Психическое взаимодействие это: Психическое взаимодействие в истории — это… Что такое Психическое взаимодействие в истории?

Автор: | 14.01.1970

Содержание

Психическое взаимодействие в истории — это… Что такое Психическое взаимодействие в истории?

Психическое взаимодействие в истории

см. Прагматизм и Социология.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

  • Психические болезни
  • Апсида

Смотреть что такое «Психическое взаимодействие в истории» в других словарях:

  • Социология — Возникновение С. и главные её направления. Слово С. и самое понятие, им обозначаемое, т. е. понятие положительной науки о законах, управляющих общественными явлениями, обязаны своим происхождением родоначальнику позитивизма Огюсту Конту (см.). В… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Медицина — I Медицина Медицина система научных знаний и практической деятельности, целями которой являются укрепление и сохранение здоровья, продление жизни людей, предупреждение и лечение болезней человека.

    Для выполнения этих задач М. изучает строение и… …   Медицинская энциклопедия

  • ДИЛЬТЕЙ — (Dilthey) Вильгельм (1833 1911) нем. философ, историк культуры, представитель философии жизни, основоположник «понимающей психологии», один из основателей исторической герменевтики. С 1867 по 1908 проф. ун тов в Базеле, Киле, Бреслау и Берлине.… …   Философская энциклопедия

  • ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ — Гносеология (от греч. gno sis знание, logos слово, понятие), Эпистемолог и я (от греч. episteme знание) раздел философии, исследующий природу человеческого познания, его источники и предпосылки, отношение знания к предмету познания, условия… …   Философская энциклопедия

  • МАТЕРИАЛИЗМ — (от лат. materialis вещественный) многозначная идея, которой чаще всего придается один или некоторые из следующих смыслов. 1. Утверждение относительно существования или реальности: только материя существует или является реальной; материя является …   Философская энциклопедия

  • ПСИХОЛОГИЯ — наука о психической реальности, о том, как индивид ощущает, воспринимает, чувствует, мыслит и действует. Для более глубокого понимания человеческой психики психологи исследуют психическую регуляцию поведения животных и функционирование таких… …   Энциклопедия Кольера

  • ЛИЧНОСТЬ —         общежитейский и науч. термин, обозначающий: 1) человеч. индивида как субъекта отношений и сознат. деятельности (лицо, в широком смысле слова) или 2) устойчивую систему социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или… …   Философская энциклопедия

  • СОЗНАНИЕ — многообразие различений и их различий (первичный опыт), а также предпочтений (выделение того или иного элемента различаемого в качестве переднего плана) и идентификаций различенного. В корреляции с миром как различенностью сущего С. образует… …   Философская энциклопедия

  • Кант — (Immanuel Kant, первонач. Cant) основатель философского критицизма, представляющего главную поворотную точку в истории человеческой мысли, так что все развитие философии, если не по содержанию, то по отношению мысли к этому содержанию, должно… …   Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • ДУША — (греч. psyhe, лат. anima) одно из центральных понятий европейской философии, в связи с разработкой которого вся иерархия бытия, жизни и мысли постепенно осваивается как в своих самых низких, так и самых высоких пластах и по отношению к которому… …   Философская энциклопедия


ПСИХИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ. Огненный Подвиг. часть I

Читайте также

II. Взаимодействие и параллелизм

II. Взаимодействие и параллелизм Спрашивается теперь: как следует понимать эти тесные отношения между душой и мозгом? Обычное воззрение, ближе всего соответствующее не только мыслям, но и желаниям людей, представляет себе дело так, что мозг есть необходимый орган, которым

6.4. Психическое бытие

6. 4. Психическое бытие Бытие психическое, душевная жизнь представляет собой новую категорию, качественно отличную от бытия материального и биоорганического, хотя и основывающуюся на них. Несомненна зависимость психики от материи — правда, через посредство

2.10. Причинность. Взаимодействие

2.10. Причинность. Взаимодействие Для наглядности введем элементарное причинное звено: (X – Y). Здесь X – причина, Y – следствие, – способ порождения причиной следствия. Признаки причинности: 1) важнейший признак причинности – производительность, генетичность. Причина X

Гл. 4. СУБЪЕКТИВНО-ПСИХИЧЕСКОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ ЦЕННОСТЕЙ

Гл. 4. СУБЪЕКТИВНО-ПСИХИЧЕСКОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ ЦЕННОСТЕЙ 1. ЦЕННОСТЬ И ЧУВСТВО ЦЕННОСТИ Ценности вступают в сознание субъекта не иначе, как посредством чувств субъекта, интенционально направленных на них. В связи с чувством субъекта они становятся ценностями, переживаемыми

6. ЧИСЛО НЕ ЕСТb НИ ВЕЩb, НИ ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ, НО НЕКИЙ СМЫСЛ

6. ЧИСЛО НЕ ЕСТb НИ ВЕЩb, НИ ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ, НО НЕКИЙ СМЫСЛ Тут также необходимо быть осторожным ввиду различных искажающих всю проблему теорий.1. Прежде всего, из понятия числа необходимо выбросить предикат вещности. В самом деле, весьма заманчиво объяснить природу

Взаимодействие стихий

Взаимодействие стихий Дерево дает пищу Огню, Огонь согревает Землю, Земля питает Металл, Металл открывает Воду, а Вода в свою очередь питает Дерево (рис. 4). Круг замкнулся. В нем каждый элемент контролирует последующий, поддерживая и побуждая его к активности. Каждый

4.

 Причинность и взаимодействие

4. Причинность и взаимодействие Представление о причинности[292] как форме связи явлений складывалось в процессе трудовой деятельности людей. Уже первобытный человек понимал, что одно явление (действие) вызывает другое определенное явление, например трение одного куска

4. Причинность и взаимодействие

4. Причинность и взаимодействие Представление о причинности[292] как форме связи явлений складывалось в процессе трудовой деятельности людей. Уже первобытный человек понимал, что одно явление (действие) вызывает другое определенное явление, например трение одного куска

Глава IV. Психическое здоровье и общество

Глава IV. Психическое здоровье и общество То, как мы понимаем психическое здоровье, зависит от нашего представления о природе человека.

В предыдущих главах я попытался показать, что потребности и страсти человека проистекают из особых условий его существования.

ГЛАВА 7 ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

ГЛАВА 7 ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В последних главах мы имели дело главным образом с тем видом причинения, который может быть назван «внутренним» причинением. Это вид, который интерпретируется как постоянство вещи или процесса. Благодаря тому факту, что постоянство вещей

Взаимодействие моделей в интеллекте

Взаимодействие моделей в интеллекте В предыдущих главах мы разобрали следующие вопросы: 1. Принципы структурного и энергетического построения среды, в которой действуют интеллекты. Два основных типа искусственного интеллекта — сетевой (СИ) и алгоритмический (АИ). 2.

Глава IV. Психическое здоровье и общество

Глава IV. Психическое здоровье и общество То, как мы понимаем психическое здоровье, зависит от нашего представления о природе человека. В предыдущих главах я попытался показать, что потребности и страсти человека проистекают из особых условий его существования.

3. Учения, релятивирующие психическое и материальное бытие

3. Учения, релятивирующие психическое и материальное бытие Учение о том, что вступление предмета в некоторое своеобразное отношение к человеку делает предмет сознаваемым, привело некоторых гносеологов к теориям, отрицающим абсолютное различие между психическим и

Психическое здоровье и общество [240]

Психическое здоровье и общество[240] То, как мы понимаем психическое здоровье, зависит от нашего представления о природе человека. В предыдущих главах я попытался показать, что потребности и страсти человека проистекают из особых условий его существования. Потребности,

Взаимодействие с болью

Взаимодействие с болью Болеутоляющие средства чудесны. Они часто могут делать жизнь терпимой. Помоему опыту, когда они не действуют, это часто бывает обусловлено тем, что у человека «аллопатическая» психология, которая видит в болезни только противника. Как мы знаем из

Глава IV Психическое здоровье и общество

Глава IV Психическое здоровье и общество То, как мы понимаем психическое здоровье, зависит от нашего представления о природе человека. В предыдущих главах я попытался показать, что потребности и страсти человека проистекают из особых условий его существования.

Виктор Иванович Панов. К Экопсихологии и Психодидактике


Сегодня экопсихологический подход к развитию психики – актуальное научное направление, весьма заметное и востребованное в отечественной психологии и социальной практике. Основатель и лидер этого направления – заведующий лабораторией экопсихологии развития и психодидактики, профессор В.И. Панов в рамках научно-социального проекта ФГБНУ ПИ РАО «Российская психологическая наука: люди и идеи» рассказывает о том, с чего всё начиналось, какой путь был пройден, какие задачи предстоит еще решить и как видится ближайшее будущее Психологического института и науки в целом.

Н.Кондратюк — Виктор Иванович, сегодня в отечественной науке Ваше имя тесно связано с экологической психологией. Начиная с 90-х годов, число Ваших публикаций, посвященных этой проблеме, выражается в трехзначной цифре. Расскажите, с чего все началось? И как развивалось? Как обстоят дела сегодня? Какие на сегодняшний день существуют направления в этой области? Что Вы вкладываете в словосочетание «экологическая психология»?

В.Панов —  Должен признаться, что всё это началось случайно. Дело в том, что в 1992 году вице-президент РАО В.В. Давыдов предложил мне стать соруководителем по двум темам: «Одаренный школьник» и «Экология детства». Это были академические темы, которые разрабатывались на базе Центра комплексного формирования личности РАО в Черноголовке в Академгородке, где была база из нескольких дидактических лабораторий нашей Академии (Российской академии образования). Почему Василий Васильевич мне предложил этим заниматься – я не знаю. Он был в курсе, что я занимался восприятием, даже не столько восприятием, сколько методологией восприятия… Но отказать ему я не мог: если прямые учителя у меня в науке – это Д.А. Ошанин и А.И. Миракян, то и В.В. Давыдов, как и Ф.Т. Михайлов, тоже мои учителя, у которых я учился на методологических семинарах, проводимых в то время в институте. Поэтому мне пришлось входить в эти две темы «с нуля».

В итоге, первая тема выросла в отдельное направление «Одаренность и одаренные дети» с тремя экспериментальными площадками. В 1997 г. по рекомендации В.В. Рубцова меня назначили научным руководителем координационного совета Федеральной целевой программы одаренные дети в рамках президентской программы «Дети России» (общее руководство осуществлял зам. министра В.Д. Шадриков). И то, что у нас половина института имеет премии правительства и президента РФ, – это в значительной степени как раз благодаря работе по разным аспектам этой Президентской программы.

Вторая тема – это как раз экология детства. Здесь я должен признаться, что впервые понятие экологической психологии я услышал от Жоры Ковалёва (Георгий Алексеевич Ковалев), который был учеником А.А. Бодалева. В 1992 году при очередной реорганизации структуры института А.А. Бодалев передал Георгию Алексеевичу свою лабораторию психологии общения, которую тот назвал лабораторией экологической психологии. Должен признаться, что я был одним из тех, кто над ним иронизировал: «Ты, мол, что будешь изучать психологию новогодних ёлок? Или тех, кто их любит и продает?». Впоследствии Бог, что называется, меня за эти слова наказал.

Когда появилась «Экология детства», я вдруг понял, что это целая мощная область – психологическая экология, энвайронментальная или психология средовых условий и влияний, психология глобальных изменений, психология экологического сознания, психология охраны окружающей среды, экстремальная психология, и у каждой из них есть свои методы, свой предмет и объект исследования. Стало понятно, что в этом надо разбираться.

Мы с Георгием Алексеевичем Ковалевым решили сделать конференцию. Это был 1995 год. Я помню, как И.В. Равич-Щербо меня предупреждала, что мы рано это затеяли, так как непонятно, что это вообще такое. Правда, потом она призналась, что мы правильно сделали. К несчастью, Георгий Алексеевич трагически погиб, и первую российскую конференцию по экологической психологии пришлось делать мне. И после проведения этой конференции многие стали считать меня лидером экологической психологии, над которой я так иронизировал.

Как я уже сказал, обнаружилось, что, во-первых, экологическая психология – это не отдельное направление в психологической науке, а совокупность разных направлений, которые отличаются друг от друга по теоретическим посылкам, по методам, по объектам и предметам исследования. Затем стало понятно, что, несмотря на указанные различия, эти направления сходятся в одном: в качестве исходной предпосылки выступает отношение «человек – окружающая среда» или «индивид – среда». При этом среда может быть разного вида. Если это химико-физические свойства окружающей среды – это психологическая экология. Если социальные или социокультурные (та же, например, реклама, СМИ) – это информационная среда, а есть ещё образовательная, пространственная и т.д.

По поводу среды, ещё Л.С. Выготский писал, что один из постулатов педологии – это отношение «ребёнок – среда». Получается, что есть некая область, отличающаяся по предмету, но объединённая тем, что объектом исследования выступают психологические аспекты взаимодействия человека и среды – это общее для педологии и разных направлений экологической психологии. А что их отличает друг от друга? Отличает то, какой тип взаимодействия складывается и рассматривается во взаимоотношениях индивида со средой. Так, психологической экологии соответствует объект-объектный тип взаимодействия, потому что изменения психических функций под влиянием химико-физических свойств происходят в логике объект-объектных отношений: физическое или химическое воздействие на физиологические структуры. Пример: дефицит йода в питьевой воде приводит к нарушению функционирования щитовидной железы, нарушение дисбаланса в щитовидной железе приводит к нарушениям мнемической функции, соотношения симпатической и парасимпатической систем – к депрессиям или иным состояниям. Если мы ведем речь о психологии охраны природной среды, то среда будет выступать как объект, а человек – как субъект, что соответствует объект-субъектному типу взаимодействия. Если мы говорим об антропоцентрическом типе сознания, то среда опять же будет выступать в роли объекта, а человек – в роли субъекта. Если же речь идет об экоцентрическом типе экологического сознания и о коэволюционном развитии человека и среды, то и природная среда, и человек будут выступать субъектами взаимодействия.

Попытке разобраться в основных направлениях экологической психологии, как особой области психологических исследований, была посвящена моя монография «Экологическая психология: опыт построения методологии» (2004). В итоге стало понятно, что отношение «человек – среда» в психологических исследованиях используется трояко.

В одних случаях в качестве объекта исследования выступают человек и его психика, психические функции, состояния и пр., испытывающие влияния средовых факторов. Например, особенности личности и интеллектуального развития учащегося под влиянием напряжённости образовательной среды. В этом случае речь идет об обычном психологическом исследовании, только в качестве фактора воздействия берётся не отдельный фактор, а совокупность средовых факторов. В других, эколого-ориентированных случаях, объектом исследования становятся психологические и квазипсихологические свойства и качества самой окружающей среды. В третьем случае отношение «человек – среда» рассматривается в логике экосистемы, когда и человек, и средовые условия выступают компонентами экосистемы. В данном случае речь будет идти об экологии человека.

Есть четвёртый вариант, который привел меня к формированию отдельного направления, а именно – экопсихологического подхода к развитию психики. А именно, когда мы берём отношение «человек – среда» за исходную предпосылку (но я уже говорю индивид, потому что не обязательно речь идет о человеке, это может быть животное) – как постулат для определения психики в качестве объекта исследования. В этом случае психика в качестве объекта исследования рассматривается уже не как свойство или функция человека, а как такая психическая реальность, которая порождается в процессе взаимодействия человека (другого живого существа) и среды. Другими словами, психика рассматривается как форма бытия, которая возникает в этом взаимодействии индивида и среды. И тогда выясняется, что психика как объект исследования предстает в четырех формах бытия.

Во-первых – в ставшей форме, то есть это традиционный объект психологических исследований в естественнонаучной логике, т.е. психика как атрибут или функция человека.

Во-вторых – психика в опредмеченной форме существования, а именно – в антропогенных свойствах окружающей среды, отчуждённых от создавшего их человека: парковый ландшафт, архитектура, инструменты, жилище и т.д. Например, та же реклама, мы её видим с экрана телевизора. Телевизор – неживой объект, техническое устройство, но воздействие психологическое, потому что в его функционировании опредмеченные определенные психологические воззрения, методы и т.д.

В-третьих – это психика в становящейся форме, а именно, как она переходит из бытия возможности в бытие в действительности. Здесь мы переходим в онтологическую парадигму.

И, наконец, в-четвертых – это психика в виртуальной форме существования. Это скорее теоретический конструкт, позволяющий рассматривать становление психики (порождение психической реальности) как переход из «бытия в возможности», согласно Аристотелю, в «бытие в действительности». В свою очередь такое понимание требует выхода на трансцендентальные основания определения психики в качестве объекта исследования. В результате, получилось четыре уровня методологического использования отношения «индивид – среда» как предпосылки для определения объекта и предмета психологического исследования. Вот в этом пространстве мне пришлось работать и тогда и в настоящее время.

Н.К. — Вами было введено и разработано понятие «экопсихологические взаимодействия» и выделено шесть базовых типов. Откуда возникла идея? Что явилось основанием для выделения этих шести типов? Почему были выделены именно эти типы?

В.П. — Как уже было сказано выше, возникла необходимость обобщения разных направлений эколого-психологических исследований: психологической экологии, энвайронментальной психологии, психологии экологического сознания и т. д. В результате их анализа стало понятно, что каждое из этих направлений построено на постулировании определенного типа взаимодействия между компонентами отношения «индивид – среда». В психологической экологии – это объект-объектный тип взаимодействия, в психологии экологического сознания С.Д. Дерябо и В.А. Ясвина – это субъект-объектный тип взаимодействия (антропоцентрический тип сознания), или – объект-субъектный тип (архаический тип экологического сознания), или же – субъект-субъектный тип взаимодействия (экоцентрический тип сознания). Для последнего примера важно отметить, что мир природы субъектифицируется человеком, т.е. наделяется способностью выполнять субъектные функции. Как у С. Есенина: «Как жену чужую обнимал березку». Поэт наделяет березку свойствами выполнять женские функции. Это наделение очень важно для характеристики парадигмального отличия, потому что такое понимание субъект-субъектного взаимодействия реализует логику гносеологической парадигмы. А вот дальше мы столкнулись с иным типом экологического сознания – природоцентрическим. И оказалось, что нужен выход на трансцендентальную парадигму и субъект-порождающий тип взаимодействия.

В итоге стало понятно, что во взаимодействиях человека и природной среды есть шесть основных (базовых) типов взаимодействия. Обычно говорят о двух типах взаимодействия: субъект-объектном и субъект-субъектном. Но поскольку у нас естественнонаучный тренд, то объект-объектная логика всё равно есть, потому что есть физиологические основания, механизмы, которые необходимо учитывать, и они действуют по объект-объектной логике. А помимо этого оказалось, что субъект-субъектное взаимодействие недостаточно отражает взаимодействие между человеком и средой. Проще всего это видно на примере взаимодействия учитель и ученик. Так, например, современные педагоги говорят, что перешли на субъект-субъектное взаимодействие с учеником. Я спрашиваю: «Что это такое?» Они: «Мы считаем ученика субъектом». – «А что это такое?» – «Он для нас теперь личность». Я спрашиваю: «А дальше то что?» Отвечают: «Мы учитываем его личностные особенности». – «Простите, но это уже индивидуализация и дифференциация обучения. В педагогике есть принцип такой дифференциации и индивидуализации. Так что Вы имеете в виду?» Вот тут вот и начинается самое интересное.

Я опускаю подробности, но в итоге стало понятно, что если речь идет о субъект-субъектных взаимодействиях, то надо говорить о трех подтипах таких взаимодействий. Первый – субъект-обособленные взаимодействия, когда индивид и среда взаимодействуют неконструктивно и даже конфликтно. Второй – субъект-совместные взаимодействия; например, спортивная команда, в которой каждый выполняет свою субъектную функцию, но эти функции подчинены достижению общей, групповой цели. Команда выступает как групповой субъект совместного действия («один за всех, все за одного»). Третий – субъект-порождающие взаимодействия. Это пример конструктивного диалога, когда мы не сходимся в позициях, но ищем совместное решение какой-то проблемы. Однако, чтобы найти это решение, каждый из нас должен как бы, грубо говоря, «наступить себе на горло», чтобы пойти на компромисс или на решение, которое позволяет договориться. Речь о том, что происходит изменение субъектности каждого из участников этой группы и изменение субъектности группы в целом. Группа превращается из аморфных субъектно обособленных индивидов в группового субъекта совместного действия. Это субъект-порождающий тип взаимодействия. Можно привести еще пример из взаимоотношений мужчины и женщины. Чтобы родился ребёнок, должен быть мужчина со своей субъектностью и биологическими возможностями и должна быть женщина, как субъект женских возможностей. Если будет только мужчина и мужчина или только женщина и женщина, то не будет порождения третьего. А вот если есть мужчина и женщина, может появиться третий – ребёнок, и тогда они должны образовать семью как группового субъекта. При этом женщина должна стать субъектом любви к ребёнку, субъектом материнства; мужчина должен стать субъектом отцовства, то есть они должны изменить свою субъектность. И у ребёнка тоже порождается какая-то субъектность. При этом все три субъектности должны образовать группового субъекта совместной жизнедеятельности. Через сколько-то лет женщина, в традиции – хранительница очага, мужчина – добытчик, зарабатывает деньги, ребёнок знает, что ему надо хорошо учиться, выполнять свои обязанности по дому. Каждый имеет свою субъектную роль, образуя при этом субъект-совместное взаимодействие.

Н.К. — В 2006 г. выходит Ваша статья «Ноосфера – психическая реальность или метафора? Экопсихологическая гипотеза». Могли бы Вы рассказать об этом? Ноосфера – это психическая реальность или метафора?

В.П. — Дело в том, что первоначально понятие об экопсихологических типах взаимодействия появилось в ходе анализа экологических взаимоотношений человечества и планеты. И в итоге обнаружилось, что в перспективе человечество и планета выходят на субъект-порождающий тип взаимодействия, благодаря которому может возникнуть иная психическая реальность. Отсюда возник вопрос: столь модное понятие ноосфера – это метафора или это действительная реальность? Слово «ноосфера» состоит из двух слов: «ноо» – ум, разум и «сфера». Возникает вопрос: ум, разум – это такая же психическая реальность как мышление? И, появилось предположение, что если человечество и планета, как сосуществующие формы бытия, на определенном этапе совместной эволюции смогут взаимодействовать в субъект-порождающей логике, то продуктом их взаимодействия может стать иная, новая форма бытия. По аналогии с системным качеством, которое порождается компонентами системы, но не сводится к ним.

И тогда, согласно этой логике, идея ноосферы может рассматриваться не только как определенный этап в развитии цивилизации в техническом ее плане – ответственности человечества за состояние планеты, но и как реальность психическая, которая возникает во взаимодействии между человечеством, как совокупным субъектом психического бытия, и планетой, как онтологическим субъектом своего бытия, взаимодействующим с человечеством.

Казалось бы, фантастика. Но, например, есть исследование А.Л. Чижевского о том, что динамика вспышек на солнце соответствует динамике эпидемий и войн на планете Земля. Эти данные были перепроверены десятки раз и каждый раз подтверждали это утверждение. Значит, есть некое материальное основание, какие-то тонкие энергии, которые являются общими для солнечной активности, для человечества и для состояния человеческой психики. Поэтому, почему бы не быть тому, что, действительно, во взаимодействии человечества, как совокупного субъекта, и планеты, как субъекта бытия, возникает некая психическая реальность. Именно с этого я и начал: изменение способа мышления позволяет ставить иные проблемы, по-иному взглянуть на то, что как бы является самоочевидным.

Г.Г. Граник как-то сказала мне: «Виктор Иванович, Вы пытаетесь решать те проблемы, которые ещё не поставлены». В общем, где-то она права, эти проблемы есть.

В итоге оказалось, что данная типология взаимодействия (6 типов) приложима к анализу взаимодействий с любыми видами среды. Так, в качестве предмета исследования мы брали образовательную среду. И на этом материале было показано, что технологии обучения чётко раскладываются в стили педагогического взаимодействия в соответствии с экопсихологическими типами взаимодействия. Эти данные были представлены в монографии «Психодидактика образовательных систем: теория и практика», 2007. Под руководством М.О. Мдивани было проведено большое исследование коммуникативных взаимодействий нотариуса с клиентом. Данные глубинного интервью были проанализированы, используя типологию субъект-средового взаимодействия как теоретический конструкт, что позволило дать этим интервью содержательную интерпретацию.

Однако, если мы переходим на коммуникативные межличностные взаимодействия, шести базовых типов не хватает. Так, А.В. Капцов, защитивший в 2017 году докторскую диссертацию «Психолого-педагогическая концепция личностного развития студентов в условиях учебной группы», применил типологию субъект-средового взаимодействия для анализа формирования динамики микрогрупп в студенческой группе, и показал, что шести базовых типов мало, так как могут быть и односторонние типы межличностных взаимодействий.

Обобщение полученных данных по экопсихологической типологии взаимодействий было представлено в монографии «Экопсихология: парадигмальный поиск», 2014. В ней было показано, что данная типология позволяет проводить анализ взаимодействий не только с природной средой, но и с другими видами окружающей среды. Дальнейший анализ типологии экопсихологических взаимодействий привел к пониманию того, что вследствие их универсального (топологичного) характера, эти взаимодействия более правильно называть экопсихологической типологией субъект-средовых взаимодействий (коллективная монография «Субъект-средовые взаимодействия», 2017).

Что здесь важно? Важно то, что одна из методологических фундаментальных проблем современной психологии заключается в том, что для определения психических феноменов в качестве объекта и предмета исследования мы используем понятия и категории, которые несут определённую предметную отягощенность. Например, процесс восприятия формы, который мы исследуем через наши знания о форме. Процесс восприятия скорости исследуется через то, что мы знаем о скорости. Мы не можем взять психический процесс в чистом виде, потому что он находится «за занавесом» предметного содержания этого процесса. И тогда встает методологическая проблема: «А можно ли разработать такие теоретические конструкты, которые были бы освобождены от отягощенности предметным содержанием?», – это первое. И второе, чтобы их разработка проводилась не ретроспективно – от свойств продукта психического процесса к свойствам и механизмам этого процесса, а исходя из условий осуществления и особенностей психического процесса как формы бытия. Субъект-средовые взаимодействия – это один из таких теоретических конструкторов, который свободен от предметного содержания и от продуктной обусловленности. Этот конструкт позволяет исследовать разные виды взаимодействий.

Но вместе с этим встает проблема диагностики, так как диагностика всё-таки ориентирована на феноменологический уровень оценки психических явлений и процессов. Как проводить эту диагностику, как валидизировать и так далее? Это одна из главных задач, над которой мы сейчас работаем.

Другой аспект наших исследований обусловлен вопросом о том, что такое субъект и субъектность в контексте субъект-средовых взаимодействий. Дело в том, что, если мы говорим о субъект-объектном взаимодействии, то человек может занимать в этом взаимодействии как субъектную позицию, так и объектную. В итоге возникла необходимость разработки аналогичного теоретического конструкта по субъектности, который тоже был бы освобождён от предметного содержания. Те подходы к субъекту и субъектности, которые существуют традиционно, они всё-таки обусловлены целью и содержанием действия, и в этом смысле они предметно обусловлены или зависят от результата, т.е. продукта. В общем, мы вышли на типологию «Стадии становления субъектности» и выделили семь стадий. Сейчас стоит вопрос решения двух проблем. Первая психодидактическая: как можно использовать стадии становления субъектности в качестве психологического основания построения технологии обучения? Вторая психодиагностическая: как можно диагностировать стадии становления субъектности? Над этим мы сейчас и работаем.

Н.К. — Виктор Иванович, в своих работах Вы поднимаете вопрос о необходимости изучения экологического сознания как психологического явления, вопрос о разработке методов его диагностики и формирования у специалистов и у населения. Что Вы понимаете под экологическим сознанием?

В.П. — В наиболее привычном, традиционном плане эта проблема очень хорошо проработана Сергеем Дерябо и Витольдом Ясвиным. У них много публикаций по этой теме. Они выделили три типа экологического сознания: архаическое, антропоцентрическое и экоцентрическое. Через некоторое время у нас появилось основание добавить к этим трем типам экологического сознания еще один – природоцентрический. В то время на меня неожиданно вышли люди, обладающие экстрасенсорным опытом. В частности, Н.В. Лапчинская, которая в 2001 году под моим научным руководством защитила в нашем Институте кандидатскую диссертацию под названием «Психологические условия формирования экологического сознания». Суть работы состояла в том, что в ней был представлен и концептуализирован опыт развития способности к невербальному общению с растениями и деревьями. На этом материале и еще благодаря, частично, докторской диссертации «Становление психологической культуры: теория, эксперимент, практика» Т.Е. Егоровой, стало понятно, что должен быть ещё один тип экологического сознания. Я его обозначил как природоцентрический – когда наши взаимодействия, отношения с природным объектом строятся на непосредственном ощущении единства с этим объектом. Могу привести один из таких ненаучных примеров: мне не единожды говорили дачники, которые любят заниматься цветами, что когда они идут по дорожке, то цветы поворачивают головку им вслед. Я не знаю, так ли это, но если вспомнить эксперименты в лаборатории В.О. Пушкина, то они как раз были о том, что растения способны к психическому чувствованию человека и даже его идентификации. Это как раз и есть трансцендентальный подход, когда мы выходим на более глубокие основания взаимодействия человека и природы.

Н.К. — В 1995 году Вы явились инициатором создания в Психологическом институте РАО Лаборатории экопсихологии. Как возник замысел создать такую лабораторию? Какой путь был проделан от идеи до ее реализации?

В.П. — Это получилось немного случайно. В какой-то момент, в какой-то точке во времени сошлось несколько событий. Одно из них – это появление С.Д. Дерябо и В.А. Ясвина, которых я привлёк к работе по теме экология детства в Черноголовке. Потом И.В. Равич-Щербо попросила взять группу Т.М. Марютиной по исследованию психогенетики и среды. Затем М.О. Мдивани с группой сотрудников обратилась ко мне с такой же просьбой. В итоге собралась лаборатория. И вот тут возникла проблема в названии. Но оно появилось с легкой руки В.В. Рубцова. Так возникло название и сама лаборатория экопсихологии развития. В итоге, в лаборатории оказались люди, работающие в разных парадигмах, владеющие разными методами. Это хорошо. В такой работе должны быть разные специалисты, чтобы было некое единство.

Н.К. — Один из Ваших научных интересов связан с вопросами психодидактики. В 2007 году выходит монография «Психодидактика образовательных систем: теория и практика», первые публикации, посвященные этой теме, начинаются с 90-х годов прошлого века, а последняя публикация «Психодидактический подход: истоки и перспективы» вышла в 2019 году. Лаборатория, которой Вы заведуете, сегодня называется «Лаборатория экопсихологии развития и психодидактики». За более чем 30-летний период на материале общего и дополнительного образования Вами осуществлен теоретико-методологический анализ и систематизация теории и практики психодидактического подхода к решению проблем современного образования. Расскажите, пожалуйста, об этом направлении Вашей научной деятельности? В чём Вы видите причины смещения фокуса внимания исследователей с дидактического подхода к психодидактическому? Каковы перспективы применения психодидактического подхода к решению проблем современного образования? Как основные принципы экопсихологического подхода используются при решении психодидактических вопросов?

В.П. — Психодидактика возникла тоже случайно. Я уже рассказывал, что В.В. Давыдов предложил мне стать соруководителем в Черноголовке по двум темам, одна из которых была «Одаренный школьник». В то время руководителем ЦКФЛ РАО в Черноголовке была Виктория Петровна Лебедева. Она сразу поставила перед нами проблему, суть которой заключалась в следующем: в Москве есть элитные школы, есть спецшколы, а у нас в одном классе учатся дети «звёздочки» и дети с ЗПР (задержкой психического развития). Черноголовка – это Академгородок с 25000 жителей, там всего четыре школы, которые объединены в научно-образовательный центр (ЦКФЛ РАО). В этих школах уже пробовали использовать и традиционные технологии обучения, и подход Л.В. Занкова, и Давыдовский подход. Но всегда в классе оставались дети, которые были не охвачены из-за разного уровня готовности к обучению. Чтобы решить эту проблему, было выявлено семь уровней готовности к обучению. Были привлечены и дидакты, и физиологи, и психологи. Я предложил им вывернуть данную проблему «наизнанку»: не искать технологии обучения под каждую группу учащихся с разным уровнем готовности, а попробовать создать такие условия, чтобы каждый из этих детей имел возможность найти свою «экологическую нишу» для проявления своих интересов и способностей. Так появилось понятие образовательная среда. Для реализации данного понятия я привлёк В.А. Ясвина и С.Д. Дерябо, так как у них уже были наработки по природной среде. Действительно, они внесли свой вклад в развитие этой проблематики. Надо сказать, что в этой области в свое время очень много проработал Н.С. Лейтес. Но как-то так получилось, что я это узнал уже чуть позже, о чём очень сожалею. Может потому, что я входил в эту проблематику «с нуля».

В то же время у меня появилась экспериментальная площадка в Центре развития творчества детей и юношества, где я преподавал оздоровительную гимнастику. Одновременно с этим В.С. Юркевич предложила мне научное соруководство лицеем для одарённых детей №1524 в Москве. Стало понятно, что нужно проанализировать, в каком соотношении находятся дидактика и психология, и, соответственно, что такое дидактическая парадигма. В итоге мы вышли на понятие «психолого-дидактическая парадигма» (коротко – психодидактика). Когда мы это первый раз представили В.В. Давыдову, он нас очень поддержал. Я только потом со стыдом узнал, что ещё за 20 лет до этого в своей монографии «Виды обобщения в обучении (логико-психологические проблемы построения предметов)» (1972) Василий Васильевич ввел термин психолого-дидактический подход на примере обобщения в мышлении. Его знаменитая работа! Получается, что мы случайно вышли на тот же термин, на тоже понятие. А потом настал момент для обобщения наших психологических наработок в практике общего и дополнительного образования. Благодаря Центру творчества, научно-образовательному центру в Черноголовке, лицею №1524 для одарённых детей и университету непрерывного образования Наяновой (Самара), удалось практически реализовать многие идеи. В итоге получилась монография «Психодидактика образовательных систем: теория и практика» (2007).

Главная идея этой монографии заключается в следующем. Обучение предполагает развитие способностей обучающихся, а для этого должны быть созданы условия, способствующие проявлению творческой природы психики. Тогда смещается акцент в парадигме обучения – с достижения уровня обученности на развитие творческой природы детей и преподавателей. Так, например, речь должна идти не столько о выявлении одаренных детей, сколько о создании условий для проявления и развития одаренности. Ведь дети с явной одаренностью составляют всего 3-5% от популяции. А количество детей с потенциальной и скрытой одарённостью, по данным Н.Б. Шумаковой и Е.И. Щеблановой, доходит до 15-25%. Мы же исходим из того, что каждый ребёнок имеет по своей природе возможность проявить себя как одарённый. Но только в том случае, если взрослые создадут ему условия для проявления и развития этой одаренности. Поэтому опять встает вопрос о создании образовательной среды развивающего типа.

Есть еще одна позиция, которая отличает мой подход от всех остальных. Дело в том, что обычно одаренность и способности (хотя сейчас В.Д. Шадриков пошёл по-другому пути) определяют через успешность выполнения какого-то действия. Но успешность выполнения действия ограничена способом, который заложен в тестовое задание. Именно поэтому те одарённые дети, которые решают тестовое задание другим способом (есть и такие), не попадают в число успешно выполнивших тестовое задание. В итоге они отметаются как неуспешные и неодаренные. С другой стороны, понимание одаренности как сверхуспешности оказывается зависимым от представления о социально-значимых видах деятельности. Ведь на проявления одаренности вне социально-значимых видов деятельности мы обычно не обращаем внимания. Например, 40 лет назад никто о хакерах и не слышал. Изменились социальные условия, и эти способности стали востребованными. Четыреста лет назад одарённый охотник – это было очень социально значимо, а сейчас это хобби, так как уже не имеет высокого социального значения. Можно сказать, что исходной предпосылкой для понимания одаренности выступает конкретный вид деятельности или действия, т.е. сначала действие, а потом уже из успешности его выполнения следует определение одаренности. Я же поставил вопрос по-другому. Для меня одаренность – это проявление творческой природы развития психики. Именно поэтому одаренность существует в трёх видах: это психический процесс, психическое состояние и личность. Например, все испытывали когда-либо, хоть один раз в жизни, состояние «Эврика!», когда что-то делаю и вдруг: «Аааааа!» – получилось! Этот момент характеризуется ограниченным во времени системным единством всех сфер психики. Поэтому необходимым условием развития одаренности является создание условий для более частого проживания подобных состояний «Эврика!». Если же мы будем создавать такие условия, что ребёнок проживал эти состояния «эврики» как можно чаще, они превратятся в постоянную структуру сознания этого ребёнка, антиципирующую, предопределяющую его восприятие, мышление, поведение – и тогда мы получим одаренную личность. Таким образом, есть процесс, состояние, личность. Процессы, состояния, личность я взял у Н.Д. Левитова. Это было исходной предпосылкой. Но остается принципиальный вопрос – создание условий. В этом отличие моего подхода от остальных. Если мы говорим о создании средовых условий, то психодидактический подход превращается в экопсихологический.

Н.К. — Виктор Иванович, могли бы Вы дать определение одаренности?

В.П. — Сложная формулировка получается. Надо выделить два момента. Одаренность – это творческая природа психики, нашедшая высшую степень своего проявления в индивидуальной форме психики конкретного человека. Ещё раз повторю, здесь исходно то, что психика рассматривается как форма бытия, фундаментальной особенностью которой является творческая природа развития. Она обязательно должна развиваться. Это природная потребность психики в саморазвитии. Если психика не саморазвивается, не самоизменяется – она умирает. Например, возьмите ручку, положите ее себе на ладонь, Вы её сначала ощущаете, потом, через какое-то время, Вы уже не чувствуете, что она лежит у Вас на ладони. Вот, по сути, психическая жизнь человека – это то же самое. Если исчезает самоизменение, то исчезает психика как реальность и исчезает смысл жизни, – это первая позиция. И вторая позиция: одаренность – это естественная потребность к самовыражению человека, подчинившая себе его психическое развитие. Одаренность — это не просто сверхуспешность, а это ненасыщаемая потребность в том или ином виде психической активности. Это может быть познавательная, физическая, коммуникативная или иная психическая активность, которая подчиняет жизнь и развитие данного индивида себе. Мы это видели на детях с ранними признаками одаренности в лицее №1524 для одарённых: когда не ребёнок командует и руководит своими способностями, а когда способность заставляет его вести себя таким или иным образом и, в том числе, в первую очередь, демонстрировать свою одаренность. Ребёнок постоянно ищет ситуацию, где он может её проявить, показать, использовать.

Н.К.  — А существует ли в Вашем сознании «школа мечты»?

В.П. — Время от времени мне приходится повторять, что нет плохих парадигм. Есть неправильная рефлексия их исходных оснований и цели их использования. В психодидактике нет плохих технологий обучения. И традиционные технологии обучения и любые другие технологии обучения нельзя оценивать, как хорошие или плохие. Их можно оценивать только с точки зрения рефлексии. Есть несколько существенных вопросов психодидактической экспертизы. Сначала надо ответить на вопросы о миссии образовательного учреждения и о контингенте, специфике контингента – кого мы обучаем? – одарённые или неодарённые, инклюзивные/неинклюзивные. Затем ответить на вопросы о цели обучения, содержании обучения и технологии обучения. Первые вопросы – Где? Кого? Зачем? Почему? Как? Наконец, надо ответить на вопрос о педагогах: кому обучать? Какими профессиональными и личностными качествами должен обладать педагог? Это самое главное! Учитывая, что контингент детей постоянно меняется, дети каждые десять лет другие. Основное качество, которым должен обладать современный педагог – это способность принять другого. А вот наш опыт работы даже со школами Черноголовки, где педагоги очень высокого уровня, показал, что педагоги иногда не могут принять себя. На тренинге вдруг педагог может разрыдаться и в истерике выбежать из группы. Вы спросите, почему? Потому, что он (или она) вдруг увидел, какой он (она) на самом деле. Это открытие самого себя и принятие себя – необходимые условия для того, чтобы принять другого, иного. Все дети иные. Ребёнок как самоценность по определению. Раз это ребёнок – значит это самоценность! Как в буддизме: таракан бежит, его кто-то убил, значит, он убийца, так как таракан – это живое существо, оно самоценно, ты не имеешь права его убивать.

Если говорить о школе мечты, то, во-первых, это педагог способный принять себя и другого. Во-вторых – это педагог, понимающий разный психологический смысл разных технологий обучения. Вот сейчас говорят о важности субъект-субъектных отношений. Однако, при решении каких-то задач нужны субъект-объектные и даже авторитарный способ взаимодействия. Детей надо учить. В каких-то случаях нужны обязательно субъект-порождающие взаимодействия, фасилитация. Еще 30 лет назад в учебниках по педагогике был термин только «педагогическое воздействие», когда педагог только воздействует на учащегося. Потом появился термин «педагогическое взаимодействие», так как оказалось, что на ученика надо не только воздействовать, но ещё и взаимодействовать с ним. Потом появился термин «педагогическое содействие», фасилитация – создание условий для проявления возможности к обучению и к саморазвитию у учащихся. Современный педагог должен понимать разницу между этими тремя вещами и, соответственно, выстраивать технологию обучения с тем или иным типом взаимодействия в зависимости от задач, условия, целей и т.д.

Н.К. — Виктор Иванович, весь творческий путь Вашей научной жизни связан с Психологическим институтом РАО. Что для Вас сегодня значит это место? Каким видится будущее Психологического института?

В.П. — Начнем с того, что Психологический Институт – это дом, в котором я вырос, в котором я живу, и, надеюсь, буду жить. Что касается перспективы, с некоторых пор у меня пессимистическое отношение к перспективам института, по разным причинам: внешним и внутренним. Я ещё застал то время, когда в Большой и в Малой аудиториях института маститые ученые Е.И. Бойко, Н.И. Чуприкова, Н.А. Менчинская, В.В. Давыдов и остальные вели принципиальные научные споры. Споры очень эмоциональные, бескомпромиссные, но при этом они были друзьями. У них была общность. Сейчас, я не могу сказать, что наш институт – это общность, которая дискутирует на научные проблемы, как системообразующий фактор существования и развития института. Горько и обидно.

Н.К. — Вы уже не первый человек, у которого я беру интервью, и который говорит об одном и том же и практически одними и теми же словами. Так кто виноват? И что делать?

В.П. — Время перемен привело к тому, что люди подчинены больше индивидуальным потребностям и интересам, чем общенаучным. В советское время был принцип коллективизма, в нем есть положительные стороны, есть отрицательные, но… Как-то мне прислали ссылку на видео, в котором священнослужитель говорит о том, что вот мы ругаем советское время, а на самом деле, несмотря на мощную антирелигиозную государственную борьбу, государство использовало принципы православия, но в извращенной политической форме. Принцип коллективизма – это принцип соборности. Он (священник) дал неожиданную, совершенно другую изнанку понимания этих явлений. Сегодня необходимо смещение целей и ценностей. Сейчас ценности идут, к сожалению, в сторону индивидуальности и продуктов, обеспечивающих благополучие научное и материальное. Сама детерминированность научной идеей уходит. Но носителями этого всего всё-таки являются люди. А люди – продукт эпохи! Эпоха такая, к сожалению. Хотя, не всё ещё потеряно. Когда меня приглашают в регионы, я очень часто встречаю людей, которые зажигают своим интересом и активностью других. Я с большим уважением отношусь к этим людям и удивляюсь, как они в наших условиях работают с такой самоотдачей. Или быть может это Москва такая стала…

Н.К. — Сегодня, когда я спросила Вас, был ли А.И. Миракян гением, Вы рассказали, как сам А.И. Миракян определял гениальность: «Гений – это одиночество, потому что он вышел на пределы осмысления, недоступные многим». А как Вы отнесётесь к тезису, что гениальность в целом и появление гениев имеет отношение к соборности? Что невозможно появление в обществе гениев, так как нет некой общности?

В.П. — Когда-то я написал статью, в которой говорил, что ключ к развитию – в единстве разнообразия. Соборность предполагает, что разные люди объединены одним. А.А. Смирнов – директор нашего Института был уникален в этом плане. Он как раз реализовывал поговорку: «Пусть в саду расцветают сто разных сортов роз». Он никогда не давил на тот или иной научный подход и поиск. Благодаря этому все было и жило. Сейчас руководство научной деятельностью вынуждено решать больше социальные проблемы, чем научные, хотя это взаимосвязано. Но это уже другая тема. Это уже другие причины.

Н.К. — Виктор Иванович, что Вам сейчас интересно? Какую проблему хотелось бы решить? Ответ, на какой вопрос Вы хотели бы получить?

В.П. — Остаётся очень интересная и мощная проблема: психологическое предназначение человека как общеприродного явления. Для чего человек существует? Что он за явление в масштабе планеты, вселенной? Поскольку у меня получился выход на экопсихологический подход, где первый постулат – это психика как самостоятельная форма бытия, то получается, что человеку психика дана для того, чтобы он мог стать сознательным субъектом своего преобразования. Сейчас говорят о духовном, об интеллектуальном преобразовании, а речь идёт шире и больше. Есть разные позиции…. Первая, например, представлена в даосизме – человек существует в мире для того, чтобы объединить Небо и Землю, небесную энергию и земную. Это его высшее предназначение. Если человек это осознает и будет реализовывать, то он будет идти по пути Дэ, реализующим Дао. Вторая позиция представлена, например, в лекциях А.С. Арсеньева, который высказал очень интересную гипотезу. Опираясь на данные о том, что мозг неандертальцев по объему и энергетике больше, чем мозг современного человека, он задал вопрос: «Почему?». И высказал гипотезу, что эта энергетическая мощь мозга была нужна для преобразования тела «предтечи человека» в человеческое тело, эта энергия была направлена вовнутрь. Если по Г. Гегелю – это тезис (по Гегелю существует тезис, антитезис и синтез). Потом эта энергия посредством предметной деятельности была направлена вовне, на преобразование внешней среды – это антитезис. Теперь должен наступить этап, когда эта энергия вновь будет направлена на внутренние преобразования, но с опытом и умением того, что приобретено через преобразование внешней среды, то есть речь идёт о трансформации человека и человечества как вида. Во что? В плазменную форму существования? Или другое? Вот – интересный вопрос. Без развития психики здесь не обойдешься, потому что за всем этим стоит способность человека управлять своим телом ментально. Да, это эзотерика. Но есть и факты. Однако, нет способа мышления, соответствующего этим явлениям. Мне кажется, что если говорить о перспективе, то, по большому счёту, нужно решать эту проблему.

Еще, что я жду от будущего – должна произойти методологическая инверсия. До сих пор психология брала научную логику, методы и понятия у физиков. Сейчас должно наступить время, когда мы, психологи, должны выйти на такой уровень понимания порождения психического, в том числе и мышления, когда физики начнут брать наши теоретические конструкты, чтобы объяснять физические явления. Это второй момент, который я бы отметил.

Н.К. — Виктор Иванович, чтобы Вы пожелали тем, кто будет смотреть это интервью?

В.П. — Самое основное – найти и не потерять своего предназначения как существа психического. Если всё будет концентрированно на уровне благополучия, то получается, что мы уподобляемся животным. Живём для того, чтобы кушать, рожать, продолжать род, отдыхаем по стереотипам, которые воспитаны в нас с детства, ведем себя так, как принято… И самое главное, что я пожелал бы, чтобы мы не потеряли человеческой общности, понимания, что мы все люди и каждый человек самоценен независимо от всего остального. Наверное, это самое главное. Ведь, когда начинаешь думать о благополучии, то теряешь перспективу развития. Это не означает, что о нем думать не надо, но что является приоритетным? Я никогда не забуду, мне повезло, я был в Сарове, и нам монах делал экскурсию. Он рассказывал о святом Серафиме Саровском и поведал следующую историю. Когда Саровский жил в келье, в избушке, отдельно в лесу, на него напали разбойники. Вышли двое из леса и говорят: «Отдавай все». Он говорит «Да, берите», а сам рубил в это время дрова и у него в руке топор был. Они мало что взяли, там брать было нечего, и они его стали избивать. Избили. Потом спрашивают, почему он не защищался, ведь у него в руках даже топор был. Он ответил, что если бы я стал защищаться, я бы ответил злом на зло. Ситуация такова, что количество зла уменьшить нельзя, его можно только увеличить. У нас в массовом сознании вот это понимание соотношения зла и добра как высшей ценности человеческого бытия отсутствует. Чтобы сохранить равновесие между добром и злом мы можем и должны только увеличивать количество добра!

Интервью подготовила и провела Кондратюк Н.Г.

Обработка текста – Кондратюк Н.Г., Лидская Э.В.

Первая и вторая части интервью с В.И. Пановым были сделаны 25 февраля 2019 года. Первая часть «Об истории психологии восприятия» доступна по ссылке

https://www.pirao.ru/community–projects/text/transtsendentalnaya–psikhologiya–vospriyatiya–v–litsakh/

Роль взаимодействия генов и среды в формировании нарушений психического здоровья детей и подростков

Наиболее часто встречающиеся в подростковой среде расстройства психического здоровья, сопровождающиеся агрессивными реакциями, депрессивными проявлениями, тревогой, ранними аддикциями, асоциальными и суицидальными тенденциями, становятся в последнее время важной социальной и медицинской проблемой [6, 16]. ВОЗ оценивает долю детей с теми или иными нарушениями психического здоровья примерно в 20% от общей численности лиц детского возраста (до 18 лет включительно) [2], а проведенные недавно в Европе специальные исследования дают оценки в пределах 14—23% в зависимости от возрастной группы и гендерной принадлежности [59, 60]. Проведенные в Великобритании исследования показывают, что наблюдающийся в последние 25 лет существенный рост проявлений гиперактивности, поведенческих и аффективных расстройств среди подростков касается всех социальных классов и типов семей [30].

Ухудшение психического здоровья детей в раннем периоде жизни является предпосылкой для роста психических расстройств в популяции в ближайшие десятилетия, поскольку дети с агрессивными и антисоциальными проявлениями по мере взросления предрасположены к формированию разных психических нарушений и понижению уровня здоровья в целом [2, 3, 16]. По данным одного из исследователей [16], примерно половина лиц, достигших 25-летия и страдающих нарушениями психического здоровья, имели те или иные психические расстройства в возрасте 15 лет. Проспективные исследования [33, 78] показывают, что лица с аффективными расстройствами в детстве с большой вероятностью будут страдать ими и во взрослом возрасте, при этом по мере взросления повышается риск психосоциальной дезадаптации, госпитализаций в психиатрический стационар, развития зависимости от психоактивных веществ (ПАВ) и суицидальности.

В свою очередь, примерно у 10% взрослых в любой момент времени обнаруживается то или иное психическое расстройство, у 25% оно может развиться в течение жизни [42], при этом в глобальном масштабе распространенность психической патологии нарастает [5].

Особое внимание привлекают суицидальные проявления ввиду их непосредственной опасности для жизни подростков и негативного воздействия на ближайшее и отдаленное социальное окружение. Показатели числа самоубийств в возрастной группе 5—14 лет низки (порядка 0,5—2,5 на 100 000 человек в зависимости от страны или региона), однако среди молодежи, т.е. лиц в возрасте 14—25 лет, они уже значительно выше — 5,0—28,0 на 100 000. Для лиц моложе 25 лет самоубийство является 3-й по частоте причиной смерти [13]. По данным нашего [8] многолетнего мониторинга самоубийств в миллионном городе на долю подростков до 13 лет приходится не более 0,5% всех случаев, однако самоубийства среди молодых людей в возрасте до 18 лет (включительно) составляют уже около 3%. Число суицидальных попыток среди подростков составляет в возрастной группе до 18 лет около 10% [9].

Помимо психологических особенностей подростков, включающих тенденции к саморазрушающему поведению и суицидальным проявлениям, суицидальность может быть обусловлена депрессией [40], тревожными расстройствами [32], алкогольной зависимостью [9, 24] или психотическим состоянием [56]. Однако она может быть связана и с различными видами так называемого рискового поведения — участием в запугивании и виктимизации сверстников, рисковым сексуальным поведением, делинквентностью, различными самоповреждениями несуицидального характера [22], нарушениями пищевого поведения и т.п. [11, 19, 21—23, 41, 46]. При этом различные виды поведенческих отклонений коррелируют между собой, встречаясь у одних и тех же индивидуумов [76].

D. Wasserman и соавт. [76] в данном случае употребляют понятие «синдром рискового поведения подростков». Есть основания рассматривать саморазрушающие тенденции (суицидальность, суицидальные эквиваленты, рисковое поведение и т.д.) как некую результирующую или поведенческий паттерн, отражающий общие проблемы психического здоровья молодежи.

В аспекте рассматриваемой проблемы следует отметить, что многие психические расстройства и поведенческие нарушения (депрессия, аддикции, психические состояния, синдром гиперактивности и др.) носят семейный характер [3, 14, 18, 31, 52, 58], т.е. отчетливо просматривается влияние наследственности [66]. Имеются данные [68] и о роли генетических факторов в развитии суицидальности.

Известно, что период становления личности сопряжен с широким кругом проблем психического здоровья, часто проявляющихся на уровне субсиндромальных проявлений, которые потенциально способны «перерасти» в клинически выраженные психические расстройства. Объединение этих явлений в одну группу обосновывается существованием эндофенотипов — общих биологических механизмов, стоящих за разными, часто перекрывающимися симптомами, коморбидными патологическими состояниями и поведенческими проявлениями [34]. Семейный характер нарушений психического здоровья может рассматриваться как следствие взаимодействия биологического и социального с учетом возможности их трансгенерационного переноса. Последнее и представляет предмет настоящего обзора, который отражает проблему с позиций поведенческой генетики, стоящей на стыке психологии и нейробиологии.

Психическая патология: взаимодействие генов и среды. Гены отвечают за значительную часть вариабельности популяции по поведенческим и психологическим параметрам. Психогенетические исследования с использованием классических методов (семейный, близнецовый и метод приемных детей) убедительно свидетельствуют, что гены вносят существенный вклад в развитие психических нарушений. Их влияние оценивается в пределах от 20 до 80% в зависимости от формы психической патологии, чаще этот показатель близок к 50% [4, 7, 53, 72]. Применительно к суицидальному поведению вклад генетических эффектов оценивается в 45% [68]. Психические расстройства и сложные дизадаптивные формы поведения — это полигенные признаки, зависящие от множества генов, имеющие как дименсиональные (нормальное распределение), так и пороговые (диагноз) проявления, часто с не вполне определенным фенотипом [65, 67], что существенно осложняет исследования в данной области. Важно объективно оценивать не только вклад генотипа (унаследованная предрасположенность) и среды (в широком понимании — семья, ближайшее окружение, сверстники, социальная ситуация, психоэмоциональный стресс) в формирование вариативности психической патологии у человека, но и взаимодействие этих двух факторов. Для решения этих задач применяются классический психогенетический подход и современные возможности идентификации генных полиморфизмов. При этом рассматриваются 2 основных варианта взаимовлияния генов (G) и среды (E) — их взаимодействие (GxE) и ковариация (GrE). В первом случае речь идет об анализе опосредования генотипами эффектов среды, во втором — каким образом генотип и среда усиливают или ослабляют эффекты друг друга [4, 7, 54, 63, 71, 72].

С психогенетических позиций ковариацию генов и среды можно разделить на пассивную, реактивную и активную. При рассмотрении пассивной ковариации обычно приводят примеры творческих или профессиональных династий [4, 7]. Однако и плохие навыки, обусловленные наличием психической патологии у родителей, передаются детям путем социального научения вместе с генами, предрасполагающими к нарушениям психического здоровья [63, 64]. Например, «плохой родительский стиль» (большой набор средовых рисков, вытекающих из негативного материнского или отцовского поведения, начиная от курения матери во время беременности и кончая неадекватным реагированием на поведенческие особенности ребенка) статистически значимо предсказывает повышенную агрессивность ребенка и прочие антисоциальные проявления [49].

Демонстрацией реактивной ковариации является конфликтное и негативное поведение родителей, направленное на одного из подростков. Есть данные [61], что оно объясняет более 60% дисперсии признака антисоциального поведения и 37% симптомов депрессии у подростка.

Наконец, активная ковариация генов и среды отражает факт неслучайного распределения средовых воздействий при различных генотипах. Иными словами, «хороший» генотип с большей вероятностью в процессе жизненного развития (выбор, приспособление) приобретает «хорошую», а «плохой» — чаще всего «плохую» среду.

В данном случае иллюстрацией может служить работа H. Cleveland и соавт. [29], из которой следует, что генотип примерно на 65% обусловливает формирование круга курящих сверстников, а также исследование K. Kendler [43], из которого следует, что генетические факторы примерно на 20% определяют характер индивидуальных жизненных событий, подтверждая мнение о «неслучайном» происхождении некоторых стрессовых событий в жизни. Все это, безусловно, может иметь значение для формирования психической патологии.

В руководствах по психигенетике [4, 7] при освещении вопроса о взаимодействии генов и среды подчеркивается, что наследуется не признак (в нашем случае поведение, психическая патология), а реакция генотипа на воздействие факторов (вызовы) среды. Особое значение имеют неблагоприятные условия среды (дисфункциональные семьи, психопатология родителей, обстановка насилия в семье и т.д.). Однако иногда наличие определенных генов может обусловливать особое, усиленное или неадекватное реагирование на обычные средовые влияния. Значимы не только сила и содержание внешнего воздействия (благоприятный или неблагоприятный, стресс или социальная поддержка), но и период, в котором происходит средовое влияние, например период внутриутробного развития, постнатальный, период младенчества, детства, пубертата. Чем более ранним является негативное воздействие, тем тяжелее последствия. Таким образом, формируется трехмерная модель: генотип (основа, предрасположенность, норма реакции), влияние среды (фактор негативного или позитивного воздействия) и время (момент воздействия).

Изложенные выше положения подтверждаются несколькими опубликованными относительно недавно [25, 26, 71] исследованиями, в которых речь идет о конкретных генах-кандидатах, обоснованно «подозреваемых» в опосредовании средового влияния и формировании поведенческого или психопатологического фенотипа.

В лонгитюдном исследовании детерминант здоровья в Новой Зеландии был исследован полиморфизм промотора гена моноаминоксидазы А (МАО А) на основе данных о связи системы моноаминов с проявлениями агрессивности и импульсивности у 442 подростков. В данной выборке у 8% имели место явные признаки плохого к ним отношения в раннем детстве, у 28% плохое отношение оценивалось как вероятное и у 64% признаков подобных проявлений не было. Взаимодействие этих психосоциальных обстоятельств с генотипами оценивалось по четырем «выходным» параметрам: диагноз поведенческого расстройства в подростковом возрасте, выраженность агрессии в возрасте 26 лет, сообщения сторонних наблюдателей об антисоциальных проявлениях и приводы в полицию. Оказалось, что 85% молодых мужчин, отличавшихся наличием аллеля, определяющего низкоактивную форму МАО А и высоким уровнем стресса (психотравма) в детстве, имели то или иное проявление антисоциального поведения. Было также установлено, что у носителей определенного полиморфизма МАО А в период взросления антисоциальные проявления формируются лишь при условии наличия ранней детской травматизации, а при отсутствии таковой они даже ниже, чем у обладателей альтернативного генотипа [71].

В работе A. Caspi и соавт. [26] 847 обследованных были подразделены на группы по генотипу SERT-промотора (функциональный полиморфизм промоторного участка гена транспортера серотонина, известный как 5-HTTLPR). Выбор гена обосновывался данными о роли дефицита серотониновой нейротрансмиссии в генезе депрессии, суицидальности и эффективности ингибиторов обратного захвата серотонина при депрессии. Короткий s-аллель (SLC6A4) обусловливает изменение интенсивности синтеза белка. 147 участников исследования оказались гомозиготными носителями короткого (s) аллеля, 265 — длинного (l), а 435 — гетерозиготами (sl). Была проанализирована частота 14 негативных событий жизни в возрасте от 21 года до 26 лет (финансы, жилье, здоровье, взаимоотношения и др.), оценивали симптомы депрессии, наличие диагноза депрессии в течение последнего года наблюдения, факт суицидальной попытки и мыслей о самоубийстве. Гомозиготные носители короткого аллеля с наибольшей вероятностью дают клиническую депрессию при накоплении жизненных стрессов, если испытывали повреждающий стресс в раннем детстве. В отсутствие стрессоров существенной разницы между носителями короткого и длинного аллеля выявить не удалось. Таким образом, короткий аллель, взаимодействуя со средой (стресс, негативные события жизни), влияет на риск депрессии и самоубийства у его носителей. Необходимо заметить, что результаты рассмотренной работы [26] подверглись критике [55], тем не менее следует признать, что она имела большое методологическое значение и стимулировала изучение указанного полиморфизма при различных формах психической патологии.

Одним из «идеальных» в плане изучения взаимодействия генов и среды является посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), так как известно, что, хотя многие люди становятся жертвами одного и того же травмирующего события, ПТСР формируется лишь у небольшой части пострадавших — от 8 до 25% в зависимости от вида психотравмы; причем есть наблюдения [47], что травмирующие события межличностного характера опаснее, чем обусловленные природными факторами. Среди многочисленных исследований генов-кандидатов, определяющих уязвимость к ПТСР [20], особое внимание привлекает работа D. Kilpatrick и соавт. [45], в которой была установлена значимость 5-HTTLPR-генотипа. Кроме того в этой работе было показано, что ПТСР у лиц, переживших ураган 2004 г. во Флориде (США), возник лишь у его жертв, которые оказались в эпицентре и не имели достаточной социальной поддержки. Таким образом, развитие ПТСР обусловливает интенсивное стрессовое воздействие при отсутствии поддержки пострадавшим, взаимодействующее с коротким аллелем серотонинового транспортера.

Еще одна работа, демонстрирующая взаимодействие генов и среды в процессе развития ПТСР, была выполнена E. Binder и соавт. [15]. Авторы оценивали выраженность симптомов ПТСР, интенсивность психотравмы в детском возрасте, накопление негативных стрессовых событий в течение всей жизни и генотипы у 765 афроамериканцев с низким социально-экономическим статусом (распространенность детских психотравм в данной когорте приближалась к 30%). Было показано, что носительство четырех мононуклеотидных полиморфизмов гена FKBP5, кодирующего белок из семейства нейрофилинов, может служить предиктором высокого риска развития ПТСР у жертв ранних детских травм. При отсутствии таких травм в детстве наличие вариантов FKBP5 на вероятность ПТСР не влияло. Следует обратить внимание на то, что в этой работе исследовались два вида тяжелых стрессовых событий в детстве: связанные (физическое и сексуальное) и не связанные (например, попадание в ситуации пожара или катастрофы) с насилием над детьми. Оказалось, что только ситуация насилия определяет высокую тяжесть симптомов ПТСР у носителей указанных полиморфизмов. Участие FKBP5 соответствует патогенетической схеме стресса, поскольку кодируемый им белок влияет на эффективность связывания кортизола с его рецептором. Таким образом, в изложенном исследовании подчеркивается роль раннего негативного жизненного опыта, т.е. тяжелого хронического повреждающего стресса раннего периода жизни, причем связанного именно с насилием над ребенком.

Во всех перечисленных работах в качестве проявлений фенотипа учитывались не диагнозы, а отдельные симптомы и особенности поведения (асоциальные проявления, симптомы депрессии, суицидальные мысли и попытки, симптомы ПТСР разной степени выраженности). Таким образом, в них речь идет о нарушениях психического здоровья в их широком понимании, а не отдельных заболеваниях (нозологии).

Стресс, гены и среда

Изучению генетических коррелятов различных нарушений психического здоровья посвящено множество работ. Это касается и исследований в области генетики суицидального поведения, освещенных в ряде обзоров [17, 62, 75]. Нейробиологическая их часть чаще всего касается генов, имеющих отношение к нейрохимическим системам мозга — серотонин-, дофамин-, ГАМКергической и др. [51]. Иногда выявляемые связи оказываются неожиданными, как например, в работе D. Wasserman и соавт. [74], в которой суицидальные попытки оказались ассоциированными с вариантом гена, кодирующего одну из субъединиц натриевого канала.

Наибольшее внимание в связи с изучением вклада генетических факторов в формирование нарушений психического здоровья привлекают гены, связанные с системой реагирования на стресс, в частности с компонентами гипоталамо-гипофизарно-адреналовой оси, к настоящему времени детально изученными, в том числе в детском организме [27, 28, 35]. Было установлено, что опасность представляют высокие концентрации кортизола и кортикотропин-рилизинг-гормона на фоне нарушений их суточного ритма и поломки механизмов обратной связи (физиологический контроль). Если такие явления возникают в пренатальном периоде, в младенчестве или раннем детском возрасте, проявляется нейротоксическое влияние гормонов стресса на мозговые структуры, имеющие отношение к формированию памяти, эмоциональной сферы, когнитивных функций и некоторых черт личности [12, 50, 73]. При этом дети, перенесшие стрессовые события в раннем возрасте, оказываются более чувствительными к последующим стрессам и чаще испытывают стрессы (или попадают в ситуацию стресса) в течение взрослой жизни, что ведет к негативным последствиям для их психического здоровья.

В последние несколько лет в научной литературе появился ряд публикаций [35, 37, 38, 50], в которых на экспериментальных моделях и клиническом материале было показано, что ранние стрессовые ситуации и негативные жизненные события вызывают долговременные анатомические и функциональные нарушения в различных структурах мозга. Наиболее сильным повреждающим влиянием обладают пренатальные воздействия. Если мать во время беременности испытывала сильный стресс, интенсивную тревогу, депрессию или получала глюкокортикоиды, это может привести к снижению размеров гиппокампа, миндалины и других структур лимбической системы плода.

В последующем у ребенка с высокой вероятностью формируются многочисленные нарушения психического здоровья, включая депрессивные и тревожные расстройства, асоциальное поведение, аддикции, а также синдром дефицита внимания с гиперактивностью.

Ранний постнатальный стресс связан прежде всего с дисфункциональными материнско-детскими взаимоотношениями. Многочисленные наблюдения показали, что недостаток материнского тепла и ухода приводит к искаженному программированию функции гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы организма ребенка. Ее высокая реактивность с возникновением повреждающих концентраций кортизола и кортиколиберина в крови у подростков может провоцировать изменения в структурах фронтальной коры и поясной извилины. Ситуации стресса в подростковом периоде актуализируют все латентные повреждения, возникшие в пренатальном и раннем постнатальном периоде развития. В итоге наряду с нарушениями аффективной сферы и поведенческими расстройствами в последующем при взрослении (через десятилетия) могут проявляться нарушения обмена и пищевого поведения, а также личностные расстройства, нарушения навыков преодоления жизненных трудностей и склонность к самоповреждениям. Следует отметить, что последствия ранней травмы сказываются вплоть до позднего возраста, в частности у пожилых людей новые стрессы становятся причиной ранней деменции (в данном случае большое значение придают торможению нейрогенеза в гиппокампе) [37, 38, 50, 57].

Эффекты кортизола в рассмотренном выше аспекте обусловлены тем, что в комплексе с соответствующим рецептором он выступает в роли транскрипционного фактора, изменяющего профиль активности большого набора генов, вызывая многообразные метаболические изменения (активация липолиза, протеолиза, глюконеогенеза, контринсулярные эффекты) [36, 48]. Этот механизм объясняет нейротоксические эффекты высоких концентраций кортизола в наиболее чувствительных нейроструктурах. Отчасти это проливает свет на природу «инкубированной травмы»: она может быть связана с ранними повреждениями критически важных для формирования эмоций и поведения клеточных структур миндалины, гиппокампа и гипоталамуса, что начинает проявляться в период пубертата в силу повышенных требований к функции этих структур. С другой стороны, исследования последних лет дают основание утверждать, что эффекты гормонов стресса могут быть связаны с модуляцией транскрипции генома через механизмы эпигенетических модификаций генетического материала, что и создает долговременный эффект. Эти данные открывают новый горизонт в понимании причин и механизмов разнообразных нарушений здоровья в целом и психического в частности.

В ряде работ показано, что причины различных нарушений психического здоровья коренятся в самых ранних этапах развития и связаны с влиянием гормонов стресса на метилирование-деметилирование ДНК и разнообразные ковалентные модификации гистонов. Эти модификации приводят к изменениям структурной организации хроматина и значительным вариациям профиля транскрипции больших генных наборов, сохраняющих устойчивость в течение жизни [1, 39, 69, 77]. Таким образом, «организующий» эффект гормонов, известный в основном как особенность половых стероидов и относимый совсем недавно наукой исключительно во внутриутробный период, причем достаточно ранний, связанный с органогенезом, сегодня распространяется и на стрессовые стероиды и ассоциируется с гораздо более широкими временны`ми рамками: младенчеством, ранним детством и более поздними периодами [1]. Этот механизм наполняет новым содержанием понятие «взаимодействие генов и среды». Гены реагируют на различные экологические сигналы (включая социальную среду) и отвечают устойчивыми изменениями своей активности, а сумма обусловленных средой динамических изменений генома — эпигеном, который становится своеобразным интерфейсом между относительно стабильным геномом и постоянно меняющейся средой [69]. Основной механизм, обеспечивающий сопряженность средовых стрессовых эффектов и типы генной экспрессии, связывают [70] с метилированием ДНК, осуществляемым специфическими метилазами, которые могут быть мишенями стрессовых гормонов.

Большинство психических нарушений и дезадаптивных форм поведения является следствием взаимодействия биологических (генетическая предрасположенность), психологических и социальных факторов. В числе последних для детского возраста особое значение имеют взаимодействия мать—ребенок, семейное и более широкое социальное окружение, обеспечивающее поддержку или, напротив, травматизацию психики. Перечисленные факторы взаимозависимы и взаимодействие между ними носит очень сложный характер. Так, например, характеристики личности и ее психологические особенности, неминуемо выступающие как «промежуточное звено» между генами и средовыми воздействиями, также являются продуктом сложного взаимодействия генотипа и среды.

В связи с этим уходит в прошлое дихотомия «природа или воспитание», «гены или среда». Вопрос о взаимовлиянии, взаимодействии биологических, психологических и социальных факторов особое значение приобретает в процессе онтогенеза, на разных стадиях жизненного цикла. Биологическая психиатрия и психология выходят на новый уровень объяснения причин и механизмов нарушений психического здоровья [64], благодаря чему появляется возможность разрабатывать предиктивные модели [10]. Многообразие взаимодействий, имеющих значение в формировании нарушений психического здоровья, представлено в недавней работе K. Kendler [44]. Обсуждая пути, которыми гены и среда приводят к появлению психической патологии у индивидуума, автор на примере суицида выделяет ряд путей их взаимодействия. В первую очередь это прямые эффекты (самоубийство связано с наличием психического расстройства, особенностями личности, детской психотравмой или стрессовым событием). С другой стороны, срабатывают непрямые взаимодействия, когда имеет место генетический риск попадания в ситуации стресса, т.е. активная ковариация GxE или модулирование генетическим риском эффектов стресса, т.е. взаимодействие генов и среды. Подчеркивается вероятность корреляции между ранними и поздними негативными событиями жизни, а также взаимодействие генов и культуральной среды (зависимость понимания сущности «психического здоровья» от традиций и культуры) [43]. Подобный анализ и построение динамических моделей взаимовлияний генов и среды, в том числе с учетом периода стрессовых воздействий, выраженности стресса и его сбалансированности за счет социальной поддержки возможно для разных проявлений нарушений психического здоровья.

Глобальное нарастание средовых рисков в последние десятилетия в аспекте проблем психического здоровья молодых людей является вызовом для современного общества. Вряд ли ухудшение психического здоровья, наблюдаемое в разных социокультуральных условиях в последние десятилетия, связано непосредственно с генетическими вариациями, ибо для подобных изменений времени явно недостаточно. Наблюдения, касающиеся роли эпигенетических трансформаций в ответ на стресс на ранних этапах развития, приводящих к долговременным изменениям активности генома, предлагают возможное объяснение происходящего. Независимо от того, насколько такие объяснения верны, осознание этих рисков и как можно более ранние интервенции в подростковой среде могут способствовать организации профилактических мероприятий. Большие надежды возлагаются на генетические тесты, которые могли бы быть использованы для предсказания вероятности развития различной психической патологии. В то же время поиск отдельных генов — это лишь этап на пути к надежным предикторам. Нарушения психического здоровья обусловлены сложным взаимодействием множества генов уязвимости и, вероятно, не меньшего множества генов устойчивости со средовыми факторами, в свою очередь негативными и позитивными, что усложняет задачу. Можно надеяться, эта сложность не делает проблему неразрешимой.

Как соцсети влияют на наше настроение, сон, психическое здоровье и отношения

  • Джессика Браун
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

В обзоре BBC Future — последние и самые масштабные исследования того, как социальные медиа, прежде всего, Facebook, Twitter и Instagram, влияют на наше психическое самочувствие.

Три миллиарда человек во всем мире, то есть около 40% населения, пользуются социальными сетями в интернете. Мы тратим на них в среднем два часа ежедневно: публикуем заметки, обмениваемся фото, реагируем на посты друзей.

Каждую минуту пользователи соцсетей отправляют почти полмиллиона твитов и фотографий в Snapchat.

Если социальные медиа играют в нашей жизни такую ​​большую роль, то очень важно понимать, как они влияют на нас.

Не жертвуем ли мы ради онлайн-общения нашим психическим здоровьем и хорошим самочувствием и не тратим ли понапрасну свое драгоценное время? Что говорят об этом научные исследования?

Поскольку социальные медиа — явление относительно новое, окончательных выводов, конечно, пока не хватает.

Имеющиеся исследования, в основном, базируются на сообщениях самих пользователей, представляющих информацию недостаточно объективно.

Однако и данные проведенных исследований уже позволяют сделать определенные выводы. Обозреватель BBC Future ознакомилась с результатами важнейших из них.

СТРЕСС

Социальные сети — это место, где мы нередко выражаем свое возмущение по поводу чего-либо, от некачественных услуг до политических проблемм. Это позволяет нам выпустить пар, но превращает нашу ленту новостей в бесконечный поток негатива.

В 2015 году исследователи Центра Pew Research в Вашингтоне попытались выяснить, на самом ли деле соцсети освобождают нас от негативных эмоций или, наоборот, вызывают больше стресса.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Исследования показывают, что мобильный плохо влияет на качество живого общения

Опрос, в котором приняли участие 1800 человек, показал, что женщины гораздо больше, чем мужчины, подвержены стрессу от соцсетей. Самым большим источником негатива они назвали Twitter, поскольку он постоянно напоминает о неприятных ситуациях в жизни других людей.

Twitter, однако, также выступал эффективным средством снизить последствия стресса: чем больше женщины им пользовались, то менее напряженно себя чувствовали.

Интересно, что у мужчин такой эффект не наблюдался. По мнению исследователей, они не принимают социальные сети так близко к сердцу, как женщины. В целом исследователи пришли к выводу, что пользование соцсетями связано со «сравнительно низким уровнем стресса».

НАСТРОЕНИЕ

В 2014 году австрийские исследователи выяснили, что 20 минут, проведенные в Facebook, оставляли пользователей в худшем настроении, чем после просмотра других страниц в интернете. Очевидно, это было связано с тем, что пользование соцсетями казалось им пустой тратой времени, считают ученые.

По мнению исследователей из Калифорнийского университета, хорошее или плохое настроение способно быстро распространяться между пользователями социальных сетей.

В период с 2009 по 2012 год ученые проанализировали эмоциональную составляющую более миллиарда статусов около 100 млн пользователей Facebook.

Анализ показал, например, что плохая погода увеличивала количество негативных сообщений на 1%. Один негативный пост, написанный кем-то во время дождя, влиял на 1,3 сообщения друзей в других городах, где погода на тот момент была солнечной.

Хорошо, что веселые сообщения имели сильное влияние. Как выяснили ученые, каждый приятный пост вдохновлял 1,75 сообщения, написанного на позитивной ноте.

Хотя повышали ли такие статусы настоящее настроение пользователей, остается неизвестным.

Тревожность

Исследователи также попытались выяснить, как соцсети влияют на общий уровень тревожности, сон и концентрацию внимания.

Исследование, опубликованное в журнале «Компьютеры и поведение человека» (Computers and Human Behaviour), установило, что люди, которые пользуются семью и больше сетями, имеют втрое выше общий уровень тревожности, чем пользователи 0-2 платформ.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Привлекательность социальных сетей заключается прежде всего в том, что они прекрасно имитируют приятные ощущения игры

Впрочем, как и почему именно социальные медиа вызывают беспокойство, ученым не известно.

Исследование 2016 года, проведенное в Университете Бабеш-Боляй в Румынии, посвященное связи между социальной тревожностью и использованием соцсетей, дало смешанные результаты.

ДЕПРЕССИЯ

Хотя некоторые прошлые исследования обнаруживали связь между депрессией и пользованием сетями, новые разведки в этой области свидетельствуют об обратном эффекте.

Два исследования, в которых принимали участие более 700 студентов, показали, что симптомы депрессии, например, плохое настроение, чувство неполноценности и отчаяние, связаны с качеством онлайн-общения.

У тех, кому виртуальная коммуникация приносила преимущественно негативные эмоции, депрессивные симптомы были выше.

Похожее исследование, проведенное в 2016 году с участием 1700 человек, показало, что риск депрессии и тревожности был втрое выше у тех, кто пользовался несколькими социальными медиа-платформами.

Среди причин, названных исследователями, были, прежде всего, виртуальная травля и искаженное представление о жизни других людей.

Однако ученые также изучают, как социальные медиа могут выявлять симптомы депрессии, что поможет быстрее обратиться за профессиональной помощью.

По заказу компании Microsoft исследователи обследовали 476 пользователей Twitter и проанализировали их профили в соцсети, обращая внимание на стиль сообщений, эмоции, тип взаимодействия с другими пользователями и признаки депрессивного поведения.

С помощью этих данных они разработали анкету, которая позволяет в семи из десяти случаев спрогнозировать риск депрессии еще до появления первых симптомов.

В прошлом году ученые из Гарвардского университета и Университета Вермонта разработали аналогичный инструмент для анализа фотографий в Instagram, который имеет такую ​​же эффективность. В исследовании принимали участие 166 пользователей сети.

СОН

Большую часть своей истории люди проводили вечера в темноте, и только в последние века в наших спальнях появилось искусственное освещение.

Исследования показывают, что оно подавляет выработку гормона мелатонина, который способствует сну. Хуже всего влияет на него голубой свет от экранов смартфонов и ноутбуков.

Итак, привычка проверять перед сном ленту новостей в Facebook или Twitter плохо влияет на качество сна.

В прошлом году исследователи из Питтсбургского университета опросили 1700 человек в возрасте от 18 до 30 лет о том, как они пользуются соцсетями.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Худшее время заходить в соцсети — перед сном

Ученые обнаружили, что голубой свет, который излучают наши гаджеты, играет существенную роль в нарушении сна.

Хуже всего влияло не общее время, проведенное в сети, а частота мероприятий в ней, что свидетельствовало о «навязчивой привычке» постоянно проверять обновления.

Исследователи, однако, не выяснили окончательно, именно ли социальные сети вызывают расстройства сна или это те, кто уже страдает бессонницей, проводят больше времени в сетях.

ЗАВИСИМОСТЬ

Несмотря на заявления нескольких исследователей о том, что Twitter вызывает большую зависимость, чем сигареты и алкоголь, навязчивое пользование сетями не было внесено в список расстройств психического здоровья.

Однако социальные медиа меняются быстрее, чем ученые успевают их изучать.

Некоторые исследователи обращают внимание на различные типы навязчивого поведения в соцсетях.

Так, голландские ученые недавно разработали собственную шкалу для выявления возможной зависимости.

Впрочем, если зависимость от соцсетей действительно существует, ее можно считать типом общей интернет-зависимости, которая является официально признанным расстройством.

В 2011 году ученые из Университета Ноттингема Дария Кусси и Марк Гриффитс проанализировали 43 предыдущих исследования в этой области и пришли к выводу, что зависимость от соцсетей действительно является психическим расстройством и требует профессиональной помощи.

Они обнаружили связь между чрезмерным пользованием сетями и проблемами в отношениях, худшими результатами в учебе и меньшим участием в реальном общении.

Более склонны к подобным зависимостям, как считают ученые, алкоголики, экстраверты и те, кто компенсирует сетями недостаток настоящих отношений.

САМООЦЕНКА

Женские журналы с фотографиями слишком худых моделей, к тому же обработанными в Photoshop, уже давно признаны источником низкой самооценки у молодых женщин. Но теперь беспокойство у некоторых групп активистов начали вызывать и социальные медиа.

Специальные фильтры в них, а также освещение и угол съемки позволяют создавать малореалистичные фотографии.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Просмотр чужих селфи может плохо влиять на самооценку

Согласно опросу 1500 пользователей, проведенному благотворительным фондом Scope, более половины молодых людей в возрасте 18-34 лет отметили, что соцсети заставляют их чувствовать себя непривлекательными.

Исследование 2016 года, проведенное в Университете штата Пенсильвания, показало, что просмотр чужих селфи занижает самооценку, поскольку пользователи сравнивают себя с фотографиями людей в самый счастливый момент их жизни.

А женщины обычно негативно сравнивают себя с селфи других женщин, обнаружили исследователи из Университета Стретклайда в штате Огайо и Университета штата Айова.

Впрочем, на самооценку плохо влияют не только селфи других пользователей. Опрос тысячи пользователей Facebook из Швеции показал, что в целом женщины, которые проводят много времени в этой соцсети, чувствуют себя менее счастливыми и уверенными.

Исследователи пришли к выводу: «Пользователи Facebook сравнивают свою жизнь с карьерными достижениями и счастливыми отношениями других людей, и такие сравнения часто бывают не в их пользу».

Однако одно небольшое исследование показало, что просмотр своего аккаунта вместо фотографий других людей способен повысить чувство собственного достоинства.

Исследователи Корнелльского университета в Нью-Йорке выяснили это в ходе эксперимента, во время которого одна группа студентов сидела перед зеркалом, тогда как другая — рассматривала свой аккаунт в Facebook.

Автор фото, Josh Rose / Unsplash

Підпис до фото,

В некоторых случаях социальные сети хорошо влияют на настроение и эмоциональное самочувствие

Социальная сеть имела положительное влияние на самооценку участников. Исследователи объясняют это тем, что зеркала или фотографии заставляют нас сравнивать себя с социальными стандартами, тогда как просмотр собственного профиля в Facebook позволяет нам самим контролировать, как мы представляем себя миру.

САМОЧУВСТВИЕ

В исследовании, начатом в 2013 году, ученые выяснили, что чем больше времени люди проводили в Facebook, тем меньше они испытывали удовлетворение от жизни.

Впрочем, некоторые другие эксперименты обнаружили обратное. Люди с эмоциональной нестабильностью чаще пишут о своих чувствах. В результате поддержка, которую они получают онлайн, помогает им быстрее оправиться от негативного опыта.

Хотя в целом этот вопрос весьма неоднозначен, соцсети хуже влияют на самочувствие людей, страдающих от социальной изоляции.

ОТНОШЕНИЯ

Если когда-то во время разговора с другом, он или она вынимали свой смартфон и начинали прокручивать ленту Instagram, вы, наверное, задумывались о том, как соцсети влияют на отношения.

В неменьшей степени это касается и романтических отношений. Исследователи из Университета Гвельфа в Канаде опросили 300 пользователей Facebook в возрасте 17-24 лет, «ревнуют ли они, когда их партнер добавляет в друзья незнакомого человека противоположного пола».

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Опрос, в котором приняли участие 1800 человек, показал, что женщины гораздо больше, чем мужчины, подвержены стрессу от соцсетей

Исследование показало, что женщины, которые проводят гораздо больше времени в Facebook, чем мужчины, чаще испытывают ревность.

Исследователи пришли к выводу, что «сама среда соцсети способствует этому чувству, а также усиливает беспокойство относительно качества их романтических отношений».

ЗАВИСТЬ

В исследовании, в котором приняли участие 600 взрослых, примерно треть сообщила, что соцсети вызывают у них негативные эмоции — преимущественно разочарование, причиной которого является зависть.

Вызывает ее нелестное сопоставлением своей жизни с жизнью других людей, и прежде всего это касается фотографий из путешествий.

Чувство зависти вызывает так называемую «спираль зависти», когда люди начинают публиковать больше именно таких фотографий, которые заставляют завидовать.

Однако зависть не обязательно является деструктивной эмоцией. Она часто заставляет нас работать упорнее, считают исследователи из Мичиганского университета и Университета Висконсин-Милуоки.

Во время эксперимента они показали 380 студентам фотографии и сообщения из Facebook и Twitter, которые обычно вызывают зависть — сообщение о покупке ценных товаров, путешествии и помолвке.

Но чувства, которые они вызвали у исследуемых, ученые охарактеризовали «доброкачественной завистью», то есть той, что вдохновляет на собственные достижения.

ОДИНОЧЕСТВО

Исследование, опубликованное в прошлом году в «Американском журнале превентивной медицины», в котором приняли участие 7000 человек в возрасте от 19 до 32 лет, показало, что те, кто проводит много времени в социальных сетях, вдвое чаще чувствуют себя социально изолированными. Им не хватает чувства принадлежности группе, а также взаимодействия с другими и полноценных отношений.

По мнению исследователей, у таких людей соцсети вытесняют личные отношения и заставляют их чувствовать себя одинокими.

Автор фото, Jacob Ufkes / Unsplash

Підпис до фото,

Когда соцсети вытесняют живое общение, человек чувствует себя одиноким

«Идеализированное представление о жизни друзей и знакомых может вызвать чувство зависти и ложное убеждение в том, что они являются более счастливыми и успешными. Такие мысли все больше усиливают социальную изоляцию».

ВЫВОДЫ?

Понятно, что окончательные выводы по многим вопросам делать еще рано. Однако можно сказать, что социальные сети оказывают на людей очень разное влияние, в зависимости от многих условий, и прежде всего — от черт их личности.

Как и в случае с едой, азартными играми и многими другими искушениями современности, чрезмерное пользование соцсетями может быть для некоторых людей нежелательным.

Но, с другой стороны, было бы ошибочно утверждать, что они — бесспорное зло, ведь сети дают немало преимуществ.

Психического здоровья и раннего сопровождения детей и родителей

Программы магистратуры

Программы «Психическое здоровье» (профили: «Консультативная психология», «Психическое здоровье детей»)

Цель программы: обеспечить фундаментальную подготовку высококвалифицированных специалистов, способных использовать теорию и практические методы различных отраслей психологии в решении комплексных проблем содействия психическому здоровью населения различных возрастных групп.

В результате освоения программы выпускаются специалисты, способные проводить исследования в области психического здоровья и оказывать квалифицированную психологическую помощь.

Уникальные черты заключаются в том, что важное место в предлагаемой программе подготовки специалистов нового поколения занимают практические курсы личного и профессионального роста консультантов: практикумы, тренинги.

Студенты, обучающиеся специальности «Психическое здоровье», готовятся к следующим видам профессиональной деятельности: научно-исследовательская; экспертная; психодиагностическая; консультативная и психотерапевтическая; преподавательская; психолого-просветительская. Для этого они получают теоретические знания в области теории консультирования, развития личности в системе отношений, психологии и патологии личности человека, знания о современных направлениях в области консультирования и психотерапии, психологическом сопровождении детей и родителей.

Студенты получают углубленные теоретические знания в области детской психологии, осваивая закономерности нормального и патологического развития ребенка во взаимодействии с его социальным окружением; студентам преподаются основы консультирования клиентов разных возрастных категорий: от детей до пожилых людей, от клиентов с нормальным развитием до клиентов с особыми потребностями. Теоретические курсы программы направлены на обеспечение фундаментальных знаний как в области классической психологии, так и в области современных психотерапевтических школ: психоаналитической, гуманистической и когнитивно-бихевиоральной.

Теоретическая подготовка студентов сочетается с подготовкой практической, направленной на формирование навыков и умений, необходимых в консультативной деятельности. В программе обучения студенты изучают методы психодиагностики, особенности взаимодействия консультанта и клиента. Подробно рассматриваются различные виды психологической помощи: индивидуальной, семейной и групповой. Одной из задач подготовки магистра является обучение психологическим принципам и формам работы с клиентами из групп риска. За время учебы студенты приобретают практические навыки психодиагностической, консультативной, психотерапевтической, социо-реабилитационной работы с клиентами, психологического сопровождения гармоничного личностного развития и психопрофилактики патологии личностного развития.

Практики

За время обучения студенты проходят несколько видов практик: учебно-ознакомительная, производственная, педагогическая, научно-исследовательская.

В ходе этих практик магистрант проводит самостоятельные экспериментальные исследовательские работы по психологии и читает лекции по своей тематике в вузах и других образовательных заведениях Санкт-Петербурга и России.

Базами практик являются: СПбГУКИ (культуры), кафедра педагогики и психологии; Государственная Полярная Академия; Кафедра социальной работы психолого-педагогического факультета РГПУ им.Герцена; Государственное специальное (коррекционное) образовательное учреждение для детей с отклонениями в развитии: Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа VIII вида №46 «Центр Реабилитации и Милосердия (РиМ)» Калининского административного района Санкт-Петербурга; Региональное общественное движение «Петербургские Родители» — проект «Социальная адаптация», а также кризисные и реабилитационные центры, районные медико-психолого-педагогические центры, дома ребенка, учреждения социально-психологической помощи населению.

 Студенты включены в ряд исследовательских, в том числе, международных, проектов, связанных с изучением и разработкой психолого-социального сопровождения личностного развития на различных этапах онтогенеза, профилактикой насилия и наркозависимого поведения, изучением адаптации личности в различные возрастные периоды.

Продолжительность обучения: 2 года

 Трудоустройство выпускников: Выпускники магистратуры по программе «Психическое здоровье» могут работать в учреждениях здравоохранения и образования, в центрах социальной защиты, в негосударственных организациях и благотворительных фондах в качестве психологов-консультантов, психологов-педагогов, организаторов программ психологического сопровождения детей и взрослых, а также заниматься индивидуальной трудовой деятельностью в области психологического консультирования.

 Профили подготовки:

1) Консультативная психология

Программа профиля нацелена на подготовку исследователей в области психологического консультирования. Следуя мировым традициям, исследовательская позиция в данной области должна подкрепляться знанием этой области «изнутри». С этим связан тот факт, что многие курсы имеют практическую направленность и учат магистрантов уметь слушать другого человека и взаимодействовать с ним. Практический блок курсов направлен на формирование навыков и умений, необходимых в консультативной деятельности с клиентами разного возраста и разных категорий.

Практически ориентированные курсы подкрепляются обобщающими курсами в области консультирования. Теоретический блок программы направлен на обеспечение фундаментальных знаний как в области классической психологии и в области современных психотерапевтических школ, так и в области современных исследований консультирования. Подробно рассматриваются различные виды психологической помощи: индивидуальной, семейной и групповой.

В целом, курсы профиля дают магистрантам знания о принципах обеспечения психического здоровья личности и о необходимом вмешательстве со стороны консультанта на ранних этапах возникновения проблемы.

Важное место в предлагаемой программе подготовки специалистов нового поколения занимают практические курсы личного и профессионального роста консультантов: практикумы, тренинги.

Основные дисциплины:

  • «Дизайн психологического исследования»
  • «Организационные, правовые и этические основы работы психолога»
  • «Психическое здоровье личности»
  • «Практикум по методам психодиагностики и консультирования в области психического здоровья»
  • «Актуальные проблемы в области психологического консультирования и раннего вмешательства»
  • «Психологическое консультирование: направления и виды»
  • «Теории развития личности в практике психологического консультирования»
  • «Современные исследования в области психологического консультирования»
  • «Семья и психическое здоровье личности»
  • «Нервнопсихические расстройства личности»
  • «Общая теория и практика психологического консультирования»
  • «Современные методы психологического консультирования и психотерапии» Ч.1. Психоаналитический подход.
  • «Современные методы психологического консультирования и психотерапии» Ч.2. Когнитивнобихевиоральный подход
  • «Недирективные подходы в психологическом консультировании»
  • «Групповое психологическое консультирование и психотерапия»
  • «Психологическое консультирование детей и родителей»
  • «Консультирование при ПТСР»
  • «Психологическая помощь пожилым людям»
  • «Формирование сексуальности в процессе развития личности»
  • «Психологическое консультирование клиентов различных категорий»

Продолжение образования выпускников по профилю «Консультативная психология» возможно в аспирантуре по научным специализациям: 19.00.00 – психология личности; 19.00.13 – психология развития.

2) Психическое здоровье детей

Психическое здоровье детей — современная, постоянно развивающаяся область научных знаний и практической деятельности, рассматривающая развитие личности ребенка в системе отношений с близкими взрослыми. Это перспективное направление профессиональной подготовки: специалисты, способные выявлять нарушения психического здоровья на ранних этапах развития человека, планировать и реализовывать терапевтические и профилактические программы – востребованы в различных сферах психологического сопровождения детей и взрослых.

В процессе подготовки магистр получает знания о нарушениях психического здоровья и развития в детском возрасте и их социальных, биологических, генетических, медицинских причинах. Изучает характеристики взаимодействия и закономерности формирования отношений привязанности детей и родителей, знакомится с влиянием культуральных и средовых факторов, а также индивидуальной психопатологии близких взрослых на детско-родительские отношения и психическое здоровье ребенка. Студенты учатся наблюдать за детьми и их взаимодействием с родителями, использовать современные диагностические методы и формулировать психодиагностическое заключение, в том числе для детей и родителей из групп риска. Важным направлением подготовки также является знакомство магистров с программами и методами психологического сопровождения родителей и их ребенка с особыми потребностями с целью оптимизации его социально-эмоционального и личностного развития. Выпускники профиля подготовки «Психическое здоровье детей» владеют знаниями о системном подходе к проблемам семьи, основных направлениях семейной психотерапии и навыками психотерапии и консультирования семьи и пары «родитель – ребенок».

Подготовка специалистов проводится с использованием передовых технологий обучения, целью которых является формирование современных научно-методических знаний по клинической психологии, а также развитие профессиональных навыков и личностных качеств, необходимых в практической работе психолога с ребенком, парой «родитель-ребенок» и семьей.

Важное место в предлагаемой программе подготовки специалистов занимают практические курсы: практикумы, тренинги, наблюдение за психическим развитием детей, изучение диагностических методов, основанных на использовании видеозаписи и последующем кодировании видеоматериала.

 Основные дисциплины:

  • «Дизайн психологического исследования»,
  • «Организационные, правовые и этические основы работы психолога»
  • «Практикум по методам психодиагностики и консультирования в области психического здоровья»
  • «Актуальные проблемы в области психологического консультирования и раннего вмешательства»
  • «Семья и психическое здоровье личности»
  • «Общая теория консультирования групп и сообществ»
  • «Нервнопсихические расстройства личности»
  • «Психологические проблемы лиц с рискованным поведением»
  • «Теории развития личности в детской клинической психологии»
  • «Методы изучения психического здоровья детей»
  • «Психологическое консультирование и психотерапия детей и родителей»
  • «Психологическое взаимодействие и привязанность матери и ребенка»
  • «Организационные, правовые и этические основы работы психолога»
  • «Программы раннего вмешательства для детей с нарушениями в развитии»
  • «Диагностика психического развития в детской клинической психологии»
  • «Клиническая психофизиология детей»
  • «Методы и формы раннего вмешательства»
  • «Современные исследования в детской клинической психологии»
  • «Психологические основы интеграции детей с особыми потребностями»
  • «Перинатальная психология»
  • «Психологические проблемы насилия и жестокого обращения с детьми»

 Продолжение образования выпускников профиля «Психическое здоровье детей» возможно в аспирантуре по научным специализациям: 19.00.04 – медицинская психология; 19.00.13 – психология развития.

Программа подготовки специалиста по клинической психологии

1. Название программы: «Клиническая психология»

2. Основные сведения о программе:

  • Специальность, в рамках которой реализуется образовательная программа: «Клиническая психология».
  • Профиль (специализация), по которой кафедра реализует образовательную программу: «Клиническая психология детей и родителей».
  • Форма обучения: дневная
  • Продолжительность обучения: 6 лет.

3. Результаты освоения. Студенты, обучающиеся специальности «Клиническая психология», готовится к следующим видам профессиональной деятельности: научно-исследовательская; психодиагностическая; консультативная и психотерапевтическая; экспертная; преподавательская; психолого-просветительская.

Для этого они получают теоретические знания в области психологии и патологии личности и интеллекта человека, знания о психосоматическом взаимодействии и нарушениях психической деятельности при различных психических и соматических заболеваниях, психологических аспектах лечебного процесса и социальной реабилитации больных; студенты получают углубленные теоретические знания в области детской клинической психологии, осваивая закономерности нормального и патологического развития ребенка во взаимодействии с его социальным окружением, в области психологии и профилактики отклоняющегося поведения подростков; студентам преподается теория кризисов и экстремальных состояний, психология и психофизиология посттравматического стрессового расстройства, связанного с личными утратами и несчастьями, а также миграцией, катастрофами, этническими конфликтами, военными действиями и другими явлениями, обусловливающими повышенную социальную напряженность и риск психической дезадаптации; студенты – клинические психологи получают теоретические знания в области юридической (криминальной и судебной) психологии, а также в области медико-биологических и социально-психологических основ спортивной деятельности. Особым и важным разделом подготовки студентов является освоение ими теоретических основ психологического консультирования и психотерапии, как детей, так и взрослых, представленных разнообразными современными отечественными и зарубежными школами и направлениями.

За время учебы студенты приобретают практические навыки психодиагностической, консультативной, психотерапевтической, социо-реабилитационной работы с больными психическими и соматическими заболеваниями, психологического сопровождения лечебного процесса и организации «терапевтической среды» в лечебных учреждениях; овладевают специализированными методами психологической диагностики и психологической помощи в экстремальных и кризисных ситуациях, а также навыками консультирования профессионалов, работающих в условиях чрезвычайных ситуаций, связанных с экологической, технологической и другими видами безопасности. Студенты обучаются навыкам диагностики психического (интеллектуального, эмоционального, социального) развития детей, характера детско-родительских отношений, в том числе, с помощью лонгитюдного наблюдения, приемам психологической помощи детям с проблемами в развитии, детям и подросткам из групп медицинского и социального риска, а также – различным формам и приемам психотерапии в разные возрастные периоды; студенты приобретают практические навыки проведения различных видов психологической экспертизы (включая, медико-педагогическую, социально-трудовую, военную и судебную) и подготовки экспертного заключения, навыки психологической подготовки спортсменов и тренеров, а также психологического сопровождения этих лиц на всех этапах спортивной деятельности с целью профилактики нервно-психической и психосоматической дезадаптации.

 4. Основные дисциплины:

  • «Клиническая психология: введение в профессию»
  • «Психофизиология»
  • «Психосоматика»
  • «Патопсихология»
  • «Нейропсихология»
  • «Невротические и личностные расстройства»
  • «Теории личности в клинической психологии»
  • «Современные теории развития личности в системе отношений»
  • «Психология нарушенного развития»
  • «Психология зависимого поведения»
  • «Клиническая психодиагностика»
  • «Психологическое консультирование»
  • «Клиническая психология в экспертной практике»
  • «Теории и методы психотерапии»
  • «Психология семьи и семейная психотерапия»
  • «Психологическая помощь в кризисных и экстремальных состояниях»

 5. Практики. За время обучения студенты проходят несколько видов практик: учебно-ознакомительная, производственная, педагогическая, научно-исследовательская и квалификационная (годовая супервизия в индивидуальной и групповых формах).

Базами практик являются ведущие лечебно-профилактические учреждения и медицинские научно-исследовательских институтах Санкт-Петербурга: психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева, НИИ скорой помощи им. Джанелидзе, НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова, «Федеральный центр сердца, крови и эндокринологии им. В.А. Алмазова», центр восстановительного лечения «Детская психиатрия», городские психиатрические больницы, детские больницы и санатории, а также кризисные и реабилитационные центры, районные медико-психолого-педагогические центры, дома ребенка, учреждения социально-психологической помощи населению, центры психологической диагностики и медико-психологической реабилитации МВД РФ, Центры психологической подготовки МЧС РФ, спецучреждения МВД РФ, спортивные школы, физкультурно-оздоровительные клубы и др. На факультете психологии СПбГУ создан консультативный центр, где студенты и сотрудники Университета получают психологическую помощь, а студенты – клинические психологи проходят производственную практику и супервизию.

 6. Дисциплины профиля (специализации):

    • «Современные исследования в детской клинической психологии»
    • «Психодиагностика в детской клинической психологии»
    • «Психологическое консультирование детей и родителей»
    • «Психофизиология в детском возрасте»
    • «Современные теории развития личности в системе отношений. Практикум по методу лонгитюдного наблюдения»
    • «Игра и психическое развитие ребенка»
    • «Формирование социальной и познавательной компетентности»
    • «Психопатология в детском возрасте»
    • «Нарушения сенсорных систем: психодиагностика и вмешательство»
    • «Взаимодействие и привязанность детей и родителей в семьях групп риска»
    • «Детская нейропсихология»
    • «Раннее вмешательство для детей с особыми потребностями и их родителей»
    • «Психосоматические расстройства у детей»
    • «Методы и формы индивидуальной психологической работы с детьми. Часть 1»
    • «Методы и формы групповой психологической работы с детьми и родителями»
    • «Развитие детей в учреждениях и семьях замещающего типа»
    • «Методы и формы индивидуальной психологической работы с детьми. Часть 2»

Дисциплины по выбору, предлагаемые от профиля (специализации):

  • «Основы психоанализа»
  • «Теория привязанности»
  • «Психологические аспекты эпидемии ВИЧ»
  • «Арттерапия эмоциональных и поведенческих расстройств»

Психотерапия как способ лечения | Suomen Mielenterveysseura

Психотерапия – это способ лечения, основанный на взаимодействии двух или более человек. Психотерапевтическое лечение заключается в том, что человек беседует с психотерапевтом или, к примеру, с участниками терапевтической группы о тех проблемах, для решения которых он нуждается в терапии. Посредством беседы он может разобраться в тяжелых переживаниях и найти решение своих проблем. Психотерапия может быть индивидуальной, парной, семейной или групповой. Читать далее об обращении за помощью.

Психотерапия основана на межличностном взаимодействии, тем не менее, это не просто обычная беседа. Психотерапия – это способ лечения, который имеет четкие цели. Посредством беседы пытаются облегчить или преодолеть страдания, вызванные психическим расстройством или другими жизненными проблемами. Согласно исследованиям, психотерапия является эффективным средством преодоления, например, депрессии.

Разговорную помощь оказывают представители многих профессиональных групп, и зачастую помогает просто разговор с кем-нибудь, кому доверяешь. Тем не менее, официальную психотерапию могут проводить только специально обученные психотерапевты. Дополнительную информацию об использовании профессионального титула психотерапевта и психотерапевтическом образовании можно найти на сайте Управления по делам лицензирования и надзора за социальными и медицинскими учреждениями Valvira.

В психотерапии существуют различные подходы, которые влияют, к примеру, на то, под каким углом зрения рассматривается проблема. Например, депрессию можно анализировать в свете детских воспоминаний или через призму способа мышления самого больного. Выбранный подход влияет на то, каким образом пытаются решать проблемы. Различные подходы часто дополняют друг друга и их можно использовать параллельно.

В практике лечения психотерапевты сочетают различные подходы вместе со своим личным опытом. С точки зрения лечения, самое важное — эффективное взаимодействие между психотерапевтом и пациентом.

Обратиться за психотерапевтической помощью можно

  • самостоятельно, в таком случае клиент сам оплачивает расходы на лечение или же
  • через государственную систему здравоохранения при помощи реабилитационного пособия Пенсионного фонда (KELA:n kuntoutustuki)

Если вы обращаетесь за психотерапией самостоятельно, заключение врача не требуется. Вы можете связаться напрямую с психотерапевтом и договориться о начале лечения.

Несмотря на то что вы обращаетесь за психотерапией самостоятельно, для получения качественного обслуживания рекомендуется выбрать терапевта, имеющего лицензию на право использовать титул психотерапевта, выданную Управлением по делам лицензирования и надзора за социальными и медицинскими учреждениями Valvira. Данные о психотерапевтах вы можете запросить в муниципальном департаменте здравоохранения. На сайтах Хельсингского общества психотерапевтов (Helsingin psykoterapiayhdistys) или Финлядского Психологического союза (Suomen psykologiliitto) можно найти каталог психотерапевтов (psykoterapeuttiluettelo).

В случае самостоятельного обращения за психотерапевтической помощью клиент оплачивает расходы сам. Цены на услуги психотерапевтов варьируются в зависимости от организаторов услуг. Стоимость одного сеанса может варьироваться от нескольких десятков до 100 и более евро. Количество посещений в среднем 1-3 в неделю. При краткосрочной терапии время сеанса ограничено, встречи происходят обычно 1 раз в неделю от нескольких раз до 20-30 сеансов.

Долгосрочная психотерапия может быть необходима в особо тяжелых случаях. Долгосрочная психотерапия может длиться годами, и сеансы могут происходить несколько раз в неделю. Продолжительность курса психотерапии в каждом случае зависит от того, какой способ психотерапии применяется, а также от конкретной ситуации пациента.

Если вы обращаетесь за психотерапией через государственную систему здравоохранения, вам необходимо иметь поставленный врачом диагноз и достаточно продолжительный курс лечения за плечами, прежде чем вы можете ходатайствовать о компенсации Пенсионного фонда. Для начала вы можете записаться на прием к врачу районной или служебной поликлиники.

Дополнительную информацию об обращении за психотерапевтической помощью можно получить на сайте Raiskauskriisikeskus Tukinaisen

Обращение за психотерапией при помощи реабилитационного пособия Пенсионного фонда

Лицам от 16 до 67 лет может быть назначено реабилитационное пособие Пенсионного фонда для компенсации индивидуальной, парной, групповой и арт-терапии. Лицам 16-25 лет компенсируется также семейная и музыкальная терапия. Лицам младше 16 лет Пенсионный фонд компенсирует психотерапию только как часть семейной реабилитации.

Без реабилитационного пособия психотерапия обычно обходится слишком дорого. Пособие можно получить только при наличии медицинских оснований. По этой причине о психотерапии ходатайствуют через врача. В данном разделе объясняется, каким образом следует действовать, если вы хотите получить пособие от Пенсионного фонда. Дополнительную информацию о пособии на реабилитацию можно получить на сайте Пенсионного фонда.

Обращение за психотерапевтической помощью может происходить следующим образом:
  • Человек переживает, к примеру, депрессию, тревожность или нуждается в какой-либо другой помощи по проблемам психического здоровья.
  • Он обращается в служебную, районную или частную поликлинику.
  • По результатам нескольких визитов пациенту должен быть поставлен психиатрический диагноз, т.е., к примеру, должна быть диагностирована требующая лечения депрессия. Диагноз может поставить психиатр, врач служебной поликлиники или какой-либо другой врач. Поставленный врачом диагноз – необходимое условие для получения компенсации на психотерапию от Пенсионного фонда.
  • После постановки диагноза человек начинает получать лечение, например, разговорную и/или лекарственную терапию согласно подтвержденному диагнозу. По истечении минимум трех месяцев с начала лечения психиатр или специализирующийся в области психиатрии врач может провести оценку необходимости реабилитации и написать заключение, рекомендующее начало психотерапии.
  • В данном врачебном заключении следует представить разъяснения необходимости психотерапии, определить рекомендуемый срок длительности терапии, ее цели и рекомендуемый способ. Таким образом, психиатр рекомендует прохождение психотерапии только в том случае, если он усматривает в этом необходимость и пользу.

Когда человек получил описанное выше врачебное заключение, он может действовать следующим образом:
  • Найдите подходящего для вас психотерапевта. Пенсионный фонд назначает компенсацию только на услуги тех психотерапевтов, у которых есть лицензия на право использовать титул психотерапевта, выданная Управлением по делам лицензирования и надзора за социальными и медицинскими учреждениями Valvira (бывшее ТЕО). Ее можно запросить у психотерапевта. Пенсионный фонд также проверяет данные врача в связи с рассмотрением вашего заявления.
  • Если выбранный вами психотерапевт не является по базовому образованию психиатром, лечение необходимо продолжать и у профессионального психиатра тоже.
  • Заполните заявление о начислении реабилитационного пособия в Пенсионный фонд.
  • Обождите принятия решения по вашему заявлению.
  • В случае положительного решения вы можете начать компенсируемую Пенсионным фондом психотерапию.

Каков объем компенсации, выплачиваемой Пенсионным фондом на терапию?

Пенсионный фонд определил так называемый конпенсационный максимум, в соответствии с которым назначается компенсация одного терапевтического сеанса. Возможные избыточные расходы клиент оплачивает сам. Оплата одного терапевтического сеанса варьируется от нескольких десятков евро до ста. За индивидуальную терапию Пенсионный фонд компенсирует взрослому человеку примерно 37-45 евро за сеанс, молодому человеку – 52-60 евро.

Пенсионный фонд делает заключение о компенсации психотерапии сроком на один год. В течение одного года Пенсионный фонд компенсирует от минимум 25 до максимум 80 терапевтических сеансов. Если вы нуждаетесь в длительной психотерапии, Пенсионный фонд может назначить компенсацию сроком на три года, в течение которых компенсируется максимум 200 сеансов.

Что делать, если Пенсионный фонд не компенсирует терапию?

  • Вы можете ходатайствовать в Пенсионный фонд об изменении отрицательного решения.
  • Если материальное положение позволяет, вы можете самостоятельно обратиться за психотерапией без компенсации Пенсионного фонда. В таком случае вам не нужно заключение психиатра.
  • В некоторых случаях компенсацию на психотерапию можно получить по медицинской страховке. Эту возможность следует выяснить до начала психотерапии.
  • Если вы не можете сами оплачивать психотерапию, можно продолжать лечение у своего врача и использовать другие возможности разговорной помощи, имеющиеся в системе государственного здравоохранения. Помимо своего врача, вы можете записаться на прием к психологу или к специализирующемуся в области психического здоровья медработнику.

Что делать, если вы считаете, что нуждаетесь в психотерапии, но психиатр ее не рекомендует?

Если ваш лечащий психиатр считает, что оснований для рекомендации психотерапии нет и вы не можете обратиться за психотерапией самостоятельно, можно

  • попросить врача объяснить, почему он не одобряет вашго ходатайства о психотерапии
  • отслеживать ваше самочувствие совместно с врачом и провести новую диагностику необходимости психотерапии в соответствии с ситуацией
  • попросить заключение у другого врача
  • продолжать получать разговорную помощь, предлагаемую государственной системой здравоохранения

С точки зрения успешности психотерапевтического лечения, наиболее важным моментом признаны взаимоотношения между психотерапевтом и пациентом. Так как эти отношения чрезвычайно важны, перед тем как начать психотерапию, следует побывать на приеме и побеседовать не с одним терапевтом.

Для начала психотерапевт обычно расспрашивает пациента о его жизни, как о прошлой, так и о нынешней, а также о тех моментах, которые заставили обратиться за помощью. Обычно проводится 1-3  подобных ознакомительных сеансов в начале лечения. Важно понять, как воспринимаются сотрудничество и диалог с данным человеком. Если вы чувствуете, что вас услышали и поняли, что налажено сотрудничество, это очень хороший знак.

Хороший психотерапевт активно участвует в терапевтическом сеансе, что может способствовать ощущению, что вы услышаны и что терапевт искренне и с эмпатией интересуется вашей жизнью. Терапевт не высказывает моральной оценки, неодобрения или уничижения в отношении ваших переживаний. Часто хорошего психотерапевта характеризуют таким образом, что он не дает слишком много советов, не подталкивает к решениям, а предоставляет возможность пациенту самому решать, какие изменения необходимо сделать. Таким образом, от терапевта также ждут того, что он знает, в каких вопросах он может помочь клиенту, а в каких нет.

В процессе терапии часто обсуждаются болезненные вопросы, и их проработка может даваться нелегко. Иногда в подобные моменты возникает желание прекратить терапию или появляются мысли, что терапевт плохой, если это так тяжело. Проработка сложных вопросов и не должна быть легкой, так как это действительно сложные вопросы. Тяжесть обсуждения следует попытаться отделить от того, каким образом ощущается общая атмосфера беседы с терапевтом.

В процессе терапии о своих чувствах и возможных проблемах следует говорить открыто. Если вы чувствуете, что не хотите продолжать работать с данным психотерапевтом, вы всегда можете попробовать прийти на прием к другому. Тем не менее следует принять во внимание то, что при встрече ранее не знакомых друг другу людей может пройти некоторое время, прежде чем оба смогут понять, «куда двигаться» и какие отношения между ними складываются. Другое дело, если есть ощущение, что отношения не работают.

Иногда психотерапии или психотерапевту предъявляют нереальные ожидания. Следует понимать, что психотерапия не чудодейственное средство, которое заставляет исчезнуть жизненные проблемы. Психотерапевт также не является сверхличностью, знающей ответы на все вопросы. Иногда терапевт может занимать руководящую позицию в процессе лечения, но тем не менее терапия предполагает поиск таких аспектов и решений, которые вы сами считаете важными в свете своей жизни. Так как речь идет о ваших уникальных жизни и переживаниях, требуемые работу и трансформации вам необходмо совершить самому. Психотерапия здесь в лучшем случае оказывает помощь и поддержку.

Психическое здоровье и социальные отношения

Психическое заболевание имеет огромные финансовые последствия для общества и NHS с точки зрения потерянных рабочих дней и медицинского обслуживания. Исследования влияния социальных сетей и взаимодействия на здоровье могут послужить основой для эффективных с точки зрения затрат инициатив и политики в области психического здоровья.

Депрессия, тревога и другие психологические состояния обходятся Великобритании примерно в 77 миллиардов фунтов стерлингов в год. Эксперты прогнозируют, что к 2020 году депрессия станет второй после болезней сердца международной проблемой здравоохранения.

Социальная изоляция давно известна как один из основных факторов психических заболеваний, в то время как поддерживающие отношения с друзьями, семьей и соседями благотворно влияют на психическое здоровье людей и населения. Известно, что другие формы социального взаимодействия, такие как волонтерство, способствуют благополучию.

Люди с поддерживающими друзьями и семьей обычно имеют лучшее психическое и физическое здоровье, чем те, у кого нет таких связей. То же самое и с теми, кто участвует в церквях, клубах и общественных организациях.

Только анализируя жизнь людей с течением времени в структурном, социальном и культурном контексте, мы можем установить, действительно ли социальные отношения способствуют лучшему здоровью и повышению благосостояния — или же улучшение здоровья и больше энергии, в первую очередь, позволяют людям вкладывать средства. в отношениях с семьей и друзьями.

Исследователи из Международного центра исследований жизненного пути в обществе и здоровье, финансируемого ESRC, изучили, как социальные сети оказывают положительное психологическое воздействие.

Теория привязанности предполагает, что люди с благополучным детством могут быть лучше в отношениях любого рода — например, заводить друзей в школе и на работе или хорошо ладить с соседями. Эту теорию можно проверить, только изучив информацию на протяжении всей жизни человека, предпочтительно от рождения до старости.

Основные выводы

  • Психологически тяжелее всего взрослые, у которых нет друзей. Влияние этой социальной изоляции влечет за собой серьезные последствия для здоровья.
  • Важность дружбы и семейных связей не зависит от образования, занятости или семейного / совместного проживания.
  • Для женщин регулярный контакт с большой семейной сетью не обязательно ведет к более высокому уровню благополучия. Эти сети могут фактически возложить на них больше обязательств и бремени. Напротив, исследование показало, что женские сети дружбы более важны.
  • Однако мужчины добивались большего успеха, когда у них было много друзей или членов семьи.Семейные сети, похоже, не возлагают на мужчин такое же бремя, как на женщин.
  • Волонтерство не так эффективно, как социальная сеть, в защите психологического здоровья людей трудоспособного возраста. Это не компенсирует потерю рабочих отношений для людей, не имеющих работы. Однако волонтерство положительно сказалось на благополучии пожилых людей, вышедших на пенсию.
  • Дружба важна для многих народов. Французское исследование показало, что отсутствие социального обмена с соседями оказывает большое негативное влияние на качество жизни мужчин и женщин.Это обнаружило, что люди, физически изолированные от своих друзей, которые поддерживали благополучие, вместо этого устанавливали отношения с соседями.

Актуальность для политики и последствия

  • Существует потребность в большем количестве вмешательств и политик, способствующих социальным отношениям и психологическому благополучию. Политические деятели должны учитывать следующие меры политики:
  • Оказание финансовой поддержки волонтерским группам и группам социальных предприятий. Это поможет пожилым людям активнее участвовать в общественной жизни.
  • Обеспечение того, чтобы политика планирования включала предоставление мест для общественных встреч и зеленых насаждений для всех. Общественные места, такие как парки, необходимо поддерживать, чтобы они способствовали развитию социальных сетей. Они должны восприниматься как безопасные места для посещения.
  • Поощрение развития квартальных проектов. Небольшое финансирование для покрытия текущих расходов общественных организаций и найма мест для встреч может иметь большое влияние.
  • Продолжается финансирование льготного транспорта для пожилых людей, включая проездные на автобусе и поезде.Бесплатные или субсидируемые поездки для пожилых людей позволяют им поддерживать свои социальные сети и снижать риск социальной изоляции.
  • Поддержка родителей в первые годы развития ребенка. Правительства должны продолжать финансировать такие схемы, как «Уверенный старт», которые направлены на поддержку родителей маленьких детей.

Как это влияет на психическое и физическое здоровье?

Мы включаем продукты, которые, по нашему мнению, будут полезны нашим читателям. Если вы совершаете покупку по ссылкам на этой странице, мы можем получить небольшую комиссию.Вот наш процесс.

Люди рождаются в социальных группах и всю свою жизнь живут как часть общества, поэтому социальный элемент не может быть легко удален из эволюции человека. Но как социальные контакты влияют на наше здоровье?

Поделиться на PinterestМы социальные существа, и общение с людьми — в нашей природе. Но это также приносит нам пользу на умственном и физическом уровне.

Как люди, мы мечтаем, учимся, растем и работаем как часть общества. Общество, в котором мы родились, и общества, в которых мы путешествуем на протяжении всей жизни, формируют нашу личность.

И действительно, мы настолько заинтересованы в общении друг с другом — даже за пределами географических ограничений — что разработали множество инструментов, которые помогут нам в этом, включая ручку и бумагу, телеграф, телефон и Интернет.

Когда я спросил своих коллег из офиса Medical News Today, , какие преимущества — если таковые имеются — они думали, что они извлекаются из социальных связей, большинство из них ответили, что находят некоторую степень комфорта в социальном взаимодействии.

Некоторые коллеги сказали, что им понравился общий опыт, в то время как другие объяснили, что друзья поддерживали их мотивацию «время от времени заниматься некоторыми полезными делами».Другие сказали, что общение с друзьями помогло им «снять напряжение и взглянуть на вещи в перспективе».

Даже самые интроверты из нас время от времени жаждут социальных контактов. Но почему это так, и приносит ли общение нам реальную пользу для здоровья?

В этом обзоре мы исследуем, почему люди процветают в обществе и как социальное взаимодействие влияет на наше психическое и физическое благополучие.

Может показаться интуитивным, что социальная жизнь помогла нашему виду не только выживать, но и процветать на протяжении миллионов лет.Но почему так?

В исследовании 2011 года, которое было опубликовано в журнале Nature , утверждается, что социальная жизнь стала ключевой силой для приматов-предков людей, когда они перестали добывать пищу в ночное время (чтобы они могли использовать тьму в качестве щита). ) для выполнения своей деятельности днем ​​(что сделало их более уязвимыми для более широкого круга хищников).

Другое более недавнее исследование — также в журнале Nature — предполагает, что ранние гоминиды, возможно, развили базовую форму языка, потому что им требовалось более продвинутое общение для обмена идеями.По их словам, это помогло нашим предкам разработать инструменты, которые позволили им жить лучше и развиваться дальше.

Исследователи также предположили, что люди от природы сострадательные существа, и что наше сострадание и сочувствие сослужили нам хорошую службу, поскольку способность заботиться и делиться высоко ценится людьми, ищущими спутника жизни.

В конце концов, чтобы вид выжил, его члены должны не только производить потомство, но и уметь оградить свое потомство от вреда и оградить сверстников от травм, чтобы они могли черпать силы из сотрудничества перед лицом невзгоды.

Психолог Сьюзан Пинкер утверждает, что прямой контакт человека с человеком запускает части нашей нервной системы, которые выделяют «коктейль» из нейротрансмиттеров, которым поручено регулировать нашу реакцию на стресс и тревогу.

Другими словами, когда мы общаемся с людьми лицом к лицу, это может помочь сделать нас более устойчивыми к стрессовым факторам в долгосрочной перспективе.

«Личный контакт высвобождает целый каскад нейротрансмиттеров, и, как вакцина, они защищают вас сейчас, в настоящем и в будущем, так что просто […] пожимая руку, доставляя кому-то удовольствие. пяти достаточно, чтобы высвободить окситоцин, который повышает уровень вашего доверия и снижает уровень кортизола, поэтому снижает уровень стресса.

Сьюзан Пинкер

Она добавляет, что в результате социального взаимодействия «[также] вырабатывается дофамин, который дает нам немного кайфа и снимает боль, это похоже на естественный морфин».

Эта идея подтверждается результатами исследования, охваченного в прошлом году MNT , в котором сделан вывод о том, что прикосновение романтического партнера действительно может помочь облегчить физическую боль.

Другое исследование, проведенное в прошлом году, показало, что пациенты, проходящие химиотерапию по поводу рака, как правило, чувствуют себя лучше, если у них есть доступ к социальной поддержке и взаимодействию, предполагая, что простое пребывание в кругу семьи, друзей или сверстников, переживающих аналогичный опыт, может укрепить нас как психологически, так и физически.

Исследования показали, что, взаимодействуя с другими, мы фактически тренируем свой мозг. Социальная мотивация и социальные контакты могут помочь улучшить формирование памяти и вспомнить, а также защитить мозг от нейродегенеративных заболеваний.

Поделиться на PinterestКогда мы учимся, чтобы делиться своими знаниями с другими, мы учимся лучше.

Профессор Мэтью Либерман из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе специализируется на механике того, что он называет «социальным мозгом», то есть на нейронной активности, связанной с социальным взаимодействием, и на преимуществах, которые она дает для мозга.

Он видел, например, что «если ты учишься, чтобы научить кого-то другого, то ты учишься лучше, чем если бы ты учился для того, чтобы пройти тест».

Это противоречит широко распространенным убеждениям в современных образовательных системах, согласно которым обычно предпочтительнее учиться самостоятельно, ради накопления знаний и навыков.

Вместо этого, однако, профессор Либерман отмечает, что «когда вы социально мотивированы учиться, социальный мозг может учиться, и он может делать это лучше, чем аналитическая сеть, которую вы обычно активируете, когда пытаетесь запомнить.”

Исследование, опубликованное в прошлом году, также показало, что поддержание близких дружеских отношений в более позднем возрасте может помочь предотвратить снижение умственного развития.

Исследование, проведенное учеными из Центра когнитивной неврологии и болезни Альцгеймера Медицинской школы Фейнберга Северо-Западного университета в Чикаго, штат Иллинойс, показало, что «супер-агенты» — это люди в возрасте 80 лет и старше, но обладающие умственной подвижностью гораздо моложе. людей, похоже, объединяет одно: близкие друзья.

«В то время как и SuperAger, и [их сверстники со средними когнитивными способностями] подтверждали высокий уровень психологического благополучия, — объясняют авторы, — SuperAger одобряли более высокий уровень позитивных социальных отношений, чем их когнитивные средние для своего возраста сверстники.

Несколько недавних исследований также связали социальную связь с преимуществами физического здоровья, а улучшение привычек — с более здоровым образом жизни. Исследователи из Медицинского центра Маастрихтского университета в Нидерландах обнаружили, что у социально активных людей снижается риск развития диабета 2 типа.

Напротив, люди, которые не участвовали в общественной деятельности, например, гуляли с друзьями или вступали в клуб, имели на 60 процентов более высокий риск развития состояния, называемого «преддиабет», которое обычно предшествует диабету.

Возможно, просто нахождение рядом с людьми, которые побуждают нас сохранять здоровые привычки или достигать сложных жизненных целей, может помочь нам не забывать о еде, физических упражнениях и других привычках, связанных с образом жизни.

Недавнее исследование также показало, что у людей, которые тренировались в группе, а не в одиночку, снизился уровень стресса и улучшилось психическое и физическое благополучие в конце 12-недельной фитнес-программы.

Их сверстники, которые ходили на индивидуальные занятия фитнесом или тренировались только с одним партнером, не испытывали таких улучшений.

«Общие преимущества совместной работы с друзьями и коллегами и выполнения сложных задач, одновременно подбадривая друг друга, приносят дивиденды, помимо физических упражнений», — отмечает ведущий автор исследования.

Наконец, тесные социальные связи — с друзьями, партнерами или членами семьи — могут сделать нас счастливыми и в долгосрочной перспективе повысить нашу общую удовлетворенность жизнью.

Поделиться на PinterestАктивная социальная жизнь связана с более сильным чувством благополучия и более продолжительной жизнью.

Исследования показали, что те, кто поддерживает близкие дружеские отношения в подростковом возрасте, не просто счастливы в подростковом возрасте; они также реже страдают депрессией или тревогой в более позднем возрасте.

Аналогичные тенденции наблюдались и в отношении пожилых людей. Исследование, опубликованное в 2016 году, показало, что пожилые люди, которые «ведут [e] социально активную жизнь и уделяют первоочередное внимание социальным целям, [имеют] более высокую удовлетворенность в конце жизни».

Интересно, что исследователи, которые изучали жителей так называемых Голубых зон по всему миру — мест с большим количеством людей SuperAger, которые доживают до глубокой старости, сохраняя при этом хорошее здоровье и когнитивные функции, — отметили, что в то время как другие элементы, связанные с диета и образ жизни широко варьировались, все они, казалось, были посвящены высокой социальной активности.

Доктор Арчель Георгиу, изучавший SuperAgers на изолированном острове Икария в Греции, увидел, что они постоянно окружены семьей, соседями и другими членами своего сообщества и что все они активно поддерживают друг друга.

Икарианцы, как выяснил доктор Георгиу, собирались почти каждый вечер, чтобы избавиться от повседневных забот.

Точно так же авторы книги Икигай: Японский секрет долгой и счастливой жизни , взяв интервью у пожилых людей из деревни Огими в японской префектуре Окинава, увидели, что социальная связь играет ключевую роль в жизни этих людей.

«На Окинаве принято устанавливать тесные связи с местными сообществами. Моаи — это неформальная группа людей с общими интересами, которые заботятся друг о друге. Для многих служение сообществу становится частью их икигай [цель жизни] ».

Авторы объясняют, что члены группы moai «сохраняют эмоциональную и финансовую стабильность», так как все остальные члены их группы помогают им, если они попадают в беду или переживают тяжелые времена.

Конечно, быть социально активным — это не обязательно то, чем все мы можем заниматься постоянно. Иногда нам просто нужно немного места, и это нормально; наслаждение собственной компанией помогает нам лучше узнать себя и развить некоторые из наших внутренних сильных сторон.

Однако, хотя бы время от времени, общение с людьми — будь то наши близкие друзья или новые знакомые — может позволить нам немного отвлечься и получить новое представление о мире.

Быть счастливее, лучше учиться и жить дольше — все это преимущества, которые должны мотивировать даже самых преданных одиночек выбраться и пообщаться.Теперь закройте браузер и позвоните своему старому другу.

Как это влияет на психическое и физическое здоровье?

Мы включаем продукты, которые, по нашему мнению, будут полезны нашим читателям. Если вы совершаете покупку по ссылкам на этой странице, мы можем получить небольшую комиссию. Вот наш процесс.

Люди рождаются в социальных группах и всю свою жизнь живут как часть общества, поэтому социальный элемент не может быть легко удален из эволюции человека. Но как социальные контакты влияют на наше здоровье?

Поделиться на PinterestМы социальные существа, и общение с людьми — в нашей природе.Но это также приносит нам пользу на умственном и физическом уровне.

Как люди, мы мечтаем, учимся, растем и работаем как часть общества. Общество, в котором мы родились, и общества, в которых мы путешествуем на протяжении всей жизни, формируют нашу личность.

И действительно, мы настолько заинтересованы в общении друг с другом — даже за пределами географических ограничений — что разработали множество инструментов, которые помогут нам в этом, включая ручку и бумагу, телеграф, телефон и Интернет.

Когда я спросил своих коллег из офиса Medical News Today, , какие преимущества — если таковые имеются — они думали, что они извлекаются из социальных связей, большинство из них ответили, что находят некоторую степень комфорта в социальном взаимодействии.

Некоторые коллеги сказали, что им понравился общий опыт, в то время как другие объяснили, что друзья поддерживали их мотивацию «время от времени заниматься некоторыми полезными делами». Другие говорили, что общение с друзьями помогло им «расслабиться и взглянуть на вещи в перспективе.

Даже самые замкнутые из нас время от времени жаждут социальных контактов. Но почему это так, и приносит ли общение нам реальную пользу для здоровья?

В этом обзоре мы исследуем, почему люди процветают в обществе и как социальное взаимодействие влияет на наше психическое и физическое благополучие.

Может показаться интуитивным, что социальная жизнь помогла нашему виду не только выживать, но и процветать на протяжении миллионов лет. Но почему так?

В исследовании 2011 года, которое было опубликовано в журнале Nature , утверждается, что социальная жизнь стала ключевой силой для приматов-предков людей, когда они перестали добывать пищу в ночное время (чтобы они могли использовать тьму в качестве щита). ) для выполнения своей деятельности днем ​​(что сделало их более уязвимыми для более широкого круга хищников).

Другое более недавнее исследование — также в журнале Nature — предполагает, что ранние гоминиды, возможно, развили базовую форму языка, потому что им требовалось более продвинутое общение для обмена идеями. По их словам, это помогло нашим предкам разработать инструменты, которые позволили им жить лучше и развиваться дальше.

Исследователи также предположили, что люди от природы сострадательные существа, и что наше сострадание и сочувствие сослужили нам хорошую службу, поскольку способность заботиться и делиться высоко ценится людьми, ищущими спутника жизни.

В конце концов, чтобы вид выжил, его члены должны не только производить потомство, но и уметь оградить свое потомство от вреда и оградить сверстников от травм, чтобы они могли черпать силы из сотрудничества перед лицом невзгоды.

Психолог Сьюзан Пинкер утверждает, что прямой контакт человека с человеком запускает части нашей нервной системы, которые выделяют «коктейль» из нейротрансмиттеров, которым поручено регулировать нашу реакцию на стресс и тревогу.

Другими словами, когда мы общаемся с людьми лицом к лицу, это может помочь сделать нас более устойчивыми к стрессовым факторам в долгосрочной перспективе.

«Личный контакт высвобождает целый каскад нейротрансмиттеров, и, как вакцина, они защищают вас сейчас, в настоящем и в будущем, так что просто […] пожимая руку, доставляя кому-то удовольствие. пяти достаточно, чтобы высвободить окситоцин, который повышает уровень вашего доверия и снижает уровень кортизола, поэтому снижает уровень стресса ».

Сьюзан Пинкер

Она добавляет, что в результате социального взаимодействия «вырабатывается [также] дофамин, который дает нам немного кайфа и снимает боль, это похоже на естественный морфин.

Эта идея подтверждается результатами исследования, проведенного в прошлом году за MNT , в котором сделан вывод о том, что прикосновение романтического партнера действительно может помочь облегчить физическую боль.

Другое исследование, проведенное в прошлом году, показало, что пациенты, проходящие химиотерапию по поводу рака, как правило, чувствуют себя лучше, если у них есть доступ к социальной поддержке и взаимодействию, предполагая, что простое пребывание в кругу семьи, друзей или сверстников, переживающих аналогичный опыт, может укрепить нас как психологически, так и физически.

Исследования показали, что, взаимодействуя с другими, мы фактически тренируем свой мозг. Социальная мотивация и социальные контакты могут помочь улучшить формирование памяти и вспомнить, а также защитить мозг от нейродегенеративных заболеваний.

Поделиться на PinterestКогда мы учимся, чтобы делиться своими знаниями с другими, мы учимся лучше.

Профессор Мэтью Либерман из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе специализируется на механике того, что он называет «социальным мозгом», то есть на нейронной активности, связанной с социальным взаимодействием, и на преимуществах, которые она дает для мозга.

Он видел, например, что «если ты учишься, чтобы научить кого-то другого, то ты учишься лучше, чем если бы ты учился для того, чтобы пройти тест».

Это противоречит широко распространенным убеждениям в современных образовательных системах, согласно которым обычно предпочтительнее учиться самостоятельно, ради накопления знаний и навыков.

Вместо этого, однако, профессор Либерман отмечает, что «когда вы социально мотивированы учиться, социальный мозг может учиться, и он может делать это лучше, чем аналитическая сеть, которую вы обычно активируете, когда пытаетесь запомнить.”

Исследование, опубликованное в прошлом году, также показало, что поддержание близких дружеских отношений в более позднем возрасте может помочь предотвратить снижение умственного развития.

Исследование, проведенное учеными из Центра когнитивной неврологии и болезни Альцгеймера Медицинской школы Фейнберга Северо-Западного университета в Чикаго, штат Иллинойс, показало, что «супер-агенты» — это люди в возрасте 80 лет и старше, но обладающие умственной подвижностью гораздо моложе. людей, похоже, объединяет одно: близкие друзья.

«В то время как и SuperAger, и [их сверстники со средними когнитивными способностями] подтверждали высокий уровень психологического благополучия, — объясняют авторы, — SuperAger одобряли более высокий уровень позитивных социальных отношений, чем их когнитивные средние для своего возраста сверстники.

Несколько недавних исследований также связали социальную связь с преимуществами физического здоровья, а улучшение привычек — с более здоровым образом жизни. Исследователи из Медицинского центра Маастрихтского университета в Нидерландах обнаружили, что у социально активных людей снижается риск развития диабета 2 типа.

Напротив, люди, которые не участвовали в общественной деятельности, например, гуляли с друзьями или вступали в клуб, имели на 60 процентов более высокий риск развития состояния, называемого «преддиабет», которое обычно предшествует диабету.

Возможно, просто нахождение рядом с людьми, которые побуждают нас сохранять здоровые привычки или достигать сложных жизненных целей, может помочь нам не забывать о еде, физических упражнениях и других привычках, связанных с образом жизни.

Недавнее исследование также показало, что у людей, которые тренировались в группе, а не в одиночку, снизился уровень стресса и улучшилось психическое и физическое благополучие в конце 12-недельной фитнес-программы.

Их сверстники, которые ходили на индивидуальные занятия фитнесом или тренировались только с одним партнером, не испытывали таких улучшений.

«Общие преимущества совместной работы с друзьями и коллегами и выполнения сложных задач, одновременно подбадривая друг друга, приносят дивиденды, помимо физических упражнений», — отмечает ведущий автор исследования.

Наконец, тесные социальные связи — с друзьями, партнерами или членами семьи — могут сделать нас счастливыми и в долгосрочной перспективе повысить нашу общую удовлетворенность жизнью.

Поделиться на PinterestАктивная социальная жизнь связана с более сильным чувством благополучия и более продолжительной жизнью.

Исследования показали, что те, кто поддерживает близкие дружеские отношения в подростковом возрасте, не просто счастливы в подростковом возрасте; они также реже страдают депрессией или тревогой в более позднем возрасте.

Аналогичные тенденции наблюдались и в отношении пожилых людей. Исследование, опубликованное в 2016 году, показало, что пожилые люди, которые «ведут [e] социально активную жизнь и уделяют первоочередное внимание социальным целям, [имеют] более высокую удовлетворенность в конце жизни».

Интересно, что исследователи, которые изучали жителей так называемых Голубых зон по всему миру — мест с большим количеством людей SuperAger, которые доживают до глубокой старости, сохраняя при этом хорошее здоровье и когнитивные функции, — отметили, что в то время как другие элементы, связанные с диета и образ жизни широко варьировались, все они, казалось, были посвящены высокой социальной активности.

Доктор Арчель Георгиу, изучавший SuperAgers на изолированном острове Икария в Греции, увидел, что они постоянно окружены семьей, соседями и другими членами своего сообщества и что все они активно поддерживают друг друга.

Икарианцы, как выяснил доктор Георгиу, собирались почти каждый вечер, чтобы избавиться от повседневных забот.

Точно так же авторы книги Икигай: Японский секрет долгой и счастливой жизни , взяв интервью у пожилых людей из деревни Огими в японской префектуре Окинава, увидели, что социальная связь играет ключевую роль в жизни этих людей.

«На Окинаве принято устанавливать тесные связи с местными сообществами. Моаи — это неформальная группа людей с общими интересами, которые заботятся друг о друге. Для многих служение сообществу становится частью их икигай [цель жизни] ».

Авторы объясняют, что члены группы moai «сохраняют эмоциональную и финансовую стабильность», так как все остальные члены их группы помогают им, если они попадают в беду или переживают тяжелые времена.

Конечно, быть социально активным — это не обязательно то, чем все мы можем заниматься постоянно. Иногда нам просто нужно немного места, и это нормально; наслаждение собственной компанией помогает нам лучше узнать себя и развить некоторые из наших внутренних сильных сторон.

Однако, хотя бы время от времени, общение с людьми — будь то наши близкие друзья или новые знакомые — может позволить нам немного отвлечься и получить новое представление о мире.

Быть счастливее, лучше учиться и жить дольше — все это преимущества, которые должны мотивировать даже самых преданных одиночек выбраться и пообщаться.Теперь закройте браузер и позвоните своему старому другу.

Как это влияет на психическое и физическое здоровье?

Мы включаем продукты, которые, по нашему мнению, будут полезны нашим читателям. Если вы совершаете покупку по ссылкам на этой странице, мы можем получить небольшую комиссию. Вот наш процесс.

Люди рождаются в социальных группах и всю свою жизнь живут как часть общества, поэтому социальный элемент не может быть легко удален из эволюции человека. Но как социальные контакты влияют на наше здоровье?

Поделиться на PinterestМы социальные существа, и общение с людьми — в нашей природе.Но это также приносит нам пользу на умственном и физическом уровне.

Как люди, мы мечтаем, учимся, растем и работаем как часть общества. Общество, в котором мы родились, и общества, в которых мы путешествуем на протяжении всей жизни, формируют нашу личность.

И действительно, мы настолько заинтересованы в общении друг с другом — даже за пределами географических ограничений — что разработали множество инструментов, которые помогут нам в этом, включая ручку и бумагу, телеграф, телефон и Интернет.

Когда я спросил своих коллег из офиса Medical News Today, , какие преимущества — если таковые имеются — они думали, что они извлекаются из социальных связей, большинство из них ответили, что находят некоторую степень комфорта в социальном взаимодействии.

Некоторые коллеги сказали, что им понравился общий опыт, в то время как другие объяснили, что друзья поддерживали их мотивацию «время от времени заниматься некоторыми полезными делами». Другие говорили, что общение с друзьями помогло им «расслабиться и взглянуть на вещи в перспективе.

Даже самые замкнутые из нас время от времени жаждут социальных контактов. Но почему это так, и приносит ли общение нам реальную пользу для здоровья?

В этом обзоре мы исследуем, почему люди процветают в обществе и как социальное взаимодействие влияет на наше психическое и физическое благополучие.

Может показаться интуитивным, что социальная жизнь помогла нашему виду не только выживать, но и процветать на протяжении миллионов лет. Но почему так?

В исследовании 2011 года, которое было опубликовано в журнале Nature , утверждается, что социальная жизнь стала ключевой силой для приматов-предков людей, когда они перестали добывать пищу в ночное время (чтобы они могли использовать тьму в качестве щита). ) для выполнения своей деятельности днем ​​(что сделало их более уязвимыми для более широкого круга хищников).

Другое более недавнее исследование — также в журнале Nature — предполагает, что ранние гоминиды, возможно, развили базовую форму языка, потому что им требовалось более продвинутое общение для обмена идеями. По их словам, это помогло нашим предкам разработать инструменты, которые позволили им жить лучше и развиваться дальше.

Исследователи также предположили, что люди от природы сострадательные существа, и что наше сострадание и сочувствие сослужили нам хорошую службу, поскольку способность заботиться и делиться высоко ценится людьми, ищущими спутника жизни.

В конце концов, чтобы вид выжил, его члены должны не только производить потомство, но и уметь оградить свое потомство от вреда и оградить сверстников от травм, чтобы они могли черпать силы из сотрудничества перед лицом невзгоды.

Психолог Сьюзан Пинкер утверждает, что прямой контакт человека с человеком запускает части нашей нервной системы, которые выделяют «коктейль» из нейротрансмиттеров, которым поручено регулировать нашу реакцию на стресс и тревогу.

Другими словами, когда мы общаемся с людьми лицом к лицу, это может помочь сделать нас более устойчивыми к стрессовым факторам в долгосрочной перспективе.

«Личный контакт высвобождает целый каскад нейротрансмиттеров, и, как вакцина, они защищают вас сейчас, в настоящем и в будущем, так что просто […] пожимая руку, доставляя кому-то удовольствие. пяти достаточно, чтобы высвободить окситоцин, который повышает уровень вашего доверия и снижает уровень кортизола, поэтому снижает уровень стресса ».

Сьюзан Пинкер

Она добавляет, что в результате социального взаимодействия «вырабатывается [также] дофамин, который дает нам немного кайфа и снимает боль, это похоже на естественный морфин.

Эта идея подтверждается результатами исследования, проведенного в прошлом году за MNT , в котором сделан вывод о том, что прикосновение романтического партнера действительно может помочь облегчить физическую боль.

Другое исследование, проведенное в прошлом году, показало, что пациенты, проходящие химиотерапию по поводу рака, как правило, чувствуют себя лучше, если у них есть доступ к социальной поддержке и взаимодействию, предполагая, что простое пребывание в кругу семьи, друзей или сверстников, переживающих аналогичный опыт, может укрепить нас как психологически, так и физически.

Исследования показали, что, взаимодействуя с другими, мы фактически тренируем свой мозг. Социальная мотивация и социальные контакты могут помочь улучшить формирование памяти и вспомнить, а также защитить мозг от нейродегенеративных заболеваний.

Поделиться на PinterestКогда мы учимся, чтобы делиться своими знаниями с другими, мы учимся лучше.

Профессор Мэтью Либерман из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе специализируется на механике того, что он называет «социальным мозгом», то есть на нейронной активности, связанной с социальным взаимодействием, и на преимуществах, которые она дает для мозга.

Он видел, например, что «если ты учишься, чтобы научить кого-то другого, то ты учишься лучше, чем если бы ты учился для того, чтобы пройти тест».

Это противоречит широко распространенным убеждениям в современных образовательных системах, согласно которым обычно предпочтительнее учиться самостоятельно, ради накопления знаний и навыков.

Вместо этого, однако, профессор Либерман отмечает, что «когда вы социально мотивированы учиться, социальный мозг может учиться, и он может делать это лучше, чем аналитическая сеть, которую вы обычно активируете, когда пытаетесь запомнить.”

Исследование, опубликованное в прошлом году, также показало, что поддержание близких дружеских отношений в более позднем возрасте может помочь предотвратить снижение умственного развития.

Исследование, проведенное учеными из Центра когнитивной неврологии и болезни Альцгеймера Медицинской школы Фейнберга Северо-Западного университета в Чикаго, штат Иллинойс, показало, что «супер-агенты» — это люди в возрасте 80 лет и старше, но обладающие умственной подвижностью гораздо моложе. людей, похоже, объединяет одно: близкие друзья.

«В то время как и SuperAger, и [их сверстники со средними когнитивными способностями] подтверждали высокий уровень психологического благополучия, — объясняют авторы, — SuperAger одобряли более высокий уровень позитивных социальных отношений, чем их когнитивные средние для своего возраста сверстники.

Несколько недавних исследований также связали социальную связь с преимуществами физического здоровья, а улучшение привычек — с более здоровым образом жизни. Исследователи из Медицинского центра Маастрихтского университета в Нидерландах обнаружили, что у социально активных людей снижается риск развития диабета 2 типа.

Напротив, люди, которые не участвовали в общественной деятельности, например, гуляли с друзьями или вступали в клуб, имели на 60 процентов более высокий риск развития состояния, называемого «преддиабет», которое обычно предшествует диабету.

Возможно, просто нахождение рядом с людьми, которые побуждают нас сохранять здоровые привычки или достигать сложных жизненных целей, может помочь нам не забывать о еде, физических упражнениях и других привычках, связанных с образом жизни.

Недавнее исследование также показало, что у людей, которые тренировались в группе, а не в одиночку, снизился уровень стресса и улучшилось психическое и физическое благополучие в конце 12-недельной фитнес-программы.

Их сверстники, которые ходили на индивидуальные занятия фитнесом или тренировались только с одним партнером, не испытывали таких улучшений.

«Общие преимущества совместной работы с друзьями и коллегами и выполнения сложных задач, одновременно подбадривая друг друга, приносят дивиденды, помимо физических упражнений», — отмечает ведущий автор исследования.

Наконец, тесные социальные связи — с друзьями, партнерами или членами семьи — могут сделать нас счастливыми и в долгосрочной перспективе повысить нашу общую удовлетворенность жизнью.

Поделиться на PinterestАктивная социальная жизнь связана с более сильным чувством благополучия и более продолжительной жизнью.

Исследования показали, что те, кто поддерживает близкие дружеские отношения в подростковом возрасте, не просто счастливы в подростковом возрасте; они также реже страдают депрессией или тревогой в более позднем возрасте.

Аналогичные тенденции наблюдались и в отношении пожилых людей. Исследование, опубликованное в 2016 году, показало, что пожилые люди, которые «ведут [e] социально активную жизнь и уделяют первоочередное внимание социальным целям, [имеют] более высокую удовлетворенность в конце жизни».

Интересно, что исследователи, которые изучали жителей так называемых Голубых зон по всему миру — мест с большим количеством людей SuperAger, которые доживают до глубокой старости, сохраняя при этом хорошее здоровье и когнитивные функции, — отметили, что в то время как другие элементы, связанные с диета и образ жизни широко варьировались, все они, казалось, были посвящены высокой социальной активности.

Доктор Арчель Георгиу, изучавший SuperAgers на изолированном острове Икария в Греции, увидел, что они постоянно окружены семьей, соседями и другими членами своего сообщества и что все они активно поддерживают друг друга.

Икарианцы, как выяснил доктор Георгиу, собирались почти каждый вечер, чтобы избавиться от повседневных забот.

Точно так же авторы книги Икигай: Японский секрет долгой и счастливой жизни , взяв интервью у пожилых людей из деревни Огими в японской префектуре Окинава, увидели, что социальная связь играет ключевую роль в жизни этих людей.

«На Окинаве принято устанавливать тесные связи с местными сообществами. Моаи — это неформальная группа людей с общими интересами, которые заботятся друг о друге. Для многих служение сообществу становится частью их икигай [цель жизни] ».

Авторы объясняют, что члены группы moai «сохраняют эмоциональную и финансовую стабильность», так как все остальные члены их группы помогают им, если они попадают в беду или переживают тяжелые времена.

Конечно, быть социально активным — это не обязательно то, чем все мы можем заниматься постоянно. Иногда нам просто нужно немного места, и это нормально; наслаждение собственной компанией помогает нам лучше узнать себя и развить некоторые из наших внутренних сильных сторон.

Однако, хотя бы время от времени, общение с людьми — будь то наши близкие друзья или новые знакомые — может позволить нам немного отвлечься и получить новое представление о мире.

Быть счастливее, лучше учиться и жить дольше — все это преимущества, которые должны мотивировать даже самых преданных одиночек выбраться и пообщаться.Теперь закройте браузер и позвоните своему старому другу.

Почему социальная жизнь — это хорошо для вас

Социальное взаимодействие людей важно для каждого аспекта нашего здоровья. Исследования показывают, что наличие сильной сети поддержки или крепких общественных связей способствует как эмоциональному, так и физическому здоровью и является важным компонентом взрослой жизни. За прошедшие годы был проведен ряд исследований, демонстрирующих взаимосвязь между социальной поддержкой и качеством физического и психологического здоровья.

Исследование

Хотя большинство исследований, посвященных изучению преимуществ социальной поддержки, сосредоточено на пожилых людях (Steptoe, Dockray, & Wardle, 2009), наличие сильной социальной сети имеет решающее значение для психологического и физического здоровья, независимо от возраста. Например, исследование поступающих в колледж первокурсников показало, что социальная поддержка эффективна в снижении депрессии как у людей со здоровой самооценкой, так и у людей с плохой самооценкой (Cohen, Sherrod, & Clark, 1986). Авторы этого исследования обнаружили, что принадлежность к социальной сети помогает снизить стресс для людей, поступающих в университет.

Социальная вовлеченность также важна с возрастом. В исследовании европейцев старше 50 лет Сирвен и Дебранд (2008) обнаружили, что люди, которые участвовали в общественной или общественной деятельности, с большей вероятностью сообщали о хорошем или очень хорошем здоровье. Исследование было основано на данных Обзора здоровья, старения и выхода на пенсию в Европе (SHARE) и включало 11 европейских стран и 22 000 домашних хозяйств (31 000 человек).

Что мы думаем

В Южном университете мы надеемся, что вы извлечете уроки из этих исследований и продолжите создавать сети поддержки в своей жизни.Помимо психологических и физических преимуществ наличия системы поддержки, наличие друзей и семьи, которые знают о ваших академических и профессиональных целях, может помочь вам в их достижении. Поддержка и поощрение со стороны ваших друзей и семьи будут мотивировать вас, и вы можете попросить их регулярно проверять, как вы делаете это на уроках. Поскольку они верят в вас и вы часто их видите, вам не захочется их разочаровывать. Кроме того, они будут рады услышать о вашем успехе!

Мы надеемся, что в последнюю неделю конкурса «Студент-герой» вы продолжите общаться с другими учащимися онлайн, а также начнете обсуждать с семьей и друзьями свой опыт онлайн-образования.Если ваш герой — член семьи или друг, с которым вы встречаетесь каждый день, а не студент, мы рекомендуем вам все же принять участие в конкурсе и рассказать нам, почему он так важен для вас!

Источники

Коэн, С., Шеррод, Д. Р., и Кларк, М. С. (1986). Социальные навыки и стресс-защитная роль социальной поддержки. Журнал личности и социальной психологии , 50 (5), 963-973.

Сирвен, Н., и Дебранд, Т. (2008). Социальное участие и здоровое старение: международное сравнение с использованием данных SHARE. Социальные науки и медицина , 67, 2017-2026.

Степто А., Докрей С. и Уордл Дж. (2009). Положительное влияние и психобиологические процессы, имеющие отношение к здоровью. Журнал личности , 77 (6), 1747-1776.

Вален, Х. Р., и Лахман, М. Э. (2000). Социальная поддержка и напряжение со стороны партнера, семьи и друзей: затраты и выгоды для мужчин и женщин в зрелом возрасте. Журнал социальных и личных отношений , 17, 5-30.

Департамент здравоохранения | Социальные отношения

Социальные отношения защищают психическое здоровье всех людей.Однако у людей с психическими заболеваниями меньше шансов иметь такие защитные отношения, а когда их социальные связи плохи, их выздоровление затрудняется, и они подвергаются повышенному риску рецидива (Pevalin & Goldberg 2003). Люди с психическими заболеваниями могут оказаться изолированными на всех уровнях, на которых устанавливаются социальные связи: интимные отношения, семья, друзья, знакомые на работе и в свободное время, а также контакты в обществе. Люди с историей госпитализации подвергаются особенно высокому риску социальной изоляции и имеют более плохие социальные отношения, чем те, кто лечился в рамках первичной медико-санитарной помощи (Kent et al 1995).

На протяжении жизни люди имеют разные социальные потребности. Например, для молодых людей особенно важно иметь возможность общаться со своими сверстниками, поскольку установление хороших отношений со сверстниками имеет фундаментальное значение для благополучия в подростковом возрасте. Тем не менее, отношения со сверстниками также могут быть фактором риска, если сверстники вовлечены в антисоциальное поведение или злоупотребляют алкоголем и другими наркотиками.


Отсутствие интимных отношений является основным фактором риска во взрослом возрасте, а переживание разлуки или развода отрицательно сказывается на благополучии (Richards et al 1997).Взрослые, чьи браки не сохранились, и те, кто потерял работу, не имеют важных источников социальной поддержки. Для пожилых людей потеря в результате смерти становится значительным фактором риска для психического здоровья.

Женщины, как правило, участвуют в большем количестве отношений, чем мужчины на протяжении всей своей жизни, обычно имеют несколько отношений разного типа, и, следовательно, их потребность в социальных навыках выше (Mowbray, Nicholson & Bellamy, 2003). Однако важно отметить, что, хотя хорошие социальные отношения защищают психическое здоровье, семейные (и другие) отношения иногда могут быть конфликтными или даже опасными.В частности, для женщин возможность насилия в партнерских отношениях является фактором риска, который необходимо признать.

Восстановление социальных отношений необходимо для поддержания хорошего самочувствия и предотвращения рецидивов. Группы поддержки сверстников и самопомощи неоценимы в этом отношении, потому что они обеспечивают безопасное и непредвзятое место для социального взаимодействия (Nikkel 1994). После приступа психического заболевания некоторым людям необходимо восстановить свои базовые социальные навыки, поскольку их симптомы могут мешать им.Группы самопомощи могут обеспечить безопасную среду для этого. Группы поддержки помогают по-разному, но, что важно, они предоставляют доступ к людям с общим опытом, чувством принадлежности, образцами для подражания и вдохновением (см. Pepper 2003). В ходе консультаций неоднократно подчеркивалась важность социальных отношений, возникающих в группах самопомощи, а также из семьи и других источников, как важнейших для предотвращения рецидивов.

Почему некоторые люди получают мало удовольствия от социального взаимодействия — Ассоциация психологических наук — APS

Социальное взаимодействие считается настолько важным фактором физического и психического благополучия, что людям, которые демонстрируют относительно низкое стремление и удовольствие от взаимодействия с другими, иногда ставят клинический диагноз «социальной ангедонии».”

Социальную ангедонию нельзя объяснить социальной тревогой или изоляцией; скорее, социально ангедонические люди искренне предпочитают одиночество и сообщают о меньших социальных навыках, контактах, интересе и удовольствиях. Они также, как правило, демонстрируют больше негативных эмоций и меньше позитивных, социальной поддержки и навыков совладания с собой.

Ученые-психологи заинтересованы в понимании факторов риска социальной ангедонии (СА), потому что СА способствует эмоциональной и социальной дисфункции. Также считается, что SA играет роль в социальных и нервных аномалиях, связанных с шизотипией — феноменом, похожим на шизофрению, который, как считается, указывает на уязвимость к шизофрении — и расстройствам шизофренического спектра.

В одном исследовании, опубликованном в журнале Clinical Psychological Science , исследователи Дэвид Доделл-Федер и Лаура Жермин рассмотрели связи между СА и различными факторами, включая пол, возраст, социально-экономический статус, этническую принадлежность и этническую плотность (т. Е. Долю жителей в город участника, принадлежащий к этнической группе участника).

Исследователи собрали данные из выборки из более чем 19 000 участников, при этом около половины участников прибыли из преимущественно англоязычных стран.Участники заполнили самоотчет «Пересмотренная шкала социальной ангедонии» и предоставили демографические и другие данные на индивидуальном уровне.

Один из самых надежных результатов заключался в том, что мужчины сообщали о значительно большей СА, чем женщины. Предыдущие исследования показали, что женщины более квалифицированы в социальных когнитивных задачах, и авторы предполагают, что это может способствовать большему удовольствию и удовлетворению от социального взаимодействия, большей социальной поддержке и, следовательно, большему количеству буферов против СА.

Кроме того, сравнение возрастных групп показало, что СА обычно выше в подростковом возрасте и ниже после взросления.

Додель-Федер и Жермин также обнаружили связь с социально-экономическим статусом. Участники с образованием ниже колледжа сообщили об уровне СА выше среднего, а участники без образования имели наивысший уровень СА. Получатели степени сообщили о самых низких уровнях SA, даже если исследователи учитывали возраст и пол. Участники из сообществ с более высокими средними доходами сообщили о меньшей SA, даже с учетом возраста и пола.

Исследователи предполагают, что стресс, связанный с неблагоприятным социальным и экономическим положением, может ограничивать способность человека испытывать удовольствие или мотивацию к социальному взаимодействию. В то же время SA может повлиять на способность человека создавать социальную сеть, уменьшая размер системы поддержки для защиты от социально-экономического стресса.

Этническая принадлежность и статус мигранта также были связаны с SA. Лица европейского происхождения и коренные жители Гавайев / островов Тихого океана сообщили об уровне СА ниже среднего.Все другие этнические группы были выше среднего по уровням SA, а участники африканского происхождения сообщили о самых высоких уровнях. В преимущественно англоязычных странах субъекты азиатского происхождения сообщили о самых низких уровнях SA. Мигранты сообщили о меньшем SA, чем не иммигранты, с учетом этнической принадлежности, возраста и пола, даже в преимущественно англоязычных странах.

Участники, проживающие в районах с большей этнической плотностью, сообщили о более высоких уровнях SA, но результаты также показали, что этническая плотность может быть защитным фактором для мигрантов.

Люди, живущие в менее густонаселенных районах, сообщали о большей SA, даже с учетом возраста и пола. Исследователи объяснили, что меньшее количество шансов на общение может затруднить или снизить мотивацию для поиска социального взаимодействия. Однако отсутствие интереса к общению также может побудить человека искать места проживания, где проживает меньше людей, где социальное взаимодействие менее вероятно.

Dodell-Feder и Germine подчеркивают, что эти факторы риска составляют лишь небольшую часть вариаций СА, поэтому мы не можем предсказать заболевание, основываясь только на этой информации.Тот факт, что участники не были отобраны случайным образом, означает, что исследователи не могут исключить предвзятость самоотбора. Тем не менее, результаты этого исследования показывают, что существуют определенные факторы окружающей среды, которые способствуют уязвимости для социальной ангедонии.

Изучение тонкостей социальной ангедонии может иметь значение для оценки и лечения многих расстройств.

«В настоящее время лечение будет одинаковым для всех, кто относится к этим широким категориям [депрессии и тревожности]», — объясняет Уильямс. «Уточняя диагноз, можно было бы назначить лучшие варианты лечения, особенно для этого типа тревоги или депрессии.”

Поскольку СА относительно стабильна и подобна чертам характера, особенно у людей с расстройством шизофренического спектра, авторы рекомендуют в будущей работе исследовать другие аспекты личности, такие как интроверсия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *