Речь психические процессы: Речь, как психический познавательный процесс

Автор: | 11.05.2021

Содержание

Формирование психических процессов у дошкольников на занятиях по развитию речи

Аннотация: автор статьи приводит примеры игровых заданий из своей практики. Все задания ориентированы на формирование у дошкольников таких психических процессов, как память, внимание, мышление, воображение, восприятие, тесно связанных с процессом говорения. Целью такого подхода является развитие связной речи у детей дошкольного возраста.

Ключевые слова: дошкольный возраст, психические процессы, память, мышление, внимание, воображение, развитие речи.

В каждом человеке с рождения заложены такие психические процессы, как восприятие, память, внимание, мышление, речь, которые со временем развиваются. Дошкольное детство – это важный период развития ребенка. В этом возрасте под влиянием обучения и воспитания происходит интенсивное развитие всех познавательных психических процессов. У поступающих в дошкольное отделение у детей уже сформированы эти процессы, причем у всех по-разному.

В период дошкольного детства развиваются все функции речи: номинативная, эгоцентрическая и коммуникативная. Речь приобретает черты произвольности, и ребенок использует ее в социуме постоянно. Развитие звуковой стороны речи связано с обучением ребенка грамоте, умению распознавать место звука в слове, умению различать гласные и согласные звуки. Эти умения понадобятся детям для обучения их чтению.

На своих занятиях по развитию речи я стараюсь подбирать специальные игровые задания и упражнения, способствующие развитию памяти, мышления, внимания и воображения, так как они тесно связаны с процессом говорения.

Задания на развитие памяти
Память играет важную роль в развитии ребенка. Детям необходимо постоянно расширять словарный запас, чтобы в дальнейшем они умели формулировать свои мысли в виде предложений. Я показываю малышам картинки из учебного пособия О.Н. Земцовой «Тесты для детей 4–5 лет» [1], прошу назвать изображенные предметы и рассказать, для чего они нужны (Фотография 1).

Не все предметы на картинках знакомы ребятам. Дети узнают много нового и интересного, и при этом мы развиваем у них память и речь.

Фотография 1: Картинка из пособия Земцовой

Также дети должны знать, как называются звуки, которые издают животные: например, корова мычит, лягушка квакает, свинья хрюкает. Я показываю ребятам картинку с животными из того же пособия [1] и предлагаю вспомнить, какое животное как «разговаривает» (Фотография 2).

Фотография 2

Постепенно эти задания усложняются. Можно предложить детям изобразить животное на картинке, или составить рассказ об одном из животных, или разделить животных на группы, а потом объяснить свое мнение.

Задания на развитие мышления
Развивая речь, мы развиваем мышление дошкольников. Мышление – сложный процесс получения знаний. Мыслить значит думать. В три года у ребенка доминирует наглядно-образное мышление. Во время занятий с детьми такого возраста педагоги обычно используют много картинок и иллюстраций, так как принцип наглядности в дошкольном возрасте является основным. Любые психические процессы развивать проще и интереснее, если использовать на занятиях красочные изображения.

К шести годам, ближе к поступлению в школу, наглядно-образное мышление отходит на второй план и доминирующим становится словесно-логическое мышление. Малыш уже должен уметь отгадывать различные загадки о предметах и явлениях окружающего мира. На фотографии 3 представлены примеры таких загадок из пособия Земцовой [1]. Задание направлено на развитие внимания, мышления и воображения посредством зрительной памяти. Постепенно задание усложняется. Ребятам будет предложено на слух воспринимать загадку и отгадывать ее.

Фотография 3 [2]

Задания на развитие внимания


В период дошкольного детства концентрация внимания у детей невелика: Дети они не умеют надолго заострять свое внимание на одном предмете. Но ближе к семи годам устойчивость внимания становится лучше. На занятиях по развитию речи можно предлагать детям такие игры:
1. Послушай внимательно скороговорки и попробуй повторить (Фотография 4).

Фотография 4 [2]

2. Найди клоуна по описанию: «У него желтый колпачок, красный воротничок. Одна половинка костюма синяя, другая зеленая. Башмачки оранжевые. Клоун веселый». Дети находят нужного клоуна и пробуют описать других клоунов по такой же схеме (Фотография 5).

Фотография 5 [2]

Задания на развитие воображения
Не оставляем без внимания на своих занятиях по развитию речи воображение детей! Младшие дошкольники воображают непроизвольно, и предметом фантазии ребенка становится то, что его взволновало, увлекло. Возможно, это какое-то яркое событие в семье, в игре. А вот старшие дошкольники могут воображать произвольно, заранее планируя процесс воплощения задуманного. Л.С. Выготский говорил: «Речь освобождает ребенка от непосредственных впечатлений, способствует формированию его представлений о предмете, она дает ребенку возможность представлять себе тот или иной предмет, которого он не видел, и мыслить о нем». [3]

Целенаправленное развитие воображения и мышления у дошкольников сначала происходит под влиянием взрослых. Своим подопечным я предлагаю следующие задания:
1. Показываю им картинки с животными из методического пособия Земцовой и даю задание: «Опишите этих животных» (Фотография 6).

Фотография 6

Дети составляют описательный рассказ, называют характерные действия животных. Ребята (при необходимости с помощью педагога) поясняют, какие животные изображены на картинке, описывают их действия и повадки.

2. Усложняю задание: предлагаю моим воспитанникам выбрать рисунок и составить по нему рассказ. Дети должны учиться составлять рассказ по сюжетной картинке. Без воображения ребятам не справится с этим заданием. Если им сложно, то воспитатель может задавать наводящие вопросы: «Кто изображен на картинке? (Утка-мама и утята). Что они делают? (Утята плавают, а утка наблюдает. ) Как утята оказались в воде? Какое изображено время года? Дети слушают друг друга и запоминают что-то новое и интересное (Фотография 7).

Фотография 7

Заключение
Период дошкольного детства – ответственный период в жизни ребенка, период овладения многими знаниями, умениями и навыками. Все задания ориентированы на формирование у детей дошкольного возраста таких психических процессов, как память, внимание, мышление, воображение, восприятие, тесно связанных с процессом говорения.

Список литературы:
1. Земцова О.Н. Тесты для детей 4–5 лет: учебное пособие. М.: Махаон, 2010. 112 с.
2. Детская психология: учебник для студ. сред. учеб. заведений / Г.А. Урунтаева. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Издательский центр «Академия», 2006. 368 с.
3. Семенюк Л.М. Хрестоматия по возрастной психологии: учебное пособие для студентов / под ред. Д.И. Фельдштейна: 2-е изд., доп. М.: Институт практической психологии, 1996. 304 с. [Электронный ресурс]. URL: http://psylist.net/hrestomati/readerage007.htm (дата обращения: 13.06.2018).

Семячкина Елена Юрьевна,

воспитатель
ГБОУ г. Москвы «Школа № 1359
имени авиаконструктора М. Л. Миля»


[email protected]

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Ответственные за размещение информации:
Виктория Разводовская и Дарья Галкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

природа интегральных характеристик психики — Гуманитарный портал

Психика — речь — сознание

В предыдущей главе было показано, что памятью, воображением и вниманием не исчерпываются психические процессы, реализующие на основе их сквозного характера функцию психической интеграции. Хотя высшие формы этих трёх процессов подвергнуты уже реорганизации и синтезу «сверху вниз» и носят специфически человеческий характер, исходные формы памяти, воображения (сенсорной экстраполяции) и внимания явным образом являются общими для животных и человека.

Если выразить это в терминах И. П. Павлова, то все эти процессы можно считать как первосигнальными, так и второсигнальными интеграторами психики, то есть они охватывают все уровни её развития и структуры.

Как это следует из самой этимологии употреблённых в данном контексте павловских терминов, интегратором психики на её специфически человеческом уровне, на уровне человеческого сознания является система вторых сигналов, или, иначе говоря, речь. Именно её И. П. Павлов назвал той чрезвычайной прибавкой, которая переводит психику животных на уровень человеческого сознания и перестраивает, кардинально реорганизует её на принципиально новых основаниях — средствами социальной детерминации.

Сознание — высший уровень не только фило- и социогенетического, но и онтогенетического развития психики, ибо не вся психика индивидуального субъекта сознательна. Выполняя наиболее важную функцию в формировании и интегрировании сознательного уровня человеческой психики, речь охватывает и все другие уровни и даже выходит за пределы собственно психических форм мозговой деятельности. Как показывают многочисленные факты современной психофизиологии и нейрофизиологии, речевые сигналы проникают до самых глубинных, даже обменных функций человеческого организма, вызывая в них как саногенные, так и патогенные сдвиги.

Именно поэтому слово является наиболее важным фактором не только психотерапевтического, но и общетерапевтического воздействия на процессы и функции в человеческом организме. Функции, характеристики и закономерности организации процессов речевой деятельности, таким образом, многоуровневы, многосторонни и вообще чрезвычайно многообразны. Здесь, однако, они, как и другие сквозные психические процессы в предшествующих параграфах, будут рассмотрены только под определённым углом зрения, а именно под углом зрения их интегративной функции в организации человеческой психики и её высшего уровня — человеческого сознания.

Именно потому, что речь, занимая особое положение среди сквозных психических процессов, все же, как и память, воображение и внимание, принадлежит к их числу и тем самым связана со всеми остальными психическими явлениями, она уже частично рассматривалась в предшествующих разделах монографии. Независимым же от других психических процессов, вполне самостоятельным предметом рассмотрения речь, как нам представляется, быть не может именно из-за сквозного её характера. Вместе с тем её рассмотрение не может располагаться между другими психическими процессами, где-то в середине их общего перечня или, как это чаще всего делается, в середине перечня когнитивных процессов, где она рассматривается в её органической связи с мышлением. Филогенетически, исторически и онтогенетически речь действительно прежде всего связана с мыслительными процессами и формировалась вместе с ними. И именно поэтому диахронически она относится только к человеческому уровню развития психики и — в отличие от памяти, воображения и внимания — является интегратором лишь человеческого сознания. При синхроническом же рассмотрении сознания человека в его зрелой интегральной структуре речь фактически оказывается тесным образом связанной вовсе не только с мыслительными процессами, с второсигнальным уровнем человеческой психики. В такой же мере она охватывает всю психику человека, осуществляя в ней свою структурообразующую и интегративную функцию.

Рассматривать речевые процессы после анализа всех других психических процессов целесообразно ещё и потому, что в их системе речь вообще занимает совершенно особое положение. Все психические процессы человека, как хорошо известно, формируются и организуются, подчиняясь не только общебиологическим, но и социальным закономерностям. Однако лишь речь в общем перечне психических процессов человека по самому общему и исходному её существу выходит за пределы психики индивидуального субъекта и опять-таки по самому существу своей организации является процессом не индивидуально-психологическим, а социальнопсихологическим. И какие бы наиболее важные функции речевой процесс на определённых этапах онтогенеза ни приобретал, в своей исходной функции он является коммуникационным актом.

Язык как социальная реальность есть средство общения, а речевая деятельность есть деятельность общения. Поэтому исходным носителем целостной структуры речевого акта в отличие от всех других психических процессов не является индивидуальный субъект. Последний становится носителем речи как одного из психических процессов только вторично, когда межиндивидуальная, интерпсихическая функция, по справедливому, меткому и очень точному выражению Л. С. Выготского, становится внутрииндивидуальной, или интрапсихической. И именно в этом своём социально-психологическом качестве, именно как функция общения речь и осуществляет роль психического интегратора. Даже такую свою наиболее важную собственно индивидуальную, интрапсихическую функцию, как функция обобщения, речь осуществляет именно через общение. Есть много оснований полагать, что этимологическая близость этих двух терминов далеко не случайна. Общение оказывается возможным именно и только на основе общности передаваемого содержания, и вместе с тем оно же является наиболее важным объективным средством проверки интерсубъективности этого содержания. Во всяком случае эмпирические характеристики, формы и способы классификации видов речи и закономерности организации речевого процесса как процесса внутрииндивидуального могут быть поняты только исходя из интериндивидуальной, социально-психологической природы речи, из речевой деятельности как деятельности общения, компонентом которого выступает речевая деятельность индивидуального субъекта.

Таким образом, по своей исходной структуре и исходным закономерностям организации речевой акт есть акт коммуникации и только в частном случае и на высших уровнях его проникновения в интраиндивидуальную психику он становится актом, так сказать, автокоммуникации, коммуникации субъекта с самим собой.

Монологическая речь производна от речи диалогической или, точнее, полилогической, а внутренний монолог является производным от монолога внешнего, как и вообще внутренняя речь, вопреки первоначальной мысли Ж. Пиаже, производна от речи внешней. Это совершенно точно и определённо было показано Л.  С. Выготским. Носителем целостной, замкнутой структуры коммуникационного акта является групповой субъект, а субъект индивидуальный — носителем лишь части коммуникационного акта. Отсюда вытекает структура речевого акта как акта интраиндивидуального. Речевое действие — частный случай действия, а речевая деятельность — частное выражение общих принципов организации человеческой деятельности.

Если первый, исходный интериндивидуальный аспект организации речевого акта выходит за пределы интраиндивидуальной психики, подчиняясь социальнопсихологической закономерности своей организации, то второй аспект речевого акта как действия тоже выходит за пределы собственно психологического уровня организации. Речевое действие как частный случай действия вообще есть акт психически регулируемый, но не чисто психический. Речевая моторика как частный случай общей моторики есть прямой объект изучения физиологии движений и действий, а не только и не собственно психологии. Собственно психологическими объектами исследования, как упоминалось, являются психическая регуляция речевой моторики и стоящая за этой регуляцией психическая структура. И только следующий, третий аспект организации речевого акта воплощает в себе природу речи как одного из интраиндивидуальных собственно психических процессов.

К речи как собственно психическому процессу относятся прежде всего образы слов. Слуховые, зрительные или кинестетические образы слов — в прямом и точном смысле этого понятия частный случай образов и, соответственно, частный случай психических процессов, отвечающий их сенсорно-перцептивному уровню, но уже не предметного, а речевого восприятия. И если слова, воздействующие на анализаторы человека, слова как второсигнальные раздражители представляют собой типичную форму кодов (в данном случае речевых), то образы слов есть психическое отображение этих кодов. Будучи частной формой психических образов, образы словесных кодов подчиняются общим закономерностям сенсорно-перцептивного психического отражения: они обладают пространственно-временными, модальными и интенсивностными характеристиками, им присущи целостность, константность и обобщённость, короче говоря, и по своим общим эмпирическим характеристикам, и по основным закономерностям организации словесные образы представляют собой специфическую, но вместе с тем и типичную форму сенсорно-перцептивного процесса.

Словесные образы различных модальностей составляют сенсорно-перцептивный фундамент речи как психического процесса. Вступая во взаимодействие с различными уровнями когнитивных, эмоциональных и регуляционноволевых процессов, эти образы осуществляют свою интегративную функцию внутри каждого из классов психологической триады, а затем и функцию межклассового интегрирования. Эти внутри- и межклассовые связи формируют систему речесенсорных, речеперцептивных, речемыслительных, речеэмоциональных, речерегуляционных, речемнемических, речеимажинативных и речеаттенционных процессов.

Таким образом, внутри индивидуальной психики речь является сквозным психическим процессом, входящим в качестве компонента во все остальные классы и уровни психических явлений человека, по отношению к которым она осуществляет интегративную функцию. В индивидуальной деятельности речь совместно с другими психическими процессами, в состав которых она входит, является психическим компонентом и регулятором этой деятельности. В социально-психологическом акте коммуникации, целостным субъектом которого является не индивидуум, а группа, речь как психический процесс и как индивидуальная деятельность выступает в качестве индивидуально-психологического компонента.

В настоящем контексте особенно важно подчеркнуть, что речь как средство общения, акт деятельности и психический процесс, то есть как тесно связанные между собой три аспекта речи, кратко проанализированные выше, до недавнего времени изучались порознь. Современная наука — и это является одним из её существенных достижений — позволяет охватить единым концептуальным аппаратом все три аспекта речи. Таким аппаратом служит система категорий информационного подхода. Применение его к речевым процессам имеет ещё большие теоретические и эмпирические основания, чем ко всем остальным, рассмотренным в предшествующих разделах монографии психическим явлениям.

Именно речевое сообщение отвечает понятию «информация» в исходном его значении. Передача речевых сообщений была первым объектом исследования теории связи и шенноновской теории информации, а затем и её общекибернетического варианта. Именно отсюда, от понятия «речевое сообщение» началось движение всех общекибернетических обобщений понятия «информация», приведшее в конечном счёте к распространению его на генетику, нейрофизиологию, психологию, социологию, лингвистику и так далее. Но и сейчас понятие «речевое сообщение» соответствует прямому и точному смыслу современного общекибернетического понятия «информация». Речевое сообщение представляет собой типичную форму общекодовых информационных структур, относящихся к. исходному уровню изоморфизма, если брать распространение речевого сообщения в межиндивидуальной части канала связи, соединяющего партнёров по коммуникации. Это же речевое сообщение относится и к различным частным формам этих общекодовых структур, то есть к различным более частным уровням изоморфизма, если брать его движение внутри интраиндивидуальной части этого канала связи, объединяющего партнёров по коммуникации. Сам же акт коммуникации представляет собой типичную форму информационного процесса. Однако в отличие от собственно когнитивных интраиндивидуальных психических процессов, таких, скажем, как сенсорика или перцепция, которые являются формой приёма и переработки информации, социально-психологический акт коммуникации представляет собой обмен информацией. Если в сенсорном, перцептивном или даже общемыслительном акте объект отражения представляет собой источник информации, поступающей к субъекту, то в коммуникационном акте источником и вместе с тем приёмником информации выступает каждый из партнёров.

Таким образом, если коммуникационный акт, взятый в его целостной структуре, отвечает прямому и точному смыслу понятия «информация» и, следовательно, является в собственном смысле информационным процессом, то в не меньшей степени это относится к речевому процессу как акту деятельности индивида. Речь отдельного субъекта есть интраиндивидуальный компонент межиндивидуального информационного обмена.

Этот наиболее общий исходный аспект речевого процесса как компонента информационного обмена обуславливает теоретическую ситуацию, относящуюся ко второму аспекту речевого акта, имеющему своим содержанием речевое действие как частную форму действия и речевую моторику как частную форму моторики. Частная форма обладает специфичностью, отсутствующей на более общем уровне организации предметных действий и ставящей эту форму в особое положение по сравнению с общими принципами организации информационных процессов. Дело в том, что любой акт практической деятельности регулируется нервной и нервно-психической информацией, но сам по себе он в общем случае не является информационным процессом в собственном и точном смысле этого понятия. В случае предметного действия моторный акт, воплощающий в себе исполнительный эффект рефлекторного цикла, как и всякий другой собственно исполнительный акт, скажем, вазомоторный, секреторный, обменный и так далее, не является актом переработки информации. Комплекс мышечных сокращений, реализующих общекинетическую мелодию движения и действия, управляет информацией, но не является ей. Речевое же действие и осуществляющая его речевая моторика, будучи также специфической частной формой исполнения и поэтому будучи актом действия и компонентом деятельности в прямом смысле этого слова, вместе с тем — и в этом состоит его специфика — остаётся актом переработки информации: оно продуцирует не предметные эффекты, а речевые коды, несущие информацию, которая адресуется субъектомисточником другому субъекту — её приёмнику.

Таким образом, на входе в интраиндивидуальный канал информационного обмена стоит приём речевых сигналов, слуховых или зрительных, а на выходе, в эффекторной части этого канала стоят опять-таки сигналы, речевые коды, но уже не слуховые или зрительные, а моторнокинестетические, звуковые. В этом отношении моторноэффекторное звено речевого акта аналогично моторноэффекторному звену не предметного, а управляющего действия, на выходе которого стоит оперирование тоже двигательными сигналами, поступающими от оператора в машинную часть системы «человек-техника». В данном же случае речь идёт об эффекторных двигательно-звуковых или двигательно-оптических кодах, циркулирующих в замкнутом кольце системы «человек-человек».

Что касается третьего аспекта речевого акта, воплощающего в себе природу речи как психического процесса, то он затрагивает не вход и не выход интраиндивидуальной части канала коммуникации, а его внутреннюю часть. Здесь имеет место связь собственно речевых сигналов со всеми теми когнитивными и эмоциональными процессами, в которые речевые коды при их восприятии и понимании перекодируются и декодируются и которые затем снова кодируются в слова, поступающие на выход интраиндивидуальной части канала. Здесь, таким образом, имеется в виду связь речи с сенсорикой, перцепцией, памятью, мышлением и эмоциями. Информационные характеристики всех этих процессов были проанализированы в предшествующих частях монографии. Здесь следует указыва только на то обстоятельство, что происходящая во внутренней части канала перекодировка и декодировка речевых сигналов остаётся в рамках движения информации внутри интраиндивидуального компонента коммуникационного акта.

Специфика этой интраиндивидуальной части процесса, располагающейся между входом и выходом, состоит в том, что здесь общекодовая структура речевых сигналов преобразуется в различные другие частные формы кодов, характерные для специфической информационной природы сенсорных, перцептивных, общемыслительных, концептуальных или эмоциональных форм психической информации.

Таким образом, коммуникационный акт в целом представляет собой информационный обмен, речевое действие, как второй аспект речевого акта представляет собой продуцирование двигательно-слуховых и двигательно-оптических сигналов-кодов, то есть продуцирование информации, а речь как психический процесс представляет собой различные формы её перекодировок и декодировок. Понятие информации, следовательно, охватывает все три указанных выше основных аспекта речевых процессов и тем самым объединяет речь со всеми другими процессами психической информации как основной, так и рассмотренной выше «сквозной» триады, которые интегрируются с помощью и на основе речи как дважды сквозного психического процесса.

Таковы общетеоретические предпосылки рассмотрения речи как специфического интегратора человеческой психики, формирующего на высших уровнях этого интегрирования структуру человеческого сознания как целостно-связного подотчётного субъекту и произвольно управляемого в своей динамике психического образования. Но речь — именно специфический интегратор человеческой психики, переводящий её на уровень сознания. Более же общими, универсальными интеграторами психики являются, как было показано, память, воображение и внимание, а природа последних органически связана со спецификой психического времени. Поэтому при анализе интегративной функции речи необходимо прежде всего выяснить, как соотносятся между собой речь и психическое время.

Что сама возможность речи связана с памятью, а тем самым — и с психическим временем, понять не трудно. Выше было показано, что органическая связь между структурой сенсорно-перцептивных образов, спецификой психического времени и оперативной памяти особенно отчётливо выражена в организации слуховых образов, поскольку именно в области слуховой модальности природа психического времени представлена особенно отчётливо. Это даёт основание думать, что именно звуковая и, соответственно, слуховая природа языка и речи отнюдь не случайна.

Не случайным, по-видимому, является и то чрезвычайно демонстративное обстоятельство, что современная экспериментальная психология оказалась вынужденной ввести понятие экоической (слуховой) памяти. Сопоставляя иконическую и экоическую память, что очень важно для уяснения соотношения памяти и речи, Роберт Клацки, крупнейший специалист в области исследования памяти, пишет: «Если бы не было иконических образов, мы могли бы видеть зрительные стимулы лишь до тех пор, пока они остаются у нас перед глазами. Нам часто не удавалось бы распознать быстро исчезающие стимулы, так как распознавание требует известного времени, иногда более длительного, чем то, в течение которого мы можем видеть стимул. Посмотрим теперь, что случилось бы, если бы не было экоической памяти, сенсорного регистра для слуха. Путём аналогичных рассуждений мы приходим к выводу, что мы могли бы тогда слышать звуки лишь до тех пор, пока они звучат, но такое ограничение привело бы к весьма серьёзным последствиям: у нас возникли бы большие трудности с пониманием устной речи» (Клацки, 1978, с. 45).

Приведя далее различные примеры таких трудностей, Р. Клацки продолжает: «Мы не смогли бы уловить вопросительной интонации в фразе «Вы пришли?», если бы первая её часть не была доступна для сравнения в момент звучания второй. Вообще, поскольку звуки имеют известную длительность, должно существовать какое-то место, где бы их компоненты могли удерживаться в течении какого-то времени» (там же).

Вероятно, достаточно очевидно, что речь здесь идёт о том, что в слуховых образах сочетаются одновременность и последовательность элементов слухового временного ряда, а следовательно, об органической связи слухового образа с психическим временем и с оперативной, в данном случае экоической, памятью. Анализируя эту связь, Р. Клацки пишет: «Наша способность распознавать последовательности звуков должна означать, что новые звуки не стирают другие, только что им предшествовавшие. Если бы они их стирали, мы вообще не могли бы воспринимать речь, поскольку произнесение даже одного слога требует некоторого времени, и нельзя, чтобы вторая его часть стирала первую» (/пол

Здесь, таким образом, констатируется органическая связь слуха, слухового психического времени, оперативной экоической памяти и речи, самых основ её организации и формирования. Нельзя, однако, забывать, что слуховые образы и слуховая память в её органической связи с психическим временем составляет лишь один из компонентов речевого процесса. То, что здесь сказано, в такой же мере относится и к эквивалентам этих взаимосвязей, выраженных в речевых кинестезиях и их взаимоотношениях с кинестетической памятью, сенсорным кинестетическим временем и речью, ибо кинестетические речевые образы — столь же неотъемлемый компонент речевого процесса, как и образы слуховые. Однако включённость речевой моторики и речевых кинестезий во временную организацию речевого процесса существенным образом модифицирует рассмотренные выше соотношения между речью, памятью и психическим временем.

Дело в том, что взятые в чистом виде, лишённые связи с речевыми кинестезиями слуховые образы речи задаются субъекту извне, навязываются ему внешним, в данном случае речевым, стимулом, временная организация которого должна быть инвариантно воспроизведена в образе. Моторные же компоненты речевого действия строятся самим субъектом, воплощают в себе активную часть процесса, составляющую речевое действие именно как действие в собственном смысле этого понятия. Кинестетические словесные образы представляют собой отражение активного, осуществляемого самим субъектом компонента речевого процесса. Именно поэтому речевые кинестезии вносят существенную прогрессивную модификацию в общий принцип организации речевого времени как частного случая времени психического.

Выше уже указывалось, что возникающая в структуре слухового образа на основе специфического сочетания одновременности и последовательности обратимость слухового психического времени по существу дела выражена лишь в потенциальной форме. Пассивная природа собственно слухового образа усиливает изначальную асимметричность прямого и обратного движения. Речь вносит существенные модификации в изначальную асимметричность психического времени, переводя на основе операциональной активности потенциальную форму обратимости в обратимость актуальную. Это достигается средствами операций обратного продвижения, имеющих свой энергетический эквивалент, который используется для противодействия основной энтропийной тенденции, связанной с необратимостью физического времени.

Операциональная активность, создаваемая моторнокинестетическими компонентами речи, существенно расширяет диапазон обратимости не только на отрезке оси психического времени, который уходит назад от фокуса внимания, но на противоположном отрезке, направленном вперёд.

Здесь, таким образом, обнаруживается двойная, прямая и обратная соотнесённость и взаимосвязь речи, психического пространства-времени, оперативной памяти и оперативного воображения. Во-первых, речевой временной ряд, будучи рядом слуховых, кинестетических и зрительных словесных образов, тем самым подчиняется общим закономерностям организации сенсорноперцептивного времени с его специфическими особенностями сочетания последовательности и одновременности и с его потенциальной временной обратимостью. Во-вторых, словесные образы являются не только результатом воздействия словесных раздражителей и тем самым навязываются субъекту (как и всякие другие сенсорно-перцептивные образы, инвариантно отображающие независимое от субъекта предметное содержание), но и производятся субъектом в качестве его речевых действий и тем самым являются не только операндами, но и операторами его действий. На основе прямой операционной нагрузки эти словесные действия-образы переводят, как упоминалось, потенциальную обратимость психического времени в обратимость актуальную, постепенно повышающуюся в ходе прогрессивного речевого развития.

Такая двойная взаимосвязь речевого временного ряда с организацией психического времени как раз и содержит в себе двойные возможности интегративной функции речи в организации психики и в переводе её на высший уровень человеческого сознания. Первый аспект этой интегративной функции воплощается в общих закономерностях организации речевого временного ряда как частной формы психического временного ряда вообще, обладающего свойством единства последовательности и одновременности и на этой основе — свойством обратимости.

Второй аспект интегративных возможностей речи реализуется в её обратном воздействии на организацию памяти, воображения и внимания, благодаря чему повышаются интегративные возможности всех остальных психических процессов, необходимым компонентом которых эти сквозные процессы являются.

Аналогично тому, как это происходит с интегративной функцией памяти, воображения и внимания, двойная интегративная функция речевых процессов распространяется также на все классы психологической триады и в их рамках имеет многосторонние проявления. Здесь имеются и аналоги того, что выше мы назвали горизонтальной (одноуровневой) интеграцией в иерархиях когнитивных, эмоциональных и регуляционно-волевых процессов, и аналоги вертикальной (межуровневой) интеграции в каждой из трёх иерархий. И наконец, наиболее важное проявление интегративной функции речи заключено в её функции межклассового интегратора, то есть интегратора когнитивных, эмоциональных и регуляционноволевых процессов в целостную структуру человеческой психики вообще и сознания как её высшего уровня в частности. Интегративные функции речи проявляются, далее, и в процессе формирования личности как целостного субъекта психической деятельности.

Рассмотрим сначала проявления интегративной функции речевых процессов в общем виде, не дифференцируя пока психические процессы по их принадлежности к одному из классов психологической триады. Функция одноуровневой, горизонтальной интеграции осуществляется общими средствами организации одномерного линейного временного ряда, воплощённого в последовательности слуховых, кинестетических или зрительных словесных образов. Такая последовательность структурных речевых единиц, движущаяся по горизонтали иерархической системы психических процессов, на основе временной, а затем и пространственной симультанности и, далее, на основе обратимости временного ряда «сшивает», так сказать, слоги в слова, слова во фразы, фразы в текст, а единицы текста в более крупные блоки контекста, образуя его непрерывно-целостные структуры.

Поскольку за словесными знаками стоят их значения, а значения воплощены в различных психических структурах когнитивных, эмоциональных и регуляционно-волевых процессов, такая горизонтальная интеграция фраз в текст, а текста в контекст осуществляет прямую интраиндивидуальную психическую интеграцию в самом прямом и точном смысле этого понятия (поскольку за непрерывно-целостным словесным рядом стоит организация непрерывно-целостного ряда психических структур, которые и подвергаются речевому интегрированию). Подчеркнём ещё раз, что возможности такого горизонтального речевого интегрирования тем выше, чем полнее обратимость в рамках линейного временного речевого ряда и чем в большей степени оперативные возможности речи обеспечивают прямые и обратные ходы в рамках речевой последовательности от её центральных звеньев через промежуточные к начальным и конечным. Такая форма горизонтальной интеграции по её психологической сущности близка к установленному современной психо- и нейролингвистикой принципу синтагматической организации речевого высказывания (см. Лурия, 1979).

Общая сущность того, что можно назвать вертикальным речевым интегрированием разных уровней когнитивной, эмоциональной и регуляционно-волевой иерархий, носит несколько более сложный характер. Такое межуровневое интегрирование непосредственно связано с обобщающей функцией слова и обусловленным ей полисемантизмом слова. Дело в том, что в силу общекодовой, максимально обобщённой структуры словесных сигналов их значения могут быть отнесены и фактически относятся к самым разным уровням обобщённости, входящим в иерархии когнитивных, эмоциональных и регуляционно-волевых процессов. Если брать диахронический, так сказать, лонгитюдный аспект речевого развития и речевой интеграции, то с этой многоуровневой обобщённостью связан самый процесс развития словесных значений (см. Выготский, 1956; 1960). Если же брать полисемантизм словесных значений синхронически на каждом из уровней развития в отдельности, а затем и на высшем уровне развития психики в зрелом сознании взрослого человека, то такая многоуровневость словесных значений, воплощённых в разноуровневых психических структурах, стоящих за одним и тем же словом, по сути своей реализует именно интегративную функцию, «сшивая» эти структуры теперь уже не по горизонтали, а по вертикали.

Так, в рамках когнитивной иерархии вертикальная интеграция выражается в том, что одно и то же слово, например «твёрдый», составляет, так сказать, шампур, на который нанизывается целая стратиграфия различных уровней обобщённости значения этого слова и, соответственно, психических структур, воплощающих это значение. Это слово может обозначать воспринятый на элементарно-сенсорном уровне признак предмета (его твёрдость будет отображена даже без восприятия формы воздействующего тактильного раздражителя). Слово «твёрдый» может обозначать и отдельный конкретный признак, воспринятый в рамках целостного перцептивного образа. За этим же словом может стоять обобщённое представление или схематизированный вторичный образ целого класса объектов. Далее, слово «твёрдый» может функционировать в рамках общемыслительного уровня, на котором отображаются отношения и связи объектов внешней реальности, вычленяемые средствами умственных операций, то есть средствами двуязычного процесса мышления, результатом и инвариантом которого является психически отображённое отношение (в данном случае отношение, скажем, признака твёрдости к признаку формы или какого-либо другого свойства внешнего объекта). И наконец, за словом «твёрдый» может стоять абстрактный житейский или даже научный концепт («твёрдое тело»), удовлетворяющий всем основным признакам инвариантной организации понятийного мышления.

Если при этом принять во внимание, что временная организация речевого ряда, допускающая повышение возможности и степени полноты его обратимости, позволяет сопоставлять все структуры, стоящие за одним и тем же словесным наименованием, и оперировать всеми этими компонентами, то есть дифференцировать их в рамках общих признаков, то станет ясно, что такое различение разноуровневых структур внутри их общности несёт интегративную функцию, которую в терминах современной психолингвистики и нейролингвистики можно назвать парадигматической (в отличие от интеграции горизонтальной, которую в этих же терминах естественно было бы назвать синтагматической) (см. Лурия, 1975).

Такого же рода парадигматическая межуровневая интеграция может осуществляться речевыми словесными средствами, конечно, и в рамках эмоциональной, а не только когнитивной иерархии. Так, за словом «удовольствие» могут стоять психические структуры, отвечающие самым разным уровням обобщённости, начиная с интерорецептивно-соматического через, скажем, уровень эстетического удовольствия и, далее, к удовольствию интеллектуальному или нравственному; аналогичным образом за словом «боль» может стоять иерархия уровней обобщённости, начинающихся опять-таки от интерорецептивной телесной боли и заканчивая болью нравственной. И если не отождествлять различные структуры, обозначаемые одним и тем же словом, а именно сопоставлять их (то есть дифференцировать в рамках общности) средствами речевых операторов в контексте непрерывно-целостного и обратимого временного ряда, то и здесь станет ясным, что слово выполняет функцию не просто обобщающую, как это обычно подчёркивается, а именно функцию парадигматического межуровневого интегрирования. В такой же мере эти формы одноуровневой и межуровневой интеграции относятся к иерархии психических программ, осуществляющих регуляцию различных видов и уровней деятельности.

Если, далее, принять во внимание, что связная последовательность актов речевой деятельности движется по горизонталям и вертикалям, проходящим сквозь все классы психологической триады, то станет ясно, что последовательность речевых действий, воплощённых в форме внешней и в ещё большей степени внутренней речи, осуществляет интегративную функцию не только внутри каждого из классов, но и функцию межклассовой интеграции, то есть интеграции когнитивных, эмоциональных и регуляционно-волевых процессов в целостную систему человеческой психики.

Эффектом этой двойной интеграции является человеческое сознание, которое содержит в себе связный, подотчётный и произвольно регулируемый уровень человеческой психики, а далее и ещё более высокая форма интеграции психики, сознания и деятельности в целостную структуру личности как её субъекта.

Идущий в таком направлении анализ интегративной функции речи в организации сознания наиболее полно представлен в научной школе Л. С. Выготского, поскольку основным предметом психологического исследования в различных направлениях этой школы с самого начала были именно высшие психические функции и их роль в развитии человеческого сознания в его специфических особенностях, проявлениях и закономерностях (см. Выготский, 1960). Исходное основание здесь составляют положения самого Л. С. Выготского о роли речи в формировании высших психических функций, о роли языковых знаков как факторов, которые, будучи проявлением активной деятельности самого субъекта, выступают вместе с тем средством управления и самоуправления не только его внешней, но и внутренней, интериоризованной психической деятельностью.

Поскольку, однако, интериоризованные действия представляют собой реальное оперирование, но уже не внешними объектами, а психическими структурами, относящимися к иерархиям всех трёх классов триады, внутри которых речь осуществляет свою горизонтальную и вертикальную интеграцию, опосредствованную синтезирующей функцией памяти, воображения и внимания, интериоризация деятельности по её психофизиологическому существу есть вместе с тем процесс психической интеграции всех этих структур в сознание как целостносвязную систему.

В контексте анализа общих принципов психической интеграции существенно подчеркнуть следующее обстоятельство. В упоминавшихся уже выше самых начальных (В. Вундта, Э. Титченера), как и в современных (например, А. Блюменталя) исследованиях, относящихся к исходным уровням интеграции, непосредственно связанным с организацией психического пространства и времени, универсальные закономерности последних представлены в некотором отрыве от специфических характеристик высших уровней психической интеграции, базирующихся на функции речи. С другой стороны, в работах, посвящённых высшим уровням интегративной функции памяти, воображения и внимания, опосредствованным регулирующей функцией речи, закономерности психической интеграции сильно замаскированы и представлены очень часто только в скрытой форме. Это объясняется тем, что высшие уровни организации данных процессов анализируются в отрыве от низших. Однако высшие формы психической интеграции, осуществляемые памятью, воображением, вниманием и речью, не могут быть поняты и объяснены вне более общих, исходных закономерностей пространственно-временной организации психики и интегративной функции психического пространства и психического времени. Чтобы характеристики и закономерности интегративной функции высших уровней памяти, речи и внимания, содержащиеся в упомянутых исследованиях Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурии, П. Я. Гальперина и других, могли быть переведены из скрытой, потенциальной формы в форму актуальную и явную, анализ приводимых ими фактов и обобщений должен быть включён в контекст исходных общих закономерностей интегративной функции низших уровней этих сквозных процессов, а далее — в ещё более общий контекст универсальных закономерностей организации психического времени и психического пространства и их интегративной функции.

Такое соотношение низших и высших и, соответственно, общих и частных уровней интеграции свидетельствует о неслучайном характере того обстоятельства, что первое экспериментальное исследование структуры и объёма сознания осуществлялось в теоретическом контексте, обозначаемом как «сознание и внимание», а современные исследования по преимуществу в контексте «сознание и язык» или «сознание и речь» (см. Пенфильд, Роберт, 1964; Лурия, 1975).

Под этим углом зрения естественно вернуться к таким рассмотренным выше сквозным понятиям, охватывающим все уровни внутриклассовой и межклассовой психической интеграции, как понятия объёма внимания, объёма восприятия, объёма памяти, объёма «обозримого будущего», объёма психических программ деятельности и объёма сознания, и поставить вопрос о тенденции развития соответствующих им качественных и количественных характеристик и об их специфичности в рамках объединяющей общности их организации. И тогда окажется, что операциональная активность речевой регуляции существенно расширяет диапазон обратимости психического пространственно-временного континуума, представленной на низших уровнях лишь в потенциальной форме, ограничивающей объём внимания, памяти и вероятностного прогноза. На основе такого увеличения обратимости ходов внутриклассовой и межклассовой интеграции происходит укрупнение целостных единиц, совокупность которых формирует объём соответствующих интегрированных психических образований. Но такой процесс интеграции «сверху вниз» (как было показано в связи с формированием целостной структуры интеллекта) происходит совместно с дифференциацией этих психических структур на все более мелкие дробные элементы. Укрупнение и уменьшение цены деления «шкалы» психических структур происходит одновременно. Это означает, что более крупные блоки включают в себя большее число соответственно уменьшающихся единиц. Такой двойной аналитико-синтетический процесс, совершающийся в общих рамках психического пространствавремени на основе развития операциональной обратимости, приводит к резкому увеличению информационной плотности каждой крупной целостной единицы, входящей в состав общего объёма того или иного психического образования. Это укрупнение структурных единиц и увеличение их информационной плотности происходит, по-видимому, за счёт перехода временных последовательностей в непрерывно-целостные симультанно-пространственные схемы.

Всем хорошо известно, насколько использование таких синтетических пространственных схем помогает удержать большое содержание в малом объёме. Таким образом, совершающиеся на основе операциональной активности речевых и речемыслительных действий пространственно-временные преобразования позволяют удерживать в рамках относительно стабильного объёма всё большее информационное содержание. На основе роста информационной ёмкости образующихся таким способом интегративных структур сознания, охватывающих разные классы и уровни психических процессов, объём внимания переходит в объём сознания и как бы смыкается с последним. Такой тип операционально опосредствованных пространственно-временных взаимосвязей содержит в себе практически неограниченные возможности расширения информационной ёмкости человеческого сознания внутри инвариантного объёма. Это аналогично той более общей фундаментальной закономерности, в соответствии с которой прогрессивная эволюция мозговых функций высших животных и в особенности человека в ходе его социогенеза остаётся в рамках относительно постоянного объёма мозга. Произведённое в предшествующих разделах монографии рассмотрение интегрирующего воздействия высших уровней когнитивной, эмоциональной и регуляционно-волевой иерархий на их нижележащие слои даёт основание предполагать, что такое прогрессивное изменение информационной ёмкости человеческого сознания имеет свой энергетический эквивалент.

Как было показано выше, антиэнтропийные ходы вертикальной интеграции разноуровневых (разнообобщённых, разноценных и разновероятных) психических структур, потребляя энергию, вместе с тем (в соответствии с гипотезой Б. Г. Ананьева о двух контурах нервно-психической регуляции) тратят эту энергию на восстановление и поддержание разности потенциалов между элементами этих структур и тем самым энергию генерируют. Такой характер внутриклассовой и межклассовой речевой интеграции в рамках общих закономерностей психического пространства и времени создаёт, по-видимому, практически неограниченные возможности прогрессивных изменений как когнитивно-эмоционально-действенной информационной ёмкости человеческого сознания, так и резервов его энергетического обеспечения.

Лекция VI. Роль речи в протекании психических процессов. Язык и сознание

Читайте также

Единство психических процессов

Единство психических процессов Мы уже говорили о том, что человек постоянно познает мир вокруг, людей, самого себя. Этот процесс познания един, неразрывен, слит. Это поток. Но как поток состоит из отдельных струй и капелек, так и получаемая нами информация суммируется из

О моделировании психических процессов

О моделировании психических процессов Остроумие и творчество Во всех описанных приемах остроумия важную роль играет неожиданность. Остроумная мысль возникает как внезапное сопоставление двух (или нескольких) явлений, объектов или идей, далеко отстоящих друг от друга,

Психографика: метод исследования психических процессов и личности

Психографика: метод исследования психических процессов и личности Анализ семантики графического изображения является одним из самых интригующих подразделов психографики. Психографика, еще называемая психоидеографикой, как молодая дисциплина относится к сфере

Развитие способностей и психических процессов

Развитие способностей и психических процессов Я развиваю свои способности Под способностями мы обычно понимаем психические условия, наши индивидуальные особенности, обеспечивающие успешное исполнение определенной деятельности. Проблема классификации способностей

Характерные изменения психических процессов и личности при различных психических заболеваниях

Характерные изменения психических процессов и личности при различных психических заболеваниях Любое психическое заболевание проявляется нарушением психической деятельности. Возникновение большинства психических заболеваний обусловлено эндогенными факторами, к

2.4 Память в системе психических процессов

2.4 Память в системе психических процессов Как вы уже знаете, психология выделяет несколько психических процессов: память, мышление, внимание, представление и ощущение. Воображением называется процесс взаимодействия представления и мышленияКоротко рассмотрим функции

Значение языка для формирования психических процессов

Значение языка для формирования психических процессов Значение языка для формирования сознания заключается в том, что он фактически проникает во все сферы сознательной деятельности человека, поднимает на новый уровень протекание его психических процессов. Поэтому

Проблема отношения психических процессов и мозга

Проблема отношения психических процессов и мозга Вопрос о том, как относятся психические процессы к мозгу и каковы принципы работы мозга как материального субстрата психической деятельности, в разные периоды развития науки решался по — разному. Характер решения этого

Развитие высших психических процессов

Развитие высших психических процессов Вначале было

Становление психических процессов

Становление психических процессов В этой книге будут рассматриваться различные психические процессы человека. Полезно начать с уяснения того, в чем специфика высших психических процессов, к которым обычно относят восприятие, внимание, память, мышление, эмоции и речь.

Асимметрия полушарий и специфика психических процессов

Асимметрия полушарий и специфика психических процессов Анализируя специфику и взаимосвязь различных психических процессов, нельзя не затронуть очень важный аспект этой темы — их соотнесение со структурной организацией головного мозга человека. Сама по себе проблема

Целостность психических процессов

Целостность психических процессов Лицом к лицу Лица не увидать. Большое видится на расстоянье. С. Есенин Итак вы прочитали разделы этой книги о свойствах и механизмах отдельных психических функций. Рассмотрение этих функций и процессов порознь дало возможность

Познавательные процессы: мышление, речь контрольная 2010 по психологии

Дальневосточный государственный университет путей сообщения Кафедра «Психология» Контрольная работа по дисциплине: «Психология» Тема: «Познавательные процессы: мышление, речь» Хабаровск 2010 Содержание Введение 1. Понятие о мышлении 2. Операция мышления. Виды мышления 3. Мышление как вид познания 4. Соотношение понятий «мышление» и «интеллект» 5. Мышление и творчество 6. Мышление и речь Заключение Список литературы 1. Понятие о мышлении Венцом эволюционного и исторического развития познавательных процессов человека является его способность мыслить. Благодаря понятийному мышлению человек беспредельно раздвинул границы своего бытия, очерченные возможностями познавательных процессов более «низкого» уровня – ощущения, восприятия, представления. Чувственные образы, создаваемые с помощью этих процессов, обладая качеством надежной достоверности, то есть высокой степени соответствия объектам и ситуациям реального мира, дают возможность вовремя реагировать на происходящие изменения и эффективно строить свое поведение в ответ на эти наличные, непосредственно воспринимаемые события. Придавая движениям определенное направление в пространстве, и регулируя их силу и скорость, чувственные образы в то же время, будучи жестко «привязанными» к объекту, его форме, свойствам, местоположению и скорости его продвижения, создают и определенные ограничения в познании окружающего мира. В этих образах окружающий мир предстает, так сказать, в нетронутом виде. Для того, чтобы проникнуть в суть вещей и явлений, понять скрытые от непосредственного взора связи и отношения внутри них и между ними, необходимо активно в них вмешаться, произвести с ними некие физические или мысленные манипуляции, в результате которых эти скрытые связи и отношения становятся явными. Такое постижение этих связей раздвигает границы наличной ситуации не только в том смысле, что мы знаем, что воспринимаемые здесь и сейчас объекты и события являются лишь ничтожной частью всего сущего в безграничном пространстве и времени ; но и в том, что мы своим умственным взором можем «увидеть» то, то не дано невооруженному мыслью глазу, уху, обонянию и т.д. Такой умственный образ окружающего мира, сплетаясь с его чувственным образом, максимально отражает окружающий мир, хотя в то же время может порождать и химеры. С помощью мышления человек познает окружающий мир во всем многообразии, свойствах и отношениях. Преимущества, которые дает человеку мышление, заключаются также в том, что с его помощью он может, «не сходя с места» и, таким образом, находясь в безопасном положении, «проиграть в уме» различные варианты возможных (и невозможных) событий, которые в действительности нигде и никогда не происходили; предвосхитить наступление наиболее вероятных событий, чувственно не воспринимаемых в данный момент в данном месте, и подготовиться к соответствующим ответным действиям, спланировать их и корректировать их в процессе их осуществления, то есть мышление, являясь частью психики, выполняет одну из основных ее функций — функцию упреждения событий. Таким образом, с помощью мышления человек познает не только сущее, действительное, но и возможное, он не только познает, но и создает его. Мышление является предметом исследования многих дисциплин: философии, в рамках которой исследуются общие отношения меду мышлением и материей; социологии, где изучается зависимость мышления от социальной структуры общества и процесса его развития; логики, которая исследует закономерные связи между такими основными формами мышления, как понятие, суждение и умозаключение; физиологии и других наук. Реально совершающееся мышление может быть, и часто бывает, неправильным с точки зрения формальной логики. Оно может определяться субъективными пристрастиями, быть непоследовательным, свернутым, в процессе его осуществления могут допускаться логические ошибки, но именно это живое, обусловленное собственно психологическими факторами мышления и интересует психологов. При изучении мышления конкретных людей в конкретных обстоятельствах были получены очень важные факты. В частности, было обнаружено, что с точки зрения достижения конечного результата, «ошибка»- понятие, весьма относительное, так как именно «ошибка» может выполнять очень важную подготовительную функцию при решении задач. Если логика изучает отношения между готовыми, уже сформированными понятиями, то психологию интересует также сам по себе процесс формирования понятий, при котором может происходить, например, приписывание вещам отсутствующих у них свойств. Кроме того, психологию интересуют не только развитые формы мышления, основанные на оперировании понятиями, но и более простые его формы. Основной тезис о взаимосвязи психических явлений реализуется в исследовании влияния на мышление других психических процессов, состояний и свойств личности, таких как эмоции, установки, характер, личностные особенности. Под мышлением мы понимаем нечто, происходящее где-то «внутри», в психической сфере, и то психическое «нечто» влияет на поведение человека таким образом, что оно приобретает нешаблонный, нестандартный, неповторяющийся характер. Когда мы наблюдаем однообразное поведение, слышим давно известные истины, знаем, что человек слепо верит во что-то, мы говорим, что здесь нет и намека на мысль. Приспособительная изменчивость поведения животных в некоторых ситуациях также побуждает нас предполагать наличие в нем разумной основы. Приспособление к окружающей среде может осуществляться двумя принципиально различными путями: а) путем выполнения автоматизированных, жестко запрограммированных действий, не зависящих от меняющихся обстоятельств; б) путем выработки в данных, конкретных ситуациях новых индивидуальных форм поведения, учитывающих изменившиеся условия. В связи с тем, что никакая заранее подготовленная (врожденная) программа поведения не может полностью соответствовать изменяющимся условиям среды, любое поведение, основанное на психическом отражении, можно считать разумным, то есть целесообразным, где разумное означает индивидуально-изменчивое и приспособленное к конкретным обстоятельствам (О.К. Тихомиров). В более узком смысле, под разумным понимают нахождение отходных путей и использование орудий. Даже у животных всякое поведение представляет собой сплав врожденных и индивидуально-изменчивых форм поведения. [13, с.77] Несмотря на то, что по признаку индивидуального приспособления к изменяющимся условиям между поведением животных и человека имеется много общего, поведение человека, основанное на мышлении, и разумное поведение животных отличаются друг от друга существенно и принципиально. Главное отличие в том, что поведение животных — приспособительное, поведение человека – приспособительно преобразующее. В процессе преобразующей деятельности человека мышление выступает как средство постановки цели и как аппарат для подготовки целенаправленных действий. То и другое возможно только на основе Для того, чтобы вычленить и понять отношения и связи между элементами ситуации, необходимо произвести какие-то действия- операции соотнесения элементов друг с другом. Мыслительные, производимые с помощью физических или умственных действий операции соотнесения: • сравнение, с помощью которого вскрываются отношения сходства или различия; • анализ — расчленение целостной структуры объекта; • синтез — воссоединение элементов в целостную структуру; • абстракция и обобщение — выделение общих признаков объекта, отделение их от единичных, случайных и поверхностных; • конкретизация — операция, обратная абстрагирующему обобщению, то есть возврат к осмысливаемому объекту во всей полноте его индивидуальной специфичности. В связи с тем, что некоторые из этих операций соотнесения можно производить не только с понятиями, но и с объектами и их образами, мышление имеет различные виды. Мышление подразделяется на виды в зависимости от используемых средств, характера решаемых задач, степени развернутости и осознанности производимых операций, преследуемых при этом целей и качества получаемого результата. Теоретическое и практическое мышление. Теоретическое мышление направлено на познание наиболее общих законов и правил. Оно оперирует наиболее общими категориями и понятиями. Всякого рода научные концепции, теории, методологические основания науки являются продуктом этого вида мышления. Теоретическое мышление составляет основу научного творчества. Основная задача практического мышления — подготовка физических преобразований действительности, то есть постановка цели, создание плана, проекта, схемы действий и преобразований. Его способность заключается в том, что оно часто развертывается в условиях дефицита времени, а также в том, что в условиях практической деятельности его субъект обладает ограниченными возможностями для проверки гипотез. После того как вы со своими грибами упали в реку с неправильно рассчитанного и сделанного плавательного средства, бессмысленно составлять план переправы через реку. Теоретическое и эмпирическое мышление отличаются друг от друга по характеру понятий, которыми мышление оперирует. Теоретическое мышление оперирует по возможности точно определенными понятиями, относительно которых степень согласия людей достаточно высока. Эмпирическое мышление- это мышление интуитивно и ситуативно определяемыми понятиями, кроме того, в данном случае между понятиями, используемыми разными людьми, может быть низкая степень согласованности. Продуктивное и репродуктивное мышление. Продуктивное мышление порождает новые знания, новый материальный или идеальный результат. Продуктивным, например, является мышление ученого, делающего новое открытие, писателя, создающего новое произведение, художника, пишущего новую картину. Репродуктивное — это мышление, повторно открывающее уже известные знания или воссоздающее то, что кем-то когда-то уже было создано. Репродуктивное мышление характерно для людей, которые многократно решают типичные задачи. В таком мышлении человек идет известным, пройденным путем, поэтому данный вид мышления также называют нетворческим. Различают также интуитивное и аналитическое мышление. Аналитическое мышление развернуто во времени, имеет более или менее четко очерченные этапы, а сам процесс мышления в достаточной мере осознан. В отличие от аналитического, интуитивное мышление свернуто во времени, иногда решение проблемы производится молниеносно, в нем отсутствуют этапы, и наконец, его процесс осознается в минимальной степени. Очень важным с точки зрения приспособительных функций мышления является его деление на реалистическое и аутистическое. Реалистическое мышление основывается на реальных знаниях о мире, направлено на достижение целей, обусловленных жизненно важными потребностями и обстоятельствами, оно регулируется логическими законами, а его течение осознанно контролируется и направляется. Аутистическое мышление основывается на произвольных, иррациональных допущениях при игнорировании реальных фактов. Основной его движущей и направляющей силой являются плохо осознаваемые или неосознаваемые желания или страхи. Оно плохо контролируется сознанием. Наглядно-действенное — мышление, которое сводится к реальным, практическим действиям человека в наглядно воспринимаемой ситуации (обстановке). Здесь внутренние, умственные действия сведены к минимуму, а задача в основном решается за счет внешних, практических действий с реальными материальными предметами. Этот вид мышления можно наблюдать уже у детей раннего возраста, начиная с 6-8-го месяца жизни. Наглядно-образным мышлением называют мышление, при котором задачи решаются не путем манипуляций с реальными, материальными предметами, а с помощью внутренних действий с образами этих предметов. Словесно-логическое мышление — высший вид мышления человека, имеющий дело с понятиями о предметах и явлениях, а не с самими предметами, явлениями или их образами. Данный вид полностью протекает во внутреннем, умственном плане. [12, с.269] 3. Мышление как вид познания Мышление рассматривают как вид познания. Познание с психологической точки зрения предстает как создание представлений о внешнем мире, его репрезентации, модели или образа. Чтобы добраться на работу, нам нужна определенная пространственная репрезентация пути между домом и работой. Чтобы понять то, что рассказывают на лекции про войны Александра Македонского, нужно создать определенную репрезентацию побед великого полководца. Однако мышление — это еще не все познание. Человек, который увидел в небе самолет, также создает репрезентацию увиденного. Однако эта репрезентация является результатом не мышления, а восприятия. Поэтому мышление определяют не просто как познание, а как специальное познание, «опосредованное и обобщенное». Что это означает? Возьмем пример, выделил два вида мышления: конвергентное и дивергентное. Конвергентное (схождение) необходимо для нахождения одного единственно верного ответа. При этом конкретных решений может быть несколько, но их количество все равно ограничено. Дивергентное мышление Гилфорд определяет как «тип мышления, идущего в разных направлениях», благодаря этому мышлению возникают оригинальные и неожиданные решения. Гилфорд считал операцию дивергенции основой креативности как общей творческой способности. Дж. Гилфорд выявил четыре основных особенности креативности: 1. оригинальность — способность продуцировать необычные идеи, образы, ассоциации, ответы. Творческий человек почти всегда и везде стремится найти свое собственное, отличное от других решение; 2. семантическую гибкость — способность видеть объект под новым углом зрения, обнаруживать его новое использование, расширять функциональное применение на практике; 3. образную адаптивную гибкость — способность изменять восприятие объекта таким образом, чтобы видеть его новые, скрытые от наблюдения стороны; 4. семантическую спонтанную гибкость — способность продуцировать разнообразные идеи в неопределенной ситуации, в частности в такой, которая не содержит ориентиров для этих идей. Впоследствии предпринимались и другие попытки дать определение творческому мышлению, но они внесли мало нового в то его понимание, которое было предложено Дж. Гилфордом. Процесс творчества включает три этапа: порождения (генерации) идей, анализа и доработки выдвинутых идей и выбора из нескольких идей лучших. В жизненных ситуациях не всегда присутствуют все названные этапы творческого процесса. Поэтому ситуации можно разделить исходя из того, какой из этапов наиболее представлен. Есть задания, в которых требуется проявить способность к генерации идей (первый этап творческого процесса), — критерием выполнения таких заданий выступает количество и качество выдвинутых идей. Существуют ситуации, которые в основном требуют умения проанализировать и доработать уже выдвинутые идеи (второй этап творчества). В этом случае человек должен выявить последствия принятия каждой из идей, найти способы усиления «положительных» эффектов и способы минимизации отрицательных. Наконец, существуют ситуации, в которых нужно сравнить возможные альтернативные идеи с точки зрения их практической ценности. Сегодня психологи убеждены: творческому мышлению можно научить. Для этого необходимо развить соответствующие способности, участвующие в процессе творческого мышления, и преодолеть внутренние барьеры к творчеству. Обычно психологами называются четыре внутренних барьера к творчеству. Конформизм — желание быть похожим на других. Люди опасаются высказывать оригинальные идеи, чтобы не выделяться среди других. Их опасения чаще всего связаны с печальным детским опытом непонимания и осуждения их идей среди взрослых или сверстников. Ригидность — трудность переключения с одной стереотипной точки зрения на другую. Ригидность не позволяет совершенствовать готовые решения, «видеть» необычное в обычном, знакомом. Желание найти ответ немедленно. Было замечено, что наилучшие решения приходят во время «творческой паузы», когда человек дает себе возможность отвлечься от упорного сидения над проблемой, отдохнуть. Если же человек во что бы то ни стало стремиться решить проблему сразу, то риск преждевременного, непродуманного решения очень велик. Цензура — внутренняя критика любой собственной идеи. Люди с жесткой внутренней цензурой предпочитают ждать естественного разрешения проблемы или пытаются переложить ответственное решение на кого-то другого. Подобная безынициативность обычно формируется у детей, родители которых придерживаются авторитарного стиля воспитания и склонны критиковать любые действия ребенка. Существуют два конкурирующих между собой способа мышления: критический и творческий. Критическое мышление представляет собой такое мышление, которое направлено на выявление недостатков в суждениях других людей. Творческое мышление связано не с оцениванием чужих мыслей, а с открытием принципиально нового знания, с генерацией собственных оригинальных идей. Человек, у которого слишком выражена критическая тенденция, уделяет основное внимание критике, хотя сам бы мог творить. Напротив, тот человек, у которого конструктивное, творческое мышление доминирует над критическим, часто оказывается неспособным видеть недостатки в собственных суждениях и оценках. Выход из этого положения состоит в том, чтобы одновременно развивать у ребенка как критическое, так и творческое мышление, заботясь о том, чтобы они находились в равновесии, сопровождали и периодически сменяли друг друга в любом мыслительном акте. Если человеком высказывается собственная идея, то он сам должен ее критически измыслить. Если оригинальная, новая мысль высказана кем-то другим, то наряду с ее критикой необходимо обязательно предложить свое решение. В жизни большинства людей, для того чтобы их творческая отдача была максимальной, необходимо разумное сочетание творческого и критического мышления. Психологи не только пытаются выяснить, как человек решает новые и творческие задачи, но и ищут возможности повышения творческого потенциала личности. Среди предлагаемых способов особую популярность завоевали метод «мозгового штурма» А. Осборна и метод «синектики» Дж.Гордона. В основе метода «мозгового штурма» лежит идея о том, что процесс выдвижения гипотез необходимо отделить от их оценки. В повседневной жизни наши оценки часто сдерживают полет нашей фантазии и воображения, не дают смелым и новаторским идеям «прорваться» в сознание. Поэтому отказ от оценки и критики в «мозговом штурме» помогает найти оригинальные решения. Обычно в методе «мозгового штурма» различают три фазы: разминку, генерацию идей и оценку идей. Во время разминки людям предлагают несложные, часто шуточные задания типа «Как перенести воду в решете?». В рассуждения соотнести с другими мыслями. Формулирование мыслей в речевом процессе является важнейшим условием их формирования. Вопрос о связи мышления и речи является для психологии крайне важным. Он привлекал к себе внимание ученых на протяжении всей истории развития психологических исследований. Предлагаемые решения были различными — от полного разделения речи и мышления и признания их совершенно независимыми друг от друга функциями до столь же однозначного и безусловного их соединения вплоть до абсолютного отождествления. Современная психология рассматривает мышление и речь как неразрывно связанные, но в то же время самостоятельные реальности. Значительный вклад в решение проблемы соотношения мышления и речи внес Л.С. Выготский. Он писал: «Слово так же относится к речи, как и к мышлению. Оно представляет собой живую клеточку, содержащую в самом простом виде основные свойства, присущие речевому мышлению в целом. Слово — это не ярлык, наклеенный в качестве индивидуального названия на отдельный предмет: оно всегда характеризует предмет или явление, обозначаемое им, обобщенно и, следовательно, выступает как акт мышления. Но слово — это также и средство общения, поэтому оно входит в состав речи. Именно в значении слова завязан узел того единства, которое мы называем речевым мышлением». С точки зрения Л.С. Выготского, первоначально мышление и речь выполняли различные функции и развивались относительно самостоятельно. В филогенезе и онтогенезе мышления и речи отчетливо выделяется доречевая фаза в развитии интеллекта и доинтеллектуальная фаза в развитии речи. У маленьких детей и высших животных обнаруживаются своеобразные средства коммуникации, не связанные с мышлением, — выразительные движения, жесты, мимика, отражающие внутренние состояния живого существа, но не являющиеся знаком или обобщением, — в свою очередь есть такие виды мышления, которые не связаны с речью. Л.С. Выготский считал, что в возрасте около двух лет наступает критический, переломный момент: речь становится интеллектуальной, а мышление — речевым. Признаками наступления перелома в развитии обеих функций являются быстрое и активное расширение словарного запаса ребенка и стремительное увеличение коммуникативного словаря. Ребенок впервые открывает для себя символическую функцию речи, осознает обобщающее значение слова как средства общения и начинает пользоваться им как для коммуникации, так и для решения задач. Ребенок начинает называть Разные предметы одним и тем же словом — это прямое доказательство того, что он усваивает понятия. В окружающем нас мире бесконечно много различных предметов и явлений. Если бы мы стремились назвать каждое из них отдельным словом, то тот словарный запас, которым мы должны были бы пользоваться, стал бы необозримым, а сам язык — недоступным человеку. Такой язык не мог бы служить средством коммуникации. Однако нам нет необходимости придумывать специфическое название, отдельное слово для каждого отдельно существующего предмета или явления. В своем общении и мышлении мы вполне обходимся словарным запасом, количество слов в котором намного меньше числа обозначаемых с их помощью предметов и явлений. Это возможно потому, что каждое слово представляет собой понятие, относящееся не к одному предмету, а к целому классу однотипных предметов, выделяемых по совокупности общих, специфических и существенных признаков. Понятие определяется как форма мышления, отражающая существенные свойства, связи и отношения предметов и явлений, выраженная словом или группой слов. Понятие позволяет обобщать и углублять знания об объекте, выходя в его познании за пределы непосредственно воспринимаемого. Понятие выступает как важный элемент не только мышления и речи, но и восприятия, внимания, памяти. Оно придает всем этим процессам избирательность и глубину. Пользуясь понятием для обозначения предмета или явления, мы как бы автоматически видим в них (понимаем, представляем, воспринимаем и вспоминаем о них) больше, чем нам дано непосредственно через органы чувств. Из множества качеств и свойств, заключенных в слове-понятии, ребенок сначала усваивает лишь те, которые непосредственно выступают в совершаемых им действиях с соответствующими предметами. В дальнейшем, по мере получения и обогащения жизненного опыта, им усваивается более глубокий смысл понятия, включая и те качества соответствующих предметов, которые прямо не воспринимаются. Процесс формирования понятия начинается задолго до овладения речью, но становится по-настоящему активным лишь тогда, когда ребенок уже достаточно овладел речью как средством общения и развил свой практический интеллект. Первое слово ребенка выступает по своему значению как целая фраза. То, что взрослый выразил бы в развернутом предложении, ребенок передает одним словом. В развитии семантической (смысловой) стороны речи ребенок начинает с целого предложения и только затем переходит к использованию частных смысловых единиц, таких как отдельные слова. В начальный и конечный моменты развитие семантической и физической (звуковой) сторон речи идет разными, как бы противоположными путями. Смысловая сторона речи разрабатывается от целого к части, в то время как физическая ее сторона развивается от части, к целому, от слова к предложению. Для понимания отношения мысли к слову важное значение имеет внутренняя речь. В отличие от внешней речи она обладает особым синтаксисом. Превращение внешней речи во внутреннюю происходит по определенному закону: в ней в первую очередь сокращается подлежащее и остается сказуемое с относящимися к нему частями предложения. Основной синтаксической формой внутренней речи является предикативность. Примеры предикативности обнаруживаются в диалогах хорошо знающих друг друга людей, «без слов» понимающих, о чем идет речь. Таким людям нет, например, никакой необходимости в том, чтобы всегда называть предмет разговора, указывать в каждом произносимом ими предложении или фразе подлежащее: в большинстве случаев оно им хорошо известно. Еще одной особенностью семантики внутренней речи является агглютинация, т.е. своеобразное слияние слов в одно с их существенным сокращением. Возникающее в результате слово как бы обогащается двойным смыслом,

Психология познавательных процессов

Веккер, Л. М. Психика и реальность: единая теория психических процессов [Текст] : монография / Л. М. Веккер, ред. А. А. Либин. — М. : Смысл : Per Se, 2000. — 685 с.
Учебное пособие посвящено фундаментальным исследованиям в области природной организации психики, связанным с изучением тайны психических явлений, созданием концептуального `моста` между мозгом и сознанием. Основные вопросы, рассматриваемые в монографии — соотношение психического и нервного, внутреннего и внешнего, идеального и материального. Оригинальная концепция психологии как системы охватывает анализ психических явлений от тактильных ощущений до мыслительных и эмоциональных процессов. Среди обсуждаемых вопросов — уникальная роль тактильно-кинестетической модальности в формировании образа, анализ иерархии психических процессов (мышления, памяти, внимания, эмоций, воли и др.) и их эмпирических характеристик, историко-философский анализ основных психологических подходов к изучению природы психики.

Книга предназначена психологам, студентам психологических, педагогических и философских факультетов вузов, специалистам-гуманитариям, интересующимся проблемами познания природы человеческой души.

Ильин, Е. П. Психология творчества, креативности, одаренности [Текст] : учеб. пособие для вузов / Е. П. Ильин. — СПб. : Питер, 2012. — 448 с.
Каковы особенности мотивации и пути управления творчеством? Существует ли связь между творчеством и продолжительностью жизни? Что такое способности и склонности? Каковы виды и методы оценки одаренности? В чем возрастные и тендерные особенности креативности? Как сделать личность креативной? Ответы на многие интересующие вас вопросы вы найдете в новом пособии профессора Е.П.Ильина.
Глубочайшая проработка темы, удачный симбиоз теории и практики, большое количество полезных методик делают эту книгу необходимой для психологов, педагогов, руководителей всех уровней, а также студентов профильных вузовских факультетов.
Лейтес, Н. С. Возрастная одаренность и индивидуальные различия: избранные труды [Текст] : научное издание / Н. С. Лейтес. — М. : МПСИ ; Воронеж : МОДЭК, 2003. — 464 с.
В данную книгу избранных трудов видного психолога вошли его основные работы по проблемам индивидуальных различий детей. Особое место отведено исследованиям умственной одаренности школьников.
Книга предназначена для психологов, педагогов и студентов, готовящихся к психолого-педагогической деятельности.
Леонтьев, А. А. Язык и речевая деятельность в общей и педагогической психологии: избранные психологические труды [Текст] : научное издание / А. А. Леонтьев. — М. : МСПИ ; Воронеж : НПО МОДЭК, 2001. — 448 с.
Данная книга представляет собой сборник избранных статей известного психолога, ранее не перепечатывавшихся, а порой и не публиковавшихся в России. Предлагаемые читателю работы охватывают широкий круг вопросов: проблемы деятельности, личности, развивающегообучения; психология овладения иностранными языками, теория речевой деятельности, развитие мышления в процессе обучения, языковые права человека и межнациональные отношения. Книга предназначена для профессиональных психологов, а также преподавателей и студентов гуманитарных специальностей – психологов, философов, социологов, историков, педагогов.
Лурия, А. Р. Язык и сознание [Текст] : учеб. пособие для вузов / А. Р. Лурия, ред. Е. Д. Хомская. — 2-е изд. — М. : МГУ, 1998. — 336 с.
Учебное пособие представляет собой изложение курса лекций, прочитанных знаменитым ученым на факультете психологии Московского государственного университета. Автор рассматривает различные аспекты проблемы языка и сознания; дает анализ слова и понятия, речевой деятельности в ее различных формах; обращает внимание на мозговую организацию речевой деятельности, особенности нарушения речевого высказывания и понимания речи при различных поражениях мозга. Исследование основано на современных лингвистических представлениях о структуре речевого высказывания и анализе различных нейропсихологических данных. Книга рассчитана на психологов, философов и лингвистов.
Маланов, С. В. Психологические механизмы мышления человека: мышление в науке и учебной деятельности [Текст] : учеб. пособие для вузов ; рекомендовано методсоветом по направлению / С. В. Маланов. — М. : МПСИ ; Воронеж : НПО МОДЭК, 2004. — 480 с.
Книга охватывает широкий спектр проблем, связанных с мыслительной деятельностью человека. Большое внимание уделяется анализу и обобщению психологических механизмов мышления и его структурно-функциональных особенностей, анализу процессов функционального включения знаково-символических средств в организацию мышления человека, рассмотрению различных аспектов теоретического мышления.
Книга будет полезна преподавателям вузов, учителям, родителям, всем читателям, желающим развить навыки и овладеть способами мыслительной деятельности.
Познавательные психические процессы [Текст] : хрестоматия / ред., сост. А. Г. Маклаков. — СПб. : Питер, 2001. — 480 с.
Издание включает работы известных отечественных и зарубежных авторов, посвященные рассмотрению различных аспектов такого класса психических явлений как познавательные процессы. В соответствии с жанром хрестоматия содержит выдержки из статей и монографий,получивших в современной психологии статус классических и рекомендуемых для обязательного ознакомления при изучении прежде всего общей психологии. Хрестоматия рассчитана на студентов и аспирантов психологических факультетов, может быть полезной преподавателям психологических дисциплин.
Психология внимания [Текст] : учеб. пособие для вузов / ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романов. — М. : ЧеРо : ОМЕГА -Л, 2005. — 858 с.
Данная хрестоматия представляет собой учебное пособие по курсу общей психологии психологических факультетов университетов.
Хрестоматия позволяет составить представление как об истории, так и о современном состоянии проблем и исследований в области психологии внимания.
Она может быть полезна также аспирантам и исследователям, работающим в области психологии.
Психология ощущений и восприятия [Текст] : учеб. пособие для вузов ; рекомендовано методсоветом по направлению / ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. В. Любимов, М. Б. Михалевская. — 2-е изд. испр. и доп. — М. : ЧеРо, 2002. — 610 с.
Книга продолжает серию хрестоматий по различным разделам общей психологии. В хрестоматию включены классические и современные работы по феноменологии ощущений и восприятия, психофизике, основным механизмам и теоретическим схемам перцептивных процессов. Издание рассчитано на студентов, аспирантов и научных работников психологических факультетов университетов и вузов, а также на всех читателей, интересующихся проблемами общей психологии.
Психология памяти [Текст] : учеб. пособие для вузов ; рекомендовано методсоветом по направлению / ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романов. — 3-изд. — М. : «ЧеРо», 2002. — 816 с.
Настоящее издание открывает серию хрестоматий по психологии, представляющих собой пособия по различным учебным курсам психологических факультетов вузов. Дается представление об основных классических и современных исследованиях по психологии памяти.
Тихомиров, О. К. Психология мышления [Текст] : учеб. пособие для вузов ; рекомендовано методсоветом по направлению / О. К. Тихомиров. — М. : «Академия», 2002. — 288 с.
Автор показывает, как исследования мышления обогащают конкретно-научные представления о сущности психического отражения деятельности общения, самосознания личности, бессознательного. В книге обобщены исследования отечественных психологов, критически осмыслен опыт развития мировой психологической науки, систематизированы собственные исследования автора и его учеников. Предназначенная студентам, аспирантам, преподавателям факультетов и отделений психологии, книга будет полезна философам, педагогам, физиологам, лингвистам, специалистам по `искусственному интеллекту`, экономистам, социологам и психиатрам.
Холодная, М. А. Психология интеллекта : парадоксы исследования [Текст] : монография / М. А. Холодная. — 2-е изд., перераб. и доп. — СПб. : Питер, 2002. — 272 с.
Данная книга посвящена обсуждению наиболее острых проблем психологии интеллекта. Описываются традиционные тестологические и экспериментально-психологические теории интеллекта. Предлагается новый подход в изучении природы интеллекта в контексте анализа особенностей организации индивидуального ментального (умственного) опыта личности. Рассматриваются механизмы индивидуальных различий в интеллектуальных способностях, а также различные виды интеллектуальной одаренности. В прикладном разделе определяются задачи интеллектуального воспитания учащихся в рамках инновационной «обогащающей модели» обучения (на примере преподавания школьного курса математики). Содержание книги может быть использовано преподавателями и студентами в рамках вузовского учебного курса «Общая психология» в качестве дополнительного учебного материала.

Для специалистов в области психологии, педагогики, философии, студентов психологических факультетов и педагогических университетов, школьных психологов, учителей, а также всех тех, кого интересует природа человеческого интеллекта.

Хрестоматия по общей психологии. Психология памяти [Текст] : учеб. пособие для вузов; рекомендовано Мин.образования / ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романов. — М. : Изд-во Московского ун-та, 1979. — 272 с.
Хрестоматия представляет собой учебное пособие по курсу общей психологии психологических факультетов университетов. Дается представление об основных закономерностях и фактах, классических и современных исследованиях в области психологии памяти.
Рассчитана на студентов, аспирантов и исследователей в области общей психологии и психологии памяти.
Черемошкина, Л. В. Психология памяти [Текст] : учеб. пособие для вузов ; рекомендовано методсоветом по направлению / Л. В. Черемошкина. — М. : Академия, 2002. — 368 с.
В пособии впервые описываются собственно психологические закономерности функционирования памяти и мнемические способности. Изложенный материал позволит читателю понять, как и почему информация запоминается, забывается или припоминается. Происхождение и строение мнемических способностей излагаются с привлечением обширного экспериментального материала.

Для студентов факультетов психологии, психологов-практиков, всех интересующихся проблемами памяти.

Штерн, А. С. Введение в психологию: курс лекций [Текст] : учеб. пособие для вузов ; рекомендовано методсоветом по направлению / А. С. Штерн ; ред.Т. И. Ерофеева, Л. В. Сахарнов, Е. В. Глазанова ; Росс. акад. образ-я, Моск. псих.-соц. ин-т. — 3-е изд. — М. : Флинта : МПСИ, 2010. — 312 с.
Курс лекций представляет собой первое отечественное пособие по введению в психологию для студентов-лингвистов и других гуманитарных специальностей. Цель курса — изучение структуры психологии как науки, основных ее понятий. Книга формирует базу психологической грамотности современного специалиста.

Экспериментальное исследование (статьи о пингвинах в образовании): А.

Р. Лурия, Ф. Я. Юдович: 9780140806151: Amazon.com: Книги
Отрывок из речи и развития психических процессов у ребенка: экспериментальное исследование

Но в одном конкретном месте этого монолога мы обнаруживаем, что язык действует по-другому. Она говорит о вещах, которые ей нужны, о вещах, которых нет перед ней сначала «клетка, а затем» человек из зоопарка, и, поговорив о нем, она идет за ним.

Это указывает на то, что на самом деле составляет четвертый вид репетиции.Подобно тому, как движение-совокупность-восприятие обеспечило основу, на которой была достигнута вторая стадия, стадия восприятия, свободного от движения, так и язык, связанный с здесь-и-сейчас, образует основу, на которой развивается языковая репрезентация, свободная от этих связей, освобожденная. от его зависимости от движения и восприятия. На этой четвертой стадии слова начинают использоваться не с предметами, а вместо них. Как прямо следует из нашего примера, способность использовать слова таким образом дополнительно помогает исследовательской деятельности, вырываясь из вещей, которые ранее были испытаны, как, например, зоопарк: полученные идеи используются для решения текущих проблем.Результатом является широкое напряжение в деятельности ребенка, обогащение возможностей «здесь и сейчас» за счет использования ресурсов «нота» здесь и «не сейчас».

Об издателе

Forgotten Books издает сотни тысяч редких и классических книг. Дополнительная информация на сайте www.forgottenbooks.com

Эта книга является репродукцией важного исторического труда. Forgotten Books использует самые современные технологии для цифровой реконструкции произведения, сохраняя исходный формат и исправляя недостатки, присутствующие в устаревшей копии.В редких случаях дефекты оригинала, такие как дефект или отсутствующая страница, могут быть воспроизведены в нашем издании. Однако мы успешно исправляем подавляющее большинство недостатков; любые оставшиеся недостатки намеренно оставлены для сохранения состояния таких исторических произведений.

Обследование психического статуса — AMBOSS

Последнее обновление: 3 августа 2020 г.

Резюме

Обследование психического статуса (MSE) является важным диагностическим инструментом как в неврологической, так и в психиатрической практике.MSE используется для описания психического состояния и поведения пациента, как количественно, так и качественно, в определенный момент времени. Основными компонентами МСЭ являются внешний вид и поведение, настроение и аффект, речь, мыслительный процесс и содержание, нарушения восприятия, сенсориум и познание, а также понимание и суждение. Врач, проводящий MSE, собирает данные, наблюдая за поведением опрашиваемого и задавая конкретные вопросы. Выводы MSE обобщают результаты психиатрического обследования на всестороннем, перекрестном уровне.В сочетании с биографической информацией и историей психиатрии респондента результаты MSE формируют основу для диагностических и терапевтических решений. Тщательный MSE также предоставляет важную информацию для постановки диагноза в соответствии с критериями DSM-5.

При проведении MSE или интерпретации результатов MSE важно учитывать культурные особенности как клинициста, проводящего MSE, так и интервьюируемого, поскольку поведенческие модели значительно различаются в разных культурах (например,g. кивок головой в знак одобрения в одних странах может означать несогласие в других). Другие факторы, которые следует учитывать при проведении МСЭ, включают религиозное, образовательное и социальное происхождение опрошенных лиц. Точно так же врач должен знать о любых потенциальных языковых барьерах. MSE не следует путать с Краткой оценкой психического состояния (MMSE), которая является инструментом скрининга на деменцию, но также может использоваться как часть MSE для оценки сенсориума и познания.

Общая структура

MSE состоит из следующих компонентов: [1]

Внешний вид и поведение

Внешний вид

  • Внешние отклонения могут дать представление об образе жизни человека и его способности заботиться о себе.
  • Такие отклонения могут быть первым признаком ряда психических расстройств.
  • При оценке внешнего вида пациента врач должен обращать внимание на следующие особенности:
    • Расчетный возраст по внешнему виду: следует сравнивать с заявленным возрастом пациента
    • Телосложение
    • Поза (т.е.g., открытый или закрытый, напряженный или расслабленный)
    • Гигиена
      • Уровень ухода (например, тщательно выбритый или чрезмерно неряшливый)
      • Наличие запаха тела и / или неприятного запаха изо рта
    • Одежда: количество и тип одежды, которую использует пациент, с учетом культурных норм пациента
    • Отличительные особенности
      • Раны (например, ожоги, царапины, следы от иглы) и / или шрамы
      • Татуировки и / или пирсинг
      • Зубные скобки, украшения, очки

Поведение

  • Как и в случае с внешним видом, оценка поведения человека также может дать важные подсказки для постановки диагноза.
    • Психомоторное возбуждение обычно наблюдается у людей, страдающих манией, тогда как психомоторная отсталость обычно наблюдается у людей с депрессией.
    • Неоднократные взгляды в разные части комнаты обычно наблюдаются у людей, испытывающих слуховые или зрительные галлюцинации (например, при шизофрении).
    • Аномальная двигательная активность (движения, походка) может быть признаком основного неврологического расстройства или побочного действия психотропных препаратов.
  • Врач должен обращать внимание на следующие аспекты поведения человека:
    • Попадание в глаза
      • Уровень зрительного контакта (напр.g., нет, уменьшено, нормально, увеличено)
      • Тип зрительного контакта (например, мимолетный, навязчивый)
    • Отношение к интервьюеру (например, дружелюбное, кооперативное, безразличное, уклончивое, оборонительное, соблазнительное)
    • Уровень дистресса (например, легкий, средний, тяжелый)
  • Расстройства пониженной мотивации: характеризуются нарушением целенаправленного поведения, мышления и эмоций [2]
    • Поскольку они не классифицируются как расстройства в DSM-5, неясно, являются ли они отдельными расстройствами или симптомами, которые частично совпадают с прочие условия.
    • Есть три типа, которые различаются по степени серьезности:
      • Апатия: наименее тяжелая форма ДСД, характеризующаяся сниженной мотивацией и / или целенаправленным поведением
      • Абулия: более тяжелая форма ДСД, характеризующаяся уменьшением целенаправленных движений, воли и / или инициативы
      • Акинетический мутизм: наиболее тяжелая форма ДСД, характеризующаяся отсутствием движений и недостаточной речью, определяемой отсутствием мотивации

Нарушение двигательной активности

  • Нарушение движений: см. «Обследование двигательной системы» и « Внешний вид мышц »при неврологическом обследовании.
  • Походка: дополнительную информацию см. В разделе «Оценка походки при неврологическом обследовании».
  • Апраксия: трудности с выполнением целенаправленных произвольных движений, несмотря на сохранность двигательной функции и желание выполнять движение
    • Идеомоторная апраксия: затруднение имитации действий; несоответствие между намерением и выражением (например, вместо того, чтобы помахать рукой, пациент почесает ухо)
    • Идеальная апраксия: сложность планирования и выполнения многоступенчатых действий при взаимодействии с предметами
    • Конструктивная апраксия: сложность рисования или создания предметов из разных частей
    • Апраксия открывания век: затруднение произвольного открытия глаз при отсутствии паралича поднимающих пальпебры мышцы

Сенсориум и познание

Сенсориум

Ориентация на человека, место и время

  • Можно оценить, спросив пациента о его полное имя, текущая дата и текущее местоположение
  • Дезориентация — это состояние, характеризующееся потерей понятия времени, места и / или пространства.
    • Сначала теряется осознание времени, затем ориентация на место и, наконец, на себя.
    • Общие причины включают:

Уровень сознания

  • Уровень сознания — это уровень возбужденности и реакции человека на внешние раздражители (например, словесные, болезненные раздражители).
  • Обычно оценивается путем оценки реакции пациента на внешние раздражители и может быть описан следующим образом:
    • Бдительность
      • Состояние осведомленности о себе и окружающей среде
      • Считается нормальным явлением
    • Сонливость
      • Состояние сонливости, от которого можно легко разбудить пациента.
      • Пациент отвечает нормально, за исключением небольшой задержки при обращении.
    • Вялость
      • Состояние нарушения сознания и сонливости, от которого пациент может проснуться при воздействии умеренных раздражителей. [3]
      • У пациента снижен интерес к окружающей среде и он имеет тенденцию снова засыпать после пробуждения.
    • Помутнение
      • Состояние нарушения сознания, характеризующееся повышенной сонливостью и медленной реакцией на внешние раздражители.
      • Подобно летаргии, у пациента снижается интерес к окружающей среде и наблюдается сонливость между эпизодами сна.
    • Ступор
      • Состояние нечувствительности, граничащее с потерей сознания; от которого пациента нелегко разбудить, за исключением случаев воздействия сильных внешних раздражителей; (например, натирание грудины), к которому пациент возвращается при отсутствии дальнейшей стимуляции
      • Общение невозможно, и болезненный стимул вызывает реакцию отмены.
    • Кома
      • Состояние полной невосприимчивой невосприимчивости к действию независимо от раздражителя, обычно продолжающееся 2–4 недели [4]
      • Коматозное состояние характеризуется закрытыми глазами и снижением / отсутствием рефлекторных реакций и двигательной активности, но сохранением функции кровообращения и дыхания.
    • Делирий
      • Временная потеря сознания, когнитивных функций и психомоторного поведения, которая обычно является результатом основного заболевания (например, острого повреждения почек)
      • См. Дополнительную информацию в разделе «Делирий».
  • Количественная оценка сознания с большей вероятностью будет использоваться в клинических условиях, поскольку она обеспечивает более объективную оценку уровня сознания пациента.
  • Шкала комы Глазго (GCS): общая неврологическая шкала, используемая для оценки сознания в острых ситуациях (особенно после травмы головы), а иногда и для наблюдения за пациентами в отделении интенсивной терапии.
    • Вербальные, двигательные и открывающие глаза реакции пациента оцениваются по шкале от 1 до 6 баллов; 1 балл означает полное отсутствие ответа, а 6 баллов — нормальные результаты.
    • Дополнительные сведения см. В разделе «Диагностика» черепно-мозговой травмы.

Познание

Познание — это умственный процесс получения знаний и понимания посредством мышления, переживания и ощущения, который включает многие аспекты, перечисленные ниже. Оценка когнитивной функции во время MSE обычно выполняется с использованием инструментов скрининга, таких как MMSE и / или экзамен по психическому статусу Университета Сент-Луиса (SLUMS).(Дополнительную информацию см. В разделе «Когнитивная оценка» при большом нейрокогнитивном расстройстве.)

  • Внимание и концентрация
    • Способность человека сосредотачивать и поддерживать свои мысли на конкретной задаче / теме
    • Можно оценить, попросив пациента произнести слово в обратном порядке или сосчитать по два
  • Память
    • Процесс вызова информации
    • Классифицируется в зависимости от продолжительности времени, в течение которого может быть вызвана конкретная информация.
      • Сенсорная (немедленная) память
        • Самый короткий вид хранения информации
        • Можно оценить, попросив пациента повторить набор чисел или слов в исходном порядке
      • Кратковременная память
        • Информация сохраняется в течение нескольких минут для обработки и использования при выполнении задачи
        • Можно оценить, попросив пациентов взглянуть на набор чисел / слов / изображений в течение нескольких секунд, а затем попросив их вспомнить элементы через 5 минут
      • Долговременная память
        • Информация хранится от дней до лет
        • Может быть оценена, спросив пациента об объективно проверяемом личном или историческом факте (например,г. , дата замужества, фамилия бывшего президента)
    • Амнезия: потеря памяти
      • Ретроградная амнезия: неспособность вспомнить воспоминания и / или информацию, полученную до инцидента
      • Антероградная амнезия: неспособность вспомнить воспоминания и / или информацию, полученную после инцидента
      • Глобальная амнезия: неспособность вспомнить воспоминания и / или информация, полученная до и после инцидента
    • Конфабуляция: заполнение провалов памяти сфабрикованными событиями без намерения обмануть интервьюера
  • Расчет
    • Возможность выполнять простые расчеты в зависимости от уровня образования пациента.
    • Можно оценить, попросив пациента непрерывно вычесть 7, начиная со 100
    • Акалькулия: невозможность выполнения простых расчетов (обычно признак поражения теменной доли)
  • Язык: см. Раздел «Язык» ниже.
  • Фонд знаний
    • Объем общей информации, которую человек хранит в своей долговременной памяти.
    • Может увеличиваться с образованием; снижение ряда состояний (например, деменция)
    • Можно оценить, попросив пациента назвать последних пяти президентов или столицу штата
  • Абстрактное мышление
    • Способность анализировать информацию, обнаруживать закономерности и связи между различными частями данных и применять эти знания на практике
    • Можно оценить, попросив пациента найти сходство между объектами (например,г., сходство между треугольником и квадратом)
  • Исполнительная функция
    • Набор когнитивных функций, которые позволяют человеку планировать, оценивать и выполнять новые и сложные задачи.
    • Можно оценить с помощью нейропсихологических тестов, таких как Висконсинский тест сортировки карточек или тест рисования часов [5]

Язык

Общие положения

  • В отличие от речи, язык означает структурированное использование слов и синтаксиса в соответствии с набором заранее установленных правил (например,г. , грамматика, семантика).
  • Может оцениваться на основе способности пациента называть предметы, читать и писать
  • К наиболее распространенным типам языковых нарушений относятся:
    • Афазия:
    • Аграфия: неумение писать
    • Алексия: форма зрительной агнозии с серьезными проблемами чтения в результате прерванных связей между зрительной корой и областями, связанными с языком

Настроение и аффект

Настроение

  • Относится к субъективной оценке пациентом своих эмоций, когда спросил, как они себя чувствуют
  • Настроение следует описывать собственными словами пациента (напр.g., счастливый, восторженный, грустный, виноватый, сердитый, истощенный, разочарованный, испуганный) и заключен в кавычки.
  • Большинство психических расстройств связаны с изменением настроения в той или иной степени.
    • Пациенты с депрессией могут чувствовать «грусть» или даже заявлять, что «совсем ничего не чувствуют».
    • Пациенты с манией с большей вероятностью будут чувствовать себя «чудесными» или «восторженными».
    • Лица с социальным тревожным расстройством могут заявить, что они чувствуют себя «напуганными» или «смущенными» при контакте с большой группой людей.

Аффект (психиатрия)

  • Относится к объективной оценке врачом эмоций пациента, выраженных как вербально, так и невербально во время интервью
  • Исчерпывающее описание аффекта пациента должно охватывать все следующие характеристики:
    • Качество: дисфорический, нейтральный, эутимический, отстраненный, тревожный, раздражительный, враждебный, грустный, сердитый или эйфорический
    • Конгруэнтность: соответствует или несовместима с заявленным настроением
    • Диапазон: плоский, притупленный, полный или преувеличенный
    • Мобильность: фиксированная, ограниченная, лабильная или мобильная
    • Соответствие ситуации: уместное vs.несоответствующие эмоции
  • Важно оценить аффект пациента во время МСЭ, потому что изменения аффекта характерны для большого количества психических состояний.
    • Люди с шизофренией часто имеют притупленный, несоответствующий аффект.
    • Люди, страдающие манией, могут испытывать преувеличенное чувство эйфории.
    • Люди с тяжелой депрессией могут иметь фиксированный и / или ограниченный аффект.

Речь

  • Речь — это спонтанное производство разговорной речи (т.е., акт говорения) и характеризуется следующим:
    • Скорость: быстрая, нормальная, медленная или с давлением
    • Громкость: громкая, нормальная, тихая или шепотом
    • Количество: лохоречный, разговорчивый, отзывчивый или сдержанный
    • Артикуляция и беглость: непонятно, с акцентом, заикается, шепелявит, бормочет, невнятно, ясно или артикулирует
    • Задержка речи: увеличена, уменьшена или отсутствует.
  • Поскольку нарушение речи характерно для большого количества состояний, это важный диагностический инструмент.
    • У людей с депрессией может быть тихая, почти непонятная речь с повышенной задержкой.
    • Люди в маниакальном состоянии часто страдают логореей и говорят громко и очень быстро.
    • Люди с шизофренией обычно имеют неорганизованную, непонятную речь.
  • Некоторые из нарушений речи, которые можно наблюдать во время MSE, включают:
    • Мутизм: неспособность говорить, которая вызвана структурной или моторной дисфункцией голосового аппарата или является результатом нежелания человека говорить, несмотря на то, что голосовой аппарат не поврежден (например,г., акинетический мутизм)
    • Дизартрия: нарушение произношения слов в результате двигательной дисфункции голосового аппарата.
    • Эхолалия: непроизвольное повторение речи другого человека
    • Палилалия: непроизвольное повторение слов или фраз с нарастающей скоростью
    • Алогия / бедность речи: нарушение мышления, которое проявляется снижением речевого вывода (например, всегда отвечая на вопросы односложными ответами)
    • Речь с давлением: ускоренные мысли, которые выражается быстрой, громкой и объемной речью, часто в отсутствие социальной стимуляции
    • Неологизмы: создание и использование новых слов, понятных только говорящему (например,g. , Pepsidiction = Pepsi + addiction, Spritependency = Sprite + dependency)
    • Словесный салат: бессвязное мышление, выраженное как последовательность слов без логической связи
      • Характеристика шизофрении и слабоумия
      • Пример: «Они уничтожают слишком много скота и масла, чтобы сделать мыло. Если нам нужно мыло, когда вы можете прыгнуть в бассейн с водой, а затем, когда вы идете покупать бензин, мои люди всегда думали, что им нужно попсовать, но лучше всего получить моторное масло и деньги.” [6]

Процесс мышления

Процессы мышления
Описание Характеристика Пример
Непрерывный мыслительный процесс выражаются в виде длинных объяснений и с многочисленными отклонениями от центральной темы, прежде чем центральная идея будет окончательно выражена
  • Когда пациента спрашивают, откуда он, они описывают своих любимых обедающих из родного города, прежде чем ответить на ваш вопрос.
Тангенциальный мыслительный процесс
  • Нелинейное мышление выражается как постепенное отклонение от конкретной идеи или вопроса.
  • Пациент предоставляет множество ненужных подробностей, связанных с вопросом, не отвечая на вопрос.
  • На вопрос об истории болезни пациент описывает больницы, в которых он оставался, без упоминания состояния своего здоровья.
Слабые ассоциации / сход с рельсов
  • Несвязное мышление, выражающееся в нелогичной, внезапной и частой смене темы
  • Когда его спрашивают о работе, пациент вспоминает забавные истории из своего детства, а затем начинает говорить о погоде.
Полет идей
  • Быстрая последовательность мыслей, обычно выражаемая как непрерывный поток быстрой речи и резкие смены темы
  • На вопрос, как они себя чувствуют, пациент отвечает 10-минутный монолог на разные темы с использованием быстрой, неосязаемой речи.
Clang ассоциации
  • Использование слов на основе рифм, а не смысла
  • На вопрос «Вы когда-нибудь курили?» пациент отвечает: «Никогда, никогда, никогда».
Персеверация
  • Неуместное повторение или постоянство поведения, речи или звуков
  • На три разных вопроса пациент каждый раз дает один и тот же ответ.
Блокировка мыслей
  • Пациент останавливается посреди описания своего

Содержание мысли

  • Содержание мыслей явно относится к тому, о чем думает человек (то есть к основным темам и убеждениям), и обычно оценивается на основе наличия бреда, навязчивых идей, компульсий, фобий, а также идей убийства или суицида.
  • Важно, потому что большое количество психических состояний связано с различными нарушениями содержания мысли, некоторые из которых являются патогномоничными (например,g., суицидальные мысли у пациентов с тяжелой депрессией)
  • Учитывайте социальное, культурное и образовательное происхождение человека, поскольку понимание нормальности в этих вещах различается.
  • Заблуждения — это устойчивые ложные убеждения (не связанные с религиозными убеждениями или культурой), которые сохраняются, несмотря на то, что им противоречит реальность или рациональные аргументы.
  • Все заблуждения можно классифицировать как:
    • Причудливые бредовые идеи: бредовые идеи, которые не могут быть правдой или несовместимы с социальными и культурными нормами пациента (например,г. , пациент, настаивающий на том, что может летать)
    • Небрежные бредовые идеи: бредовые идеи, которые могут быть правдой или согласуются с социальными и культурными нормами пациента (например, пациент настаивает на том, что он выиграл в лотерею, когда это не так).
  • . классифицируется как:
    • Бред, соответствующий настроению: содержание бреда соответствует текущему настроению пациента (например, маниакальный пациент, настаивающий на том, что у него есть особые способности)
    • Бред, несовместимый с настроением: содержание бреда не соответствует текущему настроению пациента (например,g., пациент с маниакальным эпизодом, настаивающий на том, что его преследует убийца)
Бред в соответствии с их содержанием
Тип Описание Оцените, спросив пациента:
Бред преследования
  • Пациент настаивает на том, что его обманывают, сговаривают против него или преследуют.
  • Чувствовать себя обиженным или угрожаемым человеком или группой лиц
Паранойя
  • Пациент испытывает чрезмерное недоверие к другим и подозрительно относится к их мотивам.
  • Иногда возникает ощущение, что человек или группа людей хотят причинить им вред
Грандиозность
  • Пациент настаивает на том, что у него есть особые силы или важность (например, пациент говорит, что может читать мысли).
  • Почувствуйте, что они предназначены для чего-то особенного или обладают особыми способностями
Эротомания
  • Пациент считает, что другие люди влюблены в них (например,г., пациент утверждает, что известная актриса шлет им любовные письма).
  • Найдите кого-то особенного, кто влюблен в них и отправляет секретные сообщения
Ревность
  • Пациент безосновательно считает, что его партнер неверен.
  • Имейте чувство, что их партнер неверен им
Заблуждение относительно ссылки
  • Пациент считает, что нормальные события имеют для него особое значение (например,g., человеку может казаться, что о нем говорит тележурналист).
  • Есть ощущение, что люди на улице, по радио или по телевидению говорят о них и пытаются послать им сообщения
Соматические бредовые идеи
  • Пациент считает, что что-то есть ненормальные в отношении функций или внешнего вида своего тела (например, человеку может казаться, что ему не хватает руки).
  • Думайте, что что-то не так с частью его тела
Религиозные заблуждения
  • Пациент верит, что он обладает божественными силами, получает послания от Бога или что он на самом деле является Богом.
  • Были в контакте с религиозным деятелем или имели какую-то духовную миссию
Заблуждение о бедности
  • Пациент считает, что он финансово недееспособен или что бедность неизбежна.
  • Ощущение, что у него какие-то финансовые проблемы
Заблуждение вины
  • Пациент считает, что он кого-то обидел и / или несет ответственность за что-то плохое.
  • Ощущение, что они причинили кому-то вред или сделали что-то плохое
Смешанные заблуждения
  • Одновременное возникновение двух и более заблуждений; ни одно заблуждение не является преобладающим
Неустановленное заблуждение
  • Тип заблуждения, который не соответствует критериям других типов или который не может быть четко определен

Чтобы помнить о различных типах заблуждений (грандиозность, эротоманик, эталонные идеи, паранойя, преследование, соматика, ревность), подумайте: «Великие, эротические идеи могут вызвать паранойю, преследование и такую ​​(так-ма-тическую) ревность.

  • Суицидальные мысли: любые мысли, которые есть у человека относительно прекращения собственной жизни (подробнее см. Самоубийство)
  • Идеи об убийстве: мысли о прекращении чужой жизни
  • Оценка
    • Спросите пациента, чувствуют ли они иногда, что жизнь не стоит того, чтобы жить, и испытывали ли они когда-либо желание причинить вред другим людям.
    • Может варьироваться от краткого рассмотрения действия до конкретного планирования времени, места и / или метода самоубийства / убийства.
      • Оцените угрозу (организованный план, доступ к оружию).
      • Невольно принять пациента, если он откажется от медицинской помощи.
      • При угрозе убийства сообщить властям и лицу, которому угрожают.
  • Одержимость: повторяющиеся, настойчивые, навязчивые и неприятные мысли или позывы, вызывающие серьезный дистресс и тревогу.
  • Принуждение: ритуальное, повторяющееся поведение (например, прикосновение, умывание) или мысленный акт (например,g., считая, беззвучно повторяя слово), выполняемая для облегчения позывов и уменьшения дистресса, связанного с навязчивой идеей.
  • Оценка
    • Спросите пациента, есть ли у него что-то, о чем он постоянно думает, и проявляет ли он какое-либо конкретное поведение, чтобы избавиться от постоянных мыслей.
    • См. Дополнительную информацию в разделе «Обсессивно-компульсивное расстройство».

Фобии

  • Специфическая фобия — это стойкий (≥ 6 месяцев) и сильный страх перед одной или несколькими конкретными ситуациями или объектами (фобические стимулы).
  • Некоторые распространенные примеры фобий включают агорафобию (боязнь неизвестных мест и ситуаций), клаустрофобию (боязнь замкнутых пространств), арахнофобию (боязнь пауков) и гематофобию (боязнь крови).
  • Можно оценить, спросив пациента, боятся ли они чего-либо и как долго этот страх влияет на них.
  • См. Дополнительную информацию в разделе «Тревожные расстройства».

Расстройства восприятия

Расстройства восприятия характеризуются нарушением восприятия, которое может быть вызвано физическими и / или психическими расстройствами.

Галлюцинации

  • Галлюцинации — это тип нарушения восприятия, при котором сенсорные переживания возникают в отсутствие внешних раздражителей.
  • Можно оценить, спросив пациента, слышит ли он когда-либо, видит, чувствует, нюхает или пробует на вкус то, что другие люди не слышат.
  • Некоторые из наиболее распространенных причин галлюцинаций включают:
9048 9048
  • Ложное восприятие звука (напр.g., слыша голоса)
  • Типы галлюцинаций [13]
    Тип Описание Эпидемиология / этиология
    Зрительная галлюцинация
    • Ложное восприятие зрения (например, видение лиц)
    Обонятельная галлюцинация
    • Ложное восприятие запаха , обычно неприятный (например, запах подгоревшей или гнилой пищи)
    Вкусовые галлюцинации
    • Ложное восприятие вкуса, обычно неприятного (напр.g., металлический привкус)
    Соматическая (тактильная) галлюцинация
    • Ложное восприятие прикосновения (например, ощущение змеи, обвивающей ногу)
    Галлюцинации во сне
    Синестезия
    • Не тип галлюцинации, а нарушение восприятия, при котором стимуляция одного чувства вызывает ощущение, связанное с другим чувством (например,g., обонятельный раздражитель, вызывающий зрительное ощущение)

    Иллюзии

    • Нарушения восприятия, характеризующиеся неточным восприятием (искажением) реального сенсорного ввода (например, восприятие неподвижного объекта как находящегося в движении)
    • Оцените, спросив пациента, неправильно ли они иногда интерпретируют реальные вещи вокруг себя, такие как тени или слабые шумы.
    • Подобно галлюцинациям, иллюзии можно разделить на визуальные, слуховые, тактильные, обонятельные и вкусовые, как и галлюцинации.
    • Хотя иллюзии характерны для некоторых психических расстройств (например, шизофрении), большинство иллюзий имеют физиологический характер и порождаются предположениями восприятия каждого человека, основанными на его психологическом профиле (например, под влиянием темноты, усталости или под воздействием наркотиков или наркотиков). алкоголь).
    • Психологический защитный механизм, который является естественной защитной реакцией на травмирующий или стрессовый опыт.
    • Характеризуется нарушением и / или прерыванием нормального сознания, памяти, идентичности и восприятия самого себя (e.g., дереализация, деперсонализация)
    • Можно оценить, спросив пациента, чувствует ли он иногда себя отстраненным от себя или других или окружающий их мир иногда кажется неестественным
    • См. дополнительную информацию в разделе диссоциативные расстройства.

    Agnosia

    • Характеризуется нарушением распознавания сенсорного стимула (чаще всего зрительного) [14]
    • Может быть протестировано путем представления различных предметов или воздействия на пациента различных стимулов (в зависимости от распознавания тестируемой модальности)
    • Может распознавать объекты с использованием различных сенсорных модальностей (если не затронуты несколько органов чувств)
    • Типы включают:
      • Визуальная агнозия: неспособность распознавать визуально представленные предметы, несмотря на нормальное зрение
      • Слуховая агнозия: неспособность распознавать звуки, несмотря на сохранность слуха
      • Тактильная агнозия (астереогнозия): неспособность распознавать объекты наощупь, используя текстуру, форму и температуру в качестве сигналов без визуального ввода
      • Зрительно-пространственная дисгнозия: неспособность локализовать и ориентироваться и / или идентифицировать отношения между объектами в окружающей среде
        • Часто связана с повреждением правой задней теменной области мозга.
      • Прозопагнозия: неспособность распознавать знакомые лица, в то время как способность называть части лица (например, нос, рот) или идентифицировать людей по другим сигналам (например, одежде, голосам) остается неизменной.
        • Вызвано двусторонним или крупным односторонним поражением вентральной затылочно-височной коры (веретенообразная извилина)
      • Аутотопагнозия: невозможность локализации различных частей тела по запросу
        • Вызвано повреждением задней левой теменной области коры
    • Геминеглект — это нарушение способности воспринимать и реагировать на различные типы стимулов, поступающих с одной стороны тела, обычно из-за односторонней травмы головного мозга (чаще всего инсульта).
    • Обычно связано с повреждением правого полушария, приводящим к игнорированию (особенно визуальному) левой стороны [15]
    • Поражение обычно противоположно той стороне, где отсутствует восприятие.
    • Можно проверить, попросив скопировать фигуру, нарисовать циферблат часов, отменить символы на бумаге и т. Д. Человек с геминеглектом может только скопируйте часть изображения или отмените символы на воспринимаемой стороне.
    • Общие типы:
      • Пренебрежение двигателем
      • Сенсорное или перцептивное пренебрежение

    Понимание и суждение

    Понимание

    [16]
    • Проницательность — это осведомленность человека и понимание его текущей медицинской проблемы, и его можно оценить на основе следующего:
      • Признание того, что у человека есть текущее заболевание
      • Соблюдение режима лечения
      • Способность переименовать необычные психические события в патологические
    • Анозогнозия — это неспособность человека распознать свои неврологические нарушения. [17] [18]
      • Обычно связаны с острыми черепно-мозговыми травмами, такими как инсульт или травма
      • Также характерны для следующих психических состояний:

    Суждение

    • Способность человека принимать решения взвешенные решения при выполнении задачи, основанные на их понимании текущих обстоятельств и их способности решать проблемы; более высокая корковая функция
    • В первую очередь выявляется при изучении истории болезни пациента путем обсуждения недавнего поведения.Суждение также можно оценить, попросив пациента подробно остановиться на гипотетической ситуации. или интерпретировать известную идиому.
    • Нарушение суждения не является специфическим и может возникать при ряде психических и неврологических состояний (например, делирий, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, деменция). [19]

    Ссылки

    1. Марин RS, Wilkosz PA. Расстройства пониженной мотивации. J Head Trauma Rehabil . 2005; 20 (4): стр.377-388. DOI: 10.1097 / 00001199-200507000-00009. | Открыть в режиме чтения QxMD
    2. Даниэль С., Барри В.Р. Обследование психического статуса в первичной медицинской помощи: обзор. Am Fam Physician . 2009; 80 (8): с.809-814.
    3. Андреасен NC. Шкала оценки мышления, языка и общения (TLC). Шизофр Бык . 1986; 12 (3): с.473-482. DOI: 10.1093 / schbul / 12.3.473. | Открыть в режиме чтения QxMD
    4. Баларам К., Марваха Р.Обоснованность. StatPearls . 2019 г. .
    5. Тангенциальность. https://dictionary.apa.org/tangentiality . Обновлено: 1 января 2020 г. Дата обращения: 5 июня 2020 г.
    6. Ослабление ассоциаций. https://dictionary.apa.org/loosening-of-associations . Обновлено: 1 января 2020 г. Дата обращения: 5 июня 2020 г.
    7. Clang ассоциации. https://dictionary.apa.org/clang-association . Обновлено: 1 января 2020 г. Дата обращения: 5 июня 2020 г.
    8. Поля MC, Маркузе LV. Палинакусис . Эльзевир ; 2015 г. : п. 457-467
    9. Восс Р.М., М. Дас Дж. Обследование психического статуса. StatPearls . 2019 г. .
    10. Галлюцинации. https://medlineplus.gov/ency/article/003258.htm . Обновлено: 26 марта 2018 г. Дата обращения: 5 июня 2020 г.
    11. Ларнер А.Дж. Словарь неврологических знаков . Springer International Publishing ; 2016 г.
    12. Ли К., Мальхотра, Пенсильвания. Пространственное пренебрежение. Практик Нейрол . 2015; 15 (5): с.333-339. DOI: 10.1136 / Practneurol-2015-001115. | Открыть в режиме чтения QxMD
    13. Оценка измененного психического статуса. https://bestpractice.bmj.com/topics/en-us/843 . Обновлено: 1 мая 2020 г. Дата обращения: 5 июня 2020 г.
    14. Кома. https://www.ninds.nih.gov/Disorders/All-Disorders/Coma-Information-Page . Обновлено: 22 апреля 2019 г. Дата обращения: 5 июня 2020 г.
    15. Банно М., Коиде Т., Алексич Б. и др. Результаты теста сортировки карточек штата Висконсин, а также клинические и социально-демографические корреляты при шизофрении: множественный логистический регрессионный анализ. BMJ Открыть . 2012; 2 (6): p. e001340. DOI: 10.1136 / bmjopen-2012-001340. | Открыть в режиме чтения QxMD
    16. Дэвид А.С. Проницательность и психоз. Британский журнал психиатрии . 1990; 156 (6): с.798-808. DOI: 10.1192 / bjp.156.6.798. | Открыть в режиме чтения QxMD
    17. Редди М. Отсутствие понимания психических заболеваний: критическая оценка. Индийский журнал психологической медицины . 2016; 38 (3): стр.169-171. DOI: 10.4103 / 0253-7176.183080. | Открыть в режиме чтения QxMD
    18. Acharya AB, Sánchez-Manso JC. Анозогнозия. StatPearls . 2019 г. .
    19. Нарушение суждения. https://dictionary.apa.org/impaired-judgment . Обновлено: 1 января 2020 г. Дата обращения: 5 июня 2020 г.
    20. Hosenbocus S, Chahal R. Обзор дефицита управляющих функций и фармакологического управления у детей и подростков.. Журнал Канадской академии детской и подростковой психиатрии = Журнал канадской академии психиатрии детей и подростков . 2012; 21 год (3): с.223-9.

    Нарушения мыслительного процесса при шизофрении

    Люди с шизофренией довольно часто не могут сохранять ясность своих мыслей и выражать то, что у них на уме. Неорганизованное мышление является одним из основных симптомов шизофрении, и оно может приводить к различным расстройствам мыслительного процесса, которые вызывают разрозненные мысли, коллапс или внезапную остановку мыслительного процесса, произнесенные случайным образом слова и полную бессвязность.Взаимодействие с другими людьми

    Фактически, шизофрению часто называют «формальным расстройством мышления», потому что неупорядоченное или нелогичное мышление является одним из наиболее распространенных его признаков. Расстройства мышления также наблюдаются у людей с другими психическими заболеваниями, включая аутизм, биполярное расстройство, манию и большое депрессивное расстройство.

    Что такое мыслительный процесс?

    Некоторые утверждают, что мышление — это суть того, что делает нас людьми. В определенном смысле мышление относится к способности человека принимать решения и решать проблемы.В более широком смысле под мышлением понимается совокупность переживаний, происходящих в уме.

    Сюда входят мысли, но также эмоции, ощущения, воспоминания и фантазии, которые являются важными строительными блоками мыслительной «функции».

    Процесс мышления относится к тому, как строительные блоки мышления связаны друг с другом.

    С точки зрения процесса нормальное мышление логично, связно и целенаправленно. Проще говоря, это имеет смысл. К сожалению, эта нормальность редко встречается у людей с шизофренией.Взаимодействие с другими людьми

    Содержание мысли и процесс мышления

    Мышление — это далеко не простая статичная сумма этих компонентов. Фактически, мышление — это процесс, который связывает воедино все разрозненные «блоки мышления» таким образом, который имеет смысл как для человека, так и для мира.

    Другими словами, «здравое мышление» требует, чтобы блоки мышления были выровнены упорядоченным образом, либо «логическим», либо «целенаправленным» образом. Имеет смысл попытаться понять мышление с двух точек зрения: содержание мысли и мыслительный процесс.Взаимодействие с другими людьми

    Нарушения содержания мыслей
    • Слуховые галлюцинации (слышание голосов и шумов, не основанных на реальности)

    • Заблуждения (фиксированные, жесткие, самооправданные наборы идей, которые расходятся с реальностью)

    • Деперсонализация / дереализация

    • Грандиозность

    Нарушения мыслительного процесса

    Вот более подробный взгляд на некоторые из конкретных типов нарушений мыслительного процесса у людей с шизофренией.

    Отвлекаемость

    У некоторых пациентов степень «расстройства мышления» незначительна, что часто приводит к отвлекаемости . Человек может начать говорить о чем-то одном, а затем полностью сменить тему, прежде чем закончить предложение. Это часто происходит из-за ближайших раздражителей, которые мешают мыслительному процессу.

    • Например, : «Я переехал в Нью-Йорк после колледжа… что ты ешь на обед? »

    Окружающее мышление

    Процесс обстоятельного мышления относится к тому, когда человек разговаривает кругами, предоставляя излишние и ненужные детали, прежде чем перейти к сути. Вот пример нейробиолога и исследователя нейропсихиатра Нэнси Кувер Андреасен:

    • Вопрос : «Как вас зовут?»
    • Ответ : «Ну, иногда, когда меня спрашивают, я должен подумать, отвечу ли я, потому что некоторые люди думают, что это странное имя, хотя на самом деле это не так, потому что моя мама дала мне его, и я думаю мой отец помог, но, на мой взгляд, это имя такое же хорошее, как и любое другое, но да, это Том.»

    Тангенциальное мышление

    Умеренно неупорядоченное мышление включает касательное мышление, — когда кто-то переходит от мысли к мысли, но, кажется, никогда не доходит до сути. В этом случае мысли несколько связаны, но поверхностно или косвенно.

    • Например, : «Я действительно разозлился, когда стоял в очереди в продуктовом магазине. Я терпеть не могу очереди. Ожидание и ожидание. Я долго ждал получения водительских прав.Вождение в наши дни просто безумие ».

    Крушение или свободные ассоциации

    В случаях сильно неупорядоченного мышления мысли теряют почти все связи друг с другом и становятся разъединенными и разъединенными. Это нелогичное мышление называется сходом с рельсов или «потерянными» ассоциациями .

    Говоря простым языком, мыслительный процесс часто сбивается с рельсов, характеризуется очень слабыми или неплотными ассоциациями.

    Вот пример швейцарского психиатра и евгеника Поля Ойгена Блейлера:

    «Мне всегда нравилась география.Моим последним учителем по этому предмету был профессор Август А. Это был человек с черными глазами. Еще мне нравятся черные глаза. Есть еще глаза голубые, серые и другие… »

    Ассоциации Clang

    Тип свободной ассоциации, лязг, — это когда человек выбирает слова на основе звука (рифмующиеся или каламбурные ассоциации), а не значения. Ассоциации лязгания являются частью языкового расстройства, называемого шизофазией (часто называемого «словесным салатом»). Иногда часто присутствуют выдуманные слова или неологизмов , и человек может говорить ровным или необычно звучащим голосом.Взаимодействие с другими людьми

    • Пример Андреасена : «Я так разозлился, что взял блюдо и бросил его в гешинкера».

    Несогласованность

    В очень тяжелых случаях сохраняется только структура слова, но нет заметных связей между словами. Эта непоследовательность (также известная как «словесный салат») делает невозможным понимание мыслительного процесса человека.

    Вот пример Андреасена:

    • Вопрос : «Почему люди расчесывают волосы?»
    • Ответ : «Моя коробка разбита, потому что от этого кружится жизнь, помоги мне синий слоник.Разве салат не храбрый? Мне нравятся электроны. Привет, красавица. »

    Лечение аномалий мыслительного процесса

    Лечение нарушений мыслительного процесса при шизофрении часто включает прием лекарств, психотерапию, обучение жизненным навыкам и поддержку семьи.

    • Лекарство : Подходящее лекарство может помочь уменьшить расстройство мышления и улучшить «мыслительное» функционирование. Это может включать антидепрессанты, стабилизаторы настроения или успокаивающие лекарства наряду с нейролептиками для длительного лечения симптомов шизофрении.
    • Психотерапия : Разговорная терапия, включая когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), может помочь вам лучше выявлять аномалии мыслительного процесса и находить способы справиться с необычным или дисфункциональным образом мышления.
    • Обучение социальным навыкам : Неспособность ясно выражать свои мысли и чувства, безусловно, может сказаться на вашей семье и общественной жизни, а также на ваших рабочих отношениях. Обучение социальным навыкам может помочь вам научиться лучше общаться с другими, несмотря на ваши симптомы, чтобы вы могли лучше ориентироваться в этих отношениях.

    Как справиться с расстройством мышления

    Поддержка семьи также является важной частью лечения и преодоления нарушений мышления. Важно получить образование, чтобы лучше понять, каково жить с шизофренией и ее многочисленными пугающими и изнурительными симптомами.

    Участие в индивидуальной или семейной терапии или присоединение к группе личной или онлайн-поддержки может дать возможность выразить свои эмоции и разочарования. Это также может дать вам стратегии, чтобы лучше общаться с любимым человеком и поддерживать его.

    РЕЧЬ И РАЗВИТИЕ ПСИХИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ У РЕБЕНКА; Экспериментальное исследование Лурия, А. И Ф. Я. Юдович: (1959) Издание первое.

    Опубликовано Staples Press, Лондон, 1959 г.

    Твердая обложка


    Об этом товаре

    126 страниц.Твердый переплет в очень хорошем состоянии в очень хорошей суперобложке. Книжный магазин № 22975

    Задать вопрос продавцу

    Библиографические данные

    Название: РЕЧЬ И РАЗВИТИЕ МЕНТА . ..

    Издатель: Staples Press, Лондон

    Дата публикации: 1959

    Переплет: Твердая обложка

    Пылезащитный кожух Состояние: Пылезащитный кожух в комплекте

    Издание: Первое издание.

    Описание магазина

    Посетить витрину продавца

    Условия продажи:

    Все товары, ранее выставленные на продажу. Резиденты
    IA должны добавить налог с продаж в размере 6%.
    Принимаются карты VISA, MCard и Amex.


    Условия доставки:

    Стоимость доставки указана для книг весом 2,2 фунта или 1 кг. Если ваш заказ на книгу тяжелый или негабаритный, мы можем связаться с вами, чтобы сообщить, что требуется дополнительная доставка.

    Список книг продавца

    Способы оплаты
    принятые продавцом

    Мысленное представление звуков при нарушениях речевого звука

    Интерфейс

    Отделение орфографического ввода от речевого вывода предполагает различные процессы и механизмы. Попытки распознать и понять систему обработки информации, используемую для чтения, письма и устного правописания, привели к исследованиям, особенно в отношении систем, участвующих в преобразовании текста в речь.Концепция чтения с двумя путями, завоевавшая популярность в 1970-х годах, также была попыткой понять пути преобразования орфографических представлений в звуки. Эта концепция также получила дальнейшее развитие для решения различных вопросов, связанных с различными профилями дефицита, такими как поверхностная дислексия. (Эллис и Янг, 1996). Ввиду этих событий Эллис и Янг исследуют возможность возникновения дефицита на орфографическом уровне, а не на любом другом уровне, который, скорее всего, влияет на весь механизм чтения слов.В общем, модель предполагает, что соответствующие процессы преобразуют орфографический код в фонологический код и впоследствии приводят к «речи». Также Хамфрис и Эветт (1985) обнаружили, что «речь» возникает как следствие преобразования графема-фонема. Двухмаршрутная концепция звукоизвлечения речи также может быть развита в модели языкового производства Левелта (1989). Однако неясно, как препятствия в ходе речевой актуализации или во время физического проявления отдельных звуковых сегментов рассматриваются в модели двойного маршрута, поскольку она предполагает грубые представления звуков.Напротив, настоящая модель гораздо более детализирована в отношении декомпозиции самих сегментов. Настоящая концепция интерфейса — это также попытка расшифровать внутреннюю работу звуковой системы речи и, таким образом, определить возможные преобразования, отражающие нарушения речи в SSD. Искажения могут возникать не только с точки зрения линейной прогрессии последовательности шагов, участвующих в воспроизведении звуков речи, но также с точки зрения возможных искажений, с которыми она может столкнуться при производстве звуков.Кроме того, можно задаться вопросом, действительно ли интерфейсная система предназначена для преобразования рутинных функций из фонем в мотор. Ответ частично «да», потому что интерфейс, вероятно, расположен в фонологической сети, ответственной за отображение звуковых представлений на артикуляционные инструкции, которые в конечном итоге направляются через моторную кору к артикуляторам. Однако интерфейс в данной модели не должен иметь дело с нейронными операциями, непосредственно расположенными в моторной коре.Примечательно, что с учетом того, что в двухмаршрутной модели, а также в модели Levelt, сегментная и метрическая информация предоставляется в готовом виде в фонологической выходной лексике, интерфейсная система в текущей модели, возможно, функционирует на уровне до . операции в фонологической выходной лексике из-за гранулярного представления звуков в терминах элементов.

    Аналогичные соображения также применимы к модели обработки речи Stackhouse and Well (1997) и родственным моделям обработки (см. Dodd, 2005).Например, модель обработки речи Стакхауса и Уэла имеет две связанные подсистемы — одну для фонологических представлений (то есть PR), а другую для моторных программ, дополнительно связанных с узлами моторного программирования (для создания моторных программ новых слов. ) и планирование (для моторных выходов звуков). Это действительно важная взаимосвязь обработки, потому что это может объяснить, как дети с речевыми проблемами могут также иметь плохие навыки фонологической осведомленности (особенно при выполнении задач на уровне сегментов) (Schaefer et al., 2016). Возможно, это связано с проблемами отображения на связи между фонологическим распознаванием и PR. Несмотря на это соображение, PR в этой модели является крупнозернистым, и никакого дальнейшего уровня между PR и моторными программами не предполагается. Следовательно, неясно, как (абстрактные) звуковые представления могут быть преобразованы в моторные программы. Несмотря на то, что моторные программы можно рассматривать как моторные схемы, эти схемы должны быть сопоставлены с правильной комбинацией звуковых свойств. Поскольку большинство речевых ошибок (в SSD) состоят из изменений определенных акустических и артикуляционных характеристик, неясно, как моторные схемы могут воздействовать на такие специфические звуковые характеристики.Более того, интерфейсная система по своему функционированию значительно отличается от коннекционистской модели распространения активаций Dell (Dell, 1986), потому что в модели Dell нет возможности для отображения символических единиц фонологии на артикуляционные инструкции. Кроме того, фонологические единицы не разлагаются на их компоненты — акустические или другие, хотя значение фонем признается (Dell, 1986). Следовательно, когнитивная модель, такая как наша, предлагает понимание связей между фонологической системой и SSD.

    Концепция интерфейса, который формирует локус текущей модели, определяется как система преобразования, которая получает входные данные от PR и обрабатывает / изменяет входные данные, полученные от PR, прежде чем, наконец, поделиться ими с AS. В этой работе используется термин «интерфейс» для обозначения самой системы в соответствии с концепцией интерфейсных систем Джекендоффа (2002). Модульный подход к грамматике и интерфейсным процессам в последнее время привлекает большое внимание, что отчасти мотивировано концепцией модульности Фодора (1983).Он основан на предпосылке, что различные типы грамматических процессов автономно устанавливают разные правила, в значительной степени независимо от функций других модулей. Например, обобщение порядка слов из синтаксической области может не иметь своего аналога в семантической или фонологической системе. Таким образом, контент в каждой из областей языка уникален (вопрос специфичности домена ). Таким образом, кажется естественным предположить, что эти модули автономны и функционируют отдельно.Но учитывая, что все произнесенные лингвистические выражения являются продуктами не одного модуля, а нескольких модулей, таких как морфология, фонетика, синтаксис и т. Д., Вполне вероятно, что все эти модули работают вместе для сборки языковых структур, включая звуковые. В фонологии существует значительный объем работ, которые вращаются вокруг вопроса изучения того, в какой степени фонологические процессы управляются артикуляционными и перцептивными (то есть фонетическими) соображениями (Ohala, 1974, 1983; Archangeli and Pulleybank, 1994; Steriade, 1995; Июнь, 1995; Каун, 1995; Флемминг, 1995; Сильверман, 1995; Киршнер, 1998).Точно так же фонологические процессы чувствительны и к морфологическим структурам. Взаимодействие между просодической, синтаксической, семантической и прагматической системами также привлекло внимание в текущем исследовании (Ramchand and Reiss, 2007). Соответственно, можно также различать различные типы интерфейсов, такие как интерфейс синтаксис-семантика, интерфейс синтаксис-фонология и т. Д.

    Понятие интерфейса в первую очередь мотивировано необходимостью смотреть на точки пересечения между модулями, где идея автономии несколько растворяется.Частично соглашаясь с упомянутыми выше работами, мы опираемся на понятие интерфейса как системы, которая является посредником не между двумя разными областями языка, а между PR и AS в узком спектре звуковой системы речи. Поэтому мы предполагаем, что мысленно представленная фонологическая система состоит из некоторых четко обозначенных компонентов, одним из которых является интерфейс. Понятие интерфейса также подробно обсуждалось Рейссом и Воленеком (2018) со ссылкой на соответствие между фонологией и фонетикой.Предложение Рейсса и Воленека является значительно новым, потому что оно не просто поддерживает DF с овеществленными артикуляционными особенностями, как в генеративной фонологии. В документе также говорится о преобразованных характеристиках, таких как PR [ROUND] или PR [+ BACK] , с точки зрения мышечных сокращений, к которым относится каждый из них. Однако до сих пор неясно, что именно запускает артикуляционные движения для определенных звуков. Рейсс и Воленек, конечно, обсуждают, как эти скоординированные во времени мышцы связаны с особенностями, но неясно, каким образом информация, указанная в абстрактных DF, переводится в фактическое округление губ (в случае PR [ROUND ] ) или функцию поднятия задней части языка в реальном времени (в случае PR [+ BACK] ).Другими словами, какие артикуляционные аспекты закодированы в каждой конкретной особенности, четко не установлено, а также то, как эти особенности взаимодействуют с конкретными мышцами для артикуляции. Но для экстернализации звуковых репрезентаций должен существовать механизм, который явно заявляет или обеспечивает, по крайней мере, какой-то сигнал для начала артикуляционных движений. Пытаясь решить эту ключевую проблему, текущая гипотеза приняла вид интерфейса, который не только устраняет разрыв между абстрактными мысленными представлениями звуков и актуализацией звуков, но также устанавливает с помощью ряда шагов, какие именно инструкции должны соблюдаться, чтобы произвести определенный звук.

    Интерфейсная система инкапсулирована (Fodor, 1983) относительно синтаксиса и семантики, например, потому что используются только фонологические объекты и внутренняя грамматика для операций с такими объектами. Однако интерфейсная система не является инкапсулированной по отношению к подсистемам всей звуковой системы речи, поскольку она взаимодействует с системой PR, поскольку звук не может воспроизводиться изолированно. Именно по этой причине мы утверждаем, что интерфейсный модуль взаимодействует с некоторыми специализированными подсистемами, ответственными за определение того, могут ли выходные данные интерфейса существенно зависеть от морфологических, фразовых и синтаксических правил формулировки в связанной речи.Это происходит потому, что звуковые изменения в связанной речи иногда можно модулировать с помощью специфичных для языка морфологических и синтаксических правил. Таким образом, мы отличаем один уровень звуковой системы речи от другого. Термин «уровни» здесь означает специализированные подсистемы, которые выполняют различные наборы определенных операций и правил. В этой статье « уровни » используются для обозначения не только интерфейса, зажатого между PR и AS, но также каждой из подсистем (уровни 2, 3, 4 и т. Д.), Которые помогают определить конечный результат, который будет отправлен на AS посредством модификаций на уровне слов, фраз и предложений.В этом смысле основные выходы интерфейсного модуля доступны для морфологических и синтаксических правил, так что конкретные звуковые изменения могут быть (иногда) морфологически и синтаксически мотивированы. Это никоим образом не означает, что вся морфология или синтаксис имеют отношение к операциям интерфейса. Хотя морфологические и синтаксические правила не влияют напрямую на операции интерфейса, которые будут обсуждаться ниже, они могут косвенно передавать информацию о словарных или фразовых модификациях звуков в интерфейс.Таким образом, он в высшей степени совместим с концепцией репрезентативной модульности , предложенной Джекендоффом (2002), которая ослабляет критерий Фодора о капсулировании информации. Таким образом, другие уровни интерфейсной системы (уровни 2, 3, 4 и т. Д.) Являются просто подсистемами отображения тех частей структуры, которые связывают некоторые аспекты морфологии и синтаксиса с определенными аспектами звуков. В любом случае мы хотим прояснить, что изучение взаимодействия между интерфейсом и другими доменами, такими как синтаксис, морфология и т. Д., выходит за рамки настоящего исследования.

    Декодирование на уровне 1 интерфейса в типичных группах

    Как уже упоминалось, интерфейс представляет собой сложную систему, способную выполнять несколько операций. Однако уровень 1 интерфейсной системы в целом выступает в качестве основного домена, в котором выполняются основные операции. Как было упомянуто в разделе «Фонологические представления», PR состоит из набора конечных элементов, таких как / A /, / I /, / U /, каждый из которых кодирует различные акустические свойства.Эти элементы не кодируют артикуляционные свойства звуков, и, следовательно, PR не предоставляет никакой артикуляционной информации о звуковых сегментах. Эта важная информация предоставляется на следующем уровне, то есть в интерфейсе. Если мы хотим понять, как функционирует интерфейс, необходимо детально понять несколько операций, которые происходят на уровне 1 когнитивной модели. В процессе мы проясним, как лингвистический ввод от PR передается интерфейсу.

    Самый первый уровень интерфейсной системы в целом (см. Рис. 1) содержит набор слотов, содержащих артикуляционные функции или AF (которые традиционно воспринимались как DF), относящиеся как к согласным, так и к гласным звукам. Предпочтение термина AF над традиционно более распространенным термином «отличительные черты» в основном связано с небольшими вариациями в ролях каждого из этих проявлений. В то время как оба включают фундаментальные свойства звуков речи, AF в нашей когнитивной модели более конкретны и менее абстрактны, поскольку связаны с конкретными артикуляционными инструкциями.Предполагается, что АФ не только обеспечивают необходимую основу для понимания свойств звуков, но и передают артикуляционные инструкции на другие уровни.

    Каждому человеку, в зависимости от фонологии его языка, отведены соответствующие артикуляционные особенности. Например, отсутствие особого признака, например, двухгубного признака в фонологической системе этого конкретного языка, влечет за собой, что слот, зарезервированный для двугубного признака , временно неактивен.Слот отображается только неактивным и не полностью отсутствует на уровне 1, так как всегда можно научиться воспроизводить двухгубный звук , даже если он отсутствует на их языке. Таким образом, уровень 1, как говорят, содержит конечное количество слотов, активность или бездействие которых зависит от воздействия определенных звуков. Эти слоты можно рассматривать как моторные схемы, которые, будучи связанными с элементами в PR, активируют инструкции для артикуляторов, которым следует следовать, что-то вроде мышления в артикуляционной фонологии (Browman and Goldstein, 1989; Gafos, 2002).Например, если предполагаемый звук — / s / и сегмент / x /, который представляет собой комбинацию элементов / A / и / H /, правильно сопоставлен с слотом 1, состоящим из функции — voice , он затем приводит к воспроизведению звука / s /. В то время как вход, полученный от PR, подается на уровень 1 интерфейсной системы, мы предполагаем, что обычно это отображение или, скорее, неправильное отображение входного сегмента из PR в соответствующие слоты, которые создают дефектную речь.

    Кроме того, связь между PR и прорезями укрепляется определенными аэродинамическими факторами.Жесты в различных комбинациях и аэродинамические факторы не только влияют на формирование определенного звука, но также объясняют склонность человека отдавать предпочтение определенным звуковым образцам перед другими. Например, Охала (1983) аргументирует отсутствие звука / g / по сравнению с другими озвученными звуками с точки зрения аэродинамических факторов. Он утверждает, что звук / g / более подвержен удалению, чем любой другой звонкий взрывной звук из-за степени его близости между гортань и точкой закрытия. Поскольку закрытие находится намного ближе к гортани, давление воздуха в надгортанной области превышает давление воздуха ниже гортани, в результате чего остается недостаточно воздуха для возбуждения вибрации голосовых связок. Точно так же мы подозреваем, что предрасположенность к использованию одних звуков по сравнению с другими может быть прослежена до (неправильного) отображения входных элементов из PR, что может быть аэродинамически мотивировано. Хотя большинство ошибок, проанализированных в модели, являются ошибками из-за проблемы отображения как части интерфейса, эти ошибки не являются случайными и, следовательно, могут возникать как эпифеномены или «побочные эффекты» процессов в AS.Поскольку PR является исключительно репрезентативным модулем, лишенным артикуляционных слотов, мы предполагаем, что артикуляционные или фонетические факторы — это , частично, , инстанциированный в интерфейсе (в слотах), и , полностью , проявленный в AS. Следовательно, неправильное отображение недоопределенного входа от PR в неправильный слот демонстрирует реализацию непреднамеренного свойства конкретного звука, тем самым приводя к созданию неупорядоченного высказывания. Этот вид анализа особенно полезен при анализе звуковых паттернов у людей с твердотельными накопителями, поскольку большинство ошибок, возникающих в твердотельных накопителях, если не все, совпадают с паттернами, указывающими на предпочтение одного звука или одного класса звуков по сравнению с другими.

    Декодирование на уровне 1 интерфейса в нетипичных группах

    В случае детей с нарушениями речи можно сделать вывод, что либо у них есть проблемы с поддержанием активности определенных слотов, либо существует несоответствие между сегментами и слотами с которыми они связаны. Вдобавок, также вероятно, что сегменты смещаются в другие непредсказуемые слоты, потому что слоты, в которые изначально должны были помещаться сегменты, были недоступны по разным причинам.Чтобы проиллюстрировать это, давайте посмотрим на следующий пример воспроизведения звука / f / в типичной популяции. Схематическое изображение того же представлено на рис. 2.

    Рис. 2: Уровень 1 интерфейса в типичных популяциях.

    На рисунке показано правильное отображение сегмента, сгенерированного из PR, в правые слоты, предназначенные для производства / f /.

    Шаг 1: U + H (из PR) → / x /, где x является результатом комбинации двух элементов, сам по себе несет некоторые акустические свойства, но лишен артикуляционных свойств.

    Шаг 2: / x / + S1 + S2 + S3 → / f / где / f / — предполагаемое высказывание.

    Для атипичной популяции (см. Рис. 3),

    Рис. 3: Уровень 1 интерфейса в атипичной популяции.

    На рисунке показано неправильное отображение сегмента, генерируемого из PR, на слоты, предназначенные для производства звуков, отличных от / f /.

    Шаг 1: U + H (из PR) → x, где x является результатом комбинации двух элементов, сам по себе несет некоторые акустические свойства, но лишен артикуляционных свойств.

    Шаг 2: / x / + Sn → / z / где n относится к некоторому числу, отличному от 1, а z относится к непреднамеренному произнесению.

    Декодирование на уровне 2, уровне 3 и уровне 4, подключенном к интерфейсному модулю

    Правильное или неправильное высказывание, полученное с уровня 1 интерфейса, проходит через несколько других уровней, все они связаны с интерфейсом двунаправленным образом. Звук, генерируемый на уровне 1, передается на уровень 2 (уровень слов), который проверяет соседние звуки. Если есть вероятность изменения сегмента, как в случае соартикуляции, он возвращается на уровень 1 (поскольку мы упоминаем, что это двунаправленная система) и выбирает требуемый слот.Вновь сгенерированный звук снова отправляется на уровень слов и далее. Если соседние звуки никак не влияют на звук, они просто переходят на следующие уровни. То же самое применяется для уровня 3 (уровень фразы) и уровня 4 (уровень предложения). Если конкретный звук во фразе или предложении оказывает влияние на звук, полученный с его предыдущих уровней, он модифицируется и затем отправляется на более поздние стадии. Необходимость в таком многоуровневом модуле обусловлена ​​тем фактом, что все уровни имеют разные требования, которые необходимо выполнить.Уровень 1, например, действует на сегментарном уровне и, следовательно, не должен изменять характеристики звуков в соответствии с окружающей средой. Вопроса об окружающей среде на сегментарном уровне не возникает. Поскольку за один раз обрабатывается только один сегмент, нет возможности влияния на него другого звука. Но на других уровнях дело обстоит непросто. Следовательно, чтобы удовлетворить различные потребности речевых блоков, интерфейс подключен к другим уровням.

    Набор операций, которые происходят на разных станциях интерфейса, можно резюмировать следующим образом:

    Шаг 1: Сгенерировать недоопределенный сегмент из PR; назовем это x.

    Шаг 2: передать x через уровень 1 интерфейса

    x присоединяется к слоту Sn, где n — любое число

    x + Sn = y, где y — звук с заданной артикуляцией

    Шаг 3: пройти через уровень 2

    ЕСЛИ изменений не обнаружено, ТО пройти через уровень 3

    ЕСЛИ обнаружены изменения, ТО вернуться на уровень 1

    Выбрать новый слот

    Сгенерировать необходимый звук, пройти через уровень 2

    Шаг 4: пройти уровень 3

    ЕСЛИ изменений не обнаружено, ТО перейти на уровень 4

    ЕСЛИ обнаружены изменения, ТО пройти уровень 1

    Выбрать новый слот

    Сгенерировать необходимый звук, пройти уровень 3

    Шаг 5: Пройти уровень 4

    ЕСЛИ изменений не обнаружено, ТО перейдите к AS

    ЕСЛИ обнаружены изменения, ТО перейдите на уровень 1

    Выберите новый слот

    Сгенерируйте необходимый звук, перейдите к AS

    Пока что модель имеет атт Чтобы объяснить, как звуковые сдвиги происходят в контексте слов, фраз и предложений.Но эти сдвиги звуков не типичны для твердотельных накопителей, поскольку они также часто встречаются у типичного населения. Однако одна возможность, которая, вероятно, отличает типичную популяцию от атипичной, — это способ, которым происходят эти взаимодействия. Вероятно, что в атипичных популяциях взаимодействие между уровнями происходит даже тогда, когда взаимодействие не требуется. То есть, даже в случаях, когда на уровне 2 отсутствует влияние соседнего звука (ов), или даже когда нет необходимости, чтобы сгенерированный сегмент вернулся на уровень 1, он делает это.Однако мы оставляем этот вопрос открытым.

    Для типичного населения:

    ЕСЛИ f → f, ТО перейти на уровень 3

    Для неупорядоченных,

    ЕСЛИ f → f, ТО перейти на уровень 1

    Так как это общая модель, учитывающая как типичные и атипичных популяциях, необходимо отличать то, как речевые ошибки актуализируются или проявляются в случае оговорок в типичных популяциях, от того, как ошибки возникают в неупорядоченной речи. Хотя оговорки обычно связаны с двигательными функциями, а не с когнитивными, в недавнем исследовании также было заявлено, что на них также влияют психолингвистические механизмы (Fromkin, 1971, 2012).Одно правдоподобное объяснение может заключаться в том, что в случае неупорядоченной речи происходящее ненужное взаимодействие по умолчанию является постоянным или более укоренившимся. Например, если звук / f / постоянно неправильно произносится как звук / v / в определенных контекстах, то можно предположить, что механизм, который позволяет выбрать непреднамеренный слот на уровне 1, после того, как соответствующий сегмент возвращается с уровня 2, консолидируется. Следовательно, можно сказать, что это ненужное взаимодействие является постоянным в неупорядоченной речи и вызывает непреднамеренное произнесение.В случае оговорки, в то время как механизмы, которые производят непреднамеренное высказывание, остаются теми же самыми, механизмы сами по себе не структурированы таким образом, чтобы они были постоянными. Одно из основных различий между оговорками и беспорядочной речью состоит в том, что первое встречается нечасто, а второе — случается. Поскольку фонологические ошибки не являются случайными ошибками и возникают в паттернах, можно сказать, что сам механизм или взаимодействие между двумя уровнями (уровнем 1 и уровнем 2) постоянно изменяются.

    Десятибалльное руководство по экспертизе психического состояния (MSE) в психиатрии

    Проверка психического состояния [MSE] является неотъемлемым и важным навыком, который необходимо развивать при психиатрической оценке. Проведение точного MSE помогает выявить признаки и симптомы очевидного психического заболевания и связанных с ним факторов риска.

    1. ВНЕШНИЙ ВИД

    Наблюдение за внешним видом пациента может помочь вам определить ключи к разгадке его психического статуса. Важно понимать, что если пациент выглядит «ухоженным», это не означает, что его психическое состояние хорошее.

    Также важно спросить пациента, не находит ли он каких-либо трудностей в уходе за собой, нуждается ли он в подсказке или ему требуется физическая помощь для этого.

    Демографические данные пациента:

    • Возраст, пол, Д / О / Б, вероисповедание, национальность…

    Тип одежды:

    • Одеваются ли они по сезону, обстановке и случаю?
    • Выбирали ли они одежду, соответствующую их настроению? (Яркий / темный / тусклый)
    • Их одежда чистая и пригодна для носки?
    • Есть ли на их одежде какие-либо эмблемы или логотипы, которые могут указывать на злоупотребление психоактивными веществами? (Э.грамм. Лист конопли на футболке / логотип алкоголя на одежде и т. Д.).

    Положение:

    • Их поза закрытая, сутулая или открытая? Есть ли признаки постуральной нестабильности?

    Походка:

    • Быстрый / медленный / нерешительный / движущий / шаркающий / атаксический / несогласованный?

    Уход, уход за собой и гигиена:

    • Пациент в последнее время перестал заботиться о себе? Нужна ли им помощь / подсказка по вопросам личной гигиены?

    Физическое здоровье:

    • Была ли проведена комплексная оценка физического здоровья?
    • Испытывают ли они в настоящее время какую-либо боль?
    • Есть ли биологические симптомы, например. грамм. суточные колебания, режим сна, аппетит, либидо, недостаток энергии?

    Алкоголь и вещества :

    • Употребляют ли они какие-либо психоактивные вещества?
    • Если да, то какие и как часто?
    • Злоупотребляют ли они алкоголем в настоящее время?
    • Обратите внимание на признаки отмены (тремор в покое / тахикардия / бледность / потливость.
    • Также обратите внимание на неврологические признаки, например атаксию, нистагм / офтальмоплегию / дизартрию / периферическую невропатию.
    • Техники мотивационного интервьюирования включены как часть проверки психического состояния для улучшения взаимопонимания и выявления анамнеза. Смотрите видео в конце.

    2. ПОВЕДЕНИЕ

    Невербальное общение пациента может указывать на некоторое понимание его текущего психического состояния. В службах охраны психического здоровья поведение обычно неверно истолковывается, и его никогда не следует описывать в стигматизирующей или покровительственной манере, например, «хорошее», «странное» или «привлечение внимания».Используйте конструктивный, полезный и конкретный язык.

    Кроме того, полезно соблюдать «Отношение» — например, Сотрудничающий, враждебный, открытый, скрытный, уклончивый, подозрительный, апатичный, рассеянный, сосредоточенный, оборонительный.

    Жесты:

    • Жест — неотъемлемая часть невербального общения. Он служит внешним проявлением нескольких фундаментальных процессов, включая язык, сенсорную интеграцию и моторное поведение. Жесты были связаны с семантическим поиском, обучением и коммуникативными способностями.

    Маньеризм:

    • Маньеризмы могут быть симптомом различных психических расстройств, например, необычного повторения, принуждения и ритуалов?

    Контакт с глазами и язык тела:

    • Могут ли они поддерживать зрительный контакт?
    • Что означает их поза? Открытый / закрытый / занятый / плохой / отвлеченный?

    Выражение лица:

    • Выразительный / расслабленный / улыбающийся / смеющийся / счастливый / тревожный / грустный / настороженный / сердитый / недоверчивый / подозрительный / плаксивый.

    Психомоторная активность:

    • Любая двигательная или физическая активность? например, быстрый разговор, хождение по комнате, тремор, постукивание ногами, замедление психомоторного развития (рассмотрим депрессию) или приподнятое настроение?

    Запрещенное поведение:

    • Игнорирование социальных условностей, влияющее на моторные, инстинктивные, эмоциональные, когнитивные и перцептивные аспекты.
    • Есть расторможенность или импульсивность?

    Взаимодействие и взаимопонимание:

    • Основание оценки.Важно отметить, установился ли раппорт. Легко установить / Сложно / Легче сверхурочно / Слабое / Хорошее / Плохое / незаинтересованное?

    Уровень возбуждения:

    • Функция бдительности, ситуационной осведомленности, бдительности, уровня отвлечения и внимания.
    • Есть ли признаки делирия, гипервозбуждения, беспокойства?

    Ненормальные движения:

    Они могут указывать на основные органические заболевания или побочные эффекты, связанные с приемом лекарств.Если пациенты принимают антипсихотические препараты, необходимо провести полное обследование на экстрапирамидные побочные эффекты. (Смотрите видео в конце)

    • Оро-буккальные дискинетические движения
    • Тики
    • Акафизия
    • Паркинсонический тремор
    • Хореографические движения
    • Дистония
    • Кататонические особенности
    3. РЕЧЬ

    Речь оценивается путем наблюдения и прослушивания спонтанной речи пациента.

    Обратите внимание на любые паралингвистические особенности, такие как громкость, ритм, просодию, интонацию, высоту звука, фонацию, артикуляцию, количество, скорость и задержку речи.

    • Скорость и поток: нормальный, быстрый (мания), медленный (депрессия), скудность содержания (депрессия и негативный симптом шизофрении), короткие односложные ответы на вопросы, давление речи (мания)
    • Количество: Болтливая, непосредственная, экспансивная, скудость, бедность?
    • Просодия / Тон: Тупая, монотонная речь (депрессия), нормальная просодия (обычная интонация и мелодия) или Громко / шепотом, дрожащая
    • Беглость и ритм: Невнятный, ясный, нерешительный, членораздельный, афазный?
    • Маршрут: Косвенная речь (навязчивые черты, тревога) / тангенциальная (мания)

    Неврологические состояния, такие как инсульт или деменция, могут проявляться афазией (неспособностью понимать или формулировать речь из-за повреждения определенных областей мозга. )

    Афазия также может быть результатом опухолей головного мозга, инфекций или нейродегенеративных заболеваний).

    Люди с расстройствами аутистического спектра могут иметь отклонения в паралингвистических и прагматических аспектах речи.

    Эхолалия [повторение слов другого человека] и палилалия [повторение собственных слов субъекта] могут быть слышны у пациентов с аутизмом, шизофренией или болезнью Альцгеймера.

    Есть ли какие-либо слова «выдуманные» [неологизмы]?

    Грубая дезорганизация речи может указывать на психотическое расстройство.Содержание речи должно быть отмечено в разделе мыслей этого MSE.

    4. НАСТРОЕНИЕ

    Настроение и аффект связаны с эмоциями, но они разные.

    Следует оценивать как субъективные, так и объективные аспекты настроения.

    Настроение — это всепроникающее и устойчивое эмоциональное состояние пациента, которое обычно показывает скрытые эмоции человека.

    Цель (Как мы наблюдаем и описываем их настроение):

    • Приподнятое, дистимическое, нормальное, апатичное, притупленное состояние, депрессия (легкая / умеренная / тяжелая), раздражительность, тревожность?
    • Меняется ли их настроение во время встречи?
    • Какое постоянство настроения?

    Субъективно (По сообщению пациента и под наблюдением исследователя):

    Попросите пациента описать, как он себя чувствует, и испытывает ли он какие-либо биологические симптомы в результате своего настроения, например, бессонницу или аппетит.Убедитесь, что вы записали их точные слова и дословно. Примеры вопросов, побуждающих к субъективному ответу:

    Как вы себя чувствовали в последнее время?

    Каким был ваш уровень энергии?

    Хорошо ли вы спали и ели?

    Чувствовали ли вы в последнее время раздражительность, злость, депрессию, разочарование или отсутствие мотивации?

    5.
    AFFECT

    Аффект — это моментальное выражение пациента.

    Оценивается по позе, движениям, телу, мимике и тону голоса.

    Вы не задаете никаких вопросов в этом разделе; это чисто наблюдательный.

    Дескрипторы включают:

    • Интенсивность: Нормальная, притупленная, ровная?
    • Качество: Печальный, взволнованный, враждебный?
    • Колебание: Лабильно — легко изменить?
    • Диапазон: Ограниченный, обширный, нормальный?
    • Конгруэнтность: Конгруэнтность / неконгруэнтность
    6.МЫСЛИ

    Примеры вопросов для оценки мысли включают:

    О чем вы недавно думали?

    Вас что-нибудь беспокоит?

    Чувствовали ли вы, что жизнь не стоит того, чтобы жить?

    Вам все кажется нереальным?

    Как вы думаете, кто-то пытается вам навредить?

    Есть мысли, что вам трудно выбросить из головы ?.

    Поток мысли:

    • Количество и скорость мыслей — блокируют ли они какие-либо мысли? На них давят? Бедность мыслей?

    Образ мышления :

    • Логично ли то, что говорит пациент? Связаны ли мысли и вместе — касаются ли они?

    Обладание мыслью :

    • Обнаружены какие-либо вставки мыслей, отходы мыслей или трансляция мыслей?

    Содержание мысли:

    • Все, что обсуждает пациент во время встречи.Были ли выявлены какие-либо бредовые идеи, навязчивые идеи, паранойя или фобии?
    • Содержание их мысли может включать ссылки на суицидальные мысли, членовредительство, насилие, уязвимость или планы побега (если они находятся в стационаре)?

    Феноменология мыслеформ:

    Полет идей:

    • Почти непрерывный поток ускоренной речи с резкими переходами от темы к теме, которая обычно основана на понятных ассоциациях, отвлекающих стимулах или игре слов. В тяжелом состоянии речь может быть дезорганизованной и бессвязной.

    Тангенциальность:

    • Неаккуратный или несоответствующий ответ на вопрос.

    Бедность мысли

    Word Салат:

    • Речь или мышление, которые по существу непонятны другим, потому что слова или фразы соединены вместе без логической или значимой связи

    Крушение («ослабление ассоциаций»):

    • Образец речи, в котором идеи человека сливаются с одной дорожки на другую, которая совершенно не связана или связана лишь косвенно

    Ассоциации Clang:

    • Тип мышления, при котором звук слова, а не его значение, дает направление последующим ассоциациям.

    Давление речи:

    • Речь увеличена в объеме, ускорена, и ее трудно или невозможно прервать.

    Бедность мысли:

    • Уменьшение количества мыслей

    Блокировка:

    • Внезапное прерывание мысли или речи.

    Мутизм:

    Эхолалия:

    • Бессмысленное повторение слов медсестры.

    Неологизмы:

    • Новые слова для выражения идей

    Феноменология мысли содержание:

    Суицидальные и смертоносные мысли (оценка риска)

    Одержимости:

    • Периодические и постоянные мысли, импульсы или образы, которые навязчивы и вызывают выраженную тревогу или дистресс.

    Принуждения:

    • Повторяющееся поведение (например,грамм. мытье, упорядочивание, проверка, накопление) или умственные действия (например, молитва, подсчет, беззвучное повторение слов), которые человек чувствует себя обязанным выполнить в ответ на навязчивые мысли.

    Озабоченность / беспокойство:

    • Персеверативное познание, которое имеет тенденцию быть привязанным к устойчивой обработке неопределенности.

    Жевание:

    • Постоянная обработка негативов.
    • Повторяющееся и пассивное мышление, доминирующее над вниманием.
    • Склонность продолжать думать о чем-то плохом, вредном или безнадежном в течение длительного времени.
    • Длительная обработка материала, относящегося к самому себе, происходит из-за нарушения способности отвлекать внимание

    Завышенная оценка:

    • Необоснованное и устойчивое убеждение, которое поддерживается с меньшей, чем бредовой интенсивностью (т. Е. Человек способен признать возможность того, что это убеждение может быть или не быть правдой).

    Заблуждения:

    • Ложные убеждения, основанные на неверных выводах о внешней реальности, которые прочно поддерживаются, несмотря на то, во что верят почти все остальные, и несмотря на то, что является неопровержимым и очевидным доказательством или свидетельством обратного.

    Идеи ссылки и заблуждения ссылки:

    • Заблуждение, тема которого состоит в том, что события, объекты или другие люди в непосредственном окружении имеют особое и необычное значение.
    • Эти заблуждения обычно носят отрицательный или уничижительный характер, но также могут быть грандиозными по содержанию.
    • Это отличается от идеи референции, в которой ложное убеждение не так твердо и не так полностью организовано в истинное убеждение.

    Примеры включают:

    • Грандиозные иллюзии (мания)
    • Бред преследования
    • Нигилистические иллюзии (психотическая депрессия)
    • Бред вины и греха (психотическая депрессия)
    • Феномен пассивности (убеждение, что импульсы, действия или чувства контролируются внешней силой; встречается при шизофрении)
    • Вмешательство мыслей (вера в то, что мысли могут быть вложены (вставка мысли), извлечены (удаление мыслей) или переданы по радио, чтобы другие люди знали, о чем вы думаете (передача мысли).
    7. ВОСПРИЯТИЕ

    Процесс осознания того, что передается телу через органы чувств. Также важно учитывать другие состояния здоровья, такие как аутоиммунные заболевания, которые могут имитировать психическое заболевание и могут изменить восприятие человека. [Аутоиммунные состояния, маскирующиеся под психическое заболевание]

    Рассмотрим присутствие здесь галлюцинаций и иллюзий [галлюцинацию можно определить как восприятие в отсутствие стимула; иллюзии определяются как неправильное толкование стимула].

    Галлюцинации можно разделить на

    Сложность:

    1. Элементарно: относится к таким переживаниям, как свист, хлопок, вспышки.
    2. Сложный: относится к голосам, музыке, видению лиц и сценам.

    Сенсорная модальность:

    1. Аудитория
    2. Визуальный
    3. Обонятельный
    4. Вкусно
    5. Соматический

    P = Восприятие:

    • Изменилось ли восприятие человека в последнее время?
    • Испытывают ли они какие-либо галлюцинации, иллюзии, иллюзии или другие нарушения восприятия?
    • Другие аномалии восприятия и типы галлюцинаций описаны ниже.
    • Признайте, что эти ощущения могут причинить человеку любые страдания.

    E = Энцефалит:

    • Анти-NMDA рецептор Энцефалит может проявляться психотическими симптомами.
    • Были ли у пациента острые психотические симптомы?
    • Была ли у них недавно опухоль?
    • Испытывали ли они неблагоприятное воздействие на нейролептики?
    • Испытывают ли они галлюцинации, судороги, сильное беспокойство, двигательные расстройства, искаженное зрение и снижение уровня сознания?

    R = рефлекторные галлюцинации и другие типы нарушений восприятия:

    1. Рефлекторные галлюцинации : Стимулы в одной сенсорной модальности, вызывающие галлюцинации в другой сенсорной модальности — i. е. музыка, вызывающая зрительные галлюцинации
    2. Функциональные галлюцинации: стимулы в одной сенсорной модальности, вызывающие галлюцинации в той же сенсорной модальности, то есть музыка, вызывающая слуховые галлюцинации
    3. Гипнагогические и гипнопомпические галлюцинации: Возникают в момент засыпания или пробуждения от сна; обычно краткое
    4. Экстракампиновые галлюцинации : ощущение безмолвного, эмоционально нейтрального человеческого присутствия, воспринимаемое не как зрительная галлюцинация, а как смутное ощущение присутствия кого-то поблизости.
    5. Лиллипутские галлюцинации : ощущение, что предметы, люди или животные кажутся меньше / больше, чем они были бы на самом деле. Деперсонализация оценивается и регистрируется в этой области. Кроме того, подумайте о «дереализации», т. Е. Ощущается ли окружающая среда нереальной? Есть ли какие-нибудь переоцененные идеи?

    C = Концентрация:

    • Были ли у человека трудности с концентрацией после того, как он испытал изменения в восприятии?
    • Иногда тем, у кого есть отклонения в восприятии, часто возникают проблемы с отслеживанием своих мыслей и разговоров.
    • Некоторым людям трудно сосредоточиться, и они будут переходить от одной идеи к другой.
    • Есть ли у них проблемы с чтением газет, просмотром телепрограмм или с концентрацией внимания на работе, учебе или в повседневной жизни?

    E = Опыт:

    • Как человек реагирует или описывает свой опыт восприятия?
    • Изменилась ли для них среда?
    • Изменились ли частота и интенсивность внешних раздражителей? Это надежно?
    • Если галлюцинации слуховые, у 2 или 3 человек? 2 и человек галлюцинации могут быть командой с голосом, говорящим с ними.
    • 3 rd человек галлюцинации могут быть голосами, говорящими о них или ссылающимися на них. Если более одного голоса, иногда голоса могут спорить друг с другом.

    P = Псевдогаллюцинации :

    • Псевдогаллюцинации похожи на галлюцинации, но не соответствуют некоторым стандартным характеристикам психотических симптомов.
    • Не воспринимается собственными органами чувств, но воспринимается как исходящий изнутри разума
    • хотя и яркие, но им не хватает вещественности нормального восприятия
    • Номер
    • расположен в субъективном (внутреннем), а не объективном (внешнем) пространстве и полезен для определения психотических и непсихотических симптомов.
    • невольно и не подлежат сознательному контролю или манипуляции
    • сохранение проницательности
    • не является патогномоничным для какого-либо психического заболевания, возникает в: может быть вызвано такими расстройствами, как депрессия, навязчивые состояния, расстройство личности, время кризиса, например тяжелая утрата, болезнь Паркинсона, шизофрения и острый делирий в том смысле, что они внутренне противоречивы и обычно носят символический характер и передают сообщения, которые обычно передают сообщения, отражающие психологическое расстройство человека.

    T = тактильные, слуховые, визуальные, вкусовые, обонятельные галлюцинации:

    • Являются ли галлюцинации тактильными (осязание), слуховыми (слух-слух), зрительными (зрение), вкусовыми (вкус), обонятельными (запах)?
    • Испытывают более одного? (Мультимодальные галлюцинации)
    • Не слуховые галлюцинации могут указывать на органическую причину. например обонятельные галлюцинации при височной эпилепсии. [Capampangan D et al., 2010]; [Chen C et al., 2003]

    I = нарушение Ipseity:

    • Это нарушение или снижение самоощущения человека. Аномальные переживания себя считаются центральными чертами расстройств шизофренического спектра и продромальной шизофрении. Дальнейшее тестирование можно найти в EASE (Исследование аномального собственного опыта) .

    O = Органические состояния:

    • Органические психические расстройства часто встречаются при органических психических расстройствах, таких как болезнь Паркинсона.

    N = отрицательные симптомы :

    • 5 А (Аффект, Апатия, Алогия, Аволиция, Ангедония)
    • Используйте шкалу оценки негативных симптомов (S.A.N.S для оценки негативных симптомов).

    S = сенсорные искажения и обман :

    • Искажено ли они воспринимают предметы? Есть ли у них новое восприятие, которое может быть или не быть ответом на стимулы?

    Недавняя работа Уирна и Дженетти рекомендует, чтобы «псевдогаллюцинации» или галлюцинации, описанные при непсихотических заболеваниях, таких как посттравматическое стрессовое расстройство и сложная травма, часто трудно отличить от галлюцинаций при феноменологической шизофрении.[Wearne & Genetti, 2015]

    Однако галлюцинации при шизофрении, скорее всего, сопровождаются сложной бредовой системой.

    Голоса также чаще были критическими и негативными по отношению к человеку, что соответствует опыту жестокого обращения с людьми с посттравматическим стрессовым расстройством.

    8. ПОЗНАНИЕ

    Этот раздел MSE охватывает уровень ориентации, внимания, памяти, бдительности и зрительно-пространственного функционирования пациента.

    Раздел познания оценивает их осознание себя, свое окружение, высшие функции коры головного мозга, фронтальное функционирование, язык, мысленный расчет, рисование и копирование.

    Очень важно : Убедитесь, что вы помните о языковых барьерах, возрасте и способностях для точного и справедливого тестирования.

    Ориентация:

    • Учитывайте уровень сознания, оценивая свою ориентацию.
    • Может ли пациент точно ответить на время, дату рождения, возраст и место, в котором он сейчас находится?
    • Есть ли осведомленность о текущих настройках?
    • «Как ваше полное имя?» «Как бы вы описали ситуацию, в которой мы находимся?».
    • Каков был их счет?
    • При необходимости повторить.
    • Дальнейшее тестирование может быть проведено, когда это необходимо для выявления трудностей с называнием и пониманием, дисграфии, ориентации влево-вправо, беглости речи, сенсорного и зрительного невнимания и персеверации.

    Затуманенное сознание :

    • Состояние сонливости с возможным нарушением внимания, памяти и мышления. Например. Бдительный, настороженный, сонный, апатичный, растерянный, лабильный?

    Ступор :

    • Состояние, при котором пациент молчит, неподвижен или не отвечает.

    Память:

    • Проверка недавней, немедленной и долговременной памяти. Примеры вопросов для:

    1.Последняя память:

    В какое время была ваша встреча со мной сегодня?

    Что ты делал прошлой ночью?

    2. Долговременная память:

    В какой день вы поженились?

    В какую школу вы ходили?

    3.Непосредственная память:

    Дайте пациенту предметы, которые он запомнит, а затем попросите его повторить их вам (см. Краткое обследование психического состояния или MoCA для более подробной оценки).

    MMSE:

    Визуально-пространственное функционирование:

    • Способность определять визуальные и пространственные отношения между объектами.
    • Это может быть нарушено при нейродегенеративных заболеваниях, энцефалите и других аутоиммунных заболеваниях.
    • Зрительно-пространственное функционирование обычно значительно нарушается при деменции, болезни Альцгеймера и сосудистой деменции. Кроме того, при сосудистой деменции зрительно-пространственные навыки более важны, чем память.
    • Это связано с тем, что зрительно-пространственные навыки зависят от функционирования теменной доли, которая в основном обрабатывает информацию от наших органов чувств о пространстве, восприятии и размере.

    Обследование лобной доли:

    • Лобная доля — место исполнительной функции.
    • В клинической практике клиницист должен иметь высокий индекс подозрения на возможное поражение лобной доли при резистентных к лечению заболеваниях, поскольку многие ключи к разгадке поражения лобной доли основываются на неуловимых признаках и сопутствующем анамнезе, например изменение личности, глупость, неопрятность, медлительность в действиях и мышлении, настойчивость и т. д., что не всегда очевидно при проведении перекрестного интервью.
    • Когнитивное обследование лобной доли может в значительной степени выявить это.
    • Батарея фронтальных оценок (FAB) — это краткий инструмент, который можно использовать у постели больного или в условиях клиники, чтобы помочь в различении деменции с фронтальным дизэк-исполнительным фенотипом.
    • Узнайте больше о важности исследования лобной доли и когнитивных функций лобной доли.
    • Freecog, разработанная NHS Trust Большого Манчестера, представляет собой новую шкалу когнитивного обследования, которая сочетает в себе когнитивные и исполнительные функции и с меньшей вероятностью будет воспринята пациентами как «тест», что означает, что тревога пациента может в меньшей степени повлиять на общую производительность.Он хорошо коррелировал с MMSE, MoCA и когнитивным экзаменом Адденбрукса (ACE). Загрузите freecog здесь.
    9. Понимание и суждение

    Понимание пациентом своей проблемы психического здоровья оценивается путем сбора как можно большего количества информации с его точки зрения. Суждение — это оценка общей способности пациента решать проблемы.

    Важно: Понимание проблемы не обязательно означает, что с их психическим здоровьем все в порядке.

    • Как они оценивают свою болезнь?
    • Каким будет результат оценки по их мнению?
    • Совпадает ли их мнение о проблеме с клиницистом?
    • Имел ли место какой-либо перенос или контрперенос во время этой оценки?
    • Могут ли они заново обозначить переживания как часть болезни?
    • Готовы ли они работать с вами и другими медицинскими работниками, чтобы выздороветь?
    • Есть ли у них культурно альтернативные объяснительные модели диагностики и лечения?
    • Есть ли факторы, которые могут повлиять на соблюдение режима лечения? [Подробнее]

    Было описано шесть уровней понимания:

    1. Полное отрицание болезни
    2. Незначительное осознание болезни и потребности в помощи, но в то же время отрицание
    3. Сознавая, что болен, но винит в этом других или внешние факторы, такие как физическое заболевание
    4. Осознание того, что болезнь вызвана чем-то неизвестным
    5. Интеллектуальная проницательность: осознание наличия психического заболевания без применения этих знаний к будущему опыту
    6. Эмоциональное понимание: эмоциональное понимание чувств и болезней и способность соответствующим образом изменять поведение.

    Определение степени понимания помогает прогнозировать вероятность соблюдения режима лечения.

    10. КЛИНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА И ОЦЕНКА РИСКА

    • Обобщите свои выводы и объясните пациенту, каковы возможные следующие шаги.
    • Сотрудничайте с другими профессионалами, делайте соответствующие рекомендации и звоните по телефону и формулируйте план как можно скорее.
    • Самое главное, убедитесь, что пациенту все сообщается, и держите его в курсе.
    • Будьте открыты и честны, если направление может занять некоторое время.
    • Есть ли необходимость в общении с ближайшими родственниками?

    • Обобщите выводы.
    • Завершите оценку рисков.
    • Организуйте и проведите любые дополнительные тесты, которые могут потребоваться для получения более четких ответов.
    • Выявлены ли какие-либо опасения по поводу безопасности во время этой оценки?
    • У вас есть вся информация и история от их терапевта?
    • Вы хорошо представляете, куда идти дальше? Если нет, свяжитесь с другими сотрудниками.

    Ключевые аспекты оценки риска:

    • Физический риск: диабет, медицинские осложнения при нервной анорексии, другие заболевания
    • Риск самоубийства и риск членовредительства
    • Риск убийства: HCR-20 может быть полезным инструментом для оценки риска причинения вреда.
    • Риск репутации
    • Риск для финансов
    • Риск эксплуатации
    • Риск вождения
    • Риск для детей
    • Корпоративный риск: постоянная занятость, которая подвергнет риску организацию и общественность
    • Упоминание управления безопасностью, e.грамм. MHA, медсестринское наблюдение
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    И ПОСЛЕДНИЕ, НО НЕ НАИМЕНЕЕ….

    ОЧЕНЬ ВАЖНО:

    Поблагодарите человека за то, что он встретился с вами сегодня, и за то, что он открыт с вами. Объясните, что будет дальше!

    Щелкните изображение, чтобы загрузить инфографику в формате PDF

    ПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ

    1. Диагностическое интервью по шизофрении
    2. Интервью по диагностике депрессии
    3. Диагностическое интервью для обсессивно-компульсивного расстройства
    4. Диагностическое интервью PTSD
    5. Диагностическое интервью GAD
    6. Биполярное расстройство — Диагностическое интервью при мании
    7. Меланхолическая и психотическая депрессия
    ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ВИДЕО

    Следующие видеоролики являются источниками психологического интервью.com, образовательный веб-сайт с более чем 90 видеороликами, который специализируется на улучшении навыков психиатрических собеседований, психообразования и диагностики.

    ПСИХИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

    МЕТОДЫ МОТИВАЦИОННОГО ИНТЕРВЬЮ В АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ

    ИССЛЕДОВАНИЕ ЭКСТРАПИРАМИДНЫХ ПОБОЧНЫХ ДЕЙСТВИЙ

    Нейронное отслеживание мысленных образов речи при внутреннем ритмическом счете

    Существенные изменения:

    1) Самый важный комментарий — это определение основы для циклической активности мозга, соответствующей подсчету.Это включает в себя ряд когнитивных компонентов, включая, например, внимание, рабочую память, фонологический анализ и (возможно) артикуляционное планирование. Насколько авторы считают оправданным использование термина «мысленные образы речи»? Рецензенты подумали, не подходит ли более конкретный термин. eLife не поощряет дальнейшие обширные эксперименты или многократные циклы пересмотра, которые могут касаться этих компонентов. При пересмотре требуется лучшее обоснование термина «мысленные образы речи» в названии и тексте или пересмотр этого термина.

    Мы полностью согласны с мнением, что несколько когнитивных компонентов были задействованы в задаче ритмического внутреннего счета, когда участников просили построить их речевые ментальные образы. Было предложено, чтобы ментальные образы были, по сути, процессом восстановления памяти, управляемым вниманием, например, в визуальной области (Ishai et al., 2002). Ментальные образы речи не только задействуют путь, с помощью которого фонологические, лексические или семантические детали извлекаются из системы памяти, но также требуют запланированной артикуляции, которая моделируется внутренне, чтобы позволить людям получить субъективный опыт своих ментальных образов (Tian and Poeppel, 2012). ; Тиан и др., 2016). Следовательно, эти когнитивные компоненты нельзя однозначно изолировать от термина «ментальные образы речи».

    В нашем исследовании нейронное отслеживание речевых ментальных образов относится к обнаружению циклического нейронного сигнала, вызванного задачей ритмического внутреннего счета. Этот циклический нейронный сигнал можно объяснить нисходящим регулированием генерации числовых образов, в частности, внутренним расположением чисел в группы. Такая внутренняя организация в первую очередь основана на деталях внутреннего представления числовых образов.Таким образом, нейронная активность со скоростью передачи изображений помечается в частотной области и может быть зафиксирована с помощью нейрофизиологических измерений. Известно, что паттерны активации сети мозга, лежащие в основе ментальных образов речи, могут модулироваться требованиями задачи и контекстными вариациями (Tian and Poeppel, 2012, 2013; Tian et al. , 2018). Поэтому наиболее важным моментом, на который следует обратить внимание, является рабочее определение внутренней организации ментальных образов, которые являются ключевым фактором, вызывающим циклические нейронные сигналы.Учитывая, что термин «ментальные образы речи», использованный в предыдущей рукописи, недостаточно сфокусирован, чтобы предоставить достаточную информацию о намерении и методологии нашего исследования, теперь мы пересмотрели этот термин, добавив операциональное определение внутренней организации ментальных образов. , а именно задача ритмического внутреннего счета. Соответственно, в измененную рукопись мы добавили соответствующее содержание, чтобы оправдать использование «речевых мысленных образов» следующим образом:

    [Название] «Нейронное отслеживание мысленных образов речи при ритмическом внутреннем счете»

    [Обсуждение] «Ментальные образы были предложены как процесс извлечения памяти, управляемый вниманием, например, в визуальной области (Ishai et al., 2002). […] Оперативное определение состояния мысленных образов речи, а именно задача внутреннего ритмического счета, не только связана с внутренними представлениями речи, но также требует высокого уровня рабочей памяти ».

    Соответственно, мы добавили следующие ссылки в исправленную рукопись:

    Ishai, Haxby and Ungerleider, 2002; Тиан и Поппель, 2012.

    2) ANOVA с MEG смещен, потому что фокус активности MEG был сначала определен контрастом между соответствующим состоянием и исходным уровнем.

    Анализ

    ROI между условиями может быть смещен, когда ROI выбираются путем сопоставления этих условий, что приводит к циклическому анализу, который может исказить результаты (Kriegeskorte et al., 2009, Nature Neuroscience). Чтобы контролировать влияние кругового анализа в нашем исследовании, различные статистические сравнения, основанные на различных нулевых гипотезах, были применены при выборе ROI и анализе ROI. В частности, мы выбрали области интереса из значимых карт активации, которые были получены путем сопоставления всей мозговой активности в целевом интервале частот и среднего значения двух соседних интервалов частот при каждом условии. Эти карты активации иллюстрируют нейронные источники, стоящие за ритмическими сигналами, вызванными мысленными образами и слуховым восприятием, соответственно. Нулевая гипотеза выбора области интереса заключалась в том, что не было значительных различий между активацией на уровне источника в целевых элементах разрешения по частоте и их соседними контроллерами. В отличие от критериев выбора ROI, мы применили ANOVA к активации ROI между тремя уровнями (0,8 Гц в условиях мысленных образов, 4 Гц в условиях мысленных образов и 4 Гц в исходных условиях) и 16 областей мозга для идентификации значительные различия между условиями , что было сделано для количественного изучения разницы в активации в этих областях мозга между нисходящими и восходящими процессами.Нулевая гипотеза для ANOVA заключалась в том, что не было значительных различий в нервной активации между различными состояниями и областями мозга, что отличалось от предположения предыдущих критериев выбора ROI. Таким образом, мы избежали циклического анализа и уменьшили искажение наших результатов, вызванное смещением выбора ROI.

    Важно отметить, что в некоторой степени перекрывающееся подмножество данных, применяемое для выбора и анализа области интереса, может по-прежнему вызывать смещение из-за эффекта шума в пределах одного и того же подмножества данных (Kriegeskorte et al., 2009). С этой точки зрения мы согласны с комментарием о том, что смещение выбора может иметь место в ANOVA, несмотря на различные статистические методы, которые мы применили для выбора и анализа ROI. Мы отмечаем, что эта статистическая погрешность не ограничивается текущим исследованием; он потенциально применим к любому анализу ROI, который пытается сравнить активность ROI после определения ROI в том же подмножестве данных с использованием не независимого выбора ROI вместо независимых критериев выбора, таких как атлас анатомии. Ошибка отбора может привести к завышению результатов при сравнении данных ROI между условиями (Kriegeskorte et al. , 2009). Важно отметить, что в нашем исследовании результаты сравнения ROI между условиями были , а не завышенными, поскольку не наблюдалось различий в состояниях в областях IFG и SMG, которые были основными нейронными кластерами, реагирующими на нисходящий построение снимков в соответствии с оценкой источников, а важные выводы не были основаны на результатах анализа рентабельности инвестиций. Однако мы призываем с осторожностью интерпретировать результаты ROI в измененной рукописи, добавляя соответствующее содержание:

    [Материалы и методы] «Здесь были выбраны независимые критерии выбора ROI для количественного сравнения нейронной активации на уровне источника в разных условиях; Таким образом, мы интерпретировали результаты с осторожностью, чтобы избежать переоценки данных по рентабельности инвестиций.”

    3) Независимый дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями для каждой области здесь не является подходящим тестом. Скорее, следует использовать общий RM-ANOVA, с интересующим тестом для условий взаимодействия областей. Затем следует провести апостериорные тесты с предельными средними значениями, нормализованными по общему эффекту состояния.

    Согласно предложению, мы провели общий анализ ANOVA с повторными измерениями (состояние по областям мозга) для данных ROI. В результате мы обнаружили существенные основные эффекты как состояния, так и области мозга, а также значимое взаимодействие между двумя переменными.Затем мы выполнили апостериорные сравнения с поправкой Бонферрони на оцененные маргинальные средние, чтобы проиллюстрировать различия между условиями для каждой области мозга. Мы изменили соответствующее содержание в разделе результатов, как указано ниже:

    «Двусторонние повторные измерения ANOVA (состояние × область мозга) для активации ROI показали значительный главный эффект состояния (F 2, 38 = 23,56, p <0,001, ηp 2 = 0,55), значительный основной эффект области мозга (F 5. 23, 99,41 = 6,66, p <0,001, ηp 2 = 0,26) и значимое взаимодействие между двумя переменными (F 8,09, 153,67 = 5,60, p <0,001, ηp 2 = 0,23). […] Не наблюдалось значительной разницы в уровнях активации мозга при 4 Гц между условием изображения и исходным состоянием, за исключением правого MFG, в котором активация при 4 Гц во время мысленного представления была сильнее, чем на исходном уровне ( p = 0.014) ».

    4) Активация сенсомоторной коры головного мозга интригует, но утверждение, что эта область участвует в образной речи, как также утверждается в (Bouchard et al., 2013), не очень убедительно. Для такой претензии необходимо убедиться, что суставное движение не было (например, с датчиками ЭМГ). В противном случае он мог бы просто отражать едва заметное, но существующее движение мышц в артикуляторах, когда испытуемые считали числа.

    Мы полностью согласны с комментарием о том, что необходимо исключить влияние движений мышц, чтобы сделать убедительный вывод о роли сенсомоторной коры в речевых ментальных образах.Мы отвечаем на два аспекта этого полезного комментария:

    Во-первых, Бушар и др. (2013) утверждали, что репрезентации речевых артикуляторов соматотопически расположены в вентральных PrG и PoG во время производства слогов, в то время как наше исследование показало, что вентральные PrG и PoG были задействованы в построении речевых образов, когда участникам предлагалось считать числа в уме, не двигаясь. их губы, челюсть или язык. Наш результат согласуется с предыдущими выводами об участии сенсомоторной коры в речевых образах.Например, Tian et al. (2016) сообщили, что сенсомоторная кора головного мозга показала более сильную активацию в артикуляционных образах, в которых участники генерировали кинестетические ощущения артикуляции, чем при слушании образов, в которых двигательные образы не поощрялись, предполагая, что речевые ментальные образы с моторными чувствами могут активировать сенсомоторную кору . Кроме того, нейронные сигналы, непосредственно записываемые сенсомоторной корой головного мозга, способствовали декодированию воображаемой речи в слуховых образах без кинестетической репрезентации (Martin et al., 2016) и немое чтение речи (Martin et al., 2014). Мы пересмотрели это утверждение и сделали более тщательный вывод о вовлечении сенсомоторной коры.

    Во-вторых, более раннее исследование Kleber et al. (2007) попытались записать датчик ЭМГ, помещенный на горло, и убедились, что движения мышц при воображаемом пении были значительно слабее, чем при открытом пении, и не отличались от таковых в состоянии покоя. Принимая во внимание данные ЭМГ, Kleber et al.(2007) все же обнаружили активацию сенсомоторной коры при воображаемом пении, которую нельзя было объяснить мышечными движениями в артикуляторах. Однако, насколько нам известно, большинство исследований изображений не контролируют строго движение артикулятора с использованием записи ЭМГ (Tian et al., 2016; Martin et al., 2014, 2016), а в основном основывают результаты на предположении, что участники следовали инструкциям на как создавать мысленные образы. Этот ценный комментарий поднимает важность управления эффектом артикуляционных движений, что следует отметить в будущих исследованиях, особенно когда в исследованиях ментальных образов наблюдается активация сенсомоторной коры.

    Таким образом, чтобы прояснить логику и снять озабоченность по поводу эффекта движений мышц, мы изменили соответствующее содержание в разделе «Обсуждение» следующим образом:

    «Кроме того, наше исследование показывает, что вентральные PrG и PoG также активируются во время построения речевых образов, что согласуется с предыдущими выводами о более сильной активации сенсомоторной коры, вызванной артикуляционными образами, чем слуховыми образами (Tian et al., 2016) и прямой нейронный сигнал от сенсомоторной коры способствовали декодированию воображаемой речи и немого чтения (Martin et al., 2014, 2016). Тем не менее, твердый вывод о вкладе сенсомоторной коры в построение ментальных образов речи будет возможен только после контроля любого движения артикулятора в будущих исследованиях ».

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *