Принцип здесь и теперь означает: ПРИНЦИП «ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ» В ПСИХОТЕРАПИИ

Автор: | 10.08.1974

Содержание

ПРИНЦИП «ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ» В ПСИХОТЕРАПИИ

ПРИНЦИП «ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ» В ПСИХОТЕРАПИИ

        Один из принципов психотерапии, означающий концентрацию пациента или группы на процессах, происходящих в данный конкретный момент и в данном месте, на актуальных взаимоотношениях, взаимодействиях и переживаниях. Ряд психотерапевтических школ постулирует этот принцип в качестве ведущего (гештальт-терапия, группы встреч и пр.), другие сочетают его с прошлым опытом (психодрама, групповая психотерапия). Ориентация на П. «з. и т.» в п. в большей степени характерна для психотерапевтических школ, принадлежащих к «опытному» направлению в психотерапии. Важное значение имеет П. «з. и т.» в п. и для групповой психотерапии. По сути, этот принцип указывает на специфику групповой психотерапии как метода, использующего групповую динамику. В основе его лежит представление, согласно которому межличностные взаимодействия пациентов в группе, их поведение, переживания есть точное отражение их межличностных взаимодействий в реальной жизни, вне группы. Анализируя собственные межличностные взаимодействия в группе, переживания, возникающие в процессе общения с другими, пациенты получают возможность увидеть и осознать присущие только им особенности поведения и эмоционального реагирования, проблемы и конфликты, которые характерны для них и проявляются в самых разнообразных ситуациях как в группе, так и вне ее. П. «з. и т.» в п. эффективен при условии, когда участники группы не просто вместе «проживают» различные ситуации, но ищут (и находят) ответы на вопросы: «что происходит?», «как происходит?», «почему происходит?»

        П. «з. и т.» в п. — основа работы психотерапевтической группы, однако это не исключает одновременного использования материала в рамках «там и тогда» (прошлое пациента) и «там и теперь» (актуальная ситуация пациента вне группы). Это усиливает групповую сплоченность, повышает степень доверия в группе, принятия пациентами друг друга, а также способствует осознанию содержания обратной связи, позволяя пациенту соотнести свое актуальное поведение с поведением в реальной жизни и прошлым опытом.

Психотерапевтическая энциклопедия. — С.-Пб.: Питер. Б. Д. Карвасарский. 2000.

  • ПРИВИВКА ПРОТИВ СТРЕССА МЕЙХЕНБАУМА
  • ПРОБЛЕМНО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ БЛАЗЕРА, ХАЙМА, РИНГЕРА, ТОММЕНА

Смотреть что такое «ПРИНЦИП «ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ» В ПСИХОТЕРАПИИ» в других словарях:

  • Здесь-и-теперь — (здесь и сейчас; лат. hic et nunc) характеристика отношения субъекта и пространства и времени. Используется в философии, психологии и средствах массовой информации. Содержание 1 Буддизм 2 …   Википедия

  • Здесь и теперь — У этого термина существуют и другие значения, см. Здесь и теперь (значения). Здесь и теперь (здесь и сейчас; лат. hic et nunc)  характеристика отношения субъекта и пространства и времени. Используется в философии, психологии и средствах …   Википедия

  • Здесь и сейчас — Здесь и теперь (здесь и сейчас; лат. hic et nunc) характеристика отношения субъекта и пространства и времени. Используется в философии, психологии и средствах массовой информации. Содержание 1 Буддизм 2 …   Википедия

  • ОБЩИЕ ФАКТОРЫ ПСИХОТЕРАПИИ —         Прогресс в психотерапии в настоящее время проявляется не только в разработке новых методов, но и в попытке синтеза концепций и технических приемов, поиске более гибкой интегративной психотерапевтической парадигмы. Одной из существенных… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ПОДРОСТКОВ —         Г. п. п. рассматривается как серия межличностных интеракций в малой группе, нацеленных на формирование у участников адекватной самооценки и целостной Я концепции, конфронтацию с собственными неосознаваемыми проблемами, распознавание… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • ГРУППЫ ВСТРЕЧ —         Основоположником Г. в., радикального крыла группового движения, ориентированного на оказание психологического содействия росту личности, является Роджерс (Rogers С. R.; первые эксперименты в 1947 г.). Вкладом его в групповое движение… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • ПСИХОЛОГИЯ — наука о психической реальности, о том, как индивид ощущает, воспринимает, чувствует, мыслит и действует. Для более глубокого понимания человеческой психики психологи исследуют психическую регуляцию поведения животных и функционирование таких… …   Энциклопедия Кольера

  • Морено, Якоб — Джекоб (Якоб) Леви Морено (18 мая 1889, Бухарест  14 мая 1974)  психиатр, психолог и социолог. Основатель психодрамы, социометрии и групповой психотерапии. Содержание 1 Биография 2 Философия и теория психотерапии Морено …   Википедия

  • Морено Я. — Джекоб (Якоб) Леви Морено (18 мая 1889, Бухарест  14 мая 1974)  психиатр, психолог и социолог. Основатель психодрамы, социометрии и групповой психотерапии. Содержание 1 Биография 2 Философия и теория психотерапии Морено …   Википедия

  • Морено Якоб — Джекоб (Якоб) Леви Морено (18 мая 1889, Бухарест  14 мая 1974)  психиатр, психолог и социолог. Основатель психодрамы, социометрии и групповой психотерапии. Содержание 1 Биография 2 Философия и теория психотерапии Морено …   Википедия


Принцип «здесь и сейчас» и его применение в психологии — Здесь и Сейчас

Автор статьи: Иванова Светлана Викторовна Психотерапевт.
Опыт практической работы: 20 лет.

Призывы «жить настоящим», «радоваться сегодняшнему дню» звучат сегодня очень часто. Но ощущение себя, живущим здесь и сейчас это привилегия детства. В детской картине мира нет прошлого и будущего это и есть секрет детской непосредственности и свободы. С годами наша жизнь обрастает слоем ограничений и требований, а ощущение сиюминутной радости посещает все реже. Отсюда и призывы психологов учиться получать удовольствие от каждого момента жизни. На самом деле «жить здесь и сейчас» это не только жизненный девиз, но и метод, который давно и успешно используется в психотерапии.

 

Немного истории

Термин «здесь и сейчас» означает то, что все актуальное для человека всегда происходит в настоящем. Чувства, мысли, желания, фантазии о прошлом или будущем на самом деле находятся в настоящем. Использование данного принципа дает возможность сделать процесс осознания более интенсивным.

«Здесь и сейчас» или «здесь и теперь» является одним из главных принципов гештальт-терапии. Но свое начало он берет в традициях дзен-буддизма и других восточных практик. Современные буддисты до сих пор используют этот принцип во время медитаций. Ведь, что такое медитация? Человек пребывает в настоящем: видит, слышит и чувствует то, что происходит вокруг прямо сейчас. Это же предлагают своим пациентам и гештальт-терапевты.

 

 

В чем суть принципа «здесь и сейчас»?

Суть принципа «здесь и теперь» в гештальт-терапии заключается в том, что в процессе сеанса пациент пытается сформулировать то, что с ним происходит в настоящий момент. Что он делает, чувствует, желает. Часто во время такой работы выясняется, что человек всеми силами избегает контакта с настоящим, склонен углубляться в воспоминания или фантазировать о будущем. Стоит обратить взор в прошлое или будущее, сознание моментально отключается от «здесь и теперь» ум уплывает по цепочке ассоциаций, которые подсказывают ему память и воображение. Задача гештальт-терапии проработать ситуации или переживания, оставшиеся незавершенными. Ведь именно они лишают человека возможности испытывать удовлетворение настоящим. Какие задачи способен решить принцип «здесь и сейчас»? Принцип «здесь и теперь» эффективный метод концентрации внимания, он улучшает быстроту реакции на происходящее, продуктивность и эффективность работы. Многие люди, и дети, и взрослые, склонны легко отвлекаться «отключаться» от повседневных задач, заменяют непростую реальность сладкими фантазиями. Им ошибочно кажется, что фантазируя о будущем, они приближают это самое счастливое будущее. Но в реальности построение будущего происходит в настоящем, и важно уметь собрать в кучу и себя самого, и все имеющиеся ресурсы для движения вперед. Принцип «здесь и сейчас» хорошо помогает негативистам людям, которые склонны видеть проблемы там, где их нет. Эффективно работает принцип и при склонности погружаться в прошлое или убегать в будущее, в попытках скрыться от сложностей дня сегодняшнего. В таких случаях оказывается полезно увидеть окружающую реальность и осознать, что она куда интереснее воспоминаний и фантазий.

 

 

Счастливое сегодня

Настоящее это единственное, чего никому еще не удалось избежать. Но как же сложно бывает принять этот факт! Тут поможет гештальт-терапия, направленная на то, чтобы человек обнаружил в себе ранее подавленные чувства, принял их и доверился им. На поверхность часто всплывают и скрытые от себя самого эмоции и потребности, и эмоции, которые ранее подавлялись или не признавались. Главная идея терапии не переживать о прошлом и не бояться будущего, а полноценно жить и действовать сегодня.

 

5 способов вернуться в настоящее

Если вы чувствуете потребность вернуть свои мысли в настоящий момент, есть пять простых приемов обрести психологическое здесь и теперь.

  1. Напоминайте — придумайте напоминания, звуковые или визуальные, которые дадут вам сигнал, что нужно вернуться в настоящее. Этот элементарный прием помогает усилить желание быть здесь и сейчас.
  2. Вознаграждайте — почувствовав себя в настоящем моменте, вознаградите себя чем-то приятным: чтением любимой книги, поиском украшений в интернете-магазине или теплой ванной.
  3. Погружайтесь — вознаграждая себя, полностью погрузитесь в момент удовольствия. Прочувствуйте каждое приятное мгновение, наслаждайтесь происходящим и будьте благодарны себе за это.
  4. Двигайтесь — каждые 20 минут вставайте и двигайтесь. Неважно, где вы находитесь, сидите за рабочим столом или лежите на диване, все равно вставайте и двигайтесь: спуститесь и поднимитесь по лестнице, уберите постиранное белье в шкаф, полейте цветы, разгрузите посудомойку, наведите порядок на полках для бумаг. Любое действие напомнит вам о том, что вы находитесь здесь и сейчас.
  5. Празднуйте — начните праздновать каждый момент жизни. То, что происходит с вами сейчас, никогда не повторится. Но скоротечность времени не должна пугать, напротив она поможет осознать важность каждого момента жизни. Вы живы и это огромное благо!

 

Мост между прошлым и будущим

Важно понимать, что в гештальт-терапии метод «здесь и сейчас» это всего лишь метод работы с сознанием человека. Настоящее это конкретный отрезок времени, на которые человек может повлиять. В то же время именно настоящее связывает прошлое и будущее. Мы не можем вернуться в день вчерашний и что-то изменить, но есть целый ряд незавершенных дел, к которым и апеллирует настоящее. А на наше ближайшее будущее воздействует то, каким мы представляем его сейчас. Если мы увлечены какое-то задачей и четко видим перспективы ее решения в будущем, то будущее становится мерилом дня сегодняшнего. Получается, что в настоящем мы подхватываем возможности прошлого и забрасываем их в будущее, таким образом обретая новые возможности.

 

 

Не вредно ли всегда «быть здесь и сейчас»?

«Здесь и сейчас» эффективный психотерапевтический прием. Но применять его всем и всегда нельзя! Для психологически здоровых, активных людей метод «здесь и сейчас» нужно применять очень осторожно. Целиком и полностью погружаться в «здесь и сейчас» недопустимо. Думать о будущем и учитывать ошибки прошлого полезно и даже необходимо. Прошлое дает нам необходимый опыт, а взгляд в будущее помогает разумно спланировать свои действия. Для здорового человека нормально четко видеть то, что происходит в настоящем, и одновременно планировать будущее. Если пытаемся жить сиюминутным, то настоящее ускользает. В этом случае, принцип «здесь и сейчас» может привести не к расширению, а к сужению наших горизонтов.

Принципы гештальт-терапии: здесь и сейчас.

Принцип «здесь и сейчас», или концентрация на настоящем моменте, является, пожалуй, самым важным принципом гештальт-терапии. Он берет свое начало в традициях дзен-буддизма и ряде других восточных практик, которые с присущей Перлзу тщательностью и основательностью, были им изучены.

*** Суть данного принципа состоит в том, что в процессе сеанса терапевт часто обращается с просьбой определить, что пациент в настоящее время делает, чувствует, что с ним и вокруг него происходит в данную минуту. В случае появления в процессе работы материала, связанного с какими-либо важными аспектами личности, терапевтом предпринимаются усилия перенести этот материал в настоящее время. К примеру, если пациент рассказывает о каких-то событиях прошлого, то его можно попросить перенести с помощью фантазии действие в настоящее и излагать события так, как если бы они происходили в данный момент. В таких случаях часто выявляется, как много людей избегают контакта со своим настоящим и склонны углубляться в воспоминания о прошлом и в фантазии о будущем.

*** Т.е. принцип «здесь и сейчас», — это принцип, который означает, что актуальное для организма всегда происходит в настоящем, будь то восприятия, чувства, действия, мысли, фантазии о прошлом или будущем, все они находятся в настоящем моменте. Использование этого принципа позволяет интенсифицировать процесс осознания.

Пациенту следует повторять основное предложение: «Сейчас я осознаю». Обязательно использование настоящего времени. Возможны следующие варианты вопроса: «Что вы осознаете сейчас?», «Где вы сейчас?», «Что вы видите? чувствуете?», «Что вы делаете рукой? ногой?» или «Осознаете ли вы, что вы сейчас делаете своей…?», «Что вы хотите?», «Чего ждете?».

Задача психотерапевта — привлечь внимание пациента к его поведению, чувствам, переживаниям, не давая им интерпретации. Задача состоит в том, чтобы выяснить как, а не почему — как пациент мешает собственному осознанию незавершенного или прерванного дела, «дыр», или недостающих частей личности, отвергаемых или диссоциированных ее аспектов. Осознание нельзя вызвать силой; формирование гештальтов — процесс автономный. Таким образом, если пациент сопротивляется работе с материалом, к которому привлекает его внимание психотерапевт, не следует его подталкивать. Придут другие времена, когда пациент будет готов к такой работе.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Жить «здесь и сейчас»: зачем это нужно?

Психологи и философы убеждают нас, что «здесь и сейчас» — важный жизненный принцип. Присутствовать в текущем моменте, практиковать осознанность, быть в контакте с собой, другими людьми и миром… Между тем часто мы наблюдаем как раз обратное: мысли блуждают неизвестно где, а действия совершаются «на автопилоте». Вы наверняка ловили себя на том, что скользили глазами по странице, но не понимали ни слова из прочитанного, или ели, не ощущая вкуса пищи.

И хотя идея жить в настоящем выглядит весьма привлекательной, похоже, достичь этого состояния непросто?

«Вовсе нет, — возражает гештальт-терапевт Галина Каменецкая. — Во-первых, это состояние переживают все дети, а те, у кого были принимающие родители, сохраняют эту способность на всю жизнь. Во-вторых, мы иногда переживаем его без всяких усилий, например, при встрече с близким по духу человеком или произведением искусства — мы узнаем это переживание как захватывающее чувство свободы, полноты и целостности».

Когда нам хорошо, мы стремимся воспроизвести этот опыт. Но что-то мешает пребывать в таком состоянии непрерывно. Это не завершенные в прошлом дела и не нашедшие выхода чувства.

Там и тогда

У каждого «здесь и сейчас», по выражению Галины Каменецкой, есть родной брат — «там и тогда»:

«В прошлом некая ситуация породила напряжение, которое там и тогда не могло разрешиться. Например, ребенок чувствовал себя обиженным и не мог найти защиты у родителей. Повторяясь, это переживание закрепилось, и теперь уже взрослый человек каждый раз, испытывая обиду, одновременно переживает беззащитность».

Поэтому он не может заявить о своих интересах: средства для этого у него есть, но он как будто не знает об этом, у него нет контакта с собой-взрослым. В ходе психотерапии моделируется ситуация «здесь и сейчас»: терапевт создает ее за счет своей включенности и принятия клиента. И она становится тем ресурсом, который требуется клиенту, чтобы позволить себе осознавать и безбоязненно выражать чувства, какими бы они ни были (например, гнев на родителей), получая новый опыт.

Как быть в моменте Здесь и Сейчас: 6 практик Экхарта Толле

Как видишь по картинке, человеческие мозги не зря называются во множественном числе. Это два отдельных механизма, которые соединены между собой небольшим каналом — мозолистым телом, через который два полушария поддерживают связь и обмениваются информацией. Но, в целом, полушария мозга обособлены. Они по-разному обрабатывают информацию. Они думают о разных вещах. Таким образом, по словам нейроанатома Джилл Тейлор, наши полушария совершенно по-разному чувствуют момент.

Правое полушарие связано исключительно с настоящим моментом. Это то, что происходит только здесь и сейчас. Информация вливается в него через сенсорные органы и взрывается эдаким информационным коллажем из образов и картинок. Это то, как выглядит настоящий момент, как он звучит, какой он на ощупь, на вкус и чем он пахнет.

С точки зрения правого полушария, ты — часть этого вселенского коллажа. Если выразиться лирично: ты — это существо, состоящее из энергии, связанное со всей энергией вокруг тебя через правое полушарие в одном Целом.

Правое полушарие необходимо нам, чтобы жить в согласии с миром. Теряя с ним связь, нас заполняют экзистенциальное одиночество, растерянность, что делать в этом мире, и тщетные попытки логического левого полушария угнаться за постоянно ускользающим счастьем.

Левое полушарие опирается только на прошлое и будущее. Оно создано для того, чтобы взять огромный коллаж настоящего момента и извлечь из него подробные детали. А потом детали из этих деталей. А потом ещё больше подробностей про эти детали. Затем категоризировать всю эту информацию, связать её с прошлым и направить в качестве возможностей в будущее. Левое полушарие мыслит языком. Это бесконечная болтовня, которая говорит тебе: «Твои ботинки испачкались, не забудь их завтра почистить перед выходом». Здесь у нас сплошные оценки, планы, выводы и всё-всё-всё, на чем восточные практики так упорно просят не циклится.

С точки зрения левого полушария, ты — больше не часть вселенной. Здесь ты — отдельный человек. Здесь у тебя появляется эго, желания, воспоминания, предпочтения и т.д. Здесь у тебя появляется личность, отдельная от Вселенной.

Без левого полушария не было бы никакого развития и, самое главное, не было бы языка с возможностью фиксировать опыт и передавать его другим существам.

Большая часть нашего образования построена на развитии левого полушария. Мы учимся мыслить критически, развивать свою личность и т.д. В то время как правое остается загадочным и, в основном, ассоциируется с хаотичным творчеством. Однако, оно играет большую роль, чем кажется на первый взгляд. Правое полушарие — это всегда непознанная новая грань тебя. Она всплывает каждый раз, когда ты позволяешь себе роскошь перестать анализировать и планировать, окунуться в настоящий момент и впустить в себя новое. Вероятно, ты ни раз ловил эти проблески. От впечатляющей музыки, атмосферного вида из окна, ощущения от теплых объятий близкого человека — сойдет что угодно. Ты впускаешь в себя мир, улавливаешь с ним контакт и погружаешься в восприятие правым полушарием, где ты и мир — одно целое. Это вдохновение, от которого замирает сердце и после которого потом хочется заниматься творчеством, писать картины или стихи.

Впуская в себя новый опыт через правое полушарие — мы даем пищу для левого отыскать новые грани себя, которые будут гармоничны с миром. Чтобы развивать восприятие через правое полушарие, я предлагаю использовать практики Экхарта Толле. Они помогают сонастроиться с моментом здесь-и-сейчас, обновить, так сказать, свой взгляд на вещи и, конечно же, почувствовать себя счастливым.

Принципы проведения первичной консультации | Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Существуют разные модели психологического консультирования, различные теоретические подходы, им существуют самые разные способы проведения первичной консультации. Здесь будет представлен сформулированный в виде простых принципов обобщённый вариант проведения первичной консультации с клиентом, своего рода алгоритм, который может использоваться вне зависимости от теоретических предпочтений консультанта.

Первая встреча с клиентом всегда включает в себя ряд задач. К трём основным, тесно взаимосвязанным друг с другом задачам первичной консультации можно отнести межличностную, диагностическую и терапевтическую.

В межличностном плане задача консультанта состоит в установлении отношений с клиентом. Клиент прежде всего нуждается в искреннем и естественном в своих проявлениях стремлении консультанта войти с ним в контакт. Важнейшим условием возникновения психологического контакта между клиентом и консультантом является качество присутствия, то есть способность невербального выражения консультантом вовлечённости в беседу. Поскольку конгруэнтность и естественность — это прямая противоположность демонстрации фасада, такое поведение консультанта служит моделью, призывающей клиента к открытому и спонтанному самопредъявлению. Наряду с этим, ничто так не способствует самораскрытию клиента, как безусловное положительное отношение и эмпатия консультанта. Безусловное положительное отношение подразумевает безоценочное принятие жизненного опыта клиента, а также проявление теплоты и заботы. Эмпатия же обеспечивает клиента уникальным опытом эмоционального резонанса и совместного познания того, как он переживает свою жизненную ситуацию.

В диагностическом отношении задача консультанта состоит в определении проблем клиента и рабочих гипотез об их природе. Я придерживаюсь мнения, что вне зависимости от образования и теоретической ориентации консультант не может избежать необходимости формулировать гипотезы о проблемах клиента и принимать решения о том, что нужно сделать для улучшения состояния клиента. Иначе говоря, для того чтобы вести себя терапевтически, консультант прежде должен стать диагностом. Диагностическую оценку, на мой взгляд, полезно рассматривать как непрерывный процесс умозаключения, расширяющий текущее знание о клиенте. Этот процесс запускается уже в течение первичной консультации, заканчивается же он лишь с завершением консультативных отношений. На основе наблюдений за поведением клиента, отслеживания и осмысления собственных субъективных впечатлений от взаимодействия с ним, а также анализа содержания рассказанных им историй консультант начинает выстраивать рабочую модель внутреннего мира клиента и пригодную для данного случая терапевтическую стратегию.

И, наконец, терапевтическая цель консультирования состоит в том, чтобы создать в консультативной ситуации особые условия, благодаря которым клиент получает возможность решения своих психологических проблем. Терапевтической же целью первичной консультации является демонстрация консультантом терапевтической позиции — непосредственного отклика на насущные потребности клиента. Даже тогда, когда это не очевидно на первый взгляд, стоит помнить о том, что очень часто клиент обращается за психологической помощью в состоянии кризиса. Неоднократные попытки клиента самостоятельно решить ту или иную жизненную проблему потерпели крушение, что и заставило его обратиться за психологической помощью. Клиент приходит с надеждой, однако в этой весьма неопределённой для него ситуации он также испытывает сильную тревогу. Он страстно надеется на помощь в удовлетворении его насущных потребностей, но одновременно с этим опасается, что их открытое предъявление приведёт лишь к фрустрации и повторению такого знакомого ему опыта боли и безнадёжности. Чувства надежды и страха влияют на поведение клиента: он одновременно и открывает и скрывает свои потребности, причём и то, и другое может происходить как на сознательном, так и на бессознательном уровне. Задача консультанта при этом состоит в том, чтобы продемонстрировать готовность эмоционально откликнуться на психологические нужды клиента и отнестись с пониманием к проявлениям сопротивления их выражению.

Начало консультации

Представьтесь 
Сообщите об имеющемся в вашем распоряжении времени 
Используйте поощрение, как вербальное, так и невербальное 
Используйте открытые вопросы 
Используйте активное слушание, повторение и прояснение 
Отмечайте и суммируйте жалобы клиента 
Планируйте степень контроля и активности

Середина консультации

Используйте прямое проявление контроля 
Представляйте каждую новую тему 
Начинайте каждую тему с открытых вопросов 
Используйте закрытые вопросы в конце темы 
Суммируйте, если потеряно направление 
Обращайте внимание на новую информацию

Избегайте жаргона

Для выражения гипотез используйте пробную интерпретацию 
Если сообщения клиента содержат противоречия, используйте конфронтацию 
Для стимуляции выражения эмоций используйте 
отражение чувств и обратную связь

Завершение консультации

Суммируйте содержание беседы 
Продемонстрируйте готовность услышать о насущной потребности 
Спросите о соответствии происшедшего ожиданиям клиента 
Дайте информацию или профессиональную рекомендацию 
Обсудите следующий шаг

Начало консультации

Способ, каким можно начать первую встречу, завит от обстоятельств и состояния клиента. В любом случае в начале по возможности стоит сообщить о цели встречи, а также времени, которое она может занять. После этого можно задать первый вопрос. Чтобы вовлечь клиента в рассказ о себе, начинайте с открытых вопросов, на которые нельзя ответить «да» или «нет», например, «По какой причине вы решили обратиться к психологу? или «С чего бы вы хотели начать?» Если ответ на первоначальный вопрос недостаточно подробен, можно сформулировать следующий открытый вопрос: «Не могли бы вы больше рассказать об этом?»

Хорошим средством установления контакта с клиентом является поощрение. Поощрения — как невербальные (кивки, доброжелательное и заинтересованное выражение лица и т.д.), так и вербальные (фразы типа «Да», «Я слушаю», «Расскажите мне больше об этом») могут казаться банальными, но при их уместном использовании в контексте беседы, они стимулируют речь клиента и поощряют его к самораскрытию.

Начальная фаза консультации — это время активного приглашения клиента к рассказу о причинах, приведших его на консультацию, однако это не значит, что в случае пауз консультант должен тут же их заполнять. Длительные паузы действительно нежелательны, так как могут вызывать тревогу и раздражение. Во время же коротких пауз клиент обычно чувствует, что вы думаете о его проблеме, и часто сам добавляет новую значимую информацию. В эти естественные перерывы полезно обобщить то, что вы уже узнали, это помогает сделать осмысленный следующий шаг.

Внимательное слушание изложения клиентом его проблем и понимание их субъективной картины, то есть того, как клиент воспринимает и объясняет проблему, является одной из основных задач начальной стадии консультации. Вы поможете клиенту изложить его точку зрения, если посредством повторения и прояснения смысловых и эмоциональных сообщений будете последовательно демонстрировать ваше намерение как можно более точнее и полнее их понять. Повторение сути сказанного клиентов или лишь ключевых слов его высказывания поощряет клиента к раскрытию более глубоких уровней проблемы и нередко приводит к выражению новых жалоб и измерений проблемы. Каждой новой жалобе или измерению проблемы консультанту следует уделить специальное внимание. Готовность рассматривать новую информацию создаёт предпосылку тому, чтобы подлинная причина обращения за помощью — насущные потребности клиента — не будет упущена. Отмечая, проясняя и связывая между собой жалобы и детали проблемы, клиент и консультант совместно продвигаются к её более обобщённой формулировке, которая вберёт в себя всё, о чём говорилось ранее. Время от времени бывает весьма полезно сверить своё понимание, формулируя сказанное клиентом собственными словами и давая ему возможность поправить ваше восприятие.

В конце начальной фазы беседы убедитесь, что вы узнали об основных жалобах клиента и спросите: «Есть ли ещё что-то, что вас беспокоит?» После этого бывает полезно суммировать жалобы, то есть кратко перечислить их, а также сопутствующие им идеи и чувства. Функция суммирования на этом этапе состоит в резюмирующем выражении жалоб клиента и его видения сложившейся ситуации.

С техникой суммирования тесно связана проблема записи во время сеанса. Письменная фиксация жалоб, ключевых слов и основных тем клиента, то есть короткие заметки, могут быть весьма полезны и многие успешно используют их в своей работе, при этом оставаясь вовлечёнными в контакт. Однако это удаётся далеко не всем. Тщательная же запись, которая, безусловно, могла бы быть очень полезна для последующей рефлексии над материалом, вряд ли способствуют установлению контакта с клиентом — основной задаче первичной консультации. Вряд ли возникнет доверие к консультанту, который больше внимания уделяет своей тетради, чем клиенту. Поэтому, пожалуй, следует делать либо короткие заметки, либо вовсе отказаться от ведения записи, по крайней мере, в течение первой встречи. Если появляется что-то очень важное, что вам ни в коем случае не хотелось бы забыть, можно прервать клиента и сказать: «Вы не будет возражать, если я запишу эти детали? Они важны, и я не хотел бы упустить их». Закончив запись, отложите тетрадь с ручкой и невербально продемонстрируйте свою готовность возобновить контакт.

На начальной стадии беседы также следует определить подходящий уровень активности. В первые минуты беседы, после структурирующей ситуацию информации и открытого вопроса о причинах обращения, консультанту на некоторое время бывает полезно занять пассивную позицию. Когда клиент говорит, следует слушать и планировать стратегию консультации, в частности, относительно степени контроля над процессом беседы. Так, например, с болтливым или отвлекающимся клиентом следует проявлять большую активность, чтобы время консультации не было съедено малозначимыми деталями. И наоборот, с клиентом, который последовательно излагает проблему, обогащая её всё новыми и новыми измерениями, контроль со стороны консультанта может быть минимальным. Здесь наиболее уместным будет активное слушание и редкие, углубляющие исследование проблемы реплики консультанта. Однако и в данной ситуации не стоит забывать об ограничении времени, которое вы можете уделить исследованию определённых тем.

Середина консультации

Основная задача этой стадии — формулирование гипотез о природе проблем клиента и их проверка посредством сбора дополнительной информации и применения уместных пробных вмешательств. Если вы получаете необходимую информацию, сохраняйте минимум контроля. Если же рассказ клиента малосодержателен, то имеет смысл занять более активную позицию. Не бойтесь проявлять контроль. Клиент нормально реагирует, когда его вежливо прерывают. Порой клиент скатывается на малозначимые темы или слишком подробно излагает несущественные детали. Хотя иногда такие малозначимые темы могут вывести на значимые для клиента переживания, однако чаще они лишь съедают весьма ограниченное время первой встречи.

Контроль за ходом беседы — это проявление ответственности консультанта. Только слушания, даже самого чуткого, в большинстве случаев недостаточно. Проявление активности в ограничении содержания речи клиента и удерживание фокуса на определённых жалобах, темах, конкретных жизненных ситуациях позволяет консультанту формулировать и проверять начальные гипотезы относительно природы проблем клиента, тем самым с максимальной пользой использовать потенциальную возможность их решения.

Когда вы придерживаетесь определённой линии исследования и появляется важная, но не связанная с ней информация, отметьте её про себя и, прежде чем перейти к ней, убедитесь, что вы закончили текущую тему. Перейти к новой теме можно при помощи следующей конструкции: «Когда вы говорили о …. Вы упомянули о …., не могли бы вы больше рассказать об этом».

Пример

Консультант: Когда вы говорили о ваших чувствах к мужу, вы упомянули о смерти вашего отца. И это, как мне показалось, очень важно для вас. Не могли бы вы больше рассказать об этом.

Перед тем как углубиться в изучение новой темы, важно закончить предыдущую линию исследования. Увлечение новой темой является часто встречающейся ошибкой, которая порой приводит к спутанному и поверхностному пониманию проблем клиента.

В ситуации резкого перехода клиента к изложению новой темы прямое проявление контроля со стороны консультанта может выглядеть, например, следующим образом: «Я понял, что это важно для вас, но не могли бы вы вернуться к тому, что сказали ранее о ваших проблемах на работе, и рассказать о них?»

Представляйте новые темы клиенту, чтобы он понимал куда движется беседа.

Пример

Консультант: Вы упомянули о ссорах с матерью. Поэтому я бы хотел сейчас обратиться к обсуждению вашей семьи и тех проблем, которые связаны с ней. Вероятно, мы бы могли начать с вашей матери  не могли бы вы больше рассказать мне о ней?

Изучайте вместе с клиентом каждую новую тему: начинайте с открытых вопросов, далее в случае необходимости используете прояснение, отражение чувств, конфронтацию, интерпретацию и другие техники. Использование техник на первой сессии носит характер пробного вмешательства. То, как клиент реагирует на пробные вмешательства консультанта, говорит нам о степени его готовности использовать терапевтический потенциал консультирования, то есть тех средств, которые может предложить ему консультант. Как точно замечают Р. Шерман и Н. Фредман, «каждую конкретную технику одновременно можно рассматривать и как психодиагностический тест» (цит. по: Навайтис, 1999). То, насколько клиент откликается на пробные вмешательства, отражает его уровень открытости-закрытости, способность входить в контакт со своими чувствами, умение использовать иную точку зрения для понимания своих проблем, и тому подобные важные факторы при оценки уместности того или иного вида психологической помощи.

Избегайте жаргона и проясняйте слова и фразы, которые вы не понимаете и, которые могут иметь один смысл для вас, и совершенно другой для клиента. Всегда следует прояснять диагностические и психологические «ярлыки». Например, если клиент упоминает о депрессии, консультант может сказать: «Вы сказали, что были в депрессии. Не могли бы вы более подробно описать, что именно вы чувствовали?»

При проявлении эмоций уместно проявление поддержки и эмпатии, стимулирующее их выражение. Например, «По-видимому, тогда это вас очень расстроило» или «Это решение, похоже, было очень трудным для вас». Такие высказывания сообщают клиенту, что в отличии от большинства людей, вы способны говорить об их чувствах. Убедитесь, что вы проявляете именно эмпатию, а не симпатию. «Я вижу, как вам трудно говорить об этом» — это эмпатия. А «О, боже, как же вам не повезло» или «Не знаю, как бы я сам справился в этой ситуации» — это симпатия. Проблема с симпатией в том, что она выражает снисходительную позицию консультанта и предполагает смиренную роль клиента. Симпатия часто воспринимается клиентом как проявление жалости. Поэтому если клиент упоминает о жалости, следует исследовать, не перешли ли вы с эмпатии на симпатию. Эмпатия — это проявление участия одного человеческого существа другому и признание его чувств, а не просто автоматическая реакция симпатии и сожаления.

Если же говорить на языке терапевтических вмешательств, то для выражения эмоций лучше всего подходят такие техники, как отражение чувств («В вашем голосе слышится разочарование. Вы чувствовали, что преодолели все эти проблемы, и вдруг появляется чувство вины и замешательства»), обратная связь («У вас на глазах появились слёзы») и вопросы (Не могли бы вы больше сказать о том, что вас злит?»).

Завершение консультации

Этап завершения беседы включает в себя ряд задач, а именно подведение итогов консультации, обсуждение следующего шага в решении проблемной ситуации, а в случае необходимости также прояснение и коррекция ожиданий клиента. Впечатление клиента о первой встрече с консультантом имеет определяющее значение для решения им вопроса о продолжении консультативных отношений. Поспешное, «смазанное» завершение беседы может разрушить в целом успешную консультацию, поэтому на окончание консультации следует специально выделять время.

Кроме того, некоторое время также бывает необходимо для завершения процесса переживания. Если в ходе рассказа клиента появляется важный материал и происходит выражение связанных с ним чувств, целью конечной фазы консультации становится облегчение эмоционального отреагирования и его завершение к концу беседы.

Бывает крайне полезно выделить по крайней мере десять минут для подведения итогов консультации — сжатого и точного суммирования содержания беседы и выражения совместно достигнутого в ходе сессии понимания основной проблемы клиента. Из суммирования часто вытекает тот или иной вопрос или необходимость что-то прояснить как со стороны консультанта, так и со стороны клиента. После суммирования проблем бывает полезно спросить клиента: «Что вы считаете вашей основной проблемой, над которой вы бы хотели поработать?» Такой вопрос стимулирует мотивацию клиента и предваряет договор о дальнейшем плане действий в целом и договорённость о следующей встрече в частности.

Как известно из психотерапевтической практики, о самом важном клиенты часто говорят именно в конце сессий, поэтому бывает полезно спросить: «Не упустили ли мы чего-нибудь важного, есть ли ещё что-то, что Вам хотелось бы добавить?» Этот вопрос порой может привести к появлению совершенно новой важной информации, подробное рассмотрение которой может стать задачей следующей сессии. Кроме того, данный вопрос является также демонстрацией вашей готовности узнать насущную потребность клиента — подлинную причину обращения, о которой, возможно, он, до сих пор не осмеливался сказать напрямую.

Одна из целей заключительной стадии консультации состоит в выяснении соответствия ожиданий, с которыми клиент обратился за помощью, и реального опыта консультации. «Как вы себя чувствуете в связи с приходом сюда сегодня?» или «Насколько то, что произошло, соответствовало вашим ожиданиям? … В чем именно?» — вот те вопросы, которые позволяют обнаружить ожидания клиента и обсудить возможные разочарования. Чтобы задать такой вопрос, порой требуется определённое мужество от консультанта, поскольку обсуждение ожиданий — это зачастую трудный разговор о том, чего клиент не получил. Но это также потенциальная возможность для коррекции нереалистичных ожиданий от разовой встречи, а следовательно, для последующей реализации реалистичного плана действий, который поможет клиенту в решении его проблем.

Заключительная фаза беседы — это также время для того, чтобы предоставить клиенту релевантную информацию и дать профессиональную рекомендацию. Существуют проблемы, которые имеют несколько измерений (так, например, проблема в интимных отношениях может быть связана с нарушением как психологических, так и сексуальных отношений), а то и вовсе выходят за пределы компетентности консультанта. Поэтому, помимо (или вместо) психологической помощи, клиент может нуждаться в профессиональной помощи другого специалиста: психиатра, юриста, сексолога и т. д. либо тех или иных служб, например, группы анонимных алкоголиков или суицидологического центра. Информирование клиента о доступных ему возможностях и проработка опасений по поводу обращения к тому или иному специалисту — это ещё одна задача конечной фазы первой консультации.

В заключение можно добавить, что время для записи содержания консультации (основных тем, фактов истории, гипотез, трудностей и т. д.) наступает сразу после консультации. И хотя бывает очень трудно сосредоточить своё внимание и записать содержание беседы непосредственно после неё, если этого не сделать, важная информация может быть навсегда безвозвратно утеряна.

В целом первичная консультация должна проводиться в форме, предоставляющей клиенту основания для решения, готов ли он к прохождению курса консультирования или психотерапии и принять на себя ответственность, неизбежно связанную с реализацией этого замысла.

Как жить здесь и сейчас? 9 правил осознанного человека


Татьяна Бурцева

У нашего сознания есть прекрасный способ взаимодействия с миром — режим осознания. Когда мы живем осознанно, то понимаем, что сами «искажаем» реальность: слишком много думаем, анализируем и оцениваем. Из-за этого не можем уснуть, отдохнуть, чувствуем себя разбитыми и несобранными. Гораздо легче, когда наше сознание находится здесь и сейчас. Вот несколько советов из книг по осознанности, чтобы вам было легче концентрироваться на текущем моменте и положении вещей.

Начинайте свой день осознанно

Открыв глаза, выдержите небольшую паузу, а затем сделайте пять медленных вдохов. Это позволит вам наладить контакт со своим телом. Если вы устали, у вас тревожное состояние, плохое настроение или вас мучают какие-то другие чувства, попытайтесь отнестись к ним как к происходящим в сознании событиям, которые появляются и растворяются. Если у вас что-то болит, отнеситесь к этим ощущениям именно как к ощущениям, не более. Попробуйте принять все свои мысли, чувства и ощущения предельно мягко и осторожно. Не нужно пытаться изменить их. Примите их, потому что они уже здесь, в вашем теле. Временно отключив таким образом свой автопилот, вы можете в течение нескольких минут «просканировать» свое тело, сосредоточиться на дыхании или потянуться, прежде чем вставать с кровати.

Используйте «медитации-передышки»

Выполнение «медитации-передышки» в течение дня помогает сфокусироваться на настоящем, чтобы мудро и с состраданием относиться к собственным мыслям, чувствам и ощущениям. Вот пример 3-минутной «передышки»:

Этап 1. Вы можете выполнять упражнение сидя или стоя, но обязательно расправьте плечи и выпрямите спину. По возможности закройте глаза. Затем направьте внимание на то, что происходит у вас внутри, и примите это. Для этого задайте себе вопрос: «Что я сейчас ощущаю? Какие мысли у меня в голове?». Постарайтесь отнестись к своим мыслям просто как к событиям, которые происходят в вашем сознании. Если вы чувствуете дискомфорт или неприятные ощущения, признайтесь себе в этом и не пытайтесь их изменить. Тоже самое с физическими ощущениями.

Этап 2. Сконцентрируйте внимание в одной точке и направьте на ощущения в животе, возникающие в процессе дыхания, когда брюшная стенка поднимается на вдохе и опускается на выдохе. Проследите за тем, как движется воздух внутри вашего тела. Используйте каждый вдох как возможность стать на якорь и оставаться в настоящем. Если вы отвлеклись, просто продолжайте спокойно следить за дыханием.

Этап 3. Теперь попробуйте расширить сферу осознанности вокруг дыхания, чтобы ощутить тело как единое целое, включая вашу позу и выражение лица. Представьте, как будто все ваше тело дышит. Если вы заметили напряжение или дискомфорт, попробуйте сосредоточиться на этих ощущениях, направив туда свое дыхание. Тем самым вы помогаете себе изучить эти ощущения и подружиться с ними, а не пытаться изменить их. Если они больше не требуют вашего внимания, вернитесь к ощущениям своего тела и продолжайте следить за ними.



Источник

Подружитесь со своими чувствами

Какие бы чувства вы ни испытывали, постарайтесь отнестись к ним открыто и по-доброму. Не забывайте, что даже к самым болезненным эмоциями — усталости, страху, фрустрации, грусти, чувству утраты или вины — нужно отнестись приветливо. Когда мы прокручиваем в голове какую-то ситуацию, мозг реагирует на нее как на реальную угрозу. Когда мы вспоминаем прошлое или думаем о будущем, у нас в голове возникают не настоящие, а вымышленные трудности. В результате у нас отключается способность мыслить открыто, творчески и мы либо чувствуем себя в ловушке и сжимаемся, либо наше тело готовится «бить-или-бежать».

Примиритесь с несовершенством мира

Не избегайте общения со страдающими и не закрывайте глаза на страдание. Осознайте тот факт, что в мире существует горе. Не ставьте себя на их место и не ныряйте с головой в собственные переживания. Лучше живите просто и разделяйте время, энергию и материальные ресурсы с нуждающимися. Не занимайтесь тем, что наносит вред людям и природе. Не инвестируйте в компании, лишающие других шанса выжить. Выберите профессию, помогающую реализовать ваш идеал сострадания. Не убивайте и не давайте убивать другим. Уважайте других и помогайте, когда есть возможность.

Совершайте осознанные действия

Что бы вы ни делали, постарайтесь сохранять осознанное внимание в течение всего дня так долго, как у вас получится. Например, если вы моете посуду, обратите внимание на соприкосновение с водой, поверхностью тарелок и на меняющиеся тактильные ощущения. Если вы гуляете, оглянитесь и понаблюдайте за пейзажем, звуками и запахами вокруг. Чувствуете ли вы поверхность тротуара сквозь обувь? Ощущаете ли запах воздуха? Замечаете ли, как воздух движется сквозь волосы и обволакивает кожу?

Больше занимайтесь спортом

Старайтесь больше гулять, ездить на велосипеде, работать в саду или ходить в спортзал. Попробуйте настроить осознанное и любознательное отношение к собственному телу во время спортивных занятий. Обратите внимание на возникающие мысли и чувства. Может быть, вы заметите, что стиснули зубы или у вас появились первые признаки отвращения или другие отрицательные мысли и ощущения. Постарайтесь проследить за ними. Дышите вместе с ними и направляйте дыхание к ним. Попробуйте постепенно увеличивать продолжительность и интенсивность упражнений, не теряя при этом осознанного внимания к своему телу.

Избегайте навязывания взглядов

Не следуйте слепо никакой доктрине, теории или идеологии и не привязывайтесь к ней. Все системы взглядов лишь указывают путь, но они не абсолютная истина. Избегайте ограниченности мышления, не привязывайтесь к сегодняшним воззрениям. Никаким образом не заставляйте других, в том числе детей, принимать свои взгляды — ни авторитетом, ни угрозами, ни подкупом, ни пропагандой или даже образованием.


Источник

Освободитесь от внутреннего шума

У вас больше нет необходимости гнаться за бессмысленными целями. Всем нам необходима тишина. Остановите шум в голове, чтобы насладиться поистине волшебными звуками жизни, к которым нужно прислушиваться. Тогда вы заживете своей настоящей и глубокой жизнью. Ощутить присутствие в настоящем, в здесь и сейчас, можно в уединении. Это не значит, что вам нужно переселиться на необитаемый остров или уйти в лес. Практиковать уединение означает научиться находиться в данном конкретном моменте времени, не думая о прошлом или будущем. Просто найдите возможность каждый день проводить некоторое время в физическом уединении. Это наполнит вас силами и поможет глубоко заглянуть внутрь себя. Даже в центре города вы способны оставаться наедине с собой и не поддаваться отвлекающему влиянию толпы. Для того, чтобы установить связь с миром, вы прежде всего должны обернуться к себе и установить связь с собой.

Помните о дыхании

Ваше дыхание всегда с вами, оно помогает вам находиться в настоящем. Дышите осознанно, когда обнимаете ребенка или любимого человека. Дышите, когда моете посуду или едите за столом. Дыхание, как добрый друг, постоянно напоминает о том, что вас любят таким, какой вы есть.

Осознанность дает внутреннее спокойствие, позволяющее заглянуть глубоко внутрь себя и понять, кем мы являемся на самом деле и чего хотим от жизни. Практика осознанности очень проста: останавливаемся, дышим и успокаиваем свой разум. Мы возвращаем к себе и наслаждаемся тем, что каждый момент находимся здесь. И в этой точке есть все радости жизни.

По материалам книг «Осознанность: как обрести гармонию в нашем безумном мире», «Тишина», «Мир в каждом шаге»

Обложка поста: pixabay
 

Ялом здесь и сейчас

Возможно, самый мощный, но простой инструмент в психотерапии — это здесь и сейчас: делиться грубыми, честными мыслями и чувствами о том, что происходит в данный момент. Эта концепция существует всегда, но никто так не отстаивает ее клиническое применение, как Ирвин Ялом.

Для меня было честью сесть с Яломом на час, чтобы обсудить жизнь, смерть, терапию и его книгу Глядя на Солнце . Терапевтический сегмент интервью был включен в проект «Семь вопросов», где я спросил известных авторов, теоретиков и политиков их мысли о психотерапии.Раздел о жизни и смерти был опубликован в этом месяце в журнале Psychotherapy Networker Magazine (онлайн здесь). Сегодня у меня есть для вас специальные бонусные кадры.

Здесь и сейчас основан на идее, что межличностные проблемы клиента в конечном итоге проявятся в терапевтических отношениях. Женщина, которая чувствует себя преданной всеми своими друзьями и семьей, вероятно, когда-нибудь почувствует себя преданной терапевтом. Мужчина, страдающий гневом, рано или поздно почувствует гнев во время терапии. Обращение к материалу, который появляется в комнате, становится в центре внимания.Терапия становится меньше говорить о проблемах и больше работать с их по мере их возникновения, здесь и сейчас.

Ялом поощряет как терапевтов, так и пациентов брать на себя уязвимый риск, обсуждая то, что происходит в данный момент, — заметный сдвиг, который часто приносит свои плоды. Но, как вы увидите ниже, здесь и сейчас не только терапевтический кабинет:

RH: Я руковожу молодыми врачами и делюсь с ними вашими идеями «здесь и сейчас» из Gift of Therapy , а также это центральное сообщение в Staring at the Sun .Применимо ли это также к публичным выступлениям: лучшее выступление — это присутствие в данный момент?

IY: Совершенно верно. Я выступал с докладом в Китае после землетрясения [Сычуань в 2008 году], и мне он не очень понравился. Я думал, что мы очень далеки друг от друга. Я пытался немного поговорить о том, что здесь и сейчас, но они начали задавать мне вопросы вроде: «Не могли бы вы научить нас, как управлять группами для всех этих жертв землетрясения, которые у нас есть?» Было несколько таких вопросов, и мне, честно говоря, было нечего им предложить.Раньше я не делал группы для пострадавших от травм или чего-то подобного. Когда я говорил о том, что происходит здесь и сейчас, кто-то всплыл — китайцы восхищаются этим больше, чем многие страны, на самом деле: «Ну, что вам нравится здесь и сейчас?» Мне просто нравится этот вопрос. Итак, я сказал: «Ну, сейчас я чувствую себя немного обеспокоенным. Я чувствую, что у вас у всех огромные нужды, и я не предлагаю вам многого об этих жертвах землетрясения, я чувствую себя немного несчастным из-за этого, я Хотел бы я сказать больше.«Я говорил такие вещи, и это просто изменило весь разговор, он стал намного более живым, когда люди начали задавать вопросы, и у нас была отличная дискуссия. Я мог бы заплатить тому человеку, который задал этот вопрос.

RH: Так как ты здесь и сейчас?

IY: Прямо здесь сегодня?

RH: Ага.

IY: Да, пока я думаю, что все идет неплохо. Мне это нравится. Когда вы впервые начали говорить: «Ну, мы собираемся поговорить об этой книге», у меня был какой-то стон, я чувствую, что я так много говорил об этом, понимаете.Каждый автор делает, это ни в коем случае не является чем-то особенным. Вы отправляете этого маленького ребенка в мир, и вы должны вырастить его, помочь ему плавать и тому подобное, поэтому я знаю, что должен сделать это с помощью этой книги.

RH: Конечно, я это очень ценю. Конечно, вы много об этом говорили, вы слышите много одних и тех же вопросов. Я могу понять этот стон .

IY: Хорошо, у вас все хорошо. Вы задаете мне необычные вопросы, и это нормально.

Для более необычных вопросов с Яломом взгляните на его ответы на Семь вопросов или интервью Сетевика Психотерапии «Обнимая жизнь, сталкиваясь со смертью».

Здесь и сейчас в терапевтических отношениях

Когда клиенты приходят к нам в офис, они надеются, что мы поможем им почувствовать себя лучше. Часто они предполагают, что им необходимо изменить свои внешние условия: «если бы только мой муж…» или «как только я найду новую работу …» или «я не знаю, почему мне плохо, потому что у меня отличная жизнь, но… »Дело не в том, что мы не прислушиваемся к их опасениям, но это все ситуации, которые существуют за пределами нашей консультационной комнаты.

Чтобы помочь клиентам измениться, мы должны позволить себе измениться благодаря тому, что мы в терапевтических отношениях делаем вместе.Работа в настоящем, в комнате непосредственно с тем, что происходит, требует, чтобы терапевт эмоционально связывался с клиентом, а не просто сидел сложа руки, скрытый нашей профессиональной ролью «помощника» или «эксперта». Это требует эмоциональной вовлеченности, рефлексии, уязвимости, прозрачности и риска.

Исследования неоднократно говорят нам, что терапевтические отношения являются лечебным фактором, а не теоретическими установками. В литературе часто приводится цифра, согласно которой до 50% клиентов прекращают терапию после первого сеанса.Эти цифры устанавливаются вне зависимости от финансов: в частных практиках, агентствах и бесплатных клиниках. Исследователи связывают эти высокие цифры с двумя вещами: отсутствием эмоциональной вовлеченности и неспособностью справиться с разрывом. 1

Если терапевт и клиент говорят только об отношениях, существующих за пределами консультационной комнаты, они упускают много возможностей для углубления совместной работы. Как терапевты, нам не нужно делать обобщения или предположения о том, что означают проблемы наших клиентов или как они возникли.Эти сценарии разыгрываются и прорабатываются в переносе и контрпереносе терапевтических отношений.

Мы также рискуем потерять наших клиентов из-за тупиковых ситуаций и крушения без присмотра.

Первый телефонный звонок может прервать сделку еще до того, как что-то начнется, потому что модели взаимоотношений клиентов начинают воспроизводиться с того момента, как они связываются с нами.

Первый телефонный звонок может прервать сделку еще до того, как что-то начнется, потому что модели взаимоотношений клиентов начинают воспроизводиться с того момента, как они связываются с нами.Если мы пропускаем эти моменты и не обращаемся к ним в подходящее время, мы жертвуем моментом, которым можно научить, поскольку он происходит между нами.

Взаимное участие в терапевтических отношениях здесь и сейчас является глубоким внутренним каналом для изменений, и это влечет за собой то, что наши клиенты испытывают влияние, которое они оказывают на нас. Это наделяет их личными полномочиями, которые мы редко можем предсказать, что говорит об их уникальности. Это отличается от предписывающей, целенаправленной и ориентированной на решение модели, в которой мы, терапевты, являемся всезнающими специалистами с советами и ответами.Вместо этого он имеет дело с вещами такими, какие они есть, в клиенте, в терапевте и с пространством между ними.

Ник: пример из практики

Мы можем увидеть, как этот способ работы разыгрался с Ником, 48-летним разведенным мужчиной, который пришел на лечение с жалобами на «одиночество и проблемы в отношениях». 2 Он хотел знать, почему он всегда оставался один, и что он делал в отношениях, которые заставляли женщин расстаться. Его также сбило с толку его отказ от женщин еще до того, как дела пошли на лад.Дополнительная проблема, которая возникла позже при нашем лечении, заключалась в его компульсивном переедании. Я задавался вопросом, почему потребовалось несколько месяцев, чтобы его беспокойство по поводу своего веса возникло между нами. Позже я узнал, что его тело было ужасно стыдно, в детстве над ним жестоко насмехались из-за того, что он толстый, и он привык к своему телу, как будто ему суждено было нести этот «мертвый груз».

На первом сеансе Ник выглядел полноватым, почти не уделяя внимания уходу: помятая джинсовая рубашка, пара брюк чинос без шва и поношенные теннисные туфли.Его волосы были причесаны, но он давно не видел ножниц. Он сел у двери, в самый дальний от меня стул. Когда он устроился, его движения казались трудными и неудобными, он корчился на стуле, как будто его тело было неудобным местом для проживания. Там наверняка будет больно, подумал я, наблюдая за ним .

«Кажется, я не в состоянии поддерживать интимные отношения», — мягко сказал он, глядя на свои туфли, озадаченный собственной неспособностью. Когда я спросил, почему он так считает, он ответил, глядя повсюду, кроме меня, что он не знает, но затем упомянул, что был слишком разборчив, когда дело касалось женщин.Он понял, что был перфекционистом — не то чтобы он считал себя идеальным, но он всегда находил в женщинах что-то такое, что становилось неугодным.

«У них нет достойной работы, или у нас мало общего, или они недостаточно умны, у них нет чувства юмора, они постоянно говорят о себе…»

Он сказал это, глядя в окно, как будто разговаривает с деревьями. У меня не было ощущения, что я нахожусь в комнате с ним .

Он сказал это, глядя в окно, как будто разговаривая с деревьями.У меня не было ощущения, что я нахожусь в комнате с ним . Его список был бесконечным, и я задавался вопросом, было ли это верхушкой айсберга, говоря о нем больше, чем о женщинах, которых он отвергал.

Во время одного сеанса после того, как мы работали вместе в течение года, он покачал головой и заявил: «Отношения — это слишком много работы». Большая часть нашего разговора происходила, когда он возился со своей одеждой, руками или диваном. Изучение этих невербальных движений в прошлом дало мало информации и предупредило нас о вероятном разъединении, которое он имел со своим телом.Однако он признал, что думал, что невербальные жесты были связаны с его «дискомфортом от близости». Я видел его через две короткие романтические стычки только для того, чтобы снова застать его одного.

«Я должен бояться сближаться с людьми, поэтому я всегда придумываю оправдания, чтобы найти с ними что-то не так».

Я кивнул, подозревая, что он что-то понял. «Похоже, хорошее понимание». Затем, почти задаваясь вопросом вслух: «Как он пытается приблизиться ко мне?»

Он подумал, когда его нога начала метаться взад и вперед.«Ну, кажется, это проще по сравнению с другими».

«Как так?»

«Ты меня не осуждаешь, ты принимаешь то, что я говорю, от меня ничего не нужно».

Признаюсь, мне было приятно это услышать, но я подозревал, что в этой истории есть нечто большее.

«Ты чувствуешь себя рядом со мной?» Я буквально почувствовал, как мое тело нагревается, как будто мы приближаемся к чему-то важному, что происходит между нами в комнате.

«Я думаю», — сказал он, глядя в окно, ерзая на стуле.

«Вы не уверены?» — спросила я, пытаясь удержать его в присутствии и объяснить.

«Ну, я знаю, что мы говорили о том, чтобы приезжать дважды в неделю, и я боюсь этого делать».

Последние несколько недель мы обсуждали его отвращение к добавлению сеанса, делая его сеансом два раза в неделю, возможностью для нас стать более близким. Я видел, как он возмутился моим предложением, когда он упомянул «недостаточно времени» в конце последних нескольких сеансов. Я подозревал, что это была одна из версий того, как его страхи перед близостью были воспроизведены между нами.«А что вас пугает в том, чтобы быть вместе два раза в неделю?» Я спросил.

«Что вы обнаружите, что со мной что-то действительно не так», — мягко сказал он, теребя свои пуговицы.

«А что бы я увидел с тобой?»

Он подумал. «Я не знаю… что мне не хватает гена, который необходим для близости и здоровых отношений», — сказал он. «Может быть, у меня какая-то недееспособность, или я испортил товар, и я не могу воскреснуть для настоящего брака». Он сказал это с большим вздохом, повесив голову и качая ею из стороны в сторону.

Мы выяснили, что он имел в виду под «поврежденными товарами». Это был болезненный процесс с долгим молчанием и тихими слезами, бегущими по его лицу.

«Как только вы это увидите, вы откажетесь от меня, чувствуя, что я не могу измениться». Он сказал это себе под нос, сдерживая слезы, как будто его слова застряли у него в горле. «Может быть, вы подумаете, что я безнадежный случай, откажетесь от меня и захотите избавиться от меня».

Его еле слышно. Были ли эти новые мысли для него? Мое сердце болело за него . Теперь мы подошли к тому, как между нами разыгрался страх близости.

«Вы так думаете? Вы тот, кто считает себя безнадежным? » Я спросил. Он боялся, что я его отвергну. Возможно, поэтому он так быстро отверг некоторых женщин, чтобы у них не было возможности сначала отвергнуть его.

Разговор завязался на распаде его первого брака. За девять лет, что они были вместе, было все труднее и труднее продлевать близость, как в сексуальном, так и в межличностном плане.Здесь, в комнате, опершись локтями на колени, подперев голову руками, он не мог сказать, почему он отказался от своей жены. Я также задавался вопросом о том, какую боль он испытывал из-за своего неудачного брака. Он не понимал, почему так плохо себя чувствовал; он только что сделал. Он всегда вспоминал, как чувствовал себя таким: никому не нужен, высмеивал за то, что он тяжелый, не чувствовал себя стоящим или не отвечал. Я представлял, что его вес, который был с ним всю его жизнь, был изолятором для многих из этих чувств.

Разрывы

Несколько недель спустя Ник прибежал с опозданием — что было для него очень необычно — и ворвался в дверь моего офиса.Он выглядел взволнованным, воодушевленным, когда он замахал руками и тяжело рухнул на диван.

«Я не знаю, что происходит, — сказал он, затаив дыхание, — но в последнее время я злюсь — злюсь все время». Я поднял брови, когда я кивнул, подозревая, что это хорошая вещь .

Он устроился, вздохнул и добавил: «Честно говоря, я думаю, что просто осознаю, что злюсь». Обычно Ник изо всех сил пытался понять свои чувства и страдал от притупления эмоций, что приводило к сильной усталости и апатии.Я подозревал, что переедание усиливает усталость и депрессию и помогает заглушить болезненные чувства. «С тех пор, как мы начали работать вместе, — продолжил он, — я понимаю, что это всегда было на фоне гнева, но теперь вижу, что я позволяю этому проявиться. Это не обычное отрицание того, что я чувствую, и поэтому я вижу, насколько это распространено ». Я вижу, как еда позволяет мне избавиться от разочарования. Он выглядел оживленным и недоверчивым.

«Похоже, хорошее понимание, — сказал я. Я ждал. Тишина. «Ты сейчас злишься?»

Он обдумал это.«Я… я не знаю. Думаю, да, — сказал он удивительно, как будто про себя. Я ждал.

«Вы что-то на меня сердитесь?» — спросил я, ничего не имея в виду, но думая о том, что он опаздывает и приходит в ярость.

«Ну, нет, — подумал он, — это похоже на натяжку. Почему ты спрашиваешь? »

«Вы опоздали сегодня, что для вас нехарактерно; на самом деле я не могу припомнить, чтобы ты когда-нибудь опаздывал, а ты говоришь о злости прямо сейчас.Мы здесь только двое, поэтому я подумал, что это может иметь какое-то отношение к нам.

«Я думаю, это скорее из-за ссоры, которая произошла сегодня утром с моим боссом. Меня это взволновало, — сказал он, меняя позицию. Через минуту он успокоился, сосредоточился и продолжил: «Знаешь, теперь, когда я думаю об этом, на прошлой неделе я уехал отсюда, как бы помешанный».

Он рассказал мне о своем разочаровании из-за того, что у меня не было возможности прочитать написанную им статью. Я сказал ему, что буду счастлив прочитать это, но не сделал этого между нашими двумя встречами.Я, конечно, понимал его разочарование мной; Если бы я был честен, я бы сказал ему, что не смогу прочитать статью пару недель. Теперь я понял, что мой контрперенос помешал мне что-либо сказать, не желая разочаровывать его — давняя привычка избегать людей и доставлять им удовольствие, чтобы я понравился им.

Когда он сказал это, я вспомнил выражение разочарования и удивления на его лице в конце нашего последнего сеанса после того, как я попросил меня высказать свое мнение о статье. С тех пор я забыл об этом моменте, выражение его лица было таким тонким и мимолетным.Момент ускользнул от меня; возможно, я не хотел видеть или чувствовать его гнев, идущий на меня, — чувство, которое мне трудно .

«Я чувствовал себя неважным и отвергнутым вами, не оцененным», — сказал он несколько застенчиво, как будто я собирался объяснить себя или сделать его неправым.

В этой ситуации было необходимо ощутить собственное разочарование и вину за то, что я не прочитал статью, посмотреть, как это повлияло на моего клиента, и не вступать в сговор (уклоняясь от его гнева), мстить или защищаться.Я остался с тем, что происходило между нами, чтобы глубже изучить его гнев и разочарование в отношении меня.

Между нами произошел разрыв, и если бы я не связался с тем, что происходило в комнате, этот инцидент ушел бы в подполье.

Между нами произошел разрыв, и если бы я не связался с тем, что происходило в комнате, этот инцидент ушел бы в подполье. Я подозреваю, что наши отношения зашли бы в бессознательный тупик, создав недостаток доверия и дистанцию ​​между нами.Когда мы говорили со мной о его гневе и обиде, он увидел, что может признать это, почувствовать это, выразить это, и что я мог это услышать, и мы все еще могли оставаться на связи, несмотря на трудности.

Отслеживание чувств Ника в контексте интерсубъективного поля показало нам, как моя потребность доставить удовольствие и избежать гнева, а также невысказанную обиду и разочарование Ника, которые бессознательно проявляются между нами. Опоздание и злость, несмотря на то, что никто из нас не знал почему, разыграли чувства Ника. Я представляла «Плохую мать», как называет это Мелани Кляйн, тем, что не читала его статью.Это воспроизвело его родительские отношения. В годы становления Ника у него не было отзывчивых родителей в качестве зеркала, отражающего его собственные мысли и чувства. Из-за этого он чувствовал себя обесцененным и игнорируемым, а также отрезанным от собственного самосознания — чувство, которое имело долгую и болезненную историю и проявлялось в его депрессии, изоляции и пищевых привычках.

Как мы видим в этой инсценировке, разыгрывались не только чувства Ника, но и мои.В своей попытке не разочаровать его, я сделал именно это. Разъединение было тем, что мы создали вместе, общим опытом терапевтических отношений. Как терапевты, мы будем ошибаться. Важная часть состоит в том, как мы используем текущий опыт на должном уровне. Это проработка терапии в отношениях, в данный момент, в комнате — распаковка того, что только что произошло.

Как терапевтам, важно внимательно следить за тем, что стимулируется не только в клиенте, но и в нас самих.

Как терапевтам, важно внимательно следить за тем, что стимулируется не только в клиенте, но и в нас самих. Мы позволяем нашим клиентам быть взволнованными, провоцированными, сбитыми с толку и, прежде всего, затронутыми ими. То, что возникает во время сеанса, является результатом столкновения нашего бессознательного субъективного мира с их. Мы замечаем нашу личную реакцию и отличаем ее от реакции наших клиентов, чтобы помочь нашим клиентам с их реакцией. Каждый сеанс — это обоюдное открытие. Это создает настоящую живость, освещая проблемы, скрывающиеся в нас обоих, часто возникающие на нашем радаре знания.

Прошлое как настоящее

Несколько месяцев спустя, когда у Ника сократилось рабочее время, он попросил видеть меня раз в две недели. Он сказал, что чувствует себя неуверенно с финансами и не хочет рисковать, тратя больше денег в это время. Мы никогда не обсуждали деньги, кроме первоначального взноса, и мне было любопытно, каково его финансовое положение. Он сообщил, что за его дом заплатили, алиментов нет, и у него есть инвестиции, но он считает, что сейчас не «хорошее время», чтобы тратить дополнительные деньги.

Я понимал его опасения и задавался вопросом, могут ли быть какие-то другие дополнительные причины для желания сократить сеансы. Спросить о дополнительных причинах помимо стоимости терапии может быть богатое окно в эмоциональные проблемы, скрытые между терапевтом и клиентом.

«Нет, это действительно просто денежная вещь», — сказал он, пожав плечами.

Во время перехода на терапию раз в две недели я по ошибке взимал с него плату за дополнительный сеанс, возможно, из-за моей собственной тревожности по поводу денег или разочарования по поводу сокращения сеансов.Поскольку Ник не упомянул мою ошибку, я поднял ее ближе к концу нашего следующего сеанса и спросил его, заметил ли он ее.

«Я знал, но полагал, что вы терапевт и знаете лучше всех, поэтому я не собирался ничего об этом говорить».

Я сказал Нику, что сожалею о своей ошибке, отпустил ее и представил, что мы ее исправили.

Но здесь была реконструкция. Он собирался игнорировать свои собственные потребности и приспособиться к моим, болезненный, повторяющийся образец, установленный в начале его жизни.

В каждый момент терапии есть несколько уровней, на которые терапевт может реагировать, включая содержание, процесс, язык тела, аффект или поле отношений. Оглядываясь назад, я понимаю, что этот момент с Ником был упущенной возможностью исследовать наши отношения. Нику было трудно говорить за себя, и он часто не обращал внимания на свои эмоциональные потребности, стараясь приспосабливаться и угодить другим, прежде чем знать или просить о том, чего он хочет. За несколько месяцев мы вместе обнаружили, как переедание часто заменяет его способность осознавать, чувствовать и говорить о своих потребностях.Но одна упущенная возможность — не повод для отчаяния; основные проблемы, несомненно, найдут способ решить снова, особенно когда они не решены.

Прошла пара месяцев, а Ник забыл оплатить месячные сеансы. Когда я выставил ему счет за них, он возразил, сказав, что вспомнил, что выписывал мне чек. После нескольких телефонных разговоров, которые мне показались стрессовыми, и я боялся, что неправильно подсчитал, он пришел к выводу, что действительно пропустил платеж. Выписанный им чек лежал у него на столе и так и не был доставлен.

На следующем сеансе он пришел с проверкой, тихо сел и, наконец, сказал: «Я чувствую, что терапия продвигается слишком медленно и мало что меняет. Не уверен, что мне стоит продолжать приходить, — сказал он без всякого аффекта.

Не чувствуя, что он окупает свои деньги, подумал я. Вслух я сказал: «Я удивлен, услышав это, потому что вы неоднократно отмечали, насколько терапия помогает вам измениться, говоря за себя, чувствуя больше (в основном гнев) и обращаясь к людям.”

«Я сказал это, потому что подумал, что ты хочешь их услышать», — сказал он, когда его лицо покраснело.

«Что заставляет тебя говорить это?» — подумал я вслух.

«Что ж, мне нравится делать людей счастливыми … для меня это автопилот, и это проще, чем выяснять, чего я хочу или о чем думаю». Он пытается дать мне то, что, по его мнению, я хочу, игнорируя при этом свои чувства .

Опять же, я подозревал, что это как-то связано с тем, как он научился адаптироваться к своим ранним опекунам.Я понял, что упустил перенос и могу потерять его — и мне это не нравилось.

Его гнев и разочарование в отношении меня проявлялись через его неуплату. Его аффект и уступчивость были хорошо скрыты от меня. Как бы мне ни было неудобно быть объектом чьего-либо гнева, я знал, что это необходимо терпеть. Это было еще одним окном в работу с гневом Ника, который не позволял никому приближаться к нему, в том числе и мне. Он принимал решение, не всегда осознанное, отказаться от отношений, чтобы ему не приходилось иметь дело со своей агрессией и успокаивать обиженное и напуганное «я».

Иногда непредсказуемость встречи здесь и сейчас в терапевтических отношениях вынуждает нас эмоционально противостоять самим себе таким образом, к которому нас полностью не готовит никакая тренировка.

Иногда непредсказуемость встречи здесь и сейчас в терапевтических отношениях вынуждает нас эмоционально противостоять самим себе таким образом, к которому нас полностью не готовит никакая тренировка. Если бы я не позволил себе и не отличал свои собственные внутренние реакции от Ника в этот момент, мы были бы более склонны к бессознательному разыгрыванию.В этих сценариях одним из наиболее вероятных препятствий на пути к лечению является страх терапевтов перед собственными чувствами, которые потенциально могут направить терапию в неверном направлении. 3

Конец или новое начало

Вскоре после этого Ник оставил мне голосовое сообщение, в котором сообщалось, что он бросает терапию. Я перезвонил ему и попросил прийти хотя бы на один последний сеанс, чтобы подвести итоги. Он действительно пришел, и, надо отдать ему должное, он наконец смог сказать, что у него на уме, что позволило нам завершить последнюю главу терапии.Для Ника это было огромным достижением — желание оставаться на связи, даже если только для того, чтобы прекратить работу и рассказать мне, что происходит. Он чувствовал, что у меня нет для него ответов, и что он не может чувствовать себя комфортно, будучи единственным, кто раскрывает все. В конце концов мы пришли к пониманию того, что его отыгрывание было невысказанным способом сказать мне, как он зол на меня за то, что я не дал ему больше указаний. Ник чувствовал, что я слишком скрываю, и его не устраивало, что отношения «такие односторонние».”

Уязвимость стала для него невыносимой (как в его браке?), Несмотря на то, что он знал, что близость — это то, чего он жаждал. Это стало слишком эмоционально неудобно; он чувствовал себя уязвимым и находящимся в опасности (то есть с деньгами). Я задавалась вопросом, легче ли ему найти недостатки во мне, как он делал с другими женщинами в своей жизни, чем рискнуть оказаться уязвимым со мной. Лучше он сначала отвергнет меня, чем я отвергну его.

«Как, по вашему мнению, вам помогает это нежелание прыгать в« опасные воды »?» Я спросил.

«Это держит меня в безопасности. Я могу оставаться дома в своей пещере, играть в компьютерные игры и есть нездоровую пищу, а не приходить сюда, смотреть вам в глаза и чувствовать, насколько я облажался ».

«Я вижу, насколько вы отважны, чтобы признаться мне во всем этом», — сказал я, зная, насколько это было правдой. Меня тронуло его признание.

Пока мы разговаривали, Ник начал понимать, как его нежелание общаться с людьми позволяло ему сорваться с крючка; он мог вернуться к своему комфортабельному, онемевшему одиночеству, сократив количество сессий.Он отвлекался судоку, кроссвордами, компьютерными играми и т. Д. И теперь видел, как это способствовало его отключению и изоляции.

Пока мы продолжали обсуждать моменты, когда ему было неудобно со мной, например, вовремя заканчивал сеанс, даже если он был в середине чего-то, или изначально не мог решить свои проблемы с питанием,

Ник пришел посмотреть, как он установил «Демилитаризованная зона» вокруг себя, чтобы он не пострадал и не был осужден мной (и другими).

Ник пришел посмотреть, как он построил вокруг себя «демилитаризованную зону», чтобы я (и другие) его не обидели и не осудили. Он увидел, как расстояние «помогло» ему не жить с неприятными чувствами, какое значение оно имело, и как он был единственным, кто мог это изменить. Он пришел к выводу, что его одиночество находится внутри него самого — добровольно, в попытке больше не пострадать.

Когда Ник осознал свое одиночество, вместо того, чтобы возлагать ответственность на других — особенно на бывшую жену, несовершенных подруг или даже на меня, — он увидел, что закономерностью было бессознательное состояние души и тела, которое защищало его.Как только мы связали его мышление и поведение с его историей и созданным ею шаблоном привычек, он понял, насколько это была успешная стратегия выживания в детстве. Эта бессознательная стратегия помогла ему пережить эмоциональное пренебрежение своим детством и защитила его от постоянных обид, причиняемых неотзывчивыми и пренебрежительными родителями. Он понял, что расстояние, которое он чувствовал раньше со своей бывшей женой, а теперь и со мной, было устаревшим способом заботиться о себе, чтобы ему больше не причиняли вреда. Пребывание в изоляции позволило ему избежать горя, стыда и гнева, которые стимулировались в близких отношениях; еда стала его самым большим утешением и спутником.

Связав то, что происходило в наших отношениях с его историей, поведение Ника имело для него смысл. Это изменило его отношение к самому себе, заменив гнев и внутренний саботаж на сострадание. Вместо того, чтобы ненавидеть себя, есть, чтобы заглушить боль, и отказаться от отношений, он увидел, как сильно он борется не только за то, чтобы соединиться с другими, но и с самим собой. Работая с отношениями в настоящем, мы увидели, как его прошлое живо сегодня в настоящем.

Ник также увидел, как его защита от лишнего веса помогла ему адаптироваться к лишениям его ранней жизни. То, что когда-то было стратегией успокоения и защиты, теперь превратилось в жизненные привычки, использующие пищу, замкнутость и эмоциональное оцепенение в бессознательной попытке избежать боли. Два года мы безуспешно работали с его весом, однако это осознание стало началом усилий на всю жизнь и успеха в медленной потере веса. Он больше не нуждался в дополнительной подкладке для защиты и прекратил терапию вскоре после того, как потерял 40 фунтов.Дело не в том, что все его проблемы были решены, особенно в отношениях; но он чувствовал, что может справиться с ситуацией в будущем. Я был доволен работой, которую мы проделали вместе, и он успешно уволился.

Работа с расхождениями и сбоями

Отслеживание сбоев в терапевтических отношениях — это способ перенести жизнь переноса и контрпереноса прямо в «здесь и сейчас» интерсубъективного поля. Расхождения между терапевтом и клиентом должны произойти, чтобы мы могли понять, как они развились.Мы, терапевты, заменяем внутренний объект, через который переживаются конфликты клиента. А потом мы исправим то, что между нами произошло. Ник не привык к тому, что кто-то хочет знать о его потребностях, поэтому он попытался перестать иметь их. Когда это стало невозможным, он просто ушел, и это сделало его болезненно одиноким.

Разъединения, которые происходят во время сеансов, обычно имеют долгую историю; явное проявление паттерна в настоящий момент терапевтических отношений помогает клиенту идентифицировать паттерн.Точно так же, как мать должна удерживать, сдерживать и частично прорабатывать переживания, которые ее ребенок не может выдержать и прорабатывать самостоятельно, так и терапевт должен помогать переваривать и усваивать переживания для клиента. В то время как отношения создают моменты разрушения, мы можем использовать нашу взаимную внимательность, чтобы помочь клиенту осознать ранее отвергнутые чувства. 4

Для меня проблема возникает, когда я попадаю в ловушку собственных комплексов, собственных ощущений неадекватности, гнева, беспомощности, незнания, что делать, или желания, чтобы прогресс выглядел определенным образом.Я должен отложить в сторону желание помочь, исцелить или добиться определенного результата. Я поддерживаю свою медитационную практику активной, чтобы я мог сосредоточиться на том, что происходит здесь и сейчас, замечать свои собственные чувства и не позволять им мешать моим клиентам, продолжаю свой собственный рост и развитие и использую консультации / наблюдение, когда я подозреваю, что мой собственный материал не соответствует действительности. вмешиваться.

Отмечая, что происходит в терапевтических отношениях, и помогая клиенту сформулировать, что это может означать, — это проработка, которая раскрывает эти старые шаблоны и дает клиенту свободу делать более здоровый выбор.Пребывание в отношениях помогает клиентам высвободить давно накопленный аффект, интегрировать отрицаемые части себя и подавить реактивные паттерны, которые портят естественную радость бытия. По мере того как клиенты учатся терпеть и переваривать свой внутренний мир, их связи с собой и своим миром меняются. Становится доступной больше творческой активности. В результате совместного участия и совместного участия в радостях и страданиях, открытия того, что неизвестно, непостижимо и непредсказуемо, я чувствую себя униженным, привилегированным и воодушевленным нашей встречей.Мы меняем друг друга.

Сноски
1 Барретт, С., Ви-Джонг, К., Критс-Кристоф, П., и Гиббонс, М. (2008). Ранний отказ от лечения психических заболеваний: последствия для психотерапевтической практики. Психотерапия: теория, исследования, практика, обучение, 45 (2), 247-267.

2 Я сконструировал Ника как сборник людей, событий и ситуаций для защиты конфиденциальности.

3 Рассел П.(1998). Роль парадокса в навязчивом повторении. В J.G. Тейхольц и Д. Кригман (ред.), Травма, повторение и регулирование аффекта: работа Пола Рассела (стр. 1-22). Нью-Йорк: Другая пресса.


4 Riesenberg-Malcolm, R., ed. Ботт Спиллиус, Э., (1999) О переносе невыносимых состояний ума, Лондон: Рутледж.

© 2011, Psychotherapy.net, LLC.

Осведомленность, «здесь и сейчас», самостоятельная ответственность, ориентация на пациента

Психотерапия

Теория психотерапии

Цель терапии

В гештальте есть только одна цель — осознание .Это включает в себя большую осведомленность в определенной области, а также большую способность клиента по мере необходимости учитывать автоматические привычки. В предыдущем смысле осознание понималось как содержание, в более позднем смысле осознание — это процесс. Два понятия (осознание как содержание и как процесс) развиваются до более глубоких уровней по мере продвижения терапии. Осведомленность включает в себя знание окружающей обстановки, ответственность за решения, знание себя, принятие себя и способность контактировать.

Вначале клиенты больше всего озабочены решением проблем.Гештальт-терапевт ищет ответ на вопрос, как клиенты поддерживают себя при решении проблем. Гештальт-терапия облегчает избавление от проблемы посредством улучшения саморегуляции и самоподдержки клиентов. По мере продолжения терапии обе стороны уделяют больше внимания общим личностным проблемам. На завершающей стадии терапии с желаемым эффектом клиент выполняет большую часть работы и может ассимилировать решение проблем, отношения и характерологические проблемы с терапевтом, а также способы управления осознанием.

Гештальт-терапия представляет особую ценность для клиентов, готовых работать с самосознанием, и тех, кто хочет овладеть процессом осознания. Несмотря на то, что некоторые люди заявляют, что хотят изменить свое поведение, большинство людей, ищущих психотерапию, просто хотят избавления от чувства беспокойства. Они могут жаловаться на широко распространенное заболевание, определенный дискомфорт или неудовлетворительные отношения. Клиенты часто ожидают, что облегчение последует скорее после работы терапевта, чем от их собственной тяжелой работы.

Психотерапия подходит для людей, которые испытывают тревогу и депрессию, потому что они отвергают себя, отталкивают свои аспекты и вводят себя в заблуждение. Другими словами, люди, не знающие, как перестать быть несчастными, являются основными кандидатами при условии, что они готовы работать над осознанием, по большей части осознанием саморегуляции. Этот вид терапии хорош для тех, кто осознает себя, но не растет.

Если человек просто хочет облегчения симптомов, не включая работу по повышению осведомленности, то лекарства, биологическая обратная связь, изменение поведения и некоторые другие способы, вероятно, подойдут лучше. Гештальт-терапия прямые методы облегчают клиентам принятие этого решения на ранней стадии терапии. Тем не менее, если у пациентов есть проблемы с информационной работой или контактом, это не означает, что они не хотят работать. Уважение к личности в целом дает гештальт-терапевту возможность помочь прояснить разницу между понятиями «не могу» и «не буду» и узнать, каким образом внутренние препятствия или сопротивление, например, предшествующее обучение, нервозность, стыд и бытие. подвергнутые нарциссической травме, затрудняют работу с осознанием.

Нет «Должен»

Гештальт-терапия не содержит «обязательных». Независимость и самоопределение для пациента важнее различных ценностей в гештальт-терапии. Это не тот оттенок, который следовало бы иметь. Это скорее предпочтение. Этика «не следует» является приоритетом по сравнению с целями, которые терапевт ставит перед клиентом, и передает пациенту ответственность за одобрение его поведения (ограничения и требования общества, конечно, не рассматриваются здесь только потому, что человек проходит гештальт-терапию).

Как проводится терапия?

Гештальт-терапия — это скорее исследование, чем непосредственная модификация поведения. Цель — развитие и самодостаточность за счет роста сознания. Вместо того, чтобы устанавливать дистанцию ​​и интерпретацию, терапевт в гештальте встречает клиентов и проводит работу по энергетическому осознанию. Присутствие терапевта является активным и энергичным (поэтому теплым), искренним и прямым, поскольку клиенты могут видеть, слышать и обмениваться опытом, чувствами.Они видят личность в терапевте. Развитие — это результат общения реальных людей. Клиенты узнают, как они воспринимаются, что их процесс осознания неполный, не в основном путем обсуждения проблем, а по тому, как происходит контакт с терапевтом.

Сосредоточение начинается с простых включений или понимания к упражнениям, которые обычно возникают из феноменологии терапевта во время работы с клиентом. Все менее важно, чем непосредственный опыт двух сторон.

Общий подход гештальт-терапии состоит в том, чтобы облегчить исследование и максимизировать развитие даже после сеанса терапии и в отсутствие терапевта. Как будто перед пациентом остается задача. Процесс не завершается после завершения сеанса. Его можно сравнить с жарким, которое готовится даже после того, как его вынули из духовки. Это объясняет, как гештальт-терапия может быть интенсивной даже при меньшем количестве сеансов в неделю. Мы сотрудничаем, и это способствует росту без нас; запускаем требуемый процесс.Мы запускаем только то, что необходимо для того, чтобы пациенты стали лучше. Мы делаем возможным рост, а не завершаем процесс заживления.

Фриц Перлз считает, что конечной целью психотерапии было достижение той степени интеграции, которая делает возможным собственное развитие (1948). Иллюстрацией этого типа облегчения является подобие небольшой ямки, проделанной в скоплении снега. Как только начинается процесс дренирования, трудно остановить увеличение, и он продолжается сам по себе.

Психотерапия, приводящая к положительному результату, достигает интеграции . Интеграция требует отождествления с всех важнейших функций, а не только каких-то идей, чувств и действий клиента. Любой отказ от собственных идей, чувств или действий приводит к отчуждению. Reowning позволяет индивидуальности быть целостной. Таким образом, задача терапии состоит в том, чтобы позволить пациенту узнать о ранее разделенных частях и испытать их, подумать о них и включить их, если они являются эго-синтонными, или отказаться от них, если они окажутся чуждыми эго.Симкин (1968) использовал образ торта, чтобы побудить пациентов снова использовать свои части, которые считались вредными или неподходящими: хотя такие продукты, как масло, мука и разрыхлитель, сами по себе не вкусны, они необходимы для приготовления целого торта. вкусные.

Отношение Я-Ты

Гештальт-психотерапия , как и любая другая терапия, сосредоточена на пациенте. Тем не менее, горизонтальные отношения стали основным отличием от того, что существовало в традиционной терапии того времени.Терапевт и клиент в гештальт-терапии находят понимание, поскольку речь идет на одном языке текущей сосредоточенности, подчеркивая опыт прямого общения двух сторон. Терапевты Гештальт-психотерапия подтверждают свое полное присутствие точно так же, как это делают клиенты.

С самого начала гештальт-терапия была сосредоточена на опыте пациента в дополнение к наблюдению терапевта, который определяет то, чего нет в сознании клиента.Это позволяет пациенту быть равноправным участником процесса с полным доступом к информации о своем опыте, поэтому он может испытывать непосредственно изнутри то, что терапевт наблюдает снаружи. Не имея богословской основы для интерпретации, клиент является дилетантом и не имеет знаний в системе интерпретации. Предполагается, что важные внутренние данные находятся за пределами сознания, и эти данные не переживаются.

Вопрос ответственности является важным аспектом гештальт-терапевтических отношений.В гештальт-терапии обе стороны процесса несут ответственность за себя. На это делается упор. В ситуациях, когда терапевты считают, что они несут ответственность за пациентов, это приводит к тому результату, когда клиент действительно несет ответственность, и манипуляции становятся неизбежными из-за неспособности клиентов поддерживать себя. Тем не менее, недостаточно, чтобы терапевт отвечал за себя, а для клиента — за себя. существует союз клиента и терапевта, о котором следует всегда и со знанием дела.

Терапевты отвечают за качество и количество своего собственного присутствия, за информацию о себе и клиенте, за сохранение небезопасной позы, за поддержание своей осведомленности, а также за то, чтобы контакт был понятен для клиента. Пациенты отвечают за результаты своего поведения, за создание и поддержание терапевтической атмосферы.

Осведомленность о том, что и как

В гештальт-терапии всегда акцент делается на таких аспектах, как , , что делает клиент, и , как .С чем сталкивается клиент и как он выбирает? Клиент поддерживает себя или наоборот сопротивляется? Будучи инструментом, непосредственное переживание простирается дальше того, что было испытано вначале, поэтому достигается более глубокая и широкая направленность. Техники гештальт-терапии состоят из экспериментальных заданий. Это инструменты увеличения прямого опыта. Они не предназначены для того, чтобы куда-то привести клиента, изменить его чувства, восстановить или способствовать катарсису .

Здесь и сейчас

«Сейчас» начинается в феноменологической терапии с текущим осознанием клиента. Изначально происходит не период детства, а период текущего опыта или сейчас . Осведомленность приходит прямо сейчас . Предыдущие события могут быть предметом текущего осознания, но процесс осознания (например, вспоминания) сейчас равен .

Сейчас я могу контактировать с окружающим, или сейчас У меня есть способность связываться с воспоминаниями или надеждами.Не осознавать настоящее, не помнить или не ожидать — все это проблемы. Настоящее — это переходная точка между прошлым периодом и будущим. Клиенты не всегда осведомлены о своем поведении в настоящий момент. Иногда они живут так, как у них не было прошлого. Большинство живет в будущем. Эти вещи представляют собой прерывания осознания времени.

«Сейчас» применяется к настоящему моменту . В течение часа терапии клиенты думают о жизнях с позиции текущего часа или до этого часа, который равен , а не сейчас .Гештальт-терапия больше ориентирована на настоящее, чем на какие-то другие формы психотерапии. Особенно важны переживания, полученные в последние минуты прошлого, дней, лет и даже десятилетий. Мы стараемся перейти от разговора к непосредственному переживанию. Например, это больше похоже на ситуацию, которая ближе к разговору : человек, который не присутствует, физически активирует более непосредственное переживание ощущений, чем разговор о человеке.

Я и Ты в гештальт-терапии похожи на понятия «что и как», здесь и сейчас часто применяется методология для развития характерологической психодинамики и психодинамики развития.

Например, 30-летняя женщина проходит групповую терапию на средней стадии. Она делится, что недовольна мужчиной из группы. Часто закономерный подход гештальт-психологии — «сообщить ему». Вместо этого терапевт следует другим путем:

T: Вы чувствуете больше, чем просто злость.

P: [ смотрит внимательно ]

T: Похоже, вы в ярости от того, как выглядите и звучите.

P: Это верно, я готов убить его.

T: Кажется, у вас ощущение бессилия.

П: Верю.

T: Импотенция обычно сопровождается гневом. Что вызывает вашу импотенцию?

P: Он не признает меня, и я ничего не могу с этим поделать.

T: [ наблюдения терапевта подтверждают это ] Вы не можете принять это.

П: №

T: Ваша ярость сильнее, чем того требует ситуация.

P: [ человек кивает и делает паузу ]

T: Что вы чувствуете сейчас?

П: Раньше в моей жизни было много людей, которые создавали такую ​​же ситуацию.

T: Например, твой папа? [ это результат предыдущей работы с клиентом, а не просто предположение. Клиентка начинает заново переживать нарциссическую травму, полученную от отца, который не был восприимчив к ней ]

Процесс психотерапии

Гештальт-психотерапия почти наверняка имеет множество стилей и модальностей, больше, чем в любой другой структуре. Он имеет опыт психотерапии, семинаров, семейной терапии , групповой терапии, а также подходит для пар.Его практика проходит в клиниках, больницах, центрах роста и других. Семейная терапия , как правило, практикуется в агентствах по оказанию семейных услуг и в частных клиниках. Стили могут быть разными в каждой модальности по многим характеристикам: уровень и вид структуры; количество и ценность используемых методов; регулярность занятий; акцент на тело, познание, отсутствие резкости; ощущения, межличностный контакт; знание психодинамических тем и работа с ними; уровень индивидуальной встречи и так далее.

Гештальт-психотерапия модальности и стили напоминают общие принципы, обсуждаемые нами: выделение прямого опыта и феноменологии (экспериментирование), использование прямого контакта и индивидуальное присутствие (признак диалогического экзистенциализма), а также акцент на концепциях теории поля, например о том, что а как например, или здесь и сейчас. В границах этих измерений вторжения моделируются в соответствии с контекстом и индивидуальностями терапевта и клиента.

Суть методики — акцент на несоответствии между трудовой деятельностью и разными видами деятельности, в частности, «говорением о». Род занятий может означать две вещи. Это может относиться к целенаправленному, намеренному и строго контролируемому обязательству применять осознание, которое феноменологически акцентировано, чтобы иметь возможность ясно видеть жизнь. Когда процесс переходит от разговоров о трудностях или общении с человеком универсальным образом к тщательному изучению деятельности, особенно с учетом осведомленности некоторых людей, человек работает.Во-вторых, в группе работа означает, что вы находитесь в центре внимания терапевта или группы.

Различные подходы к технике не имеют большого значения, хотя важны ценность терапевтического контакта и его тип, а также связь между манерой и акцентом терапевта и потребностями клиента. Приемы не так важны, это просто техники: общий метод, связь и перспективы — фундаментальные аспекты.

Однако дискуссия о стратегии или методах может объяснить методологию в целом.Они просто демонстрируют, чего можно достичь.

Методы фокусировки пациента

Техники клиента, который сосредоточен на объяснении, основаны на следующих вопросах: «Что вы испытываете в данный момент?» и рекомендация: «Проведите этот эксперимент, и вы узнаете о (опыте) или научитесь». Многочисленные тактики так же просты, как просто спросить об осведомленности человека или задать более определенные вопросы: «Каковы ваши ощущения?» или «Что ты думаешь?»

« Остаться с ним .«Распространенная техника — следовать заявлению об осознанности со следующими правилами:« Продолжайте с этим »или« Разберитесь с этим ».

«Продолжай» помогает человеку продолжать эмоции, о которых сообщается, что делает способность клиента глубже и доводит ощущение до конечной точки. Например:

P: [ выглядит грустным ]

T: Что вы чувствуете?

П: Печаль.

T: Оставайся с ним.

P: [ слез на глазах.Затем пациент успокаивается и задумчиво смотрит в сторону. ]

T: Отмечу ваше затягивание. Что вы знаете в данный момент?

P: Я не хочу оставаться с грустью.

T: Оставайся с тем, кто этого не желает. Обозначьте отсутствие желания словами. [ это может привести к осознанию того, что клиент борется с таянием. Клиент может ответить: «Я не буду показывать слезы, потому что не верю вам», или «Мне неловко», или «Я раздражен и не хочу признаться, что скучаю по нему» ]

Постановление .Клиента просят превратить ощущения или мысли в действия. Например, терапевт может посоветовать клиенту сделать это «рассказать человеку об этом» (если это сейчас) или использовать ролевые игры (например, сказать «пустой стул», если человека нет). «Облечь в слова» — другой образец. Плачущего клиента могут попросить «выразить словами». Представление дается как средство роста осознания, , а не как разновидность катарсиса. Это средство встречается нечасто.

Преувеличение — это особая форма исполнения.Человек преувеличивает определенные ощущения, действия, мысли и т. Д., Требуя почувствовать более сильное (хотя и смоделированное) разыгрываемое видение или фантазию. Разыгрывание, превращенное в действия, искусство, звуки, поэзию и т. Д., Может стимулировать творчество и иметь терапевтический эффект. Например, мужчина рассказал о своей матери без каких-либо эмоций, поэтому клиента попросили дать описание своей матери. Сказав это, ему пришло в голову осознание этого факта, и это повлекло за собой более теплое отношение, которое уже было забыто.Когда клиент принял свое положение и прогресс, в его сознание вернулись сильные чувства.

Управляемая фантазия . Клиент может иногда привнести опыт здесь и сейчас с большим эффектом, воображая, чем выполняя:

П: Вчера вечером я оказался импотентом со своей девушкой и не понимаю, в чем причина этого. [ Клиент подробно объясняет свою историю ]

T: Закрой глаза. Визуализируйте прошлую ночь и свою девушку и объясните, как вы себя чувствуете и как меняются ваши ощущения.

П: Я в восторге от того, что мои подруги сидят рядом со мной на диване, но после этого я становлюсь мягким.

T: Давайте вместе подробно рассмотрим каждый этап. Не упускайте ни одной мысли или чего-либо в своем восприятии.

П: Я на софе. Она подходит ко мне и садится, гладит меня по шее. Он мягкий и приятный, езжу тяжело, так как волнуюсь. Она касается моих рук, и это прекрасно. [ затем делает паузу, выглядит встревоженно. ] Потом мне пришло в голову, что был напряженный день, возможно, я не справлюсь с этим.

Этот клиент понял, в чем причина беспокойства и слабости. Воссоздание события позволило ему полностью понять, почему это случилось с ним. Видение может быть ожидаемым событием или метафорическим, и так далее.

В следующем случае пациента, пытающегося справиться с проблемой стыда и самоотрицания, просят визуализировать его мать, говорящую словами и действиями: «Я люблю тебя таким, какой ты есть». Поскольку видение подробно описано, клиент внимательно следит за своим опытом.Это видение помогает человеку осознать возможность прекрасного самосовершенствования и может служить преобразованием для интеграции хорошего самосовершенствования. Воображение используется для проведения работы между занятиями. Это увеличивает ощущения от переживаний, связанных с уходом, потерей и ужасным воспитанием.

Методы рыхления и интеграции . Часто пациент настолько ограничен узами типичного образа мышления, что различные возможности не могут быть приняты в его сознании.Сюда входят давно установленные механизмы, например отрицание или подавление, но культурные факторы, а также обучение влияют на образ мышления каждого человека. Один из способов — попросить только клиента визуализировать противоположное тому, что кажется правильным.

Интегрирующие методы помогают объединить процессы, которые клиент не объединяет или решительно разделяет. По запросу терапевтов он выражает негативный процесс словами, плача и будучи напряженным. Словесная форма объясняет чувства, эмоции.Или другой образец, когда пациента просят выразить положительных и отрицательных эмоций о подобном человеке.

Техника тела . Сюда входят все техники, которые приводят к осознанию клиентом функционирования своего тела или способствуют его пониманию того, как они могут использовать свое тело для поддержки возбуждения, а также для осознания и контакта. Например:

П: [ в разрыве и с плотной челюстью при напряжении ]

T: Хотите поэкспериментировать?

P: [ клиентские кивки ]

T: Дышите глубоко и с каждым выдохом старайтесь расслабить челюсть, чтобы она свободно двигалась вниз.

P: [ делает глубокий вдох и опускает челюсть на выдохе ]

T: Оставайся с ним.

P: [ слезы появляются, и пациент начинает рыдать ]

Раскрытие информации терапевтом

Гештальт-терапевту настоятельно рекомендуется иметь высказывания «я», поскольку они облегчают терапевтический контакт и фокусировку пациента и должны выполняться разборчиво и с осторожностью. Терапевту необходимо пройти Гештальт-тренинг , обладать техническими навыками, быть мудрым и обладать самосознанием, чтобы использовать утверждения «Я» для облегчения работы.Терапевты должны делиться с пациентами тем, что они видят, слышат или что чувствуют. Они должны сказать, как это повлияло на них. Подробности, о которых терапевт осведомлен, а пациенту нет, должны быть предоставлены, особенно если данные вряд ли могут быть внезапно обнаружены в процессе феноменологической работы во время сеанса гештальт-психотерапии , однако следует полагать, что они важно для пациента.

Определение, типы, методы и эффективность

Что такое гештальт-терапия?

Гештальт-терапия — это гуманистическая, целостная, личностно-ориентированная форма психотерапии, которая сосредоточена на нынешней жизни человека и проблемах, а не на погружении в прошлый опыт.Такой подход подчеркивает важность понимания контекста жизни человека и принятия на себя ответственности, а не обвинения.

Гештальт, по определению, относится к форме или форме чего-либо и предполагает, что целое больше, чем сумма его частей. В этой конкретной теории консультирования делается упор на восприятие. Гештальт-терапия обращает внимание на то, как мы придаем смысл и понимаем наш мир и наш опыт.

Гештальт-терапия была разработана Фрицем Перлз с помощью его жены, Лоры Перлз, и представлена ​​в 1940-х годах как альтернатива более традиционному психоанализу.И Фриц, и Лаура прошли подготовку по психоанализу и гештальт-психологии.

Вместе с другими, такими как Пол Гудман, они работали вместе, чтобы разработать стиль терапии, который был гуманистическим по своей природе. Другими словами, подход ориентирован на человека и уникальность его опыта.

Ключевые понятия

Есть ряд принципиальных идей, которые используются в гештальт-терапии, от восприятия до самосознания.

Опыт влияет на восприятие

В этом клиентоориентированном подходе к терапии гештальт-терапевт понимает, что никто не может быть полностью объективным и что на нас влияет наше окружение и наш опыт.Терапевт, обученный гештальт-терапии, дает своим клиентам возможность поделиться своей правдой, не навязывая свои суждения и не принимая истину опыта своих клиентов.

Поскольку терапевты тоже люди, гештальт-терапевтам важно учитывать влияние своего собственного опыта на то, что происходит во время сеанса.

Контекст имеет значение

Во время сеанса гештальт-терапевты хотят узнать об опыте своих клиентов. Понятно, что контекст имеет значение, и терапевты используют методы, чтобы помочь клиенту лучше осознать свой опыт, свое восприятие и свою реакцию на события здесь и сейчас.

Вместо того, чтобы специально нацеливаться на прошлое и просить клиентов целенаправленно вспоминать старый опыт, гештальт-терапевты действуют, исходя из понимания того, что по мере того, как клиенты становятся все более осведомленными, они преодолеют существующие препятствия. Здесь нет принудительной работы или техники, ключевым моментом в этом подходе является просто удержание места для осознания клиента.

Настоящее

Основной отличительной чертой гештальт-терапии является ориентация на настоящее. Во время сеанса взаимопонимание между клиентом и терапевтом имеет решающее значение для построения доверия и безопасности.Как рассказывает клиент, гештальт-терапевт поможет вернуть клиента в настоящее, если есть ощущение, что он проводит слишком много времени в прошлом или если его беспокойство может увести его в будущее.

Пример того, как держать клиента в присутствии, может включать в себя что-то вроде вопроса о выражении лица или языке тела клиента, когда он обрабатывает конкретное событие или опыт.

Спрашивая о чем-то, что они наблюдают в комнате, они помогают клиенту вернуться в настоящее и осознать, что для него происходит в этот момент.

Работа через боль

Мы очень много работаем, чтобы пережить болезненные переживания, и часть этого выживания может включать в себя отключение нашей эмоциональной боли или болезненных воспоминаний о событии. В гештальт-терапии вам предлагается пространство, в котором вам больше не нужно выполнять эту тяжелую работу.

Это не означает, что что-то произойдет быстро, но это и не обязательно. Гештальт-терапевт понимает, что такие вещи, как болезненные воспоминания или события, станут известны, когда клиент будет готов к исцелению в этой области.

Самосознание

Во время гештальт-терапии вы можете выполнять некоторые экспериментальные упражнения вместе с терапевтом. Экспериментальные упражнения относятся к терапевтическим действиям, выполняемым в ходе терапии, которые могут помочь повысить осведомленность и помочь в обработке. В основе гештальт-терапии лежит осознанность. Как сказал Фредерик Саломон Перлз: «Осознание само по себе лечит».

Вместо того, чтобы сидеть и разговаривать, вас могут попросить принять активное участие в чем-то вроде ролевой игры, управляемых образов или использования реквизита, чтобы помочь общению и пониманию.Выполнение упражнений на основе опыта может быть прекрасным способом раскрыться и поделиться, особенно когда трудно подобрать слова или когда вы склонны работать более наглядно. Гештальт-терапевты понимают, что эти упражнения помогают повысить осведомленность.

Методы

Некоторые терапевтические подходы, как правило, ориентированы на терапевта как на эксперта по проблемам и симптомам. У клиента больше обучающая роль, поскольку терапевт делится своими знаниями о том, что он переживает и как лечить.

В рамках гештальт-терапии у клиента есть пространство для безопасного изучения своего опыта, не опасаясь осуждения. Фактически, клиента поощряют не просто рассказывать о своих эмоциях или переживаниях, но и приносить их в комнату, чтобы они могли обрабатываться терапевтом в режиме реального времени.

Целью гештальт-терапии является сотрудничество клиента с терапевтом для повышения личной осведомленности и активного преодоления препятствий на пути исцеления.

Терапевт может подсказать вам несколько техник.

Слова и язык

Внимание к языку и тону очень важно в гештальт-терапии. По мере того как клиенты учатся брать на себя ответственность, они учатся использовать язык, который отражает чувство личной собственности, а не сосредотачивается на других. Например, вместо того, чтобы сказать: «Если бы он этого не сделал, я бы не разозлился!» клиент может сказать: «Я злюсь, когда он это делает, потому что это заставляет меня чувствовать себя незначительным, и мне это не нравится.»

Использование утверждений «я» важно в гештальт-терапии.

Пустой стул

Это ролевое упражнение, которое позволяет клиенту представить себе и участвовать в разговоре с другим человеком или другой частью себя. Сидя напротив пустого стула, клиент вступает в диалог, как если бы он разговаривал с этим другим человеком или с другой частью себя.

Упражнение «пустой стул» может быть очень полезным для выявления важных представлений, значений и другой информации, которая может помочь клиентам лучше понять свой эмоциональный опыт и узнать, как начать исцеление.

Ролевая игра

Другим примером ролевой игры может быть то, что называют «лучшим и проигравшим». При этом признается, что у клиента есть разные части «я». Как и в случае с пустым стулом, клиент говорит как верхушка, которая является более требовательной стороной его личности, и как неудачник, которая является более покорной и послушной стороной его личности.

Ключ в том, чтобы осознать внутренние конфликты, чтобы человек мог лучше научиться объединять эти части себя в более полное целое.

Язык тела

Во время сеанса гештальт-терапевт будет наблюдать за языком тела и движениями клиента, например, постукивать ногой, заламывать руки или делать определенное выражение лица. Терапевт, вероятно, упомянет об этом и спросит, что происходит с человеком в этот момент.

Используя язык, гештальт-терапевт может даже попросить клиента дать голос ноге, рукам или выражению лица и говорить с этого места.

Преувеличение

Гештальт-терапевт может не только озвучить язык тела, но и узнать язык тела клиента. Если клиенту сложно подобрать слова, чтобы описать происходящее, его могут попросить преувеличить это движение или повторить его несколько раз подряд в течение определенного периода времени во время сеанса, чтобы извлечь часть своего опыта. момент.

Клиент и терапевт получают возможность обрабатывать эмоции и то, как человек, возможно, научился связывать свои эмоциональные переживания со своими физическими переживаниями.

Обнаружение эмоций

Во время сеанса люди часто говорят об эмоциях. Говорить об эмоциях — это не то же самое, что переживать эмоции. Когда клиент говорит об эмоциях, терапевт может спросить его, где он чувствует эту эмоцию в своем теле.

Примеры того, как человек может описать, как он испытывает эмоции в своем теле, включают «ямку в животе» или «мне кажется, что в груди стесняется». Возможность донести эмоциональные переживания до осознания в теле помогает клиенту оставаться в настоящем и более эффективно обрабатывать свои эмоции.

Искусство

Дополнительные занятия, такие как рисование, лепка и рисование, также могут быть использованы, чтобы помочь людям осознать, оставаться в настоящем и научиться обрабатывать момент. В этом стиле обычно отмечается, что любая техника, которая может быть предложена клиенту, кроме традиционного сидения и разговора, может быть полезной, позволяя ему лучше осознавать себя, свой опыт и процесс исцеления.

Чем может помочь гештальт-терапия?

Гештальт-терапию можно лечить при различных состояниях, в том числе:

Преимущества гештальт-терапии

Некоторые из потенциальных преимуществ гештальт-терапии включают:

  • Улучшенное чувство самоконтроля
  • Лучшая способность контролировать и регулировать психические состояния
  • Лучшее понимание своих потребностей
  • Лучшая толерантность к отрицательным эмоциям
  • Улучшение коммуникативных навыков
  • Повышение внимательности
  • Повышение эмоционального понимания

Настоящее время

Гештальт-терапия направлена ​​на то, чтобы клиент лучше осознавал свой опыт пребывания в мире.У гештальт-терапевтов нет цели изменить своих клиентов. Фактически, клиентов поощряют сосредоточиться на том, чтобы лучше осознавать себя, оставаться в настоящем и обрабатывать вещи здесь и сейчас.

Отношения сотрудничества между терапевтом и клиентом имеют фундаментальное значение для процесса исцеления в гештальт-терапии.

Самосознание и рост

Предполагается, что способ, которым мы учимся выживать в переживаниях, особенно болезненных, состоит в том, чтобы создавать блоки или выталкивать вещи из осознания, чтобы мы могли двигаться вперед.Каким бы эффективным он ни казался, он может создать проблемы для нас, поскольку мы становимся более изолированными и фрагментированными в нашем самосознании и нашем опыте.

Те самые техники, которые мы когда-то использовали, чтобы помочь себе, становятся препятствиями на пути к самосознанию и росту. Повышение осведомленности клиентов позволяет идентифицировать эти блоки, должным образом преодолевать их и устранять их, чтобы мы могли найти исцеление и личностный рост.

Персональная ответственность

Ключевая цель гештальт-терапии — дать клиентам возможность поделиться своим опытом и принять его.Обвиняя других, мы теряем чувство контроля и становимся жертвами события или других участников события. Гештальт-терапия побуждает клиентов бросить вызов старым способам создания смысла опыта.

Научиться принимать и принимать личную ответственность — это цель гештальт-терапии, позволяющая клиентам обрести большее чувство контроля над своим опытом и научиться лучше регулировать свои эмоции и взаимодействие с миром.

Саморегуляция и рост

Гештальт-терапия предполагает, что люди стремятся к саморегуляции и развитию, но иногда они разрабатывают неадаптивные методы, чтобы пережить болезненные переживания.Некоторые из этих методов кажутся полезными в краткосрочной перспективе, потому что они могут помочь свести к минимуму нашу боль или страдания.

Однако в долгосрочной перспективе они оставляют нас в более эмоционально нестабильных местах, неспособных выразить себя. Нам может быть трудно взаимодействовать с другими, и нам трудно научиться эффективно регулировать себя и быть цельными и ответственными существами.

Гештальт-терапия считает, что, несмотря на некоторые из этих неудач, люди по-прежнему настроены на это чувство целостности и испытывают беспокойство, когда мы не можем этого достичь.Наш бедствие может выглядеть как физическое заболевание, эмоциональная реактивность, изоляция и многое другое.

Эффективность

Исследования показывают, что гештальт-терапия может быть эффективной для лечения различных состояний, включая тревожность и расстройства личности, и по крайней мере так же эффективна, как и другие подходы психотерапии.

  • Одно исследование людей с тревогой в Гонконге показало, что четыре недели гештальт-терапии привели к снижению уровня тревоги, меньшему избеганию внутреннего опыта и большей внимательности и доброте по отношению к себе.Однако на самооценку это не повлияло.
  • В нескольких исследованиях была протестирована гештальт-терапия у женщин, страдающих депрессией, и было обнаружено, что это лечение столь же эффективно, как когнитивная терапия, и более эффективно, чем лекарственная терапия при лечении симптомов депрессии.
  • Исследование разведенных женщин показало, что 12 сеансов гештальт-терапии улучшили женскую самоэффективность или способность справляться с трудностями.
  • Одно исследование людей с биполярным расстройством показало, что гештальт-терапия является эффективным амбулаторным лечением не только для улучшения симптомов расстройства, но и для помощи людям в улучшении их социальной, профессиональной и школьной жизни.

На что обратить внимание

У гештальт-терапии есть как плюсы, так и минусы. Две потенциальные слабости гештальт-терапии заключаются в том, что она требует от терапевта высокой степени личностного развития и знаний, и она сосредотачивается только на настоящем. Терапевты, не обладающие глубоким пониманием теории, лежащей в основе гештальт-терапии, могут испытывать искушение использовать ее техники и упражнения бессистемно, что вряд ли удовлетворит потребности клиента.

Некоторым людям кажется, что сосредоточенность на настоящем ограничивает.Хотя возвращение к прошлому — важная часть определения того, что необходимо исцелить, гештальт-терапия — это подход, который больше фокусируется на опыте клиента «здесь и сейчас». Кроме того, в зависимости от подхода к упражнениям, концентрация на языке тела и эмоциях может вызывать у некоторых людей чувство дискомфорта, уязвимости и защиты, а не безопасности и поддержки.

С чего начать

Если вы думаете, что вам или кому-то, кого вы любите, гештальт-терапия принесет пользу, подумайте о следующих шагах:

  • Получить рекомендацию .Попросите вашего лечащего врача или специалиста по психическому здоровью направить вас к терапевту, сертифицированному в области гештальт-терапии.
  • Узнать стоимость . Если ваша медицинская страховка не покрывает гештальт-терапию, спросите потенциального терапевта об их оплате за сеанс и о том, предлагают ли они скользящую шкалу или цены, основанные на доходе человека.
  • Будьте готовы ответить на вопросы о настоящем моменте . Ожидайте, что терапевт спросит вас о вашем опыте в настоящий момент.Например, ваш терапевт может начать сеанс с вопроса: «Что вы знаете прямо сейчас?»

Объяснение гештальт-терапии: история, определение и примеры

Слышали ли вы когда-нибудь слова «закрытие» или «незавершенное дело»?

Эти термины стали частью культурного лексикона, но мало кто знает, что их корни берут начало в гештальт-терапии.

Гештальт-терапия — влиятельная и популярная форма терапии, оказавшая влияние на мировую культуру и общество.Это объединение различных теорий и техник, собранных и отработанных на протяжении многих лет многими людьми, в первую очередь его основателем Фрицем Перлзом.

Хотя гештальт-терапию часто считают «второстепенной терапией», она применима в различных условиях, от клиники до раздевалки и зала заседаний. Читайте введение в эту захватывающую терапию.

Но сначала мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши три упражнения по позитивной психологии. Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Определение гештальт-терапии

Гештальт-терапия — понятие громоздкое для определения. Начнем с определения Чарльза Боумена (1998, с. 106), ученого и практикующего гештальт-терапевта. Мы представим полное определение, а затем разберем его части:

Гештальт-терапия — это процессная психотерапия, целью которой является улучшение контакта в сообществе и с окружающей средой в целом. Эта цель достигается посредством осознанного, спонтанного и подлинного диалога между клиентом и терапевтом.Осведомленность о различиях и сходствах [приветствуется], в то время как прерывание контакта исследуется в настоящих терапевтических отношениях.

Разобьем его на три компонента:

Гештальт-терапия — это процессная психотерапия, направленная на улучшение контакта в сообществе и с окружающей средой в целом . Психотерапия процесса — это психотерапия, которая сосредотачивается на процессе, а не на дискретных событиях. Это означает, что гештальт-терапевтов больше интересует процесс в целом, а не отдельные события или переживания.

Эта цель достигается посредством осознанного, спонтанного и аутентичного диалога между клиентом и терапевтом . Гештальт-психотерапевты используют реляционную структуру здесь и сейчас, что означает, что они отдают приоритет текущим взаимодействиям с клиентом над историей и прошлым опытом.

И наконец: Осознание различий и сходств [приветствуется], пока прерывание контакта исследуется в настоящих терапевтических отношениях .Гештальт-терапия опирается на диалектическое мышление и поляризацию, чтобы помочь клиенту достичь баланса, равновесия, контакта и здоровья. Мы рассмотрим эти концепции более подробно позже в этом посте.

Гештальт-терапия в значительной степени заимствует из психоанализа, гештальт-психологии, экзистенциальной философии, дзен-буддизма, даосизма и многих других (Bowman, 2005). Это объединение различных теоретических идей, подготовленных для передачи пациентам с использованием традиционной психоаналитической терапевтической ситуации, а также включает элементы из более второстепенных элементов психологии, таких как психодрама и ролевые игры.

Краткая история: 3 основателя гештальт-терапии

Заманчиво принять «теорию великого человека» гештальт-терапии и отдать всю заслугу Фрицу Перлзу; однако в этой истории больше нюансов (Bowman, 2005). Гештальт-терапия — это результат вклада многих людей. Поскольку это краткая статья, мы сосредоточимся на трех основателях: Фрице Перлсе, Лоре Перлз и Поле Гудмане.

Гештальт-терапия зародилась в Германии в 1930-х годах.Фриц и Лаура Перлз были психоаналитиками во Франкфурте и Берлине. Идеи Перлсов настолько радикально отличались от идей Фрейда, что они разошлись и сформировали свою собственную дисциплину.

В 1933 году они бежали из нацистской Германии и переехали в Южную Африку, где разработали большую часть гештальт-терапии. В конце концов они переехали в Нью-Йорк и вместе с писателем-анархистом и гештальт-терапевтом Полом Гудманом написали книгу о гештальт-терапии (Wulf, 1996).

Фриц Перлз был харизматическим лидером и захватывающим докладчиком, который в 1950-х годах широко распространил учение гештальт-терапии по всей Америке посредством живых демонстраций.Он продолжал появляться на телевидении и в журналах до своей смерти в 1970 году (Bowman, 2005). Сегодня в мире все еще действует множество гештальт-институтов, в том числе первый в Нью-Йорке.

4 ключевые концепции и принципы

1. Гештальт

Немецкое слово гештальт не имеет идеального перевода на английский язык, но его близкое приближение — «целое».

Гештальт-терапия основана на гештальт-психологии, дисциплине экспериментальной психологии, основанной в Германии в 1912 году.Гештальт-психологи утверждали, что люди воспринимают целые паттерны или конфигурации, а не только отдельные компоненты.

Вот почему, когда мы видим группу точек, расположенных в виде треугольника, мы видим треугольник вместо случайных точек. Наш мозг организует информацию в полные конфигурации или гештальты (O’Leary, 2013).

Кроме того, человек считается вовлеченным в постоянное построение гештальтов, организацию и реорганизацию своего опыта, поиск шаблонов и чувство целостности.Гештальт-терапия связывает ощущение целостности с ощущением жизни и связи с собственным уникальным опытом существования.

Гештальт-терапевты применяют эту философию целостности к своим клиентам. Они считают, что человека нельзя понять, обобщив одну часть себя, чтобы понять человека в целом (O’Leary, 2013). Например, клиента нельзя понять только по его диагнозу или по одному взаимодействию, его следует рассматривать как совокупность всех, кто они есть.

2.Здоровье

Чтобы понять, что значит быть здоровым в гештальт-терапии, мы должны сначала понять идеи фигуры и фона. Для иллюстрации возьмем изображение под названием «Рубиновая ваза».

На экране есть черный контур вазы, и сначала это все, что замечает зритель, но через мгновение внимание зрителя перемещается, и они замечают два лица, обведенные в белой части экрана, одно на по обе стороны от вазы.

В первом восприятии черная ваза называется фигурой, а белые лица — землей.Но зритель может переключить свое внимание, и в этом действии фигура и земля переключаются, при этом белые лица становятся фигурой, а черная ваза — землей.

Гештальт-терапевты применяют этот феномен восприятия к человеческому опыту. Путешествуя по миру, мы постоянно находимся в процессе различения фигур и оснований. Фигура — это то, на что мы обращаем внимание, а земля — ​​это то, что происходит на заднем плане. Здоровое функционирование — это способность гибко подходить к фигуре, которая в данный момент наиболее важна (O’Leary, 2013).

Гештальт-терапия рассматривает здоровый образ жизни как серию творческих корректировок (Латнер, 1973, стр. 54). Это означает естественную и гибкую адаптацию своего поведения к фигуре осознавания.

Вот еще один пример этого процесса: когда я пишу, я понимаю, что у меня пересохли губы и пересохло во рту. Я встаю, наливаю стакан воды и возвращаюсь к своему письму. В ответ на чувство жажды я переключаю свое восприятие с письма на питьевую воду, а затем снова на письмо.Питьевая вода, утоляя жажду, завершает гештальт, и я могу вернуться к своей работе.

Напротив, нездоровый образ жизни приводит к тому, что внимание человека переключается с одной фигуры на другую, никогда не достигая целостности.

Простой пример этого можно увидеть на примере наших отношений с телефонами. Если мы работаем над чем-то важным и у нас звонит телефон, мы можем принять решение не обращать на это внимания на данный момент, закончить свою работу, а затем перезвонить человеку позже.Если есть крайний срок для нашего проекта, это может быть правильным выбором. Но если мы позволим разделить наше внимание каждый раз, когда зазвонит телефон, мы, возможно, никогда не закончим наш проект.

Здоровый образ жизни требует от человека гибкого и целенаправленного внимания к наиболее важной фигуре в его сознании.

3. Осведомленность

Хотя мы не можем не жить настоящим, каждому живому ясно, что мы можем отвлечь наше внимание от него. Гештальт-терапевты отдают предпочтение осознанию настоящего момента и представлению о том, что внимание к событиям, разворачивающимся здесь и сейчас, — это путь к здоровому образу жизни.

Осведомленность позволяет процессу дифференциации фигуры и фона работать естественно, помогая нам формировать гештальты, удовлетворять наши потребности и осмыслять наш опыт (Latner, 1973, стр. 72). Осведомленность — это и цель, и методология гештальт-терапии (O’Leary, 2013).

Терапевты используют то, что присутствует здесь и сейчас, включая действия, позу, жесты, тон голоса и то, как клиент относится к ним, для информирования своей работы (O’Leary, 2013). Прошлое считается столь же важным постольку, поскольку оно существует в настоящем (O’Leary, 2013).

Гештальт-терапевты сосредотачиваются на том, чтобы помочь своим клиентам восстановить их естественное осознание настоящего момента, сосредотачиваясь на «здесь и сейчас» в терапевтической комнате. Переживания и чувства, которые не были полностью обработаны в прошлом, пересматриваются и прорабатываются в настоящем, например, с помощью техники пустого стула, которая будет рассмотрена позже в этом посте.

4. Ответственность

В гештальт-терапии есть два способа думать об ответственности. По словам Латнера (1973, с.70), мы несем ответственность, когда « осознаем, что с нами происходит, » и когда « осознаем поступки, импульсы и чувства. ”Гештальт-терапевты помогают своим клиентам брать на себя оба вида личной ответственности.

Когда начинается терапия, клиенты не усваивают чувства, эмоции или проблемы, часто экстернализируя и перекладывая ответственность за свои действия как на вину или следствие других (O’Leary, 2013). Они могут застрять в прошлом, размышляя над ошибками или сожалея о своих действиях.

Когда клиенты лучше способны брать на себя ответственность, они начинают понимать, как много они могут сделать для себя (O’Leary, 2013).

Для этого клиенты должны осознавать, что происходит с ними в настоящий момент, а также осознавать свою часть взаимодействия. Повышение этого типа осведомленности, завершение прошлого опыта и поощрение нового и гибкого поведения — вот некоторые из способов, которыми гештальт-терапевты помогают своим клиентам брать на себя личную ответственность.

Техника пустого стула

Гештальт-терапия сосредоточена на целом и работает над прошлым в настоящем.

Вещи, о которых мы знаем, но которые незавершены, называются « незавершенных дел ». Из-за нашей естественной склонности к гештальтам незавершенный бизнес может стать значительным оттоком энергии, а также стать препятствием для будущего развития (O’Leary, 2013).

Самая популярная и известная техника в гештальт-терапии, техника пустого стула или диалога с пустым стулом (ECH), является методом решения незавершенных дел в терапевтической комнате.

Незавершенное дело часто является результатом невыраженных эмоций, таких как неприятие потери (O’Leary, 2013), и / или невыполненных потребностей, таких как невыраженные обиды в отношениях. Клиент, возможно, решил избежать незавершенных дел в данный момент, решив не раскачивать лодку или сохранить отношения.

В конце концов, этим невыраженным чувствам может не хватать подходящего выхода, или их можно по-прежнему избегать из-за стыда или страха оказаться уязвимыми. Большинство людей склонны избегать этих болезненных ощущений вместо того, чтобы делать то, что необходимо изменить (Perls, 1969).

Техника пустого стула — это способ перенести невыраженные эмоции и неудовлетворенные потребности в «здесь и сейчас». В ECH терапевт ставит клиенту два стула, одно из которых остается пустым. Клиент сидит на одном стуле и представляет в пустом стуле свою вторую половинку, с которой у них есть незаконченные дела.

Затем клиента инструктируют и помогают сказать то, что осталось недосказанным, воображаемому значимому другому. Иногда клиент меняет кресло и разговаривает с самим собой, как если бы он был вторым человеком.Через этот диалог прошлые эмоции клиента переносятся в настоящее. Затем они обрабатываются и прорабатываются терапевтом.

Этот метод может применяться как с текущими отношениями, так и с отношениями, которые закончились. Решение работы — помочь клиенту изменить свое самовосприятие. Клиенты, проходящие ECH, могут перестать считать себя слабыми и жертвами в пользу большего самовыражения. Они могут видеть вторую половинку с большим пониманием или привлекать их к ответственности за причиненный вред (Paivio & Greenberg, 1995).

Примеры гештальт-терапии

Гештальт-терапия используется в самых разных условиях, от клиники до корпоративного зала заседаний (Leahy & Magerman, 2009). Гештальт-институты существуют по всему миру, и этот подход практикуется в стационарных клиниках и частных практиках индивидуальной и групповой терапии. Из-за такого разнообразия приложений он может принимать разные формы.

В 1965 году Американская психологическая ассоциация сняла серию под названием « Три подхода к психотерапии » с участием Фрица Перлза (гештальт-терапия), Карла Роджерса (личностно-ориентированная терапия) и Альберта Эллиса (рациональная эмоциональная поведенческая терапия), продемонстрировав свои подходы. с пациентом по имени Глория.

Чтобы увидеть, как выглядит гештальт-терапия, вы можете посмотреть это видео, в котором Perls работает в реальном времени. В видео Перлз описывает свой подход, работает с Глорией в течение короткого сеанса, а затем подает итоги зрителю в конце.

Критика и ограничения

Большая часть критики в литературе сосредоточена на Фрице Перлсе, грандиозном основоположнике гештальт-терапии. Перлз обладал сильной личностью и наложил глубокий личный отпечаток на терапию, которую он разработал.В самом деле, его собственные ограничения могли ограничить терапию.

Перлз боролся с межличностными отношениями на протяжении всей своей жизни. В свою очередь, терапия, которую он помог создать, была сосредоточена на идеях обособленности, личной ответственности и самоподдержки как идеальных способах существования (Dolliver, 1981).

Одна из критических замечаний в отношении работы Перлза по распространению гештальт-терапии среди непрофессиональных аудиторий заключается в том, что он сосредоточился на определенных техниках, которые он мог продемонстрировать в кино или в живых демонстрациях.

Эти демонстрации подняли Перлза до статуса гуру, а также побудили практикующих применять его техники по частям, не понимая основополагающей теории гештальт-терапии.В целом это привело к размыванию метода в целом (Янов, 2005).

Другая критика заключается в том, что гештальт-терапия Перлза была направлена ​​на то, чтобы помочь клиентам иметь «честное взаимодействие» с другими. Напротив, он строго сосредотачивался на опыте клиента, уходя из комнаты, избегая личных вопросов, возвращая их к клиенту (Dolliver, 1981).

Недавние гештальт-терапевты пересмотрели этот аспект, привнося больше себя в комнату и отвечая на вопросы своих клиентов, когда это может иметь терапевтическую ценность.

Перлз также делал упор на «тотальное переживание», но при этом не акцентировал внимание на прошлом клиента и сосредоточил свою работу строго на настоящем. Он также подчеркнул, что «, живущих как один, на самом деле », но в комнате он полагался на реконструкцию и ролевую игру, которые он строго контролировал (Janov, 2005).

Гештальт-терапия продвигает определенный образ жизни, и терапевты должны помнить о том, действительно ли поощрение такого поведения и ценностей в их клиенте отвечает их интересам.Сделав явный акцент на том, чтобы помочь клиентам « стать тем, кем они являются на самом деле », Перлз отрицал свою роль в формировании того, какие части себя клиенты могут свободно выражать в терапии (Dolliver, 1981).

Гештальт-терапевты долгое время жили в тени Перлза. Новым терапевтам будет лучше изучать теорию и практиковаться, не пытаясь подражать стилю Перлза, продвигаясь вперед и изменяя терапию, чтобы она лучше соответствовала их методам и потребностям своих клиентов.

Чтобы практиковать гештальт-терапию эффективно и сплоченно, а не как разрозненный набор техник и быстрых решений, крайне важно иметь хорошее понимание основной теории, а также исторических предшественников, на которых она основана (Bowman, 2005).

3 Книги по теме

1. Гештальт-терапия: возбуждение и рост человеческой личности

Автор: Фриц Перлз, Ральф Хефферлайн и Пол Гудман

Эта книга, написанная в 1951 году, является оригинальным учебником, описывающим теорию и практику гештальта.Если вы хотите обратиться к первоисточнику, прежде чем изучать более современную перспективу, эта книга для вас.

Доступно на Amazon.

2. Книга по гештальт-терапии

Джоэл Латнер

Написанная в 1973 году выпускником Гештальт-института в Кливленде, штат Огайо, эта книга излагает теорию гештальта с помощью естественного языка и богатых примеров.

Если вас интересует краткий обзор гештальт-терапии, а также обзор области 1970-х годов, эта книга — хороший выбор.

Доступно на Amazon.

3. Комплексная буддийская психология и гештальт-терапия: психотерапия 21 века

Ева Голд и Стив Зам

В этой книге представлен обновленный подход к гештальт-терапии и излагается комплексная теория гештальт-терапии, основанной на буддийской психологии.

Для тех, кто интересуется пересечением буддизма и техники гештальта, эта книга будет особенно интересна.

Доступно на Amazon.

Связанные: 16 лучших терапевтических книг для чтения для терапевтов

Сообщение о возвращении домой

Гештальт-терапия — это увлекательная и разносторонняя терапия, которая развивалась с годами. За этой терапией стоит динамичная история, и ее не следует сбрасывать со счетов практикующие, тренеры или терапевты, которые принимают решение о своей ориентации.

Гештальт-психология также привлекает простых людей, которые считают, что гештальт-образ жизни соответствует их ценностям.

Изучая гештальт-терапию, важно сохранять акцент на лежащей в основе теории, минуя харизму ее основателя Фрица Перлза. Работа Перлза поучительна и жизненно важна для понимания подъема гештальт-терапии.

Если вы заинтересованы в практике гештальт-терапии, найдите время, чтобы изучить историю и теорию, а затем сделайте это своим собственным.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши три упражнения по позитивной психологии бесплатно.

Если вы желаете большего, наш набор материалов по позитивной психологии © содержит более 300 научно обоснованных упражнений по позитивной психологии, интервенций, анкет и оценок, которые практикующие могут использовать в своей терапии, наставничестве или на рабочем месте.

  • Bowman, C. (1998). Определения гештальт-терапии: поиск точек соприкосновения. Гештальт-обзор , 2 (2), 97–107.
  • Боуман, К. Э. (2005). История и развитие гештальт-терапии.В А. Л. Вольд и С. М. Томан (ред.), Гештальт-терапия: история, теория и практика (стр. 3–20). Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.
  • Долливер Р. Х. (1981). Некоторые ограничения в гештальт-терапии Перлза. Психотерапия: теория, исследования и практика , 18 (1), 38–45.
  • Gold, E., & Zahm, S. (2018). Буддийская психология и гештальт-терапия интегрированы: Психотерапия 21 века . Метта Пресс.
  • Янов, А. (2005).Великие заблуждения: Психотерапия без чувств. Получено с http://primaltherapy.com/GrandDelusions/GD12.htm
  • .
  • Латнер Дж. (1973). Книга по гештальт-терапии: целостное руководство по теории, принципам и методам гештальт-терапии, разработанное Фредериком С. Перлзом и другими. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джулиан Пресс.
  • Лихи, М., и Магерман, М. (2009). Осведомленность, непосредственность и близость: опыт коучинга, слышимый в голосах гештальт-коучей и их клиентов. Международный гештальт-журнал , 32 (1), 81–144.
  • О’Лири, Э. (2013). Ключевые концепции гештальт-терапии и обработки. В Э. О’Лири (ред.), Гештальт-терапия в мире (стр. 15–36). Молден, Массачусетс: John Wiley & Sons.
  • Пайвио, С.С., и Гринберг, Л.С. (1995). Решение «незавершенного дела»: эффективность эмпирической терапии с использованием диалога с пустым стулом. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 63 (3), 419–425.
  • Перлз, Ф. С. (1969). Гештальт-терапия дословно .Лафайет, Калифорния: Real People Press.
  • Перл. Ф. С., Хефферлайн Р. и Гудман П. (1951). Гештальт-терапия: возбуждение и рост человеческой личности . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джулиан Пресс.
  • Wulf, R. (1996). Исторические корни гештальт-терапии. Гештальт-диалог: информационный бюллетень для интегративного гештальт-центра. Крайстчерч, Новая Зеландия.

Гештальт-терапия

Гештальт-терапия , разработанная Фрицем Перлз, Лаурой Перлз и Полом Гудманом в 1940-х годах, представляет собой экспериментальную и гуманистическую форму терапии, которая изначально была разработана как альтернатива традиционному психоанализу.Гештальт-терапевты и их клиенты используют творческие и экспериментальные техники для повышения осведомленности, свободы и самоуправления. Слово гештальт происходит от немецкого слова, означающего «форма», и оно указывает на характер или сущность чего-либо.

Принципы гештальт-терапии

В основе гештальт-терапии лежит целостное представление о том, что люди неразрывно связаны с окружающей средой и находятся под ее влиянием, и что все люди стремятся к росту и равновесию.В этом смысле гештальт-терапия похожа на личностно-ориентированную терапию, а также в том, что в ней делается упор на использование терапевтом сочувствия, понимания и безоговорочного принятия клиента для улучшения терапевтических результатов.

Согласно гештальт-терапии, контекст влияет на опыт, и человека нельзя полностью понять без понимания его или ее контекста. Имея это в виду, гештальт-психотерапия признает, что никто не может быть чисто объективным, включая терапевтов, чей опыт и взгляды также зависят от их собственного контекста, а практикующие признают достоверность и истинность опыта своих клиентов.

Гештальт-терапия также признает, что принуждение человека к изменениям парадоксальным образом приводит к дальнейшим страданиям и фрагментации. Скорее, изменение является результатом принятия того, что есть. Таким образом, терапевтические сеансы направлены на то, чтобы помочь людям научиться осознавать себя, принимать и доверять своим чувствам и опыту, чтобы облегчить страдания.

В фокусе «Здесь и сейчас» Гештальт-терапия делает упор на осознание настоящего момента и настоящего контекста.Через терапию люди учатся обнаруживать чувства, которые могли быть подавлены или замаскированы другими чувствами, а также принимать свои эмоции и доверять им. Потребности и эмоции, которые ранее подавлялись или не признавались, также могут проявиться. Благодаря этому процессу человек обретает новое ощущение себя по мере увеличения общей осведомленности.

Акцент на здесь и сейчас не отрицает и не уменьшает прошлые события или будущие возможности; на самом деле прошлое неразрывно связано с настоящим опытом.Идея состоит в том, чтобы не зацикливаться на прошлом или с тревогой предвкушать будущее. Переживания прошлого могут быть рассмотрены на сеансах терапии, но терапевт и клиент будут сосредоточены на изучении того, какие факторы привели к возникновению того или иного воспоминания в этот момент, или как опыт прошлого влияет на настоящий момент.

Работа с

Гештальт-терапевтом

Сеансы гештальт-терапии не следуют конкретным рекомендациям, на самом деле терапевтам рекомендуется использовать творческий подход в своих подходах, в зависимости от контекста и личности каждого человека.Постоянным является упор на прямой контакт между терапевтом и клиентом, непосредственный опыт и экспериментирование, а также на «что и как» — что делает клиент и как он это делает — и «здесь и сейчас» . »

Вместе терапевт и человек, проходящий терапию, будут оценивать, что происходит сейчас, и что необходимо в результате. Терапевты воздерживаются от интерпретации событий, сосредотачиваясь только на непосредственных моментах, включая физические реакции клиента. Например, замечая незначительные изменения в позе, можно перенести человека в настоящее.Таким образом, гештальт-терапия помогает людям лучше понять, как связаны их эмоциональное и физическое тела. Понимание внутреннего «я» — ключ к пониманию действий, реакций и поведения. Гештальт-терапия помогает людям сделать первые шаги к этому осознанию, чтобы они могли признать и принять эти шаблоны.

Методы гештальт-терапии

Гештальт-терапия практикуется в форме упражнений и экспериментов. Его можно администрировать в индивидуальных или групповых настройках.В общем, упражнения — это несколько устоявшаяся практика в гештальт-терапии, предназначенная для пробуждения действий, эмоций или целей у человека, проходящего терапию. Затем терапевт и терапевт могут изучить результат упражнения, чтобы повысить осведомленность и помочь человеку понять «здесь и сейчас» опыта.

В отличие от упражнений, эксперименты возникают на протяжении всего терапевтического процесса и терапевтических отношений. Они являются основным компонентом гештальт-терапии и позволяют пациенту понять различные аспекты конфликта, опыта или проблемы психического здоровья.

Техника пустого стула — это типичное упражнение гештальт-терапии, при котором человек проходит терапию напротив пустого стула. Его или ее просят представить, что кто-то (например, начальник, супруг или родственник), они или часть их самих сидит на стуле. Терапевт поощряет диалог между пустым стулом и человеком в процессе терапии, чтобы задействовать мысли, эмоции и поведение человека. Иногда роли меняются местами, и человек в терапии принимает метафорическое лицо или часть человека в кресле.Техника пустого стула может быть особенно полезна для того, чтобы помочь людям осознать всю ситуацию и забыть или отделить части себя.

Еще одно распространенное упражнение в гештальт-терапии — это упражнение на преувеличение. Во время этого упражнения человека, проходящего терапию, просят повторить и преувеличить определенное движение или выражение, например, нахмурившись или подпрыгивая ногой, чтобы человек лучше осознавал эмоции, связанные с его поведением.

Техника пустого стула и упражнение на преувеличение — два из многих техник гештальт-терапии, используемых, чтобы помочь людям, проходящим терапию, повысить их осведомленность о непосредственных переживаниях.С помощью упражнений и спонтанных экспериментов гештальт-терапия также позволяет людям воссоединиться с частями себя, которые они могут минимизировать, игнорировать или отрицать.

Ресурсы, связанные с гештальт-терапией

Артикул:

  1. Гештальт-терапия. (нет данных). Энциклопедия Бриттаника. Получено с http://www.britannica.com/EBchecked/topic/232116/Gestalt-therapy
  2. .
  3. Йонтеф, Гэри и Джейкобс, Линн. (2008). Гештальт-терапия. В Раймонде Дж. Корсини и Дэнни Веддинге (ред.), Current Psychotherapies (стр. 328–367) . Белмонт, Калифорния: Высшее образование Томсона

(PDF) Гештальт-терапия: Клиническая феноменология.

Система

организована вокруг воды. В моем окружении много возможностей, но я организовал

, исходя из своей жажды, вместо других возможностей.

поле не стимулировало меня случайным образом и положительно; скорее мои чувства организовались вокруг моей жажды »(Латнер, стр. 17-18.).

Посредством этого гештальт-процесса люди регулируют себя упорядоченным и значимым образом. Саморегуляция

зависит от двух взаимосвязанных процессов: сенсорного осознания и использования агрессии (примечание: в

GT агрессия — это сила, жизненная энергия без позитивных или негативных моральных подтекстов).

Чтобы выжить, человек должен обмениваться энергией с окружающей средой (например, дышать, есть, прикасаться) и все же

поддерживать себя как сущность, несколько отделенную от нее.Органически саморегулирующийся человек выбирает

и выбирает для себя, какую часть каждой встречной вещи он принимает, а от чего отвергает. Он принимает

того, что питает его, и отвергает то, что для него токсично, используя свое осознание для различения и свою агрессию

: чтобы разрушить или разрушить чужеродные, новые стимулы (букв. «Разрушить структуру»), интегрировать питание

частей в себе (ассимиляция) и отбрасывание или выделение непригодного для использования. Принимая любую частицу целиком без

, этот процесс ассимиляции является интроекцией.Например, младенец, который проглатывает кусок кукурузы, не структурируя его, то есть не пережевывая, имеет интроект, инородный объект, в желудочно-кишечном тракте. Это

обнаруживается в неизменном виде в его кале, и он не получает питания. Точно так же убеждения, правила, представления о себе, определения ролей

,

и т. Д. Часто проглатываются целиком (интроецируются) и позже формируют основу «характера», т. Е.

жесткого и повторяющегося поведения, которое не реагирует на текущую потребность. .Побуждение пациентов принять любую внешнюю цель

без осознания и ассимиляции тормозит рост.

Что такое осведомленность?

Осведомленность — это форма переживания. Это процесс нахождения в бдительном контакте с

наиболее важных событий в области личности / окружающей среды с полной сенсомоторной, эмоциональной, когнитивной и

энергетической поддержкой. Непрерывный и непрерывный континуум Осознания приводит к Ага !, немедленному пониманию очевидного единства разрозненных элементов в поле.Осознанность всегда сопровождается формированием Gestalt

. Осознанный контакт создает новые значимые целостности. Таким образом, осведомленность сама по себе является интеграцией

проблемы.

Поскольку понимание GT зависит от понимания концепции осведомленности GT, я предлагаю внимательно прочитать

и вдумчивое второе чтение предыдущего абзаца и следующих ниже выводов. Каждое следствие относится к

конкретно к осознанию в контексте всего человека в его человеческом жизненном пространстве.В то время как все живые существа

обладают некоторой осведомленностью, некоторыми средствами переживания и ориентации в мире, люди обладают особой способностью

к выживанию с частичным осознанием. Например, невротик может думать о своей текущей ситуации

, не ощущая и не зная своих чувств, или он может выражать эмоции физически, не зная познавательного

. Обе эти формы человеческого осознания неполны, и это не та осознанность, которую мы ищем в GT.

Следствие первое: Осведомленность эффективна только тогда, когда она заземлена и подпитывается доминирующей настоящей потребностью организма

.Без этого организм (человек или животное) знает, но не знает, где питание или токсичность

для него наиболее остро. И без энергии, возбуждения, эмоциональности организма

, вложенных в появляющуюся фигуру, эта фигура не имеет значения, силы или воздействия. Пример: Мужчина

идет на свидание и беспокоится о предстоящем собеседовании. Он не осознает, что ему нужно от свидания

, и, таким образом, снижает волнение и значимость своего контакта с ней.

Следствие два: Осведомленность не является полной без прямого знания реальности ситуации и

того, как человек находится в этой ситуации. В той степени, в которой отрицается ситуация, внешняя или внутренняя, осознание искажается

. Человек, который устно признает свою ситуацию, но на самом деле не ВИДЕТ ее, ЗНАЕТ ее,

РЕАГИРУЕТ на нее, не осведомлен и не находится в полном контакте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.