Руссо взгляды на человечество: Почему идеи Жан Жака Руссо актуальны в настоящее время : Бизнес. Общество. Власть

Автор: | 07.03.1975

Содержание

Учение Руссо о ценностях и его политические взгляды Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

УДК 944.034/035

УЧЕНИЕ РУССО О ЦЕННОСТЯХ И ЕГО ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ

© 2008 С.В.Занин Самарский муниципальный университет Наяновой

В статье анализируется развитие оригинальной теории ценностей в творчестве Руссо (идеи «порядка», «блага»). Прослеживается отношение этой теории к учению философов-просве-тителей и апологетов христианства, а также указывается на ее значение в политической теории мыслителя.

В сравнительно недавно опубликованном исследовании американского ученого Мартина Халлинга содержится весьма интересная и новаторская характеристика творчества Ж-Ж. Руссо в контексте французского Просвещения. Исследователь полагал, что точка зрения мыслителя представляла собой критику идей просветителей, была своего рода «самокритикой Просвещения» [1].

По нашему мнению, эта характеристика позволяет глубже понять направления идейного развития века. Нам представляется целесообразным остановиться на одном, недостаточно изученном в научной литературе аспекте этой «самокритики», а именно на вопросе о специфике нравственной концепции Руссо, которая получила свое наиболее полное развитие в романе «Эмиль, или о Воспитании» (1762).

Краеугольным камнем моральной концепции Руссо, как известно, является концепция «любви человека к себе». По его мнению, самым «мощным мотивом поступков человека является любовь к себе» [2]. Нет сомнения, что в этих рассуждениях мыслителя прослеживается влияние просветительских идей и, вместе с тем, критика идей Ни-коля Мальбранша. Руссо отрицал основной тезис великого ораторианца о необходимости для человека борьбы с природными склонностями («природа» человека не достойна доверия, если речь идет о нравственности) во имя разума и веры [3]. Но, согласно Руссо, именно в силу этого данного от природы чувства «любви к себе», человек не может любить «метафизический порядок вещей», «метафизический порядок», то есть Бога, поскольку человек уверен в том, что «порядок в мире имеет отношение, прежде всего, к нему».

Но, задавал вопрос Руссо, «в

принципе, необходима ли борьба человека с самим собой? Разве «правдивая совесть» (conscience droite) не порождает в человеке «два самых сильных чувства: веру в справедливость Провидения и в бессмертие души»? Другое дело, что, живя в обществе сиюминутными интересами, он забывает об этих возвышенных чувствах[4]. Но, может быть, полагал Руссо, в подлинно свободном поступке заключено истинное благо для человека, а любовь к «порядку», которую проповедует религия, является выражением его «природы»? Тем самым, он, если можно так выразиться, реабилитировал «природу человека». По его мнению, Бог наделил человека «разумом для того, чтобы познать благо, совестью, чтобы его любить, и свободой, чтобы совершить свой выбор в пользу блага; именно в этих высших дарах заключена божественная благодать» [5]. Тем самым, Руссо подверг критике точку зрения Мальбранша и многих апологетов христианства на «благодать», для которых она являлась «даром Бога», получить который человек может, только принеся в жертву свои земные устремления, а, в конечном итоге, свою «природу».

Напротив, согласно Руссо, свободный поступок человека ведет к всестороннему проявлению этой «природы» или «благодати». «Я ощущаю себя, — писал Руссо, — инструментом в руках великого существа, которое желает блага и которое творит его, творя его и для меня, благодаря участию моей воли и благому пользованию моей свободой. Я соглашаюсь с этим порядком, уверенный в том, что буду пользоваться им однажды сам, и в то, что найду в нем блаженство», — писал Руссо в 1769 г. [6].

Поскольку «природа человека» является «благодатью», данной Богом, то знание о

«верховном существе», согласно Руссо, возможно только путем познания этой природы. Не случайно он заявлял, что узнавал волю Бога, «благодаря чувству своей собственной» [7]. Аналогичным образом и «любовь к себе» ведет к познанию «божественного порядка»: будучи выражением природы человека, эта она «всегда является благом для него и соответствует порядку».

Из проявлений «природы», из свободы выбора вытекает представление человека о Боге, наделившем человека этой способностью и «естественными» качествами. В научной литературе высказываются различные мнения относительно статуса понятия «порядок» в учении Руссо. На первый взгляд, доказывая, что «благодать» проявляется в «природе» человека, он отказывался от метафизических построений в духе Мальбранша [8]. Учение Руссо о «порядке» отражало дуализм его философского мировоззрения. В «любви человека к себе» Руссо различал «чувственные стремления, имеющие отношение к телу», и «любовь к порядку, имеющую отношение к душе». Очевидно, что в первом случае первые являются выражением его «природы». Вторые возникают в момент, когда, «освобожденные от призраков тела, мы испытываем высшее удовлетворение, созерцая Великое существо… красота порядка воздействует на все силы нашей души. и совесть вступает в свои права» [9]. Таким образом, «совесть» представляет собой «инстинкт, данным Богом» (instinct divin).
Именно благодаря тому, что она пробуждается в человеке, он способен преодолеть границы чувственности, и, перестав быть существом, ведущим ограниченное, индивидуальное существование, становится существом, вступающим в «двоякое отношение к себе самому и к ближнему». Тем самым, он получает представление о божественном порядке не умозрительно, а, если можно так выразиться, в опыте своих нравственных чувств.

По Руссо, хотя божественный «порядок и воздействует на человека», он не может его «любить», поскольку это чувство является столь возвышенным и совершенным, что оно доступно только Богу. «Человеческая сила нуждается в содействии, божественная сила действует самостоятельно, божественная доброта является любовью к порядку, чело-

веческая — любовью к ближнему», — отмечал он [10]. Другими словами, только через «любовь к ближнему», в реальных отношениях между людьми человек способен «приучить себя к созерцанию возвышенного (s’exerce à des sublimes соП^тркйош)», и, тем самым, получить представление о «порядке устройства мира» [11]. Но «любить ближнего» возможно лишь тогда, когда человек поддерживает в себе определенное «состояние души», то есть ощущает «счастье, силу и свободу», «свободу и чистоту духа», то есть состояние, которое является ценностью для него, поскольку в нем он обретает внутренний покой и «довольство собой». Таким образом, в понимании Руссо «порядок» является «порядком» и в объективном смысле («устройство мира»), и «порядком» в субъективном смысле, то есть «благом» для человека, своего рода гарантией его счастливого существования на земле. Наделенный «совестью, чтобы любить благо, разумом, чтобы его познать, и свободой выбора в пользу блага», человек обнаруживает в этих чувствах их ценность для себя и для общества. В свою очередь, эти ценности, согласно Руссо, оправданы с точки зрения абсолютных и вечных ценностей, «порядка» устройства мира [12].

Отмечая известную близость этих идей Руссо к идеям апологетов христианства, а также критику им концепций «светской морали», французский исследователь Жак До-менек подчеркивал, что мыслитель тем самым оказался в числе «противников философов» [13]. Этот вывод неверен. В действительности, Руссо выступил с критикой и нравственной метафизики Мальбранша, и концепции «светской морали» философов Просвещения. Он доказывал, что она, заменяя собой ставшие традиционными христианские ценности, оказалась, в сущности, мировоззрением интеллектуальной элиты, абстракцией реальных отношений в обществе. Своеобразная концепция ценностей, предложенная Руссо, была основана на двух фундаментальных понятиях: «свободы» и «совести». Как нам представляется, в романе «Эмиль, или о Воспитании» и в трактате «Об общественном договоре», которые, заметим, были опубликованы одновременно (1762), он указал на договор как на главное средство нравственного воспитания и как на полити-

ческий механизм реализации ценностей человеческой жизни в политическом сообществе. Согласно его учению, политическая свобода является неотделимой от нравственной, а «совесть» в качестве «двоякого отношения человека к самому себе и ближнему» воплощается в гражданском сознании. Принципы этой морали в том, что касается обязанностей гражданина перед государством и согражданами, Руссо сформулировал в «догматах гражданской религии» [14]. Таким образом, в период публикации двух главных своих сочинений Руссо обосновал свою политическую теорию с точки зрения нравственных ценностей.

По нашему мнению, давая оценку отношения идей Руссо к учениям современников, философов и апологетов христианства, Ж.Доменек упускал из вида то обстоятельство, что мыслитель сам, и при том неоднократно, касался этого вопроса. Целесообразно остановиться подробнее на характеристике его высказываний на эту тему. Свое отношение к взглядам апологетов христианства и сторонников обмирщения морали Руссо выразил в краткой и емкой формуле: «верующему человеку необходим разумный культ, а существу, способному к общению (être sociable)» необходима гуманная мораль» [15]. Иными словами, христианская мораль в форме существующих религий и культов так же, как и мораль «способного к общению существа», то есть «естественная» (или «светская»), заключают в себе гуманные ценности, которые являются ценностями более высокого порядка, чем те ценности, которые отстаивали апологеты христианства эпохи Руссо, как из числа католиков, так и из числа кальвинистов.

Согласно Руссо, его концепция ценностей была ответом на вызов времени. В его глазах критика христианства Вольтером и материалистами приводила к тому, что атеизм «проникал даже в слои народа». Выступая с критикой мировоззрения философов века Просвещения, Руссо писал, что материализм становился интеллектуальной модой небольшого кружка людей, которые, по его словам, «встали на место человеческого рода и от его имени стали утверждать, что Бог скрылся от людей» [16]. Должны ли пессимизм и политический консерватизм фило-

софов, по сути небольшого кружка интеллектуалов, быть «символом времени»? По нашему мнению, Руссо обнаружил основной конфликт своего времени: отрыв морали интеллектуальной элиты от реальных потребностей человека, его нравов и религиозных убеждений. И в этом смысле Руссо, в известной мере, соглашался с критиками просветителей из числа апологетов христианской религии. Но при этом, Руссо отмечал и то, что они, отстаивая догматы, высмеянные философским разумом эпохи, «защищают религию со слабой стороны». Приведем в пример рассуждения известного католического публициста Леляржа де Линьяка, который, соглашаясь с тем, что люди, «разделенные между естественными потребностями и заботами гражданской жизни», утрачивают представление о морали, заявлял, что они нуждаются в «посреднике» в лице христианства. Поэтому в противовес философам Просвещения и Руссо, этот католический публицист призывал развивать религиозное воспитание в семьях и создавать религиозные школы в католических и в протестантских государствах. Ибо, по словам Линьяка, если дети не станут почитать «Богочеловека под влиянием чисто человеческого авторитета пасторов», они станут «чистыми теистами» [17]. Таким образом, традиционная религия должна служить своеобразным препятствием для распространения «теизма», этой мировоззренческой основы «светской морали». Здесь было бы неуместно анализировать восприятие Руссо идей апологетов. Рассмотрение этого вопроса выходит за рамки настоящей статьи. Сошлемся на авторитетное мнение французского исследователя Д. Массо, который считал, что «апологеты христианства колебались между желанием укрепить христианскую веру, часто вводя в свою аргументацию суждения, почерпнутые из новейшей критики христианства, и необходимостью залатать бреши, проделанные ею, часто прибегая к крайним мерам» [18].

Руссо в полном согласии с просветителями и, в частности, с Вольтером и в противовес апологетам христианства видел в теизме способ «установить одновременно философскую свободу и поклонение религии, согласовать любовь к порядку и уважение к предрассудкам другого человека; тем самым

привести всех людей к общему уровню разума и гуманности» [19]. Перед нами настоящая программа деятельности Руссо как писателя и мыслителя [20]. Он видел свою задачу, как писатель, в том, чтобы в период конфликта в общественном сознании эпохи предложить в теории разрешение проблемы, которая волновала все общество. Речь шла о том, чтобы в уникальной исторической обстановке согласовать мораль, выработанную в рамках философского мировоззрения Руссо, и мораль христианскую, если можно так выразиться, на основе общих гуманных ценностей. Поэтому нельзя согласиться с мнением известного французского исследователя М.Лонэ, который полагал, что задача, которую мыслитель ставил перед собой в период создания романа «Эмиль, или о Воспитании» и трактата «Об общественном договоре», заключалась в том, чтобы «влиять» на своих покровителей из числа знати [21].

Согласимся с М.Халлигом в том, что идеи Руссо представляли собой во многом критику Просвещения «изнутри», со стороны одного из видных его представителей. Вместе с тем, в сложный исторический период Руссо осознал остроту идейного конфликта между просветительской мыслью и христианской апологетикой и как писатель и мыслитель ставил перед собой задачу примирения противоборствующих сторон на основе своеобразной теории ценностей, в которой стало бы возможным сочетание ценностей христианского мировоззрения и ценностей, разделявшихся представителями просветительского гуманизма. Заслуга Руссо заключалась в том, что, создавая свою собственную концепцию ценностей, он обратил внимание на политический аспект проблемы конфликта ценностей в обществе его времени, создав на ее основе концепцию «гражданской религии» и теорию общественного договора.

В заключение хотелось бы сделать одно замечание общего характера. Работы С.Я.Карпа, А.Ф.Строева, А.В.Чудинова, П.Р.Заборова, И.В.Лукьянец, В.А.Сомова, С.Н.Искюля, Н.Ю.Плавинской и др., основанные на анализе документов, хранящихся в отечественных и зарубежных архивах, по большей части неопубликованных, — зримое свидетельство того, что изучение француз-

ского Просвещения в нашей науке находится на подъеме. Многие исследователи поддерживают весьма плодотворные научные контакты с ведущими научными центрами за рубежом, широк диапазон исследований: русско-французские культурные связи в XVIII в., восприятие наследия Просвещения в России XVIII — XIX вв., судьбы рукописного наследия просветителей в России, влияние идей Просвещения на Французскую революцию и др. Вместе с тем, как-то в стороне остаются вопросы, которые собственно и составляют, на наш взгляд, главный интерес в изучении французского Просвещения. Речь идет о его идейном наследии. Парадоксально, но в нашей науке почти нет работ, посвященных концепциям «светской морали», гуманизма, «общего блага», «гражданской религии», договора и суверенитета, дебаты вокруг которых не стихали в XVIII в. и продолжаются за рубежом по сию пору [22]. Неужели идеи, ставшие фундаментом политической культуры современных демократических государств, для нас представляют лишь антикварный интерес?

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Hulliung M. The autocritic of Enlightenment: Rousseau and the «philosophes». — Harvard: 1994.

2. Мальбранш считал, что «добродетель должна быть трудной для человека с тем, чтобы стать щедрой и заслуженной». (Malebranche N. Traité de morale. I, I, § XXIII. — Oeuvres. — Paris: 1995. t. II, р. 434).

3. Подробнее см. нашу работу: Занин С.В. Общественный идеал Ж. -Ж. Руссо и французское Просвещение XVIII в. — СПб.: 2007. — С. 327 — 344.

4. Rousseau à l’abbé de Carodelet. 4 mars 1764. -Correspondance complète de J.-J. Rousseau. Voltaire Fondation, 1964 — 1995, № 3166. (В дальнейшем ссылки на это издание: С. С. с указанием номера письма).

5. Rousseau J.-J. Julie, ou la Nouvelle Héloïse. Part. VI, lettre 7. — Oeuvres complètes de Jean-Jacques Rousseau. — Paris: 1962 — 1995, t. II, р. 683. (В дальнейшем ссылки на это издание О. С. с указанием номера тома и страницы).

6. Rousseau à Moultou. 14 février 1769. — C. C., № 6544.

7. Rousseau J.-J. Emile, IV. — O. C., t. IV, p. 586.

8. В литературе высказывается точка зрения, что понятие «порядок» у Руссо было тождественно понятию «природа». (Pascalucci P. Rousseau e Kant: immanenza et transcendelità dell’ordine. — Milano: 1976. — P. 537.).

9. Rousseau J.-J. Emile, IV. — O. C., t. IV, p. 491.

10. Rousseau J.-J. Emile, IV. — O. C., t. IV, p. 593.

11. В нем человек «начинает видеть отношения людей и вещей, усваивать мысль о том, что подобает де-

лать, морально прекрасное начинает ощущаться и совесть действует». (Rousseau J.-J. Lettre à Christophe de Beaumont. — O. C., t. IV, p. 936).

12. И в этом смысле Руссо можно считать одним из предтеч тех теорий ценностей, авторы которых обосновывали ценности относительные с точки зрения абсолютных. Например, Н.О.Лосский в книге «Ценность и бытие. Бог и Царство Божие как основа ценностей» (Лосский Н.О. Бог и мировое зло. — М.: 1994).

13. Domenech J. Op. cit., p. 94 — 95.

14. Подробнее об этом в нашей работе: Общественный идеал Руссо и французское Просвещение XVIII в. — СПб.: 2GG7. — С. 362 — 371 и 440 — 458.

15. Rousseau J.-J. Lettre à l’archevêque de Paris. — O. C., t. IV, p. 952.

16. Rousseau à M. de Franquières. 15 janvier 1769. — O. C., t. IV, p. 1138.

17. Lelarge de Lignac. Présence corporelle de l’homme en plusieurs lieux prouvée possible par la bonne philosophie. — A Paris: 1764. — P. 241 — 249.

18. Masseau D. Les ennemis des philosophes. L’antiphilosophie au temps des Lumières. — Paris: 2000. — P. 170.

19. Rousseau J.-J. Lettres écrites de la Montagne, V. — O. C., t. III. — P. 802.

20. Masson P.-M. La religion de J.-J. Rousseau. — Paris: 1972, t. III. — P. 6 — 7.

21. Launay M. Rousseau, écrivain politique. — Cannes: 1972. Conclusion.

22. Zeev Sternhell. Les Anti-lumières, du XVIIIe siècle à la guerre froide. — Paris: 2006.

ROUSSEAU’S THEORY OF VALUES AND HIS POLITICAL VIEWS

©2008 S.V.Zanin

Samara Municipal Nayanova University

The article deals with the development of the original theory of values in Rousseau’s works (the ideas of «order» and » the good»). The relations to the ideas of philosophers of the Enlightenment and the apologists of Christianity are analyzed and the role of the values theory in the political theory of the thinker is indicated. The author of the article underlines that the interpretation of these ideas by J.-J. Rousseau was deeply influenced by the dialogue with Malebranche and critical attitude towards thoughts of philosophers of the Enlightenment.

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ СУДЬБА И УЧЕНИЕ ЖАН ЖАКА РУССО (К 305-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ)

Старший научный сотрудник Центра истории педагогики и образования ФГБНУ «Институт стратегии развития образования РАО», кандидат исторических наук Константин Юрьевич Милованов

Жан Жак Руссо (28.06.1712 – 02.07.1778) является одним из наиболее блестящих и неординарных представителей яркого историко-культурного периода – эпохи Просвещения.

Руссо получил широкую известность как оригинальный социальный мыслитель, педагог и философ, теоретик-правовед, писатель-сентименталист, композитор и музыковед, ботаник и натуралист. Властитель дум, модный литератор-интеллектуал и провозвестник революционных бурь, благодаря этому  скромный женевский гражданин заслуженно встал в один ряд с просветителями старшего поколения – Ф.М. Вольтером и Ш.Л. Монтескье.

Просветительский период является закономерной ступенью в социокультурном развитии как российской, так и европейской цивилизации. После Ренессанса и Реформации, по существу, это был третий духовный переворот, который практически полностью покончил со средневековой нормативной системой общественных ценностей [6]. Просвещение стало мощнейшим наднациональным движением, которое составило основное идеологическое содержание внутренней жизни европейского континента XVIII столетия.

Творческая биография. Ж.Ж. Руссо родился в 1712 г. в г. Женеве (Швейцария), в семье часовщика с весьма скромным достатком. Будущий философ не получил какого-либо систематического образования. Еще будучи ребенком, он был отдан на обучение граверному ремеслу, но бежал от своего хозяина, не выдержав жестоких побоев и полуголодного существования. С этого момента и начинается полная невзгод и неурядиц скитальческая жизнь Ж.Ж. Руссо. Множество раз  Руссо в поисках заработка пересекал провинции Франции и живописные кантоны Швейцарии, освоив значительное число профессий.

К тридцати годам, будучи человеком с уже сложившимися взглядами на жизнь, Руссо переехал в Париж, где вошел в интеллектуальный бомонд тогдашней Франции, познакомился со многими оппозиционными абсолютистскому режиму публицистами и философами.

В 1749 г.  Дижонская академия объявила конкурс для сочинения на тему «Способствовал ли прогресс наук и искусств улучшению или ухудшению нравов?» По совету выдающегося просветителя, главного редактора легендарной Энциклопедии Д. Дидро Руссо взялся за труд написать работу на данную тему [5]. В своем трактате Ж.Ж. Руссо решительно выступил против имущественного расслоения, напыщенных и высокомерных бездельников-аристократов, социальных паразитов своего времени, против ханжеской культуры общества периода позднего феодализма. За эту работу мыслитель и получил академическую премию. Руссо ратовал за «действенность Законов, неподкупность правителей, доверие народа, согласие между всеми сословиями и, главное, всеобщее стремление к общему благу» [7].

В 1754 г. появляется знаковая работа Ж.Ж. Руссо – «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми», затем последовал знаменитый, позднее вошедший в историю государства и права политический трактат «Об общественном договоре, или принципы политического права» (1762 г.). Уже в своей работе о происхождении неравенства Руссо доказывал, что социальное и правовое неравенство увеличивалось пропорционально развитию человеческой цивилизации. Развивая взгляды Дж. Локка, Руссо противопоставил цивилизованному обществу идеальную модель – общество естественного состояния, в котором люди первоначально были равны и свободны, а затем отказались от своих прав ради сохранности собственности и общественной безопасности [2]. В своем труде Руссо пытался доказать, что власть, не отвечающая интересам народа-суверена – незаконна [8],  так как нарушается первоначальный общественный договор, по которому граждане добровольно передали свои отдельные права выбранным властям, обязанным служить народу [1]. Это был облеченный в форму литературного произведения идейный протест против власти коронованных деспотов и их вельможных клевретов.

В 1762 г. выходит в свет знаменитый педагогический роман-трактат Руссо «Эмиль, или О воспитании». Это произведение принесло автору поистине общеевропейскую известность. В нем мыслитель показал возможный путь воспитания человека нового типа, свободного от наследия «старого режима» и его пороков [3]. Появление «Эмиля» вызвало острейшее раздражение официальных властей и высшего клира, усмотревших в книге безбожные и антигосударственные идеи.

Многочисленные жизненные невзгоды, преследования властей и Церкви, вынужденные переезды из одной европейской страны в другую, трудности связанные с изданием его произведений, запреты книг и статей не могли не сказаться на состоянии здоровья Ж. Ж. Руссо, и в 1778 г. в возрасте 66 лет он скончался.

Произведения мыслителя глубоко взволновали не только умы столичных интеллектуальных кругов, прогрессивно мыслящих представителей истеблишмента, ученых и деятелей культуры, но и обитателей беднейших кварталов и предместий. Влияние идей Руссо простиралось далеко за пределы тогдашней Франции.

Общая теория естественного воспитания. В своей общественной теории Ж.Ж. Руссо исходил из того непреложного для себя факта, что современный ему человек напрочь изуродован «испорченным обществом». Отсюда следовал вывод о том, что воспитывать ребенка необходимо подальше от подобного общества, от «гнилостной» цивилизации, на лоне природы, то есть воспитывать природосообразно, дать естественную возможность самой Природе сделать свое дело во имя полноценного воспитания ребенка.

У Руссо возникает вопрос: кого же и как надо воспитывать? Тех, кто с детства привык трудиться и живет в крепкой трудовой семье воспитывать не надо, они воспитаны самой жизнью. Надо воспитывать и приучать к трудовой деятельности нетрудящиеся сословия и слои населения. Таким образом, необходимо принудительно перевоспитывать аристократов, крупных буржуа, откупщиков, финансистов и вообще всех тех, кто ведет социально-паразитический образ жизни, то есть существует за счет присвоения чужого труда, и тогда весь мир сможет преобразиться. В связи с этим Руссо выстраивает свой идеал воспитания на примере Эмиля, являющегося выходцем из знатной семьи, но которого согласно руссоистской идеологии необходимо превратить посредством воспитания в мелкого буржуа – ремесленника.

Свое существование люди поддерживают трудом, поэтому без труда не может быть и нормальной человеческой жизни. Но в окружающем «испорченном» мире привилегированные сословия грабят трудящихся и присваивают результаты чужого труда. Истинно свободным у Руссо является лишь тот, кто живет только своим трудом. Главная воспитательная задача заключается в том, чтобы сформировать такого человека, который бы ни от кого не зависел, жил бы плодами рук своих, ценил свою свободу и умел ее защищать. Естественно, что человек, который ценит свою свободу, научится уважать и свободу других, основанную на строгом соблюдении трудового принципа.

Дети должны воспитываться, согласно Ж.Ж. Руссо, сообразно с природными закономерностями. Это означает, что в деле воспитания необходимо учитывать богатый внутренний мир ребенка, принимать во внимание его возрастные и психофизиологические особенности. Так как сама Природа требует, чтобы дети были детьми, прежде чем они станут взрослыми. Руссо утверждал, что воспитание люди получают из трех ведущих источников: от природы, от самих людей, и от окружающих их различных вещей. Воспитание природой, по мнению Ж.Ж. Руссо, осуществляется через процесс внутреннего развития человеческих способностей, постепенного развития органов чувств. Воспитание людьми заключается в приучении индивида использовать в рамках человеческого общества навыки развития своих способностей, как духовных, так и физических. Воспитание от вещей является собственным личностным опытом человека от тех окружающих объектов, которые на него воздействуют.

Правильным, по Руссо, будет такое воспитание, при котором все три фактора находятся в наличии, и действуют согласованно в одном развивающем направлении. В связи с тем, что воспитание природой от людей не зависит, необходимо «подстраивать» к нему воспитание, даваемое людьми, активно используя воспитание, даваемое вещами, поскольку и оно, в известной степени зависит от людей.

Таким образом, воспитание должно следовать естественному, определенному самой Природой, ходу умственного, физического и нравственного развития ребенка. Естественное воспитание свободно, поскольку свобода в общественном учении Руссо – главнейшее из всех естественных прав человек, а в сфере воспитания – свобода неотъемлемая часть процесса формирования личности ребенка. Вместе с тем, просветитель нисколько не устраняет из образовательного процесса направляющую роль наставника – учителя или воспитателя.

Воспитание и возрастная периодизация. Ж.Ж. Руссо призывал уважать личность ребенка, исследовать его интересы, склонности, а, главное, – учитывать возрастные, умственные и психофизиологические особенности детей и подростков.

Педагог выделял в жизни ребенка четыре основных возрастных периода.

Первый период охватывал время от момента рождения до двух лет (период, когда приоритетным становится физическое воспитание ребенка). Руссо полагал, что в раннем детстве основою развития ребенка является физическое воспитание. Он детальнейшим образом описывает приемы физического воспитания детей, указывая на то, как следует закалять ребенка и укреплять его физические силы. Пусть дети в этот период активно осваивают окружающие их предметы: ощупывают вещи, ломают игрушки, активно ползают. Тем не менее, в это время нельзя пытаться форсированно развивать речевую функцию ребенка, ибо это приведет к негативным последствиям.

Второй период длился от 2 до 12 лет. Это время «сна разума», накопления необходимого развивающего потенциала, когда воспитанник еще не может полноценно и здраво рассуждать, но когда следует поощрять и стимулировать наблюдательность, пытливость и «внешние чувства». В данный период силы ребенка концентрируются для того, чтобы найти свой выход в уже более зрелом возрасте. Необходимо продолжать усиленно заниматься укреплением здоровья ребенка, способствовать его поступательному физическому развитию. Систематически обучать ребенка в этот период не стоит. Детская свобода должна ограничиваться набором «естественных последствий», воспитанник должен четко осознавать связь между поступком и его следствием.

Третий период (от 12 до 15 лет) был посвящен программе умственного воспитания детей, когда формируются интеллектуальные запросы, идет активный поиск решения «трудных вопросов». В данный период запускается процесс планомерного нравственного и трудового воспитания ребенка, который должен исследовать все то, что связано с окружающим миром, социальной средой и природой. Основой при выборе учебных предметов или обучающих программ должен стать интерес ребенка к тому или иному объекту окружающего мира. Отсюда и естественный практический интерес – к географии (изучение близлежащих или отдаленных территорий), астрономии (исследование небесных светил), природоведению (изучение природных явлений и самой первоосновы жизни – Природы). Руссо в своей оригинальной трактовке современных ему дидактических приемов показывает нам ребенка будущего царства Разума – творца, исследователя, изобретателя, первооткрывателя, рационально мыслящего индивида Века Просвещения. Руссоистская дидактика была направлена на развитие творческой наблюдательности, сообразительности, самодеятельности, деловой хватки, пытливости и активности ребенка, укрепление связи полученных знаний с жизнью, трудовой деятельностью и общественной практикой [4].

Четвертый период, или время «бурь и страстей», как характеризовал его Руссо, охватывал весьма неоднородную по своему составу и темпам развития возрастную группу от 15 лет и вплоть до совершеннолетия. В данный период должно было осуществляться, по преимуществу, нравственное воспитание. Руссо выдвигал три ведущих задачи нравственного воспитания: воспитание «добрых чувств», выработка «добрых суждений» и формирование «доброй воли». Воспитание «добрых чувств» – это «воспитание сердца», то есть деятельностное наблюдение за различными социальными явлениями, жизненными фактами, как позитивными, так и негативными [9]. Не только собственно наблюдение и благостные рассуждения, но и активное участие в жизни общества, реальная помощь людям, нуждающимся в поддержке со стороны себе подобных. Выработка «добрых суждений» заключается в изучении фактографии исторического процесса, биографий великих людей, запечатленных в искусстве подлинных образцов проявления свободной человеческой воли. Процесс формирования «доброй воли» может происходить только лишь при участии в совершении социально позитивных «добрых дел». До 17-18 лет Руссо предостерегает знакомить воспитанников с религиозным мировоззрением, до этого они должны были дойти самостоятельно, без чьей-либо помощи.

Гражданское и патриотическое воспитание. Согласно Ж.Ж. Руссо, быть патриотом означает быть активным гражданином, защитником Родины, борцом за Свободу, противостоять любой деспотии. Необходимо воспитывать детей и молодежь таким образом, чтобы они стали патриотами по склонности, по желанию и по насущной необходимости. С колыбели ребенок должен воспринять любовь к своей стране, демократический образ жизни, склонность к свободе и естественным правам человека. Ребенка с самого раннего детства необходимо воспитывать в любви к Родине, он должен видеть свою Отчизну и ничего кроме нее. Руссо считал, что в процессе воспитания ребенок должен осознать, что без Отечества он никто, одиночка, и более того – без наличия патриотических добродетелей и гражданских чувств его существование ничем не оправдано. Гражданское воспитание процессуально должно было протекать последовательно, сообразуясь с тем или иным возрастным периодом: к 12 годам воспитанник должен знать страноведческие сведения и географию, к 15-летию – национальную историю, а к 16-17 годам – усвоить базовые новеллы отечественного законодательства и основы государственного строя.

Воспитание женщин. Руссо считал, что женщина должна воспитываться в соответствии со своим природным «естественным» предназначением и нормативными требованиями общества, где гражданами законодательно и ментально считались только лица мужского пола. Педагогическая рецептура от Руссо по воспитанию женщин достаточно традиционна для своего времени: отсутствие самостоятельных суждений и взглядов, управляемость, послушание, подчинение доминантной социокультурной традиции и нормам гражданского права.

По мнению Ж.Ж.Руссо, «естественное состояние» женщины – подчинение, покорность и зависимость, ибо она создана только для повиновения. Естественно, что при таком подходе никакого умственного воспитания для девочек не требуется. Очевидно столь явное гендерное противоречие между воспитанием мальчиков и девочек: в одном случае – развитие умственных и нравственных качеств, формирование свободы воли и полноправной личности, стимулирование творческой активности, а в другом – унылая покорность и подчинение.

Исторически, в данной конкретной ситуации Руссо смотрел на процесс воспитания женщин через узкую призму социальных воззрений и житейских стереотипов женевского ремесленника, каким он собственно и являлся по рождению, и отнюдь не собирался пересматривать их.

Значение педагогического наследия Ж.Ж. Руссо. Яркая, неоднозначная, местами противоречивая реформаторская педагогика Руссо сыграла свою прогрессивную роль в развитии всемирного историко-педагогического процесса в период нового и новейшего времени. Руссоистская просветительская педагогика – это не только знамя социального обновления, но и идеологическая основа полномасштабного революционного переворота, затронувшего все без исключения страны европейского континента. Ж.Ж. Руссо хотел видеть нового облагороженного человека, вырвавшегося из лабиринта средневековых учебных штудий и освобожденного от пут схоластики. Его произведения были наполнены искренней любовью к ребенку, требованиями применения передовых методов воспитания, усиления трудового начала в педагогике и укрепления связей научной теории с широкой социальной практикой.

Список использованной литературы:

  1. Барнашов А.М. Теория разделения властей и политические взгляды Жан-Жака Руссо // Актуальные вопросы государства и права на современном этапе: сборник научных статей / Отв. ред. В.Ф. Волович. – Томск: Изд-во Томского университета, 1984. – С. 53–54.
  2. Верцман И.Е. Жан-Жак Руссо. – 2-ое изд., перераб. и дополн. – М.: «Худож. лит.», 1976. – 310 с.
  3. Длугач Т.Б. Подвиг здравого смысла, или Рождение идеи суверенной личности (Гольбах, Гельвеций, Руссо). – М.: Наука, 1995. – 221 с.
  4. Длугач Т.Б. Жан-Жак Руссо: философ и писатель // Ценности и смыслы. – 2012. – № 4 (20). – С. 36–42.
  5. Манфред А.З. Три портрета эпохи Великой французской революции (О Руссо, Мирабо, Робеспьере). – 2-е изд. – М.: Мысль, 1989. – 430 с.
  6. Милованов К.Ю. Теория народного суверенитета Жан-Жака Руссо и социокультурная парадигма Европейского Просвещения // Актуальные вопросы исторической науки: сборник научных статей. Вып. 3 / ред. В.А. Карноухов, В.В. Бокарев. – М.: Изд-во МГГУ, 2013. – С. 50–69.
  7. Руссо Ж.-Ж. Об общественном соглашении // Руссо Ж.-Ж. Трактаты. – М.: «Наука», 1969. – С. 421–427.
  8. Руссо Ж.Ж. Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми // Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. Трактаты / Пер. с фр. – М.: «КАНОН-пресс», «Кучково поле», 1998. – С. 51–150.
  9. Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре, или принципы политического права // Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. Трактаты / Пер. с фр. – М.: «КАНОН-пресс», «Кучково поле», 1998. – С. 195–322.

(PDF) Почему идеи Жан Жака Руссо актуальны в настоящее время

Монархия возникает в обществе, где один человек наиболее богат и влиятелен,

аристократия – где несколько человек выделяются достатком и влиянием, демократия –

где и то и другое распределено достаточно равномерно.

Выбор формы правления, по мнению Руссо, определяется климатом, плотностью

населения, размером страны. Он также считал, что монархия целесообразна для

больших государств, аристократия — для средних, демократия – для небольших. Лучшая

форма правления, согласно Руссо, — это выборная аристократия, когда народом

избираются наиболее уважаемые, просвещенные руководители.

Приведенные выше идеи Руссо нельзя анализировать на примере современного

общества в целом. На сегодняшний день неопровержим тот факт, что в современных

монархиях уровень и качество жизни выше, чем в некоторых республиках. Так, в

списке стран с очень высоким индексом развития человеческого потенциала (развитые

страны), включённом в отчёт о развитии человеческого потенциала 2010 из Программы

развития ООН, на первом месте стоит Норвегия [5]. Рейтинг качества жизни Норвегия

возглавляла с 2001 по 2006 год, уступив затем его Исландии, а в 2008 году вернулась на

вершину списка и до настоящего времени продолжает лидировать [5].

Более того, в отличие от ряда республик, в европейских монархиях имеет место

высокий уровень демократии и строгое соблюдение прав человека. В представленном

исследовательской компанией The Economist Intelligence Unit (аналитическое

подразделение британского журнала Economist) рейтинге «Индекс демократии стран

мира 2010 года» в первую десятку входят семь современных монархий [6].

Поэтому, можно утверждать, что принцип аристократии Руссо отражается в

общих и самых главных чертах в современных монархиях, что делает их, уникальными

государственными образованиями в современном мире.

В объяснении природы права Руссо отвергает теорию естественного права,

которая рассматривала право как требования разума, веления естественной

справедливости, от природы присущие человеку как разумному существу. Вместо этого

он предлагает принципиально иное – историцистское правопонимание.

Оно основано на том, что разум не присущ человеку от природы. Более того,

разум чужд природе человека. В отличие от других животных человек от природы

наделен свободной волей и способностью к развитию. В процессе совершенствования

орудий труда, накапливания навыков и знаний естественный человек как свободное

животное превращается в рациональное существо, разум которого служит не его

природе, а воле. Совместно с другими людьми он учреждает общественный договор, в

Помочь ребёнку остаться собой: принципы педагогики Руссо

  12.07.2017     12:55  

Исполнилось 305 лет со дня рождения Жан-Жака Руссо — одной из самых значительных фигур в истории педагогики. Рассказываем о том, какие именно педагогические принципы он отстаивал и почему.

Руссо жил в эпоху Просвещения (1712 — 1778) и был мастер на все руки: учился у нотариуса и гравёра, занимался ботаникой и музыковедением, писал оперы. Впрочем, по распространённому мнению, в этих областях он так и остался дилетантом.

Прославился Жан-Жак как философ (его идеи вдохновляли идеологов Великой французской революции), писатель (его «Новая Элоиза» была главным французским бестселлером XVIII века), а также как автор новаторской педагогической концепции, изложенной в первую очередь в произведении «Эмиль, или О воспитании».

Впрочем, во многом концепция эта была следствием философских взглядов Руссо. В отличие, например, от другого большого мыслителя эпохи просвещения Томаса Гоббса, который считал естественным состоянием человека войну всех против всех, Руссо пытался доказать обратное.

Если кратко, то Руссо настаивал на том, что в своём естественном состоянии человек был существом свободным, добрым и равным всем, а в государстве же он оказался либо угнетённым бедняком, либо угнетающим богачом.

И пока большинство современников Руссо рассматривали воспитание детей как способ сделать из них нормальных граждан, в его глазах педагогика должна была помочь ребёнку взрастить в себе естественного и чувствительного человека, которого обычные воспитатели подавляют. Итак, как такой педагогический процесс реализовать?

Ребенок — активный участник процесса обучения

Одна из главных задач педагогики — сделать ребёнка самостоятельным. Если он будет заинтересован узнавать новое, если у него самого будет желание учиться, то и процесс обучения будет успешен.

Выводы о том, как устроен мир, ребёнок также должен делать из собственного опыта. Не хочет спать днём — пусть не спит, пусть сам выработает подходящий себе распорядок.

Поэтому и запирать его в классе совершенно не нужно. Чем больше ребёнок будет проводить времени на природе и самостоятельно узнавать мир — тем лучше.

«…пусть не приучают одну руку скорее протягивать или чаще пускать в дело, чем другую; пусть не приучают есть, спать, действовать в один и те же часы; пусть он не боится ни ночью, ни днем одиночества. Подготовляйте исподволь царство свободы и умение пользоваться своими силами, предоставляя его телу привычки естественные, давая ему возможность быть всегда господином самого себя и во всем поступать по своей воле, как только будет иметь ее».

Воспитание — не дрессура

Ребёнок ни в коем случае не должен видеть в воспитателе угнетателя, строгого и сурового надсмотрщика, при котором нужно вести себя как подобает и не делать ничего лишнего.

У ребёнка должно сформироваться представление о том, что он — главный в отношениях с воспитателем. Пусть в действительности это не так, это не значит, что воспитатель должен заставлять ребёнка подчиняться.

Ребёнок и так слабее, не нужно ему об этом постоянно напоминать.

Воспитатель должен выстроить процесс обучения так, чтобы ребёнок желал делать то, что воспитатель от него и хочет получить. То есть незаметно для ребёнка возбуждать интерес к обучению, делать его интересным.

«Разве вы не властны производить на него какое вам угодно влияние? Разве его занятия, игры, удовольствия, горести не в ваших руках, даже без его ведома? Конечно, он должен делать только то, что хочет; но он должен хотеть только того, чего вы от него хотите; он не должен делать ни одного не предусмотренного вами шага; не должен открывать рта, если вы не знаете, что он скажет».

Развитие талантов ребенка

Строгая и обязательная для каждого учебная программа — абсурд. Каждый ребёнок уникален, он обладает своими задатками, особенностями и способностями, и педагог должен не приводить это всё к какому-то общему знаменателю.

Руссо был против идеи переделывания человека под господствующие в обществе нормы. Педагогика — лишь помощь ребёнку в непростой задаче себя проявить и развить.

Поэтому не нужно с малых лет готовить ребёнка под какое-то «место», чтоб он точно вырос адвокатом, полицейским, солдатом, врачом, кем угодно ещё. Главное — чтоб он был человеком, усвоил общечеловеческие нормы и мог сам искать своё место.

«Пусть предназначают моего воспитанника к тому, чтобы носить саблю, служить церкви, быть адвокатом,— мне все равно. Прежде звания родителей природа зовет его к человеческой жизни. Жить — вот ремесло, которому я хочу учить его».

Ребенок должен оставаться ребенком

Воспитатель не должен принуждать ребёнка действовать и говорить будто взрослый. Не нужно заставлять заучивать наизусть малопонятные формулировки, не нужно требовать от ребёнка взрослых рассуждений.

Иначе, по словам Руссо, воспитанник быстро приспособится к скучным занятиям и приучится отделываться от воспитателя пустыми словами, которые от него просто хотят услышать.

Говорить с детьми нужно в первую очередь о том, в чём они сами заинтересованы. Задавать вопросы должен сам ребёнок, а не воспитатель.

«Нетрудно вложить им в уста названия королей, империй, войн, завоеваний, революций, законов; но когда придется связывать с этими словами ясные идеи, то все эти объяснения далеко будут уступать разговору с садовником».

Не нужно насилия

Вместо физического насилия в отношении ребёнка Руссо предлагает другой метод наказания, известный как метод естественных последствий.

Например, ребёнок сломал игрушку. Не нужно наказывать его, как, впрочем, и не нужно бежать и покупать новую. Пусть ребёнок поймёт ценность утраченного. То же самое с ложью: не нужно наказывать за открывшуюся ложь, а нужно дать ребёнку почувствовать ваше недоверие, показать, как относятся к лжецам.

«Он ломает свою мебель — не торопитесь заменить ее новою: дайте ему почувствовать вред лишения. Он бьет окна в своей комнате: пусть на него дует ветер — не бойтесь, что он получит насморк лучше ему быть с насморком, чем сумасбродом».

Хотя многие предложенные Руссо подходы принимает современная педагогика, некоторые детали его педагогических воззрений сегодня могут выглядеть устаревшими и даже нелепыми. Например, его возрастная классификация, в которой период с двух до 12 лет обозначался как «сон разума». В это время у ребёнка нужно развивать чувственность, а в следующие три года — уже разум. А ещё через три — переходить к вопросам морали и нравственности.

Подобное разделение топорно и не особо обоснованно, зато сам принцип возрастных разграничений для педагогики был очень важен. Менять подходы к воспитанию, адаптируясь к взрослению ребёнка, — теперь это кажется очевидным принципом, но так было не всегда.

Такие значительные педагогические модели, как школа Монтессори, Вальдорфская школа и прагматическая педагогика Дьюи, вдохновлялись в том числе и подходами Жан-Жака Руссо. И даже за нынешним российским Федеральным государственным образовательным стандартом его фигура явно проглядывается.

Источник

Персональный сайт — Ж.-Ж.Руссо политические взгляды

Политические взгляды Ж.-Ж. Руссо

 

Содержание:

 

Введение

  1. Ж.-Ж.Руссо о свободе и неравенстве
  2. Теория общественного договора Ж.-Ж.Руссо
  3. Ж.-Ж Руссо о законодательной и исполнительной власти

Заключение

Литература

 

Введение

 

Среди выдающихся мыслителей кануна французской буржуазной революции 1789-1794 годов особое место занимает Жан-Жак Руссо. Просветитель и романтик, индивидуалист и коллективист, Руссо стал объектом многих исследований и различных интерпретаций. Являясь выдающимся представителем французского Просвещения XVIII века, он внушает уважение или вызывает восхищение по прямо противоположным причинам. Для некоторых он является теоретиком сентиментализма – нового и прогрессивного для того времени течения в литературе; для других он – защитник полного слияния индивида с общественной жизнью, противник разрыва между личными и коллективными интересами; кто-то считает его либералом, а кто-то теоретиком социализма; некоторые принимают его за просветителя, но для кого-то он – анти-просветитель. Но для всех – первый крупный теоретик современной педагогики.

Французский философ, моралист и политический мыслитель, фигура богато одаренная и полная противоречий, Ж.-Ж.Руссо выражал стремление к обновлению общества, и, одновременно, консервативные настроения, желание и вместе с тем боязнь радикальной революции, ностальгию по примитивной жизни – и страх перед варварством. [с.326, 6]

Социально-экономические и демократические идеи Руссо получали восторженную оценку во многих странах, где развивалась борьба против средневековья, феодального порабощения, абсолютных монархий.

Литературная деятельность Руссо была весьма плодотворна. Он написал ряд сочинений по философии, социологии, педагогике, а также художественные произведения.

Наше внимание обращено к работам, в которых Руссо попытался изложить историю происхождения и развития неравенства, возникновения политических обществ и злоупотреблений, которым открывают они место, насколько все это может быть выведено из природы человека, при свете одного только разума и независимо от священных догм, дающих верховной власти санкцию божественного права.

В данной работе рассмотрены социальные и политико-правовые взгляды Ж..-Ж..Руссо, изложенные им в самых значительных его сочинениях — «Рассуждения о науках и искусствах», «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми» (1754), «Об общественном договоре, или Принципы политического права» (1762), «О политической экономии» (1755), «Суждение о вечном мире» (1782).

На основе изучения исследований политологов, философов, социологов Дж.Реале, Д.Антисери, Х.Н.Момджяна, П.С.Гуревича, В.И.Столярова, М.А.Василика, М.С.Вершинина и др. дан анализ правовых, политических, философских концепций Ж.-Ж.Руссо.

В первой главе раскрыты понятие эгалитаризма, внутренние дифференциации и отличительные черты идей Руссо в отношении к свободе, истории происхождения и развития неравенства, частной собственности.

Вторая глава посвящена теории общественного договора Ж.-Ж.Руссо, в которой французский просветитель развил идею о естественном происхождении государства, обосновал систему демократических прав.

В третьей главе рассмотрено учение Руссо о законе как выражении общей воли и о законодательной власти как прерогативе неотчуждаемого народного суверенитета.

В заключении приведены основные выводы о политической теории Ж.-Ж.Руссо.

 

I. Ж.-Ж.Руссо о свободе и неравенстве

 

В своих работах Ж.-Ж.Руссо выдвигает понятие естественного человека – целостного, доброго, биологически здорового, морально честного и справедливого. Естественное состояние, а не историческая реальность, стало рабочей гипотезой, которую Руссо добывает из глубины своих мыслей, желая понять, какая часть этого человеческого богатства была подавлена или угасла в процессе исторического развития общества. [с.152, 5]

В естественном состоянии, по Руссо, нет частной собственности, все свободны и равны. Неравенство здесь вначале лишь физическое, обусловленное природными различиями людей: «… неравенство едва заметно в естественном состоянии и его влияние там почти ничтожно,

… возникает оно и растет в связи с последовательным развитием человеческого ума». [с.235, 3]

С появлением частной собственности и социального неравенства, противоречивших естественному равенству, начинается борьба между богатыми и бедными. «Я замечаю двоякое неравенство в человеческом роде: одно, которое я назову естественным или физическим, так как оно установлено природой, состоит в различии возраста здоровья, телесных сил и умственных или душевных качеств. Другое же может быть нравственным или политическим, так как оно зависит от своего рода договора и установлено или, по крайней мере, стало правомочным с согласия людей. Оно состоит в различных привилегиях, которыми одни пользуются в ущерб других, вот, например, что одни более богаты, уважаемы и могущественны, чем другие, или даже заставляют их повиноваться себе…». [с.422, 9]

Говоря о свободе и равенстве, Руссо в первую очередь имеет в виду свободу от феодального порабощения и уравнение граждан перед законом. Но в отличие от многих других представителей антифеодального движения он как бы угадывает, что свобода и равенство могут стать реальностью в результате коренных преобразований не только в области правовых отношений, но и в социально-экономической сфере. Отсюда такой обостренный интерес Руссо к принципу частной собственности, с возникновением которой он связывает исчезновение первоначального равенства и чистоты общественных нравов: «Конкуренция и соперничество, с одной стороны, а с другой – противоположность интересов и скрытое желание обогатиться на счет другого – таковы ближайшие последствия возникновения собственности, таковы неотлучные спутники зарождающегося неравенства». [с.225, 3]

Неравенство, почти ничтожное в естественном состоянии, усиливается и растет в зависимости от развития наших способностей и успехов человеческого ума и становится, наконец, прочным и правомерным благодаря возникновению собственности и законов. «Если мы проследим за прогрессом неравенства в связи с этими различными переворотами, то увидим, что возникновение законов и права собственности было начальным пунктом этого прогресса, установление магистратуры – вторым, а третьим, и последним, — изменение правомерной власти, в основанную на произволе; так что различие между богатым и бедным было узаконено первой эпохой, различие между сильным и слабым – второй, а третьей – различие между господином и рабом. Это – последняя ступень неравенства, тот передел, к которому приводят все остальные, если только новые перевороты не уничтожат совершенно управления или не приблизят его к правомерному устройству». [с. 426, 9]

Вслед за уничтожением равенства последовали, по словам Руссо, «ужаснейшие смуты». Выход из такого положения, инспирированный доводами богатых и вместе с тем обусловленный жизненными интересами всех, состоял в соглашении о создании государственной власти и законов, которым будут подчиняться все. Однако, потеряв естественную свободу, бедные не обрели свободы политической. Созданные путем договора государство и законы «наложили новые путы на слабого и придали новые силы богатому, безвозвратно уничтожили естественную свободу, навсегда установили закон собственности и неравенства, и ради выгоды нескольких честолюбивцев обрекли с тех пор весь человеческий род на труд, рабство и нищету».[с.425, 9]

Пришедшее на смену «естественному состоянию» гражданское общество явилось полным отрицанием предшествовавшего этапа исторического развития. В новом обществе исчезло первоначальное равенство людей, появились бедные и богатые, подвластные и господа. В гражданском обществе меньшинство получило возможность жить за счет тяжкого и унизительного труда покоренного народа. Неравенство частной собственности, дополненной политическим неравенством, привели, согласно Руссо, в конечном счете, к абсолютному неравенству при деспотизме, когда по отношению к деспоту все равны в своем рабстве и бесправии.

Как совершился этот резкий переход в истории человечества? Руссо не дал и не мог дать научного ответа на этот вопрос. Знаменательно, однако, что главную причину исторического скачка он ищет все же в экономической сфере, в факте возникновения частной собственности. [с. 137, 13]

Предметом ожесточенных нападок Руссо стала господствующая феодальная форма собственности. Ограниченный условиями и понятиями времени, он не мог возвыситься до требования полной ликвидации всякой частной собственности — этого обязательного условия последовательной свободы и равенства. Руссо удовлетворился лишь мелкобуржуазным принципом эгалитаризма, т. е. требованием наделить всех граждан более или менее одинаковой долей частной собственности. Это были утопические мечты, но нельзя забывать, что в свое время мечты эти носили прогрессивный характер, выражали протест против феодализма и в какой-то степени предвещали идею общественной собственности на орудия и средства производства, уничтожение на этой основе всех форм порабощения человека человеком. [с.132, 13]

 

II. Теория общественного договора Ж.-Ж.Руссо

 

«Человек рожден быть свободным, а между тем везде он в оковах», – такими словами открывает трактат Руссо «Об общественном договоре». Освободить человека и вернуть ему свободу – вот цель французского философа. Новая модель общества основана на голосе сознания общественного человека. «Переход от естественного состояния к общественному производит в человеке весьма значительное изменение, заменяя в его поведении инстинкты справедливостью и придавая его поступкам прежде отсутствовавшие моральные связи. Только с этого момента человек, который до того заботился лишь о себе, подчиняясь физическим побуждениям утоления голода, жажды и т.п., будет действовать на основе других принципов и, прежде чем следовать наклонностям, прислушиваться к голосу долга и рассудка». Принцип исторического возрождения, по Руссо, – не абстрактная воля, хранительница всех прав, или чистый разум, чуждый смятению страстей, или индивидуалистическое представление о человеке. Принцип, узаконивающий власть и гарантирующий социальные преобразования, представляет собой общую волю народа, верного общему благу. [с.151, 5]

В противовес феодальному обществу Руссо развивает свою концепцию «создания политического организма как подлинного договора между народом и правителем». При этом основную задачу подлинного общественного договора, кладущего начало обществу и государству и знаменующего превращение скопления людей в суверенный народ, а каждого человека в гражданина, он видит в такой «ассоциации, которая защищает и ограждает всею общей силою личность и имущество каждого из членов ассоциации и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде». [с.425, 9]

Каждый, передавая в общее достояние и ставя под единое высшее руководство общей воли, превращается в личность, и все свои силы превращает в нераздельную часть целого. Последствия общественного договора, по Руссо, таковы: «Немедленно вместо отдельных лиц, вступающих в договорные отношения, этот акт ассоциации создает условное коллективное Целое, состоящее из стольких членов, сколько голосов насчитывает общее Собрание. Это Целое получает в результате такого акта свое единство, общее Я, свою жизнь и волю. Это лицо юридическое, образующее, следовательно, в результате объединения всех других некогда именовалось Гражданскою общиной, ныне же именуется республикой, или Политическим организмом: его члены называют этот Политический организм Государством, когда он пассивен, Сувереном, когда он активен, Державою — при сопоставлении его с ему подобными. Что до членов ассоциации, то они в совокупности получают имя народа, а в отдельности называются гражданами, как участвующие в верховной власти, и подданными, как подчиняющиеся законам Государства». [с.427, 9]

Условия перехода к государству Руссо трактует следующим образом: то, что отчуждается у каждого изолированного индивида в пользу образуемого по общественному договору целого (народа, суверена, государства) в виде естественного равенства и свободы, возмещается ему (но уже как неразрывной части целого, члену народа — суверена, гражданину) в виде договорно установленных (позитивных) прав и свобод. Происходит, говоря словами Руссо, как бы эквивалентный обмен естественного образа жизни людей на гражданский образ жизни.

Благодаря общественному договору все оказываются «равными в результате соглашения и по праву». Не отрицая самой частной собственности, Руссо вместе с тем выступает за относительное выравнивание имущественного положения граждан и с этих позиций критикует роскошь и излишки, поляризацию богатства и бедности. В общественном состоянии, считает Руссо, «ни один гражданин не должен обладать столь значительным достатком, чтобы иметь возможность купить другого, и ни один — быть настолько бедным, чтобы быть вынужденным себя продавать; это предполагает в том, что касается до знатных и богатых, ограничение размеров их имущества и влияния, что же касается до людей малых — умерение в скаредности и алчности».[с. 426, 9]

В основе общественного договора и правомочий формируемого суверенитета лежит общая воля. Руссо при этом подчеркивает отличие общей воли от воли всех: первая имеет в виду общие интересы, вторая — интересы частные и представляет собой лишь сумму изъявленной воли частных лиц.

Отстаивая господство в государстве и его законах общей воли, Руссо резко критикует всевозможные частичные ассоциации, группы и объединения, которые вступают в неизбежную конкуренцию с сувереном. Их воля становится общей по отношению к своим членам и частной по отношению к государству. Это искажает процесс формирования подлинной общей воли граждан, поскольку оказывается, что голосующих не столько, сколько людей, а лишь столько, сколько организаций.

Проводимое Руссо различие воли всех и общей воли по-своему отражает то обстоятельство, что в гражданском состоянии имеется различие между индивидом как частным лицом (со своими гражданскими интересами) и тем же самым индивидом в качестве гражданина — члена «публичной персоны», носителя общих интересов.

Данное различие, которое в дальнейшем легло в основу концепции прав человека и гражданина, сыграло значительную роль в конституционно-правовом закреплении результатов французской буржуазной революции, по сути дела, имеется в виду раздвоение человека на члена гражданского общества и на гражданина государства.

Каковы же следствия этого общественного переустройства? «Чем больше отмирают и становятся недействительными естественные силы, чем значительнее и долговечнее силы приобретенные, тем более совершенно и прочно социальное устройство. Таким образом, когда каждый гражданин является ничем и ничего не может без участия всех остальных. И когда приобретенная сила во всем равна или превосходит сумму естественных сил всех отдельных личностей, то можно сказать, что законодательство достигло высшей степени совершенства». [с.256, 3]

Руссо рассматривает радикальную социализацию человека. Его полную коллективизацию, направленную на предотвращение частных интересов. При общей воле, направленной на благополучие, человек может думать о себе, только думая обо всех остальных, посредством всех остальных добиваться благополучия для себя, но, не используя их как орудия, а ставя их благо как цель для себя; таким, же образом должны поступать остальные члены общества. Все должны подчиняться закону, священному для всех, поскольку он является результатом изъявления общей воли. «Что делает законы священными, независимыми от авторитета и предпочтительными перед простыми действиями воли? Прежде всего, тот факт, что они объявлены общей волей, а, следовательно, всегда справедливы по отношению к частным лицам; во-вторых, поскольку они долговременны и постоянны, это обстоятельство всем доказывает их мудрость и справедливость». [с.352, 6]

Теория общественного договора в том варианте, который развивал Руссо, не имела научно-материалистического характера. Однако сама идея о естественном происхождении государства, о том, что оно является результатом договоренности между людьми для обеспечения своих прав и своего благополучия, опрокидывала все реакционно-мистические вымыслы феодально-клерикальных идеологов, их попытки обожествления королевской власти.

Указав на благородные и целесообразные стимулы образования государства, Руссо должен был констатировать, что в своем развитии оно превратилось в жесточайшее орудие знати и богачей для порабощения народа, для углубления социально-политического и имущественного неравенства. В процессе дальнейшего развития государство, по мнению Руссо, вырождается в деспотию, которая делает всех равными в бесправии.

Из условий общественного договора Руссо выводил право народа на восстание и пытался обосновать и оправдать грядущую буржуазную революцию, так как предчувствовал и интуитивно понимал тот факт, что суровая историческая необходимость принудит народные массы вести борьбу не только против феодальных порядков, но и против угнетения вообще. Свое доверие к народному коллективу он выражает в идее гражданской дисциплины, допускающей, если нужно, суровые методы подавления индивидуализма. [с.153, 5]

В трактате «Об общественном договоре» французский просветитель обосновал систему демократических прав, осуществление которых должно было, по его мнению, знаменовать «идеальное общество», торжество общечеловеческой демократии.

Фетшер делает вывод: «Темой «Общественного договора» является не отмена, а, скорее, легитимизация «цепей», или иными словами, поиск политической структуры, которая очертила бы законным образом и одновременно сообразно с целями допустимые и необходимые пределы полномочий общества. Найденное в результате поисков государственное устройство получит название республики: она не только одна из возможных форм государственного строя, но и единственно законная в различных исторических обстоятельствах в разных странах. Как моралист и традиционист, в предчувствии катастрофических последствий разнузданной конкурентной борьбы в обществе, Руссо попытался задержать прогресс политическими средствами».[с.248, 6]

 

III. Жан-Жак Руссо о законодательной и исполнительной власти

 

Основываемая Руссо концепция общественного договора выражает в целом идеальные его представления о государстве и праве. Основная мысль состоит в том, что только установление государства, политических отношений и законов, соответствующих его концепции общественного договора, может оправдать, с точки зрения разума, справедливости и права — переход от естественного состояния в гражданское.

В своей идеализированной конструкции народного суверенитета Руссо отвергает требования каких-либо гарантий защиты прав индивидов в их взаимоотношениях с государственной властью. Соответствующие гарантии, согласно Руссо, нужны против подданных, чтобы обеспечить выполнение ими своих обязательств перед сувереном. Отсюда, по мысли Руссо, и проистекает необходимость принудительного момента во взаимоотношениях между государством и гражданином.

В целом общественное соглашение, по словам Руссо, дает политическому организму (государству) неограниченную власть над всеми его членами. Эту власть, направляемую общей волей, он и именует суверенитетом. По смыслу концепции Руссо, суверенитет един, и речь вообще может и должна идти об одном-единственном суверенитете — суверенитете народа. При этом под «народом» как единственном суверенитете Руссо имеются в виду все участники общественного соглашения (т.е. взрослая мужская часть всего населения, всей нации), а не какой-то особый слой общества (низы общества), как это стали трактовать впоследствии радикальные сторонники его концепции народного суверенитета (якобинцы, марксисты). [с.347, 6]

Обязательства, связывающие людей с общественным организмом (государством), непреложны лишь потому, что они взаимны, предусматривают равенство их прав и обязанностей. Вместе с тем, суверен, согласно Руссо, не связан собственными законами. Если бы суверен предписал сам себе такой закон, от которого он не мог бы себя освободить, это, по мысли Руссо, противоречило бы самой природе политического организма. Суверен «стоит выше и судьи, и Закона». Именно с таким пониманием роли суверена Руссо связывает представление о его праве помилования или освобождения виновного от наказания, предусмотренного законом и определенного судом. Власть суверена включает в себя его безусловное право на жизнь и смерь подданных.

С пониманием суверенитета как общей воли народа связаны и утверждения Руссо о том, что суверенитет неотчуждаем и неделим. Как отчуждение суверенитета от народа в пользу тех или иных лиц или органов, так и его деление между различными частями народа, по логике Руссо, означали бы отрицание суверенитета как общей воли всего народа. Законодательная власть как собственно суверенная, государственная власть может и должна, по Руссо, осуществляться только самим народом-сувереном непосредственно. Что же касается исполнительной власти, то она «напротив, не может принадлежать всей массе народа как законодательнице или суверену, так как эта власть выражается лишь в актах частного характера, которые вообще не относятся к области закона ни, следовательно, к компетенции суверена, все акты которого только и могут быть, что законами». [с.152, 5]

Исполнительная власть создается не на основе общественного договора, а по решению суверена в качестве посредующего организма для сношений между подданными и сувереном. Поясняя соотношение законодательной и исполнительной власти, Руссо отмечает, что всякое свободное действие имеет две причины, которые сообща производят его: одна из них – моральная, другая – физическая. Первая – это воля, определяющая акт, вторая – сила, его исполняющая.

Исполнительная власть уполномочена сувереном приводить в исполнение законы и поддерживать политическую и гражданскую свободу. Устройство исполнительной власти в целом должно быть таково, чтобы «оно всегда было готово жертвовать правительством для народа, а не народом для правительства».

В зависимости о того, кому вручена исполнительная власть (всем, некоторым, одному), Руссо различает такие формы правления, как демократия, аристократия, монархия. Эти различия в учении Руссо играют подчиненную роль, поскольку предполагается, что во всех формах правления суверенитет и законодательная власть принадлежит всему народу. В общем виде Руссо отмечает, что «демократическое правление наиболее пригодно для малых государств, аристократическое – для средних, а монархическое – для больших». При этом всякое правление посредством законов Руссо считает республиканским правлением.

Для поддержания положений общественного договора и контроля над деятельностью исполнительной власти, по мысли Руссо, периодически должны созываться народные собрания, на которых следует ставить на голосование в отдельности два вопроса: «Первое: угодно ли суверену сохранить настоящую форму Правления. Второе: угодно ли народу оставить управление в руках тех, на кого оно в настоящее время возложено».[с.245, 3]

Народ, по Руссо, имеет право не только изменить форму правления, но и вообще расторгнуть само общественное соглашение и вновь возвратить себе естественную свободу.

Руссо различает четыре рода законов: политические, гражданские, уголовные и законы четвертого рода, «наиболее важные из всех», — «нравы, обычаи и особенно мнение общественное». При этом он подчеркивает, что к его теме общественного договора относятся только политические законы. Применительно к этим политическим (основным) законам Руссо отмечает, что в них всеобщий характер воли сочетается с всеобщностью предмета, поэтому такой закон рассматривает подданных как целое, а не как индивидов, а действия как отвлечение (но не как отдельные поступки). А цель всякой системы законов — свобода и равенство. Свобода, подчеркивает Руссо, вообще не может существовать без равенства.

Руссо говорит о необходимости учета в законах своеобразия географических факторов страны, занятий и нравов народа и т.д. Законы – необходимые условия гражданской ассоциации и общежития. Но создание системы законов – дело великое и трудное, требующее больших знаний и проницательности для достижения союза разума и воли в общественном организме. Это «порождает нужду в Законодателе», под которым имеются в виду учредители государств, реформаторы в области политики, права и морали. Великого законодателя Руссо сравнивает с механиком изобретателем машины и создателем образца, а великого правителя – с рабочим, который лишь собирает и пускает в ход машину. Но такой великий законодатель, поясняет Руссо, это учредитель государства, а не магистратура или суверен. Деятельность такого необыкновенного законодателя просвещает народ и подготавливает необходимую почву для его собственного выступления в качестве законодателя.

Законодательную власть Руссо характеризует как «сердце Государства», в случаях крайней опасности, когда речь идет о спасении государственного строя и отечества, «можно приостановить священную силу законов» и особым актом возложить заботу об общественной безопасности на «достойнейшего», т.е. учредить диктатуру и избрать диктатора. При этом Руссо подчеркивал краткосрочный характер такой диктатуры, которая ни в коем случае не должна быть продлена.

 

Заключение

 

Диалектическая мысль Ж.-Ж.Руссо проявилась главным образом в его социально-политических размышлениях, в сфере социальной философии.

В силу многих причин Руссо не поднялся до материалистической философии, не освободился от деистических взглядов. Но его суждения по многим социально-политическим проблемам носили вполне радикальный, революционный характер, глубоко и полно отражали интересы и чаяния социальных низов, французского демоса, явившегося опорой якобинской революции.

Согласно Руссо, человек в естественном состоянии находился в гармонии с природой, но рост населения и географические причины приводят к развитию способностей людей, которое, в свою очередь, стимулирует новые потребности, и возникновению в человеческом сообществе сотрудничества и соперничества. Естественное неравенство порождает неравенство в собственности, являющееся источником постоянной нестабильности в обществе. Отсюда возникает необходимость в гражданском мире, который гарантируется общественным договором.

Стержнем политической теории Руссо является учение о народном суверенитете как осуществлении общей воли. Мыслитель подчеркивает отличие общей воли от воли всех: первая имеет в виду общие интересы, вторая — интересы частные и представляет собой лишь сумму изъявленной воли частных лиц. Общая воля, в свою очередь, выступает источником законов, мерилом справедливости и главным принципом управления. В отличие от большинства мыслителей Руссо считал суверенитет народа неотъемлемым и неделимым.

Народ не может никому отдать свое право на самоуправление и решение своей судьбы. Правительство — лишь временный агент суверенного народа, Руссо против передачи парламенту или кому бы то ни было законодательной власти. Причем исполнительную и судебную власть, передав правительству, все же полностью подчиняет народу — суверену. Суверенность должна отдаваться общей воле народа и не нуждается в представительных учреждениях. Руссо выдвинул требование единства прав и обязанностей гражданина, полагая, что гражданином может считаться только тот, кто преодолел «своемыслие». Трактуя свободу как подчинение закону, он высказывал идею о возможности принуждения к свободе.

Политический идеал Руссо — небольшие по размеру государства – республики, где возможно прямое, непосредственное волеизъявление народа и контроль за деятельностью его представителей.

Своим учением о законе как выражении общей воли и о законодательной власти как прерогативе неотчуждаемого народного суверенитета, своей концепцией общественного договора и принципов организации государства Руссо оказал огромное воздействие на последующее развитие государственно-правовой мысли и социально-политической практики. Его доктрина стала одним из основных идейных источников в процессе подготовки и проведения Французской буржуазной революции. Идеи Руссо являются основанием идеологических построений радикализма.

Ж.-Ж.Руссо попытался объяснить важнейшие исторические события, не апеллируя к сверхъестественным силам. Он рассматривал историю человечества как результат деятельности людей, их интеллекта и чувств. Стремление объяснить историю, не выходя за ее пределы, не увенчалось и не могло в ту историческую эпоху увенчаться переходом на позиции материалистического понимания общественной жизни. Но это обстоятельство не помешало французскому просветителю-демократу высказать ряд глубоких диалектических идей об истории человеческого общества.

 

Литература:

 

  1. Алексеев А.С. Этюды о Жан-Жаке Руссо. Т., 1,2. М., 1887. – с.268

2. Алексеев-Попов В.С. Социальная критика у Жан-Жака Руссо и великие утописты // История социалистических учений. М., 1964. – 348с.

3. Алексеев-Попов В.С. О социальных и политических идеях Жан-Жака Руссо // Руссо Ж.-Ж. Трактаты. М., 1969. – 287с.

4. Барнашов А.М. Теория разделения властей и политические взгляды Жан-Жака Руссо // Актуальные вопросы государства и права на современном этапе. Томск, 1984. – 350с.

5. Бернардинер Б.М. Социально-политическая философия Жан-Жака Руссо. Воронеж, 1940. –247с.

6. Верцман И.Е. Жан-Жак Руссо. М., 1976. –286с.

7. Виппер Р.Ю. Общественные учения и исторические теории XVIII и XIX веков в связи с общественным движением на Западе. 2-е изд. М., 1908.

  1. Василик М.А., Вершинин М.С. Политология: Словарь-справочник. M.: Гардарики, 2000.–328 с.
  2. Гуревич П.С., Столяров В.И. Мир философии: Книга для чтения. Ч. 2. Человек. Общество. Культура. – М.: Политиздат, 1991. – 624с.

10.Дворцов А.Т. Жан-Жак Руссо. М., 1980. – 365с.

11.Лавриненко В.Н., Гречин А.С., Дорошенко В.Ю. Политология: Учеб. для вузов. – М.: ЮНИТИ, 2000. – 367с.

12.Лапандин Д. Политические и правовые воззрения Жан-Жака Руссо // Уч. зап. Московского юридического ин-та. Вып. II. М., 1970.

13.Момджян Х.Н. Французское Просвещение XVIII века: Очерки. – М., Мысль, 1983. –447с.

14.Манфред А.З. Три портрета эпохи Великой Французской революции. М., 1978. – 537с.

15.Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. /Перевод Мальцевой С./ Том 3. Новое время. – ТОО ТК «Петрополис». 1996.-736c.

16.Руссо Ж.-Ж. 1. Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми. 2. Об общественном договоре, или Принципы политического права // Руссо Ж.-Ж. Трактаты. М., 1969; // Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре: Трактаты. М., 1998.

Вольтер и еще три великих мыслителя эпохи Просвещения

Рабочий день Вольтера длился до 20 часов, а еще он выпивал до 50 чашек кофе в день.

Просвещением считают этап развития европейской культуры конца XVII — начала XIX столетие. Рационализм, ум, наука — эти три понятия стали выходить на первый план. Основой идеологии Просвещения становится вера в человека. Восемнадцатое столетие — это время больших надежд человека на себя и свои возможности, время веры в человеческий ум и высокое назначение человека. Просветители были убеждены, что здоровую фантазию, воображение, чувство необходимо формировать. Стали появляться книги, в которых писатели хотели вложить как можно больше информации о мире вокруг людей, дать им представление о других странах и континентах. Конечно, нельзя не вспомнить таких известных людей, как Вольтер, Дидро, Руссо. Целое разнообразие жанров от научной энциклопедии к роману воспитания появляется в этот период. Вольтер в связи с этим сказал: «Все жанры красивы, кроме скучного».

Вольтер (1694—1778 гг.)

Творческое наследие Вольтера огромное: пятьдесят томов по шестьсот страниц каждый. Именно о нем сказал Виктор Гюго, что «это не человек, это — ЭПОХА». Вольтер и до сих пор имеет славу выдающегося ученого, философа, поэта. Что можно найти в «Философских письмах» Вольтера? Принципы философии, которые и теперь являются актуальными: терпимость, право на свободное высказывание собственной мысли. А как относительно религии? Это также была горячая тема. Оказывается, просветители, в частности Вольтер, не отбрасывали существования Бога, но отбрасывали влияние Бога на судьбу человека. Известно, что в переписке с Вольтером состояла российская императрица Екатерина Великая. После смерти философа она хотела купить его библиотеку вместе с их перепиской – однако письма купил и впоследствии опубликовал Пьер Огюстен Бомарше, автор «Женитьбы Фигаро».

Кстати, рабочий день Вольтера длился от 18 до 20 часов. По ночам он часто вставал, будил секретаря и диктовал ему, или же писал сам. А еще он выпивал до 50 чашек кофе в день.

Жан Жак Руссо (1712 – 1778 гг.)

Руссо не был сторонником радикальных мер, но его идеи вдохновлялись борцов за идеалы Великой французской революции.

Также, как и Вольтер, является французским философом, одним из самых влиятельных мыслителей 18 века, идейным предшественником французской революции. В своих первых произведениях Руссо выразил положения своего мировоззрения. Основы гражданского быта, разделение труда, собственность, государство и законы являются лишь источником неравенства, несчастья и порочности людей. Исходя из мысли, что человек от природы наделен склонностью к добру, Руссо считал, что основной задачей педагогики является развитие вложенных в человека природою добрых задатков. С этой точки зрения Руссо восставал против всяких насильственных приемов в деле воспитания и в особенности против загромождения детского ума ненужными знаниями. Идеи Руссо оказали влияние на деятелей Великой французской революции, они записаны в американской Конституции, его педагогические теории все еще дают о себе знать косвенным образом почти в каждой школе во всем мире, и его влияние на литературу сохранилось до наших дней. Руссо развил свои политические идеи в ряде трудов, вершиной которых является вышедший в 1762 году трактат «Об общественном договоре». «Человек рожден быть свободным, а между тем он везде в оковах». Эти слова, которыми начинается первая глава трактата, обошли весь мир.

Кстати, Жан Жак Руссо был автором музыкального словаря и написал комическую оперу «Деревенский колдун», ставшую родоначальницей французских опер-водевилей и продержавшуюся на французской оперной сцене более 60 лет. В результате его конфликта с церковью и правительством (начало 1760-х, после выхода книги «Эмиль, или О воспитании») изначально свойственная Руссо подозрительность приобрела крайне болезненные формы. Ему везде мерещились заговоры. Именно его «Общественным договором» вдохновлялись борцы за идеалы Великой французской революции; сам Руссо, как ни парадоксально, никогда не был сторонником столь радикальных мер.

Дени Дидро (1713- 1784 гг.)

Дидро с удовольствием путешествовал по России и жил в Петербурге.

Французский философ-просветитель — иностранный почетный член Петербургской АН. Основатель и редактор «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел». В философских произведениях Дени Дидро, будучи сторонником просвещенной монархии, выступал с непримиримой критикой абсолютизма, христианской религии и церкви, отстаивал (опираясь на сенсуализм) материалистические идеи. Литературные сочинения Дидро написаны в основном в традициях реалистически-бытового романа Просвещения. Если буржуазия стремилась разрушить сословные перегородки между собой и привилегированным дворянством, то Дидро разрушал сословные перегородки в литературных жанрах. Отныне трагедия становилась более очеловеченной. Все сословия могли быть представлены в драматическом произведении. Вместе с тем рационалистическое построение характеров уступило место реальному изображению живых людей. Подобно Вольтеру, он не доверял народной массе, неспособной, по его мнению, к здравым суждениям в «нравственных и политических вопросах». Дидро поддерживал дружеские отношения с Дмитрием Голицыным. Как критик искусства он писал ежегодные обзоры художественных выставок — «Салоны». А с 1773 по 1774 год Дидро, по приглашению Екатерины II, совершил путешествие в Россию и жил в Петербурге.

Монтескьё (1689-1755)

Монтескьё разработал доктрину о разделении властей.

Полное имя-Шарль-Луи де Секонда, барон Ля Брэд и де Монтескьё. Французский писатель, правовед и философ, автор романа «Персидские письма», статей из «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремёсел», труда «О духе законов», сторонник натуралистического подхода в изучении общества. Разработал доктрину о разделении властей. Монтескьё вёл простую уединённую жизнь и с полной душевной силой и глубокой серьёзностью концентрировался на задаче наблюдателя, думающего и ищущего нормы. Пост президента парламента Бордо, доставшийся Монтескьё в 1716 г., вскоре стал его тяготить. В 1726 году он оставил эту должность, но, как владелец замка Ла-Бред, верно сохранял корпоративные убеждения парламентской аристократии.

Он представлял собой уже редко встречавшийся в то время тип французского аристократа, не дававшего уловить себя соблазнам двора, и стал ученым в духе дворянской независимости. Большие путешествия по Европе, предпринятые Монтескьё в 1728-1731 гг., имели характер серьёзных исследовательских поездок. Монтескьё активно посещал литературные салоны и клубы, был знаком со многими литераторами, учеными, дипломатами. К числу его собеседников, например, можно отнести французского исследователя спорных вопросов международного права Габриэля Мабли.

Чем нас пугает маркиз де Сад?

  • Джейсон Фараго
  • BBC Culture

Автор фото, Getty

Маркиз де Сад, распутник-вольнодумец XVIII века, оставил заметный след в европейской культуре. Его до сих пор нередко вспоминают… и даже побаиваются. Почему? В этом попытался разобраться корреспондент BBC Culture.

«Убейте меня или примите таким, как есть, ибо я не изменюсь», — написал в 1783 году маркиз де Сад из тюрьмы своей жене. Для одного из самых радикальных писателей XVIII века других вариантов не существовало. Де Сад, необузданный развратник, отбывал тогда 11-летнее тюремное заключение, но не предал свои принципы и вкусы, чтобы сократить срок. Любое отклонение от своей природы было для маркиза равносильно смерти.

Сочинения де Сада не так давно пережили очередной всплеск интереса со стороны публики, но многие читатели по-прежнему его недопонимают. Его жизнь стала темой двух выставок в Париже, предоставляющих возможность по-новому взглянуть на одну из самых спорных фигур в европейской культуре. В октябре в музее Орсе открывается смелая экспозиция «Де Сад: битва с солнцем», переосмысливающая историю современного искусства через призму его радикальных книг. Буквально за углом, в Музее писем и рукописей, выставлены письма и книги де Сада, в том числе рукопись его дерзкого и отвратительного романа «120 дней Содома, или Школа разврата». Обе выставки позволяют посетителям глубже задуматься о современности и о времени, в котором жил де Сад, а также о том, как пересекаются эти две эпохи.

Наш взгляд на историю XVIII века — не только Франции, но и юных на тот момент Соединенных Штатов — бывает порой односторонним и обманчивым. Эпоха Просвещения ассоциируется с разумом, рациональностью, научными открытиями, гуманизмом, но это далеко не полный портрет того времени.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Рукопись романа маркиза де Сада «120 дней Содома»: почерк у развратного маркиза был мелким, но разборчивым

В декабре исполнится 200 лет с тех пор, как умер де Сад, а он, без сомнения, тоже был личностью эпохи Просвещения. Он восхищался Руссо (его тюремщики запрещали ему читать сочинения философа). Но в то же время он нанес первый удар — эта метафора ему бы понравилась — по принципу верховенства разума и рацио, выбрав вместо них бунт, крайности и антигуманизм. Эти его черты возмущали его современников из числа великих и милосердных, но вызвали большой резонанс в искусстве, литературе и философии двух минувших столетий.

Верховенство порока

Донасьен Альфонс Франсуа де Сад, родившийся в 1740 году, был очень сложной личностью. По рождению аристократ, он тем не менее придерживался крайне левых взглядов и во время Французской революции был делегатом Национального конвента. Он отказался от своего титула во времена Террора. Он написал одни из самых провокационных романов, когда-либо выходивших из-под писательского пера, но в то же время сочинял и посредственные пьесы, начисто лишенные перчинки.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

В этом замке маркиз провел детство. Коридоры в нем выглядят сейчас вот так…

И, конечно, он имел склонность к жестким формам секса — теперь они носят его имя, но даже беглый взгляд на литературу XVIII века показывает, что де Сад был далеко не одинок в таких пристрастиях. Мишель Фуко, великий историк сексуальности, однажды заметил, что садизм — это не «практика древняя, как Эрос», а «крупный культурный факт, появившийся как раз в конце восемнадцатого столетия».

Как и его предшественники Вольтер и Руссо, де Сад писал романы, которые поддаются двоякому прочтению: и как беллетристика, и как философские трактаты. Даже самые жесткие сцены его книг по сути не являются порнографическими. Его ранний роман «120 дней Содома», с бесконечными описаниями порезов, переломов, жертвоприношений, кровопусканий и смерти, не вызывает никакого сексуального возбуждения. И даже его лучший роман, «Жюстина» (где фигурирует священник-либертин, растлевающий девушку облаткой для причастия), вызвал негодование во Франции не излишне порнографическими описаниями, а беспросветно черной моралью, не просто допускающей, а восхваляющей издевательства над ближним.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Сочинения маркиза вдохновляют многих современных постановщиков (висящие актеры рекламируют спектакль по мотивам произведений де Сада в Австралии)

Де Сад взял категорический императив Канта, обязующий человека следовать моральному закону, и вывернул его наизнанку. Подлинная нравственность, с точки зрения де Сада, заключается в следовании своим самым темным и разрушительным страстям до самого их предела, даже за счет человеческой жизни (кнуты — это для новичков: у де Сада не было особых возражений против убийства, хотя при этом он выступал резко против смертной казни. Убить в порыве страсти — это одно, но оправдывать убийство законом — это варварство).

«Люди осуждают страсти, — писал он, — забывая, что философия зажигает свой факел от их огня». С точки зрения де Сада, жестокие и гнусные желания — не отклонение, а базовые, основополагающие элементы человеческой природы. Более того, по его мнению, построения разума, столь уважаемые философами Просвещения, есть лишь побочный продукт глубоко укоренившихся низменных желаний: эти желания правят людьми в гораздо большей степени, чем любые рациональные мотивы. Благородство фальшиво. Жестокость естественна. Единственная мораль — это отсутствие морали, порок — единственная добродетель.

Дурное влияние?

Де Сад предавался излишествам не только в своих романах, но и в реальности, за что и провел треть своей жизни в тюрьмах (в том числе в Бастилии в 1789 году) и психиатрических лечебницах. «Антракты в моей жизни были слишком длинны», — написал он в своих заметках.

Его книги запретили вскоре после его смерти в 1814 году. Но пока рукописи де Сада лежали на полке, его мрачная философия распространялась. Франсиско Гойя, в свободное от написания слегка сатирических портретов испанской королевской семьи время, посвятил себя созданию безумных серий офортов — «Капричос», «Бедствия войны», поздние «Притчи», — в которых жестокость держала верх над добродетелью, а бессмысленное побеждало разум.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Как и де Сад, Франсиско Гойя до сих пор очень популярен…

«Сон разума рождает чудовищ» — называется его самая известная работа, где изображен спящий человек (возможно, сам художник), преследуемый кошмарными монстрами. Фуко считал офорты Гойи, в особенности мрачно-сатирические «Капричос», естественным дополнением сочинений де Сада. По его словам, в обоих случаях «западный мир увидел возможность преодоления разума посредством насилия», и после де Сада и Гойи «неразумие принадлежит к решающим моментам любого творчества».

Садистское видение людей, вышедших за грань разума, и человеческого тела в его экстремальных состояниях нашло продолжение в работах многих художников начала XIX века, в особенности Эжена Делакруа и Теодора Жерико.

Но собственно книги де Сада были малоизвестны. Только к концу столетия «божественного маркиза» узнали как следует. Действительно, он дал многим шанс укрыть сексуальную необузданность неким литературным флером (английский поэт конца XIX века Чарльз Суинберн, боготворивший де Сада, писал под псевдонимом длинные и занудные поэмы в псевдоэпическом стиле о телесных наказаниях мальчиков). Но поистине великие писатели того времени видели в де Саде нечто куда более важное, а именно — философа вывернутого наизнанку мира.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Потомок маркиза Тибо де Сад рекламирует свое новое шампанское. Название шампанского? Конечно, «Маркиз де Сад»…

«Я рана — и удар булатом. Рука, раздробленная катом, и я же — катова рука!» — писал Шарль Бодлер в «Цветах зла», одном из первых произведений, вернувших садистские принципы в литературу. Фридрих Ницше, чья половая жизнь была настолько же закрытой, насколько открытой она была у Де Сада, явно многое почерпнул у маркиза. Гийом Аполлинер, поэт, придумавший термин «сюрреализм», был редактором первого полного собрания сочинений де Сада. И многие другие сюрреалисты искали вдохновения в его текстах, где сцены секса и насилия порой невозможны с чисто анатомической точки зрения.

И не только сюрреалисты. Повесть английского писателя Джозефа Конрада «Сердце тьмы» о сумасшедшем колониальном администраторе в Конго (по ее мотивам был написан сценарий «Апокалипсиса сегодня»), по своей сути садистская. Как и «Смерть в Венеции», декадентский шедевр Томаса Манна о профессоре, чьи по-настоящему сокровенные желания запретны.

Без де Сада трудно представить Фрейда — маркиз за столетие до него назвал либидо главным двигателем человеческой природы. В кинематографе главным апологетом де Сада, конечно, был Пьер Паоло Пазолини, сделавший из «120 дней Содома» фильм «Сало», который почти невозможно смотреть. Но садистское влияние заметно и в других, порой сильно различающихся кинематографических течениях — от величавой «Империи чувств» Нагисы Осимы до трансгрессивного кино Джона Уотерса.

Де Сад везде, и он по-прежнему остается пугающей фигурой. Почему? Потому что у де Сада нет места холодному и объективному анализу; он задействует тело столь же активно, как мозг, а разум вынужден подчиняться более глубоким, пугающим инстинктам.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

До сих пор пугающ? (Слепок с черепа маркиза де Сада, сделанный в 1820 г.)

Даже для его поклонников это порой бывает чересчур: в фильме Филипа Кауфмана «Перо маркиза де Сада» с Джеффри Рашем в главной роли маркиза выставили жертвой борьбы за либеральную, законопослушную свободу самовыражения (а заодно зачем-то вставили нелепую и полностью вымышленную сцену пыток — в реальной жизни де Сад умер вполне мирно).

Но де Сад символизирует не свободу, а крайность. Он — пророк мира, рвущегося из своих границ. Поэтому в современном мире, пробующем на прочность политические, экономические и экологические рамки, его мрачный взгляд на человечество выглядит пугающе уместным.

Руссо и природа человека

Руссо: философия природы

Философия Жан-Жака Руссо — огромное моральное и политическое здание. С Эмиля по Общественный договор , Руссо представляет его видение человечества таким, каким оно должно быть.

Руссо испытывает глубокую неприязнь и отвращение к этому человеку, каков он есть. Его философия, по сути, является реактивной, реакционной против общества и современности.

В Discorse о происхождении неравенства среди мужчин, Руссо развивает расширенную метафору о естественном состоянии , то есть доцивилизационном состоянии. Он описывает этот период человечества как самый счастливый для человечества. В естественном состоянии человек самодостаточен и свободно обрабатывает свой участок земли. Человек глупый, сильный, искренний, естественный. Он не знает ни добра, ни зла и живет настоящим, не беспокоясь о завтрашнем дне.Против Гоббса , который описал естественное состояние как состояние войны, Руссо делает доцивилизационное государство временем мира и защищает миф о благородном дикаре с чистым лицом, которое развратил цивилизованный человек.

Но однажды он находит кого-то, кто отстаивает свое право на возделываемую землю: рождается собственность, а вместе с ней и гибель человечества. Появление собственности порождает неравенство и новую конкуренцию между мужчинами. Устанавливается гражданское общество, человек управляет своей невиновностью.

Руссо иллюстрируется глубоким пессимизмом в отношении истории цивилизации в целом и в частности и довольно самодовольным оптимизмом в отношении человеческой природы.

« Я хочу, чтобы компании выбрали такого молодого человека, он хорошо думал о тех, кто живет с ним, и чтобы он так хорошо научился познавать мир, он думал обо всем том плохом, что там сделали. Он знает, что человек по своей природе хорош, он чувствует, он считает себя следующим, но он видит, как общество развращает и извращает людей, которых он считает в их предрассудках источником всех их пороков, что он должен оценить каждого человека, но он презирает толпу, он видит, что все люди — это примерно одна и та же маска, но он также знает, что есть более прекрасные, чем маска для лица, покрывающая

По Руссо, человек рождается свободным, но остается свободным только благодаря состраданию | Гай Дамманн

Человек рождается свободным, и всюду он скован цепями.Что ни говори о Жан-Жаке Руссо, но он умел писать строчки. «Общественный договор», политический трактат, который принес его автору изгнание из его родного города Женевы и место в Пантеоне в Париже, возможно, не самый занимательный и даже не самый глубокий текст Руссо. Но именно он вдохновил Французскую революцию больше, чем кто-либо другой. К сожалению, он сделал больше, чем кто-либо другой, чтобы оправдать последовавший террор.

Несмотря на то, что предложенные основные идеи остаются интересными, долгое время считалось, что «Общественный договор» политически невыполним.Принцип, согласно которому единственными действительными формами политического управления и законодательства являются те, которые полностью отражают желания населения, кажется абсурдным в его мышлении. Такое единообразие мыслей и чувств достаточно редко встречается в отдельном доме, не говоря уже о населении национального государства.

Но все равно приходится возвращаться к той строке в начале, которая гремит вокруг головы читателя, как пинбол волшебника, набирая точки и соединения. Его риторическая сила огромна.Настолько, что многие задаются вопросом, действительно ли это что-то значит.

Я прочитал это в первый раз задолго до того, как прочитал «Общественный договор». Это было в статье Конора Круза О’Брайена в колонке «Герои и злодеи» в конце отличного оригинального субботнего приложения к журналу Independent, датированного 80-ми годами.

Руссо был злодеем О’Брайена. Он предположил, что вступительное заявление «Общественного договора» не имеет большего значения, чем параллельная идея о том, что «все овцы рождаются хищниками и везде они едят траву».Вкратце, он аргументировал это тем, что человек не рождается свободным, но становится свободным благодаря созданию человеческих институтов, защищающих его права.

Как я понял, самое забавное в этом то, что Руссо согласился бы. Не об овцах, а о том, что человечество освобождается именно благодаря человеческим институтам. Ибо только в одном смысле знаменитое положение Общественного договора смотрит вперед — что цепи, ограничивающие свободу человечества, проистекают из недемократических форм правления, принятия законов, которые люди не желают и не одобряют.Но в другом смысле это восходит к более раннему «Рассуждению о происхождении неравенства» Руссо, которое Руссо считал основополагающим для аргументов Общественного договора (и, по сути, всего, что он написал).

Именно в этой книге Руссо впервые представил впоследствии очень неправильно истолкованное понятие благородного дикаря. Эта прото-дарвиновская идея о том, что современный человек произошел от животного состояния, конечно, глубоко шокировала современных читателей, но она не была столь шокирующей, как идея о том, что дикий человек в естественном состоянии по сути является более счастливым и менее развратным существом, чем мужчины и женщины современного общества.

Человек в естественном состоянии, подобно животным, равен своим желаниям в том смысле, что он не желает того, в чем он не нуждается, или не нуждается в вещах, которых у него нет. Иными словами, его сознание окружающего его мира эффективно приспособлено для удовлетворения его потребностей в выживании и воспроизводстве и не порабощено теми видами желаний, на которых специализируется современное общество: объектами и аксессуарами, ценность которых существует только в их способности создавать другие видят нас в определенном свете.Руссо утверждает, что современный человек — жертва разделенной субъективности, распространяющей беспорядок и несчастье, будучи убежденным, что действует в своих собственных интересах.

Ключевым моментом здесь является то, что человек в естественном состоянии лишен индивидуации и, следовательно, лишен каких-либо средств, позволяющих отличать свои индивидуальные потребности от потребностей своего сообщества. Однако у него есть то, что он называет «perfectibilité» — то, что Дарвин позже назовет приспособляемостью к изменениям. Именно благодаря этому эволюционному процессу человеческое сознание становится индивидуализированным, и сфера человеческих желаний выходит за пределы того, что ему дано желать.

И хотя только на этой стадии становится уместным говорить о человеческом существе в смысле (более важном во времена Руссо даже, чем наш собственный) морально свободного существа, он также находится именно на той же стадии, когда человек становится. развращен, отождествляя свои собственные интересы с интересами своего сообщества и выше их, и воспринимая желания того, что ему нужно только для увеличения своей власти над другими.

Утверждение, что человек рождается свободным и повсюду в цепях, поэтому лишь отчасти относится к политике.На более глубоком уровне это утверждение дихотомии, фундаментальной для идеи человечества (в отличие от животных): порабощение человека — это обратная сторона монеты, на которой отпечатана его основная свобода. Иными словами, человек свободен именно потому, что он становится подверженным порабощению. И для Руссо единственное, что поддерживает отношения между двумя сторонами и предотвращает полное овладение рабством (хотя он вполне может возразить, что уже слишком поздно), — это пережиток нашего естественного состояния: высший человеческий институт сострадание или жалость.

Основная идея «Общественного договора» состоит в создании политических институтов, которые позволяют правилу сострадания стать основой законодательства. Несмотря на гибель в практической политике, это прекрасная идея, которой мы должны уделять больше, чем на словах. Идея о том, что мы должны отдавать предпочтение формам взаимодействия, которые развивают наше сострадание, например, в первую очередь к Руссо, музыке, остается актуальной. По крайней мере, его предвидение относительно теории эволюции Дарвина заслуживает уважения.Более того, овцы не рождаются плотоядными, в то время как человек — по крайней мере, пока мы еще осмеливаемся это говорить — рождается свободным.

Подписаться Комментарий бесплатно в Твиттере @commentisfree

ОБЩАЯ ВОЛЯ РУССО И НАДЕЖНОЕ ОБЩЕСТВО


Руссо говорит, что невозможно вернуться в состояние первобытного природного человека. Он говорит, что мужчинам нужно быть управляются, как сейчас, и что любые будущие изменения в человеческом природа придет позже в результате перевоспитания внушать людям убеждение, что общественные интересы это их личный интерес.

Руссо выступает за новый корректирующий общественный договор как план, по которому может быть построено правильное общество. Он говорит, что мы должны добиваться единодушного согласия в отношении новый общественный договор, устраняющий проблему зависимость друг от друга, позволяя каждому человеку подчиняться только себе и оставаться таким же свободным, как прежде.Этого можно добиться с помощью всего отчуждение каждого соратника целому сообществу. Он призывает к полному слиянию, в котором каждый человек сдастся его право контролировать свою жизнь в обмен на равный голос в установлении основных правил общества. Руссо обращается к люди, чтобы сдать свои личные права новым моральным и коллектив с одной волей.

Общественное лицо, образованное общественным договором, республика, имеет волю, которую он называет «общей волей». Что он хочет, так это истинный интерес к тому, что все хотят, осознают ли они это или не. Когда вы вынуждены подчиняться ему, вы действительно повинуясь себе, истинному и свободному вам.

Согласно теории общественного договора Руссо, люди добровольно покинуть анархическое состояние природы передача своих личных прав сообществу в возврат для сохранности жизни и имущества.Он утверждает, что люди должны сформировать общество, в котором они полностью сдаться. Отказавшись от своих прав, они фактически создать новую сущность в виде публичного лица это было бы направлено общей волей. Когда люди присоединяются сообщества, они добровольно соглашаются соблюдать общая воля сообщества.

Идея всеобщей воли лежит в основе взглядов Руссо. философия.Общая воля — это не воля большинство. Скорее, это воля политического организма. что он видит как сущность с собственной жизнью. В общая воля — это дополнительная воля, чем-то отличная от и кроме какого-либо отдельного волеизъявления или группы лиц завещания. Общая воля каким-то образом наделена доброта и мудрость, превосходящие благодать и мудрость любое лицо или группа лиц.Общество скоординировано и объединены общей волей.

Руссо считал, что этот генерал действительно будет существовать и что он требует безоговорочного повиновения каждого индивидуальный. Он считал, что есть только одна общая воля и следовательно, только одно высшее благо и одно первостепенное цель, к которой должно стремиться сообщество.Общая воля всегда сила добра и справедливости. Он независимый, полностью суверенный, непогрешимый и неприкосновенный.

В результате все полномочия, лица и их права под контролем и руководством всего сообщества. Это означает, что никто не может ничего делать без согласия. из всех. Все полностью зависят от всех для всех аспекты их жизни.Такая универсальная зависимость устраняет возможность самостоятельного индивидуального достижения. В кроме того, когда человек присоединяется к обществу, чтобы избежать смерти или голода, он может стать жертвой готов отдать свою жизнь за других. Жизнь — это подарок, сделанный условно по состоянию на.

Вся власть передана центральному органу власти или суверену. это все сообщество.Основные решения принимаются голосование всеми в том, что Руссо называет плебисцитом, что-то вроде городского собрания без дискуссии. Законодатель предлагает законы, но не принимает по ним решений. В законодатель — это лицо или интеллектуальная элита, которая разрабатывает тщательно сформулированные альтернативы, объединяет людей вместе, и люди голосуют с обязательными результатами все.Авторитет законодателя проистекает из его высшая проницательность, харизма, добродетель и мистицизм. В законодатель формулирует предложения плебисцита так, чтобы в результате будет «правильное» решение. Правильные решения те, которые меняют человеческую природу. Безграничная сила государство представляется законным с очевидного согласия большинства.

Между плебисцитами правительство (то есть бюрократия) управляет декретом. Правительство интерпретирует законы и улаживает каждый случай на основе предполагаемых достоинств. Оба исполнительной и судебной, правительство — бюрократия с огромные дискреционные полномочия. Законодатель выше и выше это бюрократия. В тотальной демократии настоящее правительство бюрократия, которая применяет закон к повседневной ситуации.

Руссо был сторонником древней идеи всемогущество законодателя. Правители каким-то образом настроены к велению общей воли и в состоянии включить это диктует конкретные законы. Никто не может бросить вызов эти законы, потому что их источник — мудрые и благодетельные общая будет. Руссо не допускает непослушания Генерал будет после того, как его решения будут приняты.Воля человека должен быть подчинен, и он должен подчиняться общей воле хотя он думает, что не согласен с этим. Человек, который «не согласен» с общей волей должно быть ошибочным.

По Руссо, каждый человек хочет быть хорошим и поэтому хотел бы подчиняться общей воле. Следует что, когда человек не согласен с общей волей, он на самом деле действует вопреки своим основным желаниям и что было бы уместно применить силу для достижения его согласия с общей волей.Общая воля отражает реальную волю каждого члена общества. По определению общий воля всегда права. Общая воля — главное добро, ради которого каждый готов пожертвовать всем остальным товары, включая все частные завещания.

«Хороший гражданин» приписывает законам общества добро и мудрость, превышающая его собственную доброту и мудрость.это поэтому вполне возможен конфликт между тем, что человек думает, что он хочет, и то, чего он действительно хочет. Хороший гражданин способен отождествить свою волю с общая будет.

Если общая воля верховная, тогда граждане свободны только подчиняться в равном рабстве. Люди, которые отказываются подчиняться общую волю можно заставить подчиниться.Если люди хотят будь хорошими, правители могут сделать их хорошими. Руссо таким образом рассматривали политическое сообщество как подходящее средство для освобождение мужчин от их ошибочных представлений и от конфликты и развращенность общества.

Идея Руссо об общей воле связана с органическое представление о государстве не просто как о реальном, а как о более реальнее, чем люди, живущие в его пределах.Какие Дело — это целое, частью которого является человек. В индивидуальный человек и его собственные идеи, ценности и цели означают ничего такого. Рассматривая людей как средство достижения высших целей, а не самоцель, Руссо очень способствовал интеллектуальной коллективизации человека. Это был маленьким шагом к утверждению Гегеля, что генерал будет это воля государства и что государство является земным проявление Абсолюта.Кроме того, был легкий переход от политической философии Гегеля к тоталитарные системы Маркса и Гитлера.

Правители, следовавшие философии Руссо, умели демонстрируют яркий, но обманчивый гуманизм. Они выражал любовь к человечеству, в то же время сокрушая несогласные с общей волей.Например, во время Французской революции такие личности, как Робеспьер были даны огромные полномочия для выражения общей воли. Из Конечно, диктаторы вроде Робеспьера повернули всеобщую волю в выражение их собственной воли. Точно так же сегодня, когда политики относятся к благу или цели общества, они почти всегда относится к благу или цели человека или собрание людей, которые хотят навязать свои собственные видение на других.

Руссо утверждал, что государство должно контролировать все школьного образования, потому что цель обучения — развитие граждане, которые хотят только того, что сообщество (т. е. общее будет) хочет. Потому что человечество бесконечно совершенствовалось, человеческие недостатки можно искоренить образование.

Руссо хочет формировать и социализировать человека через всеобщее государственное образование. Он хочет сделать мужчин послушнее и верить, что когда они подчиняются закону, они только подчиняясь себе. По словам Руссо, подчиняясь закон всегда в собственных интересах высшее «я», а не «я», которое хочет быть исключением.

В образовательной системе Руссо ребенок изучал природа и ее требования, чтобы узнать, что ему нужно знать. У ребенка будет наставник, который тайно придумывать ситуации, в которых природа научит тому, чему учитель хочет научить. Полагая, что он свободен, студент приравняйте его волю к воле своего наставника.Это послужило бы заставить его приравнять свою истинную волю к общему буду.

Руссо, как Платон до него и Манн и Дьюи после он верил в возможность совершенствования человека при условии, что он был образован таким образом, что он не мог хотеть творить зло. В Эмиль , Руссо изображает идеальное образование в истории одного ребенок, свободный от ограничений воли взрослого, способен изучать природу и таким образом узнавать то, что ему нужно знать.Однако у Эмиля есть просвещенный наставник, цель которого заключается в том, чтобы тайно создавать условия, в которых природа научит ученика тому, что репетитор хочет, чтобы ученик учиться. Через замаскированные намерения наставника ученика, приравнивая свою волю к воле своего наставник, приучен отождествлять свою волю с общая будет.

Лучшие книги о Жан-Жаке Руссо

Как вы впервые заинтересовались Руссо?

Два эпизода, когда я был подростком, были важны. Во-первых, я участвовал в программе французского обмена, а у сестры моего партнера по обмену был парень, который изучал философию. Мы много говорили, и он рассказал мне о Руссо, о Марксе, о Ницше. В то время казалось, что они говорят друг другу примерно одно и то же.С тех пор я стал замечать различия! Он меня очаровал. Второй важный эпизод произошел еще в школе, когда выгнали друга. Мы изучали Гоббса и Руссо, и он дал мне свои копии «Левиафана » Гоббса и «Общественный договор » Руссо. Так что у меня была моя собственная копия The Social Contract , когда мне было около 16 лет, я начал ее читать и нашел текст вдохновляющим.

Ваш первый выбор — биография Руссо.

Это однотомная биография Лео Дамроша. Написано довольно разборчиво, очень легко читается. Есть и другие биографии Руссо, некоторые из них очень научные: например, трехтомная биография Мориса Крэнстона. Руссо был биографом самого себя, автобиографом. Самые известные из его автобиографических сочинений — Confessions, , но есть также Reveries Solitary Walker и знаменитые Dialogues , где очень параноидальный Руссо разговаривает с другим персонажем, французом, ‘о недостатках alter ego, Jean-Jacques.

Итак, Руссо действительно рассказал историю своей жизни, но Дамрош очень хорошо рассказывает ее по-английски. У него также есть некоторые размышления о правдивости автобиографических сочинений Руссо, что является интересным аспектом книги Дамроша. В целом он считает, что Руссо был довольно правдивым. Конечно, в истории, которую Руссо рассказывает о себе, есть элементы, в которых он самообман или даже параноик, но, говоря правду о фактах и ​​внешних событиях своей жизни, он, кажется, был с нами вполне честен.

Жизнь Руссо была интересной и разнообразной. Он не был известен как философ большую часть своей жизни.

Верно. Руссо родился в 1712 году, но на самом деле не привлекал внимания общественности до 1750-х годов, когда он был в среднем возрасте — возможно, даже в позднем среднем возрасте, в терминах 18-го века. До этого он был слугой, странствующим музыкантом и учителем музыки. Он был секретарем французского посла в Венеции. Он делал все, что угодно, но прославился как интеллектуал только в более позднем возрасте.

А потом он был более известен как писатель, чем как философ, не так ли?

Впервые он стал известен благодаря докладу «Рассуждения о науке и искусстве », который был его ответом на конкурс, организованный Академией Дижона. Чуть позже стал писателем. Примерно в то же время он написал оперу. Его большим достижением как романиста было « Джули» или «Новая Элоиза» , вышедшее в 1761 году. Это был скандальный и убедительный роман в контексте 18 века, но сегодня его читают довольно сухо.

К тому времени его считали опасным мыслителем.

В 1762 году он опубликовал Эмиля , а также Общественный договор . Обе эти книги погрузили его в довольно большую глубину из-за его неортодоксальных взглядов на религию. Не столько политика, сколько религия доставили ему неприятности. Ему пришлось бежать из Франции, где он находился в розыске. Он искал убежище в Швейцарии и, в конце концов, под опекой Дэвида Хьюма добрался до Англии, а затем в Стаффордшире, где провел большую часть года.Здесь его психическое здоровье начало значительно ухудшаться. Он думал, что против него были замышлены серьезные заговоры, и что Дэвид Хьюм, в частности, старался его поймать. Это было не так. Однако Дамрош показывает, что со стороны Руссо не было ничего иррационального подозревать Юма, потому что люди, близкие к Юму, такие как Гораций Уолпол, высмеивали Руссо в прессе.

Психическое здоровье Руссо ухудшилось, когда он был в Англии. Как сложилась его жизнь после этого?

Он вернулся во Францию.Хотя формально он все еще находился в розыске, там все успокоилось. Затем произошли две вещи. Во-первых, он вступил в спор с гражданскими властями Женевы, гражданином которых он был, и которые осудили его работу. Это не было особенно хорошо. Некоторые горожане хотели поддержать его, но к тому времени он потерял интерес. В этом споре он высказал мнения, которые несколько противоречили демократическому Руссо, о котором мы часто думаем сегодня. Во-вторых, в более позднем возрасте он написал различные важные произведения, часто в ответ на заказы людей из-за границы, например, его республиканские сочинения о Польше и Корсике.Но в основном на поздних этапах жизни он зарабатывал деньги копированием музыки. Он вел немного затворническую жизнь.

«Ему удавалось раздражать и отталкивать людей, которые были его друзьями, или создавать о них различные фантазии».

Величайшим автобиографическим произведением в конце его жизни является «Мечтание одинокого ходока» . Это начинается с того, что он говорит: «Итак, вот я, один на земле, у меня нет ни брата, ни соседа, ни друга, ни общества, кроме меня самого: самого общительного и любящего из людей.Это показывает полное отсутствие самопознания. Ему удавалось раздражать и отталкивать людей, которые были его друзьями, или создавать о них различные фантазии. Между прочим, это красивая книга, возможно, самая его элегическая книга. Но этот отрывок действительно показывает это примечательное непонимание того, кем он был. Он говорит: «Здесь я один на земле», но его спутница, Тереза ​​Левассер, находится на заднем плане. В литературных кругах Просвещения над ней очень насмехались, потому что она не принадлежала к правильному социальному классу, но была верна ему до конца.

Учитывая его выдающееся положение среди мыслителей эпохи Просвещения, неудивительно, что существует ряд биографий Руссо. Почему вы выбрали именно Damrosch?

Он дает исчерпывающий взгляд на работы Руссо в одном томе, он очень доступен для широкого читателя и на английском языке. Есть и другие биографии, очень хорошие и научные, но довольно сухие. Если вы хотите получить общее представление о Руссо и его жизни, биографию, которая также критически рассматривает его собственные попытки написать историю своей жизни, я думаю, что это лучший выбор.

Ваш второй выбор —

Читая Руссо в ядерный век

Грейс Рузвельт.

Эта книга вышла в 1990 году в США, в самом конце холодной войны. Это исследование вклада Руссо в теорию международных отношений. Эта книга не получила должного внимания. Одна из самых замечательных вещей в этом заключается в том, что Грейс Рузвельт — работая над этой темой и просматривая дошедшие до нас тексты, — осознала, что один из самых важных фрагментов, который у нас был, действительно был беспорядком.Есть текст Руссо, который является чем-то средним между «Рассуждения о неравенстве» и «Общественный договор ». Руссо закончил «Общественный договор », сказав, что намеревается продолжить и писать о международных отношениях. Итак, текст называется Состояние войны: принципы права на войну . Поскольку он существовал до того, как Грейс Рузвельт приступила к работе, в нем не было никакого смысла, он, казалось, прыгал повсюду. На то была очень простая причина: предыдущие редакторы помещали страницы в неправильном порядке.

«Казалось, все прыгает. Причина была очень проста: предыдущие редакторы размещали страницы в неправильном порядке ».

Грейс Рузвельт пошла в музеи Швейцарии, где хранились некоторые рукописи Руссо, и заметила очень простую вещь. В конце каждой страницы было слово, и это слово было проиндексировано до слова, которое должно следовать на следующей странице. Почему-то предыдущие редакторы этого не заметили. Первоначально ее насторожил тот факт, что текст находится в неправильном порядке, так это то, что Руссо очень хорошо открывает строки.«Человек рожден свободным, но повсюду в цепях» — это пример этого из The Social Contract или уже цитированной мной строки из Reveries of a Solitary Walker : «Вот я один на Земле. … ‘. В «Состояние войны » громкое заявление в опубликованном тогда издании появилось на второй или третьей странице. Она подумала: «Это не может быть правдой, ведь именно так должен начинаться текст?» — и восстановила его. С тех пор он был снова реконструирован группой ученых из Франции во главе с Бруно Бернарди.Они выпустили новое издание, в которое были включены некоторые дополнительные материалы, и немного изменили его заказ. Но на самом деле заслуга в этом повторном открытии текста Руссо в 20-м веке принадлежит Грейс Рузвельт. Она сделала потрясающее открытие.

Почему она назвала его

Читая Руссо в ядерный век?

Ее интересовало, имеют ли работы Руссо о мире и войне и его связь с трудами аббата Сен-Пьера о вечном мире то затруднительное положение, в котором мы оказались во время холодной войны, противостояние между Востоком и Западом и возможно ли, чтобы человеческое общество в целом управлялось мирными институтами.Ее задачей было выяснить, сможет ли Руссо внести вклад в современное понимание войны и мира.

Как насчет вашей третьей книги?

Я выбрал штат Нью-Джерси. Книга Дента Руссо: Введение в его психологическую, социальную и политическую теорию (1989). Я выбрал эту книгу потому, что, когда она вышла, она предлагала реконструкцию моральной психологии Руссо, оказавшую огромное влияние, в том числе на таких людей, как Джон Ролз, и других политических философов, таких как Джошуа Коэн.Я думаю, будет правильным сказать, что большинство политических философов в англоязычном мире в основном взяли идеи Ника Дента об этих основных концепциях Руссо amour propre , amour de soi и pitié . Именно Ник Дент произвел революцию в том, как мы сегодня думаем о моральной психологии Руссо.

Во франкоязычном мире были писатели, которые до некоторой степени занимались аналогичной почвой — например, Жан Старобинский во Франции писал о моральной психологии Руссо.Однако ортодоксальность в англоязычном мире заключалась в том, что Руссо видел amour propre , это социальное чувство любви к себе, как чисто негативную и токсичную идею. Многие писатели были привлечены примитивистским пониманием Руссо, что для него идеалом был бы своего рода регресс к примитивному состоянию человечества. Многие люди на протяжении многих лет так читали Руссо. Дент подумал, что они ошибались с Руссо. Хотя amour propre , это правда, обычно это что-то токсичное, негативное и разрушительное, оно также может иметь и положительную сторону, и оно может соответствовать требованию, инстинкту, побуждению искать уважения и признания со стороны других. люди.Это очень тесно связано с идеями о справедливости и равенстве.

Так

amour propre

— это не всегда эгоистичное самолюбие, его можно связать с гражданской добродетелью?

Это может быть связано с гражданской добродетелью, да. Руссо видит, что у нас есть два пути, с помощью которых мы можем реализовать и удовлетворить нашу потребность в социальной любви к себе. Один из них — через личные отношения: если нам посчастливится найти любящие отношения с кем-то, кто любит нас в ответ, то это может удовлетворить эту жажду признания.Другой путь — это социальный и политический путь, так что если мы сможем жить вместе с другими людьми в справедливом обществе в отношениях равенства, тогда мы сможем наслаждаться жизнью, в которой наши сограждане ценят нас ради нас самих и где мы оказываем им такое же уважение, какое мы хотим, чтобы они относились к нам. Эти отношения равенства и взаимности необходимы для нетоксичной версии amour propre .

В последние годы у философов возобновился интерес к моральной психологии, но долгое время это не было популярной темой.Это считалось чем-то отличным от философии.

Да, интерес к теории морали XVIII века возродился. Вы можете найти много параллелей с работами Руссо, например, в книге Адама Смита Теория моральных чувств и в его представлении о беспристрастном зрителе. Ему нужно рассказать целую историю, которая интересным образом отличается от истории Руссо, о том, как люди обретают зрелую моральную психологию. Но вы также найдете идеи о моральной психологии у Канта: многие идеи Руссо о равенстве и уважении присутствуют в кантианской философии, хотя они официально депсологизированы, потому что кантианская философия — это все о «разуме», а не об аффекте и сантиментах.Но некоторые из тех же понятий существуют и имеют руссовскую генеалогию.

Перейдем к четвертому варианту.

Это сборник эссе Роберта Воклера, который был одним из выдающихся исследователей Руссо 20-го века. Он был посмертно отредактирован Брайаном Гарстоном, а вступление к нему сделал Кристофер Брук, в котором жизнь и работа Уоклера помещены в контекст. Я считал важным, что если мы собираемся посмотреть пять книг, связанных с Руссо, Воклер был представлен.В некотором смысле разочаровывает то, что Воклер так и не опубликовал большую книгу о Руссо. Напротив, он опубликовал множество эссе и небольшую книгу для OUP из серии «Past Masters». Но в течение своей карьеры, когда большинство людей считало его человеком, который больше всего знал о Руссо, он опубликовал множество отдельных эссе на определенные темы.

Одно эссе в книге, которое я особенно хотел бы упомянуть, вышло в 1978 году в специальном выпуске Daedalus к 200-летию со дня смерти Руссо.Он называется «Совершенные обезьяны в декадентских культурах: новый взгляд на антропологию Руссо». В этом материале Воклер рассматривает один отрывок, в частности, из «Рассуждения о происхождении неравенства » Руссо . В нем Руссо высказывает некоторые увлекательные рассуждения о приматологии и о том, принадлежим ли мы к тому же виду, что и орангутанги. Руссо указывает, что есть только один способ узнать это и что было бы аморально пытаться его использовать.

«Понимание состояло в том, что человек добр по своей природе, а общество сделало его злым.”

В эссе много увлекательной истории детализации идей. В том, что говорит Руссо, также есть парадоксальный аспект. Когда он описывает поведение действительно примитивных людей в неравенстве Неравенство , он описывает их как блуждающих в одиночестве по лесу, время от времени встречаясь с супругами и так далее. При этом он описывает набор поведений, которые фактически соответствуют поведению только одного крупного вида обезьян, а именно орангутанга. Поэтому, когда он говорит о том, связаны ли мы с орангутангом или принадлежим ли мы к тому же виду, что и они, он обсуждает их поведение и наше изначальное поведение, и похоже, что то, что он говорит, может быть научно точным.Фактически, существа, к которым он или, скорее, французские ученые того времени имели доступ и которые он, вероятно, описывает и дает имя « орангутан », были шимпанзе или, возможно, бонобо, которые очень общительны как животные. разновидность.

Меня очаровала мысль, что Руссо мог наблюдать больших обезьян. Есть ли на этот счет какие-нибудь доказательства?

Не думаю, что он наблюдал за живыми экземплярами. Воклер рассказывает нам, как люди привезли из Африки трупы обезьян.Руссо, должно быть, полагался на рассказы исследователей и на то, что писали о них ученые Парижа, вскрывавшие обезьян. Это были его источники.

Конечно, спорно, давал ли Руссо полунаучный взгляд на эволюцию человека в «Рассуждениях о неравенстве » , или же он делал что-то, что не претендует на истинное представление о происхождении человека. видов, а скорее исследует происхождение определенных концепций — концепций равенства и неравенства — не рассказывая нам правду, но давая нам своего рода концептуальную реконструкцию.

В политической философии существует традиция такого рода концептуальной реконструкции. Томас Гоббс, например, в

г.

Левиафан

, по крайней мере, в некоторых прочтениях, дает нам гипотетическое описание того, на что была бы похожа жизнь в естественном состоянии, а не историческое описание того, какой она была на самом деле.

Верно. Философы занимались этим давно. Вы получаете это в Гоббсе, вы получаете в Локке, вы получаете даже в Платоне.

Интересно видеть, как Руссо работает антропологом, а также философом и психологом.Он был вовлечен во многие аспекты интеллектуального исследования.

Да. Он утверждал, что все его зрелые сочинения были связаны воедино одним прозрением, прозрением, которое звучит просто, но на самом деле довольно сложно и неясно. Понимание — которое, по его словам, пришло к нему в прозрение, когда он шел к замку Венсен, где был заключен его друг Дидро, — состоит в том, что человек добр по своей природе, а общество делает его злым. Это якобы пришло к нему, когда он прочитал газету, содержащую конкурс, который привел к Рассуждения о науках и искусстве .И он утверждал, что это понимание объединило его вклад в различные дисциплины. Безусловно, это центральное место в его основных произведениях.

Похоже, Руссо был пессимистом в отношении человечества. Похоже, он считал это естественным идеальным образом жизни, от которого мы отпали.

Это, конечно, так звучит, но Руссо не думает, что мы можем вернуться назад. В некоторых произведениях он действительно предполагает, что были более ранние периоды существования, когда различные импульсы находились в лучшем равновесии, чем сейчас.Но даже эти более ранние фазы существования — а мы прошли период, когда люди блуждали в одиночестве по лесу — уже являются стадиями, на которых у людей появляется определенная степень самосознания, когда они начинают осознавать, как они выглядят. в глазах других людей, где понятия тщеславия и гордости уже существуют в человеческом роде и где существует определенное количество конфликтов.

Вы говорили о ведущей идее Руссо о естественной добродетели человечества и о том, как общество в какой-то степени ее испортило.Однако фундаментальным в этой естественной ситуации является отсутствие иерархии. Существует естественное равенство, и любая иерархия навязывается обществом. Но сам он жил в очень иерархическом обществе, особенно когда он был во Франции…

Верно. Руссо считает, что — это , определенное количество естественного неравенства между людьми, но это естественное неравенство довольно мало. Это правда, что некоторые люди умнее других, а некоторые сильнее других.Но эти естественные различия между людьми не лежат в основе и не объясняют те виды неравенства и иерархии, которые мы находим в человеческом обществе. Скорее он думает, что это неравенство было порождено соглашением, соглашением. Когда я говорю «создается по соглашению», это уже предполагает некий общественный договор. Но некоторые из этих соглашений заключаются без полного осознания людьми того, на что они соглашаются.

«Естественные различия между людьми не лежат в основе и не объясняют те виды неравенства и иерархии, которые мы находим в человеческом обществе.”

Неравенство, которое мы находим в современном обществе, — это неравенство, основанное на наших убеждениях, наших ожиданиях, наших договоренностях, на том, с чем мы готовы мириться в других людях. Руссо не обязательно враждебно относился ко всему этому неравенству, но он считал, что неравенство по условию должно работать на благо всех. Неравенство, которое мы на самом деле обнаруживаем в обществе — разница между одним процентом и множеством — не является условным неравенством, которое можно оправдать, обращаясь к всеобщему благу.Очевидно, что есть много людей, которые находятся внизу этих иерархий, которые теряют чувство собственного достоинства, у которых нет адекватных средств, чтобы прокормить себя, одеться и так далее.

Это плавно ведет к вашему последнему выбору книги,

Критика неравенства Руссо

Фредерика Нойхаузера. Почему вы выбрали эту книгу?

Это недавняя книга: она вышла в 2015 году. Это попытка реконструировать аргумент второго дискурса, Дискурс о неравенстве .

Это была довольно радикальная книга для своего времени.

Да, очень радикальная книга для своего времени. Как и «Рассуждение о науке и искусстве », это тоже была попытка ответить на приз. Академия Дижона устроила соревнование, и Руссо снова поступил. На этот раз он не выиграл. Это, чем большая работа, тем более оригинальная работа, заняла лишь второе место. Я уверен, что Руссо был этим разочарован. Это гораздо более интересная работа, хотя ее довольно сложно понять.Он дает нам предполагаемую историю человечества от самых ранних, предположительно, до современности. Он заканчивается тем, что мы попадаем в кошмар попытки жить по мнению других людей, кошмар конкуренции, тщеславия, гордости, публичного зрелища — всего того, с чем мы знакомы из современной жизни. Руссо спрашивает, как мы сюда попали.

Одна из интересных особенностей книги Нойхаузера заключается в том, что он серьезно относится к заявлению Руссо о том, что он на самом деле не пытается реконструировать человеческую историю как таковую.Скорее, он исследует предпосылки идей неравенства и иерархии, а также того, что делает неравенство возможным. Он использует идею гипотетической истории, чтобы попытаться оживить некоторые из этих идей, попытаться провести различие между тем, что естественно для человечества, а что искусственно. Он не читает Руссо как историка-любителя. По мнению Нойхаузера, Руссо пытается произвести генеалогию аналогично тому, как это делал много позже Ницше с его Генеалогия морали .

Есть ли какие-либо доказательства в поддержку идеи, что это гипотетическая история, кроме того факта, что она не может быть правдой?

Руссо фактически говорит в самом начале Рассуждения о происхождении неравенства , что было бы невозможно узнать правду о том, что это за история. Все, что мы можем сделать, это прочитать эту историю в природе современных людей и спросить, как мы к этому пришли. Но изначальная человеческая природа, которая лежит в нашем далеком прошлом, неясна.У него есть эта идея, это изображение статуи: статуя может изображать нашу изначальную человеческую природу, но она была разрушена морем и ветром. Его черты больше не читаются.

Мы живем в эпоху, когда самые разные люди пытаются реконструировать гипотетические истории о том, что произошло в плейстоцене, не обязательно признавая, что они гипотетические.

Это правда, но сегодня у нас есть доступ к археологическим инструментам, к которым Руссо не имел доступа. Так что мы можем довольно много заниматься сравнительной антропологией.Мы знаем о теории эволюции путем естественного отбора, мы можем изучить сходство между нами и другими видами приматов и спросить, какими характеристиками могли обладать наши ближайшие общие предки. Мы можем делать все это, а Руссо не мог.

Подзаголовок выбранной вами книги — «Реконструкция второго дискурса». Может быть, автор пытается представить книгу Руссо в лучшем свете? Устный перевод, чтобы он имел смысл для нас сейчас?

Да, думаю, правильно.Он пытается сделать ее доступной и актуальной для людей, которые знакомы с ее потомками, современной эгалитарной либеральной философией, особенно с философией таких людей, как Джон Ролз и Элизабет Андерсон, с ее представлениями о неравенстве в отношениях. Они имеют отношение к творчеству Руссо. Нойхаузер пытается объяснить людям, более знакомым с современной литературой по политической философии, как творчество Руссо вписывается в нее.

Как причинный катализатор письма или как нечто, что соответствует его структуре?

В каком-то смысле оба.Я думаю, что это правда, что работа Джона Ролза не могла быть произведена без Руссо в качестве предшественника. Если вы читаете Theory of Justice , если вы читаете The Social Contract , если вы читаете, что сам Роулз говорил о моральной психологии, вы видите всевозможные параллели с работами Руссо. Причинно-следственная связь, безусловно, существует. То, что делает Нойхаузер, позволяет современным политическим философам читать Руссо в связи с современной традицией политической философии, а также наряду с нефилософскими сочинениями о равенстве, такими как Томаса Пикетти «Капитал в XXI веке».

Если бы вам пришлось порекомендовать одну книгу Руссо человеку, который никогда ничего не читал, что бы вы выбрали?

Рассуждение о происхождении неравенства было бы хорошим местом для начала. Он не слишком длинный, и это часто является плюсом для современного читателя. К тому же в нем такое изобилие различных идей: в нем много отрывков, захватывающих воображение. Как и в случае с орангутанами, в нем есть контраст между жизнью карибского жителя Карибского моря и современного министра, история зарождающегося неравенства и гражданской войны и того, как верховенство закона может на самом деле укрепить неравенство между богатыми. и бедных, в нем есть отрывки о взаимосвязи между технологией и прогрессом, которые предвещают работу таких людей, как Маркс, и его идеи об историческом материализме.Все это есть за очень короткий промежуток времени. Итак, хотя это во многих смыслах запутанная работа — и иногда трудно понять, какими должны быть аргументы, — это работа, которая может побудить вас думать в самых разных направлениях, когда вы ее читаете. Это очень богато.

Что важного в Руссо? Почему мы должны заботиться о нем и его произведениях сегодня?

Руссо изменил наше понимание многих аспектов жизни. Три или четыре года назад французский журнал Le Nouvel Observateur выпустил специальный выпуск, посвященный Руссо, и на обложке он сделал следующие заявления о Руссо: он изобрел ребенка, природу, равенство, демократию и культ личности.Это большие претензии Руссо, но они не совсем безумные. Он изменил то, как мы думаем обо всех этих вещах: о нашей собственной субъективности, о политике, о равенстве. По размеру вклада и влияния на западную интеллектуальную культуру Руссо — большая фигура. Спустя более 300 лет после своего рождения он по-прежнему остается большой фигурой.

Five Books стремится обновлять свои рекомендации по книгам и интервью.Если вы участвуете в интервью и хотите обновить свой выбор книг (или даже то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу [email protected]

Интервью Five Books стоит дорого производить. Если вам понравилось это интервью, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

Физиологические эффекты медленного дыхания у здорового человека

Abstract

Практики медленного дыхания были приняты в современном мире по всему миру из-за их заявленной пользы для здоровья.Это вызвало интерес исследователей и клиницистов, которые начали исследования физиологических (и психологических) эффектов техники медленного дыхания и попытались раскрыть основные механизмы. Цель этой статьи — предоставить всесторонний обзор нормальной респираторной физиологии и задокументированных физиологических эффектов методов медленного дыхания согласно исследованиям на здоровых людях. В обзоре основное внимание уделяется физиологическим последствиям для дыхательной, сердечно-сосудистой, кардиореспираторной и вегетативной нервных систем, с особым акцентом на активность диафрагмы, эффективность вентиляции, гемодинамику, вариабельность сердечного ритма, кардиореспираторную связь, аритмию дыхательного синуса и симпатовагальный баланс.Обзор заканчивается кратким обсуждением потенциальных клинических последствий техники медленного дыхания. Это тема, которая требует дальнейшего изучения, понимания и обсуждения.

Ключевые моменты

  • Практики медленного дыхания приобрели популярность в западном мире из-за их заявленной пользы для здоровья, но остаются относительно нетронутыми медицинским сообществом.

  • Исследования физиологических эффектов медленного дыхания выявили значительное влияние на дыхательную, сердечно-сосудистую, сердечно-респираторную и вегетативную нервные системы.

  • Ключевые результаты включают влияние на активность дыхательных мышц, эффективность вентиляции, чувствительность к хеморефлексам и барорефлексам, вариабельность сердечного ритма, динамику кровотока, дыхательную синусовую аритмию, кардиореспираторную связь и симпатовагальный баланс.

  • Кажется, есть потенциал для использования техник контролируемого медленного дыхания в качестве средства оптимизации физиологических параметров, которые, по-видимому, связаны со здоровьем и долголетием и могут распространяться на болезненные состояния; однако существует острая необходимость в дальнейших исследованиях в этой области.

Образовательные цели

  • Обеспечить всесторонний обзор нормальной респираторной физиологии человека и документально подтвержденных эффектов медленного дыхания у здоровых людей.

  • Рассмотреть и обсудить доказательства и гипотезы, касающиеся механизмов, лежащих в основе физиологических эффектов медленного дыхания у людей.

  • Для определения медленного дыхания и того, что может составлять «автономно оптимизированное дыхание».

  • Чтобы начать обсуждение потенциальных клинических последствий техники медленного дыхания и необходимости дальнейших исследований.

Краткое резюме

При астме использовались техники медленного дыхания, но есть ли эффекты у здоровых людей? http://ow.ly/gCPO30eQOPZ

В последнее десятилетие появилась литература, в которой задокументированы эффекты и потенциальные клинические преимущества техники медленного дыхания, преимущественно при болезненных состояниях.Однако физиологические эффекты медленного дыхания у здорового человека еще предстоит всесторонне проанализировать. Документированные эффекты преимущественно распространяются на сердечно-сосудистую, вегетативную, дыхательную, эндокринную и головной системы. Цель этого обзора — дать базовое определение медленного дыхания и обобщить основные задокументированные эффекты у здоровых людей, чтобы сформировать базу знаний о физиологии и предлагаемых механизмах методов медленного дыхания, на которых можно обсудить потенциальные клинические применения.

История медленного дыхания

Акт управления дыханием с целью восстановления или улучшения здоровья практикуется в восточных культурах на протяжении тысячелетий. Например, йогическое дыхание (пранаяма) — это хорошо известная древняя практика контролируемого дыхания, часто выполняемая в сочетании с медитацией или йогой, из-за ее духовного и предполагаемого оздоровительного воздействия [1, 2]. Существуют различные формы пранаямы, такие как дыхание через ноздри (двойное, одинарное или попеременное), брюшное дыхание, интенсивное дыхание и вокализованное (пение) дыхание, которые выполняются с разной скоростью и глубиной [1, 2].Йога, а следовательно, и пранаяма, были впервые представлены на Западе в конце 1800-х годов, а ее популярность возросла в середине 1900-х годов. С тех пор дыхательные техники становятся все более популярными из-за растущего интереса к целостным и оздоровительным подходам в здравоохранении. Заявленные ими преимущества для здоровья и возможность лечения ряда заболеваний вызвали интерес медицинского и научного сообщества и стимулировали исследования в этой области.

С 1990-х годов система дыхательной терапии, разработанная в российском медицинском сообществе Константином Павловичем Бутейко, распространилась на нескольких континентах: метод Бутейко.К.П. Бутейко начал лечить пациентов с респираторными и сердечно-сосудистыми заболеваниями с помощью переквалификации дыхания в 1950-1960-х годах [3]. Бутейко и другие клиницисты, принявшие его методы, заявили об успехе в лечении широкого спектра хронических заболеваний, хотя прошло некоторое время, прежде чем метод распространился на другие страны [4]. С тех пор в нескольких клинических испытаниях и Кокрановских обзорах изучалась эффективность метода Бутейко в лечении астмы, при этом необходимы дополнительные исследования и последовательные результаты, чтобы поддержать опубликованные многообещающие результаты [5–10].

Методы обзора

Нашей целью было предоставить исчерпывающий обзор респирологам, физиологам, клиницистам и исследователям за пределами этой области. Обзор посвящен респираторной системе, сердечно-сосудистой системе, кардиореспираторному аппарату и вегетативной нервной системе. Каждый раздел начинается с краткого обзора физиологии этой системы при нормальном дыхании, за которым следует обсуждение исследованных физиологических эффектов медленного дыхания у здоровых людей.

Для целей этого обзора мы определяем медленное дыхание как любую частоту от 4 до 10 вдохов в минуту (0,07–0,16 Гц). Типичная частота дыхания у людей находится в диапазоне 10–20 вдохов в минуту (0,16–0,33 Гц).

Сначала мы выполнили поиск в Medline через PubMed, чтобы найти статьи, в которых рассматриваются или сообщаются о влиянии дыхания на людей с частотой 4–10 вдохов в минуту или 0,07–0,16 Гц. Были исключены исследования дыхания за пределами этого диапазона, а также те, которые включали респираторную нагрузку, аппараты постоянного положительного давления в дыхательных путях или другие дыхательные аппараты и / или другие дыхательные техники и / или медитацию, йогу, тай-чи, упражнения или диетические вмешательства, и так далее.Поиск в Medline расширился во время написания рукописи и включил литературу, относящуюся к нормальной физиологии дыхательной, сердечно-сосудистой, кардиореспираторной и вегетативной нервных систем, а также по другим темам, имеющим отношение к обзору.

Кардиореспираторный блок

Вариабельность сердечного ритма и барорефлекс

Мгновенную частоту сердечных сокращений можно измерить на записи ЭКГ как время между ударами: интервал R – R. Колебание интервалов R – R — это физиологическое явление, известное как вариабельность сердечного ритма (ВСР).Колебания ВСР и артериального давления происходят случайным образом и ритмично. Спектральный анализ мощности этих колебаний показывает два значимо коррелированных ритмических колебания, обозначенных пиком с частотой около 0,25 Гц (высокая частота (HF)) и пиком с частотой около 0,1 Гц (низкая частота (LF)) [49, 50]. Колебания HF совпадают с типичной частотой дыхания (, т. Е. ,15 вдохов в минуту, 0,25 Гц) и, следовательно, связаны с фазовыми эффектами приливного дыхания на сердечно-сосудистую систему (механические, гемодинамические и кардиореспираторные механизмы), тогда как LF Считается, что колебания соответствуют механизмам сердечной обратной связи, которые работают медленнее и не зависят от дыхания [50–52].

Барорецепторный рефлекс (барорефлекс) — это механизм отрицательной обратной связи, включающий рецепторы растяжения, присутствующие в основном в дуге аорты и каротидных синусах, которые контролируют артериальное кровяное давление и реагируют на острые изменения через центрально-нервно-вегетативных путей, которые мы будем обсудим более подробно в следующих разделах. Вкратце, артериальные барорецепторы активируются повышением артериального давления и сигналами огня через афферентные нервы к сердечно-сосудистому центру в продолговатом мозге, который передает быстрые парасимпатические эфферентные сигналы через блуждающий нерв в синоатриальный (SA) узел для уменьшения частота сердечных сокращений, в то время как симпатические эфферентные сигналы передаются через , симпатическая цепь в грудном отделе позвоночника к сердцу и кровеносным сосудам подавляется, что приводит к снижению частоты сердечных сокращений, сердечного выброса и вазомоторного тонуса (обзор Wehrein и Joyner [53]).Активность барорецепторов снижается при низком артериальном давлении, что приводит к обратным эффектам. Считается, что низкочастотные колебания артериального давления (известные как волны Майера) представляют собой симпатическую руку барорефлекса, которая колеблется медленнее, чем дыхание при 0,1 Гц [51, 54, 55]. Таким образом, барорефлекс тесно связан с низкочастотными колебаниями ВСР, возможно, даже главным образом за них [51, 56-59].

HF ВСР и активность барорефлекса зависят от фазовых эффектов дыхания, при этом частота дыхания модулирует взаимосвязь между колебаниями ВСР и артериального давления [60].Было показано, что медленное дыхание заставляет пульсовые гармоники кровотока (, т.е. . колебания артериального давления) синхронизироваться с ритмом сердца [29]. Различные исследования показали, что медленное дыхание увеличивает амплитуду колебаний артериального давления и ВСР, и что это особенно важно при частоте дыхания 6 вдохов в минуту (0,1 Гц) [21, 61–64]. Считается, что при 6 вдохах в минуту НЧ колебания ВСР усиливаются за счет дыхания [65, 66]. Например, исследование здоровых мужчин, у которых каротидные барорецепторы стимулировались всасыванием шеи во время кардиостимуляции, показало, что влияние артериального барорефлекса на частоту сердечных сокращений и артериальное давление усиливалось во время дыхания со скоростью 6 вдохов в минуту [41].Более того, исследования влияния соотношения времени дыхательной фазы показали тенденцию к увеличению чувствительности барорефлекса и амплитуды ВСР, когда соотношение вдох / выдох составляет 1/1 при медленном дыхании с частотой 0,1 Гц [67–69]. Ритмическое влияние фазового дыхания на ВСР — это физиологическое явление, известное как респираторная синусовая аритмия.

Дыхательная синусовая аритмия

Дыхательная синусовая аритмия (ДСА) — это ВСР синхронно с фазами дыхания, при этом интервалы R – R укорачиваются на вдохе и удлиняются на выдохе [70, 71].Обычно RSA имеет частоту 0,25 Гц (, т.е. . частота дыхания), что отражено в пике колебаний ВЧ ВСР. Таким образом, частота RSA изменяется с частотой дыхания, что, как известно, приводит к сдвигу разности фаз между дыханием и ВСР (ответ частоты сердечных сокращений) и изменению амплитуды ВСР. Об этом впервые сообщили Angelone и Coulter [72] в ранней непрерывной записи RSA у здорового человека, которая продемонстрировала, что по мере снижения частоты дыхания разница фаз сокращалась до 4 вдохов в минуту, при этом ВСР и вдохновение / выдох были в точной фазе; все же это было при 6 вдохах в минуту (0.1 Гц), где разность фаз составляла 90 °, наблюдалась максимальная амплитуда ВСР. Максимальное увеличение RSA / HRV на уровне около 6 вдохов в минуту было подтверждено многочисленными исследованиями [65, 73, 74]. Это указывает на резонанс кардиореспираторной системы и, следовательно, называется «эффектом резонансной частоты» [72, 75]. На частоте 0,1 Гц RSA также резонирует с частотой интегрирования барорефлекса LF и волнами Майера [55]. Таким образом, дальнейшие исследования показывают, что чувствительность как ВСР (RSA), так и барорефлекса максимизируется, когда дыхание замедляется до ~ 6 вдохов в минуту (), хотя эта резонансная частота действительно варьируется между людьми [25, 41, 52, 61, 62, 75].Также было показано, что увеличение дыхательного объема [36, 73, 76] и диафрагмального дыхания [18] значительно увеличивает RSA, значительно больше при более медленной частоте дыхания. Напротив, в многочисленных исследованиях сообщалось о снижении RSA с увеличением частоты дыхания [72, 73, 77].

Максимальная ВСР обычно наблюдается при частоте дыхания 6 вдохов в минуту (0,1 Гц). Воспроизведено из [25] с разрешения издателя.

Считается, что RSA имеет определенное физиологическое значение, хотя до конца не выяснено.Исследования показали, что одна из возможных функций RSA заключается в повышении эффективности газообмена в легких путем захвата сердечно-сосудистых колебаний в фазах дыхания, тем самым согласовывая вентиляцию и перфузию с частотой сердечных сокращений и, следовательно, легочным кровотоком, и уменьшая физиологическое мертвое пространство [45, 47, 48, 78, 79]. Кроме того, была выдвинута гипотеза, что RSA играет неотъемлемую роль в состоянии покоя кардиореспираторной системы, поскольку повышение эффективности газообмена в легких минимизирует расход энергии, что подтверждается тем фактом, что RSA максимизируется во время сна, расслабления, медленного, глубокого дыхания, и в положении лежа на спине, и уменьшается во время упражнений и состояний тревоги (обзор Хаяно и Ясума [80]).Альтернативная гипотеза состоит в том, что RSA сводит к минимуму работу сердца, сохраняя при этом соответствующие концентрации газов в крови, и что это подчеркивается во время медленного, глубокого дыхания [74, 81]. Исследования также указали на роль RSA в буферизации системных колебаний кровотока, возникающих в результате дыхательных изменений венозного наполнения и ударного объема левого сердца [29, 35]. Влияние медленного дыхания на максимизацию RSA требует обсуждения предлагаемых механизмов.

Механизмы RSA

Точные механизмы, лежащие в основе RSA, были тщательно изучены, но эта тема остается относительно нерешенной и активно обсуждается.Споры в основном вращаются вокруг того, генерирует ли RSA преимущественно барорефлекс или центральный дыхательный центр [82]. Урегулированию этой дискуссии препятствует отсутствие согласованности между экспериментальными методами, неоднородность исследуемой популяции и, следовательно, отсутствие сходящихся результатов, смешивающие переменные и неспособность по-настоящему определить причину и следствие. Тем не менее, общепринято считать, что генез RSA включает сеть центральных, периферических и механических элементов, которые, вероятно, взаимодействуют двунаправленно и синергетически влияют на ВСР [36, 38, 83].

Первый уровень генерации RSA включает в себя механические факторы, такие как изменения венозного возврата, ударного объема и сердечного выброса, которые вызваны колебаниями внутригрудного / внутриплеврального давления, вызывая колебания частоты сердечных сокращений и артериального давления [52]. Также предполагается, что барорефлекс управляет ВСР в ответ на респираторные колебания артериального давления [25, 57, 74, 84–86]. Дополнительные периферические элементы, которые, как известно, способствуют развитию RSA, включают периферический хеморефлекс [87], рефлекс Бейнбриджа (рецепторы растяжения предсердий, которые реагируют на увеличение объема крови во время вдоха (когда увеличивается венозное наполнение) увеличением частоты сердечных сокращений [88, 89]) и Рефлекс Геринга-Брейера (медленно адаптирующиеся рецепторы растяжения легких, активируемые умеренным или чрезмерным раздувом легких, вызывающим повышенное дыхательное движение и частоту сердечных сокращений) [71, 90, 91].Увеличение этих механических элементов и периферических рефлексов может быть достигнуто с помощью медленного, глубокого дыхания, которое будет способствовать наблюдаемому увеличению амплитуды RSA (обзор Биллмана [38]).

Центральная теория RSA вращается вокруг дыхательных и сердечно-сосудистых центров в продолговатом мозге, которые сходятся, чтобы генерировать кардиореспираторные ритмы. Теория предполагает наличие «нервного водителя ритма»: колебания активности кардиореспираторных нейронов, которые генерируют внутренний ритм, регулирующий обе системы [92].Эти нейроны-пейсмекеры были идентифицированы в ядре Solitarius (NTS) и ядре ambiguus, колебания которых, как сообщается, находятся в фазе с активностью дыхательного диафрагмального нерва, и которые способны создавать внутренний кардиореспираторный ритм, регулирующий частоту сердечных сокращений через вегетативные эфференты вдоль блуждающего нерва (парасимпатический) и сердечные симпатические нервы к узлу SA (обзор Berntsen et al. [70]). Хотя у этого нейронного водителя ритма есть внутренний ритм, он встроен в сложную сеть нервных путей и входов, включая те из механических и периферических рефлексов, которые воспринимаются нейронами в NTS [70, 90].

Предложение «респираторных ворот» было попыткой охарактеризовать вегетативную модуляцию сердечных сокращений кардиореспираторными центрами. Было высказано предположение, что «инспираторные нейроны» в NTS представляют собой стробирующий механизм, открытие и закрытие которого синхронизировано с фазами дыхания [93]. Закрытие ворот совпадает с вдохом и активацией рецептора легочного растяжения, в то время как открытие ворот совпадает с выдохом, позволяя вегетативным эфферентам, передающим активность периферических рефлексов, которые накапливаются в NTS, течь в ядро ​​ambiguus и доставляться к сердцу [93] .Это будет поддерживать респираторную модуляцию вегетативного оттока в качестве основного генератора RSA [39].

Вегетативная нервная система

Парасимпатическая
по сравнению с симпатическая

Упрощенно можно сказать, что две ветви вегетативной нервной системы осуществляют противоположный контроль над сердцем. Сердечные парасимпатические эфференты передаются через блуждающий нерв и вызывают замедление сердечной деятельности за счет высвобождения ацетилхолина , в то время как симпатические эфференты передаются через сеть нервов в симпатической цепи грудного отдела позвоночника и ускоряют частоту сердечных сокращений 0 через высвобождение норадреналина [94].Обе системы демонстрируют внутренний тонический ритм, который генерируется центральным нервным механизмом; однако активность блуждающего нерва может оказывать гораздо более быстрое влияние на сердце, чем активность симпатической, предположительно из-за более быстрой передачи сигнала и кинетики рецепторов ацетилхолина, так что она способна задерживать немедленное сердцебиение и, следовательно, может модулировать сердце частота на более высоких частотах, в то время как сердечное симпатическое влияние снижается на ∼0,1 Гц [70, 89, 95]. Кроме того, ацетилхолин ингибирует высвобождение норадреналина и затмевает норадреналин в узле SA; следовательно, парасимпатическая активность считается доминирующим звеном вегетативной нервной системы, обеспечивая гомеостатический фоновый уровень контроля над частотой сердечных сокращений в условиях покоя [95–98].Симпатическая активность предположительно минимальна или отсутствует в условиях покоя у здоровых людей, тогда как она высока при различных болезненных состояниях, а также у здоровых людей во время физических и психических расстройств [51, 94].

ВСР, таким образом, в значительной степени является продуктом деятельности парасимпатической и симпатической нервной системы [38]. Считается, что ВЧ-колебания ВСР преимущественно опосредуются парасимпатически, тогда как НЧ-колебания ВСР опосредуются как симпатическими, так и парасимпатическими, в зависимости от обстоятельств, как упоминалось ранее [49, 99].Таким образом, ВСР рассматривается как качественный показатель «симпатовагального баланса», отражающий вес парасимпатического по сравнению с симпатическим вегетативным контролем , при этом более высокое соотношение LF / HF HRV отражает симпатическое доминирование, а более низкое соотношение отражает парасимпатическое доминирование [100–102].

Респираторная модуляция вегетативного оттока

Обе ветви вегетативной нервной системы находятся под контролем центральных дыхательных центров, где сходятся вегетативные механизмы рефлекторных механизмов и рецепторов растяжения легких.Вегетативные оттоки тормозятся на вдохе и растормаживаются на выдохе: теория дыхательных ворот [39, 52, 93]. Считается, что влияние фазы дыхания на сердечно-сосудистую деятельность гораздо более значимо; тем не менее, из-за более прямого центрально-нервного управляющего механизма и скорости передачи парасимпатического сигнала и эффекта, который позволяет модулировать частоту сердечных сокращений на всех частотах дыхания [70, 89]. Симпатические всплески действительно происходят, когда ворота открыты во время выдоха, однако наблюдается гораздо большее отставание ответа по сравнению с парасимпатическим действием, и они также менее эффективны, чем больше активность блуждающего нерва из-за подавления высвобождения и эффекта норадреналина [39, 95, 96, 98].В дополнение к этому, наблюдаемая корреляция между фазовой парасимпатической активностью блуждающего нерва («тонус блуждающего нерва») с колебаниями ВСР, связанными с дыхательной фазой, подтверждает гипотезу о том, что RSA в значительной степени является вагусным феноменом [71, 103].

Используя спектральный анализ мощности, скорректированный на респираторное влияние, влияние частоты дыхания на вегетативную активность можно оценить с помощью индексов мощности LF / HF и во временной области [65]. Используя этот метод, Чанг et al. [42] сообщил о сдвиге в сторону парасимпатического баланса и увеличении активности блуждающего нерва у здоровых людей, которые дышали со скоростью 8 вдохов в минуту, в отличие от 12 и 16 вдохов в минуту.Точно так же Чжан et al. [103] провел исследование у здоровых людей, дышащих с частотой 8 (медленное), 12 (среднее) и 18 (быстрое) дыхание в минуту, используя анализ во временной области, чтобы охарактеризовать кривые респираторной реакции блуждающей активности. Они обнаружили, что медленное дыхание увеличивает мощность блуждающего нерва, унося вызванное блуждающим нервом сердечное восстановление к фазам дыхания [97]. Также было показано, что во время контролируемого, медленного, глубокого дыхания модуляция симпатической активности в дыхательной фазе сильнее, так что более полное торможение наблюдается в период от раннего вдоха до середины выдоха [104].Было высказано предположение, что для достижения долгосрочного сдвига в сторону парасимпатического доминирования необходима длительная практика медленного дыхания, как это наблюдалось у здоровых людей, которые регулярно практиковали медленное дыхание в течение 3 месяцев [105].

Тейлор et al. [76] исследовал влияние симпатической блокады на RSA у здоровых людей при различной частоте дыхания (15–3 вдоха в минуту) и обнаружил, что RSA усиливается, когда сердечная симпатическая активность блокируется на всех частотах дыхания.Их результаты также показали, что тоническая активность блуждающего нерва постоянна на всех частотах дыхания, на что они предположили, что во время быстрого дыхания выделяется меньше ацетилхолина, поскольку выдох сокращается; таким образом, RSA уменьшается. И наоборот, при резонансной частоте (6 вдохов в минуту) высвобождение и гидролиз ацетилхолина оптимизируются; следовательно, RSA максимизируется. Далее к этому моменту Ван et al. [67] наблюдали тенденцию к увеличению ВСР при 6 вдохах в минуту при соотношении вдох / выдох 1/1 и основывали свое объяснение на оптимальном высвобождении и гидролизе ацетилхолина.

И наоборот, исследователи постулировали, что при 6 вдохах в минуту, хотя симпатическая активность не обязательно изменяется, симпатические всплески также могут вносить вклад в ВСР, вероятно, из-за интеграции барорефлекса и волны Майера на этой частоте дыхания [65, 70]. В исследовании Чжана et al. [103], хотя они наблюдали увеличение силы блуждающего нерва при медленном дыхании, сила симпатии существенно не изменилась; однако наблюдалось изменение характера симпатических всплесков при вдохе (также сообщалось Коидзуми et al. [96], уплотнения et al. [104] и Лимберг et al. [106]). На аналогичной ноте Видигал et al. [107] провел исследование влияния медленного дыхания (6 вдохов в минуту) на вегетативную реакцию на постуральный маневр. Медленное дыхание улучшило сердечную симпатическую и парасимпатическую реакцию на физические возмущения, что, по их мнению, может быть результатом повышенной чувствительности барорефлекса из-за повышенного (начального) парасимпатического тонуса и синхронизации симпатической и парасимпатической систем со скоростью 6 вдохов в минуту.Следовательно, нельзя ошибаться в том, что практика медленного дыхания должна минимизировать симпатическую активность, а скорее в том, что она способна достичь оптимального симпатовагального баланса и повысить вегетативную реактивность на физический и умственный стресс.

Обсуждение

Физиологические эффекты медленного дыхания действительно обширны и сложны. Упрощенная модель сети взаимодействия дыхательной, центральной нервной системы и сердечно-сосудистой системы представлена ​​в [108]. Из этого обзора можно увидеть, что характер дыхания, определяемый частотой дыхания, дыхательным объемом, активацией диафрагмы, дыхательными паузами и пассивным по сравнению с активным выдохом , оказывает глубокое влияние не только на эффективность дыхания, но и на сердечно-сосудистую функцию. и автономная функция, где эффекты двунаправленные.Краткое изложение основных эффектов медленного дыхания (подтвержденных или предполагаемых), обсуждаемых в этом обзоре, представлено в.

Упрощенная модель кардиореспираторного контроля, демонстрирующая взаимосвязь между дыхательной и сердечно-сосудистой системами. τ: задержка кровообращения; ILV: мгновенный объем легких; ЧСС: частота сердечных сокращений; ЦНС: центральная нервная система; SAP: систолическое артериальное давление; ДАП: диастолическое артериальное давление. Воспроизведено из [108] с разрешения издателя.

Таблица 1

Задокументированные эффекты медленного дыхания в здоровом человеческом теле, как указано в этом обзоре

Респираторный Обычно совпадает с увеличенным дыхательным объемом и может улучшить диафрагмальную экскурсию [16, 18]
Улучшает вентиляцию эффективность и артериальная оксигенация посредством рекрутирования альвеол, растяжения и уменьшения альвеолярного мертвого пространства [23, 24]
Умеренная чувствительность к хеморефлексу [21]
Сердечно-сосудистые Увеличивает венозный возврат → увеличивает наполнение правых отделов сердца → увеличивает ударный объем → увеличивает сердечный выброс [29, 30, 32, 35]
Заставляет колебания пульса артериального давления синхронизироваться с ритмом сердцебиения [29]
Синхронизация вазомоции [34]
Может увлекать и усиливать вазомоцию (и микропоток), я.е. для улучшения оксигенации крови [34]
Увеличивает колебания ВСР и артериального давления [21, 41, 42, 62]
Может снижать среднее артериальное давление [30, 41, 43, 44]
Кардиореспираторные Аугменты LF HRV и чувствительность барорефлекса [41, 60, 65, 66, 77]
Увеличивает RSA (до 6 вдохов в минуту (резонансная частота)) [41, 61, 62, 72–75]
Повышает эффективность газообмена в легких [ 45, 47, 48, 78–80 ], минимизирует работу сердца [ 74, 80, 81 ], буферизует колебания артериального давления [ 29, 35 ]
Кластеризация сердечных сокращений на вдохе фаза (кардиореспираторная связь) [46, 47]
Синхронизация пульсовых гармоник кровотока и сердечного ритма [29]
Вегетативная нервная система Повышает активность блуждающего нерва (тонус блуждающего нерва) [42, 103]
Переход к парасимпату этическое доминирование [42, 105]
Увеличивает силу блуждающего нерва (вовлечение сердечной перезагрузки блуждающим нервом в фазы дыхания) [97, 103]
Оптимизирует высвобождение ацетилхолина и гидролиз в узле SA [ 67, 76 ]
Усиливает фазовую модуляция симпатической активности [104, 106]
Улучшает вегетативную реакцию на физические возмущения ( i.е . стоя) [107]
Оптимизирует симпатовагальный баланс [ 107 ]

Последствия

Изменения респираторных параметров могут происходить в нормальном населении при отсутствии респираторных заболеваний; однако традиционная медицина не пыталась определить, что может составлять оптимизированное дыхание у нормального населения, и, учитывая сильное влияние на тонус блуждающего нерва, то, что составляет «автономно оптимизированное дыхание».Возможно, пришло время усовершенствовать технику дыхания, которая оптимизирует вентиляцию, газообмен и артериальную оксигенацию, максимизирует тонус блуждающего нерва, поддерживает парасимпатико-симпатический баланс и оптимизирует объем кардиореспираторного резерва, который может потребоваться во время интенсивного физического или психического стресса или активности. . Согласно исследованиям, рассмотренным здесь, «автономно оптимизированное дыхание», по-видимому, находится в диапазоне 6–10 вдохов в минуту с увеличенным дыхательным объемом, который достигается за счет активации диафрагмы.Хотя это не рассматривается здесь, носовое дыхание также считается важным компонентом оптимизированного дыхания [109, 110]. Это легко достижимо для большинства людей с помощью простой практики, и в литературе еще не появилось каких-либо задокументированных побочных эффектов дыхания в диапазоне 6–10 вдохов в минуту. Контролируемое медленное дыхание, по-видимому, является эффективным средством максимального увеличения ВСР и сохранения вегетативной функции, оба из которых были связаны со снижением смертности при патологических состояниях и продолжительности жизни в общей популяции [41, 111–119].

Направления будущих исследований

Конкретные физиологические переменные изучались в основном во время краткосрочного выполнения спонтанного и контролируемого медленного дыхания в контролируемой среде, в то время как записи во время устойчивой практики медленного дыхания немногочисленны. Большой научный интерес представляет эффект от длительной практики медленного дыхания. Впоследствии исследования могут быть расширены, чтобы выяснить, может ли контролируемое медленное дыхание оптимизировать физиологические параметры при патологических состояниях (не ограничиваясь дыхательной системой).Иерархия исследований обеспечит основу, на которой любые терапевтические утверждения могут быть проверены и подтверждены.

Состояние природы, рассмотренное Руссо

Состояние природы, рассмотренное Руссо!

Состояние природы обсуждалось Руссо в его «Рассуждениях о происхождении неравенства». Его естественное состояние — инструмент для выявления болезненного и извращенного состояния нынешнего цивилизованного человека. Он лишен догм и современных условностей, которые характеризуют современное общество.Против Гоббса Руссо сказал, что в естественном состоянии люди невиновны, абсолютно свободны и ведут состязательную жизнь.

Люди никогда не сталкивались с войной и имели минимум желаний, совместимых с их потребностями выживания. Они никогда не жаждали большего имения. Все было доступно в изобилии, и им не было необходимости зависеть от других и, по логике, не было необходимости в широком социальном взаимодействии. Однако важно отметить, что присутствовала «нерефлексивная симпатия и общее сострадание» к другим без какой-либо дискриминации.

Естественный человек для Руссо был по его собственному описанию «благородным дикарем», не знавшим ни порока, ни добродетели. Такой человек жил уединенной, счастливой и беззаботной жизнью. Руссо полагал, что в естественном состоянии нет места таким порокам, как обвинение, критика, осуждение, сравнение с другими и различение, основанное на заслугах. По его мнению, ошибочно признавать различия в обществе, поскольку это делает их неравными.

Человеческие существа в естественном состоянии состоятельны и любят себя.Однако это не значит, что они не сочувствуют другим. У них действительно есть чувство сострадания к страданиям других. Руссо безмерно верил в естественную доброту людей и считал, что один по своей природе так же хорош, как и любой другой.

Однако эта природная доброта человека была испорчена в самых изощренных обществах. Для Руссо история — это история коррупции, когда здоровая невинность уступает место коррумпированной изощренности с появлением сельского хозяйства и технологий.

Ощущение того, что личность фрагментирована как потребности, умножается в контексте полностью социального состояния, в котором счастье и самоуважение измеряются сравнительно. Превращение мира грубого и грубого равенства в изощренное состояние социального неравенства означает гибель и фрагментацию человечества. Мужчина становится чужим самому себе.

Руссо считал, что цивилизация порабощает и развращает человека и делает его неестественным. Хотя в естественном состоянии все люди были равны, различия и дискриминация являются отличительными чертами современного цивилизованного общества.Руссо был последовательным в утверждении, что человек по природе святой и, следовательно, коррупция современного общества может объяснить неправильное поведение и деградацию людей.

Благородный дикарь вел счастливую жизнь в естественном состоянии, то есть до образования таких институтов, как « частная собственность », которая сама возникла как следствие желания иметь семью и оседлую жизнь, полностью заменяющую жизнь. странника. Эти институты разрушили существовавшее до сих пор естественное равенство между людьми.Люди потеряли свободу и самодостаточность.

Общество стало свидетелем насилия, преступлений и других пороков общества, включая рабство. После этого «стало проблемой гармонизировать институты семьи, собственности, общества, закона и правительства со свободой, равенством и индивидуализмом естественного состояния». сложно управлять проблемами общества.

Руссо утверждал в своей книге.Общественный договор, согласно которому, несмотря на счастливую жизнь, которую люди вели в изначальном естественном состоянии, они были вынуждены покинуть ее из-за множества препятствий, которые угрожали их самосохранению. Далее он сказал, что «люди пришли к осознанию того, что развитие их природы, реализация их способности к разуму, наиболее полное переживание свободы могут быть достигнуты только с помощью общественного договора, который устанавливает систему сотрудничества через закон. -заводящий и силовой кузов. ‘

Руссо утверждал, что решение проблем, создаваемых препятствиями естественного состояния, состоит в том, чтобы найти такую ​​форму ассоциации, которая будет защищать и защищать всей общей силой личность и имущество каждого партнера, и в котором каждый, в то время как объединяясь со всеми, может по-прежнему подчиняться одному себе и оставаться таким же свободным, как и прежде.Это осознание людей приводит к возникновению государства или политической ассоциации через общественный договор.

Вольтер и Руссо

Вольтер (1696–1778) и Руссо (1712–1778) — два главных интеллектуальных творца современной Европы. Оба они выступали против феодализма, господствовавшего во Франции того времени. Они дополняли друг друга: Вольтер подчеркивал разум, а Руссо — эмоции.

Вольтер восхищался научным прогрессом того времени и отвергал христианские суеверия. Он был продуктом и популяризатором Просвещения, его интереса к науке, его веры в естественные права, человеческий разум и человеческое совершенство, и он атаковал иррациональные идеи и институты 18-го века. Против организованного христианства, католического или протестантского, он делал особенно резкие выпады, неоднократно называя его l’infame и используя боевой клич Ecrasez l’infame (подавить позор).Для него все священники были самозванцами, все чудеса — иллюзиями, а все откровения — изобретениями людей, и он использовал оружие сатиры, чтобы обрушиться на них (см. Его книги «Кандид», «Задиг» и т. Д.). Он был решительным сторонником свободы слова, свободы религии и терпимости и осуждал религиозный фанатизм.

Руссо считал, что естественный человек не был опасным, эгоистичным животным, которого представлял Гоббс, а был добродетельным существом, «благородным дикарем». В своем «Рассуждении о происхождении неравенства» Руссо попытался показать, как тщеславие, жадность и эгоизм проникли в сердца «благородных дикарей», как сильнейшие отгородили для себя участки земли и заставили слабых признать право частной собственности.По его словам, в этом и состоит реальная причина неравенства среди мужчин

.

В своей самой известной книге «Общественный договор» Руссо выдвинул свою теорию «общей воли» (volonte generale), которая на самом деле означала народный суверенитет. Для того времени это была революционная теория. Феодальная теория заключалась в том, что король был верховным, и люди, являющиеся его подданными, должны подчиняться ему. Теория Руссо полностью изменила отношения между государством и народом. Согласно Руссо, это был народ, а все государственные органы были только слугами народа.

В то время как мыслители Просвещения, Вольтер, Дидро, Гольбах, Гельвеций и др. Делали упор на разуме, Руссо делал упор на эмоции. Он считал, что один разум без страсти (борьба с несправедливостью) бесплоден. Именно философия Руссо победила во Французской революции (1789 г.).

Желающие узнать больше о Вольтере и Руссо могут прочитать книги Уилла Дюранта «История цивилизации»: «Эпоха Вольтера» и «Руссо и революция».

FacebookTwitterLinkedinEmail
Заявление об ограничении ответственности

Мнения, выраженные выше, принадлежат автору.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *