Скептически настроенный собеседник: Ошибка в вопросе | Что? Где? Когда?.

Автор: | 09.04.2021

Содержание

Эксперты назвали причину «долгого угасания» пандемии коронавируса :: Общество :: РБК

Фото: Сергей Ведяшкин / АГН «Москва»

Поведение скептически настроенных по отношению к COVID-19 людей, которые не носят маски и не соблюдают социальную дистанцию, приводит к появлению новых очагов заболевания. Об этом сообщила РБК врач-инфекционист Галина Кожевникова.

«Когда сохраняется так называемая «медленная» заболеваемость, это всегда связано с нарушениями рекомендуемых противоэпидемических мероприятий», — сказала собеседник РБК.

Кроме того, по ее словам, коронавирус заразен и хорошо выживает в окружающей среде, и страны, где был очень жесткий карантин, теперь переживают вторую волну.

«Это будет тянуться, пока не сложится коллективный иммунитет. Конечно, плохо, что люди несерьезно относятся к карантину, особенно молодые — они-то у нас сейчас в основном и болеют. С другой стороны, поэтому у нас в России низкая смертность», — сказала Кожевникова.

С тем, что эпидемия будет постепенно угасать на протяжении длительного времени, согласен эксперт по статистике и моделированию Центра экономических исследований Агаси Тавадян. Его слова приводит «РИА Новости». По его словам, из-за скептиков пандемия всегда будет иметь новые очаги заболевания, что обеспечивает «толстый и длинный хвост угасания эпидемии».

«Рада вас видеть!»: как говорить с собеседником, чтобы он с вами согласился?


Мария Петропавловская / Из личного архива

Мария Петропавловская — лингвист, выпускница филфака МГУ им. Ломоносова, психолог. Изучает скрытые смыслы в речи устной и письменной. Итогами исследований она поделилась на встрече с читателями в библиотеке №107 в Нижегородском районе. Мария убеждена: то, как человек говорит, может показать его истинные желания, цели, интересы. Даже если он сам о них умалчивает. Как это работает и как донести до собеседника нужный смысл, Мария рассказала читателям «ЮВК».

Не говорите лишнего, чтобы не звучать фальшиво

Например, вы приходите в ресторан и официант вам говорит: «Мы очень рады вас видеть!» Слово «очень» явно лишнее. «Рады видеть», сказанное незнакомому человеку, — зачастую только норма этикета. Но это производит приятное впечатление. А вот попытка компенсировать «качество» слов их количеством всегда выдаёт фальшь.

Козыри оставьте на потом

Если вы хотите убедить в чём-то собеседника или аудиторию, сначала оцените, насколько они готовы с вами согласиться. Если это почти ваши единомышленники, сразу озвучьте самые сильные аргументы. Если, наоборот, собеседник настроен скептически, начните с частностей, постепенно усиливая свою позицию всё более убедительными доводами.

Сделайте акцент на том, в чём вы уверены

Бывает, человек вынужден говорить о том, в чём сам не до конца уверен. Собеседник это поймёт. Чтобы не выдать себя, выберите такие детали, в которых вы уверены больше, и акцентируйте внимание на них.

Например, вы с друзьями выбираете турбазу на курорте и вам нравится какая-то определённая. Вы не уверены, что она лучше остальных, но точно знаете, что там хорошее питание, — об этом и говорите.

Интересуйтесь собеседником

Человек чувствует, если кому-то интересен, и у него невольно возникает ответный интерес. Чтобы привлечь внимание собеседника, сознательно им интересуйтесь: внимательно слушайте, вдумывайтесь в его аргументы, пытайтесь понять ход мыслей. Так донести до него свою позицию будет проще.

Не маскируйте просьбу под предложение

Бывает, мы стесняемся попросить о чём-то напрямую и озвучиваем просьбы в форме предложений. Например, говорим коллеге: «Не хочешь поменяться со мной сменами?» Но на это легко ответить: «Нет». Если коллега отказался, а поменяться вам нужно, вы начинаете настаивать, что уже воспринимается как давление. А это злит, вызывает желание отказаться, оставляет неприятный осадок. Прямая просьба или даже требование (по ситуации) воспринимаются лучше, хотя тому, кто их озвучивает, может казаться иначе.

Очередная встреча с Марией Петропавловской в библиотеке №107 на дне открытых дверей пройдёт 20 марта по адресу: Перовское ш., 16/2.

Если Бог сотворил вселенную, то кто тогда сотворил Бога? — 16 Липня 2010

Если Бог сотворил вселенную, то кто тогда сотворил Бога?
Ответ критикам

Многие скептики задают этот вопрос. Но дело в том, что по определению Бог является несотворенным Творцом вселенной, который существует вечно. Поэтому вопрос «Кто сотворил Бога?» является просто нелогичным. Это то же самое, что спросить: ‘На ком женат холостяк?’ Но более опытный собеседник может спросить: «Если для появления вселенной нужна причина, то почему Бог не нуждается в причине? И если Богу не нужна причина, зачем же она нужна вселенной?» Отвечая на этот вопрос, христианам следует использовать следующую логику: 

Все, что имеет начало, имеет причину.1
Вселенная имеет свое начало.
Следовательно, вселенная имеет причину.
Очень важно сделать ударение на словах, которые выделены жирным шрифтом. Вселенной нужна причина, потому что она имела свое начало, как будет показано дальше в этой статье. В отличие от вселенной Бог не имел начала, и поэтому не нуждается в причине. Более того, закон общей теории относительности Эйнштейна, который подтверждается многими экспериментальными опытами, показывает, что время связано с материей и пространством. Поэтому время само началось вместе с материей и пространством. Так как Бог по Своему определению является творцом всей вселенной, Он также является и творцом времени. Следовательно, Он не ограничен измерением времени, которое Он сотворил, и поэтому не имеет начала во времени — Бог есть ‘Высокий и Превознесенный, вечно Живущий’ (Исайя 57:15). Из этого следует, что Он не имеет причины.
И наоборот, существует твердое доказательство того, что вселенная имела свое начало. Об этом свидетельствуют Законы Термодинамики, наиболее фундаментальные законы физики. 
1-й закон: Общее количество массы/энергии во вселенной постоянно. 
2-й закон: Количество энергии доступной для выполнения работы уменьшается, или энтропия увеличивается к максимуму. 
Если общее количество массы/энергии ограничено, и количество доступной для работы энергии уменьшается, то, следовательно, вселенная не могла существовать вечно. В противном случае она бы уже истратила всю годную для работы энергию, в результате чего настала бы ‘тепловая смерть’ вселенной. Например, все радиоактивные атомы распались бы, каждая часть вселенной имела бы одинаковую температуру, и не могла бы происходить никакая дальнейшая работа. Поэтому очевидный вывод заключается в том, что вселенная появилась определенное время назад с большим запасом энергии доступной для работы и теперь эта энергия тратится, а вселенная истощается.
Теперь, что если наш скептически настроенный собеседник согласен с тем, что вселенная имеет свое начало, но не согласен с тем, что ей нужна причина? Само собой разумеется, что вещи, которые имеют свое начало, имеют и причину — никто на самом деле не станет этого отрицать. Отрицание закона причины и следствия разрушило бы всю науку и историю.
То же самое произошло бы со всей правоохранительной системой, если бы полиция не думала, что им нужно найти причину того, почему человек был застрелен или ограблен. Более того, вселенная не может быть самовоспроизведенной — ничто не может создать себя, так как это означало бы, что оно существовало ещё до того, как появилось, что на самом деле является логическим абсурдом.

Резюме:
Существуют доказательства того, что вселенная (включая и само время) имела свое начало. 
Совершенно бессмысленно и неразумно полагать, что что-либо могло начать существовать без причины.
Из этого следует, что вселенной необходима причина, как и говорится об этом в Бытие 1:1 и Римлянам 1:20.
Бог, как создатель времени, находится вне времени. Так как Он не имеет начала во времени, Он существовал всегда, и поэтому Ему не нужна причина.

Возражения

Есть только два способа опровергнуть данный аргумент:
a. Показать, что аргумент логически неверный. 
b. Показать, что, хотя бы одна из предпосылок ложна. 
a) Является ли данный аргумент неверным? 
Верный аргумент – это такой аргумент, для которого невозможно, чтобы предпосылки были истинными, а вывод был ложным. Обратите внимание, что логическая действительность (верность) не зависит от истинности предпосылок, а от формы аргумента. Аргумент, приводимый в данной статье, — верный; он такой же формы, как и следующее умозаключение: «У всех китов есть позвоночник; Моби Дик является китом; следовательно, у Моби Дика есть позвоночник». Поэтому единственная надежда для скептика – это оспорить одну или обе предпосылки.
б) Являются ли предпосылки истинными? 

1) Имеет ли вселенная свое начало? 
Идеи об осциллирующей вселенной были популяризированы такими атеистами, как Карл Саган и Айзек Азимов. Они делали это лишь для того, чтобы избежать представления о начале вселенной, которое явно указывает на Творца. Но как показано выше, Законы Термодинамики, несомненно, опровергают этот аргумент. Даже осциллирующая вселенная не может обойти эти законы. Каждый из гипотетических циклов сжатия и расширения израсходовал бы все больше и больше доступной для работы энергии. Это означает, что каждый цикл был бы больше и дольше предыдущего, поэтому если рассматривать эти циклы назад во времени, они выглядели бы все меньше и меньше. Поэтому многоцикличная модель появления вселенной могла бы иметь бесконечное будущее, но может иметь только ограниченное прошлое.2
Также, существует множество доказательств того, что масса слишком мала, чтобы гравитационная сила могла остановить расширение вселенной и позволить цикличность, т.е. вселенная является «открытой». Согласно наилучшим оценкам (даже допуская предпосылки старой земли), вселенная все равно имеет всего лишь половину массы, которая необходима для повторного уменьшения. Это касается общей суммы светящегося вещества и несветящегося вещества (обнаруженного в галактических гало), а также любого возможного вклада нейтрино в общую массу.3 Некоторые недавние свидетельства в пользу ‘открытой’ вселенной поступают от ряда светопреломляющих ‘гравитационных линз’ в небе.4 Также, анализ сверхновых звезд типа Ia показывает, что скорость расширения вселенной не достаточно снижается для закрытой вселенной.5,6 Похоже, что существует всего лишь 40-80% необходимой материи, необходимой для ‘большого сжатия’. В данном случае, эта низкая масса также является основной проблемой для модной в последнее время ‘инфляционной’ версии теории ‘большого взрыва’, которая прогнозирует плотность массы на границе коллапса, т.е. «плоскую» вселенную.

И, наконец, ни один из известных механизмов не привел бы к обратному скачку после гипотетически произошедшего ‘большого сжатия’.7 Как сказала профессор Беатрис Тинсли из Йельского университета, несмотря на то, что математики говорят, что вселенная осциллирует: ‘Не существует ни одного известного физического механизма для того, чтобы повернуть катастрофическое большое сжатие в обратном направлении’. В действительном и реальном мире физики, эти модели начинаются с Большого Взрыва, за которым следует расширение, затем коллапс, и после этого конец. 8
2)Отрицание причины и следствия 
Некоторые физики заявляют, что квантовая механика нарушает принцип причины и следствия и может создать что-либо из ничего. Например, Пол Девис пишет:
«… пространство и время могли возникнуть из ничего, как результат квантового перехода … Элементарные частицы могут возникать из ниоткуда без особой причинности … В конце концов мир квантовой механики постоянно производит что-нибудь из ничего».9
Но это – совершенно неверное применение квантовой механики. Квантовая механика никогда не производит что-либо из ничего. Сам Девис признал на предыдущей странице, что его сценарий ‘не следует воспринимать слишком серьезно’.
Теории о том, что вселенная является квантовым колебанием, должны предполагать, что должно было существовать что-то, что могло флуктуировать — то есть их ‘квантовый вакуум’ является совокупностью потенциала вещества и антивещества, а не просто ‘пустотой’. Работая над своей докторской диссертацией, я приобрел много теоретического и практического опыта в квантовой механике (КМ). Например, рамановская спектроскопия является явлением КМ, но из волнового числа и интенсивности спектральных полос мы можем вычислить массу атомов и силовые константы связей, которые вызывают эти полосы. Чтобы отстаивать атеистическую позицию, что вселенная появилась без причины, мы должны наблюдать появление рамановских полос, не вызванных переходами в вибрационные квантовые состояния, или появление альфа частиц без ядра, которое существовало ранее, и так далее. Если бы КМ была бы такой беспричинной, как думают некоторые люди, то нам также не следовало бы предполагать, что это явление имеет причину. Я сжег бы мою докторскую диссертацию, выпуск всех журналов о спектроскопии остановился бы, а исследования в области ядерной физики прекратились.
Более того, если не существует причины, то не существует и объяснения тому, почему эта определенная вселенная появилась в определенное время, и почему это была именно вселенная, которая появилась, а не скажем, к примеру, банан или кошка. Эта вселенная не может обладать никакими свойствами, которые могут объяснить её предпочитаемое появление, потому что она не имела бы вообще никаких свойств до тех пор, пока она фактически не начала бы существовать. 

Является ли сотворение Богом рациональной позицией?
Последней отчаянной тактикой скептиков в попытке обойти теистический вывод о появлении вселенной является утверждение, что сотворение во времени является непоследовательной позицией. Девис правильно отмечает, что, так как время само началось со существованием вселенной, бессмысленно говорить о том, что же было ‘до того’, как вселенная начала существовать. Он также утверждает, что причины должны предшествовать следствиям. Итак, если ничего не случилось ‘до того’, как появилась вселенная, то (согласно Девису) совершенно бессмысленно обсуждать причину появления вселенной.
Но философ (и специалист по Новому Завету) Уильям Лейн Крейг в полезной критике Девиса10 указал на то, что Девис очень слаб в философском знании. Философы давно обсуждают такое понятие, как одновременная причинность. Иммануэль Кант (1724–1804) использует пример, в котором что-то тяжелое находится на чем-то мягком (это может быть гиря на перине), и это тяжелое (гиря) одновременно образует углубление в мягком (перине). Крейг говорит: Первым моментом времени был момент Божьего созидательного действия и одновременного появления творения.

Когда начинать делать HR-маркетинг? | by Долгушев и Сторожилов — DevRel-бюро

Что там в википедии по HR-брендингу

Однажды на вашу вакансию никто не откликнется.

Вы опубликовали её у себя на сайте, на всех возможных сайтах по поиску работы, в ваших группах в социальных сетях, попросили сотрудников сделать репосты (два раза), запостили в профильных пабликах. И ничего. Нет откликов.

Не на тех напали, думаете вы. Начинаете активнее писать соискателям в LinkedIn, обрабатываете все резюме по всем ключевым словам в HH. Подключаете тимлидов к холодным контактам — инженеры любят общаться со “своими”, особенно с потенциальным будущим руководителем, без посредников.

В конце концов, соискатель откликается. И первое, что вы слышите: “Подождите, вы же та компания, которая спрашивает у кандидатов на собеседовании бородатую задачку про шарики для пинг-понга в автобусе? Извините, мне сейчас неактуальны предложения о работе”.

Вместо задачки может быть ДМС, истории от уволенного сотрудника, слухи. Или ничего. Ваш собеседник ничего не знает о вашей компании. “Странно, я о вас не слышал”. Собеседник настроен скептически.

Но ведь у нас в компании много классного, негодуете вы! Интересная предметная область. Сложные задачи, на которых люди растут. Эксперты, у которых есть, чему поучиться. Процессы. Просто хорошие люди, команда.

Тут вам в голову приходит мысль: кажется, нам нужно лучше рассказывать внешнему миру о классных вещах, которые у нас есть. Почему стоит идти работать именно к нам. Добро пожаловать в клуб! Теперь вы будете делать HR-маркетинг.

Как вычислить оптимальный момент, когда стартовать? Когда время закрытия вакансии превысит N дней? Или когда нужно будет нанять больше десятка людей за квартал? Или когда закончатся потенциальные кандидаты среди знакомых?

Алгоритм вычисления оптимального момента — несложный. Записывайте: вы уже начали.

Люди уже пересказывают друг другу истории про шарики в автобусе, ДМС, приключения уволенного сотрудника и слухи. Или не рассказывают — про интересные проекты, классные задачи, экспертизу, процессы и хороших людей в вашей команде. Люди уже читают ваши вакансии и им не нравится. Или не читают, потому что откуда им про вас узнать.

Хотите вы этого или нет, вы уже делаете HR-маркетинг. Вы начали в тот момент, когда вам понадобилось нанять первого сотрудника. Продолжили в тот момент, когда стало нужно, чтобы первый нанятый сотрудник остался работать и участвовал в жизни компании.

Скептически настроенный читатель возразит: но ведь мы как-то справлялись до этого, без этого вашего HR-маркетинга. Здорово, если так! Но не обманывайте себя. Любое ваше действие, направленное во внешний мир и долетающее до потенциальных сотрудников или их знакомых — это HR-маркетинг.

Если справляетесь, продолжайте в том же духе. Только проверьте, что у вас всё под контролем. Проверьте, что всё нужное долетит до интересных вам специалистов, а неважное и отвлекающее — нет. Вы уже выпрыгнули из самолёта. Проверьте, что парашют раскрыт, а летите вы туда, куда хотите попасть.

Если не предпринимать усилий, вы не сможете контролировать результат. Везёт, оно как-то само — это не самые надёжные и долговечные стратегии. Вы в любом случае приземлитесь куда-нибудь. Поучаствуйте в том, чтобы выбрать куда, и направьте туда свой парашют.

Пусть сказанное выше не поселит в вас чувство преждевременного оптимизма. Осознание, что уже делаешь HR-маркетинг — не гарантирует, что сразу станет получаться. Но факт неосознанности точно обеспечит непредсказуемые последствия и, скорее всего, неуспех.

Мы завели блог, чтобы делиться своим опытом по практическому HR-маркетингу из будней нашего агентства. Будем рассказывать про мат. часть, кейсы и, когда уместно, давать советы.

Подписывайтесь, будет интересно!

Самый главный совет, который принесёт вам больше всего пользы, мы готовы дать прямо сейчас, в самом первом посте.

Возьмите HR-маркетинг под контроль.

Остальное — дело техники.

За что мы любим Эдгара Аллана По

Сегодня, 19 января, все любители мрачных детективных историй могут отметить 109-ую годовщину рождения Эдгара Аллана По. Мы предлагаем вам сделать это вместе и вспомнить по такому случаю несколько интересных фактов его биографии, о которых вы, возможно, не знали.

1. По рано лишился родителей

Его мать и отец были актерами, людьми непостоянными и вечно в разъездах. Семейная жизнь у них не сложилась. Отец ушел, когда Эдгару едва сравнялся год. Мать умерла, когда ему было два с половиной. Трех детей По разобрали родственники и малознакомые люди, так что все они жили в разных семьях. Эдгар попал к зажиточному торговцу табаком и хлопком, которого звали Джон Аллан. Его фамилия стала вторым именем писателя.


2. Он был студентом-неудачником

В 17 лет будущий писатель начал учиться в Университете Вирджинии. Изучал филологию, но быстро утратил интерес к занятиям и переключился на развлечения. Его комната в общежитии стала пристанищем всех местных гуляк – там круглые сутки пили и играли в карты. Неуемный азарт По привел к большим долгам. Опекун отказался их выплачивать, и Эдгару пришлось уйти из университета. Через год он попытался решить свои денежные проблемы при помощи армии, отслужил два года писарем в штабе и поступил в военную академию Вест-Пойнт. Но тут случилась новая ссора с опекуном – тот надумал жениться, и По не сумел простить ему такого «предательства» любимой приемной матери. Эдгар начал намеренно нарываться на проблемы в академии, откуда и был вскоре с позором отчислен.

3. Он вел очень нездоровый образ жизни, но даже в этом был виден гений

По всю жизнь много пил. Современники рассказывали, что со стороны это выглядело потрясающе – писатель одним махом опрокидывал стакан, потом с громким стуком ставил его на стол и на глазах преображался. Обычно бледное лицо покрывалось лихорадочным румянцем, и без того гипнотический взгляд начинал пылать, а речь лилась так, что могла заворожить даже скептически настроенного собеседника. После таких возлияний По мог болеть несколько дней. Порой случались и запои. Есть мнение, что он также баловался запрещенными веществами, но большинство исследователей его биографии это всё же отрицают.

4. Он положил начало детективному жанру

Писатель не стал автором первого в истории литературы детектива, но зато разработал принципы этого жанра и лично придумал его главные элементы. Расследование у него вёл не относящийся к полиции человек с незаурядными способностями, которому противопоставлялся чуточку туповатый представитель закона. К герою обращались за помощью, он блистательно всё расследовал и на основе мельчайших деталей воссоздавал полную картину преступления, которую подробно объяснял в финале. Ничего не напоминает? Кстати, влияние По на свои книги признавали не только детективщики (Артур Конан Дойл), но и фантасты (Жюль Верн, Герберт Уэллс, Стивен Кинг), и даже мастера серьезной прозы (Бодлер, Теннисон, Достоевский).


Кадр из фильма «Ворон» (2012)

5. В его книгах много отличных и удивительно современных цитат на все случаи жизни

Вот лишь некоторые из них:

«Никакой транспорт не будет попутным, если не знаешь, куда идти»

«В глубокомыслии легко перемудрить»

«Большинство людей считает мудрецом только того, кто высказывает предположение, идущее вразрез с принятыми представлениями»

«Истина не всегда обитает на дне колодца»

«Вообще следует помнить, что наши газеты думают главным образом о том, как создать сенсацию, а не о том, как способствовать обнаружению истины»

«По-настоящему человек счастлив: он все время живет ожиданием счастья, которое вот-вот наступит»

«Женщина при деньгах молода и мила всегда, когда ей это нужно»

«Я стал безумцем, который страдает от долгих приступов ужасного здравомыслия»

И даже:

«Когда школьники хотят обмануть старших, они способны творить чудеса»

6. Он вёл себя странно накануне смерти

Поехал улаживать дела к свадьбе, но оказался вовсе не в том городе, где должен был. Одет в потрепанное пальто, не в себе, совершенно без багажа. Грязный и небритый, хотя всегда тщательно следил за внешним видом. Где провел последнюю неделю, не помнил. Его отвезли в больницу для неимущих, где у него вскоре начались конвульсии. По впал в буйство, без конца звал какого-то Рейнольдса, а через три дня умер. На похороны пришло всего 7 человек. На холодном ветру кузены прогнали всю церемонию за несколько минут, так что священник даже не успел прочитать проповедь.


7. Его волосы являются предметом гордости коллекционеров

Около 30 лет назад уроженка штата Тенесси разбирала вещи в подвале дома, доставшегося ей после смерти прадеда, жившего в Балтиморе. В одной из коробок она нашла две фотографии. На одной из них был запечатлен сам Эдгар По, а на другой – его сестра Розали Маккензи, с которой писатель был разлучен еще в детстве, когда их после смерти матери отправили жить в разные семьи. Свою находку женщина продала Балтиморскому обществу Эдгара Аллана По всего за 35 долларов. Каково же было удивление тамошних сотрудников, когда на обратной стороне фотографии По они обнаружили прядь темных волос примерно пять сантиметров длиной. Оказалось, что подобные артефакты имеются у нескольких людей по всей стране. Все они были срезаны с головы мертвого По накануне похорон женой одного из его кузенов. Та раздала их первым лицам города и прочим своим гостям, которые пожелали таким образом приобщиться к славе знаменитого писателя. Впоследствии многие локоны были приклеены на открытки с изображением самого автора или видов Балтимора. Какие из них настоящие и сколько подделок продается ныне на «Ибее», ученые спорят до сих пор.

8. Писатель продолжал привлекать к себе внимание и после смерти

Родственники хоронили По впопыхах и не слишком потратились на церемонию. На его могиле, расположенной где-то на задворках кладбища, не было надгробного камня, а лишь лежала плита с числом 80. Только через 24 года после его смерти статья в газете о печальных обстоятельствах захоронения писателя послужила поводом для сбора денег. В результате могилу перенесли ближе к церкви и установили достойный надгробный памятник.

Странноватые личности пытались заработать себе славу на имени По как в девятнадцатом веке, так и в двадцатом. Например, американская поэтесса Лиззи Дотен в 1863 году опубликовала сборник под названием «Стихи из мира духов». Автор заявила, что некоторые произведения из него написаны под влиянием призраков Уильяма Шекспира и Эдгара Аллана По, с которыми она общалась напрямую. В двадцатом веке некое неустановленное лицо и вовсе начало отыгрывать роль то ли тайного поклонника, то ли призрака самого автора. Каждый год, начиная с 1949 года, ранним утром 19 января закутанный в черное человек приходил на могилу По, вставал на одно колено, делал пару глотков из бутылки с коньяком, а потом оставлял её на надгробии вместе с тремя красными розами. Его пытались выслеживать и фотографировать, но ничего толком из этого не вышло. Традиция прервалась в 2009 году. Среди возможных её основателей называют историка Вестминстерской церкви, где похоронен По, и хранителя его дома-музея в Балтиморе.


9. Он стал культовой фигурой, а его изображение мега-популярно в англоязычных странах

Вы удивитесь, куда только не лепят мрачное лицо Эдгара По иностранцы. У них есть наклейки, игрушки и часы с его изображением. Есть освежители воздуха, виноградные леденцы, наборы тематических временных татуировок и даже пластыри. И все они беззастенчиво эксплуатируют не только образ писателя, но и его произведения, которые давно уже стали национальным достоянием и не охраняются авторским правом. Например, надпись на упаковке пластыря гласит: «Каркнул Ворон: «Никогда». Никогда и никаких болячек не будет у вас с этим замечательным пластырем. Даже если вы порезались маятником или поранились, пока искали друга в подземных катакомбах».

Надумали продолжить знакомство с Эдгаром По? Непременно почитайте его «Золотого жука», «Убийство на улице Морг», «Похищенное письмо» или «Тайну Мари Роже».

До новых книг!

Ваш Book24

Премьер Украины Арсений Яценюк назвал его «торговлей воздухом»

И. о. главы правительства Украины Арсений Яценюк не увидел возможности для деэскалации вооруженного конфликта на Украине в предложении президента России Владимира Путина о переносе референдума, запланированного на 11 мая на юго-востоке страны. Украинский премьер также скептически отозвался о плане мирного урегулирования, анонсированном вчера на встрече с господином Путиным главой ОБСЕ Дидье Буркхальтером. По словам Арсения Яценюка, киевские власти имеют собственный взгляд на то, как должно выглядеть «реальное урегулирование».

Комментируя на пресс-конференции в Харькове призыв президента России к жителям юго-востока Украины отложить намеченный на 11 мая референдум, Арсений Яценюк заявил: «Надо проинформировать российского президента, что 11-го числа в Украине никакого референдума не было запланировано. Если террористы и сепаратисты, которые поддерживаются Россией, получили команду перенести то, что не планировалось, так это их внутренние разборки».

«Владимир Владимирович, торговать воздухом как-то не к лицу президенту большой страны»,— сказал господин Яценюк по окончании выездного заседания правительства.

И. о. главы правительства Украины посоветовал российским властям, если они действительно хотят мирного урегулирования, «прекратить материально поддерживать террористов, обязать их сложить оружие и сдаться властям Украины». «Россия то присылает агентов ФСБ, то оружие поставляет, то денег дает, поэтому самым лучшим ее вкладом в мир будет отозвать все те диверсионные группы, которые находятся на территории Украины»,— заявил господин Яценюк, комментируя обещание Владимира Путина «вносить посильный вклад в разрешение сложившейся ситуации».

Без особенного энтузиазма Арсений Яценюк отозвался и об анонсированном вчера на встрече с президентом РФ главой ОБСЕ и президентом Швейцарии Дидье Буркхальтером плане мирного урегулирования на Украине. По его словам, и. о. министра иностранных дел Украины Андрей Дещица ранее передал в МИД Швейцарии разработанный в Киеве вариант «дорожной карты» по урегулированию и «она существенно отличается от того, что было заявлено в Москве». «Основное отличие в том, что наша цель — реальная стабилизация ситуации в Украине, которая связана только с одним — позицией Российской Федерации»,— пояснил временный глава украинского правительства.

Вчера Дидье Буркхальтер заявил, что ОБСЕ готова предложить четырем сторонам переговоров в Женеве по урегулированию кризиса на Украине «дорожную карту», выполнение которой подразумевает взаимное прекращение огня, деэскалацию напряженности, налаживание диалога между сторонами и выборы.

Как Юлия Тимошенко пригрозила Украине новой революцией

В преддверии президентских выборов на Украине в стане ведущих политиков «оранжевого лагеря» произошел раскол. Лидер находящейся у власти партии «Батькивщина», экс-премьер и кандидат в президенты Юлия Тимошенко обрушилась на фаворита президентской гонки, олигарха Петра Порошенко, пригрозив, что в случае его избрания страну ждет «третий круг революции». На этом фоне появились сообщения о готовящемся покушении на госпожу Тимошенко. Читайте подробнее

Как силовая операция на юго-востоке ввергла Украину в гражданский конфликт

2 и 3 мая противостояние на Украине перешло в новую фазу — гражданской войны. В Донецкой области начатая Киевом «антитеррористическая операция» вылилась в кровопролитные бои между национальной гвардией и «народным ополчением». В Одессе столкновения сторонников и противников киевской власти унесли 46 жизней. Последние события окончательно разделили страну на два враждующих лагеря. Президентские выборы 25 мая теряют смысл: независимо от того, пройдет ли голосование, угрозы расползания конфликта и распада государства будут нарастать. Читайте подробнее

Как отряды «самообороны» заявили о провале спецоперации Киева

4 мая из Донбасса весь день поступали противоречивые сообщения о ходе «антитеррористической операции» Киева против сторонников федерализации на юго-востоке Украины. Противники властей опровергли ранее сделанные силовиками заявления об освобождении Краматорска и Славянска, заверив, что продолжают контролировать не только эти города, но и еще ряд населенных пунктов в Донецкой и Луганской областях. Представители «народного ополчения» Донбасса заявили «Ъ», что «поводов сдаваться Киеву» у них нет. Читайте подробнее

Ангелина Шунина


Международные эксперты скептически оценивают возможные итоги саммита лидеров США и КНДР

17 марта 2018. PenzaNews. Лидер КНДР Ким Чен Ын (Kim Jong-un) стремится к заключению мирного соглашения и установлению дипломатических отношений с США. Об этом 12 марта сообщила южнокорейская газета Tona Ilbo со ссылкой на источник в администрации главы Республики Корея.

Фото: Wikipedia.org

«Конечная цель Ким Чен Ына — установить нормальные дипломатические отношения и заключить мирный договор с США, а также разместить американское посольство в Пхеньяне», — сказал собеседник издания.

Ранее президент США Дональд Трамп (Donald Trump) принял предложение северокорейского лидера о проведении личной встречи в период до мая текущего года, заявив, что ожидает «огромного успеха» в переговорах с Ким Чен Ыном.

«Я думаю, что с Северной Кореей все будет очень хорошо, я думаю, что нас ждет огромный успех. Думаю, это будет что-то очень успешное. У нас большая поддержка. Поэтому, я думаю, что с Северной Кореей все будет очень хорошо», — цитирует слова американского президента пресс-служба Белого дома.

В свою очередь глава министерства финансов США Стивен Мнучин (Steven Mnuchin) отметил, что саммит лидеров стран возможен только при условии отказа Пхеньяна от ядерных и ракетных испытаний.

«Не должно возникать путаницы. Президент прояснил, что условия [встречи] состоят в отказе [КНДР] от ядерных и ракетных испытаний. […] В нынешней ситуации президент использует дипломатию, но мы не завершаем кампанию по оказанию максимального давления [на Пхеньян]. […] Президент собирается сесть [за стол переговоров с Ким Чен Ыном] и посмотреть, сможет ли он заключить сделку», — сказал политик в интервью телеканалу NBC.

Анализируя вероятность проведения саммита, бывший американский дипломат, отставной морской пехотинец, занимавший пост морского атташе в посольстве США в Токио, старший научный сотрудник Японского форума стратегических исследований Грант Ньюшэм (Grant Newsham) отметил, что сроки на подготовку мероприятия очень сжатые.

«Очевидно, что США и КНДР предстоит обсудить очень много деталей перед саммитом. Помимо логистики, каждая сторона должна определить поле для переговоров. Если американцы потребуют от КНДР обсуждения денуклеаризации, а Пхеньян откажется ставить это на повестку дня, переговоры могут даже не состояться. […] Я не думаю, что лидеры проведут встречу до мая, так как организационные мероприятия будут слишком сложными», — сказал он в интервью ИА «PenzaNews».

Кроме того, эксперт заявил, что скептически настроен и в отношении результативности потенциального саммита.

«Возможно, американцы по своей природе привыкли думать, что сделка будет заключена, если им просто удастся встретиться и поговорить с противником. К сожалению, четверть века попыток урегулировать ситуацию вокруг КНДР свидетельствует о том, что режим Ким Чен Ына «играет на время», одновременно «выжимая» определенную сумму денег, продовольствия, топлива и пытаясь минимизировать санкции США и Южной Кореи», — пояснил свою позицию Грант Ньюшэм.

По его мнению, кризис на полуострове провоцируют исключительно КНДР и режим династии Ким.

«Многие наблюдатели не обращают должного внимания на природу северокорейского режима, который является тоталитарным и кровожадным и в долгосрочной перспективе нацелен на раскол альянса США и Кореи и воссоединение полуострова под контролем Пхеньяна. Успешные программы развития ракетных и ядерных технологий, проводимые КНДР в течение последних нескольких десятилетий, являются средствами для достижения этой цели. […] Пока режим Ким находится у власти, я не вижу способов достижения прочного мира или стабильности в регионе», — отметил аналитик, подчеркнув, однако, что приветствует проведение встречи лидеров США и КНДР, поскольку Ким Чен Ын является единственным человеком северокорейской системы, принимающим решения на государственном уровне.

Вместе с тем профессор Австралийского национального университета Клайв Уильямс (Clive Williams) отметил, что предполагаемый сценарий саммита «выглядит неловким».

«Ситуация в КНДР остается непредсказуемой, учитывая эксцентричность и неопытность северокорейского и американского лидеров, которые не понимают позицию друг друга. Саммиту должны предшествовать переговоры официальных лиц, на которых прозвучали бы ожидания сторон, в том числе о потенциальных итогах», — сказал эксперт.

Читайте также

Преднамеренный развал Ливии США привел к печальным последствиям — Маргарет Кимберли

На его взгляд, КНДР не готова отказаться от своего ядерного сдерживания, «которое она получила с большим трудом и считает жизненно необходимым для сохранения режима в случае атаки со стороны США».

«Учитывая прошлый «послужной список» Соединенных Штатов, включающий вторжения и нападения на другие страны, любые гарантии безопасности вряд ли смогут компенсировать страх северокорейцев», — подчеркнул Клайв Уильямс.

При этом он обратил внимание на то, что, например, Северная и Южная Корея способны добиваться хороших результатов в выстраивании отношений, когда им не мешают.

«Лучшей страной, которая может выступить в качестве гаранта возможной сделки, является Китай. В отличие от Соединенных Штатов, КНР не имеет военного присутствия на полуострове, но хорошо понимает позицию Севера. Кроме того, это государство может обеспечить взаимоприемлемое место для встречи лидеров США и КНДР», — добавил австралийский аналитик.

В свою очередь бывший директор Национальной ядерной лаборатории США в Лос-Аламос, ведущий американский эксперт по КНДР, ученый-ядерщик из Стэнфордского университета Зигфрид Хеккер (Siegfried Hecker) отметил, что наиболее неожиданным в предстоящем мероприятии является не инициатива Ким Чен Ына о его проведении, а согласие Дональда Трампа на участие в саммите.

«Помимо угроз, Трамп широко транслировал информацию о том, что рассматривает возможность нанесения превентивных военных ударов, а также призывал к «максимальному давлению» на Северную Корею как в экономической, так и в политической сферах. Он может утверждать, возможно, даже имея на это некоторые основания, что его политика и действия подвели Ким Чен Ына к столу переговоров для обсуждения вопроса о денуклеаризации», — сказал эксперт.

«С другой стороны, лидер КНДР может сообщить своему народу, что идет на переговоры с позиции силы, имея межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), которыми может угрожать Соединенным Штатам. Другими словами, оба политика могут заявить о своей «победе», — добавил Зигфрид Хеккер.

При этом, на его взгляд, дипломатическая команда американской администрации недоукомплектована и «испытывает недостаток в людях, которые имеют опыт ведения переговоров с Северной Кореей».

«Сроки [подготовки к саммиту] очень сжатые, тем более что этому не предшествовало дипломатическое взаимодействие на более низком уровне. Администрации следовало бы обратиться к экспертам вне правительства США, имеющим дипломатический, технический или военный опыт в Корее», — отметил бывший директор Национальной ядерной лаборатории США.

По его словам, несмотря на готовность обеих сторон к переговорам, Вашингтон и Пхеньян имеют совершенно разные взгляды на истоки ядерного кризиса.

«Для урегулирования потребуется много времени и утомительных переговоров. Самое лучшее, на что мы можем надеяться сейчас — это обоюдное понимание необходимости не допустить войны. Для этого лидеры должны снизить напряженность и создать механизмы, позволяющие избегать разногласий. Администрация Трампа должна начать этот саммит с пониманием, что он представляет собой начало долгого пути, а не конечную точку. Даже если в итоге сторонами будет достигнуто соглашение, то его успех будет определяться последующей систематической работой и действиями, направленными на его выполнение. Вашингтон на протяжении многих лет демонстрировал слабые результаты по этим пунктам», — сказал Зигфрид Хеккер.

По его мнению, инициатива Ким Чен Ына о проведении саммита и готовность Дональда Трампа встретиться должны рассматриваться как серьезные шаги по снижению напряженности на Корейском полуострове.

Между тем аналитик Института Восток-Запад на Гавайях Денни Рой (Denny Roy) напомнил, что санкционное давление на Северную Корею на сегодняшний день больше, чем когда-либо.

«Взаимодействие КНДР и Китая остается слабым, несмотря на то, что КНР продолжает призывать США пойти на уступки Пхеньяну. Администрация Дональда Трампа, похоже, всерьез рассматривает возможность превентивного военного удара по Северной Корее, прежде чем эта страна однозначно получит ядерный ракетный потенциал», — отметил эксперт.

Вместе с тем он назвал возможное проведение саммита лидеров США и КНДР конструктивным шагом.

«Встреча предполагает, что Пхеньян может почувствовать вынужденную необходимость начать поиски мирного способа урегулирования проблемы», — подчеркнул Денни Рой.

По его мнению, на сегодняшний день администрация американского президента серьезно настроена провести саммит.

«Тем не менее встреча может состояться, а может и не состояться. Но если она пройдет, ее результатом с равной степенью вероятности может стать как действительный прорыв в отношениях между США и КНДР, так и короткий всплеск пустых надежд [на улучшение ситуации]», — сказал аналитик.

«Даже если саммит не приведет к долгосрочному урегулированию, мы «выиграем» как минимум несколько месяцев, на время которых Северная Корея прекратит ракетные и ядерные испытания, и поэтому прогресс в направлении совершенствования соответствующих технологий КНДР застопорится», — добавил Денни Рой.

На его взгляд, фундаментальным событием, которое могло бы существенным образом повлиять ситуацию в сфере безопасности и стабильности в регионе, является падение режима в КНДР и переход всего полуострова под управление Сеула.

«Положить конец кризису также может соглашение, в соответствии с которым КНДР приостановила бы свою ядерную программу в обмен на улучшение политических и экономических отношений с Сеулом и Вашингтоном. Переговоры должны создать процесс, при котором обе стороны одновременно предпринимали бы небольшие, но и неголословные шаги навстречу друг другу и не настаивали бы на слишком большом и быстром прогрессе. Это означает, что Северная Корея не может ожидать безотлагательного снятия санкций, а Соединенные Штаты не должны рассчитывать на немедленное подтверждение ликвидации ядерного оружия КНДР», — подвел итог сотрудник гавайского Института Восток-Запад.

Цицерон: академический скептицизм | Интернет-энциклопедия философии

Цицерон (106–43 до н. Э.) Принял философские взгляды академических скептиков еще в юности примерно в 80-х годах. В 89/8 г. Филон Лариссинский, глава Платоновской академии, бежал из Афин в Рим по политическим причинам. Находясь в Риме, Цицерон посещал публичные лекции Филона и начал вместе с ним изучать философию. Цицерон также учился у наиболее выдающихся представителей других эллинистических философских школ: Посидония (стоик), Зенона из Цития и Федра (эпикурейцы) и Кратипп (перипатетик).Хотя Академия, вероятно, перестала существовать как учреждение после смерти Филона в 84 г., Цицерон продолжал отстаивать ее методологию в своих философских диалогах.

Академическая должность понравилась Цицерону по разным причинам (Раздел 1). Ученые спорили с обеих сторон по каждому вопросу, чтобы подорвать догматическое доверие своих собеседников. Учитель Цицерона Филон также применил этот метод, чтобы определить, какая позиция пользуется наиболее рациональной поддержкой.Учитывая его риторические и судебно-медицинские навыки, Цицерон, вероятно, нашел этот метод привлекательным. Это также было идеальным для его проекта побудить правящий класс римлян заняться философской практикой. Вместо того, чтобы излагать свои личные взгляды, Цицерон изложил в диалоге самые сильные аргументы, которые он мог извлечь из других философских текстов. Идея заключалась в том, чтобы побудить читателя прийти к собственному выводу, но, что еще более важно, принять академический метод исследования. Возможно, самой привлекательной чертой академической философии для Цицерона была интеллектуальная свобода, гарантированная этим методом.Академик как академик не привязан к какой-либо конкретной доктрине. Он только обязан принять вердикт своей наилучшей рациональной оценки аргументов «за» и «против».

Цицерон утверждает, что причины его академической преданности полностью изложены в его Academica ( De Natura Deorum 1.11). Хотя эти академические книги фрагментарны, они, тем не менее, содержат подробный отчет о споре между академиками и стоиками о возможности знания (разделы 2 и 3) вместе с объяснением Филона того, как мы можем достаточно хорошо справляться без знания (раздел 4).

Содержание

  1. Академия скептиков и ее обращение к Цицерону
  2. Аргументы за и против стоической эпистемологии в Academica
  3. Косвенные аргументы в поддержку стоической эпистемологии в Academica
  4. Позитивный фаллибилизм Филонской академии
  5. Ссылки и дополнительная литература
    1. Латинские тексты и переводы
    2. Избранная библиография дополнительной литературы

1.Академия скептиков и ее обращение к Цицерону

В период скептического отношения к Академии среди академиков (ок. 268/7 г. до н. Э. — 1 век до н. Э.) Были некоторые важные различия, но есть и объединяющая черта. Все они прямо, если не исключительно, сосредоточились на опровержении. Вдохновленные Сократом (как он появляется в некоторых диалогах Платона), они стремились бороться с чрезмерно самоуверенной позицией догматиков. Поскольку стоики были наиболее влиятельными догматиками того времени, скептически настроенные академики посвятили большую часть своей энергии борьбе с ними, в частности.(Догматизм в эллинистический период — это просто вопрос положительного подтверждения того, что человек знает истинность некоторых систематически связанных философских положений — он не обязательно должен иметь уничижительный оттенок, связанный с ним в настоящее время.)

Чтобы опровергнуть своих оппонентов, академики рассуждали диалектически. Вместо того чтобы отстаивать свою позицию сами по себе, они открыли бы собеседнику, что его убеждения несовместимы друг с другом и, таким образом, он не может оправдать свои притязания на знание. Например, предположим, что я утверждаю, что знаю, что справедливость — это то, что говорят сильные. Затем, отвечая на вопрос скептика, я на основании своих собственных предпосылок прихожу к выводу, что справедливость — это не то, о чем говорят сильные. Отсюда следует, что я действительно не знал того, о чем заявлял. Оперативное предположение состоит в том, что если бы я знал, что такое справедливость, я смог бы показать, почему моя вера верна. Если я противоречу себе или исчерпываю правдоподобные причины, тогда я не знаю, что такое справедливость, в конце концов — даже если моя вера окажется правдой, я не знаю, почему это правда.

Позже ученые также начали спорить по обе стороны каждой проблемы, за и против. Некоторые, по-видимому, стремились показать, что о рассматриваемом вопросе ничего не известно. Для достижения этой цели они показали другим, что существуют столь же сильные аргументы за и против, и, следовательно, нет веских причин для принятия какой-либо позиции. Другие использовали тот же метод, чтобы выяснить, какую сторону вопроса можно наиболее правдоподобно отстаивать. Но все академики согласились с тем, что стоики не смогли адекватно защитить свою эпистемологию; то есть они не показали, что знание возможно (подробнее об этом ниже в разделах 2 и 3).

Цицерон нашел более позднюю академическую должность привлекательной по разным причинам. Метод аргументации «за» и «против» естественным образом соответствовал его огромным ораторским и судебно-медицинским навыкам. Как юрист и оратор, он был доволен тем, что Академия настаивает на преподавании риторики наряду с философией на том основании, что эти две дисциплины поддерживают друг друга. Он также нашел эту позицию идеально подходящей для его философского проекта по вдохновению римского правящего класса на занятие философской практикой.В своих диалогах он использует академический метод, чтобы побудить своих читателей думать самостоятельно, а не полагаться на авторитет.

Его, пожалуй, больше всего привлекала интеллектуальная свобода ученых. В своем самом раннем заявлении об академической преданности Цицерон отмечает, что он с радостью изменит свое мнение, если кто-нибудь укажет на его ошибку. Ведь не постыдно что-то понять недостаточно. Однако постыдно продолжать глупо и долгое время, не имея достаточного понимания.Причина этого в том, что недостаточное понимание происходит из-за общей слабости человечества. Это до некоторой степени неизбежно или, по крайней мере, простительно. Однако глупой настойчивости можно избежать, и поэтому она постыдна и заслуживает порицания. ( De Inventione 2.9) Цицерон описывает такую ​​настойчивость как упорную приверженность своей позиции, потому что он начал испытывать к ней некоторую привязанность. Академик, напротив, не должен иметь никаких экстрарациональных мотивов в защите своей точки зрения или в настойчивости, когда или если он это делает.

Частично обоснование такого подхода состоит в том, что мы не можем полностью оценить относительные сильные и слабые стороны имеющихся философских позиций, если мы не изучим досконально то, что можно сказать за и против них. Присвоение философской позиции до этого преждевременно. Когда мы начинаем, нам не хватает знаний или мудрости, которые мы ищем, и поэтому мы не в состоянии адекватно судить, какой системе или какому философу следовать. Как только человек берется за академический проект, он или она может обнаружить, как это сделал Цицерон, что одной жизни недостаточно для завершения проекта и принятия окончательной позиции.

Эта свобода изменять свою позицию в соответствии с новой оценкой аргументов, может показаться, что избавляет от заботы о последовательности. Предположим, например, что я больше не верю, что аргументы в пользу войны с Карфагеном убедительны. Если раньше я считал, что Рим был оправдан в войне, то теперь я верю в обратное. Как академик, я волен менять свое положение так часто, как захочу. Я не связан какими-либо доктринальными ограничениями из-за моей философской преданности.И я не связан тем, во что я раньше верил. Оставаться в соответствии с моими прежними убеждениями никогда не так важно, как принять вердикт моей нынешней оценки аргументов.

Однако академическая свобода не является самоцелью; это средство достижения наиболее рациональной оборонительной позиции. Вот почему Цицерон характеризует метод академика как направленный на выявление и формулирование той точки зрения, которую можно поддерживать наиболее последовательно ( Academica 2.9), и как нацеленный на выявление того, что является истиной или, по крайней мере, наиболее близким к истине ( Academica ). 2.7, 2.65-66, De Officiis 2.8, Tusculan Disputations 1.8). Искомая последовательность — это согласие с рациональными доказательствами, а не с предыдущими убеждениями.

Цицерон часто выделяет эту свободу как наиболее определяющую и привлекательную черту философской практики академиков (например, De Legibus 1.36, Academica 2.134, Tusculan Disputations 4.83, 5.33, 5.82, De Officiis 2.7 , 3.20). Только они вправе принять все, что им кажется наиболее правдоподобным в данный момент (подробнее об академической вероятности см. Раздел 4 ниже).

2. Аргументы за и против стоической эпистемологии в Academica

Во время своей последней энциклопедической серии диалогов (46-44 до н.э.) Цицерон написал свой эпистемологический труд Academica . Первоначальная версия содержала две книги, названные в честь главного собеседника каждой, Катула и Лукулла. Последний из двух существует и обычно обозначается как Ac. 2 или Лукулл (= Люк .). Цицерон пересмотрел эти две оригинальные книги, разделив их на четыре, и заменил Лукулла Варроном в качестве основного собеседника.Сохранилась только первая четвертая переработанная версия. Обычно обозначается как Ac. 1.

В этих книгах Цицерон представляет аргументы за и против стоической теории познания, а также собственную позитивную фаллибилистическую альтернативу академиков. Следует отметить, что этика и эпистемология в Академических книгах неразрывно связаны. Цицерон несколько раз замечает, что они исследуют мудреца, то есть идеал совершенно мудрого человека.В конечном счете, вопрос о возможности познания со стоической точки зрения и в эллинистической философии в целом — это вопрос о возможности мудрости. Эллинистические философы вслед за Сократом Платона поставили своей главной задачей открытие лучших форм человеческой жизни.

Чтобы ответить на этот вызов, Зенон из Кития, основатель стоицизма, разработал отчет о том, как на самом деле может быть получено знание, которое искал Сократ, то есть знание, которое помогает человеку жить наилучшей возможной человеческой жизнью.То, что это могло быть достигнуто, он установил на том основании, что вселенная устроена провиденциально. Из провиденциального устройства следует, что человеческие существа должны быть оснащены для удовлетворения своего стремления к знанию, поскольку Природа не поступила бы так капризно, чтобы дать нам такое важное желание, не предоставив средств для его исполнения.

Если человек развил свои природные способности в соответствии с природой, он со временем научился бы безошибочно отличать истинное от ложного, по крайней мере, в том, что касается счастья.Мудрец не всеведущ, но он непогрешим. Его знания гарантируют, что он всегда будет жить в соответствии с природой, что тождественно добродетельному и счастливому.

Все верования мудреца истинны и поняты таким образом, что никакой опыт и никакие аргументы не могут отбить его от его убеждения. Эта неопровержимость в решающей степени зависит от того факта, что все верования мудреца истинны и прочно воспринимаются как таковые. Если бы он придерживался хотя бы одного ложного убеждения, его можно было бы убедить полагаться на него при отказе от истинных убеждений.Итак, мы можем видеть, что знания мудреца систематичны в том смысле, что каждое его истинное убеждение поддерживается другими.

В основе этого описания знания лежит впечатление, в отношении которого мы не можем ошибиться. Этот тип впечатления дает нам критерий истины, то есть мерило, которое можно использовать, чтобы определить, что есть, а что нет. Если бы академикам удалось показать, что таких впечатлений нет, они бы эффективно подорвали возможность получения знаний, основанных на них.

Таким образом, центральный выпуск в Ac . 2 заключается в том, может ли впечатление быть воспринято или схвачено таким образом, чтобы гарантировать его истинность. Зенон охарактеризовал такое впечатление как когнитивное, или умственно доступное ( katalêpton ), и определил его как то, что

(1) исходит из того, что происходит, то есть какое-то существующее положение дел
(2) точно передает все соответствующие особенности того, из чего он исходит, а
(3) не может быть точно таким же, как впечатление, которое исходит от что не так ( Ac. 2,77, гл. Счет Секста по адресу Adversus Mathematikos [= M ] 7.248).

Каталепсис возникает, когда человек соглашается с когнитивным впечатлением, тем самым твердо осознавая его истинность. Поэтому всякий раз, когда кто-то соглашается с когнитивным впечатлением, он обязательно формирует истинное убеждение.

Актуальный вопрос заключается в том, можно ли научиться отличать когнитивные впечатления от некогнитивных. Кажется, что невозможно узнать, были ли удовлетворены (1) и (2), кроме как путем изучения перцептивного содержания впечатления.Если так, это открывает путь для главного возражения ученых. (Следует отметить, что стоики не считали, что все когнитивные впечатления являются перцептивными. У нас могут быть когнитивные впечатления от оценочных состояний дел — например, что для нас полезно помогать другу. Однако большая часть свидетельств о возможности такие впечатления ограничиваются случаями восприятия, и поэтому следующее обсуждение будет таким же ограниченным.)

Академики потребовали, чтобы стоики создали экземпляр этого когнитивного схватывания, который невосприимчив к скептическим контрпримерам, то есть невосприимчив к сценариям, в которых истинное впечатление обеспечивает те же сенсорные свидетельства, что и его ложный подражатель.Судя по всему, таких контрпримеров предостаточно, и академики потратили много усилий на их разработку. ( Ac. 2.42) Один тип иллюстрирует случаи неправильной идентификации: например, однояйцевые близнецы, яйца, статуи или восковые отпечатки, сделанные одним и тем же кольцом. ( Ac. 2.84-87) Другой тип включает случаи иллюзий, снов и безумия. ( Ac. 2.88-91)

Таким образом, кажется, что любому примеру якобы когнитивного впечатления, предложенного стоиками, может противопоставить двойник академиков или сценарий, в котором за перцептивное содержание впечатления отвечает некий умственный дефект, а не объект.В любом случае академики оспаривают третью характеристику когнитивных впечатлений, указанную выше. Этот вызов очевиден в докладе Цицерона. ( Ac. 2.83, ср. 2.40) Академики согласны со стоиками в том, что одни впечатления истинны, а другие ложны, и что ложные впечатления никогда не когнитивны. Они также согласны с тем, что если бы между двумя впечатлениями не было различий, то эти впечатления должны быть либо когнитивными, либо оба не могут быть когнитивными, то есть либо содержание восприятия обоих гарантирует их истинность, либо не может гарантировать их истинность.Другими словами, если бы не было различий между двумя впечатлениями, не могло быть случая, чтобы одно было когнитивным, а другое — нет. Ключевой предпосылкой и сутью дискуссии является утверждение ученых, вопреки пункту (3) выше, что

(4) для каждого истинного впечатления может существовать ложное, идентичное (то есть качественно, а не численно).

Если мы допускаем (4), то не может быть впечатления, перцептивное содержание которого гарантирует его истинность; то есть не может быть познавательных впечатлений.Представьте, что вы получили чрезвычайно четкое и отчетливое впечатление от апельсина. Как бы вы ни старались подтвердить истинность этого впечатления или получить еще более ясное и отчетливое впечатление, оно все равно может оказаться ложным. Исходя из того, как это выглядит, вы никогда не узнаете, истинное ли это впечатление или ложное, качественно идентичное истинному. Возможность ошибки неизбежно возникает, если мы должны признать впечатление когнитивным для того, чтобы оно могло играть предполагаемую эпистемическую роль.

В ответ на (4) стоики настаивали на том, что никакие два впечатления не могут быть идентичными ( Ac. 2.50). Таким образом, даже если два оттиска могут показаться идентичными, различимые черты все равно будут. В таких случаях мы должны отточить свои навыки и пока что воздерживаться от согласия (Деяния 2.56-57). Но Цицерон отвечает, что не имеет значения, являются ли впечатления абсолютно идентичными или неотличимыми для нас (Деян. 2.85). Вопрос, как он это понимает, состоит в том, действительно ли мы когда-либо в состоянии точно идентифицировать впечатление как когнитивное на основе его перцептивного содержания.

Однако такая интерпретация может быть несправедливой по отношению к стоикам. В какой-то момент Лукулл, представитель стоиков в Academica , сравнивает согласие с познавательными впечатлениями с опусканием весов на весы, когда на них кладут какой-то груз. Ум обязательно уступает и не может удержаться от одобрения того, что видно. ( Ac. 2.38) Секст также приписывает эту точку зрения более поздним стоикам: когда когнитивное впечатление лишено каких-либо препятствий, оно держит нас за волосы и практически тянет к согласию.( M 7.257) В конце концов, согласие должно быть добровольным. Но эти отрывки предполагают некое естественное соответствие между когнитивными впечатлениями и нашими рациональными способностями, так что когнитивные впечатления, по крайней мере потенциально, убедительны в том смысле, в котором ложные впечатления быть не могут. Согласно этой точке зрения, когнитивные впечатления влияют на должным образом тренированный ум совершенно иначе, чем ложные впечатления, воздействующие на тот же ум. Если существует это естественное соответствие между когнитивными впечатлениями и нашими рациональными способностями, тогда, возможно, все-таки возможно достичь необходимого уровня различения, чтобы гарантировать, что человек будет соглашаться только с когнитивными впечатлениями.

Тем не менее, Цицерон, очевидно, был удовлетворен тем, что стоикам не удалось показать, что когнитивные впечатления предоставляют нам критерий истины на практике . Его больше убедило кажущееся безграничным количество ложных впечатлений, которые мы в настоящее время не можем отличить от истинных, чем отдаленная возможность развития нашей способности различать, чтобы преодолевать такие возможные обманы.

3. Косвенные аргументы в поддержку стоической эпистемологии в Academica

Лукулл также приводит некоторые косвенные аргументы.Он предполагает истинность академического положения Цицерона ( akatalêpsia, , то есть отрицание возможности katalêpsis ) и выводит неприемлемые последствия. Есть два типа таких аргументов: во-первых, что akatalêpsia самооправданно или непоследовательно ( Ac . 2.33, 44, 58, см. Также 111), а во-вторых, что akatalêpsia исключает возможность определенных видов успешных действие, особенно добродетельное действие ( Ac . 2.19-27, 32-39).Это версии двух наиболее часто повторяемых аргументов против практически каждого древнего скептика. В этом контексте, однако, они специально разработаны как ответы на отказ от критерия стоика.

Во-первых, рассмотрим обвинение в том, что akatalêpsia самоопровергается. Лукулл отмечает, что важнейшая посылка академиков (4) говорит нам, что нет (или, по крайней мере, может быть) никаких различий между любым данным истинным впечатлением и ложным. И все же академики также заявляют, что одни впечатления верны, а другие ложны, и это подразумевает, что между ними есть некоторая разница.( Ac. 2.44) Таким образом, отвергая katalêpsis , академики непоследовательно утверждают, что существует и не существует разницы между любым данным истинным впечатлением и ложным.

Доступен простой ответ на возражение. Цицерону нужно только заявить, что нет различий в восприятии между любым данным истинным впечатлением и ложным. Это согласуется с утверждением, что существуют причинные различия, в частности, что истинные впечатления возникают из того, что происходит, а ложные — нет.Цицерон не отрицает существования истины, а скорее то, что мы можем понять ее с уверенностью. ( Ac. 2.111) Итак, проблема заключается не в мире, а, скорее, в нашей неспособности развить наши способности различения до уровня, требуемого стоической теорией. Независимо от того, сколько мы можем практиковаться в различении яиц, всегда может быть пара яиц, сходство которых превышает наши возможности.

Но возражение Лукулла состоит не только в том, что akatalêpsia влечет за собой невозможность правильно определить, какие из моих впечатлений являются истинными.Его возражение также включает утверждение, что akatalêpsia влечет за собой искоренение любой адекватной концепции истины. ( Ac. 2.33) Однако, если у нас нет адекватного представления об истине, мы не можем последовательно утверждать, что одни впечатления истинны, а другие ложны. Другими словами, мы не должны признавать, что существует реальное различие между истиной и ложью, правильным и неправильным или любой другой парой, если мы не уверены, что наши соответствующие концепции каждого из них точно раскрывают это различие.Принимая эту точку зрения, трудность для стоиков состоит в том, чтобы объяснить, почему akatalêpsia влечет за собой искоренение любой адекватной концепции истины в первую очередь.

К сожалению, Лукулл не уточняет этот момент. Но объяснение должно иметь какое-то отношение к стоическому взгляду на oikeiôsis , провиденциальный процесс, посредством которого Природа направляет моральное и интеллектуальное развитие всех людей. Обрисовывая стоический взгляд на oikeiôsis , мы также придем ко второму виду возражений, упомянутых выше, а именно к тому, что akatalêpsia устраняет возможность определенных видов успешных действий, особенно добродетельных.

Стоики верят, что Природа вселяет в каждого из нас любовь к себе, которая выражается в нашем изначальном и самом раннем стремлении к самосохранению. Мы естественно склонны выбирать то, что соответствует нашей природе, и отвергать то, что ей противоречит или вредно. В результате этой врожденной тенденции мы все неизбежно развиваем точные концепции ( prolêpseis ) о том, что полезно, а что вредно с точки зрения самосохранения. Это объясняет, среди прочего, инстинктивное стремление новорожденных к кормлению грудью: грудь воспринимается как полезная.

Эти естественно развитые концепции должны быть достоверными в соответствии с провидением природы. Если бы они вводили в заблуждение, это угрожало бы нашему существованию как виду, и было бы невозможно развить такие ошибочные концепции дальше в организованные совокупности знаний, проявляемые в умелой деятельности. Природа не гарантирует, что мы разовьем наши естественно приобретенные концепции в систематические совокупности знаний и, в конечном итоге, в добродетельные наклонности; и природа не гарантирует, что из всех желудей вырастут великолепные дубы.Но сырье предоставляется в обоих случаях.

Согласие с когнитивными впечатлениями необходимо для процесса, с помощью которого мы развиваем наши естественно развитые концепции ( prolêpseis ) в более точные концепции ( ennoiai ), которые регулируют наши рациональные суждения. Например, в De Finibus 3 стоический представитель Цицерона Катон описывает процесс, посредством которого наша естественная склонность к самосохранению трансформируется в истинное представление о добре.Наше стремление к самосохранению приводит нас к точным представлениям о том, что ценно или полезно. Затем, если мы правильно рассуждаем о природе этой ценности, мы постепенно распознаем, что действительно ценно, а именно сам товар. ( De Finibus 3.16 ff.) Но, опять же, было бы невозможно прийти к истинной концепции товара, если бы сырье каким-либо образом вводило в заблуждение.

Лукулл отмечает, что разум «улавливает одни впечатления [предположительно познавательные], чтобы немедленно использовать их, другие, которые являются источником памяти, он, так сказать, хранит, а все остальное он упорядочивает по их подобиям, и таким образом рождаются представления о вещах… »( Ac. 2.30, тр. Лонг и Седли [= LS] 40N) Итак, мы приходим к нашим представлениям в целом, выполняя мысленные операции над чувственным опытом. (ср. Диоген Лаэртский, 7.53). Если мы не можем полагаться на точность чувственного опыта, то есть если мы будем отрицать возможность katalêpsis , тогда будет невозможно сформировать точное представление об истине или что-либо еще. Это, в свою очередь, подрывает нашу способность отличать истинное от ложного в целом.

Когнитивные впечатления, таким образом, являются частью естественного соответствия между миром и нашими рациональными способностями — они указывают основной или непосредственный способ, которым мир становится понятным для нас.Отрицая существование когнитивных впечатлений, Лукулл утверждает, что академики стирают эту важную связь и делают мир в конечном итоге непонятным. Они «вырывают самые инструменты или оборудование жизни, или, скорее, они фактически разрушают основы всей жизни и лишают само живое существо разума, который дает ему жизнь…» ( Ac. 2.31, tr. LS 40N ) И он спрашивает, если представления, которые мы формируем на основе нашего опыта, «были ложными или отпечатаны на впечатлениях, неотличимых от ложных, как, черт возьми, мы могли бы их использовать?» ( Ac. 2.22, тр. LS 40M, ср. Ac. 2.19-20) Лукулл должен означать «как мы могли успешно использовать их?» — иначе мы могли бы просто сказать «плохо и ненадежно». Его вопрос предполагает очевидный успех, которого мы достигли в организации сенсорного опыта в систематические совокупности знаний, которые используются в умелой деятельности. Он считает, что для объяснения этого успеха мы должны признать, что некоторые впечатления носят познавательный характер.

Отрицание katalêpsis также исключает возможность добродетели или мудрости.Если мы не можем сформировать точное представление о добре, мы никогда не сможем быть уверены в том, что какое-либо из наших конкретных действий на самом деле является хорошим. Олицетворяя мудрость, Лукулл отмечает, что она не может быть мудростью, если она сомневается и находится в неведении относительно конечного блага, которое обеспечивает меру, по которой мы все оцениваем. ( Ac. 2.24) Например, предположим, что я согласен с утверждением о том, что мне полезно учить своих учеников скептицизму. Стоики считают, что если мое представление о добре неверно или даже если я не знаю, правильно ли оно, то результирующее действие не будет добродетельным.Возможно, это и правильно, но добродетель требует, чтобы я знал, что это правильно, и чтобы мои убеждения не поколебались никакими аргументами. Katalêpsis дает основание для такой уверенности. Таким образом, отрицание katalêpsis устраняет возможность добродетели.

Самая очевидная слабость этих возражений — это то, в какой степени они предполагают противоречивые элементы стоической системы. Если скептически настроенный оппонент не примет эти элементы, возражения не имеют силы.Но Цицерон действительно отвечает на эти возражения, возможно, потому, что он принимает большую часть стоической системы, хотя и временно, характерным для академика. Защищая академическую позицию, он показывает, насколько успешные и умелые действия и даже добродетель возможны без katalêpsis .

4. Позитивный фаллибилизм Филонской академии

Разработка позитивной альтернативы Stoic katalêpsis обычно считается результатом неправильного толкования более радикального скептицизма более ранних ученых, особенно скептицизма Карнеада.Радикальное разнообразие не предусматривает приобретения убеждений; успешно опровергнув каждую доступную (если не возможную) позицию, скептик может отказаться от суждений и ни во что не верить. Умеренное разнообразие, напротив, направлено на достижение наиболее рационально оправданной позиции с полным осознанием своей склонности к ошибкам.

Цицерон настаивает на том, чтобы академики не отрицали существования истинных впечатлений; они отрицают только возможность безошибочного понимания их. Он не предлагает явной защиты для утверждения, что истинные впечатления существуют, но он признает существование технической экспертизы; тогда общая точность наших впечатлений могла бы дать лучшее объяснение этому факту.Пока он согласен с Лукуллом: не могло бы быть никаких технических знаний, если бы не было абсолютно никакого различия между истинными и ложными впечатлениями. Техническая экспертиза, кажется, предполагает, что большинство впечатлений, на которые мы полагаемся, на самом деле верны.

Однако такая надежность полностью не зависит от нашей способности безошибочно отличать истину от ложной. Пока мы ответственно и осторожно используем наши впечатления, всегда допуская возможность ошибки, случайный обман не является серьезным поводом для беспокойства.

В ответ на возражения стоиков, что akatalêpsia приведет к бездействию, академики предположили, что мы можем очень хорошо ладить, полагаясь на то, что кажется субъективно правдоподобным: Аркесилай называет это разумным ( to eulogon ), и Карнеад как правдоподобный ( — питанон ). Цицерон переводит эти греческие термины с помощью одной из своих самых важных философских монет, probabilitas . Независимо от того, что предполагали его предшественники своими скептическими альтернативами, Цицерон явно имел в виду, что probabilitas в чем-то похожи на правду.Он часто использует probabile и veri simile как взаимозаменяемые ( Ac. 2.7-9, 32, 99, Tusculan Disputations 1.17, 2.5).

Кроме того, он признает, что probabilitas полезно как «в жизни, так и в философских исследованиях и дискуссиях» ( Ac . 2.32). Таким образом, кажется, что Цицерон заботится не только об объяснении относительно приземленных успехов, таких как наша способность ориентироваться, или даже более примечательных успехов науки, но также и о возможности достижения прогресса с философской точки зрения.В самом деле, он утверждает, как в Академических книгах, так и в других местах, что добродетель возможна без стоика katalêpsis . Это видно по характеру «академического мудреца».

Академический мудрец «не боится, что может показаться, что он все вводит в замешательство и делает все неопределенным. Ибо, если ему зададут вопрос о долге или о ряде других вопросов, в которых практика сделала его экспертом, он не ответил бы так же, как если бы его спросили, четное или нечетное число звезд. , и говорят, что он не знал; ибо в вещах неопределенных нет ничего вероятного, но в вещах, где есть вероятность, мудрый человек не будет затрудняться ни в том, что делать, ни в том, что ответить »( Ac .2.110, тр. Х. Рэкхэма). Руководствуясь исключительно вероятностями , мудрец будет планировать всю свою жизнь ( Ac . 2.99).

Цицерон гораздо менее откровенен в отношении деталей того, как мудрец использует probabilitas при рассмотрении конкурирующих философских утверждений. Но то, что мудрец действительно использует вероятностей таким образом, очевидно из того факта, что он принимает отрицание возможности katalêpsis как вероятное. ( Ac., 2.110) Такое решение указывает на то, что мудрец взвесил обе стороны спора и в результате пришел к своему вероятному суждению.

Скорее всего, Цицерон следит за адаптацией Филоном рассказа Карнеада о том, как мы должны проверять наши сенсорные впечатления, когда сомневаемся. (Наиболее подробно об этом сообщает Sextus Empiricus, M 7.166–189, см. Также Ac. 2.78). В относительно незначительных вопросах или когда у нас нет времени для более тщательного изучения, мы полагаемся на то, что сразу кажется правдоподобным.Даже если они не исследованы, такие впечатления могут поразить нас с разной степенью силы или яркости. Но поскольку каждое отдельное впечатление сопровождается множеством других связанных впечатлений, мы должны исследовать и их, если позволяет время. Когда ни одно из этих одновременных впечатлений не кажется ложным или несовместимым с рассматриваемым впечатлением, наша вера сильнее. В вопросах наибольшей важности, особенно тех, которые касаются нашего счастья, мы должны пойти еще дальше и исследовать каждое из сопутствующих впечатлений индивидуально, подвергая каждое из них взаимному сомнению на основе показаний других.( м 7,184)

Впечатления, оставшиеся после такой тщательной проверки, наиболее достоверны. Но степень достоверности не имеет верхнего предела, поскольку перекрестный допрос может продолжаться бесконечно. Общим для более высоких уровней проверки является то, что они направлены в первую очередь на опровержение ( M 7.189). В конце концов, наиболее вероятным оказывается то, что пережило самые масштабные попытки «опровержения».

Учитывая, что Цицерон считает себя вовлеченным в ту же философскую практику, что и Карнеад, вполне вероятно, что опровержение играет такую ​​же центральную роль в философском применении probabilitas , как и в эмпирическом применении критерия Карнеада.Таким образом, чтобы использовать этот ошибочный критерий в философском исследовании, потребовались бы серьезные и продолжительные усилия, чтобы опровергнуть рассматриваемую точку зрения. Если он выдержит такое критическое рассмотрение, он будет казаться правдой. Поскольку мы имеем дело со степенью обоснованности, приближение к истине, скорее всего, относится к степени, в которой рассматриваемая точка зрения была рационально защищена. Дальнейшее предположение, лежащее в основе этого, состоит в том, что истину нельзя опровергнуть. Выжившие после серьезных попыток опровержения предоставили бы индуктивное свидетельство истинности этой точки зрения, и чем больше она выживает, тем больше она будет казаться похожей на истину.

В отличие от эмпирических случаев, философские вопросы обычно не требуют суждения. Мы можем бесконечно размышлять о том, является ли справедливость тем, о чем говорят сильные, тогда как приговоры не могут ждать ни жизни, ни смерти, борьбы или бегства. Эта открытость отражена в собственном рассмотрении Цицероном спора между стоиками и перипатетиками о достаточности добродетели для счастливой [ eudaimôn ] жизни. Иногда его влияла позиция стоиков, согласно которой добродетель может гарантировать счастливую жизнь с такими внешними благами, как здоровье и богатство, или без них.А иногда его склоняла перипатетическая точка зрения, согласно которой добродетель требует по крайней мере некоторых из этих внешних благ, чтобы обеспечить счастливую жизнь. Тот факт, что Цицерон продолжал до конца своей жизни бороться с этим вопросом, не означает, что он потерпел неудачу как ученый. Не требуется раз и навсегда прийти к философской точке зрения, которую можно наиболее последовательно поддерживать; продолжаю искать это.

5. Ссылки и дополнительная литература

а. Латинские тексты и переводы

  • Бриттен, К., тр. 2006. Цицерон: об академическом скептицизме, Индианаполис: Hackett Publishing.
  • Лонг и Седли, тр. 1987. Эллинистические философы , тома 1 и 2, Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
    • Лонг и Седли предоставляют переводы и комментарии к значительной части Academica . Их тома незаменимы для изучения эллинистической философии в целом, и комментарии к избранным материалам из Academica чрезвычайно полезны.
  • Rackham, H., tr. 1933/1994. Цицерон: De Natura Deorum, Academica , Cambridge, MA: Harvard University Press.
    • Этот том из Классической библиотеки Лёба содержит латинский текст с английским переводом на разворотных страницах. В настоящее время это единственный доступный английский перевод всех академических книг (в том виде, в каком они есть у нас).
  • Reid, J. S. 1885. M. Tulli Ciceronis , Academica, London: MacMillan.
    • Для текстового анализа и философских комментариев издание Рейда все еще имеет ценность.

б. Избранная библиография дополнительной литературы

  • Бриттен, C. 2001. Филон из Ларисы: последний из академических скептиков , Оксфорд: Oxford University Press.
    • Хотя Бриттен не рассматривает конкретно Цицерона как философа, он широко использует академические книги для реконструкции позиций, занимаемых Филоном, а также истории Академии в целом. Это очень тщательно проработанная и исчерпывающая книга.Помимо стимулирующей реконструкции взглядов Филона, есть очень полезное приложение, содержащее все свидетельства о Филоне вместе с переводами.
  • Glucker, J. 1978. Антиох и Поздняя академия , Hypomnemata 56, Göttingen.
  • Glucker, J. 1988. «Философская принадлежность Цицерона», в Dillon, J.M. and A.A. Лонг, ред., Вопрос об «эклектизме»: исследования позднегреческой философии , Беркли.
  • Глюкер, Дж.1995. «Probabile, Veri Simile и родственные термины», Пауэлл, изд.
  • Görler, W. 1995. «Как заставить замолчать нарушителя спокойствия: De Legibus 1.39 и непрерывность скептицизма Цицерона», Пауэлл, изд.
    • Это ответ на более раннюю статью Глюкера, в которой утверждается, что Цицерон дважды менял свою принадлежность: один раз с юной приверженности скептической Академии на более догматичную позицию Антиоха, а затем снова в жизни.
  • Мансфельд, Дж. И Б.Инвуд, ред. 1997. Согласие и аргументы: исследования в академических книгах Цицерона , Лейден: Brill.
    • Этот и следующий том настоятельно рекомендуется в качестве отправной точки для дальнейшего изучения скептицизма Цицерона и поздней Академии в целом.
  • Powell, J.G.F., ed. 1995. Цицерон Философ , Оксфорд.
  • Tarrant, H. 1985. Skepticism or Platonism , Cambridge: Cambridge University Press.

Информация об авторе

Harald Thorsrud
Электронная почта: hthorsrud @ agnesscott.edu
Государственный университет Нью-Мексико
США

Карнеад | Интернет-энциклопедия философии

Карнеад был, пожалуй, самым выдающимся главой скептической Академии в Древней Греции. Следуя примеру Аркесилауса, который повернул Академию в скептическом направлении, Карнеад разработал ряд аргументов против догматических позиций, которых придерживались другие философы, особенно стоики. Однако в нескольких отношениях он вышел за пределы Аркесилауса. Вместо того, чтобы просто выступать против позитивных позиций других философов, Карнеадс также выдвигал собственные аргументы в пользу взглядов, которые иногда никогда ранее не защищались — не для того, чтобы установить их истинность, а просто для того, чтобы уравновесить аргументы догматиков и показывают, что ни один из их выводов не может быть окончательно установлен.Тем самым Карнеад внес важный вклад в несколько философских дебатов. Карнеад также сформулировал более подробный скептический критерий того, во что верить, от до питанона , что означает либо «правдоподобно», либо «вероятно».

Содержание

  1. Скептическая практика
  2. Вклад в философские дебаты
  3. Практический критерий: до Pithanon

1. Скептическая практика

Карнеад продолжил атаку скептической академии на эпистемологию стоиков.Аркесилай возражал против Зенона, основателя стоицизма, что никакие чувственные впечатления не могут обеспечить прочную основу для знания, поскольку чувственные впечатления всегда подвержены ошибкам. Карнеад поддерживал эту критику в отношении уточнений в теории стоиков, сделанных Хрисиппом, главой Стоа в свое время. Но Карнеад вышел за рамки критики аргументов других философов, пытаясь выдвинуть столь же убедительные аргументы в пользу несовместимых выводов, в результате чего его собеседник откажется от суждений относительно того, какое из них истинно.Например, находясь в командировке в Риме с руководителями двух других философских школ, Карнеад однажды красноречиво отстаивал традиционные взгляды на справедливость, а на следующий день выступил с столь же красноречивой атакой на те же взгляды. (В результате неудовлетворенные традиционалисты римляне изгнали философов из города.)

2. Вклад в философские дебаты

Отстаивая противоположные позиции, Карнеад иногда выдвигал новые позиции или аргументы. Например, Карнеадс дал систематизацию различных возможных кандидатов на высшее благо, и тем самым открыл возможности, не рассмотренные предыдущими философами.Он также защищал оригинальные взгляды в споре между стоиками и эпикурейцами о человеческой свободе, детерминизме и истинности заявлений о будущем. Против как Эпикура, так и стоиков, Карнеадс утверждал, что из принципа бивалентности (принципа, согласно которому для любого утверждения P либо P истинно, либо P ложно) не следует никаких детерминированных следствий. Это потому, что, даже если всегда было правдой, что, например, я буду чистить зубы завтра, это не означает, что существуют «неизменные вечные причины», которые приведут к тому, что я сделаю это.Сейчас это может быть правдой просто потому, что чистить зубы — это то, чем я буду свободно заниматься. Точно так же Карнеадс сказал, что эпикурейцы могут защитить человеческую свободу от причинного детерминизма, не постулируя случайного атомного отклонения. Человек может быть причиной своих действий «свободным движением ума», без предшествующих причин, требующих от агента делать то, что он делает. Это напоминает теории «агент-причинности», позже выдвинутые такими писателями, как Чизхолм.

3. Практический критерий:

на Питанон

Карнеад также разработал подробный скептический критерий, от до питанона , который может означать либо «правдоподобный», либо «вероятный». «Чувственные впечатления никогда не могут быть надежным указателем истины», — подумал Карнеад, но некоторые из них все же более убедительны для нас, чем другие — некоторые кажутся правдоподобными, а другие нет. Однако нам не нужно останавливаться на достигнутом — мы можем провести дальнейшее исследование убедительных впечатлений, чтобы увидеть, встают ли они или нет, а также посмотреть, согласуются ли они с другими нашими чувственными впечатлениями.

Точное понимание критерия Карнеадса было спорным даже в его дни. Карнеад не оставил никаких писем, кроме нескольких писем, а Клитомах, ближайший соратник Карнеада и сменивший его на посту главы Академии, сказал, что не знает, что на самом деле думает Карнеад. Два вопроса: (1) Предполагается, что верования питанон более вероятны (как думали Цицерон и Филон) или просто более правдоподобны для человека, который их принимает? (2) защищает ли Карнеад от питанона своим собственным голосом как критерий, который мог бы использовать скептик, или он просто использует его в своих аргументах против стоиков, не будучи приверженцем этого самого?

Для получения дополнительной информации о Карнеаде см. Раздел о нем в статье о древнегреческом скептицизме.

Информация об авторе

Автор статьи анонимен. IEP активно ищет автора, который напишет замену статье.

Природа и масштабы пирронизма

Аннотация

«Масштабы» пирронианского скептицизма относятся к степени, в которой скептики несут эпистемологические обязательства. Есть два аспекта, в которых существенны споры между явным и смягченным толкованием скептицизма. Во-первых, возникает философский вопрос о том, какая версия пирронизма более последовательна и убедительна, если рассматривать ее по существу.Во-вторых, существует исторический вопрос о том, какая интерпретация точно характеризует сам пирронизм, как он представлен в трудах Секста Эмпирика.

Мои собственные аргументы исходят соответственно. На философском фронте я утверждаю (в первую очередь в главах 2 и 3), что, когда сила скептических приемов полностью осознана, их масштабы становятся неограниченными. С исторической стороны я утверждаю (в первую очередь в главах 1 и 4), что полная интерпретация пирронизма согласуется с корпусом секстантов.Моя конечная цель — представить видение явного скептицизма, которое является если не выражением исторической реальности пирронизма, то, по крайней мере, прямым его потомком.

Главный аргумент касается пяти способов Агриппы, которые, как многие считают, составляют самый сильный аргумент пирронианского скептицизма: «пирронианскую проблему». Интуитивная сила Проблематики заключается в ее универсальности. Это грозит подвергнуть сомнению все утверждения, которые могут быть выдвинуты по любому вопросу.Согласно стандартной интерпретации, Проблематика достигает этого, составляя декларативный аргумент, состоящий из апелляционных предпосылок и вывода о невозможности эпистемического обоснования.

Я утверждаю, что эта интерпретация не может уловить интуитивную силу Проблематики двумя способами. Во-первых, ошибочно интерпретировать объем Проблематики как узко ограниченный концепцией эпистемического обоснования. Во-вторых, что более важно, ошибочно полагать, что Проблематика — это прежде всего аргумент.Понимание его полного потенциала требует, чтобы мы вместо этого интерпретировали Проблемную процедурно, как набор инструкций, которые Скептик реализует, диалектически взаимодействуя с утверждениями собеседника.

Основное содержание

Загрузить PDF для просмотраПросмотреть больше

Дополнительная информация Меньше информации

Закрывать

Введите пароль, чтобы открыть этот PDF-файл:

Отмена Ok

Подготовка документа к печати…

Отмена

Египет поддерживает примирение в Персидском заливе, но остается скептично

Хотя официальные лица подыгрывают, чтобы поддерживать хорошие отношения с Саудовской Аравией, они, кажется, убеждены, что Катар будет использовать новое соглашение таким образом, чтобы нанести ущерб политическим интересам Каира и его безопасности внутри страны.

5 января министерство иностранных дел Египта опубликовало заявление в поддержку новой сделки Совета сотрудничества стран Залива по восстановлению отношений с Катаром, официально положившей конец многолетнему разрыву с «арабским квартетом» из Бахрейна, Египта, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. . Согласно заявлению, Каир согласился на сделку как способ подтвердить солидарность с государствами «квартета» и воспрепятствовать вмешательству в их внутренние дела. Однако упоминание о «вмешательстве» — один из нескольких признаков того, что египетские лидеры по-прежнему скептически относятся к Катару.

Каир присоединился к бойкоту в июне 2017 года на основании нескольких обвинений в адрес Дохи — в первую очередь, в том, что он разжигал политические волнения в Египте, финансируя и укрывая членов Братьев-мусульман и позволяя им запускать ежедневные телевизионные тирады против президента Абдул Фаттаха ас-Сиси правительство. Эти и другие опасения по поводу политики Катара возникли задолго до введения эмбарго.

Неудивительно, что освещение в египетских СМИ соглашения о примирении было минимальным и далеко не праздничным — несколько проправительственных интеллектуалов даже выразили пессимизм по поводу того, что Катар изменит свое поведение.Журналист-ветеран Эмад Адиб, имеющий тесные связи с правительством, заметил, что Каир будет судить о соглашении по его результатам, а не по листу бумаги. Другие телевизионные комментаторы хранили молчание всего через несколько дней после того, как громко выступили против идеи сближения в преддверии саммита. Их критика была поддержана депутатом парламента Мустафой Бакри — за день до объявления соглашения он умолял государства «квартета» через Твиттер не дополнять усилия Америки по примирению.

Относительное молчание в СМИ с тех пор, вкупе с неожиданным решением отправить на саммит министра иностранных дел Самеха Шукри, указывает на то, что лидеры Персидского залива оказали давление на Каир, чтобы он публично проглотил его возражения и позволил пакту продвигаться вперед.Но некоторые египетские обиды могут сохраняться бесконечно:

Критика Сиси со стороны «Аль-Джазиры» . С тех пор, как Сиси помогла свергнуть возглавляемое Братьями-мусульманами правительство президента Мохамеда Морси в 2013 году, Каир был чрезвычайно обеспокоен тем, насколько сильно катарская телекомпания Al Jazeera поддерживает эту группу в освещении внутренних дел Египта. Многие члены Братства используют сеть, чтобы критиковать Сиси, порочить его репутацию в арабском мире и настраивать египетскую аудиторию против своего правительства.По мнению Каира, эти кампании в СМИ направлены на разжигание грядущего восстания в Египте.

Аль-Джазира продолжала негативное освещение событий даже после того, как Египет подтвердил соглашение о примирении. Например, недавно было опубликовано сообщение о том, что 2020 год был очень плохим годом для простых египтян из-за политики правительства, которая сокращала зарплаты, повышала цены на билеты в метро и облегчила вес хлеба. Тем временем египетские политические диссиденты, базирующиеся в Дохе и Турции, использовали свои платформы телевидения и социальных сетей, чтобы отпраздновать снятие блокады как победу Катара.

Катар и Турция поддерживают исламистов . Официальные лица в Дохе и Анкаре сочувствовали не только «Братству», но и исламистским элементам в Ливии — политике, диаметрально противоположной решительному неприятию египетским правительством политического ислама. Что еще более тревожно, Каир обвинил оба государства в финансировании и поддержке террористических групп в материковом Египте и на Синайском полуострове. Каир также опасается присутствия турецких войск в Ливии, протяженная восточная граница которой изобилует контрабандой оружия.

Отношения Дохи с ХАМАС . Катар принимает у себя нескольких членов палестинской террористической группировки ХАМАС и работает с ними, чтобы предоставить средства для сектора Газа в координации с Израилем. После переворота 2013 года египетское правительство заняло жесткую линию в отношении Газы, разрушив трансграничные туннели для контрабанды и обвинив ХАМАС в поддержке террористических групп на Синае. В то же время, однако, Каир сохранил свои политические каналы с ХАМАС открытыми, чтобы способствовать внутрипалестинскому примирению и сохранить роль Египта в качестве посредника с Израилем.

Последняя цель имеет решающее значение для Каира, потому что официальные лица опасаются, что Доха намеревается вмешаться в израильско-палестинский конфликт и сместить их в качестве посредников — сценарий, который может нанести ущерб международному и региональному положению Египта. На протяжении десятилетий Каир гордился тем, что является основным собеседником между палестинцами и израильтянами, но в последнее время Катар расширил свое влияние, посылая большие суммы денег в Газу и показывая Вашингтону, что он может способствовать диалогу между ХАМАС и Израилем.

Несмотря на эти дипломатические опасения, глубокие финансовые карманы Катара могут также стать средством ослабления напряженности в отношениях с Египтом за счет увеличения инвестиций. Через несколько часов после подписания соглашения о Персидском заливе министр финансов Катара Али Шериф аль-Эмади присоединился к своему египетскому коллеге Мохаммеду Маайту и министру финансов США Стивену Мнучину на церемонии открытия роскошного отеля St. Regis в Каире. Недвижимость, принадлежащая катарской инвестиционной компании в сфере недвижимости, была приобретена еще в 2008 году, но строительство несколько раз откладывалось из-за восстания 2011 года и бойкота 2017 года.Эмади намекнул на новые сделки, заявив: «Этот проект представляет собой новое дополнение к катарским инвестициям в Египте, превышающим 5 миллиардов долларов в различных областях».

Последствия для политики

Египетские официальные лица крайне скептически относятся к приверженности Катара пакту о примирении и, похоже, убеждены, что Саудовская Аравия не накажет Доху, если она нарушит соглашение. В самом деле, кошмарным сценарием для Каира будет то, что Доха прекратит атаки СМИ на саудовцев и продолжит кампанию против Сиси.Тот факт, что Катар смог прекратить блокаду, не выполнив ни одного из первоначальных тринадцати требований «квартета», очень смущает Сиси, заставляя как сторонников, так и недоброжелателей задавать неудобные вопросы, а именно: почему Каир согласился на сделку, не выполнив своих требований, и почему кажется, что он уступает место другим арабским странам, несмотря на давнюю настойчивость Сиси в сохранении независимости внешней политики Египта от внешнего давления? Учитывая эти опасения, антагонизм Каира по отношению к Катару, вероятно, сохранится, когда дело доходит до «Братьев-мусульман» и других региональных проблем, и может перерасти в новый кризис в будущем, если государство Персидского залива поддержит заявления Каира.

Хайсам Хассанейн — ближневосточный аналитик и бывший научный сотрудник Вашингтонского института.

Знакомство с Форумом »Виктории Ааронс и Густаво Санчес-Каналес

Аннотация

По случаю получения Нобелевской премии по литературе Сол Беллоу спросил: «Что сейчас в центре внимания?» (2015a: 299). Этот вопрос лежит в основе целой жизни литературных попыток найти «центр», раскрыть суть того, что значит быть человеком в изменчивом, нестабильном и взрывоопасном двадцатом веке.В защиту того, что для Беллоу было исключительной заботой его долгой и выдающейся литературной карьеры, он настаивает на том, что «из борьбы в центре возникло безмерное болезненное стремление к более широкому, более гибкому, более полному, более последовательное, более полное описание того, что мы, люди, кто мы есть, и для чего предназначена эта жизнь »(299). По мнению Беллоу, одна из обязанностей писателя, если не центральная, фундаментальная цель, состоит в том, чтобы выявить «центр» и вынести решение среди множества объяснений, рационализаций, защит и уловок, составляющих современную жизнь.По мнению интроспективного и скептически настроенного собеседника Беллоу, Артура Сэммлера, изобретенный самим «интеллектуальный человек» двадцатого века стал «объяснимым существом». . . в одно ухо, а в другое »(1978: 3). И все же импульс к объяснению должен каким-то образом найти свой эстетический характер, свой голос внутри, но также отдельно от культурной какофонии. По словам Беллоу, «роман идей. . . становится искусством, когда взгляды, наиболее противоположные собственным взглядам автора, могут существовать в полную силу. .. . [T] он должен иметь возможность свободно противопоставлять себя друг другу, и они должны быть горячо выражены с обеих сторон »(2015b: 130). Для Сэммлера, как и для Беллоу, ценность человеческого существования в управлении как запутанным «театром души», так и какофонией — изобилием и банальностями — великого эксперимента Америки двадцатого века заключается в «[е] ограничении лишнее. Выявление необходимого »(234, 278).

Цитирование из репозитория

Ааронс, В., и Санчес-Каналес, Г.(2016). Сол Беллоу как писатель идей: Введение в форум. Частичные ответы: журнал литературы и истории идей, 14 (1), 57-62. DOI: 10.1353 / pan.2016.0004

Политика собеседников — The Diplomat

Реклама

Выждав больше года с тех пор, как Кашмир впервые начал проявлять признаки распада, в октябре прошлого года правительство Индии назначило бывшего начальника разведывательного управления Динешвара Шарму своим собеседником по Джамму и Кашмиру. Учитывая жесткую позицию партии Бхаратия Джаната (БДП) в отношении Кашмира, назначение Шармы собеседником было встречено как удивлением, так и скептицизмом со стороны заинтересованных сторон по всей долине.Это произошло ближе к концу 2017 года, когда премьер-министр Нарендра Моди в своем четвертом выступлении в День независимости сделал смелое заявление о том, что проблема Кашмира «не может быть решена ни пулями, ни злоупотреблениями», а «охватив всех кашмирцев», резких действий правительства. Тактика противоповстанческих действий усиливалась. Операция All Out, начатая летом 2017 года для нацеливания и уничтожения известных боевиков по всему Кашмиру, была в полном разгаре. Несмотря на это, сепаратистские формирования продолжали произвольно нападать на силы безопасности.Нападение фидаинов, совершенное кашмирскими боевиками, принадлежащими к Джайш-и-Мохаммеду (JeM), против Центральных резервных полицейских сил накануне нового года, является мрачным напоминанием о том, что одни только силы не остановят эти нападения.

Хотя назначение Шармы вызвало некоторый оптимизм в Долине, мало что было сделано для решения местных проблем. Если Нью-Дели хочет положить конец беспорядкам в Кашмире, BJP должна уделять приоритетное внимание долгосрочному разрешению конфликта, а не краткосрочному кризисному управлению, используя таких собеседников, как Шарма, как средство ведения диалога со всеми сегментами общества, а не как тактику. разрядить период беспорядков.

История диалога

Когда Шарма был назначен собеседником, его имя было добавлено в длинный список посредников, назначенных Нью-Дели якобы для разрешения конфликта в Кашмире путем привлечения сепаратистов и других заинтересованных сторон за стол переговоров. Некоторые аналитики рассматривали его назначение как упреждающую стратегию, призванную предотвратить любое сопротивление госсекретаря США Рекса Тиллерсона, который находился с визитом в Индии. Назначение собеседников в качестве тактики решения проблемы Кашмира восходит к 1960-м годам, когда премьер-министр Неру назначил Лала Бахадура Шастри управлять напряженностью после хаотических событий 1963 года.С тех пор был запущен ряд таких инициатив, в том числе группа из трех собеседников, назначенных центральным правительством в ответ на беспорядки 2010 года.

Почему большинство кашмирцев скептически относятся к этим посредникам, несмотря на заявленную приверженность индийского правительства «устойчивому диалогу»? Сепаратисты из Hurriyat Conference рассматривают назначение Индией собеседников как выгодную тактику, направленную на временное смягчение периода беспорядков без уступок по политическим вопросам.Опасения Hurriyat не являются риторикой, а основаны на исторических записях предыдущих инициатив в области диалога, которые не принесли ничего, кроме разочарования. Например, собеседники 2010 года опубликовали долгожданный отчет после посещения штата и встречи с соответствующими заинтересованными сторонами. Однако их выводы были в конечном итоге отклонены политиками, к большому разочарованию кашмирцев по всей Долине. Если правительство БДП в Дели не изменит своего безразличного подхода к местным проблемам и политическим устремлениям, они только еще больше оттолкнут кашмирцев.

Вам понравилась эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Разделение Кашмира

Сначала Шарма, казалось, хотел поговорить со всеми заинтересованными сторонами в Кашмире, включая сепаратистов. Ему даже удалось встретиться с лидером сепаратистов, выступающим за диалог, профессором Абдул Гани Бхатом во время одного из своих недавних визитов. Тем не менее, на местах мало что изменилось. Во время предыдущих диалогов Нью-Дели создавал среду, подходящую для диалога, освобождая политических заключенных, рассматривая дела задержанных в соответствии с Законом об общественной безопасности и позволяя Hurriyat проводить публичные собрания.Однако на этот раз лидеров сепаратистов периодически помещали под домашний арест, рейды Национального агентства расследований (NIA) не прекращались, а другие политические заключенные не выпускались. В этих условиях назначение Шармы не вселило в Долину особых надежд.

Diplomat Brief

Еженедельный информационный бюллетень
N

Получите краткую информацию об истории недели и разработке историй для просмотра в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Получить информационный бюллетень

После назначения Шарма сначала попытался связаться с хуррият, чтобы вовлечь их в диалог, но они отказались говорить с ним.Однако, по словам бывшего сотрудника службы безопасности, который не пожелал называть его имени, позже Нью-Дели посоветовал Шарме не приближаться к руководству сепаратистов. Вместо этого они посоветовали ему позволить сепаратистам подойти к ему . Посредством этого сообщения Шарме Нью-Дели хотел дать понять, что основные политические партии, которые, как утверждают сепаратисты, не представляют достоверного представителя народа Кашмира, являются единственными соответствующими заинтересованными сторонами. Нерелевантный хуррият в глазах Индии помог бы Нью-Дели «отделить» проблему Кашмира от Пакистана, после чего кашмирцы больше не будут третьей стороной в двустороннем споре между Индией и Пакистаном.Однако, если центральному правительству не удастся удовлетворить давние политические чаяния местных жителей, эта тактика вряд ли приведет к желаемому Индией результату.

Реклама

Гераклова задача Шармы

Теперь у Шармы титаническая задача — ориентироваться в политике в Долине. Будет достаточно сложно убедить хуррият сесть за стол переговоров, поскольку многие считают миссию Шармы неудачной без параллельных переговоров с Пакистаном. Тем не менее, Шарме будет еще сложнее убедить ястребиную БДП, которая является частью коалиционного правительства с центристской Народно-демократической партией (НДП) и выступает против любых уступок, сделанных Хуррият, сделать то же самое.Еще больше усложняет ситуацию то, что между БДП и НДП остаются разногласия относительно мандата Шармы. PDP хотела бы, чтобы любые переговоры были распространены на Пакистан, предложение, которое ранее было принято BJP в рамках Повестки дня для альянса, документа, подписанного между BJP и PDP в марте 2015 года. Но даже если Шарма сможет добиться всего этого, как отреагирует Пакистан? Без параллельной инициативы диалога с Пакистаном, подобной инициативам правительств Атала Бехари Ваджпаи и Манмохана Сингха, кажется маловероятным, что Шарма сможет помешать Пакистану испортить мирный процесс.

Тем временем ситуация в Кашмире становится все более плачевной. Хотя Нью-Дели, похоже, исчерпал все свои возможности в Кашмире — от жестких мер, таких как рейды NIA, до спонсирования национальных туров для молодежи и турниров по крикету — в 2017 году, тем не менее, наблюдался неуклонный рост числа молодых кашмирских мальчиков, прибегающих к воинственности. Большинство этих молодых людей из хорошо образованных семей, принадлежащих к верхнему среднему классу, но они продолжают убежденно брать в руки оружие. Движущей силой этого роста числа боевиков является закрытие политического окна для проблемы Кашмира.

Путь вперед

Учитывая уровень цинизма, преобладающий в Кашмире над политикой собеседников, маловероятно, что какой-либо прорыв возможен без протягивания оливковой ветви до Пакистана. Нравится это Нью-Дели или нет, но Исламабад в некоторой степени контролирует некоторые аспекты кашмирского конфликта, поскольку остается часть людей, которые действительно смотрят в сторону Пакистана. Индия может получить максимальную отдачу от Пакистана путем взаимодействия, а не конфронтации, и поскольку администрация Трампа оказывает давление на Пакистан, чтобы обуздать боевиков, действующих на его территории, Нью-Дели следует воспользоваться этой возможностью для сотрудничества с Исламабадом.Это было бы подходящим началом к ​​официальному прекращению огня вдоль Линии контроля (ЛК) и долгосрочному решению проблемы Кашмира.

Yaqoob ul Hassan — приглашенный научный сотрудник SAV в январе 2018 года в Центре Стимсона. A версия этой статьи первоначально появилась на South Asian Voices , онлайн-платформе для стратегического анализа и дебатов, организованной Стимсоном.

Ален Бадью: «Мао мыслит почти бесконечно»

Пятьдесят лет назад, 16 мая 1966 года, лидер коммунистов Мао Цзэдун начал Культурную революцию. Явно «нераскаявшийся» маоизм Бадью был одним из самых спорных, хотя и неправильно истолкованных элементов его мысли. Бадью дает интервью по этому вопросу анонимному китайскому философу , утверждающему, что Мао продолжает служить моделью для диалектического мышления, если не для исторического проекта. Посетите LEAP , чтобы прочитать исходный текст полностью.


ИЛЛЮСТРАЦИЯ / Ван Буке

Диалог между китайским философом и французским философом

Некоторое время назад французский философ (и почтенный маоист) Ален Бадью отправился в Китай, чтобы поговорить с китайским философом.Хотя его или ее имя, кажется, потеряно в пепле времени, стенограмма этой предполагаемой встречи остается и имеет заметное сходство с серией разговоров Бадио с Лу Синхуа, спорным сторонником теоретизирования современного китайского искусства. . Повторная постановка этого диалога в декабре прошлого года в Нью-Йорке с актрисой в качестве скептически настроенного собеседника открыла окно в самые горячие востоковедческие фантазии континентальной философии и час или два твердых диалектических развлечений.

Бесконечный лидер

КИТАЙСКИЙ ФИЛОСОФ Когда и при каких условиях вы начали читать сочинения Мао Цзэдуна? В конце концов, Мао Цзэдун — довольно необычный материал для чтения для французского философа.

BADIOU Я начал читать сочинения Мао в начале 1960-х годов из-за глобальной ситуации. Меня никогда не искушали сталинистский коммунизм, СССР или ревизионизм Хрущева. Я никогда не был членом Коммунистической партии Франции.С самого начала содержание и стиль китайской полемики против советских ревизионистов дали точную форму моим сомнениям в отношении как СССР, так и Коммунистической партии Франции. Можно сказать, что то, что я впервые увидел в Мао и Коммунистической партии Китая, было «левой» критикой советской политики. Главная претензия Мао заключалась в следующем: видение Сталина не диалектично. Он олицетворяет застывший, обездвиженный государственный социализм, в то время как Мао, как ясно из всех его великих текстов, мыслит почти бесконечно.

КИТАЙСКИЙ ФИЛОСОФ Возможно, но бесконечность, о которой вы говорите, вполне может противоречить твердости и прагматизму реальной политической повестки дня. Более того, на мой взгляд, очень удивительно, что Мао был на стороне бесконечной диалектики! Бесконечное мышление может нанести большой ущерб короткой жизни мужчин и женщин на этой Земле. Итак, позвольте мне спросить вас: разве Мао не был философом бесконечности, сбившимся с пути в своей политической борьбе?

BADIOU Это непростой вопрос.С одной стороны, нет никаких сомнений в том, что два основных эпизода политической борьбы Мао можно рассматривать как серьезные неудачи, унесшие большое количество человеческих жизней: Большой скачок вперед и Великая пролетарская культурная революция. И вы правы, увидев в них обоих страсть к бесконечному реальному движению. Но, с другой стороны, эти два эпизода доказали решимость Мао Цзэдуна найти новые пути реального движения к коммунизму. Мао хотел коммунистической революции в социалистическом государстве. Поэтому он должен был продолжать создавать что-то новое, продолжать идти вперед, продолжать попытки, потому что коммунизм — это как раз бесконечность, на которую конечность государства, в том числе с его жестокостью, неспособна сама по себе.


Призраки социалистического государства

КИТАЙСКИЙ ФИЛОСОФ Ваш маоизм сегодня кажется почти непостижимым, по крайней мере, в западном демократическом мире, в котором вы живете. Как вообще можно быть маоистом в строгом смысле слова срока в 2014? Разве это не заставляет вас казаться старым ветераном или даже призраком?

BADIOU Вы правы, «маоизм» сегодня ничего не значит. В 1960-х и 1970-х годах, говоря, что вы маоист, — как это делали тысячи и тысячи боевиков со всего мира в период с 1966 по 1976 год, в то, что я называю «красные годы», — означало именно следующее: мы думаем, что фундаментальный опыт преследования коммунистов политика — это Культурная революция, а не советское государство.Сегодня Россия и Китай — капиталистические государства, которые как таковые меня совершенно не интересуют с точки зрения политической мысли. Мао — это пока собственное имя, связанное с последним великим историческим экспериментом, который попытался революционным образом направить ситуацию к коммунизму посредством массовых действий в социалистическом государстве. Он первым подумал, что государство — это не коммунистическое решение, а лишь новый контекст для этой революции.

КИТАЙСКИЙ ФИЛОСОФ Вы действительно серьезно или провокационно говорите, что, несмотря на ужасные разрушения, нанесенные Китаю Культурной революцией, это следует рассматривать как источник мысли, а не как катастрофу?

BADIOU Можно утверждать, что Парижская Коммуна в 1871 году была полной «катастрофой» — 20000 рабочих были застрелены на улицах Парижа, тем не менее, размышляя о Парижской Коммуне, Ленин разработал средства для победоносного революция 1917 года.Точно так же, только размышляя о Культурной революции, мы можем подготовиться к будущему коммунистического политического движения. Почему? Потому что Культурная революция была единственным примером революции в условиях государственного социализма. Неслучайно важнейшее творение Культурной революции получило название Шанхайская Коммуна.

Революционеры как художники-неудачники

КИТАЙСКИЙ ФИЛОСОФ На вопрос о том, когда коммунизм станет реальностью, ваш ответ: «когда каждый станет философом.«Искусство — это тоже условие философии. Так должен ли коммунист быть художником? Или все революционеры могут оказаться художниками-неудачниками?

BADIOU Я против идеи, что все является политическим. Некоторые великие поэты могут быть коммунистами — в этом нет противоречия. Политика — это независимая форма мысли и действия. У каждого есть способность ориентировать свою жизнь на идею. Идеологическая битва необходима. Это означает поддержку развития этой способности и демонстрацию возможности эгалитарной политики.


Невидимый прогресс

КИТАЙСКИЙ ФИЛОСОФ Разве вы не голосуете во Франции, не проявляя пренебрежения к возможности, которой многие люди завидуют и которой хотели бы воспользоваться?

BADIOU Мы в Европе или Америке знаем, что парламентская демократия — это не что иное, как политическая система, лучше всего подходящая для полномасштабного развития капитализма. В такой стране, как Франция, голосование означает лишь выражение вашего согласия, по сути, с экономической политической системой.Собственно говоря, я не согласен.

КИТАЙСКИЙ ФИЛОСОФ Но разве капитализм не в наших генах, в каждом из наших импульсов? Так что парадоксально утверждать, что борется с этим?

BADIOU Я часто замечал, что в конечном итоге невозможно рационально спорить в пользу капитализма. По сути, поскольку капитализм не может быть нормой, поскольку он представляет собой своего рода коррумпированную и отвратительную конечность, он объявляется единственно возможной реальностью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *