Проблема нормы и патологии имеет: Чуканова А.А. Проблема нормы и патологии: психологический обзор

Автор: | 05.02.1977

Содержание

«Захочешь — будешь жить»: истории женщин, которые перенесли рак груди | Статьи

Октябрь — месяц информированности о раке молочной железы. Это самое распространенное онкозаболевание в мире. По данным Всемирной ассоциации здравоохранения (ВОЗ), в течение жизни с ним сталкивается каждая 12-я женщина. Рак молочной железы можно лечить, но успех лечения во многом зависит от того, на какой стадии будет диагностировано заболевание, а также от того, насколько сам пациент готов бороться за свою жизнь. В России помощью онкопациентам с таким диагнозом занимается в том числе фонд «Дальше». «Известия» поговорили с подопечными фонда, у которых рак обнаружили уже в третьей стадии, о том, как они узнали о заболевании, как проходило лечение и что было после его завершения, а также с врачом-онкопациентом — о том, что чувствуют медики, оказавшиеся в этой ситуации.

«Я захотела жить»

Елена, 52 года:

«У меня от онкологии умерли мама и бабушка, у них у обеих был рак поджелудочной железы. Мама ушла за полгода, бабушка, кажется, за год. Поэтому, когда я узнала об этом диагнозе, это был, конечно, шок.

Я сама обнаружила у себя в груди эту шишечку и очень боялась идти к врачу, тянула время. Но меня как будто подтолкнул сам Бог: я ударилась ночью о косяк, и после этого опухоль очень сильно выросла, откладывать стало просто некуда. Я пошла в больницу делать маммографию, и меня направили в Центр женского здоровья на Таганку.

Сначала у меня взяли биопсию, потом отправили на Бауманку. Там они решили сделать биопсию сами. Месяц мы ждали результатов. Когда я приехала за результатом, мне сказали: «А зачем вы приехали к нам, у вас 62-я больница». Эти мытарства мне в общем-то сыграли на руку, потому что в 62-й больнице были прекраснейшие врачи и прекрасное отношение. Там уже я начала свое лечение.

Выяснилось, что у меня сразу была третья стадия. Мне было 45 лет. Конечно, было очень страшно. Дочь у меня как раз была беременна, и для нее это был тоже шок. Но у меня была замечательная врач, она меня сразу отправила в клинику и всем все время говорила: «Молодая женщина, молодая женщина, ей нужно срочно сделать операцию, потому что у нее такая серьезная проблема».

Фото: фонд «Дальше»

Мне очень помогли дочь и двоюродный брат. Была еще маленькая помощница: у меня во время лечения родилась внучка, и с ней надо было гулять, потому что дочка работала. Мне после «химии» было тяжело, я заработала еще и аритмию. Мы приняли решение, что работает дочь, а я сижу с внучкой. И внучка меня вытащила из физического изнеможения, потому что прогулки каждый день помогли мне войти в норму.

Сначала, конечно, было очень пессимистичное настроение. Я знала, как быстро ушли у меня мама и бабушка, и думала, что в общем это все. Но врач, которая делала мне операцию, сказала: «Как ты сама захочешь, так и будет. Захочешь жить — будешь жить. Не захочешь — готовься».

Эти слова меня тогда очень впечатлили. Я еще спросила про реконструкцию [груди], и она мне сказала: «Ты сначала выживи, потом будешь думать про реконструкцию». Для меня это был очень большой стресс. Но тогда я захотела жить.

Я прошла лечение и операцию, операция у меня была в 2014 году. У меня негормональный рак, поэтому нет такого лекарства, которое будет поддерживать. Поддерживаю я себя сама, поддерживают мои друзья и мои любимые родственники.

После лечения я решила пройти арт-терапию. Начала рисовать. Рисовала по три-четыре картины в день. У меня было желание выплеснуть все это на бумагу. Я рисовала и рисовала, потом начала уже заниматься с художниками, купила курсы. И сейчас рисую достаточно неплохо. Недавно мой художник как раз приглашал меня на свой эфир, рассказывал, что я начинала с детских рисунков и дошла до вполне достойного уровня.

А в марте я начала писать стихи. Сейчас у меня больше 200 стихов. Девочки, мои знакомые, говорят, что мои стихи лечат, и каждое утро они ждут мои стихи. Каждое утро я начинаю со стиха. Я уже не мыслю себя без этого».

«До операции могла пробежать 2 минуты, а теперь бегу 15 км»

Юлия, 33 года:

«В моей жизни до 2020-го онкозаболеваний не существовало вообще. Только в новостях в СМИ, когда о ком-то говорят и думаешь: Господи, как же жалко людей. Из родственников не болел никто.

В 2020-м началась пандемия, нас отправили по домам, на удаленку. Мы с молодым человеком уехали в Тверь, у нас там дача. Там Волга, природа — все замечательно, отдыхаем, работаем, я начала бегать. В мае я стала замечать небольшое уплотнение в груди. А до этого я похудела сильно, килограмм на пять-шесть. Я думала, это из-за того, что я бегать начала. И вот я чувствую уплотнение с одной стороны и думаю: странно, может, это мышца. У меня не было даже мысли сравнить две груди.

Потом я заметила выделения, а после этого нащупала в подмышке лимфоузел. С правой стороны, где и уплотнение. После этого уже полезла в интернет, причем меня насторожили не опухоль и даже не лимфоузел, а выделение из соска. Но когда я все это сложила,

я прочитала, что это может быть симптомами онкозаболевания. Когда знаешь это, начинаешь щупать и видишь, что да, грудь отличается. Ну и все, стало понятно, что надо ехать в Москву. А там как раз начали вводить жесткие пандемийные ограничения.

Фото: фонд «Дальше»

Но мне это сыграло скорее на руку в отличие от многих. Я прошла все почти без очередей. Приехала в поликлинику, там врач пощупала, взяла мазок, направила на УЗИ. На УЗИ мне сказали: мол, нам это не очень нравится, идите к вашему врачу, пусть вам дадут прямо направление в Женскую клинику здоровья на Пресне. Я пришла обратно к гинекологу, и та сказала: «Вы не переживайте, я, конечно, дам направление, но у нас они всех пугают».

В этот же день мне сделали УЗИ, маммографию, на следующий день записали на биопсию. Когда я лежала на биопсии, пришел анализ соскобов: в нем говорилось, что раковых клеток не обнаружено. Когда врач, которая проводила обследование, сказала: «Очередное подтверждение, что на цитологию ориентироваться не стоит вообще», — я напряглась.

О том, что у меня рак, я узнала в один день с новостью о том, что у меня коронавирус.

В поликлинике брали мазки на COVID-19. И вот я уже приехала обратно к себе на дачу, и в обед мне позвонили и сказали, что у меня коронавирус.

В тот же день пришли результаты биопсии, но с этим мне никто не позвонил. Мы просто сели с молодым человеком вечером отметить пятницу. Я решила проверить, не готовы ли результаты, залезла в личный кабинет. Результаты были готовы, и там в общем было все понятно написано: «Подтвержден диагноз рак молочной железы». Я еще неправильно прочитала стадию как третью, хотя у меня была максимальная вторая. Потом, правда, мне ее все равно изменили на начальную третью.

Это очень тяжело. Когда тебя обследуют, что бы ни говорили врачи, ты до последнего молишься всем богам: я буду и то делать, и се, лишь бы не подтвердилось. Умом ты понимаешь, что, скорее всего, да, а сердцем надеешься, что обойдется. Я, конечно, разрыдалась.

Огромное спасибо моему молодому человеку, он все время был рядом. Есть много случаев, когда мужчины не выдерживают, от некоторых девушек мужья уходят. Но у нас получилось все наоборот: вот три месяца назад, уже после лечения, я вышла замуж.

Маме я ничего не говорила, пока не получила на руки все документы, план лечения

. Пока я не могла сказать: это лечится, это не так страшно, вот документы, вот такой прогноз.

Папа и бабушка у меня живут в ЛНР (самопровозглашенная Луганская народная республика. — «Известия»), и им я ничего не стала говорить и не сказала до сих пор. Бабушке пошел 84-й год, у нее три инсульта, но она молодец, она ходит, разговаривает. У папы был микроинфаркт. Я понимала, что бабушку это точно на тот свет может отправить, а папе навредить. Поэтому, когда у меня исчезли волосы, брови, я очень долго маскировалась, не разговаривала с ними по видеосвязи. Потом начала их постепенно готовить, сказала, что меня в парикмахерской неудачно постригли и я решила побриться налысо. Они до сих пор верят, что у меня была стрижка неудачная

.

В плане лечения мне очень повезло. Я ни копейки нигде не заплатила, у меня ничего не вымогали и не требовали. Все давали вовремя, с лечением не затягивали, и все это в рамках ОМС. Один раз я поменяла химиотерапевта — мы не сошлись характерами. Кроме того, мне отказались выписать лекарство для поддержания уровня лейкоцитов: сказали, идите в свою поликлинику. В итоге я решила в принципе делать «химию» в поликлинике и очень этим довольна. Там была замечательная врач.

Из-за пандемии не выбрали все квоты, и я довольно легко попала на операцию к хорошему хирургу в Институт радиологии на Калужской.

Но о чем мне не говорили ни хирург, ни химиотерапевт, это о том, что у девушек после такой операции часто развивается лимфедема (из-за того, что после удаления лимфатических узлов лимфатическая жидкость скапливается в мягких тканях. — «Известия»).

Фото: фонд «Дальше»

Врачей-лимфологов у нас в поликлиниках нет. И о том, что такая проблема может быть, что вам может потребоваться специальный рукав, меня никто не предупреждал. Я случайно наткнулась в интернете на открытый урок с лимфологом, как раз в фонде «Дальше». Это было единственное видео, которое я в итоге посмотрела из всего, что у меня было сохранено в закладках.

Я послушала, и оказалось, что у них есть бесплатная школа для онкопациентов. О лимфедеме там рассказывают все: как обследовать, как лечить, нужна или нет операция. Я ходила раз в неделю, и всем, кто с раком молочной железы столкнется, я очень рекомендую это сделать: такого количества информации вам не дадут ни на одном коротком приеме. Я узнала об этом уже после операции, но в идеале, конечно, все это нужно сделать еще до. В итоге мне посоветовали рукав хороший, и я нашла врача, который потом проведет мне операцию на руке.

Я сразу после операции начала давать себе физические нагрузки, хотя врачи этого и не рекомендовали. В двухместной палате я почти все время лежала одна — опять же из-за пандемии. Никого не пускали, выходить в коридор было нельзя, было довольно скучно. Я делала приседания три раза в день, махи ногами — все, что не нагружает руку. Сейчас я каждый день даю себе кардионагрузку.

Недавно пробежала 15 км, хотя до лечения начинала с двух-трех минут бега и уже немного задыхалась.

Врач мне тоже говорит, что это необходимо: только физика поможет организму не давать думать, что он стареет, что он в климаксе. Чем дольше вы будете жить активной жизнью, работать, а не хоронить себя, тем сильнее вы продлите эту молодость

. Я лично еще планирую иметь детей, когда это закончится».

«Врачи спросили, зачем я вообще пришла»

Алла, 51 год:

«В нашей семье никто никогда с этим не сталкивался, поэтому я даже не представляла себе, что у нас это может у кого-то быть.

Но пять лет назад на плановом осмотре у гинеколога врач увидела подозрительное уплотнение и отправила меня дальше «поисследовать». Я ничего плохого не ждала, так что, когда специалисты говорили, что это не онкозаболевание, давайте понаблюдаем, придете еще через полгода, я спокойно это воспринимала.

Мне сделали не только УЗИ, но и МРТ. И все сказали, что ничего такого не видят. Но попался маммолог, которого я благодарю до сих пор: он настоял на том, чтобы проверить еще раз

, чтобы сделать биопсию. Сказал: «Мне это не нравится, давайте посмотрим еще». Посмотрели, и оказалось, что у меня третья стадия.

Когда маммолог позвонил и попросил подъехать, я сразу напряглась, потому что поняла, что, если бы все было хорошо, он бы сказал мне это по телефону. В итоге он в течение 45 минут — я как сейчас помню — рассказывал мне, что это онкологическое заболевание, что мне предстоят такие-то и такие-то шаги.

Не помню, как я доехала домой, все время думала, как сказать дочери. Ей на тот момент было 13 лет. Думала, как вообще сказать родным. Медицина была уже продвинутая, но откуда-то

из прошлой жизни в голове оставалось, что если рак, то, значит, ты умер, это однозначно. Поэтому сразу возникли все эти мысли о том, как будет расти дочь без мамы, что умирать в 46 лет — это как-то рановато.

Фото: фонд «Дальше»

Острая фаза переживания длилась три дня, потом стало понятно, что все равно какие-то действия надо предпринять. Мне порекомендовали хорошего хирурга в России, но у меня была финансовая возможность, и я решила лететь в Германию.

Самое смешное, что, когда я приехала туда, врачи посмотрели и тоже спросили, зачем я пришла, м

ол, они ничего страшного не видят. Но есть такая процедура, когда тебе вводят вещество, которое красит патологию, а потом делают небольшой надрез и смотрят. И врачи сказали, что раз я приехала, они готовы все-таки сделать этот местный надрез и посмотреть. И когда они его сделали, стало понятно, что все совсем плохо. Мне сказали, что потребуется полная мастэктомия (полное удаление молочной железы. — «Известия»).

Для меня, конечно, это был второй шок. Потому что я надеялась, что это зарубежные врачи, современные технологии, и я смогу обойтись «легким испугом», не придется удалять грудь. Но не получилось, и я легла на вторую операцию.

Операция оказалась самым легким шагом во всем этом процессе, потому что дальше мне потребовалась химиотерапия. Сначала я ее переносила хорошо, почти без побочек, а потом мне поменяли препарат, и у меня перестал вовремя восстанавливаться уровень лейкоцитов. В этом случае «химию» не делают, ждут, когда организм восстановится до конца. Из-за этого лечение сильно затянулось.

Стрижка налысо для женщины — отдельный жуткий стресс. Я сидела и рыдала в парикмахерской, где я отрезала волосы. Там был пожилой дедушка-парикмахер, который говорил: «Я вас понимаю, я делаю это с тяжелым сердцем».

Ты и так выглядишь не слишком здоровым человеком, а тут ты еще и без бровей, без ресниц. И не хочется лишний раз смотреть на себя в зеркало, не то что выходить из дома.

Потом была лучевая терапия. Ее я делала уже в России. У меня левая сторона, и мне сразу сказали, что здоровые органы тоже пострадают, потому что облучение — это не так безобидно, как можно было бы предположить. У меня начались боли в сердце, мне делали кардиограмму, давали таблетки.

Но я разговаривала с женщинами, и у всех, как и у меня, в итоге сильнее всего пострадала кожа: к окончанию курса — 25 процедур, — образовалось что-то вроде ожога.

Последнее облучение было просто счастьем, потому что хотя бы на какое-то время по поводу лечения можно было выдохнуть. Но после этого еще раз в полгода нужно было проверяться. И каждый раз я с ужасом ждала, какие будут результаты, не повторится ли все это.

Еще во время «химии», когда у меня выпали волосы и ресницы, я сидела одна и не хотела особенно ни с кем общаться. Некоторые деликатно спрашивали, готова ли я поговорить о болезни, но я начинала плакать и, как правило, оказывалась не готова.

Фото: фонд «Дальше»

Тогда подруга порекомендовала мне психолога. Я сказала, что нет, я не барышня и справлюсь сама. Но чем дольше двигался процесс, тем сильнее я понимала, что сама уже не справляюсь, нужен специалист. Я обратилась к женщине, которую мне посоветовали, и года полтора я ходила к ней, прорабатывая страх рецидива, страх смерти, какие-то вещи, которые возникали параллельно.

Эта же подруга потом порекомендовала мне фонд «Дальше». Там в том числе есть именно онкопсихологи: сначала индивидуальная, а потом групповая терапия, которая мне тоже очень помогла.

Работу с психологом я рекомендую всем, кто столкнулся с этой проблемой, потому что после этого ты совершенно спокойно можешь с этим жить — можешь говорить об этом, рассказывать, можешь кому-то помогать, давать советы по лечению, и все это совершенно спокойно, не причиняя себе при этом никаких душевных травм».

«Для медиков есть свои плюсы и минусы»

Екатерина, 54 года:

«Я сама акушер-гинеколог. Опухоль у меня нашли в январе 2018 года. Когда ты медик, есть свои плюсы и минусы. С одной стороны, у тебя много знакомых в медицине, ты более или менее понимаешь, что должно происходить, как это могут лечить. Знаешь, к кому обратиться, если что. С другой — ты сразу очень четко осознаешь, что значит этот диагноз.

Образование у меня увидели на УЗИ. При этом у нас есть обязательный профосмотр, и за несколько месяцев до этого, в сентябре, я проходила УЗИ планово. Тогда мне сказали, что патологии не обнаружили, и это усыпило мою бдительность, потому что уже в октябре я нащупала уплотнение, но поскольку была недавно на обследовании, проверяться сразу не пошла.

Я пришла на УЗИ в январе следующего года, и выяснилось, что у меня третья стадия. Меня смотрела та же врач, и она сказала мне: «Вы что, не видите, что у вас запущенная онкология?»

С одной стороны, я считаю, что в моем случае это был пропущенный диагноз: эта опухоль не могла развиться так быстро. С другой — я понимаю, что с моей стороны тоже не хватило так называемой онконастороженности, того, о чем я всегда говорю своим пациентам. Я акушер-гинеколог с огромным стажем, врач ультразвуковой диагностики по второй специальности, но я не стала смотреть в монитор, потому что не хотела увидеть там ничего подозрительного.

Поэтому сразу всем хочу сказать, что онконастороженность — когда ты внимательно относишься к себе, когда проверяешь любые подозрения, причем своевременно, — это очень важно. Второй важный момент — если у вас были опасения, вам сказали, что все хорошо, но у вас по-прежнему есть сомнения, ищите второе мнение. Врач может ошибиться.

Рак молочной железы — очень распространенное заболевание. Если говорить проще: у меня на лестничной клетке четыре квартиры. Женщины в двух из них — я и моя соседка — с ним столкнулись. Только в этом месяце у двух моих пациенток диагностировали РМЖ, причем у одной девушки на ранней стадии — она нащупала уплотнение и пришла сама. А вторая, пожилая, очень интеллигентная женщина, уже несколько лет приходила к разным врачам с жалобой на уплотнение в груди, и диагноз почему-то ей никто так и не поставил.

Очень важно выявить заболевание на ранней стадии. Потому что вначале выживаемость составляет до 90%, в моем случае это было от 0 до 30%. Разброс огромный, и как понять, в какой процент ты попадешь?

Фото: фонд «Дальше»

В России существует программа скрининга рака шейки мака и рака молочной железы. Скрининг — это обследование условно здоровых. Есть приказ Минздрава, по которому женщинам до 40 делается УЗИ молочных желез раз в два года, а после 40 лет скрининговым исследованием является маммография. Это не касается женщин с отягощенным семейным анамнезом: это уже группа риска, и у них другая программа.

При этом надо иметь в виду, что шанс всегда выше, чем в статистике: статистика у нас отстает, потому что она опирается на возможности медицины, которые были пять лет назад. А медицина в этой сфере очень быстро идет вперед. У меня онкозаболевание нашли в 2018 году, а уже в 2019-м для моего вида рака появился новый вид лечения, которого до этого не было. Как его могли учесть в статистике?

Еще важно понимать, что протоколы во всех странах одинаковые. Многие едут, например, в Израиль, потому что считают, что там лучше знают, как лечить. Но вообще-то врачи везде работают по международным протоколам, у нас тоже. Другое дело, что у нас часто бывает очень жесткое, очень негуманное отношение к пациентам. Это особенно печально, потому что в психологическом плане онкопациент — это человек без кожи.

Для меня диагноз был шоком. Я не понимала, почему со мной это произошло. Мне требовалась радикальная мастэктомия, а для женщины в любом возрасте удаление груди — это, конечно, травма. Потом очень сложно смотреть на себя в зеркало. Кроме того, уже после операции и химиотерапии стало понятно, что моя опухоль слабо реагирует на химиотерапию, есть метастазы в лимфоузлах. В этом случае прогноз обычно неутешительный, и у меня началась депрессия. Но я поняла, что мне надо как-то самой научиться с этим жить.

Я продолжала работать и параллельно занималась с психологом. Кроме того, мне помогла йога. До заболевания я очень скептически к ней относилась, а тут пришла на специальные занятия для тех, кто перенес рак молочной железы, и выяснилось, что это действительно мое. Так мне удалось вернуть подвижность руки, потому что часто бывает, что после операции рука не поднимается.

Психологической помощи пациентам у нас нет. Также негде получить совет о том, как, например, оформить инвалидность. Эти задачи берут на себя фонды и пациентские сообщества. Там есть онкопсихологи и медицинские юристы, и это очень важно: это огромная помощь для человека, который никогда не сталкивался ни с чем подобным, и вот на него обрушился этот диагноз.

В октябре фонд «Дальше» проводит социальную акцию «Розошарф», в рамках которой можно пожертвовать средства на помощь пациентам с раком молочной железы и работу специализированного центра поддержки.

в Крыму ответили на слова экс-главы Литвы о «развале России» — РТ на русском

Бывшему председателю Верховного совета Литвы Витаутасу Ландсбергису следует перестать гадать о будущем России и подумать о состоянии своей страны, заявил глава Крыма Сергей Аксёнов. По его словам, «европейский путь» лишил Литву (как и Украину) всех достижений советского периода. Накануне литовский политик предрёк развал российского государства, после которого Крым вновь станет украинским. В Совфеде отметили, что на Западе и в Прибалтике мечтают о распаде Российской Федерации, между тем страна только усиливается. При этом в Госдуме напомнили, что жители полуострова сами приняли решение о возвращении в состав России.

Глава Крыма Сергей Аксёнов призвал бывшего председателя Верховного совета Литвы Витаутаса Ландсбергиса «перестать фантазировать» на тему будущего Российской Федерации и задуматься о собственной стране. Ранее литовский политик предрёк России распад, в результате которого Крымский полуостров вернётся в состав Украины.

«Очередное высказывание из серии «дурень думкой богатеет». Патологическая русофобия мешает бывшему литовскому политику трезво смотреть на мир. Если бы он смог это сделать, то заметил бы, что разваливается как раз Украина. Этот процесс начался в 2014 году и будет продолжаться до тех пор, пока действующие украинские власти делают всё, чтобы усугубить внутренний раскол и посеять ненависть», — написал Аксёнов в своём Telegram-канале.

Комментируя слова Ландсбергиса о так называемом европейском пути, глава Крыма отметил, что этот путь привёл постсоветские республики, в том числе Украину, к потере всех достижений советского периода и всего экономического и промышленного потенциала, к оттоку и сокращению населения, а также к реабилитации нацистских преступников.

«Вот он — логический итог «европейского пути». Поэтому, вместо того чтобы гадать о будущем России, лучше литовскому фантазёру подумать о состоянии своей страны», — заметил глава Крыма.

В свою очередь, член комитета Совета Федерации по международным делам Сергей Цеков отметил правоту Ландсбергиса, подчеркнувшего, что Украина не сможет вернуть себе Крым, отняв его у России. При этом он указал, что на Западе и в Прибалтике очень часто мечтательно говорят о развале РФ.

«Мы же понимаем, что не дождутся они развала России. Россия будет только усиливаться. В сильной России заинтересовано подавляющее большинство стран, кроме ЕС. Почему хотят сильную Россию? Потому что Россия ведёт себя порядочно. Она защищает страны, которые попали в сложную ситуацию — чаще всего из-за политики ЕС и американцев. Россия — защитник, поэтому Россия не развалится и подавляющее большинство не желают её развала. А те, кто говорят об этом, — просто ничего другого придумать не могут», — подчеркнул собеседник RT.

Также на russian.rt.com «Живут в придуманном мире»: на Украине рассказали о возможном сценарии «возврата» Крыма

5 октября председатель Верховного совета Литовской Республики в 1990—1992 годах в интервью украинскому изданию «День» заявил, что все империи имеют свой конец, поэтому «развал России» — лишь вопрос времени. Только после этого события Украина, по его словам, сможет вернуть себе Крым.

Также по теме

«Даже не пытаются вернуться к реальности»: как киевские власти хотят «вернуть» Крым

Украинский кабмин одобрил план мероприятий по реализации стратегии «деоккупации и реинтеграции» Крыма. Как заявил премьер-министр…

«Я думаю, не совсем так, как провозглашает украинская власть, заявляя: «Мы получим Крым назад — и, может быть, даже скоро». Но это «скоро» (или «не скоро») придёт только с распадом России — не раньше. Не будет такого, что Россия при наличии всех её ядерных бомб будет отдавать Крым», — сказал он.

По мнению депутата Госдумы Руслана Бальбека, экс-глава Верховного совета Литвы присоединился к «когорте русофобов, которые пророчат разные кары и сами не верят в то, что это сбудется».

«Ну а для Украины эти слова прям как святая роса. Наверное, уже отчёт начали делать, когда развалится Россия», — заявил парламентарий в беседе с RT.

Его коллега, депутат Госдумы от Севастополя Дмитрий Белик, считает, что литовский политик даёт Украине ложные надежды.

«Крымчане сами вернулись в РФ, домой. И ни в чьих возвращениях и освобождениях мы не нуждаемся и не желаем этого. Так что они, конечно, могут грезить о том, как будут забирать полуостров, но всё это — из разряда поговорки «Глазами бы съели, да вот руки не дотянутся». Юлит экс-глава Верховного совета Литвы. Возможно, хотел что-то хорошее сказать, а получилось очередное враньё», — цитирует его РИА Новости.

Крым стал частью России по результатам проведённого референдума в марте 2014 года — большинство жителей полуострова высказались за воссоединение с Россией. Впоследствии российские официальные лица неоднократно отмечали, что вопрос принадлежности Крыма закрыт.

Также на russian.rt.com «Был, есть и будет российским»: Шойгу ответил на заявления Зеленского о Крыме

Так, в августе глава Минобороны Сергей Шойгу, комментируя слова Владимира Зеленского о том, что Крым «никогда не будет российским» и его возвращение в состав Украины — «вопрос времени», вспомнил одесский анекдот.

«Знаете, есть старый одесский анекдот, когда приезжий спрашивает на Соборке о неработающем фонтане: «А здесь бил фонтан?» На что одессит ему отвечает: «Почему бил? Он бил, есть и будет!» Так и с Крымом. Руководители Украины приходят и уходят. А Крым всегда был, есть и будет российским», — пояснил Шойгу, подчеркнув, что статус Крымского полуострова не претерпит никаких изменений.

Наблюдение ребенка специалистами от 0 до 18 лет

Видеть своего малыша здоровым, бодрым, активным, жизнерадостным — не это ли мечта всех родителей? Необходимо понимать, что интенсивное развитие и рост ребенка, особенно в сочетании с неблагоприятной экологической обстановкой, могут спровоцировать развитие различных отклонений в здоровье. Поэтому поддержание и укрепление здоровья — это не только ежедневный уход и забота, но и обеспечение достойного медицинского обслуживания своему ребенку. Врачи-специалисты, наблюдая за становлением организма, нервно-психическим развитием, вовремя выявят начальные стадии изменений в системе органов и заболевания в ранней стадии. В соответствии с возрастом ребенка назначат определенный режим, рекомендуют физические упражнения, питание, методы закаливания, профилактические средства, своевременно окажут лечебную помощь и тем самым предупредят развитие ряда хронических заболеваний и их обострений.

Осмотр детей в тот или иной возрастной период обусловлено особенностями развития ребёнка.

Малыша до года нужно обследовать чаще, ведь любой родитель знает о том, что в течение первого года жизни малыш растет не по дням, а по часам, прибавляет в весе, приобретает навыки, совершенствует зрение и слух, проходит важные периоды становления костно-мышечной, пищеварительной и других систем, а основы будущего здоровья закладываются ещё в младенчестве. Грудничка осматривают врачи-специалисты в 1. 3, 6, 12 мес.

ПЕРВЫЙ МЕСЯЦ

На первом месяце жизни важно исключить врождённую патологию органов и систем, которые имеют основополагающее значение для дальнейшего роста и развития.

Детский невролог во время осмотра определяет реакцию малыша на громкие звуки, что помогает исключить врожденную глухоту или снижение слуха, исследует состояние позвоночника, черепных швов, большого и малого родничков, для исключения дефектов позвоночника и внутричерепной гипертензии. Оценивает нервно-психическое развитие ребенка, проверяя рефлексы и способность малыша взаимодействовать с окружающим миром, т. е. поведенческие реакции; безусловные рефлексы новорожденных: поисковый, хоботковый, сосательный — без них кроха не может находить мамину грудь и получать из неё молоко, защитный — повернуть голову в сторону случае опасности прекращения доступа воздуха.

Детский хирург в силу своей профессии владеет знаниями не только хирургического профиля, но и знаниями в области ортопедии и урологи. Специалист осматривает ребенка на предмет наличия многих заболеваний: врожденного вывиха бедра, дисплазии (недоразвитие) тазобедренных суставов, врожденной мышечной кривошеи, косолапости, пяточных или плоско-вальгусных стоп, переломов: костей черепа, конечностей, ключиц, позвонков, вывиха плеча, кровоизлияния в мышцы, кефалогематомы, пупочной, паховой грыжи, грыжи белой линии живота. Для исключения дисплазии тазобедренных суставов всем детям назначается ультразвуковое исследование тазобедренных суставов.Достаточно часто выявляются при осмотре гемангиомы (доброкачественная опухоль)различной локализации. У грудничков тщательно исследуются половые органы. У маленьких девочек чаще всего в первый месяц жизни может быть сращение половых губ (синехии), поскольку синехии могут вызывать задержку мочеиспускания и, возможно, понадобится хирургическое вмешательство. А что же у мальчиков? Может быть обнаружена водянка яичка или крипторхизм — не опущение одного или обоих яичек в мошонку(встречается у 10-20% мальчиков). Смотрят, где открывается отверстие мочеиспускательного канала. Иногда оно бывает расположено не на вершине головки (так должно быть), а на верхней или нижней поверхности полового члена (гипоспадия или эписпадия). Такая патология не причиняет боли малышу, но в дальнейшем может быть причиной искривления полового члена и затруднений при половой жизни.

Осмотр офтальмолога очень важен для крохи, особенно недоношенных детей и малышей с осложнениями в родах или при неблагоприятном течении беременности. У них необходимо исключить ретинопатии. Специалист осмотрит глазное дно ребенка, оценит реакцию зрачков на свет, исключит слепоту и пороки развития слезных каналов, серьезные нарушения остроты зрения. В норме у новорожденных детей физиологическая дальнозоркость, когда изображение предметов фокусируется не на сетчатке, а позади нее. Ориентировочно до 1 года врачи считают нормой дальнозоркость от +3 до +6 диоптрий. Помимо этого в таком раннем возрасте можно своевременно выявить и успешно лечить такие заболевания, как глаукома, катаракта, врожденную опухоль сетчатки — ретинобластому.

ТРИ МЕСЯЦА

В 3 месяца жизни в связи с интенсивным ростом и развитием костно-мышечной системы малыша, проявления изменений мышечного тонуса, предстоящим освоением новых видов движения: перевороты, присаживание, а затем и ползание необходимо детскому неврологу и травматологу- ортопеду. Зачастую невролог впервые в этом возрасте диагностирует двигательные нарушения.

К этому возрасту могут появиться начальные проявления приобретённой патологии в частности посттравматической кривошее в результате повреждения грудинно-ключичной мышцы и формирования рубца, или неправильно сросшегося перелома ключицы; дефицита витамина «Д» (уплощение затылочной кости, мягкость и податливость костей в области родничка и швов, а также залысина на затылке). Врач-травматолог — ортопед осуществляет контроль за течением и лечением ранее выявленных заболеваний. До 3-х месячного возраста практически полностью восстанавливаются функции тазобедренных суставов.

6 мес. Основная цель осмотра детского хирурга — проверка моторных навыков и выявление признаков нарушения обмена — фосфат-диабета, рахита. Детки уже активно переворачиваются, пытаются сесть, начинает формироваться грудной и поясничный изгиб позвоночника. Осматривает голову, грудную клетку на наличие рахитических изменений: в области перехода костной части ребер в хрящевую — утолщения — рахитические четки, сдавление с боков, выпячивание грудины вперед в виде киля лодки. Позвоночник искривляется кзади, формируется кифоз. Часто усиливаются физиологические изгибы, но при сильной степени появляются и новые искривления.

Детский невролог оценивает состояние мышечного тонуса, двигательной активности, развитие физического и психомоторного развития (гуление, начало лепета, эмоции и социальное поведение) при наличии патологии нервной системы отслеживается динамика течения заболевания.

1 ГОД

Осмотр в 12 месяцев — подведение итогов самого богатого изменениями года в жизни ребёнка. Итак, на что смотрят и что хотят увидеть у вашего ребенка специалисты.

Детский хирург — выявляет проблемы пупка и пупочного кольца, пороки развития органов грудной клетки и живота, грыжи. К этому возрасту может быть самопроизвольное закрытие грыж белой линии живота, самоизлечение водянки яичек у мальчиков. Особое внимание уделит малышу, если он состоит на учете у невролога с ПЭП (перинатальной энцефалопатией) или попал на заметку к педиатру из-за рахита. У таких детей отмечается слабость мышц и связок. Ребенок активно шагает по жизни — за ручку или уже самостоятельно. При этом ножки малыша испытывают серьёзную нагрузку. Поэтому важно не допустить плоскостопия и не позволить сформироваться так называемой конской стопе, когда малыш фактически передвигается на цыпочках, не нагружая пятки. Кроме того возможно появление О или Х образного искривления ножек. Особое внимание осмотру половых органов у мальчиков. Яички у мальчика должны находиться в мошонке. Если яичко к году не опустилось самостоятельно, малышу назначают операцию — яичко опускают в мошонку и фиксируют там. Осуществляется контроль за развитием ранее выявленной патологии — гипоспадия или эписпадия. Смотрят выведение головки полового члена. У детей может быть физиологический фимоз. При закрытой головке под крайней плотью смазка, вырабатываемая сальными железами, вкупе со всевозможными бактериями может стать причиной воспаления крайней плоти и головки полового члена (баланопостит), что может быть причиной задержки мочеиспускания или формирования рубцов полового члена. В дальнейшем детский хирург будет ежегодно отслеживать течение выявленных хирургических заболеваний.

Оториноларинголог — исключает у ребенка глухоту, врожденную узость носовых ходов, пороки развития носа, ушей и ротовой полости, выявляет воспалительные заболевания носоглотки. Ведь в силу анатомических особенностей банальный ринит ведет к набуханию слизистой и еще большему сужению носовых ходов, что затрудняет дыхание через нос. В этом случае малыш становится беспокойным, капризным, дышит через рот, плохо спит.

Детский невролог подводит итог нервно-психического развития за год. Оценивает состояние мышечного тонуса и сухожильных рефлексов. Как развита активная и понимаемая речь у ребёнка, какие приобрёл навыки за год, насколько эффективным было лечение патологии нервной системы и какой возможен прогноз имеющегося заболевания.

Вновь осматривает офтальмолог. Он определяет рефракцию, т.е. оптическое строение глаза (дальнозоркость, близорукость, астигматизм) и при необходимости назначает соответствующую коррекцию с целью профилактики ухудшения остроты зрения, возможного возникновения амблиопии (“ленивый глаз”) и косоглазия. Осматривает глаза на предмет наличия глаукомы, катаракты, ретинобластомы, дистрофии сетчатки, атрофии зрительного нерва.

Кроху впервые осматривает детский стоматолог для контроля за процессом прорезывания молочных зубов и исключения врожденного отсутствия их закладки. Он осматривает прорезавшиеся зубки, оценивает их состояние. Определит состояние уздечки языка и верхней губы. Врач расскажет о правильном уходе за ротовой полостью малютки. За зубами лучше правильно ухаживать, чем потом их хорошо лечить.

Помимо этих врачей специалистов малышу предстоит встреча с детским психиатром. Ребенок, как губка, впитывает информацию, звуки и эмоции из окружающего его мира, и не имея возможности выразить свои эмоции словами, ребенок реагирует на них психоэмоциональными реакциями, которые в итоге могут выливаться не только в психическое расстройство, но и в полноценное соматическое заболевание. Задача психиатра выявить предвестники этих расстройств, помочь родителям с формированием характера маленького человека.

3 ГОДА

В жизни вашего ребенка намечаются большие перемены – он идет в детский сад. Новый ритм дня, непривычный рацион, а главное – новое окружение. Это настоящее испытание для иммунной системы маленького человека!

Ухо, горло и нос являются входными воротами для множества инфекций, потому важно содержать их в порядке, и осмотр оториноларинголога очень важен. Значительная часть малышей страдает увеличением аденоидов, хроническим тонзиллитом – необходимо определиться с показаниями для их оперативного лечения, особенно у длительно и часто болеющих детей. С 1,5 — 2 лет начинают формироваться придаточные пазухи носа, поэтому у ребенка осложнениями ринита могут быть синуситы. Осматривает нос на предмет приобретённого искривления носовой перегородки, как результата от полученных бытовых травм во время игр и падений. Определяет проблемы со слухом, в том числе и за-за наличие серных пробок в наружном слуховом проходе.

Всё возрастающая двигательная активность влияет на формирование костно-мышечной системы, как и развитие опорно-двигательного аппарата на двигательную активность ребёнка. Задача детского хирурга убедиться в отсутствии плоскостопия, раннего искривления позвоночника (сколиоз, кифоз, лордоз). Врач проводит оценку динамики деформации грудной клетки, именно к этому возрасту при лечении могут исправиться слабые степени воронкообразного искривления. Исключить последствия травм у детей, которые имеют особенности. Растяжения, вывихи случаются редко из-за эластичности связок, чаще наблюдаются переломы в ростковой зоне, иногда с отрывом. Не выявленная травма может привести к нарушению роста и деформации конечности.

Детский невролог проверяет рефлексы, координацию, чувствительность, соответствие возраста ребенка и уровня его развития. Выявляет гипервозбудимость и неусидчивость, энурез, общее недоразвитие речи, различные виды заикания, проблемы нарушение сна.

Врач — акушер-гинеколог выявляет особенности полового развития ребенка, правильность формирования половых органов и наличие или отсутствие воспалительных заболеваний.

Врач — уролог-андролог осматривает состояние половых органов после оперативного лечения, если таковое проводилось по поводу гипосподии, крипторхизма; выведение головки полового члена — к 3 — 4 годам исчезает физиологический фимоз; наличие воспалительных заболеваний мочеполовой системы.

Еще не достигнув школьного возраста, ребенок все больше времени проводит за компьютером или игровыми приставками. Офтальмолог оценивает остроту зрения и соответствует ли она возрастной норме. Проводит коррекцию нарушений рефракции.

Почти все стоматологические заболевания — необратимые. Другими словами, кариозная полость сама по себе не восстанавливается, а утраченные зубы не вырастают заново. Поэтому при осмотре полости рта детский стоматолог выясняет, есть ли у малыша проблемы с зубами — кариес, заболевания десен, стоматит, неправильный прикус, искривление зубов и все ли в порядке с развитием челюстно-лицевого аппарата.

Общая нервность (раздражительность, возбудимость, сниженный аппетит, двигательное беспокойство, склонность к беспричинным колебаниям температуры), замкнутость, склонностью к агрессии и тревожности станут предметом разбирательства детского психиатра. Кроме того доктор даст советы, как сделать адаптацию к коллективу наименее травматичной для малыша.

В 4 и 5 лет необходимо посетить детского хирурга. Ведь к этому времени полностью сформированным физиологические изгибы позвоночника и возможным нарушениям осанки. К 5 годам также сформировались своды стопы и уже можно с уверенностью поставить или исключить диагноз «плоскостопие».

6 ЛЕТ

6 лет это подготовительный год к школе. Важно убедиться в отсутствии проблем со зрением. К 6 годам начинает уменьшаться дальнозоркость, и какова острота зрения в целом и соответствует ли она возрастной. Выявить аномалии цветоощущения. Ведь дефекты зрения задерживают психо-моторное развитие (95 % информации о внешнем мире мы получаем благодаря зрению). Поэтому так важно показать офтальмологу своего ребёнка.

Предполагается, что грызть гранит науки нужно со здоровыми зубами. Поэтому детям необходимо провести санацию полости рта: выявить пораженные кариесом зубы и провести лечение, оценить изменения в прикусе и получить советы, как избежать новых проблем. Не вылеченный вовремя молочный зуб способен дать осложнения, которые приведут к повреждению зачатка постоянного зуба. А если молочный зуб удаляется раньше времени и его сразу не замещает постоянный, то ребенку гарантирована патология прикуса. Характер прикуса влияет на артикуляцию речи.

Отклонения в психо-моторном (энурез, двигательная расторможенность или наоборот чрезмерная медлительность в действиях, вредные привычки – теребит одежду, кусает ногти или губы, мигает, сосёт палец) и сомато-вегетативном (различные боли, повышенная потливость, нарушения аппетита проблемы сна) развитии предстоит выяснить детскому неврологу при осмотре ребёнка, и пока есть время до поступления в школу назначить соответствующее лечение.

7 ЛЕТ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

7 лет начинается процесс обучения в школе и предстоит определить готовность к большим нагрузкам, а по результатам осмотра врачами-специалистами наметить план ведения школьным врачом.

Уролог-андролог и акушер-гинеколог-исключают преждевременное половое созревание, которое, как правило, связано с серьезными эндокринными заболеваниями, требующими безотлагательного лечения.

Оториноларинголог – исключает проблемы снижения слуха, затруднённого носового дыхания (аденоиды, искривление носовой перегородки, гипертрофия слизистой носа, полипы), которые ведут к быстрой утомляемости школьника и как результат — не справляется с программой.

В этот период происходит активный рост ребенка. Неправильное положение, сидя за столом, ожирение, недостаточная физическая активность приводят к нарушению скелетно-мышечной системы. Осматривая ребёнка, травматолог-ортопед выявляет начальные стадии нарушения осанки, искривления позвоночника, а также он должен определить, нет ли патологии в развитии стоп и голени.

Детскому неврологу предстоит при наличии проблемы внимания и поведения, нарушения сна, тревожность, нервные тики, наличие головной боли, нарушения речи исключить или установить связь с патологией нервной системы и дать рекомендации по правильной организации адаптации к школьной жизни.

Детский психиатр с помощью тестов определяет уровень психологической зрелости, готовности ребенка к школе и обозначит его «слабые места». Готовность к школе предполагает: наличие у ребенка сформированной позиции школьника — малыш понимает, почему важно учиться, зачем нужно преодолевать трудности, осознает, что учеба – это не очередная игра, ему интересно узнавать новое, он должен уметь подчиняться правилам и работать по инструкции, должна быть развита моторика, от которой зависит письмо будущего ученика. В этом возрасте часто диагностируется синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), который может развиваться в рамках различных расстройств — от психотравмирующих воздействий, легкого органического поражения ЦНС до шизофрении. Раннее начало психокоррекционных воздействий во многом определяет их эффективность.

Обследование у детского стоматолога покажет, есть ли у ребёнка проблемы с зубами (кариес, заболевания десен, неправильный прикус, искривление зубов).

Офтальмолог оценивает остроту зрения, выявляет наличие косоглазия, атрофии зрительного нерва, как результата течения заболеваний нервной системы. Исключает воспалительные заболевания глаз, аллергические конъюнктивиты, патологию цветоощущения.

С возрастом не уменьшается, а возрастает необходимость контроля состояния здоровья детей. Наиболее выраженный рост числа заболеваний наблюдается у детей в возрасте от 7 до 18 лет и совпадает со временем обучения в школе. За школьный период число детей с хроническими заболеваниями увеличилось на 20%, ежегодно возрастает частота хронической патологии и за последние 5 лет увеличилась в полтора раза. Сегодня у каждого ребенка до 14 лет как минимум два заболевания. В школе заметно возрастают нагрузки на различные системы организма.

В частности, особого внимания требует зрение. Количество нарушений зрения (близорукость, дальнозоркость, астигматизм, амблиопия, косоглазие) у детей школьного возраста возросло практически вдвое. Причина в неумеренном использовании компьютеров, планшетов и сотовых телефонов, да и в школе в разы увеличивается нагрузка на зрительный аппарат ребенка. В связи, с чем посещения врача офтальмолога начиная с 10 лет должны стать ежегодными и особенно для детей в семье которых есть родственники с нарушением зрения.

Не менее подвержен меняющемуся режиму ребенка (больше сидит, и не всегда правильно, меньше двигается или наоборот, начинает активно занимается спортом) опорно-двигательный аппарат. Что сказывается на позвоночнике, повышается риск его искривления, а также развития плоскостопия. С 8 до 14 лет занятия спортом могут спровоцировать проявление возрастной патологии болезни Шинца, проявляющейся болями в пятках, иногда припухлостью. Без лечения может затянуться на годы. В 11-15 лет идет стремительный рост тела. Часто мышцы не справляются с увеличившейся нагрузкой, возникает опасность деформации позвоночника. В этом возрасте заболевание часто прогрессирует, что ведет к усилению сколиоза, деформации грудной клетки и таза, нарушению функции легких и сердца, тазовых органов. Также в этот возрастной период подростков могут беспокоить боли в коленном суставе, причиной которых может быть болезнь Осгуда-Шляттера. Это проблема растущей кости подростка. Она может пройти самостоятельно, а может оставить неприятные последствия. Занятия спортом тоже следует согласовывать со специалистом, ведь некоторые виды могут быть противопоказаны при наличии изменений опорно-двигательного аппарата. Поэтому в 10 лет напрашивается визит к травматологу – ортопеду.

Профилактический осмотр стоматолога в 10 и 14 лет позволит выявить и своевременно откорректировать патологию прикуса. С прорезыванием первого постоянного зуба начинается сменный прикус, представляющий собой более высокую степень развития и дифференцировки жевательного аппарата, который продолжается до14 лет. В период формирования сменного прикуса происходит и наиболее интенсивный рост челюстных костей. Кроме того начиная с подросткового периода (14 лет) ежегодный осмотр с санацией полости рта (лечение кариеса, пародонтоза, выявление кист зубного канала, удаление отложений зубного камня) позволит сохранить зубы на длительные годы.

На 10 лет стоит запланировать осмотр акушера-гинеколога девочки и уролога-андролога мальчику. На этом этапе важно убедиться насколько правильно формируется женский и мужской фенотип соответственно. Как начинают развиваться вторичные половые признаки. Ребёнок превращается в подростка, проходя через период полового созревания.

Каждая девочка приходит в этот мир для продолжения рода человеческого. С 12 лет начинается период становления менструальной функции. К сожалению, репродуктивное здоровье наших девочек из поколения в поколение ухудшается. По статистике, у каждой пятой девушки нарушен менструальный цикл, а у 20% имеются хронические заболевания воспалительного характера. Не лучшее влияние на репродуктивные органы оказывает ранняя половая жизнь девочек. Выявить признаки нарушения полового созревания призваны профилактические осмотры акушера-гинеколога в 12 лет, а начиная с 14 летнего возраста ежегодно.

Ровно как для девочек, так и для мальчиков необходимы регулярные осмотры уролога-андролога в 14 , 15, 16, 17 лет с целью контроля полового созревания и раннего выявления воспалительных изменений половых органов (орхиты, уретриты).

К 10 годам накопилось множество проблем, на первый взгляд не связанных с эндокринной системой: нарушения веса — как его дефицит, так и избыток, отставание в росте от сверстников или излишне быстрый рост, не соответствие последовательности появления вторичных половых признаков возрастным нормам повышенная эмоциональная возбудимость, особенно у девочек (плаксивость, даже агрессивность), тремор рук, увеличение глазных яблок, появление разницы в давлении — сниженное диастолическое и повышенное систолическое (пульсовое), тонкая, нежная, даже сухая кожа, оказывается причина таких нарушений кроется в нарушении работы гипофиза, надпочечников, щитовидной железы. Неправильное питание: продукты, содержащие трансжиры (печенье, чипсы) и избыток сладкого, а нынешняя молодежь предпочитает именно такую пищу становится причиной избыточного веса, ожирения, ведёт к нарушению жирового обмена а вслед за ним и углеводного обмена и развитию диабета. Недостаточная физическая активность и даже излишне долгое пребывание у компьютера в раннем возрасте могут провоцировать развитие такого заболеваний щитовидной железы, как аутоимунный тиреоидит. Кроме того необходимо проверить костный возраст. Если ростковые зоны закрылись в 14-15 лет, значит, ребенок уже не будет расти, и это неблагоприятный признак. Таким образом, осмотр детского эндокринолога крайне важен в 10,15,16,17 лет.

В связи с меняющейся информационной, социальной средой и психологической нагрузкой на школьника, для своевременной диагностики душевных заболеваний и своевременного их лечения необходимы осмотр детей детским (в 10 лет) а затем подростковым психиатром. В младшем школьном возрасте (8-12 лет) отчётливо проявляются задержки развития — речевого, моторного, интеллектуального развития, поведенческие реакции не поддаются коррекции методами психолого-педагогического воздействия — ребенок драчлив, чрезмерно агрессивен, «неуправляем» и представляет опасность для других детей и (или) самого себя или же становится замкнутым, необщительным, резко снижаются темпы развития навыков, памяти. Возможны появление дневного или ночного недержания мочи или кала (при отсутствии поражения спинного мозга и урологических заболеваний), стойкие повторяющие страхи в дневное и ночное время, снохождение, сноговорение. В 14-15 лет, а то и раньше возможно приобщение к алкогольной и (или) наркологической зависимости. В этот период возможны проявления нарушения поведения (агрессивность, жестокость, склонность к уходам и бродяжничеству, суицидальные высказывания, ненависть к близким, замкнутость), упорное ограничение приема пищи со стремлением похудеть, болезненное отношение к реальному незначительному физическому недостатку (чрезмерная фиксация на нем), чрезмерные односторонние увлечения, которым уделяется большая часть времени в ущерб учебе и общению. Ребёнок, который хотя бы раз высказался о суициде — подлежит немедленному осмотру психиатра и длительному наблюдению.

Наконец, ни одна проблема, связанная со здоровьем не обойдёт педиатра. Именно педиатр становится свидетелем того, как растёт и меняется ребёнок. Ещё на первом году жизни, когда педиатр взвешивает малыша, измеряет рост, проверяет соответствие нервно-психическое развития возрасту, контролирует правильность кормления и ввода продуктов прикорма, выдает разрешение на проведение профилактических прививок и дает рекомендации по закаливанию малыша и уходу. Именно в этот год, зарождается тесный контакт с педиатром, и чем теснее будет этот контакт, тем лучше для здоровья ребенка. Прием узких специалистов обычно ограничивается только обследованием конкретного органа или системы. И только педиатр способен «соединить» результаты этих обследований в целостную картинку. Проводя ежемесячные на первом году, а в дальнейшем ежегодные осмотры детей, первым выявит отклонения в состоянии здоровья: врождённые аномалии органов и систем, латентно текущие заболевания, несоответствие физического и нервно-психического развития возрастным нормам, проявление острых заболеваний и витаминодифицитных состояний. Своевременно проведёт диагностические мероприятия, которые нужны именно вашему мальчику или девочке. При наличии показаний направит ребенка на консультацию к любому специалисту: аллергологу, кардиологу, эндокринологу, гастроэнтерологу, иммунологу.

Итак, стоит ли пренебрегать профилактическими осмотрами, если речь идет о здоровье вашего ребенка? Ответ очевиден. А когда доктора подтвердят, что ваш ребёнок хорошо развит интеллектуально, достаточно активен и жизнерадостен, а главное — здоров, вы почувствуете, что здоровье и благополучие вашего малыша в ваших руках и вы все делаете правильно.

Как избежать ожирения: советы алтайского диетолога

Кто чаще болеет ожирением

Специалисты федерального Минздрава посчитали число людей с ожирением на 100 тысяч человек в регионах страны. Первое место в списке занял Алтайский край с показателем в 4 530 человек. Следом идут Удмуртская Республика – 2 475,4 и Смоленская область – 2 457,8.

Меньше всего пациентов с ожирением в 2020 году зарегистрировано в Чечне – 335,4, Еврейской автономной области – 419,4 и Приморском крае – 419,5.

Алтайский край уже не первый раз возглавляет подобный антирейтинг. В 2019 году регион занял второе место в России по числу зарегистрированных больных с диагнозом «ожирение». В крае выявили 884,9 случаев на 100 тысяч населения. Выходит, что показатель значительно увеличился за один год.

Всего в 2020 году в России зарегистрировано 1,9 миллиона больных этим недугом, что почти на 300 тысяч меньше, чем годом ранее. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в мире насчитывается 650 миллионов взрослых старше 18 лет и более 120 миллионов детей, страдающих ожирением. Заболевание относится к одному из основных факторов риска смертности. Ежегодно порядка 3 миллионов человек умирают из-за последствий избыточного веса или ожирения. По прогнозу ВОЗ, к 2025 году 2,7 миллиарда взрослых во всем мире будут страдать от этого недуга.

– К сожалению, «тренд» на ожирение наблюдается не только в нашем регионе, но и во всем мире. В Алтайском крае честная статистика, которая действительно отражает высокий показатель ожирения, – пояснила Татьяна Репкина.

Специалист отметила, что людей с ожирением в регионе становится все больше. Чаще всего этим недугом страдают женщины, но в последнее время их «догоняют» мужчины. Развитию заболевания способствуют различные заболевания: сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца, некоторые виды онкологии.

Фото: pixabay.com

– Это не косметический дефект, а заболевание, которое влечет за собой ряд последствий, патологических каскадов, которые приводят к неблагоприятным последствиям, – считает врач.

«Едим для того, чтобы жить»

Ожирение – это заболевание. Причем хроническое и рецидивирующее и характеризующееся избыточным накоплением жировой ткани в организме, практически пожизненным. По словам диетолога, предотвратить развитие недуга можно.

– Мы живем для того, чтобы жить, а не живем для того, чтобы есть. Обязательно нужно двигаться и питаться полноценно три раза в день. «Завтрак съешь сам, обедом поделись с другом, а ужин, отдай врагу» – верная народная мудрость, которая имеет научное обоснование. Завтрак пропускать нельзя, – уверена диетолог.

По словам врача, если не хочется завтракать, значит, ужин был плотным. В утренние часы, говорит специалист, важно выпить стакан теплой воды 36,6 градусов – это запустит пищеварение, перистальтику. Лучше всего утром съедать каши, омлеты, запеченные и свежие фрукты/овощи, чай, цельнозерновой хлеб, какао.

Блюдо на обед должно включать 100 грамм белка и состоять наполовину из овощей – тушеных, свежих, не считая картофеля. Также можно включить в рацион, объясняет диетолог, ненаваристые супы. Хорошо если в его состав входят свекла и морковь.

Ужинать врач советует не менее чем за три часа до отхода ко сну. Вечером можно съесть белковые продукты, мясные и рыбные, творожные запеканки. Полезна и отварная рыба без видимого жира. Опять же половина блюда должна состоять из овощей – тушеной капусты, брокколи. Для разнообразия добавьте в блюдо сок лимона, приправы, йодированную соль.

Полезные продукты

Врач настоятельно рекомендует есть рыбу, причем не менее двух раз в неделю. Она оказывает благоприятное действие на организм человека, снижает риск развития инфекционных и онкологических заболеваний, риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний.

– Отдавайте предпочтение жирной океанической рыбе: сельдь, скумбрия, сардины, палтус и лосось. Рыбий жир – очень полезен для организма. Можно есть консервированную рыбу. Например, тунец полезен и незаменим при приготовлении салатов. Сушеную и копченую рыбу употребляйте с осторожностью, – пояснила Татьяна Репкина.

Взрослый организм нуждается в не менее 400 граммах овощей в сутки. Они снижают на 40% риск развития ишемической болезни, на 25% – развитие инсульта и до 22% – сердечно-сосудистых заболеваний. Кроме того, достаточное количество овощей может снизить риск развития онкологии желудка, пищевода, груди.

По словам врача, в рацион нужно включить цельнозерновые и бобовые. Последние могут стать профилактикой сердечно-сосудистых и ишемических недугов.

Фото: pixabay.com

Соль лучше употреблять с содержанием йода. Дефицит этого элемента опасен для организма и может привести к кретинизму, нарушениям умственного развития и гипотиреозу у детей. Татьяна Репкина советует есть не менее 5 грамм (одной чайной ложки) соли в сутки. Но помните, что она содержится в соусах и колбасных изделиях.

Вредные продукты, по словам диетолога, – это газированные напитки, фаст-фуд, сладости и колбасные изделия. Их употребление стоит максимально ограничить, чтобы в дальнейшем избежать проблем со здоровьем.

– Лечение ожирение должно быть комплексным. Для начала пациент может обратиться к терапевту, а после можно получить консультацию диетолога, эндокринолога. В отдельных случаях врачи предлагают курс психотерапии, – пояснила диетолог.

Напомним, ранее алтайский диетолог назвал блюда, которыми нельзя кормить детей. В питании школьников, по словам специалиста, обязательно должны быть пластичные, не жидкие блюда.

Справка

Глава Роспотребнадзора РФ Анна Попова ранее рассказала, что в целом в России от ожирения страдают примерно 47% мужчин и 35% женщин. Лидерами по избыточному весу среди населения, по данным Поповой, являются Алтайский край, Республика Алтай, Орловская, Курганская, Кемеровская, Тульская области и другие. Анна Попова также отметила, что сейчас сильно страдают от ожирения дети. Повышенная масса тела наблюдается у каждого пятого мальчика, а ожирение – у каждого десятого.

как определяется болезнь на ЭКГ, расшифровка результатов – статьи о здоровье

Оглавление

Сегодня сердечно-сосудистые заболевания являются самой распространенной причиной смерти людей. Сократить смертность позволяют современные методы диагностики различных патологий. Одним из таких методов является ЭКГ (электрокардиограмма) – определение показателей сердечного ритма. Данное обследование является очень простым, неинвазивным (не травмирующим ткани) и информативным. В рамках диагностики регистрируется активность сердечной мышцы. Результаты исследования фиксируются на бумажной ленте и могут тут же оцениваться врачом.

Когда назначается диагностика?

Сделать ЭКГ пациентам рекомендуют при:

  • Выраженных болях в области груди
  • Одышке даже в покое
  • Постоянных головокружениях и обморочных состояниях
  • Непереносимости физических нагрузок
  • Выявленных при первичной диагностике шумах в сердце

Также исследование проводится при высоких показателях артериального давления (постоянных или периодически возникающих), нарушениях сердечного ритма, ревматизме, сахарном диабете. ЭКГ проводят при передозировке некоторыми медицинскими препаратами.

Частью обязательного обследования электрокардиограмма является при:

  • Беременности. Диагностика необходима в связи со сменой круга кровообращения
  • Оценке профессиональной пригодности человека
  • Стандартной диспансеризации
  • Подготовке к оперативным вмешательствам

Существуют и другие показания к проведению ЭКГ. Вы можете получить направление на электрокардиограмму у своего врача или самостоятельно записаться на диагностику.

Как расшифровать диаграмму работы сердца?

Работа сердечной мышцы на кардиограмме представлена в виде непрерывной линии с цифро-буквенными обозначениями и различными отметками. План расшифровки ЭКГ включает анализ всего полученного графика, который может быть выполнен только специалистом. Правильно «прочесть» результаты способны не только кардиологи, но и терапевты и фельдшеры. Зачастую от своевременной расшифровки всех данных зависит не только здоровье, но и жизнь пациента.

При анализе данных специалисты обращают внимание на такие важные показатели, как:

  • Интервалы
  • Зубцы
  • Сегменты

Важно! Существуют достаточно строгие показатели нормы ЭКГ, в некоторых случаях даже малейшие отклонения могут свидетельствовать о нарушениях работы сердечной мышцы. Но исключить или подтвердить патологию может только врач.

Это связано с рядом факторов:

  • Показания кардиограммы в определенных состояниях (например, при беременности) могут отличаться от нормы, но не свидетельствовать о наличии заболевания
  • Нельзя делать выводы по отдельным показателям. Расшифровка проводится только комплексно и включает оценку всех параметров
  • В некоторых случаях информативными являются только результаты, полученные при определенных условиях (под нагрузкой, в динамике и др.)

Определить, что значат конкретные результаты ЭКГ, может лишь специалист! Не пытайтесь сравнивать разные исследования между собой и не делайте выводы на основе отдельных данных. Поручите эту работу профессионалам! Так вы гарантированно получите правильный диагноз и не будете бояться патологий, которых у вас на самом деле нет.

Нормы ЭКГ

Нормальная электрокардиограмма здорового человека выглядит следующим образом:

  • ЧСС: в интервале от 60 до 80 ударов в минуту
  • Тип сердечного ритма: синусовый
  • Интервал RR: 0,6-1,2 сек
  • Интервал PR: 120-200 миллисекунд
  • Интервал ST: 320 миллисекунд
  • Интервал QT: 420 миллисекунд или менее
  • P-зубец – 80 миллисекунд
  • T-зубец – 160 миллисекунд
  • J-зубец: отсутствуют
  • Обратите внимание! Нормы указаны для взрослого человека! У детей они являются другими.

    Патологии

    Во время снятия электрокардиограммы можно выявить следующие нарушения:

    • Синусовая аритмия. В некоторых случаях она является нормой у детей и молодых людей. Такой ритм при патологии свидетельствует о физиологических нарушениях. Синусовая аритмия требует наблюдения у кардиолога, особенно в случаях, когда пациент имеет предрасположенность к заболеваниям сердечно-сосудистой системы
    • Синусовая брадикардия. Такая патология характеризуется частотой сердечных сокращений около 50 ударов в минуту. Данная брадикардия возникает и у здоровых людей во время сна, а также у спортсменов
    • Экстрасистолия. Данный дефект ритма проявляется в хаотичном, слишком частом или редком биении сердца. Пациенты могут жаловаться на неприятные толчки за грудиной, покалывания, ощущения пустоты в желудке, чувство внезапного страха
    • Синусовая тахикардия. При такой патологии частота сердечных сокращений превышает 90 ударов в минуту. Она может возникать при физической или эмоциональной нагрузке и у здоровых людей. Также синусовая тахикардия сопровождает прием алкогольных напитков, энергетиков и крепкого кофе. В этих случаях она носит временный характер. При патологии пациенты жалуются на периодические сердцебиения даже в состоянии покоя и не на фоне приема определенных напитков
    • Пароксизмальная тахикардия. Данное состояние характеризуется учащенным сердцебиением. Возникает приступ, который длится от нескольких минут до нескольких суток. Пульс при этом может превышать показатель в 200 и даже 250 ударов в минуту
    • WPW-синдром. Он является подвидом наджелудочковой тахикардии и характеризуется увеличенной частотой сердечных сокращений и ощущением нехватки воздуха, замираниями сердца и усиленным сердцебиением. Также для патологии характерны обмороки, одышка, головокружения
    • CLC. При такой патологии пациенты жалуются на учащенный сердечный ритм
    • Мерцательная аритмия. Данное заболевание может носить как постоянный, так и периодический характер. Пациенты с мерцательной аритмией жалуются на выраженные трепетания сердца, испытывают чувство тревоги и даже паники

    Выделяют и другие патологические состояния. Все они требуют наблюдения у кардиолога и регулярного полного обследования, которое включает не только ЭКГ, но и проведение иных исследований. Нередко точный диагноз пациенту можно поставить только после оценки целого ряда показателей, полученных после лабораторной и инструментальной диагностики.

    Как записаться к кардиологу?

    Если вы планируете сделать ЭКГ и получить консультацию специалиста, вам нужно записаться на прием в нашу клинику. Для этого достаточно позвонить по номеру +7 (812) 336-33-33 . Наш специалист ответит на все ваши вопросы, озвучит стоимость диагностики и особенности подготовки к ней.

    Преимущества проведения ЭКГ в МЕДСИ

    • Аппараты экспертного класса. Они позволяют получать точные результаты диагностики и сокращать время проведения исследования
    • Опытные врачи-кардиологи. Наши специалисты регулярно проходят обучение и повышают уровень квалификации. Это позволяет им не только грамотно проводить обследование пациентов, но и быстро ставить диагноз и назначать адекватное лечение даже самых опасных патологий
    • Возможности для проведения ЭКГ с расшифровкой в СПб на дому. Наш специалист может приехать к вам и выполнить исследование. Он тут же расшифрует его, поставит диагноз и назначит необходимые лекарственные препараты или направит на госпитализацию
    • Возможность прохождения ЭКГ в день обращения. Вам не придется долго ждать. Просто запишитесь на процедуру в удобное для вас время
    • Грамотные консультации кардиолога по результатам обследования. Наш специалист расшифрует ЭКГ, расскажет о нормах и отклонениях от них. В кратчайшие сроки вам будет поставлен точный диагноз

    Не откладывайте обследование на потом даже при небольших признаках заболеваний сердечно-сосудистой системы!

    норма у женщин и мужчин в таблицах по возрасту

    https://ria.ru/20210903/leykotsity-1748530396.html

    О каких болезнях можно узнать по уровню лейкоцитов — мнение врача

    Лейкоциты: норма у женщин и мужчин в таблицах по возрасту

    О каких болезнях можно узнать по уровню лейкоцитов — мнение врача

    Лейкоциты — белые кровяные тельца, отвечающие за иммунитет человека. От чего зависит их количество в крови у женщин и у мужчин, показатели лейкоцитов — норма и… РИА Новости, 23.09.2021

    2021-09-03T13:18

    2021-09-03T13:18

    2021-09-23T19:07

    лейкоциты

    кровь

    в мире

    общество

    /html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

    /html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

    https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/08/19/1747243741_0:0:3372:1897_1920x0_80_0_0_928e3c8ba99193fe17ff3055817176fd.jpg

    МОСКВА, 3 сен – РИА Новости. Лейкоциты — белые кровяные тельца, отвечающие за иммунитет человека. От чего зависит их количество в крови у женщин и у мужчин, показатели лейкоцитов — норма и уровень по возрасту в таблицах — в материале РИА Новости.Что такое лейкоциты в кровиЛейкоциты – это элементы крови, отвечающие за противодействие инфекциям. Количество таких клеток в тысячи раз меньше, чем эритроцитов, и меняется в зависимости от возраста, здоровья и даже эмоционального состояния человека. За выработку лейкоцитов отвечает костный мозг.Роль лейкоцитовОсновная функция белых кровяных телец— сопротивляться агрессивной внешней среде и выводить шлаки. Они защищают организм от вредоносных вирусов, бактерий, грибков, восстанавливают поврежденные ткани и избавляют организм от собственных изношенных и мутировавших клеток.Виды лейкоцитовРазные виды лейкоцитов имеют различные задачи. Одни опознают опасность, другие ее уничтожают, третьи формируют иммунную память. В общем анализе крови рассматриваются пять видов лейкоцитов.БазофилыЭта разновидность контролирует кровоток в мелких сосудах, стимулируют строительство новых капилляров и движение других белых кровяных телец. Базофилы предотвращают аллергические реакции, избавляются от аллергенов, токсинов и ядов, влияют на свертываемость крови.ЭозинофилыОпознают чужеродные элементы, борются с бактериями и многоклеточными паразитами.НейтрофилыСамая крупная группа лейкоцитов, занимают около 80% от общего объема. Нейтрофилы уничтожают опасные элементы, расщепляя их активными ферментами.МоноцитыМоноциты избавляются от бактерий и микробов, очищают кровь от уже отработавших клеток и производят интерферон. Передают информацию о виде вредоносных вирусов, с которыми столкнулся организм, лимфоцитам.ЛимфоцитыЭтот вид эритроцитов отвечает за клеточный и гуморальный иммунитет. Лимфоциты вырабатывают защитные антитела и контролируют деятельность остальных белых телец. Можно разделить лейкоциты на 3 группы в зависимости от их целей и задач:Норма лейкоцитов в кровиНормальное количество лейкоцитов в крови у взрослых – от 4 до 9×109 Ед/л (единиц на литр). Содержание лейкоцитов в крови у детей выше. У новорожденных, например, от 9,2 до 13,8х109 Ед/л. У десятилетнего ребенка от 6,1 до 11,4 х109 Ед/л.У женщин во время беременности уровень лейкоцитов часто может повышаться из-за большой нагрузки на организм. У пожилых людей количество лейкоцитов уменьшается на 2-3%, а их защитные функции снижаются почти в 2 раза.Значительное отклонение лейкоцитов в большую или меньшую сторону от нормы является показателем проблем со здоровьем.Повышенные лейкоциты в кровиПревышение лейкоцитов в несколько раз свидетельствует об активной защитной реакции организма и считается патологическим.Лейкоцитоз можно назвать физиологическим, если все виды лейкоцитов увеличились одновременно в одинаковом процентном содержании в крови. Если рост иммунных клеток является следствием болезни или воспаления, отклонение каждого вида лейкоцитов от нормы будет разное.Лейкоцитоз может появиться из-за инфекционных, вирусных и онкологических заболеваний, хронических воспалений, аллергических реакций, паразитов в организме, кровопотери и нарушений защитного барьера кожи. Например, при обширных ожогах и обморожениях.Выделяют следующие патологические состояния:Так как увеличение лейкоцитов в крови — это не самостоятельная проблема со здоровьем, а только симптом какой-либо болезни, необходимо установить и устранить причину лейкоцитоза.Пониженные лейкоциты в кровиПониженные лейкоциты предупреждают о каком-либо заболевании. Три основные причины дефицита лейкоцитов в крови:Таким образом, причиной лейкопении может послужить поражение костного мозга, нарушение в циркуляции крови, быстрый распад лейкоцитов, химиотерапия и прием некоторых медицинских препаратов, аутоиммунное заболевание и голодная, несбалансированная диета.Показания к проведению анализовАнализы назначаются при диагностике и лечении самых разных диагнозов и во время профилактического обследования пациентов. Решение о необходимости исследования принимает врач.Общий анализ крови на лейкоцитыУровень лейкоцитов показывает классический общий анализ крови – самое распространенное исследование в современной медицине.Расшифровка результатов анализаНормальные показатели лейкоцитов у взрослого и здорового человека следующие:Чтобы определить норму, необходимо учитывать возраст пациента — число лейкоцитов в крови существенно меняется:Интересные факты

    https://ria.ru/20210831/trombotsity-1748024351.html

    https://ria.ru/20210420/donorstvo-1728260890.html

    https://ria.ru/20210528/lgoty-1734618630.html

    https://ria.ru/20210825/gemoglobin-1747256451.html

    https://ria.ru/20210824/glyukoza-1747054605.html

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    2021

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    Новости

    ru-RU

    https://ria.ru/docs/about/copyright.html

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/08/19/1747243741_267:0:2998:2048_1920x0_80_0_0_2ce38c36a084b394575eaec8f98f796e.jpg

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    лейкоциты, кровь, в мире, общество

    МОСКВА, 3 сен – РИА Новости. Лейкоциты — белые кровяные тельца, отвечающие за иммунитет человека. От чего зависит их количество в крови у женщин и у мужчин, показатели лейкоцитов — норма и уровень по возрасту в таблицах — в материале РИА Новости.

    Что такое лейкоциты в крови

    Лейкоциты – это элементы крови, отвечающие за противодействие инфекциям. Количество таких клеток в тысячи раз меньше, чем эритроцитов, и меняется в зависимости от возраста, здоровья и даже эмоционального состояния человека. За выработку лейкоцитов отвечает костный мозг.

    31 августа, 17:06

    Чем опасно снижение или повышение тромбоцитов крови: норма и причины

    Роль лейкоцитов

    Основная функция белых кровяных телец— сопротивляться агрессивной внешней среде и выводить шлаки. Они защищают организм от вредоносных вирусов, бактерий, грибков, восстанавливают поврежденные ткани и избавляют организм от собственных изношенных и мутировавших клеток.

    Виды лейкоцитов

    Разные виды лейкоцитов имеют различные задачи. Одни опознают опасность, другие ее уничтожают, третьи формируют иммунную память. В общем анализе крови рассматриваются пять видов лейкоцитов.

    20 апреля, 08:00

    «Тихий подвиг» во имя других. Что вы знаете о донорстве?

    Базофилы

    Эта разновидность контролирует кровоток в мелких сосудах, стимулируют строительство новых капилляров и движение других белых кровяных телец. Базофилы предотвращают аллергические реакции, избавляются от аллергенов, токсинов и ядов, влияют на свертываемость крови.

    Эозинофилы

    Опознают чужеродные элементы, борются с бактериями и многоклеточными паразитами.

    Нейтрофилы

    Самая крупная группа лейкоцитов, занимают около 80% от общего объема. Нейтрофилы уничтожают опасные элементы, расщепляя их активными ферментами.

    Моноциты

    Моноциты избавляются от бактерий и микробов, очищают кровь от уже отработавших клеток и производят интерферон. Передают информацию о виде вредоносных вирусов, с которыми столкнулся организм, лимфоцитам.

    28 мая, 16:32

    Льготы почетным донорам: какие положены и как их получить в 2021 году

    Лимфоциты

    Этот вид эритроцитов отвечает за клеточный и гуморальный иммунитет. Лимфоциты вырабатывают защитные антитела и контролируют деятельность остальных белых телец. Можно разделить лейкоциты на 3 группы в зависимости от их целей и задач:

    • T-лимфоциты. Именно они отвечают за клеточный иммунитет.
    • B-лимфоциты. Они вырабатывают антитела – иммуноглобулины. Это белок, который связывается с патологическим агентом и нейтрализует его.
    • NK-лимфоциты. Они способны распознавать клетки, которые находятся в процессе перерождения в раковые. NK-лимфоциты нарушают целостность потенциально опасной клетки. В результате в неё начинает поступать вода и натрий до тех пор, пока мембрана не разорвется.

    Норма лейкоцитов в крови

    Нормальное количество лейкоцитов в крови у взрослых от 4 до 9×109 Ед/л (единиц на литр). Содержание лейкоцитов в крови у детей выше. У новорожденных, например, от 9,2 до 13,8х109 Ед/л. У десятилетнего ребенка от 6,1 до 11,4 х109 Ед/л.

    У женщин во время беременности уровень лейкоцитов часто может повышаться из-за большой нагрузки на организм. У пожилых людей количество лейкоцитов уменьшается на 2-3%, а их защитные функции снижаются почти в 2 раза.

    Значительное отклонение лейкоцитов в большую или меньшую сторону от нормы является показателем проблем со здоровьем.

    25 августа, 20:16

    Гемоглобин в крови: какой уровень считается нормой

    Повышенные лейкоциты в крови

    Рост числа иммунных клеток крови называется лейкоцитозом. Физиологический лейкоцитоз связан с какими-то внешними причинами и может появиться у каждого абсолютно здорового человека. Как правило, он не сигнализирует о заболеваниях и проблемах со здоровьем. Например, повышение лейкоцитов в крови у новорожденного не исключено при изменении рациона кормления. У взрослых людей возможна реакция на солнечные ожоги, психологическую или умственную нагрузку, стресс, тяжелую физическую работу, смену часового пояса и даже на перемену погоды. У женщин лейкоциты могут повышаться во время менструации, пояснил РИА Новости врач-терапевт Анатолий Канищев.

    Превышение лейкоцитов в несколько раз свидетельствует об активной защитной реакции организма и считается патологическим.

    Лейкоцитоз можно назвать физиологическим, если все виды лейкоцитов увеличились одновременно в одинаковом процентном содержании в крови. Если рост иммунных клеток является следствием болезни или воспаления, отклонение каждого вида лейкоцитов от нормы будет разное.

    Лейкоцитоз может появиться из-за инфекционных, вирусных и онкологических заболеваний, хронических воспалений, аллергических реакций, паразитов в организме, кровопотери и нарушений защитного барьера кожи. Например, при обширных ожогах и обморожениях.

    Выделяют следующие патологические состояния:

    • Базофильный лейкоцитоз. Часто появляется во время беременности, а также может говорить о проблемах с желудком, кишечником, щитовидной железой или селезенкой. При этом для женщин в положении повышенное количество базофилов считается нормальным.
    • Эозинофильный лейкоцитоз. Возникает в результате аллергической реакции.
    • Нейтрофильный лейкоцитоз. Он начинается при заражении бактериальной инфекцией, остром воспалительном процессе, отравлении, кровопотере, инфаркте миокарда. Специфических симптомов нейтрофильного лейкоцитоза нет, так как он появляется только в ответ на проблемы со здоровьем.
    • Моноцитарный лейкоцитоз. Наблюдается у пациентов, недавно перенесших инфекционное заболевание. Однако он может указывать и на более серьезные причины, например, на туберкулез или онкологический диагноз.
    • Лимфоцитарный лейкоцитоз. Предупреждает о вирусных инфекциях: гриппе, гепатите C, кори, ветрянке, краснухе и т.п.

    Так как увеличение лейкоцитов в крови — это не самостоятельная проблема со здоровьем, а только симптом какой-либо болезни, необходимо установить и устранить причину лейкоцитоза.

    24 августа, 17:03

    Все об уровне глюкозы в крови: норма, гипогликемия и гипергликемия

    Пониженные лейкоциты в крови

    Недостаточное количество лейкоцитов в крови называется лейкопенией. Если она появляется кратковременно, не стоит волноваться. Стабильно низкие показатели свидетельствуют о серьезных патологиях и низком иммунитете – организм пациента не в состоянии самостоятельно противостоять болезнетворным агентам, объяснил Анатолий Канищев.

    Пониженные лейкоциты предупреждают о каком-либо заболевании. Три основные причины дефицита лейкоцитов в крови:

    • Недостаток необходимых компонентов для строительства новых клеток. В большинстве случаев это сопровождается и падением уровня эритроцитов, и гемоглобина, так как для их синтеза требуются те же самые вещества: фолиевая кислота, железо, медь и витамины группы B. Для избавления от проблемы часто бывает достаточным изменить рацион питания. Медикаментозное лечение, стимулирующее рост новых лейкоцитов, требуется довольно редко. Если в течение нескольких исследований в крови стабильно наблюдаются бластные (незрелые) клетки, пациенту рекомендуется пройти обследование у онколога.
    • Гибель лейкоцитов. Даже если они вырабатываются в нормальном количестве, но длительно борются с инфекцией либо воспалением, то в процессе устранения проблемы разрушаются почти полностью. Также они исчезают при длительной интоксикации. Например, в результате бактериальной инфекции, тяжелых формах гриппа или гепатита.
    • Нарушение функций костного мозга. В костном мозге формируются все виды лейкоцитов. Если он не в состоянии производить необходимое белых кровяных телец, появляется лейкопения. Причины могут быть разные: химиотерапия, отравление, аутоиммунные повреждения, опухоли и метастазы.

    Таким образом, причиной лейкопении может послужить поражение костного мозга, нарушение в циркуляции крови, быстрый распад лейкоцитов, химиотерапия и прием некоторых медицинских препаратов, аутоиммунное заболевание и голодная, несбалансированная диета.

    Показания к проведению анализов

    Анализы назначаются при диагностике и лечении самых разных диагнозов и во время профилактического обследования пациентов. Решение о необходимости исследования принимает врач.

    Общий анализ крови на лейкоциты

    Уровень лейкоцитов показывает классический общий анализ крови – самое распространенное исследование в современной медицине.

    Расшифровка результатов анализа

    Нормальные показатели лейкоцитов у взрослого и здорового человека следующие:

    Вид лимфоцитов

    Содержание

    нейтрофилы палочкоядерные

    от 1 до 5%,

    нейтрофилы сегментоядерные

    от 40 до 70%;

    лимфоциты

    от 20 до 45%;

    моноциты

    от 3 до 8%;

    эозинофилы

    от 1 до 5%;

    базофилы

    от 0 до 1%.

    Чтобы определить норму, необходимо учитывать возраст пациента — число лейкоцитов в крови существенно меняется:

    Возраст

    Число лейкоцитов (Ед/л)

    новорожденные в первые 3 дня жизни

    от 7 до 32 × 109

    менее года

    от 6 до 17,5 × 109

    от 1 до 2 лет

    от 6 до 17 × 109

    от 2 до 6 лет

    от 5 до 15,5 × 109

    от 6 до 16 лет

    4,5 до 13,5 × 109

    от 16 до 21 года

    от 4,5 до 11 × 109

    взрослые (мужчины)

    от 4,2 до 9 × 109

    взрослые (женщины)

    от 3,98 до 10,4 × 109

    пожилые (мужчины)

    от 3,9 до 8,5 × 109

    пожилые (женщины)

    от 3,7 до 9 × 109

    Интересные факты

    • Белые кровяные тельца различаются по продолжительности жизни. Нейтрофилы, например, существуют от 4 до 20 дней, а тканевые макрофаги – годы. Клетки, функционирующие в крови, живут тех, что находятся в тканях.
    • Лейкоциты обмениваются информаций между собой, контролируют работу друг друга, определяют собственное количество и утилизацию.
    • Лейкоциты называют «белыми тельцами», но они прозрачные.
    • От страха в крови может увеличиться число лейкоцитов. Таким образом организм настраивается на защиту себя готовится лечить раны, нейтрализовать действие вредных факторов.
    • Лейкоциты играют важную роль в беременности помогают в строительстве кровеносных сосудов в яичниках, что имеет большое значение для производства гормона прогестерона.
    • Без лейкоцитов человек не сможет жить в естественной среде.

    на что смотреть, и как понять

    Большинству женщин мазок «на флору» знаком, как самый «простой» гинекологический анализ. Однако исследование куда «полезнее», чем может казаться. И всего несколько (а то и одно) отклонений способны подсветить значимые проблемы, еще до появления каких-либо симптомов. Так как же понять полученные результаты? Рассказываем по пунктам.

    1. Эпителий

    Как известно, любой живой объект в природе имеет ограниченный срок жизни, по истечении которого он погибает «от старости».

    Эпителий в гинекологическом мазке – это и есть слущенные «старые» клетки слизистой оболочки влагалища, цервикального или уретры (в зависимости от оцениваемого локуса). Которые могут присутствовать в материале в умеренных количествах.

    Превышение нормативных пределов («много» или «обильно») может указывать на:

    • воспаление, из-за которого клетки разрушаются в «повышенном объеме»,
    • или избыток эстрадиола, стимулирующего пролиферацию (деление и рост) эпителиальных клеток, тем самым повышая их общую численность.

    Уменьшение или отсутствие эпителия в мазке – на атрофические изменения, недостаток эстрадиола или избыток андрогенов.

    Кроме того, ввиду зависимости эпителия от уровня половых гормонов, его количество в материале может сильно меняться в зависимости от дня цикла, начиная с единичного «в поле зрения» в самом начале – до умеренного и даже большого количества ближе к овуляции и во время нее.

    А появление в мазке так называемых «ключевых клеток» (эпителий, «облепленный» мелкими кокковыми бактериями) – является маркером бактериального вагиноза.

    2. Лейкоциты

    «Норма» лейкоцитов в мазке также сильно зависит от стадии цикла и уровня половых гормонов, а также исследуемого локуса.

    Так, за «максимум» для:

    • влагалища принято 10,
    • цервикального канала – до 25,
    • а в уретре – не более 5 лейкоцитов в поле зрения.

    Повышение показателя – очевидно, свидетельствует о воспалении, а полное отсутствие может иметь место в норме в самом начале цикла.

    Слизь

    Результат «отсутствует», «мало» или «умеренно» для этого показателя является нормой, что тоже связано с индивидуальными особенностями гормонального фона и циклом.

    А вот «много» слизи в мазке – может свидетельствовать о том, что мазок взят в середине цикла, дисбиотических изменениях или избытке эстрогенов. Поэтому требует внимания специалиста или, как минимум, контроля в динамике.

    Флора

    Преобладающей флорой женских половых путей в норме у женщин репродуктивного возраста, как известно, являются лактобактерии (или палочки Дедерлейна). Количество которых может быть от умеренного до обильного, в том зависимости, в том числе, от фазы менструального цикла.

    Выявление в мазке «смешанной, преимущественно палочковой» флоры – также является вариантом нормой. Правда, если эти самые палочки — «мелкие, полиморфные», то есть морфологически соответствуют лактобактериям.

    Преобладание в мазке кокковой флоры, и, особенно, если ее количество «обильно» — признак выраженных дисбиотических нарушений. Что требует более детальной оценки качества микрофлоры и, что важно, соотношения ее представителей между собой (к примеру, анализ «Фемофлор-16». Поскольку ассоциировано со множеством репродуктивных патологий (в том числе и скрытого характера).

    Патологические элементы

    Присутствия мицелия грибов, трихомонад, диплококков (в том числе и возбудитель гонореи), лептотрикса, мобилункуса и прочих патогенных микроорганизмов в нормальном мазке не допускается, даже в минимальном количестве. А их выявление – серьезный повод незамедлительно обратиться за лечением.

    Поделиться статьей:

    Остались вопросы?

    Концепция научной медицины в JSTOR

    Абстрактный

    В этой статье предполагается, что исследование Кангилхема истории различия между нормальным и патологическим состоянием содержит материал, имеющий отношение к текущим дебатам о природе медицины, в частности, относительно статуса количественных показателей как индикаторов потребности в медицинских услугах. вмешательство. Представлены его аргументы против приравнивания здоровья к нормальности, а также его собственное предложенное определение здоровья и значение этого определения для физиологии и медицины.

    Информация о журнале

    Текущие выпуски теперь размещены на веб-сайте Chicago Journals. Прочтите последний выпуск. Начиная с 1950 года, The British Journal for the Philosophy of Science (BJPS) представляет лучшие новые работы в этой дисциплине. Международный лидер в области философии науки, BJPS демонстрирует выдающиеся исследования по множеству тем, от природы моделей и симуляций до математического объяснения и основополагающих вопросов в физических, биологических и социальных науках.Журнал, публикуемый от имени Британского общества философии науки, предлагает новаторские и заставляющие задуматься статьи, которые открывают новые области исследований или проливают новый свет на известные проблемы.

    Информация об издателе

    С момента своего основания в 1890 году в качестве одного из трех основных подразделений Чикагского университета, University of Chicago Press взяла на себя обязательство распространять стипендии высочайшего стандарта и публиковать серьезные работы, которые способствуют образованию, способствуют общественному пониманию. , и обогатить культурную жизнь.Сегодня Отдел журналов издает более 70 журналов и сериалов в твердом переплете по широкому кругу академических дисциплин, включая социальные науки, гуманитарные науки, образование, биологические и медицинские науки, а также физические науки.

    Концепция нормативности от философии к медицине: обзор

    Давайте теперь попробуем перейти к другой области современного философского исследования, аналитической философии языка, и зададим следующие вопросы: есть ли что-то несводимое в нормативных утверждениях (утверждениях вид «должно») по сравнению с фактическими утверждениями? Можем ли мы объяснить это различие, используя логические инструменты аналитической философии? Эта проблема была рассмотрена Ральфом Веджвудом в недавней книге о природе нормативности.Как аналитический философ, Веджвуд рассматривает существование нормативных утверждений или суждений как факт, который требует объяснений, но отказывается предложить какое-либо определение термина «нормативность» как такового, возможно, опасаясь, что определение таких понятий, как нормативность, приведет нас к своего рода мистический реализм. Он определяет свою задачу как теоретическое объяснение обычного понимания нормативных терминов путем анализа их условий истинности логическим и семантическим способом. Эта задача сильно отличается от более натуралистических подходов к проблеме нормативности, которые все больше и больше развиваются в естественных науках, таких как когнитивная нейробиология и психология, которые имеют дело с другой проблемой понимания того, как мы, люди, создаем и, возможно, изменяем нормы, а не следите за ними только на нашем языке.

    С точки зрения аналитической философии языка нормативное мышление, нормативное знание, нормативные истины, нормативные суждения, нормативные интуиции, нормативные убеждения и т. Д. Являются фактами — фактами дискурса, языка и мышления, которые имеют отношение к несуществующим реальностям. Каково семантическое содержание этих весьма своеобразных утверждений? Нужны ли для семантического объяснения нормативных утверждений утверждения или концепции, которые сами по себе не являются нормативными? Другими словами, сводится ли нормативность языка и мышления к фактическим свойствам или нет? В случае, если бы он оказался несводимым, мы столкнулись бы с логическим кругом.Собственный тезис Веджвуда состоит в том, что мы можем избежать этого круга. Другие философы, такие как Джон Мак Доуэлл, Рональд Дауркин или Дерек Парфит, напротив, заявляют в своем собственном «квиетистском» тезисе, что невозможно дать некруговое объяснение нормативного дискурса. Веджвуд опирается на аргумент Сола Крипке относительно ссылки, чтобы оправдать свое собственное утверждение: «Я дам заключение о том, что такое мысль или утверждение о том, что должно быть в случае, без какого-либо использования ( …) Представление о существовании мысли или утверждения о том, что должно иметь место »(Wedgwood 2007, p.20). Только очень общие нормативные свойства, такие как истина, доказательство, вера, решение, могут использоваться для анализа нормативных утверждений точно так же, как и любые другие утверждения. В самом деле, нормативность никогда не может отсутствовать в утверждениях типа «обязательно, если кто-то рассудителен, если кто-то судит:« Я должен сделать это », он также намеревается сделать это». Необходимость и рациональность являются нормативными свойствами, поэтому проект объяснения нормативности в совершенно ненормативных терминах не имеет смысла.

    Однако Веджвуд утверждает, что конкретные нормативные утверждения в форме «Я должен сделать это» можно анализировать без ссылки на какие-либо нормативные свойства того же типа. Как философ языка он замечает, что нормативные термины чрезвычайно зависимы от контекста и выражают различные концепции в разных контекстах (Wedgwood 2007, p. 23). В таких условиях в дискуссию вступает философская тема интенциональности. В самом деле, собственная теория Веджвуда о природе нормативности, которую он описывает как «интернализм нормативного суждения» в противоположность экстернализму, подчеркивает субъективное измерение нормативного суждения от первого лица, тогда как экстернализм подчеркивает внешний объективный источник нормативности.Согласно интерналистской теории Веджвуда, существует существенная связь между нормативным суждением и практической аргументацией и мотивацией к действию. Нормативные суждения или утверждения можно представить как суждения от первого лица с оговоркой, что это действие сильно зависит от контекста и должно быть уместным и разумным. Нормативные суждения можно понять с точки зрения их регулирующих ролей в практических рассуждениях. Концепция правильного планирования действий вводится Веджвудом в условиях, не допускающих неопределенности.При определенных условиях определенности ясно, что роль нормативных концепций или суждений можно легко описать как обязательство или обязательство, которое требует реализации запланированного действия. Это довольно идеальная модель, которая в условиях неопределенности должна быть совершенно иной.

    Тогда в картину обязательно входят концепции интенциональности и точки зрения от первого лица. Лозунг «интенциональное является нормативным» в последнее время много обсуждается философами.Из предыдущего анализа ясно, что нормативность представляет собой особую форму интенциональности, которая связана с практическим суждением, предрасположенностью и приверженностью к действию. Включает ли интенциональность в целом и по существу некую нормативность? Многие философы, в том числе Гуссерль и совсем недавно Дэвидсон, уже защищали эту идею. Согласно Веджвуду, «преднамеренные факты частично конституируются нормативными фактами» (Wedgwood 2007: 159). Причина, по которой это кажется так, заключается в том, что все интенциональные состояния или свойства включают два элемента: «(i) содержание, состоящее из концепций, и (ii) ментальное отношение или установку (например, убеждение, желание, надежда, страх и т. д.) по отношению к этой концепции »(Wedgwood 2007, p.161). Например, веру можно представить двумя способами. Убеждение является правильным тогда и только тогда, когда его содержание истинно, и, во-вторых, убеждение рационально (при определенных обстоятельствах) только в том случае, если эти обстоятельства определяют его вероятность, так что его содержание истинно (Wedgwood 2007, p. 162). Нормативный элемент интенционального находится в отношениях между интенциональным концептуальным содержанием и интенциональной установкой в ​​отношении этого конкретного понятия. Своей теорией «интернализма нормативных суждений» Веджвуд хочет избежать различных опасностей: опасности полного сведения нормативного к естественным свойствам (натурализм) и опасности чисто метафизической и загадочной картины человеческой нормативности.

    Отличить здоровье от патологии | Журнал медицины и философии: Форум по биоэтике и философии медицины

    Абстрактные

    В этом эссе рассказывается, как различать здоровье и патологию маркеров черт в медицинской теории. В нем (1) предлагается различать две концепции здоровья / патологии — здоровье / патология, относящаяся к выживанию, и здоровье / патология, относящаяся к воспроизводству. Он (2) определяет показатели выживаемости и воспроизводимости выполнения физиологических функций.В нем (3) рассказывается, как с помощью показателей эффективности провести грань между здоровьем и патологией. Отчет основан на биостатистической теории Кристофера Бурса, но стремится улучшить ее. По отношению к этой теории предлагаемый подход имеет преимущества (1) в том, что он определяет эффективность и (2) в том, что он согласуется с суждениями медицинской теории в случаях распространенных заболеваний и «нормального старения». Кроме того, в эссе выступает против конкурирующей идеи о том, как улучшить биостатистическую теорию, которую отстаивают Питер Шварц и Даниэль Хаусман.

    I. ВВЕДЕНИЕ

    Насколько хорошо работают жетоны определенного типа черты у разных людей. Мы явно считаем, что некоторые токены характеристик работают настолько плохо, что являются патологическими. Теперь, что определяет грань между здоровьем и патологией маркеров черт? Цель этого эссе — дать отчет об этом. 1 Примерно идея состоит в том, что маркер признака является патологическим тогда и только тогда, когда хотя бы одно из его выполнения физиологической функции имеет особенно низкую эффективность.

    Предлагаемый отчет касается двух проблем биостатистической теории Кристофера Бурса (BST), которая, как утверждается, является наиболее разработанной и многообещающей для ответа на вопрос, как провести грань между здоровьем и патологией (Schwartz, 2007). BST говорит, что для каждого типа признака в эталонном классе токены признаков, работающие с нетипично низкой эффективностью, являются патологическими. Однако BST не без проблем. Во-первых, есть вопросы о том, как учитывать эффективность.Во-вторых, существуют проблемы, касающиеся того, где среди возможных уровней эффективности провести черту, отделяющую здоровье от патологии.

    В чем смысл терминов «здоровье» и «патология» в теории медицины? Моя общая мотивация для реализации этого проекта связана с теоретической последовательностью и ясностью. Представления о здоровье и патологии, по-видимому, включают в себя как некоторый описательный биологический компонент, так и некоторый нормативный компонент. Однако, что касается практических вопросов, например, для ответа на такие вопросы, как какие государства должны и какие государства не должны лечиться общественным здравоохранением, биологический компонент не всегда кажется актуальным.Что касается более научных проблем, нормативный компонент не всегда актуален. Следовательно, у нас есть противоречие между интуицией об описательных биологических характеристиках и интуицией о нормативных характеристиках. Я намерен здесь сосредоточиться только на биологической, описательной части: как мы можем последовательно определять чисто теоретическое различие между здоровьем и патологией? Для философа биологии это интересно само по себе. Однако для исследователей в области медицины, интересующихся практическими последствиями, это не имеет прямого отношения.Тем не менее, я надеюсь, что в конечном итоге явный контраст между биологическими и нормативными характеристиками может также помочь уточнить и прояснить рассуждения о том, что имеет значение, а что не имеет значения при решении практических вопросов.

    Эссе построено следующим образом. Раздел II представляет, как BST проводит различие между здоровьем и патологией, и представляет две проблемы в связи с этим. В Разделе III разрабатывается другой подход к различию между здоровьем и патологией и объясняются преимущества этого счета перед BST.Раздел IV выступает против конкурирующей идеи о том, как улучшить BST, которую отстаивают Питер Шварц и Даниэль Хаусман. В разделе V добавлены некоторые заключительные замечания.

    II. БИОСТАТИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

    Согласно BST (например, Boorse, 1977, 1997, 2014), Кристофер Бурс стремится дать определение понятиям «здоровье» и «патология» в медицинской теории. Сначала давайте посмотрим на эту теорию. Затем давайте рассмотрим две проблемы или проблемы, с которыми он сталкивается.

    Теория

    Во-первых, следует пояснить, что Боорс намеревается сделать в BST.Согласно BST, Бурсе стремится объяснить здоровье и патологию как биологические явления, которые упоминаются в теоретической медицине, то есть физиологию и патологию. Анализируемые концепции не являются специальными для людей; они применимы также к животным и растениям. Учитывая цель BST, факты о том, как «патология» и «здоровье» используются обычными людьми, малоинформативны. Однако, хотя использование этих концепций физиологами и патологами играет важную роль в оценке рассказа, проект Бурса не является чисто описательным.Скорее, он является объяснительным — он стремится улучшить существующее использование (Boorse, 1997, 53; 2014, 713). BST не имеет ценности; он не имеет нормативных составных частей и не имеет нормативных последствий сам по себе. Следовательно, его нельзя использовать (изолированно) для ответа на практические вопросы, например, является ли определенное физиологическое состояние хорошим или плохим или его следует лечить. Таким образом, теоретические концепции здоровья и патологии следует четко отличать от других возможных концепций здоровья и патологии, например, клинических, социальных и политических концепций (см.г., Boorse, 1997, 45–6).

    Обратимся теперь к содержанию теории. BST состоит из трех основных компонентов: (i) контрольные классы, (ii) физиологические функции и (iii) уровни эффективности. Начнем с референсных классов. Основная идея BST заключается в том, что здоровье и патология относятся к контрольным классам. Например, при определении состояния здоровья или патологии новорожденного мужского пола важно принимать во внимание функционирование других новорожденных мальчиков мужского пола, но не функционирование 40-летних самок или новорожденных жирафов.Боорс описывает эталонные классы как «естественный класс организмов с единообразным функциональным дизайном». Он считает, что они индивидуализированы по видам, полу и возрасту (Boorse, 1977, 558, 562). 2

    Далее рассмотрим вторую составляющую — физиологические функции. Согласно BST, различие между здоровьем и патологией связано с физиологическим функционированием организмов. Boorse защищает цель-анализ концепции функции, согласно которой функция части определяется ее вкладом в достижение целей системы, частью которой она является (Boorse, 1976).Каковы соответствующие цели и какова соответствующая система, зависит от контекста. В биологии соответствующие цели и система определяются интересами биологической дисциплины. Бурсе говорит, что «[в] физиологии целевая система […] — это индивидуальный организм, а соответствующие цели — его собственное выживание и воспроизводство» (Boorse, 1976, 84). Можно пояснить, что физиологическая функция должна только способствовать выживанию или воспроизводству (Boorse, 2014, 685). Однако даже если выполнение функции маркером признака способствует достижению одной или обеих из этих целей, это не обязательно должно быть выполнением физиологической функции.По мнению Боорса, физиологические функции в первую очередь приписываются типам, а не токенам. Бурс говорит: «[w] ненавистник способствует достижению этих целей [индивидуальное выживание и воспроизводство] надежно, на всем эталонном классе […] назначается физиологическая функция» (Boorse, 1976, 84, выделено мной). Например, поскольку сердце обычно перекачивает кровь и тем самым способствует выживанию своего носителя, физиологическая функция сердца заключается в перекачивании крови. Жетон сердца может выполнять некоторые дополнительные функции, которые также способствуют выживанию или воспроизводству носителя.Однако, если эта функция уникальна для данного человека, она не считается физиологической функцией. Кроме того, хотя Бурсе явно не говорит об этом, из взглядов Бурса на физиологические функции по типу следует, что маркер признака, который не выполняет никаких физиологических функций, может все же иметь физиологическую функцию, придаваемую ему принадлежностью к признаку. тип. Например, если перекачивание крови из сердец способствует надежному выживанию и воспроизводству индивидов во всем эталонном классе, то даже жетон сердца в эталонном классе, который не перекачивает кровь, выполняет физиологическую функцию перекачивания крови.

    Теперь обратимся к третьему компоненту BST — уровням эффективности. Физиологические функции могут выполняться более или менее эффективно. Путем сравнения уровней эффективности работы различных токенов признаков BST проводит грань между здоровыми и патологическими токенами признаков. Глядя на характеристики токенов типа признака в эталонном классе, мы можем описать нормальные или типичные уровни эффективности. Например, в контрольном классе женщин в возрасте от 7 до 9 лет существует (диапазон) типичных уровней эффективности для перекачивания крови их сердца.Чтобы маркер черты был здоровым, он должен иметь склонность выполнять каждую из своих физиологических функций в типичных случаях с, по крайней мере, типичной эффективностью. 3 В противном случае маркер признака является патологическим (Boorse, 1977, 558–9, 562). Где именно в диапазоне уровней эффективности провести черту, отделяющую здоровье от патологии, — вопрос условности (Boorse, 1977, 559). Тем не менее, Boorse (1977, 559; 1997, 8) говорит, что отличительную черту необходимо провести на определенном расстоянии ниже среднего уровня эффективности, а Boorse (2014, 684) говорит, что она должна быть проведена намного ниже среднего уровня эффективности.

    Что означает эффективность? Это не ясно сказано Бурсом. Но здесь можно выделить как минимум две разные грубые идеи. Одна естественная интерпретация Boorse (1977, 559) состоит в том, что уровень эффективности производительности маркера признака измеряет, насколько близка производительность к некоторой «оптимальной производительности» (например, для щитовидной железы, чтобы выделять оптимальное количество гормонов для текущих метаболических потребностей. ). Напротив, естественная интерпретация Бурсе (1977, 562) состоит в том, что уровень эффективности работы маркера признака равен уровню вклада этой характеристики в шансы носителя на успех в выживании или воспроизводстве.

    Теперь мы можем резюмировать, как BST определяет здоровье и патологию маркеров признаков.

    • Health BST : Маркер признака является здоровым тогда и только тогда, когда для каждой из его физиологических функций F он имеет склонность выполнять F в типичных случаях с, по крайней мере, типичной эффективностью по сравнению с эталонный класс организма.

    Маркер признака является патологическим тогда и только тогда, когда он не здоров, то есть:

    • Патология BST : Маркер признака патологичен тогда и только тогда, когда, по крайней мере, для одной из его физиологических функций F , он не имеет возможности выполнять F в типичных случаях с, по крайней мере, типичной эффективностью по сравнению с эталонным классом организма.

    Чтобы быть более точным в отношении того, что BST говорит о линии, отделяющей здоровье от патологии, мы должны, однако, рассмотреть две возможные интерпретации теории. Назовем первую интерпретацию BST 1 . Согласно этой интерпретации, линия «определена статистически». Я беру «статистически определенную», чтобы требовать, чтобы была функция

    , такая, что для каждого распределения популяции E уровней эффективности выполнения маркера признака физиологической функции в эталонном классе, d (E) — это эффективность. уровень, на котором жетоны здоровых признаков отличаются от жетонов патологических признаков.Важно отметить, что для проведения каждой отличительной линии используется одна и та же функция d . Существование такой функции d , вероятно, не является достаточным условием для того, чтобы отличительная линия была «статистически определена». У меня нет никаких конкретных предложений по дальнейшим достаточным критериям, но я думаю, что идея состоит в том, что d должна быть «неэкзотической» функцией, определенной в терминах статистических показателей, таких как средние значения и стандартные отклонения. В частности, определение d в каждом конкретном случае не должно считаться «статистическим».

    Назовем вторую интерпретацию BST 2 . 4 При такой интерпретации у нас нет полного описания того, как здоровье отличается от патологии. Скорее, Бурсе просто предоставляет некоторые необходимые условия, которым должна соответствовать такая учетная запись, например, что отличительная черта должна заканчиваться ниже или намного ниже среднего уровня эффективности. В частности, такая интерпретация допускает «нестатистические» способы проведения линии.

    Первая проблема: что такое эффективность?

    Одна проблема с BST касается концепции эффективности.Чтобы систематически приписывать здоровье и патологию токенам признаков в соответствии с BST, необходим отчет об эффективности, из которого было бы ясно, по крайней мере в принципе, как определять уровни эффективности различных характеристик токенов признаков. Выше я привел две примерные идеи эффективности, которые можно прочесть в трудах Бурсе. Однако, даже если мы примем одну из этих идей, все еще не ясно, что означает «оптимальная производительность» или «уровень целевого вклада». В любом случае Боорс умалчивает о том, как систематически определять и сравнивать уровни эффективности.

    Вторая проблема: что определяет отличительную черту?

    Еще одна проблема, связанная с BST, касается того, как он проводит черту, отделяющую здоровье от патологии (среди различных уровней эффективности). Как уже упоминалось, BST призван охватить концепции здоровья и патологии в медицинской теории. Следовательно, надежность BST нельзя обвинять в несоответствии с повседневной интуицией. Однако выводы теории должны хорошо согласовываться с интуицией физиологов и патологов. 5 Хотя часто можно сказать, что вердикты BST довольно хорошо согласуются с классификацией состояний физиологами и патологами на здоровые и патологические, есть исключения, когда теория дает противоречивые результаты. Это происходит как в случаях, когда заболевания (очень) распространены (раздел «Общие болезни»), так и в случаях «нормального старения» (раздел «Нормальное старение»).

    Болезни общие

    Заболевания, которые (очень) часто вызывают проблемы для обеих интерпретаций BST, хотя более серьезно для BST 1 .Проблема в том, что, хотя патологи классифицируют состояния, вызываемые этими заболеваниями, как патологические, BST не может сказать (или очень сомнительно), что все эти состояния являются патологическими, поскольку они довольно распространены. Питер Шварц (2007, 375) приводит несколько примеров распространенных заболеваний. Одним из них является определенная дисфункция тазобедренного сустава у собак (дисплазия тазобедренного сустава собак), которая, по оценкам, присутствует у 30 процентов популяции некоторых пород. Другой — нарушение функции мочеиспускания у людей из-за доброкачественной гипертрофии простаты, которая, по оценкам, встречается у более чем 17 процентов мужчин старше 70 лет.Еще один пример — старческая болезнь Альцгеймера, которая поражает 16 процентов людей старше 85 лет. Сам Бурс (1977, 566) приводит кариес зубов как пример общего состояния, классифицируемого патологами как патологическое.

    Рассмотрим сначала BST 1 . Здесь точное положение отличительной линии условно, но, по крайней мере, она проведена «статистически» и ниже или намного ниже среднего уровня эффективности. Однако эти требования позволяют дать несколько определений линии.Будем точнее. В соответствии с BST, характеристики физиологических функций приписываются уровням эффективности. Обозначим функцию, выполняющую эти приписывания e BST :

    Хотя Бурсе не говорит точно, каковы уровни эффективности, он, по крайней мере, предполагает, что они линейно упорядочены и таковы, что мы можем определять статистические показатели, такие как средние и Стандартное отклонение. Это означает, что уровни эффективности, например, могут быть действительными числами, неотрицательными действительными числами или действительными числами в интервале 0–1.Давайте, для некоторой общности, предположим, что уровни эффективности являются действительными числами.

    Как объяснялось выше, для того, чтобы отличительная линия считалась «статистически определенной», должна существовать некая, не слишком «экзотическая» функция

    , такая, что маркер признака является патологическим по сравнению с эталонным классом R , если и только если e BST ( p ) < d ( E ) или, альтернативно, e BST ( p ) ≤ d ( E ), как минимум для одно из его представлений p физиологической функции, где E — это распределение уровней эффективности характеристик маркера признака в R этой физиологической функции.Вот некоторые разумные определения d , которые можно обоснованно провести для «статистической» линии (где avg (E) и std (E ) обозначают среднее значение и стандартное отклонение распределения E соответственно):

    • d (E): = avg (E) — c ( c постоянное действительное число, c > 0)

    • d (E): = c ⋅ avg (E) ( c постоянное действительное число, 0 < c <1, E ≥ 0)

    • d (E): = avg (E) — c ⋅ std (E ) (c постоянное действительное число, c > 0)

    Важно отметить, что BST 1 не может допускать различных определений d в разных случаях и, в частности, разных значений c в разных случаях. случаев, поскольку это означало бы, что отличительная черта не «статистически определена», а установлена ​​чем-то другим.Однако ни одна из трех возможных интерпретаций d выше не даст «правильных» результатов как для маркеров типов черт, подверженных общим заболеваниям, так и для маркеров типов черт, где патология встречается редко. И кажется очень маловероятным, что можно было бы придумать какое-то другое определение d , которое делает это и может обоснованно считаться «статистически определенной» линией.

    А как насчет BST 2 тогда? Хотя такая интерпретация оставляет вопрос о том, как определить отличительную черту относительно открытым, она допускает большие различия в частоте патологии между разными типами признаков.Тем не менее, согласно BST 2 линия должна быть ниже или намного ниже среднего уровня эффективности. Следовательно, сомнительно, допускает ли он 30 процентов маркеров признаков того или иного типа, являющихся патологическими. Более того, могут быть патологии, затрагивающие 50 или более процентов маркеров признаков, что было бы еще труднее учесть. Конечно, одна желательная особенность, отсутствующая в BST 2 , — это учет того, как определяется отличительная линия.

    Нормальное старение

    Второй тип состояний, вызывающих проблемы для BST, — это то, что часто называют «нормальным старением».Чтобы прояснить обсуждение «нормального старения», я предлагаю различать два типа состояний, на которые нацелен термин «нормальное старение». Состояния первого типа — это функциональные сокращения, которые происходят у более или менее всех людей с возрастом. Одним из примеров здесь может быть снижение мышечной функции из-за уменьшения мышечной массы. Состояния второго типа — это состояния, которые просто становятся все более частыми в группах людей по мере их взросления. В качестве примеров можно привести случаи дисфункции мочевыделительной системы Шварца из-за доброкачественной гипертрофии простаты у мужчин старше 70 лет и дряхлость типа Альцгеймера у людей старше 85 лет.Эти состояния можно описать как подкатегорию общих заболеваний. Хотя нет четкой границы между двумя типами нормального старения, я считаю, что это различие полезно. В то время как состояния второго типа считаются патологическими в медицинской теории, состояния первого типа таковыми не являются (по крайней мере, утверждение о том, что они являются патологическими, вызывает споры).

    Если мы рассмотрим две интерпретации BST, то и BST 1 , и BST 2 классифицируют состояния первого типа как здоровые.Обе интерпретации также классифицируют состояния второго типа как здоровые, хотя, как и в случае с обычными заболеваниями, BST 2 может учитывать некоторые случаи нормального старения как патологические. Этот результат вызвал критику, на которую Boorse (1997, 91–2) ответил, заявив, что нет противоречия между здоровым состоянием и заботой о здоровье, направленной на его лечение. Тем не менее, хотя это правильно, могут быть и другие причины думать, что некоторые из этих состояний следует считать патологическими.Принимая во внимание классификацию состояний патологами на здоровые и патологические, BST платит за то, что здесь она не согласуется с медицинской теорией.

    III. РАЗРАБОТКА АЛЬТЕРНАТИВНОГО СЧЕТА

    Рассмотрев BST и две его проблемы, я теперь разрабатываю альтернативный подход к различию между здоровьем и патологией. Я беру теорию Бурса в качестве отправной точки и делаю некоторые важные поправки, направленные на решение двух описанных проблем: (i) что такое эффективность и (ii) как среди различных уровней эффективности должна быть линия, отделяющая здоровье от патологии. нарисовано? В разделе «Эффективность» я предлагаю меру эффективности.В разделе «Где провести отличительную черту» я предлагаю отличать здоровье от патологии с помощью этого показателя эффективности. В этом эссе я просто исхожу из предположения, что есть надежное описание референтных классов и надежное описание физиологических функций, которые должны быть сделаны, по-видимому, более или менее в духе BST. Для упрощения я определяю здоровье и патологию маркера черты со ссылкой на выполнение этим маркером своих физиологических функций, а не на его предрасположенность к выполнению своих физиологических функций.Тем не менее, я считаю, что предлагаемую версию можно преобразовать в учетную запись, в которой здоровье и патология являются вопросом предрасположенности, а не фактических действий.

    КПД

    Давайте тогда рассмотрим, как понять эффективность выполнения физиологических функций маркером признака. Во-первых, я обсуждаю связь между двумя целями выживания и воспроизводства и предлагаю отдельно измерить, насколько эффективно они достигаются (раздел «Цели выживания и воспроизводства»).Затем я делаю некоторые пояснения относительно характеристик физиологических функций (раздел «Характеристики физиологических функций») и вводю «типы характеристик» и «значения характеристик» (раздел «Типы характеристик и значения характеристик»). Затем я даю определения «шансов на выживание» и «шансы на воспроизводство» (раздел «Шансы на выживание и шансы на воспроизводство»). Затем я предлагаю по сравнению с эталонными классами использовать стандартный контекст для всех оценок эффективности (раздел «Стандартный контекст для оценок эффективности»).Наконец, я определяю показатели выживаемости и эффективности воспроизводства (раздел «Эффективность характеристик токенов»).

    Цели выживания и воспроизводства

    Я согласен с Бурсом в том, что выживание и воспроизводство являются важными целями для оценки состояния здоровья или патологии маркеров признаков. Однако, в отличие от BST, в котором используется единая концепция эффективности, охватывающая как шансы на выживание, так и возможности воспроизводства, я думаю, что этим двум целям следует дать отдельные меры эффективности.При наличии только одного показателя эффективности, охватывающего шансы как на выживание, так и на воспроизводство (и без каких-либо дополнительных квалификаций), уровень эффективности производительности иногда будет неопределенным. 6 В некоторых случаях характеристики признака повышают шансы владельца на выживание по сравнению с эталонным классом больше, чем повышают шансы владельца на воспроизводство по сравнению с эталонным классом (или наоборот). Например, представьте себе женщину 23 лет, у которой секреция гормонов гипофизом аномальна, поэтому овуляция происходит очень редко.Однако аномальный уровень гормонов никак не влияет на нее. Здесь мы имеем дело с ситуацией, когда аномальная секреция гормонов гипофизом снижает шансы женщины на успешное воспроизводство по сравнению с ее эталонным классом, но не снижает ее шансы на выживание по сравнению с эталонным классом. Здесь используется только одна мера эффективности (и никаких дополнительных квалификаций), поэтому неизвестно, какова эффективность работы гипофиза. Как правило, во всех случаях, когда производительность маркера характеристики увеличивает шансы на выживание в большей (или меньшей) степени, чем шансы на воспроизводство, по отношению к эталонному классу, будет неопределенным, каков уровень эффективности этой характеристики.

    Добавив дополнительные уточнения, можно решить проблему неопределенности. Однако то, что я предлагаю, а также думаю, хорошо согласуется с физиологической и патологической теорией, — это различать выживание и воспроизводство как цели двух различных показателей эффективности. Предлагается говорить об эффективности выживания, с одной стороны, и эффективности воспроизводства, с другой. Затем, что касается понятий здоровья и патологии, у нас есть два варианта. Либо мы определяем патологию как снижение эффективности выживания или эффективности воспроизводства, а здоровье как отсутствие снижения эффективности выживания и отсутствие снижения эффективности воспроизводства.В приведенном выше примере мы получили бы результат, что гипофиз является патологическим, поскольку его эффективность воспроизводства снижена. В качестве альтернативы мы также различаем две концепции здоровья / патологии, по одной для каждого показателя эффективности: репродуктивное здоровье / патология, с одной стороны, и здоровье / патология, относящиеся к выживанию, с другой. Если мы примем последний подход, в приведенном выше примере мы получим результат, что гипофиз репродуктивно патологичен, но здоров с точки зрения выживаемости.Какую из этих двух альтернатив нам выбрать? Я считаю, что это в основном вопрос терминологического вкуса. Однако, если одна из альтернатив лучше, чем другая согласуется с физиологической и патологической теорией, это может быть причиной в пользу этой альтернативы. В этом эссе я просто выбираю вторую альтернативу и различаю две концепции здоровья / патологии.

    Выполнение физиологических функций

    «Эффективность выживания» и «эффективность воспроизводства» относятся к выполнению маркером признаков физиологических функций.Выше я сказал, что продолжу, исходя из предположения, что необходимо дать надежное описание физиологических функций. Однако есть некоторые вещи, которые я предполагаю в отношении такой учетной записи. Я считаю, что физиологические функции связаны с типами черт. Следовательно, даже если существует более одного типа признаков у организмов референсного класса, которые ответственны за определенный эффект, физиологические функции этих типов признаков различны. Например, и печень человека, и почки человека отвечают за фильтрацию крови.Тем не менее, мы должны различать фильтрацию крови через печень и фильтрацию крови через почки как две отдельные физиологические функции. По-видимому, мы также должны различать фильтрацию крови левой почкой и фильтрацию крови правой почкой как две отдельные физиологические функции. Также следует отметить, что типы признаков могут быть описаны на разных уровнях. Тип черты (на более высоком уровне) может включать несколько типов черт (на более низких уровнях). Например, систему кровообращения можно описать как один тип признака, сердце — как другой, а митральный клапан сердца — как еще один.Все эти три типа черт имеют свои собственные физиологические функции.

    В то время как физиологические функции являются общими для людей референсного класса, выполнение этих функций различается. Чтобы описать уровни эффективности также в тех случаях, когда физиологическая функция не выполняется вообще, с этого момента я использую термин «производительность» для обозначения как выполнения функции, так и бездействия. Итак, даже жетон сердца, который вообще не перекачивает кровь, выполняет в этом смысле функцию перекачивания крови (с максимальным дефицитом).Как же тогда индивидуализируется выполнение физиологических функций? Выполнение физиологической функции связано с ее признаком и временем выполнения. Следовательно, разные токены характеристик будут иметь разные характеристики. Кроме того, один токен признака может по-разному выполнять определенную физиологическую функцию в разное время. (В противном случае мы не смогли бы судить о признаке признака здоровым в одно время и патологическим в другое время.) Каким образом должны происходить индивидуализации выполнения одной и той же физиологической функции с помощью одного и того же признака признака, я считаю вопросом теоретического плодотворность и, в этих рамках, условность.Некоторые индивидуации более полезны, чем другие, для определения шансов на выживание или, соответственно, шансов на воспроизводство, но некоторые индивидуации могут быть столь же полезными. Может быть даже несколько индивидуаций выполнения физиологической функции, которые все (вместе) адекватны для определения шансов на выживание или, соответственно, шансов на воспроизводство.

    Индивидуализация действий может производиться в единицах абсолютного времени или в единицах неабсолютных единиц времени, например, биологических циклов.Однако следует отметить, что в тех случаях, когда физиологическая функция не выполняется вообще (и, возможно, в некоторых случаях, когда физиологическая функция выполняется, но не «должным образом»), это может быть невозможно. индивидуализировать выступления всеми способами, соответствующими этой физиологической функции. Например, предположим, что перекачивание крови в сердца адекватно индивидуализировано циклом одного сокращения. Этот принцип индивидуации не может определить перекачку крови в сердце, которое вообще не сокращается.Скорее, способность этого сердечного жетона перекачивать кровь будет примером особого случая, когда физиологическая функция вообще не выполняется.

    Типы и значения функций

    Мы можем описывать и сравнивать характеристики определенной физиологической функции, глядя на особенности выполнения. Например, мы можем описывать и сравнивать перекачивание крови различными токенами сердца, рассматривая такие типы характеристик, как ритм биения и ударный объем.Эти типы характеристик важны, поскольку они имеют значение для шансов на выживание организма (и косвенно также для шансов организма на воспроизводство). Точно так же, как я предполагал, что физиологические функции связаны с типами признаков, я предполагаю, что типы признаков связаны с физиологическими функциями. Таким образом, даже если есть какая-то физиологическая функция, помимо перекачивания крови сердцем, для которой уместно посмотреть на ритм биения, мы должны различать ритм сердечных сокращений, перекачивающий кровь, и ритм биений, выполняемый другой физиологической функцией. .

    Для каждой физиологической функции я предполагаю набор соответствующих типов функций:

    Для каждой производительности F каждый тип функции в U ( F ) принимает значение функции. В качестве примера предположим, что соответствующие типы функций для перекачивания крови сердца — это ритм биения и ударный объем. Затем для каждого сердца, перекачивающего кровь, ритму биений присваивается значение, а ударному объему присваивается значение. Поскольку разные типы характеристик могут быть адекватно выражены разными типами значений, давайте допустим все виды значений (например,g., качественные, а также количественные значения и точные значения, а также наборы или интервалы значений и, возможно, «неопределенное» значение).

    Давайте назовем значения, присвоенные каждому из типов признаков в U ( F ), вместе взятые «конфигурацией значений признаков». Для каждой физиологической функции F набор возможных конфигураций значений признаков — это набор функций

    . Теперь мы хотим определить конфигурацию значений признаков для выполнения физиологической функции.Для удобства мы сначала определяем следующую функцию:

    Затем для каждого выполнения физиологической функции у нас есть конфигурация значений признаков:

    • P : характеристики физиологических функций → конфигурации значений признаков

    • P ( p ): = конфигурация значения функции p , т. Е. Функция

    • c p : U ( f ( p )) → values ​​

    • c p ( t ): = значение p принимает для типа элемента t .

    В качестве конкретного примера рассмотрим конфигурацию значения характеристики перекачивания крови в сердце Эммы (давайте все же предположим, что соответствующими типами характеристик для перекачивания крови сердца являются ритм биения и ударный объем):

    • P (перекачка крови Эммы): {ритм биений, ударный объем} → значения

    • P (перекачивание крови Эммы) (ритм биения): = 60 ударов в минуту

    • P (перекачивание крови Эммы) (ударный объем): = 60 мл / удар 7

    Шансы на выживание и воспроизводство

    Как мы должны определять «шансы на выживание» и «шансы на воспроизводство»? Термин «шансы на выживание» может означать разные вещи, например.g., шансы выжить еще один день или шансы выжить в течение пятидесяти лет. Если мы измеряем «шансы на выживание» шансами на выживание в течение определенного периода времени, мы получаем проблему, заключающуюся в том, что разумный период времени может различаться между видами и референтными классами. Лучше всего измерить «шансы на выживание» по ожидаемой продолжительности жизни. Этот показатель можно использовать однозначно для всех видов и эталонных классов.

    Я предполагаю, что в определенных условиях ожидаемая продолжительность жизни человека (по крайней мере приблизительно) определяется полным набором конфигураций значений характеристик этого человека. 8 Под «полным набором конфигураций значений признаков» я подразумеваю набор, включающий все конфигурации значений признаков для всех характеристик физиологических функций у данного индивидуума (т. Е. Набор всех конфигураций значений признаков P ( p ) для выполнение p каждой физиологической функции в организме). Таким образом, вместо того, чтобы говорить об ожидаемой продолжительности жизни отдельных лиц, мы можем говорить об ожидаемой продолжительности жизни полных конфигураций значений функций.

    Допустим, что ell ( I ) обозначают ожидаемую продолжительность жизни полного набора конфигураций значений функций I . Тогда у нас есть:

    А как насчет «шансов на воспроизводство»? Лучший способ измерить это требует дальнейшего обсуждения. Например, должно ли измерение касаться числа потомков, числа жизнеспособных потомков или распространения генов? Для целей этого эссе, например, я измеряю шансы на успешное воспроизводство по ожидаемому количеству потомства.Если кто-то предпочитает другое измерение, на него можно обменять ожидаемое количество потомков.

    Мы позволяем eno ( I ) обозначать ожидаемое количество потомков полного набора конфигураций значений функций I . Тогда у нас есть:

    Стандартный контекст для оценки эффективности

    Прежде чем мы сможем продолжить рассмотрение эффективности выживаемости и эффективности воспроизводства, нам необходимо рассмотреть вопрос, в каком контексте следует проводить оценку эффективности выполнения физиологических функций.Следует ли относить эффективность работы маркера признака к уникальному индивидуальному организму или, скорее, к некоему общему стандарту для эталонного класса? Этот вопрос актуален, так как два токена определенного типа признака могут действовать совершенно одинаково у двух особей одного и того же референтного класса, но влиять на ожидаемую продолжительность жизни соответствующих индивидуумов и, соответственно, на их ожидаемое количество потомков в разной степени из-за того, что различия в конфигурациях значений характеристик и характеристик маркеров других характеристик у этих людей.В таком случае должны ли мы сказать, что два токена имеют такие же эффективные характеристики или что они различаются? Я не привожу здесь исчерпывающего обсуждения этого вопроса. Однако я думаю, что мы должны сказать, что производительность обоих токенов одинакова. Следовательно, я предполагаю, что эффективность выполнения физиологических функций маркером признака не является чисто индивидуально-относительной. Скорее, для каждого эталонного класса я предполагаю стандартный контекст, в котором мы измеряем эффективность работы маркеров признаков.Насколько я понимаю, этот контекст представляет собой «примерную комбинацию» конфигураций значений характеристик для эталонного класса. Эта «примерная комбинация» является полной в том смысле, что она содержит конфигурации значений признаков для всех физиологических функций эталонного класса. При измерении эффективности работы маркера признака мы рассматриваем, как конфигурация значения характеристики этой характеристики повлияет на ожидаемую продолжительность жизни организма с помощью примерной комбинации конфигураций значений характеристик.С одной стороны, у нас есть комбинация конфигураций значений характеристик, которая является примерной для (высокой) ожидаемой продолжительности жизни. Это релевантный контекст для оценки выживаемости характеристик токенов. С другой стороны, у нас есть комбинация конфигураций значений характеристик, которая является примерной для (большого) ожидаемого числа потомков. Это релевантный контекст для оценки эффективности воспроизводства характеристик токена.

    Что же тогда означает, что комбинация конфигураций значений характеристик является «образцовой»? В очень грубом выражении идея состоит в том, что образцовая комбинация конфигураций значений характеристик эталонного класса представляет собой полную комбинацию конфигураций значений характеристик, которая дает наивысший ожидаемый срок службы, которого относительно легко достичь для значительной части члены эталонного класса в нормальных средах эталонного класса. 9 Mutatis mutandis для примерной для воспроизведения комбинации конфигураций значений признаков. Идея состоит в том, что для каждого эталонного класса существует только одна примерная комбинация конфигураций значений характеристик и только одна комбинация конфигураций значений характеристик для примера воспроизведения. 10

    В соответствии с приведенным выше обсуждением, для каждого эталонного класса R я предполагаю примерную комбинацию конфигураций значений характеристик, обозначение Ex s ( R ):

    Также, для каждого эталонного класса я предполагаю примерную комбинацию конфигураций значений характеристик, обозначение Ex r ( R ):

    • Ex r : эталонные классы → наборы конфигурации значений характеристик

    • Пример r ( R ): = примерная комбинация конфигураций значений характеристик ссылочного класса R .

    Эффективность работы трейт-токена

    Итак, идея, которую я выдвинул, состоит в том, что выживаемость характеристик токена признака определяется следующим образом. Мы берем примерную комбинацию выживания конфигураций значений характеристик ссылочного класса носителя маркера признака. Мы отмечаем ожидаемую продолжительность жизни этой комбинации конфигураций значений функций. Затем мы снова берем типичную для выживания комбинацию конфигураций значений признаков ссылочного класса носителя токена признака, но вносим изменения.Мы изменяем конфигурацию значения функции для выполнения физиологической функции, характеристикой которой является оцениваемая производительность: мы изменяем эту конфигурацию значения функции, чтобы она была такой же, как конфигурация значения функции для оцениваемой производительности. Затем мы отмечаем ожидаемую продолжительность жизни этой модифицированной комбинации конфигураций значений функций. Затем рассчитывается эффективность выживаемости характеристики токена путем деления ожидаемой продолжительности жизни модифицированной комбинации конфигураций значений характеристик на ожидаемую продолжительность жизни примерной комбинации конфигураций значений характеристик.Mutatis mutandis для эффективности воспроизводства.

    Сформулируем это формально. Пусть p будет выполнением физиологической функции маркера признака у некоторого индивидуума, например, перекачивание крови сердцем у некоторого конкретного человека. p имеет конфигурацию значения функции P ( p ). Пусть I будет полным набором конфигураций значений функции. Затем мы можем подумать о (другом) полном наборе конфигураций значений характеристик, который мы получаем, устанавливая конфигурацию значений характеристик для производительности f ( p ) в I до P ( p ).Мы обозначаем этот модифицированный набор конфигураций значений признаков M ( I , p ), таким образом:

    • M : наборы конфигураций значений признаков и характеристики физиологических функций → наборы конфигураций значений признаков

    • M ( I , p ): = набор конфигураций значений характеристик, который является результатом модификации набора I конфигураций значений характеристик, так что конфигурация значений характеристик I производительность f ( p ) установлена ​​на P ( p ). 11

    При изменении определенных конфигураций значений признаков примерной комбинации это также может повлиять на конфигурации значений признаков для выполнения других физиологических функций. Это может даже привести к конфигурации значений характеристик выполнения других физиологических функций, указывающих на патологию. Некоторые болезни таковы, что когда определенный признак признака становится патологическим, это влияет на другие признаки признака тела, иногда до такой степени, что они также становятся патологическими.Например, у людей с сахарным диабетом бета-клетки поджелудочной железы не производят инсулин. Без надлежащего вмешательства это приводит к патологическим состояниям других частей тела, например, глаз (в худшем случае — слепоты), стоп и ног (которые в худшем случае необходимо ампутировать). Таким образом, когда мы измеряем эффективность выполнения маркером признака физиологической функции, мы не можем просто предположить, что конфигурации значений характеристик для выполнения всех других физиологических функций остаются такими же, как в примерной комбинации.Скорее, мы должны смотреть на ожидаемую продолжительность жизни или, соответственно, на ожидаемое количество потомков комбинации конфигураций значений характеристик, которые будут после конкретной модификации.

    Теперь мы можем определить выживаемость и воспроизводимость выполнения физиологических функций. Пусть R будет эталонным классом лиц. Пусть p будет выполнением физиологической функции, например, перекачиванием крови сердцем у некоторого конкретного человека.Эффективность выживания производительности маркера признака, относящаяся к R , обозначение e s ( R , p) , представляет собой отношение ожидаемой продолжительности жизни комбинации конфигураций значений характеристик. в результате модификации примерной комбинации конфигураций значений характеристик, так что значения характеристик для производительности f ( p ) были установлены на P ( p ), а ожидаемая продолжительность жизни примерная комбинация конфигураций значений признаков:

    • e s : эталонные классы и характеристики физиологических функций → неотрицательные действительные числа

    • e s ( R , p ): = ell ( M ( Ex s ( R ), p )) / ell ( Ex s ( R )) 12

    Эффективность воспроизведения характеристики токена, относящаяся к R , обозначение e r ( R , p) , можно сформулировать аналогично:

    • e r : контрольные классы и характеристики физиологических функций → неотрицательные действительные числа

    • e r ( R , p ): = eno ( M ( Ex r ( R ), p )) / eno ( Ex r ( R )) 13

    Поскольку ни ожидаемая продолжительность жизни, ни ожидаемое количество потомков не могут быть отрицательными, e s ( R , p ) и e r ( R , p ) никогда не будет принимать значения ниже 0.Если ожидаемая продолжительность жизни примерной комбинации конфигураций значений характеристик такая же, когда конфигурация значений характеристик производительности f ( p ) установлена ​​на P ( p ), тогда производительность будет иметь показатель эффективности выживаемости 1. Теперь, если ожидаемая продолжительность жизни примерной комбинации конфигураций значений характеристик уменьшается при установке конфигурации значений характеристик производительности от f ( p ) до P ( p ), то показатель эффективности будет ниже 1.Mutatis mutandis для эффективности воспроизводства. Показатели эффективности также могут принимать значения выше 1. Это происходит, когда маркер признака имеет производительность p физиологической функции, так что ожидаемая продолжительность жизни или, соответственно, ожидаемое количество потомков примерной комбинации конфигураций значений признаков улучшается, когда конфигурация значений характеристик производительности f ( p ) установлена ​​на P ( p ).

    Давайте посмотрим на некоторые примеры выполнения физиологических функций, относящихся к выживанию.Во-первых, рассмотрим перекачивание крови из сердец. Различные жетоны сердца могут иметь разные показатели выживаемости. Некоторые жетоны сердца, вероятно, таковы, что конфигурация значений характеристик их перекачивания крови вообще не повлияет на ожидаемую продолжительность жизни примерной комбинации конфигураций значений характеристик. Их перекачка крови имеет показатель эффективности выживания 1. Многие жетоны сердца, вероятно, таковы, что конфигурация значений характеристик их перекачивания крови будет лишь в ограниченной степени влиять на ожидаемую продолжительность жизни примерной комбинации конфигураций значений характеристик.Их эффективность перекачивания крови имеет показатель выживаемости немного ниже или немного выше 1. Некоторые жетоны сердца, вероятно, таковы, что конфигурация значений характеристик их перекачивания крови значительно уменьшила бы ожидаемую продолжительность жизни примерной комбинации конфигураций значений характеристик. Их эффективность перекачивания крови значительно ниже 1. Кроме того, хотя, вероятно, очень редко, конфигурация значений характеристик для перекачивания крови некоторыми токенами сердца может значительно увеличить ожидаемую продолжительность жизни примерной комбинации конфигураций значений характеристик.Их эффективность выживания значительно превышает показатель эффективности перекачивания крови. Теперь сравним перекачивание крови сердцем с производством меланина (пигментов, защищающих человеческое тело от УФ-излучения) одним меланоцитом. Независимо от того, насколько хорошо или плохо вырабатывается меланин в отдельной клетке, влияние на ожидаемую продолжительность жизни невероятно мало. Это означает, что для одного меланоцита показатель эффективности выживания всегда будет (очень близок к) 1. Если мы думаем обо всей системе меланоцитов, с другой стороны, влияние производства меланина на ожидаемую продолжительность жизни больше; хотя и не такой большой, как сердце, перекачивающее кровь.(Можно выжить без защиты меланина от УФ-излучения, но не без перекачивания крови сердцем.) Мы можем заключить, что чем важнее выполнение функции для цели, тем больше может варьироваться мера ее эффективности. .

    Где провести отличительную черту

    Приняв во внимание эффективность выживаемости и эффективность воспроизводства, давайте обратимся к вопросу о том, что определяет, на каком уровне эффективности проводится грань между здоровьем и патологией.Я сначала предоставляю свою учетную запись. Затем я объясняю, как это помогает избежать проблем BST, связанных с распространенными заболеваниями и нормальным старением. Общая идея состоит в том, что маркер признака является патологическим тогда и только тогда, когда эффективность хотя бы одного из его выполнения физиологической функции имеет особенно низкую эффективность. Сформулируем это формально. Для удобства сначала определим следующую функцию:

    Пусть x s будет константой, представляющей наивысший показатель эффективности выживания, который считается особенно низким.Предлагаемое определение патологии, имеющей отношение к выживанию, патология s , тогда:

    Отсюда мы также получаем определение здоровья, имеющего отношение к выживанию, здоровье s . Маркер признака является здоровым s тогда и только тогда, когда он не является патологическим s , то есть:

    Пусть x r будет константой, представляющей наивысший показатель эффективности воспроизводства, который считается особенно низким . Кроме того, у нас также есть соответствующие определения патологии и здоровья, относящиеся к репродукции, патологии r и здоровья r :

    • Патология r : Знак признака a является патологическим r если и только если хотя бы одно из его представлений p функции в Z ( a ) таково, что e r ( R , p ) ≤ x р .

    • Здоровье r : Маркер признака a исправен r тогда и только тогда, когда каждое из его характеристик p функций в Z ( a ) является так что e r ( R , p )> x r .

    Как понимать x s и x r ? x s и x r должны отражать то, что патологоанатомы считают такой низкой эффективностью работы, что маркер признака является патологическим.Как и в случае с отличительной чертой Бурса, условно выбираются значения x s и x r . Однако значения x s и x r должны быть меньше 1. В противном случае у нас будет патология без снижения эффективности. Определенно для x s , а также для x r , значение также должно быть больше 0.В противном случае, чтобы маркер признака был патологическим s , потребуется, чтобы ожидаемая продолжительность жизни примерной комбинации конфигураций значений признаков, имеющей конфигурацию значений признаков производительности f ( p ), установленное на P ( p ), равно 0. Теперь, чтобы маркер признака был патологическим r , необходимо, чтобы ожидаемое количество потомков типичной для воспроизведения комбинации конфигураций значений признаков, имеющих конфигурация значения функции для производительности f ( p ), установленная на P ( p ), отсутствует.

    Как уже упоминалось, x s и x r являются константами. Хотя выполнение различных физиологических функций может быть более или менее важно для выживания и, соответственно, для воспроизводства, x s и x r применимы ко всем типам признаков с учетом всех их физиологических особенностей. функции. Например, подумайте еще раз о перекачивании крови в сердца, производстве меланина отдельными меланоцитами и производстве меланина системами меланоцитов.Мы увидели, что показатель эффективности выживаемости может в значительной степени варьироваться от 1 для маркеров сердца, но в меньшей степени для систем маркеров меланоцитов и совсем не для отдельных маркеров меланоцитов. Давайте, просто в качестве примера, установим значение x s равным 0,9. Тогда в равной степени справедливо для сердца, системы меланоцитов и отдельного меланоцита, что их показатели эффективности выживания должны быть 0,9 или ниже, чтобы считаться патологическими s . Возможно, спорное следствие этого состоит в том, что могут быть типы черт, при которых патология невозможна.Чтобы отнести патологию и к признаку признака, показатель выживаемости должен быть особенно низким. Если признак признака относится к типу признака, физиологические функции которого обычно не влияют или действуют лишь в очень ограниченной степени, на ожидаемую продолжительность жизни, то он не может стать патологическим. s . Mutatis mutandis при патологии r .

    Однако такое толкование не обязательно должно рассматриваться как проблематичное. Непатологическое снижение эффективности на низких уровнях в организме может по-прежнему способствовать патологии на более высоких уровнях в этом организме.Например, снова рассмотрим сахарный диабет 1 типа. В случае сахарного диабета 1 типа разрушаются бета-клетки поджелудочной железы. Обычно за производство инсулина отвечают бета-клетки. Таким образом, человек с сахарным диабетом 1 типа лишается инсулина. Это, в свою очередь, имеет очень серьезные последствия, например, усталость, потерю веса и нечеткость зрения. Что здесь примечательно, так это то, что причиной пагубных состояний является «просто» дисфункция определенных клеток. Если мы посмотрим на одну бета-клетку, ее эффективность выживания будет равна 1 (или очень близка к 1), независимо от того, выполняет ли она свою физиологическую функцию производства меланина или нет.Это означает, что в случае сахарного диабета 1 типа в предлагаемом мной описании не может быть сказано ни об одной дефектной бета-клетке, что она является патологической s . Это может показаться неприемлемым результатом. Однако я думаю, что это не так. То, что мы не можем сказать о каждой бета-клетке, что она патологическая s , не исключает наличия в организме патологии s . На более высоких уровнях все еще наблюдается большее снижение эффективности, чем на уровне отдельной ячейки. Что касается системы бета-клеток, эффективность ее выживаемости значительно ниже значения x s .Таким образом, когда инсулин-продуцирующая система разрушается, как это происходит при сахарном диабете 1-го типа, ее выживаемость становится особенно низкой и, следовательно, патологической s . Более того, некоторые эффекты дефицита инсулина на маркеры других типов признаков в организме приводят к дальнейшим патологическим состояниям s .

    Другим следствием предлагаемого объяснения является то, что маркеры признаков могут быть здоровыми s или патологическими s , и соответственно здоровыми r или патологическими r , только если их носитель принадлежит к эталонному классу, где ожидаемая длина life, и, соответственно, ожидаемое количество потомков примерной комбинации конфигураций значений признаков> 0.Это, как упомянуто в сносках в разделе «Эффективность характеристик токенов характеристик», потому что e s ( R , p ) не определено, когда ell ( Ex s ( R )) = 0 и e r ( R , p ) не определено, когда eno ( Ex r ( R )) = 0. Однако это не следует считать серьезной проблемой.Что касается здоровья s и патологии s , сомнительно, могут ли вообще существовать эталонные классы с такими типичными для выживания комбинациями конфигураций значений характеристик. Что касается здоровья и патологии , с другой стороны, такие типичные для воспроизводства комбинации конфигураций значений признаков могли бы иметь смысл, по крайней мере, для некоторых эталонных классов среди гибридных видов, где воспроизводство невозможно. Если ожидаемое количество потомков примерной комбинации конфигураций значений признаков равно 0, то кажется, что концепции эффективности воспроизводства, здоровья и патологии не имеют отношения к маркерам признаков в этом эталонном классе.

    Чем же тогда предложенный счет лучше, чем BST, в отношении распространенных заболеваний и нормального старения? Что касается распространенных заболеваний, учетная запись работает лучше, чем BST (независимо от интерпретации), поскольку она учитывает очень большие доли маркеров типа признака, являющегося патологическим s или патологическим r . Например, если кариес зубов снижает выживаемость стоматологической системы ниже x s и встречается, скажем, среди 20 процентов референсного класса, то кариес является патологическим состоянием s .То же самое и с дисплазией тазобедренного сустава у собак. Если это снижает эффективность выживания бедра ниже x s , это патологическое состояние s у 30 процентов некоторых пород. Моя учетная запись может даже приписать патологию s или патологию r 100 процентам маркеров признаков. Хотя такая ситуация маловероятна, мы, по крайней мере, можем думать о ней как о теоретически возможной. Например, рассмотрите зубы и кариес. 14 Если примерная комбинация конфигураций значений признаков эталонного класса исключает полости, это означает, что значительному количеству членов эталонного класса относительно легко могут не хватать полостей в нормальных условиях окружающей среды эталонного класса.Однако, если все члены референтного класса, несмотря на это, решат есть много сахара, у всех могут появиться патологические зубы или .

    Кроме того, при нормальном старении моя учетная запись дает лучшие результаты, чем BST. Давайте сначала рассмотрим состояния, которые затрагивают более или менее всех людей в процессе старения. Эти состояния также будут влиять на ожидаемую продолжительность жизни примерной комбинации конфигураций значений характеристик. Таким образом, производительность p , на которую влияет нормальное старение, не будет составлять ell ( M ( Ex s ( R ), p )) / ell ( Ex с ( R )) особенно низкий.Следовательно, я не буду классифицировать состояния этого типа нормального старения как патологические s . Это тот же результат, что дает BST. Однако, если мы рассмотрим состояния, которые просто становятся более распространенными среди людей с возрастом, разница есть. В этих случаях ожидаемая продолжительность жизни примерного человека остается неизменной. Следовательно, здесь мой отчет дает те же результаты, что и в случае обычных заболеваний. Он приписывает патологию и большему количеству состояний, чем BST.Хотя патология, связанная с выживанием, является более актуальной концепцией патологии в контексте нормального старения, параллельная история может быть рассказана в отношении репродуктивной патологии.

    IV. КОНКУРСНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

    Теперь я защищаю свой аккаунт от другой предложенной идеи о том, как изменить BST для решения проблемы распространенных заболеваний. Эту идею несколько иначе развивают Питер Шварц (2007) и Даниэль Хаусман (2012, 2014). В отличие от меня, Шварц и Хаусман рассматривают проблему распространенных болезней BST, чтобы показать, что учет разграничения здоровья и патологии в медицинской теории требует некоторого дополнительного аспекта, помимо эффективности выживания и эффективности воспроизводства, а именно аспекта негативных последствий.

    Я сначала оспариваю аргумент Шварца о добавлении к описанию еще одного аспекта, помимо эффективности выживания и эффективности воспроизводства (раздел «Аргумент Шварца в пользу добавления еще одного аспекта»). Затем я утверждаю, что добавление Хаусманом дальнейших целей, помимо выживания и воспроизводства, противоречит проекту BST (раздел «Добавление Хаусманом дальнейших дизъюнктивных целей»).

    Аргумент Шварца в пользу добавления дополнительного аспекта

    Шварц считает, что для объяснения различия между патологией и здоровьем необходим другой аспект, помимо эффективности выживания и воспроизводства.Основная причина этого, по мнению Шварца, заключается в том, что патологические состояния не обязательно снижают выживаемость или репродуктивную способность. Например, афазия, слепота или отсутствие конечности не обязательно связаны с уменьшением шансов на выживание или воспроизводство в обществе, которое оказывает соответствующую поддержку (Schwartz, 2007, 379).

    Я думаю, что Шварц прав в том, что патологи однозначно считают афазию, слепоту и отсутствие конечностей патологиями, хотя сегодня многие общества имеют ресурсы для адаптации окружающей среды таким образом, чтобы эти условия не влияли на выживание или воспроизводство (к тому же степени, как когда-то).Однако я не думаю, что нам нужен дополнительный аспект, помимо эффективности выживания и эффективности воспроизводства, для объяснения этих состояний как патологических.

    Во-первых, то, является ли состояние здоровым или патологическим, не определяется фактами о том, насколько хорошо или плохо конкретный человек на самом деле преуспевает в выживании или воспроизводстве. Скорее, речь идет о шансах человека на преуспевания в выживании или воспроизводстве. Если кому-то посчастливилось достаточно хорошо преуспеть в выживании или размножении, несмотря на снижение шансов на это, это не означает, что афазия не является патологией для этого человека.Здесь также можно подчеркнуть роль эталонного класса: здоровье и патология имеют смысл только по отношению к эталонному классу. Поскольку афазия обычно снижает шансы на выживание или размножение для членов референтного класса, это патологическое состояние также и для этого удачливого человека. Во-вторых, здоровье и патология должны относиться к реальной нормальной окружающей среде, а не к возможной среде. Даже если мы можем представить себе близлежащий мир, в котором общество тратит больше средств на поддержку людей с афазией, чтобы это состояние не влияло отрицательно на выживание или репродуктивную функцию, из этого не следует, что афазия не является патологией в реальном мире.

    Однако эти разъяснения не опровергают аргумент с более сильным утверждением о том, что нормальная среда на самом деле такова, что афазия, слепота и отсутствие конечности не снижают шансы на выживание или размножение. Давайте понимать, что Шварц делает это заявление, утверждая, что необходимо дополнительное измерение негативных последствий. Тогда возникает вопрос, верно ли это утверждение. Сосредоточимся на примере афазии. В каком смысле афазия не снижает шансы на выживание или воспроизводство сегодня? Вряд ли можно получить тяжелую афазию и остаться незамеченным (без обращения за помощью), не снизив при этом шансов на выживание или воспроизводство.Я бы сказал, что общение по-прежнему имеет решающее значение для достижения этих целей. Иногда нам нужно сообщить о наших потребностях другим людям, и нам необходимо понимать как устную, так и письменную речь, чтобы управлять в обществе. Однако из-за систем здравоохранения и социальных систем человек, например, с афазией, может получить поддержку различными способами. Эти способы получения поддержки можно условно разделить на четыре типа вмешательств (которые можно комбинировать). Один тип вмешательства имеет своей целью увеличить способность маркера признака, который является патологическим (в случаях афазии, например.g., маркеры признаков, отвечающие за мобилизацию слов). Второй имеет своей целью усилить некоторые другие токены, с помощью которых человек может компенсировать патологический токен (например, токены, отвечающие за язык тела). Третий вид вмешательства заключается в предоставлении индивидууму инструментов, которые он может использовать для компенсации патологического признака (например, папка с картинками, на которые нужно указывать). Четвертый вид вмешательства направлен на адаптацию окружающей среды в более пассивном отношении к человеку (например,g., обучение членов семьи тому, как оптимизировать условия для общения).

    Если рассматривать вмешательство первого типа, существует патологическое состояние, которое затем (полностью или частично) лечится, так что после вмешательства не остается (или, альтернативно, менее тяжелая) патология. Обратите внимание: тот факт, что сегодня у нас есть ресурсы для лечения многих состояний, не означает, что эти состояния не являются патологическими. Теперь сравните это с вмешательствами второго, третьего и четвертого типов.В этих случаях токен признака с пониженной производительностью не обрабатывается. Вместо этого требуются компенсаторный маркер, инструмент или приспособление к окружающей среде, пока эффективность работы снижается. Что касается афазии, ее редко можно полностью вылечить вмешательствами первого типа. Именно доступность вмешательств второго, третьего и четвертого типов, по-видимому, является тем, что Шварц предпринимает для создания окружающей среды сегодня, чтобы такие состояния, как афазия, не снижали шансы на выживание или воспроизводство.Однако, когда окружающая среда изменяется таким образом, я думаю, что ее следует рассматривать не как нормальную среду, а скорее как особую среду. Когда мы проводим эти вмешательства, мы делаем это потому, что считаем, что в нормальной среде (без вмешательства) человеку придется нелегко. Следовательно, нормальная среда — это среда без вмешательства, тогда как среда с вмешательством — это особая среда. Согласно этому описанию, афазия и сегодня выступает патологией.Однако, если наша среда изменится и превратится в такую, в которой нет необходимости принимать меры, поскольку для всех нас стало стандартом использовать рассматриваемые инструменты или технику, такая среда станет нормальной. Однако грань между нормальной и особой средой не четкая, а расплывчатая.

    Добавление Хаусмана дополнительных дизъюнктивных целей

    Моя учетная запись частично навеяна Хаусманом (2012, 2014). Согласно описанию Хаусмана, маркер признака является патологическим, если уровень эффективности значительно хуже, чем «максимальный уровень» (Hausman, 2012, 536).Это похоже на мою учетную запись. Однако Хаусман иначе смотрит на то, что считается значительно худшим уровнем. Он говорит, что значительно хуже показатели эффективности (по крайней мере) ». . . отличия [от максимального уровня], которые кажутся заслуживающими внимания из-за их последствий для ценных черт и действий , которые существенно влияют на функционирование других систем или которые существенно влияют на вероятность выживания и воспроизводства. . . » (2012, 537, курсив мой).

    Хотя Хаусман может получить удовлетворительные результаты в случаях распространенных заболеваний, я думаю, что его способ решения проблемы является несостоятельным по сравнению с проектом BST. Я подчеркнул, что вердикты изложения теоретических концепций здоровья и патологии должны хорошо согласовываться с вердиктами, вынесенными в области физиологии и патологии. Однако есть и другие ограничения, о которых следует помнить. Помните цель проекта: учесть здоровье и патологию как естественные явления, одинаковые для всех организмов.Но с этой целью кажется, что цели в отношении ценных качеств и действий не могут быть последовательно включены в учетную запись. Свойство быть оцененным зависит от разума и, следовательно, не может быть применено к растениям и весьма сомнительно к животным. Например, что было бы ценным занятием для кактусов? 15 Добавляя цели, ценные черты характера и действия, Хаусман также должен выйти из проекта BST.

    V. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

    Я предложил определения здоровья и патологии маркеров признаков.Тем самым я не исключаю, что есть здоровье и патология других сущностей, которые должны быть определены в физиологии и патологии. Например, разумно думать, что когда в организме отсутствует признак типа признака, который выполняет важную физиологическую функцию, возникает патология. Однако мы не можем сказать о несуществующем, что это патология. Следовательно, сомнительно, могут ли предложенные мной определения объяснить отсутствующие токены признаков. Моя учетная запись может соответствовать некоторым случаям. Это когда отсутствующий тип признака является частью другого (более высокого уровня) типа признака, токен которого есть у организма.Однако, если отсутствующий тип признака не является частью другого типа признака, маркер которого есть у организма, сомнительно, может ли предложенная версия объяснить это.

    ПОДТВЕРЖДЕНИЕ

    Я хочу поблагодарить Андерса Лундштедта за математический совет.

    ССЫЛКИ

    Boorse

    ,

    C

    .

    1976

    .

    Райт по функциям

    .

    Philosophical Review

    85

    (

    1

    ):

    70

    86

    .

    –––––.

    1977

    .

    Здоровье как теоретическое понятие

    .

    Философия науки

    44

    (

    4

    ):

    542

    73

    .

    –––––.

    1997

    .

    Опровержение на здоровье.

    В

    Что такое болезнь?

    , ред.

    Дж. М.

    Хамбер

    и

    Р. Ф.

    Альмедер

    ,

    1

    134

    .

    Totowa, NJ

    :

    Humana Press

    .

    –––––.

    2014

    .

    Второе опровержение по здоровью

    .

    Медицинский и философский журнал

    39

    (

    6

    ):

    683

    724

    .

    Хаусман

    ,

    Д. М

    .

    2012

    .

    Здоровье, натурализм и работоспособность

    .

    Философия науки

    79

    (

    4

    ):

    519

    41

    .

    –––––.

    2014

    .

    Здоровье и работоспособность

    .

    Медицинский и философский журнал

    39

    (

    6

    ):

    634

    47

    .

    Kingma

    ,

    E

    .

    2007

    .

    Что значит быть здоровым?

    Анализ

    67

    (

    2

    ):

    128

    33

    .

    –––––.

    2010

    .

    Парацетамол, яд и полиомиелит. Почему в представлении Боорса о функциях не проводится различие между здоровьем и болезнью

    .

    Британский журнал философии науки

    61

    (

    2

    ):

    241

    64

    Rogers

    ,

    W.A.

    и

    M. J.

    Walker

    .

    2017

    .

    Проблема рисования линий в определении болезни

    .

    Медицинский и философский журнал

    42

    (

    4

    ):

    405

    23

    .

    Шредер

    ,

    A. S

    .

    2013

    .

    Переосмысление здоровья: здоровее или здоровее, чем?

    Британский журнал философии науки

    64

    (

    1

    ):

    131

    59

    .

    Schwartz

    ,

    P. H

    .

    2007

    .

    Определение дисфункции: естественный отбор, дизайн и рисование линии

    .

    Философия науки

    74

    (

    3

    ):

    364

    85

    .

    © Автор (ы) 2021. Опубликовано Oxford University Press от имени Journal of Medicine and Philosophy Inc.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая на условиях некоммерческой лицензии Creative Commons с указанием авторства (https: // creativecommons .org / licenses / by-nc / 4.0 /), который разрешает некоммерческое повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected]

    Фанатизм как психическое заболевание или просто еще одна норма

    Это правда, что A.P.A. преимущественно белый и мужской. Из ее нынешних 38 200 членов только 865, или 2,3 процента, являются афроамериканцами, а 1720, или 4,5 процента, — латиноамериканцами. Около 12 000 человек, или 31 процент, составляют женщины.И нет никаких сомнений в том, что психиатрия подвержена некоторым из тех же предубеждений, которые испытывает общество в целом, особенно в отношении женщин и гомосексуалистов. Вплоть до окончания Второй мировой войны обучение дискредитированным ныне фрейдистским концепциям, таким как «зависть к пенису» и «кастрация женщины», было рутинной частью психиатрической подготовки. Более вопиющей была теория о матери-шизофренике, плохое воспитание которой якобы виновато в шизофрении ее ребенка. Эта теория, получившая широкое признание еще в 1970-х годах, была вытеснена объяснениями, сосредоточенными на химии и биологии мозга.

    Гомосексуалисты жили немного лучше. До начала 1970-х годов A.P.A. рассматривал гомосексуализм как патологию. После активного лоббирования со стороны активистов по защите прав геев, в том числе психиатра, который был членом A.P.A. и который выступал на ежегодном собрании 1972 года, его лицо было скрыто маской, чтобы сохранить его анонимность, попечительский совет проголосовал за исключение гомосексуализма из D.S.M.-IV. Членство последовало этому примеру в 1974 г. (Один сбитый с толку наблюдатель назвал это «величайшим лекарством в истории психиатрии».

    Доктор Пуссен считает, что политика — женское движение и борцов за права геев — не лучшая наука за опровержение ошибочной психиатрической доктрины. Его собственная политика, направленная на изменение мнения ассоциации о расизме, до сих пор была менее успешной. В середине 1960-х доктор Пуссен присоединился к другим правозащитникам в Миссисипи, где он помог десегрегировать больницы. Фанатизм, свидетелем которого он стал среди белых психиатров региона, а также волна расистских убийств, убедили его действовать.

    Вместе с семью другими чернокожими психиатрами доктор Пуссен обратился к организации с просьбой добавить расизма к D.S.M.-IV. Их просьба была отклонена. «Допустим, группа черных психиатров контролировала установление диагнозов в D.S.M.», — говорит теперь доктор Пуссен. «В некотором роде расизм был бы в этой книге».

    Возможно. Сегодня многие черные коллеги доктора Пуссена говорят, что D.S.M. ярлык на самом деле был бы контрпродуктивным. «Расизм настолько глубоко укоренился в нашей культуре, что попытка идентифицировать людей, являющихся расистами, в некотором смысле упрощает глубину и размах проблемы», — говорит Джеймс Джонс, профессор социальной психологии из Университета Делавэра и директор программы стипендий для меньшинств Американской психологической ассоциации.Другие считают, что патологизирующий расизм непреднамеренно предоставит расистам правовую защиту от преступлений на почве ненависти.

    В целом психиатры, вероятно, были более склонны рассматривать расизм как психическое заболевание 50 лет назад, чем сегодня. В 1950-х годах эта профессия даже заигрывала с квазимедицинским определением расизма, хотя и по указанию Американского еврейского комитета, а не американских чернокожих. В 1950 году четыре ученых опубликовали влиятельное исследование под названием «Авторитарная личность». Трое из авторов были евреями.Двое из них, в том числе философ Теодор Адорно, были беженцами из нацистской Германии.

    Социальная патология | Encyclopedia.com

    БИБЛИОГРАФИЯ

    Социальная патология — это концепция, разработанная в современной социальной науке для обозначения как аспектов социальных структур, так и поведения и ценностей, приписываемых определенным социальным категориям. Определения социальной патологии относятся к конкретным временам и отражают доминирующие моральные проблемы той эпохи.Эта концепция укладывается в идеи антрополога Мэри Дуглас. В книге Purity and Danger (1966) она исследует универсальность культурных объяснений вещей, которые считаются «вышедшими из строя» как загрязняющие и опасные. Эти культурные конструкции возникают в определенных контекстах. Что касается социальной патологии, то до Просвещения в Европе социальные проступки (патологии) приписывались сверхъестественным силам, проявляемым духами (например, одержимость) или злыми людьми (колдовство). Когда Просвещение сосредоточилось на человеческом разуме и научном понимании мира природы, ранние социологи начали объективировать то, что они определяли как естественные законы «общества», которые объясняли нежелательное поведение человека как нарушение естественного закона.

    Современные социальные науки развивались в период быстрых социальных изменений, вызванных расширением промышленного капитализма и колониализма. Такие процессы привели к увеличению миграции и растущему разрыву в богатстве между, с одной стороны, колониальными странами и колонизированными территориями, а с другой — богатыми промышленниками / финансистами и европейскими рабочими классами. Эти социальные изменения привели к дислокациям и неравенству, которые породили опасения среди устоявшихся групп перед моральной и социальной опасностью. В девятнадцатом веке, после параллельного развития развивающейся науки биологии, в социальной теории часто использовалась либо биология (например,g., расовые типы) или биологические аналогии с физическим телом и биологическими процессами для объяснения социальной системы.

    Эмиль Дюркгейм, французский социолог, создал основу для современного социологического исследования общества, сосредоточив внимание на социальных фактах, структурах и системах, а не на отдельных людях. Его глубокие идеи породили множество концепций и легли в основу многих областей исследований. Как и другие фундаментальные социальные теоретики, противостоящие быстрым изменениям, он считал нормальным солидарность и сплоченность.Дюркгейм ввел две аналогии для отлаженно функционирующего социального порядка, характеризуемого солидарностью: машина (механическая) и тело (органическая). Он представлял общество как систему, стремящуюся к равновесию с нормами поведения. Аномия была патологическим состоянием морального упадка на социальном уровне.

    На протяжении начала двадцатого века этот упор на социальное равновесие или структурный функционализм, развитый в дальнейшем такими мыслителями, как Талкотт Парсонс, доминировал над У.С. Социальная теория. Определяя равновесие и застой (статус-кво) как желательные, подразумевалось, что изменения и беспорядки ненормальны и опасны. Эти патологии объяснялись не разным характером и ценностью людей, а, скорее, структурными особенностями. Тем не менее, такие идеи подчеркивали ценность возврата к статус-кво перед переменами.

    Идея объявить поведение индивидов в определенных социальных категориях социально патологическим пошла по другой траектории.В постдарвиновском девятнадцатом веке дарвиновские теории эволюционных изменений применялись слабо, что приводило к неверной интерпретации его теории. Определенные социальные категории или группы населения рассматривались как имеющие существенную, врожденную и неизменную поведенческую неполноценность, ведущую к преступному и опасному поведению. В то время как Дарвин видел естественный отбор, происходящий случайным, бесцельным образом без подразумеваемой иерархии ценностей, социальный дарвинизм рассматривал различные классы и расы, выстроенные по признаку неполноценности и превосходства.

    Развитие расовых исследований произошло по мере того, как новые национальные государства были реструктурированы из бывших европейских имперских монархий, что вызвало потребность в построении национального единства и лояльности среди различных граждан. Это привело к озабоченности опасностями различия и интересу к научному изучению расы. Повсюду в новых странах Европы и в Соединенных Штатах возникли зарождающиеся дисциплины, такие как отвергнутая ныне антропологическая «наука» о расах и наука криминология с расовым оттенком, которая использовала расу для предсказания и объяснения преступного поведения и оправдания политики «социального поведения». гигиена.«В двадцатом веке расовые идеи научного расизма и криминологии продолжались, особенно в Германии. Там они достигли своей высшей точки в нацистской расовой теории, которая выступала за устранение категорий людей, определяемых как биологически униженные, таких как евреи, цыгане и гомосексуалисты.

    Поскольку такое расовое мышление было отвергнуто в двадцатом веке, развились концепции культуры и культурного релятивизма, а также концепции, связанные с самостью, психическими состояниями и личностной идентичностью. Поведение, считающееся патологическим для общества, в меньшей степени зависит от врожденных расовых атрибутов.Хотя они продолжали ассоциироваться с конкретными социальными категориями, новая связь между популяциями и патологией делала упор на культурное обучение и личный опыт, а не на биологию. В то время как биологические атрибуты сохраняли объяснительную силу различий между полами и сексуальностью (например, гомосексуализм), поведенческие патологии больше ассоциировались с неправильными ценностями, выбором и психологическими состояниями.

    Такие идеи, как культура бедности, впервые провозглашенная Оскаром Льюисом, обвиняли бедных в том, что они сохраняют свое положение из-за несоответствующих ценностей и «слабых структур эго».Целый ряд «социальных патологий», от зависимости от благосостояния до злоупотребления психоактивными веществами и бандитского насилия в центре города, был связан с усвоением неправильных ценностей через некачественное воспитание в семьях с одним родителем. Однако эти объяснения, обвиняющие определенные группы населения в социальной патологии, просто заменили расовый детерминизм на культурный детерминизм.

    Поскольку стабильность и порядок привилегированы как естественные и нормальные, а глубокие и быстрые социальные изменения последних десятилетий отнесены к сфере ненормального и опасного, люди, которые находятся в наиболее неблагоприятном положении и исключены из доминирующих идеологий и представлений, таких как единичные матери («королевы благосостояния»), небелые женщины и негетеросексуалы обвиняются в их собственных ситуациях.Они также выступают в роли популярных козлов отпущения из-за более широких социальных проблем и «морального упадка». Таким образом, они несут на себе тяжесть социальных проблем не только из-за своих личных обстоятельств материальных и политических лишений, но и из-за своего символического изображения стигматизируемых и презираемых людей.

    Социальные науки, критикующие культуру бедности, исследуют способы представления бедных людей как разных людей, обладающих компетентностью и осведомленностью, которых нельзя отнести к категории с точки зрения врожденной биологии или культуры.Конкретное поведение бедных может быть проанализировано с точки зрения крайне ограниченных вариантов обездоленного социального положения, в качестве рациональных стратегий или в качестве политической оппозиции, а не социальной патологии.

    Более того, во второй половине двадцатого века американские социологи, такие как Ч. Райт Миллс и Уильям Райан, начали указывать на роль, которую доминирующие интересы элиты играют в определении нормальности и патологии как статус-кво, а также на то, как это маскируется. взаимосвязь между структурными отношениями власти и общественным производством неравенства.Было показано, что обвинение жертв (стигматизированных и находящихся в неблагоприятном положении групп, таких как бедные) не только скрывает влияние власти и привилегий, но и подавляет признание необходимости решения социальных проблем посредством социально-политических изменений. Европейские социальные теории конца двадцатого века, разработанные такими мыслителями, как Мишель Фуко, Пьер Бурдье и другие, выдвинули на первый план вопросы дифференцированной власти и неравенства. После продолжающихся мировых войн и холодной войны, а также социальных движений, выступающих за антиколониальную независимость, социализм, феминизм, а также гражданские права и права человека, эти идеи возникли и привели к пересмотру идеологического использования социальной патологии как способа усиления нынешнего неравенства в социальный заказ.

    СМОТРИ ТАКЖЕ Доброкачественное пренебрежение; Бурдье, Пьер; Криминал и криминология; Культура бедности; Дарвин, Чарльз; Дарвинизм, социальный; Детерминизм, Культурный; Дюркгейм, Эмиль; Фуко, Мишель; Неравенство, пол; Неравенство, доход; Неравенство, политическое; Неравенство, расовое; Неравенство, богатство; Льюис, Оскар; Миллс, К. Райт; Нравственность и неравенство; Эффекты соседства; Бедность; Социальная наука; Социология

    Bellah, Robert, ed. 1973. Эмиль Дюркгейм: О нравственности и обществе: Избранные сочинения .Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Дуглас, Мэри. 1966. Чистота и опасность: анализ концепций загрязнения и табу . Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

    Гуд, Джудит и Джефф Масковски, ред. 2001. Новые исследования бедности: этнография власти, политики и бедных людей в Соединенных Штатах . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

    Горовиц, Ирвинг Л. 1966. Власть, политика и люди: сборник очерков К.Райт Миллс . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    О’Коннор, Элис. 2001. Знание о бедности: социальные науки, социальная политика и бедные в истории США двадцатого века . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

    Райан, Уильям. 1971. Обвинение жертвы . Нью-Йорк: Пантеон.

    Джудит Гуд

    Болезнь, болезнь, недомогание, здоровье, исцеление и целостность: изучение некоторых неуловимых концепций

    Введение

    В этой статье я хочу исследовать возможные значения группы слов — болезнь, болезнь, болезнь, здоровье, исцеление и целостность.Многие люди пытались объяснить, что означают эти слова, но согласованные определения часто неуловимы. Далее я начну с некоторых определений болезней, болезней и недомоганий. Затем я попытаюсь объяснить, почему определения болезни и здоровья так неуловимы; и я закончу некоторыми наблюдениями о науке и религии, в свете которых трудность определения здоровья, исцеления и целостности может иметь некоторый смысл.

    Словарные определения

    Болезнь (от старофранцузского и, в конечном счете, латинского) буквально означает отсутствие легкости или места для локтей.Основная идея — препятствие для свободного передвижения. Но в настоящее время это слово чаще используется без дефиса для обозначения «нарушения структуры или функции у животного или растения такой степени, что вызывает или угрожает вызвать обнаруживаемое заболевание или расстройство» — или, опять же, более узко, «Поддающаяся определению разновидность такого расстройства, обычно с определенными признаками или симптомами или затрагивающая конкретное место». По крайней мере, так это определяется в New Shorter Oxford Dictionary 1 , добавляя в качестве синонимов: «(болезнь)», «(а) болезнь».Позвольте мне остаться со словарем, чтобы посмотреть, что в нем говорится об этих синонимах.

    Болезнь имеет три определения. Два из них относятся к тому, как это слово использовалось до 18 века — для обозначения либо «злоба, разврат, безнравственность», либо «неприятность, неприятность, причинение вреда». Эти старые значения отражают тот факт, что слово «плохо» является сокращенной формой «зла». Третье значение, датируемое 17 веком, является современным: «нездоровье; состояние болезни ». Словарь определяет «больной» в этом третьем смысле как «болезнь, недомогание».Обращаясь к слову «болезнь», мы находим «состояние болезни или болезни; болезнь, нездоровье »; и под словом «больной» (германское слово, окончательное происхождение которого неизвестно, но может быть звукоподражательным) мы находим «страдающий болезнью, недомогание, недомогание… не в здоровом состоянии» и, конечно же, «склонность к рвоте» .

    В этих словарных определениях есть довольно бесполезный круговорот. Но словари английского языка обычно стремятся только рассказать нам о происхождении слов и о том, как они использовались в прошлом.Они не преследуют гораздо более спорную цель концептуальной ясности. Для этого мы должны искать в другом месте. В этом случае давайте посмотрим, как болезнь, болезнь и недомогание были объяснены сначала практикующим врачом, который должен кое-что знать о предмете; а затем, отметив некоторые популярные и литературные определения, философ, который должен кое-что знать о концептуальной ясности.

    Медицинское определение

    Профессор Маршалл Маринкер, врач общей практики, более двадцати лет назад предложил полезный способ различать болезнь, болезнь и недомогание.Он характеризует эти «три вида нездоровья» следующим образом.

    « Болезнь … — это патологический процесс, чаще всего физический, как при инфекции горла или рак бронхов, иногда неустановленного происхождения, как при шизофрении. Признак, определяющий болезнь, — это некоторое отклонение от биологической нормы. Существует объективность в отношении болезни, которую врачи могут увидеть, потрогать, измерить, понюхать. Болезни считаются центральным фактом с точки зрения медицины…

    «Болезнь … — это чувство, переживание нездоровья, которое является полностью личным, внутренним для пациента.Часто он сопровождает болезнь, но болезнь может быть необъявленной, например, на ранних стадиях рака, туберкулеза или диабета. Иногда болезнь существует там, где болезнь не обнаруживается. Традиционное медицинское образование сделало оглушительное молчание болезни в отсутствие болезни невыносимым для клинициста. Пациент не может предложить врачу ничего, что могло бы удовлетворить его чувства…

    « Болезнь … — это внешняя и общественная форма нездоровья. Болезнь — это социальная роль, статус, согласованная позиция в мире, сделка, заключенная между человеком, отныне именуемым «больным», и обществом, которое готово признать и поддержать его.Безопасность этой роли зависит от ряда факторов, не в последнюю очередь от обладания этим драгоценным даром — болезнью. Болезнь, основанная только на болезни, — это очень неопределенный статус. Но даже наличие болезни не гарантирует справедливости в отношении болезни. Люди с хроническим заболеванием гораздо менее защищены, чем пациенты с острым заболеванием; те, у кого психическое заболевание, чем те, у кого хирургическое заболевание…. Бест — это острое соматическое заболевание у молодого человека, которое быстро определяется выздоровлением или смертью — подойдет любой вариант, оба оценены одинаково.” 2

    Болезнь — это патологический процесс, отклонение от биологической нормы. Болезнь — это переживание пациентом нездоровья, иногда при отсутствии болезни. Болезнь — это роль, о которой договариваются с обществом. Маринкер отмечает, что значительное меньшинство пациентов, которые регулярно консультируются с терапевтами, особенно по поводу повторных назначений, не страдают ни одним из этих видов плохого здоровья. Скорее, они, похоже, стремятся «установить исцеляющие отношения с другим, кто выражает готовность и способность общества помочь».Таким образом, «пациент» в том смысле, что кто-то активно консультируется с врачом, а не просто находится на учете, не обязательно означает кого-то, кто болен, чувствует себя плохо или признан больным; и, конечно, есть и другие, более приземленные причины, помимо желания установить отношения исцеления, почему пациент может проконсультироваться с врачом — например, сделать прививку перед поездкой за границу. Однако большинство пациентов в большинстве случаев, вероятно, могут быть классифицированы как больные, или чувствующие себя плохо, или признанные больными.

    Популярные и литературные определения

    Для некоторых пациентов последний из них может быть самым важным. Недавно я раздавал классу студентов-медиков буклеты Генерального медицинского совета по теме «Обязанности врача». Уборщик университета, который помогал мне распаковывать их, заметил: «Для меня основная обязанность врача — выписать мне больничную, иначе я не получу больничную». Неделю спустя в поезде я встретил недавно безработного человека, который довольно подробно рассказал мне, как уговорил своего терапевта уволить его еще на несколько месяцев, чтобы он мог продолжать получать пособие по болезни, пока не получит до пенсионного возраста.А согласно Hystories американского критика Элейн Шоуолтер 3 новых способов признания себя больным постоянно находят. Современная культура постоянно порождает истерические эпидемии — в предтысячелетние годы, ME, синдром войны в Персидском заливе, восстановленная память, синдром множественной личности, сатанинское насилие и похищение инопланетянами. Это, как объяснил отзывчивый рецензент книги, были примеры:

    «преобразование эмоциональной боли и конфликта в замаскированный, но культурно приемлемый язык телесной болезни….Как правило, у людей, которые несчастны или не удовлетворены своей жизнью, развиваются рассеянные и развивающиеся нервные жалобы, и в конечном итоге они обращаются за помощью. Врач или другой авторитетный научный деятель придумывает «единую теорию поля, дающую ясное и связное объяснение сбивающих с толку симптомов», а также дает новое запоминающееся название синдрому. Это объяснение основывается на современной теории болезней, обычно на вирусных и иммунологических идеях. Один или два отдельных случая, часто с участием хорошо известной публичной личности, представляют популярную парадигму для нового синтеза симптомов.Роман-бестселлер…, который вскоре станет крупным кинофильмом, сначала рекламирует синдром широкой аудитории. Журналы и телевизионные документальные фильмы еще больше освещают симптомы. Появляются громкие книги для людей, ищущих информацию, а также автобиографии пациентов. Совсем недавно ежедневные ток-шоу, эти агентства массовой поп-психотерапии, объединяют пациентов и терапевтов, чтобы драматизировать их жизненные истории и объяснить значение своего расстройства для миллионов; в процессе участники называют огромное число пострадавших и побуждают других выступить вперед….Это остро инфекционные заболевания… » 4

    Так утверждает рецензент, излагающий Showalter. Люди с ветеранами войны в США и Персидском заливе, напротив, по понятным причинам могут оспорить это мнение о том, от чего они страдают; и другие научные данные о здоровье ветеранов 5 появились после публикации Hystories в 1997 году. Тем не менее, аргумент Шоуолтера помогает проиллюстрировать полезное различие Маринкер между болезнью, недугом и недомоганием.Болеет кто-то или нет, это то, что в конечном итоге должен решить сам человек. Но врачи и другие могут спорить о том, болен ли этот человек или болен.

    Синдром Мюнхгаузена

    Некоторые болезни явно менее респектабельны, чем другие. Классическим примером является синдром Мюнхгаузена, диагностический ярлык, применяемый к людям, которые неоднократно обращаются в больницы с убедительными симптомами, часто требуют, а иногда и подвергаются хирургическому вмешательству, которое не выявляет никаких органических нарушений.Люди с синдромом Мюнхгаузена могут напоминать пациентов, выписывающих повторные рецепты Маринкер, которые ищут «исцеляющих отношений с другим, который выражает готовность и способность общества помочь». Но их состояние, скорее всего, будет отклонено как «причудливая форма симуляции» 6 или «систематическая практика преднамеренного и рассчитанного моделирования болезни с целью получения внимания, статуса и бесплатного проживания и питания». 7 Большинство из них, можно объяснить, «страдают от психопатического личностного дефекта или личностного дефекта», состояния, определяемого как «характеризующееся импульсивным, эгоцентрическим и антиобщественным поведением», с «трудностями в формировании нормальных отношений и манера, которая либо агрессивна, либо очаровательна, либо чередуется между ними ». 8 Это, как можно заметить, заставляет их подозрительно походить на людей, у которых не было возможности или удачи стать успешными политиками или промышленниками.

    Тогда люди, у которых был отмечен синдром Мюнхгаузена, возможно, преуспели в том, чтобы их признали больными, но не в том смысле, в котором они хотели. По словам Маринкер, их болезнь имеет довольно низкий статус. Сомнительно, что это болезнь, и как болезнь ее значение больше склоняется к употреблению до 18 века, чем после 18 века — «злоба, разврат, безнравственность».Такие слова или разговорный «больной, больной, больной» с большей вероятностью, конечно, будут применяться к виновникам синдрома Мюнхгаузена через доверенных лиц — людей, которые жестоко обращаются с ребенком или хрупким пожилым родственником, заставляя их заболеть или делая вид, что они больны.

    Вопросы философов

    Такие люди злые или плохие? Как вы ответите на такой вопрос? Чтобы попытаться найти более полезный способ сформулировать это, позвольте мне перейти к поставщикам концептуальной ясности, философам.Для врачей, полагает Маринкер, болезнь — это наиболее ощутимая форма нездоровья. Когда они говорят о болезнях, они знают, что имеют в виду. Философы менее уверены. R M Заяц, например, спрашивает:

    «Почему атаки вирусов считаются болезнями, а нападения более крупных животных или автомобилей? Это просто вопрос размера? Или невидимости? Я считаю, что врачи называют приступы кишечных и других глистных болезней, хотя есть и более точные слова, например, «заражение».Если у меня есть лента или дракункулез (которые довольно большие), есть ли у меня болезнь? Имеет ли значение, если червя можно увидеть, а его яйца — нет? Или имеет значение то, что червь, хотя его в конечном итоге можно увидеть, в некотором смысле активен, внутри пациента, тогда как собаки и грузовики, а также вши и блохи, чьи атаки также не называются болезнями, всегда вне тела? Должна ли болезнь быть чем-то у меня ? А в каком смысле «в»? Некоторые кожные заболевания, такие как чесотка, называются так называемыми, хотя микроорганизмы, вызывающие их, находятся на поверхности кожи и не проникают в организм.Они действительно проникают сквозь кожу; но то же самое и с личинкой ихневмон, и с телом тоже. Разве между этими личинками и чесоточным клещом разница только в размере? Или видимости? » 9

    Что ж, возможно, предполагает Хэйр, мы просто используем слово «болезнь» для «состояний, причина которых не была видна до изобретения микроскопов». Но более важным моментом, добавляет он, является то, что «для того, чтобы идентифицировать состояние как болезнь, мы … должны взять на себя обязательство иметь причину, которую можно установить в принципе, того же рода, что и причины болезней, этиологию которых мы определяем. понимать».Я понимаю, что Харе имел в виду под этим то, что, когда врачи применяют диагностический ярлык, например, синдром Мюнхгаузена, они вкладываются в надежду, что когда-нибудь они смогут понять — в медицинских терминах («психически больной» или « сумасшедшие »), а не моральные (« плохие ») — что заставляет этих людей действовать так, как они поступают.

    Но что в этом контексте означает «понимать в медицинских терминах»? Означает ли это, что врачи надеются найти возбудителя болезни у пациента или в его окружении? Или это просто означает, что они решительно отвергают требование Канта, «чтобы все безумцы были переданы философам и чтобы медики перестали вмешиваться в дела человеческого разума» 10 — в смутной надежде, что терапевтический подход окажется в конечном итоге более эффективным, чем моральный или юридический? И что мы должны делать с тем фактом, что врачи решили называть синдром Мюнхгаузена именем вымышленного лжеца, а не именем выдающегося психиатра, первым определившим его, или каким-то медицинским термином, указывающим направление, в котором они ищут объяснение? Применение ярлыка болезни к этому и, возможно, к некоторым другим состояниям, звучит не сильно отличается от того, что святой Ансельм называл fides quaerens intellectum , «верой, ищущей понимания» — хотя в этом случае врачи выглядят менее оптимистично в отношении поиска причины, чем святой Ансельм. Ансельм хотел доказать существование Бога.

    Здесь, конечно, врачи могут возразить, что теоретизирование на основе такого примера, как синдром Мюнхгаузена, более типично для философии, чем для более повседневной медицинской практики, в которой медицинская вера, ищущая понимания, неоднократно находила это. Я считаю такой ответ справедливым. Но, чтобы быть справедливым и по отношению к философам, позвольте мне добавить, что Хейр не утверждает, что «болезнь» — это своего рода языковое оружие, которым пользуются врачи, чтобы заставить пациентов подчиняться им. Его точка зрения скорее состоит в том, что слово «болезнь» носит оценочный характер.Его использование может быть оправдано, если пациенты и врачи оценивают его одинаково — если пациенты соглашаются со своими врачами, что болезнь для них вредна. Но когда этого согласия нет, становится проблематично. Это указывает на одну причину, по которой определения болезни могут быть столь неуловимыми. Назвать что-либо болезнью — это оценочное суждение, относительно несложное в случаях, когда оно широко распространено, но более спорное, когда люди не согласны с этим.

    Здоровье

    Когда философы пытаются определить здоровье, некоторые из них приходят к аналогичному выводу.Р. С. Дауни, например, соглашается, что определение здоровья, данное Всемирной организацией здравоохранения как «состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или недугов», является чрезмерно амбициозным. Тем не менее, утверждает он, он, вероятно, движется в правильном направлении. 11 Попытка определить здоровье как простое отсутствие болезни или немощи приводит вас к затруднениям: плохое здоровье нельзя определять просто в терминах болезни, например, потому что люди могут болеть (особенно с незначительными симптомами) без плохого самочувствия, и у них могут появиться нежелательные симптомы (тошнота, обморок, головные боли и т. д.), когда кажется, что болезни или расстройства нет.Также не факт, что состояние является достаточно нежелательным, чтобы описать его как нездоровье: например, это может быть обычная немощь старости; и снова ненормальности состояния тоже недостаточно — инвалидность или уродство могут быть ненормальными, но человек, у которого они есть, не может быть нездоровым; и почти то же самое может относиться к кому-то, кто получил травму. Таким образом, чтобы сказать, присутствует ли физическое нездоровье, необходимо принять во внимание сложную комбинацию «аномальных, нежелательных или выводящих из строя состояний биологической системы».А с оценкой психического здоровья дело обстоит еще сложнее. Аномальные состояния ума могут отражать меньшинство, аморальные или незаконные желания, которые не являются болезненными желаниями. С другой стороны, психопат, например, не может ни считать свое состояние нежелательным, ни переживать его как недееспособное.

    Проблема, однако, не только в том, что плохое здоровье бывает трудно определить. Кроме того, мы обычно думаем о здоровье как о положительном, так и о отрицательном аспектах. Но здесь опять все сложно.Например, положительного ощущения благополучия может быть недостаточно. Как говорит Дауни: «Было бы трудно привести доводы в пользу того, чтобы рассматривать острое шизофреническое состояние с приподнятым настроением и блаженным отсутствием понимания как состояние хорошего здоровья». Недостаточно и фитнеса: фитнес, к которому стремятся спортивные тренировки, действительно, иногда наносит вред физическому здоровью; а желание улучшить физическую форму как самоцель может превратиться в нездоровую навязчивую идею. Часто требуется лишь «минималистское» представление о фитнесе, связанное с возрастом и приспособленное к повседневной деятельности.

    «Истинное» благополучие, продолжает Дауни, требует (а) «существенной ссылки на некую концепцию« хорошей жизни »для человека» и (б) «некоторую концепцию наличия определенного контроля над своей жизнью. , включая его социальные и политические аспекты ». Эти факторы, а также сложная отрицательная сторона должны быть приняты во внимание, когда мы спрашиваем, что означает «здоровье». Но даже если мы приняли во внимание все эти факторы, мы не можем сколько-нибудь точно определить, насколько здоров человек.И не только потому, что сумма сложная. Это также, заключает Дауни, соглашаясь с Хэром, потому что компоненты включают оценочные суждения.

    Ценностные суждения и метафоры

    Таким образом, одна из причин того, почему определения болезни и здоровья иногда так удручающе неуловимы, — это роль, которую играют оценочные суждения в определении того, что мы подразумеваем под болезнью и здоровьем, а также того, что мы подразумеваем под болезнью и недугом. Во многих случаях это неочевидно, потому что большинство людей, по крайней мере в нашем обществе, делают одинаковые или похожие оценочные суждения о том, что означают эти слова и каковы примеры того, что они означают.Существует как бы общее ядро ​​представлений о том, что такое болезнь или что такое здоровье. Но за пределами этого общего ядра суждения о том, является ли состояние болезнью, или что, или кто здоров, начинают расходиться, и наши представления о болезни и здоровье становятся расплывчатыми.

    Другой способ понять это, я думаю, связан с той важной ролью, которую метафора играет в развитии мысли и языка. Когда мы хотим поговорить о каком-то новом опыте или открытии, для которого наша существующая терминология не имеет адекватных ресурсов, метафора — слово или слова из какой-то другой области опыта, но используемые по-новому — может помочь нам сказать, что мы имеем в виду. .Некоторые мыслители, например Ницше, а до него Шелли и Колридж, утверждали, что любой язык развивается путем метафоризации и того, что метафоры становятся «буквальными». Они говорят, что наш язык изобилует «мертвыми метафорами»; и это включает наш научный язык. Моим любимым примером роли творческой метафоризации в науке является тот, который я однажды скопировал в блокнот из статьи о мозге (я думаю) в Scientific American :

    «У аксонов появляются новые окончания, когда их соседи замолкают, а концевые ветви дендритных ветвей постоянно реконструируются.”

    Я нахожу эти метафоры, взятые из лесоводства в нейрофизиологию, не только глубоко воодушевляющими, учитывая мой собственный стареющий мозг, но и вдохновляющими поэтически.

    Здоровье как метафора

    В случае болезни я уже указывал, как, по-видимому, действует метафоризация, в развитии этого более конкретного термина как особого случая чего-то, вызывающего недомогание и создаваемого из-за недостатка места для локтей или свободы движений. Метафора здоровья может быть более сложной.Слово происходит от древнегерманского корня, означающего целостность. Но наиболее влиятельным примером в процессе метафоризации идеи целостности, возможно, был пример племенного животного на пике своих возможностей. Если это так, то это может быть частью причины, по которой, как предполагает антрополог Эдмунд Лич, «подсознательно представления широкой публики о хорошем здоровье смешаны с представлениями о сексуальной энергии»; и почему, несмотря на

    «очевидное несоответствие реальности, модель идеального хорошего здоровья, которую обычные представители общественности воспринимают через визуальные образы прессы и телеэкранов, а также из словесных предложений их врачей, тесно связана с классической идеал юного греческого спортсмена.” 12

    Еще один момент, который, возможно, стоит здесь отметить, заключается в том, что как только метафоры начинают работать, их может быть трудно остановить. Люди — очень подражательные животные. Например, во время последних всеобщих выборов я заметил привычку использовать слово «Посмотри…» в качестве резкого введения в ряд часто упрощенных аргументов, распространенных сначала среди радиоинтервьюеров, а затем среди политиков, включая, в конечном итоге, Тони Блэра. Я чувствовал, что это довольно раздражающая привычка. Но после симпозиума, в котором я принял участие вскоре после выборов, я понял, что не только один из других ораторов использовал «Смотри…» таким же образом, но и я тоже.Таким образом, наша склонность к подражанию или подражанию может быть одной из причин того, почему успешные метафоры имеют тенденцию так успешно распространяться.

    Духовное здоровье

    В случае «здоровья» мы можем видеть, что это происходит, поскольку метафора расширяется от физического здоровья, чтобы включить духовное здоровье (фраза англиканского молитвенника «нет здоровья в нас»), затем политическое здоровье (Гамлет Шекспира ссылается на к «безопасности и здоровью всего государства»), и, наконец, к обычному использованию сегодня, когда мы говорим о человеке, имеющем здоровое или нездоровое отношение и т. д.

    Ничто из этого, возможно, не вызовет особых проблем, если мы поймем, что это метафоры, когда мы используем их для ориентации наших мыслей и действий. Более того, во многих случаях расширяющиеся метафоры обычно только модифицируют, а не радикально изменяют мысль или действие, уже ориентированное на другие мощные метафоры. Например, называть бухгалтера «врачом компании» не извинением за то, что он «лечит бухгалтерские книги», когда власти считают «бухгалтера» «ответственным». Но проблемы могут возникнуть, когда метафора расширяется в сфере, где она не оспаривается и не дополняется другими не менее мощными метафорами, которые также расширяются.В этом случае рассматриваемая метафора может расширять свое применение почти бесконечно.

    Что-то подобное, я думаю, произошло в случае «здоровья» в результате снижения жизнеспособности религиозных метафор в западном или, по крайней мере, европейском публичном дискурсе. Метафорические идеалы, такие как «здоровое поведение» и «психическое здоровье», выдвигаемые врачами и другими людьми, которые воспринимаются как «объективные» и у которых нет идеологической оси, которую нужно измельчать, расширились, чтобы заполнить как бы вакуум.Таким образом, отсутствие каких-либо метафор, более убедительных, чем терапевтические, может помочь объяснить, почему применение даже такого ярлыка, как «синдром Мюнхгаузена», кажется многим лучшей надеждой понять это морально неоднозначное состояние. Подобные причины, возможно, также могут помочь объяснить, почему язык этики, снова воспринимаемый как «более объективный», чем язык религии, теперь играет все более важную роль в западном публичном дискурсе. Однако одна из трудностей такого восприятия этики состоит в том, что оно поощряет ожидание, что этика должна быть способна давать окончательные «ответы» — точно так же, как общественная риторика о здоровье поощряет ожидание того, что здоровье — это то, что должно быть возможным, а не только определить, но и достичь.

    Нет здоровья как такового

    «Медицинский работник», как однажды заметил сэр Уильям Дженнер. 13 «нуждается в трех вещах. Он должен быть честным, догматичным и добрым ». Философу же, напротив, нужно только первое из них. Одним из самых неизменно честных философов был Ницше. Позвольте мне процитировать то, что он однажды написал о здоровье, чтобы более убедительно повторить то, что я пытался сказать до сих пор:

    «нет здоровья как такового, и все попытки определить что-либо таким образом потерпели неудачу.Даже определение того, что означает здоровье для вашего тела, зависит от вашей цели, вашего горизонта, вашей энергии, ваших стремлений, ваших ошибок и, прежде всего, от идеалов и фантазий вашей души. Таким образом, есть бесчисленное количество здоровых тел; и … чем больше мы отбрасываем догму о «равенстве людей», тем в большей степени наши врачи должны отказываться от концепции нормального здоровья, наряду с нормальной диетой и нормальным течением болезни. Только тогда настало время задуматься о здоровье и болезнях души и найти особую добродетель каждого человека в здоровье его души: в одном случае это здоровье могло бы, конечно, выглядеть как противоположность здоровье в другом человеке.” 14

    Нормальный и нормативный

    Ницше утверждает, что мы должны отказаться от концепции нормального здоровья. Позвольте мне использовать это и его обращение к душе в качестве отправной точки для того, что я обещал сказать о науке и религии. В этой связи медицинский философ и историк Жорж Кангильхем провел полезный контраст между двумя взглядами на то, что является нормальным. С одной стороны, существует взгляд на заболевание или сбой как на отклонение от фиксированной нормы, установленной медицинской теорией, к которой медицинская практика стремится вернуть пациента.С другой стороны, это взгляд на организм как на живое существо, которое не имеет заранее установленной гармонии с окружающей средой. Последнее, утверждает Кангильхем, является истинным взглядом на нормальность. «Будучи здоровым», он пишет:

    «означает быть не только нормальным в данной ситуации, но и нормативным в этой и других возможных ситуациях. Что характеризует здоровье, так это возможность выйти за пределы нормы, которая определяет сиюминутную норму, возможность терпеть нарушения привычной нормы и устанавливать новые нормы в новых ситуациях.” 15

    Возможно, более разговорный способ выразить то, что здесь говорит Кангуилхем, состоит в том, что здоровье — это не вопрос избавления от болезни, а вопрос преодоления и, возможно, преодоления ее. Здоровье, если снова процитировать Кангилхема:

    «- это чувство уверенности в жизни, которому нет предела. Валере , от которого происходит значение, на латыни означает «хорошее здоровье». Здоровье — это способ борьбы с существованием, поскольку человек чувствует себя не только обладателем или носителем, но также, если необходимо, создателем ценностей, создателем жизненных норм.” 16

    Таким образом, с этой точки зрения, быть здоровым — это не соответствовать какой-то фиксированной норме, но максимально использовать свою жизнь в любых обстоятельствах, в которых вы оказались, в том числе в тех, которые с точки зрения некоторых фиксированных норм могут показаться серьезно нарушенными или нездоровыми. «Быть ​​здоровым, — пишет Кангилхем, — означает иметь возможность заболеть и выздороветь».

    Научное изображение

    Кангилхем также, как и Лич, комментирует «соблазн, все еще вызываемый сегодня в нашем сознании изображением спортсмена» как образом здоровья, соглашаясь с его несоответствием как идеалом практически для всего населения.Почему этот вид такой соблазнительный? Возможно, потому, что мы склонны считать, что современная научная или «объективная» картина мира, в которой мы сами фигурируем как природные явления, является «истинным» взглядом на «реальный» мир. В этой научной картине трудно не увидеть что-то вроде образа спортсмена как идеала здоровья, для которого все, что предшествует, является подготовкой, а все, что следует за процессом распада и разложения.

    Но есть серьезная проблема с восприятием этой объективной научной картины как «истинного» взгляда на «реальный» мир.Физик Шредингер сформулировал это следующим образом. 17 Единственный способ, которым ученые могут «справиться с бесконечно сложной проблемой природы», — это упростить ее, удалив часть проблемы с изображения. Та часть, которую удаляют ученые, сама является сознательно знающими субъектами. Все остальное, включая тела ученых и других людей, остается в научной картине и доступно для научных исследований. Затем эта «объективная» картина воспринимается как должное как «реальный мир» вокруг нас »; и поскольку он включает в себя других людей, которые сознательно знают субъектов так же, как и ученый, ученому трудно сопротивляться заключению, что «истинная» картина «реального мира» должна быть «объективной» картиной, которая включает в себя сознательно познающий субъект как другой объект.Однако этот вывод не соответствует всем фактам. Поскольку, как говорит Шредингер, эта «умеренно удовлетворительная [научная] картина мира была достигнута только дорогой ценой, когда мы ускользали от этой картины и возвращались к роли равнодушного наблюдателя».

    Точка зрения Шредингера может быть трудной для понимания или, по крайней мере, для удержания, потому что точка зрения, что «объективная» картина является «истинной» картиной «реального мира», кажется здравым смыслом. Это отражено, например, в том, что Дэвид Чалмерс в работе The Conscious Mind, 18 характеризует как «материализм без понятия» — взгляд, «широко распространенный, но редко печатаемый», в котором говорится «Я понятия не имею о сознании.Мне это кажется совершенно загадочным. Но он должен быть физическим, поскольку материализм должен быть истинным ». Проблема в том, что все мы, прежде чем начать критически относиться к таким вопросам, привыкли воспринимать мир и других людей как вещи «снаружи», неодушевленные или одушевленные. Так не является ли это, в конечном счете, и нашей истинной картиной? Отрицать это кажется неразумным — столь же необоснованным, как когда-то, должно быть, чувствовалось отрицание того, что Солнце вращается вокруг Земли. Тем не менее, как когда-то наука разрушила эту иллюзию, так и сейчас сама наука разрушает современную иллюзию о том, что «истинная» картина «реального мира» является объективной, которую наука, сделав все свои открытия, в конечном итоге предоставит. .

    взаимодействие

    Это сообщение, конечно же, было подчеркнуто осознанием современной физикой того, что, как выразился Шредингер, «объект находится под влиянием нашего наблюдения. Вы не можете получить какие-либо знания об объекте, оставив его в строгой изоляции ». Или, как заметил Гейзенберг:

    «Наука больше не противостоит природе как объективный наблюдатель, но видит себя действующим лицом в этом взаимодействии между человеком и природой. Научный метод анализа, объяснения и классификации осознал свои ограничения, которые проистекают из того факта, что своим вмешательством наука изменяет и обновляет объект исследования.” 19

    «Наука больше не противостоит природе как объективный наблюдатель, но видит себя как действующего лица в этом взаимодействии между человеком и природой». Проблема понимания здоровья в терминах фиксированных норм, таких как нормы биохимии или идеала спортсмена, заключается в том, что оно предполагает, что точка зрения объективного наблюдателя является истинной, и отговаривает тех, кто ее придерживается, видеть себя действующими лицами или агентами. , а не пациенты, на которых воздействуют. Дэниел Деннет заметил, что «люди выгружают в мир как можно больше своего разума». 20 Если мы хотим получить более адекватное понимание значения слова «здоровье», как предлагает Кангильхем, нам, возможно, придется быть готовыми не перегружать свой разум гораздо меньше и брать на себя ответственность за гораздо большее.

    Это, по крайней мере, похоже на то, что сейчас нам говорит сама наука; и в этом отношении наука частично объясняет, почему определения здоровья являются и, вероятно, останутся неуловимыми. Если здоровье — это «способ борьбы с существованием», при котором «человек является не только обладателем или носителем, но также, если необходимо, создателем ценностей, создателем жизненных норм», то, как сказал Ницше, то, что составляет здоровье в одном человеке, вполне может быть. «Выглядеть в другом человеке как противоположность здоровью».

    Религиозные идеи

    Последняя часть объяснения, которое я хочу предложить, касается религии. Наивное, хотя и широко распространенное мнение, что религиозные представления о мире были опровергнуты наукой. То, что на самом деле произошло исторически, сложнее. Шредингер снова дает полезное объяснение:

    «Одна из целей, если не, возможно, главная задача религиозных движений всегда заключалась в том, чтобы довести до конца всегда незавершенное понимание неудовлетворительной и сбивающей с толку ситуации, в которой находится человек в мире; to close сбивающая с толку «открытость» мировоззрения, полученная только на основе опыта, чтобы поднять его уверенность в жизни и укрепить его естественную доброжелательность и симпатию к своим собратьям — врожденные качества, как я полагаю, но легко преодолеваемые личными неудачами и муки страдания.” 21

    Религия, предполагает Шредингер, всегда пыталась «округлить» или «закрыть обескураживающую« открытость »» человеческого опыта. В прошлом он делал это, часто очень успешно, с точки зрения научных или донаучных идей, которые в то время казались всем правдоподобными. Когда эти идеи были заменены новыми научными объяснениями, которые, казалось, лучше соответствовали фактам, религия, будучи более консервативной, чем наука, не спешила отказываться от них; и это помогло создать у многих впечатление, что наука все объяснит — это лишь вопрос времени.Но эта идея науки, демонстрирующей «замкнутый мир, для которого Бог» (или религиозное или трансцендентное измерение) является «беспричинным украшением», указывает Шредингер, начинает казаться нереалистичной, когда мы понимаем, что он говорит об отсутствии сознательно знающий субъект из научной картины мира. Если бы наука смогла исключить религиозное или трансцендентное измерение из реальности (а не только из научной картины реальности), это было бы также за счет исключения человеческого измерения от первого лица.Но идея о том, что наука может это сделать, добавляет Шредингер, исходит не «от людей, знающих слишком много, а от людей, верящих, что они знают гораздо больше, чем они».

    Понимания, подобные Шрёдингеру, не остались незамеченными для многих более проницательных современных религиозных мыслителей, которые не видят необходимого конфликта между религиозными и научными идеями. Шредингер указывает, что одна из определяющих позиций науки заключается в том, что «в честном поиске знаний вам довольно часто приходится оставаться в неведении в течение неопределенного периода времени». 22 Но такое признание невежества — это также то, что требуется иудео-христианским отказом от идолопоклонства — суеверными мысленными образами или предвзятыми представлениями, которые препятствуют непредвзятому вниманию к реальности во всем ее разнообразии — и этим религиозным отказом от идолопоклонства. часто утверждается, что именно это открыло путь для современных научных исследований. Научный fides quarens intellectum , кроме того, имеет сильное семейное сходство с религиозной верой, как описано двумя ключевыми современными религиозными мыслителями — Кьеркегором, когда он заметил, что «не только человек, который абсолютно ничего не ожидает, не имеет веры, но также человек, который ожидает чего-то конкретного или основывает свои ожидания на чем-то конкретном » 23 ; и Кольридж, когда он писал, что вера «может быть определена как верность нашему собственному существу, поскольку такое существо не является и не может стать объектом чувств; и, следовательно … быть вообще, поскольку одно и то же не является объектом чувств.” 24

    Религиозные утверждения такого рода иллюстрируют не только совместимость науки и религии, но также и то, что идея здорового человека как «создателя ценностей, создателя жизненно важных норм» может быть одобрена религией. Знаменитое описание Кольриджа воображения как «повторения в конечном разуме вечного акта творения в бесконечном Я ЕСМЬ», 25 , например, подразумевает, что религиозное знание того, что оно называет «Богом», аналогично тому, что есть видит объективный наблюдатель, но не то, что встречается у Гейзенберга «актер во взаимодействии».То, что эта встреча происходит с реальностью, никоим образом не умаляется тем, что она происходит через творческое человеческое воображение.

    Целостность, исцеление и смерть

    Что касается религии, то два оставшихся слова, которые я упомянул в начале, — целостность и исцеление — тесно связаны. Религия понимает исцеление не только как естественный процесс регенерации тканей, иногда поддерживаемый медицинскими средствами, но также как любой процесс, приводящий к переживанию большей целостности человеческого духа.Исцеление в последнем смысле не обязательно должно быть религиозным по форме (природа, музыка или дружба, а также религиозные обряды могут быть средствами исцеления) и сопровождаться «исцелениями» или «чудесами». Эти или другие признаки надежды, когда они засвидетельствованы, могут рассматриваться как следы трансцендентной или всеобъемлющей целостности, на которой основана человеческая целостность. Но целостность всегда несовершенно реализуется во фрагментарности человеческого опыта; и хотя для религии всеобъемлющая целостность не сводится к психологической проекции, она чаще всего обнаруживается в модусе ожидания, как в разгар жизни, так и перед лицом смерти.

    Религиозное ожидание

    Религиозное ожидание явно не является чем-то, о чем наука может что-то сказать, за исключением, возможно, того, чтобы препятствовать религии, когда она слишком быстро или риторически пытается закрыть «обескураживающую открытость» опыта, интерпретируя свой собственный опыт и ожидания в терминах «чего-то особенного». — например, клинические испытания, чтобы доказать силу молитвы или обоснованность околосмертных переживаний. Но независимо от того, представляют ли религиозный опыт и ожидания нечто большее, чем психологическая реальность, остается частью сбивающей с толку открытости человеческого опыта, который может быть закрыт или завершен научным экспериментом не более убедительно, чем религиозной догмой.Такие вопросы допускают только ответы, данные не от сторонних научных или религиозных наблюдателей, а от сознательно знающих субъектов, действующих во взаимодействии, или между ними.

    Эта сбивающая с толку открытость, возможно, и есть то, что, наконец, делает таким неуловимым значение здоровья, исцеления и целостности. Если признание открытости означает отказ от предвзятого суждения, например, о реалистичности ожидания перед лицом смерти, эти слова могут принимать нелогичные значения:

    «Физически зависимый пациент, который смирился со своей прошлой жизнью и приближающейся смертью, например, может хорошо чувствовать и, таким образом (потому что никто другой не может судить лучше), быть ближе к« целостности », чем когда-либо прежде.” 26

    Такого человека с этой точки зрения даже можно назвать «здоровым».

    Принимаются ли такие нелогичные значения, конечно, зависит от того, придается ли точке зрения сознательно знающего субъекта, по крайней мере, такой же вес, как и точке зрения клинического наблюдателя. Кангуилхем резюмирует результаты многих физиологических, патологических и клинических наблюдений следующим образом.

    «Жизнь пытается победить смерть во всех смыслах глагола выигрывать, прежде всего в смысле выигрыша в азартных играх.Жизнь играет против растущей энтропии ». 27

    Но что, если энтропия становится слишком большой, и последний бросок жизни кажется потерянным? Должен ли субъект, в котором жизнь выросла осознанно, признать, что на этот раз шансы слишком велики против него? Или все попытки жизни победить смерть намекают ему на то, что предстоит более глубокая игра с более высокими ставками? Религиозные аргументы подрывают какой-либо окончательный ответ на этот вопрос. Но то же самое делают и аргументы, которые сводят опыт от первого лица к психологическим, социологическим или эволюционным объяснениям от третьего лица или сводят испытанную тайну сознательного субъекта к набору «в конечном итоге» решаемых научных проблем, касающихся свойства сознания.Обескураживающая открытость опыта поднимает вопросительный знак против общепринятого предположения, что ожидание перед лицом смерти «больше не доступно» для критического мышления. Разве не может быть более критичной позицией признать свое незнание, не отрицая при этом надежды? Трудно понять, почему это не должно оставаться, по крайней мере, открытым вопросом; и до тех пор, пока это так, значение здоровья, исцеления и целостности, вероятно, останется неуловимым.

    Список литературы

    1. Браун L, изд. Новый укороченный английский словарь . Оксфорд: Clarendon Press, 1993.

      .
    2. Маринкер М. Зачем делать людей пациентами? Журнал медицинской этики 1975: I: 81–4.

    3. Шоуолтер Э. ИСТОРИИ . Лондон: Пикадор, 1997.

      .
    4. Micale MS. Странные приметы времени. Приложение Times Literary 1997, 16 мая: 6–7.

    5. Анвин С., Блатчли Н., Кокер В., Ферри С., Хотопф М., Халл Л., и др. .Здоровье британских военнослужащих, участвовавших в войне в Персидском заливе. Lancet1999; 353: 169–78.

    6. Walton J, Barondess JA, Lock L, ред. Медицинский компаньон Оксфорда . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1994: 611.

    7. Янгсон Р.М. Медицинский словарь Коллинза . Глазго: HarperCollins, 1992: 406.

    8. Заяц РМ.Здоровье. Журнал медицинской этики 1986; 12: 172–81.

    9. Тиллих П. Значение здоровья . Ричмонд, Калифорния: North Atlantic Books 1981: 43. См. Также: Кант I. Антропология с прагматической точки зрения . [Перевод М. Дж. Грегора.] Гаага: Мартинус Нийхофф, 1974: 82–83.

    10. Дауни Р.С., Файф С., Таннахилл А. Укрепление здоровья: модели и ценности . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1992.

    11. Лич Э. Ожидания общества в отношении здоровья. Журнал медицинской этики 1975 г .; 1: 85–9.

    12. Тревес Ф. Человек-слон и другие воспоминания . Лондон: Касселл 1923: 201.

    13. Ницше Ф. Веселая наука . [Перевод В. Кауфманна.] Нью-Йорк: Vintage Books, 1974: книга III, раздел 120.

    14. Кангуилхем Г. Нормальное и патологическое . Нью-Йорк: Zone Books, 1991: 196f.

    15. Шредингер Э. Что такое жизнь ? Кембридж: Издательство Кембриджского университета 1967: 118f.

    16. Чалмерс DJ. Сознательный разум . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1996: 162.

    17. Гейзенберг В. Физическое представление о природе .Лондон: Хатчинсон, 1958: 29.

    18. Деннетт округ Колумбия. Главный актив нашего разума. Литературное приложение Times 1997, 16 мая: 5.

    19. Шредингер Э. Природа и греки . Кембридж: Издательство Кембриджского университета 1996: 6.

    20. Кьеркегор С. Восемнадцать созидательных дискурсов . [Перевод HV Hong и EH Hong.] Princeton: Princeton University Press 1990: 27.

    21. Coleridge ST. Очерк веры. В: Помощь в размышлениях . Лондон: G Bell & Sons, 1913: 341.

    22. Coleridge ST. Биография литературы . Лондон: Bell & Daldy, 1870: 144.

    23. Boyd KM. Этика здравоохранения, здоровье и болезни. В: Gillon R, ed. Принципы этики здравоохранения. Чичестер: John Wiley & Sons 1994: 812.

    Специальный выпуск: Белки S100 — внутриклеточная и внеклеточная функция в норме и патологии

    Уважаемые коллеги,

    Семейство белков S100, которое собирает небольшие гомо- или гетеродимерные кальцийсвязывающие белки с двумя EF-руками, появилось в 1965 году с открытием своего члена-основателя и разрослось до более чем 20 белков. Особенностью белков S100 является то, что, несмотря на их близкую последовательность и структурное сходство, обусловленное общим геном-предком, они демонстрируют удивительную универсальность взаимодействий и биологических функций.Эта универсальность в основном обусловлена ​​существующими вариациями в аминокислотной последовательности, особенно в С-концевом фрагменте переменной длины, различиями в характеристиках связывания Ca 2+ , образованием гомо- и гетеродимеров и клеточно-специфической экспрессией. Все эти факторы способствуют уникальности каждого белка S100 и гарантируют, что их многочисленные функции, выполняемые как внутри-, так и внеклеточно, не являются избыточными. Более того, из-за их функциональной специфичности характер изменений экспрессии белка S100, наблюдаемый при различных патологических состояниях, обычно типичен для данного заболевания и может способствовать правильной диагностике.

    Специальный выпуск Biomolecules , озаглавленный «Белки S100 — внутриклеточная и внеклеточная функция в норме и при патологии», призван предоставить широкую платформу для демонстрации многих аспектов биологии белков S100. Мы призываем и приглашаем вас опубликовать ваши недавние результаты исследований и / или обзоры по этой теме в этом специальном выпуске Biomolecules.

    Проф. Веслава Лесняк
    Проф. Анна Филипек
    Приглашенные редакторы

    Информация для подачи рукописей

    Рукописи должны быть представлены онлайн по адресу www.mdpi.com, зарегистрировавшись и войдя на этот сайт. После регистрации щелкните здесь, чтобы перейти к форме отправки. Рукописи можно подавать до указанного срока. Все статьи будут рецензироваться. Принятые статьи будут постоянно публиковаться в журнале (как только они будут приняты) и будут перечислены вместе на веб-сайте специального выпуска. Приглашаются исследовательские статьи, обзорные статьи, а также короткие сообщения. Для запланированных статей название и краткое резюме (около 100 слов) можно отправить в редакцию для объявления на этом сайте.

    Представленные рукописи не должны были публиковаться ранее или рассматриваться для публикации в другом месте (кроме трудов конференции). Все рукописи тщательно рецензируются в рамках процесса одинарного слепого рецензирования. Руководство для авторов и другая важная информация для подачи рукописей доступна на странице Инструкции для авторов. Biomolecules — это международный рецензируемый ежемесячный журнал с открытым доступом, публикуемый MDPI.

    Пожалуйста, посетите страницу Инструкции для авторов перед отправкой рукописи.Плата за обработку статьи (APC) для публикации в этом журнале с открытым доступом составляет 2000 швейцарских франков. Представленные документы должны быть хорошо отформатированы и написаны на хорошем английском языке. Авторы могут использовать MDPI Услуги редактирования на английском языке перед публикацией или во время редактирования автора.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *