Социальное иждивенчество это: Социальное иждивенчество, как побочный эффект социального государства

Автор: | 04.08.1976

Содержание

Социальное иждивенчество, как побочный эффект социального государства

Социальное иждивенчество, как побочный эффект социального государства

Социальное государство — это государство, политика которого заключается в распределении благ, таким образом, чтобы разрыв между богатыми и бедными был минимален, также социальное государство ставит своей целью выплаты различных пособий и поддержание нуждающихся.

Выделяют несколько функций государства данного типа. Это — функция возмещения, она обусловлена двумя тенденциями, первое, рост занятости в сфере услуг, при поляризации их оплаты. Второе, увеличение численности самодеятельного населения. Обязательное социальное страхование должно охватывать не только традиционные, но и новые формы занятости, так как ценности постоянно меняются. Инвестиционная функция способствует предпосылкам в области социальной модернизации, развитию образования и науки. Следующая функция — эмансипаторская, ее смысл заключается в защите личности от социальных рисков, которые возникают при рыночной экономике. Социальное государство должно контролировать рынок, также такое государство должно предоставлять возможности для индивидуального развития. Последняя функция, которая включает в себя распределение и перераспределение средств между налогоплательщиками и гражданами, находящимися в неблагоприятных социальных и финансовых условиях.

Социальное иждивенчество — означает стремление людей полагаться не на себя, а на других, это проявляется в высоком числе граждан, живущих на пособие по безработице и иные виды социальных опций, предоставляемых в том или ином государстве.

Так как основной целью социального государства, является поддержание достойного уровня жизни среди всего населения (для этого вводят различные пособия), то это безусловно является положительным фактором, но тот же момент эта система предполагает возникновение социального иждивенчества, как формы паразитизма, когда граждане не смотря на то что являются трудоспособными, живут на эти пособия, которые в значительной степени формируются из взимания налогов с работающей части населения.

Безусловно, проблема социального иждивенчества берет начало в самой системе государства, так как в значительной части государств право на социальное обеспечение и получение различных благ закреплено законом, на уровне Конституции. Несмотря на то, что индивид может осознавать тот факт, что он просто на просто пользуется государством, в корыстных целях, то он не может является правонарушителем, потому что само это государство создает благоприятную почву для данных действий, потому что именно оно устанавливает правила устройства системы общественных благ.

Достаточно серьезной проблемой является тот факт, что в нынешнее время темпы экономического роста, в ряде стран имеют достаточно плачевные показатели, но тем не менее, государства, нацеленные на развитие социального обеспечения, продолжают свою политику, это приводит к конфликту между экономической и социальной сферой, существует и конфликт между налогоплательщиками и гражданами пользующимися социальными благами на достаточно сомнительной основе. Недобросовестные граждане могут скрывать информацию о своих доходах, в том числе посредством подделки документом и на этой основе получать пособие по бедности. Тем не менее в последнее время иждивенчество пытаются оправдать.

Весьма серьезным фактором социальное обеспечение является для политических сил, так как образуя социальные пособия, политики получают новых избирателей.

Проблема эффективности социальной политики заключается в том, что индивиды обладают врожденной эгоистичностью, вместе с тем, дефекты в системе государственного управления приводят к значительному снижению принятых мер.

Еще одним моментом, является то, что граждане получающие социальное обеспечение, выражают недовольство, говоря о том, что им не хватает этих средств, посредством проведения митингов требуют повышения размера пособий. «Согласно закону, касса выплачивает пособие в размере 80% от последней зарплаты на протяжении 300 рабочих дней, однако это лишь начало длинного и извилистого пути хронического безработного. » — таким образом складывается ситуация с безработными в Швеции, где существует несколько способов продления пособия на несколько лет. Человек, как известно, получая что — то безвозмездно, начинает наглеть, в силу своих эгоистических наклонностей, и ему постоянно не хватает, поэтому такие граждане начинают паразитировать, что негативно сказывается на обществе и экономическом секторе прежде всего.

Так как социальная политика все же является достаточно значимой, то следует уделить внимание механизмам ее регулирования, для того, чтобы снизить негативные последствия, ведущие к социальному иждивенчеству. Значительным моментом в улучшении социальной политики является степень развития экономики, поэтому невозможно проводить эффективную социальную. Политику не имея значительного экономического роста. Также необходимо повышать индивидуальную ответственность граждан, за сое будущее. Так как социальная политика ориентирована на достижение удовлетворения коллективных потребностей, то это в целом, снижает мотивации граждан. Необходимо «освежать» социальное регулирование, так как со временем этот инструмент приводит к паразитированию среди всех групп населения, только социальная ответственность может поддерживать систему в надлежащем виде и противостоять ее деградации.

Иждивенчество — это… Что такое Иждивенчество?

Иждивенчество
(ст.-слав. – из-расходовать) – отрицательная нравственно-этическая черта характера и соответствующая манера поведения, выражающиеся как злоупотребление вниманием, помощью и слабостью других людей и организаций, сознательное стремление жить за счет их, не прилагая к решению собственных проблем никаких усилий. Иждивенчество – это целая жизненная идеология эгоизма, позиция признания обязанности кого-либо брать на содержание, помогать тому, кто сам не желает себя обеспечивать. Иждивенчество, как правило, скрывается под красивым лозунгом взаимопомощи, меценатства, да и просто заботы и помощи. В социальной психологии разрабатывается понятие социального иждивенчества. Иждивенчество – это потребительство, без созидания, вполне здоровых людей. Проявляется это качество уже в детстве, например, при списывании домашнего задания или контрольной, при посягательстве на чужие вещи. Это качество провоцирует воровство, зависть и другие пороки.

Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога).— Екатеринбург. В.С. Безрукова. 2000.

Синонимы:
  • Иерархичность
  • Ижица

Смотреть что такое «Иждивенчество» в других словарях:

  • ИЖДИВЕНЧЕСТВО — ИЖДИВЕНЧЕСТВО, а, ср. (неод.). Стремление во всём рассчитывать не на свои силы, а на помощь других, вообще жить за чужой счёт. | прил. иждивенческий, ая, ое. Иждивенческие настроения. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • иждивенчество — сущ. , кол во синонимов: 3 • иждивенство (3) • нахлебничество (4) • потребительство …   Словарь синонимов

  • иждивенчество — ▲ использование ↑ чужой (индивид), плод (деятельности) иждивенчество жизнь, существование за чужой счет, в ущерб кому то. тунеядство. тунеядец. тунеядствовать. разг: тунеядничать. дармоед (разг). дармоедничать. паразитизм действия во благо себе в …   Идеографический словарь русского языка

  • иждивенчество — ИЖДИВЕНЧЕСТВО, а, ср Поведение, обнаруживающее стремление жить на готовом, во всем рассчитывать на помощь других, а не на свои силы. Безусловно, что социальное иждивенчество является как одним из источников бедности, так и одним из условий ее… …   Толковый словарь русских существительных

  • Иждивенчество — ср. 1. Поведение, поступки иждивенца [иждивенец 1.], иждивенки [иждивенка 1.]. 2. Пребывание на чьём либо иждивении. 3. перен. Стремление жить, постоянно рассчитывая на чью либо помощь, а не на свои силы и средства. Толковый словарь Ефремовой. Т …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • иждивенчество — иждивенчество, иждивенчества, иждивенчества, иждивенчеств, иждивенчеству, иждивенчествам, иждивенчество, иждивенчества, иждивенчеством, иждивенчествами, иждивенчестве, иждивенчествах (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А.… …   Формы слов

  • иждивенчество — иждив енчество, а …   Русский орфографический словарь

  • иждивенчество — (2 с) …   Орфографический словарь русского языка

  • иждивенчество — а; ср. Состояние иждивенца (2 зн.) …   Энциклопедический словарь

  • Иждивенчество — общественное явление и особенность личности, проявляющиеся в неспособности и нежелании людей материально и духовно содержатьсебя, в отсутствии чувства ответственности и готовности самостоятельно решать сложные жизненные проблемы …   Словарь терминов по общей и социальной педагогике

2.

9. Социальная поддержка населения / КонсультантПлюс

Целями государственной политики в области социальной поддержки населения на рассматриваемый период являются:

смягчение негативных последствий бедности, снижение социального неравенства и предотвращение социального иждивенчества;

повышение эффективности социальных пособий и предоставление других форм помощи малоимущим семьям на основе принципа адресности;

расширение рынка и повышение качества предоставляемых социальных услуг в целях обеспечения свободы выбора граждан, пользующихся бесплатными или субсидируемыми социальными услугами;

расширение свободы выбора граждан, пользующихся бесплатными или субсидируемыми социальными услугами.

Для реализации поставленных целей преобразования в системе государственной социальной помощи будут направлены на достижение следующих задач:

обеспечение максимально эффективной защиты социально уязвимых семей, не обладающих возможностями для самостоятельного решения социальных проблем;

повышение эффективности социального обслуживания населения, в том числе за счет активного привлечения негосударственных организаций;

четкое разграничение и при необходимости перераспределение полномочий между различными уровнями власти в сфере социальной поддержки населения;

развитие конкурсного финансирования в социальной сфере с привлечением альтернативных источников финансирования различных видов социальной помощи.

Будут разработаны и реализованы государственные меры по преодолению бедности, предусматривающие снижение ее уровня в среднесрочном периоде, предупреждение ее возрастания и распространения, в том числе с использованием различных механизмов и подходов к конкретным социально — экономическим группам населения.

В целях уточнения методологии определения прожиточного минимума как критерия бедности в соответствии с законодательством в условиях реформирования социальной сферы будет осуществляться актуализация потребительской корзины для основных социально — демографических групп населения с учетом практики экспертизы региональных потребительских корзин.

В основу реформ в сфере социальной поддержки населения будет положен принцип адресной направленности социальной помощи на основе проверки нуждаемости, сутью которой является сосредоточение государственных ресурсов на удовлетворении потребностей тех, кто наиболее в них нуждается.

Потребуется постепенный и взвешенный подход к пересмотру и отмене ряда льгот при введении адекватных компенсационных механизмов для малоимущих и наиболее уязвимых слоев населения.

Льготы, установленные для различных категорий работающих граждан (в частности, для работников правоохранительных органов, военнослужащих), будут переведены в форму денежных выплат.

При отказе от традиционно сложившегося уравнительного предоставления социальных льгот будут учитываться категории граждан, которые по своему физическому, возрастному состоянию лишены возможности самообеспечения. В этом случае социальные льготы будут трансформироваться в один из видов государственной социальной помощи.

Государственная социальная помощь будет оказываться только малообеспеченным семьям, чей совокупный доход ниже величины прожиточного минимума и находящимся в тяжелой жизненной ситуации. В связи с этим требуют совершенствования процедуры обязательной проверки нуждаемости ее получателей, а также обязательности использования всех возможностей для самостоятельного преодоления тяжелой жизненной ситуации. Предусматривается постепенное введение контрактной системы, предусматривающей встречные обязательства клиента при получении помощи (трудоустройство, участие в общественных работах, в программах социально — психологической реабилитации и др. ).

Потребуется разграничить полномочия, права и ответственность в этой сфере между органами государственной власти Российской Федерации, ее субъектов и органов местного самоуправления. На федеральном уровне предполагается установить общие условия, правовые и организационные основы оказания государственной социальной помощи. В задачи федеральных органов исполнительной власти входит формирование законодательной нормативной базы, определяющей параметры бедности и механизмы ее преодоления, разработка методик адресного порядка оказания государственной социальной помощи и контроль за его осуществлением, проверка законности принимаемых на региональном уровне решений. Функции определения размеров и видов оказания социальной помощи, а также установления дополнительных условий для получения нуждающимися гражданами социальной помощи предполагается передать на региональный уровень. Непосредственное предоставление социальной помощи целесообразно осуществлять органами местного самоуправления, так как по своей природе они максимально приближены к населению.

Сохраняется актуальность решения задачи определения потребности субъектов Российской Федерации в финансировании адресной социальной помощи с учетом необходимости межбюджетного выравнивания. При этом финансирование государственной социальной помощи, предусмотренное законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, должно осуществляться из бюджетов соответствующих субъектов Российской Федерации.

Для усиления государственной помощи гражданам, имеющим детей, будут приняты меры по обеспечению своевременной и в полном объеме выплаты ежемесячных пособий.

В последние годы увеличилась численность граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации и нуждающихся в комплексных мерах социальной поддержки (инвалиды, военнослужащие, принимавшие участие в боевых действиях, лица без определенного места жительства, граждане старшего поколения, безнадзорные и беспризорные дети).

Целью государственной политики в отношении указанных категорий социально уязвимых граждан является создание условий для реализации и обеспечения им равных с другими гражданами возможностей в реализации гражданских, экономических, политических и других прав и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации и действующим законодательством. В частности, необходимо принятие мер по повышению социального статуса и уровня материального обеспечения военнослужащих, членов их семей, ветеранов Вооруженных Сил Российской Федерации, созданию государственной системы медико — социальной и медико — психологической реабилитации участников боевых действий, жертв вооруженных конфликтов и чрезвычайных ситуаций.

В связи с ростом численности граждан, имеющих инвалидность, прежде всего детей, возросла потребность в проведении их медицинской, профессиональной и социальной реабилитации. Приоритетными направлениями в среднесрочный период будут являться:

совершенствование государственных служб медико — социальной экспертизы и реабилитации инвалидов;

стимулирование производства протезно — ортопедических изделий и других технических вспомогательных средств, облегчающих труд и быт инвалидов, расширение ассортимента и повышение качества этих изделий;

обеспечение доступности для инвалидов зданий и сооружений, средств транспорта, связи и информации и т. д.

В сфере социальных услуг будут решаться задачи по расширению рынка и повышению качества предоставляемых услуг; децентрализации системы социальных служб; дальнейшему развитию негосударственного сектора.

Предполагается дальнейшее развитие программно — целевых и конкурсных механизмов финансирования деятельности по предоставлению населению социальных услуг с целью обеспечения равного доступа к государственному финансированию для государственных и негосударственных организаций, предоставляющих социальные услуги.

Предусматривается разработать общие требования к деятельности государственных, муниципальных, частных и иных учреждений, предоставляющих различные виды социальных услуг, на основе государственных стандартов социального обслуживания и системы оценки качества выполнения социальных программ; использовать наряду с государственным финансированием частные благотворительные средства; развивать самоокупаемость социальных услуг в сферах, где для этого существуют необходимые предпосылки.

В целях обеспечения эффективного управления процессами в социальной сфере будет продолжена работа по комплексной информатизации социальной сферы, которая позволяет создать единую систему сбора, хранения и представления информации, характеризующей состояние социальной сферы Российской Федерации.

Отсутствие конкуренции и парадигма иждивенчества приводят к деградации социальной сферы

Фото: Евгений Реутов | Росконгресс

Открытые данные, цифровые решения для регионов, эффективная кадровая стратегия, взаимодействие государства с бизнесом и НКО, а также альтернативные финансовые инструменты позволят социальной сфере выбраться из иждивенческой модели и повысить качество предоставляемых населению услуг. Такую позицию озвучила генеральный директор Агентства стратегических инициатив (АСИ) Светлана Чупшева 6 июня на сессии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ 2019) «Государство и бизнес в социальной сфере: в поисках новых точек роста».

«Поведенческая модель — она иждивенческая в социальной сфере. У нас действительно социальная сфера даже сотрудниками самой сферы воспринимается как постоянно дотационная, затратная, абсолютно не инвестиционно привлекательная. С этим нам нужно всем вместе бороться и показывать, что социальная сфера – это прежде всего инвестиции в человеческий капитал», — заявила Светлана Чупшева.

По ее мнению, эффективному развитию социальной сферы, препятствуют серьезные ограничения для бизнеса и негосударственных организаций.

«У нас десятки лет монополистом в этом секторе было и есть государство. Я не говорю, хорошо или плохо это. Наверное, больше плохо, потому что в социальной сфере абсолютно отсутствует конкуренция. Это приводит к некой стагнации и деградации», — отметила глава АСИ.

Светлана Чупшева выделила ключевые элементы для изменения текущей ситуации.

Технологии

Технологии позволят выявить потребности конкретных людей, быстрее и качественнее оказывать помощь.

«В социальной сфере огромный дефицит новых решений. Здесь я говорю и о цифровых решениях, и переходе из парадигмы заявительного характера социальных услуг. Мы просто не должны себе позволять ждать, когда к нам придет человек уже с запущенным диагнозом, когда мы не можем ему вовремя помочь и оказать помощь, когда пожилой человек не дождется социальной поддержки, останется в одиночестве и ему не к кому будет обратиться. Для нас основная стратегия – это выявительный характер. Мы понимаем, как дотянуться до каждого человека, который нуждается в государственной помощи и получении социальных услуг», — сказала гендиректор АСИ.

Открытые данные

Открытые, доступные и большие данные кратно увеличат эффективность оказания социальных услуг и обеспечат удовлетворенность населения качеством этих услуг.

«У нас сегодня плохо налажено межведомственное взаимодействие между системой здравоохранения и социальными услугами. Мы разделяем: это услуги здравоохранения, а это – социальные. Должны быть комплексные услуги, ведь какую тему ни возьми: ранняя помощь, долговременный уход, паллиативная помощь — это все комплексная помощь. И здесь очень важно обеспечить регламенты взаимодействия, проектный подход к работе социальных служб. Все службы должны работать вокруг человека, в центре должен стоять человек и его потребности. Наша задача — выявить, удовлетворить и предложить все необходимые сервисы и услуги», — пояснила Светлана Чупшева.

Подготовка кадров

Для работы в социальной сфере нужны высококлассные специалисты и эффективные управленческие команды.

«Мы запустили в этом году первую проектную программу подготовки управленческих команд именно в социальной сфере. Мы пригласили вице-губернаторов, которые отвечают за развитие социальной сферы, профильных министров и впервые к этой команде присоединились представители НКО, благотворительных фондов, бизнеса и руководители учреждений социальных. Задача была – вместе определить стратегию развития в социальной сфере, определить дефициты, точки роста и сформировать дорожную карту по определенному направлению.

У нас очень интересные проекты получились. Коллеги представили свои карты развития, которые касаются детского отдыха, оказания социальных услуг, профилактики бедности, демографии, сервисов и услуг для старшего поколения», — сообщила Светлана Чупшева. При этом она подчеркнула, что разработанные комплексные планы – не дотационные и не связанны с расходами и обязательствами региональных бюджетов.

Финансовые инструменты

Вариативность финансовых инструментов и поиск новых механизмов поддержки позволит обеспечить высокую концентрацию бизнеса и НКО на рынке социальных услуг.

«Мы видим вклад бизнеса, вклад НКО своими ресурсами и моделями, вклад региональных органов власти и муниципалитетов – и в части инфраструктуры, и в части новых моделей финансирования и мер поддержки, которые не только реализуются в затратной части бюджета, но и в вариативной. Это может быть компенсация и возмещение затрат, понесенных НКО и бизнесом, и частно-государственное партнерство, и те же социальные облигации за экономический эффект», — отметила генеральный директор АСИ.

По словам Светланы Чупшевой, инвесторам уже недостаточно упрощенных процедур регистрации предприятий, получения разрешений на строительство и адресных мер поддержки со стороны регионов. 

Важное условие выбора территории для вклада инвестиций — комфортная городская инфраструктура для сотрудников и их семей, качество услуг образования, здравоохранения и социального обслуживания.

«И здесь мы готовы предложить площадку АСИ и Деловой России — мы формируем группы прорыва (рабочие группы), которые разрабатывают пакет решений, предложений для принципиально новой модели развития социальной сферы», — подытожила Светлана Чупшева.

Екатерина Затуливетер о социальном предпринимательстве — Реальное время

Екатерина Затуливетер о социальном предпринимательстве в России

«Людям очень важно знать, что есть социальные предприниматели с многомиллионными бюджетами. Потому что, к сожалению, в России распространено заблуждение, что социальное предпринимательство — это максимум выход на самоокупаемость. Это неверно в корне, мы тоже зарабатываем, просто параллельно решаем социальные проблемы, а не создаем их, как это зачастую делает обычный бизнес», — рассуждает Екатерина Затуливетер, основатель проекта альтернативного туризма. В интервью «Реальному времени» она рассказала о том, как развивается социальное предпринимательство в мире и почему с его помощью можно решить проблемы малых городов и деревень России.

«В России распространено заблуждение, что социальное предпринимательство — это максимум выход на самоокупаемость»

— Екатерина, что такое социальное предпринимательство? Чем оно отличается от благотворительности и обычного бизнеса?

— У этого термина очень много определений в разных странах и сообществах. Для себя я вывела следующее определение: это зарабатывание денег на решении социальных проблем. Ты решаешь социальную проблему и на этом зарабатываешь. Если компания живет на гранты и на эти средства решает социальные проблемы, это не социальное предпринимательство.

О разнообразии определений этого термина свидетельствует, например, тот интересный факт, что, согласно российскому законодательству о социальном предпринимательстве, наша фирма «Альтуризм» не является социальным предпринимательством. Но нас это не сильно беспокоит. Если тебе нужны плюшки от государства, то тебе важно, как оно тебя называет. Если нет, тебе все равно. А среди социальных предпринимателей наша деятельность признана.

— Когда в России появились первые проекты в сфере социального предпринимательства?

— Лет 10—15 назад. Но не многие из компаний, которые были организованы тогда, живы сегодня. Из тех, кто до сих пор работает, могу назвать, к примеру, компанию «Авоська дарит надежду» (социально-экологический проект, заключающийся в популяризации авоськи как альтернативы полиэтиленовым пакетам и в трудоустройстве людей с ограниченными возможностями, — прим. ред.).

Фото vk.com/avoskagiveshope
Из тех, кто до сих пор работает, могу назвать, к примеру, компанию «Авоська дарит надежду»

Есть в России и компании, которые родились 20—30 лет назад, у них есть миссия, своей деятельностью они решают серьезную глобальную проблему. Но термин «социальное предпринимательство» к нам пришел позже, и они считают себя просто бизнесом. Когда я встречаю руководителей этих фирм, я стараюсь объяснить им, что они — социальные предприниматели, и прошу их рассказывать об этом широкому кругу лиц. Людям очень важно знать, что есть социальные предприниматели с многомиллионными бюджетами. Потому что, к сожалению, сейчас в России распространено заблуждение, что социальное предпринимательство — это максимум выход на самоокупаемость. Это неверно в корне, мы тоже зарабатываем, просто в ходе своей деятельности мы решаем социальные проблемы, а не создаем их, как это зачастую делает обычный бизнес.

Важно развеять этот миф про самоокупаемость, потому что это отпугивает от сферы социального предпринимательства тех, кто хотел бы также зарабатывать. Социальное предпринимательство — это про деньги, это заработок, можно зарабатывать много и при этом помогать обществу решать проблемы.

«Туристы видят, что весь персонал — женщины с лицами, обожженными серной кислотой»

— Успешные кейсы, наверное, в первую очередь связаны с Европой?

— Нет, социальное предпринимательство процветает в странах, где больше социальных проблем. В Европе оно тоже есть и существует дольше, чем в России, там больше поддержки. На ту же поддержку от Европы могут рассчитывать и российские предприниматели. Многие наши предприниматели учились в Европе, там организуются учебные практики, программы по социальному предпринимательству. Такой обмен опытом очень помогает.

Но зародилось социальное предпринимательство в Бангладеш. По сути, его изобрел Мухаммад Юнус, удостоенный за это Нобелевской премии. Он создал банк для бедных, «Грамин банк», который использует систему микрокредитования. В России история с микрокредитами обернулась некрасиво и граничит с обманом, но в Бангладеш все иначе: ты берешь 10 долларов, можешь купить на них козу, начать продавать молоко и через некоторое время вернуть 11 долларов, имея средства к существованию. Многие сельские жители поднялись за счет микрокредитов. Это пример самого первого и успешного социального предпринимательства.

Фото tripadvisor.com
Кафе в Агре на пять столиков решает эту проблему на государственном уровне. Оно привлекло внимание всего мира

Пример из Индии. В городе Агра, где находится Тадж Махал, есть кафе Sheroes Hangout. Когда иностранные туристы приезжают посмотреть на Тадж Махал и ищут место, где перекусить, то все приложения в первую очередь рекомендуют посетить это кафе. Все отзывы о нем только положительные и все оценки неизменно высокие. Людям становится интересно, что же там такое, и когда они приходят, то видят, что весь персонал кафе — женщины с лицами, обожженными серной кислотой. Сидя в этом кафе, узнаешь, что в Индии существует огромная проблема: если мужчина предложил девушке выйти замуж, а она отказывается, он может облить ее серной кислотой, после чего общество отвергает этих женщин, как падших виновниц произошедшего, и они вынуждены всю жизнь проводить в стенах дома на попечении родителей. В Индии и так рождение дочери в семье считается менее благоприятным, чем рождение сына, а тут она еще и остается на шее у родителей и ее нельзя выдать замуж.

И кафе в Агре на пять столиков решает эту проблему на государственном уровне. Оно привлекло внимание всего мира. Туда приходит много иностранцев, они понимают, что это проблема всей страны, и распространяют эту информацию. Она дошла до ООН, премьер-министр Индии приезжал в это кафе, обещал ввести законодательные меры и уголовную ответственность для мужчин, совершающих подобные преступления.

— Вы сказали, что социальное предпринимательство — это не только самоокупаемость, но и заработок. Приведенные вами примеры подтверждают это?

— У социального предпринимательства часто очень интересные модели монетизации. Например, в кафе модель монетизации — «плати сколько хочешь». Там нет цен на еду. Но, окунаясь в эту проблему, в глубину индийского общества, узнавая, какую огромную проблему решает это кафе, посетители оставляют там за обеды и ужины в 5—20 раз больше, чем они стоят. И это позволяет кафе не просто выживать и выплачивать зарплату женщинам, но и оплачивать лоббистов на высоком уровне, чтобы изменить мнение всего общества.

— Европа может похвастаться такими успешными кейсами?

— Множеством. Например, в Германии организованы экскурсии по Берлину от бездомных. Они водят желающих по городу и показывают свой мир, где живут бездомные, где они едят, стирают одежду, купаются, проводят свободное время, развлекаются. И пресытившиеся туристы, которым надоели обычные экскурсии, и даже жители города, уставшие от общеизвестных достопримечательностей, с удовольствием идут в такие туры, чтобы посмотреть другой Берлин, о котором они не узнают никогда, если его им не покажут те, кто оказался в такой ситуации. Эти экскурсии дают бездомным возможность заработать деньги, накопить на аренду жилья, приличную одежду и устроиться на постоянную работу.

Фото berlin24.ru
В Германии организованы экскурсии по Берлину от бездомных. Они водят желающих по городу и показывают свой мир, где живут бездомные, где они едят, стирают одежду, купаются, проводят свободное время, развлекаются

А после того, как в Германию в большом количестве прибыли сирийские беженцы, эта организация распространилась еще и на экскурсии от беженцев. Сирийские беженцы показывают Берлин, проходя через свой конфликт: рассказывают, что в Берлине им напоминает о Сирии, как они жили в Сирии, как они сюда приехали, через какие ужасы прошли, как теряли семьи, близких. И это все через какие-то точки, достопримечательности по всему Берлину. Этот проект помогает тем, кому нужны деньги, но у кого нет никаких компетенций или они не могут их сейчас применить.

«Мне никогда не нравилось, что у нас сидят на кухне и жалуются, что все плохо»

— Теперь давайте обратимся к вам. Почему вас все это заинтересовало?

— Социальным предпринимательством, развитием малых территорий, сел и городов, я занимаюсь более пяти лет. Я долгое время хотела начать какое-то дело, но меня не прельщали ни бизнес, ни благотворительность. Бизнес делается ради денег, но только жажда наживы не мотивировала меня преодолевать бюрократические и другие препоны, сопутствующие ведению бизнеса, лучше уж работать по найму и не разбираться с остальными проблемами. В благотворительности мне не нравилось то, что нужно постоянно подстраиваться: дали грант — можешь работать, да и гранты часто выдаются не на то, что ты хочешь делать. Кроме того, те, кто идут в благотворительность, часто не могут себе позволить многие вещи в финансовом плане.

И в 2014 году я случайно узнала про социальное предпринимательство. Тут есть миссия, ты решаешь какую-то социальную проблему, которая тебе близка, и в то же время ты независим от грантов и подачек, зарабатываешь как в обычном бизнесе и можешь обеспечивать себе финансовую устойчивость.

— И почему вы пришли именно к теме малых городов и деревень?

— Это тема даже не малых городов и деревень, а тема иждивенчества у нас в стране. Мне никогда не нравилось, что у нас сидят на кухне и жалуются, что все плохо, что ничего не происходит, что никто за нас ничего не делает. И я поняла, что нужно начинать с территорий, которым сложнее всего, до которых не доходят информация, ресурсы, знания, а это как раз наши малые территории. Поэтому для меня это была в первую очередь история изменения иждивенческого сознания на проактивное.

Фото vk.com/altourism
Мы ту же самую технологию адаптировали к ситуации, когда нужно сменить иждивенчество на проактивность, когда люди могут самостоятельно строить свою жизнь в деревне или малом городе, не нужно никого ждать, ни на кого жаловаться, но объединиться и сделать то, что им нужно

— И как вы это делаете?

— Наша технология взята из работы международных организаций, таких как ООН и ОБСЕ. Они применяют эти инструменты на этапе конфликтного урегулирования, чтобы изменить сознание людей, которые недавно воевали между собой, сменить враждебное и агрессивное сознание на как минимум нейтральное. Мы ту же самую технологию адаптировали к ситуации, когда нужно сменить иждивенчество на проактивность, когда люди могут самостоятельно строить свою жизнь в деревне или малом городе, не нужно никого ждать, ни на кого жаловаться, но объединиться и сделать то, что им нужно. Наша география — от Белоруссии до Чукотки. Более 30 кейсов. Основная наша цель — создать активное сообщество, которое будет работать на благо этой территории и тогда, когда мы с нее уйдем.

— Какую бизнес-модель вы используете?

— Туристическое агентство. Это подошло нам больше всего, потому что мы, по сути, туристическая компания, которая создает путешествия в деревни и малые города, где можно принять участие в проекте, который даст толчок развитию этой территории. Развитию путем изменения сознания местных жителей на проактивное и их сплочения в активное сообщество.

«Чтобы местные жители поняли, насколько ценно то, что они выбрасывают»

— Можете привести в пример удачный проект?

— Самый последний — маленький город Городец Нижегородской области. Это исторический очень красивый старинный город, откуда пошла городецкая роспись. Местные жители обратились к нам с проблемой — многие горожане, как это происходит и по всей России, отделывают сайдингом свои дома, снимают красивые старинные наличники и выбрасывают их. Группа активистов стала собирать эти выброшенные наличники. Они спросили у нас, что им с ними делать , чтобы они послужили городу, чтобы местные жители поняли, насколько ценно то, что они выбрасывают. Мы нашли дизайнеров, которые разработали проект арт-инсталляции для Городца. Это будут большие напольные часы, вместо цифр у которых — наличники, от самых старинных до более современных. Посетитель инсталляции проходит через этот портал из наличников и видит, как все менялось, и что еще один шаг — и ничего не останется. Это заставляет задуматься.

Этот проект мы реализуем как серию путешествий. Первое прошло на праздники 23 февраля, мы назвали его «День защитника наличника». Наши альтуристы вместе с местными жителями приняли участие в реставрации наличников и расчистке площадки, где будет располагаться эта инсталляция. 12 июня планируем приехать еще раз. Один день мы будем реставрировать наличники, еще два потратим на установку инфостендов из наличников по городу, где будет рассказано о проекте и показано, как до инсталляции дойти. И уже в августе будет проходить установка инсталляции.

Фото vk.com/altourism
Наши альтуристы вместе с местными жителями приняли участие в реставрации наличников и расчистке площадки, где будет располагаться эта инсталляция

— Вам удается выходить на ту самую окупаемость этих проектов?

— Да, мы выходим на нее за счет путешествий. Мы зарабатываем, но немного. Поэтому у нас есть и другие направления. Мы помогаем развиваться социальному предпринимательству — проводя тренинги по социальному предпринимательству, разрабатывая разные программы в партнерстве, делая акселераторы для университетов и центров предпринимательства. Чем больше социальных предпринимателей, чем больше людей о нем знают, тем лучше всем остальным социальным предпринимателям. Если появится еще 20 компаний, которые займутся решением проблемы вымирания деревень, нам хуже не будет, всем хватит работы. И так с любой социальной проблемой. Это отличает нас от обычного бизнеса, где чем больше игроков в одной сфере, тем хуже тебе.

Есть у нас и другое большое в финансовом плане направление, которое уже выросло настолько, что мы отделяем его в отдельную компанию — Агентство по развитию малых территорий «Цель 11». Название связано с целями устойчивого развития ООН, где 11-я цель — про устойчивое развитие городов и населенных пунктов.

— С какими самыми большими препятствиями вы сталкиваетесь, когда заходите в малый город или деревню?

— Там обычно есть несколько человек, которые пытаются что-то изменить. Остальные крутят пальцем у виска и продолжают ждать какого-то дядю, который решит их проблемы, и жаловаться на власть. Наша работа занимает от полугода до двух лет. И когда мы уезжаем, в этой деревне уже есть активное сообщество из 30—40 человек, которые развивают свою деревню, привлекают средства, компетенции, новых людей. Это отследить очень просто, потому что территории маленькие. Мы приезжаем и знаем, как мыслит каждый местный житель, и видим, как это меняется на протяжении нашей работы.

— Например?

— Маленький город Тутаев на Волге в Ярославской области. Когда мы туда приехали, всего два человека пытались убирать набережную Волги раз в год. Все остальные местные жители говорили, что это должны делать местные власти. Раз местные власти этого не делают, надо жить в грязи. Сейчас, после нашей работы, там существует сообщество из 45 человек, выделились пять лидеров, каждый ведет свой проект. Например, двое рзбивают парк своими силами и силами местного сообщества, запустили его прошлым летом.

Еще один местный житель, почувствовав поддержку со стороны сообщества, выкупил у государства на аукционе самое старинное здание города — Строгановские соляные склады, и они всем городом стали его реставрировать. Установили наличники со сгоревших домов в качестве инфостендов по городу. Ежегодно устраивают ярмарку «Строгановская мозаика», где происходит сбор средств на реставрацию. Восстанавливаются противопожарные пруды. Это результаты нашей работы там. И люди, которые хотят переехать в малый город или деревню, с большей вероятностью переедут туда, где есть активность, где территория не умирает, а развивается.

Наталия Антропова

Справка

Екатерина Затуливетер — основатель проекта альтернативного туризма Altourism. Работала в организации по правам человека Article 19 в Лондоне, в Европейской ассамблее безопасности и обороны в Париже, в Палате общин в Лондоне, на Russia Today и др. Была обвинена в шпионаже в пользу России британской контрразведкой МИ5 в декабре 2010 года, в ноябре 2011-го выиграла первое в истории судебное дело против подобных обвинений.

ОбществоИнфраструктураБизнесКейс

Иждивенчество – это явление социальное?

Все мы слышали такое слово «иждивенец». Оно возникло как научный термин, но со временем приобрело сугубо отрицательные семантические черты. Иждивенчество – это явление общеизвестное, заключающееся в отказе личности от забот по собственному материальному содержанию.

Однако что представляет собой этот феномен в нашем обществе? Неужели сегодня можно говорить о социальном иждивенчестве? Рассмотрим эти вопросы более подробно.

Определение понятия

Итак, данное слово находит свое определение в разных словарях. В целом оно обозначает следующее: стремление жить за счет других, отказ от своих социальных обязанностей. Иждивенчество – это черта личности, встречающая у многих людей.

Например, взрослый сын, способный зарабатывать самостоятельно, живет у своей матери. Он предается своим увлечениям, общается с друзьями, когда как его уже далеко немолодая родительница вынуждена работать на нескольких работах, чтобы прокормить своего несознательного отпрыска.

Или другой пример, когда иждивенчество – это образ жизни. Дочка привыкла все свои вопросы решать с помощью своих родителей. И хотя она замужем и имеет собственного ребенка, все равно все бытовые заботы перекладывает на плечи родителей и мужа, сама же, будучи успешной актрисой, находится либо на работе, либо на гастролях, либо на киносъемках.

Такие примеры данного поведения общеизвестны. Однако мы рассмотрим более сложный вопрос. Речь идет о таком явлении, как социальное иждивенчество.

Что представляет собой данный тип поведения?

По мнению психологов, данное поведение связано с осознанным желанием индивида переложить социальную ответственность за свои поступки на плечи других людей. Такое поведение тщательно изучает психология труда. Суть его заключается в следующем.

Работники в коллективе не спешат «выкладываться» по полной программе. Часто они имитируют свой труд, стараются избежать ответственности. Работник стремится как бы затеряться в толпе, избежать части возложенных на него дел. Данный феномен связан как с элементарной ленью, так и с особенностями характера человека. Также часто люди стремятся не перерабатывать, чтобы тем самым не казаться трудоголиком на фоне остальных работников и избежать с их стороны социального осуждения.

К вопросу о предупреждении социального иждивенчества

Естественно, над этим вопросом задумываются работодатели. Избираются различные меры поощрения работников к труду. Среди них и учет индивидуальных достижений, и сдельная оплата труда и т. д.

Все эти меры важны. Ведь иждивенчество – это не только личный порок работника, но и феномен, приносящей компании существенные убытки.

Статья «Фономен который себя изживает», газета «Казахстанская правда»

Феномен, который себя изживает

Газета «Казахстанская правда» №12-13 от 15.01.2013г.

Во все времена социальное иждивенчество, в чем бы оно ни выражалось, всегда представляло серьезную угрозу для цивилизаций. Самый яркий пример тому – история Древнего Рима, когда произошла деградация политических и общественных институтов. Что может быть более неразумным, чем забвение суровых уроков истории?

Недавние протесты в благополучных странах, связанные с сокращением социальных дотаций в европейских государствах, заставили заговорить о такой проблеме, как социальное иждивенчество, которую уже называют «европейским синдромом». Социальное иждивенчество в целом представляет собой такой образ жизни, когда человек сознательно стремится обеспечить для себя приемлемые условия существования в данном обществе за счет этого самого общества. С чем связан этот феномен и какие меры необходимы, чтобы предупредить его негативные последствия?

Потребление как основа

По данным исследователей, к «потребительскому классу» принадлежит 1,7 млрд. населения планеты. Консьюмеризм захватывает все больше стран и претендует на основы современной цивилизации. Несмотря на предупреждения о том, что идеология потребления неизбежно приводит к масштабной коммерциализации культуры, размыванию этнических норм и другим губительным для человеческой цивилизации проблемам, она продолжает завоевывать новые территории и находить новые инструменты для привлечения адептов.

Однако последние события в мире говорят о начале кризиса цивилизации безудержного потребления, которая была сформирована в прошлом столетии. Именно с идеологией потребления тесно связана и проблема социального иждивенчества. Потребительские идеалы тормозят развитие человека, а постоянная зависимость от потребляемых благ и сопутствующих им удовольствий способствует в конечном итоге пресыщению и росту иждивенческих настроений.

Страны юга Европы – Греция, Испания и частично Италия, которые до недавнего времени успешно, казалось бы, развивали сельское хозяйство и туристические услуги, сегодня испытывают значительные трудности, которые еще несколько лет назад представить было сложно. Привычка к высокому уровню жизни, а следовательно, к такому же уровню потребления привела к достаточно активному недовольству объективным сокращением государственных социальных дотаций. Вылилось все это в социальные возмущения. Например, в Греции в декабре текущего года число безработных превысило четверть трудоспособного населения. Решение греческого парламента пойти на жесткие меры экономии вызвало бурю протестов, а опросы общественного мнения в стране показали: большинство населения, около 70%, уверено, что Евросоюз обязан оказать Греции финансовую помощь без предъявления каких-либо требований по сокращению бюджета и введения непопулярных мер жесткой экономии. Например, минимальную заработную плату в Греции, составлявшую 750 евро, пришлось сократить более чем на 22%.

Согласно исследованиям, в Италии более 2 млн. молодых людей нигде не работают и не учатся, это самый удручающий показатель среди европейских стран. Даже в такой благополучной стране, как Германия, вопросы социального иждивенчества – одни из самых острых.

Сегодня о постепенном переходе или переводе малоимущих от получения пособия к трудовой деятельности задумываются во всех развитых странах мира. Примером тому могут служить споры вокруг реформы велфера – сис­темы государственного социального обеспечения в США. Тема стала даже предметом предвыборных дебатов, когда Митт Ромни подверг критике намерение Обамы разрешить властям штатов по их усмотрению прекратить требовать от получателей велфера поиска работы и участия в программах профессиональной переподготовки.

Социальное или паразитическое иждивенчество?

В любом государстве, претендующем на роль развитого и социально благополучного, существует определенная категория граждан, которые реально нуждаются в социальной защите. Это – безработные, нетрудоспособные, инвалиды, социально не обустроенные граждане и другие. Зачастую каждая из этих категорий населения так или иначе живет за счет ресурсов, создаваемых обществом. И это нормально. Но потребительство без созидания, тотальное паразитическое иждивенчество здоровых и трудоспособных людей опасно для общества.

Социальный паразитизм – это такой образ жизни человека, когда он сознательно стремится обеспечить для себя приемлемые условия существования за счет общества. Настоящие трудности при устройстве на работу могут возникнуть у женщин с маленькими детьми, людей предпенсионного и пенсионного возраста, выпускников школ, вузов и колледжей без опыта работы. Это также могут быть люди, имеющие проблемы со здоровьем, зачастую состоящие на инвалидности. Другое дело, когда человек просто не хочет работать. При этом он может делать вид, что ищет работу, но поиск этот может длиться годами. Но, как говорится, кто хочет работать – ищет средства, кто не хочет – причины.

Иждивенчество – неприемлемое и недостойное явление для человека и разрушительное для всех институтов государства. Для преодоления этого явления государству необходимы не столько принудительные меры воздействия, сколько условия, которые послужат своего рода барьером для иждивенчества. Нужно развивать соответствующую мировоззренческую культуру, основанную на пропаганде ценностей труда каждого человека для общества в целом.

«Воздушные» заработки

Во все времена существовали мифы о том, как можно обогатиться без особых усилий, вспомним лампу Аладдина или золотую рыбку… И сегодня Всемирная сеть пестрит множеством способов получения легких денег. Все чаще можно встретить призывы: «Начни зарабатывать на фондовой бирже в Интернете!», различные самоучители игры на фондовой бирже являются своеобразной приманкой для тех, кто ищет легких денег. К сожалению, при этом многие забывают, что бесплатный сыр находится только в мышеловке. Речь здесь не о мошенниках в мировой сети, хотя и таковых предостаточно. Важна сама постановка вопроса: заработать деньги, фактически не работая, не вкладывая своего труда. Однако «делать» деньги таким образом, не трудясь, не совершенствуясь, не развивая личность, – путь в никуда.

Всем известно, как в 20-х годах минувшего столетия на фондовую биржу утекли деньги взрослого американского населения, а игра на бирже приняла угрожающие масштабы. Отказываясь от самого необходимого, люди выкраивали последние центы, стремясь вложить их в растущие, однако переоцененные, как выяснилось позднее, акции. Кроме того, большую доступность получили потребительские кредиты, изначально закладывающие определенный стиль жизни, призывая брать деньги сегодня, а платить завтра. Таким образом, реальное производство лишилось внутренних инвестиций, а все средства населения были брошены на фондовую биржу, вкладываясь фактически в… бумагу! Чем все это закончилось – хорошо известно, мыльный пузырь лопнул, наступил «черный четверг», а вслед за ним – великая депрессия.

Кто не работает, тот…

Еще Виктор Гюго говорил, что «труд в наше время – это великое право и великая обязанность». Труд является основой основ человеческой цивилизации. Труд был и остается основой экономики. С реализацией способности человека трудиться связана любая активная производственная или экономическая деятельность, поэтому именно труд человека является главной ценностью, необходимой обществу. Безусловно, право на социальные дотации неоспоримо имеют такие категории граждан, как инвалиды и пенсионеры. Возможность оказывать социальные услуги всем реально нуждающимся и в достаточном объеме государству обеспечивает соответствующая экономическая база, в которую вложен труд всего работающего населения.

Преодоление иждивенчества во многом зависит от совершенствования сис­темы образования. Согласно исследованиям, более 56% компаний во всем мире недоукомплектованы, причиной этому служит дефицит квалифицированных кадров, работников, которые не только обладают профильным образованием, но и определенным опытом работы по специальности.

Большой проблемой сегодня является ориентирование молодежи только на «модные» профессии. Планирование образовательного процесса необходимо четко увязывать с картой потребности в профессиях. Необходимы прогнозирование развития производительных сил страны, анализ динамики роста потребности экономики в трудовых ресурсах.

Создать условия

Пример европейских и других государств показывает: чрезмерное раздувание социальных пособий не несет в себе позитива. Не требуются трудоспособному человеку постоянная опека и своего рода подачки со стороны государства. Человеку необходимо создать условия для того, чтобы он сам смог обеспечить свои же потребности, и в создании этих необходимых условий состоит обязанность государства.

Безусловно, социальные пособия должны получать только те, кто на самом деле в них нуждается. При определенных условиях социальная поддержка может даваться и трудоспособным людям, находящимся в сложных социальных условиях, но она должна носить временный характер, а деятельность государства в этом случае должна быть ориентирована на изменение такой ситуации.

Преодоление психологии иждивенчества – непростой и длительный процесс. Здесь необходимы и воспитательные методы, и образовательные программы. Но главное – необходимо постоянно создавать такую систему общественных отношений, где все участники воспроизводства (а это производство и потребление и обмен) будут убеждаться на собственном примере: только труд является источником производимых и потребляемых благ.

Гульнар ИКСАНОВА,
депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан,
член фракции НДП «Нур Отан»

GoodTherapy | Зависимость

Зависимость — это потребность других для удовлетворения своих психологических, социальных, физических или финансовых потребностей.

Что такое зависимость?

Любая зависимость от других может быть охарактеризована как форма зависимости, и все люди в той или иной степени зависят от других. Люди — социальные животные, и без каких-либо взаимодействий с другими людьми могут возникнуть серьезные психологические последствия. Зависимость может использоваться для характеристики набора потребностей, которые должны быть удовлетворены другими, в том числе:

  • Зависимость от развития: потребность детей в уходе за родителями или другими опекунами.
  • Финансовая зависимость: зависимость от другого физического или юридического лица в отношении финансовой поддержки.
  • Социальная или психологическая зависимость: зависимость от других в удовлетворении социальных или психологических потребностей.

Зависимость в психологии

Некоторый уровень зависимости считается нормой в человеческом развитии, однако сильная зависимость может вызвать психологические проблемы. Зависимость иногда характеризуют как черту личности. Некоторые люди больше зависят от внешних сил в удовлетворении внутренних потребностей, чем другие.Примеры нездоровой степени зависимости включают:

  • Созависимость: обычно используемый в литературе о наркозависимости, этот термин чаще всего относится к взаимозависимости между людьми, страдающими зависимостью, их близкими и людьми, которые позволяют им. Созависимость также может использоваться для характеристики чрезмерно зависимых романтических или других межличностных отношений.
  • Зависимая личность: диагноз личности, который мешает человеку быть самодостаточным и приводит к длительной зависимости от других, а также к хроническому страху быть брошенным.

Зависимость и культура

В разных культурах существуют разные стандарты определения нездоровой зависимости. Соединенные Штаты обычно поощряют независимость и уверенность в своих силах, и взрослый, живший со своими родителями, может считаться ненормальным. Однако в некоторых более общинных культурах такое поведение будет рассматриваться как нормальное и здоровое, а чрезмерная независимость может рассматриваться как нездоровая.

Каталожные номера:

  1. A.D.A.M.Редакционная коллегия. (2010, 18 ноября). Зависимое расстройство личности. ПабМед Здоровье . Получено с http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmedhealth/PMH0001937/
  2. .
  3. Зависимость. (нет данных). Интернет-энциклопедия психологии личностного построения . Получено с http://www.pcp-net.org/encyclopaedia/dependency.html
  4. .

Последнее обновление: 4.08.2015

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Социальная мотивация, зависимость и восприимчивость к социальному влиянию

https://doi.org/10.1016/S0065-2601(08)60053-2Получение прав и контента

Резюме издателя

Воспитание взрослых является критическим фактором в формировании зависимости у детей и в облегчении процесса социализации. В этой главе представлена ​​концепция зависимости или социального влечения, и основное внимание уделяется различным классам реакций, которые в литературе по обучению детей и социально-психологической литературе были связаны с концепцией влечения зависимости.Взаимосвязь между переменными, такими как социальная депривация, зависимость, самооценка и различные меры социального влияния, можно в значительной степени понять с точки зрения выявления и модификации ориентировочных и сопутствующих реакций, а также поведенческих эффектов вариаций эмоционального возбуждения. Чтобы полностью понять природу зависимого поведения как социально значимой переменной, необходимо понимание приобретения социальных суждений, включающих маркировку поведения как зависимого, и условий, при которых эти суждения возникают.Концепция мотива зависимости — это не характеристики человеческих агентов, а конструкции, с помощью которых люди упорядочивают социальные явления и оценивают поведение с точки зрения его приемлемости или неприемлемости в рамках данного культурного контекста. Мотивационные интерпретации поведения включают сложные оценки, относящиеся к сложным стимулирующим событиям, а также к последствиям, которые поведение агента производит для других. Поэтому неудивительно, что оценочные суждения с точки зрения намерения или мотива агента, а не последствий действия, становятся относительно более частыми по мере взросления ребенка и все больше соответствуют стандартам, которым подвергается ребенок. .

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

Copyright © 1964 Academic Press Inc. Издатель Elsevier Inc. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Введение, Винсент Ферраро, Колледж Маунт-Холиок, июль 1966 г.

«Теория зависимости: Введение», Винсент Ферраро, Колледж Маунт-Холиок, июль 1966 г.

Винсент Ферраро, «Теория зависимости: Введение», в

The Development Economics Reader , ed.Джорджио Секондени (Лондон: Рутледж, 2008), стр. 58-64

Фон

Теория зависимости, разработанная в конце 1950-х годов. под руководством директора Экономического Комиссия по Латинской Америке, Рауль Пребиш. Пребиш и его коллег были обеспокоены тем, что экономический рост в развитые промышленно развитые страны не обязательно привели к рост в более бедных странах. Действительно, их исследования показали, что что экономическая деятельность в более богатых странах часто приводила к серьезные экономические проблемы в более бедных странах.Такой возможность не была предсказана неоклассической теорией, которая предположил, что экономический рост выгоден всем (Парето оптимально), даже если выгоды не всегда распределялись поровну.

Первоначальное объяснение явления Пребишем было очень просто: бедные страны экспортировали первичные товары в богатые страны, которые затем производили продукцию из этих товаров и продал их бедным страны. «Добавленная стоимость» за счет производства пригодного для использования продукт всегда стоит дороже, чем первичный продукт, который использовался для создания эти продукты.Следовательно, более бедные страны никогда не будут зарабатывая на своих экспортных доходах достаточно, чтобы платить за свои импорт.

Решение

Prebisch было аналогичным прямолинейно: более бедные страны должны приступить к реализации программ импортозамещение, чтобы им не приходилось покупать производила продукцию из более богатых стран. Беднее страны по-прежнему будут продавать свою первичную продукцию в мире рынка, но их валютные резервы не будут использоваться для закупают продукцию из-за границы.

Три проблемы затрудняли реализацию этой политики. следить. Во-первых, внутренние рынки более бедных страны были недостаточно большими, чтобы поддерживать эффект масштаба используется более богатыми странами для поддержания низких цен. Секунда вопрос касался политической воли более бедных стран в отношении ли преобразование из производителей первичной продукции было возможно или желательно. Последний вопрос касался степень, в которой более бедные страны фактически контролировали свою первичную продукцию, особенно в области продажи тех товары за рубежом.Эти препятствия на пути импортозамещения политика побудила других мыслить немного более творчески и исторически отношения между богатыми и бедными странами.

На этом этапе теория зависимости рассматривалась как возможный способ объяснения хронической бедности более бедных страны. Традиционный неоклассический подход сказал практически ничего по этому вопросу, кроме как утверждать, что более бедные страны поздно пришли к твердой экономической практике и что, как только они изучили методы современной экономики, тогда бедность начнет утихать.Однако марксисты теоретики рассматривали стойкую бедность как следствие капиталистическая эксплуатация. И новое мышление, названное миром системный подход , утверждал, что бедность была прямым следствие эволюции международной политической экономики в довольно жесткое разделение труда, которое благоприятствовало богатые и наказывали бедных.

Как определить теорию зависимости?

Споры среди либеральных реформаторов (Пребиш), марксисты (Андре Гундер Франк) и мир Системные теоретики (Валлерстайн) были энергичны и интеллектуально довольно сложно.Есть еще серьезные моменты разногласия среди различных сторонников теории зависимости и ошибочно думать, что существует только одна единая теория зависимости. Тем не менее, есть некоторые основные предположений, которые, кажется, лежат в основе анализа большинства теоретики зависимости.

Зависимость можно определить как объяснение экономическое развитие государства с точки зрения внешних влияние — политическое, экономическое и культурное — на национальные политика развития (Освальдо Сункель, «Национальная политика развития и внешняя зависимость в Латинская Америка, Журнал исследований развития, , Vol.6, вып. 1, октябрь 1969 г., стр. 23). Теотонио душ Сантуш подчеркивает историческое измерение зависимости отношения в его определении:

[Зависимость] … историческое состояние который формирует определенную структуру мировой экономики, такую что он благоприятствует одним странам в ущерб другим и ограничивает возможности развития подчиненного экономика … ситуация, в которой экономика определенного группа стран обусловлена ​​развитием и расширение другой экономики, к которой принадлежит их собственная подвергнут.

(Теотонио душ Сантуш, «Структура зависимости» в К.Т. Фанн и Дональд С. Ходжес, ред., чтений в империализме США. Бостон: Портер Сарджент, 1971, стр. 226)

Есть три общие особенности эти определения разделяют большинство теоретиков зависимостей. Первый, зависимость характеризует международную систему как состоящую из два набора состояний, по-разному описываемых как доминирующие / зависимые, центр / периферия или мегаполис / сателлит.Доминирующие государства являются передовыми промышленными странами в Организации Экономическое сотрудничество и развитие (ОЭСР). Иждивенец государства — это те государства Латинской Америки, Азии и Африки, которые имеют низкие ВНП на душу населения, составляющие человек, и в значительной степени зависят от экспорт отдельного товара для валютной выручки.

Во-вторых, оба определения в распространено предположение, что внешние силы имеют сингулярную важность для экономической деятельности внутри иждивенца состояния.Эти внешние силы включают транснациональные корпорации, международные товарные рынки, иностранная помощь, коммуникации и любые другие средства, с помощью которых продвинутый промышленно развитые страны могут представлять свои экономические интересы за рубеж.

В-третьих, определения зависимости все указывает на то, что отношения между доминантой и зависимые состояния динамичны, потому что взаимодействия между два набора состояний имеют тенденцию не только усиливать, но и усиливать неравные модели. Более того, зависимость — очень глубоко укоренившаяся исторический процесс, уходящий корнями в интернационализацию капитализм.Зависимость — это непрерывный процесс:

Латинская Америка сегодня, и был с шестнадцатого века, частью в международной системе доминируют развитые в настоящее время наций …. Отсталость Латинской Америки является результатом конкретная серия отношений с международным система.

Сюзанна Боденхаймер, «Зависимость и империализм: корни латиноамериканского Недостаточное развитие «в Fann and Hodges, Readings, op. соч., с. 157.

Короче говоря, теория зависимости попытки объяснить нынешнее слаборазвитое состояние многих наций в мире, исследуя модели взаимодействия между нациями и утверждая, что неравенство между нациями является неотъемлемая часть этих взаимодействий.

Структурный контекст Зависимость: капитализм или власть?

Большинство теоретиков зависимости считают международный капитализм как движущая сила отношений зависимости.Андре Гундер Франк, один из первых теоретиков зависимостей, совершенно ясно по этому поводу:

… историческое исследование показывает, что современная отсталость во многом является исторической продукт прошлых и продолжающихся экономических и иных отношений между слаборазвитым спутником и развитым сейчас страны метрополии. Кроме того, эти отношения являются неотъемлемая часть капиталистической системы в мировом масштабе как весь.

Андре Гундер Франк, «The Развитие отсталости », Джеймс Д.Кокрофт, Андре Гундер Франк и Дейл Джонсон, редакторы, Dependence и отсталость . Гарден-Сити, Нью-Йорк: якорь Книги, 1972, стр. 3.

Согласно этой точке зрения, капиталистическая система навязала жесткое международное разделение труд, ответственный за отсталость многих сфер мира. Зависимые государства поставляют дешевые полезные ископаемые, сельскохозяйственные товары и дешевая рабочая сила, а также служат хранилища избыточного капитала, устаревших технологий и промышленные товары.Эти функции ориентируют экономику зависимые государства по отношению к внешнему: деньги, товары и услуги переходят в зависимые состояния, но распределение этих ресурсы определяются экономическими интересами доминирующих государств, а не экономическими интересами зависимое состояние. Это разделение труда в конечном итоге объяснение бедности, и это небольшой вопрос, но это капитализм считает разделение труда необходимым условием для эффективного распределения ресурсов.Самый явный проявление этой характеристики находится в учении о сравнительное преимущество.

Кроме того, в значительной степени модели зависимости основываются на предположении, что экономические и политическая власть сильно сконцентрирована и централизована в промышленно развитые страны — предположение, разделяемое марксистскими теории империализма. Если это предположение верно, то любое различие между экономической и политической властью ложно: правительства предпримут все необходимые шаги для защиты частные экономические интересы, такие как интересы многонациональных корпорации.

Не все теоретики зависимостей, тем не менее, являются марксистскими, и следует четко различать зависимость и теория империализма. Марксистская теория империализм объясняет господствующее государство расширение , в то время как Теория зависимости объясняет отсталость . Заявлено с другой стороны, марксистские теории объясняют причины, по которым империализм происходит, в то время как теории зависимости объясняют последствия империализм. Разница существенная. Во многих отношениях, империализм для марксиста является частью процесса, посредством которого мир трансформируется и, следовательно, это процесс, который ускоряет коммунистическая революция.Маркс одобрительно отзывался о британских колониализм в Индии:

Англия должна выполнить дубль миссия в Индии: одна разрушительная, другая регенерация — уничтожение старого азиатского общества и закладка материальных основ западного общества в Азия.

Карл Маркс, «Будущее. Результаты британского правления в Индии », Нью-Йорк. Daily Tribune , № 3840, 8 августа 1853 г.

Для теоретиков зависимостей, недоразвитие — это сугубо негативное состояние, которое не дает возможность устойчивой и автономной экономической деятельности в зависимое состояние.

Кроме того, марксистская теория империализма самоликвидируется, а зависимые отношения вечны. Конец империализма в Ленинские рамки возникают, когда доминирующие державы вступают в войну над быстро сокращающимся числом используемых возможностей. Первая мировая война была для Ленина классическим доказательством этого. предложение. После окончания войны Великобритания и Франция захватили власть. бывшие немецкие колонии. Теоретик зависимостей отвергает это предложение. Зависимые отношения существуют независимо от специфическая идентичность доминирующего государства.Что доминирующие государства может бороться за диспозицию зависимых территорий не в и сама по себе относящаяся к делу информация (кроме точек борьбы между доминирующими государствами предоставляет возможности для зависимые государства, чтобы разорвать свои зависимые отношения). К теоретик зависимости, центральная характеристика глобального экономика — это сохранение бедности на протяжении всего современный период практически в одних и тех же регионах мира, независимо от того, какое государство находилось под контролем.

Наконец, есть некоторая зависимость теоретики, которые не считают капитализм движущей силой за зависимыми отношениями. Отношения поддерживаются сначала системой власти, и не похоже, что сила поддерживается только капитализмом. Например, отношения между бывшими зависимыми государствами социалистического блока ( Восточноевропейские государства и Куба, например) тесно связаны отношения между бедными государствами и развитыми капиталистическими состояния. Возможность того, что зависимость более тесно связана с неравенство сил, а не конкретное характеристики данной экономической системы интригуют и в соответствии с более традиционным анализом международных отношения, такие как реализм.

Центральные положения Теория зависимости

Есть ряд предложения, все из которых оспариваются, которые составляют основу теории зависимости. Эти предложения включают:

1. Отсталость — это состояние принципиально иное из отстройка . Последний термин просто относится к состоянию в какие ресурсы не используются. Например, европейские колонисты смотрели Североамериканский континент как неосвоенная территория: суша не была активно выращивается в масштабах, соответствующих его потенциалу.Недоразвитость означает к ситуации, когда ресурсы используются активно, но используются определенным образом что приносит пользу доминирующим государствам, а не более бедным государствам, в которых ресурсы найдены.

2. Различие между отсталостью и неразвитостью ставит Более бедные страны мира — это совершенно иной исторический контекст. Эти страны не «отстают» и не «догоняют» более богатые страны мира. Они не бедны, потому что отстали научные преобразования или ценности Просвещения европейского состояния.Они бедны, потому что были насильственно интегрированы в европейскую экономическая система только как производители сырья или как хранилища дешевой рабочей силы, и им было отказано в возможности продавать свои ресурсы любым способом, который конкурировал с доминирующими государствами.

3. Теория зависимости предполагает, что альтернативные способы использования ресурсов предпочтительнее шаблонов использования ресурсов, навязанных доминирующими государствами. Нет четкого определения того, какими могут быть эти предпочтительные шаблоны, но используются некоторые критерии.Например, одна из доминирующих государственных практик Теоретики зависимости чаще всего критикуют экспортное сельское хозяйство. Критика заключается в том, что во многих бедных странах наблюдается довольно высокий уровень недоедания, даже хотя они производят большое количество продуктов питания на экспорт. Многие теоретики зависимостей будет утверждать, что эти сельскохозяйственные земли должны использоваться для домашней еды производство с целью снижения показателей недоедания.

4. Предыдущее предложение может быть расширено: зависимость теоретики полагаются на веру в то, что существует явная «национальная» экономический интерес, который можно и нужно сформулировать для каждой страны.В В этом отношении теория зависимости фактически разделяет те же теоретические соображения. с реализмом. Что отличает перспективу зависимости, так это то, что ее сторонники считают, что этот национальный интерес может быть удовлетворен только путем решения потребности бедных в обществе, а не через удовлетворение корпоративные или государственные нужды. Пытаюсь определить, что лучше для бедных — это сложная аналитическая проблема в долгосрочной перспективе. Зависимость теоретики еще не сформулировали рабочее определение национального экономический интерес.

5. Отвод ресурсов с течением времени (и нужно помнить что зависимые отношения сохраняются с начала европейской экспансии в пятнадцатом веке) поддерживается не только властью доминирующих государств, но и через власть элит в зависимых государствах. Зависимость теоретики утверждают, что эти элиты поддерживают отношения зависимости, потому что их собственные частные интересы совпадают с интересами доминирующих государств. Эти элиты обычно обучаются в доминирующих государствах и имеют сходные ценности и культура с элитами в доминирующих государствах.Таким образом, в очень реальной В смысле отношения зависимости — это «добровольные» отношения. Не нужно спорить, что элиты в зависимом государстве сознательно изменяют интересы своих бедных; элиты искренне верят, что ключ к экономическое развитие заключается в следовании предписаниям либеральной экономической учение.

Политические последствия Анализ зависимостей

Если принять анализ теории зависимости, тогда вопросы о том, как развиваются бедные экономики, становятся довольно отличается от традиционных вопросов, касающихся сравнительных преимущество, накопление капитала и стратегии импорта / экспорта.Вот некоторые из наиболее важных новых выпусков:

1. Успех развитых индустриальных стран не может служить образцом для развивающихся в настоящее время экономик. Когда экономическое развитие стало сфокусированная область исследования, аналитическая стратегия (и идеологические предпочтения) было совершенно ясно: все народы должны подражать образцам, используемым богатыми страны. Действительно, в 1950-х и 1960-х годах существовал парадигматический консенсус что стратегии роста применимы повсеместно, консенсус лучше всего сформулирован Уолта Ростоу в его книге «Этапы экономического роста». Зависимость теория предполагает, что успех более богатых стран был в значительной степени обусловлен и конкретный эпизод в мировой экономической истории, в котором доминируют эксплуататорские колониальные отношения европейских держав. Повторение тех отношения сейчас маловероятны для бедных стран мира.

2. Теория зависимости отвергает центральный распределительный механизм неоклассическая модель, которую обычно называют экономикой «просачивания вниз».Неоклассической модели экономического роста уделяется относительно мало внимания. к вопросу о распределении богатства. Его основная задача — эффективное производства и предполагает, что рынок будет распределять вознаграждение за эффективные производство рациональным и непредвзятым образом. Это предположение может быть верным для хорошо интегрированной, экономически подвижной экономики, где люди могут быстро адаптироваться к экономическим изменениям и не искажать модели потребления неэкономическими факторами, такими как расовая, этническая или гендерная предвзятость.Эти условия не распространены в развивающихся странах, и теоретики зависимости утверждают, что что экономическая активность нелегко распространить в бедных странах. Для этих структурные причины, теоретики зависимости утверждают, что рынок сам по себе не достаточный распределительный механизм.

3. Поскольку рынок вознаграждает только производительность, теоретики зависимости не принимают во внимание агрегированные показатели экономического роста, такие как ВВП или торговые индексы. Зависимость теоретики не отрицают, что экономическая деятельность происходит внутри зависимого государства.Однако они проводят очень важное различие между экономическим ростом и экономическим ростом. и экономическое развитие. Например, существует большее беспокойство внутри структура зависимости для того, действительно ли экономическая деятельность приносит пользу нация в целом. Поэтому гораздо большее внимание уделяется индексам. такие как ожидаемая продолжительность жизни, грамотность, младенческая смертность, образование и т. д. Теоретики зависимости явно уделяют больше внимания социальным показателям, чем экономическим. индикаторы.

4. Таким образом, зависимые государства должны пытаться проводить политику опоры на собственные силы. Вопреки неоклассическим моделям, одобренным Международной валютной Фонда и Всемирного банка, большая интеграция в мировую экономику не обязательно хороший выбор для бедных стран. Часто эта политическая перспектива рассматривается как одобрение политики автаркии, и были некоторые эксперименты с такой политикой, как Большой скачок Китая или Танзанийский Политика Уджамаа .Неудачи этой политики очевидны, и неудачи говорят о том, что автаркия — не лучший выбор. Скорее политика опоры на собственные силы следует интерпретировать как одобрение политики контролируемого взаимодействия с мировая экономика: страны ppor должны одобрять взаимодействие только на условиях это обещание улучшить социальное и экономическое благосостояние более широких слоев населения.


Вернуться в дом Винни Стр.

Типы социальных сетей и функциональная зависимость пожилых людей в Мексике | BMC Public Health

Сетевые переменные

Для получения TSN мы использовали структурный подход [5].Переменные структуры и взаимодействия включали общее количество членов семьи, наличие спутника жизни, детей, друзей, принадлежность к какой-либо группе сообщества, а также частоту контактов с семьей и друзьями. Общее количество членов семьи было получено путем сложения всех членов, которые жили под одной крышей и вне дома пожилого взрослого (дети, родители и близкие родственники) друг с другом.

Другие переменные включали наличие спутника жизни, детей, друзей и принадлежность к общественной группе (группам для пожилых людей, религиозным и т. Д.). Они были охарактеризованы как 0 = нет и 1 = да.

Частота личных контактов с друзьями измерялась по шкале от 0 до 5: 0 = отсутствие контактов, 1 = менее одного контакта в месяц, 2 = ежемесячный контакт, 3 = контакт каждые две недели, 4 = еженедельный контакт и 5 = ежедневный контакт. Частота личных контактов с членами семьи была получена путем сложения контактов с родственниками, которые живут внутри (шкала от 0 до 5) и за пределами (шкала от 0 до 5) дома пожилого человека, поэтому шкала была от 0 до 10.

Другие сетевые переменные включали частоту получения поддержки для выполнения BADL и IADL, которая измерялась по шкале от 0 до 5: 0 = отсутствует, 1 = частота реже, чем ежемесячно, 2 = ежемесячно, 3 = каждые две недели, 4 = еженедельно и 5 = ежедневно. Экономическая поддержка интерпретировалась как денежная и неденежная поддержка (продукты, питание, купоны на продукты), которую пожилой человек получал от членов сети. Категории экономической поддержки: 0 = не получал экономической поддержки, 1 = получал экономическую поддержку.Удовлетворенность семьей и удовлетворенность контактами друзей оценивалась по шкале от 1 до 3, где: 1 = неудовлетворен; 2 = более или менее доволен; 3 = полностью доволен.

Функциональная зависимость и переменные для характеристики образца

Функциональная зависимость в основных и / или инструментальных действиях повседневной жизни (BADL и / или IADL). BADL были: ложиться и вставать с кровати, переходить от кровати к стулу и наоборот, ходить по дому, одеваться / раздеваться, купаться, есть, пользоваться туалетом и поддерживать удержание сфинктера.IADL пользовались телефоном, покупками, готовили пищу, занимались стиркой, стиркой, видом транспорта, отвечали за собственные лекарства и умели распоряжаться финансами.

Чтобы установить функциональную зависимость, мы определили, испытывали ли пожилые люди трудности при выполнении действий BADL и IADL, применив тесты Бартеля [26], Каца [27] и Лоутона [28]. Для целей анализа мы рассматривали как независимого пожилого человека, человека, у которого не было ограничений в выполнении действий BADL и не было ограничений в одном мероприятии IADL.Взрослый иждивенец пожилого возраста — это человек, у которого были ограничения в выполнении одного или нескольких BADL и двух или более действий IADL. Функциональная зависимость была классифицирована как: 1 = зависимая и 0 = независимая.

Переменные, характеризующие выборку: a) Общие характеристики пожилых людей, такие как пол: мужчины и женщины; возраст разделен на две группы: 60-74 года и ≥ 75 лет; учеба в школе; географический район проживания; 1 = Центр (Мехико), 2 = Юг (Южный Веракрус), 3 = Запад (Наярит) и 4 = Север (Дуранго).

b) Образ жизни: физическая активность, классифицированная как 0 = регулярная (выполнение упражнений 3 или более раз в неделю, ≥ 30 минут каждый раз), 1 = нерегулярная или отсутствие физической активности. Диета, классифицированная как 0 = здоровая диета (ежедневное потребление фруктов, овощей и молочных продуктов), 1 = нездоровая диета (отсутствие или нерегулярное потребление любой из этих трех групп продуктов питания). Курение: 0 = нет (некурящий в течение жизни), 1 = да (курильщик и / или курил в течение жизни).

c) Самостоятельная оценка здоровья, которая измерялась с помощью вопроса: В целом, вы бы сказали, что ваше здоровье: 1) отличное; 2) очень хорошо; 3) хорошо; 4) штатный 5) плохой? Ответы позволили разделить пожилых людей на два типа: положительная самооценка здоровья = 0, которая включает категории отличное, очень хорошее и хорошее, и отрицательная самооценка здоровья = 1, которая включает категории нормальное и плохое.

г) История болезни: количество хронических заболеваний; депрессия, которая была измерена с помощью шкалы гериатрической депрессии Yesavage [29] и была классифицирована как 0 = отсутствие, 1 = вероятная депрессия, 2 = установившаяся депрессия.

Статистический анализ

Была определена относительная и абсолютная частота категориальных переменных, а также среднее и стандартное отклонение непрерывных переменных.

TSN были получены из структурных и интерактивных переменных (общее количество членов семьи, наличие спутника жизни, наличие детей, наличие друзей, принадлежность к группе сообщества и частота контактов с семьей и друзьями) с помощью кластерного анализа.Были применены два метода кластеризации (иерархический и неиерархический) [6, 7]. Чтобы сначала провести кластерный анализ, переменные были стандартизированы, чтобы исключить эффекты разницы масштабов. Затем мы выполнили процедуру иерархической кластеризации с использованием метода минимальной дисперсии Уорда и нескольких доступных критериев, таких как статистика псевдо- F , статистика псевдо-t 2 и критерий кубической кластеризации Сарла, чтобы подтвердить идеальное количество кластеров. Затем был выполнен неиерархический кластерный анализ k -means.Эти методы позволили идентифицировать характеристики однородных подгрупп для создания TSN.

После определения типов сетей мы изучили основные характеристики пожилых людей в каждой сети TSN, в том числе инструментальную и экономическую поддержку, которую они получили, и их удовлетворенность сетью. Различия в средних значениях непрерывных переменных между типами социальных сетей сравнивались с использованием одностороннего дисперсионного анализа (ANOVA) с последующим тестом множественного сравнения Бонферрони, а различия в пропорциях категориальных переменных между типами социальных сетей сравнивались с помощью критерия хи-квадрат. тестовое задание.

Чтобы оценить грубую связь между функциональной зависимостью и TSN, а также связь между зависимостью и другими ковариатами, мы выполнили двумерный анализ, который позволил оценить общие коэффициенты распространенности (PR) и 95% доверительные интервалы (95% CI).

В связи с противоречивыми результатами предыдущих исследований, касающихся существующих различий во взаимосвязи между социальными сетями и функциональной инвалидностью пожилых людей в зависимости от пола и возраста, мы также определили, являются ли возраст и пол искажающими факторами или модификаторами эффекта, применяя стратифицированную Мантель. -Haenszel статистика.Было обнаружено, что эти переменные были искажающими, но не модификаторами эффекта, поэтому был представлен только анализ для всей выборки.

Для получения скорректированной связи между функциональной зависимостью (зависимая переменная) и TSN (независимые переменные) был проведен анализ множественной регрессии (регрессия Пуассона с устойчивой дисперсией) с использованием метода прямого выбора. Эта статистическая модель непосредственно оценивает PR и 95% CI как лучшую альтернативу логистической регрессии в поперечных исследованиях с бинарными результатами, поскольку использование отношения шансов в поперечном исследовании приведет к завышению отношения рисков (или PR), когда интересующий результат является обычным явлением (> 10%) [30].Использовался этапный ввод переменных блоков. Сначала были введены переменные TSN; затем блок социально-демографических переменных и истории болезни; следующий блок переменных образа жизни. Согласно литературным данным [19, 20, 22, 23], переменные, введенные в модель, соответствовали переменной результата, а в двумерном анализе значение p должно было быть ≤ 0,20. После каждой записи переменные в модели проверялись на удаление на основе значения p> 0,05.

Все анализы проводились с помощью статистической программы Stata (версия 8.1) (Stata; Stata Corp., Колледж-Стейшн, Техас).

Личная зависимость | Encyclopedia.com

Личная зависимость — это склонность искать поддержки, безопасности, уверенности и руководства извне. Объектом зависимости может быть другой человек, социальная единица (например, семья, религиозная группа) или символическая система убеждений, от которой люди получают положительные результаты, такие как помощь, любовь и / или достижение личных целей. Запрашиваемая поддержка может быть физической (зависимость младенцев и лиц, которые очень старые, больные или инвалиды от опекуна), когнитивной (зависимость ученика от своего учителя) и / или эмоциональной (зависимость от другого человека для успокоения и поддержки). любовь).Зависимые отношения подразумевают наличие межличностных связей, обязательств, участия, обязательств и доверия.

Анализ литературы по общественным наукам ясно показывает, что личная зависимость концептуализировалась либо в негативном, либо в позитивном смысле. С одной стороны, личная зависимость приравнивается к слабости, незрелости и пассивности и рассматривается как препятствие на пути развития независимой и зрелой личности. С другой стороны, личная зависимость рассматривается как основная мотивация человека, которая выполняет важные адаптивные функции.Похоже, что это способствует процессу преодоления жизненных невзгод и закладывает основу для формирования близких отношений и социальных связей, а также для социального сотрудничества и иерархических социальных структур. В этой статье я сначала представлю негативные и позитивные концепции личной зависимости. Затем я пытаюсь дать более интегративную концептуальную концепцию зависимости, в которой ее положительные и отрицательные аспекты могут сосуществовать.


ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ ВЗГЛЯД НА ЛИЧНУЮ ЗАВИСИМОСТЬ

В прошлом веке несколько специалистов в области социальных наук рассматривали личную зависимость во взрослом возрасте как признак слабости и незрелости.Например, Борнштейн (1993) определяет личную зависимость с точки зрения отрицательно оцененных убеждений и эмоций. Верования, связанные с зависимостью, относятся к ментальным представлениям о себе и социальном мире, которые оправдывают тенденцию искать поддержки у других людей во время нужды. В частности, они включают восприятие себя как слабого, беспомощного и неэффективного, а также убеждения в том, что другие люди сильны и обладают способностями и навыками для решения жизненных проблем и контроля за ходом и результатами событий окружающей среды.Эмоции, связанные с зависимостью, включают в себя возбуждение тревоги и беспокойства по поводу внешних требований к самостоятельному решению жизненных задач, а также страх критики, отказа и разлуки. Согласно Борнштейну (1993), эти убеждения и эмоции умаляют независимость, усиливают зависимость на протяжении всей жизни и способствуют ее обобщению в различных межличностных ситуациях и социальных условиях.

Акцент на негативных аспектах личной зависимости, по-видимому, отражает ценности западных обществ о независимости, автономии и господстве.Это также, кажется, отражает мнение о том, что зрелые, хорошо приспособленные люди должны пытаться справляться с жизненными задачами автономно и самостоятельно. В результате тенденция обращаться к другим за поддержкой, помощью и заверениями в трудные времена может быть приравнена к незрелости, беспомощности и бессилия, а также к несоответствию культурным ожиданиям и стандартам. Более того, его можно рассматривать как фактор риска психологических проблем, таких как депрессия, тревога, алкоголизм и расстройства пищевого поведения, а также негативных социальных явлений, таких как потеря личности и слепое подчинение тоталитарным лидерам.В крайних случаях, когда люди страдают от стойких и серьезных межличностных или профессиональных проблем, личная зависимость считается особым типом диагностируемого психологического расстройства.

Негативный взгляд на зависимость можно проследить до ранних работ Фрейда, который утверждал, что зависимость во взрослом возрасте состоит из незрелых и инфантильных форм поведения. По его мнению, зависимая ориентация на жизнь связана с удовлетворением и разочарованием при кормлении грудью в течение первого года жизни, когда выживание младенцев полностью зависит от доброй воли их матери.Предполагается, что резкое отлучение от груди, разочарования, связанные с жестким и нечувствительным графиком кормления, и / или неспособность закончить период кормления грудью, приведут к неспособности адекватно справиться с конфликтами, касающимися зависимости и автономии. Эта неудача отражается в возбуждении тревоги каждый раз, когда от человека требуется действовать независимо; опыт серьезных сомнений в собственной способности быть автономной личностью; и тоска по инфантильным, зависимым отношениям с кормящей матерью.Также предполагается, что проблемный опыт грудного вскармливания заставляет людей поверить в то, что решение их проблем находится вне дома и что другие могут позаботиться о них так же, как их кормили их матери.

Проблема с идеями Фрейда в том, что они не подтверждаются эмпирическими данными (см. Обзор Bornstein 1993). Во-первых, исследования не смогли найти последовательной и значимой модели связи между опытом кормления в младенчестве и самоотчетами о личной зависимости во взрослом возрасте.Во-вторых, нет убедительных доказательств того, что личная зависимость в зрелом возрасте связана с деятельностью, связанной с ртом и едой, а также с оральным поведением (например, сосанием большого пальца). В-третьих, неоднозначные результаты были получены в исследованиях, оценивающих связь между личной зависимостью и психологическими расстройствами, имеющими оральный компонент, такими как расстройства пищевого поведения, алкоголизм и табачная зависимость. Однако, хотя полученные данные не подтверждают предположение Фрейда о том, что зависимость равняется незрелости и инфантилизму, она по-прежнему оказывает большое влияние на психологические исследования.

Родственный подход к личной зависимости можно найти в теориях объектных отношений, которые подчеркивают решающую роль, которую ранние отношения ребенка и родителей играют в социальном и эмоциональном развитии (Greenberg and Mitchell, 1983). Как и теория Фрейда, эти теории рассматривают события, происходящие в течение первых одного или двух лет жизни, как решающие для развития личной зависимости. Однако, в отличие от Фрейда, сторонники теорий объектных отношений не делают упор на переживаниях кормления.Скорее, они сосредотачиваются на отношениях ребенка с его или ее родителями и неспособности разрешить конфликты, связанные с воспитанием и близостью, с одной стороны, и разлукой и автономией, с другой. В этом смысле личная зависимость отражает инфантильное желание слиться с другими людьми и получить от них заботу. Кроме того, это связано с поиском абсолютной любви и запутанных отношений, употреблением психотропных препаратов и идентификацией с сильными лидерами и сплоченными группами.

Одна из основных гипотез, вытекающих из теорий объектных отношений, состоит в том, что стиль воспитания в младенчестве и детстве может иметь решающее значение для понимания развития личной зависимости потомства. Борнштейн (1993) следует этой идее и утверждает, что чрезмерная опека и / или авторитарное воспитание могут создать порочный круг, который увеличивает вероятность зависимости потомства. В частности, чрезмерно опекающие и / или авторитарные родители могут препятствовать своим детям заниматься исследовательской деятельностью и методами проб и ошибок, которые способствуют развитию чувства власти и автономии.В результате эти дети могут воспринимать себя слабыми и склонны обращаться за помощью к другим, когда им приходится сталкиваться с жизненными задачами. Эта тенденция к поиску поддержки может вызывать у других поведение помощи, которое, в свою очередь, может еще больше усилить личную зависимость. Согласно этому рассуждению, личная зависимость будет открыто выражаться в основном тогда, когда другой (например, родитель, учитель) воспринимается как могущественный авторитет и может лежать в основе слепого преследования сильных и авторитарных лидеров, которые могут предложить защиту и помощь.

Вклад стиля воспитания в личную зависимость также был признан в теориях социального обучения, в которых основное внимание уделяется типу поведения, которое родители поощряют в детстве и подростковом возрасте (Rotter 1982). В частности, предполагается, что дети, родители которых положительно подкрепляют пассивное и зависимое поведение, становятся зависимыми взрослыми людьми. Эти дети могут узнать, что зависимое поведение является адекватным инструментом для достижения положительных результатов (например,, любовь, уважение) от родителей, и что следует запретить активное и автономное поведение, если они хотят поддерживать хорошие отношения с родителями. Теории социального обучения также предполагают, что это обучение будет распространяться на разные ситуации, заставляя людей вести себя зависимым образом в самых разных социальных контекстах. Как и теории объектных отношений, теории социального обучения предполагают, что чрезмерная опека и / или авторитарное воспитание могут привести к зависимости потомства, потому что такие родители могут усиливать пассивное и зависимое поведение.Однако теории социального обучения отличаются от теорий объектных отношений тем, что они рассматривают личную зависимость как активное инструментальное средство для получения положительных результатов от авторитетных фигур.

Делая упор на родительское подкрепление и процессы обучения, теории социального обучения также подчеркивают роль, которую изучение гендерных ролей — изучение культурных норм и ожиданий в отношении женских и мужских черт и поведения — может играть в развитии личной зависимости (Mischell 1970 ).Это особенно заметно в западных культурах, где равенство между зависимостью и женственностью может побуждать родителей усиливать зависимое поведение среди девочек и наказывать такое поведение среди мальчиков. Таким образом, родители могут обеспечивать различное подкрепление для мальчиков и девочек, побуждая детей соответствовать культурным ожиданиям в отношении выражения зависимости. Однако следует помнить, что уравнение «зависимость = женственность» отражает нормы западных обществ и что другие культурные контексты могут порождать разные гендерно-ролевые ожидания и разные модели родительского подкрепления.

Негативные аспекты зависимости также подчеркивались межличностными теориями личности (например, Лири 1957). В этих теориях зависимость отождествлялась с личными характеристиками слабостей, пассивности и беспомощности. Более того, это было связано с внушаемостью, уступчивостью и приверженностью чужим убеждениям и интересам как средству обретения любви, одобрения и поддержки. Теории межличностного общения также подчеркивают, что зависимость связана со страхом отрицательной оценки и тестовым беспокойством, что, в свою очередь, может еще больше усугубить зависимость.Эти опасения могут отвлекать когнитивные ресурсы от активного, самостоятельного поведения и могут побуждать людей убегать или избегать любой ситуации, требующей автономии и независимости.

Подобно психоаналитическим теориям, теории межличностного общения также предполагают, что личная зависимость во взрослом возрасте увеличивает риск возникновения психологических проблем. В этом контексте исследования изучали связь между самоотчетами о зависимости, с одной стороны, и депрессией, тревогой, злоупотреблением психоактивными веществами и расстройствами пищевого поведения, с другой.Однако результаты неоднозначны. В то время как одни исследования действительно обнаружили положительную связь между самоотчетами о зависимости и психологическими расстройствами, другие исследования не смогли найти такой связи. Более того, есть свидетельства того, что зависимость может быть результатом, а не причиной психологических расстройств (Bornstein 1993). Например, есть исследования, показывающие, что начало депрессии и, как следствие, усиление чувства беспомощности и бессилия, способствуют пассивному и зависимому поведению.Соответственно, лонгитюдные исследования показали, что начало алкоголизма сопровождается усилением зависимого поведения.

Приведенные выше данные ставят под сомнение мнение о том, что зависимость является отрицательной личностной характеристикой. Скорее, они могут подразумевать, что зависимое поведение отражает крик о помощи, заверении и поддержке в решении эмоциональных и социальных проблем. Таким образом, зависимое поведение может быть адаптивным средством преодоления жизненных трудностей с помощью других. В этих случаях отказ от поиска поддержки и сохранение видимости автономии и самодостаточности может иметь пагубные последствия для людей, которые действительно нуждаются в помощи и поддержке, чтобы преодолеть свои затруднения.


ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА ЛИЧНУЮ ЗАВИСИМОСТЬ

Положительные стороны личной зависимости подчеркиваются психологическими и социологическими теориями, которые сосредоточены на развитии и стабильности социальных отношений, контрактов и организаций. С точки зрения теории взаимозависимости Келли (1979) — наиболее влиятельной теории межличностных отношений — зависимость человека от партнера для удовлетворения его или ее собственных потребностей является основным требованием для развития и стабильности близких и позитивных отношений.Фактически, Келли предполагает, что не может быть стабильных отношений, когда человек не может или не хочет полагаться на своего партнера. Зависимость — это психологический клей, который со временем поддерживает близкие отношения. Более того, похоже, что это мешает людям двигаться к альтернативным отношениям.

Согласно приведенным выше рассуждениям, личная зависимость считается одним из основных компонентов переживания любви и связана с другими компонентами этого феномена, такими как приверженность, близость и доверие.Например, теория и исследования подчеркивают, что зависимость человека от романтического партнера предшествует приверженности отношениям — предшествует намерению поддерживать отношения в будущем. Соответственно, кажется, что зависимость играет решающую роль в развитии близости и интимности в любовных отношениях. Было обнаружено, что люди, которые могут полагаться на своих партнеров в удовлетворении потребностей, развивают чувство доверия и уверенности в доброй воле своего партнера, что, в свою очередь, может способствовать принятию рисков в отношениях и обмену интимными чувствами и мыслями с близкими. партнер.В результате люди могут усилить свою готовность инициировать и поддерживать интимные модели общения, развивая при этом чувство единства с партнером.

Считается, что личная зависимость играет положительную роль в групповой динамике, а также в стабильности иерархических отношений внутри социальных организаций. В этом контексте личная зависимость, по-видимому, предшествует желанию человека участвовать в групповой деятельности и сотрудничать с другими в командной работе, в основном, когда другие находятся на более высоком уровне в организационной иерархии.Люди, которые не могут или не хотят полагаться на других в достижении целей и выполнении задач, могут неохотно участвовать в командной работе, могут предпочесть работать в одиночку и могут негативно реагировать на авторитетные фигуры, которые угрожают их независимости. Только когда люди чувствуют, что им нужна поддержка и руководство со стороны других, они могут положительно ориентироваться на командную работу и авторитетных деятелей. Фактически, есть свидетельства того, что уровень зависимости членов группы друг от друга является признаком групповой сплоченности и положительным предиктором эффективности группы.В более широком плане личная зависимость кажется предпосылкой филогенетического развития социальных связей и структур. Теория и исследования также выявили связь между зависимостью и положительными личными характеристиками. Во-первых, исследования показали, что уравнение между зависимостью и пассивностью не всегда верно. Фактически, существует множество ситуаций, в которых зависимость приводит к активным формам поведения, таким как попытки превзойти других, чтобы привлечь внимание авторитетной фигуры.Во-вторых, были обнаружены положительные ассоциации между зависимостью и чувствительностью к межличностным сигналам — способностью декодировать и понимать сообщения других. В-третьих, есть свидетельства того, что личная зависимость связана с поведением, способствующим укреплению здоровья, таким как обращение за лечением и соблюдение его, а также с такими качествами, как общительность, самораскрытие и ориентация на сотрудничество в социальных взаимодействиях. .

Исследования в области стресса и преодоления стресса показали, что люди, которые ищут поддержки и руководства от других в трудные времена, обладают позитивными ментальными представлениями о себе и социальном мире.В этих исследованиях было обнаружено, что тенденция полагаться на поиск поддержки как на стратегию выживания связана с восприятием себя как способного справляться со стрессовыми событиями и требованиями окружающей среды. Было обнаружено, что эта тенденция связана с оптимистическими убеждениями в отношении управления стрессом, а также в отношении способности и готовности других оказывать поддержку и руководство.

Было также обнаружено, что личная зависимость приводит к адаптивному поведению. Тенденция искать поддержки у других была концептуализирована как основная поведенческая стратегия, которую люди используют для преодоления жизненных невзгод.В модели Лазаруса и Фолкмана (1984), наиболее влиятельной теории в области стресса и совладания, поиск поддержки считается одной из наиболее часто используемых стратегий совладания. Что еще более важно, исследования неизменно показывают, что использование этой стратегии выживания приводит к положительным психологическим и социальным результатам. В частности, люди, которые справляются с жизненными проблемами, ища поддержки у других, как правило, чувствуют себя лучше, испытывают меньше страданий и демонстрируют меньше проблем в социальном функционировании, чем люди, которые полагаются только на себя.Более того, было обнаружено, что вера в то, что в трудную минуту можно зависеть от других, способствует социальной адаптации.

Исследования в области стресса и преодоления стресса также показали, что нежелание обращаться за поддержкой в ​​трудные времена имеет негативные последствия для здоровья и адаптации. Было обнаружено, что люди, которые полагаются исключительно на себя в борьбе с интенсивными и постоянными стрессовыми событиями, в долгосрочной перспективе испытывают высокий уровень стресса и серьезные проблемы с физическим здоровьем и социальным функционированием.Эти результаты могут отражать хрупкую природу «псевдобезопасного» мира человека, который считает, что он или она может справиться со всеми жизненными проблемами в одиночку и не нуждается в помощи других. Кажется, что отсутствие других, на которых можно положиться, делает этого человека уязвимым и беспомощным перед стрессовыми событиями.

Адаптивное преимущество личной зависимости было особенно подчеркнуто в теории привязанности Боулби (1969). С его точки зрения, человеческие младенцы рождаются с заранее заданным репертуаром поведения, направленного на поддержание близости к другим людям и поиск их поддержки в трудные времена.Такое поведение, кажется, отражает основную мотивацию человека и выполняет важную адаптивную функцию — гарантировать выживание беспомощного младенца, вызывая у родителей вспомогательное поведение. По словам Боулби, эта мотивация сохраняется на протяжении всей жизни, даже среди зрелых и самостоятельных взрослых. Фактически, Боулби не рассматривает зависимость как признак незрелости и инфантилизма, а как здоровую мотивацию, которая облегчает процесс совладания с жизненными проблемами и развитие позитивных социальных связей.

Согласно Боулби, склонность полагаться на других во время нужды является врожденным устройством регулирования аффекта, которое автоматически активируется при переживании бедствия. В этих случаях другие люди действуют как «убежище безопасности», куда люди могут уйти, чтобы успокоиться и успокоиться, и как «безопасная база», на которой они могут развивать свои уникальные личности в атмосфере любви и одобрения. В результате явное выражение потребностей и поведения в зависимости может благотворно повлиять на процесс управления стрессом, а также на психологическое благополучие человека.

Bowlby также предполагает, что реальный опыт, связанный с выражением потребностей в зависимости, оказывает огромное влияние на социальное и эмоциональное развитие. С одной стороны, взаимодействие с другими значимыми людьми, которые откликаются на потребности человека в зависимости, может привести к переживанию все более и более продолжительных эпизодов положительного аффекта и развитию положительных чувств по отношению к миру и к себе. С другой стороны, взаимодействие с отвержением других может вызвать хронический дистресс, серьезные сомнения в намерениях других и проблемы, связанные с темами зависимости-автономии.

Согласно приведенным выше рассуждениям, реальный опыт, связанный с выражением потребностей в зависимости, может формировать то, как люди справляются с жизненными невзгодами. В частности, взаимодействие с другими значимыми людьми, которые реагируют на потребности человека в зависимости, закладывает основу для построения эффективных стратегий управления бедствиями. Люди могут обнаружить, что признание и демонстрация страдания вызывает положительную реакцию со стороны значимых других. Они также могут узнать, что они способны вызвать ответную реакцию других и что поиск поддержки — это эффективный способ справиться с ситуацией.Таким образом, удовлетворение потребностей в зависимости побуждает людей регулировать аффект, открыто выражая страдание и вовлекаясь в активные поиски поддержки.

Интересно, что Боулби не рассматривает зависимость и автономию как антагонистические мотивации. Скорее, он предполагает, что удовлетворение потребностей в зависимости может способствовать развитию автономной личности. С его точки зрения, автономная деятельность в младенчестве активируется, когда опекун удовлетворяет потребности младенцев в зависимости и когда он или она воспринимается как «безопасная база», к которой младенцы могут отступить в случае опасности.Таким образом, младенцы, которые могут использовать опекуна как «надежную базу», могут продемонстрировать баланс между зависимостью и автономией. Они могут уйти от опекуна, не беспокоясь о его доступности, могут вернуться к нему или к ней при возникновении опасности и могут возобновить автономную деятельность (например, игры, исследования) по мере восстановления близости к опекуну. В целом, выражение потребности в зависимости не обязательно означает, что человек не может вести себя автономно. Скорее, выражение и удовлетворение этих потребностей, кажется, закладывает основу для уверенного и приятного развития автономии.


ИНТЕГРАЦИОННЫЙ ВЗГЛЯД НА ЛИЧНУЮ ЗАВИСИМОСТЬ

Вышеупомянутая литература ясно указывает, что личная зависимость может иметь как отрицательные, так и положительные последствия для человека и общества. Главный вопрос здесь — могут ли и как сосуществовать отрицательные и положительные аспекты личной зависимости. Другими словами, следует попытаться представить более комплексный взгляд на личную зависимость, который может объяснить, как это явление может быть адаптивным устройством и в то же время может привести к дезадаптации и социальным проблемам.

Как отмечалось ранее, Боулби утверждает, что личная зависимость — это здоровое человеческое поведение и что тенденция искать поддержки у других имеет положительные психологические и социальные последствия. Однако этот здоровый образ поведения может перестать функционировать из-за периодического разочарования из-за чьего-либо крика о помощи. Согласно Боулби, когда люди воспринимают значимых других как не отвечающих на их потребности в зависимости, они могут узнать, что поиск поддержки не приносит ожидаемого облегчения и что следует разработать другие защитные стратегии.Одна из этих стратегий — реакция «борьбы», с помощью которой люди пытаются принудительно вызвать любовь и поддержку других посредством контроля и цепляния реакций. То есть у этих людей, кажется, развивается чрезмерно зависимая модель поведения. Проблема этой стратегии в том, что она может создать тревожный фокус вокруг социальных отношений; сомнения в своей автономии; тревожные требования близости; страх разлуки, неприятия и критики; и неспособность оставить разочаровывающее социальное взаимодействие.Как можно видеть, эта защитная стратегия, по-видимому, приводит ко всем негативным последствиям, которые психоаналитические и социальные теории обучения связывают с личной зависимостью.

Согласно приведенным выше рассуждениям, личная зависимость сама по себе не является патологическим признаком слабости и незрелости. Только когда потребности в здоровой зависимости нарушаются и человек принимает чрезмерно зависимую защитную стратегию, он или она попадает в порочный круг беспокойства, беспомощности, дезадаптации и возрастающей зависимости.С этой точки зрения, психоаналитические и социальные теории обучения на самом деле имеют дело с чрезмерной зависимостью, а не с нормальным выражением потребностей в зависимости. Более того, большинство выводов, касающихся зависимости от эмоциональных и социальных проблем, было получено из анкет самоотчета, которые выявляют чрезмерную зависимость, а не склонность искать поддержки у других в трудные времена. Эти анкеты включают вопросы о страхе отказа, разлуки и критики; необходимость утверждения; и сомнения в автономности.

Приведенные выше рассуждения получают серьезную поддержку в исследованиях, посвященных межличностным и внутриличностным коррелятам стилей привязанности взрослых. Шейвер и Хазан (1993) определяют стили привязанности как устойчивые модели убеждений, эмоций и поведения в социальных отношениях и делят их на три типа: безопасный, избегающий и озабоченный. «Безопасный» стиль определяется чувством комфорта в зависимых отношениях, а также тенденцией искать поддержки у других. «Избегающий» стиль определяется нежеланием зависеть от других, избеганием близких отношений и чрезмерным упором на автономию и уверенность в себе.Стиль «озабоченности» определяется компульсивными попытками минимизировать дистанцию ​​от других посредством цепляющегося поведения и страха отвержения, разлуки и критики. В целом, эти три стиля могут быть организованы в соответствии с континуумом зависимостей: «избегающий» стиль отражает недостаточную зависимость, «безопасный» стиль — нормальное выражение этих потребностей, а «озабоченный» стиль — избыточная зависимость.

Исследования стилей привязанности взрослых постоянно подтверждают адаптивное преимущество нормального выражения потребностей зависимости, что проявляется в безопасном стиле.Во-первых, было обнаружено, что надежно привязанные люди сообщают о более позитивном взаимодействии с родителями, чем избегающие и озабоченные люди. Во-вторых, было обнаружено, что люди, обращающиеся к безопасному стилю, меньше страдают во время стресса, чем люди, обращающиеся либо к избегающему, либо к озабоченному стилю. В-третьих, выяснилось, что безопасные люди имеют более позитивные и стабильные близкие отношения и более активно участвуют в общественной деятельности, чем избегающие и озабоченные люди. То есть явное выражение потребностей в зависимости связано с положительными личными и социальными результатами.Напротив, подавление этих потребностей или принятие чрезмерно зависимой модели поведения, по-видимому, пагубно сказываются на психологическом и социальном функционировании.

В заключение, приведенные выше рассуждения и выводы подчеркивают баланс между потребностями в зависимости и автономии. Открытое выражение потребностей в зависимости во взрослом возрасте не обязательно противоречит потребностям автономии или препятствует им. Скорее, как предполагает Боулби, удовлетворение потребностей в зависимости может способствовать выражению потребностей в автономии.В этих случаях люди могут свободно перемещаться между зависимостью и автономией, могут гибко приспосабливаться к социальным требованиям, а затем могут поддерживать адекватный уровень социальной адаптации и функционирования. Только когда этот баланс нарушен, либо среди людей, которые чрезмерно подчеркивают автономию, либо среди тех, кто ведет себя чрезмерно зависимым образом, корректировка оказывается под угрозой. В этих случаях люди могут быть неспособны и / или не желать гибко приспосабливаться к социальному миру, в котором они должны действовать автономно в одно и то же время и полагаться на других в другое время.

Конечно, баланс человека между зависимостью и автономией зависит не только от психологических факторов. Скорее, это также является результатом культурных и социальных норм, ценностей и ожиданий. Фактически, этот баланс будет другим в обществах, которые делают упор на коллективистские ценности (например, принятие социальных ролей, поддержание семьи и безопасность), и в обществах, которые делают упор на индивидуалистические ценности (например, личные достижения, мастерство, свобода и автономия). Теория и исследования должны попытаться обеспечить лучшее понимание взаимосвязи между культурными нормами и ценностями, историей социальных взаимодействий человека и выражением его или ее личной зависимости.Более того, им следует отказаться от анахроничных и упрощенных взглядов на личную зависимость и принять более комплексный взгляд на эту основную человеческую мотивацию.


ссылки

Борнштейн Р. Ф. 1993 Зависимая личность . Нью-Йорк: Гилфорд.

Bowlby, J. 1969 Вложение и утрата: Приложение . Нью-Йорк: Основные книги.

Гринберг, Дж. Р. и Митчелл, С. А. 1983 Объектные отношения в психоаналитической теории .Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Келли Х. 1979 Личные отношения: их структура и процессы . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Лазарус, Р. С., и С. Фолкман, 1984, , стресс, оценка, и , , преодоление . Нью-Йорк: Спрингер.

Лири Т. 1957 Межличностная диагностика личности . Нью-Йорк: Рональд Пресс.

Мишелл, В. 1970 «Типизация пола и социализация». В P. H. Mussen, ed., Руководство Кармайкла по детской психологии , 3-е изд. Нью-Йорк: Вили.

Роттер Дж. 1982 Развитие и применение социальных Теория обучения . Нью-Йорк: Praeger.

Шейвер П. Р. и Хазан К. 1993 «Романтическая привязанность взрослых: теория и доказательства». В D. Perlman and W. Jones, eds., Advances in Personal Relationships , vol. 4. Лондон: Джессика Кингсли.

Марио Микулинсер

(PDF) Менталитет социальной зависимости в Румынии — следствие зависимости от пути или результат политики социальной защиты?

DOI: 10.2478 / tjeb-2018-0002

Якобуца, A.O., & Mursa, G.C. (2018).

Менталитет социальной зависимости в Румынии — следствие зависимости от пути или результат политики социальной защиты

?

Тимишоарский журнал экономики и бизнеса | ISSN: 2286-0991 | www.tjeb.ro

Еже 2018 | Том 11 | Является ли s u e 1 | Страницы: 21–38

Последний аспект следует рассматривать с определенной осторожностью. Из-за недостаточной доступности данных,

наши объяснения менталитета социальной зависимости в Румынии основаны на косвенных

аргументах, полученных из нескольких существующих исследований, связанных с ценностями, этнопсихологией, культурной

антропологией.Чтобы получить лучшее представление о причинах этого типа менталитета, необходимо провести более

комплексное репрезентативное исследование на уровне страны.

Ссылки

Асандулуи, Л., Чеобану, К., и Бачу, Л. (2012). Социальная зависимость и неформальные институты в

Румыния: Анализ изменения ценностей. Revista de cercetare si interventie sociala, 37, 107-

129.

Baciu, L., Asandului, L., Iacobuță, A., & Corodeanu-Agheorghiesei, D.(2009). Coerenţa

instituţională în dinamicaconomiei româneşti. Editura Universităţii «Alexandru Ioan

Cuza», Яссы.

Бальцерович, Л. (2001). Libertate şi dezvoltare. Editura Compania, Бухарест.

Бенедикт Р. (1943). Румынская культура и поведение, Институт межкультурных исследований, Нью-

Йорк.

Бенезик Д. и Гросу К. (2011). De ce România NU e stat asistenţial. De ce România e stat

популист.Comparaţia cu Europa socială. Доступно по номеру

http://cursdeguvernare.ro/de-ce-romania-nu-e-stat-asistential-de-ce-romania-e-

stat-populist-comparatia-cu-europa.html

Cioran , Э. (1933). Singurătate și destin. Editura Humanitas, București (1991).

Дьякон, Б. (2000). Восточноевропейские государства всеобщего благосостояния: влияние политики глобализации.

Журнал европейской социальной политики, 10, 2 146-161.

Денсусиану О. (1919).Фи … Роман. Editura Socec București (1933).

Драгическу Д. (1907). Din psihologia poporului român. Пайдейя, Бухарест (1996).

ЕБРР (1999). Отчет о переходном этапе 1999 г .: Десять лет переходного периода. Получено из

http://www.ebrd.com/downloads/research/transition/TR99.pdf

Iacob, L.M. (2003). Etnopsihologie și imagologie. Яссы: Полиром

Ифрим, М. (2014). Protecția socială, în L.Baciu et al., Probleme actale deconomie publică, стр.

207-229. Editura Universităţii «Alexandru Ioan Cuza», Яссы.

Лийчану Г. (2014). Fie-vă milă de noi! Editura Humanitas, București.

Преда, М., (2009). Riscuri şi inechităţi sociale в România. Raport Comisia Prezidenţială Pentru

Analiza Riscurilor Sociale şi Demografice. Получено из

http://old.presidency.ro/static/rapoarte/Raport_extins_CPARSD.pdf

Fischer, S., & Sahay, R. (2004). Страны с переходной экономикой: роль институтов и исходные условия.Международный Валютный Фонд. Получено из

https://www.imf.org/external/np/res/seminars/2004/calvo/pdf/fische.pdf

Pintilescu, C., & Baciu, L. (2011). Региональный анализ факторов воздействия на выпуск до

академических исследований в Румынии. Transformations in Business & Economics, 10, 2B, 701-

714.

Project MUSE — Идеология и социальная политика: «раздаточные материалы» и призрак «зависимости»

Введение

Как отмечали многие комментаторы, наряду с пандемией СПИДа (и связанные с этим) бедность, неравенство и безработица — самые серьезные проблемы, стоящие перед правительством Южной Африки.Чтобы начать работу с бедностью, составляющей эту ужасную триаду, Комитет по расследованию комплексного социального обеспечения в Южной Африке (Комитет Тейлора) рекомендовал ввести субсидию на базовый доход (BIG). Основная цель BIG, как ее понимал Комитет, заключалась в решении проблемы нищеты в Южной Африке, в значительной степени вызванной массовой безработицей. Хотя утверждалось, что это окажет влияние на развитие, BIG не рассматривался как способный искоренить бедность — разрыв в бедности просто слишком велик, чтобы сделать политически осуществимым перераспределение через фискальные средства, необходимые для этого каждый год.БОЛЬШОЙ может избавить от большей части нужды, а также вывести из бедности значительное число людей. 2

Первоначально кабинет министров воспринял рекомендацию Комитета Тейлора вяло. 3 Тем не менее, заявки на получение субсидии на базовый доход (BIG) еще не были полностью отклонены. Вместо этого, БОЛЬШОЙ либо игнорируется; проклят слабой похвалой; или обеспокоены тем, что это либо (а) недоступно, и / или (б) может вызвать «зависимость». В первом случае нет причин для беспокойства — BIG доступен по цене (Meth 2003a).Текущий пакет мер, направленных на борьбу с бедностью — образование и профессиональная подготовка, ограниченные гранты, социальная заработная плата и расширенная программа общественных работ (EPWP), явно неадекватен. 4 Именно этот пакет, а не БОЛЬШОЙ должен вызывать беспокойство. Если бы правительство серьезно относилось к охвату всех бедных с помощью этого пакета, особенно его части EPWP, он определенно был бы недоступен. Несмотря на то, что до сих пор правительство не смогло добиться [Конец Стр. 1] , серьезно посмотрело на БОЛЬШИЕ цифры, дебаты по поводу этих цифр, когда они, наконец, начнутся, по крайней мере будут вращаться вокруг знакомых неизвестных.И оппоненты, и сторонники должны будут обосновать свои претензии, претензии, основы которых будут обнажены для всеобщего изучения. Иначе обстоит дело с утверждениями о «зависимости» (благосостояния). Здесь мы попадаем на территорию, где ценности сталкиваются с неясными «фактами». Именно этим «беспокойством» занимается статья, пытаясь отделить «факт» от «ценности».

Хотя понимание того, что доказательства должны лежать в основе государственной политики, растет, есть основания полагать, что в том, что касается BIG, ни президент, ни министр финансов пока что не высказали своего мнения. к фактам.Сообщается, что после принятия в июле 2003 г. лекготла президент Мбеки сказал, что: система общественного здравоохранения.

Если вы дадите каждому по 100 рандов в месяц ( sic ), это не будет иметь никакого значения. Представление о том, что одно-единственное вмешательство поможет, неверно. Ввести систему, которая без разбора дает 100 рублей миллионеру и пенсионеру, не работает.

( Mail & Guardian , 1-7 августа 2003: 6)

Это экстраординарное утверждение не противоречит другим официальным заявлениям (или молчанию) по данному вопросу. В заявлении Кабинета министров по поводу лекготла от июля 2003 года, воспроизведенного в ANC Today , вообще нет ссылки на BIG. 5 лекготла подтвердила направление, сформулированное на Саммите роста и развития (GDS), из повестки дня которого BIG был исключен.В процитированном выше отрывке президенту удается в пределах 70 с лишним слов сделать пять основных ошибок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.