Социальное действие и социальное поведение: НОУ ИНТУИТ | Лекция | Социальное поведение

Автор: | 18.09.1973

Содержание

НОУ ИНТУИТ | Лекция | Социальное поведение

Аннотация: Цель лекции: раскрыть ключевые факторы социального поведения и деятельности, противоречия в социальном поведении, категорию социальный характер и его патологии, типы и виды отклоняющегося поведения личности.

Социальное взаимодействие (интеракция) складывается из отдельных актов, называемых социальными действиями и включает статусы, роли, социальные отношения, символы и значения. Не случайно именно действия, поведение в качестве наиболее объективного факта составляют ядро внимания современной социологии. Невозможно понять, что собой представляют общество, социальные группы, личность, социальные взаимодействия без анализа того, как ведут себя те или иные люди; целые социальные группы и даже общество в целом в той или иной ситуации.. Проблема социального поведения была сердцевиной теорий многих классиков социологии – М.Вебера, П.Сорокина, Э. Фромма, Т. Парсонса, P. Mepтонa и других.

Социальное действие, социальная деятельность, социальное поведение как понятия социологии

Социальное действие – это элементарная единица социальной жизни общества. Из социальных действий складываются социальные взаимодействия, они составляют основу социальной деятельности и социального поведения субъектов общества. Данное понятие введено в социологию М.Вебером. При этом прилагательное «социальное» имеет глубокий смысл. Само по себе действие – это акт, совершаемый человеком в отношении чего-либо. Социальное же действие – это акт, совершаемый личностью, во-первых, в отношении другой личности, общностей людей, общества в целом, во-вторых, направленный на ответное действие других (т.е. нет социального действия без взаимодействия), в-третьих, осознанный, мотивированный самой личностью. По М.Веберу, действие, совершаемое в отношении несоциальных объектов (природы, знаний, идей, техники и т.
д.), а также действие неосознанное, совершающееся в силу привычек или эмоций, не может быть названо социальным. М.Вебер предложил четыре идеальных типа социального действия – аффективное (совершаемое в силу эмоционального состояния личности и отличающееся минимальной осмысленностью), традиционное (совершаемое в силу привычки вести себя в рамках закрепленных форме традиции культурных образцов и практически не требующее рационального осмысления), ценностно-рациональное (совершаемое в силу придания какого-либо смысла самому действию в виде долга — религиозного, нравственного, эстетического, политического и т .д.), целерациональное (совершаемое в силу придания смысла не только самому действию, но и его результатам). В основе данной типологии М.Вебера лежит степень рациональности (разумности, осмысленности, расчетливости) социального действия. Наиболее полно рационален последний тип социального о действия. История Запада описывается М.Вебером как процесс развертывания степени рациональности социального действия.
В реальных социальных действиях, отмечал М.Вебер, можно встретить компоненты всех четырех идеальных типов, но по степени преобладания того или иного типа можно судить и о характере социального поведения людей.

Идеи М.Вебера впоследствии нашли развитие в концепции социального действия американского социолога Т. Парсонса. Если по Веберу причина поведения кроется во внутренней мотивации , то есть в самой личности, то Парсонс обосновал наличие 4-х факторов. Это биологический организм, социальные системы, культура и сама личность. Организм – это источник биологической энергии, природные потребности. Социальная система – взаимодействующие индивиды, группы людей, предъявляющие личности систему социальных ожиданий. Социум через ожидания диктует, как должна действовать личность. Культура — система идеальных образцов, символов, традиций и ценностных стандартов. Личность – это сам деятель, имеющий внутренние потребности, желания и цели.

Итак, что представляет собой социальное поведение? Во-первых, оно представляет собой не отдельное, а множество социальных действий, организованных в единое целое. Во-вторых, социальное поведение «соткано» не из однородных, а разнородных, иногда даже противоположных социальных действий. В-третьих, если социальное действие совершается «здесь и сейчас», т.е. имеет свои границы в пространстве и времени, то социальное поведение развертывается во времени и пространстве, т.е. оно остается таковым в течение определенного периода жизни человека и в различных ситуациях. В-четвертых, социальное поведение включает в себя не только социальное действие, но и бездействие (например, халатное поведение личности). И, наконец, в-пятых, основной функцией социального поведения является приспособление личности к социальной среде.

Личность своим социальным поведением адаптируется к природе (организму), социальным системам и культуре, приспосабливает к ним свои способности, потребности, интересы. Социально-культурное приспособление может быть активным и пассивным, созидательным и разрушительным агрессивным и терпимым и т.д. Таким образом, социальное поведение – это система социальных действий и бездействий, направленная на обеспечение приспособления личности к социальным системам, природе и культуре.

В отличие от социального поведения, социальная деятельность не включает в себя бездействие. Но главное отличие состоит в том, что социальная деятельность представляет собой систему социальных действий, направленную на приспосабливание личностью социальных систем и культуры к собственным потребностям, способностям, интересам. Иначе говоря, принципиальное различие между социальным поведением и социальной деятельностью состоит в том, что первое представляет процесс приспосабливания себя, а вторая – процесс приспосабливания к себе.

Например, когда мы говорим о трудовом поведении личности, то подразумеваем, как она строит свои действия сообразно собственным представлениям о том, как надо трудиться, в соответствии с ожиданиями коллег и руководства, с трудовыми нормами и ценностями организации и общества. Трудовая деятельность представляет собой целенаправленное изменение предмета труда, при этом цель труда подчинена способностям, потребностям интересам работника. Так же можно различать политическое поведение и политическую деятельность, нравственное поведение и нравственную деятельность и т.д. Следует напомнить, что трудовое, политическое, нравственное, эстетическое и другие формы поведения, равно как и соответствующие формы деятельности, являются в строгом смысле социальным и лишь в том случае, если они ориентированы на другую личность или общности людей.

Итак, рассмотрим главные факторы механизма социального, поведения. Только на первый взгляд может показаться, что единственным автором социального поведения является сама личность («как хочу, так и веду себя» – это скopee демонстративная позиция подростков, стремящихся к самоутверждению).

У социального поведения личности четыре автора организм, сама личность, социальные системы (общество, макро- и микрогруппы, в которые входит личность или стремится войти), культура. Каким образом эти четыре фактора определяют социальное поведение?


Природно-физическое – базис для индивидуально-личностного. Биологическая составляющая (организм) обеспечивает энергетическую основу для поведения . Социальное поведение в соответствии с внутренней природой и законами биологии, в соответствии с физической и природной сущностью личности – это витальное поведение

Личность строит свое поведение, сообразуясь с определенным смыслом. Вкладываемый в поведение личностный смысл («зачем», «почему», «как») определяется системой социальных качеств личности, эмоциями, желаниями, способностями, потребностями, ценностными ориентациями, мотивацией и социальными установками. Итак, средством обеспечения социального поведения личности является личностный смысл, а саму модель социального поведения, определяемого личностным смыслом, можно назвать эмоциональным поведением

Социальные системы – семья, друзья, организации, классовые, этнические, профессиональные общности и т.д., определяют социальное поведение, предписывая какую-либо модель действий в соответствии с социальным статусом личности. В малой группе предписываются такие модели поведения, как лидер, аутсайдер, фаворит, аниматор, авторитет, «козел отпущения» и другие. В семье – модели поведения отца, матери, сына, дочери, сестры, брата и т.д. В организации – модели поведения специалиста, руководителя, подчиненного, коллеги и другие. Так же существуют классовые, профессиональные (врача, учителя, инженера, шахтера, шофера), этнические (русского, украинца, француза, норвежца, грузина, англичанина, индийца), демографические (мужчины, женщины, молодого человека, пожилого, ребенка), территориальные (горожанина, селянина) и т.

д.,

Подобные предписания – требования к поведению личности в соответствии с ее социальными статусами в социологии называют, социальными ожиданиями, а саму модель поведения, соответствующую социальным ожиданиям – социальной ролью.

Культура как система социальных норм и ценностей определяет социальное поведение личности, устанавливая определенные рамки запрещенного, дозволенного и поощряемого, придавая поступкам личности социальное значение. Средством обеспечения соответствия поведения личности принятым в том или ином обществе образцам и значениям действий, является социальный контроль. При помощи социального контроля происходит усвоение личностью культуры и передается от поколения к поколению культурная традиция. Модель социального поведения, соответствующую нормам и ценностям общества, можно назвать традиционным (ценностно-нормативным) поведением.

Итак, личности приходится строить собственное поведение, ориентируясь одновременно и на витальную, и эмоциональную, и традиционную, и ролевую модели поведения.

Фактическое поведение личности в той или иной степени может соответствовать и не соответствовать модельным формам. Та часть фактического поведения, которая совпадает с социальной ролью личности, называется ролевым поведением. Можно ли, цитируя У.Шекспира «Весь мир театр, и все люди в нем – и мужчины, и женщины, — актеры», все фактическое поведение личности назвать ролевым? Отметим, что и происхождение слова «личность» (от слова «личина», т.е. маска; латинское «персона» имеет аналогичное происхождение) как бы прибавляет аргументов в пользу данного суждения. В то же время здравый смысл не позволяет считать себя и других лицедеями, лишенными собственного «Я». В жизни приходиться встречаться с самыми различными вариантами ролевого поведения личности – от бессмысленного, лишенного личностного начала до полного отказа следовать в своем поведении социальным ожиданиям.

Внутри ролевого поведения личности может существовать как консенсус, так и диссонанс и даже конфликт. Дело в том, что социальные статусы личности многообразны (особенно в современных обществах), следовательно, от личностей требуются различные ролевые поведения, которые могут быть несовместимыми. В классической литературе XIX века (Бальзак, Л.Толстой, Чехов и другие) описываются так называемые ролевые конфликты противоборство в фактическом поведении личности несовместимых социальных ролей.

Фактическое поведение личности также может в той или иной степени соответствовать и не соответствовать личностному смыслу. Оно может быть совершенно бессмысленным (аффективным, т.е. зависит от эмоционального порыва) или мотивированным, наполненным смыслом, соответствующим идеалам, убеждениям, принципам личности. Выбор варианта поведения зависит от степени социальной зрелости личности, от уровня развития ее способностей и потребностей (прежде, всего, потребности в «Я» и способности к самостоятельности и самоактуализации), интересов, ценностных ориентаций, мотивов, социальных установок.

Фактическое поведение личности в той или иной степени может соответствовать и не соответствовать ценностно-нормативной модели поведения. То поведение, которое укладывается в пределы данной модели, называют нормативным. Если поведение личности выходит за пределы ценностно-нормативной модели, то оно называется отклоняющимся (девиантным) поведением. Нормативное поведение личности, в свою очередь, также может быть двояким. Культура определяет поведение личности как внешнее (внешний социальный контроль), при помощи различных санкций и стимулов заставляя индивида следовать образцам поведения, так и внутреннее (самоконтроль), действуя в виде ценностных ориентаций, мотивов и установок индивида. Соответственно, в нормативном поведении личности выделим адаптированную и интериоризованную формы. В адаптированной форме поведения существует расхождение со смыслом личности, В интериоризованной форме это расхождение преодолевается (иначе говоря, личность ведет себя так, как принято, не только потому что так принято, но и потому, что считает это имеющим личностный смысл).

Американский социолог Р.Мертон выделил пять типов поведения — адаптации личности. В основе данной типологии лежит отношение личности в своем поведении (принятым и одобряемым в обществе целям (к чему должна стремиться личность, что признавать в качестве ценности) и средствам (как, каким образом достигать эти цели, каких правил, норм должно придерживаться). Для удобства типологию представим в форме таблицы, обозначая знаком ( + ) принятие и знаком ( — ) неприятие личностью тех или иных элементов культуры.

№п/п Формы социальной адаптации Отношение к
Целям (ценностям) Средствам (нормам)
1. Конформизм + +
2. Инновация +
3. Ритуализм +
4. Ретретизм
5. Мятеж +- +-

Конформизм — тип ,поведения, характеризующийся полным принятием личностью культуры, т.е. норм и ценностей. В психологической литературе нередко встречается негативная трактовка конформизма как соглашательства, отсутствия собственного мнения и т.д. Вряд ли подобный подход продуктивен. Конформизм — это отсутствие рассогласованности в поведении личностного начала и культурной традиции. Данный тип поведения – это не адаптированный (приспособленный), а интериоризованный тип поведения личности, он представляет собой завершенный результат социализации личности. Инновационное поведение является формой рассогласования интериоризованного типа поведения: личность, разделяя ценности общества, выбирает иные образцы поведения, не укладывающиеся в рамки принятых социальных норм, следовательно, представляет собой форму девиантного поведения. Ритуализм — это нормативно-адаптированный тип социального поведения, оно соответствует социальным нормам, но не принимает социальные ценности. Ретретизм и мятеж представляют собой полный разрыв в поведении личности с культурой общества, мятеж к тому же характеризуется стремлением личности к утверждению новых норм и ценностей, т.е. новой культуры.

Таким образом, из выделенных Р.Мертоном форм социальной адаптации личности две (конформизм и ритуализм) являются нормативными, а три других (инновация, ретретизм, мятеж) – девиантными формами поведения. Следует подчеркнуть, что все формы поведения нельзя провозглашать как «хорошие» или «плохие». Все зависит от того, каковы сами эти нормы и ценности.

В современном сложном обществе неизбежны противоречия в социальном поведении личности.

В архаичном обществе подобных противоречий не существует. Во-первых, личность не выделяет себя как индивидуальность из своего социального окружения – рода, семьи. Поэтому социальные роли и личностный смысл в поведении слитны, неразделимы. Во-вторых, личность в своем поведении полностью следует принятым нормам и ценностям, культурная традиция замещает личностный смысл ее поведения. Тот, кто игнорирует социальные нормы и ценности, превращается в изгоя, т.е. оказывается вне социальной системы – рода и племени. В-третьих, не существует расхождений между социальными ожиданиями к поведению личности со стороны рода и нормами и ценностями данного общества. Поэтому в архаичном обществе социальное поведение личности полностью конформистское.

В доиндустриальном (традиционном) типе общества также не существует особой проблемы социального поведения личности. Хотя изменения в отличие от архаичного общества и происходят, но они носят столь медленный характер, что становится заметным в жизни не одного, а нескольких поколений: Определенные расхождения между личностным смыслом, социальными ожиданиями и социальным контролем столь незначительны, что личность без особых затруднений согласовывает их в рамках целостного социального поведения.

Индустриальное и проходящее период становления постиндустриальные общества по своей природе динамичны, существенные изменения происходят в жизни одного поколения. Это приводит к обострению целого ряда противоречий в социальном поведении личности.

Во-первых, в современных обществах социализация личности представляет непрерывный пожизненный процесс. Личность оказывается в результате социальных перемещений в самых различных культурных средах классовых, профессиональных, демографических, территориальных, организационных, что требует усвоения новых норм и ценностей. С массовизацией общества благодаря социальным коммуникациям социализация личности направлена на культурную традицию не только «своих», но и «чужих», референтных групп (к которым личность не принадлежит, но принимает их нормы и ценности). Отсюда возникают ситуации, когда личность не видит личностного смысла в поведении, которое предписывает культура через социальный контроль, рассматривает подобное поведение как архаичное, ритуалистское. Очень часто личности приходится не согласовывать расхождение между личностным смыслом и социальным контролем, а осуществлять нелегкий выбор варианта поведения – инновационного, ритуалистского, ретретистского или мятежного.

Во-вторых, в современных обществах социальные процессы протекают намного быстрее, чем модернизации культуры общества. Социальные группы (формальные и неформальные организации, новые поселения, профессиональные общности и т.д.) формируются гораздо быстрее, чем новые нормы и ценности. Образующаяся дистанция в темпах социальной и культурной модернизации общества обусловливает контраст между социальными ожиданиями и культурными рамками социального поведения. Иначе говоря, то, что требуют от поведения личности ее социальное окружение – семья, друзья, коллеги, руководители и т.д. — не всегда и не во всем укладывается в представления о дозволенном и значимом. В результате личности опять приходится очень часто делать трудный выбор — или играть социальные роли, чтобы оправдать социальное ожидания, или следовать культурной традиции, ведя себя в рамках понятий должного, приличий, этикета и т.д., или найти какой-либо компромисс.

В-третьих, в современных обществах социальные качества личности не всегда соответствуют ее социальному статусу. Иначе говоря, положение личности в обществе и социальных группах не является еще характеристикой потребностей, способностей, интересов, ценностных ориентации, мотивов, социальных установок личности. Социальный статус личности меняется намного быстрее, чем сама личность. Поэтому предписываемые личности социальные роли в соответствии с ее социальным статусом могут оказаться полностью или частично лишенными личностного смысла, т.е. бессмысленными. Структура социальных систем меняется также быстрее, чем личность, включенная в них. Поэтому личности, занимающей один и тот же социальный статус, могут предъявляться в течение определенного интервала времени совершенно разные, а подчас и противоположные требования к ее социальному поведению. Опять личность оказывается в ситуации выбора — или играть бессмысленные, «чужие» социальные роли, или отказываться играть эти роли, пытаясь во всем следовать собственным принципам, убеждениям, или пытаться рационализировать социальные роли, наделяя их иллюзорным смыслом или переосмысливая их с точки зрения собственных способностей и потребностей.

В критических, экстремальных ситуациях указанные выборы личностью вариантов социального поведения служат источником социального и внутриличностного конфликтов. Личность может игнорировать свое социальное окружение, ведя себя демонстративно, отвергая социальные роли, вызывая тем самым противодействие других. Массовый характер могут приобрести в обществе и различные формы позитивного и негативного девиантного поведения. Причиной внутриличностного конфликта является противонаправленность личностного смысла и социальной роли, не нашедшая своего разрешения. Классическим примером подобного конфликта является образ Анны Карениной в романе Л.Толстого, которая разрывалась между требованием играть роль супруги, следовательно, оставаться матерью для своего сына, и бессмысленностью этой роли. Внешний и внутренний конфликты в данном случае привели: к трагическому исходу. Широко известны сегодня так называемые синдромы — вьетнамский, афганский, чеченский — личностные последствия этих войн. Но всякая война вызывает такие синдромы. Если личности приходится выполнять приказы (т.е. играть роль солдата, командира и т.п.), в которых она не видит смысла, которые выходят далеко за пределы общепринятых норм и ценностей («война все спишет»), то впоследствии это приводит к кризису личности, деперсонализации. Последствия подобных синдромов неоднозначны. Одни мучительно переживают этот конфликт, уходя в себя, замыкаясь и самоизолируясь от общества. Другие начинают играть и другие бессмысленные социальные роли, иногда достаточно агрессивные. Третьи пытаются заглушить внутриличностный конфликт различными «социальными препаратами» — алкоголем и наркотиками.

Внутриличностный кризис обусловлен не только экстремальными ситуациями, но и современными массовыми процессами. Не случайно сначала писатели, а затем и социологи отмечают рост чувств одиночества, бессмысленности и безысходности личности по мере увеличения ее социальных контактов и социальных статусов.

Формирование социального поведения личности в современном обществе — также внутренне противоречивый процесс, проходящий ряд кризисных этапов. У детей самых младших возрастов (до 5 лет) социальное поведение определяется социальными ожиданиями родителей, которые во многом совпадают с культурной традицией. Позже у детей появляется «правильное» поведение – «так можно и так нельзя», обнаруживая при этом несоответствие фактического поведения родителей и других принятым и часто декларируемым взрослыми нормам и ценностям. Подростковый возраст – это период одновременно и поиска личностного смысла социального поведения, и следования социальным ожиданиям тех групп, в которые интегрируется личность — друзей, компании, референтных групп. Отсюда и дисгармоничное поведение, обусловливаемое то стремлением к самоутверждению, то бессмысленным принятием различных социальных ролей.

Соционика открыла феномен интегрального типа общности, который можно диагностировать, фиксируя типичные факты социального поведения. . В социологии существует понятие социального характера. Бихевиористская трактовка характера сводится прямо к описанию типичных черт самого поведения, в других психологических школах (неофрейдистской, гуманистической и других) под характером понимаются свойства личности, проявляющиеся в поведении. «Человек может быть экономным, — пишет Э.Фромм, — потому что этого требует его материальное положение; или он может быть бережливым, потому что обладает скупым характером, который побуждает к экономии ради самой экономии безотносительно к реальной необходимости. За одним и тем же поведением могут скрываться разные характеры».

Понятие «характер» в социологической науке употребляется в некотором специфическом виде. Во-первых, речь идет о характере личности, обусловленном не индивидуальными свойствами — темпераментом, строением тела и т.д., а социокультурными условиями формирования человека. Во-вторых, речь идет о характере личности не как отдельного индивида, а как определенного социального типа, модальной (наиболее часто встречающейся в том или ином социуме) личности. «Тот факт, что большинство членов некоего социального класса или культуры обладают сходством значимых элементов характера, и что можно говорить о «социальном характере», репрезентирующем суть склада характера, общую для большинства членов данной культуры, указывает на степень участия в формировании характера социальных и культурных моделей» ( Э.Фромм ). В-третьих, речь идет о xapaктepе, свойственном целым социальным общностям, группам и слоям, а не только личностям, их представляющим. Так, можно говорить о национальном, классовом, профессиональном, городском, сельском, региональном, молодежном, женском и мужском и т.д. характере. Исследование социального характера составляет предмет социальной психологии и социологии.

Попытки типологии социального характера были предприняты Э.Фроммом и Д.Рисменом. Э.Фромм выделяет два вида социального характера — плодотворные и неплодотворные ориентации. Плодотворность он определяет как реализацию человеком присущих ему возможностей, использование своих способностей. Соответственно, плодотворная ориентация социального характера отличается созидательной направленностью личности. Неплодотворная ориентация характеризуется потребительской направленностью социального характера. У Э.Фромма такие типы неплодотворной ориентации: рецептивная ориентация (поведение направлено на потребление внешних благ — быть любимым, но не любить, воспринимать какие-то идеи, но не творить их и т.д.), эксплуататорская ориентация (в отличие от рецептивной ориентации, поведение направлено на потребление благ, получаемых не в виде дара, а при помощи силы или хитрости), стяжательская ориентация (поведение, направленное на то, чтобы как можно больше взять и как можно меньше отдать), рыночная ориентация, которая развивалась в качестве доминирующей только в современную эпоху.

Последний тип социального характера заслуживает более подробного рассмотрения. «Поскольку современный человек воспринимает себя и как продавца, и как товар для продажи на рынке, его самооценка зависит от условий, ему неподвластных. Если он «преуспевает» — он ценен, если нет — он лишен ценности… При рыночной ориентации человек сталкивается со своими собственными силами, как с товаром, отчужденным от него. В результате его чувство идентичности становится таким же неустойчивым, как и самооценка; заключительная реплика во всех возможных здесь ролях: «Я – то, чего изволите» .Типы неплодотворного социального характера постепенно сменяли друг друга (рецептивная ориентация – в докапиталистическом обществе, эксплуататорская и стяжательская ориентация – в современном обществе).

По мнению социолога Д. Рисмена, эволюция социального характера западноевропейского типа такова:

  • ориентация на традицию;
  • ориентация на себя;
  • ориентация на другого.

Ориентация на традицию – это тип социального поведения, детерминированный преимущественно культурой.

Ориентация на себя – ориентация на свою личность, внутренние мотивы, желания, цели (личностный смысл). Именно ориентация на себя породила предприимчивого и рационального индивида.

Ориентация на другого – тип социального поведения, детерминированный социумом, социальными системами, в которые входит личность. Здесь первична социальная среда и социальное окружение личности – совокупность ее коммуникаций, мода, функции в социальных организациях. Определяющим в современном западном характере становятся социальные роли, обусловленные социальными ожиданиями.

Как водится, Д. Рисмен упустил четвертую ориентацию – как социальный характер – ориентация на природу. Экологическая, витальная личность со временем в развитых странах выйдет на первый план. Живущая в гармонии с природой, ориентированная в первую очередь на органический, биофизический, витальный фактор личность придет на смену ориентации на социальные системы и социальные ожидания.

В работах М.Вебера, Э. Фромма, Д.Рисмена раскрывается эволюция социального xapaктеpa западноевропейского типа, что не означает, что данную типологию в готовом виде можно использовать при анализе социального поведения и социального характера других цивилизаций, в том числе и российской. Японский характер, например, совершенно иначе соединяет в себе ориентацию на- традицию и ориентацию на другого, эти два компонента не исключают, а, наоборот, предполагают друг друга

Специфика российского (русского) характера – смешанность всех трех ориентаций. Ориентация на традицию, на себя и на социум не исключают, а сосуществуют друг с другом. Смешанное общество закономерно порождает смешанную личность (речь идет о характере большой группы людей – нации).

Существуют различия в социальном характере не только между различными стадиями развития и цивилизационными типами общества, но. и между различными слоями и группами внутри общества. Маргинальные слои общества (сегодня их принято называть «новыми» — «новые русские», «новые бедные», «новый средний слой» и т.д., приобретшие новый социальный статус, но не выработавшие свою субкультуру и лишь переживающие процесс вторичной социализации) более всего ориентированы на себя и на других, тогда как «старые» слои больше, чем «новые», привержены культурной традиции.

Как уже говорилось выше, социальный кризис общества проявляется и в кризисе личности и ее социального поведения. Кризис социального поведения (синдромы, обезличивание) проявляется в том, что оно становится непредсказуемым, «шарахаясь» между поиском личностного смысла, культурными образцами и социальными ролями. В психологии есть понятие «акцентуация характера», обозначающее застревание характера между нормой и патологией. Так называемый трудный характер формируется чаще всего в подростковом возрасте. Подобное происходит не только с индивидуальным, но и с социальным характером. Акцентуация социального характера может проявляться по разному — в формах повышенной раздражительности и апатии, крайней изменчивости настроения, повышенной мнительности, замкнутости, неоправданной жестокости, бездумного подчинения любым авторитетам и т.п., характеризующих не отдельных личностей, а значительную часть населения. Не случайно в периоды глубоких потрясений, социальных конфликтов и кризисов типичными проявлениями в социальном поведении становятся вандализм, агрессивность, бесчеловечные поступки. «Старые» воровские авторитеты сами сегодня поражаются беспределу, немотивированной жестокости со стороны «новых» криминальных элементов.

Деформированный социальный характер не уходит вместе с кризисом, он превращается в стойкий компонент менталитета народа, передаваясь от поколения к поколению. Он становится одним из важнейших факторов, определяющих и особенности экономического строя, и форму политического режима, и духовный склад общества.

Итак, категория социальное поведение позволяет сделать анализ общества не только в статике, но и в динамике. Социальное действие, несомненно, является одним из первокирпичиков социальной жизни. Подвижность социальной структуре придают социальные роли, которые выполняются в процессе взаимодействия индивидов. Социальные роли можно усвоить только в процессе поведения и деятельности, следовательно, социальные действия – основа для становления и развития личности, прогрессивной трансформации социального характера.

Краткие итоги:

  1. Социальное действие – первокирпичик социальной жизни, основа социального взаимодействия.
  2. Социальное поведение – это система социальных действий и бездействий, направленная на адаптацию личности к социуму, культуре и природе.
  3. Социальная деятельность – это система социальных действий, направленная на адаптацию личностью социума, культуры и природы к собственным потребностям, способностям, интересам.
  4. Р.Мертон выделил 5 типов поведения – адаптации личности. Два из них – конформизм и ритуализм – являются нормативными. Три других – инновация, ретретизм, мятеж – девиантными формами поведения.
  5. Т.Парсонс разработал теорию четырех факторов поведения: организм, личность, социальные системы, культура.
  6. В современном обществе процесс социальной модернизации опережает по скорости процесс культурной модернизации, что и выступает главной причиной противоречий в поведении личности.
  7. Д.Рисмен показал эволюцию западноевропейского характера — ориентация на традицию, ориентация на себя, ориентация на других. Социальный характер других обществ имеет свою специфику. Кроме того, задача выживания человечества приводит к формированию нового типа социального характера – ориентация на природу.

Набор для практики

Вопросы:

  1. Чем отличается взаимодействие людей от взаимодействия между другими живыми существами?
  2. Кто из основателей социологии обосновал, что социальное действие обладает двумя обязательными чертами: осознанная мотивация и ориентация на других ( ожидание)?
  3. Почему М.Вебер традиционное и аффективное действия не относил к социальным действиям?.
  4. Что понимается под ролевым поведением?
  5. Что понимается под витальным поведением?
  6. Что понимается под «культурным» (традиционным) поведением?
  7. Что понимается под эмоциональным поведением?
  8. Почему инновационное поведение в эпоху инновационных технологий и инновационной экономики квалифицируется как отклоняющееся поведение?
  9. Иметь или быть – как можно ответить на дилемму Э.Фромма? Можно ли эти две ориентации рассматривать как типы социального характера?

Темы для курсовых работ, рефератов ,эссе:

  1. Социальные действия и интеракция
  2. Социальное поведение и социализация личности
  3. Противоречия социальной идентификации
  4. Социально — ориентированное поведение и традиционная культура.
  5. Формы отклонений в социокультурном поведении
  6. Социотипы и социальный характер
  7. Теория социального действия М.Вебера
  8. Теория социального действия Ю.Хабермаса
  9. Специфика российского социального характера
  10. Мода как проявление ориентации на социальные системы

Макс Вебер. Социальное действие – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

Мы продолжаем публиковать книгу известного российского социолога Валентины Федоровны Чесноковой «Язык социологии». В издательстве ОГИ она выйдет в свет в начале 2009 года. Валентина Федоровна — консультант фонда «Общественное мнение» и Института национальной модели экономики, она является куратором исследований ФОМ, посвященных отношению к религии. Автор книг «Тесным путем: процесс воцерковления населения России в конце 20-го века», «О русском национальном характере». Работала в центре содействия реформе уголовного правосудия Валерия Абрамкина.

См. также:


Макс Вебер, родившийся в 1864 г. в г. Эрфурте в Германии, по первоначальному образованию был правоведом. Первые работы его были из области экономической истории: о средневековых торговых компаниях и о сельском хозяйстве Древнего Рима. В области хозяйства Вебера всегда интересовали отношения между людьми, их образ действия, мотивы поведения, и это, в конечном счете, привело его в сферу социологии. Надо отметить, что в конце XIX — начале XX веков экономисты переживали пору неудовлетворенности состоянием своей науки. Популярная прежде концепция Адама Смита казалась все менее пригодной для решения практических проблем эпохи. Особые нападки вызывало понятие «экономического человека», введенное Смитом для объяснения рыночного поведения людей. «Экономический человек» представлял собой, безусловно, идеальный тип в концепции Смита, но экономистам требовалось ввести в свои теории более богатую модель поведения. За новыми элементами они обращались к психологам, но психологические теории также слабо их устраивали. Единственным разумным направлением казалось получение новых теоретических схем через социологию, но в то время эта наука была еще очень слабо развита. И вот целый ряд сильных политэкономов начинает заниматься развитием социологических теорий. К их числу принадлежали Фердинанд Тённис, который был профессором политэкономии, итальянский ученый Вильфредо Парето, а несколько позднее — Талкотт Парсонс и ряд других крупных фигур. Придя в социологию, они стали настоящими профессионалами и сильно укрепили эту науку. Среди них был и Макс Вебер, один из самых замечательных ученых своего времени.

Следует отметить, что работы Макса Вебера, как и многих других крупнейших социологов, мы тоже знаем плохо. Его работы, за исключением самых ранних, не переводились на русский язык до революции, а после нее уже не было и надежды на их появление в научном обращении, так как Макс Вебер критиковал Карла Маркса. Причем он выражал несогласие не с какими-то чисто научными тезисами Маркса, а с его представлениями о классах. А уж это для марксистов, устремленных к установлению нового общества на земле путем классовой борьбы и освобождения пролетариата, было совершенно недопустимым посягательством на самое передовое учение.

Хотя концепция о классах не принадлежала к главной области интересов М.Вебера, имеет смысл начать именно с нее. Во-первых, страна наша довольно долго «болела» марксизмом, и какие-то клише марксистских и околомарксистских учений до сих пор бродят в наших головах, часто совершенно нами не осознаваемые. А во-вторых, понятие «класса» весьма нечетко отделяется, особенно для непрофессионалов, от понятия «социального класса», утвердившегося на данный момент в социологии.

Сам Маркс часто употреблял понятия «класс» и «классы», но точных определений им не давал. Однако из сопоставления различных текстов выявляется: в тот или иной класс попадает человек в зависимости от того, какое место он занимает в процессе производства и какое отношение он имеет к собственности. Это взаимосвязанные вещи: если человек является собственником, то занимает одно место в процессе производства, если ничего не имеет — другое, становится наемным рабочим. А уже от этого зависит доход человека и его уровень жизни. Далее делается заключение, что если у человека благосостояние находится на определенном уровне, то ему должен соответствовать и соответствующий образ жизни. А от образа жизни уже зависят и его интересы, представления и убеждения, политические симпатии и антипатии и, стало быть, также и его поведение в сфере политики и в других сферах. Все это одно из другого вытекает, одно на другое накладывается и образует единство. И так формируется класс.

Макс Вебер был согласен с тем, что отношение к собственности и положение в процессе производства определяют уровень жизни человека. Но если люди получают приблизительно одинаковый доход, они совсем не обязательно должны сходным образом его тратить. Макс Вебер считал, что элементы своего образа жизни человек выбирает относительно свободно. Один, например, сидит целыми вечерами в кабаке и играет в триктрак, а другой — читает книги и посещает какие-то курсы — ему интересно именно это. У этих двух людей будут совершенно разные круги знакомств, сферы общения, и нет ничего странного в том, что они будут различаться взглядами, симпатиями, антипатиями и т.д. Более того, разные убеждения могут иметь не только люди с одинаковым доходом и уровнем жизни, но и люди с одинаковым образом жизни.

Поэтому, утверждает М.Вебер, гораздо удобнее рассматривать эти три социальные структуры (по положению в процессе производства, по образу жизни и по убеждениям), как структуры различные. Получаются три разные группы, которые он называет «класс» (по отношению к собственности и уровню дохода), «сословие» (по образу жизни) и «партия» (по убеждениям и идеологии). Одна и та же масса людей распределяется, во-первых, по классам, во-вторых, по сословиям и, в-третьих, по партиям. Принадлежность к партии не обязательно требует прямого членства, достаточно симпатии, то есть принадлежности, как теперь принято выражаться, к ее электорату.

Итак, люди, входящие в один и тот же класс, очевидно, обладают приблизительно одинаковым уровнем дохода, а, следовательно, близкими условиями жизни. Изменение этих условий, например, в худшую сторону, приводит к тому, что люди будут сходным образом на это реагировать. Эту реакцию М.Вебер назвал «массовидной»: люди поступают сходным образом, но при этом каждый принимает решение и действует (точнее, включается в действие) сам. Это как во время дождя: все, кто идет по улице, раскрывают и поднимают над собой зонтики, «как по команде», но при этом они друг на друга вовсе не ориентируются, а реагируют только на дождь.

В сословии, которое выделяется по образу жизни, люди уже гораздо сильнее ориентируются друг на друга. Они ощущают себя единым целым, реализуют сходные культурные модели поведения и нормативы. При этом человек выбирает себе и поддерживает образ жизни сам, он сознательно к нему относится. Вообще-то сословие — это группа закрытая, где не принимают «чужих». Однако если человек реализует «правильный», с точки зрения этого сословия, образ жизни, его признают за «своего».

А партии – это уже совершенно сознательно формируемые социальные образования. Они не просто ориентируются на какие-то общие представления, но активно их создают, меняют, планируют свою деятельность и проч.

Эта статья М.Вебера осталась незаконченной, была извлечена из его бумаг и получила более или менее широкую известность только в середине XX века[1] [2]. Она очень интересна, в ней чувствуется зрелый ум и опытная рука. Крупный теоретик разбирает, какие переменные методологически более удобно развести, какие связать между собой, исходя из удобства оперирования признаками. С Марксом он вообще не спорит, просто берет известную теорию (понятие классов выдвинуто было еще в начале XIX века французскими историками) и, поработав с ней, предлагает совершенно новый подход.

Интересно отметить, что в 1930-х гг., когда эта статья М.Вебера лежала еще неопубликованной в его бумагах, в США возникла идея провести исследование американского города. Для организации этого исследования был приглашен Уильям Ллойд Уорнер, антрополог по профессии, который занимался в то время изучением австралийских аборигенов. Идея его заинтересовала, он выбрал небольшой город на восточном побережье, и, зашифровав его название псевдонимом «Янки-сити», опросил всех его жителей, спрашивая каждого о каждом. При этом он просил каждого человека расположить всех известных ему людей по шкале «выше — ниже». Не по каким-то специальным признакам, а просто по ощущению — кто занимает более высокое положение друг относительно друга, а кто более низкое. В результате такой процедуры выделились наблюдаемые слои: Уорнер получил их три и при этом разбил каждый из трех еще на два (верхний и нижний).

Эти образования он и назвал социальными классами, выделенными по указанному признаку, т.е. по престижу, по оценке окружающих. Изначально Уорнер предполагал, что рабочие окажутся у него в одном классе, предприниматели — в другом, что доход и состояние будут хорошо упорядочены в данную шкалу «выше - ниже». А получилось иначе: рабочие оказались разнесенными от нижнего - нижнего класса до верхнего — среднего, какая-то часть предпринимателей оказалась в нижнем классе, и доходы совсем не упорядочились в такую уж безусловную шкалу. Престиж оказался теснее всего связанным не с доходом, а с образом жизни. Таким образом, Уорнер вскрыл в исследовании ту социальную структуру, которую М.Вебер задал как «социальное сословие». Она оказалась реально существующей на практике — в действительности американского городского общества 30-х гг. XX века, где никаких сословий (в смысле средневековых образований, привычно связываемых с этим названием), не было и быть не могло. Оказывается, аналогичная структура, выделенная по признаку образа жизни, там существовала — и, по-видимому, существует во всех обществах подобного типа, просто оформленная и называемая по-разному. Вот что значит правильно задать структурообразующий признак! Но это под силу только очень крупному теоретику.

Несколько слов о поисках среднего класса в современной России. Написана масса статей на тему: есть он у нас или нет? И как он будет образовываться? Но средний класс всегда был в России: и в дореволюционной (он появился после того, как распались и перестали так именоваться сословия), и в советской. Просто в советские времена в этом классе не было предпринимателей, поскольку предпринимательства в стране в те времена вообще не существовало. Когда оно вновь возникло, стал формироваться и этот сектор среднего класса. Но в дискуссиях современных журналистов, экономистов и социологов почему-то только этот сектор и принимается за «средний класс», только предприниматели с определенным доходом считаются членами этого класса. А куда мы будем относить учителей, врачей, средних чиновников и другие категории, отличающиеся очень устойчивым образом жизни? Это, говорят, не средний класс, так как они почти ничего не получают и весьма бедны. И как только начинают распределять население по классам, все время сбиваются на доход, к которому добавляется (и то не всегда) профессия. И никак не учитывается поведение, по которому ведь и оценивается образ жизни в сознании окружающих, т.е. большинства членов общества. А именно это, прежде всего, определяет социальный престиж.

Как отмечалось выше, концепция классов не стоит в центре теоретических трудов М.Вебера. Это, как бы назвал ее Роберт Мертон, «теория среднего уровня». В центре общей теории М.Вебера стоят два важных понятия — «социальное действие» и «рационализация».

«Социальное действие», по Максу Веберу, отличается двумя признаками, которые и делают его социальным, т.е. отличным просто от действия. Социальное действие: 1) обладает смыслом для того, кто его совершает, и 2) ориентировано на других людей. Смысл — это определенное представление о том, для чего или почему это действие совершается, это какая-то (иногда весьма смутная) его осознанность и направленность. Хорошо известен пример, которым М.Вебер иллюстрирует свое определение социального действия: если два велосипедиста сталкиваются на шоссе, то это никакое не социальное (хотя и происходящее между людьми) действие — вот когда они вскакивают и начинают выяснять между собой отношения (ругаться или помогать друг другу), тогда действие приобретает характеристику социального.

Интерес М.Вебера к социальному действию и к его смыслу вполне понятен. Уже отмечалось, что в социологию (в особенности в конце XIX и начале XX веков) пришли экономисты, но это был не единственный источник пополнения нашей науки. Она вызвала большой интерес также и у антропологов, но не у тех, что измеряет черепа и проч., а у тех, что изучает культуру по преимуществу первобытных обществ. Это направление называется социальной антропологий, и в Западной Европе оно получило большое развитие[2]. Социальные антропологи разрабатывали такие понятия, как «культура», «социальные институты» и пр. Понятно, что они проявляли большой интерес к социологии, также занимавшейся социальными структурами.

а вот для экономистов важно было изучение именно действия отдельного человека: как оно формируется, какими мотивами управляется и как эти мотивы возникают в сознании действующего субъекта. Это и понятно: ведь для экономистов предметом постоянного изучения служат проблемы спроса и предложения на рынках, стимулирования труда, мотивов предпринимательства и т.д. А все это имеет прямое касательство к сознанию человека, действующего в определенное время и в определенных условиях, соотносящего цели своего действия с его результатами и проч. В этих мыслительных процессах и заключены причины его поведения. Исследователь обязан их изучить, чтобы понять и объяснить происходящее. В конце концов, сделать гипотезы прогностического характера, без которых наука не имеет никакой практической ценности.

Артур Шопенгауэр определил причину, как «предшествующее изменение, делающее необходимым последующее». В природном мире причина — это то, что вызывает механические, физические или химические изменения в предметах опыта. Здесь путь превращения прямой и ясный: определенное воздействие вызывает определенное следствие прямым образом. В мире органическом воздействие вызывает не прямое изменение, а раздражение, в результате которого сначала внутри организма происходят какие-то изменения и уже они, как бы на втором этапе, вызывают изменения в поведении. Но эти внутренние изменения организма, вызываемые одними и теми же причинами, могут быть разных видов, причем сила воздействия не всегда определяет величину изменений. А в организме, обладающем сознанием, этот путь между воздействием и следствием несравнимо увеличивается и приобретает сложную структуру. Полученное воздействие обрабатывается сознанием, которое приводит в действие целые системы представлений. Вырабатываемое понятие об «ответе» на полученное воздействие пропускается затем через сферу мотивов, планов и целей — и только на основании всех этих элементов сознательное существо формирует, наконец, свое поведение.

Таким образом, по мере движения от одного вида причинности к другому, причина и действие все более и более разъединяются, явственно разграничиваются и становятся разнородными, причем причина делается все менее материальной и ощутимой. Когда же человек достигает способности познания «несозерцательного», т.е. не наглядного, мотивы приобретают независимость от реальной обстановки. Они не возникают каждый раз перед началом нового действия, но представляют собой мысли, которые человек носит в своей голове и при необходимости приводит в действие. Таким образом, причина социального действия не наблюдаема для его исследователя. Он должен выстраивать ее посредством умозаключения.

Надо сказать, что необходимость работать с такими ненаблюдаемыми фактами, применяя логические построения, очень долго вызывала сильнейшее сопротивление исследователей. Длительное время искали какие-то другие, более «объективные» методы. В частности, в начале XX века возникло и всю первую его половину развивалось, течение «бихевиоризма» (от английского behavior — поведение). Его методики строились на основании непосредственного наблюдения за поведением исследуемого человека: с утра до вечера нужно было ходить за ним, фиксировать все его передвижения и поступки вплоть до самых незначительных — с тем, чтобы потом сопоставлять, группировать все эти факты, сравнивать поступки различных людей, применять статистику. Таким образом предполагалось выявить определенные повторяемости и закономерности. Нужно отметить, что какие-то закономерности бихевиористам выявить действительно удалось, и на основании этих принципов и подходов были сделаны немаловажные открытия. Но очевидно, что получаемые таким образом закономерности нужно все-таки объяснить, а это практически невозможно сделать, не апеллируя к внутренним мотивам человека, к его сознанию. И мы опять сталкиваемся с ненаблюдаемыми явлениями, только уже на новом уровне.

М.Вебер высказался за интроективную социологию, т.е. за социологию, изучающую сознание человека. Понять событие - значит объяснить его. Познать же действие человека — значит вывести его из сознания данного человека — его целей, мотиваций, интересов и точек зрения. Если мы не знаем зависимостей между гравитацией и обменом веществ в организме, мы не поймем, почему и как человек ходит и дышит. А если мы не знаем целей и мотивов человека, то мы не можем понять, почему он совершает те или иные действия.

В действии человека, особенно в социальном действии, всегда присутствует более или менее четкое осознание его элементов, прежде всего целей и средств. Когда есть представление о целях и средствах, в ход вступают мотивационные зависимости. «Мотивационные зависимости — это зависимости, которые всегда существуют и должны изучаться там, где люди фактически делают (или думают, что они делают) нечто определенное, т.е. стремятся таким путем достигнуть чего-то другого, тоже определенного»

И вот здесь начинаются сложности. Во-первых, человек может частично и даже полностью обманываться в своей собственной мотивации, еще чаще он обманывается в мотивации других, своих партнеров по социальному действию. Но человек, участвуя в социальном действии, может не только обманываться в своей мотивации, но и сознательно обманывать других, предъявляя им не истинные мотивы, а, так называемые декларативные. Например, дочь хочет поместить своего тяжело больного отца в дом для престарелых, потому что уход за ним отнимает много времени, жилплощадь маленькая и в доме теснота. Но, затевая такое действие, она будет уверять окружающих, что там «ему будет лучше», ему требуется профессиональный уход, недоступный дома и т.д. Точно так же и партнеры по социальному действию могут обманывать действующего индивида в том, что касается истинных мотивов их действия. При этом еще и степень открытости, т.е. доверия друг другу, очень редко бывает взаимно эквивалентной.

Таким образом, если принять во внимание все эти случаи бессознательной, полусознательной, декларативной мотивации, да еще с обеих сторон (или со всех сторон, если участников социального действия несколько), получается невероятно сложная конфигурация, из которой нужно выяснить, установить причины, т.е. истинные мотивы и представления его участников. Да еще следует принять во внимание, что и оценка (или терминологически правильнее «определение») ситуации, в которой приходится действовать, у партнеров может быть разная, а то или иное определение ситуации может включать в действие совершенно разные наборы мотивов.

Но и это еще не все. На все это многообразие будут обязательно накладываться еще и собственные установки и оценки исследователя, который все эти мотивы и представления должен анализировать. Одни люди и их действия, представления и мотивации ему будут нравиться, а другие могут быть антипатичны. И это создает довольно сильную мотивацию у самого исследователя что-то улучшать и сдвигать «в пользу» понравившегося ему исследуемого. Такое случается довольно часто, особенно с неопытными исследователями, слишком увлеченными и торопливыми. Именно этого больше всего опасались те ученые, которые всячески противились изучению сознания действующего индивида и выработали, в конечном счете, бихевиористский подход. Внешнее действие, считали они, невозможно исказить путем необъективной интерпретации. Если известно, например, что человек обедает в столовой, а ужинает дома, — что тут можно исказить? Однако, мог бы возразить М.Be6ep, и толку от таких данных не очень-то много, а насчет мотивации и вовсе ничего неизвестно. Сам он считал, что не остается другого пути — только преодолевать эти трудности.

Следует подчеркнуть, что именно борьба с такого рода трудностями заставила М.Вебера прибегнуть к помощи очень сильных философов-гносеологов того времени. В частности, он много работал с Генрихом Риккертом, главой неокантианцев, который преподавал тогда во Фрайбурге. Риккерт очень заинтересовался проблематикой, развернутой перед ним Вебером. До тех пор он имел дело преимущественно с проблемами естественных наук (социальные к тому времени только-только становились на ноги), там очень много было уже сделано в области методологии, а здесь был непочатый край проблем. Совместная работа М.Be6epa и Г.Риккерта началась около 1895 года, — и результатом их многолетнего сотрудничества стала закладка фундамента методологии социальных наук. Естественно, что два таких крупных ученых должны были заложить действительно весьма солидный и качественный фундамент методологии в социологической науке. И им это действительно удалось[3].

Наиболее перспективным по тем временам направлением в теории познания было неокантианство Согласно его посылкам понятие «действительность» включало в себя «необозримое множество единичных явлений», независимо от того, представляют ли они действительность внешнего мира или внутреннюю действительность человеческого сознания, — это масса рядоположенных, следующих друг за другом элементов. И структурируется действительность не какими-то собственными закономерностями, но субъектом, который ее исследует. Именно «обработка» этого бесконечного, нерасчлененного, катящегося «потока событий» категориями, которые выработаны и накоплены наукой, дает картину мира. И всегда остается в силе положение, что как историческое, так и социологическое исследование не просто находит свой эмпирический материал, но формирует и одушевляет его, эксплицитно и «чисто» «связывая его» при помощи инструментария, который непроизвольно меняется от эпохи к эпохе, от культуры к культуре и от исследователя к исследователю. Заключаясь в конечном счете в целях, интересах и точках зрения. «Понять» — значит «объяснить» событие (ход действия и проч.), исходя из таких целей, интересов и точек зрения» [2, p. 592].

Для исследования социального действия это означает, что ученый, наблюдая и интерпретируя наблюдаемые явления, выстраивает определенную зависимость наблюдаемых элементов и предполагаемых мотиваций. И если ход действия, его развитие эту зависимость подтверждают (т.е. внешние явления выстраиваются именно таким образом, как предполагалось в конструкции исследователя), то мы имеем перед собой некоторую смысловую адекватность. Но даже и наличие такой адекватности смысла «в меру правильности причинного высказывания означает только доказательство того, что существует некая (каким-то образом вычисленная) возможность, что ход действия, демонстрирующий смысловую адекватность, фактически будет, как правило, обнаруживать (в среднем или довольно часто) эту вычисленную конфигурацию и сходство» [2, p. 592].

Этот подход очень долго не укладывался в сознании социологов-эмпириков именно в силу их неуверенности в вероятностном процессе познания мира. Исследователям нужна была «настоящая действительность», а им предлагалась какая-то сконструированная картина, про которую неизвестно, имеет ли она хоть какую-то связь с реальностью. Что человеку не дано познавать реальность «как она есть» — было слишком грустным выводом из такой теории познания, не хотелось в это верить. Однако постепенно эта точка зрения возобладала, и в настоящее время выражение «вот так обстоит дело в действительности» чаще всего носит среди исследователей ироническую окраску. Всем методологически подкованным социологам понятно, что «интерпретированные социальные явления» или «социологические законы» — это не что иное, как статистические закономерности, которые соответствуют общему смыслу интерпретации этих явлений и законов [2, p. 593]. Этот подход утвердился, наконец, в социологии, дав ей возможность стать эмпирической наукой. Подчеркнем, что, как это ни парадоксально, именно оперирование этими «смысловыми адекватностями» и вероятностно сконструированным образом действительности и поставили социологию на эмпирическую основу.

Сам Вебер постоянно подчеркивал, что он занимается именно эмпирической наукой. Его не интересовал вопрос, чем является тот или иной социальный объект по его предопределенной или как-то иначе закрепленной за ним «сущности». Его интересовало, как протекает то или иное событие в исследуемой им сфере при таких-то и таких-то условиях. Как ведут себя в различных условиях люди с их предполагаемой мотивацией? Обнаруживаются ли определенные, закономерные повторяемости процессов, которые на обыденном языке называются нравами, обычаями, условностями, правом, предприятием, государством и прочее и прочее? Однако для того, чтобы познавать указанные статистические закономерности и как-то их интерпретировать, необходимо соблюдать строгие методологические принципы. В эти необходимые по ходу действия интерпретации и объяснения следует вносить как можно меньше своих собственных мотиваций и эмоций. М.Вебер наметил два основных методологических принципа, которые должен, по его мнению, соблюдать всякий уважающий себя исследователь.

Это, во-первых, принцип изгнания из анализа ценностных суждений. Принцип весьма простой по своему смыслу и формулировке. Он заключается в том, что не следует вносить в анализируемый материал собственные оценки, что, как выражается исследователь веберовских работ Г.Баумгартен, должно гарантировать его от «выхода в путь с представлениями о том, что какие-то процессы (действия, мотивации), которые он изучает, не должны происходить так, как они происходят, или должны происходить как-то иначе. Или же, напротив, они «хорошо делают», что происходят именно так» [2, p. 593]. Исследователь стремится к выявлению истины, и сам он ничего не должен хотеть от этой истины. Только свобода от ценностных суждений может, как был уверен Макс Вебер, сделать доступным мир ценностей для науки.

Претензии к Веберу в связи с этим принципом чаще всего заключались в том, что человек (а исследователь не может перестать быть человеком!) не в состоянии освободиться от своих ценностей, ибо это основа его личности. В конечном счете пришли к выводу, что исследователь должен контролировать свои ценностные предпочтения и принимать все меры к устранению поползновений к оценке материала, которая исходит из неконтролируемой собственной мотивации.

Второй принцип направлен к устранению всяческих искажений в самом материале, вызванных незнанием, полузнанием, намеренным сокрытием собственных мотиваций уже не исследователя, а респондента — этого главного источника информации для социального ученого. Это уже знакомый нам из разбора концепции Ф.Тённиса принцип конструирования идеальных типов. Выделение некоторых главных переменных, по которым будет собираться материал, делает сравнимыми множество действий разного рода людей в разных ситуациях. И затем уже наложение всех этих действий друг на друга отбрасывает все отклонения, случайности, сознательные искажения. В итоге получается схема действий типичных индивидов в типичных обстоятельствах. Те линии, которые в реальных действиях реальных индивидов прослеживаются только как более или менее сильные тенденции, здесь предстают как бы «очищенными» от всего лишнего и случайного. Правда, без каких бы то ни было деталей и признаков этой самой действительности, как бы бесплотными, зато в строгой концептуальной последовательности) [2, p. 596].

Любопытно, однако, свидетельство Баумгартена. «Мастерство, которое обнаружил Вебер в своих построениях, вело, по-видимому, неосознанно с его стороны, к тому, что идеально-типические конструкции, которые он прочерчивал прежде всего на прошлых (исторических) событиях, действовали на воображение как непосредственная картина настоящей реальности. Инструментальное значение веберовского идеального типа легко терялось из вида в силу воздействия его на читателя как изобразительного (художественного) средства» [2, p. 596]. Часто случается, что теоретическую конструкцию исследователя принимают за картину, которую он якобы получил из эмпирического материала, и предъявляют ему претензии, что она не «отражает» таких-то и таких-то деталей. Мы с этим явлением еще столкнемся, когда будем анализировать концепции Т.Парсонса, которого постоянно обвиняли в слишком идеалистическом изображении общества: посмотрите, сколько в обществе конфликтов и неурядиц, — а у него все гладко, все само собой регулируется! — говорили по поводу его построений. Действительно, поскольку Т.Парсонс изучал процесс гомеостатического саморегулирования социальной системы, у него были созданы и соответствующие модели. А если бы он изучал проблему возникновения и развития конфликтов, то и типологии были бы другие.

Итак, нам предстоит теперь перейти к веберовской идеальной типологии. Естественно, это будет типология социального действия, а  строиться будет по оси рационализации действия. Вебер подозрительно относился к понятию «прогресс» в его контовско-спенсеровском варианте, но один всеохватывающий, непрерывный и однонаправленный процесс он признавал, а именно: процесс рационализации. И в частности, этот процесс, по его мнению, распространяется на человеческое действие. Здесь его представление совпадает с тённисовским: из того нерасчлененного комплекса чувств, инстинктивных движений и ценностных «озарений», который характерен для общины, постепенно в сознании человека начинают вычленяться отдельные элементы, что означает возможность выделять в анализе отдельные аналитические категории. Отделив друг от друга два понятия — «цель» и «средство»,- человек-деятель получает возможность продумать и оценить пути к цели, возможные результаты, провести выбор средств еще до всякого действия. В сознании будущего совершителя действия выстраивается цепочка рассуждений по принципу: «если — то», «значит». И поскольку все люди мыслят приблизительно одинаково, то именно в плоскости этих рассуждении все они способны более или менее однозначно понимать друг друга. Почему человек выбрал такое-то средство? Потому что он поставил себе определенную цель и с точки зрения этой цели в данных условиях именно такое средство удобно, и его следует выбирать? Можно выстроить как бы образец правильного рассуждения в данных обстоятельствах — это и будет идеальный тип действия.

Естественно, реальное действие, совершаемое «действительным человеком в действительных обстоятельствах» весьма редко соответствует такому чистому типу рассуждения. Оно обязательно «отягощается» массой привходящих деталей, случайностей, ошибок и т.д. «Отклоняющее воздействие» может отражать эмоциональное состояние человека на данный момент, его неправильное представление о ситуации, незнание многих деталей и пр. Но здесь-то и выявляется ценность конструкции идеального типа. Она дает возможность не столько оценить рациональность действия, сколько, по выражению самого Вебера, выявить «степень его иррациональности» [3, с. 497]. И далее, уже на основании соотношения этих двух характеристик: рациональности и иррациональности, — начинает вырабатываться типология действия по данному основанию.

«Наиболее понятный тип смысловой структуры действий представляют собой действия, субъективно строго рационально ориентированные на средства, которые (субъективно) рассматриваются в качестве однозначно адекватных для достижения (субъективно) ясно и однозначно понимаемых целей» [3, с. 499]. Это четкое определение того, что М.Вебер называет целерациональным действием. Обратим внимание на это повторяющееся слово «субъективно»: человек мог неверно определить обстоятельства, сделать какой-то неправильный вывод. Человек рассуждал целерационально, но в ход его рассуждения вторглись иррациональные моменты. И вот тут-то начинается аналитическая работа исследователя. «Необходимо прежде всего установить, - пишет Вебер, — следующее: каким было бы это действие в рациональном идеально типическом пограничном случае при абсолютной рациональности цели и рациональной правильности» совершения его [3, с. 500].

Идеальный тип играет здесь, как мы видим, роль инструмента исследования, вроде линейки или рулетки. И тут выстраивается целая шкала реальных действий по степени их целерациональности, оцененной исследователем. Это могут быть действия: (1) очень близко подходящие к «правильному» (идеальному) типу; (2) субъективно целерационально ориентированные; (3) более или менее целерационально ориентированные, но далеко не полностью придерживающиеся этого принципа; (4) нецелерациональные, но понятные по своему смыслу; (5) в большей или меньшей степени мотивированные понятной смысловой связью, но с элементами (иногда даже определяющими), совершенно непонятными исследователю; (6) наконец, и совершенно непонятными, определенными какими-то психическими и физическими данностями в человеке» [3, с. 508].

Таким образом, опираясь на понятные в смысловом отношении связи, особенно, как подчеркивает Вебер, целерационально ориентированные мотивации, исследователь может выстроить причинно-следственную цепь, которая будет начинаться с внешних обстоятельств и приведет, в конечном итоге, к внешнему же поведению. Тем самым нащупывается путь внутри этого «черного ящика», человеческого сознания — от внешнего воздействия к вызванному им поведению. Безусловно, эта цепочка — не более чем гипотеза. Но и все эмпирически устанавливаемые наукой факты не являются чем-то б`ольшим. Если сформулирована гипотеза, далее дело за верификацией.

Создав такой «измерительный прибор», который исследователь человеческого сознания может поставить между собой и сознанием исследуемого им субъекта, добиваясь тем самым дистанции, которая, по его мнению, совершенно необходима для соблюдения объективности, Вебер по существу заложил основание научной методологии социологической науки. Гносеологи до Вебера изучали познающее сознание — сугубо рациональное и методически «правильное» в смысле соблюдения логических принципов. Вебер же со своей понимающей социологией открыл для них целую новую область — сознание действующего субъекта, определенное конкретными обстоятельствами и конкретным состоянием данного сознания на данный момент времени.

Надо сказать, что и Риккерт серьезно поработал над формированием ряда понятий, которые могли бы оказаться полезными в данной области, в частности, и над понятием идеального типа. Он же создал и еще один способ образования понятий в гуманитарных науках: понятие, получаемое из общественного сознания и оформляемое путем «отнесения к ценности». Он считал, что с такими понятиями в действительности ученые работают давно, но не осознают это как особый и своеобразный метод, который следует научно «шлифовать» и совершенствовать. Мы вернемся еще к этому способу образования понятия, когда будем разбирать работу Вебера «Протестантская этика и дух капитализма». Здесь же достаточно еще раз подчеркнуть, что именно созданная М.Вебером понимающая интроективная социология очень заметно обогатила гносеологию, открыв взгляд на социальные феномены с неожиданной для того времени точки зрения. Вообще гений М.Вебера оказал весьма сильное и многостороннее влияние на социологию, а через нее и на социальные науки вообще.

Но вернемся к социальному действию. На основании отнесения к идеально-типической целерациональной модели Вебер построил типологию уже более конкретного типа — типологию социального действия, как оно проявляется в разные исторические периоды и в разных социальных структурах. Здесь он выделил четыре крупных типа действия: (а) аффективное; (б) традиционное; (в) ценностно-рациональное и (г) целерациональное [3, сс.627-630].

Аффективное действие практически не содержит в себе никаких цепочек рассуждений о целях, средствах или последствиях. Если же оно таковые содержит, то не является аффективным, а просто под него маскируется. Это чистый выплеск чувств и эмоций.

Традиционное действие — это действие, содержащее очень мало таких рассуждений, поскольку совершается в повторяющихся условиях и по твердо установленной модели. Ф.Тённис называет его «привычным действием». Однако после того как мы познакомились с концепцией Тённиса, можем предположить, что в повторяющихся действиях типа обрядов, ритуалов и других, характерных для жизни в сфере обычного права, можно обнаружить не только чувства, но и ценностные переживания. Это переживания, отнесенные к представлениям справедливости, благородства, добра и красоты, что для привычки, пожалуй, совсем нехарактерно. Привычка скорее тяготеет к механически воспроизводимому действию в повторяющихся обстоятельствах. А поскольку обряды и ритуалы в общинной жизни (для которой особенно характерно обычное право) включены почти во все действия, особенно коллективные (вспомним сцену покоса из Анны Карениной), то эти чувства и ценностные переживания фактически пронизывают всю жизнь традиционного общества. Что касается традиционного действия, то оно нередко (или «довольно часто») направлено на ценность, а это уже некоторый, хотя и, может быть, слабый элемент его направленности и целесообразности

Ценностно-рациональное действие является развитием и как бы следующим этапом именно так понимаемого традиционного действия. В нем могут уже присутствовать представления о выборе средств, анализ мотивов и другие элементы, характерные для целерационального действия. Только ориентировано оно не на цель, а непосредственно на ценность, потому и анализ последствий и даже результата может вообще не оказывать воздействия на форму поступка. Это действие из разряда тех, которые совершаются по формуле «делай как должно, и будь что будет». Из самой формулы видно, что в сознании действующего субъекта имеется какое-то представление о возможных последствиях, но оно сознательно не принимается им во внимание.

Целерациональное действие было нами уже описано выше. Оно напоминает и решение задачи по алгоритму, и решение уравнения с неизвестными, и другие формализованные процедуры. От ценностно-рационального действия оно отличается рациональной постановкой цели и большей развитостью цепочек рассуждения.

Чтобы несколько ослабить излишнюю абстрактность рассуждений, приведем некоторые иллюстрирующие данную типологию примеры.

Аффективное действие не несет в себе никакого представления о целях и средствах. Оскорбленный человек может ударить и даже убить обидчика — и только потом задним числом осмыслить, что же он натворил. Суд, разбирая такое действие, обычно выносит решение об избиении или убийстве в состоянии аффекта и применяет более мягкую меру наказания, чем та, которая применяется к осознанному или даже заранее запланированному действию, т.е. действию «с премедитацией».

Традиционное действие обычно также совершается человеком помимо выбора целей и средств. Оно происходит «по обычаю». Например, чтобы отпраздновать свадьбу, надо совершить целый (довольно длинный) ряд действий, которые заранее определены и не зависят от целей самого индивида внутри данного действия, т.е. свадьбы. Это не означает, что данное действие вообще не имеет никакой цели. Но эта цель — не индивида, совершающего свадьбу. Она заложена в действие культурой и традицией. Социологи и социальные антропологи с интересом нащупывают такие цели в необходимости собирать людей вместе и вызывать у них общие переживания. Охваченные одним чувством люди осознают себя единым целым — социумом. Чем больше праздников, обрядов, ритуалов, тем прочнее единство социума. Но сам индивид, участвующий в этом действии, такой цели, естественно, не осознает. Он действует по традиции.

Ценностно-рациональное действие имеет цель на индивидуальном уровне, но она заключается в том, чтобы осуществить определенную, не индивидом заданную ценность. Средства для осуществления данной ценности человек выбирает, но сама ценность неизменно дана ему как бы извне. Примером такого рода может служить талантливейший хирург Лука Войно-Ясенецкий, который, вместо того, чтобы делать быструю и блестящую карьеру, постригается в монахи и принимает предложенное ему рукоположение в епископа. В период очень жестких гонений на Церковь, очевидно, никакой выгоды это ему не сулило. Напротив, из-за этого он провел годы в ссылках, лагерях и впоследствии был расстрелян. Но, будучи глубоко верующим человеком, он ощущал, что Церковь находится в опасности и ее нужно всеми способами защищать. Вспомним, сколько верующих в тяжелые времена совершали точно такой же подвиг, сколько людей во время Великой Отечественной войны точно так же жертвовали собой ради спасения страны, а сколько людей совершают свой тихий, невидимый подвиг в обычной мирной жизни, жертвуя своими интересами ради близких и дальних (больных, попавших в беду, и т.д.). Так что ценностно-рациональное действие - совсем не редкость для нашей культуры.

Наконец, примером целерационального действия может служить решение человека построить себе дом. Здесь, прежде всего, выбирается цель (нужен ли этот дом человеку? какой дом? в каком месте? и пр.). Затем обдуманно и рационально взвешиваются средства (каким образом строить? из чего? нанять ли рабочих или самому поставить сруб? и т.д. и т.п.). Средства должны быть соотнесены с целью, отобраны, продуманы; действия должны быть спланированы. Совершенно очевидно, что это целерациональное действие.

Эта идеально-типическая классификация действия представляет собой хорошо проработанный инструмент для эмпирического исследования. С его помощью можно, например, изучать целеполагание различных типов людей, способ выбора между мотивами и средствами достижения цели, мотивацию в целом. Человек как существо, действующее до определенной степени рационально, многое может объяснить о процессе осмысления предпринимаемого им действия. Но приходится с грустью констатировать, что типологией этой, кажется, пользовались очень мало. Прежде всего, должно быть, потому что эмпирические социологические исследования в ту пору только-только зарождались и не выработали еще по-настоящему эффективных способов опроса. Но была и другая причина. В результате тяжелой обстановки в Германии после поражения в Первой мировой войне, послевоенной разрухи, потом возникновения фашизма, а затем Второй мировой войны, нового поражения и разрухи, работы Макса Вебера очень медленно вводились в оборот и входили в сознание социологов. Особенно американских, а именно в Америке в это время и развивалась в основном эмпирическая социология.

Не последнюю роль сыграло, по-видимому, и то обстоятельство, что параллельно с деятельностью М.Вебера развивалось и захватывало внимание современников учение Фрейда с его характерными чертами: огромным значением, которое придавалось подсознательному в жизни и личности человека, интересом к тому, что позднее получило несколько ироническое название «таинственных явлений человеческой психики». Со всем этим связывались огромные надежды на истолкование глубинных пластов человеческой психики, открытие новых законов природы, на этот раз уже внутри самого разума человека. Все это было несравненно интереснее рационально-рассудочного подхода Вебера. Во-первых, потому что вообще всякие «загадочные явления», конечно, гораздо сильнее влекут к себе внимание любого человека, в том числе и ученого (поскольку он ведь тоже человек и ничто человеческое ему не чуждо). Во-вторых, потому, что при изучении этих «загадочных явлений» появляется возможность, проникнув в сферу подсознательного, узнать о человеке то, о чем он сам не подозревает. Объяснив человеку это «загадочное», исследователь оказывается в положении над исследуемым, что придает ему авторитет и более высокий статус, причем не только в отношениях «исследователь – исследуемый», но и в обществе вообще: он превращается в эксперта, с его мнением должны считаться профаны. А кроме того, исследователь может использовать знание это «загадочного» для самого исследуемого, и манипулировать его сознанием.

В середине XX века, после периода бурного увлечения психологов и социологов тестами, предназначенными для исследования способностей людей в разных сферах, эти тесты начали входить в практику, и людей стали тестировать при поступлении на работу. Причем не только на работу, требующую наличия у работника специфических характеристик (шоферы, машинисты, пилоты). При отсутствии этих качеств (или наоборот, наличии противоположных) человек делается просто опасным для окружающих. Например, был обнаружен тип людей, обладающих «повышенной аварийностью», которых вообще нельзя допускать в профессии машиниста поезда или пилота, тем более летчика-испытателя и т.д. Такое тестирование не вызывает возражений, но стали тестировать и работников других, совершенно «безвредных» с этой точки зрения, сфер. Ну а потом стали разрабатываться тесты на благонадежность. И тут стало окончательно ясно, что эти батареи тестов становятся орудием, которое одни люди стремятся направить против других, соблюдая свои интересы и ущемляя интересы противоположной стороны. Тогда среди ученых, занимавшихся тестами, возникло осознание того, что они дают опасный инструмент в руки людей, нравственность которых не всегда на высоте и действия которых часто весьма трудно проконтролировать. И тогда один из самых известных ученых в этой области, сам создавший огромное количество весьма остроумных и эффективных тестов, пошел на решительный шаг: он опубликовал в открытой печати ключи к разработанным им тестам. Это сразу сделало их безвредными для одной стороны, и бесполезными для другой. Естественно, это был удар по интересам фирм, использовавшим тестовые методики для проверки людей, принимаемых на работу. Возник скандал, но опасность манипулирования людьми была устранена, по крайней мере, в этой области и на данный момент времени.

В общем, наука — это не башня из слоновой кости, особенно в настоящее время. В ней есть широкое поле деятельности как для бескорыстных ученых, так и для деятелей и дельцов. Как, впрочем, и во всех других областях общественной жизни. Целью же нашего несколько расширившегося экскурса было показать, что внутри науки могут возникать и сознательно создаваться опасные сферы и инструменты манипулирования людьми. Тем ценнее тот прямой и честный подход к исследованию человеческого сознания, который был предложен М.Вебером еще в начале XX века, — анализ процесса мышления человека в сфере социального действия в сотрудничестве с самим исследуемым, что позволяет этому последнему до определенной степени сохранять контроль над исследованием и его результатом.

М.Вебер с помощью своей типологии социального действия предлагал еще одно направление - изучать устойчивость или действенность социального порядка. Социальный порядок — это социальные институты, воплощенные в социальную жизнь. Выше, говоря о социальных институтах, мы подчеркивали, что это ценностно-нормативные структуры, существующие в культуре общества. Они управляют социальной жизнью, а потому наряду с институтом семьи, который формулирует, так сказать, «абстрактно», нормы и законы семейной жизни, принятые в данном обществе, существуют вполне реальные семьи, эти нормы и правила воплощающие, но, к сожалению, далеко не совершенным образом. А кроме того, каждая реальная семья воплощает еще и целый ряд норм и правил других институтов, поскольку воспитывает и обучает своих детей, занимается хозяйственной деятельностью. Еще больше сфер деятельности охватывает современное крупное предприятие, учреждения, осуществляющие управление и проч. Они реализуют на данном отрезке времени какие-то нормативные структуры, зафиксированные в культуре общества. Но отнюдь не все.

Культура — это колоссальный арсенал социальных нормативов, и в каждый данный период времени, как правило, реализуются не все из них. Какая-то, причем весьма значительная, их часть хранится в «запасниках». Это культурный «резерв» общества. При возникновении потребности часть этих «запасенных впрок» нормативов может извлекаться на свет и пускаться в оборот. Некоторое время назад на заседании какого-то отделения РАН вдруг было выдвинуто предложение восстановить «Табель о рангах», введенную Петром I и просуществовавшую до 1917 г. Идея была в том, что нехорошо, когда чиновники представляют собой какую-то безликую массу. Разделение их на ранги позволило бы закрепить за каждым из рангов степень ответственности, определенный престиж и решить еще некоторые проблемы. Конечно, называться они могут не так, как раньше, но предположили, что полезно обратиться к когда-то разработанному принципу. Если бы это случилось, то могло стать примером повторного «запуска в оборот», казалось бы, давно отработавших нормативных схем.

Таким образом, отдельные элементы социального порядка находятся в постоянном движении, развитии, а иногда приходят в упадок. Их жизнеспособность определяется четкостью совершения коллективного действия. Это так, ибо каждый такой элемент — не что иное, как именно коллективное действие — от семьи до правительственного учреждения. Другой критерий — движение кадров. Высокая текучесть, как правило, -надежный показатель «неувязок» во внутреннем функционировании ячейки. Например, сегодня бесконечные разводы и новые браки свидетельствуют об огромных трудностях, которые испытывает институт семьи, и непростом положении семьи внутри социального порядка. Но есть и еще один, быть может, наиболее эффективный «инструмент» уяснения не только состояния той или иной сферы или ячейки социального порядка, но и причин переживаемых ими трудностей. И это именно анализ социального действия.

И тогда возникает еще один подход к представлению обо всех этих звеньях социального порядка. Из чего они, собственно, состоят? Обычный наблюдатель скажет: из людей, конечно, ну и из всяких материальных «добавок». Юрист и антрополог укажут на основную роль культурно-нормативных схем, имеющих определяющее значение на данном уровне организации общества. А вот Макс Вебер предложил свой подход: отдельные элементы социального порядка, утверждает его теория, состоят из социальных действий. Этот ракурс поначалу кажется неожиданным, как-то трудно укладывается в сознании. Но ведь действительно, так оно и есть: на социальном уровне все эти элементы удобно представить себе в виде наборов социальных действий, в каждом из которых объединяется как социальный норматив, принадлежащий культуре, так и мотивация и представления человека, этот норматив осуществляющего. И поскольку культурный норматив на протяжении долгого времени, как правило, сохраняет свою идентичность, то укрепление и ослабление тех или иных составных частей социального порядка чаще всего бывает связано именно с представлениями и, в конечном счете, с мотивациями людей, осуществляющих действия.

Опросом можно выявить, как относятся люди не только к тому или иному лицу (с помощью рейтингов), но и к тому или иному социальному учреждению. А от этого отношения зависит их оценка данного учреждения или института, и далее — оценка своего положения в нем, отношение к своим обязанностям. То, что социологи называют «включенностью» в данное социальное действие. Одно дело, когда человек «привязан» к той ячейке социального порядка, в которой он живет или работает. Тогда он переживает ее трудности, прилагает собственные усилия, чтобы наладить ее пошатнувшееся положение. И совсем другое — когда он относится к ней равнодушно и хладнокровно наблюдает, что дела идут все хуже и близится бесславный закат данного звена социальной системы [3, с. 636].

Отношение же его зависит от сложившихся на данный момент индивидуальных представлений и взглядов человека, касающихся легитимности (законности, «правильности» и справедливости) того порядка, на который он ориентирует свое поведение.  Именно представление о степени его легитимности определяет мотивацию действующего субъекта, побуждающую его выполнять социальную норму независимо от того, насколько она в «его интересах» на данный момент времени, в данном конкретном действии. Действенный (т.е. признаваемый легитимным) социальный порядок эффективно препятствует отклонениям от существующей нормы.

Отклонения эти имманентно присущи любой социальной системе, они могут возникать в любой группе, в любом учреждении, в любой сфере деятельности. Но их может быть больше, а может быть и меньше. Когда их становится много или даже очень много - это уже опасно для социальной системы.

Существует два типа отклонений: 1) отклонение личности, не желающей соблюдать никакие нормы или большую их часть. Это бунтовщики, анархисты; или (несколько иной вариант) лица, участвующие в движении гражданского неповиновения. 2) Отклонения в поведении отдельного человека в отдельном действии — попытка «обойти закон», избежать выполнения «неудобной» нормы или нормы, сильно нарушающей его (человека) интересы. Последний тип отклонений характерен практически для всех членов общества, даже самых законопослушных, в каких-то крайних для них ситуациях. В последнем случае человек обычно признает не только легитимность социального порядка в целом, но даже и той нормы, которую он стремится «обойти», поскольку ему это выгодно. Поэтому второй тип отклонения менее опасен для устойчивости социального порядка, если он не приобретает массового характера. Человек — существо разумное, он понимает, что социальный порядок нужен, что лучше, когда он есть, чем когда он рушится. Кроме тех случаев, когда он приобретает в сознании многих людей характеристики: «несправедливый», «угнетательский», «кровавый» и проч. Здесь мы имеем отвержение самой легитимности социального порядка. И это — очень опасный момент [3, сс. 385-336].

Отсюда следует необходимость контролировать представления людей о степени легитимности существующего порядка . И это позволяет делать предложенная М.Вебером схема социального действия, которую мы описали выше. Ибо в этот конструкт входят элемент выбора средств, постановка цели, мотивы, и все это сопровождается привлечением представлений действующего человека об обстоятельствах, в которых будет протекать планируемое им действие. Эти свои представления он может связно изложить исследователю, обосновывая свое действие.

Определенную сложность представляют, конечно, декларативные ответы респондента, человек говорит не то, что он реально думает и считает, а то, что «положено» думать и считать. Но к настоящему времени социологами наработаны средства для верификации (т.е. проверки) и выявления таких ответов, как и способы получения более или менее реальных представлений. Например, если поставить человека в положение эксперта и спросить его: как нужно действовать в таком-то случае и при таких-то обстоятельствах, он сообщит не только норму (естественно, как он ее понимает), но также и свое представление о степени ее легитимности: какова она сейчас и какой должна была бы быть.

Целерациональное действие представляет в этом отношении очень удобную для исследователя плоскость, в которой можно выявить многое о движении респондента в плане нормативных структур. Впрочем, и ценностно-рациональное и даже традиционное действие весьма полезны, когда речь заходит о действенности обычного права.

Говоря об учреждениях, организациях и прочих социальных образованиях, обычно обращают внимание, прежде всего, на их правовое оформление — на те законы, постановления и т.д., которые требуют от членов данных социальных образований определенного поведения, угрожая наказаниями за нарушение предписанной нормы. Но все эти хорошо известные нам структуры — лишь верхушка айсберга. Каждое учреждение и группа, вплоть до самой малой и кратковременной, имеют в своем основании могучие пласты обычаев в самых разных видах: обрядов, нравов, привычек и проч. Этот факт как-то ускользает от нашего сознания при рассуждении о закономерностях существования всего нашего социального порядка. Обычай, предполагаем мы, это нечто такое не очень-то и обязательное: за его нарушение меня не потащат в суд, не назначат штраф и уж точно, что не посадят в тюрьму. Странно, как он вообще умудряется существовать и подчинять себе поведение людей, будучи фактически ничем не защищенным[4]. При этом совершенно забывается, что обычай иногда защищен сильнее закона, ибо на страже его стоит моральное чувство.

В 1950 — 60-х гг. в одном из южных штатах США развернулось движение, как тогда говорили, «за права негров», точнее, за отмену сегрегации. Негры претендовали на то, чтобы ездить в одном транспорте с белыми, делать покупки в одних с ними магазинах и учить детей в одних с ними школах. Движение возглавил пастор Мартин Лютер Кинг. Негры объявили бойкот городскому транспорту, магазинам и предприняли некоторые другие подобные действия. Вели себя вполне мирно, ничего не громили, не поджигали, никакого не оскорбляли. Это больше всего походило на движение гражданского неповиновения, ранее развернувшееся в Индии под руководством Махатмы Ганди. Владельцы транспорта и магазинов сдались быстрее всего, так как бойкот сильно бил по их карману. Были приняты законы об отмене наиболее очевидных моментов сегрегации. Казалось бы — все в порядке, однако вот тут-то и началась настоящая война. Первые же негры, вошедшие в салоны для белых, получили очень сильную негативную реакцию. Случались избиения и даже убийства, погиб в этой борьбе и сам Мартин Лютер Кинг. Детей, которым закон разрешал учиться вместе с белыми, приводили в школы под охраной полицейских и т.д. и т.п. Для изменения законов потребовалась пара месяцев, для изменения обычаев — годы, если не десятилетия. Правда, когда изменили законы, то эта борьба с обычаями и нравами уже не освещалась так широко в прессе. Казалось, что с принятием новых законов проблема исчерпана…

«Стабильность обычая (как такового), — пишет М.Вебер, — основана, в сущности, на том, что индивид, не ориентирующийся на него в своем поведении, оказывается вне рамок «принятого» в его кругу, т.е. должен быть готов переносить всякого рода мелкие и крупные неудобства и неприятности, пока большинство окружающих его людей считается с существованием этого обычая» [3, с. 434].

Список ссылок к лекции 3

1.     Genseinschaft und Gesellschaft. Grund-begrifte der reinen Soziologie von Ferdinand Tönnies. Auflage 6 und 7. Verlag Karl Curties. Berlin, 1926.[5]

2.     Weber Max Werk und Person. Dokumente, ansgewelt und kommentiert / von Edward Baumgarten. Tübingen, 1964.

3.     Вебер Макс Избранные произведения // Под ред. д.ф.н. Ю.Давыдова. М., 1990.

[1] Класс, сословие и партия. Эта статья была нами переведена и напечатана в Бюллетене ИКСИ ИФСО. Однако сборник был арестован и в рассылку не поступил. Позднее она была напечатана в сборнике «Социальная стратификация» вып. 1, но совершенно ничтожным тиражом. Поэтому отправляем интересующихся к оригиналу: Baumgarten E. Max Weber.Work und Person. Tubingen. 1964.

[2] У нас исследований такого рода не проводилось. Ученых, занимавшихся первобытными племенами, М.М.Ковалевского, изучавшего народы Кавказа и пр., принято было называть этнографами, и их деятельность состояла преимущественно в описании обрядов и обычаев племен и народов. Хотя, конечно, эти ученые иногда поднимались и до более широких обобщений.

[3] Для тех, кто заинтересуется очень увлекательной сферой формированием научных понятий, можно порекомендовать сочинение на эту тему Г.Риккерта: Г.Риккерт. Границы естественнонаучного образования понятий. Логическое введение в исторические науки. СПб. 1903.

[4] Интересно отметить, что и сам Вебер иногда высказывал такую же точку зрения. См.: [3]

[5] На русском языке: Теннис Фердинанд Общность и общество. Основные понятия чистой социологии. М.: Владимир Даль, 2002.

Макс Вебер: Основные социологические понятия. Часть II. Мотивы социального действия

Социальное действие, подобно любому другому поведению, может быть:

  1. Целерациональным, если в основе его лежит ожидание определённого поведения предметов внешнего мира и других людей и использование этого ожидания в качестве «условий» или «средств» для достижения своей рационально поставленной и продуманной цели.
  2. Ценностно-рациональным, основанным на вере в безусловную — эстетическую, религиозную или любую другую — самодовлеющую ценность определённого поведения как такового, независимо от того, к чему оно приведёт.
  3. Аффективным, прежде всего эмоциональным, то есть обусловленным аффектами или эмоциональным состоянием индивида.
  4. Традиционным; то есть основанным на длительной привычке.

§ 1. Чисто традиционное действие, подобно чисто реактивному подражанию (см. предыдущий параграф), находится на самой границе, а часто даже за пределом того, что может быть названо «осмысленно» ориентированным действием. Ведь часто это только автоматическая реакция на привычное раздражение в направлении некогда усвоенной установки. Большая часть привычного повседневного поведения людей близка данному типу, занимающему определённое место в систематизации поведения не только в качестве пограничного случая, но и потому, что верность привычке может быть здесь осознана различным образом и в различной степени об этом ниже). В ряде случаев этот тип приближается к типу № 2.

§ 2. Чисто аффективное действие также находится на границе и часто за пределом того, что «осмысленно», осознанно ориентировано; оно может быть не знающим препятствий реагированием на совершенно необычное раздражение. Если действие, обусловленное аффектом, находит своё выражение в сознательной эмоциональной разрядке, мы говорим о сублимации. В таком случае этот тип уже почти всегда близок к «ценностной рационализации», или к целенаправленному поведению, или к тому и другому.

§ 3. Ценностно-рациональная ориентация действия отличается от аффективного поведения осознанным определением своей направленности и последовательно планируемой ориентацией на неё. Общее их свойство заключается в том, что смысл для них состоит не в достижении какой-либо внешней цели, а в самом определённом по своему характеру поведении как таковом. Индивид действует под влиянием аффекта, если он стремится немедленно удовлетворить свою потребность в мести, наслаждении, преданности, блаженном созерцании или снять напряжение любых других аффектов, какими бы низменными или утончёнными они ни были.

Чисто ценностно-рационально действует тот, кто, невзирая на возможные последствия, следует своим убеждениям о долге, достоинстве, красоте, религиозных предначертаниях, благочестии или важности «предмета» любого рода. Ценностно-рациональное действие (в рамках нашей терминологии) всегда подчинено «заповедям» или «требованиям», в повиновении которым видит свой долг данный индивид. Лишь в той мере, в какой человеческое действие ориентировано на них — что встречается достаточно редко и в очень различной, большей частью весьма незначительной степени, — можно говорить о ценностно-рациональном действии. Как станет ясно из дальнейшего изложения, значение последнего настолько серьёзно, что позволяет выделить его в особый тип действия, хотя здесь и не делается попытка дать исчерпывающую в каком-либо смысле классификацию типов человеческого действия.

§ 4. Целерационально действует тот индивид, чьё поведение ориентировано на цель, средства и побочные результаты его действий, кто рационально рассматривает отношение средств к цели и побочным результатам и, наконец, отношение различных возможных целей друг к другу, то есть действует, во всяком случае, не аффективно (прежде всего не эмоционально) и не традиционно. Выбор между конкурирующими и сталкивающимися целями и следствиями может быть в свою очередь ориентирован ценностно-рационально — тогда поведение целерационально только по своим средствам. Индивид может также включить конкурирующие и сталкивающиеся цели — без ценностно-рациональной ориентации на «заповеди» и «требования» — просто как данные субъективные потребности в шкалу по степени их сознательно взвешенной необходимости, а затем ориентировать своё поведение таким образом, чтобы эти потребности по возможности удовлетворялись в установленном порядке (принцип «предельной полезности»). Ценностно-рациональная ориентация действия может, следовательно, находиться в различных отношениях с целерациональной ориентацией. С целерациональной точки зрения ценностная рациональность всегда иррациональна, и тем иррациональнее, чем больше она абсолютизирует ценность, на которую ориентируется поведение, ибо она тем в меньшей степени принимает во внимание последствия совершаемых действий, тем безусловнее для неё самодовлеющая ценность поведения как такового (чистота убеждения. красота, абсолютное добро, абсолютное выполнение своего долга). Впрочем, абсолютная целерациональность действия тоже в сущности лишь пограничный случай.

§ 5. Действие, особенно социальное, очень редко ориентировано только на тот или иной тип рациональности, и самая эта классификация, конечно, не исчерпывает типы ориентаций действия; они являют собой созданные для социологического исследования понятийно чистые типы, к которым в большей или меньшей степени приближается реальное поведение или — что встречается значительно чаще — из которых оно состоит. Для нас доказательством их целесообразности может служить только результат исследования.

Социальные действия и взаимодействия. Социальные отношения -Социология

Социальные действия и взаимодействия. Социальные отношения. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//143/soczialnye-dejstviya-i-vzaimodejstviya-soczialnye-otnosheniya/ (дата обращения: 26.08.2021)

Социальные действия и взаимодействия

Понятие «социальное действие» — одно из центральных в социологии. Значение социального действия обусловлено тем, что оно представляет собой простейшую единицу, простейший элемент любого вида социальной деятельности людей. Действительно, даже такие социальные процессы, как общественные движения, крупные социальные конфликты, мобильность социальных слоев, состоят из отдельных действий индивидов, связанных между собой в сложнейшие цепи и системы.

Сущность социального действия

Впервые в социологию понятие «социальное действие» было введено и научно обосновано Максом Вебером. Социальным действием он называл «действие человека (независимо от того, носит ли оно внешний или внутренний характер, сводится ли к невмешательству или к терпеливому принятию), которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей или ориентируется на него».

Таким образом, в понимании М. Вебера социальное действие имеет по крайней мере две особенности: во-первых, оно должно быть рациональным, осознанным, и во-вторых, оно должно быть с необходимостью ориентировано на поведение других людей. Эти другие могут быть знакомыми, сослуживцами, отдельными лицами или неопределенным множеством. Исходя из такого понимания социального действия, нельзя называть социальными действиями поступки людей, связанные с ориентацией на несоциальные, вещные объекты. Например, изготовление орудий труда, рыбная ловля, охота сами по себе не являются социальными действиями, если они не соотносятся с поведением других людей. Самоубийство не будет социальным, если его последствия не окажут влияния на поведение знакомых или родственников самоубийцы. Характерен в этом отношении пример, приводимый М. Вебером: случайное столкновение двух велосипедистов может быть не более чем происшествием, подобно явлению природы, но попытка избежать столкновения, брань, последующая за столкновением, потасовка или мирное урегулирование конфликта — это уже социальное действие. Очевидно, что провести четкую грань между социальными и несоциальными, так называемыми природными, или естественными, действиями крайне сложно.

Еще сложнее определить осознанность, рациональность поведения, которая составляет неотъемлемую черту социального действия. Многие поступки людей бывают совершенно неосознанными, автоматическими, аффективными, например поведение человека в результате приступов гнева, страха, раздражения, когда он действует не задумываясь о происходящем. Даже если такие действия направлены на : других людей, в соответствии с теорией М. Вебера их нельзя считать социальными. Другое дело, если индивид действует обдуманно, ставя перед собой цели и добиваясь их реализации, изменяя при этом поведение других людей. Такие действия можно считать социальными., Однако многочисленные исследования показывают, что человек никогда не действует полностью осознанно. Высокая степень осознанности и целесообразности, скажем, в действиях политика, борющегося со своими соперниками, или в действиях руководителя предприятия, осуществляющего контроль за поведением подчиненных, во многом основана на интуиции, чувствах, естественных человеческих реакциях . В связи с этим полностью осознанные действия можно считать идеальной моделью. На практике, очевидно, социальными действиями будут частично осознанные поступки, преследующие более или менее ясные цели.

Всякому социальному действию предшествуют социальные контакты, однако в отличие от них социальное действие — достаточно сложное явление.

Любое социальное действие должно включать в себя:

  1.  действующее лицо;
  2.  потребность в активизации поведения;
  3.  цель действия;
  4.  метод действия;
  5.  другое действующее лицо, на которое направлено действие;
  6.  результат действия.

Перечень элементов, составляющих отдельное социальное действие, не будет полным, если не уделить внимание внешнему окружению действующего лица, или ситуации. Известно, что любой действующий индивид не находится в изоляции. Его окружает материальный, вещественный мир, социальная среда (выражающаяся групповом взаимодействии), культурная среда (выражающаяся в окружающих индивида нормах и ценностях). Совокупность вещественных, социальных и культурных условий создает ситуацию, которая находит выражение в условиях действия и средствах действия. Под условиями действия понимаются те элементы окружения, которые действующее лицо не может изменить, а средства — это те элементы, которые действующее лицо контролирует. Ни один индивид не совершает социальные действия без учета ситуации. Ситуация входит в а тему социального действия через ориентацию индивида. При этом следует различать оценочную и мотивационную ориентацию индивида на ситуацию. Это означает, что каждый действующий индивид должен оценить свое окружение (других действующих индивидов, условия средства окружающей среды) и с помощью мотивации внести коррективы в цель и методы совершения социального действия. Если представить себе, например, двух отделенных от других людей индивидов, один из которых пытается сознательно воздействовать на другого, то даже отсутствие социального окружения не избавит их от необходимости учитывать культурные нормы их прежнего опыта.

Механизм совершения социального действия. Социальные действия, о которых идет речь, в отличие от рефлексивных, импульсивных действий никогда не совершаются мгновенно. До их совершения в сознании любого действующего индивида должно возникнуть достаточно устойчивое побуждение к активности. Такое побуждение к совершению действий называется мотивацией. Мотивация — это совокупность факторов, механизмов и процессов, обеспечивающих возникновение побуждения к достижению необходимых для индивида целей. Другими словами, мотивация — это сила, толкающая индивида к совершению определенных действий. Механизм социального действия содержит, таким образом, потребность, мотивацию и само действие:

Любое социальное действие начинается с возникновения потребности у индивида, которая придает ему определенное направление: это могут быть, например, потребности физические (в еде, питье, сне, сексе и т. п.), потребности в безопасности, общении, достижении определенного положения, самоутверждении и т.д. Потребность соотносится индивидом с объектами внешней среды, актуализируя строго определенные мотивы. Мотивы, различные у каждого индивида, придают социальному действию неповторимую индивидуальную окраску. Социальный объект в соединении с актуализируемым мотивом вызывает интерес. До возникновения интереса механизм социального действия осуществляется в рамках пространственных контактов и контактов интересов, а затем постепенное развитие интереса ведет к появлению у индивида цели в отношении конкретных социальных объектов. Момент появления цели означает осознание индивидом ситуации и возможность дальнейшего развития субъективной активности, которая далее приведет к формированию мотивационной установки, означающей потенциальную готовность к совершению социального действия.

Анализ человеческой деятельности показывает, что каждое социальное действие совершается в результате некоторой субъективной активности, формирующей мотивацию. В повседневной практике часто наблюдается почти мгновенное совершение социальных действий, которые кажутся немотивированными и спонтанными. Но если действующий индивид будет анализировать такие быстротечные действия, то он всегда сможет выделить первоначальную потребность, интерес и, наконец, формирование мотивационной установки. Просто в данном случае социальное действие совершается в очень короткий промежуток времени. С другой стороны существуют социальные действия, процессы формирования мотивации которых могут быть столь длительными, что первоначальная потребность забывается, отчего создаете впечатление, что мотивационная установка возникла сама по себе. Иными словами, создается видимость, что индивид действует только ради того, чтобы действовать, проявлять свою активность. Это без условно не так. Тщательный анализ, основанный на большом числе исследований, всегда указывает на существование «первого толчка», потребности, приводящей к совершению социальных действий.

Социальные взаимодействия

Выделение отдельных социальных действий весьма полезно при изучении социальных процессов. Вместе тем даже простое наблюдение показывает, что социальное действие рассматриваемое как попытка одного индивида или социальной группы изменить поведение другого индивида или группы, редко на практике встречается в единичном, обособленном виде. Когда кто-нибудь пытается убедить в своей правоте другого, то очевидно, что это не общение с неодушевленным, бессловесным существом. Этот другой может активно возражать, соглашаться или проявлять пассивность, так или иначе он тоже совершает социальные действия. В результате этих ответных действий изменяется способ нашего убеждения, его содержание. Наконец, беседа может привести к тому, что человек вынужден будет прекратить оказывать воздействие на поведение свое собеседника. Очевидно, что, совершая социальные действия, каждая личность испытывает на себе действия других. Происходит обмен действиями, или социальное взаимодействие.

Под социальным взаимодействием понимается система взаимообусловленных социальных действий, связанных циклической причинной зависимостью, при которой действия одного субъекта являются одновременно причиной и следствием ответных действий других субъектов. Это означает, что каждое социальное действие вызывается предшествующим социальным действием и одновременно является причиной последующих действий. Таким образом, социальные действия — это звенья в неразрывной цепи, называемой взаимодействием. Общаясь с друзьями, коллегами по работе, родственниками, человек постоянно осуществляет социальные взаимодействия, которые еще разнообразнее по формам проявления, чем социальные действия.

Большую роль в осуществлении взаимодействий играет система взаимных ожиданий, предъявляемых индивидами и социальными группами друг к другу перед совершением социальных действий. Такие ожидания могут носить эпизодический и неопределенный характер в случае кратковременного взаимодействия, скажем, при одном единственном свидании, случайной и неповторяющейся встрече, но могут быть и устойчивыми при часто повторяющемся или ролевом взаимодействии.

Встречаясь с незнакомым человеком, мы всегда представляем себе, что он будет делать и как будет вести себя в соответствии с нормами, принятыми в группе или обществе. Общепринятые ожидания дают нам возможность для оценивания данного индивида и для продолжения взаимодействия. При продолжении взаимодействия к общепринятым ожиданиям присоединяются ожидания, носящие индивидуальный характер, соответствующие интересам участников взаимодействия. Предположим, что определенная личность назначает деловое свидание незнакомому человеку. Очевидно, что в ходе опосредованных контактов у этих людей возникает необходимость во взаимодействии. Перед встречей у каждого из них существует некоторая система ожиданий поведения, общепринятого в обществе и в данной группе: партнер по взаимодействию должен прийти вовремя, соблюсти ритуал знакомства, быть вежливым и т.д. Если эти неопределенные, общепринятые ожидания не удовлетворяют одну из сторон, то взаимодействие может прерваться и остаться ситуационным, одноразовым. В случае же оправдания общепринятых ожиданий с обоих сторон возникают новые ожидания, связанные с личностными особенностями данного человека, с его статусом, способом исполнения роли, а также с институциональными нормами, которые он представляет.

Взаимодействие может продолжаться и стать устойчивым, многоразовым или даже постоянным. В ходе устойчивого взаимодействия, взаимные ожидания индивидов постоянно видоизменяются, но в то же время появляется определенный набор устойчивых социальных ожиданий, которые придают взаимодействию достаточно упорядоченный и предсказуемый вид. Такие упорядоченные и устойчивые социальные взаимодействия называют социальными отношениями. Так, вступая во взаимодействие с коллегами по работе, руководителями, членами семьи, мы знаем, как они должны вести себя по отношению к нам и как мы должны взаимодействовать с ними. Нарушение таких устойчивых ожиданий, как правило, приводит к видоизменению характера взаимодействий и даже к прерыванию общения.

Социологи различают два самых общих типа взаимодействий: сотрудничество и соперничество (иногда называемое конкуренцией). Сотрудничество подразумевает взаимосвязанные действия индивидов, направленные на достижение общих целей, с обоюдной выгодой для взаимодействующих сторон. Взаимодействия на основе соперничества включают в себя попытки отстранения, опережения или подавления соперника, стремящегося к идентичным целям. Очевидно, что эти типы взаимодействий полярны, они сопровождаются противоположными чувствами, установками и ориентациями у взаимодействующих индивидов, Если в ходе взаимодействий на основе сотрудничества часто проявляются чувства благодарности, потребности в общении, желания уступить, то при соперничестве могут возникать чувства страха, неприязни, озлобления, ненависти или зависти. В результате повторения того или иного типа взаимодействий возникают разные виды отношений между людьми.

Социальные отношения

Почему же социальные отношения, порождаемые подчас сходными взаимодействиями, отличаются друг от друга по содержанию? Почему, например, конфликтные взаимодействия могут порождать одновременно, но у разных индивидов отношения ненависти и солидарности или дружбы?

Очевидно, социальные взаимодействия осуществляются на разной основе. В настоящее время ряд видных социологов (например Г. Лассвелл и А. Кэплэн – считают, что этой основой, придающей социальным взаимодействиям определенные окраску и содержание и делающей из них социальные отношения, являются ценности. Ценность в принципе можно определить как целевое желательное событие. То, что субъект Х ценит объект Y, означает, что Х действует так, чтобы достичь уровня Y или хотя бы приблизиться к этому уровню. Личность занимает позицию оценки по отношению ко всем компонентам окружающей ее среды. Но осуществлять социальные действия в отношении кого-то она будет только из-за вещей, которые ценит и считает для себя полезными и желательными, т.е. ценностей. Ценности в данном случае служат толчком, необходимым условием для любого рода взаимодействий. Существованием же значимых длительное время, непреходящих ценностей определяется характер устойчивых социальных отношений людей. Например, если во взаимодействиях основой является богатство как ценность, то возникают социальные отношения, которые в зависимости от условий обмена ценностями будут считаться отношениями благотворительности, кредита, экономического принуждения, экономической власти и т.д.

В силу неравенства, существующего в обществе, ценности разделены среди членов общества неравномерно. В каждой социальной группе, в каждом социальном слое или классе существует свое, отличное от других распределение ценностей между членами социальной общности. Такое распределение обусловливает первоначальный характер взаимодействий, а затем и социальных отношений. Именно на неравном распределении ценностей строятся отношения власти и подчинения, все виды экономических отношений, отношения дружбы, любви, партнерства и т.д.

Распределение ценностей в социальной группе называется ценностным образцом данной группы. Для измерения ценностного образца какой-либо определенной социальной группы используется распределительный индекс, показывающий дисперсию показателя какой-либо ценности среди членов группы. Чем выше этот индекс, тем менее равномерно распределяется данная ценность внутри социальной группы.

Что касается места отдельного индивида или однородного социального объекта в ценностном образце, то оно называется ценностной позицией. Личность или группа, имеющая преимущества определении ценности, обладает высокой ценностной позицией, а личность или группа, обладающая меньшими ценностями или во имеющая их, имеет низкую ценностную позицию. Ценностные позиции, а стало быть и ценностные образцы, не остаются неизменными, так как в ходе обмена имеющимися ценностями и взаимодействий, направленных на приобретение ценностей, индивиды и социальные группы постоянно перераспределяют ценности между собой.

В своем стремлении к достижению ценностей люди вступают в конфликтные взаимодействия, если они считают существующий ценностный образец несправедливым, и активно пытаются изменить собственные ценностные позиции. Но они также используют кооперативные взаимодействия, если ценностный образец их устраивает или если надо вступать в коалиции против других личностей или групп. И, наконец, люди вступают во взаимодействия в форме уступок, если ценностный образец считается несправедливым, но часть членов группы по, разным причинам не стремится изменить существующее положение.

Активность индивидов определяется двумя показателями:

  1.  ценностной экспектацией (это позиция, ожидаемая индивидом) — показателем, характеризующим удовлетворенность ценностным образцом;
  2.  ценностными требованиями (это позиции, которые пытается занять индивид в процессе распределения ценностей).

Бывает, что индивид или группа имеют высокие ценностные экспектации, но не предпринимают активных действий для занятия более высоких позиций. Только сочетание ценностных экспектации с повышенными ценностными требованиями приводит к активному взаимодействию, направленному на перераспределение ценностей. Реальная возможность в достижении той или иной ценностной позиции называется ценностным потенциалом.

Следовательно, социальные отношения возникают из взаимодействий, направленных на достижение разного рода ценностей. Анализ человеческих ценностей позволяет условно разделить их на две основные группы: ценности благосостояния и прочие ценности. Под ценностями благосостояния понимаются те ценности, которые являются необходимым условием для поддержания физической и умственной активности индивидов. В эту группу ценностей входят прежде всего:

  1. благополучие,
  2. богатство,
  3. мастерство (квалификация),
  4. просвещенность.

Благополучие означает здоровье и безопасность индивидов; богатство — услуги и различные материальные блага; мастерство — приобретенный профессионализм в некоторой практической деятельности; просвещенность — знания и информационный потенциал индивида, а также его культурные связи.

Прочие ценности, как правило, выражаются в действиях как данного индивида, так и других. Наиболее значимыми из прочих ценностей следует считать власть, уважение, моральные ценности и аффективность. Самой значимой из них является власть. Это наиболее уникальная и высокая ценность, так как обладание ею дает возможность приобретать любые другие ценности. Уважение — это ценность, означающая статус, престиж, славу и репутацию. Стремление к обладанию этой ценностью по праву считается одной из основных человеческих мотиваций. Моральные ценности включают в себя доброту, великодушие, добродетель, справедливость и другие моральные качества. Аффективность — это ценности, включающие прежде всего любовь и дружбу.

Эти определения, касающиеся социальных ценностей, приведены потому, что они являются ключом к пониманию практически всех видов социальных отношений. Такие отношения образуются в результате повторяющихся взаимодействий, когда, с одной стороны, наблюдается потребность в приобретении ценностей или контроля над ними, а с другой — имеются ресурсы желаемых ценностей. Предположим, один индивид обладает ресурсами в виде богатства, а другой не заинтересован в приобретении материальных ценностей. В этом случае возможен лишь один тип отношений — независимость каждого из индивидов, незаинтересованность и равнодушие. Всем известен, например случай когда Александр Македонский, обладавший властью, богатством и престижем, предложил воспользоваться этими ценностями философу Диогену Синопскому. Царь попросил философа назвать желание, предъявить любое требование, которое он немедленно выполнит. Но Диоген не имел потребностей в предложенных ценностях и выразил единственное желание: чтобы царь отошел и не загораживал солнца. Отношения почтения и благодарности, на которые рассчитывал Македонский, не возникли, Диоген остался независимым, как, впрочем и царь.

Таким образом, содержание и смысл социальных отношений зависит от того, как соединяются во взаимодействиях потребность в ценностях и владение ими. В таблице ниже показано, как формируются основные социальные отношения при владении индивидами как ценностями благосостояния, так и другими ценностями, а также при наличии потребностей у других индивидов в этих ценностях. Так как взаимодействие между индивидами зависит от многочисленных факторов внешней среды, то очевидно, что появление данных отношений носит вероятностный характер. Например, если у одного индивида или группы имеется потребность во власти, а у тех, кто взаимодействует с ними, нет возможности контролировать власть, но ими контролируется ценность, как высокий статус, слава, то в ходе взаимодействия с большой степенью вероятности возникнут отношения почтения. Другими словами, людям, желающим подчиняться, другие люди, не имеющие власти, но имеющие высокий статус или славу, почет, будут внушать почтение.

Формирование основных видов социальных отношений

Эту таблицу можно читать не только слева направо, но и сверху. Например, если я владею ценностями, связанными с благополучие людей, или контролирую их (т.е. могу повлиять на здоровье и безопасность), то потребность других людей во власти может привести к что у меня с ними сложатся отношения, основанные на принуждении. Если у других людей, с которыми я вступаю во взаимодействие, будет ярко выраженная потребность в более высоком статусе, то это приведет к харизматическым отношениям. Если же у них превалирует потребность в богатстве, то отношения могут привести к контролю над средствами существования.

Очевидно, что в таблице приведены далеко не все социальные отношения, возможные в человеческом обществе, а только наиболее значимые, всегда существующие в социальных общностях. В реальной жизни социальные отношения гораздо сложнее, так как в процессе человеческой деятельности происходят множественные обмены ценностями и контроль за ними, что придает таким отношениям многочисленные неповторимые оттенки.

Мы специально не заостряли внимания на вопросе о том, какие отношения будут негативными, враждебными, приводящими к конфликтам, а какие могут считаться человечными, добрыми, полными сотрудничества и понимания. Дело в том, что каждое из сложных человеческих отношений, даже таких, как любовь, содержит одновременно в связанном виде враждебность, нетерпимость, а также доброту и сотрудничество. Поэтому, если вообще можно говорить о социальных взаимодействиях сотрудничества или конкуренции, то в случае социальных отношений такая классификация практически бессмысленна.

Подход к изучению социальных отношений с точки зрения владения и обмена ценностями дает возможность проводить плодотворный анализ отношений в сфере политики, бизнеса, производства.

12.02.2017, 8637 просмотров.

Соотношение понятий «Социальная роль» и «Социальное действие» Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

П.В. Носов

СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «СОЦИАЛЬНАЯ РОЛЬ» И «СОЦИАЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ»

НОСОВ Павел Владимирович — соискатель ученой степени кандидата философских наук кафедры социальной философии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (e-mail: [email protected])

Аннотация. Работа посвящена изучению проблемы соотношения феноменов социального действия и социальной роли. Показано, что социальным действием будет являться либо действие, реализованное согласно предписанной социальной роли, либо намеренно нарушающее установившийся порядок. Действия, не соотнесенные с ролевыми ожиданиями других членов общества, не связаны с их ожидаемой реакцией, а потому социальными не являются.

Ключевые слова: социальная роль, социальное действие, ожидания, порядок, взаимодействие.

Проблема природы социального действия — одна из основополагающих для социальной философии и теоретической социологии. Вопрос, имплицитно содержащийся в данной проблеме — каково соотношение понятий социального действия и действия, сформулирован согласно определенным ролевым шаблонам, принятым в обществе. В зависимости от того, какой ответ получим, мы сможем сделать вывод, являются ли ролевые ожидания ключевым фактором, детерминирующим социальное действие.

Сформулированный нами вопрос следует разделить на две части: во-первых, может ли поведение, в той или иной мере детерминированное ролевыми ожиданиями, быть не социальным; во-вторых, может ли социальное действие не быть ролевым.

Для начала необходимо определить понятие «социальное действие». Согласно М. Веберу, социальным называют «действие, которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него»1.

М. Вебер делает несколько важных замечаний о том, какие именно действия следует признать социальными. Во-первых, социальное действие может быть ориентировано на прошедшее, настоящее или ожидаемое

1 Вебер, М. Основные социологические понятия // Избранные произведения. -М., 1990. — С. 603.

в будущем поведение других людей. В качестве примера Вебер приводит действие как месть за прошлые обиды, как защиту от опасности в настоящем или в будущем. «Другие» могут быть отдельными лицами, знакомыми или неопределенным множеством совершенно незнакомых людей.

Во-вторых, действие следует признать социальным только в том случае, если оно ориентировано на поведение именно людей, а не физических объектов. Так, столкновение двух велосипедистов, поскольку оно произошло непреднамеренно — не может считаться социальным. Зато попытки обоих участников происшествия избежать столкновения, а также их возможная потасовка или попытка прийти к мирному решению после столкновения, несомненно, являются социальными действиями.

Что касается «внутренних» действий, то, например, религиозные действия нельзя назвать социальными в том случае, если они не выходят за пределы созерцания или переживания. Зато молитва в храме, на глазах у своей семьи и соседей — это уже, несомненно, социальное действие, поскольку оно стало фактом социальной действительности, с которым должны считаться окружающие. Если же мы имеем последовательное поведение нескольких людей, соотнесенное по своему смыслу друг с другом и ориентированное на реакции других участников взаимодействия, то имеет место социальное отношение.

Далее, социальное действие не идентично ни единообразному поведению многих людей, ни поведению, на которое влияет поведение окружающих. Например, если многие люди, попав под дождь, открывают зонты, то это не означает, что действие человека ориентировано на поведение других, это просто однотипные действия для защиты от дождя. Кроме того, на поведение человека может оказать сильное влияние просто тот факт, что он находится в толпе и, сам не осознавая этого, копирует действия окружающих.

Социальным будет не только то действие, которое строго соответствует установленному порядку. Ориентация поведения человека на установленный порядок может заключаться в том, что он «сознательно противодействует субъективно постигнутому им смыслу установленного порядка»1.

Т. Парсонс выделяет три признака, которые отличают социальное действие от физического2. Во-первых, социальное действие символично, то есть осуществляется при посредстве таких механизмов, как язык, традиции, ценности. Во-вторых, оно нормативно, то есть зависит от принятых в данном обществе правил и норм. В-третьих, оно волюнтаристично, то есть зависит от того, как действующий субъект определяет и оценивает ситуацию. Следует заострить внимание на том, что все три характеристики

1 Вебер, М. О некоторых категориях понимающей социологии // Избранные произведения. — М., 1990. С. 511.

2 См.: Парсонс, Т. О структуре социального действия. — М., 2000.

можно отнести и к действиям, чье выполнение связано с требованиями принятых в обществе социально-ролевых шаблонов.

Феномен социальной роли Т. Парсонс понимал как мельчайшую единицу социальной системы и предписывал ей выполнение функции распределения власти и престижа. По его мнению, роли связывают общезначимую систему культурных ценностей и действия отдельных членов общества. «Не существует коллективной организации без ролевого единства, и наоборот, не существует роли, которая не является частью коллективной организации»1. С одной стороны, социальные роли в известной степени независимы от их исполнителей, с другой, они надстраиваются над системой культуры, но не тождественны ей. В этой области построения Т. Пар-сонса фактически опираются на идеи Э. Дюркгейма. Это отмечали многие мыслители. Так, Дж. Хоманс пишет: «Если не на словах, то на деле функционалисты (Хоманс имеет в виду прежде всего Парсонса. — П. Н.) полностью восприняли Дюркгейма. Их фундаментальная единица — роль — оказалась социальным фактом в дюркгеймовском смысле»2.

Согласно Парсонсу, каждую роль характеризует некоторый набор признаков. Исследователь работ структурно-функциональных аналитиков Н. Смелзер вслед за Парсонсом насчитывает пять основных характеристик, конструирующих социальную роль3.

1. Эмоциональность: одни роли требуют в конкретной ситуации эмоциональной сдержанности, другие, напротив, предполагают бурное проявление чувств. Например, когда умирает человек, то от его близких и друзей ожидают эмоциональных проявлений горя, тогда как врач или владелец похоронного бюро должны быть более хладнокровны.

2. Способ получения роли: некоторые роли задаются статусами, которые предписаны человеку по не зависящим от него причинам, другие роли достигаются путем приложения определенных усилий. Так, роли ребенка, юноши или взрослого даются их носителю сообразно возрасту, а не их желанию, тогда как роль доктора медицины может быть получена только ценой собственных усилий ее носителя.

3. Масштаб: одни роли ситуативны, ограничены определенными аспектами взаимодействия людей, другие занимают значительное место в структуре личности. Например, ролевое взаимодействие врача и пациента ограничивается временем медицинских процедур и касается только вопросов здоровья пациента, тогда как, например, роли родителя и ребенка предполагают взаимодействия и более универсальные взаимоотношения.

1 Парсонс, Т. Понятие общества: компоненты и их взаимодействие // Американская социологическая мысль. — М., 1994. — С. 111.

2 Хоманс, Дж.К. Возвращение к человеку // Американская социологическая мысль. — М., 1994. — С. 48.

3 См.: Смелзер, Н. Социология. — М., 1994. — С. 75.

4. Степень формализации: одни роли требуют четкого, детального исполнения, другие предполагают более свободную интерпретацию. Так, взаимоотношения библиотекаря и читателя регламентируются должностными инструкциями и правилами пользования библиотекой. В них нет «личной» стороны: библиотекарь выдает книги на определенный срок, за просрочку требует штраф. Другое дело, если, например, во взаимодействие вступают родственники или близкие друзья: здесь контактирующие стороны могут отойти от предписанных шаблонов. Например, мы не станем брать с близкого родственника деньги за услугу, хотя посторонний человек за ту же услугу наверняка заплатил бы.

5. Мотивация: разные социальные роли обусловлены различными мотивами их исполнителей. Так, поступки предпринимателя объясняются стремлением получить максимальную прибыль, а работник социальной сферы скорее будет трудиться ради того, чтобы помогать людям.

Эти пять характеристик не способны исчерпывающе и адекватно описать социальную роль в силу излишнего формализма. Первые четыре характеристики относятся прежде всего к социальной системе и потому уместны; последняя же призвана «привязать» к роли ее исполнителя. Надо признать, что эта попытка не удалась: такая «нормативная мотивация» не имеет ничего общего с человеческими побуждениями к действию. Пар-сонса больше интересует, какие мотивы «должны» двигать исполнителем той или иной роли, и он не задается вопросом, действительно ли он движим этими мотивами. В результате живой действующий человек в системе Парсонса подменяется формальным исполнителем, а связь между индивидом и обществом представляется односторонней.

Следует также заметить, что Парсонс не учел еще одну важную характеристику роли, а именно — ее значимость для исполнителя. Между тем, это — один из ключевых параметров, без которых мы не можем анализировать его действия.

Перечисленные Парсонсом характеристики могут относиться к социальному действию, однако они описывают более конкретные действия, предпринятые в рамках определенных социальных ролей. Получается, что понятие действия, выполненного сообразно ролевым шаблонам, — более узкое, нежели феномен социального действия.

Итак, мы вплотную подошли к вопросу: может ли ролевое поведение не быть социальным. Очевидно, в том случае, когда мы совершаем какое-то публичное действие, ориентированное на ролевые ожидания других людей, оно, безусловно, является социальным. Причем не важно, ставим мы перед собой осознанную цель достичь определенной реакции у аудитории или все происходит спонтанно, — главное, что наше действие ориентировано на реакцию других людей по своему смыслу.

Однако как быть с действиями, вписывающимися в рамки ролевого поведения, но при этом совершенные в полном одиночестве, не известные постороннему? Например, хорошему сотруднику для выполнения работы не обязательно, чтобы над ним, как надсмотрщик, стоял его руководитель или кто бы то ни было другой, способный побудить его к труду. Мы можем констатировать, что исполнитель роли не всегда нуждается в аудитории. При этом выполняемые им действия ориентированы на реакцию других членов социума, на взаимодействие с ними по своему смыслу. Ролевое действие остается социальным вне зависимости от того, могут ли его видеть другие члены социума. У действующего лица активизируются внутренние, акцептированные ролевые ожидания, направленные на самого себя. Они соотносятся с представлениями о должном. Однако эти действия в той форме, в какой производятся, потеряли бы смысл, если бы не были связаны с действиями других людей. Даже оставшись в полном одиночестве, скажем, на необитаемом острове, воспитанный в обществе человек будет действовать так, как если бы за ним наблюдали другие люди. Как справедливо замечает К.Х. Момджян, «люди способны выживать в самых экстремальных условиях, но лишь благодаря тому, что коллективность изначально присутствует в деятельности любого одиночки»1.

Далее, можем ли мы считать социальным действие, которое идет вразрез с ролевыми ожиданиями? Безусловно, да. Действуя наперекор ролевым ожиданиям, мы должны отдавать себе отчет, какие это может повлечь последствия. Например, студент, упорно не посещающий занятия, рискует быть отчисленным. То же самое можно сказать и в том случае, когда нарушение ролевых требований остается неизвестным для других членов общества. Когда преступник совершает кражу или убийство, он, скорее всего, рассчитывает на безнаказанность, точнее, на то, что он как исполнитель преступления останется неизвестен. Тем не менее, он понимает, что своим действием преступает закон, то есть соотносит его с теми нормами, которые приняты в обществе. Общим правилом признается то, что если действие, реализованное в соответствии с ролевыми ожиданиями, способствует стабильности системы, то действие наперекор им расшатывает систему и со временем может вызвать ее изменение.

Нам осталось рассмотреть действия, индифферентные к ролевым ожиданиям. Надо заметить, что большинство публичных действий в той или иной мере связано с тем, что же предполагают увидеть окружающие. Однако мы можем констатировать: в той мере, в какой действия индифферентны по отношению к ролевым ожиданиям, то есть не соотнесены по смыслу с возможной реакцией других людей, они не социальны. Иными словами, отсутствие координации с ролевыми ожиданиями указывает

1 Момджян, К.Х. Введение в социальную философию. — М., 1997. — С. 181

на то, что с точки зрения социума действие безразлично, никак с ним не связано. Например, если во многих учреждениях стиль одежды руководителя — это деловой костюм, то директор, явившийся на работу в шортах, по меньшей мере, вызовет удивление у подчиненных. В то же время сорт кофе, который предпочитает руководитель, едва ли может иметь серьезное социальное значение.

Итак, мы приходим к выводу, что социальным действием будет являться либо действие, реализованное согласно предписанной социальной роли, либо намеренно нарушающее установившийся порядок. Действия, не соотнесенные с ролевыми ожиданиями других членов общества, не связаны с их ожидаемой реакцией, а потому социальными не являются. Таким образом, один из ключевых признаков социального действия заключается в том, что его исполнитель соотносит свою активность с принятыми в обществе ролевыми шаблонами и либо следует им, либо их осознанно нарушает.

Список литературы

Вебер, М. О некоторых категориях понимающей социологии // Избранные произведения. — М., 1990.

Парсонс, Т. О структуре социального действия. — М., 2000.

Смелзер, Н. Социология. — М., 1994.

Хоманс, Дж.К. Возвращение к человеку // Американская социологическая мысль. — М., 1994.

© Носов П.В., 2009

4. Понятие поведения и социального действия, различия между ними.

Социальное действие — это любое проявление социальной активности (деятельность, поведение, реакция, позиция и пр.), ориентированное на других людей. Это простейшая единица (единичный акт) социальной деятельности, предполагающая (учитывающая) определенные ожидания и реакцию других людей.

Социальное поведение — это качественная характеристика социального действия и взаимодействия; это то, как человек ведет себя в той или иной ситуации, в той или иной социальной среде.

Социологи проводят различие между поведением и действием. Фундаментальное различие между действием и поведением впервые было проведено М. Вебером, определявшим социологию как науку, которая стремится интерпретировать смысл действия. Социальным действием он называл «действие человека (независимо от того, носит ли оно внешний или внутренний характер, сводится ли к невмешательству или к терпеливому принятию), которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей или ориентируется на него».

Таким образом, в понимании М. Вебера социальное действие имеет по крайней мере две особенности: оно должно быть, во-первых, осознанным и, во-вторых, ориентировано на поведение других людей.

5. Основные теоретические направления в социологии.

  Рассмотрим следующие наиболее авторитетные направления современной социологической мысли (признавая некоторую условность и возможную неполноту этой классификации):

  • структурный функционализм;

  • символический интеракционизм;

  • феноменологическая социология;

  • этнометодология и социология повседневности;

  • постиндустриализм;

  • социологические теории П. БурдьеИ. Лумана и Я. Морено.

Структурный функционализм

Это влиятельное течение социологической мысли восходит к работам О. Конта, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма, М. Вебера. Оно рассматривает общество как большой организм, отдельные части которого выполняют определенные функции. Поэтому социальная структура, общественные институты возникают и действуют ради удовлетворения общественных функций. Всевозможные социальные конфликты и противоречия рассматриваются в структурном функционализме как дисфункции, подлежащие устранению.

Символический интеракционизм

Символический интеракционизм, как теория социального взаимодействия, рассматривает человеческое общение как постоянный диалог, осуществляемый с помощью символов. При этом важное значение имеют не только реальные поступки, но и намерения социальных субъектов в ходе взаимодействия.

Предшественниками теории символического интеракционизма были американские социологи Ч. X. Кули (1864-1929) и У.Томас (1863-1947)

Феноменологическая социология

Согласно теории символического интеракционизма, в ходе социальных действий индивиды символически демонстрируют себе и другим смысл своего поведения. Более детальный анализ феноменологии поведения провел австро-американский ученый А. Шюц (1899-1959). Его единственное прижизненное сочинение «Смысловое строение социального мира» (1932) имеет многозначительный подзаголовок «Введение в понимающую социологию», что подчеркивает связь теории Шюца с теорией М. Вебера. Однако Шюц критиковал Вебера за недостаточное, по его мнению, философское обоснование социологической теории. Поэтому сам Шюц поставил задачу этого обоснования, опираясь на философские труды Э. Гуссерля.

Социальное действие и социальное взаимодействие

1. Лекция № 6. Социальное действие и социальное взаимодействие.

1. Понятие
и
структура
социального действия
2. Формы
социального
взаимодействия.
3.
Теории
социального
взаимодействия

2. 1. Понятие и структура социального действия

3. Активность


— присущая всем живым существам
способность
реагировать
на
окружающую среду

4. Деятельность


— совокупность взаимосвязанных
актов (действий), направленных на
достижение цели и побуждаемых
потребностями.
игра
познание
труд
коммуникация

5. Поведение —

• внешняя
форма
деятельности.
проявления

6. Действие как акт деятельности

Виды действия
1. Рациональное действие =
осознаваемая цель + мотив + правильно
выбраны средства достижения цели +
просчитаны последствия.
2. Нерациональное действие =
осознаваемая цель + мотив — правильно
выбраны средства достижения цели –
не просчитаны последствия.
3. Иррациональное действие =
— неосознаваемые цель и мотив –
спонтанные средства достижения
цели – не просчитаны последствия.

10. Социальное действие

простейшая единица
социальной деятельности

11. Понимающая социология Макса Вебера 

Понимающая социология Макса
Вебера
Макс Вебер
(1864-1920)
• «Истрия
и
рациональность»
• «Основные
социологические
понятия»
Понимание — познание социального действия через
его субъективно подразумеваемый смысл, т. е. смысл,
который вкладывает в данное действие сам его
субъект.

12. Содержание социального действия по М.Веберу

• Все научные категории — только конструкции
нашего мышления;
• «общество», «государство», «институт» и
т.д. — это просто слова, конструирующие
идеальные типы;
• единственно
реальным
фактом
общественной жизни является социальное
действие;
• всякое
общество
представляет
собой
совокупный
продукт
взаимодействия
конкретных индивидов.

14. Признаки социального действия

Признак
Содержание
признака
1.
Субъективны
й
смысл
личностное
осмысление
возможных
вариантов
поведения
Выражение
признака
Рациональное
поведение
Характеристик
а
Осознание
индивидом
смысла и цели
своих
поступков, не
подчиняясь
эмоциям и
страстям
2.
Сознательн
ая
ориентация
Ориентация
на
поведение
др. людей
Ожидание
Ориентация
действующе
го индивида
на реакцию
др.людей, на
взаимодейст
вие
с
которыми он
рассчитывае
т

16. Классификация типов социального действия по М.Веберу

основание классификации степень рациональности
поведения индивидов
Тип
действия
Признаки
Мотив
1.
Ориентация Достижение
Целерацион на
конкретной
альное
поведение
цели
др. людей.
Свобода
выбор цели
и средств ее
достижения
Пример
•продвиже
ние
по
службе,
• покупка
товара,
• деловая
встреча.
Тип
действия
Признаки
Мотив
Выразить
приверженн
ость
определенно
я или вера й ценности
2.
Сознатель
Ценностно- ной
рациональн
ориентаци
ое
в
нравствен
ные
или
религиозн
ые
идеалы.
Пример
•Митинг
•Религиозны
е культы
•Массовые
гуляния
Тип
действия
Признаки
3.
Реакция на
Традиционн привычные
ое
раздражител
и (запреты,
нормы,
правила,
традиции,
обычаи,
привычки).
Мотив
Пример
Выразить
•Новый год
приверженн
ость
определенно
му
социальном
у порядку
(традиции)
Тип
действия
Признаки
Реакция на
аффектив привычные
ное, или раздражител
и (запреты,
реактивно
нормы,
е,
правила,
поведени традиции,
е
обычаи,
привычки).
4.
Мотив
Пример
выразить
сильное
эмоциональное
переживание
•болельщики на
стадионе

21. ??? для аудитории ???

Какие из
рассмотренных
видов действий
является
социальным?

22. Концепция социального действия Т. Парсонса

«О структуре
социального
действия»

23. Признаки социального действия (по Т. Парсонсу)

• нормативность
(зависит
общепринятых ценностей и норм).
от
• волентаричность (т.е. связь с волей
субъекта, обеспечивающей некоторую
независимость от окружающей среды)
• наличие
знаковых
регуляции.
механизмов

24. Структура действия как единичный акт (по Т. Парсонсу)

1.
Структура действия как единичный акт
(по Т. Парсонсу)
Средства, методы
Субъект
действия
(актор)
Окружающая среда
Объект
действия
Результат,
обратная реакция

25. Структура действия как системы (по Т. Парсонсу)

Структура действия как системы (по Т. Парсонсу)
рассматривается открытая система действия, существование
которой связано с формированием соответствующих
подсистем, обеспечивающих выполнение ряда функций.
Функции
Подсистемы
адаптивная
биологический организм
личностная
усвоение ценностей и норм
социальная
совокупность
поведения)
культурная
усвоенные цели и идеалы
соц.
ролей
(образцов

26. Характеристика структуры социального действия

27. S действия (Актор)

индивидуальный
Потребности
коллективный
Совокупный
жизненный ресурс
Уровень
притязаний
Ценностные ориентации
Мотив
Цель
Интерес
Объект
действия
стимулы

28. Социальное действие —

«действие человека (независимо от
того, носит ли оно внешний или
внутренний
характер,
сводится
к
невмешательству или к терпеливому
принятию),
которое
по
предполагаемому действующим лицом
или действующими лицами смыслу
соотносится с действием других
людей или ориентируется на него»
Громов И.А., Мацкевич И.А., Семёнов В.А. Западная
социология. – СПб.: ООО «Издательство ДНК», 2003.
С. 532.

29. Вопрос 2

Структура и типология
социального
взаимодействия
• Совокупность
отдельных
актов
(социальных действий), социальных
отношений, статусов (круг прав и
обязанностей), ролей (социальные
действия, нормы, ожидания), а также
символов и значений составляет
социальное взаимодействие.

31. Социальное взаимодействие


способ осуществления социальных связей и
отношений в системе, предполагающей наличие
не менее двух субъектов, самого процесса
взаимодействия, а также условия и факторы его
реализации.
Фролов С. Взаимодействие социальное // Словарь
ключевых социологических терминов. М., 1999.

32. Структура социального взаимодействия

33. Структура социального взаимодействия

СД
СД
СС
СС
СД
СД
СС
S1
СО
СС
СС
Социальное
взаимодействие
СД
Ож
Роль
Н
Об
S2
Статус
ПР

34. Социальная связь


это
совокупность
факторов,
обусловливающих
совместную
деятельность
людей
в
конкретных
условиях места и времени,
во
имя
достижения
конкретных целей.

35. Виды социальных связей

прямые
опосредованные
односторонние
многосторонние
устойчивые
неустойчивые
формальные
неформальные

36. Социальные отношения —

Социальные отношения • это взаимосвязи между людьми и их
объединениями,
их
совместная
деятельность
по
поводу
воспроизводства жизни общества и
общественной жизни человека, по
поводу
удовлетворения
своих
потребностей.
Формула социального отношения
• СО=СС+ Ст + Р

37. Содержание статуса

• Содержание
статуса
составляет
совокупность прав и обязанностей.
• где Об – обязанности, П – права.

38. Содержание роли

• социальные действия;
• социальные нормы;
• социальные ожидания.

39. Типология социального взаимодействия

40. 1. По видам действия

Вид действия
1. Физическое
действие (пощечина)
2.
Вербальное,
(приветствие)
3. Жесты
(невербальное
действие) (улыбка)
4. Мысленное
действие (внутренняя
речь)
Вид взаимодействия
Физическое
Вербальное
Жестовое
Ментальное

41. 2. Статусная типология социального взаимодействия

по сферам жизнедеятельности

42. а) взаимодействия в экономической сфере

• где индивиды выступают как:
собственники
домохозяйки
наемные работники
бизнесмены
безработные
рантье

43. б) взаимодействия в профессиональной сфере

• где индивиды выступают как:
водители
шахтеры
военные
врачи
профессора
дворники

44. в) взаимодействия в семейно-родственной сфере

в) взаимодействия в семейнородственной сфере
• где индивиды выступают как:
отцы
дедушки
матеря
Сыновья и дочери
бабушки
холостяки

45. г) взаимодействия в демографической сфере

• контакты между разными:
полами
возрастами
расами
национальностями

46. д) взаимодействия в политической сфере

• где люди противоборствуют или сотрудничают в
качестве представителей
народных фронтов
политических партий
общественных движений
Исполнительная
власть
Законодательная
Судебная власть
власть

47. е) взаимодействия в религиозной сфере

• контакты между представителями
одной религии
разных религий
Верующими
неверующими
атеистами

48. ж) взаимодействия в территориально- поселенческой сфере

ж) взаимодействия в территориальнопоселенческой сфере
• где происходят столкновения, сотрудничество,
конкуренция между
местными
Люди сельской
местности
неместными
Людьми
городскими
Жителями маленьких
городов

49. 3. По сферам взаимоотношений

Первичная сфера
Вторичная сфера
область
личных
отношений
и
взаимодействия,
существующая среди
друзей,
в
группах
сверстников, в кругу
семьи.
область деловых или
формальных
отношений и
взаимодействий в
школе, магазине,
фирме, банке, церкви и
т. д.

50. 4. По формам интеракции

51. Кооперация

• — сотрудничество нескольких индивидов
(групп) для решения общей задачи.
• возникает там, тогда, где и если становится
очевидным преимущество объединенных
усилий над индивидуальными.
• Кооперация
труда.
подразумевает
разделение

52. Конкуренция

• борьба
за
обладание
дефицитными
ценностями,
ведущаяся
по
заранее
обговоренным правилам игры.

53. Конфликт

• скрытое
или
открытое
столкновение
конкурирующих сторон в процессе борьбы за
дефицитные блага.

54. Формы массового взаимодействия

• Массовая
истерия
состояние
всеобщей нервозности, повышенной
возбудимости и страха, вызванное
необоснованными слухами.
Охота на ведьм
Борьба
с врагами народа
Холодная война
• Слухи — совокупность сведений, которые
возникают из анонимных источников и
распространяются
по
неформальным
каналам.
• Слухи бывают ложными и истинными, они
подтверждаются или не подтверждаются.
Слухи о повышении цен
Слухи о маньяках
Слухи о конце света
• Сплетни

разновидность
необоснованных, ложных слухов
Интимные подробности личной жизни, количество бриллиантов,
кто на ком женится и т.д.
• Паника — такая форма массового
поведения, когда люди, столкнувшиеся
с
опасностью,
проявляют
нескоординированные реакции.
демонстрации
революции
войны

60. Вопрос 3

3. Современные теории
социального
взаимодействия

61. Теория социального обмена (social exchange theory)

1.
Теория социального обмена
(social exchange theory)
«Обмен и власть в
социальной жизни»
Хоманс Джордж Каспар
(1910-1098)
американский
социолог,
сторонник
необихевиоризма,
представитель теории
социального
обмена,
создатель теории малых
групп.
Питер Майкл Блау
(1918-2002)
американский
социолог,
представитель теории
социального
обмена,
эмпирические
исследования структуры
занятости и структуры
деловых организаций

62. 2. Символический интеракционизм

«Разум, Я и
Общество»
Мид Джордж Герберт
(1863—1931)

американский социолог,
представитель Чикагской
социологической школы,
один
из
основоположников
символического интеракц
ионизма
«Символический
интеракционизм»
Герберт Блумер
(1900—1987) —
американский социолог и
социальный психолог
Чарльз Кули (1864-1929)
американский социолог

64. Социальная драматургия

Эрвинг
Гоффман
(1922—1982)

американский социолог,
представитель
второго
поколения
Чикагской
социологической школы
The Presentation of Self
in Everyday Life

65. Теория обмена

• Отличительной чертой социального
взаимодействия
от
социального
действия, является обмен.
• Любое взаимодействие — обмен.
• Обмениваться можно чем угодно:
знаками
внимания,
словами,
значениями,
жестами,
символами,
материальными предметами.

67. Структура обмена

— агенты обмена — два или более человека;
-процесс обмена — совершаемые по определенным правилам
действия;
-правила обмена — устанавливаемые устно или письменно
предписания, допущения и запреты;
-предмет обмена — товары, услуги, подарки, знаки внимания и т.п.;
?место обмена — заранее условленное или спонтанно возникшее
место встречи.

68. Принципы обмена по Дж.Хомансу

1. Чем чаще вознаграждается действие
данного типа, тем вероятнее, что оно
будет повторяться.
Если оно регулярно приводит к успеху, то
мотивация к его повторению увеличивается.
И наоборот, она снижается в случае
неудачи.
2. Если
успех
определенного
типа
действий зависит от тех или иных
условий, то, скорее всего, человек будет
к ним стремиться.
• Если бизнесмен получает прибыль в
результате ведения дел согласно законам,
он будет соблюдать законы. И наоборот.
3. Если
вознаграждение
велико,
человек готов преодолеть любые
трудности ради его получения.
4. Когда потребности человека близки
к насыщению, он все в меньшей и
меньшей степени прилагает усилия
к их удовлетворению.
То есть, если работник несколько
месяцев подряд получает завышенную
зарплату,
он
снижает
производительность труда.
• В
общем
виде
социальное
взаимодействие — сложная система
обменов, обусловленных способами
уравновешивания вознаграждений и
затрат.

74. Символический интеракционизм

• Поступки человека рассматриваются
как социальное поведение, основанное
на коммуникации,
• Взаимодействие
между
людьми
является,
по
сути,
непрерывным
диалогом, в процессе которого они
наблюдают, осмысливают намерения
друг друга и реагируют на них.

76. Определения понятия «коммуникация»


Определения понятия
«коммуникация»
Коммуникация (лат. communicatio – делаю общим, связываю,
общаюсь) – контакт, предполагающий обмен информацией
между субъектами, общение, передача и прием информации в
человеческом обществе (Комлев Н.Г. Словарь иностранных
слов. – М.: ЭКСМО-Пресс, 1999. — С. 179).
• Коммуникация – тип взаимодействия между людьми,
предполагающий информационный обмен. (Современный
философский словарь/ Под общей ред. В.Е. Кемерова. М.:
«ПАНПРИНТ», 1998 — С. 414).
• Коммуникация – совокупность информационных каналов,
позволяющих передавать сведения интеллектуального и
эмоционального содержания. (Управление организацией:
Энциклопедический словарь. – М.: Издательский Дом ИНФРАМ, 2001. — С. 239).
• Коммуникации — это обмен информацией в процессе
деятельности, общение, а также пути и способы сообщения
(Спивак В.А. Организационное поведение. – М.: Эксмо, 2007. – С.172.)

77. Характерные черты

• 1.
Поведение
человека
объясняется
как
совокупность межиндивидуальных взаимодействий;
• 2. Многообразные связи человека с вещами,
природой, другими людьми, группами людей и
обществом в целом рассматриваются как связи,
опосредованные символами.
• 3. При этом особое значение придается языковой
символике.
• 4. Социальная деятельность — совокупность
социальных ролей, которая фиксируется в системе
языковых и других символов.
• Термин «коммуникация» раскрывает
технико-информационный
аспект
общения,
• «общение — социально-психологический
аспект коммуникации.
• общение происходит только между
людьми (субъектами),
• а коммуникация — а) между людьми
(субъектами)
и
б)
аппаратами
(объектами).

79. Общение

Общение — связь между людьми, в ходе которой возникает психический контакт,
проявляющийся в обмене информацией, взаимовлиянии, взаимопереживании,
взаимопонимании.
Коммуникация
ДЕЛОВОЕ
ОБЩЕНИЕ
Перцепция
Интеракция
Общение
речевое
От средства передачи информации
неречевое
От характера информации
деловое
ритуальное
бытовое
убеждающее
межкультурное
эмоциональное
Коммуникация
вербальная
В зависимости от языка сообщения
невербальная
Цели, намерения и мотивы
информативная
ритуальная
рекреативная
убеждающая
межличностная
письменная и
устная

82. Разновидность символического интеракционизма — этнометодология

Гарольд Гарфинкель
(1917-2011)
американский социолог,
исследователь повседневности,
создатель этнометодологии
Изучает
принятые на веру правила, регулирующие
взаимодействия между людьми.
Цель этнометодологов – определить, каким образом нарушение
этих правил затрудняет межличностное общение.

83. Социальная драматургия

• С т.з. Гоффмана человек предстает как
художник, творец образов. Его жизнь это производство впечатлений. Умение
управлять
впечатлениями
и
контролировать их — значит уметь
управлять другими людьми.
• Такой контроль осуществляется с
помощью вербальных и невербальных
средств общения. Типичный пример создание имиджа, реклама

86. Вербальные коммуникации

• Вербальные коммуникации (от лат. verbalis

словесный)
являются
наиболее
распространенными
и
обеспечивают
различные
сферы
жизнедеятельности
людей

87. Стили речи


разговорный;
научный;
официально-деловой;
художественный;
публицистический

88. Виды речи


политическая;
дипломатическая;
военная;
деловая;
академическая;
педагогическая;
судебная;
врачебная;
богословская;
бытовая;
внутренняя и др.

89. Система невербальных (паралингвистических) коммуникации

Типы и виды
коммуникаций
Фонационные
(акустические)
Кинетические
(оптические)
Области научного
знания и группы
Приемы и средства
Просодика (просодия)
Темп, тембр, высота,
громкость речи, ритм,
дикция
Экстралингвистика
Пауза, вздох, смех, плач,
кашель
Выразительные
движения
Мимика, жесты, позы, осанка,
походка
Физиогномика
Особенности телосложения,
форма лица, головы
Визуальный контакт
Направление, длительность
и частота взгляда
Знаковосимволические
Эстетические
Одежда,
аксессуары,
татуировки
Графические
Особенности
почерка,
эмблемы, знаки и символы
($, £, ♀, ♂)
Тактильные
Такесика
(прикосновения)
Рукопожатие,
похлопывание,
поглаживание
Проксемические
Проксемика
(пространство
общения)
Расположение
собеседников,
между ними
Запахи
Парфюмерия и косметика,
еда и напитки, табак и пр.
Ольфакторные
обувь,
прически,
поцелуй,
дистанция

91. Вывод по 3 вопросу

Основания
сравнения
Символически
й
интеракциониз
м
Социальная
драматургия
Теория
социального
обмена
Характеристика
социального
взаимодействия
Диалог,
в
котором люди
придают
значение
окружающему
миру,
стремятся
истолковать
действия
других людей
Спектакль, где
люди
исполняют
свои «партии»,
создают
тот
или
иной
образ.
Обмен
материальным
и
и
нематериальны
ми ценностями
Основания
сравнения
Символический
интеракционизм
Социальная
драматургия
Теория
социального
обмена
Причина (цель)
взаимодействия
не
анализируется
быть частью
общества
удовлетворить
некоторую
потребность
Основной
элемент
взаимодействия
символ
ожидания
ресурс, желания,
место, время,
правила
поведения
Продолжительность
взаимодействия
пока участники
понимают друг
друга
пока участники
удовлетворяют
ожиданиям друг
друга (полезны)
пока не
удовлетворена
потребность
Субъект
регулирования
взаимодействия
сами участники
значимый
участник
сами участники
Результат
взаимодействия
не
рассматривается
(не)
принадлежность
к социуму
каждый субъект
удовлетворен

Теория социального действия — Сайт для изучения истории

Теория социального действия была основана Максом Вебером. Есть два основных типа социологических теорий; первая — это структурная или макроэкономическая теория, а вторая — социальное действие, интерпретативная или микроперспектива.На двух концах спора о том, какая теория лучше, находятся Дюркгейм, отец-основатель функционализма, и Вебер, идейный вдохновитель теории социального действия.

Как следует из названия «микро», перспективы социальных действий исследуют меньшие группы внутри общества. В отличие от структурализма, они также озабочены субъективными состояниями людей. Во многом в отличие от структуралистской точки зрения теоретики социального действия рассматривают общество как продукт человеческой деятельности.

Структурализм — это детерминированная перспектива сверху вниз, которая исследует то, как общество в целом соответствует друг другу.Функционализм и марксизм представляют собой структуралистские точки зрения: как таковые, они оба воспринимают человеческую деятельность как результат социальной структуры.

Гидденс «Теория структурирования» (1979) рассматривает теории структуры и действия как две стороны одной медали: структуры делают возможным социальное действие, а социальное действие создает структуры. Он называет это «двойственностью структуры ». Критики Гидденса, такие как Арчер (1982) или (1995), утверждают, что он слишком много внимания уделял способности человека изменять социальную структуру, просто действуя по-другому.

Интересно, что хотя Вебер считал социологию исследованием социального действия, он также защищал комбинацию структуралистского и интерпретативного подходов в своем общем подходе к исследованиям.

Макс Вебер считал, что именно социальные действия должны стать предметом изучения социологии. Для Вебера «социальное действие» было действием, совершаемым индивидом, которому индивид придает значение.

Следовательно, действие, о котором человек не думает, не может быть социальным действием.Например. Случайное столкновение велосипедов — это не социальное действие, поскольку оно не является результатом какого-либо сознательного мыслительного процесса. С другой стороны, резчик по дереву, рубящий дерево, имеет мотив, намерение, стоящее за этим действием. Следовательно, это «социальное действие».

Социологи социального действия отвергают взгляды структуралистов. Однако Вебер признает существование классов, статусных групп и партий, но ставит под сомнение точку зрения Дюркгейма о том, что общество существует независимо от индивидов, составляющих общество.Феноменология и этнометодология отрицают существование какой-либо социальной структуры.

Большинство взглядов сторонников социального действия и интерпретавистов отрицают существование четкой социальной структуры, которая управляет человеческим поведением. Однако те, кто действительно верит в социальную структуру, видят, что она создается людьми.

Вебер упомянул два типа понимания:


«Aktuelles verstehen», что является пониманием прямого наблюдения.


И «erklärendes verstehen», где социолог должен попытаться понять значение действия с точки зрения мотивов, которые его породили. Чтобы достичь такого понимания, вы должны поставить себя на место человека, поведение которого вы объясняете, чтобы попытаться понять его мотивы.

В теории социального действия Вебер считает, что бюрократические организации являются доминирующими институтами в обществе. Вебер считает, что бюрократии (институты) состоят из людей, выполняющих рациональных социальных действий , направленных на достижение целей бюрократии.Вебер рассматривает все развитие современных обществ с точки зрения движения к рациональным социальным действиям. Таким образом, современные общества проходят процесс рационализации .

Вебер утверждает, что все человеческие действия управляются значениями. Он выделил различные типы действий, которые различаются по значениям, на которых они основаны:

Аффективное или эмоциональное действие — это связано с эмоциональным состоянием человека в определенное время.Традиционное действие — это основано на установленном обычае; люди действуют определенным образом из-за встроенных привычек: они всегда так поступали. Рациональное действие — предполагает четкое осознание цели.

Одним из основных исследований социального взаимодействия в системе образования является «Обучение труду — , как дети рабочего класса получают рабочие места. » Пола Уиллиса.

Уиллис попытался обнаружить значение, которое «парни» придают своим действиям и действиям других людей.

Интерпретативные исследования семьи направлены на изучение ее роли как одной из ключевых групп, внутри которых мы делимся своим опытом жизни в социальном мире.

В этом смысле он похож на функционалистский взгляд. Однако теоретики социального действия озабочены индивидуальными ролями в семье, а не отношениями семьи к обществу в целом.

Используя интерпретативистский подход, Бергер и Келлнер (1964) утверждали, что люди должны понимать и создавать порядок в мире вокруг них, чтобы избежать аномии.Они также утверждали, что во все более безличном мире роль частной сферы брака и семьи важна для самореализации индивида, то есть осмысления своего социального мира.

Основная слабость интерпретативистского подхода при исследовании семьи — это тенденция игнорировать более широкую социальную структуру. Например, и марксисты, и феминистки утверждают, что способ построения ролей в семье — это не просто вопрос индивидуальных переговоров, а отражение того, как власть распределяется в обществе в целом.

Перспектива социального действия заключается в изучении того, как и почему определенные люди и группы определяются как «девиантные», где девиантность может быть определена как «поведение, которое не следует нормам определенной социальной группы». Такое определение может повлиять на их будущие действия в обществе.

Беккер (1963) полагал, что способ, которым он интерпретировал «девиантность», заключался в том, что действие становится девиантным только тогда, когда другие воспринимают его как таковое.

Интерпретивисты или теоретики социального действия используют качественные методы исследования, чтобы глубже понять человеческое поведение и причины такого поведения.Качественный метод исследует , почему и , как принятия решений, а не только , что, , , где , , когда. Примеры: Наблюдение за участниками (открытое или скрытое) и неструктурированные интервью.

Теория социального действия дает исследователям лучшее понимание действий, лежащих в основе человеческого поведения, будь то «традиционные», «аффективные» или «рациональные».

Однако теория социального действия имеет тенденцию игнорировать более широкую социальную структуру.Есть также представления о том, что исследования предвзяты из-за субъективности исследователей, поэтому результаты являются, по крайней мере, частично «вымышленными». Казалось бы, поскольку теория социального действия в целом субъективна, она не так «прочна», как структуралистские подходы, в которых исследования основаны на фактах.

Предоставлено Ли Брайантом, директором шестого класса англо-европейской школы, Ингатестоун, Эссекс

Что такое теория социального действия Макса Вебера? Резюме

В этой статье вы найдете практическое объяснение теории социального действия Макса Вебера.После прочтения вы поймете основные концепции этой социологической теории человеческого поведения и то, как это поведение влияет на поведение других людей, их взаимодействие и реакцию.

Что такое теория социального действия Макса Вебера?

Теория социального действия была разработана немецким социологом Максом Вебером, который с помощью этой теории стремился подчеркнуть важность человеческого поведения в связи с причинно-следственной связью в социальной сфере. Согласно Максу Веберу, люди адаптируют свои действия в соответствии с социальными контекстами и тем, как эти действия влияют на поведение других.

Для Макса Вебера социальное действие объясняет поведение, эффекты и последствия человеческого поведения и то, как это поведение может влиять на поведение других людей и превращаться в социальное движение, где оно больше не изолированное поведение, а часть целого (общества ). Вебер опирался на существующие исследования, чтобы доказать, что социология имеет фундаментальное значение для научных исследований.

Присоединяйтесь к нам и получите неограниченный доступ

Присоединяясь к нашей платформе электронного обучения, вы получите неограниченный доступ ко всем (1000+) статьям, шаблонам, видео и многому другому!

Узнать больше

Согласно Максу Веберу, социальные действия могут запускать средства и цели для социальных субъектов, которые хотят достичь чего-то конкретного.Например, компания организует действия для каждого человека и назначает отдельную роль каждому сотруднику, но каждое действие, выполняемое сотрудниками, связано друг с другом, чтобы поддерживать работу организации.

Обязанности и правила, которые берут на себя сотрудники, помогают организовывать социальные действия, и эти люди взаимодействуют друг с другом в организации для достижения результатов, которых требует организационная иерархия.

Суть теории можно резюмировать следующим предложением: Действия других развивают собственное поведение

Четыре типа социальных действий по Веберу

В своей работе «Экономика и общество» (1921) Макс Вебер упоминает четыре формы социального действия:

1.Традиционное социальное действие (обычай)

Это действия, которые являются результатом традиций и обычаев и выполняются в определенных ситуациях.

Пример традиционного социального действия

Обедать с семьей каждое воскресенье. Традиционные действия могут стать культурным ориентиром. Традиции делятся на две подгруппы: обычаи и привычки. Обычай — это привычная практика, которая обычно выполняется и популяризируется в данной культуре.

Таможня, напротив, может передаваться из поколения в поколение.Привычка — это то, что усваивается понемногу, а иногда становится нормой в повседневной жизни и даже привязывается к личности человека.

2. Аффективное социальное действие

Также известно как эмоциональное действие, когда человек действует импульсивно и не обязательно думает о последствиях.

Пример аффективного социального действия

Плач при победе или плач на похоронах — аффективные социальные действия. Это социальное действие делится на две подгруппы: неконтролируемая реакция и эмоциональное напряжение.

При неконтролируемой реакции человек меньше учитывает чувства других и ставит во главу угла чувства самого человека. Эмоциональное напряжение — это разочарование, которое может возникнуть у человека, когда он не выполняет свои стремления, и именно тогда внутреннее напряжение порождает неудовлетворенность.

3. Рациональное социальное действие с ценностями

Это социальное действие, рациональное действие характеризуется моральными или этическими принципами, которые коллективно реализуются на благо общества.Следовательно, рациональные действия руководствуются идеологией или коллективной этикой.

Рациональное социальное действие на примере ценностей

Религия.

4. Рационально-инструментальное социальное действие

Это действия, которые выполняются для достижения определенного результата.

Рационально-инструментальное социальное действие Пример

Наталье 19 лет, и она хочет изучать медицину, однако она знает, что ей нужно сдать строгий экзамен, чтобы иметь возможность поступить в университет и изучать то, что она хочет изучать.Этот экзамен заставляет Наталью заниматься каждый день, чтобы сдать экзамен и наконец изучить медицину.

Если мы возьмем этот пример из повседневной жизни, мы сможем понять желание Натальи достичь своей цели и что ей нужно делать для ее достижения.

Затем Наталья применяет социальное инструментальное социальное действие, потому что каждый шаг, который она делает для достижения своей цели, будет иметь положительные или отрицательные последствия в зависимости от того, как она осуществляет процесс, в этом случае ее процесс — это дисциплина и учеба.

Каждое из этих состояний действия имеет свои преимущества, некоторые из которых описаны ниже.

Теория социального действия: преимущества четырех действий

В приведенном выше примере могут быть завершены другие недостающие социальные действия, которые действительно сойдутся в поведении Натальи для достижения ее медицинского образования. Наталья, под влиянием требований университета к поступлению в медицинский институт, отправляется в путешествие, чтобы достичь своей конечной цели.

Таким образом, ее поведение формируется в соответствии с требованиями университета. Ее эмоциональность и эмоции побуждают Наталью заняться медициной ради личных заслуг, а также потому, что ее отец и дед были врачами, что Наталья хочет чтить, чтобы пойти по стопам своей семьи. Для этого Наталья должна быть логичной и рациональной в связи с экзаменом, который она должна выиграть, поэтому решимость и поведение Натальи формируются университетом, в который она хочет поступить, чтобы иметь возможность учиться.

Теория социального действия: типы доминирования по Веберу

Для проявления воли над другими, по Веберу, существуют следующие типы господства:

Харизматическое доминирование

Это доминирование власти над другим, это часто наблюдается у лидеров.

Традиционное господство

Это доминирование, которое можно найти в религиозных или других типах культов, которые реализуются как традиции, передаваемые из поколения в поколение.

Рациональное правовое господство

— это тип господства современной эпохи, основанный на законах и конституции, которому подчиняются все люди. Это означает, что это то, чему следуют все люди, поскольку это социальная ответственность и уважение к власти.

С вышесказанным Вебер связывает идеальные типы, с которыми имеет дело социология. Эти типы помогают понять реальность социальных явлений. Чистых социальных типов не бывает, но они всегда смешаны.

Влияние социальных действий

По мнению Макса Вебера, на социальные действия влияют прошлое, настоящее и будущее. Следовательно, социальное действие в результате со временем претерпевает какие-то изменения. Социальные действия могут постоянно развиваться по мере того, как времена меняются, и человеческое поведение может развиваться, улучшаться, видоизменяться или изменяться.

Социальное действие нельзя изолировать, поскольку оно требует поведения людей и того, как они могут влиять на поведение других людей в рамках своей социальной структуры определенным образом.

Критерии социального характера действия

  • Люди должны принимать во внимание поведение и существование других как свое собственное.
  • Намерение, направленное на других людей
  • Значение: действие субъекта должно иметь символическое значение.
  • На поведение людей в социальном действии влияет их восприятие значимости действий других и их собственных действий.

Макс Вебер vs Эмиль Дюркгейм

Для Макса Вебера социальное действие имеет субъективное определение, тогда как для Эмиля Дюркгейма социальное действие является объективным.

Различия между социальными действиями и социальными фактами

Чтобы понять разницу между этими двумя теориями, обе из которых имеют большое значение в социологии, нужно сначала понять, что такое теория социальных фактов, разработанная Эмилем Дюркгеймом, французским социологом и философом.

Social Facts включает поведение, способ видения, мышления, действий и чувств, которые являются внешними по отношению к сознанию. Это в социальной группе может уважаться, а может и не соблюдаться, а может и не может быть разделено.

Это означает, что социальный факт — это способ ощущать и жить извне, таким образом ориентируя их поведение. Для Дюркгейма социальный факт состоит из культурных ценностей, побуждающих субъектов действовать определенным образом. Таким образом, он ассимилирует свою внешность и может адаптировать ее к своему поведению, сознательно или бессознательно трансформируя ее, чтобы действовать и думать определенным образом.

Социальные факты навязываются, нравится это людям или нет.

В противоположность этому Макс Вебер со своей теорией социального действия объясняет, что поведение людей строится через взаимодействие одного или нескольких субъектов, которые изменяют свое поведение под влиянием другого.

Краткое изложение теории социального действия

Теория социального действия — это не имитация поведения человека. Социальное действие выходит за рамки воспроизведения или имитации, которые могут быть осуществлены людьми. Макс Вебер рассматривает социальное действие как субъективную форму, которую человек может иметь в своем образе мышления и действия, и то, как эти формы могут влиять на поведение других, формируя общество в том виде, в каком оно относится и соединяется с другими. Группа людей с похожим поведением, которые верят во что-то похожее, не забывая при этом о своей личности.

Теория социального действия Макса Вебера разделила типы социального действия на 4 категории, упомянутые выше: традиционное социальное действие, эмоциональное социальное действие, рациональное социальное действие с ценностями и инструментальное социальное действие. Они направляют это теоретическое исследование, чтобы понять действия человека в обществе и то, как поведение проистекает из субъективности и может влиять на поведение других людей.

Благодаря социальным действиям, объясненным Вебером, сформировались культуры, способы мышления и действий в сообществе, которые начинаются с индивида и обобщаются другими (обществом).Эти социальные действия претерпели трансформации и модификации с течением времени.

Теперь ваша очередь

Как вы думаете? Верите ли вы, что теория социального действия все еще оказывает большое влияние на человеческое поведение сегодня? Изучали ли вы теорию социального действия Макса Вебера раньше, если да, расскажите нам об этом или поделитесь своими мыслями по этому поводу. Есть ли у вас какие-нибудь предложения или что-то еще, что можно добавить?
Поделитесь своим опытом и знаниями в поле для комментариев ниже.

Если вам понравилась эта статья, подпишитесь на нашу бесплатную рассылку новостей, чтобы получать последние сообщения о моделях и методах.

Дополнительная информация

  1. Экстрём, М. (1992). Причинное объяснение социального действия: вклад Макса Вебера и критического реализма в генеративный взгляд на причинное объяснение в социальных науках . Acta Sociologica, 35 (2), 107-122.
  2. Джонс, П., Брэдбери, Л., и ЛеБутилье, С. (2011). Введение в социальную теорию .Polity.
  3. Гане, Н. (2005). Макс Вебер как социальный теоретик: «Класс, статус, партия ». Европейский журнал социальной теории, 8 (2), 211-226.

Как цитировать эту статью:
Ospina Avendano, D. (2021). Теория социального действия (Вебер) . Получено [вставить дату] из toolshero: https://www.toolshero.com/sociology/social-action-theory/

Добавьте ссылку на эту страницу на своем веб-сайте:
toolshero: Social Action Theory (Weber)

С меткой: Теория конфликта социальная психология

определение социальных действий | Социологический словарь открытого образования

Определение социального действия

( существительное ) Поведение индивида во время взаимодействия, которому индивид придает значение, основываясь на интерпретациях или реакциях других на действие.

Пример социальных действий

  • Прикрывайте рот, когда кашляете на публике (чтобы не показаться грубым).
  • Одеться в костюм для собеседования (чтобы произвести впечатление и оправдать ожидания ситуации) .

Социальное действие Произношение

Руководство по использованию произношения

Силлабификация: социальное действие

Аудио произношение

Фонетическое правописание

  • Американский английский — / sOH-shuhl 90-shuhl
  • Британский английский — / sOH-shuhl Ak-shuhn /

Международный фонетический алфавит

  • Американский английский — / ˈsoʊʃəl ˈækʃən /
  • Британский английский — / ˈsəʊʃəl ˈækʃ (ə) n /

    Примечания по использованию : социальные действия
  • Действие отличается от поведения тем, что социальное действие требует намерения.Проще говоря, поведение — это все, что делает человек, социальное действие — это поведение, основанное на преднамеренной реакции на свое окружение и ожиданиях, основанных на отношениях, убеждениях, нормах и ценностях.
  • Если говорить упрощенно, поведение — это то, что вы делаете, когда никто не смотрит, а социальное действие — это то, что вы делаете, когда у вас есть аудитория.
  • Изучение социальных действий теория действия .
  • Макс Вебер (1864–1920) разработал типологию четырех идеальных типов социального действия:
    • аффективное действие (также называемое аффективным действием , аффективным действием или эмоциональным действием ): действие, определяемое эмоциями, например, плакать в кино или хлопать в ладоши в знак одобрения и признательности.
    • zweckrational (примерно переводится с немецкого как «технократическое мышление», также называемое целенаправленное действие, целенаправленное действие, или инструментальное действие ): действие, определяемое наиболее рациональным и прагматичным решение проблемы, например, правильный мост для строительства через реку на основе доступных материалов и окружающей среды, или инвестиционный банкир, выбирающий, какие акции покупать.
    • традиционное действие : действие, определяемое обычаем или привычкой, например празднование праздника или причесывание волос.
    • верное (также называемое ценностно-рациональным действием , ценностно-рациональным или ценностно-ориентированным действием ): действие, определяемое моральным императивом, но осуществляемое рациональными средствами, такими как следование учениям религия для достижения спасения.
  • Также называется:
    • действие
    • значимое действие
    • значимое социальное действие

Связанное предложение

  • «В действии» включено все человеческое поведение, когда и до сих пор поскольку действующий индивид придает ему субъективный смысл.Действие в этом смысле может быть либо открытым, либо чисто внутренним, либо субъективным; оно может состоять в позитивном вмешательстве в ситуацию, в преднамеренном воздержании от такого вмешательства или в пассивном согласии с ситуацией. Действие является социальным постольку, поскольку в силу субъективного значения, придаваемого ему действующим индивидом (или индивидами), оно учитывает поведение других и, таким образом, ориентируется в своем ходе »(Weber [1922] 1947: 88). .

Дополнительная информация

Связанные термины


Консультации с работниками

Билтон, Тони, Кевин Боннет, Пип Джонс, Дэвид Скиннер, Мишель Стэнворт и Эндрю Вебстер.1996. Введение в социологию . 3-е изд. Лондон: Макмиллан.

Ферранте, Жанна. 2011. Видя социологию: введение . Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Oxford University Press. (Нет данных) Оксфордские словари . (https://www.oxford dictionaries.com/).

Стюарт, Пол и Йохан Заайман, ред. 2015. Социология: краткое введение в Южную Африку . Кейптаун: Джута.

Тейлор и Фрэнсис. (Нет данных) Интернет-справочники Routledge .(https://www.routledgehandbooks.com/).

Тишлер, Генри Л. 2011. Введение в социологию . 10-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Тернер, Брайан С., изд. 2006. Кембриджский социологический словарь . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Авторы Википедии. (Нет данных) Википедия, Бесплатная энциклопедия . Фонд Викимедиа. (https://en.wikipedia.org/).

Wiley. (Нет данных) Онлайн-библиотека Wiley . (http: // onlinelibrary.wiley.com/).

Приведите определение социального действия

ASA — Американская социологическая ассоциация (5-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2013. «Социальное действие». В Социологический словарь открытого образования . Проверено 26 августа 2021 г. (https://sociologydictionary.org/social-action/).

APA — Американская психологическая ассоциация (6-е издание)

социальное действие. (2013). В К. Белл (ред.), Словарь социологии открытого образования . Получено из https: // sociologydictionary.org / social-action /

Chicago / Turabian: Author-Date — Chicago Manual of Style (16-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2013. «Социальное действие». В Социологическом словаре открытого образования . По состоянию на 26 августа 2021 г. https://sociologydictionary.org/social-action/.

MLA — Ассоциация современного языка (7-е издание)

«Социальное действие». Социологический словарь открытого образования . Эд. Кентон Белл. 2013. Интернет. 26 августа 2021 г. .

Теория социального действия Макса Вебера

Макс Вебер задумал социологию как всеобъемлющую науку о социальном действии. Его основное внимание было сосредоточено на субъективных значениях, которые человеческие акторы придают своим действиям в их взаимной ориентации в определенных социально-исторических контекстах. Козер говорит: «В своем аналитическом внимании к отдельным человеческим акторам он отличался от многих своих предшественников, социология которых была задумана в социокультурных терминах».

Макс Вебер начал с идеи социального действия, чтобы сделать социологию научным исследованием.Таким образом, идея действия занимает центральное место в социологии Макса Вебера. Для Вебера объединенные качества «действия» и «значения» были центральными фактами для научного анализа социологии.

Вебер определил социологию как «интерпретирующее понимание социального действия, чтобы, таким образом, прийти к причинному объяснению его курсов и последствий». Действие в анализе Вебера — это все человеческое поведение, которому субъект придает субъективное значение. Согласно Веберу, «действие является социальным, поскольку в силу субъективного значения, придаваемого ему действующим индивидом, оно учитывает поведение других и, таким образом, ориентируется в своем ходе.”

Вебера особенно интересовало, как социальные действия часто концептуализируются социальными акторами в терминах цепочек средств и результатов. Например, большая бюрократическая организация организует деятельность социальных индивидов, назначая каждому работнику определенную роль в иерархии.

Обязанности, связанные с этой ролью, — это правила или нормы, которые служат средством достижения целей, которым служит бюрократия. Эти нормы делают возможными организованные социальные действия; то есть они регламентируют и формализуют социальное взаимодействие между людьми, которые по какой-либо причине привержены служению организации.

Согласно Веберу, существует три ключевых термина:

(i) Deuten

(ii) Verstehen

(iii) Эркларен

Deuten:

Интерпретировать, уловить значение или субъективное значение.

Verstehen:

Осмыслить, систематизировать субъективный смысл человеческих действий в понятия.

Эркларен:

Для причинного объяснения или выявления констант человеческого поведения.Первоочередная задача социологии — изучение социального действия. Социология изучает различные аспекты человеческого поведения, в частности значение, цель и ценность человеческого поведения. Макс Вебер отмечает, что социальное действие — это действие индивида, на которое каким-то образом влияют действия и поведение других индивидов, которое изменяет его и определяет его направление.

Вебер пишет: «Правильная причинная интерпретация конкретного образа действий достигается, когда открытое действие и мотивы были правильно восприняты, и в то же время их связь стала осмысленно понятной.”

Характеристики социального действия :

Существенными характеристиками идей Вебера являются следующие:

1. На социальное действие может влиять действие прошлого, настоящего или будущего.

2. Социальное действие предполагает существование другого индивида и некоторые его действия.

3. Необходимость субъективного смысла.

4. Ориентирован в своем курсе.

Сосредоточенность Вебера на взаимной ориентации социальных акторов и на «понятных» мотивах их действий была основана на методологических соображениях, которые во многом объясняют особенности его подхода.На социальное действие могут влиять действия прошлого, настоящего и будущего. Итак, социальное действие — это результат или модификация какого-либо действия другого человека или людей.

Социальное действие предполагает существование другого человека и какое-то его действие. Это означает, что не может быть изолированного социального действия. Следовательно, социальное действие возможно, если есть другое человеческое существо, действие или поведение которого побуждает дающего человека действовать определенным образом.

В социальном акте необходимо, чтобы он имел субъективное значение.Слепая имитация без понимания природы имитируемого акта не является социальным действием. Основное внимание Вебер уделял субъективным значениям, которые человеческие акторы придают своим действиям в их взаимной ориентации в конкретных социально-исторических контекстах.

Поведение, лишенное такого значения, выходит за рамки социологии. «Действие является социальным», — говорит Вебер. Согласно Веберу, это действие, когда человек придает определенное значение своему поведению, и действие является социальным, когда по тому значению, которое он придает ему, оно относится к поведению других людей и ориентировано на их поведение.

По Веберу, человеческое действие является социальным, поскольку «действующий индивид придает ему субъективное значение». Простое поведение становится действием, когда оно основывается на отношениях с другими и когда оно имеет смысл; что ориентировано в своем курсе. Основное требование состоит в том, чтобы актер осознавал, что он или она делает, что может быть проанализировано с точки зрения их намерений, мотивов и чувств по мере их переживания.

Обзор социальных действий :

1. Рационально-целенаправленное действие:

Инструментально ориентированное социальное действие. Это происходит, когда цели действия рассматриваются как средство достижения более высоких, само собой разумеющихся целей.

2. Рациональное действие:

Это происходит, когда люди используют эффективные средства для достижения целей, установленных их ценностями.

3. Аффективное действие:

Эмоциональное и импульсивное действие, которое является самоцелью.

4. Традиционное действие:

Это происходит, когда цели и средства социального действия устанавливаются обычаями и традициями. Действия настолько привычны, что воспринимаются как должное. Эта классификация типов действий служит Веберу двояко. Это позволяет ему проводить систематические типологические различия, например, между типами власти, а также обеспечивает основу для его исследования хода западного исторического развития.

Раймон Арон справедливо считает работу Вебера «парадигмой социологии, которая является одновременно исторической и систематической.Вебера в первую очередь интересовало современное западное общество, в котором, по его мнению, в поведении все больше преобладала целеустремленная рациональность, тогда как в более ранние периоды оно было мотивировано традициями, аффектами или ценностно-ориентированной рациональностью.

Этапы социального действия :

Вебер описал различные стадии социального действия, относящиеся к разным типам.

Это:

1. Рационально-целевой этап

2.Оценочный этап

3. Эмоциональный этап

4. Традиционный этап

1. Рационально-целевой этап:

На этом этапе описываемые действия в первую очередь руководствуются разумом и дискриминацией. Преследование целей — следствие фактов; рациональный выбор предполагает осознание целей или задач.

Оценочный этап:

Религиозные и этические действия подпадают под эту категорию. На этом этапе преобладающие действия относятся к ценностям.

Эмоциональная стадия:

Эмоциональная реакция на действия других подпадает под эту стадию. Здесь преобладает выражение любви, ненависти, сочувствия, сострадания или жалости в ответ на поведение других людей.

Традиционная сцена:

Этот этап характеризуется давними обычаями, традициями и обычаями. Таким образом, все действия, которые руководствуются и определяются обычаями и традициями, подпадают под эту категорию.

Раймон Арон пишет, что приведенная выше классификация действий была аргументирована, разработана и уточнена:

1. Вебер рассматривает социологию как всеобъемлющую науку о социальном действии. Таким образом, типология действий — это наиболее абстрактный уровень концептуальной системы, применимый к социальной сфере.

2. Социология — всеобъемлющая наука о действии. Здесь понимание подразумевает понимание того значения, которое человек придает своему поведению. Цель Вебера — понять значение, которое каждый человек придает своему собственному поведению, так что для понимания субъективных значений становится важным перейти к классификации типов поведения.

3. Классификация типов действий в определенной степени определяет веберианскую интерпретацию современной эпохи. Согласно Веберу, главная характеристика мира, в котором мы живем, — рационализация. Рационализация выражается в расширении сферы действия рационального, рационального действия по отношению к целям. Экономическое предпринимательство рационально, так же как и контроль государства со стороны бюрократии.

4. Классификация действий согласно Максу Веберу может быть связана с отношениями солидарности или независимости между наукой и политикой.

Согласно Веберу, «интерпретативная социология рассматривает индивидов и его действия как базовую единицу, как ее атом». Человек является высшей единицей и единственным носителем значимого поведения. Такие понятия, как «государство», ассоциация, феодализм и т. Д., Являются определенными категориями человеческого взаимодействия.

Отсюда Вебер заключает; «Задача социологии — свести эти концепции к понятным действиям, без исключения, к действиям участвующих отдельных людей.”

Когда мы подходим к исследованию основных социологических сочинений Вебера, то есть тех сочинений, в которых он фактически занимается социологией, мы обнаруживаем, что Вебер не является методологическим индивидуалистом. Тернер хорошо объясняет противоречие между двумя темами в работах Вебера.

Открытый акцент делается на роли активного человека, который конструирует и создает смысл. Скрытая тема состоит в том, что окончательное происхождение значений действий следует искать в харизматических религиозных движениях, и эти абсолютные ценности роют себе могилы с неизбежной логикой судьбы.Таким образом, Тернер предполагает, что «на самом деле пессимизм Вебера порождает детерминированную социологию, в которой намерения социальных акторов подчиняются исторической судьбе».

Вебер ввел понятие «социальные отношения» для описания шаблонного человеческого взаимодействия, которое является намеренным, значимым и символическим », — писали Абрахам и Морган, — по их словам, существует шесть типов социальных отношений, обозначенных как способы ориентации социального действия. Вебер считал их «образцами человеческого поведения», связанными с признанием нормативных ожиданий.

Шесть типов были идентифицированы и определены Ларсоном:

1. Использование

2. Пользовательский

3. Рациональная ориентация

4. Мода

5. Конвенция

6. Закон.

1. Использование:

Описанное поведение, выполняемое просто для соответствия определенному стилю модели, например социальному этикету.

2. Пользовательский:

Описаны привычные практики, уходящие корнями в древность.

3. Рациональная ориентация:

Обозначает такое разнообразие социальных действий, которое является следствием ориентации акторов друг на друга на основе сходных скрытых ожиданий, например взаимного личного интереса.

4. Мода:

Описано социальное действие, являющееся результатом приверженности современной моде.

5. Конвенция:

Обозначает такой тип социальных действий, совершаемых в знак признания сильных моральных обязательств в соответствии с обычаями Самнера.

6. Закон:

Описал этот тип социального действия, выполняемого в знак признания кодифицированных ожиданий и ограничений. Социология занимается рациональностью индивидуального и коллективного поведения. Это наука о человеческих действиях, «одновременно всеобъемлющая и объяснительная. У Вебера есть «своего рода экзистенциальная философия». Он хочет знать, как живут мужчины здесь и сейчас. По его словам, социология глубоко связана с историей и культурой.

Критика:

Веберовская теория социального действия, особенно его типология социального действия, вызвала резкую критику.

1. Талкотт Парсонс критикует Вебера за то, что он слишком сильно подчеркивает элемент произвольного субъективного значения актера. Для Парсонса действие актера непроизвольно; это поведение, управляемое значениями, которые акторы придают вещам и людям.

2. А. Шульц критикует Вебера за то, что он не дает удовлетворительного объяснения значимого действия, поскольку, если значение слишком сильно оторвано от актора, оно становится объективной категорией, навязанной социологами.

3.По словам П.С. Коэн, веберовская типология социального действия сбивает с толку из-за того, что Вебер делает акцент на субъективном значении актера. Коэн объясняет это на примере традиционных действий, когда простой человек платит дань уважения своему вождю, потому что это принято.

Если простолюдин не может указать никакой другой причины для совершения платежа, кроме той, что так было всегда, то его поведение может рассматриваться как нерациональное. Это можно назвать рациональным, если в качестве причины выплаты он приводит то, что вождь является отцом народа и, следовательно, имеет право на получение дани.

Это может быть ценностно-рациональным: цель угодить начальнику — это ценная цель, а принятые средства дают желаемый результат. Это может быть рационально — дань всегда выплачивалась, потому что она нравилась вождю и позволяла получить от него благосклонность, а неуплата может вызвать недовольство вождя и побудить его наказать обидчика.

На это Вебер мог бы ответить, что независимо от того, может ли простой человек объяснить причину платежа или нет, он сделает это, потому что он не рассматривал альтернативы.Несмотря на указанные выше недостатки, теория социального действия Вебера вдохновляла социологов последующих поколений.

А

А

Социология 250

7 октября 1999 г.

Социальное действие

A. Справочная информация

Основные подходы к социологии, которые возникли в эпоху Просвещения и продолжались до начала двадцатого века, имеют тенденцию носить структурный характер, подчеркивая влияние общества и его структур на положение, деятельность и действия отдельных лиц и групп.Иногда эти подходы полностью игнорируют личность и обсуждают только структуры, которые развиваются в обществе, и отношения между ними. Эти подходы представляют собой макроанализ, имеющий дело с «безличными и крупномасштабными явлениями». (Layder, стр. 6). Марксистский анализ носит в основном макросоциологический и структурный характер и подчеркивает социальный класс, средства и способы производства, разделение труда, классовые конфликты и кризисы. Точно так же Дюркгейм имел дело со структурами или концепциями общественного уровня, такими как статусные группы, разделение труда, социальные факты, нормы и социальная солидарность.Хотя эти структуры на макросоциологическом уровне объясняют большую часть того, что происходит в обществе и что происходит с людьми в любом обществе, реальные люди и их социальное взаимодействие не составляют важной части социологического анализа

.

Б. Вебер о социальных действиях (Хадден, стр. 133-136)

1. Обзор

Большая часть работ Вебера касается структур (капитализм, власть, религия, история), и многие из разрабатываемых им концепций (рационализация, бюрократия, господство) являются структурными и касаются общества в целом.В то же время он подчеркивает важность человека, его или ее действий и социального взаимодействия между людьми и группами. Вебер утверждает, что задача социолога — «понять действия отдельных членов в нем» (Hadden, p. 133). Здесь есть два аспекта. Во-первых, когда люди сталкиваются с другими, их действия будут ориентированы на других. Для индивида должна быть какая-то причина для действия, которое он или она предпринимает, и Вебер пытается понять значение, связанное с каждым социальным действием.Во-вторых, когда социологи обращаются к социальным структурам, это черты общества, являющиеся результатом действий отдельных лиц в обществе. Социальные действия во времени и пространстве не случайны или полностью уникальны в каждом взаимодействии между людьми. Скорее, такое взаимодействие имеет тенденцию иметь определенные шаблоны или закономерности, связанные с ним, так что значимые действия между разными людьми связаны с ожидаемыми ответами других. Эти модели представляют собой значимые действия отдельных лиц, но в конечном итоге они могут закрепиться в обычаях, законах, учреждениях или структурах.

Хадден отмечает, что Веберы «предпочитают учетную запись, которая начинается и заканчивается рассмотрением людей, участвующих в повседневной деятельности в рамках приказов и структур» (стр. 133). Это требует от социолога развития понимания людей и значения, которое люди ассоциируют с объектами, символами и действиями других людей и групп. Вебер утверждал, что для этого необходимо исследовать «субъективные мотивации людей, если мы хотим понять действия людей» (Hadden, p.133). Каждое социальное действие имеет значение, связанное с ним, в том смысле, что индивид действует не как автомат или робот, не на основе инстинктов или стимулов, или как условный рефлекс. Скорее, большая часть того, что делают люди, — это рассматривать ситуацию, частью которой они являются, думать о том, как подойти к этой ситуации, рассматривать возможные действия других и пытаться достичь целей, которые человек имеет для этой ситуации. Это не всегда может быть сознательно проработанным процессом, но для Вебера задача социолога состоит в том, чтобы попытаться понять мотивирующие факторы, увидеть, как люди интерпретируют отношения и как они приписывают значение ситуации.

Подход Вебера важен для социологии по трем причинам. Во-первых, его подход определяет пределы для социолога, поскольку социальное — это то, что имеет значение для индивидов. Индивидуальное поведение или деятельность, не имеющая смысла для человека, не являются надлежащим предметом социологии. Поведение, которое является привычным или является условным рефлексом, социолога не интересует. Точно так же Вебер считает социальные действия только теми, которые ориентированы на других и поведение других.Уединенная молитва или экономическая деятельность, не учитывающая действий других, не является социальным действием.

Во-вторых, этот подход позволяет социологии отличать социальное действие от поведения в психологическом смысле. Вебера не интересовало поведение, являющееся более или менее автоматическим результатом стимула. Скорее, «его интересовали действия, которые явно предполагали вмешательство мыслительных процессов между возникновением стимула и окончательной реакцией» (Ритцер, стр.121). В то время как поведение в психологическом смысле является важной частью человеческой деятельности в целом, подход Веберса позволяет отличить социологию от психологии.

В-третьих, Вебер считает действие рациональным в том смысле, что «мыслительные действия формируют или непосредственно разыгрываются действия» (Коэн, стр. 121). Как и в большинстве социальных наук девятнадцатого века, особенно в экономике, Вебер отдает предпочтение сознанию и разуму. При таком подходе люди рациональны и сознательны, интерпретируя окружающий мир, так что действия, предпринимаемые индивидуумом, являются результатом этих процессов.В результате Вебер исключает большую часть человеческого поведения как нерациональные или иррациональные импульсивные действия, бессознательные мотивации, эмоции, такие как гнев, гордость, ревность и любовь (см. Коэн, стр. 121 и Вебер, стр. 6).

Несмотря на то, что у подхода Вебера есть ограничения, поскольку многие формы человеческого поведения исключены из его социологического анализа, Вебер сосредоточил внимание на значении, интерпретации, рациональности, направил социологов к изучению социального действия. Более поздние теоретики социального действия основываются на подходе Вебера, хотя их анализ может рассматривать более широкий спектр человеческого поведения, чем то, что Вебер считал подходящим.

2. Три аспекта социальных действий

Коэн (стр. 113-115) отмечает, что есть три аспекта подхода Вебера к социальным действиям, которые содержатся в главе I документа «Экономика и общество» . Это следующие.

а. Субъективное значение. Вебер отмечает, как социолог должен рассматривать значение, которое человек придает действию. Только тогда, когда поведение индивидов ориентировано на какую-то цель и продиктовано рассмотрением действий других, оно становится социальным.

Мы будем говорить о «действии» постольку, поскольку действующий индивид придает субъективный смысл своему поведению, будь то явное или скрытое, упущение или согласие. Действие является «социальным» постольку, поскольку его субъективное значение учитывает поведение других и, таким образом, ориентируется в своем ходе. (Вебер, стр. 4).

Все аспекты социального мира должны рассматриваться с точки зрения акторов. Неодушевленные предметы, рождение и смерть, а также окружающую среду можно считать константами и не более чем элементами материального мира, но для Вебера они интерпретируются по-разному в разное время и в разных местах.Пример Хадденса многократного использования топора является примером этого (стр. 133). По Веберу, социолог должен понимать их «со ссылкой на то, как акторы понимают их практическое применение или символическое значение» (Коэн, стр. 113). Точно так же актер ориентирует действия на широкий круг других людей, некоторые из которых хорошо знакомы, но другие, возможно, не знают, или другие являются группами или коллективами.

г. Социальные отношения. Второй аспект состоит в том, что социальное действие имеет мало смысла, если не учитывать природу социальных отношений.Примечания Вебера:

Термин «социальные отношения» будет использоваться для обозначения поведения множества субъектов, поскольку в своем значимом содержании действия каждого учитывают действия других и ориентированы на эти термины. Социальные отношения, таким образом, полностью и исключительно заключаются в существовании вероятности того, что будет иметь место осмысленный ход социальных действий, независимо от того, в какой момент времени эта вероятность основана. (Вебер, стр. 26-27).

Здесь действие имеет смысл с точки зрения отдельного человека, но также учитывает действия других.Хотя разные актеры могут не интерпретировать действие одинаково, по крайней мере, есть определенная интерпретация с каждой стороны. Результатом может быть разногласие или согласие, в зависимости от взаимных интерпретаций.

г. Стабильный контент. Третья часть социального действия состоит в том, что социальные отношения обычно стабильны. Если бы каждое социальное действие приводило к совершенно неожиданным результатам, поддержание социальных отношений в течение любого периода времени было бы затруднительным. Некоторые социальные отношения очень кратковременны, но другие имеют значительную постоянство.Примечания Вебера:

В последнем случае существует вероятность повторения поведения, которое соответствует его субъективному значению и, следовательно, является ожидаемым. Значимое содержание, которое остается относительно постоянным в социальных отношениях, может быть сформулировано в терминах максим, которых заинтересованные стороны ожидают, что их партнеры будут придерживаться в среднем и приблизительно. Чем более рационально по отношению к ценностям или поставленным целям действие, тем более вероятно, что это так.(Вебер, стр. 28).

То есть социальное действие учитывает реакцию других, а другие обычно реагируют в общем, как и ожидается. Пока действия и реакции соответствуют этим ожидаемым и обычным шаблонам, это позволяет нормальным социальным отношениям продолжаться. Кроме того, эти постоянные модели позволяют более крупным организациям развиваться. Если ожидания продолжаются достаточно долго, эти ожидания становятся максимами или тем, что социологи назвали нормами и правилами.Это также могут быть шаблоны, такие как религиозные заповеди, бюрократические кодексы или нормы прибыльности в корпорации (Коэн, стр. 115).

На страницах 134 и 135 Хадден резюмирует эти соображения, обсуждая некоторые исторические и современные примеры организаций, институтов и сообществ (гильдии, университеты). Действия в этих контекстах «требуют координации, другими словами, каждый для достижения своей цели должен иметь довольно хорошее представление обо всех остальных» (стр.135). Verstehen , понимание или интерпретация означает, что социолог

понимает, «что действия каждого участника значат для других и как это влияет на их образ действий» (стр. 135).

Хотя Вебер не завершил описание общества на этой основе, в работе Экономика и общество он попытался показать, как организации и институты общества могут быть объяснены действиями отдельных людей.

3.Идеальные типы социальных действий

Вебер отмечает, что социальные действия могут быть по-разному ориентированы в разное время и в разных местах. Каждая из различных форм социального действия имеет значение для индивидов, но представляет собой концептуально различные типы социальных действий с различными последствиями для индивида и общества. Хадден (стр. 135) отмечает, как Вебер различает четыре типа социального действия (Вебер, стр. 24-25). Это идеальные типы в том смысле, что Вебер сосредотачивается на уникальных особенностях каждой формы социального действия, абстрагируя существенные аспекты действия, которые типичны для каждого идеального типа.Никакое действительное действие в социальном мире вряд ли будет полностью относиться к одному идеальному типу, но сочетает в себе черты одного из четырех идеальных типов. Хадден отмечает, что идеальные типы полезны для объяснения того, как фактические действия отклоняются от идеального типа, позволяя аналитику определить, какой аспект значения вызывает отклонение от идеального типа (Hadden, p. 135).

и. Инструментально-рациональный или целенаправленно-рациональный. Примером этого типа является экономическая деятельность, охарактеризованная во многих экономических моделях.В этой форме действий у человека есть различные альтернативные товары, которые можно купить, и он думает, как выбрать среди них, чтобы достичь максимального удовлетворения. То есть целенаправленно-рациональное действие — это «выбор наиболее эффективных средств для достижения непосредственной практической цели или цели» (Hadden, p. 135). Эта форма действий, вероятно, стала более распространенной в западном обществе, но даже многие фактические экономически ориентированные действия не являются чисто инструментальными.

ii.Ценностно-рациональный. Это действия, «пытающиеся максимизировать абсолютную ценность, какие можно найти в культурах с религиозными заповедями для повседневного поведения» (Hadden, p. 135). В этом случае действующее лицо рационально в том смысле, что использует эффективные средства для достижения поставленной цели. У человека есть приверженность определенной цели, и это может быть любая цель. Вебер считает, что это «обусловлено сознательной верой в самоценность какой-либо этической, эстетической, религиозной или иной формы поведения, независимо от ее перспектив успеха» (Weber, стр.24-5). Ключ в том, что социальное действие рационально, поскольку человек пытается найти наиболее эффективный способ достижения этой цели.

iii. Эмоциональный или аффективный. Это форма социального действия, которая «определяется конкретными аффектами и чувственными состояниями акторов» (Weber, p. 25). Он сочетает в себе цели и средства и может быть импульсивным и эмоциональным. Хотя некоторое эмоциональное поведение не считается социальным в том смысле, что оно полностью импульсивно, Вебер считает это социальное действие тем, что поведение имеет значение, но нельзя тщательно продумать наиболее эффективный метод достижения цели.Социальное действие этого типа обычно не считается рациональным в любом обычном смысле этого слова. См. Эшли, стр. 276

iv. Традиционное или Привычное «определяется укоренившимся привыканием» (Вебер, стр. 25).

В данном случае обычай, традиция или привычка являются источником социальных действий. Опять же, некоторые формы этого типа поведения не обязательно будут считаться социальными, но в той мере, в какой эти обычаи и традиции значимы, Вебер считает их социальными.Эта форма действий важна для Вебера, поскольку она может стать основой авторитета и легитимности. В той мере, в какой люди считают своим долгом соблюдать обычаи или традиции, создается и поддерживается социальный порядок, и это приобретает законность в умах тех, кто принимает традиции.

4. Последствия и выводы

Целью

Webers было систематическое изучение значения, связанного с индивидуальным поведением. Выявив несколько идеальных типов, Вебер считал, что социология может понять социальное действие в современном мире и в исторических ситуациях.

Веберы обсуждали социальное действие прежде всего с целью понять индивидуальное действие. Хотя группы упоминаются, это не было основным направлением деятельности Веберов. Скорее он рассматривал действия коллективов как совокупность индивидуальных действий, развивающуюся в определенные паттерны, которые составляют институты, организации, структуры и нормы общества.

В своем обсуждении социальных действий Вебер мало упоминает конфликт. В социальных отношениях не всегда может быть общее понимание, и это может создать трудности для тех, кто находится в отношениях.Но в отличие от Маркса Вебер не считает конфликт и противоречие существенными аспектами социальных отношений в современном обществе. В то же время Вебер не скрывает разногласий и недоразумений и считает власть важной чертой своего анализа.

Еще одна особенность анализа Вебера состоит в том, чтобы отметить, как следует анализировать действия индивидов, чтобы определить их последствия, поскольку могут иметь место непредвиденные последствия для индивидуальных или групповых социальных действий или комбинированных эффектов каждого из этих действий.Результаты социальных действий нельзя предсказать, исходя из значений этого действия для людей. Для Вебера попытка понять индивидуальные и групповые действия и некоторые из их результатов необходима для объяснения того, как работает общество и как происходят социальные изменения.

Ссылки

Эшли, Дэвид и Дэвид Майкл Оренштейны, Социологическая теория: классические утверждения , третье издание, Бостон, Аллин и Бэкон, 1995.

Коэн, Ира Дж., «Теории действия и практика», Брайан С. Тернер, редактор, The Blackwell Companion to Social Theory , Oxford, Blackwell, 1996.

Хадден, Ричард У., Социологическая теория: Введение в классическую традицию , Питерборо, Broadview Press, 1997.

Layder, D., Understanding Social Theory , Thousand Oaks, California, Sage, 1994.

Герт, Ганс Генрих и К. Райт Миллс, От Макса Вебера: Очерки социологии, , Нью-Йорк, Oxford University Press, 1958.h43 W3613 1958

Ритцер, Джордж, Sociological Theory , пятое издание, New York, McGraw-Hill, 2000.

Weber, Max, Economy and Society: An Outline of Interpretive Sociology , New York, Bedminster Press, 1968.

Последний раз редактировалось 7 октября 1999 г.

Возвращение в социологию 250.

Теории действия и практика

Социология 319

Январь 15-17, 2003

Макс Вебер Теория социального действия

В этом разделе можно прочитать: Макс Вебер, Экономика и общество , том 1, стр.4-7 и стр. 22–31. На этих страницах Вебер очерчивает и обсуждает свое определение социальных действий и социальных отношение. Ссылки на Вебера из этого раздела, а ссылки на Коэна взяты из второго издания текст. Когда вы читаете это, в дополнение к понимание того, как Вебер определяет социальное действие и социальные отношения, примечание:

Как Вебер ведет себя осторожно анализ. Каждая часть этого раздела попытка тщательно отсортировать и классифицировать разнообразие человеческих действия и подумайте, что социально значимо, а что нет.

Идеальные типы и средние. Вебер отмечает, как конкретные случаи действия (стр. 26) может включать в себя множество способов ориентации и концептуально чистая форма некоторых социологически важных типов, хотя они могут быть только продемонстрировали свою полезность с точки зрения своих результатов (стр. 26).

В этом разделе Вебер не обеспокоен тем, что является правдой или ложью, хорошим или плохим, действительным или недействительным, кооперативные или конфликтные аспекты каждого из них могут быть вовлечены в социальные действие.Скорее, он озабочен их значение для актера и разрабатываемая им категоризация состоит в том, чтобы определить то, что он считает социологически значимым действием.

1. Социология

До определения социального действия Вебер утверждает, что социология — это наука, занимающаяся интерпретационным понимание социального действия и, следовательно, с причинным объяснением его ход и последствия (Вебер, стр.4). В других работах Вебер более подробно описывает свое определение социологии и социальное, но стоит отметить, как это короткое определение резюмирует его подход к изучению общества. Ключевые аспекты это определение:

Научно-систематическое возможно учиться объективно.

Интерпретативное понимание как метод или подход к такому изучению.

Социальное действие как предмет, где такое действие имеет ход и последствия.

Причинное объяснение как метод и результат исследования.

Далее в этой серии чтений Вебер также утверждает, что социологическое исследование занимается этими типичными способами действие (стр.29). На этих страницах Вебер отличает социологию от:

История (стр.29), посвященная важные отдельные события, а не типичные способы действий.

Догматические дисциплины, такие как юриспруденция, логика, этика, которые стремятся различать истинные или действительные значения (стр.4).

Некоторые аспекты религии (с. 22), т.е. не созерцание или уединенная молитва.

Экономика (стр. 26), т.е. пока признавая, что экономическое действие — это рациональное действие, социальный анализ не озабочен ценой, но типом инструментально рационального принятие решения, результатом которого является определенная цена.

Вебер отмечает, что социология отнюдь не ограничивается изучением социального действия, но он утверждает, что социальное действие — это центральный предмет того типа социологии, который он описывает в этой раздел (стр.24)

2. Социальное действие

Для Вебера значение является основным для определения социальное действие. Коэн отмечает, как Вебер всегда полагается на актера и всегда озабочен тем, как актеры определяют их собственные действия, и как это определяется с точки зрения некоторого значения для актер. Он определяет почти все аспекты естественная среда и состояние человека от акторов экзистенциальных точка зрения (стр.76), то есть с собственной уникальной точки зрения. Далее, в отличие от некоторых философских точки зрения, которые размышляют о существенных аспектах человеческой натуры, Вебер утверждал, что социологи уважают неотъемлемое право социальных субъектов на определить, что его или ее социальное действие означает для себя (Коэн, стр. 75).

В Экономика и Общество , Вебер определяет действие, которое является социальным, как действия

, поскольку действующее лицо придает субъективный смысл своему поведению, будь то явное или скрытое, упущение или молчаливое согласие.Действие социальное поскольку его субъективное значение учитывает поведение других и тем самым ориентируясь в своем курсе. (Вебер, п. 4).

Отсюда, кажется, есть три ключевых аспекты определения человеческого действия как социального:

Значимый для актера. Предположительно вещи, которые понятны или беспокоят социального деятеля, возможно, в результате опыта, ценностей, и интересы. Четырехкратный классификация типов социального действия (Вебер, с.24-25) дает руководство по типы смысла.

Считайте других другими социальными субъектами обязательно задействованы для того, чтобы индивидуальное действие стало социальным действия, и они должны быть явно рассмотрены социальным актором (независимо от того, положительно, отрицательно или отрицательно).

Ориентировал какое-то направление или цель в действии.

Хотя Вебер изначально не упоминает субъективного сознания, эта концепция становится важной в его более поздних рассмотрение того, какие формы действий социально значимы, а какие нет.Например, он отмечает, что это не всегда ясно, что бессознательно и редко полностью застенчиво (с. 24) и есть разная степень самосознания (стр. 25). Коэн подчеркивает этот акцент на сознании в теориях действия, и Вебер использует это понятие, чтобы помочь в различении привычные, традиционные или подражательные формы поведения от тех, которые

Некоторые другие аспекты подхода Вебера также заслуживают внимания.Это как следует.

а. Эмпирический . Метод Веберса эмпирический и социальный, не абстрактно, а философски. Что социологи и историки наблюдают за людьми как за акторами и исследуют их поведение и социальные действия, которые они не просто теоретизируют об абстрактных или идеальных формы человеческого поведения. Это означает тщательное, эмпирическое исследование социального мира, в котором социологи живут и действовать, то есть реально существующий смысл в данном конкретном случае конкретный актер (Вебер, стр.4).

В то же время Вебер разработал идеальную типы субъективного значения. Эти могут быть ситуации с субъективным значением, приписываемым гипотетическому актер или актеры в данном типе действия (Вебер, стр. 4). Коэн отмечает, что Вебер считал эти и недвусмысленно, хотя актеры часто лишь смутно понимают значение того, что они делают (Тернер, стр. 113). Но идеальные типы возникают не только в результате теоретизирования, но и в результате тщательного абстрагирования после того, как точное определение и наблюдение за ситуациями, действиями и действующими лицами.Например, когда Вебер обсуждает статус честь, связанная с группой сверстников, это означает тщательное изучение способов, которыми в группе придают значение конкретным практикам или формам поведения. Хотя члены группы могут не иметь возможности чтобы определить их сами, эти практики и формы поведения должны иметь значение для членов группы, и социологическое исследование должно уметь их описать и понять.

г. Значение и ориентация .Вебер, похоже, не дает определения смысла, поэтому читатель должен сделайте вывод, что Вебер связывает с этим понятием. Одно руководство — это четырехступенчатая классификация типы социального действия (стр. 24-25), хотя значение может быть шире, чем это. Сюда входят действия, которые связаны с целями, которые актер желает преследовать, действиями или целями, имеющими ценность ради актера (духовная, этическая, эмоциональная), чувство состояния (Weber, p. 25), связанные с аффективной и эмоциональной деятельностью и интересы, а также традиционные и привычные чувства, заботы и интересы, которые может происходить из опыта и социализации.Некоторые действия, которые Вебер не считает социальными действиями, например созерцание или духовная деятельность, также имеющая значение для человека но они либо не вовлекают других, либо не ориентированы.

Веберы первое упоминание о значении заметок что это действительно существующий смысл в данном конкретном случае конкретному действующему лицу или, альтернативно, к среднему или приблизительному значению приписываемые данному множеству действующих лиц (Вебер, стр.4). Коэн отмечает, что в случае с индивидуумом как это означает поведение, субъективно ориентируемое субъектом на поведение другие. Это включает некоторое представление о субъективное сознание, осведомленность о других, внимание к другим, наличие некоторых понимание того, как одни действия реагируют на другие или могут повлиять другие. Он также ориентирован в своей конечно, подразумевая, что у него есть какая-то цель, цель или конец, так что актер предположительно с учетом того, как он учитывает других.

Вебер также обсуждает группу или множество, отмечая, что средний или приблизительный смысл связан с этим типом социальное действие. В случае такого действие, значение действия для каждого действующего лица может несколько отличаться, но акторы, образующие множество, могут иметь аналогичные способы ориентации своих действие. Группа рабочих на рабочее место, развивая понимание проблем на рабочем месте, может каждый ответить аналогичным образом. Это не автоматические рефлекторные действия рабочих, а продуманные способы, которые они реагируют на ситуацию.Для Например, секретари могут изобретать способы усиления контроля над своими рабочая ситуация.

г. Диапазон социального действия . В большинстве дискуссий Вебера на этих страницах он определяет и анализирует диапазон социальных действий и категоризацию таких действия.

Один из способов социальной активности понимается путем рассмотрения того, что не является социальным действием. Среди них такие действия, как следующее:

Реактивное поведение там, где нет субъективное значение (стр.4) и, как правило, просто реактивная имитация не является социально значимый.

Традиционное поведение, хотя это может пересекать грань между тем, что имеет значение, а что нет (стр. 4-5), и почти автоматическая реакция на привычные раздражители (с. 25).

Психологические процессы не могут быть значимое, по крайней мере, не различимое другими, кроме психолога (стр. 5).

Мистические переживания не обычно социальные, поскольку они полностью личные (стр.5) и созерцание и уединенная молитва (стр. 22).

Психические или психофизические явления таких как усталость, привыкание, состояние памяти, эйфории и вариации в индивидуальное время реакции или точность (стр. 7).

Несоциальный, если направлено явное действие по отношению к неодушевленным предметам (стр. 22). Какие о действиях, направленных на нечеловеческих животных, например. выгуливать собаку?

Естественные действия, такие как простое столкновение двух велосипедистов (стр.23) хотя последующие действия, такие как оскорбление, удары или дружеские дискуссии обычно имеют социальное значение.

Общие действия в толпе, толпе психология, массовые действия (с. 23). Эти может быть социально значимым в некоторых обстоятельствах, но, как правило, привычный, импульсивный (аплодисменты или освистывание на спортивном мероприятии или аплодисменты после музыкальное исполнение, например. после каждого соло в джазе), автоматический или реактивный.

Подражание может быть значимым или нет, в зависимости от его формы и результатов (стр.23-4). Вебер утверждает, что это трудно анализировать, подражание может быть просто реактивный или это может быть процесс обучения, имеющий субъективное значение, связанный с этим. Реактивное обучение язык детей относится к этому типу, и трудно определить степень, в которой задействовано субъективное значение.

Чисто аффективное поведение (с. 25) — это также на границе аффективное действие является одной из форм социального действия, но если деятельность является просто реактивной или привычной, она может не иметь такого значения в каждое обстоятельство.

Все вышеперечисленное показывает сложность определение социального действия, так как разделительная линия между тем, что имеет значение или считается, отличается в зависимости от человека и ситуации. Вебер довольно четко различает социальное действия и того, что не является аналитическим, любое исследование социального действия требует тщательное эмпирическое исследование и сочувственное понимание социологом.

Среди видов действий, имеющих значение связаны с ними и являются результатом сознательного рассмотрения, Вебер отмечает следующий.

Ориентация на конечные цели или ценности (стр. 5), определение целей участников и [получение] адекватное знание всех обстоятельств (стр. 6) и различных способов какие человеческие действия были ориентированы на эти факты (стр. 7).

Ориентирован на прошлое, настоящее или ожидаемое будущее поведение других (стр. 22).

Может вовлекать других, которые полностью неизвестно (стр.22)

Использование денег и экономический обмен социально значимыми в том смысле, что они рассматриваются, вовлекают других (в том числе будущее) и ориентированы на достижение какой-то цели (с. 22).

г. Четыре типа социальных действий . Вебер утверждает, что существует четыре основных типа социального действия. Это идеальные типы в том, что каждый аналитически отличается от другого, являются средними формами поведение, концептуально чисты (стр.26) и социологически важным (с. 26). Четыре формы (стр. 24-5):

Инструментально рациональное действие . Это социальные действия с рационально преследуемых и рассчитанных целей (стр.24) и где цель, средства и вторичные результаты рационально учитываются и взвешиваются (с. 26). Это может включать в себя расчет акторами наилучшие средства достижения поставленной цели (например, потребление в экономической сфере) или даже рассмотрение разных целей.Что касается последнего, Вебер отмечает, что полезность каждого из них может быть считается и может быть рейтинг полезности, связанной с каждым концом, поэтому концы с большей полезностью преследуемые первые и менее важные цели могут иметь меньшую срочность, связанную с их.

Рациональное действие . Это социальные действия, в которых конец или ценность может преследоваться сама по себе. В таких действиях есть осознанная формулировка окончательного ценности, определяющие действие, и последовательно планируемая направленность его подробный курс (стр.25). Примеры эта форма социального действия включает религиозные или духовные действия, стремление этические цели или преследование художественных или эстетических целей. Для этих действий часто бывает что само действие может означать как стремление к достижению цели, так и ее выполнение. конец. Например, групповая молитва или посещение поминальной службы может создать цель духовного мира для индивидуальный; исполнять музыку для других или создавать произведения искусства, которые будут публичный показ может быть средством, с помощью которого художник достигает эстетических цели.Вебер упоминает такие действия, как личная преданность, долг, религиозный призыв, в соответствии с которым человеческие действия мотивированы выполнение таких безусловных требований (с. 25).

Аффективное действие . Это аффективные или эмоциональные формы действие определяется конкретными аффектами и состояниями чувств акторов (стр. 25). Социальные действия в семье участники, друзья и интимные партнеры являются примерами этого. Однако для Вебера важно отметить что они часто могут быть несколько бессознательными, например неконтролируемыми реакция на какой-то исключительный раздражитель (стр.25). Хотя это может привести к более сознательному высвобождению эмоционального напряжение (стр. 25), альтернативная точка зрения состоит в том, что оно может быть менее сознательным и более реактивный.

Традиционное действие . Это может быть труднее всего отличить от сознательного действия в том действии, которое было изначально инструментальные, ценностно-рациональные или эмоциональные социальные действия могут стать привычными, традиционным, и сознательно не рассмотренным в более позднее время.

Аффектный или эмоциональный и традиционный действие может быть не таким центральным для веберовского анализа социальных действий в том смысле, что они может стать ценностным, инструментально рациональным или бессознательным.п. 25.

Но если сознательное высвобождение эмоционального напряжение становится рационализируемым п. 2, п. 25.

Обратите внимание, что формы действий идеальны. введите режимы ориентации последнего абзаца перед разделом 3, п. 26. Любое конкретное действие представляет собой смесь этих различные типы рациональных действий, а также могут включать нерациональные или другие формы поведения, которые могут иметь мало значения, связанного с ними.

Обратите внимание на акцент на сознании в этом разделе 2, стр.24-26.

эл. Понимание социальных действий . На стр. 5-6 Вебер дает некоторые методологические указания о том, как социологи могут понять социальные действие. Среди факторов, которые он упоминает являются:

Чуткая или благодарная точность (стр. 5). это получение полностью ясное интеллектуальное постижение элементов действия за счет улавливания эмоционального контекст, в котором произошло действие (стр. 5).Обратите внимание, как это связано с определенным образом мышления со стороны социолога, но также и тщательное эмпирическое исследование личности и ситуации, чтобы была ясность и проверяемая точность понимания и понимание (стр. 5). Для Вебера эти научные наблюдения.

Может быть меньше социологических уверенность в понимании источников ошибок и недоразумений. Поскольку социолог мыслит рационально (согласно Веберу) это может быть несколько проще для социолог понимает рациональное действие, а не иррациональное.Для последних также может быть больше трудно проверить обстоятельства и сделанные соображения.

Ценностно-рациональное действие может быть больше трудно понять социологически, поскольку социолог может иметь разные ценностей и целей, чем другие социальные субъекты. Примером тому служат религиозные или духовные соображения. Хотя я могу понять духовность коренных народов в интеллектуальном смысле, я не могу разработать основательный понимание всех смысловых аспектов, которые ассоциируются у аборигенов это.

Эмоциональные или аффективные формы действия может быть более понятным, поскольку у большинства людей схожие эмоциональные реакции, даже если они могут скрывать их или не выражать их в поведении и действие.

Методологически Вебер утверждает, что удобно рассматривать все иррациональные, аффективно детерминированные элементы поведение как факторы отклонения от идеального типа (с. 6). То есть получить понимание рациональный образ действий и, исходя из этого, можно будет определить ошибки, отклонения, двусмысленности и неопределенности, которые приводят к иррациональным действие.

3. Социальные отношения . Для Вебера индивидуальное социальное действие в социологически значимом поскольку он ориентирован на других и включает в себя субъективное значение со стороны актера. Коэн утверждает, что в В разделе 3 «Концепция социальных отношений» Вебер расширяет значение социальное действие, связывая действия одного человека с действиями других результат — выйти за рамки изучения индивидуального социального действия к определению и анализ социальных отношений.Вебер начинает этот раздел со слов:

Термин социальные отношения будут использоваться для обозначения поведения множества действующих лиц, поскольку в его содержательное содержание, действие каждого учитывает действия других и ориентирована в этих условиях. Социальная Таким образом, отношения состоят полностью и исключительно в существовании вероятность того, что будет значимый курс социальных действий независимо от основания этой вероятности.(Вебер, стр. 26-27).

Коэн утверждает, что это помогает Веберу создать социальная концепция индивидуального действия (с. 77). Каждый аспект социального действия имеет значение для человека, или по крайней мере, в нем есть значимый содержание. Для социальных отношений однако должна быть ориентация отдельных действий друг на друга. То есть для каждого человека социальное действие имеет смысл и ориентирован на других, и когда два или более участника взаимно ориентировать эти значимые социальные действия друг на друга, существует социальная отношение.Такая социальная сами отношения имеют значимое содержание для задействованных акторов. Наконец, Вебера не волнует содержание такого действия, скорее он озабочен определением сущности социальные отношения и аспекты формы или структуры, которые делают их социальными. Таких отношений могло быть много эмоциональные и эмоциональные отношения в семье, дружбе или официальных отношения на рабочем месте, взаимодействие в малых группах или политические взаимодействие. Актеры, задействованные в такие отношения не обязательно должны быть групповыми в смысле статуса или этнической принадлежности. группа, имеющая статус чести.Скорее множественность — это совокупность социальных субъектов, каждый из которых предпринимает значимые действия ориентированы на других. Результат осмысленный курс социальных действий (стр. 27).

Возможно, стоит подумать о действиях множества акторов, которые могут не быть социальными отношениями в веберианской смысл. Примеры могут включать движение пешеходов или транспортных средств или обычные реакции религиозных служба или толпа. Хотя чисто экономическая деятельность или бюрократические отношения могут иметь значение для одного индивидуальные, казалось бы, они не приводят к социальным отношениям, или по крайней мере, не постоянный, есть взаимная ориентация, но во многих случаях значение кажется односторонним, и, конечно же, не существует продолжающегося значимого ход социальных действий.

В абзацах, следующих на стр. 27-28, Вебер расширяет значение социальных отношений, приводя примеры и показывая диапазон социальных отношений, которые могут возникнуть.

В пункте 1 Вебер отмечает много возможных формы довольной дружбы, обмена, конкуренции, конфликта и экономического обмен.

Значение не является верным или правильным в любом абсолютный или теоретический смысл.То есть, каждое социальное отношение связано с каким-то значимым действием, которое соответствует отношениям. Опять таки, Вебера больше интересует то, что определяет социальный аспект отношения, вместо того, чтобы утверждать, что они являются результатом какого-то формального аспекта, такого как церковь или брак. В каждом случае, социальные отношения — это не институт, а осмысленное поведение людей, вовлеченных в учреждение. Конечно, заведение например, брак, скорее всего, будет связан с значимым социальным отношение.

Вебер не хочет овеществлять концепция социальных отношений, то есть сделать их более фиксированными и имеющими отдельный статус. В то время как Марксисты не рассматривают овеществление экономических концепций в эксплуататорских отношения скрыты, Вебер делает то же самое в отношении социальных институтов и конструкции. Здесь он утверждает, что это имеет смысл обсуждать такие понятия, как состояние, но только до тех пор, пока актуальные социальные отношения, связанные с этим отношения, которые составляют институт и делают его значимым.Если такие отношения исчезнут, значит, нет. дольше существует социологически.

Отношения могут быть асимметричными это могло бы иметь место во многих отношениях потребителей и продавцы. Пункт 3 расширяет это асимметрия, отмечая, что понимание может быть неодинаковым для разных люди в отношениях. Такой асимметричные отношения могут быть более склонны к распаду или недопониманию чем симметричны, хотя и не обязательно в случае долга или верность.Обратите внимание на эту возможность в элементе 5, стр. 28, где меняются политические отношения.

Различные степени постоянства отношения существуют (п. 4, с. 28). Вебер утверждает, что мимолетные отношения могут быть отношения, повторяющиеся или постоянные и регулярные социальные отношения кажутся более социально значимыми для социальных моделей, максим, использования, или обычай разрабатывать. В пункте 6 Вебер отмечает, что относительно постоянные социальные отношения связаны с максимы или обычно ожидаемые и понятные формы действий партнеров по отношение.Это особенно случай для рациональных отношений, в то время как объем и типы более эмоциональные отношения могут варьироваться в более широких пределах (рассмотрите типовые переменные Парсонс). Например, супружеский отношения могут варьироваться от любви и привязанности до насилия и недоверия, и снова обратно. Рациональные отношения в бизнес или бюрократия, как правило, не выдерживают таких резких колебаний.

В пункте 7 Вебер комментирует согласие: верность и долг.Для понимания легитимность и авторитет важны для Вебера.

Некоторые из этих примеров показывают разнообразие способов возникновения и продолжения социальных отношений. Отказываясь овеществлять отношения, Вебер также указывает на гибкий характер каждых социальных отношений. То есть, хотя мы можем обозначать ситуации как Вебер утверждает, что такие учреждения, как рабочее место или семья, не установлены, предопределенная форма, скорее социальные отношения определяются тем, как люди в этих отношениях развивают и используют в своих действиях значение, которое поддерживать социальные отношения.

Обратите внимание, что Вебер не учитывает это взаимодействия в той же манере, что и теоретики символического интеракционизма, хотя он близок к этому. Он признает что существует взаимная ориентация актеров друг на друга, но не поднимает возможность того, как другие видят вас, повлияет на это действие, или как потенциальная реакция других является частью того, что определяет социальное действие или как взаимное взаимодействие включает процессы интерпретации и аккомодации.Скорее Вебер сосредотачивается на каждом актере, преследуя действие для себя, и ориентируя это действие на другие.

4. Стабильные выкройки и максимы . Коэн отмечает, как Вебер развивает понятие постоянство социальных отношений, отмечая, что есть повторяющиеся повторения социальных отношений, поэтому закономерности и закономерности социальных действий развивать. Это дает возможность подключиться индивидуальные социальные действия с институтами и структурами. паттерны и повторяющиеся отношения, которые формируют институты и структуры общества.Коэн утверждает, что это позволяет для идеальных типов крупных институциональных заказов (с. 77). Примечания Вебера:

4. Социальные отношения могут иметь очень мимолетный характер или разной степени постоянства. В последнем случае существует вероятность многократное повторение поведения, соответствующего его субъективному смысл и, следовательно, ожидается.

6. Содержательный контент, который остается относительно постоянным в социальных отношениях. с точки зрения принципов, которых заинтересованные стороны ожидают соблюдения своими партнеров в среднем и примерно.Чем более рационально отношение к ценностям или к поставленным целям, тем более рациональным является действие, тем более вероятно, что это так. (Вебер, стр. 28).

В пункте 4 Вебер отмечает, что отношения могут регулярно повторяться, так что действия, имеющие значение, связанные с их следовало ожидать. Это это повторение на регулярной основе, которое создает шаблоны, которые мы можем назвать учреждения. Хотя это может быть формальным учреждения, такие как рабочее место или школа, многие из них созданы на более добровольные учреждения, такие как семья, группы сверстников или дружба.Но обратите внимание, что хотя эти обычные шаблоны ожидаются, Вебер утверждает, что это все еще социальные действия, основанные на значение для актеров.

В пункте 6 Вебер отмечает, что содержание эти упорядоченные социальные отношения могут стать максимальными формами действия, которые соблюдаются и ожидают соблюдения, по крайней мере, в среднем и примерно. В следующем разделе Экономика и общество Вебер отмечает, как они могут стать еще более упорядоченными и единообразными по мере развития использования, обычаи, соглашения или даже законы.

Вебер также отмечает, что регуляризация более вероятно, что это произойдет, когда есть рациональные действия. Если действие носит аффективный характер или связано с личным связей, то меньше вероятность того, что он станет единообразным.

Вебер, похоже, не уделяет особого внимания тому, что происходит в случае неожиданных действий, или что происходит, когда люди не придерживайтесь максим и ожиданий. Именно на этих ситуациях Дюркгейм и Парсонс уделяли больше внимания. деталь.Парсонс, в частности, отметил такие факторы, как общественное одобрение и неодобрение.

На стр. 78, Коэн связывает эти надиндивидуальные нормы, которые развиваются из устойчивых моделей социального действия и социальные отношения к вопросу о порядке, который, как он отмечает, является поведением ориентированный на максиму, норму или правило. Существуют различные формы власти, способы создания легитимности. обсуждаемые Вебером в этом контексте (традиционные, харизматические, рационально-правовой).Как отмечает Коэн, легитимность нельзя предполагать, но она должна демонстрироваться в каждом конкретном случае. Но если это можно продемонстрировать, это дает объяснение структурных порядков, основанное на значении и индивидуальном социальное действие, таким образом, обеспечивает решение проблемы структуры действия.

В заключительной части чтения Вебер связывает такие повторяющиеся шаблоны с использованием регулярных вхождений фактических практики, в том числе мода и обычаи, более продолжительные или более постоянные практики.Опять же, это может быть считается основой развития социальных институтов.

5. Проблемы подхода Вебера

а. Сосредоточьтесь на сознании на протяжении всего обсуждения социальное действие, Вебер подчеркивает сознательный аспект и пытается устранить из обсуждения те аспекты, которые не столь осознаны. Несмотря на систематичность, тщательность и полезность, его подход может быть слишком узким взглядом на то, что составляет человеческие социальные действия и что является социально значимым с точки зрения социального поведения и социального учреждения.

г. Причины . Вебер мало анализирует, почему люди придерживаются максим и условности. Вебер предоставляет разумное объяснение того, как люди их перехватывают и как они общаются в что люди придают им смысл. Но есть небольшое объяснение того, почему они повторяются, кроме того, что они делать, потому что люди этого ожидают.

г. Мощность . Коэн отмечает (стр. 78) особую природу власти Вебера.В то время как определение власти Веберсом было широко используется способный выполнять волю даже против противодействия со стороны других не кажется хорошо обоснованным в теории действия Вебера. Коэн отмечает, как он смешивает волю или решимость с осмысленным намерением, но откуда берутся воля и решимость из? Вебер очень осторожен в работе со смыслом, но Вебер вводит волю без объяснения причин. Кажется, это проблема для взаимодействия теоретики тоже.

г.Неравенство . Коэн также считает, что Вебер не имеет теория неравенства в рамках концепции осмысленного действия (с. 78). Фактически, некоторая степень равенства может быть подразумевается в определении социальных отношений, хотя ни Вебер, ни Коэн, обратите внимание на это. Коэн отмечает, что Вебер использует специальное объяснение неравенства, говоря, что оно возникает в результате конфликта или выбор. Напомним, что определение социальных отношений не учитывает природу отношения, т.е. в социальных отношения. Проблема в том, что Вебер не продолжает это обсуждением этих различных форм социальные отношения.

6. Вывод

Веберы сосредотачиваются на сознании и значении предоставили очень полезный способ понять, как социальные действия могут быть считается. Это всегда заставляет социолог, чтобы понять актера, рассмотреть позицию актера и изучите, как смысл существует в любом социальном действии.Связывая социальное действие с социальными отношениями и утверждая, что эти шаблоны развития, которые становятся регуляризованными, Вебер может интегрировать действие и структура, и дать объяснение социальных структур в конечном итоге коренится в индивидуальном социальном действии. В то же время Вебер, возможно, дал слишком узкое определение социального, и не уделено достаточного внимания ряду аспектов, таких как проживание, взаимодействие, власть и неравенство. Но В конце концов, Веберы считают, что акторы определяют свое собственное поведение (Коэн, стр.78) представляется достойным рекомендации социологическому исследованию. Слишком часто суждения о действиях социальные акторы создаются другими людьми без хорошего понимания позиции, определение и положение актера.

Последняя редакция 18 января 2003 г.

Вернуться в социологию 319

Обзор теории социального действия профессора Годвина Эммануэля Ойедокуна :: SSRN

20 стр. Размещено: 11 фев 2017

Дата написания: 17 декабря 2016 г.

Абстрактные

Социология не ограничивается изучением только социального действия; он также изучает некоторые другие факторы.Основной факт состоит в том, что социальное действие — это действие, которое является социальным по своей природе и постольку, поскольку в силу субъективного значения, придаваемого ему индивидуальным действием, оно принимает во внимание поведение других и, таким образом, ориентируется в своем ходе. Теория социального действия — хороший указатель на понимание мыслей в менеджменте, особенно в управлении производством. В этом исследовании теория социального действия оценивалась по четырем факторам, лежащим в основе теории. Анализ содержания был принят путем обзора доступной литературы в области данного исследования.Руководители и лица, отвечающие за корпоративное управление любой организации, сочтут это исследование полезным, особенно то, как четыре фактора теории социальных действий могут быть использованы для понимания поведения работников и как эффективное управление им может привести к увеличению стоимости организации с точки зрения прибыльности и роста. Теория социального действия дает исследователям лучшее понимание действий, стоящих за человеческим поведением, которое может быть традиционным, аффективным, ценностным или рациональным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *