Развитие территориального финансового планирования: РАЗВИТИЕ ТЕРРИТОРИЙ НЕВОЗМОЖНО БЕЗ ПЛАНИРОВАНИЯ

Автор: | 20.06.1977

Содержание

РАЗВИТИЕ ТЕРРИТОРИЙ НЕВОЗМОЖНО БЕЗ ПЛАНИРОВАНИЯ

в Улан-Удэ в рамках Международной экономической конференции состоялось заседание «круглого стола» на тему: «Территориальное планирование как важный элемент системы стратегического планирования и прогнозирования развития Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований».


Во время дискуссии в ходе «круглого стола» ее участники подчеркнули, что проведение государством эффективной социально-экономической политики невозможно без развития системы стратегического планирования и прогнозирования, важным элементом которой является территориальное планирование, обеспечивающее оптимальное размещение в регионах и муниципальных образованиях объектов оборонной, производственной и социальной инфраструктуры.

В связи с утверждением в 2008 году Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, где определены новые направления региональной политики, связанные с формированием зон опережающего экономического развития и перспективных специализаций регионов, роль территориального планирования значительно возрастает.

Было отмечено, что в области проведения территориального планирования к настоящему времени проделана определенная правовая и организационно-техническая работа.

Законодательно урегулированы вопросы территориального планирования в Градостроительном кодексе Российской Федерации. Принят ряд нормативно-правовых актов федеральных органов исполнительной власти по вопросам подготовки документов и согласования проектов схем территориального планирования, деятельности комиссии по совместной подготовке проектов документов территориального планирования и т. д.

В большинстве регионов также приняты законы и иные нормативные акты, регулирующие градостроительную деятельность, порядок подготовки документов территориального планирования в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях, целевые программы по вопросам планировки территории, финансовой помощи муниципальным образованиям при проведении территориального планирования.

На федеральном уровне разработана цифровая картографическая основа для подготовки схем территориального планирования, проводится работа по ее тиражированию и обеспечению федеральных и региональных органов исполнительной власти картографическими материалами.

Вместе с тем участники дискуссии указали и на существенные недостатки в деятельности по территориальному планированию.

В соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации территориальное планирование должно быть завершено до 2010 года (ранее этот срок устанавливался на 2006 и на 2008 годы, но дважды переносился).

Однако, до сих пор Правительством Российской Федерации не утверждены схемы территориального планирования Российской Федерации. Не утверждены также такие схемы в двух третях субъектов Российской Федерации. В особо сложном положении находятся муниципальные образования, которым необходимо выполнить наибольший объем работы. Так, к настоящему времени из 19879 сельских поселений генеральные планы утверждены только в 2295 из них.

Причиной такого положения явилось несвоевременная разработка необходимой нормативной базы на федеральном уровне, задержка с подготовкой картографических материалов, чрезмерно сложные процедуры разработки, согласования, утверждения и опубликования документов территориального планирования, недостаток квалифицированных специалистов в сфере градостроительства, особенно на муниципальном уровне, отсутствие соответствующих методических материалов.

Недостаточно скоординирована работа на всех уровнях по проведению территориального планирования. Серьезно затрудняет работу недостаток необходимых финансовых ресурсов, в первую очередь у муниципальных образований. Однако, в Федеральном законе «О федеральном бюджете на 2009 год и на плановый период 2010 и 2011 годов» не были предусмотрены расходы на предоставление субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации для оказания финансовой помощи органам местного самоуправления по разработке генеральных планов, хотя такие предложения вносились.

Выделяемых из региональных бюджетов средств на эти цели также недостаточно.

Неудовлетворительное положение в сфере проведения территориального планирования ведет к серьезным негативным последствиям. Согласно нормам Градостроительного кодекса Российской Федерации при отсутствии утвержденных схем территориального планирования органы государственной власти и органы местного самоуправления с 1 января 2010 года не смогут принимать решения о резервировании земель, об изъятии земельных участков (в том числе путем выкупа) для государственных или муниципальных нужд, о переводе земель из одной категории в другую.

Отсутствие этих документов не позволит оформлять разрешительные документы на строительство, предоставлять земельные участки под застройку, вследствие чего будет остановлен процесс размещения инфраструктуры и инвестиционного развития территорий.

Очевидно, что завершить работы по территориальному планированию до установленного срока невозможно и его будет необходимо в очередной раз переносить, констатировалось в ходе дискуссии. Таким образом, не будут выполнены задачи, поставленные в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, в которой завершение разработки и принятие документов территориального планирования к 2010 году определено в качестве целевого индикатора реализации концепции.

Серьезные негативные последствия влечет отсутствие схемы территориального планирования Российской Федерации. В этих условиях территориальное планирование на региональном и местном уровнях проводится без учета стратегических ориентиров социально-экономического развития страны. В последующем потребуется корректировка уже разработанной и утверждённой градостроительной документации, что приведёт к дополнительным расходам соответствующих бюджетов.

Отсутствие документов территориального планирования на федеральном уровне является сдерживающим фактором для реализации региональных долгосрочных целевых программ, таких как, например, развитие дорожной сети регионов.

Участники «круглого стола» считают, что в целях обеспечения социально-экономического развития Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований необходимо активизировать работу по проведению территориального планирования. По итогам круглого стола были приняты соответствующие рекомендации в адрес Правительства РФ, органов государственной власти регионов и муниципальных образований.

Публикации по теме:

Структура ИОГВ — Официальный сайт Администрации Санкт‑Петербурга

№ п/п

Наименование структурного подразделения

ФИО начальника/зам. начальника

Контактная информация (телефон)

1

Отдел бухгалтерского учета и отчетности

Овсянникова Татьяна Сергеевна

576-99-71

2

Отдел закупок

Магдюк Сергей Сергеевич

576-99-65

3

Жилищный отдел
(ул. Михайлова, д. 9)

Перцева Анна Владимировна

576-99-80

4

Отдел здравоохранения
(ул. Михайлова, д. 9)

Силиди Илья Юрьевич

576-99-03

5

Отдел информатизации и связи

Денисов Максим Владимирович

576-99-38

6

Отдел культуры

Патиенко Екатерина Александровна

576-99-86

7 Отдел молодежной политики и взаимодействия с общественными организациями Новопольцева Анастасия Викторовна 417-47-57

8

Отдел физической культуры и спорта

(ул. Михайлова, д. 9)

Кузнецова Светлана Евгеньевна

576-99-64

9

Отдел образования

Пичугина Наталья Васильевна

576-99-62, 576-99-63

10

Общий отдел

Андреева Ксения Владимировна

Зам. начальника отдела
Васильев Андрей Николаевич

576-99-58

576-99-61

11

Отдел организационной работы и взаимодействия с органами местного самоуправления

 

576-99-57

12

Отдел по вопросам государственной службы и кадров

Ильин Никита Владимирович

576-99-44

13

Отдел по вопросам законности, правопорядка и безопасности
(ул. Михайлова, д. 9)

Веревкина Оксана Александровна

 

576-99-05

576-99-36

14

Отдел потребительского рынка

Зубрилкина Светлана Андреевна

576-99-56

15

Отдел благоустройства и экологии

Платонов Николай Александрович

417-47-28

16

Отдел районного хозяйства

Пришлецов Николай Борисович

576-99-54

17

Отдел социальной защиты населения

Галицкая Ирина Владимировна

576-99-06

18

Отдел строительства и землепользования

Деревянко Иван Владимирович

576-99-47

19

Отдел экономического развития

Федотова Оксана Васильевна

576-99-46

20

Юридический отдел

Книзель Светлана Геннадьевна

576-99-52

21 Отдел внутреннего финансового и ведомственного контроля Шинкарева Мария Николаевна 576-99-93
22 Отдел бюджетного планирования и финансирования Аброськина Ирина Алексеевна 409-75-90

23

Сектор дежурной службы

Анисцов Юрий Владимирович

542-24-34

24

Сектор мобилизационной подготовки

Лубенский Игорь Михайлович

576-99-45

25 Пресс-секретарь Лебединова Юлия Кирилловна 576-99-50

Финансово-экономическое управление

Начальник Управления: Макарова Виктория Владимировна

Расположение: Москва, Чистопрудный бульвар, д. 6/19

Приемная: (495) 983-40-40 доб. 21-55

Электронный адрес: [email protected]

Основными задачами Управления являются:

— осуществление в целях реализации возложенных на Росреестр функций главного распорядителя и получателя средств федерального бюджета, главного администратора доходов, администратора доходов в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации;

— осуществление финансового обеспечения деятельности центрального аппарата Росреестра, территориальных органов и подведомственных организаций;

— обеспечение финансирования проектно-изыскательских, научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ, государственных капитальных вложений, федеральных целевых и ведомственных программ за счет средств федерального бюджета;

— осуществление перспективного и оперативного планирования расходов на содержание центрального аппарата Росреестра, территориальных органов и подведомственных организаций;

— обеспечение организационно-методической работы по мобилизации и прогнозированию доходов федерального бюджета, администрируемых Росреестром;

— обеспечение бюджетного учета финансовых и материальных ресурсов, хозяйственных операций и обязательств центрального аппарата Росреестра в целях формирования полной и достоверной информации о финансово-экономической деятельности Росреестра;

— осуществление сводной бюджетной и статистической отчетности в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации;

— организация работы в территориальных органах и подведомственных организациях по эффективности использования средств федерального бюджета;

— обеспечение взаимодействия с Минфином России, Федеральным казначейством и его территориальными органами, а также с Минэкономразвития России по вопросам финансирования расходов, предусмотренных Росреестру в расходной части бюджета Российской Федерации, и администрирования доходов, закрепленных за Росреестром;

— внедрение программно-целевых методов, повышение результативности бюджетных расходов и оптимизация управления бюджетными средствами, предусмотренными Росреестру законом о федеральном бюджете;

— подготовка предложений и осуществление мер, направленных на повышение результативности финансово-хозяйственной деятельности, в соответствии с компетенцией Управления.

Управление в соответствии с возложенными на него задачами осуществляет следующие основные функции:

— осуществляет в центральном аппарате и обеспечивает в территориальных органах и подведомственных организациях организационно-методическое руководство деятельностью в области финансового планирования, администрирования доходов бюджетной системы Российской Федерации, текущего финансирования, бухгалтерского учета и отчетности, финансовой и экономической статистики, денежного содержания и заработной платы гражданских служащих и работников бюджетной сферы Росреестра;

— рассматривает представленные территориальными органами прогнозы поступлений доходов в федеральный бюджет на среднесрочный период, формирует прогнозные показатели поступлений доходов в федеральный бюджет для центрального аппарата Росреестра и территориальных органов на соответствующий финансовый год;

— представляет в установленном порядке в Минфин России и Минэкономразвития России предложения по формированию проекта федерального бюджета на среднесрочный и долгосрочный периоды в части, касающейся финансирования центрального аппарата Росреестра, территориальных органов и подведомственных организаций, а также доходных источников, закрепленных за Росреестром;

— осуществляет учет и контроль поступлений в бюджетную систему Российской Федерации, администрируемых центральным аппаратом Росреестра, оформление уведомлений об уточнении вида и принадлежности платежа и документов на возврат излишне уплаченных средств от платежей в федеральный бюджет;

— представляет в установленном порядке в Минфин России и Минэкономразвития России прогнозные и аналитические материалы по доходам, администрируемым Росреестром, на текущий финансовый год;

— рассматривает представленные территориальными органами проекты смет расходов на среднесрочный период;

— обеспечивает в установленном порядке финансовыми ресурсами все виды деятельности центрального аппарата Росреестра, территориальных органов и подведомственных организаций в пределах выделенных ассигнований;

— уведомляет в установленном порядке Управление делами Росреестра о лимитах бюджетных обязательств для формирования планов закупок материально-технических ресурсов и услуг для нужд Росреестра на очередной финансовый год в пределах выделенных ассигнований в разрезе кодов расходов бюджетной классификации Российской Федерации;

— участвует в планировании расходов Росреестра в части, касающейся капитального и текущего ремонта, централизованных закупок товаров, работ и услуг, осуществляемых за счет средств федерального бюджета для нужд центрального аппарата Росреестра, территориальных органов и подведомственных организаций;

— формирует лимиты бюджетных обязательств территориальных органов и подведомственных организаций с учетом предложений по соответствующим кодам бюджетной классификации Российской Федерации и их расходные расписания в пределах выделенных ассигнований;

— анализирует расходы центрального аппарата Росреестра и рассматривает предложения территориальных органов и подведомственных организаций Росреестра об увеличении (сокращении) расходов по отдельным кодам бюджетной классификации Российской Федерации и при необходимости вносит в Минфин России в установленном порядке предложения об изменении утвержденного распределения расходов по кодам бюджетной классификации Российской Федерации, предусмотренным Росреестру;

— готовит на основании предложений заинтересованных структурных подразделений центрального аппарата Росреестра для утверждения руководством Росреестра изменения лимитов бюджетного финансирования территориальных органов и подведомственных организаций в пределах выделенных ассигнований;

— принимает участие в рассмотрении проектов договоров, соглашений, заключаемых Росреестром с юридическими и физическими лицами, а также документов, поступающих в Управление на оплату;

— осуществляет анализ расходов бюджетных средств, предусмотренных Росреестру на денежное содержание гражданских служащих и заработную плату обслуживающего персонала;

— осуществляет контроль за кассовым исполнением расходов федерального бюджета, произведенных территориальными органами;

— осуществляет рассмотрение, согласование и визирование проектов программ и планов мероприятий по направлениям деятельности Росреестра, проектов федеральных и ведомственных целевых программ, утверждение которых может повлиять на эффективность и результативность расходования бюджетных средств, расходные обязательства Российской Федерации и формирование доходной части федерального бюджета;

— ведет бухгалтерский учет финансово-хозяйственной деятельности Росреестра и формирует сводный бухгалтерский отчет;

— участвует в подготовке и проведении инвентаризации имущества и материальных ценностей, находящихся на балансе центрального аппарата Росреестра;

— составляет сводную консолидированную бухгалтерскую, финансовую и статистическую отчетность и представляет ее в Минфин России, Федеральное казначейство, Счетную палату Российской Федерации;

— производит расчеты и выплату гражданским служащим и сотрудникам, обслуживающим подразделения центрального аппарата Росреестра, денежного содержания и заработной платы, обеспечивает предоставление им гарантий и компенсаций в соответствии с законодательством Российской Федерации;

— проводит экономический анализ финансово-хозяйственной деятельности территориальных органов и подведомственных организаций, представляет на рассмотрение руководству Росреестра его результаты, для чего запрашивает в пределах своей компетенции в территориальных органах и подведомственных организациях помимо бухгалтерской и статистической отчетности, дополнительную информацию;

— участвует в пределах своей компетенции в разработке, рассмотрении и согласовании проектов типовых структур, положений, норм положенности, нормативов численности и штатов центрального аппарата Росреестра и территориальных органов;

— организует и осуществляет представление в установленном порядке проектов планов, показателей, основных направлений и отчетов о результатах деятельности Росреестра в пределах компетенции Управления;

— принимает участие в осуществлении контроля за деятельностью территориальных органов и подведомственных организаций по исполнению следующих функций:

— организация и осуществление деятельности в части финансового планирования и эффективного использования выделяемых средств;

— ведение и достоверность бухгалтерского учета и отчетности в территориальных органах и подведомственных организациях;

— обеспечение поступления доходов в бюджетную систему Российской Федерации, администратором которых является Росреестр;

— осуществление возвратов плательщикам излишне уплаченных денежных средств в сроки, установленные законодательством Российской Федерации;

— осуществляет взаимодействие со Счетной палатой Российской Федерации в части представления отчетов по исполнению бюджета Росреестром;

— осуществляет взаимодействие с внебюджетными фондами и налоговыми органами в части формирования, направления и сверки отчетных данных;-

производит начисление взносов во внебюджетные фонды: Пенсионных фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования;

— обеспечивает своевременное перечисление взносов во внебюджетные фонды и составление ежеквартальной и годовой отчетности в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации;

— обеспечивает сотрудников Росреестра наличными денежными средствами на командировочные и хозяйственные расходы;

— составляет и сдает статистические отчеты по численности гражданских служащих Росреестра и начисленной им заработной плате территориальному статистическому органу;

— представляет в территориальные органы Федеральной налоговой службы сведения о доходах физических лиц – сотрудников Росреестра, налоговые декларации по налогу на имущество, транспортному, земельному налогу, налогу на прибыль и на добавленную стоимость;

— формирует акты сверки взаимных расчетов центрального аппарата Росреестра с контрагентами и проводит сверку с ними в целях выявления (подтверждения) дебиторской и кредиторской задолженности;

— в установленном порядке принимает участие в подготовке предложений по совершенствованию законодательства по вопросам, отнесенным к сфере деятельности Управления, готовит финансово-экономические обоснования потребности в бюджетных средствах на реализацию этих проектов;

— рассматривает обращения, заявления, жалобы граждан, обращения государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений и организаций по вопросам, относящимся к компетенции Управления;

— дает разъяснения гражданским служащим Росреестра, территориальных органов, работникам бюджетной сферы, а также работникам подведомственных организаций и организует своевременное и объективное рассмотрение предложений, жалоб и заявлений по вопросам денежного содержания гражданских служащих Росреестра и его территориальных органов, заработной платы работников бюджетной сферы, подведомственных организаций;

— участвует в пределах своей компетенции в осуществлении функции государственного заказчика федеральных целевых, научно-технических и инвестиционных программ и проектов в установленной сфере деятельности;

— участвует в пределах своей компетенции в работе по совершенствованию системы управления подведомственными организациями, участвует в разработке прогнозов социально-экономического развития указанных организаций, анализирует их финансовое состояние, вырабатывает меры и подготавливает заключения для принятия соответствующих управленческих решений;

— участвует в пределах своей компетенции в работе по подготовке, согласованию и утверждению учредительных документов подведомственных организаций;

— участвует в работе по подготовке к заключению контрактов с руководителями подведомственных организаций проведению и контролю их аттестации в части, относящейся к компетенции Управления;

— осуществляет подготовку технических заданий, а также иных документов в соответствии с установленным в Росреестре порядком организации проведения процедур по размещению заказов для заключения государственных контрактов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг, на проведение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ для обеспечения государственных нужд Росреестра по вопросам, относящимся к компетенции Управления; контроль за выполнением государственных контрактов и приемку поставленных товаров, выполненных работ, оказанных услуг, результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в установленной сфере деятельности Управления;

— принимает участие в пределах своих полномочий в рассмотрении и согласовании конкурсной (аукционной) документации, документации по запросам котировок цен по направлению деятельности Управления;

— участвует в проведении плановых, внеплановых, комплексных проверках территориальных органов и подведомственных организаций;

— по поручению руководства Росреестра совместно с Правовым управлением Росреестра осуществляет представительство (по вопросам своей компетенции) в судах общей юрисдикции, арбитражных судах различных инстанций по делам с участием Росреестра, его территориальных органов, подведомственных организаций;

— по поручению руководства Росреестра осуществляет подготовку либо участвует в подготовке проектов нормативных правовых актов Минэкономразвития России, иных проектов нормативных правовых актов по вопросам, касающимся установленной сферы деятельности Росреестра;

— управление участвует в согласовании проектов правовых актов и иных документов Росреестра, подготавливаемых структурными подразделениями центрального аппарата Росреестра по вопросам, входящим в компетенцию Управления;

по поручению руководства Росреестра участвует в выполнении поручений Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и Минэкономразвития России по вопросам, относящимся к компетенции Управления;

— участвует в мобилизационной подготовке Росреестра.

Управление также осуществляет в пределах своей компетенции иные функции в соответствии с актами Росреестра, поручениями руководства Росреестра.

Положение о Финансово-экономическом управлении 

Официальный интернет-портал Администрации Томской области — Ошибка

array
(
    'code' => 404
    'type' => 'CHttpException'
    'errorCode' => 0
    'message' => 'Невозможно обработать запрос \"uploads/ckfinder/1/userfiles/files/24-%d0%9e%d0%97%20(%d1%80%d0%b5%d0%b4_%20%d0%be%d1%82%2007_10_2019).docx\".'
    'file' => '/var/www/production/yii/framework/yiilite.php'
    'line' => 1803
    'trace' => '#0 /var/www/production/yii/framework/yiilite.php(1719): CWebApplication->runController(\'uploads/ckfinde...\')
#1 /var/www/production/yii/framework/yiilite.php(1236): CWebApplication->processRequest()
#2 /var/www/production/public/index.php(72): CApplication->run()
#3 {main}'
    'traces' => array
    (
        0 => array
        (
            'file' => '/var/www/production/yii/framework/yiilite. php'
            'line' => 1719
            'function' => 'runController'
            'class' => 'CWebApplication'
            'type' => '->'
            'args' => array
            (
                0 => 'uploads/ckfinder/1/userfiles/files/24-%d0%9e%d0%97%20(%d1%80%d0%b5%d0%b4_%20%d0%be%d1%82%2007_10_2019).docx'
            )
        )
        1 => array
        (
            'file' => '/var/www/production/yii/framework/yiilite.php'
            'line' => 1236
            'function' => 'processRequest'
            'class' => 'CWebApplication'
            'type' => '->'
            'args' => array()
        )
        2 => array
        (
            'file' => '/var/www/production/public/index.php'
            'line' => 72
            'function' => 'run'
            'class' => 'CApplication'
            'type' => '->'
            'args' => array()
        )
    )
)
Официальный интернет-портал Администрации Томской области — Ошибка | Администрация Томской области

404

Просим прощения, ведутся технические работы

/var/www/production/yii/framework/yiilite. php at line 1803

#0 /var/www/production/yii/framework/yiilite.php(1719): CWebApplication->runController('uploads/ckfinde...')
#1 /var/www/production/yii/framework/yiilite.php(1236): CWebApplication->processRequest()
#2 /var/www/production/public/index.php(72): CApplication->run()
#3 {main}

Кафедра территориального развития в Москве

Основатель кафедры 

Вячеслав Леонидович Глазычев (1940–2012) – первый и наиболее авторитетный в России эксперт в области территориального развития, советский и российский ученый и общественный деятель, исследователь архитектурного наследия, критик, переводчик, публицист. Кандидат философских наук, доктор искусствоведения, профессор Московского архитектурного института, член Международной академии архитектуры и Зальцбургского семинара планировщиков городов. Пересмотр стратегий развития, спровоцированный финансово-экономическим кризисом, создает острейший спрос на управленцев всех уровней, обладающих пониманием взаимодействия разнонаправленных процессов на территориях и технологиями управления инновационным развитием территорий и мест, технологиями оптимизации взаимодействия между инфраструктурами жизнеобеспечения. Эти новые управленцы должны владеть средствами анализа ситуаций во всей их сложности, уметь разрабатывать технические задания на проектирование, уметь осуществлять оценку альтернативных проектов и, наконец, выстраивать эффективные механизмы реализации проектов и оценку их результативности

В.Л. Глазычев, цитата из Концепции развития кафедры территориального развития, 2009 год


Библиотека территориального развития

Библиотека территориального развития, созданная на базе Кафедры территориального развития им. В.Л. Глазычева ИОН РАНХиГС – первый цифровой ресурс, посвященный городской среде и урбанистике. 

Библиотека предназначена для широкого круга интересующихся темой территориального развития, но, в первую очередь, поможет в развитии профессиональных знаний и навыков у государственных и муниципальных служащих — специалистов, занимающихся развитием российских городов.

Проект реализуется Кафедрой территориального развития имени В.Л. Глазычева ИОН РАНХиГС совместно с Креативной лабораторией «Территория дизайна» при поддержке Фонда ДОМ. РФ.

Перейти на сайт библиотеки

Контакты

119571, г. Москва проспект Вернадского, 82
Email: [email protected] 
Телефон: 8 (499) 956 94 38, 8 (495) 502 96 58


Министерство финансов Ставропольского края Портал органов государственной власти Ставрополького края

Контактные данные :

Адрес: г. Ставрополь, ул. Л. Толстого, 39, индекс 355003

Телефон: (8652) 74-84-30, 94-75-44 (факс)

Телефоны справочной службы: (8652) 74-84-33, 74-84-32, 74-84-31

Официальный сайт:https://mfsk.ru/

E-mail: [email protected]

Подведомственные организации

Калинченко Лариса Анатольевна

Заместитель председателя Правительства Ставропольского края – министр финансов Ставропольского края

 

График приема граждан

Фамилия, имя, отчество

Занимаемая должность

День приема

Часы приема

Место приема

Калинченко
Лариса
Анатольевна

Заместитель председателя Правительства Ставропольского края – министр финансов Ставропольского края


второй четверг

каждого месяца

с 14. 00

до 18.00г. Ставрополь

ул.Л.Толстого,39

Маркасьян

Ирина

Викторовна

 

первый заместитель

министра финансов

Ставропольского края

 

второй четверг

каждого месяца

с 17.00

до 18.00

г. Ставрополь

ул.Л.Толстого, 39

 

Бондарчук

Александр

Владимирович

 

заместитель министра

финансов

Ставропольского края

 

второй четверг

каждого месяца

с 17.00

до 18.00

г. Ставрополь

ул.Л.Толстого,39

Суслов

Юрий

Иванович

 

заместитель министра

финансов

Ставропольского края

 

второй четверг

каждого месяца

с 17.00

до 18.00

г. Ставрополь

ул.Л.Толстого,39

Толстова

Светлана

Ивановна

 

заместитель министра

финансов

Ставропольского края

 

второй четверг

каждого месяца

с 17.00

до 18.00

г .Ставрополь

ул.Л.Толстого,39

Цвентарная

Ирина

Николаевна

 

заместитель министра

финансов

Ставропольского края

 

второй четверг

каждого месяца

с 17.00

до 18.00

г .Ставрополь

ул.Л.Толстого,39

Ягубова

Юлия

Сергеевна

заместитель министра

финансов

Ставропольского края

 

второй четверг

каждого месяца

с 17.00

до 18.00

г. Ставрополь

ул.Л.Толстого,39

Краткая информация о ведомстве

             Министерство финансов Ставропольского края является органомисполнительной власти Ставропольского края, обеспечивающим проведениеединой финансовой и бюджетной политики на территории Ставропольскогокрая и координирующим деятельность в этой сфере иных органовисполнительной власти Ставропольского края.

              Основными задачами министерства являются:

              1) реализация единой финансовой, бюджетной и налоговой политики вСтавропольском крае;

              2) развитие и совершенствование бюджетного процесса имежбюджетных отношений в Ставропольском крае, совершенствованиеметодов финансово-бюджетного планирования;

              3) исполнение краевого бюджета;

              4) контроль в финансово-бюджетной сфере;

              5) предотвращение и пресечение нарушений законодательстваРоссийской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактнойсистеме в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечениягосударственных нужд и муниципальных нужд

Совместная работа для лучшего будущего

Поддерживать устойчивое развитие горнодобывающей и энергетической отраслей таким образом, чтобы увеличивать потенциал сообщества, увеличивать количество рабочих мест и благосостояние на территориях и оказывать положительное влияние на экономику в сообществах.

Почему это важно

Горнодобывающий сектор является краеугольным камнем северной экономики и является важным клиентом территориальных предприятий и предприятий коренных народов. Большая часть потенциала минеральных ресурсов Канады находится на территориях; поскольку 76% проектов к северу от 60 ° не освоены, включая полезные ископаемые, используемые в производстве новых технологий, таких как солнечные батареи. Сноска 1

Этот сектор служит экономической опорой на всех территориях. В 2018 году стоимость добычи полезных ископаемых на Севере составила примерно 3,5 миллиарда долларов: 2110 миллионов долларов в Северо-Западных территориях, 1164 миллиона долларов в Нунавуте и 217 миллионов долларов в Юконе. Сноска 2

В ближайшие пять лет перспективы горнодобывающего сектора варьируются в зависимости от территорий. Ожидается, что в ближайшее время Нунавут испытает период активного роста из-за увеличения добычи полезных ископаемых и ряда новых разрабатываемых рудников, таких как рудник Мелиадин и проект Back River.Юкон прогнозирует рост с тремя новыми шахтами на горизонте с ожидаемым открытием Victoria’s Eagle и Goldcorp’s Coffee and Casino.

Хотя горнодобывающий сектор останется краеугольным камнем экономики Северо-Западных территорий, ни один из существующих алмазных рудников не планирует добычу после 2034 года, а один рудник планируется закрыть через шесть лет. Хотя запланированы новые операции по добыче металлов, эти новые операции не полностью компенсируют снижение добычи алмазов.Будущие инфраструктурные проекты, такие как расширение проекта строительства гидроэлектростанции Тальтсон и развитие коридора доступа через Невольничью геологическую провинцию, снизят эксплуатационные расходы для существующих рудников и будут способствовать разведке и разработке ресурсов.

Существуют также экономические возможности, связанные с другими частями цикла разработки полезных ископаемых, например, связанные с восстановлением шахты Гигант на Северо-Западных территориях и шахты Фаро в Юконе.Наконец, переход к экологически чистым методам добычи полезных ископаемых позволит добиться экономии энергии, энергоэффективных операций по добыче полезных ископаемых и повышения производительности.

Разработанный федеральным, провинциальным и территориальным правительствами в сотрудничестве с партнерами, коренными народами и заинтересованными сторонами, Канадский план по минералам и металлам на 2019 год поможет обеспечить долгосрочный успех отрасли. План поможет извлечь выгоду из экономических возможностей, которые существуют на протяжении всего цикла разработки полезных ископаемых, включая занятость, инвестиции и более тесное взаимодействие с коренными и местными общинами. Сноска 3

Описание графика цикла разработки полезных ископаемых

Этот график описывает цикл разработки полезных ископаемых.

Мероприятия в рамках цикла создают высокооплачиваемые рабочие места и возможности регионального развития, привлекают инвестиции, интегрируют меры защиты окружающей среды, внедряют чистые технологии и приводят к взаимодействию и консультациям с сообществами. Попутно проекты требуют разрешений, разрешений и лицензий. Правительства должны уважать юридические обязательства Короны перед коренными народами.

  • Следуя стрелкам на графике, цикл разработки полезных ископаемых начинается с доконкурентных геолого-геофизических исследований.
  • Сайт проходит этап разведки и технико-экономического обоснования, затем этап планирования и строительства, прежде чем он станет пригодным для эксплуатации.
  • После длительного периода эксплуатации начинается этап закрытия и восстановления.
  • Некоторые закрытые объекты также могут проходить переработку.

Цикл включает «последующие» виды деятельности, такие как переработка, производство и переработка.Они полагаются на исследования и разработки, технологии и инновации, чтобы оставаться конкурентоспособными, устойчивыми и ответственными.

  • Следуя стрелкам на нижнем графике, продукция рудника сначала очищается перед использованием для изготовления и производства.
  • Эти готовые продукты затем используются.
  • Некоторые бывшие в употреблении продукты могут быть переработаны, отремонтированы или повторно использованы, но большинство из них утилизируется.
  • Утилизированные товары отправляются на свалку или сжигаются.

Источник: Секретариат Канадского плана по минералам и металлам, Сектор земель и полезных ископаемых, Министерство природных ресурсов Канады, март 2019 г.

Когда в 2008 году Геологическая служба Канады приступила к осуществлению программы геокартирования для энергетики и полезных ископаемых, только 20% северной части Канады были нанесены на карту в соответствии с современными стандартами. Footnote 4 Благодаря поддержке федеральных и территориальных инвестиций уровень геолого-геофизических знаний в регионе значительно повысился и используется для принятия обоснованных решений по вопросам разведки полезных ископаемых и энергетики, землепользования и окружающей среды.Разработка и внедрение геолого-геофизических технологий и программ нового поколения позволит Канаде занять лидирующие позиции и будет способствовать дальнейшему развитию.

Поддержание конкурентоспособности имеет первостепенное значение в секторе, подверженном влиянию глобальных экономических сил и колебаний цен. Горнодобывающий сектор осваивает новые технологии. Например, алмазные рудники в Северо-Западных территориях используют технологию блокчейн Footnote 5 для модернизации своих цепочек поставок и обеспечения подлинности своих камней.Расширение сотрудничества между горнодобывающим сектором Севера и другими отраслями может способствовать развитию и внедрению взаимовыгодных технологий.

Энергетический сектор, включающий такие первичные источники энергии, как нефть, природный газ и возобновляемые источники энергии, также вносит важный вклад в северную экономику, внося 196 миллионов долларов в северный ВВП в 2017 году. Footnote 6 Энергетический сектор способствует занятости в территорий за счет создания более 690 рабочих мест в таких сферах, как нефть и газ, электроэнергетика и строительство.

Энергетические проекты на биомассе помогают отказаться от использования дизельного топлива, снижая воздействие на окружающую среду и улучшая социально-экономические условия. В 2017 году на Юконе было 7 действующих заводов по производству биомассы (по сравнению с 1 в 2011 году) и 74 в Северо-Западных территориях (по сравнению с 19 в 2011 году). Footnote 7 Эти проекты, зачастую осуществляемые на местном уровне, поощряют ответственность и участие сообщества, одновременно укрепляя потенциал. Например, система централизованного теплоснабжения на биомассе Совета тлинкитов Теслин, которая обеспечивает теплом основные здания общины, служит демонстрационной площадкой для общинного биоэнергетического проекта для посетителей со всего мира.

Как и в случае с горнодобывающей промышленностью, энергетический сектор представляет собой дополнительный социально-экономический вклад в территории и Канаду в целом в таких областях, как новые технологии и инновации, развитие чистой энергии и привлечение инвестиций. Эти секторы могут способствовать экономическому примирению и участию коренных народов в экономике. Ответственное освоение ресурсов включает в себя концепцию устойчивости — баланс экономических, экологических и социальных соображений — и интегрирует использование знаний коренных народов в процессы принятия решений.

Вызов для развивающихся стран на JSTOR

Абстрактный

В условиях глобализации экономики, каковы перспективы развития стран со средним уровнем дохода, большинство из которых более десяти лет страдали от медленного роста или спада? Набор возможных стратегий развития радикально изменился в результате реструктуризации мировых рынков; способы, которыми развивающиеся страны должны быть интегрированы в мировую экономику, сейчас сильно отличаются от тех, которые использовались в период до 1970-х годов.Перед лицом этого очень разные показатели развития наций обусловлены множеством «местных» факторов, таких как технологии, институты и государственная политика. Таким образом, потенциальная интеграция основана на парадоксе: наиболее успешные страны и регионы имеют наиболее «эндогенные» формы производства, а не копии каких-либо предполагаемых глобальных «лучших практик». Необходимо учитывать несколько аспектов таких эндогенных подходов. Они варьируются от традиционной тематики литературы по развитию, ориентированной на производство, т. Е.е. «жесткие» экстерналии в производственных системах в отношении измерения, которое только начинает привлекать серьезное внимание, то есть «мягких» экстерналий в развитии. К ним относятся неторговые взаимозависимости в производственных системах, особенно соглашения и правила для координации сложных систем экономической деятельности. Утверждается, что последние объясняют большую часть различий в показателях стран со средним уровнем дохода перед лицом глобальных экономических сил.

Информация о журнале

«Обзор международной политической экономии» (RIPE) успешно зарекомендовал себя как ведущий международный журнал, посвященный систематическому исследованию международной политической экономии с различных точек зрения.Журнал поощряет глобальный и междисциплинарный подход к вопросам и областям исследования. Он стремится стать точкой соприкосновения политэкономов, исследователей международных отношений, географов и социологов и стремится к публикации работ, в которых исследуются такие вопросы, как международная торговля и финансы, производство и потребление, а также глобальное управление и регулирование. в сочетании с вопросами культуры, идентичности, пола и экологии. Журнал избегает монолитных взглядов и ищет новаторские работы, которые одновременно являются плюралистическими по своей ориентации и связаны с обширной литературой IPE.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis быстро выросла за последние два десятилетия и стала ведущим международным академическим издателем. Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывая широкий спектр предметных областей и включая журнал. отпечатки Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Taylor & Francis полностью привержены публикации и распространению научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается основной целью.

Как работает бюджет | Финансы

Бюджет — это план правительства в отношении доходов и расходов на финансовый год, в котором содержится оценка суммы доходов, которые ожидает правительство, и описывается, как эти доходы будут распределяться по различным программам и услугам.

Что входит в бюджет GNWT?

Бюджет состоит из Бюджетного адреса , представленного министром финансов одновременно с подробным бюджетом, или Основных смет , внесенных в Законодательное собрание.В основных сметах запрашиваются полномочия на выделение средств для плана действий правительства на предстоящий финансовый год, начинающийся 1 апреля.

Создается отдельный бюджет для описания разбивки капитальных затрат.

Правительство разработало политику фискальной ответственности , которой оно должно придерживаться в отношении финансового управления и заимствований. Это влияет как на деятельность правительства, так и на капитальные бюджеты.

Щелкните здесь, чтобы узнать больше о бюджетном цикле и процессе разработки бюджета .

Где я могу найти различные документы, которые являются частью бюджета GNWT?

Существует ряд различных документов, которые заполняются как часть бюджетного цикла GNWT.

  • Годовые бизнес-планы разработаны с учетом приоритетов каждого Законодательного собрания. Планы включают основные направления деятельности департаментов, инициативы, показатели эффективности, а также людские и финансовые ресурсы, необходимые для достижения заявленных целей Законодательного собрания, а также мандатов департаментов.
  • Основные сметы являются кульминацией процесса бизнес-планирования, а утверждение основных смет определяет бюджеты отдельных департаментов или ассигнования на предстоящий финансовый год, который с 1 апреля -го с по 31 марта -го .
  • Министр финансов ежегодно представляет Бюджетный адрес , когда основные сметы вносятся в Законодательное собрание. К этому адресу прилагается Бюджетных документов , в которых содержится экономический и финансовый обзор.
  • Дополнительные ассигнования корректируют бюджеты департаментов на единовременной основе для финансового года, в котором они утверждены. Как правило, Законодательное собрание рассматривает дополнительные ассигнования до четырех раз в год.

Государственные и местные фонды восстановления бюджета на коронавирус

Государственные фонды восстановления бюджета на коронавирус и местные фонды восстановления бюджета обеспечивают существенное вливание ресурсов, чтобы помочь переломить ситуацию с пандемией, устранить ее экономические последствия и заложить основу для сильного и справедливого восстановления.

Цели финансирования

Казначейство отправляет столь необходимую помощь:

  • Поддержать срочные меры реагирования на COVID-19, чтобы продолжить сокращение распространения вируса и взять под контроль пандемию
  • Заменить упущенную выгоду для соответствующих государственных, местных, территориальных и племенных органов власти, чтобы усилить поддержку жизненно важных государственных услуг и помочь сохранить рабочие места
  • Поддержка немедленной экономической стабилизации домашних хозяйств и предприятий
  • Решить системные проблемы общественного здравоохранения и экономические проблемы, которые способствовали неравномерному воздействию пандемии

Государственный и местный фонды восстановления бюджета в связи с коронавирусом обеспечивают существенную гибкость для каждого правительства для удовлетворения местных потребностей, включая поддержку домашних хозяйств, малого бизнеса, затронутых отраслей, основных работников и сообществ, наиболее пострадавших от кризиса.Эти средства также могут быть использованы для необходимых инвестиций в инфраструктуру водоснабжения, канализации и широкополосного доступа.

Одновременно с запуском этой программы Казначейство опубликовало Промежуточное окончательное правило, которое реализует положения этой программы. Прочтите дополнительную информацию о процессе доработки временного окончательного правила.

Как запросить финансирование

Правительственные органы штатов, территорий, мегаполисов, округов и племен теперь могут запрашивать выделение средств штата и местных бюджетов восстановления коронавируса через портал подачи документов Казначейства.

Запрос средств на восстановление налоговой системы

Суммы финансирования

Конгресс выделил средства на восстановление государственных и местных бюджетов в связи с коронавирусом десяткам тысяч соответствующих государственных, местных, территориальных органов власти и правительств племен. Эти отчисления включают:

Тип Сумма (млрд долларов)
Штаты и округ Колумбия 195 долларов.3
Округа 65,1 $
Metropolitan Cites $ 45,6
Племенные правительства $ 20,0
Территории $ 4,5
Неправовые единицы местного самоуправления $ 19,5

Казначейство

будет распределять средства между соответствующими государственными, территориальными, столичными городами, округами и правительствами племен.

Соответствующие критериям органы местного самоуправления, которые классифицируются как субъекты местного самоуправления, не имеющие соответствующих прав, должны рассчитывать на получение этого финансирования через соответствующее правительство штата. Юрисдикции, классифицируемые как субъекты местного самоуправления, не имеющие прав на получение финансирования, не имеют права на получение этого финансирования напрямую из Казначейства и не должны запрашивать финансирование через Портал подачи документов Казначейства.

Информация о распределении

Казначейство

опубликовало подробную информацию о распределении средств для государственного и местного бюджета восстановления бюджета в связи с коронавирусом:

Дополнительную информацию о распределении средств для юнитов, не имеющих права на участие, и правительств племен можно найти ниже.

Объекты без прав

Местный фонд восстановления бюджета в связи с коронавирусом предоставит 19,53 миллиарда долларов для поддержки негосударственных единиц местного самоуправления (NEU), которые являются местными органами власти, обычно обслуживающими население моложе 50 000 человек. Казначейство предполагает производить платежи штатам и территориям, которые будут распределять суммы между соответствующими критериями NEU в своей юрисдикции в соответствии с руководящими принципами, установленными Казначейством.

Дополнительная информация о единицах без прав

Правительства племен

Государственный бюджетный фонд восстановления коронавируса выделит 20 миллиардов долларов на поддержку племенных правительств.

Дополнительная информация для правительств племен

Чтобы защитить конфиденциальность информации правительства племени, правительство каждого племени получит свою сумму ассигнований после подачи заявки на финансирование на портале подачи документов казначейства.

Транширование средств

Органы местного самоуправления получат средства двумя траншами, из которых 50% будет предоставлено начиная с мая 2021 года, а остаток будет доставлен примерно через 12 месяцев. Государства, в которых уровень безработицы увеличился более чем на 2 процентных пункта с февраля 2020 года по последним имеющимся данным на дату сертификации, получат все свои средства в виде единовременной выплаты; Остальные государства получат средства двумя равными траншами.Правительства территорий США получат разовый платеж. Племенные правительства получат два платежа: первый платеж будет доступен в мае, а второй платеж, основанный на данных о занятости, будет доставлен в июне 2021 года.

Более подробную информацию об объемах финансирования можно найти в таблицах распределения выше.

Дополнительная информация о разделенных платежах правительствам штатов

Использование денежных средств

Государственные и местные фонды восстановления бюджета в связи с коронавирусом обеспечивают соответствующие государственные, местные, территориальные и племенные органы власти значительным вливанием ресурсов для удовлетворения потребностей в ответных мерах на пандемию и восстановления более сильной и справедливой экономики по мере восстановления страны.Получатели могут использовать эти средства для:

  • Поддержка расходов на общественное здравоохранение , например, путем финансирования мер по смягчению последствий COVID-19, медицинских расходов, психиатрической помощи и некоторых сотрудников общественного здравоохранения и безопасности
  • Устранение негативных экономических последствий, вызванных чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения , включая экономический ущерб рабочим, домашним хозяйствам, малым предприятиям, затронутым отраслям и государственному сектору
  • Заменить потерянные доходы государственного сектора , используя это финансирование для предоставления государственных услуг в той мере, в какой сокращение доходов произошло из-за пандемии
  • Предоставление надбавки к оплате основным работникам , предлагая дополнительную поддержку тем, кто имеет и будет нести наибольший риск для здоровья из-за их услуг в важнейших секторах инфраструктуры
  • Инвестировать в инфраструктуру водоснабжения, канализации и широкополосной связи , делая необходимые инвестиции для улучшения доступа к чистой питьевой воде, поддержки жизненно важной инфраструктуры сточных вод и ливневых вод и расширения доступа к широкополосному Интернету

В рамках этих общих категорий получатели могут свободно решать, как лучше всего использовать это финансирование для удовлетворения потребностей своих сообществ.

Правило промежуточного финала

Финансирование из государственных и местных фондов восстановления бюджета в связи с коронавирусом регулируется требованиями, указанными в Промежуточном окончательном правиле, принятом Казначейством 10 мая 2021 года.

СОБЛЮДЕНИЕ И ОТЧЕТНОСТЬ ПОЛУЧАТЕЛЯ

Право на участие в программе штата, территории, мегаполиса, округа, племенного правительства и единиц, не имеющих соответствующих прав, должно выполнять обязательства по соблюдению требований и отчетности, как это определено в Временном окончательном правиле. Требования к отчетности получателей различаются в зависимости от типа и суммы полученных средств.

Дополнительная информация о соответствии и отчетности

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

По общим вопросам об этой программе обращайтесь по электронной почте [email protected]

ПОЛУЧАТЬ ОБНОВЛЕНИЯ ДЛЯ ПОМОЩИ COVID-19

Обновления программы

Предварительные требования (15 апреля 2021 г.)

(PDF) Изменение эндогенного развития: территориальная столица

B. I. Tóth

144

Table nr.1: Элементы территориального капитала

ОЭСР (2001):

Территориальный

Перспективы

— географическое положение, размер, фактор производства

обеспеченность, климат

— традиции района, природные ресурсы

— качество жизни или экономики агломерации, бизнеса

инкубаторы и промышленные районы или другие бизнес-сети

— «неторговые взаимозависимости», такие как понимание, обычаи

и неформальные правила, социальный капитал

— сочетание институтов, правил, практик, производителей ,

исследователей и политиков («окружающая среда» согласно

Marshall)

R.Camagni

(2008):

К

Концепция

Территориальный

Капитал

— система локализованных, денежных и технологических внешних факторов

— система локализованной производственной деятельности, традиций, навыков и знаний

-показывает;

— система локализованных отношений близости

— система культурных элементов и ценностей

— система правил и практик

собственная

модификация

(2009):

— материальные активы: экономический капитал, произведенный капитал,

номинальный капитал, инвестиционный капитал, природный капитал

— нематериальные капитальные активы: человеческий капитал, творческий капитал,

психический капитал, культурный капитал (воплощенный, объективированный,

институционализированный), относительный капитал, организационный капитал,

структурный капитал, социальный капитал, символический капитал

Источник: Под редакцией автора (2010)

Ученые давно разделили производственный, финансовый и инвестиционный капитал

.Эти формы капитала поддаются измерению, и они вносят вклад в ВВП

регионов. Помимо материальных компонентов существует ряд форм нематериального капитала

. Первые попытки определить эти категории были сделаны

социологами. Бурдье (1983) разделил экономическую, культурную, социальную и

символических категорий капитала и определил трансформации в одну

другую. Несколько лет спустя Коулман (1988), Патнэм (1993) и Фукуяма

(1996) также занимались социальным капиталом.Интеллектуальный капитал был упомянут сначала

в 1969 году Гэлбрейтом, но на самом деле он использовался в 1990-х годах многими экономистами

(например, Sveiby 1995; Stewart 1997). Беккер (1993), Шульц (1983)

и другие имели дело с идеей человеческого капитала, в то время как Томер (1987)

опубликовал концепцию организационного капитала одними из первых. Понятие

природного капитала (Костанца-Дейли 1992; Костанца 2008; Янссон и др. 1994)

стало популярным благодаря усилению теорий управления окружающей средой

.После того, как milleneum были опубликованы новые капитальные категории или составили

: творческий капитал (Флорида, 2002), психический капитал (Джадсон, 2002) и

по основной работе концепции межфирменных отношений Шпренгера (2001), я выделяю

«персонализированные» и «обезличенный» капитал отношений.

О становлении более здоровых сообществ: бедность, территориальное развитие и планирование

Контекст

Сообщества становятся более здоровыми, когда органы местного самоуправления могут сочетать местную инициативу и организационный потенциал с межсекторальными действиями и вовлечением сообществ в борьбу с местными условиями и структурными причинами «социальных детерминант» ‘.Сообщества становятся более здоровыми, поскольку люди получают возможность развивать критическое понимание причин нездоровья, которых можно избежать, и готовы изменить отношение и поведение в отношении своего собственного образа жизни. Сообщества становятся более здоровыми, когда их члены усиливают контроль над факторами, которые связывают местные условия с «социальными детерминантами» их собственного здоровья.

Основы политики Здоровье-2020 предлагают в качестве одной из четырех приоритетных областей создание благоприятных условий и устойчивости сообществ.Это основано на предположении, что возможности людей вести здоровый образ жизни тесно связаны с условиями, в которых они рождаются, растут, работают и стареют: «Устойчивые и наделенные полномочиями сообщества активно реагируют на новые или неблагоприятные ситуации, готовятся к экономическим, социальным и социальным ситуациям. изменения окружающей среды и лучше справляться с кризисами и трудностями ».1« Социальное неравенство »в отношении здоровья связано с несправедливыми и предотвратимыми различиями в состоянии здоровья между группами в обществе, подчеркивая те, которые возникают в результате неравномерного распределения« социальных детерминант ».«Социальные детерминанты» здоровья и «несправедливость в отношении здоровья» можно изменить с помощью мер политики и управления.

С другой стороны, ВОЗ признает бедность как ключевой фактор в объяснении более низкого уровня здоровья: «Бедность является ключевым фактором, объясняющим более низкий уровень здоровья между наиболее и наименее обеспеченными странами и группами населения в пределах одной страны. Однако различия в состоянии здоровья также следуют сильному социальному градиенту. Это отражает положение человека или группы населения в обществе, что выражается в дифференцированном доступе и безопасности к ресурсам, таким как образование, занятость, жилье, а также к разным уровням участия в гражданском обществе и контроля над жизнью ».2

Устранение «неравенства в отношении здоровья», связанного с бедностью, становится все труднее. Бедность становится все более распространенным явлением в Европе, и современные кризисные условия помогают понять, как бедность становится все более сложной. В настоящее время бедность проявляет все более разнообразные конкретные проявления. Поскольку бедность живет в определенных местах и ​​ее проявления становятся конкретными в пространственно диверсифицированном и местном контекстах, действия по борьбе с бедностью имеют неизбежное местное измерение, но не могут оставаться местной проблемой.Фактически, устойчивые изменения на местном уровне требуют конкретных действий по борьбе с бедностью, имеющих как местное, так и неместное измерение. Искоренение бедности требует изменений в обществе, учитывая его структурный характер.

Современные кризисные условия способствуют прояснению границ нынешнего понимания государственной политики и того, насколько адекватные действия зависят от «социальных инноваций» и сдвигов центральной парадигмы. Как уже было политически признано, необходимо переформулировать традиционную экономическую, социальную и пространственную политику, если необходимо добиться значительных изменений в европейском контексте бедности.Таким образом, бедность лучше всего понимать как проблему развития, требующую интеграции политики на различных территориальных уровнях и поиска новых институциональных и организационных моделей для конкретных действий по борьбе с бедностью.

Муниципалитеты могут сыграть ключевую роль в конкретизации этого понимания и в решении проблемы «неравенства в отношении здоровья», связанной с бедностью, с целью улучшения здоровья сообществ. Этот документ направлен на прояснение некоторых критических эпистемологических, концептуальных и теоретических аспектов, касающихся потенциального вклада муниципалитетов в включение такого рода проблем в текущее территориальное планирование.Территориальное планирование — это деятельность, ориентированная на будущее, теоретической целью которой остается увязка научных знаний с действиями в сфере общественного достояния, направленными на социальную трансформацию.3

Таким образом, центральную проблему, лежащую в основе этого документа, можно сформулировать следующим образом: как муниципалитеты могут улучшить здоровье сообществ, сосредоточив внимание о «неравенстве в отношении здоровья», связанном с бедностью, при территориальном планировании местного развития?

В этой статье будет разработан вклад в решение этой проблемы путем обсуждения пяти центральных областей смены парадигмы, имеющих прямое значение для разработки, реализации и управления действиями.

Во-первых, будет представлена ​​взаимосвязь между неравенством в отношении здоровья, связанным с бедностью, и социальными детерминантами здоровья в улучшении здоровья сообществ. Во-вторых, будет представлена ​​смена научной парадигмы, позволяющая производить знания о ненаблюдаемых «условиях возможности» эмансипации и социальных преобразований. В-третьих, будет предложен сдвиг парадигмы от «ориентированной на нужды» поддержки доходов бедных домохозяйств к созданию связанной со здоровьем «экономической интеграции» для удовлетворения человеческих потребностей, выходящих за рамки потребления, зависимости от рынка и роли системы здравоохранения.

В-четвертых, будет обсуждаться смена парадигмы в увязке здоровья с территориальным развитием за пределами ориентированных на потребление подходов к удовлетворению человеческих потребностей. В-пятых, будет представлена ​​смена парадигмы в планировании и будут представлены последствия для плановиков при выборе методов и инструментов. В-шестых, некоторые примеры будут представлены в качестве вклада, чтобы проиллюстрировать возможности расширения муниципальных действий по улучшению «здоровых сообществ». Примеры взяты из действий, происходящих в различных контекстах, с целью преодоления отсутствия, недостаточности или непригодности текущих ответов для решения современных проблем.Наконец, обсуждаются некоторые условия для «социальных инноваций» и предлагается возможность извлечь уроки из практики, разработанной в рамках Движения ВОЗ за здоровые города.

Здоровые сообщества: акцент на «несправедливости в отношении здоровья», связанной с бедностью

Предполагается, что подход «здоровые сообщества» будет играть центральную роль в достижении человеческого развития в XXI веке. В соответствующей литературе подчеркивается, что «здоровые сообщества» — это процесс, а не статус. Здоровое сообщество — это сообщество, которое стремится улучшить здоровье своих граждан, ставя здоровье на первое место в социальной и политической повестке дня.Здоровые сообщества — это процесс, который позволяет людям улучшить свое здоровье путем применения концепций и принципов укрепления здоровья на местном уровне. Комиссия ВОЗ по социальным детерминантам здоровья признает его потенциал как новый подход к развитию. Здоровье и справедливость в отношении здоровья не могут быть целью всей государственной политики, но, безусловно, они станут фундаментальным результатом. Как признала Комиссия, без надлежащей государственной политики, обеспечивающей справедливость в распределении выгод, рост может принести мало пользы для справедливости в отношении здоровья.4

Как заявлено ВОЗ, традиционно общества обращались к сектору здравоохранения, чтобы решить свои проблемы со здоровьем и болезнями. И, конечно же, неправильное распределение медицинской помощи, а не оказание помощи тем, кто в ней больше всего нуждается, является одной из социальных детерминант здоровья. Хорошее медицинское обслуживание играет центральную роль в благополучии населения. Но улучшенного клинического медицинского обслуживания недостаточно для решения сегодняшних проблем и преодоления неравенства в отношении здоровья.5

Без действий в отношении «социальных детерминант» будет невозможно решить задачу сокращения хронических заболеваний, таких как сердечно-сосудистые заболевания, рак и др. диабет.Хронические заболевания растут в странах, которые также сталкиваются с нерешенными инфекционными эпидемиями. Основные проблемы, связанные с заболеваниями, а также плохое состояние здоровья, приводящие к преждевременной гибели людей, которых можно избежать, тесно связаны с условиями, в которых люди рождаются, растут, живут, работают и стареют. Таким образом, неравенство в отношении здоровья можно преодолеть.

Более того, учитывая взаимозависимость между биологическими, психологическими и социально-экономическими аспектами жизни, здоровье не является независимым от психического здоровья. Поскольку здоровье можно определить как возможность развить позитивное и автономное отношение к жизни, болезнь связывает некоторую форму страдания с социальным поведением, связанным с социальным построением концепции болезни.6 С другой стороны, заболевание — это процесс, зависящий от контекста, поскольку заболевают только конкретные люди. Болезнь становится реальной только в контексте структурных, материальных и социальных ограничений, с которыми сталкиваются люди и сообщества. Социально-психосоматические аспекты нездоровья реальны.7,8 Нельзя игнорировать потенциальный отказ иммунной системы. Беспокойство, стресс и депрессия могут помешать их работе (потеря надежды, нестабильность и незащищенность работы, отсутствие надлежащего социального обеспечения в ответ на длительную безработицу и т. Д.) .9–11

Здоровые сообщества основаны на целостном понимании здоровья и на агентской перспективе действий сообщества. Предполагается, что муниципалитеты будут играть центральную роль в формировании местного управления (межсекторальная интеграция политики, связанной со здоровьем), вовлечении сообществ и расширении прав и возможностей гражданского общества.12 Предполагается, что люди получат все больше возможностей контролировать факторы (« социальные детерминанты ») здоровье), которые определяют их благополучие и здоровье.

«Социальные детерминанты» здоровья — это условия, в которых люди рождаются, растут, живут, работают и стареют.2 Эти условия влияют на возможность человека быть здоровым, его или ее риск заболевания и продолжительность жизни. А действия по «социальным детерминантам» здоровья должны вовлекать государство, гражданское общество и местные сообщества. Политика и программы должны охватывать все ключевые секторы общества, а не только сектор здравоохранения. Власти сектора здравоохранения могут продвигать подход, основанный на «социальных детерминантах» здоровья, на самом высоком уровне принятия политических решений. Они могут распространять информацию о «передовой практике», иллюстрирующую, «как это можно сделать», и вносят свой вклад в разработку государственной политики, способствующей обеспечению справедливости в отношении здоровья.

Действия по «социальным детерминантам» сосредоточены на процессах, которые позволяют людям усилить контроль над своим здоровьем в соответствии с концепциями и принципами укрепления здоровья на местном уровне.13 Изменяемые факторы риска хронических заболеваний, таких как неправильное питание, злоупотребление алкоголем или Курение нельзя сводить только к индивидуальному выбору. Институты, а также бедность мешают индивидуальному и коллективному субъективному восприятию, которое может благоприятствовать или нет «здоровому образу жизни». Действия по «социальным детерминантам» должны быть направлены на устранение основных социальных условий, которые делают людей, живущих в бедности, более уязвимыми в соответствии с точкой зрения Комиссии ВОЗ по социальным детерминантам здоровья): «Причины этих причин плохого здоровья, связанных с образом жизни, лежат в социальной сфере. , правовой и политический контекст в широком понимании ».14

Как указывалось выше, бороться с «неравенством в отношении здоровья», связанным с бедностью, становится все труднее. В условиях высокого уровня безработицы и сокращения государственных расходов меры по борьбе с бедностью сопряжены с особыми проблемами. По-прежнему невозможно точно предсказать все последствия нынешнего кризиса в международной финансовой системе и мировой экономике в сочетании с национальной политикой жесткой экономии для бедности, занятости и государственной социальной защиты. Возрастающие трудности, с которыми сталкиваются предприятия, падение местного спроса в результате рецессии и ужесточение международной конкуренции вызывают опасения по поводу увеличения и сохранения высокого уровня безработицы, в конечном итоге подкрепляемого политикой жесткой экономии, строго ориентированной на краткосрочную структурную перестройку.Можно выделить множество примеров распространенных небезопасных условий: незащищенная занятость, нестабильность в результате дерегулирования и либерализации рынка труда, частые периоды краткосрочной или длительной безработицы, нерегулируемая миграция, проявление негативного или стигматизирующего отношения, быстро меняющееся социальное обеспечение, и т. д.

В этом контексте, учитывая взаимозависимость между здоровьем и психическим здоровьем, связанные с бедностью «неравенства в отношении здоровья» становятся все более сложными.Например, незащищенность и бессилие в сочетании с некачественной пищей и пространственной концентрацией в неблагополучных районах повышают уязвимость к болезням. Ограничение доступа к услугам здравоохранения и адекватной медицинской помощи не может компенсировать такую ​​уязвимость. Дети пропускают плановые прививки, а неграмотность блокирует доступ к информации о рисках для здоровья. Что касается хронических заболеваний, бедность порождает плохое здоровье, поскольку, например, внутриутробный опыт и в первые годы жизни, связанный с низким социально-экономическим положением семьи при рождении, связан с повышенным риском ожирения и сердечно-сосудистых заболеваний во взрослой жизни.15 Фактические данные показывают, что бедные люди чаще сообщают о депрессии, астме, диабете, высоком кровяном давлении и сердечных приступах, связанных с более высоким уровнем ожирения, а также раком или высоким уровнем холестерина (бедные люди с меньшей вероятностью будут получать регулярную профилактическую помощь, скрининговые тесты и т. анализы крови и т. д.) 16

Здоровые сообщества во многом зависят от контекста и времени.17 Улучшение здоровых сообществ в ближайшие годы будет сильно отличаться от того, как это делалось в индустриальных городах девятнадцатого века.Поскольку основные детерминанты здоровья находятся за пределами сектора здравоохранения, такие вопросы, как межотраслевое партнерство, межсекторальная политическая интеграция, здоровые общественные коалиции, участие местных органов власти или сдвиги парадигмы в дебатах об отношениях между здоровьем и развитием, будут видят, что их актуальность возрастает.

Следовательно, муниципалитетам, улучшающим здоровье сообществ, требуется способность производить знания о коренных причинах несправедливости в отношении здоровья и разрабатывать возможности их устранения на местном уровне.Они требуют улучшения здоровья своих граждан как главной цели политики развития. Они сосредоточены на процессах, которые позволяют людям усилить контроль над своим здоровьем в соответствии с концепциями и принципами укрепления здоровья на местном уровне.17

Смена парадигмы в науке: «реальность» и «условия возможности» для социальных изменений

Дискуссия о возможном изменении парадигмы в науке имеет центральное значение для здоровых сообществ.9,18–26 Здоровые сообщества стремятся к усилению контроля над «социальными детерминантами» здоровья, а это требует способности производить знания о коренных причинах «несправедливости в отношении здоровья». и разработка возможности решения этих проблем на местном уровне.Поиск возможностей вполне может потребовать наблюдения существующих реальностей, которые активно становятся невидимыми из-за гегемонистских эпистемологических, концептуальных и теоретических допущений. С другой стороны, поиск возможностей все еще может не иметь эмпирических данных. Поиск возможностей требует, чтобы знание производилось на основе идентификации «причинных сил», которые могут привести к возможным эмпирическим проявлениям, и условий, которые могут способствовать активации этих «причинных сил».

Действия в отношении «социальных детерминант», а также действия в отношении «неравенства в отношении здоровья», возможно, должны быть основаны на адекватных знаниях о причинах лежащей в их основе зависимости от контекста. Действия, возможно, также должны включать связь этих знаний с формированием критического осознания и коллективных действий в изменении условий жизни.

Нельзя игнорировать кризис парадигмы гегемонии. Даже если по-прежнему невозможно определить альтернативную и последовательную возникающую парадигму, можно выявить важные проблемы и показать направление последних событий.Это внесло свой вклад в попытку объяснить, как можно найти возможный ответ в рамках «критической» реалистической эпистемологии27–31

Неравенство в отношении здоровья, связанное с бедностью, и действия по борьбе с бедностью, связанные со здоровьем, являются областью исследований, где Ряд критических вопросов напрямую связан с кризисом гегемонистской парадигмы. Действия в этой области затрагивают взаимозависимость естественных и социальных наук. Бедность связана с человеческими страданиями, а неудовлетворенные человеческие потребности лежат в основе пережитого нездоровья и отсутствия автономии.Преодоление бедности и удовлетворение потребностей имеют как биологические, так и социальные аспекты (здоровье, еда и питание, жилье и жилье и т. Д.). Поскольку преодоление бедности приводит нас к анализу человеческих потребностей, даже если мы можем сконцентрироваться на социальных и экономических аспектах этого изменения, мы не должны забывать об этом фундаментальном критическом аспекте человеческой специфики.32,33

При решении проблемы несправедливости в отношении здоровья, связанной с бедностью. знания, ориентированные на действия, специфичны, поскольку конкретность связанных с бедностью «социальных детерминант» здоровья зависит от контекста.Сложность, пространственное разнообразие и местная уникальность несправедливости в отношении здоровья, связанной с бедностью, требуют контекстно-зависимой конкретности действий. Знания, основанные на законах, формальной причинности и обобщении наблюдаемых закономерностей, мало помогают в разработке уникальных «проектов надежды» для конкретных людей, домохозяйств или групп или в разработке «стратегических видений» для сообществ в местах или регионах. Многогранность неравенства в отношении здоровья, связанного с бедностью, следует понимать во всей полноте.Знать связь между бедностью и плохим здоровьем — значит знать, как бедные люди живут и испытывают те проблемы, которые небедные называют проблемами бедности. «Разделение реальности» на основе научных дисциплин не помогает воссоздать сложность пережитой жизни.

Существенное содержание действий по борьбе с бедностью не зависит от подхода к «объекту» действий. Если действия по борьбе с бедностью задуманы как решение испытанных проблем реальных людей, сталкивающихся с неудовлетворенными основными потребностями в реальных местах, с которыми они исторически связаны когнитивными и аффективными узами или к которым они намерены принадлежать, то «субъект- объектное отношение становится отношением между субъектами.В действиях по борьбе с бедностью роль планировщиков не может быть отделена от отношений между субъектами, нацеленными на эмансипацию и расширение прав и возможностей.

Действия по борьбе с бедностью, связанные со здоровьем, также связаны с взаимодействием между агентами планирования и другими социальными агентами либо с целью управления некоторыми нежелательными изменениями, либо с целью обеспечения действий, направленных на некоторые желательные изменения. В действиях по борьбе с бедностью агенты по планированию призывают к научной поддержке в поисках практической адекватности (искоренение или смягчение бедности, устранение социальных детерминант здоровья и неравенства в отношении здоровья и т. Д.). Но другие социальные агенты разрабатывают свои стратегии на основе здравого смысла. Научные знания могут столкнуться с бесплодием в действиях по борьбе с бедностью, если не «(повторно) преобразованы» в знания здравого смысла, чтобы сделать взаимодействие и диалог возможными. «Переформулирование» недирективной психотерапии можно рассматривать как интересный пример34 решения этой проблемы.

Смена парадигмы в действиях по борьбе с бедностью: «экономическая интеграция» бедных домохозяйств, выходящая за рамки занятости и политики социального обеспечения, «ориентированной на депривацию»

Необходимо четко рассмотреть сложность действий по борьбе с бедностью и бедностью.Бедность — это не только главный «социальный детерминант» здоровья. Бедность сама по себе является самой трудностью удовлетворения экзистенциальных условий, позволяющих избежать плохого здоровья.

В современных кризисных условиях рост безработицы в сочетании с недостатками в политике социального обеспечения подчеркивает пределы сокращения мер по борьбе с бедностью до поддержки доходов, ориентированной на нужды людей. Это особенно верно, когда действия сосредоточены на «неравенстве в отношении здоровья», связанном с бедностью, и на «экономической интеграции», связанной со здоровьем.Это требует действий, выходящих за рамки роли систем здравоохранения, и представляет собой серьезную проблему на практике. Работа с «экономической интеграцией», понимаемой как «экономический» аспект действий по борьбе с бедностью, предполагает смену парадигмы действий. Требуется явная переформулировка с привлечением ценностей, концепций и теорий, определяющих действия.

Лишения, бедность и неудовлетворенные потребности

В современных европейских условиях понимание бедности не может ограничиваться только низким доходом. Это было подробно проанализировано в другом месте.30 Бедность была концептуализирована как ситуация неудовлетворенных основных потребностей (плохое здоровье и отсутствие автономии) 35–37, которая возникает как результат процесса, посредством которого удовлетворяются неудовлетворенные промежуточные потребности (еда, жилье, медицинское обслуживание и т. Д.). связанные с недостаточностью ресурсов (материальных или нематериальных) в заданном дискурсивно-организационном контексте.

Бедность, понимаемая как абсолютная бедность, определялась как неспособность мобилизовать материальные и нематериальные средства для создания синергетических средств удовлетворения промежуточных потребностей и предотвращения плохого состояния здоровья и отсутствия автономии.Эта неспособность является результатом неспособности создать целенаправленную деятельность в контексте отношений, определяемом дискурсивным полем, отмеченным гегемонией, и организационным полем, характеризующимся организационным обходом38 бедных.

Это приводит к более четкому пониманию того, почему бедность не может быть результатом только низкого дохода. Бедность может быть связана со сложной взаимозависимостью между отрешенностью от производства (отсутствие денег, отсутствие производственных инструментов для собственного потребления и т. Д.), Недостатком когнитивных навыков (соответствующих знаний, стратегической информации и т. Д.)), ослабленные аффективные состояния (изоляция и разрыв межличностных отношений, отсутствие коллективной организации и т. д.) и блокирующие эмоциональные состояния (тревога, депрессия, потеря идентичности и т. д.). Это ослабляет саму возможность надежды и конституцию освободительного проекта, который мог бы сформулировать индивидуальные и коллективные интересы.

Расширение бедности из-за все более затрудненного доступа к денежным ресурсам не должно приводить к игнорированию других аспектов, лежащих в основе неудовлетворенных основных потребностей.Неустойчивые межличностные отношения или социальная изоляция могут сделать материальные ресурсы бесполезными для предотвращения серьезного вреда (отсутствие надежды, чувство бессилия, психологическое расстройство и т. Д.).

Специально для целей данной статьи другие аспекты промежуточных потребностей могут быть абстрагированы, и внимание может быть сосредоточено на роли безработицы, нестабильности и сокращений в ориентированных на депривацию ответных мерах государства в способе основных отношений (будь то необходимость или контингент) между здоровьем и промежуточными потребностями, такими как жилье, медицинское обслуживание, профессиональные навыки, критическое понимание и социальные отношения, составляют и могут быть связаны с «социальными детерминантами» здоровья и территориального развития.Зависимость от рынка удовлетворения «промежуточных потребностей» из-за коммодификации общества и субъективная интерпретация потребностей и действий, ориентированная на потребление, являются историческими конструкциями и, следовательно, подвержены изменениям.

Таким образом, разница между концепцией «депривация» и концепцией «бедности» имеет решающее значение для действий по борьбе с бедностью. 39–42 ресурсы в дискурсивно-организационном контексте.30,43 Поскольку ресурсы функциональны для целей агентов, а власть была определена как как доступ агента к ресурсам, так и как его способность реализовывать определенные цели в конкретном организационно-дискурсивном реляционном контексте, цели агентов становятся составной частью той роли, которую играет агент. сущности, которые становятся ресурсами.

По этой причине осуществление власти не является независимым от процесса, посредством которого «формируются» ресурсы. Таким образом, поскольку и цели агентов, и человеческие действия зависят от концепций, концепции играют роль в конституировании возможности осуществлять власть.Власть осуществляется над ресурсами на основе дискурсивно-организационного социально созданного контекста. Сама актуальность, смысл и значение ресурсов становятся зависимыми как от контекста, так и от концепции. Следовательно, существенность ресурсов не может быть оценена независимо от целей, которые создают ресурсы как средства, необходимые для их выполнения.

Вот почему институциональные дискурсы о бедности играют центральную роль. Они устанавливают концептуальные границы для реального восприятия проблем, которые испытывают бедные, а также их причин.Бедные попадают в сеть отношений, которые они не контролируют. Другие создают дискурсы о бедности, которые определяют те самые концептуальные границы, в контексте которых их проблемы признаются, принимаются или понимаются как «бедность».

Имея в виду широкие дискуссии о связи между «относительной» и «абсолютной» бедностью, бедность была представлена ​​выше как абсолютная бедность.44–47 Учитывая направленность этой статьи на борьбу с бедностью, экзистенциальный аспект бедности должен быть В центре концептуальных и теоретических дебатов.Действия по борьбе с бедностью направлены на изменение жизни бедных людей.

Что касается «абсолютистского ядра» понятия бедности, концепция бедности может быть построена на точной концепции основных потребностей, имеющих универсальную ценность. Было показано, что объективная концепция основных потребностей возможна, не оставаясь нормативной концепцией. Человеческие потребности в последнее время не привлекали особого внимания в социальных науках. Тем не менее, в этой области ведутся очень обширные дебаты, которые очень полезны для концептуализации бедности и действий по борьбе с бедностью.48–56

Действия по борьбе с бедностью и «экономическая интеграция» бедных домохозяйств

Соответственно, «экономическая интеграция» была определена как действие, направленное на процессы увязки знаний о материальных условиях неудовлетворенных основных потребностей с материальными преобразованиями, которые могут способствовать борьбе с бедностью, а именно, за счет расширения возможностей уменьшения зависимости от рынка в удовлетворении промежуточных потребностей и расширения возможностей приносящей доход деятельности для уменьшения зависимости от работы за заработную плату в официальной системе занятости (производство для собственного потребления и мелкое производство). масштабное рыночное производство, центральная роль человеческих отношений в выработке решений, создании ассоциаций и кооперативов, инициаторы команд в инициативах «инклюзивного предпринимательства» и т. д.30).

Он был концептуализирован как процесс удовлетворения промежуточных потребностей посредством создания синергетических удовлетворяющих факторов, обеспечивающих наименьшую возможную зависимость от рынка и максимально возможную автономию в отношении деятельности, приносящей доход, не ограничиваясь работой за заработную плату в формальной системе занятости. Этот процесс предполагает условия для создания богатства, которые включают как потребительную, так и меновую стоимость. Такой способ понимания сущности «экономического» измерения действий по борьбе с бедностью возвращает нас к долгим спорам, проистекающим из неортодоксальных вкладов в экономику57–70, а также дискуссии о потенциальном патогенном эффекте предположений гегемонистской парадигмы в экономике.71

Учитывая реляционное понимание людей, домохозяйство рассматривалось как центральное во «всей экономической модели» 72,73, и его контекстная зависимость и территориальная принадлежность к каждой местности сохранялись. Устойчивое изменение контекста, обеспечивающее «экономическую интеграцию» бедных домохозяйств, концептуализировалось как местное развитие. Домохозяйство предлагает фундаментальные отношения бедных домохозяйств как основу для стратегий выживания. Это дает возможность переосмыслить экономические отношения, имеющие отношение к «экономической интеграции» бедных людей, поскольку они связывают домашнее хозяйство с большой семьей, соседями, рыночной экономикой и гражданскими и политическими ассоциациями.

«Модель всей экономики» фокусируется на производстве средств к существованию домохозяйством, поскольку экономическая деятельность сливается с другими силами, генерирующими жизнь. Это позволяет понять создание богатства, связанное как с производством стоимости использования, так и с созданием меновой стоимости и деятельностью, приносящей доход. Производство потребительной стоимости может включать как индивидуальную деятельность (самообеспечение продуктами питания, строительство собственного дома или мебели, производство собственной одежды и т. Д.), Так и коллективную деятельность (ассоциативные детские сады, общественные ассоциации здоровья, коллективное обслуживание зданий жителями и т. Д.) .).

Деятельность, приносящая доход, может включать работу за заработную плату и зависеть от возможностей, предлагаемых бедным людям в рамках официальной системы занятости. Эти возможности очень зависят от контекста и все больше зависят от активного агентства, чтобы способствовать доступу к имеющимся рабочим местам. Это случай создания «путей для занятости и интеграции».

Деятельность, приносящая доход, может также включать мобилизацию потенциала предпринимательства среди бедных домохозяйств, направленную на ведение малого бизнеса.«Инклюзивное предпринимательство» требует конкретных действий. Помимо предоставления доступа к капиталу, «предпринимательство» в этих случаях может потребовать интенсивного воодушевления, организационных и консультационных усилий. Эту возможность не следует ожидать как в первую очередь «спонтанную», и понимается, что она в значительной степени зависит от активной деятельности. Это требует адекватной концептуальной и теоретической основы действий в понимании «фирм», «рынков», «конкуренции» и адекватных фирменных стратегий для такого рода организаций.

Эти стратегии предполагают, что успех не зависит от каких-либо асоциальных, автоматических или автономных рыночных механизмов. Низкий капитал и избыток рабочей силы требуют особых стратегий для достижения адекватного дохода (заработная плата выше минимальной заработной платы и т. Д.). Новые и уникальные продукты, адекватные технологии и неценовые факторы — вот лишь некоторые из аспектов. Это случай институционально построенных экономических схем или неценовых факторов в маркетинге и коммерциализации.

Соответственно, изменения в положении отдельных бедных домохозяйств зависят от наступления длительных изменений контекста. Учитывая контекстную зависимость своей конкретности, концепция «экономической интеграции» также имеет конститутивное территориальное измерение. «Стратегии выживания» бедных домохозяйств в значительной степени зависят от территориально укоренившейся социальной практики. Предпринимательство, а также инновации зависят от территориального контекста. Экономические процессы не только расположены в пространстве, они встроены в территорию и ее институты.

Территориальная сплоченность и смена парадигмы в территориальном развитии: «территориальная дезинтеграция», «территориальная» инициатива и организационный потенциал в контроле и мобилизации ресурсов

Как было показано выше, конкретность бедности и «социальных детерминант» здоровья зависит от контекста. зависимый. То же самое и с прочными изменениями, которые требуются здоровым сообществам.

Вид контекстного изменения, необходимого для осуществления устойчивых изменений, здесь понимается как местная инициатива территориального развития.Таким образом, в данной статье территориальное развитие понимается как вид изменений во всех местных условиях, которые могут привести к длительной профилактике связанных с бедностью неравенств в отношении здоровья и «социальных детерминант» здоровья, а также прочной связанной со здоровьем «экономической интеграции» бедных домохозяйств. . Территориальное развитие возрождает богатую традицию реконструкции самой концепции развития, а также подхода к развитию, основанного на основных потребностях76–80

Здоровые сообщества требуют условий для агентств, местного управления и интеграции политики, позволяющих осуществлять межсекторальные общественные действия и участие сообщества .С другой стороны, если устойчивые изменения в ситуации бедности могут зависеть от устойчивых изменений территориального контекста, это также предполагает необходимость дальнейшего уточнения связи между «неравенством в отношении здоровья» и «территориальной дезинтеграцией», а также между характером «места- основанные на подходах и территориальное развитие, ориентированное на действия. Это особенно актуально, когда нельзя ожидать, что местная инициатива, направленная на «обращение вспять» «территориальной дезинтеграции», произойдет спонтанно.Территориальный потенциал для инициативы и организации жизненно важен для мобилизации «эндогенного потенциала» местных сообществ, который будет использоваться в коллективных усилиях по полному контролю и мобилизации местных ресурсов.

Таким образом, улучшение «здоровых сообществ» может сильно зависеть от муниципальной инициативы и организационного потенциала в развитии территориальной анимации, направленной на «обращение вспять» процессов территориальной дезинтеграции. Создание агентств и условий для межсекторальной интеграции политики, расширение прав и возможностей гражданского общества и стимулирование «экономической интеграции» (уменьшение зависимости от рынка, расширение возможностей для приносящей доход деятельности, оживление «всей» реальной экономики и т. Д.), Муниципалитеты могут стремиться к решению проблемы несправедливости в отношении здоровья, связанной с бедностью, воздействуя на « социальные детерминанты » здоровья (доступ к земле для самообеспечения здоровой пищей, доступное и здоровое жилье, создание условий для кооперативов с участием безработных в восстановлении городов в неблагополучных районах и т. Д. .).

Признание важности территориальной инициативы и организационного потенциала для полной мобилизации ресурсов становится широко признанным в контексте нынешнего европейского мышления о будущем политики территориального единства с момента подписания Лиссабонского договора в 2007 году.1 Это представляет собой сдвиг парадигмы в понимании условий регионального развития, который предлагает новые перспективы для местной инициативы и действий по территориальному развитию.

Территориальное развитие как эмерджентная парадигма

От «пространственного распространения» импульсов развития до полной мобилизации местных ресурсов, зависящей от ведомства, — различные научные традиции, объединившиеся при подготовке этой смены парадигмы в стратегиях и политике регионального развития. 81–84

‘Эндогенный «Стратегии и политика регионального развития рассматривают возможность изменения местного социально-экономического контекста в зависимости от роли местной инициативы и организационного потенциала (агентства).Они подчеркивают роль территориального проактивного агентства в мобилизации «эндогенного потенциала», нацеленного на «выборочную опору» для «альтернативного» развития, ориентированного на основные потребности.85–92 В этих материалах подчеркивается явная забота о человеческих потребностях с масштабом, с взаимодействием и участием, с конфликтными социальными изменениями или с бедностью, безработицей и социальным дисбалансом. Следовательно, устойчивые на местном уровне «импульсы» территориального развития могут быть не только «мобилизационно-ориентированными».Они также могут быть «ориентированы на контроль». Примером может служить местная инициатива по прекращению истощения местных ресурсов. Всегда будут задействованы властные отношения

В дополнение к этому, ценности, концепции и теоретические вклады, защищающие «уход к существованию», видят возможность изменения местного социально-экономического контекста в зависимости от основы мобилизации местных сообществ на индивидуума и коллективное производство потребительной стоимости, а также меновой стоимости для удовлетворения потребностей, определенных местными сообществами.93,94

Теория реструктуризации и «исследования местности» подчеркивают возможность изменения местного социально-экономического контекста как сильно зависящего от активного вмешательства. Они подчеркивают тот факт, что агентство имеет значение в формировании конкретности последствий глобальной реструктуризации. Они подчеркивают потенциал «изучения местности» для выявления структур и механизмов, ведущих к проблемам, которые являются предметом изменений, и рассматривают местности как «реальные контексты социального взаимодействия». Этот подход позволяет анализировать как локальные, так и нелокальные факторы местных изменений и позволяет анализировать «условия возможности» для возникновения преднамеренных «эффектов локальности».Поскольку агентство имеет значение, «преднамеренные» комбинации пространственно изменчивых явлений могут привести к созданию «эффектов локальности ».95

Вклад подходов регионов-победителей очень разнообразен, и они начали развиваться в начале 1980-х годов на основе различных традиций. Все они пытаются объяснить успехи экономических показателей «выигрышных» регионов как результат инноваций и конкурентоспособности малых и средних предприятий. Центральный вопрос в их консенсусе заключается в том, как подчеркивается роль контекста в объяснении «успеха» экономических показателей фирм.Они признают роль социальной сплоченности для «территориальной конкурентоспособности» и роль социальной интеграции и социальных возможностей в поощрении экономического творчества, позволяя различным социальным группам и отдельным лицам реализовать свой потенциал. Материалы из этой области показывают, как политика стимулирования регионального предпринимательства должна признавать центральную роль политики по борьбе с бедностью и социальной изоляцией в этом процессе.96,97

Вклады, вытекающие из подходов «проигрывающих регионов», предполагают возможность изменений в местном обществе. -экономический контекст как сильно зависит от активного агентства, направленного на противодействие «локальной дезинтеграции» и нацеленного на «комплексное развитие территории».В материалах этой традиции видно, что теоретические разработки по «старопромышленным регионам», «исследованиям местности», «промышленным районам» и «выигрышным регионам» не могут внести существенный вклад в анализ и стратегии развития «потерянных» или «дезинтегрированных населенных пунктов». 98,99

Традиции, исходящие из области развития сообществ, считают, что социально-экономические изменения зависят от изменений в отношениях и поведении. Повышение «критического» осознания и коллективные действия рассматриваются как ключевые факторы возможных изменений.Изменения в установках и поведении включают изменения на индивидуальном и коллективном уровнях, а именно в отношении возможности коллективных действий. В 60-е годы значительный вклад в «развитие сообщества» вносился работой с добровольными группами и организациями, коллективным решением индивидуальных проблем и стремлением понять внешние причины их существования и поработать над ними. Содействие участию, помощь людям в обретении уверенности, навыков, знаний и большей осведомленности о своей жизни, содействие расширению прав и возможностей и эффективная организация являются основным вкладом развития сообщества в повестку дня местного развития на сегодняшний день.Как упоминалось выше, «критическое осознание» и коллективные действия играют центральную роль в теоретических достижениях этой области. Понятия, такие как «участие», «наращивание потенциала» или «расширение прав и возможностей» в местном развитии, явно берут свое начало здесь.100–106

Территориальная «дезинтеграция» и «социальные детерминанты» здоровья

Концепция территориальной дезинтеграции играет центральную роль в попытка увязать современные условия и контекстно-зависимые проявления неравенства в отношении здоровья, связанного с бедностью.Он помогает обсудить «пространство для маневра» и основное содержание действий муниципалитетов, действующих в интересах территориального развития с целью улучшения условий в здоровых сообществах.

Поскольку отправная точка не статична, основное внимание уделяется тем аспектам местных изменений, где действия по «обращению вспять» территориальной дезинтеграции могут помочь увязать действия по борьбе с бедностью с акцентом на неравенство в отношении здоровья, связанное с бедностью, и на устранение «социальных детерминант». ‘здоровья. Признается роль истории и местной специфики в принятии зависимого от пути характера любой возможности местных изменений.

Территориальная дезинтеграция может быть связана с «социальными детерминантами» по-разному (потеря надежды, эмиграция молодых высококвалифицированных специалистов, отсутствие контроля над загрязняющей деятельностью экзогенных фирм и т. Д.). Его можно проанализировать как происходящее в определенной местности, но не ограничиваясь местными причинами. Его можно легко свести к участию территориальной единицы, которая будет «отрезана» или «оторвана» от внешней динамики накопления капитала. Как и в случае с « неблагополучными городскими районами », территориальная дезинтеграция может возникать в результате упадка или динамики, возникающей как на местном уровне, так и в других местах городского контекста, от пространственной и социальной динамики она может зависеть (пространственная социальная сегрегация, пространственная функциональная сегрегация, городские земли аренда, экономическая «смерть» зданий и т. д.). Даже возможную фрагментацию социальных отношений в этих областях нельзя отделить от пространственных и временных измерений в современных условиях глобализации, учитывая меняющуюся роль пространства и времени в «расширенной социальной среде ».107

Можно вспомнить различные виды проблем, связанных со здоровьем: расположение, доступность и реструктуризация медицинских учреждений; эмиграция и распад общества; старение и социальная изоляция; поездки на работу, семейная жизнь и ранняя непривязанность в развитии ребенка; безработица, загородная жизнь и социальная изоляция; загрязнение воды в бассейнах малых рек и нездоровые условия для производства продуктов питания.В современных кризисных условиях безработица и нестандартные формы занятости требуют особого внимания.108

Все это можно рассматривать как примеры потенциальных отношений между экзогенно детерминированной территориальной дезинтеграцией и «социальными детерминантами» здоровья.

Местная отсталость, территориальное развитие и территориальное оживление

Необходима ориентированная на действия теория «местной отсталости», чтобы связать «территориальную дезинтеграцию» с «невыявлением» местной инициативы и активного участия в продвижении местного развития и «экономическая интеграция» бедных домохозяйств, связанная со здоровьем.30

Такая теория «отсталости на местах» может дать объяснение того, как муниципалитеты могут действовать, чтобы «противодействовать» роли структур и механизмов, ведущих к эрозии, недоиспользованию или чрезмерному использованию местных ресурсов, способствующих неравенству в отношении здоровья ( эмиграция высококвалифицированных членов местных сообществ, вредная для здоровья загрязняющая деятельность новых производственных предприятий, интенсивная рубка леса в местных лесах экзогенными фирмами и т. д.). Он включает сложную взаимозависимость экологических, экономических, политических, социокультурных и психологических факторов, связанных с подавлением местной инициативы и отсутствием местного потенциала в борьбе с « социальными детерминантами » здоровья (недостаточная осведомленность местных лиц, принимающих решения, здоровье связанные с этим «пробелы в навыках» местных планировщиков и т. д.).

Агентство не может возникнуть «спонтанно» в результате «территориальной дезинтеграции». Местная инициатива может не возникать спонтанно, и значение действий для местного развития может быть неясным.109 Широко расходящиеся точки зрения на значение этой трансформации объединяются, чтобы усилить сдерживание местных социальных агентов организационных форм коллективных действий, независимо от того, ориентированы ли они на предотвращение и смягчение проблем, или для выявления и максимального использования возможностей, возникающих в процессе трансформации.Это сдерживание может затрагивать лиц, принимающих решения в муниципалитетах. Как противодействовать этому запрету, может стать центральным элементом государственной политики, направленной на обращение вспять процессов «территориальной дезинтеграции».

Это может быть роль территориального воодушевления.110 Противодействие «невыявлению» местной инициативы может сыграть решающую роль в действиях по территориальному развитию в рамках как центральных, так и местных стратегий и политики территориального развития.

Но реализовать территориальную анимацию сложно.Это предполагает признание того, что отправной точкой действия фактически является точка начала процессов территориальной дезинтеграции. Это означает признание того, что «невозникновение» местных инициатив может быть следствием самих этих процессов. И это означает признание того, что текущие общественные отклики отсутствуют, недостаточны или неуместны для того, чтобы вызвать «вспять» процессы, которые препятствуют появлению этих местных инициатив.

С другой стороны, если устойчивые изменения в ситуации бедности могут зависеть от длительных изменений территориального контекста, это также предполагает необходимость дальнейшего уточнения в отношении связи между «неравенством в отношении здоровья» и «территориальной дезинтеграцией», а также между характером «неравенства в отношении здоровья». территориальные подходы и территориальное развитие, ориентированное на действия.

Это особенно актуально, когда нельзя ожидать, что местная инициатива, направленная на «обращение вспять» «территориальной дезинтеграции», произойдет спонтанно. Территориальный потенциал для инициативы и организации жизненно важен для мобилизации «эндогенного потенциала» местных сообществ, который будет использоваться в коллективных усилиях по полному контролю и мобилизации местных ресурсов.

Следовательно, улучшение «здоровых сообществ» может сильно зависеть от муниципальной инициативы в «обращении вспять» процессов территориальной дезинтеграции.Создание агентств и условий для межсекторальной интеграции политики, расширение прав и возможностей гражданского общества и поощрение «экономической интеграции» (уменьшение зависимости от рынка, расширение возможностей для приносящей доход деятельности, оживление «всей» реальной экономики и т. Д.), Муниципалитеты могут быть направлены на устранение связанных с бедностью неравенств в отношении здоровья, воздействуя на «социальные детерминанты» здоровья.

Смена парадигмы в планировании территориального развития: связь знаний с действиями, направленными на социальные детерминанты здоровья

Бедность (а также связанная с бедностью несправедливость в отношении здоровья) как проблема планирования является серьезной проблемой.К нему нельзя подходить как к ручному. Конкретные действия по борьбе с бедностью и конкретные задачи планирования охватывают самые разные аспекты. Выбор методов и инструментов, которые будут включены, зависит от концептуальных и теоретических допущений или институциональных и организационных условий, на основе которых задуманы и предприняты действия. Серьезные проблемы при планировании усиливают субъективную роль планировщиков в процессе планирования. Информация, необходимая для решения проблем, зависит от идеи их решения.Если заранее не определено правило остановки, то, где остановиться, зависит от причин, по которым планировщик. Определение потенциальных решений зависит от роли планировщика, а выбор объяснения опасной проблемы является произвольным в зависимости от суждения планировщика.111

Во-первых, это касается концептуальных и теоретических допущений, связанных с бедностью и «неравенством в отношении здоровья». Во-вторых, это касается характера планирования на субнациональном уровне, который охватывает различные национальные, научные и профессиональные традиции в отношении городского и регионального планирования (планирование землепользования, городская форма, местоположение и доступность, содействие развитию, поддержка коллективного самовыражения, и т.п.).

Однако текущее планирование по-прежнему сильно зависит от «производства плана». Этот аспект имеет важные последствия. Например, доступ к земле может играть центральную роль в действиях по борьбе с бедностью, а контроль за землепользованием играет центральную роль в преднамеренном изменении контекста. Но теория территориального планирования по-прежнему находится под сильным влиянием «пространственного сепаратизма», отражающего последствия «кризисов теории» в планировании.

Смена парадигмы в планировании территориального развития смещает акцент с производства документов планирования после этапов планирования, чтобы изучить различные способы связывания знаний с действиями для конкретизации функций планирования (диагностика, планирование, организация действий, оценка и т. Д. .).

Тем не менее, конкретные действия по борьбе с бедностью имеют разные аспекты. Некоторые измерения включают действия в областях, где проблемы фактически могут быть представлены как решаемые. Актуальная проблема по-прежнему состоит в том, чтобы не путать природу ручных и злых проблем. Это может быть полезная разработка, на основе которой можно будет лучше понять выбор между методами и инструментами.

Планировщики должны разработать несколько ролей и найти наиболее адекватный подход к различным аспектам проблем планирования, за которые они отвечают.Различные модели планирования предлагают разные подходы. Ни один из них не предлагает полностью удовлетворительной перспективы при рассмотрении всего спектра вопросов, связанных с бедностью как проблемой планирования. Следовательно, может быть уместно уточнить характер деятельности, которой отдают предпочтение, и аспекты конкретных действий по борьбе с бедностью, которые лучше всего могут быть «решены» в рамках каждого конкретного подхода к планированию.

«Рационально-всеобъемлющий» подход особенно подходит для решения простых задач.Можно дать объективные определения и искать логические решения. Определение наилучшего местоположения для медицинского центра, проектирование городской застройки для недорогого жилья на государственной земле или поиск лучшей финансовой инженерной модели для строительства новой школы в неблагополучном городском районе (с учетом ограничений бюджета местного правительства ) являются примерами возможных проблем планирования, связанных с бедностью, с которыми лучше всего справиться с помощью такого подхода.

Организационный обход — это реальность, с которой нередко сталкиваются бедняки.Фрагментация, изоляция и разнообразие многомерного опыта бедности поднимают важные вопросы о невозможности формулирования общих и общих интересов бедных, а также о способности стратегической организации, нацеленной на коллективное самовыражение. В краткосрочной перспективе, когда бедные люди не имеют возможности организоваться для коллективных действий и для информированного обсуждения альтернатив планирования, подход «планирование защиты интересов» может стать мощным источником вдохновения.Перевод на технические термины последствий представления интересов бедных людей в процессе переселения, направленного на ликвидацию трущоб, защиты жилого сообщества бедных людей от негативного воздействия расположения загрязняющих промышленных предприятий или определения критериев для выполнения минимального Программа доходов в конкретном населенном пункте — это примеры проблем, при планировании которых можно найти вдохновение в этом подходе.

Структурное понимание бедности открывает широкий спектр анализа для определения взаимосвязи между бедностью и структурными социальными особенностями.Анализ взаимосвязи между капиталистической природой обществ, ролью национального государства и возникновением бедности в условиях глобализации может быть областью, в которой вклад подхода «радикальной политической экономии» может внести существенный вклад. Выявляя противоречия или проводя социальные инновации, специалисты по планированию могут получить вдохновение для решения таких проблем, как определение движущих сил накопления капитала в местности, и быть готовыми к получению информации о перспективах получения рабочих мест с низким доходом и низкой квалификацией. оценка потенциального создания рабочих мест за счет иностранного капитала в данной местности и оценка риска закрытия предприятий фирмами, принадлежащими иностранному капиталу.Еще один пример можно найти в анализе контекста властных отношений в местности и размышлении о потенциальном вкладе профсоюзов и прогрессивных партий в поддержку создания рабочих кооперативов. Это примеры потенциального вклада в рамках этого подхода.

Когда бедные люди сталкиваются с организационным обходом, нелегко сформулировать их интересы на политической арене, также нелегко вмешаться в дискурсивное поле и изменить общественное восприятие проблем бедности.Вклады в рамках подхода «Планирование справедливости» нацелены на представление бедных людей в направлении создания союзов с прогрессивными политиками и работы с ними. Как формулировщики проблем, планировщики имеют право формировать дебаты. Поскольку концептуальная реструктуризация может иметь решающее значение для изменения властных отношений, направленных на содействие процессам расширения прав и возможностей, планировщики могут играть важную роль, если они вдохновлены этой моделью.

Проблемы, такие как попытка изменить дискурс небедных людей об экзистенциальных проблемах бедных, которые небедные определяют как « бедность », создание посреднических мероприятий для привлечения общественного внимания или прямое обращение к профсоюзам и политическим партиям выражают свою поддержку борьбе с бедностью, являются примерами проблем, с которыми лучше всего справиться в рамках подхода «Социальное обучение — Коммуникативные действия».Бедные люди хорошо осведомлены о своей бедности и приобретают большой опыт в отношении своих стратегий выживания в сложных жизненных условиях. Получение этих знаний и умение их ценить может стать серьезной проблемой при планировании действий по борьбе с бедностью.

Прямое участие бедных людей в решении их собственных проблем бедности может стать проблемой в действиях по борьбе с бедностью. Коллективное самовыражение не может возникнуть спонтанно, для его поддержки могут потребоваться действия.Планировщики в рамках подхода «радикального планирования» признают ценность контекстных и экспериментальных знаний, которые люди, принадлежащие к мобилизованному сообществу, привносят в решение проблем. Они открыты для обучения через действие, через опыт. Прежде всего, эффективность радикальной практики зависит от доверительных межличностных отношений и подхода к социальному обучению. Подход «радикального планирования» конкретно направлен на решение проблем, связанных с этой точкой зрения. Работая над социальными преобразованиями в общественных организациях, планировщики привносят в радикальную практику общие, конкретные и существенные навыки.Такие проблемы, как то, как слушать бедных людей и как интерпретировать проблемы, с которыми они сталкиваются, как открывать дебаты о проблемах бедности в том виде, в каком они существуют на самом деле (а не просто стремиться к их решению), как общаться и управлять групповыми процессами, как развивать соответствующие знания об официальной системе занятости и о том, как реализовать потенциал для создания рабочих мест среди бедных людей, — вот примеры проблем, которые лучше всего можно решить на основе вклада, возникающего в рамках этого подхода к планированию.

На пути к ориентированной на действия теории отсталости на местном уровне: возможности муниципальных действий для улучшения «здоровых сообществ»

В этом документе предлагаются некоторые материалы для обсуждения того, как муниципалитеты могут улучшить здоровье сообществ, преодолевая связанные с бедностью несправедливости в отношении здоровья при территориальном планировании местного развития. В документе обсуждаются сдвиги парадигм в нескольких областях и делается попытка обсудить последствия этих сдвигов для конкретизации действий в современных условиях.

Местная инициатива и наличие местных ресурсов не являются достаточными условиями для местного развития.«Пассивная» опора на «эффекты пространственной диффузии» или «активное» привлечение экзогенного капитала и предпринимательской инициативы не являются гарантией местного развития.

Как обсуждалось выше, местное развитие может поддерживаться или блокироваться как центральными, так и местными властями. Это понималось как метод содействия региональному развитию, ориентированному на основные потребности, то есть территориальному подходу к «другому» развитию, и как таковой предполагает централизацию, а также децентрализацию роли государства.

Расширяя перспективы действий, муниципалитеты могут быть переориентированы с сокращения масштабов своей деятельности на отношения между государством и рынком. Муниципалитеты могут развивать новые возможности взаимоотношений с гражданским обществом, а также с социальной экономикой и экономикой солидарности. Это также включает другие приоритеты, другие подходы и другие методологии планирования. Это включает в себя выслушивание, реагирование, наращивание потенциала, катализирование, руководство, управление и обучение в диалоге со своими сообществами.112

Муниципальные действия по борьбе с бедностью уже обсуждались в другом месте.30 Эта перспектива будет дополнительно проиллюстрирована ниже на основе семи областей действий. Эти области могут проиллюстрировать возможность расширения понимания потенциальных действий в отношении «социальных детерминант» здоровья, преодоления «несправедливости в отношении здоровья и содействия связанной со здоровьем« экономической интеграции »бедных домохозяйств: укрепление условий для эффективного« агентства »и« местного управления »( ориентированные на здоровье межсекторальные действия, местные инициативы и организационный потенциал с упором на местные «несправедливости в отношении здоровья» и т. д.), построение стратегического «видения» перемен (создание надежды и доверия, создание образов и проектов возможного будущего более здоровой жизни и т. д.), организация бедных домохозяйств для создания «местностей» (стимулирование демократии и участия, построение ассоциаций и т. д.). кооперативов, расширение организационных решений для самопомощи в сообществах и т. д.), снижение рыночной зависимости в удовлетворении промежуточных потребностей (продовольственная безопасность и самообеспечение, условия для здорового питания, введение местных валют для диверсификации потребления, создание условий для доступа к семенам для биологического разнообразия и здорового питания и т. д.), стимулирование нетрадиционных возможностей для альтернативных источников дохода (стимулирование решений «инклюзивного предпринимательства» для получения дохода на основе создания команды, централизация маркетинга и коммерциализации и т. д.), продвижение путей к интеграции с использованием преимуществ создания рабочих мест и конкурентоспособности местного населения. фирм (подбор вакансий, привлечение работодателей к разработке возможностей обучения и т. д.), продвижение « инклюзивного предпринимательства » и стимулирование всей местной реальной экономики (усиление внутри-местных взаимозависимостей и синергии, построение местных экономических схем, мобилизация всего потенциала субподрядные работы с местными фирмами и т. д.).

Действия, направленные на усиление «агентств» и местного управления для «выборочной самообеспеченности»

Конкретные способы конкретных местных действий для преодоления «отсталости на местном уровне» требуют местного потенциала для контроля использования местных ресурсов и местного потенциала для поддержки предпринимательства и стимулировать появление инициатив из социальной экономики и экономики солидарности. Вот почему роль муниципалитета может сильно зависеть от вопросов анимации (институциональная анимация для межсекторальных действий и организационных возможностей, анимация для гражданственности, анимация для «экономической интеграции» бедных домохозяйств и т. Д.). Нацелены основные изменения в институциональной реакции, коллективной мобилизации, установках и поведении отдельных лиц и групп. Это сложная задача, и предстоит еще многое сделать для подготовки адекватных методик вмешательства. Каждая ситуация индивидуальна, и каждое решение индивидуально.

«Причинные полномочия» муниципалитетов могут быть активированы по-разному. Это касается адекватного понимания « власти ». 38 « Дискурсивное поле » власти (понимание бедности в отличие от лишений, признание структурных причин бедности, принятие на себя ответственности общества за ее возникновение и искоренение, понимание требований бедных людей как права, защищая действия по борьбе с бедностью как императив социальной справедливости и т. д.) и «организационное поле» власти (стимулирование создания организаций, направленных на коллективное расширение прав и возможностей бедных людей, противодействие их «организационному обходу с флангов», политическая приверженность на центральном и местном уровнях для облегчения доступа бедных к ресурсам и т. д. .) оба предлагают возможности для активации муниципальных «причинных полномочий». Связь между «мировоззрением» и приоритетом действий по борьбе с бедностью может быть непосредственно рассмотрена.29

Фактически, официальные политические и юридические полномочия в области планирования могут быть отправной точкой, но они не исчерпывают ключевые вопросы, касающиеся актуальности власти.38 Также фактический контроль над соответствующими местными ресурсами зависит в основном от понимания «паутины» властных отношений, в контексте которой «пространство для маневра» должно быть «завоевано». Создание союзов, стимулирование создания партнерств и сетей на транснациональной национальной и международной основе или использование возможностей, предлагаемых международными организациями, — вот примеры инициатив, которые могут помочь в достижении целей («стратегическая» традиция власти).

Муниципалитеты могут действовать в направлении создания агентств и усиления местного управления для контроля над местными ресурсами (предотвращение закрытия служб общественного здравоохранения, контроль землепользования, сохранение производства продуктов питания в городах, расширение возможностей для производства здоровых органических продуктов питания и т. Д.). Это может даже означать, что в контексте действий по борьбе с бедностью, связанных со здоровьем, муниципальная инициатива может быть направлена ​​против инициатив как центрального правительства, так и бизнеса (мобилизация против вредных для здоровья, загрязняющих продуктивные растения, нездорового питания в школах, вредных для здоровья условия труда и др.).

Это центральный аспект в построении местного управления. ОЭСР показала, как критические факторы, лежащие в основе возможности интеграции местной межсекторальной политики, зависят от отраслевой гибкости и централизованного принятия решений в сочетании с лидерством местных органов власти в стимулировании местного самоуправления и межотраслевой интеграции политики113,114

Юридические полномочия муниципалитетов могут иметь использоваться для защиты прав бедных людей или « территориальных интересов » и для сохранения возможности подчинения использования местных ресурсов стратегическим приоритетам, определенным на местном уровне (чтобы остановить инициативы фирм, направленные на предотвращение коллективных увольнений, чтобы поддержать инициативы со стороны социальная экономика и экономика солидарности, защита природных ресурсов и стимулирование производства продуктов питания на основе ценности коллективного потребления и т. д.).

Действия по созданию «надежды» и стратегического «видения» возможного и желаемого будущего

На уровне местного сообщества муниципалитеты должны определить глобальные структурные ограничения для местных действий и создать основу для местных альтернативных стратегий. В здоровых общинах отправная точка действий по борьбе с бедностью не статична.

Зависимость бедности и неравенства в отношении здоровья, связанного с бедностью, от контекста требует понимания причин ее возникновения и сохранения. Теоретический вклад, обсуждаемый в другом месте в отношении «теряющих» регионов и концепции «локальной дезинтеграции», полезен здесь для понимания конкретных аспектов бедности в «неблагополучных городских районах» как особой формы «локальных дезинтегрированных» районов.Теоретический вклад, вытекающий из «исследований местности», помогает понять местность как социальный контекст «реального взаимодействия», позволяющий выявить неместные причины бедности, а также неместные условия, на основе которых может поддерживаться местное развитие. .

Фактически, местное развитие неявно предполагает возможность предыдущего существования «проекта надежды», связанного с «поиском смысла» в жизни.115 Это также означает, что существование проекта может зависеть от предыдущего ». создание »местности.30

Импульсы местного развития предполагают способность создавать «образы» желаемого будущего. В «неблагополучных городских районах» «дезинтегрированных местностей» желаемое будущее предполагает надежду, а возможность «надежды» возникает из «доверия» в контексте личного взаимодействия. Это означает, что специфика «эндогенной» мобилизации в вопросах регионального и местного развития не может быть сведена к вопросу «доступности» ресурсов. Сами по себе ресурсы не являются независимыми от целей человеческого фактора.В основном это относится к возможности мобилизации «эндогенного потенциала» для удовлетворения определенных на местном уровне неудовлетворенных потребностей бедных домохозяйств в соответствии с определенными на местном уровне приоритетами. Вот почему концепция местного развития не может быть строго сведена к «экономическому росту, вызванному местными действиями», а связана с концепцией «другого» развития, предполагающего другие приоритеты в использовании местных ресурсов. Если необходима местная инициатива, чтобы противостоять «местной дезинтеграции», мобилизация сообщества вокруг «видения» местного развития будет необходима, а «видение», связанное с «желаемым будущим», требует «надежды».Однако среди бедных людей в «разрозненных местах» трудно найти надежду.

Это вызывает два разных типа проблем. Во-первых, это поднимает эпистемологическую проблему идентификации условий, которые могут быть основой ненаблюдаемой реальности (желаемого будущего) и действий по борьбе с бедностью. Во-вторых, это затрудняет создание надежды и доверия среди бедных людей, оказавшихся в «дезинтегрированной местности». Даже если их привязанная к месту идентичность предлагает некоторую форму коллективной идентичности, она связана с местами, где трудно представить спонтанные выходы из порочного круга, совокупной причинности и негативных идентичностей.

Вот почему «художественная литература» становится все более актуальной при содействии развитию. Видео и кино все чаще используются в качестве инструментов, предлагающих позитивную идентичность, «образы» возможных «реальностей» и «иллюстрацию» путей выхода из отчаяния.2

Тем не менее, «образы» желаемого будущего должны вовлекать как бедных, так и небедные. Этот аспект касается центральной области «дискурсивного поля», представленной выше, и того, как она может стать центральной областью муниципальной деятельности. Понимание проблем бедности не как социального разделения групп, а как процессов, которые могут затрагивать все сообщество, может быть очень актуальным.Сегодняшние бедняки могут стать небедными в результате действий по борьбе с бедностью. А сегодняшние небедные могут стать бедными завтра, если сегодня не будет предпринято никаких действий по борьбе с бедностью.

Действия по созданию «населенных пунктов», объединяющих бедняков с целью расширения их прав и возможностей

Муниципалитеты могут играть важную роль в стимулировании развития всего сообщества. Помощь бедным людям в самопомощи — это привилегированная область. Предоставление «голоса» и укрепление существующих ассоциативных форм (ассоциации иммигрантов, спортивные ассоциации и т. Д.) может быть начальной формой противодействия «организационному обходу» 38. Учитывая «коллективную изоляцию» бедных людей, необходимы небольшие шаги. Восстановление социальных отношений и преодоление «социальной пустоты» может стать проще за счет создания небольших организационных форм в форме «сообществ интересов» .116 Первоначальные действия могут начинаться с поиска решений «ощутимых» проблем и постепенно увязываться со стратегическими целями. местного девелоперского проекта. Следуя «вдохновению», предложенному «общинным развитием» и «социо-антропологической моделью» 6,117, подходы, ориентированные на общину, могут быть полезной методологической позицией в содействии развитию.

Становится возможным восстановление социальных отношений как центральный вопрос в укреплении психического здоровья. Согласно этому способу действий, местное развитие может помочь объединить людей, разделяющих проблемы, пожелания или проекты, и помочь им создать «сообщества по интересам». Эти сообщества могут защищать свои интересы и выступать в качестве катализаторов мобилизации всего сообщества в процессах местного развития. Этот подход показывает, как могут быть созданы «места», учитывая тот факт, что социальные отношения являются их материальной основой (а не физическим пространством).

Действия по уменьшению «рыночной зависимости» в удовлетворении промежуточных потребностей

Оживление социальной и солидарной экономики может быть привилегированным «социально-экономическим пространством», способствующим уменьшению «рыночной зависимости». Если спонтанные формы организации не появляются, поощрение малых организаций для решения реальных проблем повседневной жизни может быть отправной точкой муниципальных действий (содействие доступу к земле и производственным инструментам, стимулирование создания ассоциативных форм самопомощи. для индивидуальных и коллективных форм самообеспечения и др.).

Общественные услуги и производство индивидуальной и коллективной потребительной стоимости могут объединяться для создания новых форм самоорганизации (микростраховые организации, ассоциации пациентов, ассоциативные ясли и т. Д.), Где мелкомасштабная солидарность может найти материальное выражение. Самообеспечение и самообеспечение в производстве продуктов питания118,119 или в местной валюте120 являются примерами различных областей современного опыта, ведущих к снижению рыночной зависимости.

Такого рода решения могут быть продвинуты муниципальной инициативой (ассоциативные альтернативы институциональному уходу за престарелыми, доступ к земле и техническая поддержка для самообеспечения жильем, самообеспечение в производстве продуктов питания и т. Д.). Поддержка инициатив социальной и солидарной экономики, облегчающая доступ к земле, создавая правовые рамки для общественных организаций, поощряя «самообеспечение» и «самообеспечение» в беднейших районах (коммунальное садоводство, водная инфраструктура, сбор дождевой воды , возобновляемые источники энергии и т. д.) являются примерами возможных действий.

В Андернахе (Германия) муниципалитет организовал формальное производство продуктов питания коллективного потребления в соответствии с принципами сельскохозяйственной органики и пермакультуры.3 В Кремсе (Австрия) Ассоциация Arche-Noah (10 000 членов) более 20 лет сохраняет и культивирует разнообразие овощей, фруктов и зерна, находящегося под угрозой исчезновения.4

В современных условиях, несмотря на кризис и политику жесткой экономии, институциональные условия до сих пор систематически не противодействуют субъективным интерпретациям потребности как недостатка потребления. Фактически, условия предотвращения серьезного вреда становятся все более зависимыми от рынка в удовлетворении промежуточных потребностей (из-за сокращения государственного обеспечения здравоохранения и жилья, цен на продукты питания и т. Д.). Актуальность уменьшения «рыночной зависимости» и возможности социальной и солидарной экономики в этой области не являются независимыми от «критического» осознания, которое может быть намеренно повышено среди самих бедных.

Действия по расширению возможностей для «приносящей доход» деятельности

Муниципалитеты также могут действовать для расширения возможностей для «приносящей доход» деятельности. Стимулирование «нетрадиционной» мелкомасштабной предпринимательской инициативы среди бедных, поддержка коммерциализации и стимулирование каналов распределения или децентрализация местных административных услуг являются примерами возможных действий.

В действиях по борьбе с бедностью расширение возможностей получения дохода другими способами, кроме работы за заработную плату, является центральным аспектом, требующим социальных инноваций для подкрепления действий. Как было сказано выше, организационные инновации могут включать обычные микропредприятия, кооперативы или популярные производственные организации. Подобные организации могут предложить возможную альтернативу работе всем тем, у кого другой нет. Они могут способствовать повышению ценности неформальных навыков и профессиональных способностей, распространению демократических процедур, формированию социального обучения и экономической грамотности, а также укреплению основы для расширения прав и возможностей местного населения.

Однако появление такого рода инициатив во многом зависит от активной деятельности. Необходимо создать особые организационные формы для обеспечения адекватной «анимационной» деятельности, консультирования по соответствующим технологиям и стратегиям управления, а также необходимой организации маркетинга, распространения и коммерциализации. «Децентрализация» в производстве требует «централизации» в коммерциализации.74,75

Муниципалитеты могут способствовать созданию «агентств местного развития» для этой конкретной цели.«Анимация», информация и финансирование могут стать проще. Возможность личного общения между людьми делает такую ​​поддержку возможной и эффективной. Местные агентства развития также могут сыграть важную роль в формировании нового отношения к предпринимательству.

Действия по использованию преимуществ создания новых официальных рабочих мест, продвигающих «пути к интеграции»

В действиях по борьбе с бедностью расширение возможностей для приносящей доход деятельности, включая доступ к оплачиваемой работе, очевидно, очень актуально.Но, как было показано в современных условиях, доступ к работе во все большей степени зависит от создания новых рабочих мест, а создание новых рабочих мест все больше зависит от нового малого предпринимательства.121 Несмотря на пространственные различия, создание соответствующих рабочих мест в существующих фирмах может происходить только в относительно небольшое количество фирм. Содействие бедным людям получить доступ к существующим рабочим местам само по себе является проблемой, требующей индивидуальных усилий. Подходы, основанные на «путях к интеграции», предлагают возможности для действий в этой области.Это требует точного определения возможностей трудоустройства и развития усилий по обеспечению того, чтобы эти возможности надлежащим образом «соответствовали» характеристикам, предлагаемым бедным в этой местности.

Несмотря на кризисные условия, фирмы, создающие рабочие места, разрабатывают наступательные стратегии, акцентируя внимание на дифференциации продукта, а не на затратах.122 Они дифференцируются в основном на основе качества продукта, который они предлагают, и превосходных услуг, которые они предоставляют своим клиентам. Факты показали, что в прошлом более 60% роста приходилось на выход на новые рынки и за счет новых продуктов.Люди считаются ключевыми в этих фирмах, и предприятия заботятся о поддержании высокомотивированных и высококвалифицированных сотрудников. Большая часть финансовых средств для роста генерировалась «самими».

Муниципалитеты играют важную роль в построении «экономического обоснования» взаимозависимости между конкурентоспособностью и социальной сплоченностью, актуальности их взаимозависимости для территориальной сплоченности и возможности реализации на местном уровне повестки дня МОТ по обеспечению качественных рабочих мест », достойный труд »и безопасные условия труда.

Действия укрепляют «толщину» местной «экономики в целом»

Представленная выше «модель всей экономики» помогла продемонстрировать возрастающую актуальность подходов, основанных на «экономике домашних хозяйств» в качестве концептуальной основы для понимания растущих современных отношений между социальная и солидарная экономика и формальная экономика. Такие отношения устанавливаются домашними стратегиями «разделения труда».

В современных условиях отношения между формальным и неформальным секторами становятся более проницаемыми, и необходимо уделять повышенное внимание конкретным способам взаимодействия обоих секторов с производством меновой и потребительной стоимости внутри домохозяйства и через «стратегии выживания домохозяйства».Кроме того, роль местных малых и средних фирм в создании рабочих мест и экономических отношений, которые они развивают между ними, а также с крупными и транснациональными корпорациями, становится более актуальной при анализе условий для местных социально-экономических изменений, направленных на прочную «экономическую интеграцию». ‘бедных домохозяйств. Фактически, эти взаимозависимости могут в совокупности потенциально расширять возможности для приносящей доход деятельности бедных людей (самозанятость, микропредприятия, организации « социальной экономики », « пути к интеграции », связывающие бедных с созданием новых рабочих мест и на рынок труда и др.).

Было также замечено, что можно сделать социально-экономический контекст и что изменения в социально-экономическом контексте могут быть идентифицированы и поняты как необходимые для достижения желаемого результата. Таким образом, связанная со здоровьем «экономическая интеграция» бедных домохозяйств может быть связана с институтами и активным агентством, участвующим в «создании» социально-экономического контекста для долгосрочной благоприятной возможности изменений в здоровых сообществах.

Муниципалитеты могут играть центральную роль в создании социально-экономического контекста, создании институциональных и организационных условий для «густоты» (внутрилокальные взаимозависимости и взаимодействие для синергии, связывание различных измерений местной «всей» экономики и т. Д.). Муниципалитеты также могут играть важную роль в выявлении невидимых недоиспользуемых ресурсов. Аффективные и эмоциональные связи сообщества могут быть определяющими факторами успеха в процессах развития. Неформальные навыки (проявляющиеся в хобби и т. Д.) Иногда могут играть значительную роль в инновациях и небольших организациях. Знания пенсионеров могут быть стратегически важной информацией для коллективного самовыражения, для мелкомасштабного производства или инициатив, ориентированных на социальное воспроизводство.Это может способствовать повышению самооценки и чувства полезности среди пожилых людей, являясь важной областью для пропаганды психического здоровья и деятельности, связанной со здоровьем. Местные художники могут помочь в поиске инновационных решений в производстве и процессе (креативная упаковка для местных продуктов и т. Д.).

Существует также множество других возможностей: полная мобилизация имеющихся местных ресурсов, мобилизация возобновляемых источников энергии, переработка твердых отходов, сохранение местных природных экосистем, содействие биологическому разнообразию путем защиты находящихся под угрозой исчезновения видов, адаптация местной производственной реструктуризации к экзогенным ‘ограничения, мобилизация местных сбережений, поддержка производственных инициатив со стороны традиционных предпринимателей и нетрадиционных предпринимателей из социальной и солидарной экономики и т. д.

Муниципалитеты также могут способствовать укреплению местной «всей» экономики, укрепляя местные и внутрирегиональные коммуникации (местные радиостанции, местные газеты и т. Д.), Стимулируя участие школ и педагогических инноваций или создавая «местные обсерватории». В этом заключается огромный потенциал для санитарного просвещения и распространения соответствующей информации о здоровье.

Улучшение «здоровых сообществ»: условия для «социальных инноваций» и возможные действия

Примеры, представленные выше, показывают, что можно расширить возможности действий в борьбе с «социальными детерминантами» здоровья и интегрировать проблемы, связанные с различными сменами парадигм в действиях.Для адекватных действий требуются «социальные инновации» и особые условия. Политическая воля, концептуальное совершенствование и теоретические разработки относительно взаимосвязи между здоровьем и развитием играют центральную роль. Политическая воля также играет центральную роль в улучшении межсекторального местного «совместного управления» для интеграции политики и вовлечения сообществ. Наконец, расширение возможностей актерского мастерства также требует организационных способностей и технических навыков.

Возвращаясь к проблеме исследования, сформулированной выше, можно открыть перспективы для потенциальной роли муниципалитетов в улучшении здоровья сообществ, сосредоточив внимание на «неравенствах в отношении здоровья», связанных с бедностью, и можно конкретизировать этот вклад в территориальное планирование местного развития.

Обсуждаемые изменения различных парадигм показали, насколько важно осознавать их значение и как различные возможности могут стать конкретными.

Устранение «социальных детерминант» здоровья является сложной задачей. Связывание действий по борьбе с бедностью с территориальным развитием в целях укрепления здоровья пока не соответствует нынешней практике. Он включает в себя своего рода организационный потенциал, сильно зависящий от восполнения «пробелов в навыках» в конкретных действиях. Но восполнить этот «пробел в навыках» можно, обучаясь на практике.Это может быть случай организации полезных условий обучения на основе результатов движения ВОЗ «Здоровые города». Современные кризисные условия могут потребовать такого рода безотлагательных усилий.

В Европе связь между возрастающей сложностью проблем, недостатками текущих ответных мер политики и потенциальной полезностью результатов экспериментальных действий не представляет собой новой проблемы. Корни этого понимания можно найти уже в конце 1970-х годов, когда начались экспериментальные программы борьбы с бедностью, нацеленные на инновации в государственной политике.Было разработано несколько программ (Бедность I 1975–1980, Бедность II 1984–1989 и Бедность III 1989–1994), а с начала 90-х было запущено новое поколение общественных инициатив (Городские, Лидер, Занятость и адаптация, Равные и т. Д.) . Предполагалось, что результаты экспериментальных программ будут способствовать открытию новых направлений действий и наращиванию потенциала среди лиц, принимающих решения, практиков и граждан.

Однако простое распространение информации о результатах этих программ («передовой опыт») не достигло этой цели автоматически.Явную озабоченность условиями обучения при восполнении «пробелов в навыках» по-прежнему трудно обнаружить систематическим образом. «Пробелы в навыках», связанные с действиями, касаются как «технических», так и «общих» навыков и не развиваются в официальных школах и системах обучения в Европе, как это уже было признано Бристольским соглашением.123

Конкретные способы организации обучение «на практике», производство контекстно-зависимых знаний и развитие навыков требует адекватных методологий в рамках четких парадигм обучения.5 Чтобы «осмыслить» имеющуюся информацию, необходимо признать сдвиги центральной парадигмы в различных профессиональных областях, чтобы способствовать «социальным инновациям» и справляться с современными проблемами.124,125 Эту статью можно считать вкладом в эту дискуссию.

Конфликт интересов

Авторы не заявляют о конфликте интересов.

Что такое территориальное развитие? — ECDPM

Июнь 2015

Ромео, Л.2015. Что такое территориальное развитие? Журнал GREAT insights, том 4, выпуск 4. Июнь / июль 2015 г.

Национальная политика территориального развития может обеспечить недостающее звено между политически управляемой децентрализацией и развитием. В этой статье предлагается политически значимое определение территориального развития и излагается стратегия его продвижения.


Децентрализация и территориальное развитие

Связь между децентрализацией и развитием, как известно, проблематична. Мало того, что эмпирические данные ограничены и неубедительны, сама концептуализация связи открыта для вопросов и интерпретаций. Тем не менее, после более чем двух десятилетий глобальных реформ децентрализации были извлечены некоторые основные уроки:

— Децентрализация неизменно определяется политикой , которая диктует масштабы и темпы реформ.
— Децентрализация может способствовать развитию, , но это зависит от:

  • характер развития децентрализованного государства;
  • приверженность национальной политики территориальному развитию, и;
  • роль местных властей в его продвижении: их автономия и их подотчетность.

Децентрализация не будет способствовать развитию, если само государство не привержено делу развития или если политические движущие силы реформ не подкрепляются национальной политикой, которая ценит территориальное развитие и дает местным властям возможность его продвигать.Таким образом, такая политика является условием того, что управляемая политиками децентрализация также окажет влияние на развитие. И наоборот, его отсутствие во многом объясняет замораживание или обращение вспять столь многих процессов децентрализации в реальном мире. Но что такое территориальное развитие и что нужно для того, чтобы местные власти могли его реализовать?


Преобладающие определения территориального развития

При использовании перед словом «развитие» прилагательное территориальный обычно относится либо к (i) пространственной интеграции , либо (ii) к географическому масштабу развития.

В первом, более техническом смысле, территориальное развитие относится к комплексному многоотраслевому развитию на определенной части территории, руководствуясь пространственным видением желаемого будущего и поддерживаемым стратегическими инвестициями в физическую инфраструктуру и управление окружающей средой. Это определение не ссылается на масштабы (местный, региональный, национальный или транснациональный) и в равной степени применимо к любому из них.

Во втором, более нейтральном смысле, территориальное развитие — это просто общий термин для развития определенных (обычно субнациональных) частей территории.Это может быть городская, столичная, региональная или сельская юрисдикция , , а также водораздел , прибрежные, горные, приграничные области и т. Д. Чаще всего этот термин используется для охвата как , так и местного развития (узко связано с меньшими , юрисдикции первого уровня или даже их части и региональное развитие , то есть развитие более крупных промежуточных юрисдикций (округов, провинций, регионов и т. д.). Но поскольку любое пространство может быть определено как местное с точки зрения наблюдателя, размещенного выше или вне его, выражение территориального развития может просто обозначать местного развития в в любом масштабе .


К более конкретному определению

Что мы должны делать с этими определениями? Их сторонники придерживаются разных дисциплинарных точек зрения и имеют разные политические проблемы. В конечном итоге они могут скрыть одни проблемы, настаивая на других.

Те, кто определяет территориальное развитие как пространственно интегрированное развитие определенной территории, могут недооценивать сложную работу экономических и социальных секторов в различных масштабах и переоценивать масштабы и возможность их координации местными властями.Они могут придерживаться гиперлокальной точки зрения, скрывая мультишкалярный, многоакторный характер территориального развития.

Те, кто определяет территориальное развитие нейтрально, как развитие, которое происходит на территории (независимо от масштаба), могут игнорировать критические различия, в основном политические и институциональные, в местах разного масштаба в продвижении местного развития. Наиболее очевидным примером является различие в масштабах и формах участия людей в разработке и реализации государственной политики в городском или региональном масштабе.Они могут скрыть эндогенный характер местного развития и роль, которую территория играет как активный ингредиент, а не как пассивное вместилище развития.

Необходимо более точное определение территориального развития . Он должен быть основан на концепции местного развития с учетом его эволюции с начала 80-х годов, чтобы в конечном итоге понять территориальное развитие как более конкретную и политически значимую концептуализацию местного развития .

Щелкните изображение для увеличения


Вернуться к местному развитию

Центральным элементом концепции локального развития является понимание локального как обозначение не только , где (определение которого в конечном итоге зависит от позиции наблюдателя), но также, что более важно, как и кем разработка продвигается. С этой точки зрения использование ресурсов, специфичных для конкретных мест, посредством задействования политических и институциональных механизмов местного управления и управления развитием, которые являются местными, инфра-местными и над-местными, составляет решающее различие между подлинным местным развитием и многими формами локализации территорий. национальная или даже глобальная политика, программы и проекты в области развития.В этом отношении, возможно, недостаточно внимания было уделено тому, что означает локализация Целей развития тысячелетия (ЦРТ) и как такая локализация связана с подлинным местным развитием.

  • Первым определяющим признаком местного развития, таким образом, была мобилизация широкого диапазона ресурсов для конкретных мест с помощью эффективных политических и институциональных механизмов управления и администрирования. Это то, что имеется в виду, когда местное развитие называют эндогенным.
  • Вторая особенность является следствием первой. Это относится к местному развитию, которое является поэтапным по сравнению с национальными усилиями в области развития в том смысле, что оно имеет потенциал для повышения посредством действий автономных местных властей как эффективности, так и масштабов национальных усилий в области развития.

К такой ранней концептуализации следует добавить две дополнительные особенности, которые становятся все более важными как в теории, так и в практике местного развития.

  • Третья особенность относится к экономии за счет масштаба и добавленной стоимости отраслевой деятельности, которая может быть реализована посредством их горизонтально интегрированного и пространственно скоординированного управления местными властями. В этом случае местное развитие называется пространственно интегрированным.
  • Четвертая особенность относится к тому факту, что местное развитие в значительной степени зависит от взаимодействия местных общественных, общественных и частных субъектов с рядом других субъектов, действующих на надместном и инфра-местном уровне, однако такие уровни определены.Это сводит на нет любую форму локализма в мышлении о местном развитии и делает его по существу мультишкалярным.

Территориальное развитие как более понятное местное развитие

При анализе или поддержке развития территорий переменного (но обычно субнационального) масштаба с точки зрения всех четырех вышеуказанных характеристик (включая эндогенных, инкрементных, мультишкалярных и интегрированных ) выражение территориальное развитие может быть предпочтительнее местного развития.Территориальное развитие сохраняет первоначальное значение местного развития как эндогенного и инкрементального, предотвращая его идентификацию с какой-либо формой локализма и подчеркивая необходимость пространственной интеграции и многоскалярных взаимодействий и координации. Таким образом, можно предложить следующее определение:

Территориальное развитие обозначает развитие, которое является эндогенным и пространственно интегрированным, усиливает вклад субъектов, оперирующих в различных масштабах, и приносит дополнительную ценность в национальные усилия по развитию .

Принятие такого определения имеет весьма важные последствия. Он призывает к расширению прав и возможностей местных органов власти, занимающихся вопросами развития, и ориентирует национальную политику, необходимую для увязки реформ децентрализации с результатами развития.


Наделение местных властей полномочиями по содействию территориальному развитию

Содействие территориальному развитию требует, чтобы развивающиеся местные органы власти обладали значимой автономией и были включены в эффективные сети подотчетности.Без автономии не может быть повышения эффективности государственных расходов и мобилизации дополнительных местных ресурсов. Без подотчетности захватывание особых интересов и связанная с этим неэффективность могут стать обычным явлением. Дело в том, что местные органы власти, способствующие развитию, появятся только в том случае, если сами реформы децентрализации будут переосмыслены как «расширение прав и возможностей людей посредством расширения прав и возможностей их местных органов власти» (Bahl, 2005), а не просто как передача функций и ресурсов между уровнями. системы управления и государственного управления.В этом случае местные органы власти будут признаны механизмами самоуправления местного политического округа (а не просто управленческими структурами для предоставления некоторых услуг), которые не только несут ответственность за конкретных функций, переданных им или делегированных им, но также наделены полномочиями в отношении общий мандат для благосостояния своих сообществ и, следовательно, может разрабатывать, финансировать и реализовывать свои собственные местные политики (в дополнение к локализации национальной политики).


Описание необходимой национальной политики и институциональных изменений

Территориальное развитие — это то, чем занимаются местные органы власти, занимающиеся вопросами развития.Но этого не произойдет без национальной стратегической приверженности этому. Связующее звено между децентрализацией и развитием, которое часто отсутствует, действительно является национальной стратегией территориального развития, называемой Европейской комиссией Территориальным подходом к местному развитию (TALD) (см. Дополнительную информацию о TALD), статья Хорхе Родригеса Бильбао на обратной стороне страницы). Полнота и линейная логика стратегии, представленные на Рисунке 1, имеют только аналитическое значение и не должны быть неверно истолкованы как политические предписания.Изменения в реальном мире не произойдут одновременно по всем политическим и институциональным аспектам стратегии; частичные и поэтапные реформы более вероятны, и они могут идти разными и нелинейными путями, используя любой из строительных блоков стратегии, описанных выше, в качестве отправной точки .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *