Процесс мышления: Виды, процессы мышления

Автор: | 03.03.2021

Содержание

анализ и синтез, сравнение, абстрагирование, обобщение, конкретизация.

К разрешению задачи мышление идет с помощью многообразных операций, таких как сравнение, анализ, синтез, абстракция и обобщение.

Сравнение — мышление сопоставляет вещи, явления и их свойства, выявляя сходства и различия, что приводит к классификации.

Анализ — мысленное расчленение предмета, явления или ситуации для выделения составляющих элементов. Таким образом, мы отделяем несущественные связи, которые даны в восприятии.

Синтез — обратный анализу процесс, который восстанавливает целое, находя существенные связи и отношения.

Анализ и синтез в мышлении взаимосвязаны. Анализ без синтеза приводит к механическому сведению целого к сумме частей, также невозможен синтез без анализа, так как он должен восстановить целое из выделенных анализом частей. В складе мышления некоторых людей наблюдается склонность – у одних к анализу, у других к синтезу.

Бывают умы аналитические, главная сила которых— в широте синтеза.

Абстракция — выделение одной какой-либо стороны, свойства и отвлечение от остальных. Так, рассматривая предмет можно выделить его цвет, не замечая формы, либо наоборот, выделить только форму. Начиная с выделения отдельных чувственных свойств, абстракция затем переходит к выделению нечувственных свойств, выраженных в абстрактных понятиях.

Обобщение (или генерализация) — отбрасывание единичных признаков при сохранении общих, с раскрытием существенных связей. Обобщение может совершиться путем сравнения, при котором выделяются общие качества. Так, совершается обобщение в элементарных формах мышления. В более высших формах обобщение совершается через раскрытие отношений, связей и закономерностей Абстракция и обобщение являются двумя взаимосвязанными сторонами единого мыслительного процесса, при помощи которого мысль идет к познанию. Познание совершается в понятиях, суждениях и умозаключениях.

43. Виды мышления: наглядно-действенное, наглядно-образное, абстрактное (словесно-понятийное). Мышление и речь. Формы мышления: понятие, суждение, умозаключение.

Мышление — это социально обусловленный, неразрывно связанный с речью психический процесс поисков и открытия существенно нового, процесс опосредствованного и обобщенного отражения дей­ствительности в ходе ее анализа и синтеза. Мышление возникает на основе практической деятельности из чувственного познания и да­леко выходит за его пределы.

Физиологической основой мышления являются временные нервные связи (условные рефлексы), которые образуются в коре больших полушарий. Эти условные рефлексы возникают под воздействием вторых сигналов (слов, мыслей), отражающих реальную действительность, но возникают обязательно на основе первой сигнальной системы (ощущений, восприятий, представлений).

В психологии распространена классификация видов мышле­ния: 1) наглядно-действенное, 2) наглядно-образное и 3) отвлеченное (теоретическое) мышление.

Наглядно-действенное мышление. В ходе исторического разви­тия люди решали встающие перед ними задачи сначала в плане практической деятельности, лишь затем из нее выделилась деятельность теоретическая. Например, сначала наш далекий предок научился практически (шагами и т. д.) измерять земельные участки, и только потом на основе знаний, складывающихся в ходе этой практической деятельности, постепенно возникала и развивалась геометрия как особая теоретическая наука.

Наглядно-образное мышление. В простейшей форме наглядно-образное мышление возникает преимущественно у дошкольников, т. е. в возрасте четырех – семи лет. Связь мышления с практиче­скими действиями у них хотя и сохраняется, но не является такой тесной, прямой и непосредственной, как раньше. В ходе анализа и синтеза познаваемого объекта ребенок необязательно и далеко не всегда должен потрогать руками заинтересовавший его пред­мет. Во многих случаях не требуется систематического практи­ческого манипулирования (действования) с объектом, но во всех случаях необходимо отчетливо воспринимать и наглядно пред­ставлять этот объект.

Отвлеченное мышление. На основе практического и наглядно-чувственного опыта у детей в школьном возрасте развивается — сначала в простейших формах – отвлеченное мышление, т. е. мыш­ление в форме абстрактных понятий.

Мышление словесно-логическое — один из видов мышления, характеризующийся использованием понятий, логических конструкций. Мышление словесно-логическое функционирует на базе языковых средств и представляет собой наиболее поздний этап исторического и онтогенетического развития мышления. В структуре Мышления словесно-логического формируются и функционируют различные виды обобщений.

Основные формы мышления и их характеристика

Понятие — есть отражение существенных признаков и свойств предметов и явлений. При этом – уникальные характеристики каждого явления собираются воедино, синтезируются. Чтобы этот процесс понять, отобразить, нужно всесторонне изучить предмет, установить его связи с другими предметами. Понятие о предмете возникает на основе многих суждений и умозаключений о нём. Образование понятий – результат длительной, сложной и активной умственной, коммуникативной и практической деятельности людей, процесса их мышления. Понятие – усвоенная конечная характеристика, даже абстрактная или обобщённая. При возникновении нового понятия происходит его усвоение. Усвоить понятие – это значит осознать его содержание, уметь выделять существенные признаки, точно знать его границы (объём), его место среди других понятий с тем, чтобы не путать со сходными понятиями; уметь пользоваться данным понятием в познавательной и практической деятельности.

Суждение это форма мышления, отражающая объекты действительности в их связях и отношениях. Каждое суждение есть отдельная мысль о чём-либо.

Последовательная логическая связь нескольких суждений, необходимая для того, чтобы решить какую-либо мыслительную задачу, понять что-нибудь, найти ответ на вопрос, называется Рассуждением.

Рассуждение – имеет практический смысл лишь тогда, когда оно приводит к определённому выводу, умозаключению. Умозаключение и будет ответом на вопрос, итогом поисков мысли.

Умозаключение – выведение субъективно нового суждения из уже известных суждений, имеющихся на данный момент в общественно-историческом опыте человечества и личном практическом опыте субъекта мыслительной деятельности. Умозаключение как форма получения знания возможно только при соблюдении законов логики. Умозаключения бывают индуктивные, дедуктивные и по аналогии.

Что такое дизайн-мышление?

Творческий подход, командная работа, ориентация на людей, любопытство и оптимизм  – главные составляющие дизайн-мышления, методологии, часто используемой для поиска новых решений существующих проблем. В чем же заключается процесс дизайн-мышления, и как его использовать?

Само слово «дизайн» чаще всего ассоциируется у нас с каким-либо объектом или конечным результатом, но это не единственное его значение. В 1969 году Герберт Саймон в своей книге «Sciences of the Artificial» определил дизайн как процесс преобразования существующих условий в желаемые. Таким образом, дизайн-мышление – это процесс, всегда ориентированный на создание лучшего будущего и поиск новых решений для комплексных проблем в самых разных областях.

Главной особенностью дизайн-мышления, в отличие от аналитического мышления, является не критический анализ, а творческий процесс, в котором порой самые неожиданные идеи ведут к лучшему решению проблемы.

Дизайн-мышление как процесс решения проблем

По версии Герберта Саймона в дизайн-мышлении можно выделить 7 этапов:

  1. Определение проблемы;
  2. Исследование;
  3. Формирование идей;
  4. Прототипирование;
  5. Выбор лучшего решения;
  6. Внедрение решения;
  7. Оценка результатов.

В процессе прохождения этих этапов формулируются проблемы, задаются правильные вопросы, придумываются идеи и выбираются лучшие решения. При этом данные этапы не являются линейными – разные этапы можно проходить одновременно и возвращаться к определенным этапам при необходимости.

Определение проблемы

Определение проблемы – это самый первый и самый важный этап дизайн-мышления, поскольку если вы неверно определите, в чем проблема, то и решение, к которому вы придете в процессе, будет решением не той проблемы, которую нужно решить.

После того, как вы определили проблему, вам нужно также определить, кто является вашим конечным пользователем (чью проблему вы решаете?) и какого результата вы хотите достичь (что является успешным результатом проекта?).

Исследование

Второй этап в дизайн-мышлении – исследование – начинается с обзора истории проблемы: сталкивался ли кто-то с этой проблемой до вас? Как эту проблему пытались решить? Были ли решения успешными, или нет? Почему?

Обзор истории поможет вам избежать изобретения велосипеда и тех ошибок, которые уже были совершены до вас.

На этом этапе важно взаимодействие с вашими конечными пользователями – вы можете поговорить с ними и услышать их мнение о проблеме и идеи о том, как эту проблему можно решить (эти идеи пригодятся вам в дальнейшем). Иногда наиболее эффективным способом узнать что-то о проблеме будет наблюдение – может оказаться, что в реальности ваши пользователи ведут себя не совсем так, как они рассказали вам.

Формирование идей

На этом этапе вы должны собрать всю имеющуюся у вас информацию и понять потребности ваших пользователей. Затем начинается самый интересный процесс – процесс мозгового штурма.

Главная задача мозгового штурма – придумать как можно больше самых разных идей, решающих проблему. Ни в коем случае не останавливайтесь на одной идее, даже если она вам очень нравится и кажется подходящей. Продолжайте придумывать и старайтесь смотреть на проблему с разных точек зрения, это поможет вам прийти к самым неожиданным и, вероятно, интересным идеям.

Очень важна командная работа: пять человек, решающих проблему в течение одного дня, почти всегда приходят к большему количеству разных идей, чем один человек, который решает проблему в течение пяти дней.

Помните: высказываемые во время мозгового штурма идеи нельзя критиковать. Если участники будут бояться высказывать идеи, которые могут показаться странными, вы никогда не придумаете ничего революционного.

Прототипирование

Теперь, когда вы придумали все, что смогли придумать, можно начинать работать с этими идеями – выбирать лучшие, объединять, улучшать и т.д.

Создайте несколько черновиков вашего продукта или решения и покажите его разным людям, включая ваших конечных пользователей – на этом этапе важно получить обратную связь. Используйте обратную связь для того, чтобы внести соответствующие изменения в ваш продукт, а затем приступайте к созданию его работающих прототипов.

Выбор лучшего решения

На этом этапе вам нужно выбрать лучшее решение, которое вы будете внедрять. Внимательно пересмотрите ваши цели и придуманные идеи – эмоции или авторство идей не должны влиять на ваш выбор. Помните о том, что самое практическое и очевидное решение не всегда самое хорошее.

Внедрение решения

На этом этапе вам предстоит создание и внедрение вашего работающего продукта или решения. Определите ресурсы, сформулируйте и назначьте задачи, выполните их и представьте продукт вашему клиенту или конечным пользователям.

Оценка результатов

Создание и внедрение продукта – это еще не последний этап в процессе дизайн-мышления. Очень важно оценить то, что у вас получилось, и, если требуется, доработать или изменить продукт.

Получите обратную связь от пользователей – задайте им вопросы и посмотрите на то, как они используют ваш продукт. Соответствует ли это тому, чего вы хотели достичь? Узнайте у пользователей, что можно улучшить, и внесите эти изменения.

С помощью дизайн-мышления и того творческого подхода, который этот процесс предполагает, вы можете получить не только хороший результат, но и результат, который намного превосходит ваши первоначальные ожидания.

Это причина, по которой методология дизайн-мышления так популярна сегодня во многих сферах деятельности, и причина, по которой некоммерческие организации также могут успешно применять дизайн-мышление, придумывая и внедряя эффективные решения для тех проблем, с которыми они сталкиваются в своей деятельности.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Расстройства мышления››

Мышлению в познавательной деятельности предшествуют ощущения и восприятия (чувственное познание). Мышление нельзя представить без того исходного материала, который заключен в чувственном. Переход к мышлению осуществляется там, где чувственное наталкивается на непреодолимую для него преграду на пути к познанию сущности. В чувственной картине мира, отображаемой индивидуумом, многие существенные связи и отношения неявны, нерасчленены, подлинные зависимости ускальзывают.

Мир непосредственно данного ставит перед мыслью сложнейшую задачу, суть которой в том, чтобы «подвергнуть анализу суммарный итоговый эффект еще неизвестных воздействий, преломившихся через еще неизвестные внутренние свойства вещей, расчленить различные воздействия, которым подвергаются вещи, выделив из них основное, вычленить в суммарном эффекте каждого из воздействий на вещь воздействие и внутренние- свойства вещи (явления), преломляясь через которые эти воздействия дают данный эффект, и, таким образом, определить внутренние, т. е. собственные, свойства вещей или явлений с тем, чтобы затем, соотнося, синтезируя данные, полученные в результате такого анализа, восстановить целостную картину действительности и объяснить ее».

Мышление выявляет существенное, необходимое, то, что оказывается общим при многообразных изменениях несущественного. Поэтому мышлению имманентно обобщение. Обобщая, мышление все более глубоко проникает в сущность явлений действительности. В. И. Ленин писал: «… уже самое простое обобщение, первое и простейшее образование понятий (суждений, заключений etc.) означает познание человека все более и более глубокой объективной связи мира».

В ощущениях и восприятиях предметы и явления действительности даны в большей или меньшей непосредственности свойств и особенностей. В мышлении совершается переход к опосредствованному определению этих свойств (ставший хрестоматийным пример перехода от непосредственного ощущения теплоты к понятию температуры) и тем самым выход за пределы чувственного. Однако, отправляясь от чувственного и выходя за его пределы, мышление никогда не отрывается от него.

«Мышление — это опосредствованное — основанное на раскрытии связей, отношений, опосредовании — и обобщенное познание объективной реальности».

Продолжая процесс познания «… от явления к сущности, от сущности первого, так сказать порядка, к сущности второго порядка и т. д. без конца», мышление предстает перед нами как познавательная деятельность индивидуума, возникающая из деятельности внешней. Действие, как указывает С. Л. Рубинштейн,— это первичная форма существования мышления. Все операции мышления (сравнение, анализ, синтез и др.) возникают первоначально как практические операции и лишь впоследствии становятся операциями теоретического мышления. Связь с деятельностью, практикой сохраняется и на уровне теоретического мышления. Практика — критерий истинности мышления.

В литературе специфика мышления традиционно определяется, по крайней мере, тремя структурными характеристиками, которые не обнаруживаются на сенсорно-перцептивном уровне познавательных процессов. Мышление — это отображение существенных связей и отношений между объектами действительности; специфичность отображения в мышлении, в его обобщенности; мыслительное отображение характеризуется опосредствованностью, что позволяет выйти за рамки непосредственно данного.

Выделение этих ставших хрестоматийными структурных особенностей мышления нуждается в некотором уточнении. Нетрудно заметить, что отображение связей и отношений возможно не только на мыслительном уровне, но и на уровне, например, ощущения, которое, как образ, характеризуется локализованностью (т. е. образ содержит элементы пространственного расположения раздражителя). То же самое можно сказать и о двух других особенностях мышления, которые не имеют строгих критериев разграничения образа и мысли. Возможный выход из этого положения видится нам в выделении двух уровней психического отражения: первый — это те связи и отношения, обобщения, опосредования, которые доступны чувственному; второй связан с проникновением в причинно-следственные зависимости, не лежащие на поверхности, недоступные чувственному.

Между этими двумя уровнями есть свои переходные звенья. По представленности их в деятельности, очевидно, можно судить о степени развития мышления. Эти переходные формы между образом и мыслью еще нуждаются в изучении.

Разработка проблемы психологии мышления в нашей стране осуществляется в двух направлениях. Первое исходит из концепции С. Л. Рубинштейна, второе направление связано с развитием идей о поэтапном формировании умственных действий на основе теории интериоризации (переход от внешнего, реального действия к внутреннему, идеальному).

Методологическим фундаментом разработанной С. Л. Рубинштейном и экспериментально подтвержденной его сотрудниками психологической теории мышления, которой мы и следуем, является диалектико-материалистический принцип детерминизма, соотносящий внешние (причины) и внутренние (основания) условия. Внешние причины действуют через внутренние условия.

Мыслительная деятельность происходит из практической деятельности, но не путем интериоризации предметного (практического) действия, а путем развития тех элементов психического, которые всегда имеются в практической деятельности, носящей, по словам К. Маркса, практически-духовный характер. Психическое развитие человека осуществляется в ходе его деятельности, а не является итогом переноса действия из материального плана в идеальный.

Мышление включено во взаимоотношения со всеми психическими процессами’, но особые отношения устанавливаются между мышлением и речью. Речь — форма существования мысли. Вопрос о характере взаимосвязи, существующей между мышлением и речью, неоднократно дискутировался представителями различных психологических школ. Мышление отрывали от речи, понимая его как внутренние духовные схемы, ничего общего не имеющие ни с образами, ни со словами. Мышление отождествляли с речью, тем самым упраздняя и то и другое.

В советской психологии разработана диалектическая концепция взаимосвязи мышления и речи (С. Л. Выготский, 1934; С. Л. Рубинштейн, 1935, 1957, и др.) Ядро этой концепции в том, что мышление и речь неразрывны и нетождественны, между ними существует диалектическое единство при ведущей роли мышления. «Течение и движение мысли не совпадают прямо и непосредственно с развертыванием речи.

Единицы мысли и единицы речи не совпадают. Один и другой процессы обнаруживают единство, но не тождество». В то же время нельзя отрывать мышление и речь друг от друга. Предельно четко это выражено у Л. С. Выготского: «Мысль не просто выражается в слове, но и совершается в нем».

Переход от мысли к развернутой речи может быть представлен следующим образом: мотив—»-возникновение мысли—»-внутренняя речь—»-внешняя речь. Особая форма речи, называемая внутренней,— это не просто беззвучное проговаривание слов, своего рода «говорение про себя», а подготовительная фаза на пути к высказыванию, имеющая решающее значение для перекодирования замысла в грамматику внешней речи, «совершения мысли».

Неразрывная связь мышления и речи отчетливо показывает социальную природу человеческого мышления. Для мышления объективная действительность предстает не только в чувственно данном, но и в общественно выработанной системе знания, объективированной в слове (С. Л. Рубинштейн, 1958).

Мышление является объектом изучения разных научных дисциплин. Помимо психологии важное место в изучении мышления принадлежит логике. Поэтому необходим анализ соотношения логического и психологического в познавательной (мыслительной) деятельности индивидуума. Абсолютизация логического ведет к антипсихологизму. Несостоятелен и психологизм, который логические соотношения между мыслями сводит к психологическим закономерностям, отражающим взаимоотношения между различными этапами процесса мышления.

Предмет формальной логики — это уже имеющиеся мысли (понятия, суждения, умозаключения) вне условий их возникновения и развития. В логике мы имеем дело с результатом, продуктом мышления. Психология изучает мышление как процесс, познавательную деятельность индивидуума, в ходе которой возникают понятия, суждения и т. д. Процесс мышления и его результат находятся в неразрывном единстве. Результаты мышления включаются в процесс, обогащая его, определяя дальнейший его ход. Ключом к подлинному решению вопроса о взаимоотношении логического и психологического в познавательной деятельности является то, что «мысль — это одновременно и продукт мышления, результативное выражение мыслительного процесса, и форма отраженного существования ее объекта». Таким образом, изучая логические формы мышления, т. е. понятия, суждения и умозаключения, формальная логика останавливается на важной, но еще недостаточной для объяснения мышления стороне — соотношении между познавательными результатами, возникающими в процессе мышления.

Процесс мышления, по С. Л. Рубинштейну, берет свое начало в проблемной ситуации. Однако мышление возникает только тогда, когда есть соответствующий мотив, делающий необходимым решение той или иной проблемы, задачи. Мотивы мышления обычно подразделяются на специфически познавательные и неспецифические. К первым относятся те, в которых проявляются познавательные потребности личности, вторые связаны с более или менее внешними причинами. Связь процесса мышления с мотивами, в которых заключены его истоки, позволяет рассматривать мышление в личностном плане как конкретную познавательную деятельность индивидуума.

Наличие определенного мотива порождает необходимость анализа проблемной ситуации, выделения неизвестного и известного искомого, иначе говоря, постановки вопроса или задачи. Сформулированный вопрос (задача) в отличие от проблемной ситуации дает направление поиска, ограничивает его область. Естественно, следующий за постановкой вопроса шаг — выбор одного из возможных вариантов решения. Каждый из вариантов оценивается с точки зрения его вероятности, и на основании этого выдвигается гипотеза (гипотезы). Осознание наметившегося решения как гипотезы влечет за собой и необходимость ее проверки, что особенно отчетливо выступает в случаях, когда перед мыслью возникает несколько возможных решений.

После окончания проверки мысль переходит к суждению, в котором реализуется достигнутое решение. Суждение следует считать основной формой мышления, поскольку в понятии еще не выявлены связи и отношения. Языковой эквивалент суждения — предложение. Если начальная фаза мышления воплощает нераскрытость искомого отношения, то завершающая фаза, выраженная суждением, характеризуется пониманием. В свете современных представлений этой фазой мыслительный процесс не завершается. Исследования П. К. Анохина (1968) показывают, что вслед за достижением решения обязательно следует этап сличения полученных результатов с исходными данными. В случае их соответствия процесс мышления прекращается, если же соответствие не достигнуто, мысль продолжает поиск адекватного решения.

Указание на процесс мышления как на объект психологического исследования даже при раскрытии основных фаз этого процесса бессодержательно без ответа на вопрос о том, с помощью каких конкретных средств мысль движется к адекватному знанию. Последними являются мыслительные операции: сравнение, посредством которого вскрываются тождество и различия; анализ, или мысленное расчленение объекта; синтез, восстанавливающий расчлененное анализом целое; абстракция и обобщение, с помощью которых выделяются общие признаки, «очищенные» от единичного, случайного; конкретизация, в которой реализуется возврат к полноте индивидуальной специфичности объекта.

С. Л. Рубинштейн отмечает, что здесь речь идет не о рядоположных умственных действиях, а о сторонах основной операции мышления — опосредования. Этим устанавливаются единая природа различных форм основной операции мышления и взаимосвязь с опосредствованностью как структурной характеристикой мысли.

Наиболее выпукло мышление как процесс выступает в ходе решения задач (хотя мышление и не может быть сведено исключительно к их решению). При решении любой задачи необходимо соотнесение условий с требованиями, их анализ через сопоставление друг с другом. Наиболее общая схема решения задачи представляет собой анализ и синтез в их взаимосвязи и взаимозависимости. Отсюда следует, что важнейшим механизмом мыслительного процесса является анализ через синтез. Эта основная форма анализа заключается в том, что «объект в процессе мышления включается во все новые связи и в силу этого выступает во все новых качествах, которые фиксируются в новых понятиях; из объекта, таким образом, как бы вычерпывается все новое содержание, он как бы поворачивается каждый раз другой своей стороной, в нем выявляются все новые свойства».

Поскольку исходные элементы задачи, включаясь в новые связи, выступают в новом качестве, в ходе решения происходит ее неоднократное переформулирование. Последнее — вербальное выражение работы мысли, и в этом еще раз проявляется неразрывная взаимосвязь речи и мышления. В итоге переформулирования одно положение сменяется другим, тем самым открываются новые возможности для решения задачи.

Мыслительные операции следует отличать от навыков, умений, знаний, связанных с выполнением того или иного вида деятельности (математические, грамматические и другие правила). Исходя из этого, в структуре мышления могут быть выделены мыслительные операции (анализ, синтез, сравнение, абстракция и обобщение, конкретизация) и способы действия, правила, необходимые для осуществления конкретной деятельности.

Можно различать разные уровни мысли в зависимости от того, насколько высок уровень ее обобщений. Это позволяет осуществить классификацию видов мышления. С. Л. Рубинштейн, исходя из этого критерия, различает наглядное и теоретическое мышление. В последнее время руководства по психологии представляют следующую классификацию видов мышления: наглядно-действенное, наглядно-образное и отвлеченное (теоретическое). В основу этой классификации положен осуществляющийся как в филогенетическом, так и в онтогенетическом развитии мышления переход от практической к теоретической деятельности. В практике патопсихологических и нейропсихологических исследований часто используется разделение мышления на наглядно-действенное (конструктивное) и вербально-логическое (дискурсивное).

К индивидуальным особенностям мышления могут быть отнесены критичность, широта и глубина, гибкость и быстрота мысли. Степень критичности мышления различна у разных людей и зависит от многих факторов. Наиболее очевидно влияние воображения и эмоциально-чувственной сферы. Уровень критичности мышления отчетливо проявляется в такой фазе мыслительного процесса, как проверка гипотез. Критичность является признаком зрелого ума.

Широта и глубина мыслительной деятельности выражаются как в возможности охватить проблемы и вопросы различных сфер науки и практики без утраты важных деталей, так и в степени проникновения в их сущность. Гибкость и быстрота — это, во-первых, легкость перехода на новый путь или способ решения проблемы, умение освободиться от шаблонов и схематизма в мышлении, во-вторых, время, затрачиваемое на поиск верного решения.

Рассматривая проблему мышления, нельзя не коснуться вопроса о соотношении мышления и интеллекта. Интеллект не может быть сведен только лишь к мыслительному процессу, несмотря на то что мышление является его важнейшим компонентом.

Интеллект — это совокупность, целостность познавательных процессов, обеспечивающая сложную приспособительную деятельность.

Значительное число конкретных экспериментально-психологических работ посвящено разнообразным аспектам мыслительной деятельности. Однако нужно признать, что многие авторы мышление рассматривают изолированно, вне целостного личностного подхода Л. С. Выготский отмечал, что «мысль рождается не из другой мысли, а из мотивирующей сферы нашего сознания». Разработанное в советской психологии понимание мышления как психической деятельности предполагает его изучение в единстве, неразрывности всех аспектов, тогда как до последнего времени предпочтение отдавалось операционным компонентам мышления.

Особая заслуга в преодолении функционализма принадлежит патопсихологическим исследованиям мышления. В этих исследованиях описаны различные формы нарушений его, показана роль личностного фактора в структуре мыслительной деятельности. Патопсихологические исследования мышления являются примером целостного личностного подхода к его пониманию и изучению и в этом смысле носят методологический характер.

почему планирование не всегда идет на пользу?

Вы руководите выполнением проекта и все продумали до мелочей.

Уже составлен подробный план. Вы обсудили ожидания с руководителями и с участниками команды, организовали процесс создания отчетов.

И вдруг, когда проект уже в самом разгаре, участники команды обращаются к вам с предложением: им кажется, что они нашли более эффективный способ выполнить один из этапов работ.

Знакомая ситуация? Такое часто происходит в сфере управления проектами. Если вы единственный, кто несет ответственность за выполнение работ, вы будете до последнего думать, что ваш подход самый верный.

Но подумайте вот о чем: возможно, вы ограничиваете пространство для маневра, необходимое участникам вашей команды для перехода на новый уровень эффективности. Если вы планируете все до мелочей и не позволяете сотрудникам действовать гибко, им становится сложно адаптироваться к новой информации и изменяющимся требованиям.

Так что же делать? Менеджерам проектов пора начинать думать о себе не только как о планировщиках, но как о людях, помогающих участникам команды полностью раскрыть свой потенциал.

Для этого необходимо поощрять оба подхода к решению проблем и использовать дивергентное и конвергентное мышление.

В чем разница между дивергентным и конвергентным мышлением?

«Дивергентное мышление — это процесс открытия новых идей и возможностей — без критики, анализа и обсуждений. Этот тип мышления позволяет нам «играть в ассоциации», не ограничивать свою фантазию и обсуждать новые способы решения сложных задач, на которые нет единого, правильного, известного ответа», — объясняет Энн Мэннинг, партнер-учредитель Drumcircle LLC и преподаватель Гарвардского университета.

Представьте себе мозговой штурм, во время которого вы обсуждаете, какую из проблем компании нужно решить прежде всего. Участники выдвигают самые разные предложения, в том числе и те, которые с первого взгляда кажутся неосуществимыми. Это и есть дивергентное мышление. 

Ну а теперь, когда у вас есть длинный список смелых идей, что делать дальше? В идеальном мире следующим этапом станет использование конвергентного мышления.

Что такое конвергентное мышление?

«Конвергентное мышление связано с анализом, оценкой и принятием решений. Это процесс, в ходе которого мы берем множество идей, оцениваем, анализируем все «за» и «против» и, наконец, принимаем решение», — говорит Мэннинг.

Некоторые из таких идей отбрасываются, потому что они требуют слишком больших денежных затрат, времени и ресурсов, или потому что они слишком необычны. То есть, по сути, конвергентное мышление — это процесс рационального отбора идей с целью отыскать наилучшее решение.

Взгляните на упражнение, демонстрирующее разницу между двумя типами мышления, которое Энн Мэннинг проводит со своими студентами:

Конвергенты против дивергентов — есть ли смысл в соперничестве?

Каждый из нас способен использовать и конвергентное, и дивергентное мышление в зависимости от ситуации. Однако при решении проблем и выполнении проектов обычно мы склоняемся к чему-то одному.

«Некоторые люди от природы склонны к дивергентному мышлению. Именно такие сотрудники любят предлагать что-то новое, — говорит Мэннинг. — И именно они вносят наибольший вклад в решение очень сложных проблем, потому что формулируют оригинальные идеи, которые оказываются новаторскими и полезными».

Но если вы слишком привержены определенному типу мышления, это может привести к серьезным трудностям. «Слишком большая склонность к дивергентному мышлению приводит к генерации бесполезных идей и отсутствию реальных решений. Переизбыток конвергентного мышления влечет за собой отсутствие новых идей и так называемый аналитический ступор», — добавляет Мэннинг.

Управление проектами и мнимое преимущество конвергентного мышления

Давайте рассмотрим пример. Дивергентное мышление начинается с цели — допустим, вам нужно привлечь за месяц тысячу новых потенциальных клиентов. Для начала вы проводите мозговой штурм, чтобы найти новые идеи и решения для достижения этой цели: вечеринки с участием экспертов, прямые рассылки подарочных карт и тд.

Далее вы переходите к оценке этих вариантов и выбираете из них наиболее перспективные. И это уже пример использования конвергентного мышления.

Именно такой подход к работе над проектом наиболее успешен, но менеджеры проектов слишком часто упускают первый этап. Они так стремятся поскорей составить план, что не уделяют времени игре воображения. Просто выбирают уже испытанное решение, привязывают его к цели и начинают действовать.

Этот подход опасен по нескольким причинам. Во-первых, вы вновь и вновь эксплуатируете одни и те же старые идеи — не потому, что они лучшие, а потому, что с ними вам проще.

Во-вторых, это снижает ваши шансы на успех. Конкурентоспособные организации должны быть гибкими и способными к адаптации. Они должны рассматривать все возможные варианты, а не сразу приступать к планированию или использовать все тот же аргумент: «А мы всегда так делали».

«Проблема вовсе не в планах — сами по себе планы очень полезны, — пишет руководитель в сфере программного обеспечения Крис Гэйдж в своей статье для Medium. — Проблема в людях, которые не могут обойтись без планирования, чьей инстинктивной реакцией на любой неизвестный фактор становится навязчивое желание составить план, чтобы добиться «определенности». Сюрприз: определенности не существует. И когда вы пытаетесь идеально сделать то, что не идеально по самой своей задумке, вы сковываете себя по рукам и ногам».

Как развить склонность к дивергентному мышлению

Хотя менеджерам проектов следует поощрять в команде склонность к дивергентному мышлению, нельзя забывать и о таких важнейших вещах, как сроки и эффективность. Как же сохранить баланс?

Как встроить дивергентное мышление в процесс планирования проектов? Предлагаем несколько рекомендаций, которые помогут вам быть достаточно гибкими, чтобы адаптироваться к изменяющимся целям и требованиям, и при этом не сбиться с пути.

1. Выделяйте достаточно времени, чтобы применить оба подхода

И конвергентное, и дивергентное мышление очень важны для творческого решения проблем и планирования проекта, а это значит, что вам нужно выделить время и на то, и на другое.

«Но мы именно так и поступаем! — можете воскликнуть вы. — Мы столько мозговых штурмов провели, что вам и не снилось!»

Но задумайтесь вот о чем: позволялось ли участникам этих мозговых штурмов действовать как дивергенты — выдвигать абсолютно любые идеи и знать, что их рассмотрят и оценят позже? 

Стремление использовать и дивергентное, и конвергентное мышление одновременно совершенно непродуктивен. «Объединять эти два типа мышления — все равно что давить одновременно и на тормоз, и на газ. Так вы никуда не уедете», — заключает Мэннинг.

Хотя оба типа мышления необходимы для достижения успеха, их следует разделять. Для начала расскажите об этих двух типах членам проектной группы. Что значит думать как дивергент? Что такое конвергентное мышление? Почему это так важно, и как научиться использовать оба подхода?

Когда вы проводите мозговой штурм, подчеркните, что на этот раз участники должны прибегнуть к дивергентному мышлению. Какой бы недостижимой или безумной ни казалась та или иная идея, все они будут рассмотрены позже. Напомните участникам команды, что они не должны критиковать чужие предложения.

Тем самым вы дадите людям возможность проявить себя в качестве дивергентов, а потом уже перейдете к планированию. По словам 38% сотрудников, они перестали проявлять инициативу только лишь потому, что руководители сразу отметали их идеи. А это значит, что дивергентное мышление не только улучшает результаты проектов, но и поднимает уровень мотивации.

2. Внедрите решение для управления совместной работой

Решение для управления работой?! А разве это не еще один инструмент для составления планов и выполнения налаженных рабочих процессов?

Верно. Платформа для управления проектами и совместной работы (такая как Wrike) — это отличная возможность постоянно получать актуальную информацию о планировании и выполнении проекта. Но лучшие из таких платформ дают вам свободу действий, необходимую для поддержки дивергентного мышления.

Упоминания и комментарии в реальном времени упрощают совместное воплощение в жизнь амбициозных идей и позволяют обойтись без многочисленных совещаний и пересылки информации по электронной почте. Гибкая структура папок и настраиваемые поля помогают менеджерам проектов быстро вводить новые шаблоны проектов и настраивать рабочие процессы.

Проще говоря, хорошая платформа для управления проектами и совместной работы не только упрощает выполнение повторяющихся рабочих заданий, но и дает достаточно гибкости для использования дивергентного мышления и адаптации к изменяющимся целям и требованиям.

3. Избавьте себя и других от рутины

У кого найдется время на генерацию нестандартных идей, когда приходится постоянно обновлять статусы, назначать задачи и составлять планы проектов? Менеджеры проектов потому и переходят сразу к конвергентному мышлению, и решают задачи путем наименьшего сопротивления, потому что вынуждены экономить каждую минуту.

Однако есть новые технологии, позволяющие избавить менеджеров проектов и других сотрудников от трудоемкой рутинной работы. Например, автоматизация рабочего процесса избавляет от необходимости вручную назначать задачи исполнителям, создавать шаблоны проектов или рассылать уведомления об обновлении статуса.

Такие решения, как Zapier и Azuqua упрощают установление связи между программными системами и позволяют беспрепятственно передавать информацию между различными платформами — без копирования и вставки! Многие ведущие платформы также предлагают встроенные возможности интеграции.

Сведение к минимуму объемов повторяющейся работы позволяет командам уделять больше времени дивергентному мышлению, которое раньше задвигалось на задний план. Переложите часть рутинных обязанностей на машины, а сами занимайтесь тем, на что способен только человек!

Планирование ради творчества — это возможно!

Вам может показаться, что планирование и творчество — два взаимоисключающих понятия. Но, оценив все плюсы и минусы дивергентного и конвергентного мышления, вы поймете, что они прекрасно уживаются вместе.

Вы всегда сможете найти время и место для обоих подходов, и самые эффективные менеджеры проектов понимают, когда и как ими можно воспользоваться. Следуйте нашим рекомендациям, и вы сможете успешно выполнять проекты и при этом действовать гибко и радоваться переменам и новым идеям.

Хотите испытать решение для управления проектами и совместной работы, поддерживающее и дивергентное, и конвергентное мышление? Подпишитесь на 14-дневную бесплатную пробную версию Wrike!

Этапы процесса мышления, направленного на решение задач | by Alex Voloshyn | UX Clan — блог-портфолио Александра Волошина

В школе не рассказывают о невидимых процессах которые лежат в основе работы связанной с решением задачи. Непонятно почему детей не учат думать и приходится учиться этому когда отсутствие такого навыка становится критичным.

“Мышление иногда можно намеренно сделать искусственным и целенаправленным, иначе мы принимаем все как должное и полагаем, что выполняем определенные действия, хотя в действительности делаем совсем не то”
Из книги Эдварда де Боно “Научите себя думать”

В последнее время меня интересуют методы направленного мышления для решения задач разной сложности и генерации новых идей, и так сложилось, что мне подвернулось несколько источников с информацией которые описывают алгоритмы такого мышления.

Техника рождения идей

Этот алгоритм я нашел в книге Джеймса Вебб Янга “Техника рождения идей”, он описывает простейший процесс с помощью которого производятся на свет идеи (используется для рекламы):

  1. Сбор сырой информации, включая как непосредственные материалы по теме, так и любые другие из вашего багажа общих знаний.
  2. Обработка материала в голове.
  3. Инкубационный период, когда вы даете подсознанию возможность заняться анализом (важно, нужно забыть на время о задаче).
  4. Непосредственное рождение идеи — этап “Эврика!”
  5. Окончательное формирование и доработка идеи для ее практического применения.

Стратегия решения проблем

В книге “Психология критического мышления даются стратегии и описания разных рецептов для определения проблем и поиска путей решения.

Планирование является одним из самых главных навыков мышления, который используется для управления поведением и его регуляции. План дает конкретную схему, следуя которой шаг за шагом человек приближается к достижению желаемой цели. При этом следует обдумать по меньшей мере четыре способа достижения конечной цели, даже если задача кажется четко поставленной. Такой подход увеличит размеры пространства задачи и обеспечит более благоприятные возможности для поиска оптимального решения.

Планы решения задач могут отличаться друг от друга, большинство же складывается из пяти основных шагов:

  1. Осознание того, что задача действительно существует.
  2. Формулировка задачи, в которую включается определение исходного положения и окончательной цели.
  3. Выработка и оценка возможных решений.
  4. Выбор оптимального решения.
  5. Реализация выбранного пути решения задачи с целью его проверки.

Модель естественного планирования

В книге Девида Алена “Как разобраться с делами“ дается описание модели естественного планирования. Для выполнения практически любого действия ваш мозг совершает пять шагов:

  1. определяет цель и принципы;
  2. визуализирует результат;
  3. проводит мозговой штурм;
  4. осуществляет организацию;
  5. определяет следующие конкретные действия.

Эти пять фаз планирования проекта наступают естественным образом, чем бы вы ни занимались в течение дня. Так вы создаете что-то новое, будь то ужин в ресторане, приятный вечер, новый продукт или новая компания (подробнее о пяти шагах).

Этапы классического процесса мышления

Алгоритм был найден в книге Тео Компернолле “Мозг освобожденный”, он описывает этапы “классического” процесса мышления, направленного на решение задач (в этой книге ты найдешь еще много всего полезного):

  1. Отбор полезной информации, а для этого — анализ и упорядочивание данных с позиции логики.
  2. Поиск дополнительной информации и других заслуживающих доверия точек зрения.
  3. Синтез всех данных, поиск взаимосвязей между ними и получение целостной картины задачи.
  4. Выявление основных принципов задачи, более глубокое понимание и генерация её нового смысла. Для этого потребуется взглянуть на “объект” под разными углами.
  5. Выбор оптимального решения — лучшего из всех, которое можно выбрать на основе имеющихся знаний.
  6. Если поступает новая информация, данные, знания или идеи, придется повторить весь процесс сначала.

Пять этапов мышления

Этот алгоритм мышления описан в книге Эдварда де Боно “Научите себя думать” описывает этапы направленного мышления. Для отображения самого процесса он использует в качестве метафоры схему фильтра для кофе.

Особый тип фильтра для кофе. Сверху вы наливаете воду, а снизу выходит очищенный кофе.

Затем отображает процесс мышления в виде схемы из 5-ти кубиков и описывает шаги.

Представьте, что эти пять кубиков образуют своеобразную перерабатывающую трубу. Из трубы выходят результаты вашего мышления.

Собственно, теперь расшифровка этих этапов (почему у них такая странная аббревиатура мне неизвестно):

К — обозначает цель, намерение мышления. Куда мы направляемся? Что мы хотим получить на выходе?

УЧ — обозначает информацию, которой мы уже обладаем и которой нам недостает. Что за ситуация? Что мы о ней знаем? Этот этап включает и восприятие.

ПРО — это этап возможностей. Здесь мы создаем возможные решения и подходы. Как нам сделать это? Какое принять решение? Этот этап также является порождающим.

ТАК — сужает, проверяет и выбирает возможности. Это этап заключений, решений и выбора, этап результата.

ПО — обозначает «шаг действия». Что вы собираетесь с этим делать? Какой шаг предпринять потом? Какие действия станут результатом вашего мышления?

Дизайн-мышление

С этой методологией я познакомился еще до того как нашел вышеописанные алгоритмы. Хотя она и заточена под использование дизайнерами, как можно заметить, в её основе лежат все те же принципы.

Типы, режимы и процессы Мышления

9 октября стартует распределенный курс лекций по основам СМД-подхода. Методологи проведут 20 лекций, в 20 вузах, в которых уже есть или вот-вот откроется Клуб мышления. Это точка входа в мир системомыследеятельностного подхода.

Основная задача — познакомить участников с основными понятиями и определениями типов, режимов и процессов мышления в контексте идей Московского методологического кружка о мыследеятельности. Лекция проводится в рамках подготовки Глоссария по технологиям мышления, подводящей итог семилетнему циклу стратегических игр Школы культурной политики П.Г.Щедровицкого – по проблематике технологизации мышления (2014-2020).

СМД-методология — направление практической философии, созданное в результате творческой, философской и научно-исследовательской деятельности Георгия Щедровицкого и организованного им Московского методологического кружка. Принципиальной особенностью данной системы является положение о невозможности полностью отделить мышление от деятельности, указание на неразрывную связь этих понятий. Дословно аббревиатура «СМД» расшифровывается как «системомыследеятельностная» методология, что является прямой отсылкой к этой связи.

На установочной встрече, которую проведет инициатор и идейный вдохновитель цикла – Максим Осовский, будет рассказано о сути СМД-подхода и направлениях развития, структуре и задачах распределенного цикла лекций, организационных моментах и пожеланиях ко всем участникам и спикерам. Во встрече также будут принимать участие:

Алексей Боровских, доктор физико-математических наук, доцент. Профессор кафедры образовательных технологий факультета педагогического образования МГУ имени М.В.Ломоносова и профессор кафедры дифференциальных уравнений мехмата МГУ им.М.В.Ломоносова.С 2014 г. активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. 

Татьяна Гинзбург, философ, доктор психологических наук. С2019 г. активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. Соучредитель Школы Игратехников, Russian House#1 (Калифорния).

Федор Александров, кандидат физико-математических наук. С 1995 г. активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. Руководитель проектных работ Московской школы управления «Сколково». Руководитель семинара по методологии и технологии исследований. Научный руководитель проекта «Акселератор исследований в области блокчейна. Автор публикаций по физике, конфликтологии, управлению ядерной безопасностью.

Татьяна Князева, кандидат педагогических наук, доцент кафедры управления Ленинградского областного института развития образования, руководитель федерального инновационного проекта ‘Университет компетенций»; член Правления Межрегиональной тьюторской ассоциации, член Ассоциации администраторов образования. С 2015 г. активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. 

Вячеслав Марача, кандидат философских наук, доцент. С 1986 г. участник Московского методологического кружка. Сооснователь проекта «Методология в России». Главный редактор журнала «Сумма методологии». Вице-президент НП «Национальная Гильдия Профессиональных Консультантов». Советник управляющего директора Консорциума «Леонтьевский центр — AV Group», ведущий научный сотрудник РАНХиГС при Президенте РФ

Виталий Сааков, кандидат культурологии, с 1987 г. участник семинаров Московского методологического кружка. Руководитель методологической лаборатории проектирования и исследования социокультурных и социотехнических систем PRISS-laboratory. 

Татьяна Якубовская, магистр философии (MPhil), магистр управления (MMS). Заведующий Международной сетевой лабораторией программ Futures-грамотности Института образования Национального исследовательского Томского государственного университета. Эксперт-координатор международных программ “Futures-грамотность в профессиональном образовании” Регионального Колледжа города Тампере (Финляндия). С 1991 г. активный участник мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. 

Владимир Алейник, независимый исследователь, член совета целевого капитала им. П.Г. Щедровицкого. Ассистент кафедры П.Г. Щедровицкого.

Гала Бертельс, модератор и организатор проектной работы Московской школы управления «Сколково». С 2009 г. активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. 

Лидия Дмитриева, выпускник Школы культурной политики П.Г.Щедровицкого. Активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. С 1996 старший научный сотрудник в Томском государственном университете. Руководитель Сибирской аналитической группы

Артём Зерминов, предприниматель. С 2008 г. активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. Директор АНО ДО «Лаборатория робототехники и промышленного дизайна», создатель клуба робототехники «RoboLand», подготовившего призеров и победителей чемпионатов мира World Robot Olympiad. 

Игорь Злотников, психолог, экономист. Master Science of Economics. С 1980 г. участник семинаров Московского методологического кружка. Активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. Основатель Балтийского института стратегических исследований и инноваций. Член Совета Фонда науки Латвийской Академии Наук.

Петр Королев, участник Московского методологического кружка. Администратор международной исследовательской группы Studia Korolevae Int.

Роман Кукшинов, организатор проектной работы Московской школы управления Сколково.

Марк Мамрыкин, модератор и организатор проектной работы Московской школы управления «Сколково». С 1995 г. активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. 

Ирина Постоленко, методолог, конфликтолог, с 1980 г. участник семинаров Московского методологического кружка, семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. Эксперт Высшей школы государственного управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. Автор учебно-методического комплекса «Управление развитием муниципальных образований (Стратегическое планирование. Территориальное планирование)», руководитель проектных работ программ подготовки и переподготовки резерва управленческих кадров.

Никита Сафонов, предприниматель, сооснователь, исполнительный директор компании- оператора по рынку загородной недвижимости Тверской области, инициатор создания «Точки кипения – Тверь»

Руфина Ширшова, психолог-консультант. С 2000 г. активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. Специалист по терапии психологической травмы, соавтор концепции «Исцеляющее родительство», последователь гуманистической психотерапии Карла Роджерса, автор лекций на портале «Большая Медведица». Ведущая программы для родителей #точкапокоя, соорганизатор проекта «Натуральная школа».

Анатолий Якименко, организатор проектной работы  (модератор) Московской школы управления «Сколково». С 2005 г. активный участник семинаров и мероприятий Школы Культурной Политики и Фонда им. Г.П. Щедровицкого. Член Экспертного совета Компетентностной платформы АСИ. Советник Комитета по компетентностным практикам НОЦ «Кузбасс». 

Модератор —  Ольга Форись, куратор проекта “Клубы мышления”.

Список рекомендованной литературы перед началом курса:
1. Г.П. Щедровицкий – «Я всегда был идеалистом».https://shchedrovitskiy.com/shop/Я-всегда-был-идеалистом-p207117117
2. Библио- и видеография работ Г.П. Щедровицкого и П.Г.Щедровицкого по проблематике технологизации мышления в традиции Московского методологического кружка.http://bit.ly/video-i-knigi
3. П.Г. Щедровицкий Что такое мышление? Цикл лекцийhttps://shchedrovitskiy.com/soderzhanie-lekciy-chto-takoe-myshlenie/
4. Статьи по истории ММК и интервью с участниками https://www.fondgp.ru/mmk/history/

Российские химики расшифруют процесс мышления

Учёные из Института биохимической физики им. Н.М. Эммануэля РАН заняты сегодня целым рядом важнейших современных проблем, связанных с химическими процессами, лежащими в основе работы биологических объектов на молекулярном уровне

Учёные из Института биохимической физики им. Н.М. Эммануэля РАН заняты сегодня целым рядом важнейших современных проблем, связанных с химическими процессами, лежащими в основе работы биологических объектов на молекулярном уровне. 

По словам  Сергея Варфоломеева, члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института, одно из актуальных направлений такой работы – изучение химических реакций, происходящих в мозге во время мыслительного процесса, которые этот орган использует для принятия решений. 

Для того, чтобы такие исследования провести, существуют методы, основанные на данных магнитно-резонансной томографии и магнитно-резонансной спектроскопии. В институте с этой целью собрана самая современная аппаратура экспертного класса. С помощью таких аппаратных методик можно увидеть все находящиеся в мозге химические вещества и происходящие в них реакции. «Вот, например, я с вами разговариваю, думаю о том, как и что сказать, а в это время в моём мозге вспыхивают определённые активные точки, идут процессы поглощения кислорода, другие химические реакции, – рассказывает Сергей Варфоломеев. – Вы стараетесь меня понять – и у вас происходят аналогичные процессы». 

Ученые выяснили, что эти химические реакции имеют триггерную природу – иначе говоря, они становятся спусковым крючком, который запускает механизмы превращений одних веществ в другие. За эти превращения отвечает аспарагиназа – один из ключевых ферментов, благодаря которому все процессы в мозге протекают так, а не иначе. Этот фермент, обычно продуцируемый штаммами кишечной палочки, катализирует гидролиз аспарагиновой кислоты, что приводит к нарушению биосинтеза белков, в первую очередь в быстроделящихся лейкозных клетках. Известно, что именно этот фермент значительно уменьшает число опухолевых клеток в периферической крови и костном мозге. Теперь ученые знают, что благодаря ему мы не только реже болеем раком, но ещё и формулируем мысли. 

Всё это научились отслеживать учёные из Института биохимической физики, а теперь перед ними стоит амбициозная задача расшифровки всех химических реакций, сопровождающих процессы мышления и принятия решений. «Мы уже сегодня начинаем понимать, как всё это работает, – говорит Сергей Варфоломеев. – Механизм химических реакций, лежащих в основе мышления, действует в результате трансформации сложных белковых структур, и мы смогли проследить многие из этих процессов». 

Понимание того, как это происходит, – важнейшая фундаментальная и практическая задача. Это даст возможность управления происходящими в мозге процессами для лечения разного рода нарушений, патологий работы центральной нервной системы и головного мозга – болезни Альцгеймера, Паркинсона, рассеянного склероза, мигреней, эпилепсии и многого другого. 

 

Фото [lightwise]

 

Процесс проектирования | Фонд дизайна взаимодействия (IxDF)

Глубоко погрузитесь в процесс проектирования с нашим курсом Пользовательский опыт: руководство для начинающих .

Пользовательский опыт, или UX, был модным словом примерно с 2005 года, и, по данным исследовательской компании Gartner, акцент на цифровом опыте больше не ограничивается цифровыми компаниями. Скорее всего, вы слышали об этом термине или даже имеете его в своем портфолио. Но, как и большинство из нас, есть также большая вероятность, что вы иногда не уверены в том, что на самом деле охватывает термин «пользовательский опыт».

[Пользовательский опыт] используется людьми, чтобы сказать: I m дизайнер взаимодействия с пользователем, я занимаюсь дизайном веб-сайтов или I design apps. [ ], и они думают, что опыт — это простое устройство, веб-сайт или приложение, или неизвестно что.Нет! Это s все it s то, как вы воспринимаете мир, это s, как вы переживаете свою жизнь, это s способ вы испытываете услугу. Или, да, приложение или компьютерная система. Но это s, система , которая s все.

Дон Норман, пионер и изобретатель термина « пользовательский опыт », в интервью NNGroup

По словам Дона Нормана, User Experience — это зонтик термин, охватывающий несколько различных областей .Когда вы работаете с пользовательским интерфейсом, очень важно хорошо понимать, что это за области, чтобы знать, какие инструменты вам доступны.

На протяжении этого курса вы получите полное представление о различных принципах дизайна, которые вместе создают впечатление пользователя при использовании продукта или услуги . По мере продвижения вы узнаете, какую ценность дизайн пользовательского интерфейса привносит в проект, и какие области следует учитывать, когда вы хотите создать удобный пользовательский интерфейс.Поскольку пользовательский опыт — это развивающийся термин, мы не можем дать вам определение термина «пользовательский опыт», чтобы положить конец всем обсуждениям, но мы дадим вам четкое представление о различных аспектах взаимодействия с пользователем, чтобы оно стало ясным в вашем сознании. что нужно для создания отличного UX-дизайна.

Если вы новичок в Interaction Design Foundation, этот курс — отличное место для начала , потому что он объединяет материалы из многих других наших курсов. Это дает вам как отличное введение в пользовательский опыт, так и предварительный просмотр курсов, которые мы можем предложить, чтобы помочь вам в развитии вашей будущей карьеры.После каждого урока мы познакомим вас с курсами, которые вы можете пройти, если ваше внимание привлекла конкретная тема. Таким образом, вам будет легко продолжить свой учебный путь.

Почему дизайн-мышление работает

Краткое описание идеи
Проблема

Хотя мы много знаем о том, какие методы стимулируют появление новых идей и творческих решений, большинству инновационных команд сложно реализовать свои преимущества.

Причина

Внутренние предубеждения и поведенческие привычки людей препятствуют проявлению воображения и защищают невысказанные предположения о том, что будет работать, а что нет.

Решение

Дизайн-мышление обеспечивает структурированный процесс, который помогает новаторам освободиться от контрпродуктивных тенденций, препятствующих инновациям. Как и TQM, это социальная технология, сочетающая практические инструменты с пониманием природы человека.

Иногда новый способ организации работы приводит к значительным улучшениям. Тотальное управление качеством сделало это на производстве в 1980-х годах, объединив набор инструментов — карточки канбан, кружки качества и т. Д. — с пониманием того, что люди в цехе могут выполнять работу гораздо более высокого уровня, чем их обычно просили.Это сочетание инструментов и идей, применяемое к рабочему процессу, можно рассматривать как социальную технологию.

В недавнем семилетнем исследовании, в котором я подробно изучил 50 проектов из различных секторов, включая бизнес, здравоохранение и социальные услуги, я увидел, что другая социальная технология, дизайнерское мышление, может помочь инновации — именно то, что TQM сделала для производства: раскрыла всю творческую энергию людей, завоевала их приверженность и радикально улучшила процессы.К настоящему времени большинство руководителей, по крайней мере, слышали об инструментах дизайнерского мышления — этнографических исследованиях, акценте на переосмыслении проблем и экспериментировании, использовании различных команд и т. Д. — если не пробовали их. Но то, что люди могут не понимать, — это более тонкий способ, которым дизайн-мышление обходит человеческие предубеждения (например, укоренившиеся в статус-кво) или привязанности к определенным поведенческим нормам («Вот как мы здесь все делаем»), которые снова и снова блокируют упражнение на воображение.

В этой статье я исследую множество человеческих тенденций, которые мешают инновациям, и опишу, как инструменты дизайн-мышления и четкие этапы процесса помогают командам освободиться от них.Давайте начнем с того, что посмотрим, что организациям нужно от инноваций, и почему их усилия по их достижению часто терпят неудачу.

Проблемы инноваций

Чтобы быть успешным, инновационный процесс должен обеспечивать три вещи: превосходные решения, меньшие риски и затраты на изменения, а также заинтересованность сотрудников. С годами бизнесмены выработали полезную тактику для достижения этих результатов. Но пытаясь применить их, организации часто сталкиваются с новыми препятствиями и компромиссами.

Превосходные решения.

Определение проблем очевидными, традиционными способами, что неудивительно, часто приводит к очевидным, стандартным решениям. Задав более интересный вопрос, поможет командам обнаружить более оригинальные идеи. Риск состоит в том, что некоторые команды могут на неопределенное время зацикливаться на изучении проблемы, в то время как ориентированные на действия менеджеры могут быть слишком нетерпеливыми, чтобы найти время, чтобы выяснить, какой вопрос им следует задать.

Также широко признано, что решения намного лучше, если они включают критериев, определяемых пользователем. Маркетинговые исследования могут помочь компаниям понять эти критерии, но проблема здесь в том, что клиентам сложно понять, что они хотят чего-то, чего еще не существует.

Наконец, использование различных голосов в процессе также известно для улучшения решений. Однако это может быть трудно справиться, если разговоры между людьми, придерживающимися противоположных взглядов, перерастают в споры, вызывающие разногласия.

Снижение рисков и затрат.

Неопределенность в инновациях неизбежна.Вот почему новаторы часто создают портфель из вариантов. Компромисс в том, что слишком много идей рассеивают внимание и ресурсы. Чтобы справиться с этим напряжением, новаторы должны быть готовы отказаться от плохих идей — «называть ребенка уродливым», как описал это менеджер в одном из моих исследований. К сожалению, людям часто легче избавиться от творческих (и, возможно, более рискованных) идей, чем от дополнительных.

Участие сотрудников.

Инновация не будет успешной, если ее не поддержат сотрудники компании.Самый надежный путь к их поддержке — вовлечь их в процесс генерации идей. Опасность заключается в том, что участие множества людей с разными взглядами приведет к хаосу и несогласованности.

В основе компромиссов, связанных с достижением этих результатов, лежит более фундаментальное противоречие. В стабильной среде эффективность достигается за счет исключения вариаций из организации. Но в нестабильном мире вариативность становится другом организации, потому что открывает новые пути к успеху.Однако кто может обвинить лидеров, которые должны выполнять квартальные задания, в удвоении эффективности, рациональности и централизованного контроля?

Чтобы управлять всеми компромиссами, организациям нужна социальная технология, которая устраняет эти поведенческие препятствия, а также контрпродуктивные предубеждения людей. И как я объясню дальше, дизайн-мышление отвечает этим требованиям.

Красота структуры

Опытные дизайнеры часто жалуются, что дизайн-мышление слишком структурировано и линейно.И для них это, безусловно, правда. Но менеджеры инновационных команд, как правило, не являются дизайнерами, а также не привыкли проводить личные исследования с клиентами, глубоко погружаться в их точки зрения, сотрудничать с заинтересованными сторонами, а также разрабатывать и проводить эксперименты. Структура и линейность помогают менеджерам попытаться приспособиться к этому новому поведению.

Как объяснил Каарен Хансон, бывший руководитель отдела инноваций в дизайне в Intuit, а ныне директор по продуктам дизайна Facebook: «Каждый раз, когда вы пытаетесь изменить поведение людей, вам нужно начинать их с большой структуры, чтобы они этого не делали». не надо думать.Многое из того, что мы делаем, является привычкой, и изменить ее сложно, но наличие очень четких ограждений может нам помочь ».

Организованные процессы позволяют людям не сбиться с пути и сдерживать склонность тратить слишком много времени на изучение проблемы или нетерпеливо забегать вперед. Они также вселяют уверенность. Большинство людей движимы страхом ошибок, поэтому они больше сосредотачиваются на предотвращении ошибок, чем на использовании возможностей. Они выбирают бездействие, а не действие, когда выбор рискует потерпеть неудачу. Но без действий не может быть инноваций, поэтому психологическая безопасность очень важна.Физические опоры и хорошо отформатированные инструменты дизайнерского мышления обеспечивают это чувство безопасности, помогая потенциальным новаторам двигаться более уверенно через выявление потребностей клиентов, генерацию идей и тестирование идей.

В большинстве организаций применение дизайн-мышления включает семь действий. Каждый генерирует четкий результат, который следующее действие преобразует в другой результат, пока организация не придет к реализуемой инновации. Но на более глубоком уровне происходит кое-что еще — то, о чем руководители обычно не знают.Несмотря на то, что якобы направленные на понимание и формирование опыта клиентов, каждое проектное мышление также существенно меняет опыт самих новаторов .

Обнаружение клиентов

Многие из наиболее известных методов процесса открытия дизайн-мышления связаны с определением «работы, которую необходимо выполнить». Эти методы, заимствованные из этнографии и социологии, сосредоточены на изучении того, что делает путь к покупателю значимым, а не на сборе и анализе данных.Это исследование включает в себя три группы мероприятий:

Погружение.

Традиционно исследование клиентов было безличным. Эксперт, у которого вполне могут быть уже существующие теории о предпочтениях клиентов, просматривает отзывы фокус-групп, опросы и, если таковые имеются, данные о текущем поведении, и делает выводы о потребностях. Чем лучше данные, тем лучше выводы. Проблема в том, что это приводит людей к уже сформулированным потребностям, отраженным в данных.Они видят данные через призму своих предубеждений. И они не признают потребности, которые люди выразили , а не .

Дизайн-мышление использует другой подход: выявляйте скрытые потребности, заставляя новатора жить с опытом клиента. Вспомните, что произошло в Kingwood Trust, благотворительной организации Великобритании, помогающей взрослым с аутизмом и синдромом Аспергера. Одна из членов команды дизайнеров, Кэти Годион, познакомилась с Питом, невербальным взрослым с аутизмом. В первый раз, когда она увидела его в своем доме, она увидела, что он совершал, казалось бы, разрушительные действия — например, ковырял кожаный диван и протирал вмятины в стене.Она начала с документирования поведения Пита и определила проблему, как предотвратить такую ​​деструктивность.

Но во время своего второго визита в дом Пита она спросила себя: что, если действия Пита были мотивированы чем-то другим, кроме деструктивного импульса? Отложив в сторону свою личную точку зрения, она повторила его поведение и обнаружила, насколько на самом деле он удовлетворяет его действия. «Вместо испорченного дивана я теперь воспринимала диван Пита как предмет, обернутый тканью, которую интересно подбирать», — объяснила она.«Прижав ухо к стене и почувствовав вибрацию музыки наверху, я почувствовал легкое щекотание в ухе, когда потирал гладкую и красивую выемку… Так что вместо поврежденной стены я воспринял ее как приятный и расслабляющий звуковой тактильный звук. опыт.»

Погружение Кэти в мир Пита не только привело к более глубокому пониманию его проблем, но и поставило под сомнение неисследованную предвзятость жителей, которых считали инвалидами, которых необходимо было обезопасить.Полученный опыт заставил ее задать себе еще один новый вопрос: вместо того, чтобы проектировать только для людей с ограниченными возможностями и безопасности, как команда инноваций может проектировать с учетом их сильных сторон и удовольствий? Это привело к созданию жилых пространств, садов и новых мероприятий, направленных на то, чтобы люди с аутизмом могли жить более полной и приятной жизнью.

Создание смысла.

Погружение в пользовательский опыт дает сырье для более глубокого понимания. Но найти закономерности и разобраться в огромном количестве собранных качественных данных — непростая задача.Снова и снова я наблюдал, как первоначальный энтузиазм по поводу результатов этнографических инструментов угасает по мере того, как люди, не занимающиеся проектированием, оказываются ошеломленными объемом информации и беспорядком поиска более глубоких идей. Именно здесь структура дизайнерского мышления действительно проявляет себя.

Один из наиболее эффективных способов осмыслить знания, полученные в результате погружения, — это упражнение по дизайн-мышлению, которое называется «Прогулка по галерее». В нем основная команда инноваций отбирает наиболее важные данные, собранные в процессе открытия, и записывает их на больших плакатах.Часто эти плакаты демонстрируют людей, с которыми были проведены интервью, вместе с их фотографиями и цитатами, отражающими их точку зрения. Плакаты развешиваются по комнате, и ключевые заинтересованные стороны приглашаются совершить поездку по этой галерее и записать на стикерах фрагменты данных, которые они считают важными для нового дизайна. Затем заинтересованные стороны формируют небольшие команды, и в тщательно организованном процессе их наблюдения на пост-ит делятся, объединяются и сортируются по темам в кластеры, которые группа собирает для понимания.Этот процесс преодолевает опасность того, что новаторы окажутся под ненадлежащим влиянием собственных предубеждений и увидят только то, что хотят видеть, потому что это заставляет людей, с которыми проводилось интервью, чувствовать себя живыми и реальными для тех, кто просматривает галерею. Он создает общую базу данных и помогает сотрудникам взаимодействовать, совместно достигать общих идей и оспаривать индивидуальные выводы друг друга — еще одна важная защита от предвзятых интерпретаций.

Выравнивание.

Заключительный этап процесса открытия — это серия семинаров и семинаров, которые задают в той или иной форме вопрос: «Если бы что-то было возможно, то какую работу лучше всего справился бы с дизайном?» Сосредоточение внимания на возможностях, а не на ограничениях, налагаемых статус-кво, помогает различным командам проводить более совместные и творческие обсуждения критериев дизайна или набора ключевых функций, которыми должна обладать идеальная инновация.Установление духа исследования углубляет неудовлетворенность существующим положением дел и помогает командам достигать консенсуса на протяжении всего инновационного процесса. И в дальнейшем, когда портфель идей будет рассеян, согласование критериев дизайна даст новым идеям шанс побороться с более безопасными инкрементными.

Рассмотрим, что произошло в Monash Health, интегрированной системе больниц и здравоохранения в Мельбурне, Австралия. Клиницисты в области психического здоровья уже давно обеспокоены частотой рецидивов у пациентов — обычно в форме передозировки наркотиков и попыток самоубийства, — но единого мнения о том, как решить эту проблему, ускользало от них.Пытаясь разобраться в этом, врачи проследили опыт конкретных пациентов в процессе лечения. Один пациент, Том, оказался символом их исследования. Его опыт включал в себя три личных визита к разным клиницистам, 70 точек соприкосновения, 13 разных кураторов и 18 передач в период между его первоначальным визитом и его рецидивом.

Члены команды провели серию семинаров, на которых они задавали врачам следующий вопрос: послужило ли нынешнее лечение Тома примером того, почему они обратились за помощью? Когда люди обсуждали свои мотивы стать врачами и медсестрами, они пришли к выводу, что улучшение результатов Тома может зависеть как от их чувства долга перед самим Томом, так и от их клинической деятельности.Все согласились с этим выводом, который позволил разработать новый процесс лечения, основанный на потребностях пациента, а не на передовых методах лечения, протекать гладко и успешно. После его внедрения частота рецидивов снизилась на 60%.

Генерация идей

Поняв потребности клиентов, новаторы переходят к поиску и отсеиванию конкретных решений, соответствующих установленным ими критериям.

Возникновение.

Первым шагом здесь является налаживание диалога о потенциальных решениях, тщательное планирование, кто будет участвовать, какие задачи они будут решать и как будет структурирован разговор.После использования критериев дизайна для проведения индивидуального мозгового штурма участники собираются, чтобы поделиться идеями и творчески их развивать, а не просто договариваться о компромиссах при возникновении разногласий.

Когда Система детского здоровья Техаса, шестой по величине детский медицинский центр в США, определила необходимость новой стратегии, организация, возглавляемая вице-президентом по охране здоровья населения Питером Робертсом, применила дизайн-мышление, чтобы переосмыслить свой бизнес. модель. В процессе открытия клиницисты отказались от предвзятого мнения о том, что больше всего имеет значение медицинское вмешательство.Они пришли к пониманию, что вмешательство само по себе не сработает, если у местного населения в Далласе не будет времени или возможностей для поиска медицинских знаний и не будет сильных сетей поддержки — чем мало кто из местных семей пользовался. Клиницисты также поняли, что медицинский центр не может успешно решать проблемы в одиночку; сообщество должно быть в центре любого решения. Поэтому Children’s Health предложила своим партнерам по сообществу разработать новую экосистему оздоровления, границы (и ресурсы) которой будут выходить далеко за пределы медицинского центра.Решив начать с малого и заняться одним заболеванием, команда собралась, чтобы создать новую модель лечения астмы.

В заседании приняли участие администраторы больниц, врачи, медсестры, социальные работники, родители пациентов и персонал школьных округов Далласа, жилищного управления, YMCA и религиозных организаций. Во-первых, основная команда разработчиков делилась уроками, извлеченными из процесса открытия. Затем каждый участник самостоятельно размышлял о возможностях, которые его или ее учреждение могло бы внести в решение проблем детей, записывая идеи на стикерах.Затем каждого посетителя пригласили присоединиться к небольшой группе за одним из пяти столов, где участники делились индивидуальными идеями, сгруппировали их по общим темам и представляли, как будет выглядеть идеальный опыт для маленьких пациентов и их семей.

Сторонники перемен обычно появляются из таких разговоров, что значительно увеличивает шансы на успешное внедрение. (Слишком часто хорошие идеи умирают на корню из-за отсутствия людей, которые лично стремятся воплотить их в жизнь.) В организации «Здоровье детей» партнеры, приглашенные в проект, побудили сообщество к действию, а также наладили и поддерживали отношения в своих учреждениях, необходимые для реализации нового видения. Представители жилищных властей внесли изменения в жилищные кодексы, поручив инспекторам учитывать проблемы здоровья детей (например, наличие плесени) в своих оценках. Местные педиатры приняли набор стандартных протоколов лечения астмы, а родители детей, страдающих астмой, взяли на себя значительную роль в качестве консультантов-сверстников, обеспечивающих интенсивное обучение другим семьям через посещения на дому.

Шарнирное сочленение.

Как правило, эмерджентная деятельность порождает ряд конкурирующих идей, более или менее привлекательных и более или менее осуществимых. На следующем этапе, артикуляции, новаторы всплывают и подвергают сомнению свои неявные предположения. Менеджеры часто плохо справляются с этим из-за множества поведенческих предубеждений, таких как чрезмерный оптимизм, предвзятость подтверждения и зацикленность на первых решениях. Когда предположения не оспариваются, дискуссии о том, что сработает, а что нет, заходят в тупик, и каждый человек отстаивает свое собственное понимание того, как устроен мир.

Напротив, дизайн-мышление рассматривает обсуждение как исследование того, что должно быть правдой в мире, чтобы идея стала осуществимой. (См. «Менеджмент — это больше, чем наука», Роджер Л. Мартин и Тони Голсби-Смит, HBR, сентябрь – октябрь 2017 г.) Примером этого является программа Ignite Accelerator Министерства здравоохранения и социальных служб США. . В больнице резервации для индейцев Whiteriver в Аризоне команда под руководством Марлизы Ривера, молодого сотрудника по контролю качества, стремилась сократить время ожидания в отделении неотложной помощи больницы, которое иногда составляло до шести часов.

Первоначальная концепция команды, заимствованная из больницы Джона Хопкинса в Балтиморе, заключалась в установке электронного киоска для регистрации. Однако, когда члены команды начали применять дизайн-мышление, их попросили высказать свои предположения о том, почему эта идея сработает. Только тогда они поняли, что их пациенты, многие из которых были пожилыми носителями Apache, вряд ли будут довольны компьютерными технологиями. Подходы, которые работали в городском Балтиморе, не работали в Уайтеривере, поэтому от этой идеи можно было спокойно отказаться.

В конце процесса генерации идей у ​​новаторов будет портфель хорошо продуманных, хотя, возможно, и совершенно иных идей. Предположения, лежащие в их основе, будут тщательно проверены, и условия, необходимые для их успеха, станут достижимыми. Идеи также получат поддержку преданных своему делу команд, которые будут готовы взять на себя ответственность за их вывод на рынок.

Опыт тестирования

Компании часто рассматривают прототипирование как процесс доработки продукта или услуги, которые уже в значительной степени разработаны.Но в дизайнерском мышлении прототипирование осуществляется на далеко не готовых изделиях. Речь идет об итеративном взаимодействии пользователей с незавершенной работой. Это означает, что в процессе могут произойти довольно радикальные изменения, в том числе полный редизайн.

Предварительный опыт.

Исследования

в области нейробиологии показывают, что помощь людям «предварительно испытать» что-то новое — или, говоря другими словами, представить это невероятно ярко, — приводит к более точным оценкам ценности новизны.Вот почему дизайн-мышление требует создания базовых недорогих артефактов, которые будут отражать основные особенности предлагаемого пользовательского опыта. Это не буквальные прототипы — и они часто намного грубее, чем «минимально жизнеспособные продукты», которые бережливые стартапы тестируют с клиентами. Но то, что эти артефакты теряют в точности, они приобретают в гибкости, потому что их можно легко изменить в ответ на то, что узнали, открыв их пользователям. А их незавершенность побуждает к взаимодействию.

Такие артефакты могут принимать разные формы. Например, планировка нового медицинского офисного здания в Kaiser Permanente была протестирована путем подвешивания простыней к потолку для обозначения будущих стен. Медсестрам и врачам было предложено пообщаться с сотрудниками, которые играли роль пациентов, и предложить, как можно отрегулировать пространство, чтобы облегчить лечение. В компании Monash Health программа под названием Monash Watch, направленная на использование телемедицины для поддержания здоровья уязвимых групп населения в домашних условиях и снижения количества госпитализаций, использовала подробные раскадровки, чтобы помочь администраторам больниц и лицам, определяющим политику правительства, реализовать этот новый подход на практике без создания цифрового прототипа .

Обучение в действии.

Реальные эксперименты — важный способ оценить новые идеи и определить изменения, необходимые для их реализации. Но такие тесты предлагают другую, менее очевидную ценность: они помогают уменьшить вполне нормальный страх перед переменами у сотрудников и клиентов.

Рассмотрим идею, предложенную Доном Кэмпбеллом, профессором медицины, и Китом Стокманом, менеджером по исследованиям операций в Monash Health. В рамках программы Monash Watch они предложили нанять неспециалистов в качестве гидов по «дистанционному уходу», которые будут действовать как «профессиональные соседи», поддерживая частые телефонные контакты с пациентами с высоким риском многократной госпитализации.Кэмпбелл и Стокман выдвинули гипотезу, что неспециалисты с более низкой заработной платой, которые были тщательно отобраны, обучены навыкам санитарной грамотности и сочувствия и поддержаны системой поддержки принятия решений и профессиональными тренерами, которых они могли привлекать по мере необходимости, могли помочь сохранить здоровье пациентов из группы риска в домашних условиях.

Их предложение было встречено скептически. Многие из их коллег были категорически против того, чтобы позволить кому-либо, кроме медицинского работника, оказывать такую ​​услугу пациентам со сложными проблемами, но привлечение медицинских работников к этой роли было бы недоступным.Однако вместо того, чтобы обсуждать этот вопрос, члены инновационной группы признали опасения и привлекли своих коллег к разработке кода эксперимента, проверяющего это предположение. Спустя триста пациентов были получены следующие результаты: исключительно положительные отзывы пациентов и продемонстрированное сокращение использования кроватей и посещений отделений неотложной помощи, подтвержденные независимыми консультантами, развеяли опасения скептиков.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как мы видели, структура дизайн-мышления создает естественный поток от исследования к развертыванию.Погружение в клиентский опыт дает данные, которые преобразуются в аналитические данные, которые помогают командам согласовывать критерии проектирования, которые они используют для мозгового штурма. Предположения о том, что имеет решающее значение для успеха этих решений, изучаются, а затем проверяются на грубых прототипах, которые помогают командам развивать инновации и готовить их к реальным экспериментам.

Попутно процессы дизайн-мышления противодействуют человеческим предубеждениям, которые мешают творчеству, одновременно решая проблемы, с которыми обычно сталкиваются при поиске превосходных решений, снижении затрат и рисков, а также заинтересованности сотрудников.Признавая организации как совокупность людей, которых мотивируют различные точки зрения и эмоции, дизайн-мышление делает упор на взаимодействие, диалог и обучение. Привлекая клиентов и другие заинтересованные стороны к определению проблемы и разработке решений, дизайн-мышление обретает широкую приверженность к изменениям. Создавая структуру для инновационного процесса, дизайн-мышление помогает новаторам сотрудничать и согласовывать то, что важно для результата на каждом этапе.Это достигается не только за счет преодоления политики на рабочем месте, но и за счет формирования опыта новаторов, их ключевых заинтересованных сторон и исполнителей на каждом этапе. Этот — это социальные технологии в действии.

Версия этой статьи появилась в выпуске журнала Harvard Business Review за сентябрь – октябрь 2018 г. (стр. 72–79).

Разбор процесса дизайн-мышления

Что такое дизайн-мышление? Проще говоря, дизайн-мышление как стратегия выходит за рамки обычного внимания большинства дизайнеров UI и UX к решению проблем.Это добавляет глубокое сочувствие пользователю ко всему процессу проектирования, создавая результат дизайна, ориентированный на человека.

Почему так важно реализовать дизайн-мышление? Дизайн, ориентированный на сочувствие пользователю и ориентированный на его желания и потребности, всегда будет превосходить проекты, которые сосредоточены только на решении проблемы наиболее эффективным или творческим способом. В конце концов, то, что дизайнер считает эффективным и креативным, не всегда наилучшим образом отвечает потребностям пользователей.

Процесс дизайнерского мышления можно разбить на пять этапов: сопереживание, определение, придумывание, прототип и тестирование.Каждому должно быть предоставлено время и соответствующие ресурсы, чтобы создать конечный продукт, действительно отвечающий потребностям и желаниям пользователей.

Шаг 1. Сочувствуйте

Первым шагом в применении процесса дизайн-мышления к любому проекту является рассмотрение человеческих потребностей, связанных с решаемой проблемой. Дизайнеры должны проявлять сочувствие к своему дизайнерскому мышлению и учитывать потребности пользователей, затронутых проблемой, — так сказать, занять их место.

Проведение исследования на этом этапе жизненно важно для успеха конечного результата, даже если конечный результат еще не получен.На этом этапе исследования пользователей должны быть сосредоточены на сборе дополнительной информации о проблеме, а также о других решениях, которые пользователи могли попробовать.

Создание визуального представления результатов пользовательского исследования может быть полезным, когда дизайнеры проходят стадии проектного мышления.

Если пользователи попробовали решение, которое не помогло, лучше узнать об этом на раннем этапе. Выявление этой информации посредством интервью с пользователями и других исследований помогает предотвратить повторение дизайнерами одного и того же неподходящего решения.

Задавать правильные вопросы на этапе исследования UX важно для сбора информации, необходимой для поиска реального решения, отвечающего потребностям и ожиданиям пользователей. Однако именно эти вопросы будут зависеть от проекта и решаемой проблемы.

Шаг 2: определение

После того, как исследование проблемы было проведено и сформировалось представление о том, какие решения были неудачными в прошлом, пришло время определить проблему в терминах, ориентированных на человека.Это означает, что нужно смотреть на него с точки зрения пользователя, а не с точки зрения дизайнера или компании.

Иногда это выходит за рамки простого определения проблемы — иногда ее переосмысление может привести к лучшим решениям. Например, разработчики медицинского устройства могут смотреть на проблему, которую необходимо решить, с точки зрения техника, работающего с устройством. Но такая точка зрения может вызвать проблемы у пациентов, использующих устройство.

Например, МРТ пугают многих детей.Дизайнер продукции GE Healthcare Дуг Дитц был шокирован, узнав, что 80% детей нуждаются в успокоении, чтобы пройти МРТ. Хотя его команда создала инновационный новый аппарат МРТ, они не обратились к этой конкретной проблеме, потому что не смотрели на нее с точки зрения ребенка. Когда они, наконец, сделали это и добавили красочную графику к машине и рассказ к опыту, только небольшую часть детей пришлось принять успокоительное для тестов.

Аппарат МРТ в детской больнице Бениофф при Калифорнийском университете в Сан-Франциско имеет удобную для детей графику в результате реализации процесса дизайнерского мышления в GE Healthcare.

Решение этой проблемы было связано с точкой зрения . Дитц не осознавал, что у детей есть проблемы с тестами, пока он не стал свидетелем этого воочию, проверяя установку одной из машин.

Stanford’s D.School разработала POV MadLib для определения проблемы дизайна и уточнения ее до единой точки зрения. Это может быть невероятно полезно для дизайнерских команд, у которых возникают проблемы с определением потребностей пользователей в связи с проблемой, которую они пытаются решить.

Дизайнеры должны думать о проблемах с точки зрения потребностей пользователей. Им также необходимо учитывать различных пользователей, столкнувшихся с проблемой. В примере с МРТ, например, нужно было учитывать не только техников, управляющих машинами; также необходимо учитывать пациентов, которые также будут «пользователями».

В то же время рекомендуется определить сильные стороны команды разработчиков по отношению к проблеме. У всех дизайнеров есть свои сильные и слабые стороны, и создание команды, которая может использовать свои сильные стороны (и, надеюсь, прикрывать слабости друг друга), является жизненно важной частью создания выигрышного решения.

Альберт Эйнштейн однажды сказал: «Если бы у меня был час на решение проблемы, и моя жизнь зависела бы от решения, я бы потратил первые пятьдесят пять минут на определение правильного вопроса, который нужно задать, потому что, как только я знаю правильный вопрос, я мог бы решить проблему менее чем за пять минут ». Правильный вопрос — это то же самое, что и правильная перспектива.

Шаг 3: Идея

Фаза создания идеи любого дизайн-проекта может быть одним из самых творческих и полезных компонентов.Сессии идей должны включать всех членов вашей команды дизайнеров, а также других заинтересованных лиц, которые могут предложить разные точки зрения на одну и ту же проблему.

Алекс Осборн, популяризировавший термин «мозговой штурм» в своей книге « Applied Imagination » 1953 года, говорит, что для эффективного «мозгового штурма» необходимы два правила: команда должна откладывать оценку представленных идей и стремиться к количеству, а не к качеству. .

Иногда нужно много плохих идей, чтобы придумать хорошую.Но если команда избегает даже озвучивать «плохие» идеи, они могут никогда не реализовать хорошие. На самом деле, очень часто плохая идея одного человека заставляет мозг другого двигаться в правильном направлении, что приводит к отличному решению. Без того, чтобы изначально озвучить плохую идею, правильная идея, возможно, никогда бы не появилась.

Мозговой штурм — это вопрос количества, а не качества на этапе создания идей в процессе дизайнерского мышления.

Установите ограничения на мозговые штурмы.Ограничения по времени (обычно 15-20 минут на тему или аспект проекта) могут помочь повысить продуктивность и не дать участникам продолжаться вечно и выгореть до того, как будут рассмотрены все темы.

Как упоминалось выше, важная часть этого процесса — в том числе заинтересованные стороны, не входящие в команду разработчиков. Помимо выяснения, какие идеи они уже опробовали, их включение в мозговые штурмы побуждает их участвовать в процессе проектирования. Услышав причины, по которым определенные варианты были дисквалифицированы с самого начала или которые считаются стоящими попробовать, может снизить сопротивление позже в процессе.

Опровержение предположений участников о том, что является жизнеспособным, а что нет, также может привести к новаторским идеям. Когда кто-то говорит, что что-то невозможно сделать или что-то не сработает, остальная часть команды должна спросить: «Почему бы и нет?» Это может привести к появлению большего количества идей и побудить участников оспорить свои собственные предположения о том, как «должен» выполняться дизайн.

Поймите, что на этапе формирования идей маловероятно, что будет найдено окончательное решение проблемы. Дело здесь в том, чтобы придумать как можно больше идей, отсортировать их, чтобы найти лучшее (которое, вероятно, будет представлять собой некую комбинацию потребностей пользователей, практичности, экономической эффективности и других факторов, специфичных для проекта), а затем выяснить какие из них должны перейти на следующий шаг: прототипирование.

Шаг 4: Прототип

Идеи прототипирования — важная часть процесса дизайнерского мышления. Без хороших прототипов пользовательское тестирование не может быть выполнено эффективно, а это означает, что проекты не будут должным образом проверяться перед отправкой в ​​производственную среду.

Должны быть созданы прототипы лучших идей из шага 3. Они должны быть реальными, тактильными представлениями идей, с которыми пользователи могут взаимодействовать. В случае приложения, например, должен быть представлен полный рабочий процесс использования приложения, включая экраны подключения, регистрации и входа в систему, а также фактические функции.

Хотя прототипы должны полностью отражать идеи, они не должны быть точными.

Prototypes позволяет дизайнерам создавать инновационные решения, о которых еще не думали. Когда команда дизайнеров не ограничена текущими модальностями или текущими технологиями, они могут создавать прототипы, которые отходят от этих условностей. Вот почему так много дизайнеров по-прежнему предпочитают создавать начальные каркасы и прототипы ручкой и бумагой, а не программным обеспечением — это позволяет им без ограничений создавать все, что они могут вообразить.

Прототипирование должно выполняться поэтапно, начиная с прототипов низкой точности, используемых для сбора отзывов от пользователей и заинтересованных сторон. По мере того как решения сужаются, можно создавать более функциональные и лучше спроектированные прототипы для дальнейшего тестирования в более реалистичной производственной среде.

Создание прототипов с более высокой точностью на раннем этапе может показаться сложной задачей. Если основная часть функциональности приложения, например, требует сложного кодирования, как это может быть достигнуто на столь раннем этапе процесса, не задерживая весь проект и, возможно, тратя много времени и ресурсов на функциональность, которая в конечном итоге не поможет? ? Одно из решений — использовать людей для моделирования необходимой функциональности.Например, изначально чат-ботом могли управлять реальные люди до тех пор, пока не будут понятны потребности пользователей.

Шаг 5: Тест

Одна из самых важных частей процесса дизайнерского мышления — это тестирование ваших проектов на реальных пользователях. Этот шаг часто идет рука об руку с четвертым шагом (прототипирование).

Тестирование невероятно ценно, потому что без него дизайнеры не могут собирать отзывы пользователей. А отзывы пользователей — это то, что позволяет продуктам действительно решать проблемы, для решения которых они были разработаны.

По всей вероятности, тестирование приведет к оспариванию предположений, сделанных командой дизайнеров на предыдущих этапах процесса дизайн-мышления. Реальный мир имеет тенденцию бросать вызов даже самым хорошо продуманным проектам. Например, учли ли дизайнеры такие вещи, как задержка сервера или нестабильное интернет-соединение? Считали ли они, что пользователям может потребоваться мгновенная обратная связь, даже если обработка их запросов занимает несколько секунд?

Пользовательское тестирование выявляет изломы в процессах, которые в остальном невероятно хорошо продуманы и спланированы.

Дизайнеры должны отметить, что работает, а что не работает на этапе пользовательского тестирования процесса дизайнерского мышления для улучшения последующих прототипов.

Фаза тестирования часто совпадает с фазой прототипирования, потому что тестирование должно проводиться рано и часто. Считайте этапы прототипирования и тестирования циклом. Прототип создается, затем тестируется, затем дорабатывается (или полностью отбрасывается для другой идеи), затем снова тестируется, и так далее, и так далее, пока проект не будет готов к запуску в мир.

Процесс пользовательского тестирования будет меняться в зависимости от тестируемого продукта. Например, дизайн веб-сайта можно в значительной степени протестировать с анонимными пользователями через такие сайты, как UserInput.io или Five Second Test. Тем не менее, тестирование приложения для устоявшейся компании может включать их текущих клиентов и проходить более строгий процесс тестирования, который включает интервью с пользователями и др. Vox Media описывает свой метод тестирования пользовательских исследований в информативной статье, в которой обсуждаются методы проведения удаленных пользовательских исследований.

Реализация процесса дизайн-мышления

Дизайнеры должны стремиться создавать продукты, которые являются наилучшими возможными решениями для их пользователей. Слишком часто дизайнеры могут увязнуть в создании того, что они считают «лучшим» — измеряемым либо как наиболее эффективный, либо как самый креативный, либо как какой-либо другой показатель, который может быть или не быть важным для пользователей.

Внедрение процесса дизайнерского мышления в рабочий процесс проекта — отличный способ предотвратить подобные ошибки проектирования.Пользователи не заботятся о наиболее объективно эффективных или креативных решениях. Их волнует решение, которое действительно решает их проблему. Использование структуры дизайн-мышления позволяет дизайнерам легче понять, какое решение пользователи считают оптимальным, а не действовать исходя из собственных предубеждений.

В конце концов, создание довольных пользователей должно быть целью каждой команды дизайнеров.

•••

Дополнительная литература в блоге Toptal Design:

Дизайн-мышление 101

История дизайн-мышления

Это распространенное заблуждение, что дизайн-мышление — новое явление.Дизайн практиковался веками: памятники, мосты, автомобили, системы метро — все это конечные продукты дизайнерских процессов. На протяжении всей истории хорошие дизайнеры применяли ориентированный на человека творческий процесс для создания значимых и эффективных решений.

В начале 1900 года дизайнеры, муж и жена Чарльз и Рэй Имз практиковали «обучение на практике», исследуя ряд потребностей и ограничений, прежде чем спроектировать свои стулья Eames, которые продолжают производиться даже сейчас, семьдесят лет спустя.Портниха 1960-х годов Джин Мьюир была хорошо известна своим «здравым смыслом» подходом к дизайну одежды, уделяя столько же внимания тому, как ее одежда чувствовала себя, как она выглядела для других. Эти дизайнеры были новаторами своего времени. Их подходы можно рассматривать как ранние примеры дизайнерского мышления, поскольку каждый из них развил глубокое понимание жизни своих пользователей и неудовлетворенных потребностей. Милтон Глейзер, дизайнер знаменитого логотипа I ♥ NY, хорошо описывает это понятие: «Мы всегда смотрим, но никогда не видим… это акт внимания, который позволяет вам действительно что-то понять, полностью осознать это. .”

Несмотря на эти (и другие) ранние примеры продуктов, ориентированных на человека, дизайн исторически был второстепенным в деловом мире и применялся только для улучшения эстетики продукта. Это актуальное дизайнерское приложение привело к тому, что корпорации стали создавать решения, не отвечающие реальным потребностям их клиентов. Следовательно, некоторые из этих компаний переместили своих дизайнеров с конца процесса разработки продукта, где их вклад ограничен, к началу. Их подход к проектированию, ориентированный на человека, оказался отличительной чертой: те компании, которые использовали его, получили финансовые выгоды от создания продуктов, созданных с учетом потребностей человека.

Для того, чтобы этот подход был принят в крупных организациях, его необходимо было стандартизировать. Cue дизайн-мышление, формализованная структура применения творческого процесса проектирования к традиционным бизнес-задачам.

Конкретный термин «дизайн-мышление» был придуман в 1990-х годах Дэвидом Келли и Тимом Брауном из IDEO вместе с Роджером Мартином и объединил методы и идеи, которые на протяжении многих лет вынашивались в единую единую концепцию.

What — определение дизайн-мышления

Дизайн-мышление — это идеология , поддерживаемая сопутствующим процессом .Полное определение требует понимания обоих.

Определение: Дизайн-мышление Идеология утверждает, что практический, ориентированный на пользователя подход к решению проблем может привести к инновациям, а инновации могут привести к дифференциации и конкурентному преимуществу. Этот практический, ориентированный на пользователя подход определяется дизайн-мышлением процессом и включает 6 отдельных этапов, как это определено и проиллюстрировано ниже.

Как — процесс

Структура дизайн-мышления следует общей схеме: 1) понять, 2) изучить и 3) материализовать.В эти более крупные сегменты входят 6 этапов: сопереживание, определение, идея, прототип, тестирование и реализация.

Сочувствуйте : проводите исследования для получения знаний о том, что ваши пользователи делают, говорят, думают и чувствуют.

  • Представьте, что ваша цель — улучшить взаимодействие с новыми пользователями. На этом этапе вы разговариваете с рядом реальных пользователей. Непосредственно наблюдайте за тем, что они делают, как они думают и чего хотят, задавая себе такие вопросы, как «что мотивирует или отпугивает пользователей?» Или «где они испытывают разочарование?» Цель состоит в том, чтобы собрать достаточно наблюдений, чтобы вы могли действительно начать сочувствовать с вашими пользователями и их взглядами.

Определите : объедините все свои исследования и посмотрите, где существуют проблемы ваших пользователей. Выявив потребности пользователей, начните выделять возможности для инноваций.

  • Снова рассмотрим пример адаптации. На этапе определения используйте данные, собранные на этапе сопереживания, чтобы получить понимание. Организуйте все свои наблюдения и проведите параллели с текущим опытом пользователей. Есть ли общая проблема для многих пользователей? Определите неудовлетворенные потребности пользователей.

Ideate : мозговой штурм безумных творческих идей, направленных на удовлетворение неудовлетворенных потребностей пользователей, выявленных на этапе определения. Дайте себе и своей команде полную свободу; ни одна идея не является слишком надуманной, а количество важнее качества.

  • На этом этапе соберите членов вашей команды и набросайте множество различных идей. Затем предложите им поделиться идеями друг с другом, смешивая и ремикшируя, основываясь на идеях других.

Прототип : создавайте реальные тактильные представления для подмножества своих идей.Цель этого этапа — понять, какие компоненты ваших идей работают, а какие нет. На этом этапе вы начинаете оценивать влияние и реализуемость ваших идей, получая отзывы о ваших прототипах.

  • Сделайте ваши идеи осязаемыми. Если это новая целевая страница, нарисуйте каркас и получите внутреннюю обратную связь. Измените его на основе обратной связи, а затем снова создайте прототип в быстром и грязном коде. Затем поделитесь им с другой группой людей.

Тест : возвращайтесь к своим пользователям для обратной связи.Спросите себя: «Удовлетворяет ли это решение потребностям пользователей?» И «Улучшило ли оно то, как они себя чувствуют, думают или выполняют свои задачи?»

  • Представьте свой прототип реальным клиентам и убедитесь, что он достигает ваших целей. Улучшилось ли мнение пользователей во время адаптации? Новая целевая страница увеличивает время или деньги, потраченные на вашем сайте? По мере того, как вы воплощаете в жизнь свое видение, продолжайте тестировать на этом пути.

Орудие : воплотите мечту в жизнь. Убедитесь, что ваше решение материализовано и затрагивает жизни ваших конечных пользователей.

  • Это самая важная часть дизайнерского мышления, но о ней чаще всего забывают. Как проповедует Дон Норман, «нам нужно больше заниматься дизайном». Дизайн-мышление не освобождает вас от фактического выполнения дизайна. Это не волшебство. Слова Милтона Глейзера находят отклик: «Не бывает творческого типа. Как будто творчество — это глагол, глагол, требующий очень много времени. Речь идет о том, чтобы взять идею в голову и превратить ее в нечто реальное. И это всегда будет долгий и трудный процесс.Если вы все сделаете правильно, это будет похоже на работу «. Каким бы эффективным ни было дизайн-мышление для организации, оно приводит к истинным инновациям только в том случае, если видение воплощается в жизнь. Успех дизайн-мышления заключается в его способности преобразовывать один из аспектов жизни конечного пользователя. Этот шестой шаг — реализация — имеет решающее значение.

Почему — преимущество

Почему мы должны по-новому взглянуть на разработку продукта? Существует множество причин для занятия дизайнерским мышлением, которых достаточно, чтобы заслужить отдельную статью, но в целом дизайн-мышление обеспечивает всех этих преимуществ одновременно:

  • Это ориентированный на пользователя процесс, который начинается с пользовательских данных, создает артефакты дизайна, отвечающие реальным, а не воображаемым потребностям пользователя, а затем тестирует эти артефакты на реальных пользователях.
  • Он использует коллективный опыт и устанавливает общий язык и поддержку среди вашей команды.
  • Он поощряет инновации, исследуя несколько путей решения одной и той же проблемы.

Якоб Нильсен говорит, что «замечательный интерфейс, решающий неправильную проблему, потерпит неудачу». Дизайн-мышление высвобождает творческие силы и сосредотачивает их на правильной проблеме.

Гибкость — адаптируйтесь к вашим потребностям

Поначалу описанный выше процесс покажется непонятным.Не думайте об этом как о прописанном пошаговом рецепте успеха. Вместо этого используйте его как строительные леса, чтобы поддерживать вас там и тогда, когда вам это нужно. Будьте шеф-поваром, а не поваром: возьмите рецепт за основу, а затем измените его по мере необходимости.

Каждая фаза должна быть итеративной и циклической, в отличие от строго линейного процесса, как показано ниже. Обычно после того, как первоначальный прототип построен и протестирован, обычно возвращаются к двум этапам понимания, сопереживанию и определению. Это потому, что вы не сможете получить истинное представление о своем дизайне только после создания прототипов каркасов и воплощения ваших идей в жизнь.Впервые вы можете точно оценить, действительно ли ваше решение работает. На этом этапе очень полезно вернуться к исследованию пользователей. Что еще вам нужно знать о пользователе, чтобы принимать решения или определять приоритетность разработки? Какие новые варианты использования возникли из прототипа, который вы ранее не исследовали?

Также можно повторять фазы. Часто бывает необходимо выполнить упражнение в рамках одной фазы несколько раз, чтобы достичь результата, необходимого для продвижения вперед.Например, на этапе определения разные члены команды будут иметь разный опыт и знания, а значит, и разные подходы к выявлению проблем. Обычно на этапе определения уделяется много времени, чтобы привести команду в соответствие с одним и тем же фокусом. Повторение необходимо, если есть препятствия для установления бай-ина. Результат каждого этапа должен быть достаточно надежным, чтобы служить руководящим принципом на протяжении всего остального процесса и гарантировать, что вы никогда не отклонитесь слишком далеко от своей цели.

Масштабируемость — Думайте больше

Пакетный и доступный характер дизайнерского мышления делает его масштабируемым. Организации, которые ранее не могли изменить свой образ мышления, теперь имеют руководство, которое можно понять независимо от опыта, сокращая диапазон дизайнерских талантов и увеличивая вероятность успеха. Это относится не только к традиционным «дизайнерским» темам, таким как дизайн продукта, но и к различным социальным, экологическим и экономическим вопросам.Дизайн-мышление достаточно простое, чтобы его можно было практиковать в самых разных сферах; даже сложные, неопределенные проблемы, которые в противном случае могли бы быть непосильными. Хотя его можно применять с течением времени для улучшения небольших функций, таких как поиск, его также можно применять для разработки подрывных и преобразующих решений, таких как реструктуризация карьерной лестницы учителей с целью удержания большего количества талантов.

Заключение

Мы живем в эпоху впечатлений, будь то услуги или продукты, и мы возлагаем большие надежды на эти впечатления.Они становятся более сложными по своей природе, поскольку информация и технологии продолжают развиваться. С каждой эволюцией появляется новый набор неудовлетворенных потребностей. Хотя дизайн-мышление — это просто подход к решению проблем, оно увеличивает вероятность успеха и прорывных инноваций.

Узнайте больше о дизайн-мышлении в дневном курсе «Генерация больших идей с помощью дизайн-мышления».

Загрузите иллюстрации из этой статьи по приведенной ниже ссылке в версии с высоким разрешением, которую вы можете распечатать в виде плаката или любого желаемого размера.

IDEO Дизайн-мышление | IDEO

Мыслить как дизайнер может изменить способ разработки организациями продуктов, услуг, процессов и стратегии. Этот подход, известный как дизайн-мышление, объединяет то, что желательно с человеческой точки зрения, с тем, что технологически осуществимо и экономически целесообразно. Это также позволяет людям, не имеющим профессионального образования, использовать творческие инструменты для решения широкого круга задач.

IDEO не изобрела дизайн-мышление, но мы стали известны тем, что применяем его на практике для решения больших и малых задач.Справедливо сказать, что мы оказались в нужном месте в нужное время. Когда мы оглянулись через плечо, мы обнаружили, что за нами стоит революционное движение.

Об этом сайте

Этот сайт с дизайнерским мышлением — лишь небольшая часть сети IDEO. Есть гораздо больше, в том числе полные онлайн-курсы, которые мы разработали по многим темам, связанным с дизайнерским мышлением и его приложениями. Мы глубоко верим в силу дизайнерского мышления как методологии создания положительного воздействия на мир, и мы привносим эту веру в наши отношения с клиентами, а также в создание открытых ресурсов, подобных этому.

В IDEO нас часто просят поделиться тем, что мы знаем о дизайн-мышлении. Мы создали этот веб-сайт в ответ на этот запрос. Здесь мы познакомим вас с дизайнерским мышлением, с тем, как оно возникло, как оно используется, а также с шагами и инструментами для его освоения. Вы узнаете о нашем подходе к дизайнерскому мышлению, а также о взглядах других. Все материалы на этом сайте бесплатны для использования и передачи с надлежащей атрибуцией.

(2008-2018 гг., Проектирование.ideo.com был домом для блога IDEO о дизайнерском мышлении, написанного нашим генеральным директором Тимом Брауном. Вы можете найти этот блог здесь.)

Дизайн-мышление в контексте

Мы живем и работаем в мире взаимосвязанных систем, где многие проблемы, с которыми мы сталкиваемся, динамичны, многогранны и по своей сути являются человеческими. Подумайте о некоторых важных вопросах, которые задают компании, правительство, образовательные и общественные организации: как мы будем управлять разрушительными силами дня, включая технологии и глобализм? Как мы будем расти и совершенствоваться в ответ на быстрые изменения? Как мы можем эффективно поддерживать отдельных людей, одновременно изменяя большие системы? Для нас дизайн-мышление предлагает подход к решению этих и других серьезных вопросов.

Нет единого определения дизайн-мышления. Это идея, стратегия, метод и способ взглянуть на мир. Он вышел за пределы возможностей любого отдельного человека, организации или веб-сайта. И по мере взросления его история углубляется, а его влияние развивается. Для IDEO дизайн-мышление — это способ решения проблем с помощью творчества. Конечно, это не безотказный подход; и это не единственный подход. Но, судя по тому влиянию, которое мы наблюдаем в своей работе, актуальность дизайн-мышления как никогда высока.

Дизайн-мышление сегодня

Дизайн-мышление взрослеет. Он переходит от зарождающейся практики к устоявшейся, а вместе с ней и интерес, и критика. Люди обсуждают его определение, происхождение и ценность. Как ведущий и целеустремленный практик дизайнерского мышления, IDEO заинтересована в этом разговоре — и обязана контекстуализировать его ценность в настоящий момент и, что важно, в будущем.

Мы многому научились за эти годы, и мы хотели бы поделиться своими мыслями. Мы видели, как дизайн-мышление меняет жизнь и организации, и иногда мы видели, что оно терпит неудачу при поверхностном подходе или без прочной основы для изучения. Дизайн-мышление требует практики; и как сообщество дизайнеров, предпринимателей, инженеров, учителей, исследователей и многих других, мы прошли путь к мастерству и разработали карты, которые могут направлять других.

Дизайнерское мышление

В IDEO мы — сообщество дизайнеров, которые, естественно, разделяют мировоззрение, связанное с нашей профессией.В наши команды входят люди, прошедшие подготовку в таких прикладных областях, как промышленный дизайн, экологическая архитектура, графический дизайн и инженерия; а также люди из юриспруденции, психологии, антропологии и многих других областей. Вместе мы объединились вокруг дизайн-мышления как способа объяснения приложений и полезности дизайна, чтобы другие тоже могли это практиковать. Дизайн-мышление использует творческую деятельность, чтобы способствовать сотрудничеству и решать проблемы ориентированными на человека способами. Мы перенимаем «ум новичка» с намерением оставаться открытыми и любопытными, ничего не предполагать и рассматривать двусмысленность как возможность.

Чтобы думать как дизайнер, нужно грезить безумными идеями, тратить время на то, чтобы возиться и проверять, и быть готовым терпеть неудачу рано и часто. Образ мышления дизайнера включает сочувствие, оптимизм, итерацию, творчество и двусмысленность. И что наиболее важно, дизайн-мышление удерживает людей в центре каждого процесса. Дизайнер, ориентированный на человека, знает, что пока вы сосредоточены на людях, для которых создаете дизайн, и прислушиваетесь к ним напрямую, вы можете найти оптимальные решения, отвечающие их потребностям.

Каждый может подходить к миру как дизайнер. Но чтобы раскрыть больший потенциал и научиться работать в качестве динамического решателя проблем, ключевым моментом является творческая уверенность. Для основателя IDEO Дэвида Келли творческая уверенность — это вера в то, что все творческие люди, и что творчество — это не способность рисовать, сочинять или лепить, а способ познания мира.

Тим Браун | ideo.com

Тим Браун — председатель IDEO.Он часто говорит о ценности дизайнерского мышления, творческого лидерства и инноваций для бизнес-лидеров и дизайнеров во всем мире. Он участвует во Всемирном экономическом форуме в Давосе, Швейцария, и его доклады «Серьезная игра» и «Изменения в дизайне» публикуются на TED.com.

По образованию промышленный дизайнер, Тим получил множество наград в области дизайна и выставлял свои работы в галерее Axis в Токио, Музее дизайна в Лондоне и Музее современного искусства в Нью-Йорке. Он проявляет особый интерес к конвергенции технологий и искусства, а также к способам использования дизайна для повышения благосостояния людей, живущих в странах с развивающейся экономикой.

Тим консультирует руководителей высшего звена и советы директоров глобальных компаний из списка Fortune 100. Он входит в совет директоров Steelcase Inc. и является членом попечительского совета IDEO.org. Кроме того, он является членом Совета консультантов Центра четвертой промышленной революции Всемирного экономического форума и пишет для Harvard Business Review, The Economist и других известных изданий. Его книга о том, как дизайн-мышление трансформирует организации, Change by Design , была выпущена Harper Business в сентябре 2009 года и пересмотрена и обновлена ​​в 2019 году.Тим имеет почетные докторские степени Королевского колледжа искусств (Лондон), Университета Кейо (Токио), Университета Клермонта МакКенны (Лос-Анджелес) и Art Center College of Art and Design (Лос-Анджелес).

Тим входит в число 150 первых влиятельных лиц LinkedIn. Он также является инструктором курса IDEO U Leading for Creativity.

Опубликованные работы

март 2019 г.
«Изменение по дизайну», пересмотренное и обновленное, Тим Браун

март 2017 г.
«Мы должны проектировать бизнес как круги, а не прямые линии», Quartz

Сентябрь 2015 г.
«Дизайн для действий», Harvard Business Review

Август 2015 г.
«Когда все занимаются дизайнерским мышлением, остается ли это конкурентным преимуществом?», Harvard Business Review

Февраль 2015 г.
«Интервью на обложке», Журнал AXIS

август 2013 г.
«Будущее промышленного дизайна», Национальный фонд искусств

Ноябрь 2012 г.
«Дизайнерские фирмы выходят за рамки гаджетов по мере расширения портфелей», The Wall Street Journal

Сентябрь 2012 г.
«5 причин, по которым глобальные фирмы должны служить развивающемуся миру», Fast Company

сентябрь 2012 г.
«Вступительное слово» Глобальная инициатива Клинтона

Сентябрь 2012 г.
«Секретная фраза, которую используют лучшие новаторы», Harvard Business Review

Август 2012 г.
«Создайте свое мышление», Huffington Post

май 2012 г.
«От проекта к генетическому коду: достоинства эволюционного подхода к дизайну», Rotman Magazine

ноябрь 2011 г.
«Почему социальным новаторам нужно дизайн-мышление», Stanford Social Innovation Review

март 2010 г.
«Использование дизайна для изменения поведения», Harvard Business Review

Январь 2010 г.
«Обсуждение устойчивости», The New York Times

Октябрь 2009 г.
«Он ценит вопросы больше, чем ответы», The New York Times

Сентябрь 2009 г.
«Изменение по дизайну», Тим Браун

июнь 2008 г.
«Дизайн-мышление», Harvard Business Review

Январь 2008 г.
«Новаторство или другое: 6 идей мыслителей», U.S. News & World Report

Ноябрь 2007 г.
«С дизайном для голубых фишек», Fortune

Октябрь 2007 г.
«Больше нет темного искусства», The Economist

март 2007 г.
«Америке нужно больше Boing Boing Economics», U.S. News & World Report

декабрь 2006 г.
«Создание лучшего мира», Forbes

ноябрь 2006 г.
«Новая модель Acumen для помощи странам третьего мира», BusinessWeek

Сентябрь 2006 г.
«Деканы дизайна», U.S. News & World Report

Сентябрь 2005 г.
«Лаборатория аналитических исследований», BusinessWeek

май 2005 г.
«Стратегия по дизайну» Fast Company

март 2005 г.
«Процесс совместного проектирования IDEO», BusinessWeek

май 2004 г.
«Сила дизайна» BusinessWeek

июнь 2003
«Мастер дизайна» MIT Technology Review

Четыре правила и пять этапов процесса дизайнерского мышления — Rose Street Creative

Пять этапов

Фазы дизайн-мышления, оказавшие влияние Современный процесс был изобретен лауреатом Нобелевской премии Гербертом Саймоном в 1969 году и первоначально включал 7 шагов.Современные версии процесса включают от 5 до 6 шагов. В этой статье я использую простой 5-шаговый процесс, предложенный Институтом дизайна Хассо-Платтнера в Стэнфорде.

1. Сопереживать

Стадия сопереживания важна для понимания того, откуда берутся проблемы, которые вы пытаетесь решить. Погрузитесь в жизнь своего пользователя, чтобы понять его проблемы. Это также можно рассматривать как поиск «пробелов на рынке», когда нет простых продуктовых решений для данной проблемы.Определите потребность и решите ее. На этом этапе основное внимание уделяется исследованиям.

2. Определите

Теперь, когда потребность определена и исследование собрано, вы можете определить проблему в терминах, ориентированных на человека. Вы хотите, чтобы эта проблема была достаточно широкой для гибкого и творческого подхода, но достаточно узкой, чтобы отточить нишу проблем.

Примером успешного определения проблемы, ориентированной на человека, может быть:

«Специалистам нужен способ виртуально делать заметки, отмечать свой календарь, устанавливать напоминания и синхронизировать их для доступа на рабочих и домашних устройствах, чтобы упростить организацию.”

3. Идея

Теперь, когда вы понимаете проблемы пользователей и проанализировали свое исследование, вы можете начать генерировать идеи для решения определенной проблемы.

Популярный способ генерировать идеи — мозговой штурм. Для начала договоритесь о встрече как минимум с четырьмя людьми. Постарайтесь придумать как можно больше фраз или словесных ассоциаций — без ограничений, без правил! Пригласите пару человек из других команд. Люди со сторонним опытом вносят ценные идеи, рассматривая проблему через альтернативную призму.Фаза идеи фокусируется на свободном мышлении и нестандартных подходах.

4. Прототип

Используя лучшие идеи из фазы создания идей, теперь вы можете создать несколько базовых итераций вашего продукта для решения проблем. Обычно на ранних этапах фазы прототипа пользовательское тестирование позволяет дизайнерам выявлять недостатки или отсутствующие элементы в своих проектах. На этом этапе основное внимание уделяется экспериментированию путем создания нескольких подходов к решению проблемы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *