Самодетерминации теория: Исследование системы мотивации персонала в Агентстве недвижимости

Автор: | 23.02.1979

Содержание

Как мотивировать сотрудников, которым вполне хватает на жизнь?

Как мотивировать сотрудников, которым вполне хватает на жизнь?

Сознательно или нет, многие руководители подходят к мотивации персонала на основании иерархии  потребностей Маслоу. Пора двигаться в будущее.  Современные методы мотивации персонала — в Теории самодетерминации.

3 базовые человеческих потребности. И это не пить, есть, спать

Впервые теория была озвучена американскими психологами Деси и Райаном в 1980 годах, но в социологии и управлении персоналом начала использоваться с 2000 годов. Теория самодетерминации противопоставлялась направлению бихевиоризма, которое отрицало существование внутренней мотивации.  Согласно Теории, существуют три базовые потребности, которые лежат в основе внутренней мотивации: автономия, компетентность и связанность.

Удовлетворение базовых потребностей работника, согласно теории Деси и Райана, позволяет повысить эффективность их работы.

На практике помочь сотруднику удовлетворить его основные врожденные потребности можно разными способами.

1. Потребность в автономии

Это стремление человека быть инициатором собственных действий, нести за них ответственность, самостоятельно контролировать свое поведение.

Что делать менеджеру:

  • Дайте возможность сотрудникам устанавливать сроки выполнения поставленных перед ними задач. Так вы позволяете им самостоятельно контролировать свою работу и обеспечивать личный профессиональный рост.
  • Не используйте практику проведения конкурсов между сотрудниками. Неэффективность такого подхода к мотивации персонала доказана. Работники, концентрируя внимание на соревновании между собой, теряют из виду более значимые профессиональные цели.
  • Не заставляйте работать. Лучших профессиональных результатов достигнут те сотрудники, которые самостоятельно выбрали сферу деятельности. Нанимайте на работу тех, кто хочет работать, а не тех, кто вынужден это делать в силу жизненных обстоятельств.

2. Потребность во взаимосвязи с другими людьми

Любой человека стремится установить прочные и надежные отношения, основанные на общих интересах и чувстве привязанности.

Что делать менеджеру:

  • Интересуйтесь мнением своих сотрудников. Дайте им возможность быть услышанными.
  • Создайте систему корпоративных ценностей. Это объединит сотрудников с разными профессиональными целями.
  • Приобщайте сотрудников к благотворительности, общественно полезным проектам.

3. Потребность в компетенции

Желание добиться результатов и быть эффективным в конкретной сфере присуще всем людям.

Что делать менеджеру:

  • Дайте возможность сотрудникам повышать свою квалификацию, учиться новому. Создайте ресурс с доступной профессиональной информацией для работников компании.
  • Ставьте перед сотрудниками не только производственные задачи, но и образовательные.
  • В конце рабочего спрашивайте не «Что вы сегодня сделали?», а «Чему новому вы сегодня научились?».

Сотрудники изменились – меняйте способы мотивации 

Удовлетворение потребностей в автономии, связанности и компетентности позволяет человеку раскрыть глубинные ресурсы внутренней мотивации. Так что теперь перед менеджером стоит задача не только поиска внешних источников трудовой мотивации. Лидер должен задаться вопросом: «Как помочь сотрудникам удовлетворить их базовые потребности, чтобы дать выход внутренней мотивации?». 

Удовлетворение базовых психологических потребностей как источник трудовой мотивации и субъективного благополучия у российских сотрудников

Удовлетворение базовых психологических потребностей в автономии, компетентности и связанности с другими людьми, постулируемые в теории самодетерминации Э. Диси и Р. Райана, рассматриваются как важный предиктор оптимального функционирования индивидов. В статье представлены результаты русскоязычной адаптации Шкалы удовлетворенности базовых психологических потребностей на работе, предложенной Э. Диси с коллегами. Использована выборка сотрудников крупной производственной организации (N = 1183). С использованием структурного моделирования показано, что структура опросника соответствует теоретически ожидаемой бифакторной модели, включающей 3 фактора базовых потребностей и 2 фактора систематической ошибки, связанной с направлением утверждений. Разработанные шкалы обладают приемлемой внутренней согласованностью (альфа Кронбаха 0,70–0,85). Для проверки конструктной валидности шкал использован опросник трудовой мотивации, опирающийся на теорию самодетерминации, а также индикаторы субъективного благополучия – шкалы удовлетворенности жизнью и позитивного и негативного аффекта. Шкалы трех базовых потребностей демонстрируют слабые и умеренные позитивные связи с показателями удовлетворенности жизнью и позитивного аффекта, а также внутренней, интегрированной, идентифицированной и интроецированной мотивации; негативные связи – с показателями негативного аффекта, экстернальной мотивации и амотивации. С использованием структурного моделирования показано, что автономная и контролируемая трудовая мотивация может рассматриваться как медиатор связей удовлетворения базовых потребностей с субъективным благополучием. Полученные результаты соответствуют положениям теории самодетерминации и данным зарубежных исследований и свидетельствуют о важности разработки интервенций, направленных на повышение удовлетворенности базовых потребностей сотрудников организаций. Обсуждаются основные принципы разработки таких интервенций с опорой на теорию самодетерминации.

Персональный сайт — 10.Теоретические подходы к учебной мотивации (теория самодетерминации, атрибутивный подход).

10.Теоретические подходы к учебной мотивации (теория самодетерминации, атрибутивный подход).

Атрибутивный подход к мотивации достижения

Теоретики атрибутивного подхода (Nicholls, 1978; Weiner, 1985) опираясь на работы Ф. Хайдера и Дж. Роттера, развили теорию мотивации достижения как ожидаемой ценности, предложенную Дж. Аткинсоном. Они предположили, что ожидания будущих результатов определяются тем, что индивид думает (то есть его представлениями) о причинах успехов и неудач: атрибуция (приписывание) неудачи недостаточным усилиям будет способствовать усилению мотивации достижения, а атрибуция недостатку способностей будет ее уменьшать.

Бернард Вайнер задался вопросом, почему одним людям удается добиться многого, а другим нет. Он обратил внимание на результаты экспериментов бихевиористов с крысами и голубями, которые в случае прекращения подкрепления (речь шла о режиме частичного подкрепления) продолжали до ста раз нажимать на педаль, в то время как на людях этот феномен не воспроизводился. Вайнер предположил, что большое значение имеет то, как люди истолковывают прекращение подкрепления. Те, кто считает, что причина прекращения стимулирования носит характер временный (например, сломалось оборудование) продолжают стараться, а те, кто считает его постоянным (например, «экспериментатор решил больше не вознаграждать меня»), прекращают попытки.

В экспериментальном исследовании Вайнер и Кукла (WeinerKukla, 1970) обнаружили, что люди с вы­сокой (результирующей) мотивацией достижения воспринимают успех как связанный со способностями и усилиями, а неудачу как вызванную недостатком усилий. Индивиды с низкой мотивацией достижения пола­гают, что причиной их успеха является мера трудности задачи (ее легкость) или удача, а причиной неуспеха — недостаток способностей. Эти результаты становятся понятными, если принять во внимание тот факт, что люди с высокой мотивацией достижения склонны оценивать свои способности высоко, а люди с низкой мотивацией достижения, напротив, низко.

Примеры атрибуций относительно оценок за экзамен по математике

 

Оценка

Атрибуция

Пример

Высокая

Способности

У меня есть способности к математике

Усилие

Я хорошо готовился к экзамену

Способности + Усилия

У меня есть способности к математике и я усиленно готовился к экзамену

Задача (легкость)

Вопросы были легкими

Удача

Мне повезло
Я выучил правильный/нужный материал для экзамена

Низкая

Способности

У меня нет способностей к математике

Усилия

Я недостаточно готовился к экзамену

Способности +Усилия

У меня нет способностей к математике, и я недостаточно готовился к экзамену

Задача (трудность)

Тест был невероятно трудный, 
с ним никто не справился

Случай

Мне не повезло, я учил не то, что спрашивали на экзамене
Именно то, что мне попалось в билете, 

я не успел выучить — не повезло!

 

Опираясь на работы Ф.

 Хайдера (Heider, 1958) и Дж. Роттера (Rotter, 1966), Б. Вайнер (Weiner etal., 1971) разработал модель каузальных атрибуций, согласно которой причины поведения описываются по двум основаниям: (1) внутренняя или внешняя по отношению к индивидууму и (2) относительно стабильная или нестабильная во времени. Способности являются внутренним и относительно стабильным фактором. Усилия — внутренним, но нестабильным. Трудность задачи — внешняя и относительно стабильная причина, поскольку условия задачи не сильно изменяются во времени, а удача
является внешней и нестабильной — можно быть «везучим» в одной ситуации и «невезучим» в другой. Предполагалось, что эти факторы равноправны и что для любого заданного результата один или два фактора будут восприниматься как основная причина. Например, ученик, получивший высший балл по тесту по истории, может приписать его главным образом своим способностям («Мне хорошо дается история») и усилиям («Я очень старался, хорошо подготовился к тесту»), частично — трудности задачи («Тест был не слишком трудным») и совсем немного — везению («Пару вопросов я просто угадал»).

В ряде исследований было показано, что люди, оценивая результаты своей деятельности, используют значительно большее количество источников информации, чем четыре причинных фактора: они учитывают, насколько благоприятна была ситуация, какое количество внешней помощи они получили, каково было их физическое и психическое состояние, а также каков был общий паттерн их успехов и неудач. С целью интеграции этих данных в свою модель, Вайнером(

Weiner, 1979) был добавлен третий параметр — контролируемость–неконтролируемость причины субъектом, что таким образом привело к выделению восьми типов причин в его атрибутивной модели (см. табл. 2).

 

Таблица 2

Модель каузальной атрибуции Б. Вайнера (Weiner, 1985)

  

Внутренняя

Внешняя
Стабильная

Нестабильная

Стабильная

Нестабильная

Контроли­руемая Отношение 
к учебе (усердие, лень)
Старание 
(в данный момент)
Типичная помощь учителя Помощь, получаемая от других людей
Неконтро­­ли­руемая Способности Телесное и душевное состояние (настроение, усталость) Сложность задания Случай

Атрибутивный подход к эмоциям предполагает анализ времен­ной последовательности, в связи с которой более сложные эмоции возникают постепенно с целью более тонкого определения и диф­ференциации аффективного опыта (Weiner, 1986). Вайнер приводит следующие примеры, описывающие последовательность «когниция — эмоция», которая замечательно схватывает всю сложность эмоциональных переживаний: «Я только что получил двойку за экзамен. Это очень низкая оценка» (это рассуждение вызывает относительно легкие чувства фрустрации и расстройства). «Я получил эту оценку, потому что не постарался как следует» (это размышление сопровождается чувством вины). «Очевидно, со мной что-то не так (мне чего-то не хватает)» (это рассуждение приводит к сомнениям в своей ценности, низкой самооценке). «Того, чего мне не хватает, мне, по-видимому, всегда будет не хватать…» (это заключение продуцирует беспомощность).

Альтернативная ситуация: «Я только что получил на экзамене “отлично”. Это очень высокая оценка» (это когнитивное представление продуцирует счастливое состояние). «Я получил эту оценку, потому что я очень хорошо работал в течение учебного года» (эта когниция запускает чувства удовлетворения и расслабления). «У меня действительно есть положительные качества, которые мне помогут в будущем» (это рассуждение сопровождается высокой самооценкой, чувствами собственной значимости и оптимизма).

 

Как показывают приведенные выше сценарии, можно выделить три типа эмоциональных реакций на успех или неудачу (результат, сопровождающий деятельность достижения). Сначала следуют общие позитивные или негативные эмоциональные реакции, такие как радость или грусть, которые просто отражают факт произошедшего успе­ха или неудачи. Это так называемые эмоции, не зависящие от атрибуций (attributionindependent) — относительно несложные эмоциональные состояния, возникающие относительно рано во временной последовательности, еще не нагруженные приписываниями личностной ответственности.

За первыми эмоциональными реакциями следует поиск каузальных факторов, ответственных за результат. Осуществление такого рода поиска особенно вероятно тогда, когда результат был неожиданным, негативным или важным для индивида. За идентификацией определенных причин следуют более детальные эмоции. Например, человек может чувствовать себя довольным или расслабленным после успеха, который он связывает с затраченными усилиями, или же испытывать чувства благодарности, если тот же самый результат расценивается им как произошедший благодаря помощи других людей. Эти зависимые от атрибуций эмоции являются более сложными и разнообразными, чем эмоции первого типа.

Наконец, третий тип эмоциональных состояний непосредственно связан с основными параметрами каузальных атрибуций, их базовыми свойствами. Это наиболее когнитивно сложные эмоциональные состояния. Согласно теоретическим взглядам Б. Вайнера (Weiner, 1979, 1985), каузальные атрибуции оказывают влияние на ожидания будущих успехов, настойчивость и уровень усилий, а также эмоциональные реакции.

Вайнер (см. Weiner, 1982, 1986) показал, что характер эмоциональных переживаний определяется вызвавшими их атрибуциями. Параметр стабильности связан с эмоциями, отражающими представления о будущих результатах. Например, стабильные причины неудач (недостаточные способности, сложность задачи) порождают чувства безнадежности, апатии, покорности судьбе, то есть негативные переживания, связанные с убеждением в том, что будущее не сулит улучшений. (Отметим, что теории выученной беспомощности также было показано, что когниции, связанные с тем, что нет связи между усилиями субъекта и последующими результатами, ведут к депрессивным переживаниям — см. Abramson, MetalskyAlloy, 1989.) Напротив, атрибутирование неудачи за счет нестабильных причин (случайность, недостаточные старания, плохое настроение) должно приводить к более высоким ожиданиям успеха в будущем, чем атрибутирование за счет стабильных причин (непосредственное усилие, удача).

Параметр локуса прежде всего связан с гордостью и другими самооценочными эмоциями.Когда человек считает, что причиной успеха являются его способности, усилия или какие-то другие личност­ные характеристики (а не помощь учителя или легкость задачи), он склонен испытывать гордость за результат деятельности. Наоборот, в случае неудачи, атрибутируемой внутренними факторами, наблюдается снижение самооценки. Есть по крайней мере одно хорошо документированное (хотя и непрямое) подтверждение связи параметра локуса с самооценкой. В социально-психологических исследованиях, посвященных ошибкам атрибуций, было показано, что люди имеют тенденцию считать себя ответственными за позитивные результаты своей деятельности (т.е. приписывать успех внутренним факторам) и обвинять других в произошедших с ними неудачах (т.е. приписывать неудачи внешним факторам), что способствует сохранению их самооценки — см. Weary, 1978.

Наконец, параметр контролируемости, согласно гипотезе Вайнера, связан с различными эмоциями, направленными как на себя (вина, стыд), так и на других (гнев и жалость). Человек испытывает чувство вины, если он потерпел неудачу, причиной которой считает вполне контролируемые факторы. Последние включают в себя не только недостаток усилий, но и любые другие причины, которыми субъект способен сам управлять. Напротив, появление чувства стыда более вероятно тогда, когда неудача, по мнению субъекта действия, прои­зошла из-за каких-то причин, не поддающихся его контролю, например низких способностей. Чувства контроля связаны со стрем­лением субъекта продолжать заниматься данной деятельностью, проявлять усилия и настойчивость при решении трудных задач, а также с дости­жениями. Согласно данным исследований, те, кто убежден в невозмож­ности контролировать свои учебные достижения, обладают низкими ожиданиями успеха и проявляют низкую мотивацию достижения (см. Graham, 1991).

 

Атрибуция не только влияет на понимание субъектом ситуации и ведет к различным эмоциональным состояниям, но и определяет будущее поведение, направленное на достижение поставленных им целей.

 

Резуль­тат

Каузальная информация

Каузальные приписы­вания
(атрибуции)

Каузаль­ные параметры

Каузальные
следствия

Поведен­ческие следствия

Успех

Неудача

Прошлый успех

Социальные нормы

Другое

Способ­ности

Усилия

Задача

Случай

Другое

Стабиль­ность

Локус

Контроли­руемость

Ожидания успеха

Само‑
оцен­ка (гордость)

Вина, стыд

Достижен­ческая деятель­ность

Настой­чивость

Интен­сивность усилий

Выбор

 Рисунок 1.  Упрощенная схема детерминант поведения,  ориентированного на достижение (по Weiner, 1995)

 

Но помимо указанных Вайнером измерений, люди используют и другие измерения. Последующие исследования многочисленных последователей атрибутивного подхода к мотивации достижения позволили обнаружить такие атрибуции как действия и отношение других людей (учителей, других учеников), свое настроение, усталость, болезнь, личность, внешний вид. Было показано, что их характер определяется как индивидуальностью субъекта, так и особенностями ситуации: например, экзамены чаще связываются с усилиями, а результаты художественных проектов рассматриваются как зависящие от способностей и усилий. Везение считается наиболее важным в играх, где элемент случайности высок. Это ставит под сомнение необходимость диагностики выделенных Вайнером причинных факторов как предикторов мотивации продуктивной деятельности.

Стабильность некоторых каузальных атрибуций подвергалась сомнению. Так, согласно атрибутивной теории, такие причины как способности рассматриваются как стабильные, а, например, удача — как нестабильные. Однако оказалось, что способности могут восприниматься человеком как нестабильные, сродни усилиям, а удача, напротив, как нечто стабильное. В последнем случае люди склонны воспринимать удачу как неизменную долю или судьбу, что соответственно сказывается на их мотивации: когда что-то случается с ними и они приписывают это случаю (неудаче), то они воспринимают это событие не как временное, которое они смогут в будущем преодолеть, а как нечто стабильное, с чем придется смириться.

Таким образом, исследования каузальных атрибуций внесли ценный вклад в изучение мотивации достижения, но результаты были во многом неоднозначны. Связь между каузальными атрибуциями и такими показателями мотивации как настойчивость, уровень усилий, выбор задач и постановка целей остается неясной. Кроме того, под вопросом характерность самого феномена каузальной атрибуции. Результаты анализа связи каузальных атрибуций с успешностью деятельности также весьма противоречивы.

 

ТЕОРИЯ  САМОДЕТЕРМИНАЦИИ (англ. selfdetermination theory) — психологическая теория, разработанная амер. психологами Э. Деси (E. Deci) и Р. Райаном (R. Ryan). С. т. постулирует, что человек способен ощущать и реализовывать в своем поведении свободу выбора, несмотря на объективные ограничивающие факторы среды или влияние неосознаваемых внутриличностных процессов. Если с самого детства условия существования ребенка способствуют предоставлению ему свободы выбора активности, области интересов, если они предоставляют широкий диапазон возможностей без наложения ненужных ограничений, то все это способствует тому, что ребенок, а впоследствии и взрослый, становится здоровой и полноценной личностью. Подмена выбора самого человека требованиями извне — одна из причин возникновения психических нарушений.

Ощущение и реализация свободы выбора человеком способа поведения и существования в мире независимо от влияющих на него сил внешнего окружения и внутриличностных процессов определяется как самодетерминация, или автономия.  Самодетерминация — это врожденная склонность к вовлечению в интересующее поведение, что, однако, не означает генетической предопределенности психологических особенностей человека. Скорее, ее можно рассматривать как некоторую стартовую точку процесса развития, направление которого зависит от особенностей взаимодействия ребенка с окружающим миром.

Различные стадии этого процесса и степень автономности м. б. представлены в виде континуума: от внешней регуляции (extrinsic regulation) через интроекцию (по форме это внутренняя регуляция, но регуляторный процесс не включен в личность человека и является источником напряжения и конфликта) и идентификацию (предполагает отождествление человека с ценностями и регуляторными процессами и принятие их как своих собственных) к интеграции (регуляторные процессы ассимилированы в личность человека целиком).

Понятие самодетерминации тесно связано с понятием воли, которое в теории самодетерминации понимается как способность человека выбирать на основе информации, полученной из среды и на основе процессов, происходящих внутри личности. Кроме того, с самодетерминацией связываются такие функции, как эмоции и внутренняя мотивация. Внутренняя мотивация (intrinsic motivation) проявляется как побуждение человека к интересующей его активности при отсутствии внешнего подкрепления (награды или наказания).

В соответствии с особенностями развития мотивации у человека может сложиться 3 разных типа локуса каузальности. Понятие локуса каузальности (locus causality) отражает, на что ориентируется человек, когда ведет себя определенным образом. Человек может основываться на собственном автономном выборе — это внутренний локус каузальности, на внешних требованиях или ожидаемой награде — это внешний локус, на невозможности достижения желаемого результата к.-л. путем — это безличный локус.

В зависимости от преобладающего типа локуса каузальности выделяются 3 типа одноименных мотивационных субсистем. Мотивационнаясубсистема определяется как тип преобладающей в личности мотивации.

На основе критерия мотивационной субсистемы авторы строят свою типологию личностей. Тип мотивационнойсубсистемы в сочетании с соответствующими когнитивными, аффективными и др. психологическими характеристиками определяются как каузальная ориентация, которая м. б. внутренней (интернальной), внешней (экстернальной) или безличной. Деси и Райан считают, что на практике у человека присутствуют все 3 типа ориентаций, а индивидуальные различия выражаются в соответствующих пропорциональных соотношениях ориентаций.

С. т. можно причислить к набирающему в США силу направлению позитивной психологии.

 

автономная мотивация и организационные факторы ее формирования


Please use this identifier to cite or link to this item: https://elib. bsu.by/handle/123456789/43151

Title: Теория самодетерминации: автономная мотивация и организационные факторы ее формирования
Authors: Таушанова, Т. А.
Keywords: ЭБ БГУ::ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ::Психология
Issue Date: 2012
Publisher: Минск: БГУ
Citation: Психологический журнал : ежеквартальное научно-практическое издание / учр.: Республиканский центр проблем человека. — 2012. — № 3-4(33-34). — С. 85-89.
Abstract: The article describes the central to self-determination theory distinction between autonomous motivation and controlled motivation, differentiation extrinsic motivation into types that differ in their degree of autonomy and shows its relevance to theories of organizational psychology. Autonomy involves acting with a sense of volition and having the experience of choice. Satisfaction of basic psychological needs – need for autonomy, competence and relatedness – provides the nutriments for autonomous motivation. Autonomy-supportive rather than controlling climate and manager’s inter personal stile facilitate autonomous motivation. = В статье описаны критерии разграничения между автономной и контролируемой мотивацией, приведена дифференциация типов внешней мотивации по степени автономии. Описана значимость теории самодетерминации для ее использования в области организационной психологии. Автономия подразумевает деятельность с ощущением желания и хотения, осознанием, что данная деятельность является результатом собственного выбора человека. Удовлетворение базовых психологических потребностей — в автономии, компетентности и социальных связях — является необходимым условием для формирования автономной мотивации. Условия работы и методы управления в организации, которые в большей степени обладают автономными, нежели контролирующими характеристиками, и обеспечивают удовлетворение базовых потребностей сотрудников способствуют формированию автономной мотивации.
URI: http://elib. bsu.by/handle/123456789/43151
ISSN: 2072-8425
Appears in Collections:2012, № 3-4(33-34)

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Департамент заботы, или Какая внутренняя среда компании помогает сотрудникам достигать бизнес-задач

Утопическая картина, когда приоритет компании заключается только в развитии собственных сотрудников — не соответствует действительности. В первую очередь Компания подтверждает «право на жизнь» достижением бизнес-результатов.

Одна из задач департамента заботы в Яндекс.Практикуме — организовывать и поддерживать среду внутри компании, оптимальную как для достижения бизнес-результатов, так и для реализации сотрудниками своего потенциала. 

Департамент заботы — внутреннее название, он выполняет две группы задач: operations и human, обеспечивая «заботу» о бизнес-процессах и командах — чтобы процветали и пользователи, и клиенты, и сама компания.

На чем основана работа департамента и как это выглядит на практике, поделилась руководитель Департамента заботы Адель Шадрина.

Сфокусируемся на трёх вопросах, ответы на которые дадут некоторое количество идей, куда можно развивать среду в компании:

  1. Какая мотивация помогает достигать результатов и чувствовать удовлетворение?

  2. Зачем начинать разговор о ценностях в команде и компании?

  3. Как создать вдохновляющую среду для сильных сотрудников?

Все эти три фокуса будем раскрывать не только с точки зрения настройки процессов. Не только с позиции тимлида, который постоянно взаимодействует со своей командой. Но еще и с точки зрения прикладной социальной психологии, магистром которой является Адель. Сегодняшние выводы из экспериментов и подходов определяют логику того, что выстраивается в Яндекс. Практикум.

Финансовая мотивация

Разговор про мотивацию начнем с довольно провокационного высказывания:

Финансовые стимулы могут негативно повлиять на общую производительность труда.

Это не заголовок из желтой прессы, а один из выводов довольно масштабного исследования Лондонской Школы Экономики, которое проводилось в 2009 году. В нем участвовала 51 компания, которые платили только за производительность труда.

Англичане выяснили, что на самом деле финансы не всегда оказывают позитивное влияние на то, как человек работает, с каким желанием и увлечением он это делает и каких результатов достигает. Одно дело увлечение и желание — я могу быть очень увлечена своей задачей — но если результат не слишком хорош, то это так себе вовлеченность.

Основой послужил эксперимент со свечой, который в 1940-х годах провел Карл Дункер, чтобы показать разницу между решением творческой задачи и механическим исполнением приказа. С тех пор этот опыт проводили и модифицировали много лет подряд. Например, в 1960-х годах психолог Принстонского университета Сэм Глаксберг взял этот кейс, чтобы исследовать финансовую мотивацию. И выяснил, что в группе с исследовательской мотивацией результаты лучше, чем в группе с финансовой.

Почему так происходило? Один из выводов, который сделали: в задачах, где всё понятно (конвейерные типы задач), финансы действительно помогают стимулировать большую производительность. Но если требуется нестандартный подход, то финансовый стимул, если он будет единственным и ведущим, скорее замедлит решение задачи. У человека сужается фокус внимания, заставляя его стараться «получить деньги», а не «найти решение».

Главные мысли

Только лишь система материальных наград и наказаний не обеспечит максимально возможную продуктивность работы сотрудников, вовлечённых в работу с креативными элементами.

Она сужает фокус внимания сотрудников, что негативно отражается на их способности изобретать новое, принимать решения. А это уже влияет и на результаты компании.

В настоящее время в большинстве компаний работа не однотипная и не конвейерная. Например, деятельность разработчиков, да и многих офисных сотрудников требует комплексного подхода к решению задач.

Хорошая новость в том, что тимлид всегда может выращивать в своей команде другую культуру. 

Для более глубокого понимания перейдём к разбору типов мотивации и их влияния на деятельность и вовлечённость сотрудников.

Мотивация для решения комплексных задач

Теория самодетерминации Райана-Деси

Каждый подход является неким фреймворком, чтобы понять: «А почему так?», поэтому нет единственно верного подхода. Если подход для вас работает, значит, его можно использовать. Если не работает, забудьте о нем — теорий сотни и тысячи, и без практики они не имеют ценности.

Один из многих подходов к пониманию мотивации — теория самодетерминации Райана-Деси. Американские исследователи Райан и Деси после Второй мировой войны заинтересовались, отчего одни люди, без наличия или с минимальными ресурсами, достигают целей, а другие, на первый взгляд, обладающие гораздо лучшими исходными данными — сдаются на полдороге. 

Работая над своей концепцией, Райан и Деси представили мотивацию как некий континуум.  

Теория самодетерминации Райана-Деси

На одной стороне — внешняя мотивация, про которую все прекрасно знают. Это награды, наказания, поощрения, правила, нормы, социальное признание, портрет на доске почета — все, что в компании можно отнести  к внешней системе мотивации. 

Другая сторона — это внутренняя мотивация. Сюда относится интерес, любопытство, удовлетворение или счастье от процесса. Однако если сотрудник ведом только этим, это тоже может негативно влиять на его рабочую деятельность. Потому что невозможно сохранять постоянный уровень вдохновения, интереса и сфокусированности. 

Третий тип мотивации — автономный — лежит между внутренней и внешней мотивациями. Сюда относятся внутренние убеждения человека, его ценности и смыслы, которыми он руководствуется в деятельности. Это как будто бы интериоризированные элементы «внешней мотивации» — те правила, нормы и мотиваторы, которые стали для человека важны лично и глубоко. Которым он следует даже без внешнего давления и, которые, скорее всего, даже не осознаёт.

Такие сотрудники могут достигать большего в своей работе, так как они более вовлечены в свою деятельность. Они исходят из внутренних смыслов, что помогает им не отвлекаться на внешние стимулы и при этом не зависеть просто от смены настроения.

Важно понимать, что нет проявленности «чистого» типа мотивации. У каждого человека она может меняться, и речь больше идёт о паттернах в  деятельности.

Главные мысли

Сотрудники, у которых преобладает автономная мотивация, более самостоятельны в принятии решений и доведения дел до конца.

Они не бегают к тимлиду за подтверждением по каждому несущественному вопросу, а приходят только в случае действительно серьёзных препятствий. Внешняя мотивация у них тоже присутствует и поддерживается самим форматом отношений «работодатель – сотрудник» — человеку платят деньги, его могут уволить.

Зрелый тимлид, помимо управления внешними стимулами, помогает сотруднику актуализировать и поддерживать автономную и внутреннюю мотивации — для создания оптимальной среды и настроя на деятельность.

Интерес важен. Просто нужно, чтобы вместе с интересом было что-то еще. Тогда человек сможет и получать удовольствие от работы, и достигать нужных компании целей — качественно, самостоятельно и креативно.

Ценности в команде и в компании

Если в компании сформулировали ценности, повесили на сайт, но вспоминают о них только раз в год на корпоративе, в тостах на мероприятиях или в презентациях компании — это тот самый Карго-культ, это мертвые ценности. Они — не про команду и внутреннюю среду, они никак не влияют на то, как устроена среда внутри компании.

Но есть компании, в которых ценности живут. В какие моменты мы можем понять, что они действительно «живые», что они существуют?

Во-первых, «живые» ценности определяют на деле решения и стиль коммуникации внутри команды. Если большинство команды принимает решения, ориентируясь на негласный внутренний принцип, скорее всего, он и есть — одна из ценностей компании и команды.

Во-вторых, «живые» ценности вызывают у людей эмоциональный отклик и активное согласие. Они говорят: «Да, очень хочется, чтобы у нас было все человечно (или честно, или вовремя)». Стиль общения на уровне организации, например, отражает те самые негласные принципы. 

Первое, с чего стоит начать разбираться с ценностями — это исследовать то, что думает об этом сама команда. 

С чего можно начать:

  • Начать диалог о том, в какой команде хочется работать;

  • Выбрать общие для команды смысла принципы, на которых хочется строить работу;

  • Приземлить ценности на процессы компании, ответив на вопрос «Как выглядел бы тот или иной процесс, если бы он отражал все ценности?».

В феврале 2020 года на одной из стратсессий в Яндекс.Практикум обсудили эти вопросы. Было важно понять, ради чего сотрудники собрались вместе именно в этой команде? Чего они хотят достичь? В результате открытого диалога получилось порядка 10 «живых» принципов, на которые был и эмоциональный отклик, и активное согласие. 

После этого ценности приземлили на процессы компании, отвечая на вопрос: как выглядел бы, например, процесс создания продукта или рекрутмента, если бы он отражал все (или какие-то) ценности?

Пример Miro-доски с одного из мозговых штурмов. Сейчас описание конкретно этого процесса уже устарело, как и именования отдельных ценностей; это то, что живёт и постоянно дополняется командой

Процесс, пропущенный через призму ценностей команды, становится не просто эффективным, но и понятным и разделяемым сотрудниками.  

Главные мысли

Ценности — они «живые», про них можно и нужно говорить регулярно.

Тогда они  могут эволюционировать, развиваться вместе с командой, с ростом и изменением целей компании.

Если в компании даже близко нет разговора про ценности, его можно начать в своей команде или даже со своим сотрудником.

Можно даже не называть  слово «ценности», чтобы не отпугнуть никого заезженным словом. Просто узнавайте, что важно человеку в работе, каким бы он сам хотел видеть отношение к себе, что он ценит во взаимодействии с другими людьми. Когда человек чувствует, что работает не просто в группе людей, а среди единомышленников, это помогает актуализировать внутреннюю и автономную мотивации. А это позволяет решать задачи глубже и креативнее.

Переходим к третьему фокусу.

Challenge & Support theory, N.Sanford

Изначально эта теория описывала, как студенты учатся: в какие моменты они успешны, а в какие — не очень. Уже потом её переложили на бизнес.

На матрице вы видите две оси: первая — ось сложности или, скорее, вызова (challenge), а вторая — поддержки (support). Получившиеся квадраты описывают типичную среду в той или иной компании, и от этого зависит, как сотрудники чувствуют себя в компании и как они склонны действовать:

Challenge & Support theory, N.Sanford

Поддержка — это не только слова: «Ты справишься! Ты молодец!» Это про комплексный подход. Например, когда в команде или в компании мало поддержки и высокий уровень сложности задач, у сотрудников появляется страх ошибок, недоверие и желание избежать ответственности. Потому что за ошибку, скорее всего, накажут.

Если уровень поддержки высокий, но сложность небольшая, человеку становится скучно, так как у него нет развития. Если он увидит на рынке интересные ему задачи и проекты, то скорее всего, уйдет туда. Ситуации с низким уровнем поддержки и сложности — редкость. Тем не менее они приводят к фрустрации, полному безразличию к результатам, отсутствию ответственности и вовлеченности.

Выигрывает сектор, где достаточно высоки и поддержка, и сложность. У сотрудников появляется готовность идти на риск и ответственность за результат, они готовы ее брать на себя. Здесь в полной мере раскрывается история про творческие решения, потому что нет страха сделать ошибку. Творческий поиск предполагает, что нужное решение получится не сразу, это — процесс.

Этой матрицей можно руководствоваться как в личном диалоге, так и в работе с командой. Задавайте себе вопросы: «Какой уровень сложности задач мы предлагаем? Насколько это «челленджово»? Насколько мы обеспечиваем поддержкой и ресурсами?»

 Главные мысли

Задайте себе вопрос: «Какую среду я, как руководитель, склонен создавать для своих сотрудников при индивидуальном (1:1) и командном взаимодействии?

Я могу считать, что поддерживаю своих сотрудников и обеспечиваю их всем необходимым. Но мои сотрудники могут так не считать, потому что для них поддержка может значить что-то еще.

Узнайте у своих сотрудников, что именно для них является лучшей поддержкой. 

Когда вы, как тимлид, задаете своим сотрудникам вопросы: «Что тебя поддерживает? Что мне нужно обеспечить со своей стороны, чтобы ты достиг цели?», тогда действия всей вашей команды будут сонаправлены. Вы будете предоставлять ровно те ресурсы, которые нужны сотрудникам для работы, а не тратить их впустую.

Вовлекайте сотрудников в постановку целей, чтобы совместно управлять уровнем сложности.

Есть кейсы, когда сотрудники говорят: «Я могу больше! Дайте мне задачу покруче! Я способен на это!». Если тимлид не учитывает такие запросы, могут возникнуть и скука, и желание смотреть по сторонам, и низкий уровень результатов.

Направления заботы о внутренней среде

В заключение сформулируем три рассмотренных направления в виде вопросов:

Вполне вероятно, что каждый из вас уже предлагает больше, чем просто зарплату. Но продолжая развивать внутреннюю среду организации, начиная диалог с командой о ценностях, вы сможете укрепить фундамент доверия и желание людей расти вместе с вашей компанией.

Видео выступления Адель на TeamLead Conf 2021-

Встречаемся на Saint TeamLead 2021 в Санкт-Петербурге 16 и 17 сентября! Расписание уже готово, программа полностью скомплектована, билеты — по ссылке.

Благодаря генеральному партнеру — группе компаний ЦФТ — у нас будет бесплатная трансляция главного зала. Это 14 докладов за 2 дня.

Русско-казахский словарь

` 1 2 3 4 5 6 7 8 9 0 - = Backspace Tab q w e r t y u i o p [ ] \ Delete CapsLock a s d f g h j k l ; ‘ Enter Shift z x c v b n m , . /

МФА:

син.

Основная словарная статья:

Нашли ошибку? Выделите ее мышью!

Короткая ссылка:

Слово/словосочетание не найдено.

В словаре имеются схожие по написанию слова:

Вы можете добавить слово/фразу в словарь.

Не нашли перевода? Напишите Ваш вопрос в форму ВКонтакте, Вам, скорее всего, помогут:

Правила:

  1. Ваш вопрос пишите в самом верхнем поле Ваш комментарий…, выше синей кнопки Отправить. Не задавайте свой вопрос внутри вопросов, созданных другими.
  2. Ваш ответ пишите в поле, кликнув по ссылке Комментировать или в поле Написать комментарий…, ниже вопроса.
  3. Размещайте только небольшие тексты (в пределах одного предложения).
  4. Не размещайте переводы, выполненные системами машинного перевода (Google-переводчик и др.)
  5. Не засоряйте форум такими сообщениями, как «привет», «что это» и своими мыслями не требующими перевода.
  6. Не пишите отзывы о качестве словаря.
  7. Рекламные сообщения будут удалены. Авторы получают бан.

Теория самоопределения: ее применение к здоровому поведению и взаимодополняемость с мотивационным собеседованием | Международный журнал поведенческого питания и физической активности

Впечатляющее количество исследований предоставило убедительные доказательства ключевой роли поведения в благополучии, заболеваемости и смертности, а также в расходах на здравоохранение [1]. Действительно, по некоторым оценкам, почти 3/4 всех расходов на здравоохранение приходится на хронические заболевания, являющиеся следствием такого поведения, связанного со здоровьем, как употребление и воздействие табака, плохое питание и отсутствие физической активности [2].Другое исследование показало, что соблюдение пяти основных стилей образа жизни (отказ от курения, индекс массы тела (ИМТ) <25, физическая активность в течение 30 или более минут в день, умеренное употребление алкоголя и здоровое питание) снижает риск коронарных артерий. события на 62% в возрасте старше 16 лет в когорте из 42 000 взрослых мужчин США. Кроме того, у мужчин, которые приняли хотя бы два из этих моделей поведения, риск сердечно-сосудистых событий на 27% ниже, чем у тех, кто этого не сделал [3]. Образ жизни составляет около 40% смертности в промышленно развитых странах и является причиной до 2/3 всех раковых заболеваний [4], а также возникновения и лечения ожирения, диабета, сердечно-сосудистых заболеваний, сердечных приступов и инсульта. Учитывая важность поведения в отношении здоровья для благополучия, результатов в отношении здоровья и процессов болезни, развитие строгой науки о поведении в отношении здоровья, его изменении и поддержании имеет решающее значение для продления как продолжительности, так и качества жизни.

В последние годы в науке об изменении поведения в отношении здоровья все больше внимания уделяется теоретическим подходам к вмешательству. Использование теории для информирования и тестирования вмешательств важно как для расширения фундаментальной науки, так и для разработки вмешательств, которые имеют реальную практическую ценность.С точки зрения фундаментальной науки теории должны быть проверены в нескольких областях и с помощью нескольких методов, чтобы соответствующим образом их усовершенствовать и расширить. Кроме того, использование теории важно для приложений в изменении и поддержании поведения в отношении здоровья, потому что теории часто информируют нас о том, как работают вмешательства, выявляя лежащие в основе механизмы, тем самым обеспечивая более близкие цели вмешательства (то есть медиаторы и модераторы эффектов вмешательства). Посредники могут помочь прояснить процессы, благодаря которым вмешательство является эффективным, и могут быть полезны в обстоятельствах, когда вмешательство оказывает прямое или косвенное влияние на первичный результат.Например, вмешательство может не иметь прямого воздействия на конкретный поведенческий результат, но может косвенно улучшить результат через свое влияние на психосоциальную переменную, такую ​​как самоэффективность или мотивация. Таким образом, специалисты по вмешательству могут усовершенствовать вмешательства, чтобы конкретно нацелить их на эти промежуточные переменные, что приведет к более эффективным вмешательствам. В других обстоятельствах вмешательство может напрямую повлиять на поведенческий результат, и посредники могут прояснить механизмы, посредством которых действует вмешательство, и последовательность, в которой происходит изменение поведения.Таким образом, смена посредника может быть важным результатом сама по себе, благодаря чему интервенционисты и практики могут оценить, функционирует ли вмешательство предсказуемым образом, до оценки поведенческого результата в конце вмешательства (или других последующих действий). период до). Модераторы могут помочь уточнить, для кого и при каких обстоятельствах вмешательство является эффективным (например, вмешательство особенно эффективно для определенной социально-демографической подгруппы). Таким образом, вмешательства могут быть нацелены на группы населения, для которых они наиболее эффективны и действенны, и / или могут быть адаптированы так, чтобы стать более эффективными для других групп населения.Теория также может привести к сдвигу парадигмы в том, как измеряются изменения и их поддержание, а также как оцениваются результаты лечения. Хотя для фундаментальной науки важны скупость теории, применимость к ряду моделей поведения и результатов, а также способность к уточнению и расширению, хорошие теории также должны быть практичными. То есть теории должны быть строгими не только с научной, но и с практической точки зрения. В той степени, в которой теории соответствуют клиническим руководствам и принципам клинической практики (например,д., медицинский профессионализм, принципы биомедицинской этики), они больше подходят не только для научного, но и для практического дискурса.

В конце 1970-х — начале 1980-х годов появилась ключевая теория (например, теория самоопределения; SDT) и клинический стиль (мотивационное интервью; MI), которые использовались для понимания поведения, связанного со здоровьем, и воздействия на него. Хотя эти усилия были инициированы двумя разными группами и, в некоторой степени, для двух разных целей, сегодня параллели между SDT как теорией и MI как стилем клинической практики — применительно к здоровому поведению — становятся все более очевидными. [5–8].Эти параллели были дополнительно прояснены по мере того, как исследователи SDT разработали эффективные клинические вмешательства, основанные на методах SDT и MI, которые способствуют изменению поведения в отношении здоровья путем изменения посредников SDT автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности [например, [9–12]]. Кроме того, в недавней публикации М.И. перешел к формальному изложению теории [13]. В совокупности эти события предполагают, что синтез SDT (и его медиаторов) с методами MI может быть мощной комбинацией, которая может способствовать изменению поведения в отношении здоровья.Движение МИ к изложению теории также позволяет более тщательно сравнить общие теоретические основы между SDT и MI. Мы также предлагаем обсуждение некоторых потенциальных различий между MI и SDT, которые ранее не обсуждались. Цель этой статьи — обсудить теорию самоопределения и более практические аспекты ее применения к поведению в отношении здоровья как в исследовательском, так и в клиническом контексте, а также в дальнейшем изучить потенциальные концептуальные совпадения и различия между SDT и MI.

Теория самоопределения

Теория самоопределения (SDT [14, 15]) — это общая теория мотивации человека, которая подчеркивает степень относительной автономности поведения (т.е., степень, в которой поведение исходит от себя) по сравнению с относительно контролируемым (то есть степень, в которой поведение подвергается давлению или принуждению со стороны интрапсихических или межличностных сил). SDT определяет мотивацию как психологическую энергию, направленную на конкретную цель. Многие теории человеческого поведения объясняют направление поведения, но не могут объяснить, как это поведение подпитывается энергией [14]. Таким образом, SDT подчеркнула важность мотивационного качества в дополнение к своему количеству .Он также предлагает особенно комплексный подход к изучению поведения в отношении здоровья посредством его концептуализации и измерения автономии, воспринимаемой компетентности, родства с другими, а также акцента на роли социального контекста в поддержке или противодействии оптимальной мотивации.

Континуум мотивации

Традиционно теории мотивации делали различие между внутренней и внешней мотивацией. Внутренняя мотивация характеризуется вовлечением в поведение ради самого себя, в то время как внешняя мотивация характеризуется вовлечением в поведение для достижения некоторого отдельного результата, будь то в форме материального вознаграждения, общественного признания, доказательства чего-то самому себе или поддержания согласованности между своими ценности и поведение.С учетом этих определений многие виды поведения, особенно те, которые имеют отношение к укреплению здоровья (например, изменение диеты), профилактике заболеваний (например, обследования, такие как колоноскопия) и ведению болезней (например, прием лекарств), вероятно, являются внешними по своей природе [например, [16, 17]]. Однако не все внешние мотивы эквивалентны. Райан и Коннелл [18] предложили мотивационный континуум в рамках SDT, чтобы лучше охарактеризовать степень, в которой внешние мотивации относительно более или менее интернализованы.

SDT использует термин «интернализация» для описания процесса, посредством которого поведение становится относительно более автономно регулируемым или оцениваемым с течением времени. Автономная саморегуляция особенно важна для поведения, связанного со здоровьем, потому что чем более автономно человек регулируется по отношению к данному поведению, тем больше усилий, вовлеченности, настойчивости и стабильности человек может проявлять в этом поведении [19]. Согласно SDT, наименее интернализованной формой регулирования является внешнее, , и оно отражает поведение, направленное на получение некоторого вознаграждения или избежание некоторых негативных обстоятельств.Так, например, кто-то может бросить курить, потому что его хирург не проведет необходимую операцию по шунтированию коронарной артерии, если он не бросит курить первым, или потому, что он хочет 800 долларов, которые его работодатель предлагает курильщикам за отказ. Интроецированное регулирование включает в себя поведение из-за некоторого чувства вины или обязательства или из-за необходимости что-то доказать себе или другим (то есть повысить самооценку). Таким образом, человек может бросить курить, потому что он будет чувствовать себя виноватым из-за эмоциональных и финансовых потрясений, с которыми придется столкнуться его семье, если у нее будет продолжительная болезнь и преждевременная смерть.Следующая наиболее интернализованная форма регулирования (то есть первый уровень автономного регулирования) называется , идентифицируется как , и в этом случае человек проявляет поведение, потому что это важно для него. Например, кто-то может бросить курить, потому что лично считает, что это важная цель. Наконец, наиболее интернализованной формой внешней мотивации является интегрированный . Интегрированные правила — это мотивы поведения, которые важны для человека, и они задействованы, потому что они также согласуются с другими целями и ценностями.Таким образом, кто-то может бросить курить, потому что он ценит свое здоровье, а отказ от курения соответствует другим ее жизненным целям (например, поддержание регулярного режима физических упражнений, долгая жизнь, чтобы наслаждаться семьей). Рисунок 1 дает визуальное представление о континууме внешней мотивации. Стоит отметить, что, хотя здесь они описаны как дискретные, исключительные формы мотивации и саморегуляции, довольно часто — особенно в поведении, связанном со здоровьем, — различные формы регулирования сосуществуют для одного и того же поведения и колеблются во времени и в разных контекстах. .Например, кто-то может заниматься спортом, потому что он ценит свое здоровье (установленное регулирование), но также и потому, что, как исследователь поведения в отношении здоровья, он будет чувствовать себя виноватым, если не будет участвовать в поведении, которое он предписывает пациентам, клиентам или участникам исследования вмешательства (интроецированный регулирование).

Рисунок 1

Континуум внешней мотивации .

Нужна поддержка: социальный контекст и мотивационный континуум

Одной из определяющих черт SDT является отношение как к человеку (т.д., личность) и ситуации (т. е. социальный контекст) в мотивированном поведении. То есть на личностном уровне люди могут ориентироваться в своем окружении относительно более или менее автономными способами, и, таким образом, их поведение может в среднем относительно более или менее автономно регулироваться. Однако личность не раскрывает всей истории. Действительно, социальный контекст может поддерживать или препятствовать автономному саморегулированию и процессу интернализации в любой данной области. Согласно SDT, степень, в которой человек испытывает потребность в поддержке со стороны различных контекстов (например,g., взаимодействие врача и пациента) в значительной степени предсказывает, насколько автономно регулируется одно предписанное поведение.

SDT определила три психологические потребности, критически важные для поддержки процесса интернализации и развития оптимальной мотивации и личного благополучия. Необходимость автономии отражает потребность чувствовать выбор и волю как инициатора своих действий. Компетенция включает в себя потребность чувствовать себя способным достичь желаемых результатов, концептуально аналогично самоэффективности в социальной когнитивной теории.Наконец, родство отражает потребность чувствовать себя близким и понятым для других важных людей. Когда люди испытывают удовлетворение этих потребностей в определенном контексте, они с большей вероятностью будут автономно саморегулироваться в отношении поведения, соответствующего этому контексту. Таким образом, если пациент чувствует, что его потребности в автономии, компетентности и родстве поддерживаются в ходе обсуждения с лечащим врачом, например, изменения его диеты, чтобы включить больше фруктов и овощей, пациент, вероятно, будет чувствовать больше автономно саморегулирующийся (т.е., более идентифицированные или интегрированные) вокруг этого рекомендуемого изменения поведения в отношении здоровья.

Учитывая важность поддержки потребности в содействии интернализации, SDT предложила предложения по конкретным поведенческим стратегиям, которые могут удовлетворить одну или несколько из этих потребностей. Например, поддерживающее поведение автономии включает выявление и признание точек зрения и эмоций пациентов перед тем, как давать рекомендации; поддержка выбора и инициативы пациентов; обоснование предоставленных советов; предоставление меню эффективных (т.д., основанные на фактах) варианты изменения; минимизация контроля и суждения; и изучение того, как уместное поведение в отношении здоровья соотносится с жизненными чаяниями пациентов. Например, практикующий врач, работающий с пациентом над отказом от табака, может поддержать автономию пациента, попросив пациента выразить то, что, по его мнению, он хотел бы справиться со стрессовыми ситуациями без курения (то есть, выявив точки зрения и эмоции пациента). Поддержка компетентности предполагает уверенность в том, что пациенты могут добиться успеха; переосмысление прошлых неудач как коротких успехов; обеспечение точной обратной связи по эффективности без осуждения; выявление препятствий; развитие навыков и решение проблем; и разработка плана, соответствующего уровню навыков и опыта пациентов.Поддержка компетентности может быть особенно актуальной в контексте неудачи. Например, пациент мог две недели не курить, но начал курить после особенно стрессового события на работе. Практикующий может поддержать потребность пациента в компетентности, сосредоточившись на достижении отказа от табачного дыма в течение двух недель и обсудив с пациентом важные достижения, достигнутые в результате этого (например, зная, что отказ от курения на 2 недели возможен; узнать больше о триггеры для курения и др.). Как теоретическое предположение, так и некоторые недавние эмпирические данные о применении ВДТ к здоровью предполагают, что подлинная воспринимаемая компетентность не возникает без ощущения человеком полной воли (т.е. автономного регулирования [20]). Таким образом, поддержка автономии пациента путем обеспечения того, чтобы пациенты были полностью волевыми или готовы рассмотреть изменения, также имеет отношение к поддержке компетентности. Наконец, поддержка родства включает в себя безусловное позитивное отношение (особенно перед лицом неспособности достичь желаемых целей), сочувствие к заботам пациентов и обеспечение неизменно теплой межличностной среды.Таким образом, практикующий врач может поддержать потребность пациента в общении, выразив понимание того, насколько сложно изменить поведение, например, бросить курить, и отразив обеспокоенность пациента неудачей. Поддержка всех трех потребностей требует, чтобы врачи активно взаимодействовали со своими клиентами и придерживались клиентоориентированного подхода к взаимодействию. Например, выявление и признание точки зрения клиента начинается с активного слушания и включает в себя размышления (например,g., краткое изложение мыслей, эмоций и планов клиента в отношении решаемой проблемы со здоровьем). Обычно предполагаемая потребность в поддержке со стороны практикующих врачей измеряется с помощью вопросника по климату в здравоохранении (HCCQ [21–23]).

Концепция поддержки потребности является одним из факторов, который делает SDT особенно подходящим для контекстов здоровья, поскольку это соответствует биомедицинской этике [24], закону и медицине [25], медицинскому профессионализму [26] и принятию осознанных решений [27, 28]. ].Уважение к автономии пациентов является неотъемлемой частью всех медицинских вмешательств. Биомедицинская этика повысила уважение к автономии до одного из трех наиболее приоритетных результатов всех обращений за медицинской помощью, что эквивалентно повышению благосостояния пациентов и повышению социальной справедливости (например, устранение дискриминации). Таким образом, акцент SDT на поддержке основных психологических потребностей, в частности потребности людей в автономии, согласуется с этими более общими принципами ухода за пациентами, что делает его практическую полезность в клиническом и медицинском контексте первостепенной.Эти общие принципы ухода за пациентами также предполагают, что измерение автономности и ее изменения важно — если не существенно — для трансляционных исследований, поскольку все клинические вмешательства должны уважать автономию, независимо от теоретической основы, на которой она основана, или ожидаемого результата. изменить. Биомедицинская этика устанавливает, что уважение к автономии и автономному саморегулированию само по себе является важным результатом для здоровья. В дальнейшем к этой теме обращаются Ванстенкисте и Уильямс, в этом выпуске.

Стремления

Как описано выше, SDT сосредоточено на роли личностных (т.е. мотивационных ориентаций) и предметно-ориентированных (т.е. поддерживая или препятствуя процессу интернализации. SDT также обращалось к роли ценностей и устремлений в достижении целей [29, 30]. В частности, SDT отделяет внешние устремления от внутренних.Внешние устремления отражают цели, относительно внешние по отношению к себе, и включают в себя богатство, славу и имидж. Внутренние устремления отражают цели, которые в большей степени связаны с самим собой, и включают в себя значимые отношения, личностный рост, вклад сообщества и, что немаловажно, здоровье. Исследования устремлений в рамках ОДР в основном сосредоточены на том, в какой степени люди ценят внутреннее по сравнению с внешними устремлениями. Когда люди уделяют первоочередное внимание внешним устремлениям, они свидетельствуют о более низком уровне автономии и родства, а также о более низком физическом и психическом благополучии и более рискованном поведении для здоровья.Напротив, усиление акцента на внутренних устремлениях было связано с множеством положительных результатов, включая большую автономию и жизнеспособность [29–32]. Недавние вмешательства, применяющие ОДТ в контексте здравоохранения, сделали акцент на изучении устремлений пациентов как средстве согласования более широких жизненных целей пациента с целями по изменению поведения в отношении здоровья. Недавно появившаяся группа исследований также изучает интернализацию устремлений с течением времени (то есть степень, в которой люди начинают смещать акцент с более сильного акцента на внешних устремлениях на внутренние устремления [33]) и роль стремлений в контексте вмешательств по изменению поведения в отношении здоровья.Действительно, недавний анализ исследования здоровья курильщиков (описанного ниже) показал, что вмешательство на основе SDT помогло поддержать внутренние устремления через 12 месяцев после вмешательства. Кроме того, внутренние стремления продемонстрировали как опосредующий, так и сдерживающий эффект вмешательства, так что (а) вмешательство на основе ОДТ способствовало постоянному повышению важности внутренних стремлений для здоровья, что, в свою очередь, предсказывало лучшие результаты прекращения употребления табака через 18 месяцев после начала употребления табака. вмешательство; и (b) вмешательство, основанное на ОДР, было особенно эффективным в продвижении долгосрочного отказа от табака среди тех, кто придавал большее значение стремлениям к здоровью [34].

От фундаментальной науки к применению: ОДТ и здоровье

В отличие от ИМ, который был разработан в контексте изменения поведения, связанного со здоровьем (т. Е. Проблемного употребления алкоголя [35]), ОДТ был разработан в контексте фундаментальных социальных наук (т. Е. Теории разработка и тестирование [14, 36, 37]). Большая часть ранних работ по SDT была сосредоточена на подрывающем влиянии вознаграждений на внутреннюю мотивацию [например, [38-40]], а первые приложения SDT были направлены на понимание этих процессов в образовании [e.г., [41–43]]. За последние 10-15 лет появляется все больше исследований, в которых проверяется применимость ОДТ в контексте здравоохранения, включая среду здравоохранения, изменение поведения в отношении здоровья и вмешательства. В совокупности результаты этих исследований продемонстрировали роль поддержки потребности и автономной саморегуляции в различных исходах психического и физического здоровья, включая депрессию, тревогу, соматизацию, качество жизни, отказ от табака, физическую активность, потерю веса, лечение диабета. , здоровье зубов и приверженность лечению [20].Ниже мы резюмируем некоторые из этих исследований, чтобы подчеркнуть широту и глубину результатов применения SDT к здоровью.

Подобно тому, как ИМ возник как поведенческая терапия для лечения проблемного употребления алкоголя, одна из первых попыток SDT в области применения здорового поведения включала исследование людей, которым была назначена 8-недельная программа лечения от алкоголя [44]. Основными исходами были посещаемость во время программы и оценка врачами участия пациентов в лечении. Результаты показали, что люди, у которых была более автономная саморегуляция при лечении от алкоголя, продемонстрировали большую посещаемость лечения, завершение программы и участие в лечении по оценке клиницистов.

Уильямс и его коллеги [22] изучали людей, включенных в программу похудания для пациентов с болезненным ожирением. 26-недельная программа включала очень низкокалорийную жидкую диету в течение первых 13 недель с постепенным введением обычных продуктов в течение последних 13 недель лечения. В курс лечения также входили раз в неделю групповые занятия с 12-15 людьми для обсуждения чувств и проблем, возникающих в процессе похудания, оказания поддержки со стороны сверстников и ознакомления с методами самоконтроля диеты, физической активности и веса.Основными результатами были посещаемость программы и изменение ИМТ. Результаты показали, что у людей с большей автономной саморегуляцией в программе похудания была лучшая посещаемость программы и большее снижение ИМТ. Важно отметить, что автономная саморегуляция лечения прогнозировала долгосрочное изменение ИМТ более чем через год после окончания лечения. Кроме того, это исследование продемонстрировало прямую связь между восприятием пациентами потребности в поддержке со стороны лечащих врачей и (1) автономной саморегуляцией лечения в середине вмешательства, (2) посещаемостью программы и (3) изменением ИМТ (после вмешательство и при длительном наблюдении).Было показано, что автономная саморегуляция лечения на полпути через вмешательство опосредует связь между предполагаемой поддержкой потребностей и результатами лечения, предоставляя первые эмпирические данные для модели изменения поведения в отношении здоровья, в соответствии с которой социальный контекст (т. Е. Потребность в поддержке) предсказывает мотивация (например, автономная саморегуляция), которая, в свою очередь, предсказывает поведение в отношении здоровья и / или результаты для здоровья.

SDT также применялся для изучения приверженности длительному и сложному режиму приема лекарств.В обсервационном исследовании 126 пациентов, принимавших 1 из 30 различных лекарств в течение более двух месяцев (в среднем> 6 лет), приверженность в течение 2-недельного периода была сильно связана с автономной саморегуляцией пациентов для приема этого лекарства, как оценивалось в начало исследования. Важно отметить, что восприятие пациентами потребности в поддержке со стороны их поставщиков медицинских услуг также предсказывало автономное саморегулирование приема лекарств и их приверженности [23]. Аналогичные результаты были получены в исследовании 201 ВИЧ-положительного пациента, получавшего высокоактивную антиретровирусную терапию (ВААРТ).Схемы приема препаратов ВААРТ особенно сложны, так как они включают прием 3-4 препаратов несколько раз в день. Это исследование также включало предполагаемую компетентность для приема лекарств и продемонстрировало расширенную модель, в соответствии с которой предполагаемая поддержка со стороны поставщиков медицинских услуг предсказывала автономную саморегуляцию приема лекарств, что, в свою очередь, предсказывало воспринимаемую компетентность для приема лекарств. Воспринимаемая компетентность была более сильным и близким предиктором приверженности к лечению [45].Эта модель была воспроизведена в исследовании использования лекарств в большой закрытой системе здравоохранения среди более чем 2000 пациентов с диабетом, и переменные мотивации проспективно предсказывали использование лекарств, гликемический контроль и более здоровый холестерин [46]. В других исследованиях пациенты с диабетом считали, что их лечащий врач оказывает им необходимую поддержку, они испытали большую автономную саморегуляцию, которая, в свою очередь, предсказывала воспринимаемую компетентность как в поддержании здорового питания, так и в регулярных физических упражнениях.Воспринимаемая потребность в поддержке во время 1 предсказывала более низкие уровни глюкозы в крови в течение 12 месяцев как прямо, так и косвенно через связи между воспринимаемой поддержкой потребности, автономной саморегуляцией и воспринимаемой компетентностью [47]. Таким образом, автономная саморегуляция и воспринимаемая компетентность в отношении предписанного поведения, по-видимому, играют важную роль в поведении и результатах для здоровья, а практикующие врачи играют важную роль в содействии этим мотивационным переменным.

Недавно исследователи начали разработку вмешательств, основанных на принципах SDT и эмпирической поддержке модели процесса SDT изменения поведения в отношении здоровья, полученной в результате наблюдательных исследований.Здесь мы описываем некоторые из этих вмешательств. Другие обсуждаются в другом месте в этом выпуске. Некоторые из самых ранних разработок вмешательств на основе ОДТ касались отказа от табака. В одном исследовании 316 курящих пациентов были набраны для обсуждения со своим врачом их поведения в отношении курения [21]. Врачи были случайным образом назначены для работы с каждым пациентом либо в соответствии с потребностями, либо в противодействии потребностям (т. Е. Рандомизация проводилась на уровне пациента) и для использования модели 4As Национального института рака для прекращения курения.Состояние, поддерживающее потребность, характеризовалось выявлением и признанием точки зрения пациента, предоставлением обоснования для данного совета и минимизацией контроля, избегая при этом суждения. Состояние, препятствующее потребностям, характеризовалось тем, что врач доминировал в разговоре, сводил к минимуму выбор пациента и инструктировал пациента о том, что ему или ей следует делать, без каких-либо оснований или размышлений. Вовлеченность пациентов в обсуждение оценивалась независимыми оценщиками на основе аудиозаписей взаимодействия врача и пациента.Статус курения пациента оценивался через 6, 12 и 30 месяцев после обсуждения. Результаты показали, что наблюдаемый стиль взаимодействия врача косвенно предсказывал статус курения пациента через его прямое влияние на вовлеченность пациента, что является признаком автономной саморегуляции. Это вмешательство особенно важно, потому что оно напрямую говорит о практической полезности SDT, поскольку оно проводилось в реальных условиях группы врачей на уровне сообщества с врачами и их пациентами, с которыми у них были постоянные отношения.

В исследовании здоровья курильщиков участниками были 1006 курильщиков, которые выкуривали не менее пяти сигарет в день и выкуривали не менее 100 сигарет за свою жизнь. Немногим более половины участников не хотели бросать курить в то время, когда они участвовали в исследовании. Участники были случайным образом распределены либо в группу интенсивного лечения, либо в группу контроля по месту жительства. Интенсивное лечение включало четыре контакта в течение шести месяцев. Практикующие были обучены взаимодействию с участниками на основе Руководства службы общественного здравоохранения по интенсивному лечению табачной зависимости [48] в соответствии с ОДР, что включало: оказание необходимой поддержки, включая поддержку решения участника о том, бросить или продолжить курить; предоставление информации о никотине, табачной зависимости и советы по успешному отказу от курения; изучение препятствий и того, как курение связано с их ценностями; использование совместного принятия решений для разработки плана; решение проблем и развитие навыков; и доступ к фармакотерапии.Условие оказания помощи в общине состояло из предоставления текущих брошюр о прекращении курения и поощрения к обсуждению курения с врачом и соответствовало тому, что обычно предписывалось для отказа от курения в сообществе в то время [49].

Результаты продемонстрировали поддержку модели процесса SDT, в соответствии с которой более значительная поддержка предполагаемых потребностей со стороны поставщиков медицинских услуг (включая практиков-исследователей) предсказывала большее увеличение автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности для прекращения курения от исходного уровня до конца вмешательства.Большее повышение автономной саморегуляции и воспринимаемой способности бросить курить предсказывало лучшее воздержание от табака через 12 месяцев после окончания вмешательства, как с точки зрения распространенности 7-дневных баллов, так и с точки зрения продолжительного воздержания. Стоит отметить, что автономная саморегуляция косвенно повлияла на воздержание от курения, оказав влияние на использование лекарств для прекращения курения. Эта модель была инвариантной для групп вмешательства и оказания помощи в сообществе, предполагая, что интернализация, по крайней мере, частично, является естественным процессом.Однако важно отметить, что участники группы вмешательства по сравнению с теми, кто находился в группе опеки по месту жительства, продемонстрировали большую воспринимаемую потребность в поддержке, большие изменения в автономной саморегуляции и воспринимаемую компетентность для прекращения курения, более широкое использование лекарств и более высокие показатели воздержания. Таким образом, хотя процесс интернализации, по-видимому, является процессом, который происходит естественным образом в ходе изменения поведения, это исследование продемонстрировало, что этот процесс можно ускорить с помощью поддерживающего потребность вмешательства, основанного на SDT [12].Важно отметить, что воздержание от табака сохранялось через 24 месяца после вмешательства, в большей степени для тех, кто участвовал в группе вмешательства, чем в группе оказания помощи на уровне общины [50]. Таким образом, есть некоторые первоначальные доказательства того, что вмешательства на основе ОДТ не только способствуют изменению поведения в отношении здоровья, но, что немаловажно, его поддержанию. Кроме того, изменение автономной саморегуляции во время лечения напрямую предсказывало 7-дневное воздержание через 24 месяца после вмешательства и косвенно предсказывало изменение продолжительного воздержания через 24 месяца после вмешательства.Это говорит о том, что изменение автономии во время лечения продолжало мотивировать новые усилия по воздержанию даже после того, как вмешательство было завершено.

Вмешательства на основе SDT также были разработаны для лечения зубов и полости рта [10]. Участниками были 86 человек из стоматологической клиники, случайным образом распределенные либо в группу вмешательства SDT, либо в контрольную группу с обычным уходом. Все участники заполнили базовые анкеты для оценки автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в области стоматологической помощи, и им была предоставлена ​​обычная чистка зубов.Через месяц после чистки зубов участники интервенционной группы приняли участие в 60-минутном информационном сеансе о здоровье зубов, проведенном стоматологом-гигиенистом. Информационная сессия была разработана таким образом, чтобы соответствовать принципам SDT, включая признание точки зрения пациентов и их чувств по поводу проблем со здоровьем зубов, обоснование стоматологической профилактики и предоставление вариантов и вариантов профилактического поведения, которые пациенты могут выбрать. Стоматолог-гигиенист также предоставил компетентную поддержку участникам вмешательства, продемонстрировав правильную технику чистки зубов щеткой и зубной нитью, позволив участникам практиковать это поведение в отношении здоровья зубов и выразив уверенность в способности участников поддерживать такое поведение с течением времени.Через шесть месяцев после обычной чистки зубов все участники вернулись для оценки состояния их полости рта (зубной налет и гингивит) и заполнения последующих анкет для оценки автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в области стоматологической помощи, самооценки стоматологического поведения и отношения и влияют на стоматологическую помощь. По сравнению с теми, кто находился под обычным контролем ухода, те, кто участвовал в группе вмешательства SDT, продемонстрировали больший рост автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в отношении стоматологической помощи, уменьшение налета и гингивита, улучшение самооценки стоматологического поведения и более позитивное отношение и влияние на Стоматологическая уход.Важно отметить, что дальнейшая поддержка модели процесса SDT изменения поведения в отношении здоровья была предоставлена ​​этим исследованием стоматологического здоровья. Осознаваемая потребность в поддержке со стороны стоматологов предсказывала большее увеличение автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в стоматологической помощи, что, в свою очередь, предсказывало лучшее поведение и результаты в отношении здоровья зубов (например, зубной налет, гингивит).

В дополнение к этим вмешательствам, разработанным для прекращения курения и здоровья полости рта, в последнее время был проведен ряд исследований, включающих вмешательства на основе SDT для снижения веса, физической активности и изменения режима питания.Хотя предыдущие исследования изучали переменные SDT в контексте традиционных медицинских вмешательств по снижению веса [22], в этой недавней исследовательской деятельности использовались принципы SDT для разработки мер по снижению веса, физической активности и диете. Например, в исследовании пациентов в практике первичной медико-санитарной помощи на уровне общины участники, которые работали с консультантом по физической активности, прошедшим обучение в рамках SDT, испытали большую потребность в поддержке в условиях здравоохранения, что предсказывало большее увеличение автономной саморегуляции физической активности и , в свою очередь, увеличивает воспринимаемую компетентность в отношении физической активности.Как автономная саморегуляция, так и воспринимаемая компетентность в отношении физической активности предсказывали более значительный рост поведения, связанного с физической активностью [9]. В течение одного года интенсивного поведенческого вмешательства на основе SDT для снижения веса среди женщин с избыточным весом и ожирением потеря веса была больше у женщин, участвовавших в вмешательстве, по сравнению с контрольной группой в конце вмешательства и через 1 год после вмешательства [11, 51]. Вмешательство явно нацелено на повышение автономной саморегуляции упражнений и внутренней мотивации, а именно получения удовольствия от физической активности.Эффект вмешательства на автономную саморегуляцию был заметным, потому что он был значительным, продолжался более одного года и опосредовал влияние вмешательства на физическую активность через 1 и 2 года [52]. Дальнейшие данные этого исследования указывают на «побочный эффект мотивации», при котором автономная саморегуляция при физических упражнениях предсказывает более позднюю автономную саморегуляцию здорового питания в течение одного года [53]. Таким образом, содействие автономной саморегуляции в одной области здоровья может усилить автономную саморегуляцию в других, связанных областях.Дополнительные сведения о каждом из этих и других связанных исследований представлены в другом месте этого выпуска.

Взятые вместе, эти рандомизированные контролируемые испытания демонстрируют, что вмешательства, основанные на SDT, влияют на изменение некоторых форм поведения в отношении здоровья, которые сохраняются после периода свободного выбора (воздержание от табака, физическая активность, здоровье зубов и потеря веса). Эти тесты вмешательств SDT демонстрируют опосредование ключевых конструкций SDT, таким образом связывая SDT с влиянием этих вмешательств на важные модели поведения, связанные со здоровьем, через изменение автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности.Эти исследования, проведенные несколькими исследователями в разных странах (все западные культуры), подтверждают причинную роль изменений в автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в процессе изменения поведения в отношении здоровья.

SDT и MI: перекрытие и различия

Хотя SDT и MI развивались независимо и использовались относительно независимыми группами исследователей, в последнее время внимание было уделено взаимодополняемости этих перспектив [например, [5, 6]], включая спутниковое совещание MI-SDT, проведенное в Синтре после Ежегодного совещания Международного общества поведенческого питания и физической активности в 2009 году.Стоит отметить, что в этом разделе мы рассматриваем сходства и различия между SDT и MI через призму исследователей SDT. Таким образом, возможно (действительно, вероятно!), Что те, кто рассматривает эти две точки зрения через призму МИ, могут увидеть несколько разные сходства и различия [ср. 7]. Мы надеемся, что изложенные ниже моменты будут способствовать дальнейшим обсуждениям, дебатам и, что, возможно, наиболее важно, эмпирическим исследованиям о том, как эти две точки зрения могут дополнять и улучшать друг друга и науку о поведении в отношении здоровья в более широком смысле.

Миллер [54] описал ИМ как основанный на таких понятиях, как причинная атрибуция, когнитивный диссонанс и самоэффективность — все из которых основаны на социально-психологических теориях и различных социальных когнитивных подходах. Однако ИМ критиковали за то, что он в значительной степени атеоретичен [55]. Отсутствие организационной теоретической основы не позволяет объяснить, как и почему МИ может быть эффективным [56–58], хотя в последнее время были предприняты усилия по развитию новой теории МИ [13].Это, пожалуй, наиболее заметное различие между MI и SDT: SDT — это теория, а MI — это набор методов (более подробное обсуждение этого различия см. В [8]). И хотя преимущество SDT состоит в том, что оно предлагает теоретическую основу для понимания механизмов, с помощью которых вмешательства на основе SDT эффективны, перед исследователями SDT стояла задача перевести теоретические концепции контекстов поддержки потребностей в клинические методы, используемые в вмешательствах. . Таким образом, из-за согласованности между методами MI и необходимостью поддержки SDT, многие вмешательства, основанные на SDT, были основаны на методах MI [e.г., [12, 19]]. Важно отметить, что как SDT, так и MI основываются на перспективах Роджера (например, безусловное позитивное отношение и ориентация на пациента [59, 60]), и поэтому многие из основных предположений обоих подходов схожи.

Одна из областей, в которых развернулись большие споры между исследователями SDT и MI, — это область директивности. Хотя Миллер и Ролник [61] определяют МИ как клиентоцентричный и директивный, МИ также очень ясно показывает, что попытки напрямую убедить клиента неэффективны в борьбе с амбивалентностью клиента, потому что такие убедительные попытки по своей сути «принимают сторону» в амбивалентности.В отличие от этого, SDT утверждает, что в практике медицинских вмешательств автономия пациента может поддерживаться, частично, путем предоставления четких рекомендаций в отношении здоровья и благополучия (ср. 12, 49). Кроме того, в частности, в медицинском контексте, явные рекомендации часто являются ожидаемым компонентом взаимодействия между практикующими врачами и пациентами, а отказ практикующих врачей дать такое направление — в дополнение к его потенциальной неэтичности — не поддерживает психологические потребности пациента.Чтобы проиллюстрировать, если пациент попросит рекомендации по лечению сердечного приступа, он, вероятно, почувствует высокий уровень контроля (например, отказ от потребности в автономии) и отказ (устранение потребности в родстве) со стороны врача. настаивать на том, чтобы пациент выбрал лечение без рекомендации. В рамках SDT рекомендации должны быть даны после выявления и признания точки зрения клиента, без принуждения и с поддержкой автономии. Когда рекомендация предоставляется таким образом, пациенту с большей вероятностью будет воспринята рекомендация как информационная, а не как принудительная, и, таким образом, она поддерживает самого пациента в принятии решения (например,g., «Я считаю, что отказ от курения — лучшее средство для вашего здоровья, но только вы можете решить, собираетесь ли вы курить или нет. Выбор в конечном итоге за вами, и я здесь, чтобы поддержать вас в любом решении, которое вы примете. «). Более поздние формулировки ИМ позволили практикующим врачам давать рекомендации, когда пациенты конкретно просят совета, и поощряли директивность в случае провоцирования разговоров о переменах [13]. Также возможно, что, как и в случае внутренней мотивации (описанной ниже), эти две точки зрения определяют «директиву» несколько по-разному.

Еще одно различие между MI и SDT связано с использованием термина «внутренняя мотивация». MI утверждает, что основная цель методов, используемых при вмешательствах MI, состоит в усилении внутренней мотивации [например, [61]]. Однако SDT и другие теории мотивации [например, [62, 63]] определили внутреннюю мотивацию как участие в деятельности ради нее самой, потому что она по своей природе доставляет удовольствие, приносит удовлетворение или вызов. Учитывая это определение, кажется вероятным, что вместо того, чтобы усиливать внутреннюю мотивацию, методы МИ облегчают процесс интернализации внешних мотиваций (более подробное обсуждение этого вопроса см. В [6]).Эта проблема в значительной степени связана с семантикой и может быть одной из областей, в которой SDT может служить для уточнения и улучшения MI.

Несмотря на эти различия, на самом деле существует значительная часть концептуального совпадения и сходства между SDT и MI. Возможно, наиболее примечательно то, что и SDT, и MI исходят из одного и того же основного предположения: что люди от природы ориентированы на рост, здоровье и благополучие. Кроме того, оба идентифицируют и работают, а не пытаются бороться с амбивалентностью пациента к изменениям.Кроме того, методы MI, по крайней мере, частично согласуются с представлением SDT о необходимости поддержки. Хотя традиционно ОДТ обращалось в первую очередь к проблеме поддержки автономии, способу, которым традиционно измерялось восприятие поддержки автономии (т. Е. HCCQ [например, [17, 21, 22]]), и характеру вмешательств на основе ОДТ. действительно удовлетворить все три психологические потребности. Действительно, воспринимаемой компетентности способствует автономное саморегулирование, которое возникает из контекстов поддержки потребностей [e.г., [20]]. Когда люди проявляют высокую готовность к действию, они с большей вероятностью будут изучать новые знания и применять новые стратегии, которые приводят к большей воспринимаемой компетентности. SDT предсказывает, что одной воспринимаемой компетентности недостаточно для мотивации поведения; он должен сопровождаться автономией. Это противоречит социальной когнитивной теории [64], которая делает почти исключительный акцент на самоэффективности.

Как упоминалось ранее, на сегодняшний день методы MI послужили основой для некоторых вмешательств SDT [e.г., [9, 11, 12]]. Эти вмешательства, основанные на SDT, более подробно обсуждаются в другом месте этого выпуска [см. 64]. Первоначально МИ определил четыре ключевых принципа, согласующихся с практикой техник МИ: использование эмпатического межличностного стиля, развитие несоответствий, преодоление сопротивления и поддержка самоэффективности для изменений [62, 65]. В более поздних концептуальных представлениях о применении ИМ в контексте здравоохранения использовалась несколько иная терминология, хотя дух ИМ остается почти таким же [66].Здесь мы даем краткий обзор текущей концептуализации четырех руководящих принципов МИ (ПРАВИЛО = R — придерживаться рефлекса выпрямления, U — стоять и изучать мотивацию пациента, L — сочувственно относиться к пациенту, E — усиливать рефлекс. пациент) и три основных коммуникативных навыка (спрашивать, слушать, сообщать). Мы также обсуждаем, как эти элементы ИМ согласуются с поддержкой психологических потребностей, определенных SDT, и, таким образом, могут поддерживать процесс интернализации в более широком смысле.

MI признает естественную тенденцию тех, кто занимается оказанием помощи, особенно в медицинских учреждениях, стремиться «исправить» все, что не так с их пациентами или клиентами. Тем не менее, MI также отмечает, что сопротивление может возникнуть, когда пациенты чувствуют, что их практикующий врач пытается убедить их в определенном курсе действий. Это может быть особенно ярко выражено в ситуациях, когда человек неоднозначно относится к переменам. Таким образом, очень важно, чтобы практикующие сопротивлялись рефлексу выпрямления и вместо этого позволяли клиентам исследовать обе стороны своей амбивалентности, чтобы, в конце концов, именно клиент озвучивал причины изменений [66].Этот руководящий принцип аналогичен тому, что SDT описывает как минимизацию контроля и отказ от осуждения. Это может поддерживать потребности клиентов как в автономии, так и в родстве, позволяя пациентам исследовать причины за или против изменения (автономия) в непредвзятом контексте (родство).

Как и SDT, с точки зрения ИМ, для пациентов критически важно воспринимать себя как инициаторов своих действий по изменению поведения. Таким образом, практикующим необходимо понять и изучить Мотивация пациента .Это включает в себя изучение того, как пациент оценивает свое текущее поведение и ситуацию, опасения по поводу изменений и другие цели и ценности [66]. Этот руководящий принцип MI соответствует поддержке автономии SDT, в частности, выявлению и признанию точки зрения и эмоций клиента, поддержке инициативы клиента и оценке ценностей.

Одной из определяющих черт ИМ является упор на , прислушивающийся к пациенту . Таким образом, МИ придает большое значение слушанию, а не информированию со стороны практикующих, а также эмпатическому стилю межличностного общения, включая подлинный интерес к пониманию клиента [61, 65, 66].Согласно MI, клиент должен чувствовать себя принятым и ценным, прежде чем станет возможным изменение поведения. Сочувствие к пациенту, вероятно, поддерживает потребность клиента в отношениях и отражает то, что и ИМ, и SDT возникли из школы мысли Роджера, которая продвигает безусловное позитивное отношение и сосредоточенность на пациенте как первостепенные для терапевтических отношений [60]. Наконец, четвертый руководящий принцип MI- наделить пациента возможностями — включает поддержку самоэффективности для изменений.Этот метод, вероятно, в первую очередь поддерживает потребность клиентов в компетентности, повышая их уверенность в том, что они смогут добиться прогресса в направлении позитивных изменений и справиться с проблемами и препятствиями по мере их возникновения.

В дополнение к этим четырем руководящим принципам исследователи MI также сформулировали три основных коммуникативных навыка, которые обеспечивают практическую пользу этим принципам. Эти коммуникативные навыки включают вопросы, умение слушать и информировать. Цель запроса состоит в том, чтобы выявить точку зрения клиента, чтобы практикующий понял, откуда приходит пациент и как пациент приближается к возможности изменения поведения. Слушание — это активный процесс, в ходе которого практик «проверяет» клиента, чтобы убедиться, что он или она имеет точное понимание точки зрения клиента, его мотиваций и трудностей в процессе изменения поведения. Наконец, сообщение , информирующее , является основным средством, с помощью которого практикующие врачи передают клиенту информацию о состоянии его здоровья, изменениях поведения, необходимых для мониторинга или улучшения состояния здоровья, и возможных вариантах лечения.

Направления в будущее

Хотя SDT и MI изначально начинались двумя разными путями, из этого специального выпуска, встречи в Синтре и предыдущих публикаций в других местах [например, [5, 6, 67, 68]] становится ясно, что в настоящее время существует критическая масса исследователей, ведущих диалог о сходствах и различиях между SDT и MI. Однако важно, чтобы эти усилия не зашли в тупик из-за дискуссий и дебатов. Действительно, следующие шаги в этом процессе объединения этой теории и этих клинических методов должны быть подтверждены эмпирически.SDT еще не определила критические компоненты для поддержки психологических потребностей и содействия автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в вмешательствах, связанных с поведением, связанным со здоровьем. Методы MI и их оценки могут быть полезными дополнениями к текущим вмешательствам в области SDT для информирования этого эмпирического пути.

Некоторые вмешательства при ИМ включали меры SDT [например, [69, 70]], и это важный шаг к эмпирической проверке сходства между двумя подходами. Однако на сегодняшний день результаты относительно того, способствует ли вмешательство ИМ, в частности, изменению автономной саморегуляции, были несколько неоднозначными, хотя некоторые исследования показали, что автономная саморегуляция опосредует связь между вмешательством ИМ и результатом лечения [71].Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, какие принципы МИ влияют на потребность в поддержке и процесс интернализации. Кроме того, может потребоваться доработка текущих показателей SDT, чтобы лучше охватить все три измерения предполагаемой поддержки потребностей и более точно оценить колебания автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности на начальных этапах изменения поведения, а также поддержания поведения. Кроме того, методы оценки, передовые аналитические методы (анализ кривой роста и моделирование скрытой траектории), а также использование интернет-технологий и мобильных устройств для мгновенного экологического отбора проб также могут улучшить способность исследователей обнаруживать изменения в мотивации в ответ на предоставление определенных компонентов нужна поддержка.

Наконец, необходимы будущие исследования, в которых проводится прямое сравнение вмешательств на основе ИМ и SDT, чтобы (1) более четко выяснить, в какой степени SDT может объяснить, как и почему вмешательства на основе MI влияют на поведение, (2) выявить аспекты основанных на SDT вмешательства, которые похожи на ИМ и отличаются от них (например, кодирование ИМ вмешательств ОДТ и наоборот), (3) определяют, способствуют ли вмешательства ИМ изменения как в автономной саморегуляции, так и в воспринимаемой компетентности и поддерживают потребность во взаимосвязи, и (4 ) лучше прояснить, как оба подхода могут использоваться совместно для получения наиболее положительных результатов.Эти эмпирические усилия требуют не только объединения идей, но, что, возможно, более важно, конвергенции мультиконцептуальной команды с представителями как SDT, так и MI лагерей, чтобы усовершенствовать методы MI, улучшить приложения SDT для улучшения здоровья и дальнейшего расширения нашей понимание этих подходов и того, как они помогают инициировать и поддерживать изменение поведения в отношении здоровья.

Миллер и Роуз [13] недавно опубликовали заявление о теории МИ. Хотя SDT не упоминается прямо в этой публикации, исследователи SDT могут облегчить привязку SDT к MI посредством эмпирического исследования того, как клиенты воспринимают разговоры об изменениях (т.д., как относительно более или менее поддерживающие потребности), и степень, в которой разговоры об изменениях отражают сдвиг в воспринимаемом пациентом локусе причинности и / или изменение автономной саморегуляции. С точки зрения SDT, разговор об изменениях является отражением перехода клиента или пациента от голоса внешнего локуса причинности к внутреннему, что буквально отражает интернализацию «в реальном времени». Однако неясно, как MI взгляды меняют разговоры. Миллер и Роуз [13] и другие уделяли большое внимание практикующим специалистам, активно продвигающим и побуждающим к разговорам об изменениях.Это может несколько не соответствовать SDT. Агрессивное стремление к переменам может отражать лежащее в основе предположение, что человеку лучше измениться (хотя на самом деле это может не быть его целью). Разговоры о продвижении перемен могут восприниматься как принудительные и осуждающие и, следовательно, не нуждаются в поддержке. Теоретикам самоопределения также необходимо будет тщательно рассмотреть, согласуется ли изложение теории МИ с SDT. Особенно важным для теоретиков и исследователей SDT будет решение таких вопросов, как концептуализация МИ о внутренней мотивации, роль директивности и проблема развития несоответствия.Хотя последнее явно не перечислено в текущих концептуальных представлениях руководящих принципов МИ, степень, в которой развитие несоответствий является ключом к выполнению вмешательств МИ, может быть важна, особенно в отношении того, поддерживает ли этот аспект МИ или препятствует его удовлетворению.

Теория самоопределения — обзор

Эвдемоническая перспектива

В отличие от гедонической точки зрения, эвдемоническая точка зрения рассматривает счастье как нечто иное, чем простое получение удовольствия и наслаждения.Опираясь на аристотелевское определение eudaimonia , эта перспектива отождествляет счастье с полной реализацией истинной человеческой природы посредством использования личных добродетелей и возможностей для достижения сложных целей, значимых для человека и общества (Ryff and Singer, 2008). ).

Однако эвдемоническая перспектива не только охватывает личное удовлетворение, но также следует по пути развития к интеграции человека с окружающей средой: она относится к взаимодействию между личным и коллективным пространством, которое предполагает реализацию индивидуального счастья. в межличностных отношениях (Nussbaum and Sen, 1993).

В 20-м веке эвдемоническая перспектива увидела значительный вклад пионеров гуманистической психологии Абрахама Маслоу и Карла Роджерса. Согласно гуманистической психологии, люди обладают потенциалом выразить свою подлинную природу, если они способны поддерживать естественную склонность к самоактуализации, которая существует у всех людей и только «ждет» реализации условий.

Известной моделью, сфокусированной на процессе актуализации личности и способах ее достижения, является теория самоопределения Деси и Райана (Deci and Ryan, 2000).

Основное внимание в теории самоопределения уделяется исследованию врожденных психологических потребностей и врожденных тенденций роста, которые составляют основу самомотивации и интеграции личности. В частности, по мнению Деси и Райана, чтобы способствовать благополучию и здоровью, необходимо удовлетворить три основные потребности:

автономия : эта потребность относится к побуждению быть причинными и самоуправляемыми агентами. , которые действуют в гармонии со своим интегрированным «я»;

компетенция : это относится к опыту поведения как эффективно разыгрываемого; и

родство : это касается всеобщей потребности взаимодействовать с другими людьми, быть на связи и заботиться о других.

Удовлетворение этих потребностей является важным условием психологического роста (Deci and Ryan, 2000): несколько исследований, проведенных в разных сферах жизни, показали положительную взаимосвязь между удовлетворением потребностей и оптимальным функционированием как в межличностном общении. и внутрииндивидуальный уровень (Deci and Ryan, 2008). Кроме того, теория самоопределения утверждает, что базовые потребности управляют процессом постановки целей: в зависимости от степени удовлетворения этих потребностей люди устанавливают внутренних стремлений , которые включают личностный рост, принадлежность и близость, вклад в свое сообщество и физическое здоровье.Однако, если основные потребности не удовлетворяются, у людей развиваются внешних стремлений , таких как финансовый успех, общественное признание и известность, а также имидж или привлекательность. Поскольку удовлетворение, получаемое от достижения внешних целей, носит эфемерный характер, человек стремится к созданию новых и больших внешних стремлений. Более того, недавние исследования показали, что благосостояние людей улучшается, поскольку они придают относительно меньшее значение материалистическим целям и ценностям, тогда как ориентация на материалистические цели относительно больше связана со снижением благосостояния с течением времени (Kasser et al., 2014). Напротив, стремление к внутренним целям может обеспечить устойчивое благополучие. Таким образом, можно сказать, что удовлетворение психологических потребностей играет посредническую роль между достижением внутренних целей и изменениями в благополучии (Deci et al., 2008; Niemiec et al., 2009). В общем, теория самоопределения Деси и Райана дает исчерпывающий отчет о внутренней мотивации и ее роли в развитии психологического благополучия. Согласно этой модели, прототипом самоопределяемого поведения является внутренне мотивированное действие, в котором человек участвует, потому что он получает удовольствие и заинтересован в нем, а не из-за «внешней» награды.

Михай Чиксентмихайи определил опыт, связанный с такой полезной деятельностью, как «поток» (Csikszentmihalyi, 1975, 1990). Это позитивное и сложное состояние сознания, характеризующееся воспринимаемым балансом между серьезными проблемами при выполнении поставленной задачи и адекватными личными навыками для их решения. Дополнительными характеристиками этого оптимального опыта являются положительный аффект, глубокая концентрация, четкие правила и недвусмысленная обратная связь от поставленной задачи, потеря самосознания и контроль над своими действиями и окружающей средой (Csikszentmihalyi, 1975, 1990).

Предыдущее исследование показало, что поток демонстрирует стабильные черты на межкультурном уровне и может быть связан с различными контекстами деятельности, такими как семья, работа, досуг, при условии, что люди воспринимают эти действия как комплексные возможности для действий, в которых вкладывать личные навыки. С этой точки зрения важным аспектом, подчеркнутым предыдущими исследованиями, является то, что связь потока с конкретными видами деятельности побуждает людей воспроизводить их, а также к преимущественному развитию индивидуальных навыков (Csikszentmihalyi and Beattie, 1979).По мере улучшения последнего человек впоследствии будет искать все более сложные возможности для действий.

Благодаря этому динамическому процессу развития навыков и возрастания трудностей, оптимальный опыт формирует развитие жизненной темы , а именно набора целей и интересов, которые человек преимущественно преследует и развивает в своей жизни (Csikszentmihalyi and Beattie, 1979). Csikszentmihalyi и его коллеги также представили концепцию аутотелической личности , чтобы описать людей с несколькими очень специфическими чертами личности, которые позволяют более часто испытывать состояния потока, чем средний человек (Csikszentmihalyi et al., 1993; Накамура и Чиксентмихайи, 2002). По словам самого Чиксентмихайи: «Автотелик — это слово, состоящее из двух греческих корней: auto (я) и telos (цель). Автотелическая деятельность — это то, что мы делаем ради нее самой, потому что наша главная цель — испытать ее. Применительно к личности автотелизм обозначает человека, который обычно делает что-то ради себя, а не для достижения какой-то более поздней внешней цели »(Csikszentmihalyi, 1997, p. 117).

Еще одна центральная задача эвдемонического подхода к счастью — это исследование роли сильных сторон и достоинств человеческого характера.В истории психологии было несколько попыток понять и классифицировать психические заболевания, используя статистические критерии. Эти усилия в конечном итоге привели к разработке Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM), которое сегодня широко используется клиническим сообществом. Следуя примеру DSM, Парк, Петерсон и Селигман предложили таксономию сильных сторон характера , определяемых как «положительные черты, отраженные в мыслях, чувствах и поведении» (Park et al., 2004, с. 603). Основываясь на систематическом обзоре психологической, философской и религиозной литературы, Петерсон и Селигман (Peterson and Seligman, 2004) определили 24 измеримые сильные стороны характера, которые затем были классифицированы по шести классам основных добродетелей : мудрость / знания (творчество, любопытство, открытость, любовь к учебе, перспектива), отвага (храбрость, настойчивость, честность, жизненная сила), человечность (любовь, доброта, социальный интеллект), справедливость (гражданство, справедливость, лидерство), умеренность (прощение и милосердие, смирение, благоразумие) , саморегуляция), трансцендентность (оценка красоты и совершенства, благодарность, надежда, юмор, духовность).Эти авторы также разработали инструмент самооценки «Ценности в действии», инвентарь сильных сторон (VIA-IS; 2004), чтобы измерить эти сильные стороны характера.

Теория мотивации самоопределения — Центр общественного здоровья и профилактики

Теория самоопределения

Теория самоопределения (SDT) — это теория мотивации, которая применялась во многих жизненных сферах, таких как здоровье, спорт, образование и работа.Здоровье — это наша внутренняя цель, на которую сильно влияют наши привычки и образ жизни. Мотивация — энергия, направленная на достижение цели — играет большую роль в нашем выборе образа жизни и в нашей способности вносить устойчивые изменения по мере необходимости для поддержания нашего здоровья.

Согласно SDT, у всех нас есть три ключевых психологических потребности, как показано ниже графически. Когда наша социальная среда, в том числе места, где мы получаем медицинскую помощь, больше поддерживает эти психологические потребности, качество нашей мотивации становится более автономным.С другой стороны, когда наши психологические потребности не удовлетворяются или даже не мешают нашим социальным взаимодействиям, качество нашей мотивации находится под большим контролем. Исследователи обнаружили в ходе многих исследований, что, когда люди более автономно мотивированы, они с большей вероятностью со временем достигнут своих целей в отношении здоровья.

Прочтите, чтобы узнать больше о науке, лежащей в основе теории самоопределения.

Мотивация

Ранние идеи мотивации просто предполагали, что она у вас либо есть (вы мотивированы), либо нет (вы не мотивированы или немотивированы).Однако более чем 40-летние исследования показали, что мотивация намного сложнее, чем это. Качество мотивации (автономное или контролируемое) является ключом как к удовлетворению, так и к устойчивому успеху в достижении целей.

Мотивированным поведением могут быть поощрения, наказания и внутреннее давление со стороны других. Это также может подпитываться глубоко укоренившимися ценностями или интересом и удовольствием от самого поведения. Проще говоря, люди могут чувствовать большее давление или контроль, чтобы вести себя определенным образом, или они могут чувствовать, что у них есть выбор, как себя вести.Например, людей может двигать:

  • Вознаграждение : Люди могут попытаться похудеть, потому что их работодатель будет платить им за похудение.
  • Наказание : Люди могут попытаться похудеть, потому что их страховая компания повысит стоимость их медицинской страховки, если они не похудеют.
  • Внутреннее давление : Люди могут попытаться похудеть, потому что другие сказали им, что им следует похудеть, иначе они будут расстроены из-за этого.
  • Ценность : Люди могут попытаться похудеть, потому что они хотят быть здоровее и быть примером для подражания для своих детей.
  • Интерес / удовольствие : Люди могут попытаться похудеть, потому что им действительно нравятся упражнения и здоровое питание.

Когда люди в основном мотивированы наградами , наказаниями и внутренним давлением , им труднее инициировать и поддерживать свое поведение в долгосрочной перспективе.Однако, когда люди более автономны, то есть когда люди больше мотивированы своим значением для поведения или своим интересом и удовольствием поведения — они, как правило, более настойчивы в своем поведении, чувствуют более довольны и имеют более высокое общее самочувствие.

Психологические потребности

Теория самоопределения предполагает, что у всех людей есть три основных психологических потребности — автономия, компетентность и родство — которые лежат в основе роста и развития.

  • Автономия означает чувство, что у человека есть выбор, и когда он охотно поддерживает свое поведение. Противоположный опыт — это чувство принуждения или контроля в своем поведении.
  • Компетенция относится к опыту мастерства и эффективности в своей деятельности.
  • Наконец, родство относится к необходимости чувствовать связь и чувство принадлежности к другим.

Социальная среда (эл.g., семья, друзья, коллеги, специалисты в области здравоохранения, культура и т. д.) могут способствовать или мешать стремлениям людей в той степени, в которой они поддерживают основные психологические потребности человека.

  • Автономия поддерживается попытками уловить и признать желания, предпочтения и перспективы человека, передать понимание его точки зрения, обосновать свое поведение и предоставить выбор, как себя вести. Поддержка чьей-либо автономии также означает отказ от попыток контролировать или оказывать давление на него, чтобы он действовал определенным образом.
  • Компетенция поддерживается путем предоставления человеку оптимальных задач и возможностей (конкретные цели, которые достаточно сложны, но не ошеломляющими), поощрения его чувства инициации (попробуйте!), Обеспечения структуры (например, основанного на фактических данных здоровья рекомендации) для мобилизации и организации поведения и предоставления соответствующей обратной связи.
  • Наконец, родство поддерживается, когда другие участвуют и проявляют интерес к деятельности человека, эмпатично реагируют на его чувства и демонстрируют, что этот человек значим, о нем заботятся и любят.

Когда эти потребности оптимально поддерживаются, данные свидетельствуют о том, что люди более автономны в своем поведении, с большей вероятностью сохранят свое поведение и в целом чувствуют себя лучше.

Здесь, в Центре общественного здоровья и профилактики, наш подход направлен на предоставление вам научно обоснованной информации и поддержку ваших психологических потребностей, чтобы мы могли помочь вам узнать, что работает для вас на вашем пути к здоровым изменениям в вашей жизни.

Этот материал основан на следующих ссылках:
  • LaGuardia, J. 2017. Теория самоопределения на практике: как создать оптимально благоприятную среду для оказания медицинской помощи . Мидлтаун, Делавэр. Опубликовано независимо, 2017 г.
  • Ntoumanis N, Ng JYY, Prestwich A, Quested E, Hancox JE, Thøgersen-Ntoumani C, Deci EL, Ryan RM, Lonsdale C, Williams GC. Метаанализ исследований вмешательства в области здоровья, основанных на теории самоопределения: влияние на мотивацию, поведение в отношении здоровья, физическое и психологическое здоровье. Health Psychol Rev . 2021 июн; 15 (2): 214-244. DOI: 10.1080 / 17437199.2020.1718529. Epub 2020 3 февраля. PMID: 31983293.
  • Райан, Р. М., & Деси, Э. Л. Теория самоопределения: основные психологические потребности в мотивации, развитии и благополучии . 2017. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Что такое теория самоопределения?

Техническое определение

Теория самоопределения (SDT) — это концепция, концептуализирующая мотивацию, которая лежит в основе выбора, который делают люди.Теория была разработана Эдвардом Л. Деси и Ричардом М. Райаном в середине 1980-х годов.

А? Что это обозначает?

Теория самоопределения — это человеческая мотивация. SDT указывает на два основных типа мотивации: внутренняя и внешняя . Внутренняя мотивация исходит изнутри. Допустим, вы читаете новую книгу любимого автора; наверное, нетрудно мотивировать себя дочитать книгу, потому что это приятно! Вы испытываете внутреннюю мотивацию, когда поставленная задача по своей сути интересна, доставляет удовольствие, приносит удовлетворение и увлекает.

А теперь представьте, что вы читаете книгу перед экзаменом. Конечно, вы читаете книгу, потому что знаете, что она поможет вам сдать экзамен, но она не приносит удовлетворения (на самом деле, это больше похоже на вырывание зубов)! Это внешняя мотивация; вы выполняете действия, чтобы получить положительные внешние награды или избежать наказания.

Совершенно очевидно, что лучше стремиться к целям, исходя из внутренней мотивации. Внутренняя мотивация способствует большей концентрации, усилиям и выполнению задач. Но как воспитать такую ​​мотивацию? Деси и Райан определили три основных потребности, которые подпитывают внутреннюю мотивацию.

  • Компетентность — способность контролировать результат деятельности и опыт выполнения этой задачи.
  • Родство — универсальная потребность быть на связи и иметь опыт заботы о других.
  • Автономность — желание быть независимым агентом в собственной жизни.

Как я могу использовать это в своей жизни?

Если вы проводите все свое время, выполняя скучные, лишенные воображения или неприятные задачи, требующие внешней мотивации, возможно, пришло время изменить свою жизнь.Сознательно выбирайте задачи, требующие от вас автономного поведения, общения с другими и чувства компетентности. Например, вы можете создать учебную группу с друзьями вместо того, чтобы в одиночку читать учебник для подготовки к тесту. Это удерживает вас в процессе выполнения поставленной задачи, повышая внутреннюю мотивацию.

Работая с ребенком, старайтесь развивать занятия, которые он или она считает полезными. Хотя награда или раздача наказаний могут быть вашим типичным партнером, это внешние мотиваторы.Например, если ваш ребенок работает над научным проектом, не контролируйте его или ее работу на микроуровне и не предлагайте вознаграждение за его или ее работу. Вместо этого поощряйте ребенка придумывать идеи и хвалить его, поддерживая его или ее независимость, например, говоря: «Вау! Я впечатлен, что вы придумали такую ​​уникальную идею для научной выставки. Я очень рад видеть, как закончится ваш эксперимент «. Это подтверждает автономию и компетентность, что делает саму задачу мотивирующей.

Смоделируйте такое поведение своего ребенка, отказавшись от действий, которые заставляют вас чувствовать себя истощенным или лишенным вдохновения.Вместо этого ищите способы превратить их во внутренне мотивирующую деятельность, которая повысит ваше чувство компетентности, взаимосвязи с другими и автономии. Вы почувствуете себя более счастливым, более удовлетворенным своей жизнью и успешным в занятиях, которые вам нравятся.

Внутренняя и внешняя мотивация — Sportlyzer Academy

Теория самоопределения — это теория мотивации, которая направлена ​​на объяснение целенаправленного поведения людей (Deci & Ryan 1985; Ryan & Deci 2000). Теория предлагает универсальные, врожденные психологические потребности:

  • Компетентность определяется воспринимаемой верой в себя в свою способность хорошо выполнять свою деятельность, например.грамм. в триатлоне;
  • Автономность или свобода выбора. Воспринимаемая автономия высока, когда люди чувствуют, что они занимаются спортом, потому что они хотят делать это, а не потому, что они чувствуют давление со стороны других людей (родителей, тренеров) или внешних факторов (ожиданий).
  • Психологическая близость определяется чувством совместного опыта и значимых отношений. Следовательно, людей мотивирует деятельность, которая позволяет им строить хорошие отношения и наслаждаться ими.

Таким образом, люди чувствуют мотивацию к деятельности, которая позволяет им удовлетворить эти три потребности.Эти занятия доставляют удовольствие и двигаются внутренней мотивацией . Первоначально теория разграничивала внутренние и внешние мотивации. Позже был предложен континуум с различной степенью индивидуальной автономии (Deci & Ryan, 2000). Внутренняя мотивация представляет собой наиболее самоопределенное или автономное регулирование поведения посредством врожденного интереса, удовольствия и удовлетворения. Существует три типа внутренней мотивации:

  1. Внутренняя мотивация к знаниям наблюдается, если деятельность выполняется для удовольствия или удовлетворения от изучения или понимания чего-либо.
  2. Внутренняя мотивация к достижению определяется как участие в деятельности для получения удовольствия от выполнения или создания чего-либо.
  3. Внутренняя мотивация к стимуляции возникает, когда действие выполняется для получения стимулирующего опыта.

Иными словами, внешняя или контролируемая мотивация характеризует те действия, которые приводят к конкретным результатам с точки зрения вознаграждения или избегания наказаний, в то время как воспринимаемая автономия невысока. Внутри внешней мотивации существует континуум поведенческих правил, отражающих степень интеграции поведения в самоощущение индивида.Континуум включает:

  1. Внешнее регулирование, при котором поведение контролируется внешними стимулами, такими как похвала, вознаграждение и уклонение от наказания;
  2. Интроецированное регулирование, когда внешние обстоятельства были интернализованы, и человек действует, чтобы способствовать самооценке (например, проявлять способности) или уменьшать чувство вины и избегать демонстрации неудач;
  3. Установленное регулирование, при котором поведение явно признается и ценится человеком;
  4. Интегрированное регулирование, которое в таком случае является наиболее автономным видом внешней мотивации и появляется, когда поведение полностью интегрировано в личные ценности и убеждения.

По мере того, как люди продвигаются по этому континууму, их мотивация становится менее контролируемой и более самоопределенной (Ryan and Deci 2000). На дальнем конце континуума самоопределения находится мотивация, — отсутствие какого-либо стимула для поведения. Важно отметить, что более автономная мотивация связана с устойчивым вовлечением в поведение (Wilson, Rodgers, Blanchard, & Gessell, 2003; Vansteenkiste, Simons, Lens, Sheldon, & Deci, 2004; Li, Lee, & Solmon, 2008).

Артикул:

Deci, E.L. И Райан, Р. (1985). Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека . Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Деци, Э. Л., и Райан, Р. М. (2000). «Что» и «почему» для достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический справочник, 11 , 227-268

Ли В., Ли А. М. и Солмон М. (2008). Влияние концепций диспозиционных способностей, управляемой среды обучения и внутренней мотивации на настойчивость и производительность: подход взаимодействия. Research Quarterly for Exercise and Sport, 79 , 51-61.

Райан Р.М. И Деси, Э. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию . Американский психолог, 55 , 68-78.

Ванстенкисте, М., Саймонс, Дж., Ленс, У., Шелдон, К. М., и Деци, Э. Л. (2004). Мотивация к обучению, результативности и настойчивости: синергетические эффекты внутреннего содержания цели и контекстов, поддерживающих автономию. Журнал личности и социальной психологии, 87 , 246-260.

Уилсон, П. М., Роджерс, В. М., Бланшар, К. М., и Гесселл, Дж. (2003). Взаимосвязь между психологическими потребностями, самоопределяемой мотивацией, установками к упражнениям и физической подготовкой. Журнал прикладной социальной психологии, 33 , 2373-2392.

Теория самоопределения (Деци и Райан)

Резюме: Теория самоопределения — это теория мотивации и личности, которая обращается к трем универсальным, врожденным и психологическим потребностям: компетентности, автономии и психологической взаимосвязи.

Создатели: Эдвард Л. Деси и Ричард М. Райан, психологи из Рочестерского университета.

Ключевые слова: мотивация, компетентность, автономия, родство.

Теория самоопределения (Деси и Райан)

Теория самоопределения (SDT) — важная теория мотивации, которая рассматривает вопросы внешней и внутренней мотивации [1] [2] [3] . У людей есть врожденные психологические потребности:

  • Компетенция
  • Родство
  • Автономность

Теория утверждает, что если эти универсальные потребности будут удовлетворены, люди будут функционировать и расти оптимальным образом.Чтобы реализовать присущий им потенциал, социальная среда должна воспитать эти потребности.

Компетентность
Стремитесь контролировать результат и испытайте мастерство.

Родство
Всеобщее желание взаимодействовать, быть на связи и заботиться о других.

Автономия
Является ли универсальное стремление быть причинными факторами собственной жизни и действовать в гармонии со своим интегрированным «я»; однако Деци и Ванстенкисте отмечают, что это не означает быть независимым от других [4] .

Мотивация часто подразделяется на два основных типа: внешняя и внутренняя . С внешней мотивацией человек склонен выполнять задание или действие в основном потому, что выполнение этого принесет какое-то вознаграждение или выгоду по завершении. Внутренняя мотивация , напротив, характеризуется тем, что вы делаете что-то исключительно ради удовольствия или развлечения.

Deci, Lens и Vansteenkiste (2006) провели исследование, которое продемонстрировало, что внутреннее формирование цели (по сравнению с внешним формулированием цели и постановкой без цели) обеспечивает более глубокое вовлечение в учебную деятельность, лучшее концептуальное обучение и большую настойчивость в учебной деятельности [4 ] .

Для получения дополнительной информации мы рекомендуем следующую дополнительную литературу:

  • Книга Эдварда Деси: Почему мы делаем то, что делаем: понимание самомотивации. Чрезвычайно интересная книга, имеющая прочную основу эмпирических исследований. Тем не менее, книгу очень легко читать, в ней есть несколько тематических исследований, которые легко понять неспециалисту. Настоятельно рекомендуется.

  • Книга Дэниела Пинка: Драйв: удивительная правда о том, что нас мотивирует.Чрезвычайно популярная книга, в которой описаны три элемента внутренней мотивации: автономия, мастерство и цель. Также включает раздел «Инструментарий» со стратегиями для частных лиц, компаний, советами по компенсации, предложениями по обучению и т. Д.

Список литературы

  1. Райан Р. М. и Деси Э. Л. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог , 55 (1), 68.
  2. Gagné, M. & Deci, E.L. (2005). Теория самоопределения и трудовая мотивация. Журнал организационного поведения , 26 (4), 331-362.
  3. Деси, Э. Л., и Райан, Р. М. (2002). Справочник по исследованию самоопределения . Университет Рочестера Press.
  4. Ванстенкисте, М., Линз, В., и Деци, Э. Л. (2006). Внутреннее и внешнее содержание цели в теории самоопределения: еще один взгляд на качество академической мотивации. Педагог-психолог , 41 (1), 19-31.

Теория самоопределения — Лаборатория принятия решений

Цели управляют нашей жизнью. Мы все хотим добиться успеха и обычно точно понимаем, что для этого нужно делать. Но даже если мы просыпаемся каждый день с вещами, которые хотим достичь, мы часто не пытаемся их достичь. Почему это так?

Иногда у нас просто нет мотивации.В мире, движимом целями, неудачи такого рода могут сбивать с толку. Почему ваш друг мог взять гитару в руки за несколько недель, а ваша гитара все время собиралась пылью? Почему они могли найти мотивацию для практики, а вы — нет? Это не просто индивидуальная проблема. Во всем мире учителя, тренеры, менеджеры, родители и наставники безуспешно пытаются мотивировать других.

Чтобы мотивировать себя, мы часто полагаемся на внешнее вознаграждение. Использование денег, оценок или чужого суждения может стимулировать изменение поведения, но обычно не является длительным или психологически полезным.С другой стороны, люди так же часто, кажется, делают что-то без внешних мотиваторов, движимых личным интересом, любопытством или внутренними ценностями. Эта мотивация способствует достижению наших целей, поскольку нам не нужно вставать с дивана, чтобы работать над тем, что нас интересует. Можно ли использовать эту врожденную человеческую мотивацию, чтобы подтолкнуть нас к достижению наших целей?

Теория самоопределения (SDT) — это всеобъемлющая теория мотивации, которая объясняет, почему мы чувствуем внутреннюю мотивацию делать что-то.SDT рассматривает людей как активных агентов, постоянно растущих и стремящихся в рамках своих социальных границ. Согласно теории, наша социальная и культурная среда может способствовать развитию различных мотивационных сред, которые могут либо способствовать, либо препятствовать нашей внутренней мотивации. Однако теория утверждает, что в разных средах нас в основном мотивируют 3 вещи:

  1. Автономия: Потребность чувствовать, что человек соглашается и чувствует, что контролирует свое поведение.
  2. Родство: Потребность чувствовать значительную связь с другими.
  3. Компетентность: Потребность чувствовать, что человек делает что-то хорошо или может улучшить свои способности.

По сути, человек будет чувствовать внутреннюю мотивацию к достижению цели, если это поддерживает индивидуальную автономию, показывает ощутимые улучшения с течением времени или поддерживает межличностные отношения 1 . Взятые вместе, достижение этих трех мотивов побуждает нас к личному росту и достижению целей, но таким образом, чтобы это продолжалось и улучшало благополучие.Кроме того, если наша среда препятствует этим трем основным потребностям, последуют психологические проблемы. По сути, теория предполагает, что мы можем легче достичь наших целей, создав собственную среду и целевые структуры, отвечающие нашим трем основным потребностям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.