Признаки сознания: works.doklad.ru — Учебные материалы

Автор: | 23.08.1971

Содержание

Существенные признаки сознания человека.

  1. Сознание универсально – будучи произвольной формой отражения оно способно отразить адекватно любые формы бытия в мире, даже чувственный уровень отражения обеспечивается и контролируется сознанием.

  2. Сознание является основой творчества – универсальность и объективность обеспечивают условия для конструктивного отражения и обеспечивают творческую деятельность человека.

  3. По сколку сознание опосредовано трудом и языком то оно позволяет ориентироваться на чужой опыт, а при необходимости подключать весь накопленный опыт человечества.

  4. Сознание социализировано. Возможности сознания как на уровне отражения так и на уровне творчества формируются и измеряются под влиянием общества.

  5. Сознание индивидуально, а значит, оно несет на себе печать уникальности конкретного человека.

  6. О сознании можно сказать что оно является мыслящим. Отталкиваясь от чувственного воображения сознание поднимается до уровня мышления в ходе которого создаются новые идеи, осмысливаются, оцениваются и решаются проблемные ситуации. Мыслящее сознание обнаруживает себя на уровне поступка и разума и является особенностью только человека.

Общая характеристика познания.

Познание представляет собой особую активную деятельность людей, которая направлена на получение знаний.

Знания — это результат познавательной деятельности, который выражается в идеальных образах, а именно в понятиях, теориях, представлениях, которые закрепляются в знаках естественных или искусственных языков.

В мире существуют различные виды познания. Например: обыденное познание, оно основано на повседневном опыте и на здравом смысле; художественное познание, для него характерно художественно-образное отражение действительности.

Научный метод познания, отличается системностью, обоснованностью.

Каждый из видов знаний имеет свою специфику, но кроме особенностей, любой познавательной деятельности свойственны общие закономерности и общие проблемы.

Как знания относятся к действительности.

Эти и другие такого же рода проблемы, тоже общие проблемы познания. И следует такой раздел философии как гносиология. Гносиология тесно связана с онтологией.

Категории онтологии используются в познавательном процессе, а следовательно они имеют гносиологическую сторону. В свою очередь гносиологические теории и принципы имеют онтологическое обоснование.

Специальные науки исследуют только отдельные стороны познания, но они не могут ставить и не могут решать общие проблемы познания.

………

………

Большинство философов считают, что человек обладает достаточными средствами для того чтобы познать мир и действительность.

Агностицизм – отрицание полного познания.

Говоря об агностицизме, важно подчеркнуть, что ошибочно его трактовать как учение, которое полностью, абсолютно отрицает возможность познания мира.

Агностицизм нужно определять как отрицания возможности достоверного познания сущности материальных систем, закономерностей природы, общества, мышления.

Элементы агностицизма содержались уже в релятивизме древнегреческих софистов.

Релятивизм — методологический принцип, состоящий в признании относительности и условности наших знаний.

Софисты – одно из направлений древнегреческих философии 5-4 века до н.э. софисты известны как первые платные учителя.

Скептицизм — это философская концепция подвергающая сомнению возможность познания действительности.

Положительная роль релятивизма и скептицизма в том что они поставили под сомнение все что раньше принималось на веру, без рационального обоснования.

Скептицизм является необходимым элементом философии, поскольку сомнения, критика и отрицание направлены на преодоление догматизма и абсолютизации истин.

Каждый пятый пациент в «вегетативном состоянии» может сохранять сознание

Пациенты, которым ставят страшный диагноз «вегетативное состояние», на самом деле часто демонстрируют признаки сознания — с ними можно наладить общение с помощью простой и доступной технологии ЭЭГ, считают канадские нейрофизиологии.

В статье, опубликованной в авторитетном медицинском журнале Lancet, группа нейрофизиологов из канадского Центра мозга и сознания при Университете Западного Онтарио, одного из лидирующих мировых центров по изучению головного мозга, руководимая профессором Эдрианом Оуэном и доктором Дэмиэном Крузом, показала, как с помощью дешевых и портативных электроэнцефалографов (ЭЭГ) можно выявлять наличие сознания у пациентов, пребывающих с точки зрения современной клинической диагностики в «безнадежно вегетативном состоянии».

За последние несколько лет исследования вегетативных пациентов с помощью новейших методов магнитно-резонансного сканирования (МРТ) произвели настоящую революцию в неврологии.

13 сентября 19:02

Согласно сложившимся клиническим критериям, при вегетативных состояниях (часто неправильно называемых «коматозными», которые отличаются значительными поражениями ЦНС и мозга, чреватыми смертью последнего) у больных стабильно долго сохраняются вегетативные и двигательные рефлексы и циркадные ритмы (реакция на смену дня и ночи), однако развитые нервные функции у них поражены, а высшая ментальная активность, собственно сознание, отсутствует.

Однако, как показали МРТ-исследования мозга, начатые пять лет назад командой нейрофизиологов из Кембриджа (в ее состав входил тогда и Эдриан Оуэн, один из авторов статьи в Lancet),

у части таких больных сознание в той или иной степени сохраняется, что заставило пересмотреть методы и критерии диагностики вегетативных состояний, сплошь да рядом оказавшихся не такими уж и вегетативными.

Теперь в дополнение к дорогостоящей, громоздкой, не всегда доступной и, главное, не всегда возможной в случае таких тяжелых пациентов процедуре МРТ канадская группа предлагает использовать намного более простой и дешевый способ детекции сознания у больных с сильными дисфункциями головного мозга — электроэнцефалографию.

Старую добрую ЭЭГ, дающую, как считается, более общее и примитивное представление о процессах, происходящих в мозге, по сравнению с магниторезонансной томографией, авторы испытали в двух европейских клиниках на 16 пациентах с диагнозом «вегетативное состояние», поставленным в соответствии с принятыми в современной неврологии четкими критериями, отличающими его от коматозного, а также от состояний с «частично сохраняемым сознанием», позволяющим установить с пациентом двустороннее общение.

К удивлению врачей, серия ЭЭГ-тестов, во время которых совершенно безнадежных вегетатиков просили мысленно сжать руку или подвигать ногой, показала, что

примерно каждый пятый такой больной (трое из 16 испытуемых) демонстрировал отчетливые признаки сознания.

В ответ на конкретные просьбы их мозг (точнее, его нейромоторные области, расположенные в коре) проявлял специфичную электрическую активность в μ (7–13 Hz) и β (13–30 Hz) диапазонах. Электрические сигналы снимались с прикрепленных к голове 25 ЭЭГ-датчиков.

По мнению канадской группы, использование ЭЭГ открывает совершенно новые возможности не только при постановке точного диагноза пациентам с тяжелыми поражениями мозга, но и для налаживания двустороннего контакта с тяжелобольными, которых, в согласии со старыми критериями, отнесли бы к «безнадежным вегетатикам».

Смартфон научили сканировать мозг

Смартфон, cпециальная программа и датчики с беспроводным интерфейсом, одеваемые на голову — так выглядит мобильный ЭЭГ-сканер на оcнове Nokia 900, созданный Якобом Эг Ларсеном и его коллегами по Техническому университету Дании. Сканер…

Читать дальше

Так, на основе ЭЭГ-технологии могут быть разработаны

портативные устройства, позволяющие общаться с такими пациентами родственникам и медперсоналу по определенному протоколу, привязывающему ЭЭГ-активность к ответам «да» и «нет».

Такие устройства недороги, их можно даже носить с собой: ЭЭГ — несложная и хорошо изученная технология, а снимать и анализировать показания недорогих ЭЭГ-датчиков можно даже с помощью смартфонов, как, например, предлагает это делать на приведенном выше видео одна датская стартап-компания.

Ученые обнаружили признаки сознания у воронов. Раньше считалось, что мыслить могут только приматы!

Физиологи из Тюбингенского университета обнаружили признаки первичного сознания у воронов. Птицы могут осознавать окружающий мир в режиме реального времени, иными словами, у них есть субъективный опыт, говорится в исследовании, опубликованном в авторитетном научном журнале Science.

Первичное сознание — основная форма сознания, главным признаком которой является понимание существования мира вокруг в настоящем, ближайшем прошлом и будущем, а также возможностей его изменения. В нее также входит осознание себя и своего места в окружающем мире. Раньше считалось, что существование такого сознания возможно только у приматов из‑за сложной структуры их головного мозга, тогда как у птиц оно полностью отсутствует.

По словам автора исследования — физиолога Андреаса Нидера, у животных, которые не могут разговаривать на понятном человеку языке, достаточно сложно определить наличие сознания. Воронам в рамках большого эксперимента показали больше 20 тыс. сигналов — экранов, на которых отображались огни. Если ворон видел огонь, он поворачивал голову, чтобы показать, что видел изменения на экране. Большинство огней были четкими и яркими, поэтому вороны в каждом случае четко показывали, что видели сигнал.

После этого воронам начали периодически показывать короткие и тусклые сигналы: иногда вороны сообщали, что видели их, а иногда — нет. Именно в этой части эксперимента ученым удалось показать, что у птиц действительно существует субъективный опыт, который позволяет им замечать и неявные сигналы и воспринимать их как часть единой системы.

Перед экспериментом в мозг воронов имплантировали электроды, которые считывали их нейронную активность. Когда ворон показывал, что видит сигнал, активность нейронов его головного мозга регистрировалась ровно в интервале между появлением этого огня и реакции птицы на него. В остальное время повышенная нейронная активность не наблюдалась.

В конце эксперимента ученые даже могли не смотреть на экран с огнями для того, чтобы узнать об их появлении. Для этого можно было просто смотреть на карту нейронной активности птиц.

Авторы исследования отмечают, что теперь современной науке придется пересмотреть свое отношение к мозгу птиц, а также провести новые эксперименты, нацеленные на изучение появления сознания.

Первые признаки болезни Альцгеймера

Дата публикации: .

Болезнь Альцгеймера является наиболее распространенным типом старческого слабоумия, от нее страдают миллионы людей. К сожалению, это еще и заболевание, с которым наиболее трудно справиться. Симптомы обычно проявляются после шестидесяти лет. Часть из них могут казаться обычными проблемами, связанными с возрастом, но потом становится понятно, что это признак более серьезной ситуации.

Вот часть сигналов, которые никогда не стоит игнорировать.

Вы забываете важные даты и события. Некоторые вещи забывать вполне естественно – мало кто помнит, что было на ужин в прошлый вторник. Если же человек начинает постоянно забывать о важных датах и событиях, это может говорить о развитии заболевания.

Вы теряете интерес к некоторым вещам. Одной из распространенных перемен в личности людей с Альцгеймером является то, что они теряют интерес к тому, что прежде им нравилось – или вообще ко всему. По данным исследований, потеря интереса является одним из наиболее часто игнорируемых симптомов.

Вы оставляете вещи в необычных местах. Все порой забывают ключи, если вы сильно устали, вы можете случайно положить молоко в шкаф. У людей с Альцгеймером проблема обретает иной масштаб – человек начинает постоянно оставлять вещи в странных местах и его поведение практически невозможно объяснить. Чего не делают высоко аутентичные люди

Вы чувствуете спутанность сознания. Все время от времени могут в чем-то запутаться, но при болезни Альцгеймера ощущение растерянности появляется куда чаще. Человек может не понимать, кто он такой, терять ощущение времени или путать даты.

У вас резкие перепады настроения. У всех бывают свои взлеты и падения, но есть признак болезни, который нельзя игнорировать – переход от счастья к слезам, а потом к агрессии за рекордно короткое время.

Вы забываете названия повседневных предметов. Случалось ли вам путаться в словах и чувствовать неспособность подобрать название знакомому, повседневному предмету? Представьте, каково переживать такое постоянно! По данным специалистов, люди с болезнью Альцгеймера часто не способны вспомнить, как называется тот или иной простой предмет вроде тостера или расчески.

Вам нужны постоянные напоминания. Если ваша память неплохо работает, вы можете запомнить некоторые вещи, не записывая их. При развитии болезни Альцгеймера появляется проблема – человек не может ничего вспомнить и постоянно использует напоминания, а также нуждается в помощи близких.

Вы теряетесь в знакомых местах. Нет ощущения хуже, чем полное непонимание, где именно вы оказались. У людей с болезнью Альцгеймера это достаточно распространенное ощущение. Хуже всего, что это случается даже в очень знакомых местах, к примеру, в районе возле дома.

Вы не способны готовить по рецепту. Даже особенности приготовления домашних блюд могут рассказать многое о человеке с Альцгеймером. Если вы вдруг теряете способность следовать знакомому рецепту, дело может быть в том, что болезнь начала менять ваше состояние.

Вы забываете разговоры. Иногда человек просто невнимателен и не может вспомнить беседу именно из-за того, что не слушал. Если же вы прикладываете усилия, но все равно абсолютно не знаете, о чем разговаривали с тем или иным человеком, это может говорить о развитии болезни Альцгеймера.

Вы не можете следить за счетами. Каждый месяц нужно оплачивать целый ряд счетов. На ранней стадии Альцгеймера это может стать проблемой – становится трудно работать с цифрами, вы не можете контролировать счета и оплачивать их, хотя прежде легко во всем разбирались.

У вас все занимает больше времени. С годами все процессы замедляются, тем не менее человек не должен терять способности следовать плану и концентрироваться. Если каждая мелочь занимает куда больше времени, чем прежде, это может указывать на болезнь Альцгеймера.

Вы теряете мотивацию. Если вы потеряли не только интерес к жизни, но и мотивацию, вероятно, дело в изменениях поведения, характерных для болезни Альцгеймера.

Вы путаете слова, когда разговариваете. Если человек начинает путать слова в речи или на письме, это может указывать на развитие болезни Альцгеймера. Для больных характерна такая путаница в речи.

У вас проблемы с концентрацией внимания. Когда начинается развитие болезни Альцгеймера, человек может столкнуться с такой проблемой, как сокращенная продолжительность внимания. Тот, кто прежде с легкостью мог поддержать беседу, вдруг замечает, что не в состоянии сфокусироваться на чем-то конкретном, ему трудно уследить за ходом мыслей собеседника.

Вы забываете имена друзей и членов семьи. Одной из наиболее тяжелых проблем при болезни является то, что человек может забыть имена своих близких и давних друзей, и даже членов семьи. Окружающим может быть трудно это перенести, но такой симптом достаточно распространен.

Вы подозрительно относитесь к окружающим. Вместо того, чтобы рассчитывать на поддержку близких людей, больные становятся предельно недоверчивыми. Они могут даже обвинять своих близких в кражах, неверности и других неприятных вещах. Причиной такого поведения могут быть потеря памяти и спутанность сознания.

Вы начинаете неуместно одеваться. Люди с болезнью Альцгеймера нередко одеваются совершенно неуместно – к примеру, на них может быть минимум одежды в середине зимы или множество теплых вещей в летнюю жару, когда солнце палит очень сильно.

Вы не можете играть в знакомые игры. Если прежде вы часто играли в карточные игры, но вдруг забыли правила, дело может быть в болезни Альцгеймера. Любое занятие в таком случае становится сложнее и со временем человек даже не может одеться самостоятельно.

У вас проблемы с критическим мышлением. Люди с болезнью Альцгеймера особенно часто становятся жертвами мошенников, потому что они не могут правильно оценить ситуацию. В результате человек может просто отдать свои деньги или принять другое неправильное решение.

Вы отдаляетесь от общества. Всем нужно время, проведенное наедине с собой. Волноваться стоит тогда, когда человек, прежде бывший достаточно общительным и открытым, вдруг полностью теряет интерес к общению. Это может быть связано с изменениями в состоянии мозга, ассоциирующимися с болезнью Альцгеймера.

Вы забываете, что говорили. Если вы постоянно повторяете фразы или вопросы, как будто это в первый раз, это является серьезным сигналом болезни.

Вы слишком агрессивны. Если вы внезапно начинаете демонстрировать агрессию по отношению к близким, причина может быть в болезни.

Вы не можете пользоваться телефоном. Если вы не можете справиться даже с телефонными звонками, вам определенно стоит встревожиться.

Вы слишком пассивны. Всем иногда хочется просто посидеть на диване и посмотреть телевизор. Проблема очевидна тогда, когда это становится нормой – вы просто весь день проводите перед экраном, не испытывая ни малейшего интереса к каким-то другим занятиям.

Вы слишком легко обижаетесь. Если вы обижаетесь и раздражаетесь по любому поводу, возможно, стоит задуматься о причинах такого состояния. У вас повышена возбудимость Если вы никак не можете справиться с нервами, причина может скрываться в заболевании Альцгеймера.

Вы не можете делать несколько дел одновременно. В наши дни все постоянно делают миллион вещей одновременно. Для больного Альцгеймером это абсолютно невыполнимая задача.

Вы импульсивны. Когда болезнь Альцгеймера прогрессирует, человек начинает демонстрировать импульсивное поведение.

Материал с интернета

Общая психопатология | Обучение | РОП

Среди расстройств (нарушений) сознания выделяют:

  • Выключения сознания (оглушение, сопор, кома).
  • Помрачения сознания (делирий, онейроид, сумеречное помрачение сознания).

Состояния выключения сознания определяются через оценку уровня бодрствования.

Состояния помрачения сознания определяют как утрату способности правильно осознавать происходящее вокруг. Как уже было сказано выше, в этом смысле многие психические нарушения можно было бы оценивать как нарушения сознания, так как они так или иначе искажают понимание действительности человеком. Но в непосредственном смысле к нарушениям сознания относят состояния, характеризующиеся совокупностью следующих признаков (критерии К.Ясперса):

1. Отстраненность от реальности, которая возникает из-за отрывочности и ослабления восприятия и понимания происходящего.

2. Дезориентировка. Дезориентировка вытекает из нарушения понимания происходящего вокруг. Она может быть аллопсихической — в месте, времени, ситуации, окружающих лицах; аутопсихическая -—собственной личности. Во многих случаях утрата (невозможность) ориентировки в собственной личности свидетельствует о тяжелом состоянии, в том числе с присоединением симптомов выключения сознания. Для дифференциальной диагностики следует иметь в виду, что нарушение дезориентировки может быть также обусловлено выраженными и стойкими интеллектуально-мнестическими расстройствами (деменции, Корсаковский синдром).

3. Нарушение связности переживаний. Также возникает из-за нарушений восприятия, мышления и запоминания; может приводить к непонятному и непредсказуемому поведению и эмоциональным реакциям.

4. Амнезия периода нарушенного сознания. Амнезия связана с тем, что раз пациент не был в состоянии воспринять и понять то, что с ним происходило, то и запомнить этого он не мог. Амнезия может быть полная (тотальная) или частичная (например, только в отношении происходившего вокруг, но не своих переживаний, или, в случае ундулирующего течения помрачения сознания, на какие-то отдельные промежутки времени).


Обмороки в кардиологической практике

Потеря сознания – синдром, широко встречающийся в клинической практике. До 40% людей хотя бы один раз в жизни теряли сознание. При этом врачи разделяют понятия обморок (синкопе, синкопальное состояние) и нарушение сознания. Диагностикой и лечением причин синкопальных состояний занимаются преимущественно кардиологи; пациенты с нарушениями сознания (эпилепсия, инсульты, коматозные состояния) обследуются и лечатся у неврологов.

В институте клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова НМИЦ кардиологии обследованием и лечением пациентов с обмороками занимаются в лаборатории синкопальных состояний, созданной на базе Отдела клинической электрофизиологии и рентгенхирургических методов лечения нарушений ритма сердца. Специалистами накоплен уникальный опыт работы с такими пациентами, разработаны алгоритмы их диагностики и лечения. В 2011г получен Патент Российской Федерации на оригинальный способ определения причины обмороков различного происхождения. Ежегодно в Институте проходят обследование до 300х больных с приступами потери сознания различного генеза.

Патент Российской Федерации на изобретение «Способ определения причины обмороков различного происхождения», 2011г

Подразделение отвечает всем современным требованиям, предъявляемым к центрам обследования пациентов с приступами потери сознания. Разработаны специальные анкеты для опроса больных, позволяющие с высокой степенью вероятности уже на этапе первичного обследования заподозрить причину потери сознания. Непосредственно сотрудниками Отдела проводятся все необходимые методы обследования (ЭКГ, Холтеровское мониторирование ЭКГ, телеметрическое наблюдение за ЭКГ, ЭХОКГ, суточное мониторирование АД, неинвазивная топическая диагностика аритмий, стандартная и модифицированная нагрузочные пробы, чреспищеводное электрофизиологическое исследование, вагусные и ортостатические пробы и др.). На базе Отдела в условиях рентгеноперационной выполняются сложные инвазивные методы обследования: внутрисердечное электрофизиологическое исследование (опыт проведения с 1977г), а также имплантация мониторов для длительной записи ЭКГ. При необходимости возможно использование других методов обследования, имеющихся в арсенале НМИЦ кардиологии, в том числе ангиографических исследований (коронароангиографий, ангиографий брахиоцефальных артерий и пр), магнитно-резонансной и компьютерной томографий, консультаций невролога, регистрации ЭЭГ и пр.

Специалисты лаборатории являются лидерами в стране по опыту проведения длительной пассивной ортостатической пробы (выполняется в Институте с 1990г), «золотого стандарта» в диагностике причин синкопальных состояний. Также разработан и внедрен в клиническую практику особый протокол проведения пробы на велоэргометре с целью определения причин обмороков.

Кабинет для проведения ортостатических и нагрузочных проб

После установления причины потери сознания, разрабатывается индивидуальный план лечения. Сложность используемых методов терапии зависит от выявленных нарушений. Для пациентов с ортостатическими обмороками разработаны обучающие материалы, рекомендации по модификации образа жизни и питания, применяются «тренировки» (специфические физические упражнениям, позволяющие предотвратить развитие обморока), определяются показания к медикаментозной терапии и немедикаментозным способам лечения. Пациентам с нарушениями ритма сердца проводятся радиочастотные и криоаблации источников аритмий. При диагностике нарушений проводимости сердца, выступающих в качестве причин обмороков, – имплантация электрокардиостимуляторов. У особой категории пациентов, имеющих серьезные заболевания сердца, высокий риск развития злокачественных аритмий выполняются имплантации кардиовертеров-дефибрилляторов и ресинхронизирующих устройств.

Рентгеноперационная Отдела клинической электрофизиологии

Уникальный многолетний опыт ведения пациентов с приступами потери сознания, разработанные собственные методы диагностики и лечения, позволяют установить причину обмороков и подобрать эффективную терапию более чем в 95% случаев, что превосходит по эффективности многие мировые центры.

Причины синкопальных состояний:

Непосредственной причиной обморока является снижение кровотока в головном мозге на фоне снижения артериального давления. К этому могут приводить различные состояния, например нарушения ритма или проводимости сердца, пороки и опухоли сердца, последствия перенесенного инфаркта миокарда или воспаления сердечной мышцы (сердечная недостаточность), при которых происходит снижение выброса крови сердцем. Такие пациенты нуждаются в обследовании в специализированном кардиологическом отделении.

Часто причиной синкопе служит рефлекторное снижение артериального давления в ответ на медицинские манипуляции (забор крови, визит к стоматологу), боль, эмоциональное возбуждение, сильный кашель, напряжение при мочеиспускании или дефекации. Но чаще всего к обморокам такого типа приводит пребывание в душном помещении, длительное стояние (в транспорте, в очереди), резкое прекращения физической нагрузки (быстрый подъем по лестнице, окончание интенсивной тренировки, остановка после бега). Из-за механизма развития данного вида синкопе их называют вазовагальными (нейрогенными, нейрорефлекторными). В таких случаях полное обследование может не выявить каких-либо заболеваний сердца, а для подтверждения причины потери сознания используются длительная пассивная ортостатическая проба, особая разновидность пробы с физической нагрузкой и так называемые вагусные пробы. У лиц пожилого возраста частой причиной обмороков является ортостатическая гипотензия – снижение артериального давления при вставании. В ряде случаев эти симптомы могут появляться и в молодом возрасте, а также могут быть настолько выраженными, что пациент теряет способность долго находится в вертикальном положении тела. Необходимо помнить, что появление таких симптомов может служить признаком ряда неврологических болезней и требует обязательной консультации как кардиолога, так и невролога. Обмороки, протекающие по типу ортостатической гипотензии также могут развиваться при варикозном расширение вен нижних конечностей, при кровопотере, у беременных и др.

Реже встречаются синкопальные состояния при наличии синдрома каротидного синуса. У таких больных потеря сознания может наступить при каких-либо манипуляциях, надавливаниях в области шеи – бритье, завязывание шарфа, ношение одежды с тесным воротом. Это связано с повышенной чувствительность рецепторов, находящихся в области сонных артерий (сосудов, питающих головной мозг). Не редко обмороки являются итогом бесконтрольного использования лекарственных препаратов или неправильно подобранных дозировок, кратности их приема. Особенно это касается применения нитратов, мочегонных препаратов, антиаритмиков, средств для снижения артериального давления. Назначение препаратов должно проводится врачом и быть обоснованным. При подозрении на связь синкопальных состояний с принимаемой лекарственной терапией необходимо проконсультироваться с врачом для изменения схемы приема лекарств.

Клиническая картина:

Перед потерей сознания пациент может испытывать предвестники обморока: сердцебиение, головокружение, потемнение в глазах, дурноту, тошноту, мелькание «мушек» перед глазами, потливость или наоборот, похолодание конечностей. Чаще всего эти симптомы возникают в вертикальном положении тела, однако могут наблюдаться и сидя, и даже лежа. В некоторых случаях потеря сознания развивается внезапно, когда пациент даже не успевает понять, что произошло. Такой тип обморока наиболее опасен в плане риска получения травмы в результате падения. В бессознательном периоде отмечается бледность кожных покровов, утрата мышечного тонуса. Пациент не отвечает на вопросы. Может наблюдаться «выгибание» тела, подергивания конечностей и даже судороги, что само по себе не является критерием постановки диагноза эпилепсии. Уровень артериального давления низкий или даже не определяется. При попытке определить пульс может наблюдаться значительное снижение его частоты вплоть до паузы в работе сердца, или пульс может быть настолько частым, что его трудно сосчитать.

Отличительной особенностью синкопального состояния является его кратковременность (обморок редко длится более 5 минут) и полная обратимость (после возвращения сознания пациент все помнит, узнает окружающих, отвечает на вопросы). Может сохраняться бледность кожных покровов, их влажность. Часто пациенты испытывают слабость, общее плохое самочувствие. Уровень артериального давления и частота пульса зависят от причины обморока, и могут быть как нормальными, так и оставаться пониженными или повышенными.

Диагностика причин потери сознания:

При возникновении синкопального состояния необходимо обратиться к врачу для поиска причины обморока. Важным является детальное описание обстоятельств потери сознания – в каких условиях это произошло, что испытывал пациент до и после синкопе. Также ценными являются свидетельства очевидцев обморока. Чем больше информации получит врач, тем точнее он сможет выбрать необходимые методы обследования. Их количество и степень сложности зависят от предполагаемой причины синкопе. Врач может ограничиться взятием анализов крови, съемкой электрокардиограммы и проведением эхокардиографии, а может расширить обследование с использованием длительного мониторирования электрокардиограммы, проведением чреспищеводного или внутрисердечного электрофизиологического исследования, длительной пассивной ортостатической пробы, проб с физическими нагрузками, томографических исследований и т.д. Правильным является первичное обращение к врачу с разработкой плана обследования для максимально быстрой и точной диагностики причины обморока.

Лечение синкопальных состояний:

Лечение синкопе можно разделить на оказание немедленной помощи в момент потери сознания и на лечение установленной причины обморока.

Важным для пациента является распознавание предвестников потери сознания для своевременного принятия мер, направленных на предупреждение получения травмы в результате падения. При появлении предвестников (тошнота, головокружение, сердцебиение и пр.) следует немедленно сесть или (лучше) лечь, желательно приподняв ноги на возвышение (спинка кровати, сумка, сложенная одежда). Также, если причина обморока не установлена или есть подозрение на развитие жизнеугрожающих состояний, необходимо вызвать бригаду скорой медицинской помощи. Использование лекарственных средств, если это ранее не обговорено со специалистом, может быть опасным и усугубить течение обморока. Если Вы являетесь свидетелем развития обморока, уложите пострадавшего на спину, повернув его голову на бок и, по возможности, приподнимите ноги. Нужно убедиться, что дыхательные пути пациента свободны. При наличии судорог не стоит насильно удерживать голову или конечности пациента, достаточно обезопасить их от получения травмы (например, подложить под голову что-то мягкое). Важно попытаться определить пульс – его наличие и характеристики (частый или редкий, правильный или не ритмичный), может быть важным впоследствии для определения причины синкопе.

Успешность лечения обмороков напрямую зависит от точности установления причины, его вызвавшей. Рефлекторные обмороки часто не требуют медикаментозного лечения, но таким пациентам нужно пройти этап специального обучения, на котором пациенты учатся применять меры, позволяющие в последующем избегать повторения потери сознания, получают рекомендации по изменению образа жизни, степени физической активности и т.п. Пациенты с кардиальными причинами обмороков нуждаются в специализированном лечении – назначении антиаритмической терапии или хирургическом лечении аритмий, имплантации электрокардиостимулятора пациентам с нарушением проводимости сердца, устранении препятствия току крови при наличии порока сердца, медикаментозном или инвазивном лечении сердечной недостаточности. Для пациентов с ортостатической гипотензией также разработаны рекомендации и схемы лечения в зависимости от наличия хронических заболеваний, признаков болезней нервной системы. На визите проводится детальный разбор лекарственной терапии, которую пациент принимает постоянно или эпизодически, для исключения или минимизации влияния лекарств на частоту возникновения обмороков.

Необходимо помнить, что потеря сознания является поводом для обращения к специалисту для установления причины синкопе, определения прогноза для жизни и разработке оптимальной схемы лечения выявленного заболевания.

Первая помощь при обмороке — консультация и лечение в Новой Больнице



Обморок – это преходящая (кратковременная) потеря сознания, связанная с недостаточным поступлением кислорода к головному мозгу. Важно отличать это состояние от эпилептического припадка или сотрясения, чтобы правильно оказать первую помощь.

Причины возникновения

Основное отличие обморока от длительной потери сознания в том, что последнее – это более широкое понятие, состоящее из ряда других состояний. Для обморока характерно наличие гипоперфузии головного мозга и непродолжительность эпизода.

Выделяют несколько причин его возникновения. Они обладают разной степенью риска для здоровья. Основное значение имеет снижение артериального давления (АД), при котором ухудшается кровоснабжение головного мозга. Обморок развивается при падении АД ниже 60 мм.рт.ст.

Хроническая сердечная недостаточность, редкий пульс, брадикардия и низкий сердечный выброс также приводят к развитию этого состояния. При недостаточности вегетативной нервной системы снижается периферическое сосудистое сопротивление, что затрудняет доставку крови к органам.

Рефлекторный обморок связан с резким падением артериального давления при смене положения тела из горизонтального в вертикальное. Это самая распространенная причина среди других. Неадекватный кровоток иногда связан с механической обструкцией. Например, при тромбоэмболии легочной артерии.

Среди других причин выделяют длительное нахождение в душном помещении, прием некоторых лекарственных препаратов, перегревание, кровопотерю.


Симптомы

Важно знать симптомы обморока, чтобы вовремя оказать первую медицинскую помощь. Потеря сознания даже кратковременная опасна тем, что способствует получению травмы человеком. Обморок становится причиной дорожно-транспортного происшествия или приводит к появлению переломов, ссадин, ран.

Выделяют три основных этапа:

  • предобморочное состояние,
  • обморок,
  • постобморочный период.

Обычно обморок начинается с предобморочного состояния. Оно протекает по-разному в зависимости от возраста и состояния здоровья человека. Приближение обморока начинается с ощущения дискомфорта, помутнения, головокружения, шума в ушах, потемнения в глазах, слабости. Затем пациент теряет сознание. При этом он медленно опускается вниз, «скатывается» по стенке. Его кожа становится бледной, появляется липкий пот.

Пульс медленный и трудно определяемый, а артериальное давление ниже нормы. Дыхание становится редким и поверхностным. При обмороке эпизод потери сознания кратковременный, не более 1 минуты. Слабость может сохраняться в течение часа.


Показания к госпитализации

Пациенты с рефлекторным синкопальным состоянием не нуждаются в госпитализации. Всем остальным необходимо наблюдение врача в стационаре минимум 24 часа. Всегда госпитализируют пострадавших, которых перед обмороком тревожили боли в сердце, в области грудной клетки, внезапные головные боли.

Внимание уделяют пациентам с инфарктом миокарда, поражением клапанного аппарата в анамнезе. А также с клиническими признаками набухания шейных вен, хронической сердечной недостаточности. Госпитализация часто показана пациентам старше 70 лет, при изменении на ЭКГ.


Правила оказания первой помощи

Когда пострадавший теряет сознание, то достаточно трудно визуально определить причину этого состояния. Поэтому, нужно проверить присутствие пульса на сонных артериях и дыхание. Это убедит в том, что у человека не нарушены жизненно важные функции.

Далее пострадавшего нужно уложить на спину и приподнять ноги. Для этого под них можно подложить одежду или любой предмет, находящийся под рукой. Такое положение обеспечит приток крови к голове и устранит гипоперфузию головного мозга.

Также нужно обеспечить доступ воздуха особенно в душном помещении. Для этого необходимо открыть форточку или окно, расстегнуть стесняющую одежду, ворот рубашки. Можно ослабить ремень на брюках.

На предобморочном этапе, если под рукой есть нашатырный спирт, то можно смочить ватку и поднести к носу пострадавшего. Если человек уже потерял сознание, то не стоит прибегать к такой манипуляции, так как это может вызвать ожог слизистой оболочки носа.

Такие неотложные мероприятия проводят не только детям, но и взрослым. После того, как ребенок придет в сознание, не стоит его сразу поднимать на ноги. Лучше дать ему полежать и полностью восстановиться. А после можно попить сладкий чай или простую воду.

Следует выделить несколько распространенных ошибок, которые не только бесполезны, но и могут навредить окружающим:

  • 1.Похлопать по щекам. Такой способ не поможет привести в чувства пострадавшего. Дело в том, что легкие удары ничем не помогут, а более сильные могут вызвать ушиб мягких тканей.
  • 2.Обрызгать лицо водой. В теплое время года этот способ просто бесполезен, а в холодное может причинить вред человеку.
  • 3.Прием лекарственных препаратов. Запрещено пострадавшему без сознания давать какие-либо таблетки до оказания специализированной медицинской помощи.
Итак, помощь упавшему в обморок на улице сводится к тому, что необходимо придать ему горизонтальное положение, а также обеспечить доступ свежего воздуха. Если человек не приходит в сознание более 5 минут, то следует вызвать и дождаться скорую помощь.

Стоимость услуг Способы оплаты: оплата наличными средствами; оплата пластиковыми банковскими картами МИР, VISA, MastercardWorldwide

В поисках знаков сознания

Ян Клаассен, доктор медицины
Доцент неврологии
Заведующий нейрокритическим отделением
Медицинский директор отделения интенсивной неврологии
Пресвитерианская больница Нью-Йорка
Медицинский центр Колумбийского университета
Дана
17 2017-2020

Когда пациенты получают тяжелую черепно-мозговую травму в результате инсульта или травмы, они часто теряют сознание на несколько недель, а иногда и дольше.Когда они находятся в таком состоянии отсутствия реакции, может быть трудно определить, сохранили ли они какую-либо степень осведомленности, то есть когнитивную функцию, которая позволяет им чувствовать, что происходит вокруг них, даже если они не могут реагировать на простые команды. Пятьдесят лет назад пациенты, страдающие нарушениями сознания, вряд ли могли пережить острую травму, которую они получили. Но по мере развития технологий жизнеобеспечения клиницисты и ученые теперь признают, что пациенты с этими повреждениями головного мозга могут испытывать различные состояния сознания.А пациенты, которые демонстрируют определенный уровень «скрытого сознания» или наличие субъективного опыта при отсутствии поведенческой реакции, с гораздо большей вероятностью выздоровеют от травм, чем пациенты без него.

Ян Клаассен, доктор медицины, доцент неврологии и медицинский директор неврологического отделения интенсивной терапии в Медицинском центре Колумбийского университета. Его исследование было сосредоточено на попытке найти способы лучше обнаружить скрытое сознание, в частности, диссоциацию между когнитивной и двигательной активностью в мозге.Он и его коллеги недавно продемонстрировали, используя записи электроэнцефалограммы (ЭЭГ), способность обнаруживать паттерны активации мозга, предполагающие наличие сознания у неотзывчивых пациентов; их результаты были опубликованы в Медицинском журнале Новой Англии (NEJM). Если результаты удастся успешно воспроизвести, этот метод может помочь врачам принимать более обоснованные решения о курсе лечения, предлагать более точные прогнозы выздоровления и предоставлять ценную информацию членам семьи, которые должны принимать душераздирающие решения о продолжении жизнеобеспечения. в будущем.Здесь Клаассен обсуждает, почему сознание — это континуум, проблемы, связанные с разработкой метода обнаружения, который работает в отделении интенсивной терапии, и почему врачи всегда должны предполагать, что невосприимчивые пациенты могут понять, что они говорят и делают.

Что такое «скрытое сознание»?

Если вы посмотрите на пациентов, перенесших черепно-мозговую травму и имеющих нарушения сознания, можно увидеть, что описаны различные состояния. Классический — кома. Фактически он был упомянут в Корпусе Гиппократа более тысячи лет назад.По сути, это очень глубокий сон, от которого невозможно проснуться. На другой стороне спектра у нас полное сознание. Вы бодрствуете, вы отзывчивы к своему окружению и можете выразить это движением. Но если вы подумаете о сознании, живущем по двум осям, моторной функции и когнитивной функции, вы скоро поймете, что существует много других состояний в этом направлении. У вас может быть вегетативное состояние, когда люди могут открывать глаза, есть некоторое возбуждение, но они не проявляют сознание.С другой стороны, запертый пациент находится в полном сознании, но не обладает способностью выражать это сознание часто в контексте травмы моста. Также существует состояние минимального сознания, при котором вы можете видеть некоторые ориентационные реакции пациента, но человек не может эффективно взаимодействовать с другими людьми или окружающей средой.

Совсем недавно была описана когнитивно-моторная диссоциация, относящаяся к состоянию, в котором сознание не может быть обнаружено исследователем путем наблюдения или поведенческого исследования пациента, но может быть выполнено с помощью технологии, анализирующей реакцию мозга.Около десяти лет назад Адриан Оуэн, британский нейробиолог, изучал женщину в стойком вегетативном состоянии. Она могла открыть глаза, но не могла следовать командам движения при осмотре. Была ли она в сознании? Только по наблюдениям этого сказать нельзя. Оуэн поместил ее в сканер функциональной магнитно-резонансной томографии (ФМРТ) и попросил ее сделать что-то вроде прогулки по квартире или вообразить игру в теннис. Он обнаружил, что в ее мозгу были активированы те же области, что и те, которые он видел, когда он просил полностью сознательного пациента представить вещи.У нее было это «скрытое сознание».

Прочитав это исследование, я очень заинтересовался, как мы могли бы лучше определять этот вид сознательной активности у пациентов в отделении интенсивной терапии. Когда у вас есть пациенты в минимально сознательном состоянии, у тех, кто имеет это сознание, больше шансов выздороветь — и иметь лучший функциональный результат через год. Оуэн описал новое явление, и я хотел найти способ связать его с лучшими результатами для пациентов.

Каковы самые большие проблемы при попытке обнаружить скрытое сознание в работающем отделении интенсивной терапии?

Нет прямого теста на сознание.Поведенческое отражение человека стимулом в окружающей среде занимает центральное место в нашей традиционной концепции сознания. Однако ряд предположений должен быть верным в отношении людей, которые не реагируют на команду, чтобы вызвать их в бессознательном состоянии. Они должны уметь слышать, они должны уметь понимать команду, они должны уметь преобразовывать понимание команды в активацию соответствующей двигательной программы, и они должны уметь активировать мышцы, чтобы выразить действие команды.Вы можете поговорить с пациентом и попросить его пошевелить пальцами или моргнуть глазами. Но если они этого не делают, это не значит, что они не поняли того, о чем вы просили. Пациенты с когнитивно-моторной диссоциацией способны слышать и понимать команду, но, несмотря на способность двигать мышцами, они не демонстрируют поведенческого выражения команды. Это когнитивно-моторная диссоциация. Чтобы обнаружить это, вам нужен способ увидеть, что происходит в мозгу.

Сканирование

МРТ произвело революцию в нашей области, и у них есть большие преимущества в отношении других методов, поскольку они позволяют увидеть пространственное распределение травм головного мозга, а также активацию в головном мозге.Но они всегда требуют транспортировки пациента, что может представлять опасность для здоровья пациента в зависимости от состояния. Они также довольно дороги и сложны с точки зрения логистики. Чтобы сделать сканирование, пациента должны сопровождать врачи, медсестры и технологи-респираторы. Более того, сознание не полностью статично. Со временем он может меняться, а во время выздоровления часто колеблется. Я хотел разработать тест, который можно было бы повторять много раз, даже много раз в течение одного дня, чтобы отслеживать эти изменения.Даже в идеальных условиях с очень больным пациентом вам повезет сделать МРТ один или два раза во время пребывания в отделении интенсивной терапии. Итак, я хотел использовать другую технику. Некоторые другие исследования, проведенные Николасом Д. Шиффом из Медицинского колледжа Вейля Корнелла, показали, что мы могли бы использовать электроэнцефалограмму (ЭЭГ) для измерения сознательной активности мозга.

Почему вы думаете, что ЭЭГ будет достаточно чувствительной?

Конечно, у ЭЭГ есть ограничения в обнаружении активации. Вы можете не получить хорошего пространственного разрешения в более глубоких областях мозга.Но, используя парадигмы моторной активации, вы можете активировать достаточно большие области коры головного мозга, чтобы различать команду двигаться и команду не двигаться. Это заставило меня подумать, что он будет достаточно чувствительным, чтобы обнаружить когнитивно-моторную диссоциацию.

Ваша система обнаружения ЭЭГ обнаружила, что 15 процентов пациентов, прошедших тестирование в вашем исследовании, имели какое-то скрытое сознание. Вас это удивило?

Я был в шоке. Я думал, что мы сможем обнаружить одного или двух, но я был очень удивлен, что мы обнаружили такое большое количество людей, демонстрирующих эту активность, что указывает на уровень сознания, который было совершенно невозможно обнаружить при клиническом обследовании пациента.

Когда вы стояли у постели этих пациентов, вы не могли сказать, была ли у них когнитивно-моторная диссоциация или нет. Мы очень внимательно изучили все данные, которые мы собрали об этих пациентах, чтобы увидеть, может ли что-то еще отличить пациентов с активацией от пациентов без активации. Мы изучили уровни седативного воздействия, время травмы, демографические данные и все клинические особенности, которые могли придумать, чтобы увидеть, есть ли что-то еще, что могло бы объяснить разницу между теми, которые показали когнитивно-моторную диссоциацию на ЭЭГ, и теми, у кого этого не было.Мы ничего не смогли найти. Мы еще не знаем, может ли эта диссоциация чаще встречается при определенных типах заболеваний, но мы обнаружили ее при нескольких различных типах черепно-мозговой травмы.

Как такая информация влияет на решения по уходу?

Мы знаем, что скрытое сознание связано с клиническими результатами. Пациенты с когнитивно-моторной диссоциацией с гораздо большей вероятностью могли следовать клиническим командам перед выпиской из больницы. Глядя на пациентов в нашем исследовании, около половины пациентов с когнитивно-моторной диссоциацией и только около четверти пациентов без когнитивно-моторной диссоциации начали выполнять клинические команды позже.Пациенты с когнитивно-моторной диссоциацией также смогли сделать это намного раньше, чем другие. Это очень интересно знать.

Но, как врачу интенсивной терапии, это также полезно для разговоров с семьями. Семьи не хотят знать, как будет выглядеть пациент завтра — скорее, как будет выглядеть их любимый человек через год? Какой будет функциональный уровень? Таким образом, мы также изучили долгосрочные результаты для этих пациентов, восстановив связь с ними через год после травмы, и обнаружили, что почти половина пациентов с когнитивно-моторной диссоциацией выздоровели до хорошего функционального результата, измеренного по шкале результатов Глазго.По сути, это означает, что пациент достаточно выздоровел, чтобы его можно было оставить одного как минимум на восемь часов в течение дня. Гораздо меньший процент, около 14 процентов, пациентов без когнитивно-моторной диссоциации, показали такой же результат выздоровления.

Возможно, что наиболее важно, я думаю, что результаты также подтвердили — и это то, что резиденты и стажеры говорили на протяжении десятилетий, — что, когда вы находитесь в комнате и осматриваете пациента, вы должны предполагать, что пациент находится в сознании, даже если никаких признаков этого нет.Когда вы находитесь в комнате, говорите с пациентом, а не о пациенте. Не говорите того, что может вас огорчить. Это хорошее напоминание о том, почему это так важно.

Наши данные все еще нуждаются в репликации и подтверждении. Пока рано интегрировать это в алгоритмы прогнозирования восстановления. Но он показывает потенциал того, что такого рода тесты могут помочь предсказать результаты иначе, чем мы делаем сейчас.

Что эти результаты добавляют к нашему пониманию сознания и мозга в целом?

Это большой вопрос.То, как определяется сознание, может во многом зависеть от того, с кем вы разговариваете, будь то философ или врач. Некоторые философы утверждали, что сознание — это просто иллюзия. Не пытаясь решить «сложную» проблему исследования сознания, лучше всего определенную Дэвидом Чалмерсом, наша работа основана на традиции обнаружения физических сигналов как отражения сознательного опыта, который некоторые могут назвать «легкой» проблемой. В этой наиболее элементарной концепции восстановления сознания после острой черепно-мозговой травмы для осознанного переживания требуются две фундаментальные концепции: минимальный уровень возбуждения и некоторая степень обработки контента.Должно быть взаимодействие с окружающей средой и должна быть некоторая активность, чтобы показать, что сознание присутствует. Наши результаты, подтверждающие актуальность когнитивно-моторной диссоциации, добавляют новое измерение в обсуждение, потому что в прошлом мы в значительной степени полагались только на то, что мы можем наблюдать своими глазами. Наука показывает нам, что этот подход к измерению сознания становится все менее надежным. Сейчас есть данные, которые нам, возможно, придется учесть, которые нелегко наблюдать, но мы можем обнаружить, что они имеют большое значение с точки зрения прогноза и принятия решений для пациента в будущем.

Может ли такой детектор ЭЭГ работать в обычном неврологическом отделении интенсивной терапии?

Конечно, возможно. При разработке этого исследования мы намеренно не использовали массивы ЭЭГ высокой плотности с 256 электродами. У них есть преимущества с пространственным распределением, но было бы сложно интегрировать их в то, что мы в настоящее время используем в клинической практике. Мы решили использовать обычную ЭЭГ, используемую в клинической практике во всем мире. Мы также используем одноразовые наушники, чтобы избежать распространения инфекции между пациентами, а затем вся установка подключается к обычному рабочему столу компьютера.Все очень просто.

Экспериментальный план также прост. Блок-схема исследования состояла из двух основных команд. Продолжайте открывать и закрывать руку и перестаньте открывать и закрывать руку. Мы постарались сделать команды движения и отдыха как можно более похожими и изменили только одно слово. С выключенными «держать» и «стоп». Это было сделано намеренно, чтобы мы могли убедиться, что наблюдаемая нами активация была не просто подсознательной реакцией или каким-то другим артефактом, а сознательным пониманием разницы между удержанием и остановкой.Самое главное, что наша парадигма использовала конструкцию блока, многократно чередуя команды движения и отдыха, чтобы минимизировать риск систематического загрязнения артефактов.

Мы также использовали алгоритм, чтобы помочь проанализировать активность ЭЭГ, чтобы помочь обнаружить сознательную активность. Мы опубликовали этот код в статье NEJM. Мы хотели сделать его бесплатным для всех, кто хочет им пользоваться. Кто угодно может взять этот код, провести тот же анализ и получить результаты в течение дня, даже в течение нескольких часов.Я думаю, что это можно будет сделать где угодно.

Как вы следите за этим исследованием?

В настоящее время мы работаем над исследованием RECONFIG, финансируемым NIH. Мы изучаем пациентов с единственным заболеванием — внутримозговым кровоизлиянием. Мы выбрали это состояние, потому что это в первую очередь очаговое повреждение, и мы думаем, что оно позволит нам лучше взглянуть на механизмы, лежащие в основе этих когнитивно-моторных диссоциаций. В настоящее время неясно, почему пациенты способны четко различать моторные команды, но не могут двигаться в ответ на них.

Ни один из этих пациентов не парализован или не может двигаться. Они двигают рукой, когда мы ее стимулируем, но ни один из них не может следовать этим двум основным командам, чтобы удерживать и прекращать открывать и закрывать руку. Итак, мы используем обычное сканирование МРТ, а также визуализацию тензора диффузии, чтобы посмотреть на участки белого вещества, чтобы увидеть, как они связаны.

Что, по вашему мнению, люди извлекут из этого исследования?

Самое главное то, что когда вы стоите у постели больного, который не отвечает, то, что вы видите и о чем думаете, может не соответствовать действительности.Под этим черепом происходит много всего, о чем мы понятия не имеем. Это важно. В более широком масштабе почти 70 процентов пациентов с острой черепно-мозговой травмой, находящихся без сознания, умирают из-за того, что мы прекращаем лечение. У некоторых из этих пациентов может быть какое-то сознание, и, поскольку мы этого не знаем, мы не даем им возможности показать, могут они выздороветь или нет. Я думаю, что нам нужно намного, намного лучше прогнозировать для этих пациентов.

В настоящее время я участвую в большой инициативе Общества нейрокритических врачей и ученых со всего мира, которая называется «Инициатива по лечению комы».«Мы пытаемся провести крупномасштабные исследования, чтобы увидеть, можем ли мы поддержать процесс выздоровления для пациентов с нарушением сознания. Нам необходимо понять, какие механизмы лежат в основе этих нарушений. Что они означают для длительного выздоровления пациента? И зная это, как мы, врачи, можем активно поддерживать это выздоровление? Вот чего не хватало заботе. Вот куда нам нужно добраться.

Ссылки

Обнаружение активации мозга у неотзывчивых пациентов с острой травмой головного мозга, Ян Клаассен, М.Д. и др., N Engl J Med 2019; 380: 2497-2505. DOI: 10.1056 / NEJMoa1812757

хэштег в Twitter #curingcoma

В поисках знаков сознания

С помощью записей электрических сигналов от мозга и небольшой математики исследователи заглядывают в умы людей с минимальным сознанием. Команда, возглавляемая учеными из Кембриджского университета и Отдела когнитивных исследований и мозговых наук Совета медицинских исследований в Кембридже, Великобритания, объявила 16 октября в PLOS Computational Biology , что они определили сигнатуры мозга в небольшой группе людей, которые, казалось бы, не осознают и не осознают этого. пациенты, которые кажутся совместимыми с сознательным мышлением.

Чтобы записать электрические мозговые паттерны 13 пациентов в вегетативном состоянии — расстройстве сознания, при котором пациент с повреждением мозга не реагирует или не осознает свое окружение, — команда наклеила 128 электродов на кожу головы каждого пациента. Затем они использовали математический метод, называемый «теорией графов», чтобы преобразовать записанные данные электроэнцефалографии (ЭЭГ) в графики нейронных связей.

На изображении показаны результаты трех отдельных субъектов: двое слева — вегетативные пациенты, которые набрали одинаковые баллы в поведенческом тесте, измеряющем их уровень двигательных, зрительных и слуховых способностей, а голова справа — здоровый контроль.Двое вегетативных пациентов действовали исключительно на основе рефлексов — они могли пристально смотреть, беспорядочно двигать глазами или издавать неразборчивые звуки или движения. Высота цветных дуг указывает на силу нейронных связей, а каждый цвет дуги представляет разные пути в головном мозге. Пятна основного цвета на голове показывают надежность связей от передней части мозга к задней: синий — сильный, красный — слабый, желтый — промежуточный.

Изображение демонстрирует поразительное сходство между вегетативным пациентом в центре и здоровым субъектом справа: у обоих одинаковые активные паттерны электрической активности и связи в их мозгу.Это говорит о том, что, хотя у среднего пациента отсутствуют внешние признаки когнитивной функции, у него или нее, по-видимому, есть скрытые мозговые сигнатуры, которые могут указывать на сознание.

Отдельный когнитивный тест предоставил дополнительные доказательства того, что у среднего вегетативного пациента действительно была более развитая мозговая активность, чем у пациента слева. Исследователи поместили пациентов в аппарат МРТ и попросили их представить, как они играют в теннис. В то время как два пациента слева выглядели на одинаковом уровне растительности, сканирование показало, что средний пациент мог выполнить «теннисное задание», а пациент слева — нет.Это подтверждает идею о том, что некоторые пациенты, которые кажутся безразличными, могут обладать мозговой активностью, способной поддерживать активное сознательное мышление.

«Мы все лучше используем методы нейровизуализации, такие как ЭЭГ, чтобы понять, как мозг генерирует сознание», — говорит Шривас Ченну, компьютерный нейробиолог из Кембриджского университета, автор статьи. «Главный вывод состоит в том, что теперь мы можем видеть эти сети». Ченну добавляет, что помимо улучшения понимания неуловимого и загадочного мозга пациентов с минимальным сознанием, эти простые и доступные тесты ЭЭГ могут однажды заменить дорогие и менее доступные МРТ-сканирование, которые врачи в настоящее время используют для оценки паттернов мозга.


Юлия Кальдероне

Расстройства сознания — NHS

Расстройство сознания или нарушение сознания — это состояние, при котором сознание пострадало в результате повреждения мозга.

Сознание требует бодрствования и осознанности.

Бодрствование — это способность открывать глаза и иметь базовые рефлексы, такие как кашель, глотание и сосание.

Осведомленность связана с более сложными мыслительными процессами, и ее труднее оценить.

В настоящее время оценка осведомленности основана на физических реакциях, обнаруживаемых во время обследования.

Основными нарушениями сознания являются:

  • кома
  • вегетативное состояние
  • состояние минимального сознания

Кома

Кома — это когда человек не показывает никаких признаков бодрствования и никаких признаков того, что он осознает.

Человек в коме лежит с закрытыми глазами и не реагирует на свое окружение, голоса или боль.

Кома обычно длится менее 2–4 недель, в течение которых человек может проснуться или перейти в вегетативное состояние или состояние минимального сознания.

Подробнее о комах.

Вегетативное состояние

Вегетативное состояние — это когда человек бодрствует, но не проявляет никаких признаков осознания.

Человек в вегетативном состоянии может:

  • открыть глаза
  • просыпаться и засыпать через равные промежутки времени
  • имеют базовые рефлексы (например, моргание, когда они напуганы громким звуком, или отдергивание руки, когда ее сильно сжимают)

Они также могут самостоятельно регулировать свое сердцебиение и дыхание.

Но человек в вегетативном состоянии не проявляет никаких значимых реакций, таких как следование за объектом глазами или реакция на голоса.

Они также не проявляют никаких признаков того, что испытывают эмоции.

Если человек длительное время находится в вегетативном состоянии, это может считаться:

  • продолжающееся вегетативное состояние , когда оно длилось более 4 недель
  • постоянное вегетативное состояние , когда оно было более 6 месяцев, если вызвано нетравматической травмой головного мозга, или более 12 месяцев, если вызвано черепно-мозговой травмой

Если у человека диагностировано постоянное вегетативное состояние, выздоровление крайне маловероятно, но возможно.

Состояние минимального сознания

Человек, который демонстрирует ясную, но минимальную или непоследовательную осведомленность, классифицируется как находящийся в минимально сознательном состоянии.

У них могут быть периоды, когда они могут общаться или отвечать на команды, например, двигать пальцем, когда их просят.

Человек может войти в состояние минимального сознания после комы или вегетативного состояния.

В некоторых случаях состояние минимального сознания является этапом на пути к выздоровлению, но в других оно является постоянным.

Как и в случае с вегетативным состоянием, продолжающееся состояние минимального сознания означает, что оно длится более 4 недель.

Но постоянное состояние с минимальным сознанием диагностировать сложнее, потому что оно зависит от таких вещей, как:

  • вид черепно-мозговой травмы
  • насколько серьезна травма
  • насколько отзывчивый человек

В большинстве случаев состояние минимального сознания обычно не считается постоянным, пока оно не длится несколько лет.

Почему это происходит

Расстройства сознания могут возникать, если повреждены части мозга, отвечающие за сознание.

Эти виды черепно-мозговой травмы можно разделить на:

  • черепно-мозговая травма — результат тяжелой черепно-мозговой травмы, такой как травма, полученная во время автомобильной аварии или падение с большой высоты
  • Нетравматическая черепно-мозговая травма — травма головного мозга вызвана состоянием здоровья, например инсультом
  • прогрессирующее повреждение головного мозга — когда мозг постепенно повреждается (например, из-за болезни Альцгеймера)

Подробнее о причинах нарушения сознания.

Диагностика

Расстройство сознания может быть подтверждено только после обширного тестирования для определения уровня бодрствования и осведомленности человека.

Эти обследования должны проводиться лицом, страдающим расстройствами сознания, хотя следует также принимать во внимание мнения других медицинских работников и членов семьи.

Для некоторых состояний нарушения сознания, таких как вегетативное состояние и состояние минимального сознания, существуют рекомендуемые критерии, помогающие подтвердить диагноз.

Подробнее о диагностике нарушений сознания.

Лечение и уход

Лечение не может обеспечить выздоровление от состояния нарушения сознания.

Вместо этого используется поддерживающая терапия, которая дает наилучшие шансы на естественное улучшение.

Это может включать:

  • питание через трубку для кормления
  • следить за тем, чтобы человека регулярно двигали, чтобы у него не образовались пролежни
  • осторожно тренирует суставы, чтобы они не напрягались
  • поддерживать чистоту кожи
  • управление кишечником и мочевым пузырем (например, использование трубки, известной как катетер, для дренирования мочевого пузыря)
  • содержать в чистоте зубы и рот
  • предлагает возможности для периодов значимой деятельности — например, слушать музыку или смотреть телевизор, показывать картинки или слышать разговоры членов семьи

Сенсорная стимуляция

В некоторых случаях лечение, называемое сенсорной стимуляцией, может использоваться в попытке повысить чувствительность.

Это включает стимуляцию основных органов чувств, таких как зрение, слух и обоняние.

Обычно его проводит обученный специалист, но часто поощряется участие членов семьи.

Вот некоторые примеры сенсорной стимуляции:

  • visual — показ фотографий друзей и семьи или любимый фильм
  • слух — разговор или воспроизведение любимой песни
  • запах — положить цветы в комнату или распылить любимый парфюм
  • прикосновение — держать руку или поглаживать кожу разными тканями

Не совсем понятно, насколько эффективна сенсорная стимуляция, но иногда ее считают целесообразным.

Восстановление

Невозможно предсказать шансы на улучшение человека в состоянии нарушенного сознания.

Во многом зависит от:

  • вид черепно-мозговой травмы
  • насколько серьезна травма
  • возраст человека
  • сколько времени они в штате

Некоторые люди поправляются постепенно, тогда как другие остаются в состоянии нарушения сознания в течение многих лет.Многие люди никогда не приходят в сознание.

Есть лишь единичные случаи, когда люди приходили в сознание через несколько лет.

Те немногие люди, которые приходят в сознание по прошествии этого времени, часто имеют тяжелую инвалидность, вызванную повреждением их мозга.

Прекращение нутриционной поддержки

Если человек находился в вегетативном состоянии минимум 12 месяцев, ему может быть рекомендовано прекратить нутритивную поддержку.

Это потому, что:

  • шансов на выздоровление к этому моменту почти нет
  • продление жизни не принесет пользы заинтересованному лицу
  • продление лечения может дать ложную надежду и вызвать ненужные эмоциональные страдания у друзей и семьи пострадавшего

Медицинская бригада обсудит проблему с членами семьи.

Решение должно быть передано в суды Англии, Уэльса и Северной Ирландии, прежде чем можно будет предпринять какие-либо дальнейшие действия.

Решение суда в Шотландии не требуется, но к нему часто обращаются.

Если суд согласен с решением, группа паллиативной помощи обычно участвует в планировании отказа.

После прекращения нутритивной поддержки человек умрет в течение нескольких дней или недель.

Синдром запертости

Синдром запертости имеет сходные черты с расстройствами сознания, но рассматривается и лечится по-другому.

Человек с синдромом запертости находится в сознании и осознает, но полностью парализован и не может говорить.

Обычно они могут двигать глазами и иногда могут общаться, моргая.

Последняя проверка страницы: 6 августа 2018 г.
Срок следующей проверки: 6 августа 2021 г.

Heartbeat может помочь обнаружить признаки сознания у пациентов после комы

Newswise — Новое исследование, проведенное совместно Льежским университетом (Бельгия) и Ecole normale superieure — PSL (Франция), показывает, что взаимодействия сердца и мозга, измеренные с помощью электроэнцефалографии (ЭЭГ), обеспечивают новый диагностический путь для пациентов с расстройствами сознания. .Это исследование опубликовано в журнале Journal of Neuroscience .

Катрин Таллон-Бодри (ENS, CNRS) представляет: «Научное сообщество уже знало, что у здоровых участников реакция мозга на сердцебиение связана с восприятием, телесным сознанием и самосознанием. Теперь мы показываем, что мы можем получить клинически значимую информацию. если мы исследуем это взаимодействие у пациентов с расстройствами сознания ». За последние десятилетия было сделано несколько важных улучшений в диагностике этих пациентов, тем не менее, остается большой проблемой измерить самосознание у этих пациентов, которые не могут общаться.

В исследование были включены 68 ​​пациентов с расстройством сознания. Пятьдесят пять пациентов страдали от состояния минимального сознания и демонстрировали колеблющиеся, но постоянные признаки сознания, но не могли общаться, а также 13 пациентов в состоянии безответного бодрствования (ранее называвшееся вегетативным состоянием), которые не проявляли никаких поведенческих признаков осведомленности. Этим пациентам был поставлен диагноз с использованием пересмотренной шкалы восстановления комы, стандартизированного клинического теста для оценки сознательного поведения.

«Поскольку эти пациенты страдали от тяжелой черепно-мозговой травмы, они могли быть неспособны демонстрировать поведенческие признаки осведомленности. Поэтому мы также основывали наш диагноз на метаболизме мозга как на пробе сознания. Это современная техника нейровизуализации. это помогает улучшить диагностику пациентов с нарушениями сознания. Хотя эти снимки очень информативны, их можно получить только в специализированных центрах », — говорит Джитка Аннен (GIGA Consciousness, ULiege).

Исследователи записали активность мозга в состоянии покоя (т.е. без конкретной задачи или стимуляции). Они выбрали сегменты ЭЭГ сразу после сердцебиения и сегменты ЭЭГ в случайные моменты времени (т. Е. Не привязанные по времени к сердцебиению). Затем они использовали алгоритмы машинного обучения для классификации (или постановки диагноза) пациентов на две диагностические группы.

Диего Кандиа-Ривера (ENS) также комментирует: «Сегменты ЭЭГ, не привязанные к сердечным сокращениям, были информативными для предсказания того, находится ли пациент в сознании или нет, но сегменты ЭЭГ, привязанные к сердечным сокращениям, были более точными при этом.Наши результаты показывают, что вызванный потенциал сердцебиения может дать нам дополнительное свидетельство наличия сознания ».

Важно отметить, что реакции, вызванные сердцебиением, больше соответствовали диагнозу, основанному на метаболизме мозга, чем диагнозу, основанному на поведенческой оценке. . Таким образом, кажется, что реакцию, вызванную сердцебиением, можно использовать для измерения перспективы самосознания, которая не может быть успешно оценена с помощью поведенческих инструментов.

«Сознание может выиграть от более точного диагноза с использованием широко доступных прикроватных технологий», — заключает Стивен Лори, руководитель исследовательского подразделения GIGA Consciousness и Centre du Cerveau (ULiege, CHU Liege).

###

Состояние минимального сознания — заболевания головного мозга, спинного мозга и нервов

Подобно людям, находящимся в коме, людям в минимальном сознании требуется комплексная помощь.

Обеспечение полноценного питания (нутритивной поддержки) очень важно. Людей кормят через зонд, вводимый через нос в желудок (так называемое зондовое питание). Иногда их кормят через зонд, вводимый непосредственно в желудок или тонкий кишечник через разрез в брюшной полости.Через эти трубки можно также вводить лекарства.

Многие проблемы возникают из-за невозможности двигаться, и необходимо принять меры по их предотвращению. Например, может произойти следующее:

  • Пролежни: Лежание в одном положении может перекрыть кровоснабжение некоторых участков тела, вызывая разрушение кожи и образование пролежней.

  • Контрактуры: Недостаток движения также может привести к необратимому жесткости мышц (контрактурам), вызывая постоянное сгибание суставов.

  • Сгустки крови: Отсутствие движения увеличивает вероятность образования сгустков крови в венах ног — это называется тромбозом глубоких вен.

  • Повреждение мышц и нервов рук и ног: Отсутствие движения или длительное пребывание в одном положении может оказывать давление на нерв, который проходит близко к поверхности тела рядом с выступающей костью, например нервом. в локте, плече, запястье или колене.Такое давление может повредить нерв. В результате мышцы, контролируемые нервом, работают хуже.

Пролежни можно предотвратить, часто меняя положение человека и помещая защитные прокладки под части тела, которые соприкасаются с кроватью, например, пятки, чтобы защитить их.

Для предотвращения контрактур физиотерапевты осторожно перемещают суставы человека во всех направлениях (пассивные упражнения на диапазон движений) или накладывают шины на суставы в определенных положениях.

Предотвращение образования тромбов включает использование лекарств и сжатие или приподнятие ног человека. Движение конечностей, как это происходит в упражнениях с пассивным диапазоном движений, также может помочь предотвратить образование тромбов.

Если люди страдают недержанием, необходимо следить за тем, чтобы кожа оставалась чистой и сухой. Если мочевой пузырь не функционирует и моча задерживается, в мочевой пузырь может быть помещена трубка (катетер) для слива мочи. Катетеры тщательно очищаются и регулярно осматриваются, чтобы предотвратить развитие инфекций мочевыводящих путей.

Ищу скрытые признаки сознания

Тест «мозговой активности» для пациентов в вегетативном состоянии разделил неврологов.

Могут ли пациенты с черепно-мозговой травмой, которые не реагируют на окружающее, когда-либо считаться сознательными? Этот вопрос стал горячей темой в прошлом году после того, как исследователи, просканировавшие мозг женщины с диагнозом вегетативное состояние, обнаружили, что она может выполнять определенные умственные задачи по запросу.

Та же команда теперь проверила свой метод сканирования на здоровых добровольцах и считает, что его можно использовать в качестве общего метода измерения сознания у неотзывчивых пациентов. Исследователи также используют сканирование мозга в реальном времени, чтобы попытаться задать вопросы пациентам, прошедшим тест.

Учитывая, что нет единого мнения о том, что вообще значит быть в сознании, возможно, неудивительно, что трудно найти объективный способ обнаружения каких-либо его следов у пациентов в вегетативном состоянии.

Тем не менее, тест необходим, говорит Стивен Лаурис, член команды Льежского университета в Бельгии. Некоторые признаки сознания были обнаружены у 40% пациентов в явном вегетативном состоянии при более тщательном изучении, что позволяет предположить, что таким пациентам часто ставят неправильный диагноз.

В громком случае, описанном в журнале Science в прошлом году, группа под руководством Адриана Оуэна из MRC Cognition and Brain Sciences Unit в Кембридже, Великобритания, использовала функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ), чтобы показать, что женщина ушла. в вегетативном состоянии после автомобильной аварии могла ответить на просьбу представить игру в теннис или передвигаться по дому (А.Оуэн и др. . Наука 313 , 1402; 2006 г.).

Представляем пространственную навигацию (слева) и играем в теннис. Предоставлено: NEUROIMAGE, ELSEVIER

. Теперь команда проверила эту технику на 24 здоровых добровольцах, которым было дано аналогичное указание представить, что они гуляют по дому или играют в теннис. Задачи активируют отдельные сети в мозгу, и сканирование оказалось способным правильно сказать, какая задача выполняется (M. Boly et al . NeuroImage DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2007.02.047; 2007).

«Наша задача — найти маркеры, которые говорят нам, следует ли нам увеличивать наши терапевтические усилия».

Исследователи говорят, что демонстрация того, что метод надежно работает в здоровом мозге, доказывает его надежность. «Наша задача — найти маркеры, которые говорят нам:« Это безнадежный случай »или« Это тот случай, когда мы должны увеличить наши терапевтические усилия », — говорит Лаурис.

Лаурис с тех пор использовала эту технику у пяти пациентов с вегетативным состоянием в Льеже, но ни у одного из них не было обнаружено, что активность мозга совместима с сознанием. Оуэн попробовал с тремя пациентами в Кембридже — и нашел одного человека, способного ответить. Его команда продолжила попытки двустороннего общения с этим пациентом и с девушкой, первоначально описанной в Science , используя сканирование мозга в реальном времени. Пациентам было сказано, что для ответа «да» на вопрос они должны представить, что они играют в теннис (или футбол — команда знала, что этот человек был заядлым болельщиком «Ливерпуля»), а в случае «нет» — представить себе прогулку по дому.

Это значительно сложнее, чем исходная задача, и ни один из пациентов не ответил, но Оуэн уверен, что некоторые пациенты смогут это сделать. «Это, наверное, только вопрос времени», — говорит он. Поскольку для выполнения фМРТ-сканирования требуется транспортировка пациентов в больницу, где есть сканер, Оуэн также изучает идею установки у пациентов электроэнцефалограмм (ЭЭГ), которые будут измерять их мозговые волны и использовать это действие для перемещения курсора по экрану компьютера.Пациенты, прошедшие первоначальный тест с помощью фМРТ, затем могли быть тщательно обследованы с помощью ЭЭГ.

Не все уверены, что тест готов к диагностическому использованию. Даже если пациенты не отвечают, предупреждает Николас Шифф, невролог из Медицинского колледжа Вейл Корнелл в Нью-Йорке, все равно невозможно точно сказать, что это означает. Понимает ли пациент вопрос? Они не хотят отвечать? «Это не готово к прайм-тайму», — говорит Шифф.

Об этой статье

Цитируйте эту статью

Smith, K.Ищу скрытые признаки сознания. Природа 446, 355 (2007). https://doi.org/10.1038/446355a

Ссылка для скачивания

Дополнительная литература

  • Функциональная нейровизуализация вегетативного состояния

    • Адриан М. Оуэн
    • и Мартин Р. Коулман

    Обзоры природы Неврология (2008)

Новый метод диагностики для пациентов с нарушениями сознания — ScienceDaily

Новое исследование, проведенное совместно Льежским университетом (Бельгия) и Ecole normale superieure — PSL (Франция), показывает, что взаимодействия сердца и мозга, измеренные с помощью электроэнцефалографии ( ЭЭГ), открывают новые возможности диагностики для пациентов с нарушениями сознания.Это исследование опубликовано в журнале Journal of Neuroscience .

Катрин Таллон-Бодри (ENS, CNRS) представляет: «Научное сообщество уже знало, что у здоровых участников реакция мозга на сердцебиение связана с восприятием, телесным сознанием и самосознанием. Теперь мы показываем, что мы можем получить клинически значимую информацию, если мы исследуем это взаимодействие у пациентов с нарушениями сознания ». За последние десятилетия было сделано несколько важных улучшений в диагностике этих пациентов, тем не менее, остается большой проблемой измерить самосознание у этих пациентов, которые не могут общаться.

Для своего исследования исследователи включили 68 пациентов с расстройством сознания. Пятьдесят пять пациентов страдали от состояния минимального сознания и демонстрировали колеблющиеся, но постоянные признаки сознания, но не могли общаться, а также 13 пациентов в состоянии безответного бодрствования (ранее называвшееся вегетативным состоянием), которые не проявляли никаких поведенческих признаков осведомленности. Этим пациентам был поставлен диагноз с использованием пересмотренной шкалы восстановления комы, стандартизированного клинического теста для оценки сознательного поведения.

«Поскольку эти пациенты страдали от тяжелой черепно-мозговой травмы, они могли быть неспособны проявлять поведенческие признаки осведомленности. Поэтому мы также основали наш диагноз на метаболизме мозга как на пробе сознания. Это современная техника нейровизуализации, которая позволяет помогает улучшить диагностику пациентов с нарушениями сознания. Хотя эти снимки очень информативны, их можно получить только в специализированных центрах », — говорит Джитка Аннен (GIGA Consciousness, ULiege).

Исследователи записали активность мозга в состоянии покоя (т.е. без конкретной задачи или стимуляции). Они выбрали сегменты ЭЭГ сразу после сердцебиения и сегменты ЭЭГ в случайные моменты времени (т. Е. Не привязанные по времени к сердцебиению). Затем они использовали алгоритмы машинного обучения для классификации (или постановки диагноза) пациентов на две диагностические группы.

Диего Кандиа-Ривера (ENS) также комментирует: «Сегменты ЭЭГ, не привязанные к сердцебиению, были информативными для предсказания того, находится ли пациент в сознании или нет, но сегменты ЭЭГ, привязанные к сердцебиениям, были более точными при этом.Наши результаты показывают, что вызванный сердцебиением потенциал может дать нам дополнительное свидетельство наличия сознания ».

Важно отметить, что реакции, вызванные сердцебиением, больше соответствовали диагнозу, основанному на метаболизме мозга, чем диагнозу, основанному на поведенческой оценке. Таким образом, кажется, что вызванная реакция сердцебиения может использоваться для измерения перспективы самосознания, которая не может быть успешно оценена с помощью поведенческих инструментов.

«Следующая задача — применить наши результаты в клинической практике, чтобы все пациенты с расстройствами сознания могли получить пользу от более точной диагностики с использованием широко доступных технологий оценки у постели больного», — заключает Стивен Лаурис, руководитель исследовательского подразделения GIGA Consciousness и Centre du Cerveau (ULiege).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.