали ряд впечатляющих результатов, исследователи сейчас достигли той точки, когда требуется интеграция для биологического понимания конформности.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

  • Аш С. Э. (1955). Мнения и социальное давление. Sci. Являюсь. 193, 31–3510.1038 / Scientificamerican1155-31 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барон Р. С., Ванделло Дж. А., Брунсман Б. (1996). Забытая переменная в исследовании соответствия: влияние важности задачи на социальное влияние. J. Pers. Soc. Psychol. 71, 915–92710.1037 / 0022-3514.71.5.915 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Беренс Т. Э. Дж., Хант Л. Т., Вулрич М. В., Рашворт М. Ф. С. (2008).Ассоциативное обучение социальной ценности. Природа 456, 245–24910.1038 / nature07538 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бернс Г. С., Капра К. М., Мур С., Нуссэр К. (2010). Нейронные механизмы влияния популярности на подростковые рейтинги музыки. Нейроизображение 49, 2687–269610.1016 / j.neuroimage.2009.10.070 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Berns GS, Chappelow J., Zink CF, Pagnoni G., Martin-Skurski ME, Richards Дж. (2005).Нейробиологические корреляты социальной конформности и независимости при умственном вращении. Биол. Психиатрия 58, 245–25310.1016 / j.biopsych.2005.04.012 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bond R. (2005). Размер группы и соответствие. Групповой процесс. Intergroup Relat. 8, 331–35410.1177 / 1368430205056464 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bond R., Smith P. B. (1996). Культура и конформность: метаанализ исследований с использованием линейного суждения Аша (1952b, 1956). Psychol. Бык. 119, 111–13710.1037 / 0033-2909.119.1.111 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ботвиник М. М., Коэн Дж. Д., Картер С. С. (2004). Мониторинг конфликтов и передняя поясная извилина: обновленная информация. Trends Cogn. Sci. (Рег. Ред.) 8, 539–54610.1016 / j.tics.2004.10.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бойд Р., Ричерсон П. Дж. (1985). Культура и эволюционный процесс. Чикаго: Издательство Чикагского университета [Google Scholar]
  • Кэмпбелл Дж. Д., Фэйри П. Дж. (1989). Информационные и нормативные пути к соответствию: эффект размера фракции как функция крайности нормы и внимания к стимулу.J. Pers. Soc. Psychol. 57, 457–46810.1037 / 0022-3514.57.3.457 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Campbell-Meiklejohn D., Bach D., Roepstorff A. (2010). Как мнение других влияет на нашу оценку объектов. Curr. Биол. 20, 1165–117010.1016 / j.cub.2010.04.055 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кавалли-Сфорца Л. Л., Фельдман М. В. (1981). Культурная передача и эволюция: количественный подход. Princeton: Princeton University Press [PubMed] [Google Scholar]
  • Клемент Ф., Кениг М., Харрис П. (2004). Онтогенез доверия. Mind Lang. 19, 360–379 [Google Scholar]
  • Корриво К., Харрис П. Л. (2009). Дошкольники продолжают доверять более точному информатору через 1 неделю после получения точной информации. Dev. Sci. 12, 188–19310.1111 / j.1467-7687.2008.00792.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Корриво К. Х., Фузаро М., Харрис П. Л. (2009). Плыть по течению: дошкольники в качестве информаторов предпочитают неисследователей. Psychol. Sci. 20, 372–710.1111 / j.1467-9280.2009.02291.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Корриво К. Х., Харрис П. Л. (2010). Дошкольники (иногда) полагаются на большинство при вынесении простых суждений о восприятии. Dev. Psychol. 46, 437–44510.1037 / a0017553 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Day R. (2001). Взаимодействие между размером стаи и соответствием при поиске пищи гуппи. Anim. Behav. 62, 917–92510.1006 / anbe.2001.1820 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дойч М., Герард Х. Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение.J. Abnorm. Soc. Psychol. 51, 629–63610.1037 / h0046408 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Диндо М., Уайтен А., де Ваал Ф. Б. М. (2009). Конформность внутри группы поддерживает различные традиции кормодобывания у обезьян-капуцинов ( Cebus apella ). PLoS ONE 4, e7858.10.1371 / journal.pone.0007858 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эдельсон М., Шарот Т., Долан Р. Дж., Дудай Ю. (2011). Вслед за толпой: мозговые субстраты соответствия долговременной памяти. Наука 333, 108–1110.1126 / science.1203557 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эфферсон К., Лалив Р., Ричерсон П. Дж., Макэлрит Р., Любелл М. (2008). Конформисты и индивидуалисты: эмпирика частотно-зависимой культурной передачи. Evol. Гм. Behav. 29, 56–6410.1016 / j.evolhumbehav.2007.08.003 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энквист М., Эрикссон К., Гирланда С. (2007). Критическое социальное обучение: решение парадокса Роджерса неадаптивной культуры. Являюсь. Антрополь. 109, 727–73410.1525 / aa.2007.109.4.727 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эрикссон К., Энквист М., Гирланда С. (2007). Критические моменты в современной теории конформистского социального обучения. J. Evol. Psychol. 5, 67–8710.1556 / JEP.2007.1009 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фельдман М., Аоки К., Кумм Дж. (1996). Индивидуальное и социальное обучение: эволюционный анализ в меняющейся среде. Антрополь. Sci. 104, 209–23110.1537 / ase.104.209 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фузаро М., Харрис П. Л. (2008).Дети оценивают надежность информатора, используя невербальные сигналы посторонних. Dev. Sci. 11, 771–77710.1111 / j.1467-7687.2008.00728.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Галеф Б., Вискин Э. (2008). «Конформизм» у норвежских крыс? Anim. Behav. 75, 2035–203910.1016 / j.anbehav.2007.11.012 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Грискявичюс В., Гольдштейн Н. Дж., Мортенсен К. Р., Чалдини Р. Б., Кенрик Д. Т. (2006). Идти вперед по сравнению с одиночеством: когда фундаментальные мотивы способствуют стратегическому (несоответствию).J. Pers. Soc. Psychol. 91, 281–29410.1037 / 0022-3514.91.2.281 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Харрис П. Л. (2007). Доверять. Dev. Sci. 10, 135–13810.1111 / j.1467-7687.2007.00575.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Харрис П. Л., Корриво К. Х. (2011). Избирательное доверие детей младшего возраста к информаторам. Филос. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 366, 1179–118710.1098 / rstb.2010.0321 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хенрих Дж., Бойд Р. (1998).Эволюция конформистской передачи и возникновение межгрупповых различий. Evol. Гм. Behav. 19, 215–24110.1016 / S1090-5138 (98) 00018-X [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хенрих Дж., Гил-Уайт Ф. Дж. (2001). Эволюция престижа — свободное проявление почтения как механизм увеличения благ культурной трансмиссии. Evol. Гм. Behav. 22, 165–19610.1016 / S1090-5138 (00) 00071-4 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хенрих Дж., Макэлрит Р. (2003). Эволюция культурной эволюции.Evol. Антрополь. 12, 123–13510.1002 / evan.10110 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хоппитт В., Кандлер А., Кендал Дж. Р., Лаланд К. Н. (2010). Влияние структуры задачи на динамику распространения: последствия для кривой распространения и сетевого анализа. Учиться. Behav. 38, 243–25110.3758 / LB.38.3.243 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джексон Дж. М. (1986). В защиту теории социального воздействия: комментарий Маллена. J. Pers. 50, 511–51310.1037 / 0022-3514.50.3.511 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Jenness A.(1932). Роль дискуссии в изменении мнения о факте. J. Abnorm. Soc. Psychol. 27, 279–29610.1037 / h0074620 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кендал Дж., Жиральдо Л.-А., Лаланд К. (2009). Эволюция правил социального обучения: смещенная передача и частотно-зависимая передача. J. Theor. Биол. 260, 210–21910.1016 / j.jtbi.2009.05.029 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ключарев В., Хитёнен К., Рийпкема М., Смидтс А., Фернандес Г. (2009). Сигнал обучения с подкреплением предсказывает социальное соответствие.Нейрон 61, 140–15110.1016 / j.neuron.2008.11.027 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кениг М. А., Харрис П. Л. (2007). Основа эпистемического доверия: достоверные свидетельства или надежные источники? Эпистема 4, 264–28410.1353 / epi.0.0017 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кениг М. А., Харрис П. Л. (2005). Дошкольники не доверяют невежественным и неточным ораторам. Child Dev. 76, 1261–127710.1111 / j.1467-8624.2005.00849.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Конопаски Р., Телегды Г.(1977). Конформность у крысы: выбор цвета двери лидером по сравнению с изученным распознаванием цвета двери. Восприятие. Двигательные навыки 44, 31–3710,2466 / pms.1977.44.1.31 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаланд К. Н. (2004). Стратегии социального обучения. Учиться. Behav. 32, 4–1410.3758 / BF03196002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаланд К. Н., Аттон Н., Вебстер М. М. (2011a). От рыбы к моде: экспериментальные и теоретические взгляды на эволюцию культуры. Филос. Пер. Р.Soc. Лондон. B Biol. Sci. 366, 958–96810.1098 / rstb.2010.0328 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаланд К. Н., Стерельный К., Одлинг-Сми Дж., Хоппитт В., Уллер Т. (2011b). Еще раз о причине и следствии в биологии: полезна ли дихотомия Мэйра между ближайшим и конечным? Наука 334, 1512–151610.1126 / science.1210879 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Латане Б. (1981). Психология социального воздействия. Являюсь. Psychol. 36, 343.10.1037 / 0003-066X.36.4.343 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Латане Б., Вольф С. (1981). Социальное влияние большинства и меньшинств. Psychol. Ред. 88, 438–45310.1037 / 0033-295X.88.5.438 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ламсден К. Дж., Уилсон Э. О. (1981). Гены, разум и культура: коэволюционный процесс. Кембридж: Издательство Гарвардского университета [Google Scholar]
  • Мейсон М. Ф., Дайер Р., Нортон М. И. (2009). Нейронные механизмы социального воздействия. Орг. Behav. Гм. Процесс принятия решений. 110, 152–15910.1016 / j.obhdp.2009.04.001 [CrossRef] [Google Scholar]
  • McElreath R., Любелл М., Ричерсон П., Уоринг Т., Баум В., Эдстен Э., Эфферсон К., Пачиотти Б. (2005). Применение эволюционных моделей к лабораторным исследованиям социального обучения. Evol. Гм. Behav. 26, 483–50810.1016 / j.evolhumbehav.2005.04.003 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Morgan T., Rendell L., Ehn M., Hoppitt W., Laland K. (2011). Эволюционная основа социального обучения человека. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 279, 653–66210.1098 / rspb.2011.1172 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mullen B.(1985). Сила и непосредственность источников — метааналитическая оценка забытых элементов теории социального воздействия. J. Pers. Soc. Psychol. 48, 1458–146610.1037 / 0022-3514.48.6.1458 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mullen B. (1986). Эффекты силы и непосредственности в групповом контексте: ответ Джексону. J. Pers. Soc. Psychol. 50, 514–51610.1037 / 0022-3514.50.3.514 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Nowak A., Szamrej J., Latane B. (1990). От частного отношения к общественному мнению — динамическая теория социального воздействия.Psychol. Ред. 97, 362–37610.1037 / 0033-295X.97.3.362 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пайк Т. В., Лаланд К. Н. (2010). Конформистское обучение в решениях о кормлении девятииглой колюшки. Биол. Lett. 6, 466–46810.1098 / rsbl.2009.0815 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ричерсон П. Дж., Бойд Р. (2005). Не только генами: как культура изменила эволюцию человека. Чикаго: Издательство Чикагского университета [Google Scholar]
  • Шлаг К. (1998). Зачем имитировать, и если да, то как ?: ограниченно рациональный подход к многоруким бандитам.J. Econ. Теор. 78, 130–15610.1006 / jeth.1997.2347 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schlag K. H. (1999). Какой из них мне подражать? J. Math. Экон. 31, 493–52210.1016 / S0304-4068 (97) 00068-2 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Shepard R. N., Metzler J. (1971). Мысленное вращение трехмерных объектов. Наука 171, 701.10.1126 / science.171.3972.701 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шериф М. (1935). Изучение некоторых социальных факторов восприятия. Arch. Psychol. 187, 60 [Google Scholar]
  • Танфорд С., Пенрод С. (1984). Модель социального влияния — формальная интеграция исследований процессов влияния большинства и меньшинства. Psychol. Бык. 95, 189–22510.1037 / 0033-2909.95.2.189 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тулч У., Брюс М. Дж., Миус М. Т. Х., Ридер С. М. (2010). Люди копируют быстро увеличивающийся выбор в проблеме многорукого бандита. Evol. Гм. Behav. 31, 326–33310.1016 / j.evolhumbehav.2010.03.002 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тонг Э. М. У., Тан К. Р., Латиф Н. А., Селамат М.Ф. Б., Тан Д. К. Б. (2008). Соответствие: настроение имеет значение. Евро. J. Soc. Psychol. 38, 601–61110.1002 / ejsp.485 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wakano J. Y., Aoki K. (2007). Совместно ли эволюционируют социальное обучение и конформистские предубеждения? Генрих и Бойд снова посетили. Теор. Popul. Биол. 72, 504–51210.1016 / j.tpb.2007.04.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уайтен А., Хорнер В., де Ваал Ф. Б. М. (2005). Соответствие культурным нормам использования инструментов у шимпанзе. Природа 437, 737–74010.1038 / nature04047 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Пояснения к соответствию | tutor2u

Учебные заметки

Уровень:
AS, Уровень
Доска:
AQA, Edexcel, OCR, IB

В дополнение к трем типам соответствия (соответствие, идентификация и интернализация) существует также два объяснения , почему люди соответствуют , в том числе: нормативное социальное влияние и информационное социальное влияние.

Нормативное социальное влияние — это когда человек соглашается быть принятым или принадлежит к группе.

Здесь человек подчиняется, потому что это приносит социальное вознаграждение, или чтобы избежать социального наказания, например, высмеивания за то, что он не «вписывается». Нормативное социальное влияние обычно ассоциируется с подчинением и идентификацией. При соблюдении требований люди меняют свое публичное поведение, но не личные убеждения; с идентификацией люди меняют свое публичное поведение и свои личные убеждения, но только в присутствии группы. Следовательно, эти типы социального влияния являются краткосрочными примерами, обычно результатом желания соответствовать.

Информационное социальное влияние — это когда человек подчиняется, чтобы получить знания, или потому, что он считает, что кто-то «прав».

Информационное социальное влияние обычно связано с интернализацией, когда человек на долгосрочной основе меняет как свое публичное поведение, так и свои личные убеждения. Это полупостоянное изменение поведения и убеждений является результатом принятия человеком новой системы убеждений, поскольку он искренне верит, что его новые убеждения «правильны».

Например, если человек меняет свою политическую идеологию с консервативной на либеральную, то он усвоил эти новые убеждения на полупостоянной основе и считает, что голосование за либералов «правильно».

Почему мы соблюдаем нормы? (4 причины)

Следующие пункты подчеркивают четыре причины нашего соответствия нормам нашего общества. Причины: 1. Индоктринация 2. Привычка 3. Полезность 4. Групповая идентификация.

Причина №1.Воспитание :

Среди процессов и устройств, которые имеют тенденцию увековечивать нормы и вызывать некоторую конформность среди членов группы, социализация или социальная идеологическая обработка играют важную роль.

Социальная идеологическая обработка относится к «насаждению способов мышления и моделей убеждений» среди его членов с младенчества. Этот процесс обучения называется социализацией, посредством которой ценности группы включаются в личность растущего ребенка.

Причина # 2. Привыкание :

Тесно связано с этим прямым методом общения и обучения привыкание, которое можно описать как «процесс, в котором люди неосознанно адаптируют свой образ мышления к социальным условиям, в которых они живут». Когда мы привыкаем к определенному образу жизни, мы рассматриваем его «как неизбежное и хорошее».

Таким образом, привыкание и идеологическая обработка работают вместе для достижения одной и той же цели, усиливая и усиливая друг друга.С помощью этих двух приемов мужчины развивают лояльность и убеждения в отношении групповых нравов.

Причина # 3. Утилита :

Во многих социальных ситуациях мы признаем рациональную эффективность норм, которым мы подчиняемся. «Таким образом, мы останавливаемся на красный свет и переходим на зеленый не только потому, что нас внушают и приучили к практике, но и потому, что мы признаем, что такое регулирование полезно для всех, включая нас самих».

Причина # 4. Групповая идентификация :

Иногда мы подчиняемся групповым нормам не потому, что нас внушают или приучили к определенным нормам, а просто потому, что мы идентифицируем себя с группой, делая то, что делают члены группы. Никто не любит, когда его выделяют и называют нонконформистом. Групповая идентификация дает нам чувство защищенности и помогает развеять чувство одиночества.

Загрузите и поделитесь своей статьей:

.