Происхождение внутренней деятельности личность и деятельность: Соотношение внешней и внутренней форм деятельности

Автор: | 26.02.1971

Содержание

Соотношение внешней и внутренней форм деятельности

Различают две формы деятельности: внешнюю (практическую, видимую для других людей) и внутреннюю (мыслительную, невидимую для посторонних). Долгое время психология занималась исключительно внутренней деятельностью. Считалось, что внешняя деятельность лишь выражала внутреннюю (или «деятельность сознания»). Потребовалось много времени, чтобы прийти к выводу о том, что обе эти формы деятельности представляют собой общность, через которую человек взаимодействует с окружающим его миром. Обе формы имеют принципиально одинаковое строение, т. е. побуждаются потребностями и мотивами, сопровождаются переживаниями и направляются целями. Внутреннюю деятельность отличает от внешней лишь то, что в нее включены не реальные предметы, а их образы. Кроме того, результат внутренней деятельности выражен не в реальном продукте, а в мысленной форме.

Единство этих двух форм деятельности проявляется и в их взаимных переходах друг в друга через процессы интериоризации и экстериоризации.

Процесс интериоризации выражает способность психики оперировать образами предметов и явлений, которые в данный момент отсутствуют в поле зрения человека. Такая способность появляется у человека благодаря его предыдущему опыту оперирования с предметами, познанию закономерностей взаимосвязей между предметами и явлениями реального мира. В процессе оперирования с реальными предметами (внешняя деятельность) человек на практике осваивает опыт отношений с ними, или, иными словами, формирует свой внутренний план действий с подобными предметами. В таких случаях говорят, что внешнее оперирование (или действие) интериоризируется, «

вращивается» в психику человека, становится психическим (внутренним) действием. В психологической литературе имеется удачный пример интериоризации, связанный с обучением ребенка счету. Сначала он считает палочки (реальный объект оперирования), перекладывая их на столе (внешняя деятельность). Затем он обходится без палочек, ограничиваясь лишь внешним наблюдением за ними. В конце концов палочки становятся совершенно ненужными и счет превращается в умственное действие (внутренняя деятельность). Объектом оперирования становятся числа и слова (мысленные объекты).

Благодаря интериоризации человек может прогнозировать, предвидеть будущие явления и состояния объектов окружающего мира. Тонкий механизм интериоризации в психологии еще не изучен. Но ясно одно, что внутренняя психическая деятельность есть результат интериоризации внешней физической деятельности.

Экстериоризация деятельности характеризует способность человека осуществлять внешние действия (операции) на основе преобразования сложившихся замечает интериоризации внутренних закономерностей, за счет сформированного ранее внутреннего идеального плана действий. Экстериоризация — это воплощение предшествующего опыта в физические внешние действия. Таким образом, интериоризация и экстериоризация деятельности человека — это «улица с двусторонним движением», где происходит его реальная жизнь.

Киевский князь Владимир Святой и политическая злоба дня

  • <a href=http://www.bbc.co.uk/russian/topics/blog_krechetnikov><b>Артем Кречетников</b></a>
  • Би-би-си, Москва

Автор фото, RIA Novosti

Подпись к фото,

Говорят, в молодости Владимир ходил с чубом и бритым лицом, но, приняв христианство, первым из киевских князей отпустил бороду

Тысячу лет назад умер киевский князь Владимир, вошедший в историю как Владимир Креститель и Владимир Святой.

Русь-Россия за тысячу с лишним лет знала четырех реформаторов, кардинально изменивших страну, как бы ни относиться к содержанию их реформ: Владимира, Петра I, Ленина и Ельцина.

Князь Владимир — личность исторического масштаба, а из-за нынешнего российско-украинского конфликта обретшая и политическую злободневность.

Жестокие нравы

Владимир не унаследовал престол, а взял его в кровавой междоусобице (на которые была впоследствии столь богата история Руси).

Он был младшим сыном князя Святослава, к тому же рожденным не знатной женщиной, а ключницей Малушей. Его называли «робичичем», то есть сыном работницы.

Понятия монархической легитимности тогда еще не закостенели, происхождение не делало Владимира бесправным бастардом, но и шансов на власть не повышало.

Святослава в 972 году сменил в Киеве старший сын Ярополк. Владимир еще при жизни отца был посажен в Новгород. Год его рождения неизвестен, но, судя по всему, было ему тогда около двадцати.

Пять лет Владимир копил силы и деньги, потом заручился поддержкой скандинавских конунгов, собрал дружину из наемных варягов и новгородских добровольцев и пошел войной на сводного брата (кстати, новгородцы в X-XI веках пять раз брали Киев и сажали там угодных им князей, киевляне же не захватывали Новгород ни разу).

По пути сделал остановку в Полоцке и посватался к дочери тамошнего князя Рогнеде. Девушка не захотела замуж за «робичича», чей поход еще неизвестно чем закончится, семья ее поддержала. Тогда Владимир убил отца и братьев Рогнеды, а ее взял в жены силой. Она стала матерью его сыновей, в том числе Ярослава Мудрого, а что при этом чувствовала, можно лишь догадываться.

Согласно преданию, однажды ночью она пыталась зарезать мужа, и Владимира спасло только то, что он вовремя проснулся.

Подойдя к Киеву, Владимир переманил на свою сторону главного советника Ярополка воеводу Блуда, тот убедил господина отправиться на переговоры, где два варяга-наемника «вздели его мечами под пазухи».

Историки гадают, отчего, судя по тому, что нам известно, общество не сильно осуждало Владимира за вероломное убийство брата, тогда как случившаяся в следующем поколении Рюриковичей расправа Святополка Окаянного над Борисом и Глебом была воспринята как неслыханное злодейство.

Одни исследователи объясняют это тем, что Русь уже усвоила христианские ценности, когда произошло убийство Бориса и Глеба. Другие утверждают, что во время возвращения Святослава из неудачного похода на Византию Ярополк устроил в Киеве переворот, часть Святославовой дружины бросила своего князя и ушла к новому повелителю, Святослав не мог немедленно отправиться в ставшую враждебной столицу и вынужден был зазимовать с малым числом людей в районе днепровских порогов. Там его убили печенеги кагана Кури, который сделал из черепа Святослава чашу для вина.

Если все так и было, то Владимир отомстил Ярополку за то, что тот предал отца.

Судьба варягов, помогших ему прийти к власти, характеризует молодого Владимира как ловкого политика. Столкнувшись со своеволием и ненасытными материальными претензиями наемников, он удачно сплавил их на службу в Византию, а императору отправил письмо с дружеским советом распределить буйную ватагу по разным гарнизонам.

Цивилизационный выбор

Владимир княжил 37 лет — очень долго по меркам того времени.

Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что он был толковым и энергичным правителем: отражал вражеские набеги, сам ходил в походы, основывал города.

Владимир умел быть популярным: щедро награждал дружину (однажды велел перелить на жалованье «отрокам» личное столовое серебро), постоянно устраивал многолюдные пиры — в общем, вел себя так, как по тогдашним понятиям подобало правильному князю или королю. За что в народных былинах его называли Владимиром Красное Солнышко.

Но главным его деянием стало крещение Руси в 988 году.

Первые 10 лет правления Владимир, по примеру отца, был ярым приверженцем язычества и пытался превратить его из набора народных верований в официальный государственный культ: кодифицировал и упорядочил древнеславянский пантеон и обряды, провозгласил верховным божеством Перуна, построил над Днепром большой храм, устройство которого отражало установленную им иерархию богов.

Русь могла повторить путь Индии, оставшейся страной многобожия.

Причина решения о крещении очевидна: принятие христианства вводило страну в тогдашнее «мировое сообщество». Сторонником изоляционизма и самобытности Владимир не был, другое дело, что, видя Русь в Европе, хотел присутствовать там на равных.

«Кастинг богов»

«Повесть временных лет» рассказывает, что Владимир, выбирая религию для себя и народа, призвал представителей иудаизма, ислама, Ватикана и Константинопольского патриархата, дабы уяснить, во что, собственно, они верят и чья вера истинная.

«Великая схизма» 1054 года случилась через 66 лет, так что говорить о католиках и православных в эпоху Владимира не вполне корректно, но политические и богословские разногласия между Римом и Константинополем обозначились задолго до него, и имело колоссальное значение, кто назначит епископа в новообращенную землю.

Иудеев Владимир якобы отослал прочь, заявив, что Всевышний разгневался на них, рассеяв по миру и лишив отечества, следовательно, учиться у них нечему. Мусульманам сказал: «Руси есть веселие пити, не можем без того быти», западным христианам — что «наши деды того не принимали», и выбрал греческое православие на том основании, что в тамошних церквях красиво поют.

Историки единодушно считают все это легендой. Хотя бы потому, что Владимир не был неотесанным варваром и о мировых религиях знал не понаслышке. В Киеве имелся еврейский квартал, и одни из ворот города именовались Жидовскими, в Новгороде немецкий квартал, мусульманские купцы и дипломаты тоже были не в диковину. За два года до крещения Руси Владимир направлял посольство в Хорезм.

Византия являлась единственной сверхдержавой того времени, центром цивилизации и культуры, своего рода наследницей великого Рима. Ее упадок был впереди, принадлежать к Западной Европе сделалось интереснее и престижнее только лет через двести.

Предтечи

К тому же Владимир ничего нового не выдумал. Крестился еще Аскольд, военачальник Рюрика, ушедший от него со своими людьми, некоторое время правивший в Киеве и впоследствии убитый Вещим Олегом. В 867 году патриарх Фотий писал, что «народ Рос переменил языческую и безбожную веру», хотя, как оказалось, несколько поторопился.

Была христианкой бабушка Владимира княгиня Ольга, также причисленная церковью к лику святых.

В 957 году она отправилась за крещением в Константинополь, но базилевс Роман повел себя высокомерно: заставил долго ждать аудиенции, преподнес жалкий подарок в 700 золотых монет и называл не «сестрой», а «дочерью».

Ольга крестилась, но затаила обиду. Когда на следующий год в Киев прибыло византийское посольство просить военной помощи против болгар, она отказала, заявив: «Пусть император явится сюда и подождет у киевской пристани столько, сколько я его ждала в Золотом Роге».

В 959 году Ольга решила обратиться за духовным окормлением к Ватикану. Факт, замалчиваемый официальными российскими историками, но подтвержденный многочисленными европейскими анналами.

Спустя два года крестить Русь прибыл епископ Адальберт с клириками, но получил от ворот поворот. Ватиканские хронисты сильно возмущались «обманом русов».

Вероятно, дело было в том, что Адальберт долго раскачивался. За это время вошел в возраст и взял бразды правления сын Ольги Святослав, не желавший слышать о христианстве ни в какой версии.

«Повесть временных лет» цитирует слова Святослава, что дружина-де станет над ним смеяться. Однако в дружине к тому времени хватало христиан, а Святослав был не тот человек, над кем могут издеваться подчиненные. Приказал бы — все крестились бы как миленькие.

Скорее, мироощущению отважного рубаки, не любившего ничего сложного, были ближе воинственные боги предков. Почитать Того, Кто позволил бичевать и распять себя, а не разразил врагов молниями, он находил странным.

Ярополк также проявлял интерес к христианству, а по некоторым данным, и принял крещение. Не исключено, что Владимир первое время культивировал язычество в пику свергнутому брату.

Разговор на равных

Решив креститься, Владимир учел опыт Ольги, да и соотношение сил несколько изменилось.

Первым делом он взял греческий город Херсонес, находившийся на месте нынешнего Севастополя, и отписал базилевсу Василию II, что крещение Руси пройдет только «в пакете» с его женитьбой на сестре императора Анне.

Брак с багрянородной принцессой считался неслыханной честью, в которой отказали германскому императору Оттону II и французскому королю Гуго Капету.

Долго спорить Василию не пришлось. Его трон шатался из-за мятежа, поднятого военачальником Вардом Фокой.

Получив желаемое, Владимир направил войско и вместе с новым родственником разбил Варда Фоку.

Это было уже не челобитье вождя варваров просветить и взять под высокую руку, а как минимум равноправная сделка.

Двоеверие

Став христианином, Владимир, судя по всему, уверовал искренне: будучи большим женолюбом, распустил свой вышгородский гарем и даже первым в мире на какое-то время отменил смертную казнь, объяснив: «Боюсь греха». Византийские священники облегчили его колебания, сказав, что князь — не простой смертный и не всегда должен следовать заповедям буквально.

Не то было с подданными Владимира.

Как практически все реформы на Руси, обращение в христианство осуществлялось сверху и насильственно.

Катехизации населения не проводилось. Первые священники из местных появились только при сыне Владимира Ярославе. Греческие церковнослужители творили обряды, смысла которых новообращенные христиане не понимали.

Даже в Киеве, где княжеская власть была наиболее сильна, жители толпой бежали за сброшенным с кручи в реку Перуном, крича: «Выдыбай [выплывай], Боже!». В конце концов, отягощенный золотыми и серебряными украшениями деревянный идол утонул, что было представлено как доказательство его слабости и ложности.

Крестить Новгород Владимир послал своего дядю по матери Добрыню и воеводу Путяту. Даже расположенный к Рюриковичам неизвестный автор «Повести временных лет» отметил, что «Добрыня крестил огнем, а Путята мечом».

Языческие волхвы ушли в леса. Контролировать, как жили и во что верили люди за пределами городов, власть не могла.

Владимир стал в крещении Василием, но остался для всех Владимиром. Его сыновья и внуки имели по два имени: христианское и традиционное.

По оценкам историков, на Руси примерно 200 лет сохранялось двоеверие.

Окончательному торжеству православия способствовало монгольское нашествие. В годину бедствий церковь осталась единственным объединяющим общество институтом и духовной опорой.

Археологи указывают, что языческий обычай класть в могилы еду и утварь ушел только в XIV веке. Другие традиции, например, празднование Масленицы, прыжки через костер на Ивана Купалу и девичьи гадания на суженого в бане, оказались еще более живучими.

Колыбель трех народов

В канун 1000-летия смерти Владимира Святого в Москве озаботились возведением ему памятника, да чтобы непременно больше, чем тот, что с 1853 года стоит над Днепром.

Автор фото, RIA Novosti

Подпись к фото,

Символ Киева и самый старый в городе памятник конкретному лицу

По мнению наблюдателей, дело не столько в памятной дате, сколько в обострении отношений между Россией и Украиной. Посыл ясен: не присваивайте!

С тем, что Древней Русью надо гордиться, согласны все. Спор о том, кого считать прямыми наследниками славных предков и отцов-основателей, а кого побочной ветвью.

Украинская сторона выдвигает два аргумента.

Во-первых, Владимир, что ни говори, княжил в Киеве, а не в Москве, которой тогда и в проекте не было.

Во-вторых, Древней Руси были чужды холопство и подобострастное отношение к власти. Князь, как все европейские правители раннего средневековья, не был самодержцем, бояре и дружинники обладали большими личными правами, в городах имелись веча.

Политическая культура Великороссии, утверждают украинские историки, восходит не к Руси Владимира и Ярослава, а к Золотой Орде, там и ищите своих предтеч!

С российской точки зрения, основным, если не единственно важным элементом национального существования является государственность. Кто сумел ее сохранить и приумножить, те и главные, а кто утратил на столетия — младшие братья, которым надлежит старших почитать и слушаться.

В лондонском районе Бэйсуотер стоит отлитый на средства общественников-энтузиастов маленький памятник Владимиру. В надписи на постаменте он назван «украинским князем».

Звучит достаточно юмористически, учитывая, что «Украина» как географическое понятие впервые упоминается в Ипатьевской летописи под 1187 годом, а нация сформировалась и того позже.

С другой стороны, и к современным русским подданные Владимира относятся примерно так же, как галлы к французам.

Восточные славяне вообще не имели родового имени. Были племена полян, древлян и так далее.

Происхождение слов «Русь» и «русский» точно не известно, и вряд ли когда-нибудь в данном вопросе появится абсолютная ясность.

Многие исследователи возводят его к древнескандинавскому ruotsi — гребцы. Русы — народ гребцов.

Автор фото, RIA Novosti

Подпись к фото,

Для 24-метрового московского «Владимира» сейчас ищут подходящее место

Если гипотеза верна, то так изначально называли викингов, передвигавшихся по рекам и морям на своих драккарах. Славянин становился русом, поступив на княжью службу. Впоследствии имя касты завоевателей распространилось на все население.

Вероятно, правильнее всего называть Владимира так, как называл себя он сам и как называли современники: князем киевским. А применительно к последующим событиям признать наиболее взвешенной и научно выверенной советскую позицию: Киевская Русь — колыбель трех народов, русского, украинского и белорусского, близких, но не тождественных, и одинаково заслуживающих уважения.

Спекуляции о том, кто главнее и истиннее, кто «ополячился», а кто «сбежал в леса и болота и оторвался от цивилизации», хорошим отношениям не способствуют. Особенно если ведутся не в академическом ключе, а с желанием уязвить друг друга.

Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России

Общие положения

В соответствии с Конституцией Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. При этом каждый гражданин Российской Федерации, обладая на её территории всеми правами и свободами, несёт равные обязанности.

Конституция Российской Федерации гласит:

«Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединённые общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость её демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

Современный период в российской истории и образовании — время смены ценностных ориентиров. В 90-е гг. прошлого столетия в России произошли как важные позитивные перемены, так и негативные явления, неизбежные в период крупных социально-политических изменений. Эти явления оказали отрицательное влияние на общественную нравственность, гражданское самосознание, на отношение людей к обществу, государству, закону и труду, на отношение человека к человеку.

В период смены ценностных ориентиров нарушается духовное единство общества, меняются жизненные приоритеты молодежи, происходит разрушение ценностей старшего поколения, а также деформация традиционных для страны моральных норм и нравственных установок.

В России указанный период был обусловлен быстрым демонтажем советской идеологии, поспешным копированием западных форм жизни.

Несмотря на установленные российским законодательством общественные нормы и приоритеты, у российских граждан в то время не сложилась ясно выраженная система ценностных ориентиров, объединяющих россиян в единую историко-культурную и социальную общность.

В российском обществе стал ощущаться недостаток сознательно принимаемых большинством граждан принципов и правил жизни, отсутствует согласие в вопросах корректного и конструктивного социального поведения, выбора жизненных ориентиров.

В 2007 и 2008 гг. в посланиях Президента России Федеральному собранию Российской Федерации было подчеркнуто: «Духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности — это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность… и общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров, когда в стране хранят уважение к родному языку, к самобытной культуре и к самобытным культурным ценностям, к памяти своих предков, к каждой странице нашей отечественной истории. Именно это национальное богатство является базой для укрепления единства и суверенитета страны, служит основой нашей повседневной жизни, фундаментом для экономических и политических отношений».

Образованию отводится ключевая роль в духовно-нравственной консолидации российского общества, его сплочении перед лицом внешних и внутренних вызовов, в укреплении социальной солидарности, в повышении уровня доверия человека к жизни в России, к согражданам, обществу, государству, настоящему и будущему своей страны.

Ценности личности формируются в семье, неформальных сообществах, трудовых, армейских и других коллективах, в сфере массовой информации, искусства, отдыха и т. д. Но наиболее системно, последовательно и глубоко духовно-нравственное развитие и воспитание личности происходит в сфере общего образования, где развитие и воспитание обеспечено всем укладом школьной жизни.

Новая российская общеобразовательная школа должна стать важнейшим фактором, обеспечивающим социокультурную модернизацию российского общества.

Именно в школе должна быть сосредоточена не только интеллектуальная, но и гражданская, духовная и культурная жизнь обучающегося. Отношение к школе как единственному социальному институту, через который проходят все граждане России, является индикатором ценностного и морально-нравственного состояния общества и государства.

Ребёнок школьного возраста наиболее восприимчив к эмоционально-ценностному, духовно-нравственному развитию, гражданскому воспитанию. В то же время недостатки развития и воспитания в этот период жизни трудно восполнить в последующие годы.

Пережитое и усвоенное в детстве отличается большой психологической устойчивостью. При этом особое значение имеют следующие друг за другом переходы от детства к подростковому возрасту, а затем к юности. «Перестройка потребностей и побуждений, переоценка ценностей, — утверждал Л.С. Выготский, — есть основной момент при переходе от возраста к возрасту».

Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России (далее — Концепция) разработана в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Законом Российской Федерации «Об образовании», на основе ежегодных посланий Президента России Федеральному собранию Российской Федерации.

Концепция является методологической основой разработки и реализации федерального государственного образовательного стандарта общего образования.

Концепция представляет собой ценностно-нормативную основу взаимодействия общеобразовательных учреждений с другими субъектами социализации — семьёй, общественными организациями, религиозными объединениями, учреждениями дополнительного образования, культуры и спорта, средствами массовой информации. Целью этого взаимодействия является совместное обеспечение условий для духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся.

Концепция определяет:

  • характер современного национального воспитательного идеала;
  • цели и задачи духовно-нравственного развития и воспитания детей и молодежи;
  • систему базовых национальных ценностей, на основе которых возможна духовно-нравственная консолидация многонационального народа Российской Федерации;
  • основные социально-педагогические условия и принципы духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся.

Общеобразовательные учреждения должны воспитывать гражданина и патриота, раскрывать способности и таланты молодых россиян, готовить их к жизни в высокотехнологичном конкурентном мире. При этом образовательные учреждения должны постоянно взаимодействовать и сотрудничать с семьями обучающихся, другими субъектами социализации, опираясь на национальные традиции.

Концепция формулирует социальный заказ современной общеобразовательной школе как определённую систему общих педагогических требований, соответствие которым национальных задач.

Социальный заказ образованию устанавливается в следующей системе фундаментальных социальных и педагогических понятий, а также отношений между ними:

  • нация — государственно-территориальная и политико-правовая общность, существующая на основе общих политических, историко-культурных и духовно-ценностных характеристик и общего самосознания. Такой общностью является многонациональный народ Российской Федерации, который представляет собой многоэтничную гражданскую нацию, включающую этнические общности, которыми в России могут называться «нации» (в этнокультурном и социально-политическом смыслах), национальности и народы. Двойное использование категории «нация» (в общегражданском и этнокультурном значении) не противоречит конституционному положению «мы, многонациональный народ Российской Федерации», означая, что Россия есть национальное государство, а её народ представляет собой нацию наций;
  • национальное государство — государство с общей, контролируемой центральной властью, хозяйственно-экономической основой, общей территорией, общими историко-культурными ценностями жителей страны. Российская Федерация — национальное государство, имеющее разнообразный этнический и религиозный состав населения и отличающееся большой региональной спецификой;
  • национальное самосознание (идентичность) — разделяемое всеми гражданами представление о своей стране, её народе, чувство принадлежности к своей стране и народу. Основу национальной идентичности составляют базовые национальные ценности и общая историческая судьба;
  • формирование национальной идентичности — формирование у личности представления о многонациональном народе Российской Федерации как о гражданской нации и воспитание патриотизма;
  • патриотизм — чувство и сформировавшаяся позиция верности своей стране и солидарности с её народом. Патриотизм включает чувство гордости за своё Отечество, малую родину, т.е. край, республику, город или сельскую местность, где гражданин родился и рос. Патриотизм включает активную гражданскую позицию, готовность к служению Отечеству;
  • гражданское общество — общество, способное к самоорганизации на всех уровнях, от местных сообществ до общенационального (государственного) уровня, активно выражающее свои запросы и интересы как через свободно и демократически избранные органы власти и самоуправления, так и через институты гражданского общества, к которым относятся прежде всего общественные группы, организации и коалиции, а также формы прямого волеизъявления. Гражданское общество обладает способностью защищать свои права и интересы как через власть и закон, так и путём контроля над властью и воздействия на власть и на правовые нормы. Гражданское общество обязательно предполагает наличие в нём ответственного гражданина, воспитание которого является главной целью образования;
  • многообразие культур и народов — культурное многообразие, существующее в стране и в мире в целом. Для России это существование, диалог и взаимообогащение всех культурных потоков (или слоёв): общенациональной, общероссийской культуры на основе русского языка, этнических культур многонационального народа Российской Федерации и глобальных или мировых культурных явлений и систем. Культурное многообразие и свобода культурного выбора являются условием развития, стабильности и гражданского согласия;
  • межэтнический мир и согласие — единство в многообразии, признание и поддержка культур, традиций и самосознания всех представителей многонационального народа Российской Федерации, гарантированное равноправие граждан независимо от национальности, а также политика интеграции, предотвращения напряжённости и разрешения конфликтов на этнической или религиозной основе. Межэтнический мир включает политику толерантности, т.е. признания и уважения культурных и других различий среди граждан страны и проживающих в ней граждан других стран;
  • социализация — усвоение человеком социального опыта в процессе образования и жизнедеятельности посредством вхождения в социальную среду, установления социальных связей, принятия ценностей различных социальных групп и общества в целом, активного воспроизводства системы общественных отношений;
  • развитие — процесс и результат перехода к новому, более совершенному качественному состоянию, от простого к сложному, от низшего к высшему, к некоей степени духовной, умственной зрелости, сознательности, культурности и пр.;
  • воспитание — педагогически организованный целенаправленный процесс развития обучающегося как личности, гражданина, освоения и принятия им ценностей, нравственных установок и моральных норм общества;
  • национальный воспитательный идеал — высшая цель образования, нравственное (идеальное) представление о человеке, на воспитание, обучение и развитие которого направлены усилия основных субъектов национальной жизни: государства, семьи, школы, политических партий, религиозных объединений и общественных организаций;
  • базовые национальные ценности — основные моральные ценности, приоритетные нравственные установки, существующие в культурных, семейных, социально-исторических, религиозных традициях многонационального народа Российской Федерации, передаваемые от поколения к поколению и обеспечивающие успешное развитие страны в современных условиях;
  • духовно-нравственное развитие личности — осуществляемое в процессе социализации последовательное расширение и укрепление ценностно-смысловой сферы личности, формирование способности человека оценивать и сознательно выстраивать на основе традиционных моральных норм и нравственных идеалов отношение к себе, другим людям, обществу, государству, Отечеству, миру в целом;
  • духовно-нравственное воспитание личности гражданина России — педагогически организованный процесс усвоения и принятия обучающимся базовых национальных ценностей, имеющих иерархическую структуру и сложную организацию. Носителями этих ценностей являются многонациональный народ Российской Федерации, государство, семья, культурно-территориальные сообщества, традиционные российские религиозные объединения (христианские, прежде всего в форме русского православия, исламские, иудаистские, буддистские), мировое сообщество.

 1. Национальный воспитательный идеал

Воспитание ориентировано на достижение определённого идеала, т.е. образа человека, имеющего приоритетное значение для общества в конкретно-исторических социокультурных условиях.

В средневековой Руси воспитательный идеал был укоренён в религии и представлен для православных христиан прежде всего в образе Иисуса Христа. Православная церковь направляла и объединяла деятельность семьи, народа и государства в общем пространстве религиозного, духовно-нравственного воспитания. Православная вера была одним из важных факторов, обеспечивающих духовное единство народа.

Для сохранения целостности страны, территория которой постоянно Арасширялась, нужна была общая система нравственных ориентиров, ценностей и смыслов жизни, таких, как честь, верность, соборность, самоотверженность, служение, любовь. Православие объединяло русских людей (ими считались все принявшие православие, а не только этнические русские) в единый народ. Именно поэтому защита русской земли приравнивалась к защите православия, что и породило такой компонент самосознания, как образ Святой Православной Руси.

В XVIII в. Россия стала империей, сила которой заключалась в централизации и концентрации государственной власти в руках правящего монарха — императора. Государство возвышалось над церковью, был сформулирован новый воспитательный идеал — «человек государственный, слуга царю и Отечеству». Образовательная система стала ориентироваться на задачи подготовки профессиональных кадров для государственных нужд. «Всяческое беззаветное служение на благо и на силу Отечества, — утверждал М.В. Ломоносов, — должно быть мерилом жизненного смысла» Главным в воспитании стало формирование человека-патриота, отличающегося высокой нравственностью, любовью к науке, трудолюбием, служением России. Для императорской России был характерен идеал полезного государству и Отечеству гражданина.

В советский период государство обрело всю полноту власти над гражданином и его частной жизнью. Устраняя влияние церкви на общественную и личную жизнь, подавляя религиозное сознание, советское государство само стало претендовать на роль новой вселенской церкви. Спектр жизненных смыслов был сжат до веры в коммунизм и служения коммунистической партии.

Вместе с тем советская эпоха в отечественной истории сформировала высокий педагогический идеал — воспитание всесторонне развитой личности, дала примеры массового патриотизма, героического служения, вплоть до самопожертвования, во имя будущего своей страны и своего народа, пренебрежения материальным во имя идеального.

В 90-е гг. ХХ в. в России сформировался идеал свободной в своём самоопределении и развитии личности, «освобождённой» от ценностей, национальных традиций, обязательств перед обществом.

Сегодня, на новом этапе развития Российской Федерации, при определении современного национального воспитательного идеала необходимо в полной мере учитывать:

  • преемственность современного национального воспитательного идеала по отношению к национальным воспитательным идеалам прошлых эпох;
  • духовно-нравственные ценности, определённые в соответствии с действующим российским законодательством;
  • внешние и внутренние вызовы, стоящие перед Россией.

Национальным приоритетом, важнейшей национальной задачей является приумножение многонационального народа Российской Федерации в численности, повышение качества его жизни, труда и творчества, укрепление духовности и нравственности, гражданской солидарности и государственности, развитие национальной культуры.

Решение этой задачи способно обеспечить устойчивое и успешное развитие России.

Современный национальный воспитательный идеал определяется:

  • в соответствии с национальным приоритетом;
  • исходя из необходимости сохранения преемственности по отношению к национальным воспитательным идеалам прошлых исторических эпох;
  • согласно Конституции Российской Федерации;
  • согласно Закону Российской Федерации «Об образовании» в части общих требований к содержанию образования (ст. 14) и задачам основных образовательных программ (ст. 9, п. 6).

Современный национальный воспитательный идеал — это высоконравственный, творческий, компетентный гражданин России, принимающий судьбу Отечества как свою личную, осознающий ответственность за настоящее и будущее своей страны, укоренённый в духовных и культурных традициях многонационального народа Российской Федерации.

 2. Цель и задачи духовно-нравственного развития и воспитания

Важнейшей целью современного отечественного образования и одной из приоритетных задач общества и государства является воспитание, социально-педагогическая поддержка становления и развития высоконравственного, ответственного, творческого, инициативного, компетентного гражданина России.

В сфере личностного развития воспитание обучающихся должно обеспечить:

  • готовность и способность к духовному развитию, нравственному самосовершенствованию, самооценке, пониманию смысла своей жизни, индивидуально-ответственному поведению;
  • готовность и способность к реализации творческого потенциала в духовной и предметно-продуктивной деятельности, социальной и профессиональной мобильности на основе моральных норм, непрерывного образования и универсальной духовно-нравственной установки «становиться лучше»;
  • укрепление нравственности, основанной на свободе, воле и духовных отечественных традициях, внутренней установке личности поступать согласно своей совести;
  • формирование морали как осознанной личностью необходимости определённого поведения, основанного на принятых в обществе представлениях о добре и зле, должном и недопустимом;
  • развитие совести как нравственного самосознания личности, способности формулировать собственные нравственные обязательства, осуществлять нравственный самоконтроль, требовать от себя выполнения моральных норм, давать нравственную самооценку своим и чужим поступкам;
  • принятие личностью базовых национальных ценностей, национальных духовных традиций;
  • готовность и способность выражать и отстаивать свою общественную позицию, критически оценивать собственные намерения, мысли и поступки;
  • способность к самостоятельным поступкам и действиям, совершаемым на основе морального выбора, принятию ответственности за их результаты, целеустремленность и настойчивость в достижении результата;
  • трудолюбие, бережливость, жизненный оптимизм, способность к преодолению трудностей;
  • осознание ценности других людей, ценности человеческой жизни, нетерпимость к действиям и влияниям, представляющим угрозу жизни, физическому и нравственному здоровью, духовной безопасности личности, умение им противодействовать;
  • свободолюбие как способность к сознательному личностному, профессиональному, гражданскому и иному самоопределению и развитию в сочетании с моральной ответственностью личности перед семьёй, обществом, Россией, будущими поколениями;
  • укрепление веры в Россию, чувства личной ответственности за Отечество перед прошлыми, настоящими и будущими поколениями.

В сфере общественных отношений духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся должно обеспечить:

  • осознание себя гражданином России на основе принятия общих национальных нравственных ценностей;
  • готовность граждан солидарно противостоять внешним и внутренним вызовам;
  • развитость чувства патриотизма и гражданской солидарности;
  • заботу о благосостоянии многонационального народа Российской Федерации, поддержание межэтнического мира и согласия;
  • осознание безусловной ценности семьи как первоосновы нашей принадлежности к многонациональному народу Российской Федерации, Отечеству;
  • понимание и поддержание таких нравственных устоев семьи, как любовь, взаимопомощь, уважение к родителям, забота о младших и старших, ответственность за другого человека;
  • бережное отношение к жизни человека, забота о продолжении рода;
  • законопослушность и сознательно поддерживаемый гражданами правопорядок;
  • духовную, культурную и социальную преемственность поколений.

В сфере государственных отношений духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся должно содействовать:

  • формированию мотивации к активному и ответственному участию в общественной жизни, формировании власти и участию в государственных делах;
  • укреплению и совершенствованию демократического федеративного правового государства с республиканской формой правления;
  • повышению доверия к государственным институтам со стороны граждан и общественных организаций;
  • повышению эффективности усилий государства, направленных на модернизацию страны;
  • укреплению национальной безопасности.

 3. Духовно-нравственное развитие и воспитание 

Обеспечение духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России является ключевой задачей современной государственной политики Российской Федерации. Законопослушность, правопорядок, доверие, развитие экономики и социальной сферы, качество труда и общественных отношений — всё это непосредственно зависит от принятия гражданином России общенациональных и общечеловеческих ценностей и следования им в личной и общественной жизни.

Законом Российской Федерации «Об образовании» (ст. 9, п. 1) установлено, что «основные общеобразовательные программы начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования обеспечивают реализацию федерального государственного образовательного стандарта с учётом типа и вида образовательного учреждения, образовательных потребностей и запросов обучающихся, воспитанников и включают в себя учебный план, рабочие программы учебных курсов, предметов, дисциплин (модулей) и другие материалы, обеспечивающие духовно-нравственное развитие, воспитание и качество подготовки обучающихся».

Таким образом, духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся является первостепенной задачей современной образовательной системы и представляет собой важный компонент социального заказа для образования.

Содержание духовно-нравственного развития и воспитания личности определяется в соответствии с базовыми национальными ценностями и приобретает определённый характер и направление в зависимости от того, какие ценности общество разделяет, как организована их передача от поколения к поколению.

Духовно-нравственное развитие и воспитание личности в целом является сложным, многоплановым процессом. Оно неотделимо от жизни человека во всей её полноте и противоречивости, от семьи, общества, культуры, человечества в целом, от страны проживания и культурно-исторической эпохи, формирующей образ жизни народа и сознание человека.

Сфера педагогической ответственности в этом процессе определяется следующими положениями:

  • усилия общества и государства направлены сегодня на воспитание у детей и молодежи активной гражданской позиции, чувства ответственности за свою страну;
  • общее образование, выстраивающее партнёрские отношения с другими институтами социализации, является основным институтом педагогического воздействия на духовно-нравственное развитие личности гражданина России. При этом основным субъектом, реализующим цели духовно-нравственного развития и воспитания, определяющим непосредственные пути и методы их достижения на основе опыта и традиций отечественной педагогики, собственного педагогического опыта, является педагогический коллектив общеобразовательного учреждения;
  • содержание духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся, деятельность педагогических коллективов общеобразовательных учреждений должны быть сфокусированы на целях, на достижение которых сегодня направлены усилия общества и государства.

Таким образом, сфера общего образования призвана обеспечивать духовно-нравственное развитие и воспитание личности обучающегося для становления и развития его гражданственности, принятия гражданином России национальных и общечеловеческих ценностей и следования им в личной и общественной жизни.

Носителями базовых национальных ценностей являются различные социальные, профессиональные и этноконфессиональные группы, составляющие многонациональный народ Российской Федерации. Соответственно духовно-нравственное развитие гражданина России в рамках общего образования осуществляется в педагогически организованном процессе осознанного восприятия и принятия обучающимся ценностей:

  • семейной жизни;
  • культурно-регионального сообщества;
  • культуры своего народа, компонентом которой является система ценностей, соответствующая традиционной российской религии;
  • российской гражданской нации;
  • мирового сообщества.

Духовно-нравственное развитие и воспитание личности начинается в семье. Ценности семейной жизни, усваиваемые ребёнком с первых лет жизни, имеют непреходящее значение для человека в любом возрасте. Взаимоотношения в семье проецируются на отношения в обществе и составляют основу гражданского поведения человека.

Следующая ступень развития гражданина России — это осознанное принятие личностью традиций, ценностей, особых форм культурно-исторической, социальной и духовной жизни его родного села, города, района, области, края, республики. Через семью, родственников, друзей, природную среду и социальное окружение наполняются конкретным содержанием такие понятия, как «Отечество», «малая родина», «родная земля», «родной язык», «моя семья и род», «мой дом».

Более высокой ступенью духовно-нравственного развития гражданина России является принятие культуры и духовных традиций многонационального народа Российской Федерации. Российскую идентичность и культуру можно сравнить со стволом могучего дерева, корни которого образуют культуры многонационального народа России. Важным этапом развития гражданского самосознания является укоренённость в этнокультурных традициях, к которым человек принадлежит по факту своего происхождения и начальной социализации.

Ступень российской гражданской идентичности — это высшая ступень процесса духовно-нравственного развития личности россиянина, его гражданского, патриотического воспитания. Россиянином становится человек, осваивающий культурные богатства своей страны и многонационального народа Российской Федерации, осознающий их значимость, особенности, единство и солидарность в судьбе России.

Важным свойством духовно-нравственного развития гражданина России является открытость миру, диалогичность с другими национальными культурами.

Программы духовно-нравственного развития и воспитания школьников, разрабатываемые и реализуемые общеобразовательными учреждениями совместно с другими субъектами социализации, должны обеспечивать полноценную и последовательную идентификацию обучающегося с семьёй, культурно-региональным сообществом, многонациональным народом Российской Федерации, открытым для диалога с мировым сообществом.

 4. Базовые национальные ценности

Основным содержанием духовно-нравственного развития, воспитания и социализации являются базовые национальные ценности, хранимые в социально-исторических, культурных, семейных традициях многонационального народа России, передаваемые от поколения к поколению и обеспечивающие успешное развитие страны в современных условиях.

Базовые национальные ценности производны от национальной жизни России во всей её исторической и культурной полноте, этническом многообразии. В сфере национальной жизни можно выделить источники нравственности и человечности, т.е. те области общественных отношений, деятельности и сознания, опора на которые позволяет человеку противостоять разрушительным влияниям и продуктивно развивать своё сознание, жизнь, саму систему общественных отношений.

Традиционными источниками нравственности являются: Россия, многонациональный народ Российской Федерации, гражданское общество, семья, труд, искусство, наука, религия, природа, человечество.

Соответственно традиционным источникам нравственности определяются и базовые национальные ценности, каждая из которых раскрывается в системе нравственных ценностей (представлений):

  • патриотизм — любовь к России, к своему народу, к своей малой родине, служение Отечеству;
  • социальная солидарность — свобода личная и национальная, доверие к людям, институтам государства и гражданского общества, справедливость, милосердие, честь, достоинство;
  • гражданственность — служение Отечеству, правовое государство, гражданское общество, закон и правопорядок, поликультурный мир, свобода совести и вероисповедания;
  • семья — любовь и верность, здоровье, достаток, уважениеик родителям, забота о старших и младших, забота о продолжении рода;
  • труд и творчество — уважение к труду, творчество и созидание, целеустремлённость и настойчивость;
  • наука — ценность знания, стремление к истине, научная картина мира;
  • традиционные российские религии — представления о вере, духовности, религиозной жизни человека, ценности религиозного мировоззрения, толерантности, формируемые на основе межконфессионального диалога;
  • искусство и литература — красота, гармония, духовный мир человека, нравственный выбор, смысл жизни, эстетическое развитие, этическое развитие;
  • природа — эволюция, родная земля, заповедная природа, планета Земля, экологическое сознание;
  • человечество — мир во всём мире, многообразие культур и народов, прогресс человечества, международное сотрудничество.

Базовые национальные ценности лежат в основе целостного пространства духовно-нравственного развития и воспитания школьников, т.е. уклада школьной жизни, определяющего урочную, внеурочную и внешкольную деятельность обучающихся. Для организации такого пространства и его полноценного функционирования требуются согласованные усилия всех социальных субъектов — участников воспитания: семьи, общественных организаций, включая детско-юношеские движения и организации, учреждений дополнительного образования, культуры и спорта, СМИ, традиционных российских религиозных объединений. Ведущая, содержательно определяющая роль в создании уклада школьной жизни принадлежит субъектам образовательного процесса.

Система базовых национальных ценностей лежит в основе представления о единой нации и готовности основных социальных сил к гражданской консолидации на основе общих ценностей и социальных смыслов в решении общенациональных задач, среди которых воспитание детей и молодёжи.

Достижение гражданского согласия по базовым национальным ценностям позволит укрепить единство российского образовательного пространства, придать ему открытость, диалогичность, культурный и социальный динамизм.

Гражданское согласие по базовым национальным ценностям не имеет ничего общего с единообразием ценностей нации и самой нации, духовной и социальной унификацией. Единство нации достигается через базовый ценностный консенсус в диалоге различных политических и социальных сил, этнических и религиозных сообществ и поддерживается их открытостью друг другу, готовностью сообща решать общенациональные проблемы, в числе которых духовно-нравственное воспитание детей и молодёжи как основа развития нашей страны.

 5. Основные принципы организации духовно-нравственного развития и воспитания

Организация социально открытого пространства духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России, нравственного уклада жизни обучающихся осуществляется на основе:

  • нравственного примера педагога;
  • социально-педагогического партнёрства;
  • индивидуально-личностного развития;
  • интегративности программ духовно-нравственного воспитания;
  • социальной востребованности воспитания.

Говоря о нравственном примере педагога, следует вспомнить А. Дистервега, выдающегося немецкого педагога, который считал, что «повсюду ценность школы равняется ценности её учителя». Нравственность учителя, моральные нормы, которыми он руководствуется в своей профессиональной деятельности и жизни, его отношение к своему педагогическому труду, к ученикам, коллегам — всё это имеет первостепенное значение для духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся. Никакие воспитательные программы не будут эффективны, если педагог не являет собой всегда главный для обучающихся пример нравственного и гражданского личностного поведения.

В педагогическом плане среди базовых национальных ценностей необходимо установить одну, важнейшую, системообразующую, дающую жизнь в душе детей всем другим ценностям — ценность Учителя.

Необходимо существенно повысить государственный и социальный статус педагога, уровень его материального обеспечения. Учитель должен стать уважаемым в обществе человеком, а педагогическая профессия должна быть престижной для молодёжи.

В современных условиях без социально-педагогического партнерства субъекты образовательного процесса не способны обеспечить полноценное духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся. Для решения этой общенациональной задачи необходимо выстраивать педагогически целесообразные партнёрские отношения с другими субъектами социализации: семьёй, общественными организациями и традиционными российскими религиозными объединениями, учреждениями дополнительного образования, культуры и спорта, СМИ.

Организация социально-педагогического партнёрства может осуществляться путём согласования социально-воспитательных программ общеобразовательных учреждений и иных субъектов социализации на основе национального воспитательного идеала и базовых национальных ценностей. Это возможно при условии, что субъекты воспитания и социализации заинтересованы в разработке и реализации таких программ.

Развитие социально-педагогического партнёрства должно стать приоритетной сферой государственной политики. Индивидуально-личностное развитие являлось приоритетом отечественной педагогики 90-х гг. ХХ в. и остаётся одной из важнейших задач современного образования. В пространстве духовно-нравственного развития оно приобретает полноту своей реализации.

Педагогическая поддержка самоопределения личности, развития её способностей, таланта, передача ей системных научных знаний, умений, навыков и компетенций, необходимых для успешной социализации, сами по себе не создают достаточных условий для свободного развития и социальной зрелости личности. Личность несвободна, если она не отличает добро от зла, не ценит жизнь, труд, семью, других людей, общество, Отечество, т.е. всё то, в чём в нравственном отношении утверждает себя человек и развивается его личность. Знания наук и незнание добра, острый ум и глухое сердце таят угрозу для человека, ограничивают и деформируют его личностное развитие.

Духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся должны быть интегрированы в основные виды деятельности обучающихся: урочную, внеурочную, внешкольную и общественно полезную. Иными словами, необходима интегративность программ духовно-нравственного воспитания. Одной из таких программ может быть обучение духовным основам религиозной культуры и светской жизни.

Содержание воспитания группируется вокруг базовых национальных ценностей. В педагогическом плане каждая из них формулируется как вопрос, обращённый человеком к самому себе, как вопрос, поставленный педагогом перед обучающимся. Это воспитательная задача, на решение которой направлена учебно-воспитательная деятельность.

Каждая из базовых ценностей, педагогически определяемая как вопрос, превращается в воспитательную задачу. Для её решения обучающиеся вместе с педагогами, родителями, иными субъектами духовной, культурной, социальной жизни обращаются к содержанию:

  • истории России, российских народов, своей семьи, рода;
  • жизненного опыта своих родителей, предков;
  • традиционных российских религий;
  • произведений литературы и искусства, лучших образцов отечественной и мировой культуры;
  • периодической литературы, СМИ, отражающих современную жизнь;
  • фольклора народов России;
  • общественно полезной и личностно значимой деятельности;
  • учебных дисциплин;
  • других источников информации и научного знания.

Базовые ценности не локализованы в содержании отдельного учебного предмета, формы или вида образовательной деятельности. Они пронизывают всё учебное содержание, весь уклад школьной жизни, всю многоплановую деятельность школьника как человека, личности, гражданина.

Система базовых национальных ценностей создаёт смысловую основу пространства духовно-нравственного развития личности. В этом пространстве снимаются барьеры между отдельными учебными предметами, между школой и семьёй, школой и обществом, школой и жизнью.

Принцип социальной востребованности предполагает, что воспитание, чтобы быть эффективным, должно быть востребованным в жизни ребёнка, его семьи, других людей, общества. Социализация и своевременное социальное созревание ребёнка происходят посредством его добровольного и посильного включения в решение проблем более взрослого сообщества. Полноценное духовно-нравственное развитие происходит, если воспитание не ограничивается информированием обучающегося о тех или иных ценностях, но открывает перед ним возможности для нравственного поступка.

Духовно-нравственное развитие достигает содержательной полноты и становится актуальным для самого обучающегося, когда соединяется с жизнью, реальными социальными проблемами, которые необходимо решать на основе морального выбора. Таких проблем в России множество, и они не уходят даже из жизни самых благополучных, динамично развивающихся стран. Сделать себя нравственнее, добрее, чище — значит сделать таким мир вокруг себя.

Программы духовно-нравственного развития и воспитания должны предусматривать добровольное и посильное включение обучающихся в решение реальных социальных, экологических, культурных, экономических и иных проблем семьи, школы, села, района, города, области, республики, России. Традиционной и хорошо зарекомендовавшей себя формой социализации являются детско-юношеские и молодёжные движения, организации, сообщества. Они должны иметь исторически и социально значимые цели и программы их достижения.

Организация воспитательного процесса в системе «школа — семья — социум» потребует педагогов, способных не только учить, но и воспитывать обучающихся.

 Заключение

Духовно-нравственное развитие и воспитание гражданина России является ключевым фактором развития страны, обеспечения духовного единства народа и объединяющих его моральных ценностей, политической и экономической стабильности. Невозможно создать современную инновационную экономику, минуя человека, состояние и качество его внутренней жизни.

Темпы и характер развития общества непосредственным образом зависят от гражданской позиции человека, его мотивационно-волевой сферы, жизненных приоритетов, нравственных убеждений, моральных норм и духовных ценностей.

Воспитание человека, формирование свойств духовно развитой личности, любви к своей стране, потребности творить и совершенствоваться есть важнейшее условие успешного развития России.

Скачать

Иван IV Грозный , история жизни, значимые события и заслуги

Иван родился в семье великого князя Московского Василия III (Рюриковича) и литовской княжны Елены Глинской в 1530 году, но уже в 1533 году Иван потерял отца, а в 1538 году умерла и мать. После смерти отца маленький Иван IV был свидетелем ожесточенной борьбы между боярскими кланами Вельских и Шуйских, что стало причиной подозрительной мнительности царя и недоверия к боярам.

В 1547 году Иван принимает решение венчаться на царство, что существенно повышало статус московского правителя до титула императора или хана. Уже через 2 года Иван создает из своих единомышленников Избранную Раду, которая стала инициатором целого ряда реформ. В Раду вошли наиболее прогрессивные люди своего времени — Алексей Адашев, Андрей Курбский, протопоп Сильвестр, митрополит Макарий. В 1550 году создается стрелецкое войско, что существенно повышает обороноспособность страны, составляется Судебник, который упорядочивал все имевшиеся нормативно-правовые акты того времени. В 1555 году Иван принимает «Уложение о службе», документ, который регламентировал прохождение государственной службы, а также разъяснял правила землевладения. К 1556 году по всей стране была ликвидирована система кормлений и создано местное управление, которое на государственном уровне венчалась системой приказов. Некоторые из них носили отраслевой, а некоторые территориальный характер.

Во внешней политике Ивана IV строго выделяются два направления: восточное и западное. В 1552 году Ивана IV ждала первая удача — русские войска взяли Казань, что означало присоединение всего Казанского ханства к России, а в 1556 году была присоединена Астрахань. С 1581 года начинается активное проникновение русских за Уральский хребет, в Западную Сибирь.

Успех в присоединении Астрахани и Казани утвердил Ивана во мнении о непобедимости своей новой армии. Он решил присоединить территорию слабеющего Ливонского Ордена. В 1558 году началась Ливонская война, в которую вступили Швеция, Польша и Дания. В результате этого затяжного конфликта в 1583 году Ивану пришлось признать свое поражение и отказаться от ряда территорий в Прибалтике.

Противоречия по вопросам внешней политики сказались на отношениях царя и Алексея Адашева — лидера главы Избранной Рады. Смерть царицы Анастасии (1560) усилили подозрительность царя, и с 1565 по 1572 годы страна была разделена на две части — земщину и опричнину. Опричники составляли особый военно-монашеский орден, игуменом которого был сам Иван Грозный. В результате деятельности опричного войска были опустошены и разорены многие города, в чем некоторые историки видят причины Смутного времени.

Умер Иван Грозный в 1584 году при загадочных обстоятельствах.

Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации

Принята резолюцией 2106 (XX) Генеральной Ассамблеи от 21 декабря 1965 года

Государства — участники настоящей Конвенции,

считая, что Устав Организации Объединенных Наций основан на принципах достоинства и равенства, присущих каждому человеку, и что все государства — члены Организации обязались предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций для достижения одной из целей Организации Объединенных Наций, состоящей в поощрении и развитии всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка или религии,

считая, что Всеобщая декларация прав человека провозглашает, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах и что каждый человек должен обладать всеми правами и свободами, провозглашенными в ней, без какого бы то ни было различия, в частности без различия по признаку расы, цвета кожи или национального происхождения,

считая, что все люди равны перед законом и имеют право на равную защиту закона от всякой дискриминации и от всякого подстрекательства к дискриминации,

считая, что Организация Объединенных Наций осудила колониализм и любую связанную с ним практику сегрегации и дискриминации, где бы и в какой бы форме они не проявлялись, и что Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам от 14 декабря 1960 г. (резолюция 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи) подтвердила и торжественно провозгласила необходимость незамедлительно и безоговорочно положить всему этому конец,

считая, что Декларация Организации Объединенных Наций о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 20 ноября 1963 г. (резолюция 1904 (XVIII) Генеральной Ассамблеи) торжественно подтверждает необходимость скорейшей ликвидации расовой дискриминации во всем мире, во всех ее формах и проявлениях, и обеспечения понимания и уважения достоинства человеческой личности,

будучи убеждены в том, что всякая теория превосходства, основанного на расовом различии, в научном отношении ложна, в моральном — предосудительна и в социальном — несправедлива и опасна, и что не может быть оправдания для расовой дискриминации, где бы то ни было, ни в теории, ни на практике,

подтверждая, что дискриминация людей по признаку расы, цвета кожи или этнического происхождения является препятствием к дружественным и мирным отношениям между нациями и может привести к нарушению мира и безопасности среди народов, а также гармоничного сосуществования лиц даже внутри одного и того же государства,

будучи убеждены в том, что существование расовых барьеров противоречит идеалам любого человеческого общества,

встревоженные проявлениями расовой дискриминации, все еще наблюдающимися в некоторых районах мира, а также государственной политикой, основанной на принципе расового превосходства или расовой ненависти, как, например, политикой апартеида, сегрегации или разделения,

преисполненные решимости принять все необходимые меры для скорейшей ликвидации расовой дискриминации во всех ее формах и проявлениях и предупреждать и искоренять расистские теории и практику их осуществления с целью содействия взаимопониманию между расами и создания международного сообщества, свободного от всех форм расовой сегрегации и расовой дискриминации,

принимая во внимание Конвенцию о дискриминации в области найма и труда, утвержденную Международной организацией труда в 1958 году, и Конвенцию о предотвращении дискриминации в области образования, утвержденную Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры в 1960 году,

желая осуществить принципы, изложенные в Декларации Организации Объединенных Наций о ликвидации всех форм расовой дискриминации, и обеспечить для достижения этой цели скорейшее проведение практических мероприятий,

согласились о нижеследующем:

ЧАСТЬ I

Статья 1

1. В настоящей Конвенции выражение «расовая дискриминация» означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной или любых других областях общественной жизни.

2. Настоящая Конвенция не применяется к различиям, исключениям, ограничениям или предпочтениям, которые государства-участники настоящей Конвенции проводят или делают между гражданами и негражданами.

3. Ничто в настоящей Конвенции не может быть истолковано как влияющее в какой-либо мере на положения законодательства государств-участников, касающиеся национальной принадлежности, гражданства или натурализации, при условии, что в таких постановлениях не проводится дискриминация в отношении какой-либо определенной национальности.

4. Принятие особых мер с исключительной целью обеспечения надлежащего прогресса некоторых расовых или этнических групп или отдельных лиц, нуждающихся в защите, которая может оказаться необходимой для того, чтобы обеспечить таким группам или лицам равное использование и осуществление прав человека и основных свобод, не рассматривается как расовая дискриминация, при условии, однако, что такие меры не имеют своим последствием сохранение особых прав для различных расовых групп и что они не будут оставлены в силе по достижении тех целей, ради которых они были введены.

Статья 2

1. Государства-участники осуждают расовую дискриминацию и обязуются безотлагательно всеми возможными способами проводить политику ликвидации всех форм расовой дискриминации и способствовать взаимопониманию между всеми расами, и с этой целью:

а) каждое государство-участник обязуется не совершать в отношении лиц, групп или учреждений каких-либо актов или действий, связанных с расовой дискриминацией, и гарантировать, что все государственные органы и государственные учреждения, как национальные, так и местные, будут действовать в соответствии с этим обязательством;

b) каждое государство-участник обязуется не поощрять, не защищать и не поддерживать расовую дискриминацию, осуществляемую какими бы то ни было лицами или организациями;

c) каждое государство-участник должно принять эффективные меры для пересмотра политики правительства в национальном и местном масштабе, а также для исправления, отмены или аннулирования любых законов и постановлений, ведущих к возникновению или увековечению расовой дискриминации всюду, где она существует;

d) каждое государство-участник должно, используя все надлежащие средства, в том числе и законодательные меры, в зависимости от обстоятельств, запретить расовую дискриминацию, проводимую любыми лицами, группами или организациями, и положить ей конец;

е) каждое государство-участник обязуется поощрять в надлежащих случаях объединяющие многорасовые организации и движения, равно как и другие мероприятия, направленные на уничтожения расовых барьеров, и не поддерживать те из них, которые способствуют углублению расового разделения.

2. Государства-участники должны принимать, когда обстоятельства этого требуют, особые и конкретные меры в социальной, экономической, культурной и других областях, с целью обеспечения надлежащего развития и защиты некоторых расовых групп или лиц, к ним принадлежащих, с тем чтобы гарантировать им полное и равное использование прав человека и основных свобод. Такие меры ни в коем случае не должны в результате привести к сохранению неравных или особых прав для различных расовых групп по достижении тех целей, ради которых они были введены.

Статья 3

Государства-участники особо осуждают расовую сегрегацию и апартеид и обязуются предупреждать, запрещать и искоренять всякую практику такого характера на территориях, находящихся под их юрисдикцией.

Статья 4

Государства-участники осуждают всякую пропаганду и все организации, основанные на идеях или теориях превосходства одной расы или группы лиц определенного цвета кожи или этнического происхождения, или пытающиеся оправдать, или поощряющие расовую ненависть и дискриминацию в какой бы то ни было форме, и обязуются принять немедленные и позитивные меры, направленные на искоренение всякого подстрекательства к такой дискриминации или актов дискриминации, и с этой целью они в соответствии с принципами, содержащимися во Всеобщей декларации прав человека, и правами, ясно изложенными в статье 5 настоящей Конвенции, среди прочего:

а) объявляют караемым по закону преступлением всякое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, всякое подстрекательство к расовой дискриминации, а также все акты насилия или подстрекательство к таким актам, направленным против любой расы или группы лиц другого цвета кожи или этнического происхождения, а также предоставление любой помощи для проведения расистской деятельности, включая ее финансирование;

b) объявляют противозаконными и запрещают организации, а также организованную и всякую другую пропагандистскую деятельность, которые поощряют расовую дискриминацию и подстрекают к ней, и признают участие в таких организациях или в такой деятельности преступлением, караемым законом;

с) не разрешают национальным или местным органам государственной власти или государственным учреждениям поощрять расовую дискриминацию или подстрекать к ней.

Статья 5

В соответствии с основными обязательствами, изложенными в статье 2 настоящей Конвенции, государства-участники обязуются запретить и ликвидировать расовую дискриминацию во всех ее формах и обеспечить равноправие каждого человека перед законом, без различия расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения, в особенности в отношении осуществления следующих прав:

а) права на равенство перед судом и всеми другими органами, отправляющими правосудие;

b) права на личную безопасность и защиту со стороны государства от насилия или телесных повреждений, причиняемых как правительственными должностными лицами, так и какими бы то ни было отдельными лицами, группами или учреждениями;

с) политических прав, в частности права участвовать в выборах — голосовать и выставлять свою кандидатуру — на основе всеобщего и равного избирательного права, права принимать участие в управлении страной, равно как и в руководстве государственными делами на любом уровне, а также права равного доступа к государственной службе;

d) других гражданских прав, в частности:

i) права на свободу передвижения и проживания в пределах государства;

ii) права покидать любую страну включая свою собственную, и возвращаться в свою страну;

iii) права на гражданство;

iv) права на вступление в брак и на выбор супруга;

v) права на владение имуществом, как единолично, так и совместно с другими;

vi) права наследования;

vii) права на свободу мысли, совести и религии;

viii) права на свободу убеждений и на свободное выражение их;

ix) права на свободу мирных собраний и ассоциаций;

e) прав в экономической, социальной и культурной областях, в частности:

i) права на труд, свободный выбор работы, справедливые и благоприятные условия труда, защиту от безработицы, равную плату за равный труд, справедливое и удовлетворительное вознаграждение;

ii) права создавать профессиональные союзы и вступать в них;

iii) права на жилище;

iv) права на здравоохранения, медицинскую помощь, социальное обеспечение и социальное обслуживание;

v) права на образование и профессиональную подготовку;

vi) права на равное участие в культурной жизни;

f) права на доступ к любому месту или любому виду обслуживания, предназначенному для общественного пользования, как, например, транспорт, гостиницы, рестораны, кафе, театры и парки.

Статья 6

Государства-участники обеспечивают каждому человеку, на которого распространяется их юрисдикция, эффективную защиту и средства защиты через компетентные национальные суды и другие государственные институты в случае любых актов расовой дискриминации, посягающих, в нарушение настоящей Конвенции, на его права человека и основные свободы, а также права предъявлять в эти суды иск о справедливом и адекватном возмещении или удовлетворении за любой ущерб, понесенный в результате такой дискриминации.

Статья 7

Государства-участники обязуются принять немедленные и эффективные меры, в частности, в областях преподавания, воспитания, культуры и информации, с целью борьбы с предрассудками, ведущими к расовой дискриминации, поощрения взаимопонимания, терпимости и дружбы между нациями и расовыми или этническими группами, а также популяризации целей и принципов Устава Организации Объединенных Наций, Всеобщей декларации прав человека, Декларации Организации Объединенный Наций о ликвидации всех форм расовой дискриминации и настоящей Конвенции.

Часть II

Статья 8

1. Должен быть учрежден Комитет по ликвидации расовой дискриминации (в дальнейшем именуемый «Комитет»), состоящий из восемнадцати экспертов, обладающих высокими моральными качествами и признанной беспристрастностью, избираемых государствами-участниками из числа своих граждан, которые должны выполнять свои обязанности в личном качестве, причем уделяется внимание справедливому географическому распределению и представительству различных форм цивилизации, а также главных правовых систем.

2. Члены Комитета избираются тайным голосованием из числа внесенных в список лиц, выдвинутых государствами-участниками. Каждое государство-участник может выдвинуть одно лицо из числа своих граждан.

3. Первоначальные выборы проводятся через шесть месяцев после вступления в силу настоящей Конвенции. Каждый раз по крайней мере за три месяца до даты выборов Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций обращается с письмом к государствам-участникам, приглашая их представить имена выдвигаемых ими лиц в течение двух месяцев. Генеральный секретарь готовит список, в котором в алфавитном порядке внесены все выдвинутые таким образом лица, с указанием государств-участников, которые выдвинули их, и представляет этот список государствам-участникам Конвенции.

4. Выборы членов Комитета проводятся на заседании государств-участников Конвенции, созываемом Генеральным секретарем в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций. На этом заседании, на котором две трети государств-участников составляют кворум, избранными в Комитет членами являются те кандидаты, которые получили наибольшее число голосов и абсолютное большинство голосов присутствующих и участвующих в голосовании представителей государств-участников Конвенции.

5.

а) Члены Комитета избираются на четыре года. Однако срок полномочий девяти членов, избранных на первых выборах, истекает в конце двухлетнего периода; немедленно после первых выборов имена этих девяти членов определяются по жребию председателем Комитета.

b) Для заполнения непредвиденных вакансий государство-участник Конвенции, эксперт которого не состоит более членом Комитета, назначает другого эксперта из числа своих граждан при условии одобрения Комитетом.

6. Государства-участники несут ответственность за покрытие расходов членов Комитета в период выполнения ими обязанностей в Комитете.

Статья 9

1. Государства-участники обязуются представлять Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций для рассмотрения Комитетом доклад о принятых законодательных, судебных, административных или других мерах, с помощью которых проводятся в жизнь положения настоящей Конвенции: а) в течение года после вступления в силу настоящей Конвенции для данного государства; и b) впоследствии каждые два года и всякий раз, когда этого требует Комитет. Комитет может запрашивать у государств-участников Конвенции дополнительную информацию.

2. Комитет ежегодно через Генерального секретаря представляет доклад Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций о своей деятельности и может делать предложения и общие рекомендации, основанные на изучении докладов и информации, полученных от государств-участников Конвенции. Такие предложения и общие рекомендации сообщаются Генеральной Ассамблее вместе с замечаниями государств-участников Конвенции, если таковые имеются.

Статья 10

1. Комитет устанавливает свои собственные правила процедуры.

2. Комитет избирает своих должностных лиц сроком на два года.

3. Секретариат Комитета обеспечивается Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций.

4. Заседания Комитета обычно проводятся в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций.

Статья 11

1. Если какое-либо государство-участник считает, что другое государство-участник не выполняет положений Конвенции, то оно может довести об этом до сведения Комитета. Комитет затем передает это сообщение заинтересованному государству-участнику. В течение трех месяцев получившее уведомление государство представляет Комитету письменные объяснения или заявления, освещающие этот вопрос и меры, которые могли быть приняты этим государством.

2. Если вопрос не урегулирован к удовлетворению обеих сторон путем двусторонних переговоров или каким-либо иным доступным им путем в течение шести месяцев после получения таким государством первоначального уведомления, то любое из этих двух государств имеет право вновь передать этот вопрос на рассмотрение Комитета путем соответствующего уведомления Комитета, а также другого государства.

3. Комитет рассматривает переданный ему вопрос в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи после того, как он установит в соответствии с общепризнанными принципами международного права, что все доступные внутренние средства правовой защиты были испробованы и исчерпаны в данном случае. Это правило не действует в тех случаях, когда применение этих средств чрезмерно затягивается.

4. По любому переданному на его рассмотрение вопросу Комитет может предложить заинтересованным государствам-участникам представить любую относящуюся к делу информацию.

5. Если какой-либо вопрос, вытекающий из положений настоящей статьи, находится на рассмотрении Комитета, то заинтересованные государства-участники имеют право направить своих представителей для участия в заседаниях Комитета без права голоса на период рассмотрения данного вопроса.

Статья 12

1.

а) После того как Комитет получил и тщательно проверил всю информацию, которую он считает необходимой, Председатель назначает специальную Согласительную комиссию (в дальнейшем именуемая «Комиссия») в составе пяти человек, которые могут быть или не быть членами Комитета. Члены Комиссии назначаются с единодушного согласия сторон в споре, и Комиссия предоставляет свои добрые услуги заинтересованным государствам в целях миролюбивого урегулирования данного вопроса на основе соблюдения положений Конвенции.

b) Если между государствами, являющимися сторонами в споре, не будет в течение трех месяцев достигнуто согласия относительно всего состава или части состава Комиссии, то те члены Комиссии, о назначении которых не было достигнуто согласия между государствами, являющимися сторонами в споре, избираются из состава членов Комитета большинством в две трети голосов путем тайного голосования.

2. Члены Комиссии выполняют свои обязанности в своем личном качестве. Они не должны быть гражданами государств, являющихся сторонами в споре, или государства, не участвующего в Конвенции.

3. Комиссия избирает своего председателя и устанавливает свои собственные правила процедуры.

4. Заседания Комиссии обычно проводятся в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций или в любом другом удобном месте по решению Комиссии.

5. Секретариат, который обеспечивается в соответствии с пунктом 3 статьи 10 Конвенции, также обслуживает Комиссию, если спор между государствами-участниками Конвенции приведет к созданию Комиссии.

6. Государства, являющиеся сторонами в споре, в равной мере несут все расходы членов Комиссии в соответствии со сметой, представляемой Генеральным секретарем Организации Объединенный Наций.

7. Генеральный секретарь имеет право оплачивать расходы членов Комиссии, если это необходимо, до их возмещения государствами, являющимися сторонами в споре, в соответствии с пунктом 6 настоящей статьи.

8. Полученная и изученная Комитетом информация предоставляется в распоряжение Комиссии, и Комиссия может предложить заинтересованным государствам представить любую относящуюся к делу информацию.

Статья 13

1. Когда Комиссия полностью рассмотрит вопрос, она должна подготовить и представить Председателю Комитета доклад, содержащий ее заключения по всем вопросам, относящимся к фактической стороне спора между сторонами, и такие рекомендации, которые она признает необходимыми для миролюбивого разрешения спора.

2. Председатель Комитета должен направить доклад Комиссии каждому из государств, участвующих в споре. В течение трех месяцев эти государства должны сообщить Председателю Комитета о том, согласны ли они с рекомендациями, содержащимися в докладе Комиссии.

3. По истечении периода, предусмотренного в пункте 2 настоящей статьи, Председатель Комитета должен направить доклад Комиссии и заявления заинтересованных государств-участников другим государствам-участникам Конвенции.

Статья 14

1. Государство-участник может в любое время заявить, что оно признает компетенцию Комитета в пределах его юрисдикции принимать и рассматривать сообщения от отдельных лиц или групп лиц, которые утверждают, что они являются жертвами нарушения данным государством-участником каких-либо прав, изложенных в настоящей Конвенции. Комитет не должен принимать никаких сообщений, если они касаются государства-участника Конвенции, не сделавшего такого заявления.

2. Любое государство-участник, которое делает заявление, предусмотренное в пункте 1 настоящей статьи, может учредить или указать орган в рамках своей национальной правовой системы, который будет компетентен принимать и рассматривать петиции отдельных лиц и групп лиц в пределах своей юрисдикции, которые заявляют, что они являются жертвами нарушения какого-либо из прав, изложенных в настоящей Конвенции, и которые исчерпали другие доступные местные средства правовой защиты.

3. Заявление, сделанное в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, а также наименование любого органа, учрежденного или указанного в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, должны быть депонированы соответствующим государством-участником у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, который препровождает их копии остальным государствам-участникам. Заявление может быть в любое время взято обратно путем уведомления об этом Генерального секретаря, но это не должно ни в коей мере отражаться на сообщениях, находящихся на рассмотрении Комитета.

4. Список петиций составляется органом, учрежденным или указанным в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, а заверенные копии этого списка ежегодно сдаются через соответствующие каналы Генеральному секретарю, причем их содержание не должно предаваться гласности.

5. В случае, если петиционер не удовлетворен действиями органа, учрежденного или указанного в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, он имеет право в течение шести месяцев передать данный вопрос в Комитет.

6.

а) Комитет в конфиденциальном порядке доводит любое полученное им сообщение до сведения государства-участника, обвиняемого в нарушении какого-либо из положений Конвенции, но соответствующее лицо или группа лиц не называются без его или их ясно выраженного согласия. Комитет не должен принимать анонимных сообщений.

b) В течение трех месяцев получившее уведомление государство представляет Комитету письменные объяснения или заявления, освещающие этот вопрос и меры, которые могли быть приняты этим государством.

7.

а) Комитет рассматривает сообщения с учетом всех данных, представленных в его распоряжение заинтересованным государством-участником и петиционером. Комитет не должен рассматривать никаких сообщений от какого-либо петиционера, если он не установит, что петиционер исчерпал все доступные внутренние средства правовой защиты. Однако это правило не действует в тех случаях, когда применение этих средств чрезмерно затягивается.

b) Комитет направляет свои предложения и рекомендации, если таковые имеются, заинтересованному государству-участнику и петиционеру.

8. Комитет включает в свой ежегодный доклад резюме таких сообщений и, в случае надобности, краткое изложение объяснений и заявлений заинтересованных государств-участников, а также свои собственные предложения и рекомендации.

9. Комитет компетентен выполнять функции, предусмотренные в этой статье, лишь в тех случаях, когда по крайней мере десять государств-участников Конвенции сделали заявления в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

Статья 15

1. До достижения целей Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, содержащейся в резолюции 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1960 г., положения настоящей Конвенции никоим образом не ограничивают право подачи петиций, предоставленного этим народам в силу других международных документов или Организацией Объединенный Наций и ее специализированными учреждениями.

2.

а) Комитет, учрежденный в соответствии с пунктом 1 статьи 8 настоящей Конвенции, получает копии петиций от органов Организации Объединенных Наций, которые занимаются вопросами, непосредственно относящимися к принципам и целям данной Конвенции, и представляет им мнения и рекомендации по этим петициям при рассмотрении петиций от жителей подопечных и несамоуправляющихся территорий и для всех других территорий, в отношении которых применяется резолюция 1514 (XV), касающихся вопросов, предусмотренных настоящей Конвенцией, которые находятся на рассмотрении этих органов.

b) Комитет получает от компетентных органов Организации Объединенный Наций экземпляры докладов, касающихся законодательных, судебных, административных и других мероприятий, непосредственно относящихся к принципам и целям настоящей Конвенции и проводимых управляющими державами в территориях, упомянутых в подпункте а настоящего пункта, а также выражает по этому поводу свое мнение и делает рекомендации этим органам.

3. Комитет включает в свой доклад Генеральной Ассамблее резюме петиций и докладов, полученных им от органов Организации Объединенных Наций, а также мнения и рекомендации Комитета, относящиеся к данным петициям и докладам.

4. Комитет запрашивает у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций всю относящуюся к целям данной Конвенции и находящуюся в его распоряжении информацию относительно территорий, упомянутых в пункте 2, а настоящей статьи.

Статья 16

Положения настоящей Конвенции, касающиеся урегулирования споров или рассмотрения жалоб, применяются без ущерба для других методов разрешения споров или жалоб в области дискриминации, изложенных в основополагающих документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений или в конвенциях, одобренных последними, и не препятствуют государствам-участникам использовать другие методы для разрешения споров в соответствии с общими или специальными международными соглашениями, действующими в отношениях между ними.

Часть III

Статья 17

1. Настоящая Конвенция открыта для подписания любым государством — членом Организации Объединенных Наций или членом любого из ее специализированных учреждений, любым государством-участником Статута Международного Суда и любым другим государством, приглашенным Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций к участию в настоящей Конвенции.

2. Настоящая Конвенция подлежит ратификации. Ратификационные грамоты депонируются у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

Статья 18

1. Настоящая Конвенция будет открыта для присоединения для любого государства, указанного в пункте 1 статьи 17 настоящей Конвенции.

2. Присоединение совершается путем сдачи на хранение документа о присоединении Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

Статья 19

1. Настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после сдачи на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций двадцать седьмой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

2. Для каждого государства, которое ратифицирует настоящую Конвенцию или присоединится к ней после сдачи на хранение двадцать седьмой ратификационной грамоты или документа о присоединении, настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после сдачи на хранение его собственной ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Статья 20

1. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций получает и рассылает всем государствам, которые являются или могут стать участниками настоящей Конвенции, текст оговорок, сделанных государствами в момент ратификации или присоединения. Любое государство, возражающее против оговорки, должно в течение девяноста дней со дня вышеуказанного извещения уведомить Генерального секретаря о том, что оно не принимает данную оговорку.

2. Оговорки, несовместимые с целями и задачами настоящей Конвенции, не допускаются, равно как и оговорки, могущие препятствовать работе каких-либо органов, созданных на основании настоящей Конвенции. Оговорка считается несовместимой или препятствующей работе, если по крайней мере две трети государств-участников Конвенции возражают против нее.

3. Оговорки могут быть сняты в любое время путем соответствующего уведомления, направленного на имя Генерального секретаря. Такое уведомление вступает в силу в день его получения.

Статья 21

Каждое государство-участник может денонсировать настоящую Конвенцию путем письменного уведомления о том Генерального секретаря Организации Объединенных Наций. Денонсация вступает в силу через один год со дня получения уведомления об этом Генеральным секретарем.

Статья 22

Любой спор между двумя или несколькими государствами-участниками относительно толкования или применения настоящей Конвенции, который не разрешен путем переговоров или процедур, специально предусмотренных в настоящей Конвенции, передается по требованию любой из сторон в этом споре на разрешение Международного Суда, если стороны в споре не договорились об ином способе урегулирования.

Статья 23

1. Требование о пересмотре настоящей Конвенции может быть выдвинуто в любое время любым государством-участником путем письменного уведомления, направленного на имя Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

2. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций принимает решение о том, какие меры, если таковые необходимы, следует провести в связи с таким требованием.

Статья 24

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций сообщает всем государствам, упомянутым в пункте 1 статьи 17 настоящей Конвенции, следующие сведения:

а) о подписании, ратификации и присоединении, в соответствии со статьями 17 и 18;

b) о дате вступления в силу настоящей Конвенции, в соответствии со статьей 19;

с) о сообщениях и декларациях, полученных в соответствии со статьями 14, 20 и 23;

d) о денонсациях, в соответствии со статьей 21.

Статья 25

1. Настоящая Конвенция, английский, испанский, китайский, русский и французский тексты которой являются равно аутентичными, хранится в архиве Организации Объединенных Наций.

2. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций препровождает заверенные копии настоящей Конвенции всем государствам, принадлежащим к любой из категорий, упомянутых в пункте 1 статьи 17 Конвенции.


Источник: United Nations, Treaty Series, vol. 660, p. 240–266.

6. Советский период народного представительства / Законодательная Дума Томской области

В.П. Андреев

Андреев Валерий Павлович,
доктор исторических наук, профессор,
заведующий кафедрой истории России и политологии
Томского государственного архитектурно-строительного университета.

 
Рождение Советов

Высшие представительные органы страны Советов (1921 – 1936 гг.)

Высшие органы власти по Конституции 1936 г. Декларации и историческая практика

Конституция 1977 г. и советский «парламентаризм»

Перестройка и попытки реформирования советского строя

 

Прочитав этот раздел, вы узнаете:

  • о зарождении и особенностях становления Советов как специфической формы народного представительства;
  • о специфике и исторических этапах функционирования Советов в СССР и РСФСР;
  • об истории народного представительства в Томске и Томской области
    в общенациональном контексте.

Советы родились в ходе революции 1905 г. как стачечные комитеты, органы революционной борьбы с самодержавием и вооруженного восстания. В ряде промышленных центров они брали на себя функции властных структур – в Иваново-Вознесенске, Москве, Екатеринославле, Ростове, Красноярске и Чите. По решению Екатеринославского (Днепропетровского) Совета была отменена квартирная плата с рабочих, введен 8-часовой рабочий день, установлен рабочий контроль за основными предприятиями и железнодорожным узлом. Заметной была тенденция к соединению в Советах главных движущих сил революции, всех слоев трудового населения. Стал складываться союз рабочего класса и крестьянства.

Вполне закономерным стало возникновение Советов после Февральской революции 1917 г. Выборы, проводились на заводах и фабриках, в воинских частях на основе прямого и равного избирательного права. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, наряду с Временным правительством, стал вторым общероссийским центром власти.

Становление советской власти стало попыткой реализации марксистского учения о государстве и праве, получившего дальнейшее развитие в книге В.И. Ленина «Государство и революция».

С 3 по 24 июня в Петрограде, в исключительно напряженной борьбе, проходил I Всероссийский съезд Советов. Идея коалиции социалистических партий и приоритета общенациональных задач не нашла должного понимания, нарастание дезорганизации и хаоса в стране усиливали противостояние. Был избран Центральный исполнительный комитет Советов, в состав которого вошел и томский большевик И. Наханович.

Сторонники либеральной демократии в лице кадетов, меньшевиков, эсеров оказались не способны к проведению эффективной внутренней и внешней политики, отвечающей интересам народа. Любая политическая сила, претендовавшая на власть, должна была решать эти насущные проблемы. Доводы в пользу парламентской демократии, отсрочки решения острейших проблем до созыва Учредительного собрания лишь усиливали недовольство трудящихся, которые не хотели ждать, требовали немедленного решения проблем мира, земли, хлеба.

Идея парламентаризма и разделения властей решительно отрицалась. Буржуазному парламентаризму противопоставлялась власть Советов, соединявших исполнительные и распорядительные функции.

 

Отказ большевиков осенью 1917 г. от парламентских форм борьбы в условиях голода, разрухи, продолжения войны дал им неоспоримые преимущества. Это позволило им пройти на II Всероссийский съезд Советов, где Томскую губернию представляли солдат-большевик В.И. Репин (впоследствии генерал Красной Армии), эсер-центрист Л.Н. Перелешин, А.И. Исаев из Кузнецкого уезда и левый эсер П.Н. Староверов из Новониколаевска.

Съезд провозгласил советскую власть и установил, что высшим представительным и распорядительным органом является Всероссийский съезд Советов, а в период между съездами – ВЦИК. Управление страной возлагалось на правительство – Совет народных комиссаров, который возглавил В.И. Ленин.

Серьезным испытанием для большевиков стали итоги выборов в Учредительное собрание, они принесли бесспорный успех партии эсеров – почти 40% голосов, большевики получили 25%, их поддержали рабочие и солдаты, большинство крестьян отдали свои голоса эсерам. Исход выборов грозил утратой власти большевикам, поэтому они решились на разгон Учредительного собрания. А поводом послужили отказ делегатов утвердить «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и заявление об отмене всех декретов, принятых II Всероссийским съездом Советов. Большевики и левые эсеры покинули зал заседаний. Оставшиеся продолжали заседать до 4 часов 40 минут 6 января 1918 г. По требованию матросов, охранявших здание, делегаты были вынуждены покинуть зал заседания, обратно их не пустили. ВЦИК большинством голосов принял декрет о роспуске Учредительного собрания. Вслед за этим начали работу Всероссийские съезды Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые единогласно приняли решение о слиянии. Объединенный съезд одобрил деятельность ВЦИК и СНК и принял «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Были утверждены основные положения закона о социализации земли, предусматривавшего передачу земли крестьянам по уравнительному принципу. ВЦИК, избранный съездом, состоял из 306 членов – 160 большевиков и 125 левых эсеров, которые к этому времени порвали с правым крылом партии и центристами, создали самостоятельную партию и пошли на союз с большевиками, войдя в правительство.

Советы, по мысли
Ленина, должны быть «работающей корпорацией», необходимо, «чтобы каждый член Совета выполнял известную работу по управлению государством» и «чтобы рядом постепенных и осторожно выбираемых,
но неуклонно проводимых мер все население поголовно привлекалось к самостоятельному участию в управлении государством».

При этом Ленин понимал, что есть серьезные причины, тормозящие осуществление идеи «поголовного привлечения масс к управлению», прежде всего крайне низкий культурный уровень.

Союз оказался недолговечным, и уже в марте 1918 г. они вышли из СНК, что означало создание однопартийного правительства. Решение правых эсеров о начале вооруженной борьбы с большевиками, мятеж левых эсеров 6 июля по-влекли за собой исключение из ВЦИК представителей всех других партий, их запрет, привели к оформлению однопартийной системы.

В этой обстановке на V съезде Советов 10 июля 1918 г. была принята первая советская Конституция.

Она сохранила сложившуюся структуру власти. Делегаты Всероссийского съезда Советов избирались городскими Советами (один делегат от 25 тыс. избирателей) и губернскими съездами Советов (один делегат от 125 тыс.). Неравная норма представительства сложилась исторически и обеспечивала сохранение власти большевикам.

К полномочиям съезда были отнесены все вопросы общегосударственного значения и все вопросы, которые съезды признали бы подлежащими разрешению, т.е. компетенция съезда не была ничем ограничена. На съездах Советов решались вопросы исключительной важности: VII съезд – «Об организации продовольственного дела в РСФСР» и «Советское строительство»; VIII съезд обсудил план электрификации России, утвердил положение СНК и СТО и договор между РСФСР и УССР, принял решение о сокращении численности Красной армии; IX съезд (1921 г.) утвердил декрет СНК «Об электрификации», о реорганизации ВЧК; на Х съезде (1922 г.) обсуждались предложения о создании союзного государства, были избраны делегаты на I съезд Советов СССР, заслушаны доклады наркомов земледелия, финансов, просвещения.

Управленцы будут избираться и смещаться в любое время, в результате отпадет потребность в особом управленческом слое.

Ленин был убежден, что ограничения свободы и демократии коснутся лишь остатков эксплуататорских классов, их подавление необходимо, но не потребует разветвленного репрессивного аппарата.

В повестку дня съездов включались вопросы, связанные с формированием или реорганизацией органов власти и управления, принятием основополагающих законодательных актов, регулярно заслушивались отчеты ВЦИК и СНК, избирался новый состав ВЦИК. Конституция не определила ни организационной структуры, ни порядка работы ВЦИК, все эти вопросы решались самостоятельно. Рабочими органами ВЦИК были Президиум, отделы и комиссии. ВЦИК первых четырех созывов были многопартийными. Так, во ВЦИК четвертого созыва входили 141 большевик, 48 левых эсеров, 4 правых эсера, 4 эсера-максималиста, 3 анархиста и пр.

Конституция установила прямые выборы в сельские и городские Советы и многоступенчатые – в высшие органы власти. Выборы происходили путем открытого голосования, по производственному принципу, для неорганизованного населения создавались территориальные избирательные участки. Такой порядок создавал препятствия к проникновению в органы власти чуждых элементов. Предусматривалось также лишение эксплуататорских элементов избирательных прав.

Постоянно действующим органом являлся ВЦИК, с осени 1918 г. он перешел на сессионную работу.

Вполне логично, что Конституция отрицала концепцию разделения властей, высшие органы власти создавались как законодательствующие и управляющие одновременно. При излюбленном в последующие годы сравнении ВЦИК с парламентом, а Совнаркома с кабинетом министров игнорировалось отсутствие различий их функций — в равной мере оба органа были законодательными и исполнительными. Различия были не в функциях, а в месте в иерархии структур. За ВЦИК сохранялось право отменять или приостанавливать любое распоряжение Совнаркома. Однако резкое обострение классовой борьбы, Гражданская война неминуемо привели к концентрации реальной власти у СНК, ЦК РКП(б). Провозглашенные Конституцией принципы были отодвинуты на задний план, усиливался разрыв между демократическими принципами и реалиями Гражданской войны.

Вполне закономерно, что народные массы России пошли за Советами. Система разделения властей, буржуазного парламентаризма была чужда абсолютному большинству населения, традиции западной демократии оказались им чуждыми. В Советах той поры явственно проступало их общинное, вечевое начало, где решения принимались на основе здравого смысла, без парламентской казуистики. Произошло соединение нравственного, общинного идеала народа с идеей государственности. Несомненно, что Советы стали важным фактором успеха большевиков в Гражданской войне, но к ее исходу подверглись негативной трансформации, реальная власть перешла к чрезвычайным органам, партийным структурам РКП(б).

Высшие представительные органы


страны Советов (1921 – 1936 гг.)

Необходимо иметь в виду, что выборы в Государственную Думу образца конца ХХ –
начала ХХI вв. прямые.

Завершение Гражданской войны, переход к новой экономической политике знаменует и новый этап в советском государственном строительстве. За время Гражданской войны отношения советских республик обрели форму военного союза, затем были дополнены хозяйственным союзом, что способствовало более тесному их сближению и подвело к необходимости создания единого государства. За этими прагматическими соображениями стояли и фундаментальные причины сближения – единство исторических судеб, вековое тяготение к великорусскому суперэтносу. 30 декабря 1922 г. съезд представителей советских республик – РСФСР, Украины, Белоруссии, Закавказской Федерации (в составе Азербайджана, Армении, Грузии, Абхазии) – утвердил Декларацию и Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик Европы и Азии. Так первоначально называлась новая федерация.

Основные положения Конституции РСФСР были положены в основу Конституции союзного государства 1924 г. Верховный орган власти – съезд Советов СССР, в период между съездами — ЦИК СССР. Компетенция съездов специально не оговаривалась, верховный орган власти СССР мог принять к рассмотрению любой вопрос общефедерального значения; к исключительному ведению относились изменения Конституции, выборы ЦИК СССР и пр. На съездах Советов СССР регулярно заслушивались отчеты о работе правительства, отчеты руководителей наркоматов, принимались решения по принципиальным вопросам социалистического строительства – индустриализации, коллективизации, заданий по пятилетним планам, развития советского законодательства, совершенствования работы госаппарата и борьбы с бюрократизмом.

Постоянно действующим органом являлся ЦИК, по установившемуся порядку председательствовали на его заседаниях по очереди представители союзных республик. Это был двухпалатный орган – Совет Союза и Совет национальностей, которые были равноправными. Представительство в первой палате было пропорционально населению республик, во второй – по 5 представителей от союзных и автономных республик, по одному – от автономной области. Общее управление делами возлагалось на Совет народных комиссаров СССР (СНК СССР),который являлся исполнительно-распорядительным органом. К его компетенции были отнесены вопросы общегосударственного управления: оборона страны, управление и развитие экономикой, и пр. При СНК СССР были созданы Совет труда и обороны, ОГПУ. ЦСУ, отраслевые наркоматы и другие органы управления.

Однако закрепленные в союзной Конституции положения о полномочиях союзных республик не были в полной мере реализованы, утвердилась линия на усиление всевластия Центра, высших партийно-государственных структур в важнейших областях жизни страны. На развитие национально-государственного строительства негативное влияние оказали военно-мобилизационная система, централизация управления, невысокий престиж закона в русской политической культуре. Наследуя эту традицию, большевистское руководство в начале 1920-х гг. несколько скорректировало свое отношение к праву, но в целом рассматривало его как прикладное и преходящее явление, связанное с осуществлением нэпа. Тем не менее были заложены основы правопорядка, адекватные нэпу, налаживалась работа госаппарата, правоохранительных органов. Большим достижением в упрочении советского строя стало принятие законоположений о городских и сельских Советах, а осуществление курса на «оживление Советов» позволило упорядочить выборный процесс, заметно демократизировать избирательное право, несколько сократить число лиц, отстраненных от выборов.

Стремление разорвать прежнюю государственно-правовую традицию отчетливо проявилось по отношению к законода-тельству. Создавая новое государство, большевист-ское руководство отвергло идею пверховенство закона, сделав ставку на «революционную целесообразность». Активно внедрял эту установку нарком юстиции
Д.И. Курский.

Категория «закон» не использовалась, широкое развитие получило так называемое «декретное законодательство». Отсутствовала четкая регламентация юридической силы различных правовых актов. Фактически законода-тельную деятельность могли осуществлять не только Съезды Советов, но и ВЦИК, Совнарком. Практика множества субъектов законодательной деятельности сохранилась до принятия Конституции 1936 г., когда в советском государственном праве была закреплена категория «закон».

Накануне Генуэзской конференции нарком по иностранным делам
Г.В. Чичерин, а также партийные публицисты
Т. В. Сапронов
и Д.Б. Рязанов предлагали ввести дополнение в Конституцию, дающее право голоса целому ряду категорий населения.

Новая ситуация, связанная с осуществлением нэпа, требовала отказа от ограничений демократии, вызванных чрезвычайными условиями Гражданской войны. Однако сдвиги в политической сфере были незначительными. Требования глубоких перемен в политической системе не были в должной мере оценены высшим руководством страны, а предложения проигнорированы.

В большинстве случаев эти предложения всерьез не рассматривались, порою сразу отвергались. Принятие этих предложений могло стать реальным шагом на пути демократизации, расширения социальной базы сложившегося режима. Однако это не произошло, помешал ряд обстоятельств. Конечно, еще свежи были картины Гражданской войны, и для большинства победителей казалось немыслимым, даже постыдным заседать вместе с побежденными.

В партии не созрели силы, выступавшие за последовательные политические перемены, они были очень слабы в высшем эшелоне руководства. Абсолютное большинство состава коммунистической партии, партийно-государственного руководства оказалось пленниками военно-коммунистического идеала, очень немногие были готовы на диалог, компромиссы. Политическая ситуация в стране осложнялась личным соперничеством вождей – Г.Е. Зиновьева,Л.Д. Троцкого и
И.В. Сталина.

Принятие политических решений во многом предопределялось борьбой за власть в партии, в стране, что крайне негативно сказывалось на оценке социально-экономической и политиче-ской ситуации в стране. Неумение ориентироваться в сложной обстановке, находить верные решения явственно обнаружилось в ходе курса на «оживления Советов», особенно в оценке итогов первой открытой избирательной кампании 1925/26 гг., в результате которой во многих Советах заметно уменьшилось представительство рабочего класса, коммунистов, Это было воспринято как угроза потери власти. При этом степень зрелости мелкобуржуазных элементов, их опасность преднамеренно преувеличивались. Будучи не в силах еще пол-ностью контролировать экономическую власть, руководство партии утвердилось в позиции, что в политике уступок не будет, что нашло выражение в разработке нового избирательного закона, а на его основе новой Инструкции по выборам Советов РСФСР и других союзных республик. Механизм выборов стал полностью определяться сверху, зависеть от высших партийных структур. Это отражало процесс концентрации реальной власти вне Советов, вне представительных органов, открывало возможности для складывания диктаторского режима.

Не являясь государственными органами, структуры ЦК ВКП(б) фактически концентрировали политическую власть в стране, готовили решения, определявшие деятельность государственных органов, порядок формирования и работы Советов, были инициаторами изменений избирательного законодательства, осуществляли текущее руководство избирательными кампаниями. Естественно, что в условиях громадного объема работы, крайнего напряжения сил и средств не удавалось в должной мере учитывать особенности каждой избирательной кампании, конкретно-исторической обстановки в стране. Сложилась практика: задолго до официального проведения выборов ЦК партии публиковал директивные письма, в которых содержались установки по проведению отчетов депутатов и выборов Советов. На их основе местные партийные комитеты принимали решения, в которых конкретизировались задачи избирательных кампаний, определялись главные организационные и политические мероприятия по подготовке и проведению перевыборов. Эта практика, сложившаяся в 1920-е гг., с определенными видоизменениями сохранилась на весь советский период.

Партийный публицист, работник Агитпропотдела ЦК РКП(б) И. Варгин в апреле 1921 г. в докладной записке счел возможным легализовать деятельность партий социалистической ориентации, разрешить им свободное участие
в выборах.

Спустя месяц Н. Осинский направил в ЦК записку с предложением о создании «крестьянского союза», в функции которого должно было входить участие в хозяйственном и культурном строительстве на селе, выдвижение кандидатов в Советы, правление кооперативов. Через своих представителей партия могла бы контролировать работу крестьянского союза, развивая самостоятельность крестьянской массы.

Один из лидеров так называемой «рабочей оппозиции», член партии с 1906 г. Г. Мясников предлагал установить полную свободу печати.

Важнейшей задачей организационно-подготовительного этапа выборных кампаний являлось формирование избирательных комиссий. В их состав делегировались представители компартийных, профсоюзных, комсомольских и других общественных организаций. Столь представительный состав соответствовал характеру их компетенции. К ведению избиркомов было отнесено наблюдение за исполнением законодательства о выборах, образование избирательных участков, составление списков избирателей и списков лиц, лишенных избирательных прав. Партийные комитеты в обязательном порядке обсуждали их персональный состав, но часто это делалось формально. В результате

в избирательных комиссиях оказывались лица, не подготовленные для столь важной работы, перегруженные другими поручениями. Многообразная и напряженная работа избирательных комиссий начиналась с составления списка избирателей. Как процессуальная норма, эта практика сложилась в середине 1920-х гг.

Особое внимание уделялось выявлению лиц, лишенных избирательных прав. Этот механизм был крайне далек от совершенства. Списки лишенцев велись органами милиции, финотделами и ОГПУ, передавались в избиркомы и носили характер вердикта, что неизбежно вело к ошибкам и злоупотреблениям. На проведение этой работы в исключительной мере влияли изменения политической атмосферы в стране. Число лишенцев в городах РСФСР в 1926 г. составило 219745 (4,2%), в 1927 г. — 612236 (7%), в 1929 г. – 727365 (7,2%), т.е. в абсолютном выражении увеличилось более чем в три раза. В какой-то мере это связано с более тщательным выявлением лиц, не имевших права голоса, но в целом это было связано с поворотом к административно-волевым методам руковод-ства, отказом от идеи «гражданского мира».

Партийные органы в соответствии с установками сверху задавали социальные и партийные параметры состава Советов. Это не прибавляло авторитета советским органам. Тем не менее активность трудящихся на выборах постоянно росла, они все более активно участвовали в обсуждении отчетов Советов, проведении отчетных собраний.

Соответственно усилилось рвение в выявлении лишенцев, что имело место и в Томске.

Для поборников «чистоты классовой линии», нэпман, торговец, кустарь, ремесленник – все на одно лицо, все «враги Советской власти»!

Мелкобуржуазный революционаризм дополнялся низкой правовой культурой, правовым нигилизмом.

Так, после выборов 1929 г. на основе циркуляра НКВД и НКЮ в нарушение Конституции РСФСР в городах России, в том числе и в Томске, началось выселение лишенцев из коммунальных и кооперативных квартир и домов.

Эта акция превратилась в депортацию семей «нетрудового элемента» и была поддержана частью рабочих и служащих, рассчитывавших получить освободившееся жилье.

Дни выборов превращались в яркие, праздничные события. На избирательных участках устраивались концерты художественной самодеятельности, демонстрировались кинофильмы, на улицах Томска проходили предвыборные карнавалы, вечером – факельные шествия. Особенно активны были комсомольцы, молодежь. В составе Томского горсовета были представлены основные социально-демографические группы – рабочие, служащие, учащиеся, красноармейцы, от трети до половины состава – коммунисты, 8–10% – комсомольцы. Интеллигенция достаточно активно участвовала в советской работе, особенно в деятельности секций народного образования, здравоохранения, культурно-просветительской, торгово-кооперативной, финансов. К разработке планов развития города привлекались лучшие научные и технические силы. По заданиям городской плановой комиссии работали профессора Н.В. Гутовский, Л.Н. Ивановский, М.А. Усов, В.В. Ревердатто и многие другие. Но на съезды Советов Сибири представители интеллигенции делегировались редко, только лишь ректоры вузов В.Н. Савин, Н.В. Гутовский. Чаще всего делегатами съездов Советов являлись партийные и советские руководители, а также «рабочие от станка» и «крестьяне от сохи», по тогдашней терминологии. Представители этих категорий в первую очередь оказывались представленными и на Всероссийских съездах Советов.

Состав делегатов съездов систематически обновлялся, что позволяло вовлекать в непосредственную деятельность высших органов власти сотни представителей трудящихся. Однако такая практика имела и обратную сторону – слабую преемственность. К тому же съезды Советов представляли собой краткосрочные представительные учреждения, их работа не была строго регулирована, каждый съезд Советов принимал свой регламент работы.

Работа съездов была открытой, широко освещалась в печати, после каждого заседания издавались «бюллетени», они в своей совокупности составляли затем стенографический отчет съезда. Сроки созывы съездов Советов в 1920-е гг. стали увязываться с перевыборами Советов. Вряд ли можно согласиться с ранее бытовавшим категорическим утверждением о «выполнении съездами Советов функции верховного властвования», поскольку властвование требует непрерывности и преемственности. Съезды Советов созывались на 1–3 дня, и больше были похожи на Земские соборы Московского государства. Советский политический строй воспроизвел старомосковскую традицию.

Наряду с постановкой социально-бытовых вопросов избиратели Томска обращали внимание и на хозяй-ственные.

Так, в ходе избирательной кампании 1927 г. рабочие и служащие лесозавода, речного порта, кожевенного, дрожжевого заводов, спичфабрики «Сибирь» высказались за необходимость осуществления режима экономии, расширение лесопильного производства в Томске, реконструкции ряда производств и строительства бумажного комбината.

Реальная власть все более концентрировалась в высшем партийно-государственном аппарате, который в возрастающей степени контролировал процесс формирования съездов Советов и его органов. Все в большей мере наблюдался разрыв между конституционным статусом и реальным местом тех или иных представительных органов, что касалось и ВЦИК.

Конституция РСФСР закрепила ведущее положение ВЦИК в системе высших органов власти, будучи высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом, он, по Конституции, давал общее направление деятельности правительства, объединял и согласовывал законодательство и управление, наблюдал за проведением в жизнь Конституции, законов Советской власти. ВЦИК выполнял свои функции путем периодического созыва своих сессий, всего до 1938 г. было проведено около 40 сессий. В период между сессиями работа сосредоточивалась в Президиуме ВЦИК, а также в постоянных и временных комиссиях. Большое место в работе ВЦИК занимала непосредственно законодательная деятельность, а также вопросы хозяйственного, культурного и национально-государственного строительства, административно-территориального устройства.

ВЦИК, в частности, принял Гражданский кодекс, Кодекс законов о браке и семье, Уголовный кодекс РСФСР 1926 г., Положение о судопроизводстве, ряд положений о городских и сельских Советах, Декрет 1925 г. «О введении в РСФСР всеобщего начального обучения и построении школьной сети» и многие другие.

Права и обязанности членов ВЦИК в общей форме были определены Конституцией и конкретизированы специальным положением 1925 г. Члены ВЦИК пользовались правом законодательной инициативы, правом запроса на сессиях, по предъявлении мандата, имели право свободного входа во все советские учреждения и получения необходимых им сведений и справок. знакомили население с работой ВЦИК, принимали от трудящихся ходатайства, заявления и жалобы, направляя их в соответствующие органы, обеспечивая скорейшее рассмотрение. Эта работа велась совместно с РКИ (Рабоче-крестьянскаой испекцией), но ее значимость стала резко снижаться в 1930-е гг., практический опыт не обобщался и перестал освещаться в печати, лишь по анкетным данным можно было узнать, что тот или иной депутат-активист или ответственный работник является членом ВЦИК.

В силу известных причин потенциал советской представительной системы не был в полной мере реализован. Идея о Советах как «работающих корпорациях», которые сами принимают законы, сами организуют их исполнение, оказалась благим пожеланием. Окончательное оформление командно-административной системы усилило зависимость представительных органов от исполнительных, от партийных структур. Дали о себе знать представления о политическом руководстве как чисто аппаратном, они разделялись большинством руководящих кадров всех рангов, прежде всего И.В. Сталиным. Усиливалось расхождение между провозглашенными принципами и их реализацией на практике. Это наглядно проявилось и в осуществлении положений Конституции 1936 г.

Высшие органы власти


по Конституции 1936 г.
Декларации и историческая практика

Достижения и издержки советского строя были тесно переплетены. Было заявлено, что социализм в СССР в основном построен, произошли глубокие структурные изменения в экономике, социальной сфере, ликвидированы эксплуататорские классы, что создало возможность для расширения социальной базы советского строя и внесения существенных изменений в совет-ский государственный механизм. VII съезд Советов СССР (1935 г.) по предложению ЦК ВКП(б) поручил ЦИК создать Конституционную комиссию. Ее председателем стал И.В. Сталин, в разработке проекта активное участие принимали Н.И. Бухарин, М.И. Калинин, Г.К. Орджоникидзе, А.С. Бубнов, Н.В. Крыленко, Я.Б. Гамарник, М.Н. Тухачевский (большинство из них вскоре репрессировано). В июне 1936 г. проект был опубликован, и началось его всенародное обсуждение, в котором участвовало более 55% взрослого населения. В Конституционную комиссию поступило около 154 тыс. предложений, поправок, замечаний. Обсуждение проекта завершилось на Чрезвычайном VШ съезде Советов СССР. Редакционная комиссия внесла ряд изменений в первоначальный текст, было принято 47 поправок и дополнений к проекту, они касались более 30 статей. Среди них – прямые выборы в Совет национальностей, увеличение числа депутатов в обе палаты, их равноправие, увеличение числа заместителей председателя Президиума Верховного Совета с 4 до 11 (по числу тогдашних союзных республик) и др.

Еще в 1920 г. Сталин как-то заметил, что страной управляют не те, которых выбирают в Советы, а «фактически те, которые овладели на деле исполнительными аппаратами государства».

Так, П.П. Борисов, член партии с 1919 г., в 1931–1932 гг. был председателем Томского горсовета, являясь членом ВЦИК.

Сменивший его на этом посту Е.С. Алфеев являлся членом ЦИК СССР, но что-то определенного сказать об их деятельности в высших представительных
органах сказать трудно.

Высший орган власти в СССР, согласно Конституции, – Верховный Совет СССР, избиравшийся на 4 года, состоял из двух палат: Совет Союза и Совет Национальностей, между его сессиями – Президиум Верховного Совета. Определялась компетенция правительства СССР – Совета Народных Комиссаров. Он был подотчетен Верховному Совету СССР.

Специальная глава была посвящена избирательной системе, которая закрепляла всеобщее, равное, прямое избирательное право при тайном голосовании. Избирательное право предоставлялось всем гражданам СССР с 18 лет. Право выдвижения кандидатов в депутаты закреплялось за общественными организациями.

В течение 1937 г. на основе Конституции СССР были приняты Конституции РСФСР и других союзных республик.

Осуществление конституционной реформы имело важное значение для советского общества и вызвало небывалый резонанс за рубежом. Отклики на принятие Конституции 1936 г. за рубежом были достаточно противоречивыми, нередко взаимоисключающими: «движение к демократии» и «псевдодемократическая конституция». Конечно, ряд демократических преобразований был налицо — отмена прежних ограничений в правах для ряда категорий граждан, равные, прямые выборы, тайное голосование. Однако реальной демократизации общественной жизни не произошло, более того, происходили противоположные процессы. Провозглашенные Конституцией неприкосновенность личности, тайна переписки, независимость судей в условиях массовых репрессий были не более чем фикцией. Сложившийся режим вел непрерывную войну со своим народом, с лучшими его представителями. Эту войну не могло остановить принятие Конституции 1936 г., она сама оказалась незащищенной.

Характерной особенностью Конституции 1936 г. было то, что она непосредствен-но решала наиболее существенные вопросы формирования, организации
и деятельности не только высших органов
власти и управления союзных автономных республик, но и местных Советов. Определяла
их полномочия.

Несмотря на законодательное закрепление организационных функций за соответствующими советскими органами и избирательными комиссиями, реальное руководство выборным процессом осуществляли партийные комитеты, используя традиционно номенклатурные методы контроля. Значительные новшества в избирательной системе потребовали еще более широкого применения административного ресурса. Организационно-технические задачи проведения выборов оказались серьезным испытанием для партийно-государственного аппарата. Партийные комитеты осуществляли полный контроль за формирование и составом избирательных комиссий. В предвоенные годы контроль был наиболее силен: в ЦК ВКП(б) направлялись списки не только окружных избирательных комиссий, но и председателей и секретарей участковых комиссий. При подборе кандидатур учитывались родственные связи, отсутствие «порочащих» фактов биографии.

Несколько отводов кандидатур в избирательные комиссии были и на Томской земле.

Процедура выдвижения кандидатов в депутаты Верховных Советов СССР и РСФСР также находилась под партийным контролем. Избиратели обычно поддерживали предлагаемые сверху кандидатуры. Сложилась обязательная, по сути ритуальная, процедура выдвижения первых руководителей страны. В 1937 г. этот список был дополнен героями-полярниками – О.Ю.Шмидт, М.Н. Громов и др.

В Томске на собрании трудового коллектива ТГУ была выдвинута кандидатура И.В. Сталина, мединститута – К.Е. Ворошилова, транспортного института – Н.И. Ежова, редакции газеты «Красное знамя» – Л. Мехлиса и т.д. Такая процедура ритуального выдвижения кандидатами в депутаты сохранилась до конца 1980-х гг. Реальными кандидатами в депутаты стали главный инженер Кузнецкстроя академик И.П. Бардин (в Совет Союза), командующий войсками СибВО М.А. Антонюк (в Совет национальностей). Агитация за кандидатов как элемент избирательной кампании повсеместно была превращена в мощную идеологическую кампанию. Наряду с обеспечением высокой явки на выборы успешно решалась задача достижения высоких производственных показателей. Содержание агитработы вышло далеко за рамки предвыборной ситуации, охватило все стороны жизни страны.
Явка на выборы была исключительно высока, как и процент проголосовавших «за». Население с готовностью восприняло новые формы своего участия в политическом процессе. Конституционная реформа сыграла заметную роль в политической интеграции общества.
Абсолютное большинство участвовавших в обсуждении проекта Конституции и первых выборах в Верховные Советы СССР и РСФСР искренне верили в социализм, в установление законности, демократии. Эти иллюзии умело поддерживались. В преддверии выборов прошла широкая отчетная кампания местных Советов, в ходе которой многие должностные лица и депутаты подверглись критике. Многочисленные митинги, собрания трудящихся, сами первые равные выборы были срежессированы как демонстрация «полного и единодушного единства партии и народа», прославления мудрости вождя всех времен и народов! Делалось это не из-за страха. Нельзя не согласиться с мнением, что в общественном сознании и поведении 1930-х гг. вера в социалистический идеал и авторитет партии соединилась с вождизмом, коллективизм – с равнением на команду сверху, идейная убежденность — с интеллектуальной и политической придавленностью масс.

Период Великой Отечественной войны занимает особое место в истории Томской земли: за счет эвакуированных предприятий существенно вырос экономический потенциал, рабочие, колхозники, интеллигенция самоотверженно трудились в тылу. 13 августа 1944 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР была создана Томская область. Томск к этому времени стал крупным промышленным центром Сибири: за годы войны объем промышленного производства утроился, были созданы ранее не существовавшие отрасли производства – электротехническая, оптико-механическая, резинотехническая, существенно расширились машиностроение и металлообработка. По-прежнему сохранялось значение Томска как крупного научного и учебно-образовательного центра.

Сверху давались рекомендации по социально демографичес-кому составу избирательных комиссий (число рабочих, беспартийныхи женщин).

Так начала формироваться традиция, получившая название «99%».

Режим Сталина умело эксплуатировал энтузиазм, непоколебимую уверенность масс в идеалы социализма, беспредельное доверие вождю.

Во время войны выборы в Советы не проводились. После ее окончания в феврале 1946 г. были проведены выборы в Верховный Совет СССР, через год – в Верховные Советы союзных и автономных республик. Был повышен возрастной ценз для депутатов Верховного Совета СССР – 23 года, Верховных Советов союзных республик – 21 год. Изменения Конституции СССР носили по преимуществу редакционный характер. Сессии Верховных Советов в эти годы созывались нерегулярно, необоснованно сужался круг вопросов, которые рассматривались высшими органами власти, слабой была работа постоянных комиссий. Подбор кандидатов в депутаты проводился исключительно строго, они проходили проверку на наличие компрометирующих фактов в органах госбезопасности. Традиционно кандидатом № 1 назывался И.В. Сталин, затем другие высшие партийно-государственные руководители. На местах партийные комитеты на основе разнарядок сверху подбирали кандидатов в депутаты. Выборы проводились на безальтернативной основе.

Деятельность высших органов власти Союза и республиканских носила полузакрытый характер, в печати давалась краткая и весьма скудная информация по итогам весьма непродолжительных сессий. Работа Верховных Советов заметно активизировалась после ХХ съезда КПСС. Инициатором реформ был Н.С. Хрущев. Он искренне хотел обеспечить в стране законность, привлечь население к участию в делах государства. Однако, полагаясь на собственную интуицию, Н.С. Хрущев пренебрегал закономерностями развития общества, принимал непродуманные, волюнтаристские решения. Реформы проводились поспешно, без серьезного научного обоснования, оказались малорезультативными, породили массу негативных явлений. Все эти реформы механически вотировались высшими органами власти страны, союзных республик. Их фактическое безвластие было продемонстрировано при передаче Крымской области Украине в 1954 г. Этот шаг был предпринят по инициативе Хрущева, стремившегося в борьбе за высший партийный пост заручиться поддержкой руководства компартии Украины.

Депутатам давался наказ, который в первую очередь выражал местные нужды и запросы. Избиратели нередко вносили предложения с указанием способов их реализации, прежде всего это касалось проблем развития жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения, народного образования, развития сети транспортных коммуникаций. Возможности депутата, ученого, или передовика производства, пусть даже инициативного и волевого, были не сопоставимы с возможностями депутата из числа руководящих работников, которые могли использовать не только депутатский мандат, но и свой статус, номенклатурные связи.

Совместные усилия руководства Томской области и депутатов были направлены на ускоренное освоение природных ресурсов.

В частности, уже тогда ставился вопрос о разработке бакчарских железных руд, туганского месторождения редких металлов, строительства горно-обогатительных комбинатов. Были найдены богатые месторождения нефти и газа, Томская область стала одним из центров добычи углеводородного сырья, возникли города Стрежевой и Кедровый.

Наиболее удачно лоббировал интересы области 1-й секретарь обкома, депутат Верховного Совета СССР Е.К. Лигачев. Параллельно с развертыванием добычи нефти и газа удалось добиться строительства гиганта нефтехими – ТНХК. Одновременно решались и важные социальные вопросы: развертывание жилищного строительства и создание современной базы стройиндустрии, создание системы дальнего теплоснабжения Томска с использованием вторичного тепла от атомного производства, снабжение города водой из подземных источников, развитие сети народного образования и здравоохранения. Отдельно следует отметить создание Томского научного центра АН СССР и Академии медицинских наук. Е.К. Лигачев был в числе наиболее сильных «региональных лоббистов». Решение проблем области достигалось не только путем информирования ЦК КПСС, Верховного Совета, Совета Министров, но и путем создания «деловых союзов» с министерствами и ведомствами.

В обмен на гарантии отраслевых министров по увеличению расходов на социальные цели поддерживалась инициатива о размещении на территории области новых промышленных предприятий, расширении действовавших. При заключении таких негласных контрактов часто игнорировались вопросы экологии, развития транспортных коммуникаций. Министерства и ведомства львиную долю капиталовложений направляли на возведение производственных объектов, недооценивая важность социальных задач. Тем не менее Том-ская область в эти годы развивалась исключительно динамично.Население пользовалось значительными социальными гарантиями.

Избирательные кампании проходили по тщательно проработанному сценарию. На партийные комитеты возлагалась задача по подбору кандидатов в депутаты. Рекомендуемые органами КПСС кандидаты затем выдвигались предприятиями и учреждениями и регистрировались избирательными комиссиями. Отлаженный механизм подбора кандидатов позволял формировать депутатский корпус по заданным параметрам.

По традиции наряду с кандидатами в депутаты от трудовых коллективов положено было выдвигать высших руководителей партии, они благодарили за доверие и объявляли о согласии баллотироваться по одному из округов. Прецедента их выборов от Томской области не было.Организация и проведение выборов нуждались в существенном реформировании, как и деятельность Советов всех рангов.

Конституция 1977 г.


и советский «парламентаризм»

Новый этап работы представительных органов принято связывать с принятием Конституции 1977 г. Советы депутатов трудящихся стали именоваться Советами народных депутатов. Принципиальных изменений в их работе не произошло.

Как и ранее, Верховный Совет СССР имел двухпалатную структуру: Совет Союза и Совет национальностей (избиралась по норме: З2 депутата – от союзной республики, 11 – от автономной области, 1 – от автономного округа). Такая структура обеспечивала представительство всего населения и каждой нации и народности в отдельности. Обе палаты состояли из равного числа депутатов, имели равные права и обязанности. Им в одинаковой мере принадлежало право законодательной инициативы: проекты законов, иные вопросы, которые выносились на рассмотрение Верховного Совета, обсуждались палатами раздельно, либо на совместных заседаниях. Из числа членов палат формировались постоянные комиссии для предварительного рассмотрения и подготовки вопросов. Порядок деятельности Верховного Совета, его палат, других органов определялся Регламентом, другими законами СССР.

Представительство Томской области в высших органах власти в эти годы увеличилось. Согласно традиции, тогдашний первый секретарь Томского обкома А.В. Семин был избран в Верховный Совет СССР, депутатами Верховного Совета РСФСР стали председатель облисполкома В. И. Куперт, директор ТЭМЗа
К.И. Лаврентьев, академик В.Д. Кузнецов и колхозница Шегарского района
М.В. Цымоха.

В последующие десятиле-тия такая модель предста-вительства в высших органах власти сохрани-лась: как правило, первый секретарь обкома представ-лял область в Верховном Совете СССР (правда, В.А. Москвин и И.Т. Марченко – депутаты российского парламента), председатель облисполкома, второй секретарь обкома партии избирались депутатами Верховного Совета РСФСР.

Обязательным было представительство наиболее крупных ученых, директоров промышленных предприятий и передовиков производство. Депутатами Верховного Совета РСФСР в разное время были ректор ТПИ А. И. Воробьев, ректор ТГУ А.И. Данилов, профес-сора мединститута
А.Г. Савиных, Д.Д. Яблоков, директора промышленных предприятий А.Т. Иванов (ТЭЛЗ), Л.С. Ильницкий (начальник комбината «Томлес»), и др.

Типичен в этом плане состав депутатов, избранных 12 марта
1967 г. Н. М. Варфоломеева – доярка колхоза им. ХХI съезда КПСС Кожевников-ского района, В. П. Косте-белова – машинист башенного крана,
Г.А. Шашкин – бурильщик Александровской разведочной экспедиции,
А. А. Воробьев – ректор ТПИ. Н.В. Лукьяненок – председатель облиспол-кома, А.И. Кузнецов – 2-й секретарь обкома партии. Такая модель депутатского представительства была и в соседних регионах,
в целом по стране.

Верховный Совет РСФСР являлся однопалатным органом, вопросы своей компетенции он решал на сессиях и через формируемые им органы – Президиум, постоянные комиссии. В Президиуме обеспечивалось представительство от автономных республик, областей и округов.

Продолжалась антиконституционная практика законотворческой деятельности Президиума Верховного Совета СССР, когда принимаемые им указы вносили существенные коррективы в действующее законодательство, а то и противоречили ему. Аналогичным образом республиканские законы изменялись указами Президиумов Верховных Советов республик, в том числе и РСФСР. Такая практика позволяла партии без какого-либо труда проводить свои решения, придавая им общеобязательное значение. При этом депутаты демонстрировали поразительное единство при голосовании, пресловутый «одобрямс». Трудно допустить, что за все годы работы Верховных Советов ни у кого не было оснований проголосовать против по какому-либо из вопросов. Такие ситуации наверняка возникали, поскольку большинство союзных и республиканских депутатов были не марионетки. Среди них было много по-настоящему влиятельных лиц – руководителей регионов, крупных хозяйственников, известных ученых, представителей творческой интеллигенции, у которых было различие во взглядах, подходах. Однако в Верховных Советах царило трогательное согласие, «демонстрировалось монолитное единство» вплоть до перестройки.

Правотворческая деятельность осуществлялась по преимуществу в форме указов Президиума Верховного Совета СССР и нормативных актов Совета Министров СССР. На долю законов приходилось, например, в 1978 г. 10 актов (2% от общего числа), З5 указов принял Президиум Верховного Совета, а Совет Министров принял 216 постановлений и 244 нормативных распоряжения. Такое соотношение законов и подзаконных актов убедительно свидетельствует о том, какие органы были полновластными.

Конституция 1977 г. завершила деятельность по кодификации общесоюзного законодательства. В эти годы Верховный Совет РСФСР подготовил и принял брачно-семейный, земельный, водный кодексы, кодекс законов о труде, законы о народном образовании, здравоохранении. В 1978 г. в РСФСР была принята новая Конституция. Была возрождена практика всенародных обсуждений важнейших законопроектов. Помимо проектов Конституций, граждане принимали участие в обсуждении проекта кодекса о труде, закона о трудовых коллективах. Внедрение плановых начал в правотворческий процесс позволяло заблаговременно и без спешки готовить проекты нормативных актов, более полно учитывать потребности общества.

Подготовку проектов законов вели комиссии законодательных предположений Верховного Совета СССР и РСФСР. В разработке проектов активно участвовали Институт государства и права АН СССР, союзные и республиканские Министерства юстиции, Верховные суды, Генеральная прокуратура.

Законотворческая деятельность сочеталась с решением вопросов государственного управления, с принятием по этим вопросам соответствующих постановлений. Осуществлялся контроль за деятельностью всех подотчетных государственных органов. Не реже одного раза за период полномочий отчеты о своей деятельности Верховному Совету предоставляли Комитет народного контроля, Верховный суд и Генеральная прокуратура СССР, заслушивались отчеты министров, председателей государственных комитетов, других членов правительства СССР.

Особое положение занимала Парламентская группа Верховного Совета СССР – объединение депутатов, возникшее в 1955 г., вскоре она была принята в Межпарламент-ский союз. Ее деятельность заметно активизировалась
в условиях разрядки между-народной напряженности
в 1970-е гг., ее члены выезжали в другие страны
и принимали иностранных парламентариев. Такие непосредственные контакты способствовали улучшению взаимопо-нимания между народами.

С рубежа 1970–80-х гг. происходило нарастание социальных проблем, но еще была уверенность в завтрашнем дне, что «завтра будет лучше, чем вчера». Многое раздражало в повседневной жизни, растущие тяготы однозначно связывались с «начальством», с местной бюрократией, чьи привилегии вызывали почти всеобщую ненависть. На фоне пафоса, громких слов о коммунистической морали все чаще встречались факты нарушения элементарных норм и правил приличия, использования служебного положения в личных целях.

Постоянно росли диспропорции развития, особенно между спросом и предложением, возникла так называемая экономика «дефицита», что деформировало структуру потребления. Сложились «теневые каналы», используя которые, можно было достать дефицитные товары, импорт. Импорт – своего рода мифологическая категория, русифицированное «маде ин» произносилось с трепетной или хвастливой интонацией.

Разоблачение культа личности Сталина предопределило главное противоречие дальнейшей эволюции советской системы, заложило мощный заряд под ее несущие конструкции – надломилась вера в коммунистическую партию, в социалистический идеал, утвердилась двойная мораль, которая приобрела самодовлеющий характер. Конформистская мотивация поведения пришла на смену идейной убежденности, во многом пассивному принятию существовавшего строя, что отчетливо проявилось в ходе выборов в Советы. Несмотря на очевидную предсказуемость их итогов, заключительной фазе избирательных кампаний придавалось особое значение. Создавалась атмосфера праздника на избирательных участках, особенно на выборах в Верховные Советы СССР и РСФСР: выступление профессиональных артистов, участников художественной самодеятельности, демонстрация кинофильмов и пр. Были и прозаические мероприятия – буфеты с дефицитными продуктами и книгами. Праздничность – неотъемлемый атрибут выборов всех советских лет.

Диссонансом в этой атмосфере являлись случаи отказа от голосования. Причины были почти исключительно социально-бытовые.

Оценивая практику голосования в Советы различных уровней, неверно полагать, что она была сплошным абсурдом, как пишут иные публицисты. Существовал разброс мнений и позиций, который нарастал, о чем свидетельствуют надписи на избирательных бюллетенях. Были надписи типа: «голосую за Советскую власть», «за лучших сынов России», за «родную партию», но росло число негативных надписей, которые, естественно, не афишировались, так как содержали нелицеприятные оценки отдельных лиц – «бюрократ и карьерист», «самодур». Росло число надписей на бюллетенях типа: «долой мироедов, владеющих спецбольницами и спецбуфетами», что отражало растущую ненависть к местной бюрократии, ее привилегиям. Такого рода надписи – своего рода нереализованная надежда на «хороших руководителей», отражение оторванности власти от народа. Были политические: «Где выбор кандидатов?», «Голосование – проформа, кого назначили, за того и проголосуют».

Идея «торговли» постепенно овладевала массами, все большая часть населения втягивалась в операции по «обмену услуг», или, говоря словами куплетистов Шурова и Рыкунина,
«вы мне –промтовары,
я вам – бакалею,
вы мне – телевизор,
я вам – магнитофон…».

Отметим такую немаловажную деталь – недовольство и скепсис по отношению к местной власти постоянно усиливались, а представление о справедливости традиционно, как в стародавние времена, связывалось с центральной властью. Сохранялись надежды на благожелательное вмешательство высшего руководства в духе старорусской традиции, отсюда поток жалоб с мест в центральные органы. Увеличивалось число обращений к союзным и республиканским депутатам, они откликались, по возможности помогали. В целом рядовой избиратель имел весьма смутное представление о своих депутатах и их депутатской деятельности. Средства массовой информации, за исключением газеты «Известия», крайне редко и скудно освещали деятельность конституционных органов власти.

Жалобы и обращения граждан – своего рода борьба за свои права, которая не покушается на устои общества, вполне вписывается в логику бюрократической машины, универсальная форма протеста. Советские люди не готовы были отстаивать свои интересы в суде, надеясь личным обращением привлечь внимание к острой проблеме, нарушению их прав.

Перестройка и попытки


реформирования советского строя

Завершающий этап советской политической системы пришелся на время перестройки. На первом этапе М.С. Горбачев и его команда пытались реформировать экономику, на втором – взялись за реформирование политической системы, не имея сколько-нибудь целостной и развернутой программы преобразований.

В соответствии с решениями ХIХ Всесоюзной партконференции были внесены изменения в Конституцию СССР, высшим органом власти был признан Съезд народных депутатов, состоящий из 2250 депутатов, из них 750 избирались по территориальным округам, 750 – по национально-территориальным, остальные делегировались от КПСС и общественных организаций. Предполагалось, что Съезд народных депутатов будет реально полновластным органом, он мог принять к рассмотрению любой вопрос, отнесенный в ведению СССР. Постоянно действующим законодательным, распорядительным органом государственной власти должен был стать Верховный Совет СССР. Принятие этого документа обернулось прямо противоположными результатами. В условиях демократизации и гласности предполагаемый курс на укрепление советского строя обернулся потерей доверия к существовавшим структурам власти, что показали выборы на Съезд народных депутатов в ряде крупных городов страны, в том числе и в Томске (1989 г.).

Известный социолог
В.Э. Шляпентох, анализи-руя редакционную почту тогдашних центральных газет, пришел к выводу, что никто из обратившихся не воевал с советской системой, все хотели ее усовершенствовать. Поэтому власть даже поощряла писание жалоб и обращений. Реакция Центра была различной, обычно пересылали на места, реакция «мест» чаще была формальной, хотя порою удавалось добиться справедливости, что стимулировало «правдоискателей». Они, вопреки растущей апатии и безразличию большинства, конфликтовали с начальством, писали
и сигнализировали.

Подготовка выборов велась как обычно: сформированы избирательные округа, началось выдвижение кандидатов в депутаты в трудовых коллективах. По 313-му округу было выдвинуто 8 кандидатур, но окружная избирательная комиссия в качестве официальных зарегистрировала только двоих. Стремление келейно подобрать кандидатов и провести их в народные депутаты возмутило многих, а явное нежелание не допустить выдвижение сотрудника НИИ ядерной физики С. Сулакшина, так же как и тенденциозный разбор его программы в печати, дали обратный результат, сделали рекламу совершенно неизвестному молодому ученому, усилили симпатии к нему. Он стал известен широкой публике, студенчеству города.

С. Сулакшин уловил настроения масс, излагая то, что тревожило многих, что наболело за долгие годы. Его взлет произошел в условиях резкой политизации, небывалого накала эмоций и страстей. Его команда не особенно церемонилась с соперниками – генеральным директором объединения «Полюс» П. Голубевым и профессором-кардиологом Р. Карповым. Партийные организации оказались не готовы вести агитацию в открытой борьбе позиций, избирательных платформ, а принадлежностьк КПСС, к ее руководящим органам воспринималась негативно большинством избирателей.

Открытие и работа съезда привлекли пристальное внимание томичей, они многого ждали от него. Телевизионные репортажи со съезда на время стали популярным зрелищем, но вскоре оно наскучило. Ожидания закончились разочарованием, идеи перестройки девальвировались, душевный подъем первых лет перестройки угас, нарастали апатия и равнодушие. В такой обстановке проходили выборы народных депутатов РСФСР. Явка на выборы была невысокой, народными депутатами России стали Н. Ведерников, В. Егоров, Д. Добжинский, Г. Жуков, В. Зоркальцев, А. Кобзев, В. Кулаков.

Из всех томских депутатов самым активным и деятельным был С. Сулакшин. Он вошел в Межрегиональную депутатскую группу, в составе парламентских делегаций постоянно выезжал за границу, прошел стажировку в ряде зарубежных и политических центров, позднее стал представителем президента России в Томской области, депутатом Государственной Думы 1-го и 2-го созывов.

Митинговость избирательных кампаний выплеснулась на заседания съездов народных депутатов. Обсуждение вопросов проходило в крайне нервозной обстановке. Большинство выступлений не отличались корректностью. Недоверие, взаимные оскорбления, нежелание идти на компромиссы заводили дебаты в тупик. Видно было, что многие избранники народа не подготовлены к депутатской деятельности. За ожесточенным противостоянием фактически стояли не только личные амбиции, но и начавшийся передел властных полномочий.

Рядовые избиратели равнодушно взирали на «разборки» своих избранников, заметно охладели к политике. Утрата доверия к КПСС сопровождалась нарастающим скепсисом ко всем вновь зародившимся партиям – настораживали экстремизм, нечистоплотность новых лидеров. Несмотря на различия во взглядах, они были поразительно едины в стремлении все решить разом, по западным образцам, демонстрируя авторитарность поведения, нетерпимость к иному мнению.

Исключительным драматизмом отличались выбору по 313-му Том-скому округу. Потребовалось три тура голосования, в результате народным депутатов был избран
С. Сулакшин.

На альтернативной основе были избраны рабочий из Стрежевого Н. Белоус, врач асиновской больницы
А. Лукьянов.

По спискам общественных организаций народными депутатами стали секретарь парткома ПО «Сибкабель»
В. Остроухов, бригадир треста «Томскжилстрой» М. Лицкевич, бригадир бри-гады лесозаготовителей.
Н. Пчелка, руководитель военно-патриотического клуба Н. Шамин.

В развитии политических процессов в стране большую роль сыграла отмена шестой статьи Конституции СССР, закреплявшей руководящую роль КПСС в обществе, а также учреждение поста Президента СССР, что явно противоречило базовым принципам конституционной реформы.

В марте 1990 г. в спешном порядке был созван III внеочередной Съезд народных депутатов, который внес необходимые изменения в Конституцию. По общему правилу, президент должен был избираться на всеобщих выборах, но Горбачеву было сделано исключение, он был избран Съездом народных депутатов. Согласно поправкам Конституции, Президент СССР признавался главой государства и получил широкие полномочия, отняв их у Верховного Совета.
С введением поста Президента, Верховный Совет СССР вновь становился неполновластным.

Предпринятые шаги не стабилизировали ситуацию в стране, кризис нарастал. Новое руководство демонстрировало неспособность осуществлять управление страной, не смогло позитивно решить ни одного вопроса в сфере экономики, политики, национальных отношений, предотвратить развал СССР в ходе начавшегося «парада суверенитетов».

Выборы в республиканские Верховные Советы весной 1990 г. в Прибалтике, Закавказье, в Молдавии принесли победу национал-сепаратистским силам. Первой провозгласила свою независимость Литва, затем, Латвия, Эстония, Армения, Грузия. Процесс распада СССР приобрел особую динамику после принятия Первым съездом народных депутатов РСФСР декларации о государственном суверенитете, которая существенно ослабляла СССР как федеративное государство, носила черты конфедеративного начала. РСФСР – самая крупная по населению и экономическому потенциалу союзная республика, усиливающая противостояние российской власти и союзной, делала распад СССР неизбежным.

Учреждение президентской власти по сути противоречило идее полновластия Советов. Однако личное желание
М.С. Горбачева оказалось весомее принципа полновластия Советов.

Тенденции децентрализации затронули и саму Россию, начался «парад суверенитетов» автономных республик. Некоторые субъекты РСФСР заявили об изменении своего государственно-правового статуса – Адыгея, Карачаево-Черкесия, Горный Алтай, Хакасия стали автономными республиками.

События 19–21 августа 1991 г., ГКЧП при всей их локальности оставили глубокий след в истории России. Исход этих событий фактически предрешил вопрос об изменении общественно-политического строя в стране. Главные события развернулись у стен Белого дома, где располагался Верховный Совет РСФСР. В искренности большинства его защитников не приходится сомневаться, они жили предчувствием близкого вступления в царство свободы, демократии, материального изобилия. Скорее всего, это был «революционный невроз» – психоз веры в идеалы свободы и демократии. В провинции все ограничилось немногочисленными митингами. Уже когда все завершилось, ГКЧП капитулировал, вечером 21 августа в Томске у здания областного Совета собрался митинг, на котором выступили депутаты С. Сулакшин, А. Кобзев.

На время Б.Н. Ельцин, А. В. Руцкой (вице-президент), Р.И. Хасбулатов стали персональным воплощением победы над ГКЧП. Исчезновение главного противника произо-шло на удивление быстро и легко, руководство России продолжало бороться с утратившим власть Центром, партократами, не осознавая свою меру ответственности за судьбы россиян. Поспешные шаги по разгрому союзного Центра привели к окончательной утрате шанса на спасение бывшего Союза. Окончательный приговор СССР был подписан Беловежским соглашением руководителей России, Украины и Белоруссии.

У руководства России не оказалось программы преобразований. Под диктовку Запада была принята программа так называемой «шоковой терапии» – одномоментной либерализации цен и ускоренной приватизации государственной собственности. При этом Президент в своем знаменитом выступлении на V Съезде народных депутатов заверил россиян, что надо потерпеть 6 – 7 месяцев, а уже с осени 1992 г. начнется стабилизация экономики и улучшение жизни населения.

Однако экономическая практика разошлась с теоретическими постулатами реформаторов-монетаристов – «невидимая рука рынка» все решит автоматически. В условиях нарастающего развала экономики и роста социальной напряженности резко усилилось противостояние Президента и Верховного Совета России, который стал все решительнее отмежевываться от правительственного курса, выдвигая задачи корректировки реформ и социальной защищенности рядовых граждан. Президент, его окружение усмотрели главную причину неудач в «антиреформаторской позиции» Верховного Совета. Конфликт ветвей власти поставил в повестку дня проблему государственного устройства: быть России президентской или парламентской республикой. Все более очевидным становился и раскол общества. Такое противостояние было чрезвычайно опасным.

Новый этап борьбы персонифицировался соперничеством Ельцина и Хасбулатова, который был поддержан вице-президентом Руцким. Чтобы разрядить обстановку, было принято решении о проведении всенародного референдума, он состоялся 25 апреля 1993 г. На референдум были вынесены вопросы: о доверии президенту, о поддержке его экономического курса, о досрочном переизбрании президента и Съезда народных депутатов. Референдум не ликвидировал конституционного кризиса, но заложил дополнительные основания для продолжения конфронтации, усилил риск силового варианта его разрешения.

Большой резонанс получило высказывание президента России Б.Н. Ельцина, обращенное к автономиям: «…берите суверенитета, сколько проглотите!»

Накануне решающей схватки Ельцин заручился поддержкой правящих кругов Запада и начал переброску войск в Москву. 21 сентября 1993 г. он подписал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», по которому распускался Съезд народных депутатов, назначались выборы в новый парламент – Федеральное Собрание, вводилось прямое президентское правление. Верховный Совет, опираясь на решение Конституционного суда, квалифицировал указ как государственный переворот и принял решение о прекращении полномочий Ельцина как президента. Сразу же началась блокада Белого дома, были отключены связь, водопровод, канализация. Противостояние продолжалось две недели, разрешение конфликта произошло силовым путем. Под гром танковых пушек в России завершилась эра Советов как формы организации государственной власти. По указу президента был осуществлен демонтаж системы Советов, вся полнота власти перешла в руки президентской администрации.

Президентский указ за № 1400 в Томской области был принят по-разному. Представитель президента С.С. Сулакшин безоговорочно поддержал его, администрация области констатировала, что «некоторые формулировки Указа выходят за рамки существующего правового пространства, но в нем предложен приемлемый вариант выхода из критической политической ситуации». Малый областной совет во главе с Г.А. Шаминым запретил указ № 1400 к исполнению на территории области. Глава администрации области В.М. Кресс 15 октября 1993 г. подписал постановление о прекращении полномочий Томского областного Совета.

Итак, становление и развитие социализма в нашей стране было неразрывно связано с Советами, большевики пришли к власти на гребне мощного советского движения, что в свое время подметил очевидец октябрьских событий американский полковник Робинс и записал в своем дневнике: «Ленин, Троцкий пришли к власти на трех словах –Вся власть Советам»! Поразительно, но история повторилась, в начале 1990-х гг. «демократы» пришли к власти тоже на советской волне! Профессиональным исследователям, ученым еще предстоит осмыслить исторический путь Советов как особой формы государственности и причины его деформации.

Результаты оказались неоднозначными:
Президент получил незначительное большинство (58%) по первым двум вопросам,
но избиратели не поддержали досрочных выборов ни президента,
ни народных депутатов. Таким образом, ни одна из противоборствующих сторон не получила решающего преимущества, но каждая оценивала итоги референдума в свою пользу.

Резюме
  • Советы родились как орган стачечной борьбы.
  • В разгар революции 1905 – 1907 гг. некоторые из них превратились в организованные структуры по борьбе с российским самодержавием, стали «зародышами» революционной власти.
  • В период после февральской революции 1917 г. Советы стали вторым, наряду
    с Временным правительством, центром политической власти в стране.
  • Вечевые (общинные) корни происхождения Советов предопределили их признание абсолютным большинством населения России. В октябре 1917 г. большевики пришли к власти на гребне советского движения.
  • Советы сыграли исключительную роль в Гражданской войне, но к ее исходу (1922 г.) претерпели негативную трансформацию.
  • Попытки оживления деятельности Советов в 1920-е гг. носили непоследовательный и противоречивый характер.
  • В 1930-е гг. Советы стали «демократическим фасадом» сложившейся тоталитарной системы. Конституция 1936 г. не обеспечивала реализации демократиче-ского потенциала
    советского строя.
  • Решения XX съезда КПСС несколько демократизировали политическую систему страны, но не изменили место и роль Советов в системе органов государ-ственной власти.
  • С течением времени происходила формализация избирательных процедур
    и практической деятельности Советов всех уровней.
  • Конституция 1977 г. также не способствовала демократизации общественно-политической жизни советского общества.
  • Тем не менее высшие ораны представительной власти СССР проделали немалую работу по развитию законодательства и кодификации советского права. Однако эти «правили игры» постоянно нарушались партийно-политической элитой.
  • Последняя попытка демократизации советского политического строя была связана с созывом Съездов народных депутатов СССР (с 1989 г.), которые напоминали земские соборы
    Московской Руси.
  • Введение института президентства находилась в явном противоречии с идеей полновластия Советов; полномасштабный социетальный кризис и нарастающий конфликт между Президентом и Верховным Советом РФ привели к трагической развязке: в октябре 1993 г. Советы были распущены. Так закончилась история советского народного представительства.

Литература
  1. Верт Н. История советского государства. 1900 – 1991. – М., 1992.
  2. Габричидзе Б.Н. Конституционный статус органов советского государства. – М., 1982.
  3. Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы. – М., 1995.
  4. Знаменский О.Н. Учредительное собрание: история созыва и крушения. – М., 1976.
  5. История государства и права СССР. Ч. 2. / Под ред. Г.С. Калинина. – М., 1981.
  6. История государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. – М., 2000.
  7. Кравцов Б.Н. Верховный Совет СССР. – М., 1954.
  8. Кириченко М.Г. Высшие органы государственной власти РСФСР. – М., 1968.
  9. Ленин В.И. Государство и революция // ПСС. Т. ЗЗ.
  10. Ленин В.И. Пролетарская революция и ренегат Каутский // ПСС. Т. 37.
  11. Ленин В.И. Выборы в учредительное собрание и диктатура пролетариата // ПСС. Т. 40.
  12. Лепешкин А.И. Советы – власть трудящихся. – М., 1966.
  13. Пайпс Р. Россия при большевиках. – М., 1995.
  14. Протасов Л.Г. Учредительное собрание: рождение и гибель. – М., 1997.
  15. Разгон А.И. ВЦИК Советов в первые месяцы диктатуры пролетариата. – М., 1977.
  16. Сырых В.М. История государства и права России: советский и современный периоды. – М.,1999.
  17. Советы народных депутатов. Справочник. – М., 1984.
  18. Томск. История города. – Томск, 2004.
  19. Томская область. Исторический очерк. – Томск, 1994.
  20. Якубовская С.И. Строительство союзного советского государства. – М., 1960.

Екатерина II подписала два законодательных акта: «Жалованная грамота городам» и «Жалованная грамота дворянству»

21 апреля (2 мая) 1785 г. Екатерина II подписала два законодательных акта: «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» и «Грамота на права и выгоды городам Российской Империи».

«Жалованная грамота дворянству» состояла из вводного манифеста и четырёх разделов (92 статьи): О личных преимуществах дворян; О собрании дворян, установлении общества дворянского в губернии, и о выгодах дворянского общества; Наставление для сочинения и продолжения дворянской родословной книги в наместничестве; Доказательства благородства.

Грамота свела воедино и окончательно закрепила все привилегии дворянства. В соответствии с ней дворянству предоставлялись особые существенные льготы в сравнении с другими сословиями — свобода от обязательной службы, уплаты податей, право на владение крепостными крестьянами и земельными недрами в пределах своих владений. Дворяне могли организовывать мануфактуры, заниматься промышленным производством и торговлей, освобождались от постоя войск, их имения не подлежали конфискации. Впервые предоставлялось право организации дворянских собраний в губерниях и уездах (дворянские собрания могли делать представления властям о своих нуждах). Честь, жизнь и имущество дворянина отныне можно было отнять только после совершённого им преступления, доказанного судом, состоящим из равных ему. Дворянство отныне именовалось «благородным».

Подписанная в этот же день «Жалованная грамота городам» состояла из вводного манифеста и четырнадцати разделов: Городовое положение; О городовых обывателях. Установление общества градского, и о выгодах общества градского; Наставление для сочинения и продолжения городовой обывательской книги; Доказательства состояния городовых обывателей; О личных выгодах городовых обывателей, среднего рода людей или мещан вообще; О гильдиях и гильдейских выгодах вообще; О первой гильдии; О второй гильдии; О третей гильдии; О выгодах цеховых; О иногородних и иностранных гостях; О выгодах именитых граждан; О городовых доходах; О городской общей думе и о городской шестигласной думе.

Грамота устанавливала новые выборные городские учреждения, расширяя круг избирателей и закрепляя основы самоуправления. Горожане были поделены на шесть разрядов по имущественным и социальным признакам: «настоящие городские обыватели» — владельцы недвижимости из дворян, чиновников, духовенства; купцы трёх гильдий; ремесленники, записанные в цехи; иностранцы и иногородние; «именитые граждане»; «посадские» (все прочие граждане, кормящиеся в городе промыслами или рукоделием). В соответствии с Грамотой в городах раз в три года созывалось собрание «градского общества», в которое входили лишь наиболее состоятельные горожане. Постоянно действующим городским органом была «общая градская дума», состоящая из городского головы и шести гласных. Судебными выборными учреждениями в городах являлись магистраты.

С приходом к власти Павла I в области сословной политики многое изменилось. Борясь с «дворянской вольницей», Павел отменил ряд положений «Жалованной грамоты». Были ликвидированы губернские дворянские собрания. В 1797 г. был объявлен смотр всем числящимся в полках офицерам, не явившиеся были уволены в отставку. Не служившим государству дворянам было запрещено участвовать в дворянских выборах и занимать выборные должности; вопреки законодательству Екатерины II для лиц благородного происхождения были восстановлены телесные наказания.

Лит.: Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства // Российское законодательство X-XX вв. Т. 5. М., 1987.; То же [Электронный ресурс]. URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/dv_gram.htm; Грамота на права и выгоды городам Российской Империи // Российское законодательство X-XX вв. Т. 5. М., 1987; То же [Электронный ресурс]. URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/gorgram.htm; Ключевский В. О. Русская история: полный курс лекций. М., 2008 // Лекция 79. Жалованные грамоты дворянству и городам; То же [Электронный ресурс]. URL: http://bibliotekar.ru/rusKluch/79.htm; Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй половине XVIII в., М., 1956; Рындзюнский П. Г., Городское гражданство дореформенной России, М., 1958.

См. также в Президентской библиотеке:

Глебов И. А. Административная деятельность императрицы Екатерины II // Императрица Екатерина II. Вильна, 1904. C. 121;

Лаппо-Данилевский А. С. Очерк внутренней политики императрицы Екатерины II. Пг., 1898. С. 36;

Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. Т. 22. № 16187. СПб., 1830. С. 344, 358.

Советская психология: деятельность, сознание и личность

Советская психология: деятельность, сознание и личность

Писатели-марксисты: Леонтьев А. Н.

Проблема деятельности и психологии


3.1. Два подхода в психологии — два плана анализа

В последние годы в советской психологии ускоренное развитие отдельных отраслей и прикладных исследовательская работа. В то же время теоретические проблемы общего психологии уделялось меньше внимания.Помимо этого, советские Психология, сформулированная на марксистско-ленинской философской основе, предложила принципиально новый подход к психике и первой ввела в психологию ряд важных категорий, нуждающихся в дальнейшем развитии.

Среди этих категорий категория деятельности является наибольшей. значимость. Вспомним известные тезисы Карла Маркса о Фейербаха, утверждающих, что главная неадекватность прежнего метафизического материализма заключалась в том, что он рассматривал чувствительность только в форме созерцания, а не как человеческую деятельность или практику; в отличие от материализма, идеализм понимал деятельность абстрактно, а не как актуальную чувственную деятельность человека.

Так обстояло дело во всем домарксистском психология. Более того, в современной психологии разрабатывается вне марксизма ситуация остается неизменной. В его деятельности интерпретируется либо в рамках идеалистических представлений или по направлениям материалистических и естественнонаучных тенденций — как реакция на внешние воздействия пассивного субъекта обусловлено его врожденной организацией и подготовкой. Но это именно это делит психологию на естествознание по с одной стороны, и психологию как науку о духе, в с другой — поведенческая и «менталистическая» психология.В кризисы, вызванные этим в психологии, продолжаются и сейчас; они только «Отступили в глубь» и стали выражаться в менее открытые формы.

Характерным для нашего времени является интенсивное развитие междисциплинарные исследования, связывающие психологию с нейрофизиология, кибернетика и логико-математическая дисциплин, а также социологии и истории культуры; это в сам по себе не может привести к разрешению фундаментального, методологические проблемы психологической науки.Оставив их неразрешенный только увеличивает склонность к опасному физиологический, кибернетический, логический или социологический редукционизм и угрожает психологии утратой ее предмета, ее специфичность. Не то и то обстоятельство, что конфликт различные психологические тенденции утратили былую остроту свидетельство теоретического прогресса; воинствующий бихевиоризм дал к компромиссу с необихевиоризмом (или, как говорят некоторые авторы, «Субъективный бихевиоризм»), гештальтизм, неогештальтизм, Фрейдизм, неофрейдизм и культурная антропология.Хотя термин эклектичный приобрел значение почти высшей похвалы среди американских авторов эклектичные позиции еще никогда не приводили к успех. Понятно, что синтез гетерогенных комбинации психологических фактов и обобщений, не может быть достигнуто с помощью их простых комбинаций и общее переплетение. Это требует дальнейшего развития концептуальная система психологии, поиск новых научных теории, способные стянуть распущенные шнурки структура психологической науки.

При всем разнообразии тенденций, о которых мы говоря, что у них общего с методологической точки зрения Считаю, что они получены из биномиального плана анализа: действие на рецепторные системы субъекта в результате реакции явления (субъективные и цель) вызвано данным действием.

Этот план появился с классической ясностью в психофизике и психофизике. в физиологической психологии еще в прошлом веке.Главный проблема, которая возникла в то время, заключалась в изучении зависимость элементов сознания от параметров стимулы, вызывающие их. Позже в бихевиоризме, то есть в соответствие с изучением поведения, этот биномиальный план нашел его первое прямое выражение в известной формуле S R .

Неадекватность данной схемы состоит в том, что она исключает из область исследования убедительный процесс, в котором реальные связи субъект с предметным миром, его объективная деятельность являются сделано (на немецком языке: Tätigkeit , в отличие от Aktivität ).Такая абстракция от деятельности тема оправдана только в узких рамках лабораторный эксперимент, который призван выявить элементарные психофизиологические механизмы. Осталось только выйти за рамки эти границы, чтобы раскрыть невыносимость таких абстракция. Это сделало необходимым для более ранних исследователей, объясняя психологические факты, допустить вмешательство специальные силы, такие как активное восприятие, внутреннее намерение, т. д., то есть апеллировать все к деятельности сюжет, но только в его мистифицированной, идеалистической форме.

Основные трудности психологии, связанные с биномом план анализа и «постулат непосредственности» которая скрывается за ней, породила настойчивые попытки Преодолей это. Одно из направлений, по которому были предприняты эти попытки. подчеркнул тот факт, что эффекты внешнего воздействия зависят от их интерпретация субъектом, на тех психологических «Промежуточные переменные» (Толман и др.), Которые охарактеризовать его внутреннее состояние. В свое время С. Л. Рубинштейн выразил это в формуле, которая гласит, что «внешние мотивы действуют через внутренние условия.Эта формула конечно, вроде бы неопровержимо. Но если мы поймем в качестве внутренних условий текущее состояние объекта подвергается воздействию, то существенно ничего не повлияет новое для формулы S Р . Даже неживые объекты, когда их состояние изменились, по-разному проявляют себя во взаимодействии с другие объекты. На влажной размягченной почве колеи будут резко отпечатываются, но на сухой затвердевшей почве они не будут. Даже больше ясно это проявляется у животных и у человека: реакция голодное животное к пищевому стимулу будет отличаться от пищевого стимула сытое животное, а информация о футбольном матче вызовет совершенно другая реакция у человека, который интересуется футбол, чем в человеке, который к нему совершенно равнодушен.

Введение концепции промежуточных переменных несомненно, обогащает анализ поведения, но не убрать упомянутый постулат прямоты. В важно то, что даже если переменные, о которых мы говорят, вмешиваются, это только в смысле внутреннего условия самого субъекта. Сказанное относится также к «мотивирующим факторам», потребностям и желаниям. Разработка роли этих факторов происходило, как известно, в очень разные линии — в бихевиоризме, в школе К.Левина, и особенно в углубленной психологии. Однако во всех этих школах, какими бы разными ни были их направления и какими бы разными они ни были в понимании самой мотивации и ее роли, неизменным оставалось главное: противопоставление мотивации объективным условиям деятельности, противодействию мотивации. внешний мир.

Попытки решить проблему со стороны т.н. Особо следует упомянуть культурологию. Признанный основоположник этого направления Л.Уайт развивает идею «культурного определение »явлений в обществе и в поведении частные лица. Возвышение человека и человеческого общества приводит к следующее: Связь между организмом и окружающей средой которые раньше были прямыми и естественными, становятся опосредованными культурой развитие на основе материальной продуктивности. Таким образом, культура для людей появляется в форме значения, придаваемого речевые знаки-символы. На основании этого Л. Уайт предложил трехчленная формула поведения человека: организм мужчина + культурные стимулы поведение .

Эта формула создает иллюзию преодоления постулата непосредственности и вытекающей из нее формулы: S R . Однако введение культуры передается знаковыми системами в эту формулу как посредническое звено неизбежно заманивает психологические исследования в ловушку явления сознания, социальные и индивидуальные. Простой результаты замены: мир объектов теперь заменен мир знаков и значений, разработанный обществом. Таким образом, мы снова стоять перед биномиальной формулой S R , но теперь стимул интерпретируется как «культурный стимул.»Это также выражается более поздней формулой Уайта, с помощью которой он объясняет различие в определении психических реакций (разума) животные и человек. Он пишет эти формулы так:

V m = f ( V b ) у животных,

V м = f ( V c ) в человеке,

, где V — переменная, m — разум, b — состояние кузова, а c — культура.

В отличие от социологической концепции и психологии производная от Дюркгейма, который так или иначе сохраняет идею первичности взаимодействия человека с предметным миром, современная американская культурология знает только влияние на человека «экстрасоматических объектов», которые образуют континуум, развивающийся в соответствии с собственными «объектами». супрапсихологические »,« супрасоциологические »законы (что также делает необходимой науку, культурологию). С этой культурологической точки зрения люди выступают только как «катализаторы» и «средства выражения» культурного процесса.Ничего больше.

Совершенно другая линия, вытекающая из постулата прямолинейность и по которой происходило усложнение анализа был результатом открытия регулирующего поведения с помощью обратные связи, очевидно сформулированные ранее Н. Н. Ланге.

Уже первые исследования строения сложного двигательные процессы в человеке позволили понять механизм широкого круга явлений в новом свете. Здесь работа Н.А. Бернштейн, показавший роль рефлекторного кольца с обратным подключением.

За время, отделяющее нас от ранних работ, в 1930-х годах теории регулирования и информации предполагали общенаучное значение и охватывавшие процессы в как в живых системах, так и в неживых системах.

Интересно, что концепции кибернетики во время этих лет позже были приняты большинством психологов как совершенно новый.У них было что-то вроде второго рождения в психологии — обстоятельство, которое вызвало у некоторых энтузиастов кибернетический подход к мысли, что наконец-то появились новые методологические основы были найдены для всеобъемлющей психологической теории. Очень Однако вскоре выяснилось, что кибернетический подход к психология тоже имела свои пределы, которые можно было преодолеть только на цена замены научной кибернетики какой-то «Кибернетическая мифология»; это правда, что психологический реалии, такие как психический образ, сознание, мотивация, и цель казалась потерянной.В этом смысле даже пришли об известном отказе от ранних произведений, в которых разработал принцип деятельности и представления об уровнях регулирование, среди которых уровень воздействия объекта и выше Следует особо отметить когнитивные уровни.

Идеи современной теоретической кибернетики образуют очень важный уровень абстракции, который позволяет описать особенности структуры и движения более широкого класса процессов что не могло быть описано с помощью ранее идейный аппарат.Но расследования, проводимые в этом плоскости абстракции, несмотря на их бесспорность производительности, сами по себе не могли решить фундаментальная методологическая проблема той или иной специальной области знаний. По этой причине нет ничего парадоксального в Дело в том, что в психологии введение понятий о регулирование, информационные процессы и саморегулирующиеся системы до сих пор не меняет упомянутый постулат непосредственности выше.

Напрашивается вывод, что усложнения явно нет. исходная формула, исходящая из этого постулата, так сказать, «из внутри »может устранить те методологические трудности, которые он производит в психологии.Чтобы удалить их, необходимо необходимо заменить биномиальную формулу анализа на принципиально другая формула, и без отказ от постулата прямоты.

Основной тезис, обоснование которого будет представлено. в последующей работе заключается в том, что реальный способ преодолеть это постулат, который, по мнению Д. К. Узнадзе, является «злокачественным» для психологии через введение в психологию Категория объекта деятельности.

Вынося это предложение, необходимо сразу укажите это: вопрос касается деятельности, а не одной из поведение, а не один из нейрофизиологических процессов, которые производят деятельность.Дело в том, что «единицы», выделенные анализом и язык, с помощью которого поведенческие, церебральные или логические процессы описаны с одной стороны, а объективные активность с другой стороны, не согласны друг с другом.

Таким образом, в психологии была изобретена следующая альтернатива: либо сохранить основную биномиальную формулу: действие объекта → изменение текущего состояния объекта (или по сути то же самое, формула S R ), или разработать трехчлен формула, включающая среднее звено («средний термин») активность субъекта и, соответственно, условия, цели, и средства этой деятельности — связь, которая опосредует связи между ними.

С точки зрения проблемы определения психики, эту альтернативу можно сформулировать так: Мы возьмем либо позиция, что сознание определяется окружающие предметы и явления, или положение, которое сознание определяется социальным существованием людей, что при определении Маркс и Энгельс, есть не что иное, как реальный процесс их жизнь.

Но что такое человеческая жизнь? Это та совокупность, точнее, та система действий, сменяющих друг друга.В действии там действительно происходит перевод объекта в его субъективную форму, в образ; также в деятельности перенос деятельности в ее объективные результаты в его продуктах. Взято из С этой точки зрения деятельность предстает как процесс, в котором взаимное переходы между полюсами «субъект-объект» удавшийся. «В производстве личность объективизируется; в нужде вещь субъективизируется », — отмечал Маркс.

3.2. Категория объективной деятельности

Активность — это молярная, а не аддитивная единица срока службы физический, материальный предмет.В более узком смысле, то есть на психологический уровень, это единица жизни, опосредованная психическим отражение, истинная функция которого состоит в том, что оно ориентирует субъект в объективном мире. Другими словами, деятельность — это не реакции, а не совокупности реакций, а системы, имеющей структура, ее внутренние переходы и трансформации, ее собственная разработка.

Введение категории деятельности в изменения психологии вся концептуальная система психологического знания.Но для при этом необходимо рассматривать данную категорию в целом с ее важнейшие зависимости и определения: со стороны его структура и в его конкретной динамике, в его различных аспектах и формы. Другими словами, нас интересует отвечая на вопрос, как именно категория деятельности входит в психологию. Этот вопрос представляет собой серию теоретические проблемы, которые далеки от решения. это Само собой разумеется, что я могу коснуться только некоторых из них проблемы.

Психология человека занимается деятельностью конкретных индивидов, происходящих либо в условиях открытых ассоциации, среди людей, или лицом к лицу с окружающий предметный мир — перед гончарным кругом или за письменным столом. При любых условиях и формы человеческой деятельности, какой бы структуры она ни была предполагает, что его нельзя рассматривать изолированным от социальных отношения, из жизни общества. Во всей своей отчетливости деятельность человека представляет собой систему, включающую в системе взаимоотношений общества.Вне этих отношений человеческой деятельности просто не существует. Просто как это существует определяется этими формами и материальным и духовным означает ( Verkehr ), который является результатом разработки производство, и это не может быть реализовано иначе, как в конкретная деятельность людей.

Само собой разумеется, что деятельность каждого отдельного человека зависит от его места в обществе, от условий, в которых он лот, и как этот лот проработан в уникальном, индивидуальном обстоятельства.

Особенно важно остерегаться понимания человеческая деятельность как отношения, существующие между человеком и противостоящее общество. Это необходимо подчеркнуть, потому что сейчас психология наводнены позитивистскими концепциями, которые во всех смыслах навязывание идеи противопоставления человеческого индивида общество. Для человека общество представляет собой лишь то внешнее среда, к которой он вынужден приспосабливаться, чтобы не казаться «неадаптированными» и выжить точно так же как животное вынуждено приспосабливаться к внешнему, естественному окружающая обстановка.С этой точки зрения человеческая деятельность формируется как результат его армирования, даже если не прямое армирование (для Например, через оценку, выраженную «рецензентом» группа). При этом упускается главное — то, что в общества человек находит не просто внешние условия, к которым он должны учитывать его деятельность, но эти же социальные условия несут в себе мотивы и цели его деятельности, его средства и методы; одним словом, общество производит деятельность лица, образующие его.Конечно, это совсем не значит что их деятельность лишь олицетворяет отношения общества и его культура. Есть сложные трансформации и переходы которые соединяют их так, чтобы не было прямого преобразования одного в возможно другое. Для психологии, ограниченной концепцией «Социализация» психики индивида без ее При дальнейшем анализе эти преобразования остаются подлинным секрет. Этот психологический секрет раскрывается только в исследования генезиса человеческой деятельности и ее внутренних структура.

Основной или, как иногда говорят, конституирующей характеристикой деятельности является его объективность. Собственно, понятие объекта ( Gegenständ ) уже имплицитно содержится в самом понятии деятельности. Выражение «беспредметная деятельность» лишено всякого смысла. Деятельность может казаться беспредметной, но научное исследование деятельности обязательно требует открытия ее объекта. Таким образом, объект деятельности двоякий: во-первых, в своем независимом существовании как подчинение себе и преобразование деятельности субъекта; во-вторых, как образ объекта, как продукт его свойства психологической рефлексии, которое реализуется как деятельность субъекта и иначе существовать не может.

В самом начале деятельности и психологической рефлексии раскрывается их объективная природа. Таким образом было показано, что жизнь организмов в однородной, хоть и изменчивой, среде может развиваться только в виде усложнения этой системы элементарные функции, поддерживающие их существование. Только в переход к жизни в дискретной среде — то есть к жизни в мир объектов, влияющих на процессы, которые имеют прямое биотическое значение — это процессы, возникающие в результате действия, которые могут быть нейтральными и абиотическими сами по себе, но которые сориентировать его по отношению к деятельности первого рода.Формация этих процессов, которые способствуют основным жизненно важным функциям происходит из-за биотических свойств объекта (например, его питательные свойства) как бы скрыты за другими «Поверхностные» свойства. Эти свойства поверхностны в том смысле, что до того, как эффекты биотической активности могут быть испытано, надо, образно говоря, пройти через эти свойства (например, механические свойства твердого тело по отношению к его химическим свойствам).

Конечно, я опускаю здесь какие-либо утверждения о конкретном, научное обоснование упомянутых теоретических положений, просто как я при оценке проблемы их внутренних связи с учением И. П. Павлова о сигнальной функции условных раздражителей и о ориентировочных рефлексах; Я объяснил оба эти момента в других статьях.

Таким образом, предыстория человеческой деятельности начинается, когда жизнь процессы приобретают объективность. Это подразумевает также появление элементарные формы психической рефлексии — трансформация раздражительности ( irribilitas ) в чувствительность ( sensibilitas ), в «способность ощущать.”

Возможна дальнейшая эволюция поведения и психики животных. адекватно понимается именно как история развития объективного содержания деятельности. На каждом новом этапе есть возникло все более полное подчинение эффекта или процессы деятельности к объективным связям и отношениям свойства предметов, с которыми животные взаимодействовал. Объективный мир тем более казался «Вторгаться» в деятельность. Таким образом, движение животного вдоль забора подчиняется «геометрии», становится ассимилируется им и несет в себе; движение прыжок подчинен объективным метрикам среды и выбор способа, чтобы объединить объекты отношения.

Развитие объективного содержания деятельности находит свое выражение в последующем развитии психической рефлексии, которая регулирует деятельность в объективной среде.

Вся деятельность имеет круговую структуру: начальная афферентация эффектор процессы, регулирующие контакты с объективной средой , исправление и обогащение посредством обратных связей исходного афферентного изображения . Теперь круговой характер процессов, реализующих взаимодействие организма с окружающей средой, оказывается общепризнанным и достаточно хорошо описанным в литературе.Главное, однако, не в круговой структуре как таковой, а в том, что психическое отражение объектного мира создается непосредственно не внешними силами (в том числе среди этих «обратных» сил), а теми процессами, посредством которых субъект вступает в практический контакт. с предметным миром, и которые по этой причине обязательно подчинены его независимым свойствам, связям и отношениям. Это означает, что «афферентатором», управляющим процессами деятельности, вначале является сам объект и лишь во вторую очередь — его образ как субъективный продукт деятельности, фиксирующий, стабилизирующий и несущий в себе свое объективное содержание.Другими словами, реализуется двойной перенос: перенос объекта процесса активности , а перенос активности его субъективного продукта . Но перевод процесса в форму изделия происходит не только на полюсе предмета. Еще более отчетливо это происходит на полюсе объекта, трансформируемого человеческой деятельностью; в этом случае деятельность субъекта, контролирующего психический образ, переносится в «свойство угасания» ( ruhende Eigenschaft ) его объективного продукта.

На первый взгляд кажется, что представление о объективная природа психики относится только к сфере собственно познавательные процессы; эта концепция, кажется, не применима к сфера потребностей и эмоций. Однако это не так.

Взгляды на эмоционально-нуждающуюся сферу как сферу состояний и процессы, природа которых лежит в самом субъекте и которые меняют свой внешний вид только под давлением внешних условий, основаны на слиянии по существу различных категорий, слияние, которое проявляется особенно в проблема потребностей.

В психологии потребностей необходимо с самого начала начиная со следующего принципиального различия: различение потребности как внутреннего состояния, как одного из необходимые предвестники деятельности, и потребность как то, что направляет и регулирует конкретную деятельность субъекта в объективной окружающая обстановка. «Голод способен поднять животное на ноги, способные придать охоте более или менее задорный характер, но в голоде нет элемента, который направил бы охотника так или иначе или изменить его, чтобы он соответствовал требованиям места или случайных встреч », — написал Сеченов.Нужно объект психологического познания, особенно в его направлении функция. Во-первых, потребность возникает только как условие потребность организма и сама по себе не способна вызвать любой вид позитивно направленной деятельности; его функция ограничена к активации соответствующей биологической функции и общего возбуждение двигательной сферы, проявляющееся при ненаправленном поиске движения. Только в результате его «встречи» с объектом который отвечает, он сначала стал способен направлять и регулирующая деятельность.

Удовлетворение потребности предметом — акт чрезвычайный. Чарльз Дарвин заметил это в свое время; некоторые данные Павлова И.П. поддержите это; Д. Н. Узнадзе говорит об этом как об условии начало цели; и современные этиологи оценивают это блестящее описание. Этот экстраординарный поступок — поступок объективируя потребность, «наполняя» ее содержанием, полученным из окружающий мир. Это то, что вызывает необходимость по-настоящему психологический уровень.

Развитие потребностей на этом уровне происходит в форме развития их объективного содержания.Кстати, может быть сказал, что это условие позволяет понять появление у человека новых потребностей, в том числе не имеющих аналоги у животных, не «связаны» с биологическими потребности организма, и в этом смысле появляются «Автоматический». Их образование объясняется тем, что в человеческом обществе производятся необходимые предметы, и благодаря этому потребности производятся сами по себе.

Таким образом, требуется прямая деятельность со стороны субъекта, но они способны выполнять эту функцию только при условии, что они объекты.Отсюда возникает возможность обращения терминов, позволивших К. Левину говорить о мотивирующей силе самих объектов ( Aufforderungscharakter ).

Не отличается и ситуация с эмоциями и чувствами. Здесь тоже следует различать, с одной стороны, необъективные, эстетические, аутентичные условия и другие правильные эмоции и чувства, вызванные отношениями между объективными активность субъекта, его потребности и мотивы.Но это Об этом нужно сказать отдельно. В связи с анализа деятельности, достаточно указать, что объективность деятельности отвечает не только за цель характер изображений, но и для объективности потребностей, эмоции и чувства.

Конечно, процесс разработки объективного содержания потребности не однобокие. Другая его сторона состоит в том, что объект деятельности сам по себе представляется субъекту как удовлетворение той или иной его потребности.Таким образом необходимо пробудить активность и направить его со стороны испытуемого, но они неспособны выполнения этих функций таким образом, чтобы они казались задача.

3.3. Объективная деятельность и психология

Внешняя деятельность, чувственно практическая, генетически оригинальная и основная форма человеческой деятельности и имеет особую значение для психологов. Психология, конечно, всегда изучала деятельность — например, мыслительная деятельность, деятельность воображение, память и так далее.Только такая внутренняя активность как подпадает под декартову категорию cogito, правильно считается психологическим, принадлежащим исключительно к области психологи. Таким образом, психология отказалась от изучения практическая чувственная деятельность.

Если в старой психологии фигурировала внешняя деятельность, то она делал это только потому, что выражал внутреннюю активность, активность сознание. Бунт бихевиористов против этого менталистическая психология, имевшая место в начале этого века, сделали больше для углубления, чем устранения разрыва между сознание и внешняя деятельность, только теперь ситуация была обратное: внешняя деятельность была удалена из сознания.

Вопрос, подготовленный объективным ходом развитие психологического знания теперь возникло во всех Актуальность: Изучение внешней практической деятельности является проблемой психология? Нигде не было отмечено, в какой науке принадлежит. Кроме того, научные эксперименты показывают, что изоляция деятельность как объект чьей-то конкретной сферы знания, «праксиология» не могут быть оправданы. Как и все эмпирически заданная реальность, деятельность изучается различными науки; можно изучать физиологию деятельности, но так же уместно изучать его в политической экономике или в социология, например.Не может и внешняя, практическая деятельность быть изолированным от надлежащего психологического исследования. Этот Ситуацию, однако, можно понять в существенно ином способами.

Еще в 30-е годы С. Л. Рубинштейн указывал на важные теоретическое значение для психологии мышления Маркса о том, что в обычной материальной работе перед нами открытая книга основных сильных сторон человека, и это психология для которую эта книга остается закрытой, не может стать существенным и настоящая наука: Психология не может игнорировать богатства человеческого деятельность.

Кроме того, в своих последующих публикациях С.Л. Рубинштейн подчеркнул, что хотя практическая деятельность, посредством которой люди изменить природу и общество тоже входит в сферу психология, объект психологического исследования «является только их конкретно психологическое содержание, их мотивация и регулирование, посредством которого действия приводятся в соответствие с отраженными ощущениями, восприятиями и сознанием объективные условия, в которых они выполняются.

Таким образом, практическая деятельность, по мнению автора, является предметом изучения психологии, но только того конкретного содержания, которое проявляется в форме ощущения, восприятия, мышления и в в целом в виде внутренних психических процессов и состояний предмета. Но это убеждение до некоторой степени одностороннее. поскольку оно абстрагируется от основного факта, что деятельность — в той или иной форме — это часть самого процесса психического отражения, часть содержания этого процесса, и его начало.

Рассмотрим самый простой случай: процесс восприятия устойчивость объекта. Это внешний двигательный процесс за счет средства, с помощью которых субъект устанавливает практический контакт, практический связь с внешним объектом; процесс может быть направлен к выполнению даже некогнитивной, но очень практической задачи, например, деформация объекта. Субъективный образ здесь возникает, конечно, экстрасенс и, соответственно, бесспорно предмет для психологического изучения.Для того, чтобы понять природу данного изображения, однако я должен изучить процесс, который его вызывает, и это, в случае под рассмотрение, это внешний практический процесс. — Будь я хотите этого или нет, согласуется ли это с моими теоретическими взглядами или нет, я все равно обязан включить в тему своего психологическое исследование внешнего, объективного действия предмет.

Это означает, что неверно думать, что хотя внешняя, объективная деятельность представляет собой психологическую расследования, он делает это только в той степени, в которой он включает внутренние психические процессы и это психологическое исследование продвигается без изучения самой внешней деятельности или ее структура.

С этим можно согласиться, только если можно принять односторонний зависимость внешней активности от изображения психического образа целей или мысленного плана, направляющего деятельность. Но это не так так. Деятельность обязательно входит в практический контакт с объекты, которые противостоят человеку, отвлекают его, изменяют или обогащают Это. Другими словами, особенно во внешней деятельности происходит раскрытие круга внутренних психических процессов, как если бы встретиться с объективным миром предметов, властно вторгающихся в этот круг.

Таким образом, деятельность входит в предмет психологии, а не сама по себе. особое «место» или «элемент», но через его особые функция. Это функция доверить субъект объективной реальности. и преобразование этой реальности в форму субъективности.

Вернемся, однако, к случаю инициирования психического отражение элементарного свойства материального объекта при условия практического контакта с ней. Этот случай был процитирован только в качестве наглядного, очень упрощенного примера.Однако он настоящий генетический смысл. Вряд ли сейчас нужно доказывать, что на начальных этапах своего развития деятельность обязательно имеет форму внешних процессов и что, соответственно, психический образ является продуктом этих процессов, связывающих субъект на практике с объективной реальностью. Очевидно, что на разных генетических стадиях научное объяснение О природе и особенностях психического отражения невозможно иначе, как на основе изучения этих внешних процессов.В то же время это не означает замену изучения психики изучением поведения, а лишь демистификацию природы психики. В противном случае нам останется только признать существование тайной «психической способности», которая состоит в следующем: под воздействием внешних раздражителей, падающих на рецепторы субъекта в его мозгу — в порядке явление, параллельное физиологическим процессам — возникает некий внутренний свет, который освещает мир для человека, происходит нечто вроде излучения образов, которые впоследствии локализуются или «объективизируются» субъектом в окружающем пространстве.

Очевидно, что реальность, с которой имеет дело психолог, бесспорно более сложный и богатый, чем это изображается в приведенном здесь грубом плане создания изображения в результате практического контакта с объектом. Однако как бы далеко психологическая реальность ни отклонялась от этой грубой В общих чертах, какой бы глубокой ни была метаморфоза деятельности, она при любых условиях останется фактором, реализующим жизнь физического субъекта, а это, по сути, само по себе сенсорный, практический процесс.

Осложнение деятельности и соответственно усложнение его психическая регуляция представляет собой необычайно широкий круг научные психологические проблемы, из числа которых это необходимо прежде всего, чтобы изолировать вопрос о формах человеческая деятельность и их взаимосвязи.

3.4. Взаимосвязь внутренней и внешней деятельности

Старая психология имела дело только с внутренними процессами, с движение представлений, их объединения в сознание, с их обобщениями, и движение их заменитель — слова.Эти процессы, а также некогнитивные внутренние переживания считались исключительно предметом психологического исследования.

Переориентация старой психологии началась с постановки проблема происхождения внутренних психических процессов. А решительный шаг в этом направлении сделал И. М. Сеченов, который 100 лет назад указали, что психология незаконно извлекает из все звенья процесса, которые были созданы самой природой, ее центр, «экстрасенс», и противопоставляет его «Материал.«Так же, как психология родилась из этого (согласно Сеченову) операция неестественная, потом «нет прибора. могли склеить эти битые ссылки ». Такой подход к Дело, писал Сеченов, надо менять. «Научная психология и все ее содержание не могут быть ничем иным, как серией учений о происхождении психической деятельности.

Задача историка — проследить этапы развития развитие этой идеи. Отмечу только, что тщательная проработка филогенеза и онтогенеза мысли, начавшейся фактически расширил пределы психологического исследования.В психология вошла в такие парадоксальные концепции, начиная с субъективно-эмпирическая точка зрения, как понятие о практический интеллект или ручное мышление. Положение, которое внутреннее интеллектуальному действию генетически предшествует внешнее действие стали почти повсеместно признанными. С другой стороны, то есть начиная с изучения поведения, была разработана гипотеза о прямой механически понятный переход внешнего процессы к загадочным внутренним процессам; мы можем помнить, для Например, формула Ватсона: речевое поведение шепот совершенно беззвучная речь.

Основная роль в развитии конкретной психологической взгляды на происхождение внутренних мыслительных операций, однако, были играет введение в психологию понятия интериоризация.

Интернализация — это, как известно, переход, в результате которого процессы, внешние по форме, с внешними материальными объектами, будучи превращается в процессы, происходящие на ментальном плане, на план сознания; здесь они проходят особую трансформация — они обобщенные, вербализованные, сгущенные, и самое главное, они становятся способными к дальнейшему развитию что выходит за границы возможностей внешних деятельность.Это переход, если воспользоваться краткой формулой Дж. Пиаже, «ведущий от сенсомоторной плоскости к мысли».

Процесс интериоризации сейчас подробно изучается в контексте многих проблем, онтогенетических, психолого-педагогическая и общая психология. Здесь серьезно появляются различия в теоретических основах исследование этого процесса, а также его теоретические интерпретация. Для Ж. Пиаже важнейшая основа для исследование происхождения внутренней мыслительной деятельности от сенсомоторные акты заключаются, по-видимому, в невозможности введение оперативных схем мысли прямо из восприятие.Такие операции, как объединение, упорядочивание и центрирование возникают изначально в процессе проведения внешние воздействия с внешними объектами и в дальнейшем продолжаются развиваться в плане внутренней мыслительной деятельности согласно свои логико-генетические законы. Другие исходные позиции на переход от действия к мысли определялся взглядами П. Джанет, А. Валлон и Дж. Брунер.

В советской психологии понятие интериоризации (« поворот ») обычно связывают с именем Л.С. Выготский и его последователи, которые провели важные исследования этого процесса. В последние годы последовательные этапы и условия целенаправленного, «Несамопроизвольное» преобразование внешнего (материализованного) действия во внутренние (умственные) действия были изучены особенно тщательно П.Я. Гальперин.

Оригинальные идеи, которые привели Выготского к проблеме происхождение внутренней психической деятельности от внешней деятельности различаются в основном из теоретических концепций других авторов, которые его современники.Эти идеи пришли из анализа особенности сугубо человеческой деятельности — трудовой деятельности, производственная деятельность, осуществляемая с помощью инструментов, деятельность, которая исконно социальный, то есть развивается только в условиях сотрудничество и обмен людьми. Соответственно, Выготский выделили две главные взаимосвязанные черты, которые должны быть считается основой психологической науки. Это оборудованные («Инструментальная») структура человеческой деятельности и ее включение в систему взаимоотношений с другими людьми.Именно эти особенности определяют особенности психологических процессов в человеке. Оборудование опосредует деятельность, связывающую человека не только с миром вещей, но и с другими людьми. Благодаря этому его деятельность вбирает в себя опыт человечества. Это также основание того, что психологические процессы в человеке (его «высшие психологические функции») принимают структуру, обязательным звеном которой являются социально-исторически сформированные средства и методы, передаваемые ему окружающими в процессе сотрудничества. работают вместе с ними.Но передать средство или способ осуществления того или иного процесса невозможно иначе, как во внешней форме — в форме действия или в форме внешней речи. Иными словами, высшие, собственно человеческие, психологические процессы могут возникать только во взаимодействии человека с человеком, то есть как интерпсихологические действия, и только впоследствии они начинают завершаться индивидом самостоятельно. в этом процессе некоторые из них продолжают терять свою первоначальную внешнюю форму и превращаться в интрапсихологические процессы.

К утверждению, что внутренняя психологическая деятельность исходят из практической деятельности, исторически накапливаются как результат воспитания человека на основе работы в обществе, и это в отдельных особях каждого нового поколения они формируются в к ходу онтогенетического развития прилагается еще один очень важное предложение. Он состоит в том, что одновременно происходит изменение самой формы психологическое отражение реальности: Сознание выступает как отражение субъектом действительности, собственной деятельностью и сам.Но что такое сознание?

Сознание — это со-знание, но только в том смысле, что индивидуальное сознание может существовать только при наличии социальных сознание и язык, который является его реальной основой. в процесс материального производства, люди также производят язык, и это служит не только средством информации, но и носитель закрепленных в нем социально развитых смыслов.

Старшая психология рассматривала сознание как своего рода метапсихологический план движения психических процессов.Но сознание изначально не даровано и не порождается природа. Сознание исходит от общества; это произведено. По этой причине сознание не является постулатом и не условие психологии, а ее проблема, предмет для конкретное научное психологическое исследование.

Таким образом, процесс интериоризации не является внешним воздействием. перенесены в уже существующий внутренний «план сознание»; это процесс, в котором этот внутренний план сформирован.

Как известно, в результате первого цикла работ посвященных к изучению роли внешних средств и их «Превращая» Л. С. Выготский обратился к изучению сознание, его «клетки» — словесные значения, их формирование и структура. Хотя в этих исследованиях имеется в виду появился в его, так сказать, обратном движении и для этого разум, как если бы это было что-то, что стоит за жизнью и направляет деятельности, для Выготского непоколебимым остался противоположный тезис: Не смысл, не сознание лежит за жизнью, а жизнь лежит за сознанием.

Исследование формирования психических процессов и смыслы (идеи) могут выражать только одну часть общего движения активности, но это может быть очень важная часть: усвоение индивидом способов мышления, выработанных человечество. Но это касается не только познавательной деятельности, ее образование, или его функция. Психологическая мысль (и индивидуальная сознание в целом) шире, чем эти логические операции и те значения, в структурах которых они заключены.Значения сами по себе не порождают мысли, а опосредуют ее — точно так же, как инструменты не вызывают активности.

На более позднем этапе своих исследований Л.С. Выготский заявил, что главное важное предложение много раз в различных формах. Он видел последний оставшийся «секретный» план устного мышления в его мотивация, в аффективно-волевой сфере. Детерминированный взгляд на психическую жизнь, писал он, исключает «приписывание мысли магическая сила определения поведения человека через один конкретная система.”Позитивная программа, полученная в результате этого, сохранив активную функцию смысла и мысли, требует, чтобы проблема была рассмотрена еще раз. И для этого нужно было перейти в категорию объективной деятельности, применяя это также к внутренним процессам, процессам сознание.

Это точно в ходе движения теоретических думал в этом направлении, что основное сообщество внешних а внутренняя деятельность раскрывается как опосредующая взаимосвязь человека с миром, в котором реализуется его настоящая жизнь.

Соответственно этому принципиальное различие, лежащее в основе классической Картезианско-локковская психология — различение, с одной стороны, внешнего мира, мира пространства, которому также принадлежит внешняя физическая активность, и, с другой стороны, мира внутренних явлений и процессов сознания — должно уступить свое место. к другому различию: с одной стороны, объективная реальность и ее идеализированные, трансформированные формы ( verwandelte Formen ), а с другой стороны, деятельность субъекта, включая как внешние, так и внутренние процессы.Это означает, что устраняется разделение деятельности на две части или стороны, как если бы они принадлежали двум совершенно разным сферам. Это также представляет собой новую проблему — проблему исследования конкретных отношений и связи между различными формами человеческой деятельности.

Эта проблема существовала и раньше. Только в наше время, однако приобрело ли это совершенно конкретное значение. Теперь, прежде чем в наших глазах все теснее и теснее переплетаются между внешней и внутренней активностью: физическая работа осуществление практического преобразования материальных объектов, когда-либо более «интеллектуализированный», включает в себя выполнение более сложных умственных действий; в то же время работа современного исследователя, деятельность, которая особенно когнитивные, интеллектуальные по преимуществу, все более наполнены процессы, которые по своей форме являются внешними воздействиями.Такой унификация процессов деятельности, которые варьируются в зависимости от их форму даже сейчас нельзя интерпретировать только как результат те переходы, которые описываются термином интериоризация внешней активности. Это обязательно предполагает наличие также регулярно возникающие переходы в обратном направлении, от внутренней к внешней деятельности.

В социальных условиях, обеспечивающих всестороннее развитие людей, интеллектуальная деятельность неотделима от практической деятельность.Их мышление становится воспроизводимым до степени необходимость момента в целостной жизни индивидов.

Забегая немного вперед, сразу скажем, что взаимное переходы, о которых мы говорим, образуют наиболее важные движение объективной человеческой деятельности в ее историческом и онтогенетическое развитие. Эти переходы возможны, потому что внешняя и внутренняя деятельность имеют схожие общие черты структура. Раскрытие общих черт их структура кажется мне одним из важнейших открытий современной психологической науки.Таким образом, деятельность, которая внутренние по своей форме, происходящие из внешних практических деятельность, не отделена от нее и не стоит над ней, а продолжает сохранять существенную двоякую связь с Это.

3,5. Общая структура деятельности

Сообщество макроструктуры внешнего практического деятельность и внутренняя деятельность теоретически позволяет анализировать ее, первоначально абстрагируя его от формы, в которой он происходит.

Идея анализа деятельности как метод научного человеческого психология была предложена, как я уже сказал, в раннем произведения Л.С. Выготский. Понятие тупого («Инструментальные») операции, понятие целей и позже появилось понятие мотива («мотивационная сфера сознание »). Однако прошли годы, прежде чем можно было описать, в первом подходе, общие структура человеческой деятельности и индивидуального сознания. Этот первое описание теперь, спустя четверть века, появляется во многих способы неудовлетворительные и слишком абстрактные. Но именно благодаря его абстрактность, что его можно рассматривать как начальную отправную точку точка для дальнейшего исследования.

До этого момента мы говорили об активности в целом коллективное значение этого понятия. На самом деле мы всегда должны иметь дело с конкретными видами деятельности, каждая из которых отвечает определенная потребность субъекта, направлена ​​на объект этого потребность, гасится в результате ее удовлетворения и произведен снова, возможно, в другом, полностью изменен условия.

Отдельные конкретные виды деятельности могут различаться между собой. по разным характеристикам: по форме, по методам их выполнения, по их эмоциональная интенсивность в зависимости от времени и пространства потребности в соответствии с их физиологическими механизмами, и т.п.Главное, что отличает одно занятие от другого, однако в этом различие их объектов. Это точно объект деятельности, который придает ему определенный направление. Согласно предложенной мною терминологии объект деятельности — ее истинный мотив. (Такое ограниченное понимание мотива как объекта (материального или идеального), который вызывает и направляет деятельность к самому себе, отличается от общепринятого понимания; но здесь не место для полемики по этому вопросу.) Подразумевается, что мотив может быть либо материальным, либо идеальным, присутствовать либо в восприятии, либо исключительно в воображении или в мыслях. Главное, чтобы за деятельностью всегда стояла потребность, чтобы она всегда отвечала той или иной потребности.

Таким образом, понятие деятельности обязательно связано с понятием мотива. Деятельность не существует без мотива; «Немотивированная» деятельность — это не деятельность без мотива, а деятельность с субъективно и объективно скрытым мотивом.Базовый и «формулирующий» представляются действиями, реализующими отдельные виды человеческой деятельности. Мы называем процесс действием, если он подчинен представлению результата, который должен быть достигнут, то есть подчинен сознательной цели. Точно так же, как понятие мотива связано с понятием деятельности, понятие цели связано с понятием действия.

Появление целенаправленных процессов или действий в деятельность возникла исторически в результате перехода человека к жизни в обществе.Активность участников совместно работа вызывается ее продуктом, который изначально напрямую отвечает необходимость каждого из них. Однако развитие даже простейшее техническое разделение работы обязательно приводит к изоляции как бы промежуточных частичных результатов, которые достигаются отдельными участниками коллективной трудовой деятельности, но которые сами по себе не могут удовлетворить потребности рабочих. Их потребности удовлетворяются не этими «промежуточными» результатами, а доля продукта их коллективной деятельности, полученная каждый из них через формы отношений, связывающих их одним к другому, которые развиваются в процессе работы, то есть социальные отношения.

Легко понять, что «промежуточный» результат которой подчинены рабочие процессы человека, также должны быть изолированы для него субъективно в виде представления. Это также изоляция цели, которая по выражению Маркса, «как закон определяет способ и характер его действий …. »

Выделение целей и формулирование подчиненных действий они приводят к кажущемуся разделению функций, которые раньше слились друг с другом в мотиве.Функция возбуждения: конечно, полностью сохранился в мотиве. Функция направление — другое дело: действия, реализующие деятельность, возбуждаемые его мотивом, но кажущиеся направленными к цели. Предположим, что активность человека пробуждается пищей; это также составляет его мотив. Однако для удовлетворения потребности в пище он должен выполнять действия, не направленные непосредственно на получение пищи. Например, целью данного человека может быть подготовка снаряжения для рыбной ловли; независимо от того, будет ли он сам использовать подготовленное им снаряжение в будущем или передать его другим и получить часть общего улова, то, что вызвало его активность, и то, на что были направлены его действия, не идентичны; их совпадение представляет собой частный личный случай, результат определенного процесса, который мы обсудим.

Выделение целенаправленных действий, составляющих содержание конкретной деятельности, закономерно ставит вопрос о объединяющих их внутренних отношениях. Как уже было сказано, это не аддитивный процесс. Соответственно, действия — это не особые «единицы», которые входят в структуру деятельности. Человеческая деятельность существует только в форме действия или цепочки действий. Например, трудовая активность существует в рабочих действиях, школьная активность — в школьных действиях, социальная активность — в действиях (актах) общества и т. Д.Если мысленно вычесть из нее действия, составляющие деятельность, то от деятельности не останется абсолютно ничего. Это можно выразить по-другому: когда перед нами происходит конкретный процесс, внешний или внутренний, то с точки зрения его отношения к мотиву он выглядит как человеческая деятельность, но когда он подчинен цели, то он проявляется как действие или совокупность цепочки действий.

Кроме того, деятельность и действие представляют собой подлинные и несовпадающая реальность.Одно и то же действие может совершить различные виды деятельности и могут переходить от одного занятия к другому, показывая таким образом свою относительную независимость. Давайте снова обратимся к корявой иллюстрации. Допустим, у меня есть цель — прибыть в точку N — и я это делаю. Это понятно что у данного действия могут быть совершенно разные мотивы, что есть, чтобы реализовать совершенно разные виды деятельности. Противоположным является также очевидно, в частности, что тот или иной мотив может быть дано конкретное выражение в различных целях и, соответственно, может вызывать различные действия.

В связи с выделением понятия действия как основного и «Формулируя» деятельность человека (ее момент), необходимо принять во внимание эту едва начатую деятельность предполагает достижение ряда конкретных целей среди которые некоторые связаны между собой строгой последовательностью. В другом словами, деятельность обычно осуществляется определенным комплексом действия, подчиненные определенным целям, которые могут быть изолированы от общая цель; в этих обстоятельствах происходит то, что характерным для более высокой степени развития является то, что роль общего назначения выполняется предполагаемым мотивом, который трансформируется благодаря тому, что он воспринимается как мотив-цель.

Один из вопросов, который возникает в связи с этим, — это вопрос о формирование цели. Это очень важный психологический проблема. Дело в том, что только область объективно адекватных цели зависит от мотива деятельности. Это субъективное изоляция целей, однако (то есть восприятие непосредственного результат, достижением которого реализуется данная деятельность, которая способна удовлетворить объективную по своему мотиву потребность), представляет собой особый процесс, который почти никогда не изучался.В лабораторных условиях или в педагогических экспериментах мы всегда ставим перед испытуемым, так сказать, «готовую» цель; по этой причине сам процесс целеполагания обычно ускользает от исследования. Только в опытах, совпадающих по методике с известными опытами Ф. Хоппе, раскрывается этот процесс, даже если это одностороннее, но достаточно четкое представление с его качественной динамической стороны. Другое дело в реальной жизни, где формирование цели применяется как важный случай той или иной деятельности субъекта.В этом отношении сравним, например, развитие научной деятельности Дарвина и Пастера. Это сравнение поучительно не только с точки зрения существования огромных различий в способах субъективной реализации изоляции целей, но и с точки зрения психологического содержания процесса их изоляции.

Во-первых, в обоих случаях совершенно очевидно, что цели не надуманы, не ставятся предметом произвольно.Они есть дано при объективных обстоятельствах. Кроме того, изоляция и восприятие целей отнюдь не происходит автоматически, и это не мгновенный акт, но относительно долгий процесс апробации цели по действиям и по их объективной регистрации, если это возможно выражается таким образом. Индивид, справедливо отмечает Гегель, «не может определить цель своего действия, пока он не действует. … »

Еще один важный аспект процесса формирования цели состоит в конкретизации цели, в выделении условия его достижения.Но это нужно учитывать в отдельности.

Любая цель, даже такая, как «достижение точки» N », объективно достигается в определенной цели. ситуация. Конечно, для сознания испытуемого цель может появиться в абстракции этой ситуации, но его действие не может быть от него абстрагировано. По этой причине, несмотря на его намеренный аспект (что должно быть достигнуто), действие также имеет свой операционный аспект (как, какими средствами это можно сделать достигнуто), что определяется не самой целью, а объективно-объектные условия ее достижения.В другом словами, выполняемое действие адекватно поставленной задаче; в Тогда задача — это цель, поставленная в конкретных обстоятельствах. За это причина того, что действие имеет особое качество, которое «формулирует» это конкретно, и особенно методы, с помощью которых удавшийся. Я называю методы совершения действий, операций.

Часто нет разницы между терминами действие и действие. Однако в контексте психологического анализа деятельности различение между ними абсолютно необходимо.Действия, как уже было сказано, связаны с целями, операции — с условиями. Предположим, что цель остается прежней; Однако условия, в которых он назначается, меняются. Тогда меняется конкретно и только оперативное содержание действия.

В особо наглядной форме несовпадение действия и операция появляется в действиях с инструментами. Очевидно, что инструмент — это материальный объект, в котором кристаллизованы методы и операции, а не действия или цели.Например, материальный объект может быть физически разбираются с помощью различных инструментов, каждый из которых определяет способ выполнения данного действия. Под определенных условиях, скажем, операция резки будет в других случаях более адекватной является операция распиловки; предполагается здесь этот человек знает, как обращаться с соответствующими инструментами, нож, пила и т.д. сложные случаи. Предположим, что мужчина столкнулся с цель графического представления каких-то зависимостей, которые он обнаружил.Для этого он должен применить один метод или другой построения графов — он должен реализовать конкретные операции, и для этого он должен уметь их делать. В таком случае не имеет значения, как и при каких обстоятельствах или при использовании на каком материале он научился делать эти операции; что-то еще важно — в частности, что формулировка операция протекает совершенно иначе, чем формулировка цель, то есть начало действия.

Действия и операции имеют разное происхождение, разную динамику, и разные судьбы.Их происхождение лежит в отношениях обмен деятельностью; однако каждая операция является результатом преобразование действия, которое происходит в результате его включение в другое действие и его последующее «Технизация». Более простая иллюстрация этого процесса может быть формированием операции, выполнение которой, для Например, требуется вождение автомобиля. Первоначально каждая операция, например как переключение передач, формируется как действие, подчиненное специально для этой цели и имеет свой осознанный «Ориентационная основа» (П.Я. Гальперин). Впоследствии это действие включено в другое действие, имеющее сложную оперативный состав в действии, например, изменение скорость машины. Теперь переключение передач становится одним из способов достижение цели, операция, которая влияет на изменение скорости, и переключение передач теперь перестает выполняться как конкретный целенаправленный процесс: его цель не изолирована. Для сознание водителя, переключение передач в норме Обстоятельства как бы не существовали.Он делает еще кое-что: Он сдвигает машину с места, поднимается по крутым склонам, водит машину быстро, останавливается в заданном месте и т. д. На самом деле эта операция может, поскольку известно, полностью исключить из деятельности водителя и выполняться автоматически. В общем, судьба операции рано или поздно становится функцией машины.

Тем не менее, операция никоим образом не представляет собой своего рода «обособленность» по отношению к действию, как и случай с действием по отношению к деятельности.Даже когда операция выполняется машиной, она по-прежнему осознает действие предмета. В человеке, решающем проблему с калькулятору, действие не прерывается на этом внемозговом ссылка на сайт; он находит в нем свою реализацию так же, как и в других своих ссылки. Только «сумасшедшая» машина, сбежавшая от человеческого господство может проводить операции, которые не осуществляются ни в каком виде целенаправленного действия субъекта.

Таким образом, в общем потоке деятельности, формирующей человеческую жизнь, в его высшие проявления опосредованы психическим отражением, анализом в первую очередь изолирует отдельные (конкретные) виды деятельности по критерию вызывающих их мотивов.Затем действия изолированы — процессы, которые подчинены сознательные цели, наконец, операции, которые напрямую зависят от условия достижения конкретных целей.

«Единицы» человеческой деятельности также образуют ее макроструктура. Особенность анализа, служащего для изолировать их состоит в том, что это делается не путем взлома человеческих деятельность до элементов, но раскрывая ее характеристики внутренние отношения. Это отношения, которые скрывают трансформации, происходящие по мере развития деятельности.Объекты сами могут стать стимулами, целями или инструментами только в системе Человеческая активность; лишенные связей внутри этой системы, они теряют свое существование как стимулы, цели или инструменты. Например, инструмент, рассматриваемый отдельно от цели, становится таким же абстракция как операция, рассматриваемая отдельно от действия, которое это понимает.

Для расследования деятельности необходим анализ, в частности, его внутренние системные связи. Иначе мы не будем в положение для решения даже самых простых задач — например, вынесение суждения о том, есть ли у нас действие или операция в данном случае.В этом отношении деятельность представляет собой процесс, который характеризуется непрерывно продолжающимся трансформации. Деятельность может потерять мотив, вызвавший ее, после чего он превращается в действие, реализуя, возможно, совсем другое отношение к миру, другая деятельность; наоборот, действие может превратиться в самостоятельное стимулирующее сила и может стать отдельным видом деятельности; наконец, действие может превратиться в средство достижения цели, в операцию способен осуществлять различные действия.

Подвижность отдельных «формирующих» систем деятельности выражается, с другой стороны, в том, что каждый из них может стать меньшей долей или, наоборот, может включиться в сами подразделения, которые ранее были относительно независимыми. Таким образом, в в ходе достижения изолированной общей цели может произойти разделение промежуточных целей, в результате чего все действие разделено на серию отдельных последовательных действий; это особенно характерно для случаев, когда действие происходит разместить в условиях, которые препятствуют его выполнению с помощью уже сформулированных операций.Противоположный процесс состоит из консолидация разрозненных единиц деятельности. Это тот случай, когда объективно достигнутые промежуточные результаты перетекают друг в друга и субъект теряет сознание о них.

Соответствующим образом происходит фракционирование или, наоборот, объединение также «единиц» психического изображения: текст, скопированный неопытной рукой ребенка, ломается в его восприятии на отдельные буквы и даже на их графические элементы; позже в этом процессе единицы восприятия стать для него целыми словами или даже предложениями.

Невооруженным глазом процесс фракционирования или консолидация единиц деятельности и психической рефлексии — во внешнем наблюдении, а также интроспективно — это едва различимый. Этот процесс может исследовать только средства специального анализа и объективные индикаторы. Среди этих показателей — это, например, так называемый онтокинетический нистагм, изменяющиеся циклы которых, как показали исследования, делают можно определить количество «единиц» движения входящие в состав графических действий.Например, написание слов на иностранном языке существенно делится на меньшие единицы, чем написание обычных слов родного язык. Можно считать, что такое разделение явно появляется на окулограммах, соответствует разделу действия в составляющие его операции, которые, очевидно, проще и еще первичное.

Изоляция «единиц», образующих деятельность, имеет первостепенное значение. значение для решения ряда серьезных проблем. Один из эти проблемы, о которых я уже говорил, — это проблема объединение внутренних и внешних процессов деятельности в их форма.Принцип или закон этого объединения состоит в том, что всегда проходит именно по «швам» конструкции описано.

Существуют отдельные виды деятельности, все ссылки которых кажутся по существу внутренняя; например, познавательная деятельность может быть такой деятельность. Чаще внутренняя деятельность, которая служит познавательный мотив осуществляется процессами, которые по существу внешний; это может быть либо через внешние действия, либо через внешние двигательные операции, но никогда не через их отдельные элементы.В то же самое относится и к внешней деятельности: некоторые действия и операции, которые реализуют внешнюю деятельность, могут иметь внутреннюю форма, как мыслительные процессы, но опять же конкретно только как действия или как операции, в их целостности и неделимости. Основа ибо такое преимущественно фактическое положение вещей лежит в самом характер процессов интериоризации и экстериоризации: Нет вид трансформации отдельных «осколков» деятельности возможно в целом, так как это не означало бы преобразование деятельности, но ее разрушение.

Разделение действий и операций в деятельности не исчерпывается его анализ. За деятельностью и регулированием ее психических образов идет грандиозная физиологическая работа мозга. Этот Сама по себе ситуация не требует доказательств. Проблема в что-то еще: найти те настоящие отношения, которые связывают активность субъекта, опосредованная психическим образом, и физиологические процессы в головном мозге.

Отношения психического и физиологического рассматривается во многих психологических работах.В связи с изучение высшей нервной деятельности теоретически объясняется в Наибольшая деталь принадлежит С. Л. Рубинштейну, развившему идею, что физиологическое и психическое — одно и то же и конкретно рефлексивная, отражающая деятельность, но рассматриваемая с под разными углами зрения, и что его психологическое исследование логическое продолжение его физиологического исследования. Рассмотрение этих позиций как как и позиции других авторов, тем не менее, уводит нас от намеченной плоскости анализа.По этой причине, напоминая некоторые из изложенных положений, я ограничусь здесь только вопросами о месте физиологической функции в структуре объективной деятельности человека.

Замечу, что прежняя субъективно-эмпирическая психология была ограничивается убеждением в параллелизме психического и физиологические явления. На этом основании возник этот странный теория «психических теней», которая в любом из ее вариантов в сущность означала отказ от решения проблемы.С известная оговорка, это относится и к последующим теоретические попытки описать связь психологический и физиологический на основе представлений об их морфология и интерпретация психических и физиологических структуры с помощью логических моделей.

Другой альтернативой является отказ от прямой конфронтации между психического и физиологического и продолжить анализ активность на физиологическом уровне. Но вот это необходимо преодолеть обычное противопоставление психологии и физиология как изучающая разные «вещи».”

Хотя функции и механизмы мозга составляют бесспорный предмет физиологии, из этого не следует что эти функции и механизмы должны оставаться за пределами сфере психологических исследований, что «то, что есть Цезарь должен быть отдан кесарю ».

Эта удобная формула избавляет от физиологических редукционизм ведет к еще большему греху, греху изоляции психика от работы мозга. Актуальные отношения, связывающие психология и физиология больше похожи на отношения между физиология и биохимия; прогресс в физиологии обязательно приводит к более глубокому физиологическому анализу до уровня биохимические процессы; с другой стороны, только развитие физиология (в более широком смысле биология) порождает те особые проблематики, которые составляют специфическую сферу биохимии.

Продолжая эту вполне условную аналогию, можно сказать, что психофизиологические (высшие физиологические) проблематика берет свое начало в развитии психологических науке, что даже такое фундаментальное понятие физиологии, как понятие условного рефлекса возникло в «Психические» эксперименты, как первоначально называл И. П. Павлов их. Впоследствии, как известно, по этому поводу И. П. Павлов сказал эта психология в своей фазе приближений объясняет « общие конструкции психических образований и физиология на их часть пытается продолжить проблему, чтобы понять эти образования как особое взаимодействие физиологических явления.Таким образом, исследование продолжается не от физиологии к психология, а от психологии к физиологии. «Первый из все, — писал Павлов, — важно понимать психологически, а затем перевести на физиологический язык.»

Самое главное, что переход от анализа деятельности анализу его психофизиологических механизмов отражают реальные переходы между ними. Теперь мы больше не можем приближаться к мозгу механизмы (психофизиологические) иначе, чем как продукт развитие объективной деятельности.Надо держать в Помните, что эти механизмы формируются по-разному в филогенезе. и в условиях онтогенетического (особенно функционального) развития и поэтому не всегда появляются в одном и том же способ.

Филогенетически созданные механизмы являются готовыми предпосылками для активность и психическая рефлексия. Например, процессы зрительное восприятие как бы вписано в черты структура зрительной системы человека, но только в виртуальном виде, как их возможность.Последнее, однако, не бесплатно. психологическое исследование восприятия от проникновения в эти особенности. Дело в том, что мы вообще можем сказать ничего о восприятии без ссылки на эти конкретные Особенности. Другой вопрос, должны ли мы сделать эти морфофизиологические особенности самостоятельный предмет изучения или следует ли наблюдать их функционирование в структуре действия и операции? Разница в этих подходах заключается в очевидно, как только мы сравним данные исследований, пусть скажем, продолжительность визуальных остаточных изображений и данные исследования постэкспозиционной интеграции сенсорных зрительных элементы в решении различных перцептивных задач.

Несколько иная ситуация, когда формирование механизмы мозга происходят во время функционального развития. Под В этих условиях данные механизмы предстают как новые «мобильные физиологические органы »(А.А. Ухтомский), новые« функциональные систем »(П. К. Анохин), оформившись, так сказать, до нашей глаза.

В человеке формирование функциональных систем, специфичных для его происходит в результате владения инструментами (средствами) и операции. Эти системы представляют собой не что иное, как внешний вид. двигательные и умственные — например, логические — операции откладывается, материализуется в мозгу.Это не простой «Кальку» их, а скорее их физиологическая аллегория. В чтобы прочесть эту аллегорию, необходимо использовать другую язык, другие единицы. Эти единицы — функции мозга, их ансамбли — функциональные системы.

В том числе в следственной деятельности на уровне функции мозга (психофизиологические) позволяют охватывают очень важные реальности, из которых экспериментальная психология фактически начала свое развитие. Это правда что первые произведения посвящены, как тогда говорили, «Психологические функции» — сенсорные, мнемонические, факультативные, тонизирующие — были теоретически безнадежными независимо от значение того конкретного вклада, который они внесли.Это было дело, потому что эти функции исследовались изолированно от объективной деятельности субъекта, которую они осознали, что есть, как феномен определенных способностей — способностей дух или мозг. Суть дела в том, что в в обоих случаях они рассматривались не как вызванные деятельностью, а как вызывая это.

Факт изменчивости конкретного выражения психофизиологические функции в зависимости от содержания деятельности предмета стала очевидной очень быстро.Научный проблема, однако, заключалась не в том, чтобы установить эту зависимость (она имела давно установлено в бесчисленных работах психологов и физиологов), но исследовать эти превращения деятельность, приводящая к реконструкции ансамбля головного мозга психофизиологические функции.

Значение психофизиологических исследований состоит в том, что они раскрывают эти условия и последствия образования процессов деятельности, требующих реконструкции или формирование новых ансамблей психофизиологических функций, новых функциональные системы мозга для их выполнения.Простой Примером может служить формирование и консолидация операций. В инициирование той или иной операции, конечно, определяется наличие условий, средств и способов действия, которые составленные или ассимилированные извне; соединение, однако, одного элементарная ссылка на другой, образующий состав эксплуатации, их «сжатие» и перевод в нижние неврологического уровня, имеет место в подчинении физиологическому законы, с которыми психология не может не считаться.Даже для учебы, например, из-за внешних двигательных или психических привычек мы всегда интуитивно зависят от эмпирически составленных представлений о мнемоническая функция мозга («повторение — мать обучения »), и нам только кажется, что нормальный мозг психологически немой.

Другое дело, когда расследование требует точного квалификация изучаемых процессов деятельности, в частности активность, возникающая в условиях дефицита времени, повышенная требования, точность, выбор и т. д.Здесь психологическая расследование деятельности не может не включать в качестве особой проблемы анализ деятельности на психофизиологическом уровне.

В инженерной психологии проблема разделения деятельности на его элементы, определяя их временные характеристики и пропускная способность раздельного приема и «выхода» аппараты, становится наиболее актуальным. Концепция элементарного операции были введены, но в совершенно ином смысле, а не в психологическом, а в, так сказать, логико-техническом смысл, который продиктовал необходимость расширения метода анализ машинных процессов к человеческим процессам, участвующим в работа машины.Такое фракционирование активности для формального описания и применения теоретико-информационные меры, однако, столкнулись с Дело в том, что это привело к полному исчезновению основных формирование деятельности из области исследования; его главный определяющие факторы и действия были, так сказать, дегуманизированный. Кроме того, было неправильно отказываться от изучения деятельность, которая вышла бы за пределы анализа его общая структура.Так возник особый спор: с одной стороны, в то время как их различные связи с миром служат основа для выделения «единиц» деятельности, индивида вступление в социальные отношения в этом мире может инициировать деятельность со своими целями и объективными условиями перед подразделениями можно разделить дальше в рамках данной системы анализ; с другой стороны, проблема изучения внутримозговых процессы, требующие дальнейшего разделения этих единиц, по-прежнему настаивал.

В связи с этим в последние годы получила развитие идея «Микроструктурный» анализ деятельности — проблема, которая состоит в объединении генетического (психологического) и количественного (информационные) подходы к деятельности. Необходимо было ввести понятия «функциональные блоки», прямые и обратные связи между ними, образующие структуру процессы, реализующие деятельность физиологически. Вот предполагалось, что эта структура полностью соответствует макроструктура деятельности и что изолирующие отдельные «Функциональные блоки» позволяют более глубокий анализ продолжая меньшими частями.Однако здесь мы сталкиваемся с сложная теоретическая проблема: понимание этих отношений которые соединяют между собой внутримозговые структуры и структура осуществляемой ими деятельности. Дальнейшее развитие микроанализа активности обязательно принесет эту проблему вперед. Сама процедура, например, расследования обратного связи возбужденных элементов сетчатки глаза и мозга структур, отвечающих за построение первичных зрительных образов, на основе регистрации только происходящих явлений из-за последующей обработки этих первичных изображений в таких гипотетические «семантические блоки», функция которых определяется системой отношений, которые по самой своей природе кажутся внемозговыми — а это значит нефизиологический.

В зависимости от характера их посредничества переводы о которых мы говорим, сопоставимы с переводами, которые соединить технологию производства и само производство. Из курсовое производство осуществляется с помощью инструментов и машин, и в этом смысле производство кажется следствием их функционирование; однако инструменты и машины берут начало в производстве, это уже категория не техническая, а социально-экономический.

Я позволил себе представить это сравнение только с одним в уме: выделить идею о том, что анализ деятельности на психофизиологический уровень, хотя доказывает возможность адекватного использования точных показателей, языка кибернетики и теоретико-информационных мер, все же неизбежно абстрагируется от рассмотрения деятельности как системы, инициированной живыми отношениями.Проще говоря, объективная деятельность, как и психические образы, не производится мозгом, а является его функцией, которая состоит в том, что образы реализуются с помощью физических органов субъекта.

Как уже было сказано, анализ структуры церебральные процессы, их блоки или созвездия, представляют Дальнейшее разделение деятельности, ее моменты. Такое разделение не только возможно, но и часто неизбежно. Нужно только четко осознавать тот факт, что он передает расследование деятельности до особого уровня, до уровня изучения переход от единиц деятельности (действий, операций) к единицам мозговых процессов, реализующих их.Я хочу особенно Подчеркните, что я говорю именно об изучении переходы. Это отличает так называемые микроструктурные анализ объективной деятельности из исследования высшей нервной активности в представлениях о физиологических процессах мозга и нейронные механизмы, данные которых можно сравнить только с соответствующие психологические явления.

С другой стороны, исследование церебральных процессов осознание деятельности ведет к демистификации концепции «Психические функции» в прежнем классическом значении — это связка факультетов.Становится очевидным, что это проявление общих функционально-физиологических (психофизиологические) свойства, которые обычно не существуют как отдельные единицы. Нельзя, например, думать о Мнемоническая функция, отделенная от сенсорной, или наоборот. В другими словами, только физиологические системы функций реализуют перцептивные, мнемонические, двигательные и другие операции. Но позволь мне повторяю, операции нельзя сводить к этим физиологическим системы. Операции всегда подвержены объективно-субъективному, то есть внемозговые, отношения.

Как отмечает Л.С. Выготский, нейропсихологические и патопсихологические — еще один очень важный способ проникновения в структуру деятельности мозга. Их общий психологическое значение состоит в том, что они позволяют наблюдать активность в его перерождении в зависимости от исключения отдельных части мозга или характер более общих нарушения его функции, выражающиеся в психических болезнь.

Отмечу лишь некоторые данные, полученные из нейропсихологии.В виде отличается от наивной психоморфологии, которая локализует внешне отличные психологические процессы, однозначно связывая их с функционирование отдельных мозговых центров (центров речи, письма, мышление концепциями и др.), нейропсихологические исследования указал, что эти сложные процессы социально-исторического происхождения, формируются в течение жизни, имеют динамичный и системный локализация. В результате сравнительного анализа обширных данные, собранные в экспериментах с людьми, больными различными При нарушении локализованных центров головного мозга возникает картина того, как в его морфологии специфическим образом «откладываются» различные «компоненты» жизнедеятельности человека. [1]

Таким образом, нейропсихология со своей стороны, то есть из с точки зрения структур мозга — позволяет проникнуть в «исполнительные механизмы» деятельности.

Отказ отдельных отделов головного мозга, приводящий к нарушение того или иного процесса, представляет другой возможность: исследовать в этих абсолютно идеальных условиях функциональное развитие этих частей, которые появляются здесь в форма их восстановления. Точнее, это относится к восстановление внешних и умственных действий, ношение из которых стало невозможным для пациента в результате тот факт, что центральное возмущение исключило одно из звеньев одного операция или другое, что эти действия выполнены.Для того, чтобы обходить предварительно тщательно диагностированный дефект пациента, исследователь проектирует новый состав операций, способных выполнения данного действия, а затем активно формулирует в пациенту новый состав, в котором поврежденное звено не участвовать, но вместо этого содержит ссылку, которая при нормальном условиях, является избыточным или даже не участвующим.

Об общепсихологическом значении этого направления исследования говорить не приходится; это самоочевидно.

Конечно, нейропсихологические исследования, как и исследования психофизиологии, обязательно представьте проблема перехода от внемозговых отношений к внутримозговые. Как я уже сказал, эта проблема не может быть решается путем прямых сравнений. Его решение заключается в анализ работы системы объективной деятельности как целое, в которое также включено функционирование физического субъект — его мозг, его органы восприятия и движение.Законы, управляющие процессами этого функционирования , конечно, очевидны только до тех пор, пока мы не перейдем к исследование объективных действий, которые осуществляются этими процессов или изображений, которые могут быть проанализированы только путем исследования деятельность человека на психологическом уровне. Не отличается ситуация при переходе с психологического уровня исследование к полностью социальному: только здесь переход к новое, то есть социальные законы, происходит как переход от исследования процессов, которые реализуют взаимосвязь отдельных лиц к расследованию отношений, которые реализованы совместной деятельностью индивидов в обществе, развитие из которых подчиняется объективно-историческим законам.

Таким образом, системное исследование человеческой деятельности также должно быть анализ по уровням. Именно такой анализ позволит преодолеть противостояние физиологические, психологические и социологические, а также сведение одного из них к другому.


NB. Этот абзац был изменен после сравнения с русским оригиналом для более точного отражения намерений автора. — МВД.

Глава 4: Деятельность и сознание

Клиническая оценка личности: история, эволюция, современные модели и практическое применение

Олпорт, Г.W. (1937). Личность: психологическая интерпретация . Нью-Йорк: Holt, Rinehart & Winston. Найдите этот ресурс:

Allport, F. H., & Allport, G. W. (1921). Черты личности: их классификация и измерение. Журнал аномальной психологии и социальной психологии, 16 , 6–40. Найдите этот ресурс:

Altus, W. D. (1945). Корректировка армии безграмотных. Psychological Bulletin, 42 , 461–476. Найдите этот ресурс:

Atlis, M.М., Хан Дж. И Бутчер Дж. Н. (2006). Компьютерная оценка с помощью MMPI-2. В J. N. Butcher (Ed.), MMPI-2: Практическое руководство (стр. 445–476). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. Найдите этот ресурс:

Beck, S.J. (1938). Структура личности при шизофрении: исследование Роршаха с участием 81 пациента и 64 контрольных. Серия монографий по нервным и психическим расстройствам, 63 , ix – 88. Найдите этот ресурс:

Ben-Porath, Y. S., & Butcher, J.Н. (1991). Историческое развитие оценки личности. В C. E. Walker (Ed.), Клиническая психология: исторические и исследовательские корни (стр. 121–156). Нью-Йорк: Plenum Publishing Corporation. Найдите этот ресурс:

Bernreuter, R.G. (1931). Опись личности . Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press. Найдите этот ресурс:

Bernreuter, R.G. (1933). Теория и построение инвентаря личности. Журнал социальной психологии, 4 , 387–405.Найдите этот ресурс:

Blair, W. R. N. (1950). Сравнительное исследование дисциплинарных правонарушителей и лиц, не совершивших правонарушений, в канадской армии, 1948 год. Canadian Journal of Psychology, 4 , 49–62. Найдите этот ресурс:

Boring, E.G. (1950). История экспериментальной психологии (2-е изд.). Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts. Найдите этот ресурс:

Buss, D. M. (1984). К психологии взаимосвязи человека и окружающей среды (ПЭ): роль выбора супруга. Журнал личности и социальной психологии, 47 , 361–377.Найдите этот ресурс:

Butcher, J. N. (Ed.). (1972). Объективная оценка личности: меняющиеся точки зрения . Нью-Йорк: Academic Press. Найдите этот ресурс:

Butcher, J. N. (2006). Оценка в клинической психологии: взгляд на прошлое, проблемы настоящего и перспективы на будущее. Clinical Psychology: Research and Practice, 13 (3), 205–209. Найдите этот ресурс:

Butcher, J. N., Dahlstrom, W. G., Graham, J. R., Tellegen, A. M., & Kaemmer, B.(1989). Minnesota Multiphasic Personality Inventory-2 (MMPI-2): Руководство по администрированию и подсчету баллов . Миннеаполис, Миннесота: University of Minnesota Press. Найдите этот ресурс:

Butcher, J. N., Ones, D. S., & Cullen, M. (2006). Проверка персонала на ММПИ-2. В J. N. Butcher (Ed.), MMPI-2: Практическое руководство (стр. 381–406). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. Найдите этот ресурс:

Butcher, J. N., & Rouse, S. V. (1996).Личность: индивидуальные различия и клиническая оценка. Annual Review of Psychology, 47 , 87–111. Найдите этот ресурс:

Бутчер, Дж. Н., Уильямс, К. Л., Грэм, Дж. Р., Арчер, Р., Теллеген, А., Бен-Порат, Ю. С. и др. (1992). MMPI-A руководство по администрированию, оценке и интерпретации . Миннеаполис, Миннесота: University of Minnesota Press. Найдите этот ресурс:

Бутчер, Дж. Н., Уильямс, К. Л., Грэм, Дж. Р., Теллеген, А., Бен-Порат, Ю. С., Арчер, Р.P., et al. (1992). Руководство по администрированию, подсчету и интерпретации Миннесотского многофазного опросника личности для подростков: MMPI-A . Миннеаполис, Миннесота: University of Minnesota Press. Найдите этот ресурс:

Cattell, R. B., & Stice, G. E. (1957). Опросник по шестнадцати личностным факторам . Шампейн, Иллинойс: Институт тестирования личности и способностей. Найдите этот ресурс:

Коста, П. Т., младший, и МакКрэй, Р. Э. (1985). Инвентаризация личности NEO .Одесса, Флорида: Служба психологической оценки. Найдите этот ресурс:

DuBois, P. L. (1970). История психологического тестирования . Бостон: Allyn & Bacon. Найдите этот ресурс:

Exner, J. E., Jr. (1983). Отчет Экснера для Комплексной системы Роршаха . Миннеаполис, Миннесота: Национальные компьютерные системы. Найдите этот ресурс:

Франк, Л. К. (1939). Проективные методы исследования личности. Психологический журнал, 8 , 543–557.Найдите этот ресурс:

Фулкерсон, С. К., Фрейд, С. Л., и Рейнор, Г. Х. (1958). Использование MMPI в психологической оценке пилотов. Journal of Aviation Medicine, 29 , 122–129. Найдите этот ресурс:

(стр.21) Гальтон, Ф. (1879). Психометрические эксперименты. Brain, 2 , 179–185. Найдите этот ресурс:

Galton, F. (1884). Измерение характера. Fortnightly Review, 42 , 179–185. Найдите этот ресурс:

Gough, H.Г. (1956). Калифорнийский психологический опросник . Пало-Альто, Калифорния: Consulting Psychologies Press. Найдите этот ресурс:

Handler, L. (2001). Оценка мужчин: оценка личности вступает в войну со стороны сотрудников службы оценки Управления стратегических служб. Journal of Personality Assessment, 76 , 558–578. Найдите этот ресурс:

Hathaway, S.R. (1965). Инвентаризация личности. В Б. Б. Вольмане (Ред.). Справочник по клинической психологии (стр. 451–476). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.Найдите этот ресурс:

Hathaway, S. R., & McKinley, J. C. (1940). График многофазной личности (Миннесота): I. Построение графика. Journal of Psychology, 10 , 249–254. Найдите этот ресурс:

Hertz, M. R. (1938). Оценка теста Роршаха с особым упором на категорию «нормальная детализация». Американский журнал ортопсихиатрии, 8 , 100–121. Найдите этот ресурс:

Heymans, G., & Wiersma, E. (1906). Beitrage zur spezillen psychoologie auf grund einer massenunterschung. Zeitschrift Fur Psychologie, 43 , 81–127. Найдите этот ресурс:

Jennings, L. S. (1949). Minnesota Multiphasic Personality Inventory: Разграничение психологически хороших и плохих боевых рисков среди летного состава. Journal of Aviation Medicine, 19 , 222–226. Найдите этот ресурс:

Klopfer, B., & Tallman, G. (1938). Дальнейшее исследование Роршаха г-на А. Rorschach Research Exchange, 3 , 31–36. Найдите этот ресурс:

Melton, R.С. (1955). Исследования по оценке личностных характеристик успешных морских летчиков. Journal of Aviation Medicine, 25 , 600–604. Найдите этот ресурс:

Millon, T. (1977) Millon Clinical Multiaxial Personality Inventory (MCMI) . Миннеаполис, Миннесота: Национальные компьютерные системы. Найдите этот ресурс:

Morey, L.C. (1991). Опись оценки личности: профессиональное руководство . Одесса, Флорида: Ресурсы по психологической оценке. Найдите этот ресурс:

Murray, H.А. (1938). Исследование личности . Нью-Йорк: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Murray, H.A. (1943). Руководство по тематическому тесту на оценку . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

Office of Strategic Services Assessment Staff (1948). Оценка мужчин . Нью-Йорк: Райнхарт. Найдите этот ресурс:

Поуп, К., Мясник. Дж. И Зелен Дж. (2006). MMPI / MMPI-2 / MMPI-A в суде: оценка, свидетельские показания и перекрестный допрос для свидетелей-экспертов и адвокатов (3-е изд.). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. Найдите этот ресурс:

Rome, H. P., Swenson, W. M., Mataya, P., McCarthy, C. E., Pearson, J. S., Keating, F. R., et al. (1962). Симпозиум по методам автоматизации в оценке личности. Proceedings of the Staff Meeting of the Mayo Clinic, 37 , 61–82. Найдите этот ресурс:

Rorschach, H. (1921). Психодиагностика . Берн: Ганс Хубер. Найдите этот ресурс:

Thurstone, L.O. (1916). Характер и темперамент. Psychological Bulletin, 13 , 384–388. Найдите этот ресурс:

Weiner, I. B., & Greene, R. L. (2008). Справочник по оценке личности. Нью-Йорк: Wiley. Найдите этот ресурс:

Whipple, G.M. (1910). Пособие по умственным и физическим тестам. Балтимор, Мэриленд: Warwick & York. Найдите этот ресурс:

Woodworth, R. S. (1919). Проверка эмоциональной готовности к войне. Psychological Bulletin, 15 , 59–60. Найдите этот ресурс:

Woodworth, R. S.(1920). Личный паспорт . Чикаго: Стултинг. Найдите этот ресурс:

Woodworth, R. S., & Matthews, E. (1924). Личный паспорт (детский и подростковый) . Чикаго: Стултинг. (стр.22) Найдите этот ресурс:

(PDF) Изучение связей между внешней и внутренней деятельностью с культурно-исторической точки зрения

2

Введение

После десятилетий доминирования индивидуалистов (бихевиористов, когнитивистов или

, ориентированных на физиологию) и редукционистские понятия, психология недавно обратилась к контекстуальным

и культурным аспектам человеческого развития.Новое внимание к культуре

в значительной степени способствует и требует существенной переосмысления самой природы когнитивных и

других психологических процессов, а также способов их изучения. Хотя влияние культуры

, в той или иной форме, признается почти во всех областях исследований, которые существуют сегодня в психологии

, возможно, существует одна группа подходов, которая помещает эту проблему в

в самый центр своей теории и методология.Это семейство подходов включает

исследований распределенного познания (например, Hutchins, 1996), ситуативного обучения (например, Lave &

Wenger, 1991), когнитивной эволюции (например, Donald, 2001), социокультурных исследований (например,

). Cole, 1996; Wertsch, 1998), исследованиями науки и техники (например, Latour, 1999) и

даже историей психологии (например, Morawski, 2001). Основное предположение этого подхода

состоит в том, что человеческое познание — это социальная совместная деятельность, которую нельзя свести

ни к физиологическим процессам в мозгу, ни к какой-либо отдельной обработке информации

, происходящей «в голове».Вместо этого познание рассматривается как выходящее за пределы изолированного разума человека

— в культурные системы артефактов и действий, которые позволяют осуществлять когнитивные процессы

, и в социальные сообщества, частью которых являются эти процессы

. .

Существенный и, возможно, решающий вклад в этот парадигматический сдвиг

внесли исследователи культурно-исторической школы мысли, начиная с

ее основателей — Выготского, Лурия, Леонтьева, а также сторонниками этого подхода. who

помог ввести, распространить и развить его в западной психологии (Коул,

Индивидуальные различия влияют на поведение при упражнениях: как личность, мотивация и регуляция поведения различаются в зависимости от предпочтений режима упражнений

Abstract

Личностные черты, мотивы участия , а регулирование поведения было связано с физической активностью.Возможно, что эти параметры связаны с типом физической активности, которую человек выбирает. Таким образом, цель этого исследования состояла в том, чтобы изучить индивидуальные различия между участниками различных основных режимов физической активности (PMA) и определить, какие индивидуальные различия позволяют прогнозировать частоту упражнений.

Методы

403 взрослых (36,3 ± 11,6 лет, 35,5% мужчин) прошли онлайн-опрос. Опрос включал вопросы, связанные с их PMA, элементами для Большой пятерки (BFI), инвентаризации мотивации упражнений (EMI-2) и анкеты по регулированию поведения в упражнениях (BREQ-3).ПМА были разделены на 5 основных групп: тренировки CrossFit® ( n = 89), групповые упражнения ( n = 59), аэробные тренировки ( n = 97), тренировки с отягощениями ( n = 127) и Спорт ( n = 31).

Результаты

Многофакторный дисперсионный анализ показал значительные различия в мотивации упражнений [ p s ≤ 0,001, η 2 p = 0,05 — 0,22] и регуляция поведения. [ p s ≤.05, η 2 p = 0,03 — 0,06] между PMA, но личностные характеристики не различались. Линейная регрессия показала, что различия в мотивации и регуляции объясняют 17,1% ( p = 0,001) отклонения в поведении при физической нагрузке.

Выводы

Эти данные подтверждают мнение о том, что существуют индивидуальные различия между мотивационными аспектами и предпочтениями людей заниматься определенным режимом физической активности.Кроме того, эти различия в мотивации влияют на физическую активность (то есть частоту).

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2019 Авторы. Опубликовано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Личность и психодинамическая перспектива

Что вы научитесь делать: определять личность и вклад Фрейда и неофрейдистов в теорию личности

Зигмунд Фрейд представил первую всеобъемлющую теорию личности.Он также был первым, кто осознал, что большая часть нашей умственной жизни проходит вне нашего сознательного осознания. Он предложил три компонента нашей личности: ид, эго и суперэго. Работа эго состоит в том, чтобы уравновесить сексуальные и агрессивные влечения Ид с моральным идеалом суперэго. Фрейд также сказал, что личность развивается через серию психосексуальных стадий. На каждом этапе удовольствие фокусируется на определенной эрогенной зоне. Неспособность разрешить стадию может привести к тому, что человек зациклится на ней, что приведет к появлению нездоровых черт личности.Успешное разрешение стадий приводит к здоровому взрослому человеку.

Неофрейдисты были психологами, чьи работы следовали за работой Фрейда. Они в целом соглашались с Фрейдом в том, что детский опыт имеет значение, но они уменьшили акцент на сексе и больше сосредоточились на социальной среде и влиянии культуры на личность. Некоторые из известных неофрейдистов — Альфред Адлер, Карл Юнг, Эрик Эриксон и Карен Хорни. Неофрейдистские подходы подвергались критике за то, что они имеют тенденцию быть философскими, а не основанными на серьезных научных исследованиях.В этом разделе вы узнаете о Фрейде и неофрейдистских взглядах на личность.

Watch It

Посмотрите это видео CrashCourse, чтобы получить отличный обзор этих концепций:

Цели обучения

  • Дайте определение личности и опишите ранние теории развития личности
  • Опишите допущения психодинамической точки зрения на развитие личности, включая ид, эго и суперэго
  • Определите и опишите защитные механизмы
  • Определите и опишите психосексуальные стадии развития личности

Личность относится к давним чертам и шаблонам, которые побуждают людей последовательно мыслить, чувствовать и вести себя определенным образом.Наша личность — это то, что делает нас уникальными людьми. У каждого человека есть своеобразный образец устойчивых, долговременных характеристик и способ, которым он или она взаимодействует с другими людьми и окружающим миром. Считается, что наши личности долговременны, стабильны и нелегко изменить. Слово личность происходит от латинского слова персона . В древнем мире персонажем была маска, которую носил актер. В то время как мы склонны думать о маске как о маске, которую носят, чтобы скрыть личность, театральная маска изначально использовалась либо для представления, либо для проецирования определенной личностной черты персонажа (рис. 1).

Рисунок 1 . Счастливый, грустный, нетерпеливый, застенчивый, пугливый, любопытный, услужливый. Какие характеристики описывают вашу личность?

Исторические перспективы

Концепция личности изучалась не менее 2000 лет, начиная с Гиппократа в 370 г. до н. Э. (Fazeli, 2012). Гиппократ предположил, что черты личности и человеческое поведение основаны на четырех разных темпераментах, связанных с четырьмя жидкостями («жидкостями») тела: холерическим темпераментом (желтая желчь из печени), меланхолическим темпераментом (черная желчь из почек), сангвиническим темпераментом ( красная кровь из сердца) и флегматический темперамент (белая мокрота из легких) (Clark & ​​Watson, 2008; Eysenck & Eysenck, 1985; Lecci & Magnavita, 2013; Noga, 2007).Спустя столетия влиятельный греческий врач и философ Гален основал теорию Гиппократа, предположив, что и болезни, и личностные различия могут быть объяснены дисбалансом юмора и что каждый человек проявляет один из четырех темпераментов. Например, холерик страстен, амбициозен и смел; меланхолик замкнут, тревожен и несчастен; сангвиник радостен, нетерпелив и оптимистичен; а флегматик спокойный, надежный и вдумчивый (Clark & ​​Watson, 2008; Stelmack & Stalikas, 1991).Теория Галена преобладала более 1000 лет и продолжала оставаться популярной в средние века.

В 1780 году немецкий врач Франц Галль предположил, что расстояние между шишками на черепе раскрывает личностные черты, характер и умственные способности человека (рис. 2). По словам Галла, измерение этих расстояний показало размеры нижележащих областей мозга, предоставив информацию, которая может быть использована для определения того, был ли человек дружелюбным, гордым, кровожадным, добрым, хорошо владеющим языками и т. Д.Первоначально френология была очень популярна; однако вскоре она была дискредитирована из-за отсутствия эмпирической поддержки и долгое время была низведена до статуса псевдонауки (Fancher, 1979).

Рисунок 2 . Псевдонаука измерения площади черепа человека известна как френология. (а) Галл разработал схему, на которой показано, какие области черепа соответствуют определенным личностным чертам или характеристикам (Hothersall, 1995). (b) Литография 1825 года изображает Галла, исследующего череп молодой женщины.(кредит b: модификация работы Wellcome Library, Лондон)

Спустя столетия после Галена другие исследователи внесли свой вклад в развитие его четырех основных типов темперамента, в первую очередь Иммануил Кант (в XVIII веке) и психолог Вильгельм Вундт (в XIX веке) (Eysenck, 2009; Stelmack & Stalikas, 1991). ; Wundt, 1874/1886) (Рисунок 3). Кант согласился с Галеном в том, что всех можно разделить на один из четырех темпераментов и что между этими четырьмя категориями нет совпадения (Айзенк, 2009).Он разработал список черт, которые можно использовать для описания личности человека каждого из четырех темпераментов. Однако Вундт предположил, что лучшее описание личности может быть достигнуто с использованием двух основных осей: эмоциональный / неэмоциональный и изменчивый / неизменный. Первая ось отделяла сильные эмоции от слабых (меланхолический и холерический темпераменты от флегматика и сангвиника). Вторая ось отделяла изменчивые темпераменты (холерик и сангвиник) от неизменных (меланхолик и флегматик) (Eysenck, 2009).

Рисунок 3 . Основываясь на теории четырех темпераментов Галена, Кант предложил слова для описания каждого темперамента. Позднее Вундт предложил расположение черт по двум основным осям.

Психодинамическая точка зрения Зигмунда Фрейда на личность была первой всеобъемлющей теорией личности, объясняющей широкий спектр как нормального, так и ненормального поведения. Согласно Фрейду, бессознательные влечения, вызванные сексом и агрессией, наряду с детской сексуальностью, являются силами, которые влияют на нашу личность.Фрейд привлек множество последователей, которые изменили его идеи и создали новые теории личности. Эти теоретики, которых называют неофрейдистами, в целом соглашались с Фрейдом в том, что детские переживания имеют значение, но они уменьшили акцент на сексе и больше сосредоточились на социальной среде и влиянии культуры на личность. Перспектива личности, предложенная Фрейдом и его последователями, была доминирующей теорией личности в первой половине 20 века.

Затем возникли и другие основные теории, в том числе научная, гуманистическая, биологическая, эволюционная, личностная и культурная.В этом модуле мы подробно рассмотрим эти различные взгляды на личность.

Ссылка на обучение

Просмотрите видео для краткого обзора некоторых психологических взглядов на личность.

Подумай над

  • Как вы бы описали свою личность? Как вы думаете, друзья и семья могли бы описать вас примерно так же? Почему или почему нет?
  • Как бы вы описали свою личность в профиле онлайн-знакомств?
  • Каковы ваши положительные и отрицательные качества личности? Как вы думаете, как эти качества повлияют на ваш выбор карьеры?

Зигмунд Фрейд (1856–1939), вероятно, является наиболее противоречивым и неправильно понятым психологом-теоретиком.Читая теории Фрейда, важно помнить, что он был врачом, а не психологом. В то время, когда он получал образование, не существовало такой вещи, как степень по психологии, которая может помочь нам понять некоторые противоречия по поводу его теорий сегодня. Однако Фрейд был первым, кто систематически изучал и теоретизировал работу бессознательного в манере, которая у нас ассоциируется с современной психологией.

В первые годы своей карьеры Фрейд работал с Йозефом Брейером, венским врачом.В это время Фрейд был заинтригован историей одной из пациенток Брейера, Берты Паппенгейм, которую называли псевдонимом Анна О. (Launer, 2005). Анна О. ухаживала за своим умирающим отцом, когда она начала испытывать такие симптомы, как частичный паралич, головные боли, помутнение зрения, амнезия и галлюцинации (Launer, 2005). Во времена Фрейда эти симптомы обычно называли истерией. Анна О. обратилась за помощью к Брейеру. Он потратил 2 года (1880–1882) на лечение Анны О. и обнаружил, что разрешение ей рассказывать о своих переживаниях, похоже, приносит некоторое облегчение ее симптомов.Анна О. назвала его лечение «лечением разговором» (Launer, 2005). Несмотря на то, что Фрейд никогда не встречался с Анной О., ее история послужила основой для книги 1895 года « Исследования истерии» , которую он написал в соавторстве с Брейером. Основываясь на описании Брейером лечения Анны О., Фрейд пришел к выводу, что истерия была результатом сексуального насилия в детстве и что эти травмирующие переживания были скрыты от сознания. Брейер не согласился с Фрейдом, и вскоре их совместная работа закончилась. Однако Фрейд продолжал работать над усовершенствованием разговорной терапии и построением своей теории личности.

Уровней сознания

Чтобы объяснить концепцию сознательного и бессознательного опыта, Фрейд сравнил разум с айсбергом (рис. 4). Он сказал, что только около одной десятой нашего разума сознательно , а остальная часть нашего разума бессознательна. Наше бессознательное относится к той умственной деятельности, о которой мы не осознаем и не можем получить доступ (Freud, 1923). Согласно Фрейду, неприемлемые побуждения и желания удерживаются в нашем бессознательном посредством процесса, называемого вытеснением.Например, мы иногда говорим вещи, которые не собираемся говорить, непреднамеренно заменяя то, что мы имели в виду, другим словом. Вы, наверное, слышали о фрейдистской оговорке — термине, использованном для описания этого. Фрейд предположил, что оговорки на самом деле являются сексуальными или агрессивными побуждениями, случайно выпадающими из нашего бессознательного. Подобные речевые ошибки встречаются довольно часто. Рассматривая их как отражение бессознательных желаний, сегодня лингвисты обнаружили, что оговорки, как правило, происходят, когда мы устали, нервничаем или не достигаем оптимального уровня когнитивных функций (Motley, 2002).

Рисунок 4 . Фрейд считал, что мы осознаем лишь небольшую часть деятельности нашего разума и что большая часть ее остается скрытой от нас в нашем бессознательном. Информация в нашем бессознательном влияет на наше поведение, хотя мы этого не осознаем.

Согласно Фрейду, наша личность развивается в результате конфликта между двумя силами: нашими биологическими агрессивными и стремящимися к удовольствиями влечениями и нашим внутренним (социализированным) контролем над этими влечениями. Наша личность — это результат наших усилий по уравновешиванию этих двух конкурирующих сил.Фрейд предположил, что мы можем понять это, представив три взаимодействующие системы в нашем сознании. Он назвал их ид, эго и суперэго (рис. 5).

Рисунок 5 . Работа эго, или «я», состоит в том, чтобы уравновесить агрессивные / стремящиеся к удовольствиям влечения Ид с моральным контролем Суперэго.

Бессознательное id содержит наши самые примитивные побуждения или побуждения и присутствует с рождения. Он направляет импульсы к голоду, жажде и сексу. Фрейд считал, что Оно действует на основе того, что он назвал «принципом удовольствия», в котором Оно ищет немедленного удовлетворения.Благодаря социальному взаимодействию с родителями и другими людьми в окружении ребенка эго и суперэго развиваются, чтобы помочь контролировать Ид. Суперэго развивается по мере того, как ребенок взаимодействует с другими, изучая социальные правила того, что правильно, а что нет. Суперэго действует как наша совесть; это наш моральный компас, который говорит нам, как мы должны себя вести. Он стремится к совершенству и оценивает наше поведение, вызывая чувство гордости или, когда мы не достигаем идеала, чувство вины. В отличие от инстинктивного ид и суперэго, основанного на правилах, эго является рациональной частью нашей личности.Это то, что Фрейд считал собой, и это часть нашей личности, которую видят другие. Его задача — уравновесить требования Ид и Супер-Эго в контексте реальности; таким образом, он действует на том, что Фрейд называл «принципом реальности». Эго помогает идентификатору реалистично удовлетворять его желания.

Ид и суперэго находятся в постоянном конфликте, потому что оно хочет мгновенного удовлетворения независимо от последствий, но суперэго говорит нам, что мы должны вести себя социально приемлемым образом.Таким образом, задача эго — найти золотую середину. Это помогает рационально удовлетворить желания ид, не вызывая у нас чувства вины. Согласно Фрейду, человек с сильным эго, способным уравновесить требования Ид и Супер-Эго, имеет здоровую личность. Фрейд утверждал, что дисбаланс в системе может привести к неврозу (склонность испытывать отрицательные эмоции), тревожным расстройствам или нездоровому поведению. Например, человек, в котором доминирует его идентификатор, может быть нарциссическим и импульсивным.Человек с доминирующим Суперэго может находиться под контролем чувства вины и отказывать себе даже в социально приемлемых удовольствиях; И наоборот, если суперэго слабо или отсутствует, человек может стать психопатом. Чрезмерно доминирующее суперэго можно увидеть у сверхконтролируемого человека, чье рациональное понимание реальности настолько сильно, что он не осознает своих эмоциональных потребностей, или у невротика, который чрезмерно обороняется (чрезмерно использует защитные механизмы эго).

Защитные механизмы

Фрейд считал, что чувство тревоги возникает из-за неспособности эго урегулировать конфликт между ид и суперэго.Когда это происходит, Фрейд считал, что эго стремится восстановить равновесие с помощью различных защитных мер, известных как защитные механизмы (рис. 6). Когда определенные события, чувства или стремления вызывают у человека беспокойство, он желает уменьшить это беспокойство. Для этого подсознание человека использует защитные механизмы эго, бессознательное защитное поведение, направленное на снижение тревожности. Эго, обычно сознательное, прибегает к бессознательному стремлению защитить эго от того, чтобы его охватила тревога.Когда мы используем защитные механизмы, мы не осознаем, что используем их. Кроме того, они действуют различными способами, искажая реальность. Согласно Фрейду, все мы используем защитные механизмы эго.

Рисунок 6 . Защитные механизмы — это бессознательное защитное поведение, которое снижает тревожность.

Хотя все используют защитные механизмы, Фрейд считал, что чрезмерное их использование может быть проблематичным. Например, предположим, что Джо Смит — футболист средней школы. В глубине души Джо испытывает сексуальное влечение к мужчинам.Его сознательное убеждение состоит в том, что быть геем аморально и что если бы он был геем, его семья отреклась бы от него, и его сверстники подвергли бы его остракизму. Следовательно, существует конфликт между его сознательными убеждениями (быть геем неправильно и приведет к остракизму) и его бессознательными побуждениями (влечение к мужчинам). Мысль о том, что он может быть геем, вызывает у Джо чувство тревоги. Как он может уменьшить свое беспокойство? Джо может вести себя очень «мачо», шутить о геях и придираться к школьному сверстнику, который является геем.Таким образом, бессознательные импульсы Джо еще больше заглушаются.

Есть несколько различных типов защитных механизмов. Например, при вытеснении блокируются вызывающие тревогу воспоминания из сознания. В качестве аналогии предположим, что ваша машина издает странный шум, но, поскольку у вас нет денег на его ремонт, вы просто включаете радио, чтобы больше не слышать странный шум. В конце концов вы забываете об этом. Точно так же в человеческой психике, если воспоминание слишком подавляющее, чтобы с ним справиться, оно может быть подавленным, и таким образом удаленным из сознательного осознания (Freud, 1920).Эта подавленная память может вызывать симптомы в других областях.

Другой защитный механизм — это формирование реакции , при котором кто-то выражает чувства, мысли и поведение, противоположные его склонностям. В приведенном выше примере Джо высмеивал гомосексуального сверстника, в то время как сам его тянуло к мужчинам. В регрессии человек действует намного моложе своего возраста. Например, четырехлетний ребенок, который возмущается появлением новорожденного брата или сестры, может вести себя как младенец и снова пить из бутылочки.В проекции человек отказывается признать свои собственные подсознательные чувства и вместо этого видит эти чувства в ком-то другом. Другие защитные механизмы включают рационализацию , смещение и сублимацию .

Стадии психосексуального развития

Фрейд считал, что личность развивается в раннем детстве: детские переживания формируют нашу личность, а также наше поведение во взрослом возрасте. Он утверждал, что в детстве мы развиваемся в несколько этапов.Каждый из нас должен пройти через эти детские этапы, и если мы не получим должного воспитания и воспитания во время этапа, мы застрянем или зафиксируемся на этом этапе, даже будучи взрослыми.

На каждой психосексуальной стадии развития стремления ребенка к поиску удовольствий, исходящие от Ид, фокусируются на другой области тела, называемой эрогенной зоной. Стадии бывают оральной, анальной, фаллической, латентной и генитальной (таблица 1).

Теория психосексуального развития Фрейда довольно противоречива.Чтобы понять истоки теории, полезно ознакомиться с политическими, социальными и культурными влияниями времен Фрейда в Вене на рубеже 20-го века. В ту эпоху атмосфера сексуального подавления в сочетании с ограниченным пониманием и просвещением в отношении человеческой сексуальности сильно повлияла на точку зрения Фрейда. Учитывая, что секс был запретной темой, Фрейд предположил, что негативные эмоциональные состояния (неврозы) возникают из-за подавления бессознательных сексуальных и агрессивных побуждений.Для Фрейда его собственные воспоминания и интерпретации переживаний и снов пациентов были достаточным доказательством того, что психосексуальные стадии были универсальными событиями в раннем детстве.

Таблица 1. Стадии психосексуального развития Фрейда
Этап Возраст (лет) Эрогенная зона Крупный конфликт Пример фиксации взрослого
Устный 0–1 Рот Отлучение от груди или из бутылочки Курение, переедание
Анал 1–3 Анус Приучение к туалету Аккуратность, беспорядок
Фаллический 3–6 Гениталии Комплекс Эдип / Электра Тщеславие, чрезмерное честолюбие
Задержка 6–12 Нет Нет Нет
Генитальный 12+ Гениталии Нет Нет

Устный этап

На оральной стадии (от рождения до 1 года) удовольствие сосредоточено на ротовой полости.Еда и удовольствие, получаемое от сосания (соски, пустышки и большие пальцы), играют большую роль в первый год жизни ребенка. Примерно в возрасте 1 года младенцев отлучают от бутылочки или груди, и этот процесс может вызвать конфликт, если с ним не будут обращаться должным образом лица, осуществляющие уход. Согласно Фрейду, взрослый человек, который курит, пьет, переедает или грызет ногти, фиксируется на оральной стадии своего психосексуального развития; ее могли отлучить от груди слишком рано или слишком поздно, что привело к этим тенденциям фиксации, которые стремятся ослабить тревогу.

Анальный этап

После прохождения оральной стадии дети входят в то, что Фрейд назвал анальной стадией (1–3 года). На этом этапе дети испытывают удовольствие от движения кишечника и мочевого пузыря, поэтому логично предположить, что конфликт на этом этапе связан с приучением к туалету. Фрейд предположил, что успех на анальной стадии зависит от того, как родители приучены к туалету. Родители, которые хвалят и поощряют, поощряют положительные результаты и могут помочь детям почувствовать себя компетентными.Родители, которые жестко приучены к туалету, могут заставить ребенка зациклиться на анальной стадии, что приведет к развитию анальной удерживающей личности. Сохраняющая анальный характер личность скупа и упряма, имеет навязчивую потребность в порядке и опрятности и может считаться перфекционистом. Если родители слишком снисходительны к приучению к туалету, ребенок также может зациклиться и проявить изгнание ануса. Анально-экспульсивная личность беспорядочна, беспечна, дезорганизована и склонна к эмоциональным всплескам.

Фаллический этап

Третья стадия психосексуального развития Фрейда — это фаллическая стадия (3–6 лет), соответствующая возрасту, когда дети начинают осознавать свое тело и осознают различия между мальчиками и девочками. Эрогенная зона на этом этапе — гениталии. Конфликт возникает, когда ребенок испытывает желание к родителю противоположного пола, а также ревность и ненависть к родителю того же пола. Для мальчиков это называется Эдиповым комплексом, включающим в себя стремление мальчика к своей матери и его стремление заменить отца, который рассматривается как соперник за внимание матери.В то же время мальчик боится, что отец накажет его за чувства, поэтому он испытывает кастрационную тревогу . Эдипов комплекс успешно разрешается, когда мальчик начинает идентифицировать себя со своим отцом как косвенный способ иметь мать. Неспособность разрешить Эдипов комплекс может привести к фиксации и развитию личности, которую можно описать как тщеславную и чрезмерно амбициозную.

Девочки переживают похожий конфликт на фаллической стадии — комплекс Электры.Комплекс Электры, который часто приписывают Фрейду, на самом деле был предложен его протеже Карлом Юнгом (Jung & Kerenyi, 1963). Девушка желает внимания отца и желает занять место матери. Юнг также сказал, что девочки злятся на мать за то, что она не предоставила им пенис — отсюда и термин зависть к пенису . Хотя Фрейд первоначально рассматривал комплекс Электры как параллель с комплексом Эдипа, позже он отверг его, но он остается краеугольным камнем теории Фрейда, отчасти благодаря ученым в этой области (Freud, 1931/1968; Scott, 2005).

Период задержки

После фаллической стадии психосексуального развития следует период, известный как латентный период (6 лет до полового созревания). Этот период не считается этапом, потому что сексуальные чувства бездействуют, поскольку дети сосредоточены на других занятиях, таких как школа, дружба, хобби и спорт. Дети обычно занимаются деятельностью со сверстниками того же пола, что способствует укреплению гендерно-ролевой идентичности ребенка.

Генитальная стадия

Заключительная стадия — половая стадия (от полового созревания).На этой стадии происходит сексуальное пробуждение, когда всплывают инцестуозные позывы. Молодой человек перенаправляет эти побуждения другим, более социально приемлемым партнерам (которые часто напоминают родителей противоположного пола). У людей на этой стадии зрелые сексуальные интересы, что для Фрейда означало сильное влечение к противоположному полу. Люди, успешно завершившие предыдущие этапы и достигшие генитальной стадии без каких-либо фиксаций, считаются хорошо сбалансированными и здоровыми взрослыми.

Хотя большинство идей Фрейда не нашли поддержки в современных исследованиях, мы не можем сбрасывать со счетов вклад, который Фрейд внес в область психологии.Именно Фрейд указал, что значительная часть нашей психической жизни находится под влиянием опыта раннего детства и происходит за пределами нашего сознательного осознания; его теории открыли путь другим.

Теории Фрейда сегодня

Эмпирическое исследование психодинамических концепций дало неоднозначные результаты: одни концепции получили хорошую эмпирическую поддержку, а другие — нет. Например, представление о том, что мы выражаем сильные сексуальные чувства с самого раннего возраста, как предполагает психосексуальная сценическая модель, не выдержало эмпирической проверки.С другой стороны, идея о существовании зависимых, ориентированных на контроль и соревновательных типов личности — идея, также полученная из модели психосексуальной стадии — действительно кажется полезной.

Многие идеи с психодинамической точки зрения были изучены эмпирически. Люборски и Барретт (2006) рассмотрели большую часть этого исследования; другие полезные обзоры предоставлены Bornstein (2005), Gerber (2007) и Huprich (2009). А пока давайте посмотрим на три психодинамические гипотезы, получившие серьезную эмпирическую поддержку.

  • Бессознательные процессы влияют на наше поведение, как предсказывает психодинамическая точка зрения. Мы воспринимаем и обрабатываем гораздо больше информации, чем предполагаем, и большая часть нашего поведения формируется чувствами и мотивами, о которых мы в лучшем случае осознаем лишь частично (Bornstein, 2009, 2010). Доказательства важности бессознательных влияний настолько убедительны, что они стали центральным элементом современной когнитивной и социальной психологии (Robinson & Gordon, 2011).
  • Мы все используем защиты эго, и они помогают определить нашу психологическую адаптацию и физическое здоровье. Люди действительно различаются по степени, в которой они полагаются на разные защиты эго — настолько, что исследователи теперь изучают «стиль защиты» каждого человека (уникальное созвездие защит, которое мы используем). Оказывается, одни защиты более адаптивны, чем другие: рационализация и сублимация более здоровы (с психологической точки зрения), чем вытеснение и формирование реакции (Cramer, 2006).Отрицание в буквальном смысле вредно для вашего здоровья, потому что люди, которые используют отрицание, склонны игнорировать симптомы болезни, пока не станет слишком поздно (Bond, 2004).
  • Ментальные представления о себе и других действительно служат планом для будущих отношений. Десятки исследований показали, что мысленные образы наших родителей и других значимых фигур действительно формируют наши ожидания в отношении более поздних дружеских и романтических отношений. Идея о том, что вы выбираете романтического партнера, похожего на маму или папу, является мифом, но это правда, что вы ожидаете, что к вам будут относиться так же, как с вашими родителями в раннем возрасте (Silverstein, 2007; Wachtel, 1997).

Подумай над

  • Какие примеры защитных механизмов вы использовали сами или были свидетелями использования другими?

Глоссарий

анальная стадия: психосексуальная стадия, на которой дети испытывают удовольствие от движения кишечника и мочевого пузыря

сознание: умственная деятельность (мысли, чувства и воспоминания), к которой мы можем получить доступ в любое время

защитный механизм: бессознательное защитное поведение, предназначенное для уменьшения эго-тревожности

смещение: Механизм защиты эго, при котором человек передает неуместные побуждения или поведение более приемлемой или менее опасной цели

эго: аспект личности, который представляет собой или часть личности, видимую другим

генитальная стадия: психосексуальная стадия, на которой основное внимание уделяется зрелым сексуальным интересам

id: аспект личности, состоящий из наших самых примитивных побуждений или побуждений, включая импульсы голода, жажды и секса

латентный период: психосексуальная стадия, на которой сексуальные чувства дремлют

невроз: склонность к отрицательным эмоциям

оральная стадия: психосексуальная стадия, на которой младенческое удовольствие сосредоточено на ротовой полости

фаллическая стадия: психосексуальная стадия, в которой основное внимание уделяется гениталиям

личность: давних черт и паттернов, побуждающих людей последовательно мыслить, чувствовать и вести себя определенным образом

проекция: Механизм защиты эго, в котором человек, столкнувшийся с тревогой, маскирует свои неприемлемые побуждения или поведение, приписывая их другим людям

психосексуальные стадии развития: стадий развития ребенка, на которых стремление ребенка к удовольствиям сосредоточено на определенных областях тела, называемых эрогенными зонами

рационализация: Механизм защиты эго, в котором человек, столкнувшийся с тревогой, оправдывает свое поведение

формирование реакции: механизм защиты эго, в котором человек, столкнувшийся с тревогой, меняет неприемлемые побуждения или поведение на свои противоположности

регресс: механизм защиты эго, при котором человек, столкнувшийся с тревогой, возвращается к более незрелому поведенческому состоянию

вытеснение: механизм защиты эго, в котором связанные с тревогой мысли и воспоминания хранятся в бессознательном

сублимация: механизм защиты эго, в котором неприемлемые побуждения направляются в более подходящие виды деятельности

суперэго: аспект личности, служащий моральным компасом или совестью

бессознательное: умственная деятельность, о которой мы не осознаем и не можем получить доступ

границ | Типы внутреннего диалога и функции разговора с самим собой: сравнения и значения

Введение

Внутриличностное общение происходит в нескольких режимах и включает исследование широкого спектра процессов и поведенческих областей (см. Эту тему исследования).Два таких режима — это разговор с самим собой и внутренний диалог. Что касается разговора с самим собой, психологи первоначально описывали внутреннюю и личную речь в контексте процессов развития, включая сродство между речью и мышлением (Выготский, 1962). Хотя внутренние диалоги давно были признаны такими философами, как Фома Аквинский и Святой Августин, а также писателями, поэтами и другими мыслителями, формальное психологическое теоретизирование таких явлений было введено только недавно, в конце 20-го и начале 21-го века ( Германс, Кемпен, 1993; Маркова, 2005).

Возможная взаимосвязь и смешение этих двух явлений происходит в рамках теории и эмпирических исследований. Например, согласно Kross et al. (2014): «Разговор с самим собой — это повсеместный человеческий феномен. У всех нас есть внутренний монолог, в который мы время от времени участвуем »(стр. 321). То, как люди участвуют в внутренних монологах (или диалогах) и разговорах с самим собой, может быть разным. Например, люди могут попросить себя «Попробовать еще раз» или расслабиться, сказав: «Не волнуйтесь». В другом контексте можно спросить себя: «Что я могу сделать?» или «Достаточно ли моих талантов и знаний, чтобы выступить в предстоящих дебатах?»

Эти примеры разговора с самим собой могут также включать диалогические особенности.С точки зрения теории диалога (Hermans, 1996; Hermans and Gieser, 2012), люди могут принимать по крайней мере две точки зрения или «я-позиции» в рамках своего внутриличностного общения. Мы можем мысленно обсуждать несколько вариантов, как скрипач на крыше: «с одной стороны…, а с другой стороны…». Такие диалоги могут показывать еще большую сложность и детализацию. Например, мужчина может представить, как просьба о разводе повлияет на его супругу, как она, вероятно, отреагирует на этот запрос, следует ли ему пересмотреть свое решение на основе ее вероятного ответа и т. Д.Такой внутренний диалог предполагает постановку вопросов от имени воображаемого партнера и ответы на них.

Как подсказывает предыдущий пример, внутренний монолог может легко превратиться во внутренний диалог между двумя субъектами в уме — между разными частями себя или между собой и воображаемым партнером. Другими словами, могут быть качественные и количественные различия в характере разговора с самим собой и внутреннего диалога. Разговор с самим собой, по-видимому, включает основные функции саморегулирования, такие как самоконтроль или саморегулирование («Попробуй еще раз»), тогда как внутренние диалоги включают более расширенные коммуникативные функции («Когда я говорю X, она ответит Y»).В настоящем исследовании мы стремились изучить степень совпадения этих двух форм внутриличностного общения.

Для наших целей разговор с самим собой можно определить как «самонаправленную или самореферентную речь (беззвучную или вслух), которая выполняет множество саморегулирующих и других функций» (Brinthaupt, 2019, para. 7). Внутренняя диалогическая активность определяется как «участие в диалогах с воображаемыми фигурами, моделирование социальных диалогических отношений в собственных мыслях и взаимная конфронтация точек зрения, представляющих различные Я-позиции, относящиеся к личной и / или социальной идентичности» (Oleś и Пухальская-Василь, 2012, с.242).

Большинство определений разговора с самим собой и внутренней речи предполагают, что в этой форме внутриличностного общения и отправитель, и получатель представляют одного и того же человека (например, Fernyhough, 2016). Напротив, внутренняя диалогическая деятельность этого не предполагает. Внутренние диалоги относятся к различным формам внутриличностного общения, где разные голоса могут представлять не только самого себя, но и близких людей, воображаемых друзей, потерянных родственников и супругов, учителей и наставников, медиа-звезд, голоса культуры и других (Hermans, 1996).Разговор с самим собой может быть просто отдельным словом, комментарием или командой без ответа или расширенным «разговором», в то время как взаимный обмен выражениями является сутью внутреннего диалога.

В то время как повседневная саморегуляция является важной особенностью разговора с самим собой (Brinthaupt et al., 2009), внутренняя диалогическая деятельность подчеркивает конфронтацию или интеграцию различных точек зрения как способ помочь человеку понять новый или странный опыт. Другими словами, разговор с самим собой, кажется, возникает в результате реакции или ожидания определенных событий или обстоятельств, тогда как внутренний диалог, по-видимому, включает в себя более рефлексивные или созерцательные виды внутриличностного общения.Кроме того, внутренние диалоги часто связаны с идентичностью человека (например, Bhatia, 2002; Batory, 2010), тогда как разговор с самим собой, похоже, применим к вопросам идентичности только косвенно.

В этой статье мы сначала описываем теоретические и исследовательские концепции разговора с самим собой и внутренней диалогической деятельности. Затем мы предлагаем возможные отношения между этими двумя формами внутриличностного общения. Затем мы сообщаем о результатах исследования, в котором сравниваются общие и субшкальные оценки этих конструкций. Природа отношений между внутренним диалогом и разговором с самим собой имеет важные последствия для феномена внутриличностного общения.Мы обсудим некоторые из этих последствий в заключении статьи.

Разговор с самим собой и его различные функции

Большинство подходов к изучению разговора с самим собой предполагают, что он охватывает самореферентную или самонаправленную речь. Исследования изучают несколько вариантов этого феномена, в том числе положительные и отрицательные самооценки (Kendall et al., 1989), безмолвный разговор с самим собой (то есть внутреннюю речь) (McCarthy-Jones and Fernyhough, 2011) и вслух. (т.е. частная речь) (Дункан и Чейн, 1999).Исследования разговоров с самим собой уже давно популярны в областях клинической (например, Schwartz and Garamoni, 1989), спорта и физических упражнений (например, Hardy, 2006), развития (например, Diaz and Berk, 1992), образовательной (например, Deniz , 2009) и психологии личности (например, Brinthaupt et al., 2009).

Обширное исследование посвящено изучению того, как и почему люди разговаривают сами с собой, и могут ли различия в содержании разговора с самим собой по-разному влиять на говорящего. Среди функций разговора с самим собой — общая саморегуляция (например,г., Mischel et al., 1996; Carver and Scheier, 1998), самоудаление (Kross et al., 2014), обучение и мотивация (Hatzigeorgiadis et al., 2011), самосознание, самооценка, самопознание и саморефлексия ( White et al., 2015; Морен, 2018).

Данные свидетельствуют о том, что разговор с самим собой также играет роль в облегчении различных когнитивных процессов (Langland-Hassan and Vicente, 2018), включая регулирование эмоций (Orvell et al., 2019), преодоление болезненных переживаний (Kross et al., 2014, 2017), мониторинг языкового развития и производства речи (например, Pickering and Garrod, 2013) и анализ перспектив (например, Fernyhough, 2009). Недавние исследования показывают, что разговор с самим собой не от первого лица может способствовать дистанцированию и адаптивной саморефлексии (например, Kross et al., 2014; White et al., 2015). Обращение к себе в третьем лице (он / она / они) или по имени, по-видимому, способствует преодолению стрессовых переживаний и связано с оценкой будущих стрессоров как проблем, а не угроз (Kross et al., 2014, 2017). Этот вид разговора с самим собой также связан с определенными формами мозговой активности, которые представляют собой самоконтроль без усилий (Moser et al., 2017) и регуляцию эмоций (Orvell et al., 2019).

Подробное функциональное представление возникло в результате разработки шкалы разговора с самим собой (STS) (Brinthaupt et al., 2009), которая измеряет частоту различных видов разговоров с самим собой, о которых сообщают люди. Опираясь на исходный набор элементов, оценивающих несколько ситуаций, в которых может произойти разговор с самим собой, и возможные общие функции, выполняемые им, Brinthaupt et al.определили четыре широких типа. ССН включает в себя подшкалы самокритики (т. Е. Ситуации, когда с человеком случаются плохие вещи), самоподкрепления (т. Е. Относящегося к позитивным событиям), самоуправления (т. Е. Определения того, что нужно делать) и социальных -оценка (т.е. ссылка на прошлые, настоящие или будущие социальные взаимодействия).

Исследования психометрических свойств STS подтверждают эти четыре фактора, а также другие особенности меры (например, Brinthaupt et al., 2009, 2015; Brinthaupt and Kang, 2014).Дополнительное исследование (Morin et al., 2018) предполагает, что виды разговоров с самим собой, измеряемые ССН, часто встречаются в повседневном опыте такого рода внутриличностного общения. Таким образом, один из способов предоставить первоначальную оценку взаимосвязи между разновидностями разговора с самим собой и внутреннего диалога — это использовать меру, которая фиксирует, по крайней мере, некоторые из возможных функций, выполняемых разговором с самим собой.

Диалогическое Я и внутренние диалоги

Бахтин (1973) ввел понятие полифонического романа своим анализом литературных произведений Федора Достоевского.Этот анализ показал возможное расщепление личности на голоса, которые были не совсем связными, и каждый из них представлял относительно автономные точки зрения. Согласно Диалогической Теории Самости (DST) (Hermans, 1996), человеческое сознание функционирует как подобное «общество разума», содержащее ментальные репрезентации многочисленных голосов культуры, членов семьи, близких друзей, значимых других и других источников. Эти голоса могут участвовать в разнообразных коммуникациях, включая постановку вопросов и ответов, а также согласие и несогласие друг с другом (Hermans, 2003).

Предполагая множественность внутренних голосов, внутренняя диалогическая активность особенно применима к обмену мыслями или идеями между по крайней мере двумя I-позициями, представляющими определенные точки зрения (Hermans, 1996). Исследования показывают, что внутренние диалоги играют важную роль в построении идентичности (например, Bhatia, 2002; Hermans and Dimaggio, 2007; Batory, 2010), дифференцируя и интегрируя себя как часть процесса самоорганизации (например, Raggatt, 2012 ; Valsiner and Cabell, 2012), моделирование социальных диалогов (e.г., Puchalska-Wasyl et al., 2008; Puchalska-Wasyl, 2011), а также общая саморефлексия и понимание (например, Markova, 2005; Hermans, Hermans-Konopka, 2010; Rowan, 2011).

Разработки в рамках DST (Hermans and Hermans-Konopka, 2010) и связанные с ними исследования (например, Oleś and Hermans, 2005; Hermans and Gieser, 2012; Puchalska-Wasyl, 2016; Puchalska-Wasyl et al., 2018) привели к выявление нескольких форм и функций внутренней диалогической деятельности. Например, Нир (2012) выделил контрастирующих (или конфронтационных) и интегрирующих диалогов.Противоположные диалоги относятся к столкновению противоположных точек зрения и аргументации до тех пор, пока одна из них не получит очевидное преимущество перед другой. Интегрирующие диалоги имеют тенденцию к компромиссным решениям или интеграции противоположных точек зрения на более высокие уровни абстрактных значений. Пухальская-Василь (2010) выделила различия между тремя формами диалогической деятельности: монологом (подразумевающим собеседника или аудиторию), диалогом и изменением точки зрения. Эта последняя форма относится к полифонии, описанной Бахтиным (1973) и Германсом (1996).В то время как диалог означает реальный обмен идеями между двумя или более точками зрения (I-позиции), монолог относится к одностороннему общению (будь то с самим собой или с другим человеком), в котором ответа не ожидается.

Исследователи недавно начали попытки измерить индивидуальные различия во внутренних диалогах. Например, с помощью опросника по разновидностям внутренней речи (VISQ) (McCarthy-Jones and Fernyhough, 2011; Alderson-Day et al., 2018) измеряются различные феноменологические аспекты внутренней речи, включая фактор диалогичности (или разговора с самим собой, возникающего как беседа вперед-назад).Олесь (2009), Олесь и Пухалска-Василь (2012) разработали Шкалу внутренней диалоговой активности (IDAS), которая фокусируется конкретно на диапазоне различных видов внутренних диалогов, постулируемых DST. Некоторые из измерений этой меры включают идентичность, социальные, поддерживающие, конфронтационные и задумчивые диалоги. Таким образом, IDAS позволяет более тщательно изучить концепции DST, чем VISQ.

Таким образом, DST рассматривает внутриличностное общение как сложный процесс внутренних диалогов.Эти диалоги принимают самые разные формы и функции, которые играют важную роль в развитии личности и личности. Однако до настоящего времени исследователям уделялось мало внимания взаимосвязи этих форм и функций с другими видами внутриличностного общения. Разговор с самим собой, по-видимому, является одним из видов внутриличностного общения, аналогичным внутренним диалогам.

Возможные связи между разговором с самим собой и внутренним диалогом

Как мы отметили ранее, уровни фокуса для STS и IDAS различаются.Внутренние диалоги имеют тенденцию применяться больше к более высокому уровню или мета-характеристикам внутриличностного общения, по сравнению с функциями саморегулирования, оцениваемыми СС. То есть СС измеряет, почему и когда люди могут говорить сами с собой, тогда как IDAS в первую очередь оценивает феноменологию того, как люди разговаривают сами с собой.

Потенциальные отношения между разговором с самим собой и внутренними диалогами теоретически интересны по нескольким причинам. Вполне возможно, что разные виды разговоров с самим собой отражают разные я-позиции.Например, самокритичный разговор с самим собой может выявить наличие конфронтационных диалогов, тогда как саморегулирующийся разговор с самим собой может быть более частым, когда люди участвуют в интегративных диалогах. Люди, сообщающие о частых размышлениях о внутреннем диалоге, также могут сообщать о более высоком уровне самокритичного разговора с самим собой.

Есть также некоторые вероятные различия между этими двумя видами внутриличностного общения. Разговор с самим собой включает в себя множество недиалогических функций, таких как внутренние монологи, которые отражают наблюдения или комментарии к своему опыту, которые не имеют межличностной или социальной направленности (например,г., Дункан и Чейн, 1999; Langland-Hassan and Vicente, 2018) или простые слуховые репетиции (например, MacKay, 1992), которые не включают более одной I-позиции. Таким образом, разумно ожидать, что некоторые виды разговоров с самим собой могут быть не связаны с частотой внутренних диалогов.

Fernyhough (2009, 2016) утверждает, что внутренняя речь по своей сути диалогична и позволяет людям взглянуть на свой внутренний и внешний мир, понять и интегрировать его. Этот процесс включает создание репрезентаций внутреннего опыта других людей.Таким образом, разумно предсказать, что некоторые виды разговоров с самим собой будут положительно связаны с определенными типами внутренних диалогов. Например, беседа с самим собой с целью социальной оценки, вероятно, похожа на диалоги, в которых используется воображаемое социальное зеркало.

Некоторые исследования частоты разговоров с самим собой имеют отношение к теоретическим концепциям внутреннего диалога. Например, Бринтхаупт и Дав (2012) обнаружили, что взрослые, которые сообщали, что у них был воображаемый спутник в детстве, сообщали о более частом разговоре с самим собой, чем те, у кого его не было.Кроме того, они обнаружили, что взрослые, которые росли только детьми без братьев и сестер, чаще говорили с самим собой, чем те, кто рос с братьями и сестрами. Такой социальный опыт в детстве может играть роль в уровне комфорта или осознания людьми своего внутреннего диалога, а также в характере внутреннего диалога. Другие участники текущей темы исследования (например, Brinthaupt, 2019; ysiak, 2019) предоставляют дополнительную информацию о возможных отношениях между внутренними диалогами и внутренним диалогом.

Цели исследования

Наше исследование рассматривает два конкретных способа внутриличностного общения. В частности, мы исследуем отношения между функциями разговора с самим собой и типами внутреннего диалога, чтобы прояснить сходство между этими способами внутриличностного общения. Предыдущие исследования подробно изучали типы и функции разговора с самим собой и внутреннего диалога, измеряемые STS и IDAS-R. Однако до сих пор ни одно исследование не изучало, каким образом эти аспекты внутреннего диалога и внутреннего диалога связаны друг с другом и пересекаются друг с другом.Brinthaupt et al. (2009) построили и утвердили Шкалу разговора с самим собой в Соединенных Штатах, тогда как Олесь (2009) опубликовал Шкалу внутренней диалогической активности в Польше. В этом исследовании мы решили сравнить каждую из этих конструкций с использованием образцов из США и Польши. Мы исследуем отношения между этими двумя показателями с помощью корреляционного и факторного аналитического подходов. Мы не вводим новые способы оценки внутриличностного общения; нас не интересуют в первую очередь межкультурные различия.

В этом исследовании исследуются взаимосвязи между различными функциями разговора с самим собой, определенными STS, и типами внутренних диалогов, определенных IDAS. Наше общее ожидание заключалось в том, что люди, сообщающие о частых уровнях внутренней диалогической активности, также будут сообщать о частых разговорах с самим собой. Однако сила этих отношений будет зависеть от конкретных типов и субшкалов обоих видов внутриличностного общения. Изучая эти отношения, мы надеялись лучше прояснить теоретические и концептуальные сходства между разговором с самим собой и внутренними диалогами.

Материалы и методы

Участников

Участниками были две выборки студентов колледжей. Польская выборка состояла из 181 студента (117 женщин, 64 мужчины) в возрасте от 18 до 34 лет ( M = 24,94, SD = 4,24), которые посещали курсы, ведущие к получению степени магистра. Мы взяли образец Соединенных Штатов из исследовательского пула общей психологии университета, который состоял в основном из первокурсников и второкурсников. В эту выборку вошли 119 студентов (66 женщин, 51 мужчина, двое пропавших без вести) в возрасте от 18 до 29 лет ( M = 19.18, SD = 1,86). Эти две выборки значительно различались по возрасту, t (297) = 13,92, p <0,001, но существенно не различались по половым пропорциям, X 2 (2) = 3,39, p = 0,18 .

Меры

Шкала самовыражения (STS)

Шкала разговора с самим собой (STS) (Brinthaupt et al., 2009). STS состоит из 16 пунктов, представляющих четыре функции разговора с самим собой: самокритику, самоподкрепление, самоуправление и социальную оценку.Респонденты оценивают пункты STS, используя пятибалльную шкалу частот (1 = , никогда не , 5 = , очень часто, ) и используя общую основу «Я говорю сам с собой, когда». Каждая подшкала содержит четыре элемента. Для подсчета баллов по подшкале и общей частоте элементы суммируются, причем более высокие баллы указывают на более частые разговоры с самим собой. Исследования обеспечивают хорошую поддержку психометрических свойств STS и целостности четырех подшкал (например, Brinthaupt et al., 2009, 2015; Brinthaupt and Kang, 2014).

Самокритика относится к разговорам с самим собой о негативных событиях (например, «я должен был сделать что-то по-другому» и «мне стыдно за то, что я сделал»). Самоподкрепление относится к разговору с самим собой о положительных событиях (например, «Я действительно счастлив за себя» и «Я хочу подкрепить себя за то, что преуспевает»). Самоуправление. оценивает разговор с самим собой об особенностях общей саморегуляции (например, «Я мысленно исследую возможный образ действий» и «Я хочу напомнить себе о том, что мне нужно делать»). Социальная оценка применяется для разговора с самим собой о будущем людей и их социальных взаимодействиях в прошлом (например, «Я пытаюсь предугадать, что кто-то скажет и как я ему отвечу» и «Я хочу проанализировать то, что кто-то недавно сказал мне»).

Шкала внутренней диалоговой активности-R (IDAS-R)

Шкала внутренней диалоговой активности-R (IDAS-R). IDAS-R — это инструмент из 40 пунктов, предназначенный для измерения общего уровня внутренней диалогической активности, а также восьми различных видов внутренних диалогов.Первоначальная версия анкеты (IDAS) состояла из 47 пунктов и содержала семь подшкал (Oleś, 2009; Oleś and Puchalska-Wasyl, 2012). Респонденты оценивают применимость каждого пункта по пятибалльной шкале. В текущем пересмотре шкалы мы изменили формат ответа с исходной степени согласия (1 = , категорически не согласен, , 5 = , полностью согласен, ) на частотную шкалу (1 = , никогда не , 2 = ). редко , 3 = иногда , 4 = часто , 5 = очень часто ).Дополнительные изменения включали (1) разделение двух сложных предложений на простые элементы, содержащие четкие значения, (2) добавление четырех элементов, (3) изменение формулировок нескольких вопросов в связи с новым форматом ответа и (4) удаление одного элемента как не имеющего отношения к делу.

Чтобы проверить структуру и психометрические свойства IDAS-R, мы собрали данные от 654 польских участников (449 женщин, 205 мужчин) в возрасте от 16 до 80 лет ( M = 31,83, SD = 10,93). Все участники дали информированное согласие до завершения измерения.Для исследовательского факторного анализа мы использовали метод наименьших квадратов для извлечения факторов с вращением Облимина и нормализацией Кайзера. Результаты предоставили девять извлеченных факторов, которые объяснили 63% дисперсии. Однако один из этих факторов содержал низкие нагрузки, поэтому мы остановились на восьми факторах для окончательной версии, объясняющих 61% дисперсии. Каждый фактор состоит из пяти пунктов, в результате чего получается окончательная версия из 40 пунктов. Ниже мы описываем факторные шкалы, связанные с ними значения внутренней согласованности и примеры элементов.

Диалоги идентичности относятся к вопросам и ответам, касающимся идентичности, ценностей и жизненных приоритетов (например, «Благодаря диалогам с самим собой я могу ответить на вопрос« Кто я? »И« Через внутренние дискуссии я прихожу к определенным истинам. о моей жизни и о себе »). Такие диалоги относятся к поиску подлинности и могут предшествовать важному жизненному выбору.

Неадаптивные диалоги — это внутренние диалоги, рассматриваемые как нежелательные, неприятные или раздражающие (например,g., «Я бы предпочел не вести внутренние разговоры» и «Разговоры в моей голове меня расстраивают»). Содержание и появление таких диалогов подразумевают нарушение задачи или поведение избегания.

Социальные диалоги — это внутренние диалоги, которые отражают будущие и прошлые разговоры (например, «Готовясь к разговору с кем-то, я практикую разговор в своих мыслях» и «Я продолжаю прошлые разговоры с другими людьми в моем сознании»). Эти элементы фиксируют частоту продолжения разговора с другими, подготовку к разговору, завершение обсуждения или создание альтернативных сценариев разговора.

Поддерживающие диалоги включают внутриличностное общение с людьми, которые оказали поддержку и чья близость ценится (например, «Когда я не могу поговорить с кем-то лично, я продолжаю разговор с ним / ней в уме» и «Я продолжаю дискуссии в моей голове с важными людьми в моей жизни »). Такие диалоги могут укрепить социальные связи и помочь преодолеть одиночество, поддерживая и укрепляя личность.

Спонтанные диалоги — это внутренние разговоры, которые спонтанно происходят в повседневной жизни (например,г., «Я разговариваю сам с собой и« говорю сам с собой »). Такие диалоги относятся к рассмотрению различных мыслей или мнений, а также к диалогической форме самосознания.

Размышляющие диалоги состоят из диалогов, включающих самообвинение, обдумывание неудач и вспоминание грустных или раздражающих мыслей или воспоминаний (например, «После неудач я виню себя в своих мыслях» и «У меня в голове есть разговоры, которые сбивают с толку мне»). Эти предметы отражают общие тенденции размышлений в рамках внутренних диалогов.

Противоборствующие диалоги — это внутренние диалоги между двумя сторонами личности, такими как «хороший я» и «плохой я» (например, «Я чувствую, что я два разных человека, которые спорят друг с другом, каждый чего-то хочет». другой »и« Я спорю с той частью себя, которая мне не нравится »). Такие внутренние споры подразумевают чувство бессвязности, поляризации или даже фрагментации личности.

Изменение точки зрения относится к изменениям точки зрения в целях понимания сложных ситуаций или поиска решений (например,g., «Когда у меня есть трудный выбор, я обсуждаю решение с самим собой с разных точек зрения» и «В своих мыслях я принимаю точку зрения другого человека»). Такие диалоги могут включать плодотворную или противоречивую точку зрения другого человека.

Для каждой из этих подшкал суммирование пяти пунктов дает общий балл, причем более высокие баллы указывают на более высокую частоту такого рода диалогов. Также возможно вычислить общую оценку внутреннего диалога, суммируя оценки всех 40 пунктов.В текущем исследовании этот общий балл, называемый «Внутренняя диалогическая активность», отражает общую частоту участия человека во внутренних диалогах.

Процедура

Мы создали две параллельные версии мер на польском и английском языках. Для STS один из членов исследовательской группы, владеющий польским и английским языками, первым перевел шкалу на польский язык. Другой коллега тогда перевел польскую версию STS на английский. Член группы, владеющий английским языком, просмотрел эту версию и указал на любые области, где есть уточнения, путаница и несоответствия.Затем мы создали окончательную польскую версию STS. Что касается IDAS-R, член команды перевел исходную (польскую) версию меры на английский язык. Затем англоговорящий член команды проверил эту версию для ясности. Затем член команды перевел эту версию на польский язык и выявил любые несоответствия или области путаницы. Затем мы внесли необходимые исправления для создания окончательной английской версии IDAS-R.

Исследование получило одобрение Институционального наблюдательного совета (IRB) Государственного университета Среднего Теннесси, США.Участники предоставили письменное информированное согласие, когда этого потребовало учреждение. Основные мероприятия они выполняли в сбалансированном порядке индивидуально или небольшими группами по 5–10 человек. Демографические элементы появились в конце опроса.

Результаты

Описательная статистика для обоих образцов представлена ​​в таблице 1. Как видно из таблицы, альфа-коэффициенты для STS и IDAS-R были одинаковыми для образцов в США и Польше с сопоставимыми и приемлемыми значениями.Обе выборки также показали схожие паттерны относительной частоты четырех типов разговоров с самим собой, причем саморегулирующийся разговор с самим собой был наиболее распространен, а самоусиливающийся разговор с самим собой — наименее распространенным. Среди аспектов IDAS-R обе выборки сообщили об относительно низком уровне дезадаптивных и противостоящих диалогов и относительно высоком уровне социальных и спонтанных диалогов.

Таблица 1. Описательная статистика для шкалы разговора с самим собой и шкалы внутренней диалогической активности — пересмотренная для США, польской и комбинированной выборок.

Сравнение двух выборок показало, что студенты из США показали значительно более высокие баллы, чем их польские сверстники, по общему STS [ t (297) = 7,09, p <0,001, g = 0,84], а также социальная оценка [ т (297) = 5,71, р <0,001, г = 0,67], самоусиление [ т (297) = 4,06, р <0,001, г = 0,48 ], самокритика [ t (297) = 6.49, p <0,001, г = 0,77] и самоуправление [ t (297) = 5,40, p <0,001, г = 0,64] субшкалы STS. Аналогичная картина наблюдалась для общей шкалы IDAS-R и пяти из восьми ее подшкал. В частности, студенты из США показали более высокие баллы, чем польские студенты, по общему IDAS-R [ t (297) = 3,33, p <0,001, g = 0,39], а также идентичности [ t (297) = 1,92, p <0.05, г = 0,23], спонтанный [ t (298) = 3,84, p <0,001, г = 0,45], жвачный [ t (298) = 3,40, p <0,001, г = 0,40], конфронтируя [ т (298) = 3,06, г <0,002, г = 0,36], и изменение перспективы [ т (298) = 6,61, р <0,001 , г = 0,78] диалоги.

Таблица 2 сообщает о корреляциях между показателями STS и IDAS-R для каждой выборки и указывает те корреляции, которые достигли 0.001 уровень значимости. Соответствие между этими двумя видами внутриличностного общения оказалось неизменно положительным, с большинством корреляций в диапазоне от умеренного до сильного. Для польской выборки 36 из 44 корреляций между общими и субшкалами по шкале STS и IDAS-R были значительными. Для выборки из США 35 из 44 этих корреляций были значительными. В польской выборке значимые корреляции варьировались от 0,24 до 0,59; в выборке из США значимые отношения находились в диапазоне от 0.29 и 0,62. Более того, закономерности взаимоотношений в обеих выборках были схожими. Общие баллы STS и IDAS-R коррелировали 0,56 в польской выборке и 0,62 в выборке из США.

Таблица 2. Корреляции между STS и IDAS-R: результаты для польской выборки выше диагонали и для образца США ниже диагонали.

С одной стороны, эти результаты показывают умеренные положительные отношения между несколькими функциями разговора с самим собой и типами внутренних диалогов.С другой стороны, есть свидетельства возможной независимости этих видов внутриличностного общения. Для нашей следующей серии анализов мы стремились определить степень независимости субшкал STS и IDAS-R. Для ответа на этот вопрос мы использовали как канонический корреляционный, так и исследовательский факторный анализ с объединенными выборками.

Чтобы ответить на вопрос о наложении двух показателей внутриличностного общения, мы сначала использовали канонический корреляционный анализ, который позволил нам изучить взаимоотношения между субшкалами STS и IDAS-R более сложным и продвинутым способом.Этот анализ позволяет нам найти особенности, которые важны для объяснения ковариации между подшкалами STS и IDAS-R. Мы провели анализ объединенных выборок, где каждый участник был представлен своими баллами по четырем субшкалам STS и восьми подшкалам IDAS-R. Из-за потенциального негативного влияния выбросов на CCA, мы сначала исключили респондентов, которые набрали три стандартных отклонения выше или ниже среднего по общему баллу любого показателя. Это привело к новому размеру выборки — 293 человека (180 женщин в возрасте от 18 до 34 лет).Результаты этого анализа показали три значимых канонических корреляции: 0,64, 0,43 и 0,33 (все p <0,001), объясняя, соответственно, 41%, 19% и 11% дисперсии (см. Таблицу 3). Первая каноническая переменная представляла более половины отклонения от исходного набора переменных и объясняла около 25% отклонения от противоположного набора переменных.

Таблица 3. Канонические корреляции между IDAS-R и STS.

Интересно, что все нагрузки были отрицательными, с отсутствием функций разговора с самим собой (см. Канонические загрузки), что соответствовало сокращению внутренних диалогов всех видов.Однако, согласно обратным нагрузкам, эта переменная отражала наличие четырех функций разговора с самим собой, а именно: самоуправления, социальной оценки, самокритики и, в меньшей степени, самоподкрепления, а также почти всех типов внутреннего диалоги. Эту переменную можно обозначить как «диалогический разговор с самим собой». Вторая и третья канонические переменные представляли лишь небольшую величину остаточной дисперсии от исходных переменных (обе 16%) и очень мало объясняли остаточную дисперсию (3% и 2%) от противоположного набора переменных.

Чтобы изучить сходство обоих видов внутриличностного общения, мы также использовали исследовательский факторный анализ, главные компоненты с вращением Varimax и тест Скри для извлечения факторов. 12 подшкал (четыре STS, восемь IDAS-R) служили переменными в этом анализе. Мы нашли четырехфакторное решение согласно тесту Скри. Четыре извлеченных фактора объяснили 79% дисперсии (нагрузки см. В таблице 4).

Таблица 4. Результаты EFA: нагрузки для четырехфакторного раствора.

Факторы объясняют 49,3%, 11,7%, 8,9% и 7,2% дисперсии соответственно. Фактор 1 (Внутренняя Диалогичность) представлял различные виды внутренних диалогов IDAS-R, за исключением неадаптивных и конфронтирующих диалогов. Этот фактор объясняет почти половину дисперсии данных, при этом шесть из 12 подшкал имеют относительно высокие нагрузки. Что касается содержания этого фактора, то подшкалы IDAS-R связаны с контактом и объединением с внутренними диалогами себя и других, представляя адаптивную сторону внутренних диалогов.Интересно, что функции STS не сильно нагружали этот фактор.

Фактор 2 (саморегулирующийся разговор с самим собой) содержал три подшкалы / функции СС: социальная оценка, самоуправление и самокритика. Эти субшкалы, кажется, представляют собой аспекты разговора с самим собой, которые отличаются от типов внутренних диалогов. Фактор 3 (деструктивная диалогичность) содержал неадаптивные и противоречивые подшкалы IDAS-R. Эти типы внутренних диалогов представляют собой своего рода психическую нагрузку, вызванную или сопровождающуюся неприятными или вызывающими напряжение диалогами.Фактор 4 (Самоусиливающийся разговор с самим собой) включал только подшкалу ССН самоподкрепления.

Подводя итог, и CCA, и EFA показали некоторое совпадение между разговором с самим собой и внутренней диалогической активностью. Однако результатов недостаточно, чтобы идентифицировать эти два способа внутриличностного общения как переменные аспекты одного и того же явления. Вместо этого они кажутся дополнительными типами внутриличностного общения, выполняющими разные функции.

Обсуждение

Целью данного исследования было изучить сходство между двумя видами внутриличностного общения с использованием двух недавних многомерных показателей внутреннего диалога и разговора с самим собой.Как мы и ожидали, между итоговыми и субшкалами оценок IDAS-R и STS была умеренная или сильная взаимосвязь. Эти результаты предполагают, что внутренняя диалогическая активность во многом отличается от обычных функций разговора с самим собой. Другими словами, во внутренних диалогах есть значительный компонент разговора с самим собой. Хотя Brinthaupt et al. (2009) разработали STS независимо от Dialogical Self Theory, функции саморегуляции, определенные их мерой, обеспечивают некоторую концептуальную и теоретическую поддержку этой теории.

Как корреляционные данные нулевого порядка, так и канонические корреляции показали значительную взаимосвязь между функциями разговора с самим собой и типами внутренних диалогов. Результаты в целом показали, что перекрытие STS и IDAS-R составляет от 30% до 40%. Общая дисперсия подшкал STS и IDAS-R, согласно каноническому корреляционному анализу, составила около 41%. Такие результаты показывают, что функции разговора с самим собой и типы внутреннего диалога, с одной стороны, явно взаимосвязанные переменные.

С другой стороны, есть разные элементы для каждого типа режима внутриличностной связи. Например, функции STS, по-видимому, представляют динамические аспекты внутриличностного общения, включая активную обработку текущих или недавних ситуаций и компенсацию поведенческих проблем и когнитивных нарушений (см. Brinthaupt, 2019, this Research Topic). С другой стороны, различные типы внутренней диалогической активности, по-видимому, представляют собой созерцательные аспекты внутриличностного общения, такие как размышления о себе или размышления о различных аспектах своей идентичности.Типы внутренних диалогов иллюстрируют качества осознания человеческого сознания: представления других в своем уме, преодоление одиночества, сохранение связей со значимыми другими, борьба за автономию и контроль социального зеркала (например, Puchalska-Wasyl et al., 2008; Rowan, 2011; Stemplewska-akowicz et al., 2012; Valsiner, Cabell, 2012).

Исследование самооценки предполагает, что внутренний диалог и разговор с самим собой, возможно, выполняют разные роли. Oleś et al. (2010) обнаружили, что общие и субшкальные баллы по шкале IDAS отрицательно и значимо коррелируют с самооценкой.Однако Brinthaupt et al. (2009) обнаружили, что самооценка существенно не коррелировала с общими и субшкальными оценками STS (за исключением самокритичного разговора с самим собой). В обоих исследованиях самооценка измерялась с помощью одного и того же инструмента — шкалы самооценки Розенберга, но собирались данные из разных групп населения / стран (Польша и США).

В настоящем исследовании были доказательства более частой активности внутриличностного общения в выборке из США, особенно в отношении функций разговора с самим собой.Неясно, отражают ли эти результаты культурные или возрастные различия между двумя выборками. Американские студенты были на несколько лет моложе польских участников. Вполне возможно, что молодые люди могут больше участвовать в личном общении (как IDAS-R, так и STS), чем люди старшего возраста. Если более молодые люди испытывают неопределенность во взрослой жизни (Hermans and Hermans-Konopka, 2010) и чаще участвуют в процессах построения идентичности в позднем подростковом и начинающем взрослом возрасте (Arnett, 2000; Hermans and Dimaggio, 2007), то можно ожидать увеличения отчеты о внутренних диалогах и разговорах с самим собой.

Культурные различия между выборками из США и Польши также могут быть причиной различий в описываемой частоте разговоров с самим собой и внутренних диалогов. Исследования показывают, что более высокая интеграция идентичности связана с менее частой внутренней диалогической активностью, измеряемой IDAS (Oleś, 2011), и что более высокая интеграция ясности самооценки связана с менее частой внутренней диалогической активностью (Oleś et al., 2010). Если две выборки различались по своей идентичности или ясности самооценки (что могло быть связано с возрастными различиями), это могло бы объяснить различия в частоте, которые мы наблюдали на STS и IDAS-R.Таким образом, изучение возрастных и культурных различий во внутриличностном общении представляется плодотворным направлением для будущих исследований.

Ограничения и последствия для будущих исследований

Мы применили аспекты внутриличностного общения, используя два метода самоотчета. Таким образом, данные этого исследования относятся в основном к аспектам внутреннего диалога и разговора с самим собой, о которых респонденты осознают или могут получить доступ после размышлений. Как отмечали другие (например, Beck, 1976), не вся внутриличностная коммуникация является сознательной, и нынешние меры ограничиваются теми ситуациями и переживаниями, которые респонденты могут вспомнить или сделать вывод на основе другой информации.Кроме того, список функций и типов разговоров с самим собой и внутренних диалогов, используемых STS и IDAS-R, не является исчерпывающим. Например, STS не измеряет частоту самоудаления и адаптивного совладания, которые, как было показано, являются неявными функциями разговора с самим собой от третьего лица (Kross et al., 2014) или общего «вы», которое используется для создание общего смысла, чтобы помочь «людям« нормализовать »отрицательный опыт, расширяя его за пределы себя» (Орвелл и др., 2017, стр. 1299). Могут быть дополнительные когнитивные, мотивационные или эмоциональные функции, не задействованные STS и IDAS-R (например,г., Alderson-Day et al., 2018; Latinjak et al., 2019).

Мы полагаем, что методологические артефакты вряд ли объяснят результаты. Нагрузки факторного анализа не отражают исключительно положительные и отрицательные валентные элементы из показателей. Например, в Факторе 1 появились задумчивые диалоги, а в Факторе 2 — самокритичный разговор с самим собой. Результаты, по-видимому, более точно соответствуют общей частоте использования каждого вида внутриличностного общения с тремя наименее частыми аспектами (дезадаптивный и противостояние диалогам и самоподкрепляющемуся разговору с самим собой), возникающие как отдельные, второстепенные факторы.Кроме того, обе шкалы использовали один и тот же формат ответа, что должно уменьшить количество артефактов ответа. Тем не менее, STS использует специальную обучающую подсказку («Я говорю сам с собой, когда…» возникают определенные ситуации). С помощью IDAS-R участники оценивают утверждения, относящиеся к ситуациям диалогического мышления, относящимся к себе и другим. Таким образом, существует различие между , когда человек разговаривает с самим собой (STS), и , когда человек разговаривает с самим собой (IDAS-R). Дальнейшие исследования необходимы для тщательного и систематического изучения содержания заданий и построения индикаторов STS и IDAS-R.

Поскольку STS и IDAS-R имеют семантически перекрывающееся содержимое элементов, важно проверить прогнозируемую ценность каждой шкалы с помощью внешних критериев. Хотя нам еще предстоит изучить внешние критерии, которые могли бы помочь в различении разговора с самим собой и внутреннего диалога, есть некоторые свидетельства того, что внутренние диалоги более тесно связаны с самооценкой, чем разговор с самим собой (Brinthaupt et al., 2009; Oleś et al., 2010), предполагая потенциальные различия в функциях, выполняемых этими двумя видами при внутриличностном общении.Изучение работы внутреннего диалога и разговора с самим собой в конкретных контекстах саморегулирования (например, в новых или стрессовых ситуациях) может дать дополнительное представление о прогностической ценности и совпадении показателей.

В будущих исследованиях необходимо будет продолжить изучение структуры и свойств STS и IDAS-R. Одно из возможных направлений — изучить внутриличностное поведение, зависящее от конкретной ситуации. Например, в определенных контекстах или ситуациях (например, преодоление стресса, принятие решения или построение личной идентичности) могут быть определенные поведенческие сигнатуры (Mischel and Shoda, 1995), содержащие различные комбинации внутреннего диалога или типов разговора с самим собой. .Как показывают материалы, представленные в этой теме исследования, помимо внутреннего диалога и разговора с самим собой, существуют и другие виды внутриличностного общения. Изучение отношений между разновидностями внутриличностного общения также было бы достойной целью для будущих исследований.

Заключение

Мы показали, что взаимосвязь между внутренним диалогом и разговором с самим собой интересна и сложна, и что изучение этой взаимосвязи является теоретически ценной исследовательской целью. Существует несколько дополнительных режимов, категорий и функций, обслуживаемых внутриличностным общением или относящихся к нему (например,г., Хиви и Херлберт, 2008). Исследователи могут счесть полезным использовать IDAS-R и STS для дальнейшего изучения совпадений и различий между этими явлениями.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Institutional Review Board (IRB) Государственного университета Среднего Теннесси, США.Это исследование охватывало две страны. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании, когда это требовалось национальным законодательством и требованиями учреждения.

Авторские взносы

PO концептуализировал исследование, провел эмпирическое исследование в Польше, отредактировал и написал первую версию рукописи. TB подготовил идею исследования, руководил эмпирическим исследованием в Соединенных Штатах, наконец отредактировал, исправил и исправил первую версию рукописи.RD провела эмпирическое исследование в США и подготовила базу данных. DP, провел эмпирическое исследование в Польше, подготовил базу данных и выполнил вычисления.

Финансирование

Публикация статьи поддержана Люблинским католическим университетом Иоанна Павла II, Польша.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Олдерсон-Дэй, Б., Митренга, К., Уилкинсон, С., Маккарти-Джонс, С., и Фернихаф, К. (2018). Пересмотренные варианты опросника внутренней речи (VISQ-R): воспроизведение и уточнение связей между внутренней речью и психопатологией. Сознательное. Cogn. 65, 48–58. DOI: 10.1016 / j.concog.2018.07.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бахтин М. (1973). Проблемы поэтики Достоевского , 2-е изд.Анн-Арбор, Мичиган: Ардис.

Google Scholar

Баторий, А. М. (2010). Диалогичность и построение идентичности. Внутр. J. Dial. Sci. 4, 45–66.

Google Scholar

Бек, А. Т. (1976). Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Новая американская библиотека.

Google Scholar

Бхатия, С. (2002). Аккультурация диалогических голосов и построение диаспорического Я. Theory Psychol. 12, 55–77. DOI: 10.1177 / 0959354302121004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бринтхаупт, Т. М. (2019). Индивидуальные различия в частоте разговоров с самим собой: социальная изоляция и когнитивные нарушения. Фронт. Psychol. Cogn. Sci. 10: 1088. DOI: 10.3389 / fpsyg.2019.01088

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бринтхаупт, Т. М., и Дав, К. Т. (2012). Различия в частоте разговоров с самим собой в зависимости от возраста, единственного ребенка и воображаемого детского статуса компаньона. J. Res. Чел. 46, 326–333. DOI: 10.1016 / j.jrp.2012.03.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бринтхаупт, Т. М., Хайн, М. Б., и Крамер, Т. Е. (2009). Шкала разговора с самим собой: разработка, факторный анализ и проверка. J. Pers. Оценивать. 91, 82–92. DOI: 10.1080 / 002238484498

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карвер, С. С., и Шайер, М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Дениз, К. (2009). «Осведомленность, убеждения и практики учителей в раннем детстве в отношении частной речи детей», в Private Speech, Executive Functioning, and the Development of Verbal Self-регуляция , редакторы A. Winsler, C. Fernyhough и I. Montero (Cambridge : Cambridge University Press), 236–246. DOI: 10.1017 / CBO9780511581533.019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диас, Р.М., и Берк, Л. Э. (ред.). (1992). Частное выступление: от социального взаимодействия к саморегулированию. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Google Scholar

Дункан Р. М. и Чейн Дж. А. (1999). Частота и функции самооценки частной речи у молодых людей: опросник самовербализации. Кан. J. Behav. Sci. 31, 133–136. DOI: 10,1037 / h0087081

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Fernyhough, C. (2009).«Диалогическое мышление», в Частная речь, Исполнительное функционирование и развитие вербальной саморегуляции , ред. А. Винслер, К. Фернихау и И. Монтеро (Кембридж: Издательство Кембриджского университета), 42–52.

Google Scholar

Fernyhough, C. (2016). Внутренние голоса: история и наука о том, как мы разговариваем сами с собой. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Харди, Дж. (2006). Говоря ясно: критический обзор литературы для разговоров с самим собой. Psychol. Спортивные упражнения. 7, 81–97. DOI: 10.1016 / j.psychsport.2005.04.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hatzigeorgiadis, A., Zourbanos, N., Galanis, E., and Theodorakis, Y. (2011). Разговор с самим собой и спортивные результаты: метаанализ. Перспектива. Psychol. Sci. 6, 348–356. DOI: 10.1177 / 17456

413136

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херманс, Х. Дж. М. (1996). Озвучивание себя: от обработки информации к диалогическому обмену. Psychol. Бык. 119, 31–50. DOI: 10.1037 / 0033-2909.119.1.31

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херманс, Х. Дж. М. (2003). Построение и реконструкция диалогического Я. J. Constr. Psychol. 16, 89–130. DOI: 10.1080 / 107205303

902

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Германс, Х. Дж. М., и Димаджио, Г. (2007). Я, идентичность и глобализация во времена неопределенности: диалогический анализ. Ред.Gen.Psychol. 11, 31–61. DOI: 10.1037 / 1089-2680.11.1.31

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херманс, Х. Дж. М., и Гизер, Т. (2012). Справочник по диалогической самости. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Херманс, Х. Дж. М., и Херманс-Конопка, А. (2010). Диалогическая теория Я. Позиционирование и контрпозиционирование в глобализирующемся обществе. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Германс, Х.Дж. М. и Кемпен, Х. Дж. Г. (1993). Диалогическое Я. Значение как движение. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

Google Scholar

Кендалл П.С., Ховард Б.Л. и Хейс Р.С. (1989). Самореферентная речь и психопатология: баланс позитивного и негативного мышления. Cogn. Ther. Res. 13, 583–598. DOI: 10.1007 / BF01176069

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э., Брюльман-Сенекаль, Э., Парк, Дж., Берсон, А., Догерти, А., Shablack, H., et al. (2014). Разговор с самим собой как механизм регулирования: важно то, как вы это делаете. J. Pers. Soc. Psychol. 106, 304–324. DOI: 10.1037 / a0035173

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э., Викерс, Б. Д., Орвелл, А., Гейнсбург, И., Моран, Т. П., Бойер, М. и др. (2017). Разговор с самим собой от третьего лица снижает беспокойство по поводу Эболы и восприятие риска за счет развития рационального мышления. Здоровье и благополучие 9, 387–409. DOI: 10.1111 / aphw.12103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Langland-Hassan, P., и Висенте, А. (ред.). (2018). Внутренняя речь: Новые голоса. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Латиньяк, А. Т., Торрегросса, М., Комутос, Н., Эрнандо-Гимено, К., и Рамис, Ю. (2019). Целенаправленный разговор с самим собой, используемый для саморегуляции в мужских баскетбольных соревнованиях. J. Sports Sci. 37, 1429–1433. DOI: 10.1080 / 02640414.2018.1561967

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккей, Д. Г. (1992).«Ограничения теорий внутренней речи», в Auditory Imagery , ed. Д. Рейсберг (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 121–149.

Google Scholar

Маркова, И. (2005). Диалогичность и социальные представления. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Маккарти-Джонс, С., Фернихо, К. (2011). Разновидности внутренней речи: связи между качеством внутренней речи и психопатологическими переменными в выборке молодых людей. Сознательное. Cogn . 20, 1586–1593. DOI: 10.1016 / j.concog.2011.08.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мишель В., Кантор Н. и Фельдман С. (1996). «Принципы саморегуляции: природа силы воли и самоконтроля», в Социальная психология: Справочник основных принципов , ред. Э. Т. Хиггинс и А. В. Круглански (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 329–360.

Google Scholar

Mischel, W., and Shoda, Y.(1995). Когнитивно-аффективная системная теория личности: переосмысление инвариантности личности и роли ситуаций. Psychol. Ред. 102, 246–286. DOI: 10.1037 / 0033-295X.102.2.246

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Морин, А. (2018). «Саморефлексивные функции внутренней речи: тринадцать лет спустя», в Inner Speech: New Voices , ред. П. Лангланд-Хассан и А. Висенте (Oxford: Oxford University Press), 276–298.

Google Scholar

Морин А., Духнич К. и Рэйси Ф. (2018). Самостоятельное использование внутренней речи у студентов университета. Заявл. Cogn. Psychol. 32, 376–382. DOI: 10.1002 / acp.3404

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Moser, J. S., Dougherty, A., Mattson, W. I., Katz, B., Moran, T. P., Guevarra, D., et al. (2017). Разговор с самим собой от третьего лица способствует регулированию эмоций без задействования когнитивного контроля: конвергенция данных ERP и fMRI. Sci. Отчет 7: 4519. DOI: 10.1038 / s41598-017-04047-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нир, Д. (2012). «Озвучивание внутреннего конфликта: от диалогического к переговорному Я», в Handbook on Dialogical Self , ред. Х. Дж. М. Херманс и Т. Гизер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 284–300. DOI: 10.1017 / cbo978113

34.020

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олесь П. К. (2009). Czy głosy umysłu da się mierzyć? Skala wewnętrznej aktywności dialogowej (SWAD) [Можно ли измерить голоса разума? Шкала внутренней диалогической активности (IDAS). Prz. Психол . 52, 37–50.

Google Scholar

Олесь П. К. (2011). «Dialogowe ja: zarysteorii, inspiracjebadawcze, ciekawszewyniki [Диалогическое Я: Краткое изложение теории, вдохновение для исследования и сложные результаты]», в Dialog z Samym Soba̧ , ред. PK Oleś, M. Puchalska-Wasyl, and E. Brygoła ( Варшава: Wydawnictwo Naukowe PWN), 143–171.

Google Scholar

Олесь, П. К., Баторий, А., Бушек, М., Хоражи, К., Драс, Ю., Янковский, Т., и другие. (2010). Wewnętrzna aktywność dialogowa i jej Psyologiczne korelaty. Czas. Psychol. 16, 113–127.

Google Scholar

Oleś, P. K., and Hermans, H. J. M. (ред.). (2005). Диалогическое Я: теория и исследования. Люблин: Wydawnictwo KUL.

Google Scholar

Олесь П. К., Пухальска-Василь М. (2012). «Диалогичность и личностные качества», в справочнике по диалогу «Я» , ред.Дж. М. Херманс и Т. Гизер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 241–252. DOI: 10.1017 / cbo978113

34.017

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Орвелл, А., Айдук, О., Мозер, Дж. С., Гельман, С. А., и Кросс, Э. (2019). Лингвистические сдвиги: относительно легкий путь к регулированию эмоций? Curr. Прямой. Psychol. Sci. 28, 567–573. DOI: 10.1177 / 0963721419861411

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пухальска-Васыл М. (2010).Диалог, монолог и смена ракурса — три формы диалогичности. Внутр. J. Dial. Sci. 4, 67–79.

Google Scholar

Пухальская-Василь, М. (2011). «Внутренняя диалогическая активность: типы и корреляты личности», в Юнгианские и Диалогические самоперспективы , ред. Р. А. Джонс и М. Мориока (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Palgrave McMillan), 100–116. DOI: 10.1057 / 9780230307490_7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пухальская-Василь, М., Хмельницкая-Кутер, Э., и Олесь, П. К. (2008). От внутреннего собеседника к психологическим функциям диалогической деятельности. J. Construct. Psychol. 21, 239–269. DOI: 10.1080 / 10720530802071476

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Puchalska-Wasyl, M., Oleś, P.K., and Hermans, H.J.M. (ред.). (2018). Диалогическое Я: вдохновение, соображения и исследования. Люблин: Towarzystwo Naukowe KUL.

Google Scholar

Раггатт, П.Т. Ф. (2012). «Позиционирование в диалогическом Я: последние достижения в построении теории», в Справочнике по Диалогическому Я, , ред. Х. Дж. М. Херманс и Т. Гизер (Кембридж: Издательство Кембриджского университета), 29–45. DOI: 10.1017 / cbo978113

34.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роуэн, Дж. (2011). «Диалогическое Я и душа», в Jungian and Dialogical Self Perspectives , ред. Р. А. Джонс и М. Мориока (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Palgrave McMillan), 152–166.DOI: 10.1057 / 9780230307490_10

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, Р. М., и Гарамони, Г. Л. (1989). Когнитивный баланс и психопатология: оценка модели обработки информации положительных и отрицательных состояний ума. Clin. Psychol. Ред. 9, 271–294. DOI: 10.1016 / 0272-7358 (89) -5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Stemplewska-akowicz, K., Zalewski, B., Suszek, H., and Kobylińska, D. (2012). «Когнитивная архитектура диалогического Я: экспериментальный подход», в Справочнике по Диалогическому Я , ред. Х.Дж. М. Херманс и Т. Гизер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 264–283. DOI: 10.1017 / cbo978113

34.019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Валсинер Дж. И Кабелл К. Р. (2012). «Самосоздание посредством синтеза: расширение теории диалогической самости», в справочнике по диалогу «Я» , ред. Х. Дж. М. Херманс и Т. Гизер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 241–297.

Google Scholar

Выготский Л. (1962). Мысль и язык. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Уайт Р. Э., Кросс Э. и Дакворт А. Л. (2015). Спонтанное самоудаление и адаптивная рефлексия в подростковом возрасте. Child Dev. 86, 1272–1281. DOI: 10.1111 / cdev.12370

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

различий между внешней и внутренней мотивацией

Почему мы делаем то, что делаем? Что движет нашим поведением? Психологи предложили разные способы мышления о мотивации, в том числе посмотреть, возникает ли мотивация извне (внешняя) или внутри (внутренняя) человека.Взаимодействие с другими людьми

Исследователи обнаружили, что каждый тип по-разному влияет на поведение человека и стремление к достижению целей. Чтобы лучше понять влияние внутренней и внешней мотивации на поведение человека, полезно узнать, как работает каждый тип.

Это внешняя или внутренняя мотивация?

Что такое внешняя мотивация?

Внешняя мотивация — это когда нас побуждают выполнять поведение или заниматься какой-либо деятельностью, потому что мы хотим получить вознаграждение или избежать наказания.Вы будете вести себя так, как вам нравится, или потому, что вы находите это удовлетворительным, а потому, что ожидаете получить что-то взамен или избегаете неприятных вещей.

Что такое внутренняя мотивация?

Внутренняя мотивация — это когда вы участвуете в поведении, потому что находите это полезным. Вы выполняете деятельность ради нее самой, а не из желания получить какую-то внешнюю награду. Само поведение само по себе является наградой.

Внешняя мотивация
  • Занятия спортом для получения наград

  • Уборка в комнате, чтобы не получить выговор со стороны родителей

  • Участие в конкурсе на получение стипендии

  • Учимся, потому что хочешь получить хорошую оценку

Внутренняя мотивация
  • Заниматься спортом, потому что это занятие вам нравится

  • Уборка в комнате, потому что вам нравится убираться

  • Решите словесную головоломку, потому что эта задача для вас увлекательна и увлекательна

  • Изучение предмета, который кажется вам увлекательным

Внешнее vs.Внутренняя мотивация: что лучше?

Внешняя мотивация возникает извне человека, а внутренняя мотивация — изнутри. Исследования показали, что каждый тип по-разному влияет на поведение человека.

Исследования показали, что чрезмерное внешнее вознаграждение за уже внутренне вознаграждающее поведение может снизить внутреннюю мотивацию — явление, известное как эффект чрезмерного обоснования.

Например, в исследовании 2008 года дети, которые были вознаграждены за игру с игрушкой, с которой они уже проявили интерес к игре, стали меньше интересоваться этим предметом после получения внешнего вознаграждения.Взаимодействие с другими людьми

Это не означает, что внешняя мотивация — это плохо — в некоторых ситуациях она может быть полезной. Например, внешняя мотивация может быть особенно полезной, когда человеку нужно выполнить задачу, которую он считает неприятной.

Кроме того, внешние награды могут:

  • Быть источником обратной связи, чтобы люди знали, когда их работа достигла стандарта, заслуживающего подкрепления
  • Вызвать интерес и участие в деятельности, в которой физическое лицо изначально не интересовалось
  • Мотивируйте людей к приобретению новых навыков или знаний (как только эти ранние навыки будут усвоены, люди могут стать более внутренне мотивированными для продолжения деятельности)

Следует избегать внешних мотиваторов в ситуациях, когда:

  • Человек уже находит, что деятельность по существу приносит вознаграждение
  • Предложение вознаграждения может сделать «игру» больше похожей на «работу»
Когда использовать внешние награды
  • Мотивируйте человека узнавать что-то новое

  • Сделать человека более заинтересованным в занятии, которое ему неинтересно

  • Обеспечьте обратную связь с людьми, чтобы они знали, что их работа заслуживает признания

Когда не использовать внешние награды
  • Человек уже заинтересован в теме, задаче или занятии

  • Если предложить награду, действие будет выглядеть как «работа», а не «игра»

Когда использовать внешнюю мотивацию

Большинство людей считают, что внутренняя мотивация лучше, но это не всегда возможно в любой ситуации.Иногда у человека просто нет внутреннего желания заниматься какой-либо деятельностью. Предложение чрезмерного вознаграждения также может быть проблематичным.

Однако при правильном использовании внешние мотиваторы могут оказаться полезным инструментом. Например, внешняя мотивация может побудить людей выполнить рабочее или школьное задание, которое им неинтересно.

Исследователи пришли к трем основным выводам относительно внешних вознаграждений и их влияния на внутреннюю мотивацию:

  1. Внутренняя мотивация будет снижаться, когда внешнее вознаграждение дается за выполнение определенной задачи или выполнение только минимальной работы .Если родители щедро хвалят своего ребенка каждый раз, когда он выполняет простую задачу, у ребенка будет меньше внутренней мотивации для выполнения этой задачи в будущем.
  2. Похвала может повысить внутреннюю мотивацию. Исследователи обнаружили, что положительная похвала и обратная связь, когда люди делают что-то лучше других, могут улучшить внутреннюю мотивацию.
  3. Неожиданные внешние награды не снижают внутренней мотивации . Если вы получили хорошую оценку за тест, потому что вам нравится изучать предмет, и учитель решает наградить вас подарочной картой в вашу любимую пиццерию, ваша основная мотивация на изучение предмета не повлияет.Однако вознаграждать в этой ситуации нужно с осторожностью, потому что люди иногда приходят к и ожидают наград.

Как внутренняя мотивация и внешняя мотивация влияют на обучение?

Как внешняя, так и внутренняя мотивация играют важную роль в обучении. Эксперты утверждают, что традиционный акцент образования на внешних поощрениях (таких как оценки, табели успеваемости и золотые звезды) подрывает любую существующую внутреннюю мотивацию, которая может быть у студентов.

Другие предположили, что внешние мотиваторы помогают учащимся чувствовать себя более компетентными в классе, что, в свою очередь, усиливает их внутреннюю мотивацию.

«Интерес человека часто сохраняется, когда вознаграждение используется не для подкупа или контроля, а для обозначения хорошо выполненной работы, как в случае награды« Самый совершенный игрок ». Если награда усиливает ваше чувство компетентности после хорошей работы, ваша удовольствие от задания может увеличиться.

Правильно назначенное вознаграждение

может стимулировать высокую производительность и творческий подход.А внешние награды (такие как стипендии, прием и работа, которая часто сопровождается хорошими оценками) никуда не денутся ».

—Дэвид Г. Мейерс, Психология: восьмое издание в модулях

Слово от Verywell

И внешняя мотивация, и внутренняя мотивация определяют поведение человека. Существует несколько ключевых различий между мотивацией, исходящей от внешнего вознаграждения, и мотивацией, движимой искренним интересом человека, включая влияние каждого типа на поведение человека и ситуации, в которых каждый тип будет наиболее эффективным.

Понимание того, как работает каждый тип мотивации и когда она может быть полезной, может помочь людям выполнять задачи (даже если они не хотят) и улучшить свое обучение.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.