Психические состояния примеры: Психология психических состояний

Автор: | 28.01.1973

Содержание

Психические состояния PersomPsy

Психические состояния

Психические состояния — устойчивые характеристики протекающих психических процессов за определенный период времени.

Психические состояния оказывают влияние на психические свойства Вашей личности.

Психические состояния могут быть нормальными (сон, бодрствование и пр.) и психопатологическими (отклоняющимися от нормы). Их также называют психическими и поведенческими расстройствами.

Психопатологические состояния по Мясищеву могут быть эндогенными и психогенными. В возникновении эндогенных состояний главная роль принадлежит внутренним факторам, взаимоотношения с окружающим миром не играют существенной роли. Психогенные состояния больше обусловлены внешними факторами — неудачей в личной жизни, смертью близкого, банкротством, потерей работы и пр. Взаимоотношения с окружающим миром имеют большое значение. Внутренние факторы при этом второстепенны.

Примеры психических состояний:

В характеристике психического состояния принимают участие все психические процессы — внимание, память, ощущения, восприятие, мышление, воля, эмоции.

По длительности различают мимолетные, длительные и хронические психические состояния. Стресс может быть мимолетным, длительным и хроническим.

По тональности бывают психические состояния с низким, средним и высоким тонусом. Психические состояния с низким тонусом — кома, наркоз, гипноз, сон. Психическое состояние со средним тонусом — бодрствование. Психическое состояние с повышенным тонусом — психическое напряжение, стресс, аффект. Тонус определяется соотношением процессов возбуждения и торможения в головном мозге, гормональной активностью.

По эмоциональной заряженности различают положительно окрашенные и отрицательно окрашенные психические состояния. К положительно окрашенным относятся хорошее настроение, состояние эйфории, К отрицательно окрашенным — депрессия, состояние страха, тревоги.

Психические состояния поддаются Вашему управлению. Управление происходит под влиянием Вашей воли с учетом характеристик Вашей личности. Наиболее значимой для управления является зависимость Вашей самооценки от внешних оценок. Если у Вас низкая самооценка и высокая зависимость от чужого мнения, то Вы имеете более низкий потенциал управления своими психическими состояниями.

Виды психических состояний

Понятие психических состояний

Психическое состояние, в котором может находиться человек, влияет на основные показатели психики личности. От проявленного состояния зависят психологические процессы, которые при повторении формируют качества характера в человеке.

Замечание 1

Психическое состояние характеризует особенности психики человека в конкретный временной промежуток.

В современной психологии психическое состояние рассматривается как отдельный аспект психологии личности.

Определение 1

Психическим состоянием называют понятие, которое условно выделяют из психики человека при устойчивом повторении и проявлении его в характере личности. Такое понятие является энергетической характеристикой, влияющей на активность жизнедеятельности человека, это может быть вялость или бодрость, депрессия или эйфория.

Повышенное внимание уделяют психологическому состоянию людей, находящихся в экстремальных ситуациях, в условиях стрессовых обстоятельств и чрезмерной ответственности.

Различные виды психических состояний взаимосвязанных и переплетены между собой. Одно состояние может перетекать в другое и переплетаться с третьим состоянием. Это усложняет процесс выделения и распознавания многочисленных видов состояний.

Классификация психических состояний

В сфере психологии существует классификация по состоянию личности, по состоянию сознания и по состоянию интеллекта.

Таким образом, при использовании различных критерий классификации можно выделить следующие виды состояний, связанных:

  1. С источником формирования.

    • Состояние, обусловленное ситуациями из внешнего мира, например, активное реагирование на крики;
    • Личностное состояние, обусловленное, например, резким перепадом настроения или ярким недовольством.
  2. Со степенью внешней проявленности.

    • поверхностное состояние — обычно слабо выражено, например тоска печаль или расстройство;
    • глубокое состояние — имеет сильный эмоциональный характер, например ненависть, возмущение, бурная радость.
  3. С эмоциональной окраской.

    • Положительное состояние, например, радость, творческое вдохновение;
    • отрицательное состояние, например, негодование, обидчивость;
    • нейтральное состояние, например безразличие, апатия, тоска.
  4. С периодом длительности.

    • кратковременное состояние, проявлено вспышками гнева или яркими эмоциями;
    • продолжительное состояние длится долгий период времени, может быть связано с чувством обиды, ненависти или любви;
    • временное состояние, оно характерно для конкретных ситуаций, например, ощущение страха во время полета на самолете.
  5. Со степенью осознанности.

    • сознательное состояние,возникает при необходимости сконцентрироваться и взять на себя ответственность;
    • неосознанное состояние, возникает, например во сне у человека или в автоматических поступках.
  6. С уровнем проявления.

    • физиологическое состояние, это чувство голода, холода, жажды;
    • психологическое состояние, это высокая мотивация, целеустремленность и жизнерадостность;
    • психофизиологическое состояние, так может проявляться чувство внутреннего дискомфорта, которое ощущается всем телом.

Замечание 2

Данные критерии для психических состояний могут охарактеризовать любое состояние с различных позиций восприятия. Например, состояние страха:

  • может вызываться внешними раздражителями или личными реакциями;
  • может поверхностно или глубинно влиять на психику личности;
  • может проявлять себя как отрицательные эмоции;
  • имеет кратковременный период действия;
  • осознается человеком;
  • проявляется на физиологическом уровне.

Кроме индивидуально-личностных состояний человека существуют массовые психические состояния, они связаны с общностью группы людей. Массовые состояния подразделяются на:

  • общественное мнение и
  • общественное настроение.

ПКБ № 5 — Реактивные состояния

Реактивные состояния — особая группа психических расстройств (психогении), которые развиваются в результате психической травмы и отражают содержание психотравмирующего события.

Это — попытка адаптации психики (в том числе — нормальной) к запредельным стрессам.

В ныне действующей Международной классификации болезней Десятого пересмотра нет отдельной рубрики, посвященной психогениям, они как бы разбросаны по разным блокам МКБ-10.

Распространенность реактивных психозов среди населения еще предстоит выяснить. Известно, что женщины болеют ими, примерно, в два раза чаще, чем мужчины. Реактивные депрессии составляют 40-50% всех реактивных психозов.

В нашей практике нередко встречаются диагнозы: «Депрессивный эпизод»; «Смешанное расстройство эмоций и поведения, обусловленное расстройством адаптации».


Пациенты с психогенным заболеванием, как правило, сосредоточены на внутреннем повторном переживании несчастья, недавно происшедшего с ними. Эти переживания носят для них сверхценный характер. Но в типичных случаях они не хотят обсуждать случившееся с посторонними людьми (в частности, с психиатрами). Наоборот, при соответствующих вопросах больные замыкаются, вообще могут перестать разговаривать. Настроение снижено, с идеями самообвинения. Иногда же преобладают внешне-обвиняющие тенденции. Часто бывает тревога. У некоторых больных возникает реактивный параноид, — появляется страх, подозрительность, мысли о преследовании, возможном убийстве. Психические нарушения, возникающие при реактивном состоянии, нелегко отличить от установочного поведения, когда по тем или иным причинам больному кажется выгодным симулировать психическую болезнь. По нашим наблюдениям, установочное поведение может сочетаться с реальной симптоматикой.

В ПКБ №5 ДЗ г. Москвы пациент в реактивном состоянии обычно находится до выхода из временного болезненного расстройства. Он направляется к нам, будучи под следствием по подозрению в правонарушении. За плечами у него — судебно-психиатрическая экспертиза, на которой вопрос об его вменяемости решить было невозможно именно в силу реактивного состояния, а оно, в свою очередь, является следствием стресса от судебно-следственной ситуации. Кроме того, нельзя забывать и о стрессе, который человек испытал во время общественно-опасного деяния (будь оно совершено им или кем-то другим).

Лечение почти во всех случаях включает антидепрессанты, при необходимости подключаются нейролептики. Таким больным может помочь психотерапия, но существуют значительные трудности ее реализации, ввиду установочного поведения.

Прогноз, как правило, благоприятный. В течение относительно небольшого срока (обычно — в течение нескольких месяцев) психогенное расстройство нивелируется, хотя этот процесс не всегда ровный. Приходится, скорее, говорить о волнообразном затухании с возвратами симптоматики.

Следует помнить, что реактивные состояния возникают не только на фоне здоровья, но и у пациентов, страдающих хроническими психическими заболеваниями. На клиническую картину при этом может оказывать влияние основной психопатологический процесс. Но во многих случаях психогения затушевывает характерные проявления шизофрении или другого долго-текущего душевного заболевания.

25. Положительные и отрицательные психические состояния. Общая психология

25. Положительные и отрицательные психические состояния

Из всего обширнейшего пространства психических состояний человека принято особо выделять три большие группы: типично положительные (стенические) состояния, типично отрицательные (астенические) состояния и специфические состояния.

Типичные положительные психические состояния человека можно разделить на состояния, относящиеся к повседневной жизни, и состояния, относящиеся к ведущему типу деятельности человека (у взрослого человека это обучение или профессиональная деятельность).

Типично положительными состояниями повседневной жизни являются радость, счастье, любовь и многие другие состояния, имеющие яркую положительную окраску. В учебной или профессиональной деятельности таковыми выступают заинтересованность (в изучаемом предмете или предмете трудовой деятельности), творческое вдохновение, решительность и др. Состояние заинтересованности создает мотивацию к успешному осуществлению деятельности, которая, в свою очередь, приводит к работе над предметом с максимальной активностью, полной отдачей сил, знаний, полным раскрытием способностей. Состояние творческого вдохновения представляет собой сложный комплекс интеллектуальных и эмоциональных компонентов. Оно усиливает сосредоточенность на предмете деятельности, повышает активность субъекта, обостряет восприятие, усиливает воображение, стимулирует продуктивное (творческое) мышление. Решительность в данном контексте понимается как состояние готовности к принятию решения и приведению его в исполнение. Но это ни в коем случае не торопливость или необдуманность, а, напротив, взвешенность, готовность к мобилизации высших психических функций, актуализации жизненного и профессионального опыта.

К типично отрицательным психическим состояниям относятся как состояния, полярные типично положительным (горе, ненависть, нерешительность), так и особые формы состояний. К последним относятся стресс, фрустрация, состояние напряженности.

Под стрессом понимается реакция на любое экстремальное негативное воздействие. Строго говоря, стрессы бывают не только отрицательными, но и положительными – состояние, вызванное мощным положительным воздействием, сходно по своим проявлениям с отрицательным стрессом.

Фрустрация – состояние, близкое к стрессу, но это более мягкая и специфичная его форма. Специфичность фрустрации заключается в том, что это реакция лишь на особого рода ситуации. Обобщенно можно сказать, что это ситуации «обманутых ожиданий» (отсюда и название). Фрустрация – это переживание отрицательных эмоциональных состояний, когда на пути к удовлетворению потребности субъект встречает неожиданные помехи, в большей или меньшей степени поддающиеся устранению.

Психическая напряженность – еще одно типично отрицательно состояние. Оно возникает как реакция на личностно сложную ситуацию. Такие ситуации могут вызываться каждым в отдельности или совокупностью следующих факторов.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

перевод на английский, синонимы, антонимы, примеры предложений, значение, словосочетания

Бывают психические состояния, вызываемые тифом. There are psychiatric issues associated with typhus.
Сопутствующие заболевания, особенно у молодых пациентов, включают аутизм, синдромы задержки развития и психические состояния, требующие нескольких лекарств. Associated conditions, especially in younger patients include autism, developmental delay syndromes and psychiatric conditions requiring several medications.
Например, Уилфрид Селларс утверждал, что недоксастические психические состояния не могут быть причинами, и поэтому из них не может быть выведен неинферентный ордер. For instance, Wilfrid Sellars argued that non-doxastic mental states cannot be reasons, and so noninferential warrant cannot be derived from them.
Точно так же критики экстерналистского фундаментализма утверждают, что только психические состояния или свойства, о которых знает верующий, могут сделать веру оправданной. Similarly, critics of externalist foundationalism argue that only mental states or properties the believer is aware of could make a belief justified.
Эти психические состояния практически не изучались наукой. There has been little scientific study of these mental states.
Пинель часто связывал психические состояния с физиологическими состояниями тела, и фактически можно сказать, что он практиковал психосоматическую медицину. Pinel often traced mental states to physiological states of the body, and in fact could be said to have practiced psychosomatic medicine.
Считается, что психические состояния, включая шизофрению и клиническую депрессию, связаны с дисфункциями головного мозга. Psychiatric conditions, including schizophrenia and clinical depression, are thought to be associated with brain dysfunctions.
Он пробуждает свою волю… и стремится устранить злые и нездоровые психические состояния, которые уже возникли. He arouses his will… and strives to eliminate evil and unwholesome mental states that have already arisen.
Психические состояния с симптомами психотического спектра могут быть более правдоподобным физическим объяснением этих переживаний. Psychiatric conditions with psychotic spectrum symptoms might be more plausible physical explanation of these experiences.
Неясно, насколько это указывает на реакцию на пожар и насколько раскрываются ранее существовавшие психические состояния. It is unclear how far this indicates reaction to the fire and how far previously existing psychiatric conditions are being uncovered.
Другие результаты
Исследования подтверждают, что это довольно нормально, потому что на нейрохимическом уровне романтическая любовь и психическая болезнь отличаются не так уж сильно. In fact, there is research to confirm that this is somewhat normal, because, neurochemically speaking, romantic love and mental illness are not that easily distinguished.
Статья 12 Постоянная психическая или умственная неполноценность. Article 12 Permanent mental and intellectual disability.
Психическая болезнь — это как русская рулетка, но вместо пули ДНК Моники. Mental illness Russian roulette with Monica’s DNA as the bullet.
Психическая болезнь означает… что ты не сможешь больше заниматься врачебной практикой. Mental illness means. .. you can no longer practice medicine.
Этот путь- психическая связь- которая приведёт нас прямо к нему. This path is a psychic link that will lead us straight to him.
Я думаю, что у этих женщин какая-то психическая связь. I think that these women have some kind of a psychic connection.
У меня острая психическая реакция на мир, когда он пытается подсунуть мне каку. И этот список только подтвердит мои инстинкты. I have a visceral reaction when the world tries to sell me caca, and this list is gonna confirm my instincts.
Она действительно психическая. I mean, she’s actually psychotic.
Психическая нестабильность повсюду, куда ни глянь. Mental instability is everywhere you look.
Но мы полагаем, что причиной явилась психическая нестабильность со стороны пилота. However, we believe that mental instability on the part of the pilot was a primary cause.
Как сказал Аллан, психическая неустойчивость — повсюду. Well, like Alan said, mental instability is everywhere.
Наркотики, психическая неустойчивость… History of drug use, mental instability…
Я пылкий мужчина, чьи нужды твоя мать не в состояни удовлетворить. I’m a red-blooded man. I have certain needs that your mom can’t satisfy.
Многие психологи определяют счастье как состояние комфорта и лёгкости, хорошего самоощущения здесь и сейчас. Many psychologists define happiness as a state of comfort and ease, feeling good in the moment.
Мир вернулся в обычное состояние. The world returned to normal.
Его состояние отслеживалось клинически и с помощью методов визуализации. He is monitored using clinical exams and imaging methods.
Одиночество — это не просто состояние, когда ты один, а скорее ощущение, насколько вы социально связаны с окружающими вас людьми. Loneliness is not a function of being alone, but rather, a function of how socially connected you are to those around you.
В конечном итоге реки вернулись в то первоначальное состояние, в каком они были до начала этого климатического явления, но на это потребовалось много времени. Eventually, the rivers reverted back to a state that was more similar to what they would have looked like before this climate event, but it took a long, long time.
Я не могу изящно перейти из состояния стоя в состояние сидя. I cannot go from a standing to a seating position with grace.
Мы думаем, что цифры сойдутся, как только увеличится эффект от лечения на общее состояние здоровья и занятость, мы сможем их обучать, повышать их социальные навыки для того, чтобы становились работниками, оказывающими большое влияние, — и это может стать одной из ныне сильнорастущих областей. We think the numbers will work out, that as health outcomes get better and as people have formal work, we’re going to be able to train them with the soft-skills training that you add to it to become workers that will have a huge impact, and that may be the one area that grows the most.
И если само существование и факт собственной смертности вас не расстраивает, то состояние современных ритуальных практик вас определённо огорчит. So if the existence and the fact of your own mortality doesn’t get you down, the state of our current funerary practices will.
Я привык предугадывать их ходы и оценивать их эмоциональное состояние, наблюдая за их жестами и поведением, глядя им в глаза. I was used to measure their moves and to gauge their emotional state by watching their body language and looking into their eyes.
Удивительно, но в молодости он 10 лет был капитаном судна работорговцев, а позже сколотил себе состояние на инвестициях в работорговлю. And amazingly, this man spent decades as a younger man as the captain of a slave ship, and then as an investor in slavery, growing rich from this.
Я стал страстно изучать психическое состояние человека. Tacitly, I became passionate about mental health.
Его тяжёлое состояние подтолкнуло меня, и я помог основать группу для заинтересованных выпускников нашего колледжа. Inspired by his plight, I helped found the mental health special interest alumni group at my college.
И как только она родилась, мы сразу заметили, что её состояние ухудшается. And just as she’s being born, we notice very quickly that she is deteriorating.
Потихоньку её состояние стабилизировалось, и к нашему огромному удивлению, ей даже стало лучше. Bit by bit, her condition stabilized, and then to our astonishment, she actually improved.
Мы, психологи и специалисты по подготовке родителей, знаем, что обучение родителей навыкам ухода за детьми может иметь огромное влияние на состояние детей. As psychologists and parent trainers, we know that arming parents with skills in caring for their children can have a huge effect on their well-being.
Некоторые могут очень хорошо скрывать это состояние, и часто у них есть на это веские основания. Some people can be very good at hiding this state, and they often have good reasons for doing that.
Нам нужно увеличить каналы и группы поддержки, чтобы жертвы могли помогать друг другу, когда их жизнь и материальное состояние пошли под откос. We need to grow support lines and help groups, so victims can help each other when their lives and finances have been derailed.
Фрейд выдвинул гипотезу о том, что наше бессознательное влияет на физическое состояние, когда воспоминания или эмоции слишком болезненны для сознания. Sigmund Freud developed a theory that the unconscious mind could produce physical symptoms when dealing with memories or emotions too painful for the conscious mind to handle.
Альберт Эйнштейн назвал это состояние, это измерение чистым бытием. Albert Einstein called this state, this dimension, only being.
Игривое состояние ума по сути любознательно, оно ищет новые возможности в окружающем мире. The playful state of mind is fundamentally exploratory, seeking out new possibilities in the world around us.
Теперь существуют вычислительные системы, которые могут определить ваше эмоциональное состояние и даже ложь, обрабатывая выражения человеческих лиц. Nowadays, there are computational systems that can suss out emotional states and even lying from processing human faces.
Я узнала, как называется состояние деда, когда мне было уже за двадцать. I wouldn’t have a name for my grandfather’s condition until I was in my 20s.
Наземные войска приведены в состояние боевой готовности по всему миру. Ground forces have been assembled in countries throughout the globe.
Все наши тесты показывают, что его состояние необратимо. All our tests indicate that his condition is irreversible.
Я описала состояние, в котором мы нашли Китто. I described the condition we’d found Kitto in.
Даже собственное состояние его не очень-то занимало. Even his curiosity for his condition was a tenuous thing.
Мой дедушка всегда говорил мне что я унаследую тайное состояние. My grandfather always claimed I would inherit a secret fortune.
Пациенты с ПТСР могут впасть в состояние диссоциативной фуги. PTSD patients can slip into a disassociative fugue state.
Гипноз просто помогает вам перейти в другое состояние разума. Hypnosis just helps you go into different states of consciousness.
Преимущественно комфортно, я думаю, это состояние души. Predominantly comfortable, I think it’s a state of mind.
Так что было страшно и смешно, и это было просто дурацкое состояние. So it was scary and it was funny, and it was just making a fool of myself.
Лилия потратила целое состояние на оживление не того клона. Lilly had just spent a fortune reviving the wrong clone.
Мой отец нажил состояние на торговле недвижимостью в Чикаго. My father made his fortune in real estate in Chicago.
Оставил все свое состояние Американскому обществу по борьбе с раком. Left his entire fortune to the American Cancer Society.
На строительство и убранство замка он потратил все свое состояние. He spent all his money on this building.
Можно описать только чувства, состояние. You can describe only your feelings, your condition.
Некоторые люди скажут, что это — чувство взаимной симпатии между двумя или больше людьми, другие добавят, что это — состояние, когда один человек понимает и поддерживает другого. Some people will say that it is a feeling of mutual liking between two or more people, other will add that it is a state when one person understands and supports the other one.

Психические состояния у детей: причины, примеры

Чтобы успешно воспитывать, надо знать, кого воспи­тываешь. Именно поэтому педагогика настаивает на индивидуальном подходе к ребенку, требует, чтобы вос­питатель обязательно учитывал его особенности. Уче­ник получает посредственные отметки, но мы видим, что он старается, и не упрекаем его. Лентяй за те же от­метки заслуживает строгого порицания. В данном слу­чае мы принимаем во внимание более или менее устой­чивые черты личности детей, например способности или характер. Но только ли это надо учитывать?,

Психические состояния детей: что это такое и от чего зависят

Наша повседневная жизнь представляет собой смену так называемых психических состояний. Они преходящи, вызываются различными причинами.

Все знают, что такое самочувствие, настроение. Часто оно зависит просто от того, насколько человек здоров (так, многие болезни начинаются с плохого самочув­ствия; еще не знаешь, где и что болит, но уже знаешь, что заболел). В течение дня у человека самочувствие может меняться. Сидел долго в закрытой, плохо про­ветренной комнате — появилось нехорошее самочувствие; вышел на воздух, погулял — самочувствие улуч­шилось. Каждому знакомо состояние повышенной работоспособности— подъема, вдохновения, энтузиазма — и состояние пониженной работоспособности — утомления, апатии, скуки. Все, что мы называем настроением, отно­сится к психическим состояниям. Но многие психические состояния, например рассеянность, неряшливость, заме­шательство, нельзя назвать настроениями.

Психические состояния у детей имеют разную продолжитель­ность: есть мимолетные настроения, есть и такие, кото­рые длятся несколько часов, а иногда и суток. Но все равно они временны и своей временностью отличаются от индивидуальных особенностей личности, имеющих известную устойчивость. Раздражительность может быть временным состоянием у обычно нераздражительного человека.

Психические состояния часто определяют возможности человека: способен ли он в данное время выполнить ра­боту, считает ли он себя готовым ее выполнить. В житейском обиходе употребляются выражения: «Я не в состоянии это выполнить», «В состоянии ли он продол­жать работу?» и тому подобные.

Психические состояния у детей не возникают сами по себе; они вызываются определенными внешними или внутрен­ними воздействиями (состояние здоровья, окружающая обстановка, приятные или неприятные обстоятельства, природа, люди).

Иногда человек не отдает себе отчета, почему у него такое психическое состояние: очень часто оно вызы­вается рядом ничтожных и незамеченных причин. Каж­дая из них в отдельности не могла бы повлиять на наше психическое состояние, однако, взятые вместе, эти причины оказывают известное воздействие на психику человека. Бывает, что человек стесняется признаться даже самому себе в причине, вызвавшей данное психи­ческое состояние. Мальчик не понимает, почему у него плохое настроение, а дело в том, что его приятель по­шел на каток не с ним, а с другим товарищем. Маль­чику же стыдно признаться, что он находится в зави­симости от своего приятеля.

Если мы обратимся к литературе, то увидим, что ху­дожественное, психологически достоверное повествова­ние основано на проникновении писателя в психическое состояние героев. Вспомним, как правдиво описаны в рассказе Антона Павловича Чехова дети, занятые игрой в лото. У всех детей общее психическое состояние приятного возбуждения, заинтересованности, но оно выражается по-разному, в зависимости от индивидуальности ребенка. Такое возбужденное состояние, состояние своеобразного «азарта» сменяется безразличием, а потом приходит и сон. У Чехова же в рассказе «Тоска» обрисовано со­стояние отца, потерявшего единственного сына и имею­щего острую потребность с кем-то поделиться своим горем, чтобы облегчить тяжесть переживания.

Обычно мы замечаем у себя только те психические состояния, которые чем-либо выделяются, подобно тому как мы обращаем внимание на свое здоровье только в тех случаях, когда или имеются в нем болезненные отклонения, или, напротив, у нас особенно хорошее фи­зическое самочувствие. Иногда психические состояния бывают очень сложными, и мы стараемся лучше разо­браться в них, чтобы правильнее действовать. Таково состояние человека, переживающего внутренний кон­фликт, когда, например, долг требует одного, а нас влечет к другому. Простой житейский пример: ученик знает, что сегодня ему необходимо много заниматься подготовкой уроков, чтобы исправить отметки, а друзья соблазняют идти в кино. Конечно, долг всегда на пер­вом месте, но, признаемся, нередко следование долгу сопровождается огорчением, поскольку мы отказываемся от чего-то интересного.

Состояние повышенной возбудимости у ребенка

Как много ошибок в воспитании совершаем мы от­того, что не даем себе труда проникнуть в психическое состояние ребенка!

Примеры:

Между двумя мальчишками произошла ссора, пере­шедшая в драку. Они находятся в очень возбужденном состоянии. Отец, вместо того чтобы их успокоить, де­лает назидание, которого дети не понимают: оно просто не доходит до них и не может дойти, пока дети не успокоятся. Надо их сначала успокоить, а затем уж делать выговор.

В состоянии повышенного возбуждения дети нередко поступают необдуманно, например говорят дерзости старшим. Конечно, дерзости, как и все другие проявле­ния неуважения к старшим, недопустимы. Но, к сожа­лению, бывает ведь и так, что сами старшие своим не­умелым обращением с детьми приводят их в такое воз­бужденное состояние, при котором те теряют над собой контроль.

Мальчику хочется после обеда поиграть с друзьями в футбол. Приходят за ним друзья, а мать не пу­скает его: «Заиграешься и вовремя не придешь домой готовить уроки». Мальчик упрашивает мать, обещает не опаздывать, а мать в ответ на это начинает бранить футбол, которым, по ее словам, занимаются «бездель­ники». Мальчика это возмущает, он возбужден спором и говорит матери грубость. Матери следовало бы учесть, что интерес к футболу велик у ребят, и этот интерес, если его регулировать, ничего дурного собой не представляет. Если же у матери имелись серьезные основания не пускать сына играть, то, зная, как ему хочется пойти поиграть с друзьями, она должна была в чуткой форме, уважая интерес сына к футболу, ска­зать, что сейчас ему своим любимым спортом заниматься нельзя, пусть товарищи зайдут за ним в другое время.

Состояние повышенной возбудимости у детей, часто переходящее в то, что на житейском языке именуют «нервозностью», вызывается разными причинами.

Нередко это состояние возникает, когда ребенку предъявляются непосильные требования. В одной семье родители хотели, чтобы их дочь-шестиклассница была во что бы то ни стало «отличницей». Девочка эта очень старательная, требовательная к себе, но по разным при­чинам учение ей дается с большим трудом. Девочке хочется удовлетворить желание родителей, ей непри­ятно, что они делают ей замечание, когда она получает отметку не 5, а 4 и она начинает нервничать, перевозбуждается.

Другой случай. Отец в претензии на сына за то, что он не слушает его, а сын пришел из школы в возбу­жденном состоянии: в классе было бурное собрание, на котором он активно выступал. Он еще переживает это собрание и невосприимчив к словам отца.

Часто дети нервничают потому, что у них плохо организован режим дня, не хватает времени заниматься уроками или интересующими их развлечениями. Отсут­ствие должного порядка в домашних занятиях приво­дит  к   суетливости,   неуверенности,   раздражительности.

Когда ребенок очень возбужден — узнайте причину, постарайтесь, если можно, устранить ее. Воздержитесь от назидательных слов до тех пор, пока дети не успо­коятся. Резкие слова, произносимые старшими в повы­шенном тоне, могут еще больше возбудить ребенка.

Есть и такое состояние возбуждения у детей, которое вполне допустимо и не требует устранения. Так, часто дети возбуждаются, ожидая какого-либо интересного, приятного для них дела, например готовясь к вечеру самодеятельности, соревнованию. Отличайте такого рода здоровое волнение ребенка от возбуждения, мешающего правильно думать и действовать.

Противоположное состояние — вялость и пассивность

Противоположны возбужденности психические состоя­ния вялости, пассивности, скуки. Такие состояния у де­тей нередко бывают тогда, когда они утомлены. Уче­ница приходит из школы очень утомленная, так как после шести уроков пришлось еще заниматься с подру­гами. У нее даже аппетита нет, а лишь одно желание — спать. Мать недовольна дочерью, называет ее «соней», старается как-то ее растормошить, А девочка прежде всего нуждается в отдыхе.

Скучают дети, когда им неинтересно. Мать читает своей пятилетней дочке монотонным голосом не очень занимательный рассказ. Девочка закрывает глаза от скуки и стремится к своим куклам.

Чувство страха тоже относится к таким психическим состояниям, которые понижают активность. Страх демо­билизует детей, вызывает у них неуверенность в себе, сковывает их действия, подавляет инициативу. Страх перед физическим наказанием может дисциплинировать, но эта дисциплинированность не сознательная, а раб­ская. Ни в коем случае не старайтесь добиваться от детей чего-либо, запугивая их!

Как и состояния повышенной возбудимости, состоя­ния пассивности, вялости, так называемой «заторможен­ности» детей, имеют разные причины.

Иногда причина пассивности, вялости — нездоровье. Нередко именно дети физически слабо развитые, мало­кровные, страдающие частыми головными болями обна­руживают вялость.

Вся обстановка жизни может способствовать разви­тию пассивности. В романе Ивана Александровича Гон­чарова «Обломов» в главе «Сон Обломова» показано, как удручающая скука жизни в помещичьей усадьбе превращала живого и любознательного Илюшу в флег­матичного, сонного, бездеятельного человека. В наше время такого барства не встретишь, но разве редки случаи, когда родители всеми силами стараются пода­вить активность детей, например отрицательно относясь к занятиям физической культурой и спортом, несправед­ливо ограничивая общественную деятельность детей, создавая дома такие «тепличные» условия, в которых дети в конце концов начинают скучать.

Как воздействовать на психические состояния детей?

Не следует смешивать временные психические состояния детей с чертами ха­рактера.

Примеры:

Первоклассница Оля упорно отказывается прочитать на домашней елке стихи, хотя хорошо знает их. Роди­тели говорят ей: «Какая ты упрямая!» На самом деле девочка совсем не упрямая. Нежелание читать стихи — лишь временное психическое состояние упрямства. Оно вызвано тем, что девочка стесняется читать в присут­ствии взрослых, малознакомых ей людей.

Володя, шестиклассник, вообще не отличающийся упрямством, ведет себя упрямо только по отношению к старшему брату. Почему? Тот нечутко и слишком «начальственно» к нему относится.

«Какая воспитанная, вежливая девочка!» — говорят о маленькой Тане гости. Они не знают, что Таня вежлива только для вида. Ей хочется, чтобы гости пригласили ее поиграть с их детьми.

Надо быть крайне осторожным, приписывая ребенку ту или другую черту характера. Очень часто сказать ребенку, что он грубый или капризный, — значит вну­шить ему неверие в возможность исправления своего недостатка.  «Что  мне  делать,  если   я  уж   такой   грубый?» — оправдывается подросток Саша перед своими родителями, часто называвшими его грубияном. Даже в тех случаях, когда вы уверены, что у ребенка сложи­лась устойчивая отрицательная черта характера, лучше говорить с ним так, будто у него только временное отрицательное состояние.

— Сегодня ты рассеянная, Лида, — говорит мать своей дочери-пятикласснице. — Надо быть внимательной, какой ты можешь быть и часто бываешь.

Но и не перехваливайте ребенка, наделяя его поло­жительными чертами, чтобы у него не развилось само­мнение, мешающее быть самокритичным и работать над собой. Семикласснику Николаю родители часто гово­рили о его исключительных способностях, талантли­вости, и он так о себе возомнил, что стал меньше за­ниматься, рассчитывая на свои способности; у него по­явилось высокомерие.

Воздействие на психические состояния детей заклю­чается в том, чтобы отрицательные состояния предупре­ждать, искоренять, а положительные — закреплять, де­лая их устойчивыми чертами личности.

Устраняя все поводы, которые могут вызвать у детей повышенную возбудимость, рассеянность, нетер­пеливость или же, напротив, вялость, апатичность, ле­ность, иногда сами родители подают детям дурной при­мер:

Мать говорят дочери-подростку: «Ты видишь, как я изнервничалась, — надо меня пожалеть». Впослед­ствии, выслушав упрек от матери за грубость, дочь го­ворит: «Я просто понервничала». Проявить при детях неуравновешенность, неумение владеть собой часто озна­чает давать повод детям переживать такие же состоя­ния, оправдывая их тем, что родители тоже от них не свободны. Конечно, родителям, как всем людям, свой­ственны разные настроения и состояния, в том числе и чувства гнева, печали, страха; но следите за собой, избегайте проявлять эти чувства при детях.

Отец делает выговор сыну, находясь в весьма воз­бужденном состоянии, кричит, бьет кулаком по столу. «Что же ты молчишь?» — спрашивает он сына, а тот отвечает: «Да я не понял, о чем ты говоришь». Сын слышал шум и крик, видел озлобленное лицо отца; смысл назидания до него просто не дошел.

Мать убеждает дочь быть более аккуратной и точной, но говорит так вяло, будто произносит какие-то казен­ные слова, значением которых она сама не проникается. Такого рода унылое назидание обычно не приводит к цели.

Учить детей правильно переживать удачи и неудачи, радостные и печальные факты.

Пусть дети знают, что удача не должна вызывать состояния успокоенности и любования собой. Переживание радости от удачи вполне законно и хорошо, когда оно ободряет, вносит в работу нужный подъем. Ученик радуется, что у него за чет­верть нет ни одной тройки, и тут же решает: буду стараться теперь, чтобы пятерок побольше было. Это — радость активная.

Неприятности — то, что Михаил Иванович Калинин называл жизненными уколами, — естественно, вызывают плохое настроение. Научите детей быстро изживать та­кое настроение и, если они сами виноваты в его при­чине, — устранять эту причину. Сравним переживания двух шестиклассниц, получивших неудовлетворительные отметки:

Вера, придя домой, с плачем заявляет:
— Я только на один вопрос не ответила, а получила двойку. Сколько ни учи — ничего у меня не получается, особенно по этой противной алгебре.
У  нее после неудач, как говорят, руки опускаются.

Катя, получив плохую отметку, заявляет родителям:
— Я постараюсь, чтобы больше двоек у меня не было. Мне стыдно.
Катя не столько говорит о своей двойке, сколько сты­дится ее. Значит, она  готова  работать,  не  подавлена.

Положительные психические состояния поддерживайте и закрепляйте.

Николай, ученик 5-го класса, отличался леностью, небрежным отношением к занятиям. Классный руководитель, желая воспитать у него интерес к уче­нию, применил два приема: ставил ему поощрительные отметки, сопровождаемые похвалой, когда Николай из­редка отвечал неплохо, а также давал ему ответственные поручения лаборанта на уроках ботаники. Учитель правильно рассчитал, что надо ученику пережить новые для него чувства удовлетворенности и радости от успеха, и тогда он войдет во вкус и будет более при­лежным. Действительно, пережив радость от хороших отметок и от доверия учителя, Николай захотел хорошо работать в школе, у него зародилась потребность в уче­нии.

Чтобы ликвидировать у детей упрямство и каприз­ность, полезно создать такие условия, при которых дети хоть один раз почувствовали бы всю нелепость и непо­зволительность этих черт.

Расплакавшаяся без особого повода капризная шестилетняя девочка посмотрела на себя в зеркало и рассмеялась: каприз кончился, он ей показался смешным. Научив детей стыдиться своих ка­призов, своего упрямства, видеть в них что-то заслуживающее осмеяния, можно успешно бороться с этими весьма отрицательными чертами характера.

Чтобы учитывать при воспитании детей их временные психические состояния, своевременно их замечайте. Это не всегда легко. У некоторых детей их настроение ярко выражается во внешнем облике, в поведении, у других оно скрыто, замаскировано. По продолжительности и силе плача не судите о тяжести переживания ребенком горя: есть просто плаксивые дети, которые плачут по пустякам, а есть и такие, которые стыдятся своих слез, и если плачут, то стараются это делать незаметно.

Мы воспитываем детей бодрыми, активными, жизне­радостными. Успех в большой мере зависит от того, в какой обстановке живет ребенок дома, какой пример подают ему старшие, наполнена ли его жизнь интерес­ной деятельностью и, наконец, найден ли по отношению к нему индивидуальный подход, при котором требова­тельность сочетается с чуткостью.

По материалам статей профессора Н. Д. Левитова

Вам понравилось? Нажмите кнопочку:

    

Иногда причины психических расстройств следует искать в несчастном детстве

В основе развития психических расстройств лежат многие причины — как психологические, так и биологические, причем вторые часто связаны с наследственностью. Существенное неблагоприятное влияние на психическое здоровье оказывают психические травмы детского возраста, в первую очередь различные виды физического, сексуального и эмоционального насилия.

Типичную сцену эмоционального насилия над детьми мы можем наблюдать ежедневно в любом российском городе: мать или отец кричат на ребенка. Нередко бывает так, что мать сама подвергается насилию (хотя бы эмоциональному) со стороны мужа либо один или оба родителя в детстве находилась в агрессивной среде, для которой повышенный тон и систематическое унижение со стороны окружающих — родителей, учителей, сверстников — является нормой. Серьезной травмой для ребенка является наблюдение домашнего насилия: например, когда ребенок видит избиение матери отцом или даже просто слышит злобные перепалки между родителями.

По тяжести неблагоприятных последствий к пережитому в детстве насилию приравнивается пренебрежение детьми, подразделяющееся, в свою очередь, на физическое и эмоциональное. Пример физического пренебрежения: младенец плачет в мокрых пеленках, ему холодно и неудобно, но мать занята своими делами (или пьяна) и не обращает на него внимания. Пример эмоционального пренебрежения — равнодушная реакция родителей на плач и другие проявления душевного неблагополучия ребенка.

Современные исследования показывают, что тяжелые стрессы детского возраста могут иметь необратимые последствия для развития мозга и психики. С пережитым в детстве насилием или даже просто нехваткой родительской любви связаны такие изменения личности, как снижение самооценки и неуверенность в себе, склонность к тревоге и плохому настроению, легкость возникновения чувства вины. Неблагоприятные последствия невзгод детского возраста противоположного характера — агрессия и склонность к криминальному поведению. Многочисленные исследования указывают на достоверную и весьма прочную связь между неблагоприятными событиями детства и многими психическими расстройствами, включая депрессию, тревогу, расстройства личности и даже психозы, в том числе у больных шизофренией. Показано, что насилие над детьми ухудшает психическое здоровье не только в детском возрасте, но и на протяжении всей жизни индивида. По данным исследователей из Института психиатрии Королевского колледжа в Лондоне, изучивших 23 544 случая депрессивного расстройства, плохое обращение с детьми не только существенно повышает риск развития депрессии в течение жизни, но и способствует таким ее неблагоприятным характеристикам, как затяжной характер, склонность к рецидивам и недостаточная реакция на антидепрессанты. Вызванные травмами детства снижение самооценки, депрессия и тревога повышают потребность индивида в алкоголе и других психоактивных веществах, включая никотин и запрещенные наркотики (следует отметить, что люди, страдающие психическими расстройствами, значительно чаще здоровых людей злоупотребляют алкоголем и другими психоактивными веществами, а индивиды с зависимостью от психоактивных веществ значительно чаще окружающих обнаруживают симптомы депрессии, тревоги и других психических расстройств). Алкоголь позволяет быстро и легко преодолеть психологический дискомфорт, связанный с житейскими невзгодами или психическими расстройствами, и с этим, в числе прочих причин, связана его способность вызывать зависимость. Таким образом, в основе проблем с алкоголем, возникающих у не слишком счастливых людей и лиц с уязвимой психикой, сплошь и рядом лежат медицинские факторы, а не пресловутые «распущенность» и «слабоволие». Известный американский детский психолог Линда Палмер (Linda F. Palmer) говорит о том, что испытанный еще в младенчестве стресс может иметь необратимые последствия для всей жизни индивида.

Фото: Сергей Куликов, Коммерсантъ

Невзгоды детского возраста не только причиняют вред психике, но и нарушают процессы нормального развития и созревания мозга, препятствуя, в частности, нормальному формированию отделов мозга, с работой которых связаны память, внимание и другие когнитивные (познавательные) функции. Таким образом, дурное обращение с детьми может послужить причиной их неважной успеваемости, а также недостаточной способности к обучению в течение всей последующей жизни. Этим механизмом (наряду с другими причинами) объясняются трудности подъема по социальной лестнице для выходцев из агрессивных социальных низов.

Под влиянием тяжелых стрессов, в том числе психических травм детского возраста, уменьшается объем гиппокампа с последующим ослаблением его функций. Гиппокамп — древняя и важнейшая структура мозга, с нормальным функционированием которой связаны, в частности, консолидация (закрепление) памяти, образование новых нервных клеток (так называемых нейробластов) и переработка негативного эмоционального опыта. Атрофия гиппокампа под влиянием тяжелого стресса способна приводить к необратимым последствиям.

Немецкий нейропсихолог Томас Эльберт (Thomas Elbert) полагает, что тяжелые травмы детского возраста (например, пребывание ребенка в заложниках у террористов) способны навсегда разрушить личность: «Если ребенок пережил душевную травму, то он остается ранимым всю жизнь. Некоторые эксперты усматривают в этом адаптацию к опасному окружению, стратегию выживания. Лично мне так не кажется. Скорее, человек упирается в потолок своих возможностей. Это (гиппокамп.— авторы) слабое место в мозге. Мы просто не созданы для такого чудовищного опыта в столь нежном возрасте». Весьма примечательно в приведенном высказывании опровержение устойчивого представления о том, что невзгоды детства закаляют характер. Противостояние внешней агрессии может повышать собственную агрессивность (отсюда склонность некоторых индивидов с неблагополучным детством к насилию и насильственным преступлениям) и способность давать отпор обидчикам (если не приводит к изменениям личности противоположного рода — подчиняемости и готовности вновь становиться жертвой насилия), но при этом почти всегда тяжелые душевные травмы приводят к повышенной психической уязвимости, а следовательно, провоцируют подверженность психическим расстройствам.

Следует еще раз подчеркнуть, что травматичным для детской психики является просто сам по себе недостаток родительской (в первую очередь материнской) любви, который может наблюдаться во внешне благополучных («приличных») семьях. Типичный пример из клинической практики: семья с высоким социальным положением, родители заняты карьерой, дочь не получает достаточной эмоциональной заботы — при том, что ни в чем материальном семья не испытывает недостатка. Дочь воспитывается в чрезмерной строгости. Мать (отчасти намеренно, отчасти из-за холодности характера) никогда ее не хвалит, но при этом никогда не упускает возможности указать на неправильное поведение (вещи в доме разбросаны), неидеальную успеваемость (четверка за диктант вместо пятерки) и прочее. Что происходит с ребенком? Девочка растет с заниженной самооценкой (при этом у нее высокий интеллект и очень недурная внешность, но девочка невысоко оценивает как первый, так и вторую). Низкая самооценка и склонность к самоуничижению сохраняются, невзирая на отличный школьный аттестат и легкость поступления в хороший институт и последующую престижную работу. Девочка лишена честолюбия и карьерных устремлений, но быстро поднимается по служебной лестнице, поскольку умна, профессиональна и ответственна — никогда не подведет. Стоит отметить, что люди со склонностью к тревоге часто бывают подарком для работодателя — они никогда ничего не отложат на завтра, все сделают вовремя и с отличными результатами, они требовательны к себе и больше всего боятся не оправдать ожиданий и предстать в дурном свете перед руководством. Из-за низкой самооценки девочка выходит замуж за первого встречного (несмотря на великолепные внешние данные, она считает, что никому не нужна), и такой брак закономерно оказывается неблагополучным.

У таких детей может рано появляться и сохраняться на всю жизнь чувство вины перед матерью («мама не любит меня, потому что я не заслужила ее любви»). Неудачная семейная жизнь усугубляет вызванную травмой детства (отсутствием материнского тепла) склонность к тревоге и депрессии и еще больше снижает самооценку. Настроение снижено, в жизни ничего не радует (на работе — непрекращающиеся нагрузки и постоянные опасения не справиться с ними, дома — недалекий муж, с которым даже не о чем поговорить), никаких вдохновляющих перспектив не видно. И разумеется, в происходящем с ней девочка винит только себя. Ощущение собственного несчастья и никчемности побуждает начать иногда выпивать — главным образом, на корпоративных вечерах или в компаниях друзей (алкогольный дебют состоялся поздно, но не будем забывать, что девочка воспитывалась в строгости). Алкоголь здорово помогает уйти от неприятных переживаний, и девочка постепенно втягивается в привычку выпивать и без компании; это происходит тем более легко, что дед по материнской линии изрядно выпивал и неоднократно лечился по этому поводу. Когда девочка впервые оказывается в психиатрической больнице, куда она обратилась по настоянию мужа и где у нее диагностировали алкогольную зависимость в сочетании с депрессией, и об этом узнала ее мать, первой и практически единственной реакцией матери были упреки в неблагодарности («Я тебя вырастила, дала тебе образование, и чем ты мне заплатила за это? Пьянством?!»). Попытки врача объяснить матери, что это именно она (в чем, впрочем, ее нельзя винить) передала дочери унаследованную от отца генетическую предрасположенность к злоупотреблению алкоголем и с детства задавила свою дочь, оказались тщетными и привели лишь к тому, что гнев матери обратился и на него самого.

Излишним было бы говорить, что материнские упреки усилили застарелое чувство вины перед матерью и усугубили переживаемый пациенткой дискомфорт (она ведь и сама казнит себя за свой алкоголизм, относя его на счет собственной распущенности). Среди людей, склонных к депрессии, тревоге, сомнениям, сниженной самооценке и другим разновидностям душевного неблагополучия, среди индивидов, испытывающих потребность в алкоголе, довольно много недолюбленных детей, и поэтому одним из самых надежных способов вырастить здорового ребенка — просто его любить. И чрезвычайно важно при этом не скрывать свою любовь от ребенка — об этом очень убедительно говорится в блестящем эссе «Травмы поколений» психолога Людмилы Петрановской.

Каким может быть младенческий стресс, обрекающий ребенка на последующие хождения к психиатрам и далеко не всегда успешное лечение? Ребенок плачет, потому что он один, у него мокрые пеленки и он хочет есть, но родители не подходят к нему: они где-то прочитали или услышали, что с первых дней в жизни детей следует держать в строгости для их же блага, чтобы не разбаловать, что кормить младенца нужно по часам, а не тогда, когда он просит об этом, и что пореже следует брать его на руки.

Нужно признаться, что авторы этой статьи весьма скептически относятся к психоанализу Зигмунда Фрейда. Многие постулаты психоанализа (особенно раннего, классического) представляются нам спекулятивными и умозрительными. Но с чем психоаналитик, вне всякого сомнения, попал «в десятку», так это с учением о ранней детской травме.

Британский психиатр и психоаналитик Джона Боулби (John Bowlby) утверждает, что с первых дней жизни ребенок должен находиться «в теплых, тесных и непрерывных связях с матерью или с той, кто ее замещает». Примечательно, что сугубо психоаналитическая теория привязанности, сформулированная Джоном Боулби почти три четверти века назад, находит подтверждение в самых современных доказательных биологических исследованиях, в том числе в опытах на животных. Показано, например, что всего лишь один день отделения от матери во всех случаях приводит к дезорганизации мозговых рецепторов и вдвое увеличивает число погибших здоровых нейронов у новорожденных крыс.

Подобные данные легко экстраполируются на человеческий вид, поскольку развитие нервной системы у всех млекопитающих подчиняется одним и тем же общим закономерностям.

«Балуйте детей побольше, господа, вы не знаете, что их ожидает!» — говорил Владимир Набоков, называвший себя «трудным, своенравным, до прекрасной крайности избалованным ребенком».


Юрий Сиволап, доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии и наркологии Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова

Анна Портнова, доктор медицинских наук, руководитель отдела детской психиатрии Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского, главный детский психиатр Москвы

Философия и когнитивная наука

Философия и когнитивная наука
Джо Лау
Университет Гонконга
1 семестр 2005-06
18 августа 2021

Примеры психических состояний

Психические состояния — это состояния ума, такие как:
  • убеждения и желания: вера в дождь, желание темного шоколада
  • знания и мысли: зная, что 1 + 1 = 2, думая, что 3> 2.
  • мысленных образов: воображение пребывания на небесах
  • эмоции и настроения: надежда на сдачу экзамена, боязнь неудачи, умиротворение, раздражительность, многословность
  • Восприятие и ощущения: видеть кошку, чувствовать боль, слышать голоса, испытывать муки голода, испытывать жажду и усталость.

Намерение

Одно из значений « Интенциональность » — это направленность или направленность . Психическое состояние — это намеренное психическое состояние (имеет интенциональность), когда оно связано с каким-то объектом или направлено на него.Убеждения — это обязательно преднамеренные психические состояния. Невозможно иметь веру, если она не связана с чем-то. Если вы верите, что Земля круглая, вы верите в нее. Если вы смотрите на птицу, ваше восприятие направлено на птицу. Итак, это примеры намеренных состояний ума. Точно так же желание также является преднамеренным психическим состоянием: невозможно иметь желание, если оно не является желанием чего-либо.

Обратите внимание, что намеренное ментальное состояние может относиться к чему-то, чего на самом деле не существует.Маленькая девочка может поверить, что Санта-Клаус живет в Финляндии. Она верит в Санта-Клауса, хотя Санта-Клауса не существует.

Все ли ментальные состояния являются интенциональными ментальными состояниями?

На самом деле это довольно спорная тема. Не все философы думают, что все ментальные состояния являются преднамеренными. Некоторые философы думают, что ментальные состояния, такие как боль или зуд, вообще ни о чем не связаны, и поэтому они не являются преднамеренными ментальными состояниями. Конечно, кажется странным говорить о боли как о чем-то.

С другой стороны, не кажется странным сказать, что боли и зуд — это состояния, несущие информацию. Например, можно сказать, что боль несет в себе информацию о том, что происходит с нашим телом. В случае фантомных конечностей пациенты, которым ампутированы конечности, могут продолжать чувствовать боль, которая возникает в частях тела, которых больше не существует. Один из способов понять это — сказать, что их страдания — это искажение фактов, поскольку они несут ложную информацию о своем теле.Это несколько похоже на ложные убеждения. Итак, если мы понимаем под намерением передачу информации, то, возможно, боль и зуд также можно рассматривать как преднамеренные.

Однако, если это определение интенциональности, мы не сможем сказать, что желания — это интенциональные состояния. Обычно мы не говорим, что желания несут информацию. Если я хочу сахара, мое желание касается сахара, но это желание не несет никакой информации о сахаре. Возможно, мы можем определить намеренное ментальное состояние как любое ментальное состояние, которое или относится к чему-то, или несет информацию.Тогда убеждения, желания и страдания можно рассматривать как намеренные состояния ума.

Этот вопрос относится к вопросу о том, есть ли «след душевного». Это просто вопрос о том, есть ли какая-нибудь отличительная особенность, уникальная для всех ментальных состояний, особенность, которой обладают все и только ментальные состояния. Возможно, интенциональность — признак ментального. С другой стороны, возможно, понятие ментального расплывчато и нет точного определения ментальности.

Сознание

Что бы мы ни думали о преднамеренности боли и зуда, это по крайней мере сознательных психических состояний. В наши дни философы любят говорить, что сознательное ментальное состояние — это ментальное состояние, в котором есть что-то подобное. Если существо находится в сознательном психическом состоянии, есть что-то вроде этого существа. В то время как нет ничего, это похоже на камень. Однако есть что-то, что похоже на боль, и то, на что это похоже, — вот что отличает боль.Есть также что-то вроде зуда, и это отличается от ощущения боли. Сознательные психические состояния также называют феноменальными состояниями.

Не все интенциональные состояния являются сознательными

Однако убеждение не рассматривается как сознательное психическое состояние или, по крайней мере, это не всегда сознательное психическое состояние. Вы не перестаете верить в то, что 1 + 1 = 2, когда вы спите, но в то время нет ничего похожего на веру. Если Фрейд прав, то, возможно, даже некоторые эмоции могут быть бессознательными.Возможно, бессознательный гнев по отношению к человеку может проявиться в отвратительном поведении по отношению к этому человеку, но тот, кто злится, на самом деле не чувствует гнева.

Некоторые психические состояния являются как намеренными, так и сознательными

Ментальные образы — один из примеров. Если вы представляете себя летящим над океаном, вероятно, у вас есть какой-то сознательный опыт. Это немного похоже на представление в уме. С другой стороны, это состояние нашего воображения имеет содержание: оно о том, что вы летите над океаном.Или рассмотрим другой пример. Предположим, вы очень злитесь на своего парня. Это снова сознательное психическое состояние, потому что есть что-то вроде чувства гнева. Но ваш гнев также является преднамеренным состоянием, поскольку он направлен на вашего парня. Ваше состояние гнева — это состояние о нем.

Все ментальные состояния являются намеренными, сознательными или и тем, и другим?

Многие психические состояния кажутся поддающимися анализу с точки зрения некоторой комбинации намеренных и сознательных состояний. Похоже, то же самое можно сказать и о характере или личностных качествах.Оптимистичный человек — это тот, кто расположен к определенным типам мыслей или чувств. Мы должны иметь это в виду, когда спрашиваем, могут ли компьютеры иметь (или не могут) иметь какое-то конкретное ментальное состояние X. Возникает вопрос о том, могут ли компьютеры иметь ментальные состояния A, B и C, если X состоит из ментальных состояний A, B и C.

Некоторые другие моменты, о которых следует помнить

Могут быть разные типы умов. Наличие ментальных состояний достаточно для наличия разума, но нет причин, по которым все умы должны иметь одинаковые ментальные состояния.Возможно, разум животных отличается от человеческого разума, и оба они отличаются от разумов роботов, призраков или чего-то еще. Таким образом, мы не должны спорить от (а) «X не может иметь ментального состояния Y» до (б) «X не может иметь разума».

Неясно, требует ли наличие ума наличия как намеренных ментальных состояний , так и сознательных ментальных состояний. Может ли система иметь только интенциональных состояния ума, но не иметь сознательного опыта?

Производная преднамеренность

Иногда проводится различие между исходным и производным намеренно.Предложения, изображения и диаграммы также являются преднамеренными объектами, поскольку они могут относиться к некоторым вещам. Но их интенциональность проистекает из нашего разума, и поэтому они проистекают из интенциональности, тогда как наши ментальные состояния имеют изначальную интенциональность.

Мозг представляет людей как психические состояния, которые они обычно испытывают

Участники

Настоящее исследование основано на данных трех предыдущих исследований 15,24,30 , именуемых здесь Персональным исследованием, Государственным исследованием 1 и Государственным исследованием. 2.Здесь мы сосредоточимся только на элементах тех исследований, которые имеют отношение к настоящему исследованию. Для вновь собранных данных мы сообщаем, как мы определили размер выборки, все исключения данных, все манипуляции и все меры. Все участники предоставили информированное согласие в порядке, одобренном Комитетом по использованию людей в исследованиях Гарвардского университета (личное исследование и исследование штата 1) или Наблюдательным советом Института Принстонского университета (исследование штата 2 и недавно собранные данные).

Участники исследования личности ( n = 29; 18 женщин, 11 мужчин; возрастной диапазон 18–28 лет, средний возраст = 22.7) и Государственное исследование 1 ( n = 20; 16 женщин, 4 мужчин; средний возраст = 22,7; возрастной диапазон = 18–27 лет) были набраны из исследовательского пула Гарвардского университета; Участники Государственного исследования 2 ( n = 28; 17 женщин, 11 мужчин; возрастной диапазон 18–22 лет, средний возраст = 19,6) были набраны из исследовательского пула Принстонского университета. Все участники визуализации были правшами, неврологически нормальными, свободно говорили по-английски и имели нормальное или скорректированное до нормального зрение. В исследовании людей отдельные группы онлайн-участников были набраны с помощью Amazon Mechanical Turk, чтобы оценить попарное сходство между целевыми людьми ( n = 648) и позициями целевых людей по 13 параметрам ( n = 869).

Две группы онлайн-участников предоставили государственные частотные рейтинги с помощью TurkPrime 31 . Одна выборка ( n = 687) оценила, как часто 60 целей из личного исследования испытывали каждое из 15 состояний в State Study 2. Шестнадцать участников были исключены на основании того, что они не носители английского языка или имеют менее чем — отличное владение английским языком по самооценке и 27 — за 10 или меньше уникальных ответов в исследовании, в результате чего итоговая выборка составляет n = 644 (339 женщин, 303 мужчин, 2 отказались указать пол; средний возраст = 38.25, диапазон 18–77). Вторая выборка ( n = 729) оценила, как часто объекты исследования личности испытывали другие 45 состояний, включенных в исследование состояния 1, но не исследование штата 2. После исключения 9 языков и 11 уникальных ответов остались 709 участников (363 женщины, 344 человека). мужчина, 1 другой и 1 отказался указать пол; средний возраст = 37,11, диапазон 17–71). Целевой размер выборки для первой группы был нацелен на достижение надежности 0,90 в отношении состояний на основе данных предыдущих онлайн-исследований нормирования.Целевой размер выборки второй группы был нацелен только на достижение надежности 0,80 из-за большего количества задействованных стимулов.

Участники выполнили задание на межличностное сходство на MySocialBrain.org. Из первоначальной выборки из 106 участников 2 были исключены из-за сообщения о технических проблемах во время эксперимента, а 1 был исключен из-за неправдоподобно быстрой реакции (<500 мс) в более чем 90% испытаний, оставив оставшуюся выборку из 103 (52 женщина, 45 мужчин, еще 1 человек и 5 отказались указать пол; средний возраст = 27 лет.91, диапазон 18–59). Участники были добровольцами, не получающими зарплату. Размер выборки определялся веб-трафиком на веб-сайт, а не априорным анализом мощности.

Стимулы

60 известных целевых людей (дополнительный рис. 1 и рис. 4) были выбраны в рамках исследования личности путем сочетания анализа текста и оценок людей. Цели были хорошо известны и максимально отличались друг от друга. Сходство биографических текстов измерялось путем применения подхода «мешок из (содержания) слов» к биографии каждой цели в Википедии, а затем сравнения суммированных абсолютных частотных различий.В парадигме визуализации целевые люди были объединены с 12 утверждениями, такими как «хотели бы изучить карате». Эти социальные выводы были выбраны для минимизации взаимной избыточности с использованием пилотных данных по большему набору из 24 возможных утверждений. Выбранные утверждения (дополнительная таблица 1) охватывают широкий спектр возможных социальных выводов, начиная от политических / моральных мнений «считает, что богатые имеют долг перед бедными», до предпочтительных занятий «любит проводить время на природе» и до социальных суждений «думает крепкое рукопожатие важно ».

Рис. 4

Сходство нейронных паттернов между людьми и психическими состояниями, а также соответствующие суммарные состояния. a Сходство между индивидуальными и зависящими от состояния паттернами мозговой активности из двух экспериментов по визуализации было рассчитано путем корреляции воксельных значений по регионам, выбранным для надежных репрезентаций человека. b Поведенческие оценки того, как часто каждый человек испытывал каждое состояние, были предоставлены независимыми онлайн-оценщиками.Эти рейтинги были нормализованы в сумме в пределах состояния перед анализом.

В исследовании состояния 1 репрезентативный, минимально повторяющийся набор из 60 психических состояний (дополнительный рис. 1) был выбран из исчерпывающего списка из 166 состояний. В парадигме визуализации они были объединены со сценариями, предварительно протестированными для выявления рассматриваемого состояния (например, «пробежка марафона» для «истощения»). Шестнадцать сценариев были отобраны для каждого состояния из большего набора 36 с помощью генетического алгоритма, чтобы максимизировать степень, в которой сценарии вызывают рассматриваемое состояние, при сохранении баланса между состояниями.В State Study 2 подмножество из 15 состояний (рис. 4) было выбрано из 60, используемых в State Study 2. Это подмножество было выбрано, чтобы максимизировать парную асимметрию в воспринимаемых переходах состояний 11 . Наборы из 30 сценариев были отобраны для сопряжения с состояниями в State Study 2 с помощью генетического алгоритма.

Парадигмы FMRI

В исследовании людей участники прошли фМРТ, думая об известных целевых людях. В каждом испытании участники делали вывод о том, насколько хорошо утверждение (например,g., «хотел бы изучить карате») будет применяться к одной из этих целей (например, «Билл Най») по шкале от 1 до 5. Каждое испытание состояло из 500 мс целевой подсказки, за которым следовали 3,25 с периода для чтения утверждения и ответа, затем 250 мс фиксации и периода дрожания фиксации (средняя продолжительность = 1,33 с). На протяжении 12 запусков участники оценивали каждую комбинацию из 60 целевых людей и 12 утверждений, причем как утверждения, так и цели равномерно пересекались с пробежками.

В Государственном исследовании 1 участники неоднократно судили, какой из двух сценариев (например,г. «Пробежать марафон» или «весь день заботиться о детях») вызовет у другого человека больше психического состояния (например, «истощение»). Каждое испытание состояло из подсказки состояния длительностью 1 с, за которой следовали 3,75 с периода для чтения сценариев и ответа, затем фиксации 250 мс и периода неустойчивой фиксации (средняя длина = 1,67 с, распределение Пуассона). 60 представленных психических состояний (дополнительный рисунок 1) были равномерно отобраны из более широкой совокупности терминов психических состояний в соответствии с измерениями семи существующих психологических теорий.Участники реагировали на каждое психическое состояние один раз за цикл из 16 запусков эксперимента, каждый раз с разными парами сценариев.

В Государственном исследовании 2 участники исследования изображений неоднократно оценивали по шкале от 1 до 5 степень, в которой один сценарий может вызвать определенное психическое состояние. Каждое испытание состояло из запроса состояния 250 мс, за которым следовал период 2,5 с для чтения сценария и ответа, а затем фиксация 250 мс перед следующим испытанием. 15 состояний, представленных в этом исследовании (рис.4) были подмножеством тех, кто участвовал в исследовании состояния 1. Участники оценивали каждое состояние 15 раз за запуск (один раз перед каждым другим состоянием, включая себя самого) в каждом из четырех запусков. Сценарии повторялись дважды в течение эксперимента.

Рейтинговые парадигмы

Участники выборки государственного рейтинга частот были направлены на веб-опрос на основе Qualtrics. В первой выборке каждый участник оценил степень вероятности того, что каждый из 60 целевых людей будет испытывать одно из 15 психических состояний, полученных в исследовании State Study 2.Целевые люди были представлены в разном случайном порядке для каждого участника. Во второй выборке участники оценили подмножество 100 пар человек-государство из набора из 2700 возможных пар (60 целей от 45 штатов в Государственном исследовании 1, но не в Государственном исследовании 2). Оценки в обоих образцах были сделаны с использованием шкалы со сплошной линией, привязанной к «Опыт больше» и «Опыт меньше» для определенного состояния по сравнению с другими. Участники также указали свой возраст, пол и уровень владения английским языком.

Поведенческие парадигмы

Сначала участники исследования межличностного сходства представили свои демографические данные: возраст, раса, этническая принадлежность, пол, образование и национальность. Затем участники выполнили 50 попыток бинарного выбора. В каждом испытании участникам показывали имена трех известных целевых людей, выбранных случайным образом с заменой из 60 целевых лиц в личном исследовании. Одна из этих целей будет справочной, а две другие — вариантами выбора. Участникам было предложено как можно быстрее указать, какой из двух вариантов был более похож на эталонный.Разрешены несколько типов ответов (нажатие кнопок, нажатие кнопок на устройстве с сенсорным экраном или нажатие клавиш «1» или «2» на клавиатуре). В конце исследования участники указали на предыдущее участие, технические проблемы и удовольствие.

Процедура визуализации

Все данные визуализации были собраны на сканерах Siemens 3 Tesla (Сименс, Эрланген, Германия) — Trio для исследования личности и исследования штата 1, Skyra для исследования штата 2 — с 32-канальными головными катушками для исследования человека и Государственное исследование 1, и 64-канальная головная катушка для Государственного исследования 2.Функциональные эхопланарные BOLD-изображения были получены с длиной TR 2, 2,5, 1,5 с, соответственно; TE 30, 30 и 32 мс; углы поворота 80 °, 90 ° и 70 °; и пространственное разрешение изотропных вокселей 2, 2.5 и 2 мм. Во всех исследованиях собирали срезы (69, 42 и 66 соответственно) с чередованием по оси. В исследовании людей и в исследовании состояния 2 использовалось одновременное получение нескольких срезов, в исследовании штата 2 использовалась параллельная визуализация, а в исследованиях состояния 1 и 2 использовалась проспективная коррекция движения. Анатомические изображения с высоким разрешением были также получены от участников каждого исследования.

После сбора данных данные изображений были подвергнуты предварительной обработке и общему линейному моделированию (GLM) с помощью SPM8 (Wellcome Department of Cognitive Neurology, Лондон, Великобритания) с оболочкой SPM8w (https://github.com/ddwagner/SPM8w) для Персональное исследование и исследование штата 1 или многопакетный конвейер (https://github.com/PrincetonUniversity/prsonpipe), объединяющий SPM12, SPM12w, SPM8 DARTEL и FSL 32 для исследования штата 2. Предварительная обработка во всех исследованиях включала движение головы твердого тела коррекция, нормализация к шаблону ICBM 152 (Монреальский неврологический институт) с изотропными вокселями 2 мм и гауссовым пространственным сглаживанием 6 мм FHWM.GLM состояли из прямоугольных регрессоров, свёрнутых с каноническими функциями гемодинамического ответа для каждой из 60 целей в исследовании людей, 60 штатов в исследовании штата 1 или 15 штатов в исследовании штата 2. Также были включены мешающие регрессоры для контроля средств и тенденций прогона. , движение головы, временные точки выброса (исследование человека и исследование состояния 1), а также временные и дисперсионные производные (исследование состояния 1). GLM использовался для оценки стабильных паттернов нейронной активности всего мозга, связанной с каждым человеком или государством в каждом наборе данных.То есть GLM эффективно усреднял по всем представлениям каждой цели (исследование личности) или каждого психического состояния (исследования состояний 1 и 2) для создания модели активности, достоверно вызываемой в мозгу каждого участника при размышлении о каждой цели или состоянии. Полученные модели коэффициентов регрессии для каждого целевого человека / состояния послужили основой для нейровизуализационного анализа, описанного в этой статье.

Анализ основных компонентов

В рамках исследования личности группа онлайн-участников оценила 60 целевых людей по параметрам свободы воли, опыта, теплоты, компетентности, надежности, доминирования, открытости, добросовестности, экстраверсии, покладистости, невротизма, интеллекта. , и привлекательность.Все эти измерения, кроме двух последних, были взяты из существующих теорий восприятия человека 13,25,26,27,28,29 . Эти измерения были сведены к оптимальному трехмерному синтезу, состоящему из власти, валентности и социальности, с помощью анализа главных компонентов (PCA). Результирующий синтез превзошел любую из исходных теорий черт человеческого восприятия в прогнозировании паттернов мозговой активности 15 , и поэтому мы приняли его здесь с целью предоставить наиболее убедительную теорию черт, с которой можно сравнить гипотезу суммарного состояния.

Выбор вокселей

Полученные из GLM шаблоны, зависящие от человека, и паттерны, зависящие от состояния, служили основой для всех анализов фМРТ. Однако не все части мозга представляют социальную информацию, поэтому мы выполнили выбор вокселей, чтобы ограничить анализируемые паттерны социальной сетью мозга. Эта сеть была определена как маска из 10216 несмежных вокселов, вовлеченных в социальное познание 15 ; Эти воксели максимизируют как по вокселю, так и по образцу надежность нейронной активности, связанной с человеком, по отношению к 60 целевым людям в исследовании личности.Он состоял в основном из частей медиальной префронтальной и теменной коры, височно-теменного перехода, передней височной доли и латеральной префронтальной коры (рис. 5).

Рис. 5

Социальная сеть мозга. Все анализы фМРТ проводились с использованием шаблонов, взятых из желтых областей. Эти воксели были выбраны на основе порога воксельной надежности, который максимизировал паттерн-надежность сохраненных вокселей по отношению к целевым людям в личном исследовании

Непосредственная проверка гипотезы суммированного состояния

Чтобы напрямую проверить гипотезу суммированного состояния, мы попытались: реконструировать индивидуальные нейронные паттерны из исследования личности с взвешенными средними значениями нейронных паттернов, зависящих от состояния, из исследований состояния 1 и 2 (рис.1а), выполнив следующие действия:

  1. 1.

    Генерировать паттерны психического состояния: паттерны коэффициентов регрессии были извлечены из социальной сети мозга из GLM государственного исследования. Эти зависящие от состояния паттерны были оценены по шкале z внутри участника, а затем усреднены по участнику для создания единого набора паттернов состояний для каждого исследования (60 и 15 соответственно).

  2. 2.

    Модели состояний веса по частоте: оценки того, как часто каждый целевой человек испытывал каждое состояние, были усреднены среди участников в двух онлайн-выборках. В результате были получены две рейтинговые матрицы: одна матрица 60 целей на 15 состояний и одна матрица целей 60 на 45 состояний. Первая из этих матриц использовалась для взвешивания шаблонов, зависящих от состояния, из Государственного исследования 2. Две матрицы были объединены для получения матрицы состояний 60 на 60 для взвешивания шаблонов, специфичных для состояния из Государственного исследования 1.Чтобы взвесить паттерны, зависящие от состояния, эти матрицы были нормализованы в сумме сначала по состояниям, а затем по целям. Затем каждый паттерн, зависящий от штата, умножался на соответствующий элемент рейтинговой матрицы. Например, если целью был «Билл Най», то образец терпения умножается на 0,086 (нормализованная оценка того, как часто Най испытывает терпение), образец смущения будет взвешен на 0,077, образец транса — на 0,07, и так далее.

  3. 3.

    Суммируйте взвешенные шаблоны состояний: Затем взвешенные шаблоны будут суммироваться для восстановления шаблона Билла Ная. Эта процедура дала два набора из 60 реконструированных целевых паттернов (по одному из исследований 1 и 2).

  4. 4.

    Генерация целевых паттернов: паттерны коэффициентов регрессии были извлечены из исследования личности в том же наборе вокселей социальной сети мозга, что и паттерны, зависящие от состояния.Эти специфические для мишени шаблоны были оценены в пределах z внутри участника.

  5. 5.

    Оценка точности реконструкции: Точность реконструкций в каждом из этих наборов была оценена путем сравнения реконструированных шаблонов с фактическими индивидуальными шаблонами людей из исследования человека. Мы сопоставили каждый из реконструированных паттернов с каждым из целевых паттернов у каждого участника исследования личности.Это включало как «согласованные» корреляции, в которых восстановленный шаблон для данной цели был коррелирован с фактическим шаблоном для той же цели (например, реконструированный образец Билла Ная с фактическим Биллом Найом), и «несогласованные» корреляции, в которых восстановленный шаблон для данной цели коррелировали с фактическим шаблоном для другой цели (например, реконструированный Билл Най с реальной Эллен ДеДженерес). Для каждой согласованной корреляции было 59 несогласованных корреляций. Эти несовпадающие корреляции были усреднены, а затем вычтены из соответствующей согласованной корреляции.Вычитание несогласованных корреляций исключает возможность того, что кажущаяся точность реконструкции проистекает из создания общего «паттерна человека», присутствующего в каждой цели. Любая полученная точность должна быть индивидуальной для каждой цели.

Затем различия между совпадающими и несовпадающими корреляциями были усреднены внутри участника, и для оценки статистической значимости использовались тесты t для одной выборки.Эти тесты — и все статистические тесты, представленные в этом исследовании — были двусторонними. Весь процесс был повторен отдельно с использованием реконструкций, основанных на Государственном исследовании 1 и Государственном исследовании 2, чтобы позволить частично независимые оценки одной и той же гипотезы.

Сравнение суммированных состояний и черт

В качестве более сильной проверки этой гипотезы мы сопоставили суммированные состояния с более устоявшейся характеристикой восприятия человека. Мы сравнили способности этих двух теорий предсказать пять показателей межличностного сходства между целевыми людьми из исследования личности.

По трем из рассмотренных показателей — сходство нейронных паттернов, парные рейтинги сходства и семантическое сходство биографического текста — мы коррелировали зависимую меру межличностного сходства с прогнозами, сделанными на основе суммированных счетов состояний и черт. Суммарные прогнозы межличностного сходства по состояниям были сгенерированы путем корреляции объединенной матрицы частотных рейтингов из 60 состояний с самим собой. Результатом стала корреляционная матрица 60 на 60, отражающая, насколько похожи были друг на друга целевые люди с точки зрения привычных психических состояний.Прогнозы черт были произведены путем взятия (закодированных в обратном порядке) евклидовых расстояний между каждой парой целей для определения оптимальных характеристик силы, валентности и социальности. Связь между предсказанием состояния и предсказанием черт, а также межличностное сходство оценивалась на уровне элементов для всех трех показателей путем объединения всех участников и обработки элементов в матрице сходства как независимых единиц анализа. Мы повторили эту процедуру на уровне группы для нейронных данных, сопоставив суммированные прогнозы состояния и черт с оценками сходства нейронных паттернов каждого участника исследования личности, Фишер преобразовал полученные коэффициенты и затем ввел их в одну выборку t -тесты.

Анализ на уровне элементов был повторен с использованием получастичных корреляций для оценки уникальной объясняющей силы суммированных состояний и признаков при контроле для конкурирующей учетной записи. Кроме того, мы напрямую сравнили размер коэффициентов корреляции суммированных счетов состояний и характеристик. В нейронных данных этот тест проводился на уровне группы с использованием однократных t -тестов на различия в корреляциях признаков и состояний нулевого порядка. Для рейтингов и текста это сравнение было выполнено как для нулевого порядка, так и для получастичных корреляций с использованием параметрических тестов парных корреляционных различий.

Два других показателя межличностного сходства — бинарный выбор и время реакции — были получены из задачи оценки сходства на MySocialBrain.org. В дополнение к исключениям участников, описанным выше, мы исключили любое испытание, в котором участники ответили быстрее, чем 500 мс, как неправдоподобное (2,7% испытаний). Мы использовали обобщенную линейную биномиальную регрессию со смешанными эффектами, чтобы предсказать, какой выбор («левый» или «правый» целевой человек на экране) участники выберут как более похожий на контрольную цель.Подходили три версии этой модели: одна с просто суммированными предсказаниями состояний, одна с предсказаниями только по признакам и одна с предсказаниями как состояний, так и признаков. Прогнозы были получены на основе показателей сходства черт и состояний: например, если участников попросили указать, был ли Билл Най или Эллен ДеДженерес больше похож на Сезара Чавеса, то модель предскажет их выбор, взяв (суммарное состояние или черту) сходство между Найом и Чавесом и вычитание соответствующего сходства между ДеДженересом и Чавесом.Случайные перехваты для участников были включены в каждую модель. Случайные наклоны для фиксированных эффектов также были включены в модели с одним предиктором, но были исключены, чтобы облегчить сходимость в модели с двумя предикторами.

Мы смоделировали время реакции, используя линейные модели смешанных эффектов. Оценивались три версии: только суммарные состояния, только черты и обе. Все три модели включали случайные перехваты для участников и случайные наклоны для всех моделей с фиксированными эффектами. Статистическая значимость была рассчитана с использованием приближения Саттертуэйта для степеней свободы.Из-за сильно искаженного характера данных о времени реакции мы преобразовали этот показатель в логарифмическом формате. Чтобы сравнить коэффициенты предикторов состояния и черт в моделях бинарного выбора и времени реакции, мы неоднократно вычисляли общие линейные модели (для выбора) или линейные регрессии (для времени реакции) как с суммарными предикторами состояния, так и с предикторами черт при начальной загрузке по отношению к участникам. . Для каждой бутстрэпированной модели мы рассчитали разницу между стандартизованными коэффициентами для суммированных состояний и признаков.Затем мы вычислили 95% доверительных интервалов для этих разностей коэффициентов. Таким образом, интервалы, исключающие ноль, будут указывать на существенное различие между уникальными объяснительными возможностями суммированных состояний и признаков. Обратите внимание, что мы отказываемся от структуры смешанных эффектов для этих моделей по вычислительным причинам. Однако, поскольку оценки значимости являются результатом агрегирования нескольких бутстрэп-оценок, исключение случайных эффектов не должно влиять на достоверность этих оценок.

Резюме отчета

Дополнительная информация о дизайне исследования доступна в Резюме отчета исследований природы, связанном с этой статьей.

Описание психических состояний

Описание психических состояний
Следующий: Эпистемологические проблемы с Up: Философская лекция 2 Предыдущая: Онтология (алгоритма & nbsp Содержание


Описание психических состояний

Два способа описания психических состояний или « внутренних состояний система обработки информации » с точки зрения Propositional Отношения (PAs) и Qualia. PA описывают преднамеренный характер состояние, в то время как квалиа относятся к его качественному содержанию.Интенциональность и квалиа — вот что отличает ментальные состояния от состояния других функционально определенных машин / организмов (Fodor Sc. Am. , январь 1981).

I. Пропозициональные установки (ПП)

Психологические состояния, такие как убеждения, желания, надежды и страхи, называются ОО « пропозициональные установки ».

  • PA имеют Content (также называемый преднамеренным или преднамеренным ). репрезентативный контент ). Например. в « Я считаю, что розы красные » » — это суждение (содержание), а « вера » — это ваше отношение к этому предложению.Вы также можете надеяться, бояться или сомневаться в том же предложение.

    Предложение может касаться какой-то идеи, а не вещи. Это могло бы получить в мире, а может и не получить — как в ложных убеждениях, опровергнутых надежды, неудовлетворенные желания.

  • В любом случае PA включают отношение индивидуума к миру, то есть чему-то вне личности. Как это можно для чисто физического состояния?

Являются ли PA просто объектами здравого смысла или в конечном итоге они будут иметь место в зрелой когнитивной науке? (« Золото » — это категория здравого смысла которому есть место в химии.Категория « драгоценные металлы » используется только в здравом смысле и в экономике.)

Проблема с PA иллюстрируется следующим примером. Группировка ПА по своему содержанию приводит к затруднениям.

См. Пример Килроя, Бетти и Сэма на стр. 334 в Stillings et. al.

Килрой входит в бар

Убеждение Бетти: в планку вошел величайший ученый-когнитивист.

Убеждение Сэма: в бар вошел величайший пастух в мире.

Доверие к мнению (как засвидетельствовал бы бармен): Килрой вошел в бар.

(? Идентичны ли убеждения Бетти и Сэма?)

Однако функциональная роль их PA неодинакова. Это P по-разному связаны с другими своими убеждениями. В любом функционалисте учтите, что эти два убеждения различны.

Корень сложности в том, что верования составляют реальный мир!

Как мы можем учитывать интенциональный характер репрезентаций?

Для представления убеждений обычно используются следующие 3 подхода. (1a, 1b и 2) :

  1. Индивидуализм (вера == состояние IP)
    1. Методологический солипсизм (Патнэм, Фодор, Стич)
      • Игнорировать внешний мир
      • Принцип автономности
      • Официальные операции с формальными токенами
      • Присвойте значение в конце
    2. Натуралистический индивидуализм (Пилишин, Бах, Макгинн)
      • Невозможно неинтерпретируемое формальное описание физической системы: 1.(a) не будет работать как исследовательская стратегия
      • Для определения функционального состояния нужны данные из мира
  2. Неиндивидуализм

    Вера — это не состояние, а отношение человека к миру.

1. (а) Солипсизм — метафизический тезис о том, что ничего не существует. вне ума. Методологический солипсизм (взгляд ИИ) говорит, что мы можем изучать психические состояния и процессы, не обращая внимания на внешний мир, который они представляют.(Напоминает позицию Декарта о том, что мы могли бы иметь эти идентичные представления даже в отсутствие реальность — хотя, конечно, в этом случае они ошиблись бы понятий, но как мы можем сказать?) Одно из оправданий (Стич, 1983) — принцип автономии , который гласит, что надлежащий вопрос для когнитивное объяснение включает только те состояния и процессы, которые реализуются полностью в физических пределах организма.

Достигните этого, ограничив когнитивную науку обсуждением формальных операции с формальными токенами.Только после завершения упражнения мы приписывать значение символам и, в конечном итоге, всей системе, по какой-то схеме перевода.

Таким образом, Бетти обрабатывает формальный набор символов, который, когда интерпретируется в свете общей системы убеждений Бетти, переводит to: Величайший ученый-когнитивист вошел в планку.

Аналогичный процесс происходит с Сэмом. Ни одно из их внутренних состояний связан с Килроем каким-либо существенным образом. Два совершенно разных люди, имевшие странные представления о Рональде Рейгане, и увидев его войти в бар, мозг будет иметь такое же состояние, как у Бетти и Сэма.

1. (b) Натуралистический индивидуализм (например, Пилишин) говорит, что некоторые объяснения могут быть трудными или даже невозможными для методологически солипсистская когнитивная наука. Бессмысленные символы не может объяснить связь PA со стимулом или ответом: 1. (a) не будет работать в качестве исследовательской стратегии. В строгом смысле слова нет такое понятие, как неинтерпретируемое формальное описание физического система.

Вторая критика 1. (a) заключается в том, что он не согласуется с функционализм.Поскольку одно и то же функциональное состояние должно быть общим для различные физические состояния, невозможно вывести функциональные состояние из физического состояния. Наблюдение за организмом взаимодействие с окружающей средой необходимо для получения данных, которые оправдает любую конкретную функциональную интерпретацию.

2. Неиндивидуалистические концепции Это натурализм один шаг вперед. Говорят, что вера может быть отношением между организмом и миром, а не просто состояние организм.(Расположенное познание)

Но мир большой и беспорядочный, и, возможно, имеет смысл сосредоточиться на и без того сложная, хотя и ограниченная область индивидуальных системы обработки информации.

Таким образом, дилемма с PA:

  1. Для участия во внутренней обработке информации, т.е. для вычисления манипулируемыми (и психологически правдоподобными), они должны быть индивидуально истолковано.
  2. Чтобы иметь содержание и, следовательно, некоторую объяснительную силу, они должны быть связанные с внешним миром.

Но реальной альтернативы ООПТ не найдено.

Могут ли PA справляться с эмоциями? Старый вопрос, который задают философы: какова связь между разумом и чувством? Обычно в ИИ считает, что эмоции представляют собой совокупность более простых психических состояний. как убеждения и желания … не ясно, сработает ли это.

II. Qualia

Quale (мн. Qualia) — это « ощущаемый » или « опытный » персонаж умственного состояния.(Ограничено интроспективно доступными явлениями?)

Чувства и переживания сильно различаются — например, я

провожу пальцами по наждачной бумаге
запах кучи мусора
чувствую резкую боль в пальце
, кажется, видит ярко-фиолетовый
стать очень злым

Каждое из этих психических состояний имеет особый субъективный характер.

Какие классы психических состояний обладают Qualia?

  1. Восприятие опыта, например. видеть зеленый цвет, слышать громкую музыку из фильмов, вкус шоколада, запах морского воздуха, прикосновение к шелку
  2. Телесные ощущения, напр.приступ боли, зуд, голод, желудок боль, ощущение жара или головокружения
  3. Страсти или эмоции, например. восторг, похоть, страх, любовь, горе, ревность, сожаление
  4. Настроения, напр. восторг, депрессия, спокойствие, скука, напряжение, несчастье

Обычно предполагается, что ОМ не имеют особого качественного характера или Qualia. Но рассмотрим опыт понимания предложения, внезапно о чем-то подумав, о чем-то внезапно вспомнив. Делать с ними связаны сенсорные переживания или образы? Некоторые говорят нет, другие, да.

Основное (общепринятое) отличие Qualia от PA заключается в что последние включают отношения между субъектом и объект отношения. В отличие от квалиа или качественного характер перцептивных состояний кажется монадическим свойством это состояние. Некоторые философы считают, что функционализм может иметь дело с реляционные свойства, но не с монадическими.

С точки зрения функционализма, квалиа должны быть физически реализованы в несколько способов.Базовое оборудование не имеет значения. Но есть два известных возражения против функционалистских теорий квалиа:

1. Перевернутый спектр: Предположим, вы видите красный везде, где я вижу. зеленый и наоборот; то же самое для других цветов, так что наш цвет переживания феноменально перевернуты. Это все еще может быть приемлемо функционалисту (как мы оба классифицируем красные розы, красные ленты и т. д. вместе, злитесь, увидев мой зеленый …), но на на более мелком уровне могут быть различия в наших внутренних функциональная организация, делающая наш опыт феноменальным разные.

Вычислительная аналогия может быть такой: для любых двух числовых входов M и N, данный компьютер всегда производит на выходе продукт M X N. A второй компьютер делает то же самое, но запускает совершенно другая программа. На одном уровне брутто машины функционально идентичны, но на более низких уровнях они могут быть функционально разные. (? Это было бы проблемой для всех объяснений на менталистический уровень.)

2. Гипотеза об отсутствии Qualia: Функциональные дубликаты возможны разумные существа, у которых полностью отсутствуют квалиа.Блока пример одного миллиарда китайцев (столько же, сколько нейронов в нашем мозг) каждому дается двухстороннее радио для связи с одним другой и с искусственным (безмозглым) телом, управляемым сигналы; сами сигналы сделаны в соответствии с инструкциями полученный с огромного экрана в небе, который виден всем их. Эта система проходит квалиа? Некоторые отвечают «да».

Но даже если бы это было так, это не показало бы, что отдельные квалиа функциональный по своей природе — i.е. инвертированные спектры все еще возможны.



Следующий: Эпистемологические проблемы с Up: Философская лекция 2 Предыдущая: Онтология (алгоритма & nbsp Содержание

7 типов психического состояния

Психическое состояние — это эмоция или состояние, которое сильно влияет на мыслительные процессы человека в определенный момент времени. Там, где есть сотни или, возможно, тысячи идентифицируемых эмоций, они могут быть сопоставлены с горсткой психических состояний.Ниже приведены обычно цитируемые психические состояния с примерами эмоций и состояний, связанных с каждым из них.

Любовь

Чувство глубокой заботы, преданности и позитива. 9000

Удовольствие

Чувство удовлетворения и удовольствия.
Принятие Восхищение
Привязанность Сочувствие
Вера Благодарность
Надежда Доверие
Смирение
Развлечение Предвкушение
Awe Bliss
Cheer Комфорт
Удовлетворенность Наслаждение
Юмор Радость
Оптимизм Игривость
Расслабление Сюрприз

Flow

Flow — это состояние погружения в настоящий момент. Mindive

Апатия

Состояние отстраненности и незаинтересованности.
Поглощенный Внимательный
Осведомленный Храбрый
Уверенный Любопытный
Сосредоточенный Заинтересованный

00

1

Отчуждение Аномия
Скука Холод
Отряд Недовольство
Отсутствие интереса
Отказ от интереса Исчерпанный Исчерпанный Бесчувственный Усталый

Беспокойство

Состояние беспокойства о будущем.

1 0004 Пессимизм

1

Angst Паника
Dread Fear
Страх пропустить Нервозность
Паника Tender 000

Боль

Неприятное психическое состояние, которое можно описать как страдание. Jealgia Мисери Мелодия Jealgia
Страдание Беспорядок
Отвращение Смущение
Зависть Мрак
Горе Вина
Физическая боль Отказ
Saudade Schadenfreude
Печаль

Ненависть

Болезненное состояние враждебности.
Гнев Враждебность
Недоверие Враждебность
Ярость Обида
Отвращение Злоба Тип
Эмоция или состояние, которое в данный момент сильно влияет на мыслительные процессы человека.
Определение (2) Базовая эмоция.
Связанные понятия

эмоции

Это полный список статей, которые мы написали об эмоциях.

Если вам понравилась эта страница, добавьте в закладки Simplicable.

Ссылки

Csikszentmihalyi, Mihaly, and Isabella Selega Csikszentmihalyi, eds. Оптимальный опыт: Психологические исследования потока в сознании. Издательство Кембриджского университета, 1992 г., Патнам, Хилари. «Природа психических состояний.»Чтения по философии психологии 1 (1980): 223-231. © 2010-2020 Простое. Все права защищены. Воспроизведение материалов, размещенных на этом сайте, в любой форме без явного разрешения запрещено.

Просмотреть сведения об авторских правах и цитировании этой страницы.

Определение и примеры английских глаголов психического состояния

В грамматике английского языка и теории речевого акта глагол психического состояния — это глагол, значение которого связано с пониманием, открытием, планированием или принятием решения.Глаголы ментального состояния относятся к когнитивным состояниям, которые обычно недоступны для внешней оценки. Также известен как мысленный глагол .

Распространенные глаголы психического состояния в английском языке включают знать, думать, учиться, понимать, воспринимать, чувствовать, догадываться, распознавать, замечать, хотеть, желать, надеяться, решать, ожидать, предпочитать, помнить, забывать, воображать и верить . Летиция Р. Найглз отмечает, что глаголы ментального состояния «общеизвестно многозначны, поскольку каждый связан с множеством чувств» («Манипулирование вводом» в книге Perception, Cognition, and Language , 2000).

Психические и перформативные значения

«Значения мысленных глаголов являются пропозициональными: когда говорящий использует глагол , распознает как мысленный глагол, например, в предложении: Конечно, я узнаю ваш почерк , говорящий относится только к своей роли как Напротив, перформативное значение распознать , поскольку в предложении я признаю г-на Смита , предполагает межличностные элементы, присущие ситуации речевого акта, такие как социальные отношения между говорящим и собеседники.»-Трауготт и Дашер

Глаголы и рекурсия ментального состояния

  • «Один из отличительных признаков человеческого языка — это рекурсия или способность вставлять одно предложение в другое предложение, как русские матрешки … строительные леса для создания сложных предложений с встраиванием «. -Кляйн, Моисей и Жан-Батист
  • Глаголы ментального состояния могут действовать как глаголы действия, вписываясь в канонический формат подлежащего-глагола, так как в я знаю, что и я так думаю .Но глаголы ментального состояния связаны с содержанием нашего разума, которое мы выражаем в виде предложений, и поэтому их значение поддерживает синтаксический процесс встраивания предложения в позицию объекта для формирования таких предложений, как: Я знаю, что мама любит цветы и Я думаю Папа спит . «- Дэвид Ладден
  • .

Факты и заключения с оговоркой

«Мысленные глаголы полезны для уточнения фактов и мнений; например, Многие люди думают, что часто более эффективен в аргументе, чем . Это факт, что .. … Последнее, будучи абсолютным утверждением, вынуждает читателя либо полностью соглашаться, либо не соглашаться, в то время как первое оставляет место для аргументов «, — Кнапп и Уоткинс.

Некоммерческий характер

«[В] английском языке неагентативный характер глаголов психического состояния проявляется в предпочтении дательного предлога , а не агентивного предлога в пассивном (как следствие, пассивный является статическим): Tom’s способность к обучению известна всем его коллегам.Обучающие способности Тома известны всем его коллегам «, — Крофт.

Использование со вспомогательными глаголами

«Вспомогательные элементы, наиболее ассоциируемые с перформативами, — это« создавать »,« давать »и« выдавать », тогда как глаголы ментального состояния разделяют« иметь »(иметь веру) вместе с множеством интересных альтернатив. Можно« питать ». надежда, «лелеять» веру и «скрывать» намерение. То, что мы «удерживаем» в каком-то ментальном состоянии, мы можем «выдать» в некотором иллокутивном акте. Глаголы ментального действия, как и следовало ожидать, находятся между ними.Некоторые, такие как «решить», «выбрать» и «идентифицировать», разделяют «сделать» с перформативом, но не «выпускать», за исключением «принятия решения» (в этом случае глагол действует как перформатив) ». -Ли

Изучение глаголов психического состояния

«[A] bstract Глаголы психического состояния появляются рано и довольно часто используются детьми в возрасте от 3 до 4 лет …

«Очевидно, дети (и говорящие в целом) узнают о невидимых референтах глаголов ментального состояния, сначала связывая эти глаголы с выполнением определенных видов коммуникативных действий, а затем сосредотачивая ссылку на глагол на особенно важных особенностях этих действий — а именно о психических состояниях коммуникативных агентов… »

Формульное и изобразительное использование

«Интуитивно кажется неудивительным, что дети должны овладеть более шаблонными и прагматично загруженными изобразительными способами использования глаголов ментального состояния, прежде чем они начнут действительно ссылочное и композиционное использование; но на самом деле не очевидно, почему это должно быть так. Дело в том, что прагматическое использование на самом деле не так просто.Прагматика хеджирования, подразумеваемая при использовании такой формулы, как [, я думаю, ], в решающей степени зависит от способности вычислять потенциальные риски для себя и своей аудитории, вовлеченной в акт утверждения.Поскольку дети могут правильно использовать такие формулы в спонтанной беседе, кажется, что они могут производить такие вычисления, по крайней мере, неосознанно ». — Израиль.

Отображение интерпретирующей функции

«Исследователи дискурса различают стили изложения, которые привлекают внимание к личности и роли говорящего, и те, которые маскируют или скрывают говорящего. Различие отмечается отсутствием или наличием« рамок », которые комментируют разговорную ситуацию.Некоторые из этих рамок очевидны, например, вводные, самоуничижительные шутки, призванные стимулировать сближение аудитории и выступающего. Некоторые из них являются тонкими, например, использование мысленных глаголов, таких как «Я думаю, что …», или глаголов утверждения, таких как «Я утверждаю, что …» Я буду называть мысленные глаголы и глаголы утверждения вместе как « глаголов психического состояния … ‘»

Остановка без прямого утверждения

«Глаголы состояния [M] ental позволяют говорящему отказаться от прямого утверждения, образуя утверждение как продукт ума говорящего, а не представляя его как неотфильтрованный факт в мире.Сравните прямое высказывание «Небо голубое» и заключенное в рамку высказывание «Небо кажется голубым», или «Я думаю, что небо голубое», или «Клянусь, это небо голубое». Утверждения в рамке обозначают неопределенность, потому что они сигнализируют о том, что утверждение отражает ошибочный мыслительный процесс. Хотя глаголы психического состояния классифицируются некоторыми учеными как признаки почтения или бессилия, они являются неоднозначными и универсальными выражениями. В своем собственном исследовании я обнаружил, что они могут представлять не только неопределенность, но и открытость к переговорам в тех областях, в которых они используются, а также открытость мыслям и мнениям слушателя…

«Глаголы состояния [M] кажутся напрямую связанными с интерпретирующей функцией, но неоднозначно связаны с авторитетом и комфортом говорящего, либо как организатор разговорного потока, либо как интерпретатор авторитетных текстов». -Дэвис

Источники

  • Уильям Крофт, Синтаксические категории и грамматические отношения: когнитивная организация информации . Издательство Чикагского университета, 1991
  • Пегги Купер Дэвис, «Выполнение интерпретации: наследие юристов в области гражданских прав в деле Brown v.Совет по образованию . « Раса, закон и культура: размышления о Брауне против Совета по образованию , под ред. Остина Сарата. Oxford University Press, 1997
  • Майкл Израэль, «Ментальные пространства и ментальные глаголы в раннем детском английском». Язык в контексте использования: дискурс и когнитивные подходы к языку , изд. Андреа Тайлер, Йен Ким и Мари Такада. Мутон де Грюйтер, 2008
  • Питер Кнапп и Меган Уоткинс, Жанр, текст, грамматика: технологии обучения и оценки письма .UNSW, 2005
  • Бенджамин Ли, Говорящие головы: язык, метаязык и семиотика субъективности . Duke University Press, 1997
  • Дэвид Ладден, Психология языка: комплексный подход . Шалфей, 2016
  • Элизабет Клосс Трауготт и Ричард Дэшер, «Об исторической связи между ментальными и речевыми глаголами акта в английском и японском языках». Материалы 7-й Международной конференции по исторической лингвистике , изд.Автор: Анна Джакалоне-Рамат и др., 1987

Самый быстрый словарь в мире: Vocabulary.com

  • психическое состояние (психология) психическое состояние, при котором свойства состояния относительно постоянны, даже если само состояние может быть динамичным

  • Горный штат штат в восточно-центральной части США

  • ментальный тест Любая стандартная процедура измерения чувствительности, памяти, интеллекта, способностей, личности и т. Д.

  • психическая установка сложное психическое состояние, включающее убеждения, чувства, ценности и склонность действовать определенным образом

  • психическое заболевание любое психическое заболевание

  • Штат Магнолия, штат на глубоком юге Мексиканского залива

  • ментальное тестирование любая стандартная процедура для измерения чувствительности, памяти, интеллекта, способностей, личности и т. Д.

  • психическое расстройство психологическое расстройство мысли или эмоции

  • умственно отсталых в совокупности умственно отсталых

  • психиатрическая больница для психически неполноценных или неуравновешенных лиц

  • умственная ловкость: интеллект, проявляемый быстротой и бдительностью ума

  • ментол, содержащий ментол или пропитанный им

  • мысленный образ ясный и красноречивый мысленный образ

  • психическое напряжение (психология) нервозность в результате психического стресса

  • Ассистент стоматолога Ассистент стоматолога

  • Мандельштам русский поэт, умерший в лагере (1891-1938)

  • психическое заболевание больного неврозом

  • мысленное замечание особое внимание с намерением вспомнить

  • Психиатрическая больница больница для психически некомпетентных или неуравновешенных лиц

  • межгосударственные отношения между отдельными подразделениями страны

  • Структура разговоров о психическом состоянии в детских рассказах: кластерный анализ

    В этом исследовании была проанализирована детская теория разума (ToM), оцененная с помощью разговоров о психическом состоянии в устных рассказах.Мы выдвинули гипотезу о том, что разговоры о психическом состоянии детей в рассказах имеют основную структуру с определенными терминами, организованными в группы. Девяносто восемь детей, посещавших последний год детского сада, попросили рассказать историю дважды, в начале и в конце учебного года. Разговор о психическом состоянии анализировался путем выявления терминов и выражений, относящихся к перцептивному, физиологическому, эмоциональному, когнитивному, моральному и социореляционному состояниям. Кластерный анализ показал, что разговор о психическом состоянии детей разделен на две основные группы: состояния восприятия и аффективные состояния.Результаты исследования подтверждают возможность использования повествований в качестве средства для выяснения разговоров о психическом состоянии и предлагают более детальный анализ структуры разговоров о психических состояниях.

    1. Введение

    Теория разума (ToM) — это «признание аффективных и эпистемических психических состояний одного и других людей в качестве психологических причин и мотивов, лежащих в основе поведения (стр. 1)» [1]. Строгая взаимосвязь между языком и ToM привела к тому, что ученые использовали разговоры о психическом состоянии детей как показатель их способности понимать психические состояния других [2–6], а рассказы обеспечивали идеальный контекст для исследования [6].Однако в исследованиях не уделялось внимания изучению психического состояния детей с помощью структурного подхода, чтобы определить, организованы ли термины психического состояния вместе или, наоборот, независимы друг от друга. В этом исследовании изучается психическое состояние детей, говорящее в рассказах, с помощью кластерного анализа, чтобы определить, организован ли детский разговор в психическом состоянии структурно.

    Разговор о психическом состоянии определяется как набор терминов, используемых людьми для обозначения физиологического (например, чувство голода), перцептивного (напр.ж., см.), волевое (например, желание), эмоциональное (например, гнев), когнитивное (например, знание), моральное (например, судить) и социореляционное (например, помощь) состояние по отношению к другим [7, 8]. Хотя разговоры о психическом состоянии и ToM нельзя рассматривать как полностью совпадающие конструкции, между этими двумя концепциями больше сходства, чем различий [2, 9]. Несколько исследований подтвердили, что разговоры о психическом состоянии являются надежным индикатором ToM, обнаружив значительную корреляцию со стандартизованными измерениями ToM (например, задание на ложное убеждение, см. [10, 11]).Таким образом, разговор о психическом состоянии был реализован для измерения нескольких аспектов ToM, включая материнское мышление [12] и аутизм [13–15], а также в качестве доказательства ToM в нескольких контекстах, включая беседы между матерью и ребенком [16] и беседы сверстников. [17]. Некоторые авторы также считают, что в определенных контекстах разговоры о психическом состоянии являются более сильным индикатором ToM, чем более традиционная оценка ToM [18]. Разговор о психическом состоянии — более экологичный инструмент, поскольку его можно идентифицировать в спонтанной устной и письменной речи детей.Это расширяет диапазон психических состояний, которые могут быть идентифицированы и проанализированы (например, желания и чувства, помимо когнитивных аспектов ToM) [6].

    Повествования представляют собой идеальный и экологически обоснованный контекст для изучения ToM, поскольку они требуют от детей интеграции социально-когнитивных, семантических, синтаксических, прагматических и метакогнитивных знаний [19]. Посредством повествования дети могут развивать, практиковать и переопределять свой ToM [6, 20–22]. Повествования обычно основаны на традиционной макроструктуре, которая включает в себя исходные события, несколько взаимосвязанных эпизодов, целенаправленные действия, внутренние реакции и окончательное решение; см. сюжетно-грамматический подход [23, 24].Таким образом, детям нужен продвинутый ToM, чтобы реализовывать в своих рассказах разговор о психическом состоянии и сосредотачивать их на намерениях главного героя и его последующих действиях [25]. Повествование также является формой рефлексивного мышления, поскольку оно показывает понимание людьми своего собственного и психического состояния других людей [1]. Существует общее мнение, что способность рассказывать рассказы связана с социокогнитивными, лингвистическими и когнитивными навыками [26–28]. В самом деле, чтобы слушатели могли оценить всю полноту смысла повествования, рассказчик должен включить в него точки зрения нескольких персонажей рассказа [29].Посредством повествования, согласовывая различные точки зрения вовлеченных персонажей, дети могут практиковать и развивать навыки перспективного восприятия, которые строго связаны с ToM [30]. Таким образом, рассказы предоставляют детям уникальный контекст для координации и организации нескольких ментальных миров [29].

    В нескольких исследованиях изучали, демонстрируют ли дети более высокие уровни ToM первого порядка при оценке с помощью описательной задачи по сравнению с задачами виньетки, как это часто бывает со стандартными тестами ToM первого порядка [31–33].Однако результаты этих исследований противоречивы. Lewis et al. [31] и Szarkowicz [33] обнаружили, что дети лучше понимают ложные убеждения во время повествовательной задачи, чем во время традиционного задания на ложные убеждения, но Олвер и Ратнер [32] обнаружили, что понимание дошкольниками ложных убеждений через рассказывание историй было примерно таким же, как при измерении в стандартных лабораторных задачах с ложными убеждениями. В целом повествования являются хорошим контекстом для проверки навыков детского творчества, особенно в более раннем возрасте. Действительно, задача ложного убеждения требует для прохождения большего, чем просто ToM [34], и Lewis et al.[31] показали, что дети, которые не справились с традиционным заданием, преуспевали, если они рассказывали книжную версию экспериментатору, особенно если они бегло вспоминали свои истории.

    Исследования связи между ToM и производством повествования подтверждают гипотезу о том, что разговоры о психических состояниях и повествования связаны. В большинстве таких исследований изучались дети-аутисты из-за их трудностей в речи и общении, а также навыков ToM. В целом, дети с аутизмом не демонстрируют значительных различий в психическом состоянии, говоря в рассказах, чем их нормально развивающиеся сверстники [13, 35].Несмотря на это сходство в разговорах о психическом состоянии, аутичные дети, похоже, испытывают больше трудностей в создании причинно-следственных связей о чувствах персонажей [36]. Наконец, несколько исследований также изучали взаимосвязь между ToM и производством повествования у нормально развивающихся детей. Symons et al. [5] показали, что дети в возрасте от 5 до 7 лет, которые использовали больше терминов психического состояния в своих повествовательных постановках, также лучше справлялись со стандартизированными задачами ToM после учета влияния возраста и языковых навыков.Гуахардо и Ватсон [20] обнаружили, что успеваемость дошкольников в стандартизированных тестах ToM значительно улучшилась в результате вмешательства в школьные рассказы.

    Психическое состояние: разговор [37] и повествовательная компетентность [38, 39] развиваются в младенчестве и раннем детстве. Хотя дети достигают продвинутого уровня в обоих конструктах один раз в начальной школе, также на уровне детского сада дети могут понимать повествования посредством разговора о своем психическом состоянии [25], в результате большого количества терминов психического состояния, включенных в детские книги [40]. ], а также практики совместного чтения [41].Тем не менее, разговор о психическом состоянии традиционно изучается двумя основными способами: либо с точки зрения конкретных категорий, первоначально предложенных Бретертоном и Бигли [7], либо в виде агрегированной оценки. Вместо этого, насколько нам известно, структура разговоров о психических состояниях не исследована. Мы задаемся вопросом, сгруппированы ли термины психических состояний по макрокатегориям, вместо того, чтобы работать независимо друг от друга. Эти данные также могут свидетельствовать о существовании структуры в ToM. Некоторые указания в этом смысле взяты из литературы по развитию разговора о психических состояниях: не только увеличивается частота употребления терминов психического состояния, но и меняется качественное употребление этих терминов [42].Например, такие термины, как «знание» и «мышление», используются все более изощренно с 10 до 15 лет (например, для планирования деятельности или метакогнитивного размышления) [43].

    В этом исследовании проанализировано психическое состояние детей, которые рассказывают рассказы в последний год детского сада. Предыдущие исследования показали, что разговоры о психическом состоянии являются надежным индикатором умственного разговора детей и что рассказы обеспечивают идеальный выход для изучения спонтанного воспроизведения детьми разговоров о психическом состоянии.В этом исследовании мы анализируем, являются ли термины психических состояний независимыми друг от друга или, наоборот, имеет ли разговор о психических состояниях основную структуру, в которой термины организованы и сгруппированы вместе. ToM сильно развивается в дошкольном и школьном возрасте [37, 44], а также взаимосвязь между ToM и языком [45]. Чтобы контролировать этот эффект, мы дважды в течение учебного года измеряли психическое состояние детей при разговоре в рассказах и проверяли стабильность психического состояния разговора. В нашем исследовании мы использовали кластерный анализ, чтобы проверить, все ли термины психических состояний находятся на одном уровне, или это возможно, чтобы идентифицировать структуру в разговоре о психических состояниях.Цель кластерного анализа состоит в том, чтобы объединить объекты в группы в соответствии с датой, не определенной априори, так, чтобы объекты в кластере были похожими, а объекты в разных кластерах — разными.

    2. Метод
    2.1. Участники

    В исследовании приняли участие 98 детей (49 девочек и 49 мальчиков). В среднем детям было 5,4 года в ноябре (возрастной диапазон 5,0–5,9 лет) и 6,0 лет в июне (возрастной диапазон 5,5–6,6 лет). Участники были случайным образом отобраны из более широкой выборки из 335 детей, посещающих последний год детского сада в нескольких школах, расположенных в районе с преобладанием среднего класса на окраине Флоренции, Италия.Во время исследования ни у одного участника не было диагностировано физическое или умственное отклонение, не было включено в диагностический процесс, или учителя не определили его как имеющего особые образовательные потребности. Родители и руководство школы, а также сами дети дали согласие на участие в исследовании.

    В итальянской системе образования дети обычно идут в детский сад в возрасте трех лет и заканчивают его в пять лет. Затем дети идут в начальную школу, когда им исполняется шесть лет.Учебный год начинается в середине сентября и заканчивается в середине июня. Все участвующие детские сады следовали национальным рекомендациям Министерства образования, действовавшим на момент исследования. Рассказы являются частью повседневной жизни детей в школе; таким образом, они представляют собой экологически обоснованную меру в этом исследовании.

    2.2. Процедура

    Детей тестировали индивидуально вне класса, в тихой комнате в школе. Оказавшись в комнате, экспериментатор попросил каждого ребенка придумать и рассказать историю.Все рассказы были записаны и расшифрованы. Детей просили рассказать историю дважды: в начале учебного года (ноябрь) и в конце учебного года (июнь). Всего было собрано 196 рассказов, по два на каждого участника. Сбор данных происходил по согласованию со школой и в соответствии с требованиями конфиденциальности и информированного согласия, требуемыми итальянским законодательством (Законодательный декрет DL-196/2003). Что касается этических стандартов для исследований, в исследовании использовалась последняя версия Хельсинкской декларации [46].Настоящее исследование было одобрено этическим комитетом факультета психологии Университета Флоренции, Италия.

    2.3. Система кодирования

    Разговор о психическом состоянии анализировался путем определения терминов и выражений, относящихся к психическим состояниям (адаптировано из [7]). В частности, мы выделили следующие категории: перцептивно-физиологические состояния, эмоциональные состояния, состояния готовности, когнитивные состояния, а также моральные и социореляционные состояния (см. Таблицу 1). Два независимых судьи кодировали рассказы с точки зрения разговоров о психическом состоянии.Баллы согласия между экспертами были приемлемы для всех категорий психического состояния (> 0,70).


    Категория Описание Примеры

    Перцепционные и физиологические состояния жажда) и опишите, как мы воспринимаем мир Быть голодным, есть, пить, рождаться, болеть, смотреть, слушать, обонять, узнавать, чувствовать себя плохо, чувствовать жар / холод, замечать
    Эмоциональное состояние Термины описание наших чувств и эмоций Счастливые, красивые, милые, поцелуи, ласки, объятия, объятия, вроде, заботы, грусти, злые, раздраженные, уродливые, напуганные, плачущие, кричащие, скучающие, беспокойные, жалующиеся
    Готовность состояние Термины, описывающие то, чего мы хотим достичь и что делаем Желаем, можем, надеяться, достигать, позволять, пытаться, смотреть ng for, ordering
    Когнитивное состояние Термины, представляющие то, что мы когнитивно думаем Знание, мышление, понимание, запоминание, забывание, умный, внимательный, истинный, ложный
    Моральное и социальное состояние Термины, представляющие наша моральная перспектива и отношения между персонажами Хорошо, иметь дело, упрекать, обещать, благодарить, рекомендовать, подчиняться, шутить, помогать, в одиночестве, становиться друзьями, бросать, обманывать

    2.4. Анализ данных

    Чтобы контролировать, меняется ли в течение учебного года умственное состояние детей, образующих рассказы в рассказах, мы проводим тест на основе парной выборки рассказов детей, созданных в начале и в конце учебного года. Чтобы определить структуру разговоров о психическом состоянии детей и проверить, склонны ли термины категорий к группировке, мы проводим кластерный анализ с помощью метода Уорда (квадратное евклидово расстояние) с помощью программного обеспечения SPSS. Чтобы определить количество кластеров, мы исследовали дендрограмму, которая графически показывала, как кластеры объединяются, и позволяла идентифицировать соответствующее количество кластеров.

    3. Результаты

    Описательные результаты представлены в таблице 2, частота разговоров субъектов, использующих определенное психическое состояние, а также среднее значение и стандартные отклонения разговоров о психическом состоянии.

    24 39

    Начало учебного года Конец учебного года
    M ± SD
    M ± SD
    Физиологические состояния 63 2.27 ± 2,27 62 1,83 ± 2,24
    Перцепционные состояния 49 1,35 ± 2,50 50 0,94 ± 1,20
    Положительные эмоциональные состояния 0,76 ± 1,09
    Состояния отрицательных эмоций 12 0,21 ± 0,76 11 0,21 ± 0,76
    Состояния готовности 33 0.65 ± 1,19 39 0,63 ± 0,96
    Когнитивные состояния 32 0,59 ± 1,20 34 0,53 ± 0,90
    Моральные состояния 29 29 0,59 ± 1,06
    Социореляционные состояния 15 0,24 ± 0,62 18 0,34 ± 0,85

    Общие термины, используемые детьми были физиологические термины и термины восприятия, за которыми следовали термины готовности, морали и познания.В течение учебного года разговоры о психическом состоянии детей были в целом стабильными, за исключением двух категорий, которые со временем усиливались: положительные эмоциональные состояния и социально-относительные состояния.

    Согласно тесту с парной выборкой, не наблюдалось значительного развития количества разговоров о психическом состоянии, производимых с начала до конца учебного года (). Таким образом, разговоры о психическом состоянии оказались стабильной переменной в течение учебного года. Согласно кластерному анализу с помощью метода Уорда, проведенному на производстве разговоров о психическом состоянии детей, были выявлены два основных кластера, один из которых в основном характеризуется состояниями восприятия, а другой — аффективными состояниями (см. Рис. 1).


    Наблюдая за содержанием историй, подчеркивающих эти два кластера, мы могли выделить две разные типологии: повествования, сосредоточенные на действиях, и повествования, сосредоточенные на чувствах. Пример повествования, ориентированного на действие, следующий:

    Жил-был Чекко Вольта, который собирался работать, потому что ему пришлось построить школу. Потом, когда он пошел к поесть, пришел поросенок, он был голоден, , а остальные нет.Давай, Пьетро, ​​ давай залезем на бульдозер! Но он не дал им залезть на него. Ему пришлось выкопать и вскрыть землю, а затем им пришлось , чтобы закончить работу. Его положили на улицу спать в экскаваторной вещи.

    Пример повествования, ориентированного на чувства, выглядит следующим образом:

    Жил-был ребенок, который жил в далеком-далеком доме с отцом, матерью и младшей сестрой по имени Эмили.Ребенка звали Марко, он дрался с Эмили и ударил ее, затем младшая сестра заплакала . Мать отругала Марко и сказала: «Иди в свою комнату, и извинись, перед сестрой!» Марко извинился перед сестрой, а помирился со своей матерью.

    4. Обсуждение

    В этом исследовании анализировалось психическое состояние детей в рассказах в последний год обучения в детском саду. Во-первых, наши результаты показывают, что формирование разговоров о психическом состоянии детей в рамках их повествований оказывается довольно стабильным в течение учебного года.Этот анализ обеспечивает базовую меру развития разговорного психического состояния в течение 5-летнего возраста посредством более детального анализа, учитывая, что большинство исследований, проведенных по развитию психического состояния детей, были сосредоточены на более радикальных изменениях, таких как переход от детского сада. в начальную школу. Частота разговоров о психическом состоянии была схожей в двух оценках, предполагая, что развитие разговора с психическим состоянием детей характеризуется периодом плато и моментом в конце детского сада.Или, наоборот, развитие разговора в психическом состоянии могло быть ограничено повествовательной способностью детей. Предыдущие исследования развития нарративной компетенции подчеркнули, что в возрасте 5 лет навыки рассказывания историй у детей все еще ограничены и не сильно улучшаются до начала обучения в школе [47, 48]. Например, они предоставляют некоторые подробности о мыслях и целях персонажей [49], но не содержат подробных сведений о психических состояниях персонажей или проблемных осложнениях [50].

    Согласно результатам кластерного анализа, возникли два кластера, один из которых представляет нарративы с в основном терминами перцептивного психического состояния (нарративы, ориентированные на действия), а другой — с нарративами с в основном терминами аффективного психического состояния (нарративы, ориентированные на эмоции).Повествование, ориентированное на действие, в основном фокусируется на ментальных состояниях, описывающих отношения между персонажами и миром, таких как перцептивные или физиологические состояния. И наоборот, эмоционально-ориентированное повествование фокусируется на внутренней реакции персонажей и на их влиянии на поведение. Большинство повествований, ориентированных на действие, описывают приключения персонажей. Таким образом, дети в основном используют психические состояния, которые описывают отношения между человеком и миром, то есть перцептивные и физиологические термины.И наоборот, в рассказах, ориентированных на эмоции, дети больше сосредотачиваются на внутренних реакциях персонажей, на их эмоциях и их влиянии на поведение. В этом возрасте способность интегрировать в свои рассказы сложное взаимодействие между эмоциональными, мотивационными и когнитивными компонентами, которые вызывают действия и события, все еще появляется. Однако наши данные подтверждают гипотезу о том, что дети, возможно, уже могут использовать разговор о психическом состоянии для характеристики своего рассказа.

    Результаты кластерного анализа позволяют дать качественную интерпретацию разговора о психическом состоянии детей.Эти два кластера описывают совокупность повествований, которые различаются типами включенных терминов психического состояния. В повествованиях, ориентированных на действие, сюжет в значительной степени основан на восприятии и физиологических потребностях главных героев. Вместо этого в эмоционально-ориентированных повествованиях сюжет направлен на то, что думают и желают главные герои, раскрывая более познавательный и эмоциональный ум.

    В заключение, это исследование предлагает детальный анализ рассказов о психическом состоянии детей в рассказах.Разговор о психическом состоянии был разделен на две основные конструкции, что предполагает, что эта конструкция может быть более сложной и четко сформулированной, чем предполагали предыдущие исследования. Подобно тому, что произошло с конструкцией метапознания, мы предполагаем, что разговор о ментальном состоянии (и ToM) может быть охарактеризован двумя компонентами: один более сложный и сфокусированный на глубоких мотивах, управляющих поведением (эмоциями), а другой — поверхностный и сфокусированный на побуждающих поверхностных мотивах. поведение (восприятие). Заимствуя метафору айсберга, детская интерпретация поведения других людей может иметь сначала поверхностный уровень, на котором действия просто рассматриваются в свете восприятия («Я ем, потому что я голоден»), и второй, более глубокий уровень, на котором наблюдаются действия. как результат внутренней разработки, движимой эмоциями («Моя мама плохо себя чувствует, и мне нужно извиниться»).

    На это исследование повлияло несколько ограничений. Обобщение результатов ограничено исследовательским дизайном данного исследования, в частности, с использованием устных рассказов. В начальной школе у ​​детей наблюдается разрыв в повествовательной компетенции, когда вводится письмо [39], что может повлиять на взаимосвязь между повествованием и ToM. Более того, повествования зависят от культуры [51], возраста [52] и пола [53]. Следовательно, связь между содержанием повествования и разговором о психическом состоянии может изменяться в зависимости от этих переменных.Еще одно ограничение связано со статистическим методом, выбранным для анализа данных. Кластерный анализ относится к классу методов сокращения данных для наблюдений в однородные группы, которые отличаются друг от друга. Поскольку кластерный анализ — это исследовательский анализ, необходимо подтвердить эти результаты в других исследованиях. Результаты, представленные в этой статье, также могут быть важны для создания основы для будущих исследований структуры разговоров о психическом состоянии в нарративах. В нескольких исследованиях было высказано предположение о потенциальном положительном влиянии повествования на ToM детей [5, 13, 20, 31].Это исследование предлагает показать, как определенный тип повествования связан с определенными терминами психического состояния. Поскольку ни одно из предыдущих исследований не исследовало эту связь, наше исследование было исследовательским, что не позволяло сделать более убедительные выводы. Будущие исследования должны подтвердить наши результаты путем количественной оценки и категоризации повествовательного содержания рассказов и изучения связи с группами разговоров о психическом состоянии.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *