Сознательное и бессознательное их соотношение в психике человека: 33. Соотношение сознательного и бессознательного:

Автор: | 22.04.2021

Содержание

33. Соотношение сознательного и бессознательного:

З.Фрейд «теория бессознательного»:

Сознание — это только верхушка айсберга. Его основная часть находится под водой — основная часть психики не осознается. То, что мы называем сознанием, этот постоянный поток мыслей, лежащий на поверхности. Но под ним таится масса опасной энергии, находящейся вне сознательного контроля.

Человеческая психика распадается, по Фрейду, на три области: сознание, бессознательное и предсознательное. До Фрейдовской теории считали, что психика и сознание находятся в равных условиях. Фрейд доказывал, что только небольшая часть психики является «сознательной». Всё остальное – это «бессознательное», состоящее из неприемлемых человеком представлений, мотивирующих поведение.

«Бессознательное» — это собственный термин Фрейда для обозначения процессов в психике, которые личность не осознает. Второе название «бессознательного» – ОНО (Id) — это та внутренняя темная стихия вожделений и влечений, которую иногда так остро ощущает человек и которая противостоит его разумным доводам и доброй воле.

Я (Ego) – это индивидуальный опыт личности или самоопределение. То есть та часть личности, которая прямо соприкасается с внешней реальностью через органы чувств, является осознанной, а потому содержит представления о реальности, получаемые от органов чувств.

Сверх – Я (Super-Ego) работает как вид совести, критикующий мысли и действия Я; вызывающий чувства вины и тревоги, когда Я удовлетворяет или стремиться удовлетворить примитивные импульсы.

Сознание – это такое состояние человека, при котором он четко понимает, что происходит с ним и вокруг него, когда он осознает свои действия и контролирует их. Бессознательное же проявляется в неконтролируемых, неосознаваемых действиях и психических проявлениях. И хотя это две различные стороны в психике человека, сознание и бессознательное находятся в постоянной связи и взаимодействии.

З. Фрейд был убежден, что активное сознание человека, при котором он действует осмысленно, занимает самую малую долю в психике – не больше одной десятой. Тогда как бессознательное – самая большая ее часть, где хранятся наши инстинкты, неосознаваемые эмоции, желания, страхи. Неявно, лишь иногда проявляясь, они руководят нами, влияют на наши решения, чувства и мечты.

Сознание – это все, что мы осмысляем и контролируем. Бессознательное – не осознается и не подчиняется контролю, а наоборот, само воздействует на нас. Вспышки интуиции и озарения, открытия, творчество и вдохновение, создание нового, внезапное решение важной и долго не поддававшейся задачи – все это проявления бессознательного.

Но и ранние детские впечатления, страхи, сомнения и неуверенность – тоже там. А еще – рефлексы и инстинкты, неосознаваемые ощущения, такие как ощущение равновесия или привычные звуки, образы, которых мы не замечаем, но на которые реагируем. Они прорываются в сознание сновидениями, навязчивыми мыслями, описками и оговорками, болезнями и болями, бессознательным запоминанием или забыванием, смутными побуждениями что-либо сделать без четкого осознания цели этих действий.

Так проявляется связь сознания и бессознательного. Обе сферы тесно переплетаются, влияя и на человека, и друг на друга. Область бессознательного благодаря этой связи может открываться человеку и становится понятно, какие внутренние силы и побуждения скрываются за порогом его сознания и управляют его мыслями и поступками.

Зная об этом, можно гораздо эффективнее строить свою жизнь: доверять голосу своей интуиции, открываться для творчества и созидания, прорабатывать подавленные желания и скрытые страхи. Это потребует глубокого самопознания и самоанализа, но понять себя важно, чтобы расти, развиваться, достигать больших целей.

Соотношение сознания и бессознательного. Психология. Полный курс

Читайте также

1. Соотношение обучения и развития

1. Соотношение обучения и развития Педагогическая психология занимает определенное место между педагогикой и психологией, являясь сферой их совместного изучения взаимосвязей между обучением, воспитанием и развитием психики человека.Она изучает в первую очередь

Соотношение мифов и реальности

Соотношение мифов и реальности «В СМИ отражается наше коллективное беспокойство о старении. Мне нравится называть его „миф о несчастье“». * * *Чтобы спокойно принять свой возраст, мы должны помнить о старых и новых мифах о старении, которые нередки в нашей современной

СООТНОШЕНИЕ ОСНОВНЫХ СТРУКТУР

СООТНОШЕНИЕ ОСНОВНЫХ СТРУКТУР Стержень человека – это «Я»-социальное. Личность и группа поддерживают нормальный баланс, когда их не «сносит» в какую-то сторону. Внутренняя идея гармонии личности и социальных общностей заключается в триединстве этих эго-идентификаций:

Рис 11. Соотношение «Я»-реального и «Я«-потенциального

Рис 11. Соотношение «Я»-реального и «Я«-потенциального Это связано с тем, что человек и группа структурированы не только изнутри, но в основном они внешне поле-обусловлены и от них ожидают способностей и возможностей, зависящих от того, какое место они заняли в социальных

12.1. Соотношение любви и секса

12.1. Соотношение любви и секса Известный социолог Питирим Сорокин писал в начале XX в., что любовь проявляется в двух формах. «Если внимательно присмотреться к тем формам, в которых в наше время проявляется любовь между полами, то нельзя не поразиться одним весьма странным

Соотношение сознания и бессознательного

Соотношение сознания и бессознательного Согласно З. Фрейду, психика человека состоит из трех находящихся в состоянии непрерывного взаимодействия между собой областей: сознательного, бессознательного и предсознательного. Эта модель сложилась в психоанализе в

Соотношение сознания и бессознательного

Соотношение сознания и бессознательного Согласно З. Фрейду, психика человека состоит из трех находящихся в состоянии непрерывного взаимодействия между собой областей: сознательного, бессознательного и предсознательного.По мнению ученого, первым двум областям психики

§ 2. Взаимосвязь трех уровней психической деятельности человека: бессознательного, подсознательного и сознательного. Текущая организация сознания — внимание

§ 2. Взаимосвязь трех уровней психической деятельности человека: бессознательного, подсознательного и сознательного. Текущая организация сознания — внимание Психическая деятельность человека, его психика функционируют одновременно на трех взаимосвязанных уровнях:

Соотношение понятий «ум» и «интеллект»

Соотношение понятий «ум» и «интеллект» Изучение различных источников, в которых рассматриваются данные понятия, позволило установить определенные соотношения между ними.1. Интеллект – это ум, а ум – это и есть важнейшее проявление интеллекта.В данном соотношении

Соотношение постоянства и разнообразия

Соотношение постоянства и разнообразия Когда вы стремитесь чем-то увлечь человека, важно также учитывать такие аспекты, как постоянство и разнообразие. Все мы в жизни стремимся и к постоянству, и к разнообразию, но вот в чем и как – этим люди здорово отличаются друг от

Соотношение сознательного и бессознательного б виновном поведении Текст научной статьи по специальности «Право»

Предлагается:

— активизировать деятельность всех лиц, принимающих участие в работе с молодыми сотрудниками в период их адаптации;

— развивать собственную активность молодых сотрудников, те качества их личности, от которых в наибольшей мере зависит успешность адаптации;

— придать работе с молодыми сотрудниками системный, комплексный характер;

— усовершенствовать систему управления процессом адаптации;

— сформировать систему наиболее эффективных методов и психотехнологий, направленных на ускорение адаптационных процессов;

— специализировать методики работы с молодыми сотрудниками по видам и этапам адаптации с учетом индивидуальных трудностей адаптационного периода.

Для того чтобы активизировать деятельность всех лиц, участвующих в работе с молодыми сотрудниками в период их профессиональной адаптации, рекомендуется решать вопрос о назначении наставников, учитывая их психологическую совместимость с молодыми сотрудниками, психолого-педагогическую подготовленность, умение устанавливать психологический контакт с подшефным, педагогический такт, общительность и культуру, а также повышать уровень психологической и педагогической подготовленности всех лиц, участвующих в работе с молодыми сотрудниками.

К первоочередным задачам, стоящим перед сотрудниками кадровых аппаратов, относятся:

— изучение сущности и содержания процесса адаптации, специфики этапов его протекания;

— обучение кадров воспитателей молодых сотрудников конкретным способам изучения и учета психологических особенностей личности молодого сотрудника;

— расширение подготовки всех категорий лиц, работающих с молодыми сотрудниками в период их адаптации, развитие их коммуникативных способностей как ведущего компонента педагогического мастерства;

—расширение практики материального стимулирования наставников за успешную работу по профессиональной адаптации молодых сотрудников;

— пропаганда опыта успешной работы конкретных сотрудников.

Первостепенной задачей по снижению уровня текучести кадров выпускников образовательных учреждений МВД России является разработка программы их социально-психологической адаптации к службе в органах внутренних дел. Принятие этой Программы позволит скоординировать в одном направлении деятельность всех субъектов этого процесса. На завершающем этапе профессиональной адаптации необходимо создавать условия для выявления перспектив роста молодого сотрудника. Этот период является периодом профессионального саморазвития и должен сопровождаться постепенным повышением социального статуса молодых сотрудников, улучшением, по возможности, материально-бытовых условий и др.

Успешное прохождение процесса адаптации молодым сотрудником позволит ему перейти к этапу профессионального становления, приобрести боль-

шую самостоятельность, уверенно совершенствоваться в избранной профессии, приобрести заинтересованность в самом процессе работы. В конечном итоге все указанные психолого-педагогические приемы позволят закрепить молодого специалиста в ОВД, снизить текучесть кадров выпускников образовательных учреждений МВД России, будут способствовать дальнейшей стабилизации кадрового состава ОВД.

СООТНОШЕНИЕ СОЗНАТЕЛЬНОГО И БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО Б ВИНОВНОМ ПОВЕДЕНИИ

Канд. юрид. наук, доцент C.B. Векленко

Омская академия МВД России Со времен Рене Декарта представление о «homo sapiens» (человеке разумном) было неразрывно связано с его сознанием: «Мыслю, следовательно, существую» (3,169). По мнению А.Ф. Зелинского, сознание относится к той категории понятий, которые мы понимаем до тех пор, пока никто не спрашивает нас, как их определить (6,9).

Представители различных наук трактуют сознание неодинаково. В философской литературе господствует широкое толкование сознания, которое сводится, в конечном счете, к идеальному. Большинство психологов, наоборот, рассматривают сознание как одну из двух основных сфер внутренней духовной жизни человека, присущую только ему, его личности. Некоторые авторы считают возможным исходить из двоякого понимания сознания — общефилософского и психологического (19,119).

Известный отечественный философ А.Г. Спиркин, используя достижения психологии, предлагает следующее определение данного понятия: «Сознание — это высшая, свойственная только человеку и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном, оценочном и целенаправленном отражении и конст-руктивно-творческом преобразовании действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека» (15, 83).

Для того чтобы постигнуть природу человеческого сознания, необходимо изучить его структуру, анализ которой издавна принято начинать с созерцания, т.е. с ощущений и восприятий. Ощущение — это отражение отдельных свойств предметов объективного мира во время их непосредственного воздействия на органы чувств; это элементарное, далее психологически неразложимое, не имеющее структуры познавательное явление. Восприятие — это уже структурированный образ, состоящий из комплекса ощущений (15,91-94).

После того как тот или иной предмет перестает воздействовать на органы чувств человека, образ этого предмета не исчезает бесследно, а запечатлевается и сохраняется в памяти. Память — это форма познавательной деятельности, направленная на запечат-

ление, сохранение, воспроизведение и переработку поступающей в мозг информации (15,95).

В результате восприятия внешних воздействий и сохранения их памятью возникают представления, как мысленные образы тех предметов или явлений, которые когда-то воздействовали на органы чувств человека, а потом восстанавливаются по сохранившимся в мозгу следам при отсутствии этих предметов. Представлениями могут также выступать образы, созданные усилиями продуктивного воображения: когда представления и мысленные ситуации в действительности субъектом непосредственно не воспринимались.

В отличие от психики животных сознание человека имеет следующие существенные особенности. Во-первых, наряду с наследственно и эмпирически приобретенными формами поведения человек владеет принципиально новым средством ориентировки в окружающей действительности — знаниями, которые представляют собой концентрированный опыт человечества, передаваемый посредством слова («сознание» буквально и означает «совместное, совокупное знание») (7,86). Коммуникативные возможности есть у многих высших животных, но только человек может передавать другим людям не только сообщения о своих внутренних состояниях (именно это является главным в языке и общении животных), но и о том, что знает, видит, понимает, представляет, т.е. объективную информацию об окружающем мире. Процесс общения осуществляется в форме взаимного материального воздействия словами, за которым скрывается обмен мыслями. По мнению Л.С. Выготского, слово относится к сознанию как «малый мир к большому. как живая клетка к организму, как атом к космосу. Оно и есть малый мир сознания» (2,384).

Во-вторых, сознание человека отличается способностям и мысленно представлять существующую и воображаемую действительность, контролировать собственные психические и поведенческие состояния, управлять ими, видеть и воспринимать в форме образов существенные стороны и закономерные взаимосвязи окружающего мира. Представление действительности, отсутствующей в данный момент или вовсе не существующей (воображение, грезы, мечты, фантазия), по мнению некоторых ученых, выступает как одна из важнейших психологических характеристик сознания (13,114).

Наконец, сознание тесно связано с самосознанием (саморефлексией) как системой ценностно-смысловых, личностных отношений человека к миру, которая определяет уровень самоорганизации индивида, принципы его поведенческой саморегуляции, самопостроения и самоутверждения. Успех жизнедеятельности индивида непосредственно зависит от его способности к самоанализу, от приведения его внутреннего мира в соответствие с объективными внешними условиями, от вычленения в них существенного и несущественного, социально санкционированного, полезного и вредного (7,87-88).

Сущность и особенности сознания как побудителя и регулятора деятельности состоят в том, что оно есть соотнесение лица с объективной реальностью в процессе предметной деятельности человека. Применительно к конкретному акту поведения сознание представляет собой мысленное (интеллектуальное) соотнесение побудительных факторов с целью действия,

самими актами деятельности, их социальной и правовой значимостью и теми последствиями, которые наступили или могли наступить как результат этой деятельности. Но соотнесение лица с объективной реальностью в процессе деятельности есть не только выделение его из окружающей среды, не только отражение мира в определенных образах, но и отношение (желание, переживание, внутреннее стремление к чему-то) лица к действительности (12,109).

При конструировании уголовно-правовых норм о видах умышленной вины (чч. 2 и 3 ст. 25 УК РФ) законодатель использует термин «осознание». Несмотря на терминологическое сходство данного термина с термином «сознание», между ними существуют определенные отличия. По заслуживающему внимания мнению В.Д. Филимонова, «осознание лицом объективной действительности означает возникновение в его сознании того или иного представления о сложившихся в данных условиях общественных отношениях, т.е. представления о социальном содержании объективной действительности» (17,101). Иными словами, если сознание подразумевает знание о внешнем и внутреннем мире, о самом себе, то осознание предполагает обязательное формирование собственного ценностного отношения к тем или иным явлениям или событиям, возникающего на фоне устоявшихся идеалов и признаваемых субъектом норм поведения. «Человек осознает то, что воспринимает, когда понимает смысл воспринятого в контексте реальных событий, когда он учитывает возможные последствия своих поступков» (15, 82).

Субъект осознает предметы и явления окружающего мира не только сами по себе, их структуру, свойства и взаимосвязи, но и определяет значимость, ценность данных предметов и явлений для себя или для других людей. Таким образом, оценка выступает моментом взаимодействия познающего субъекта и объекта, акт осознания ценности предметов, явлений, событий, их свойств и отношений. Оценка отражает объект в его бытии для субъекта и предполагает сравнение объектов познания с ранее сложившимися нормами, идеалами, представлениями о желаемом и должном, которые выполняют в процессе оценки функцию основания, критерия, ценностного эквивалента (1,116).

При этом в обязательном порядке необходимо учитывать, что «мысль об объекте никогда не исчерпывает всего богатства его свойств и отношений с другими объектами; оригинал богаче своей копии… Субъективность означает также неполноту отражения: образ отражает свойства вещей лишь с большей или меньшей степенью приближения. Воспринимаемое никогда не воспринимается полностью. Всегда имеет место различие и отбор» (15,70-71).

Принимая во внимание, что субъект любого (умышленного либо неосторожного) преступления должен привлекаться к уголовной ответственности лишь за те деяния и тот вред, который так или иначе охватывался его сознанием, следует заключить, что сознание является обязательным и неотъемлемым признаком интеллектуального момента виновного поведения. Однако, в зависимости от формы психического отношения субъекта, сознание в конкретном преступном деянии может варьироваться, от осознания, включающего личностную оценку происходящего и

будущего, до простой возможности при должной внимательности предвидеть последствия своего деяния.

Несмотря на бесспорность позиции о необходимости привлечения к ответственности лишь лиц, действующих сознательно, в теории отечественного уголовного права долгое время большие разногласия вызывал и вызывает вопрос о предмете сознания преступника. Так, например, А.Н. Трайнин указывал, что «… осуждение поведения лица немыслимо, если в психике этого лица не было сознания общественной опасности своего поведения, это сознание является одним из признаков вины, как элемента состава и как основания уголовной ответственности» (16, 126). Б.С. Маньковский пришел к выводу, что «исходя из сущности виновности, следует признать, что сознание противоправности является одним из моментов понятия вины» (10, 111). А.И. Рарог считает, что «… предметом сознания как элемента умысла является: 1) общественная опасность деяния, т.е. характеристика (хотя бы в общих чертах) объекта преступления, фактическое содержание и социальные свойства всех составных элементов действия или бездействия; 2) противоправность совершаемого деяния, т.е. его противоречие советскому социалистическому порядку» (14, 31-32). Такой же позиции придерживается А.И. Марцев: «Осознание общественной опасности своего деяния предполагает осознание противоправности (запрещенности) деяния, поскольку противоправность выступает юридическим выражением общественной опасности» (11,39).

Уголовный закон (ст.ст. 25,26 и 28 УК РФ) попытался решить данные разногласия путем прямого указания на необходимость сознавать общественно опасный характер действий либо общественно опасный характер неизбежных или возможных последствий. Исходя из того, что противоправность является на основании ст. 14 УК РФ юридическим выражением общественной опасности преступления, можно заключить, что преступник, сознавая общественную опасность совершаемого им деяния, должен в полном либо усеченном объеме сознавать и его противоправность.

Однако в судебно-следственной практике дело обстоит далеко не так гладко. Проблема состоит не только в том, что дать понятие термина «общественная опасность» затрудняются даже многие сотрудники правоохранительных органов, не говоря уже о лицах, не обладающих специальными познаниями в области юриспруденции. Например, по данным А.Ф. Зелинского и Н.И. Коржанского, на вопрос о сознании общественной опасности своего деяния утвердительный ответ дали лишь 14% осужденных, 4% — уклонились от ответа, 82% — ответили отрицательно. При этом 14,3% осужденных пояснили, что решаясь на преступление, они вообще ни о чем не думали, а 31,7% сказали, что мысль об общественной опасности не приходила им в голову (5, 27). Такие же данные получили А.Э. Жалинский и A.A. Герасун, изучавшие архивные уголовные дела об умышленных убийствах, изнасилованиях, разбойных нападениях и грабежах,— большинство этих преступлений были «непредумышленными», и у преступников не только в момент их совершения, но и после «отсутствовала внутренняя оценка собственного поведения как общественно опасного, аморального, недопустимого (4, 10). Более того, многие лица, совершающие преступ-

ления, не только не осознают общественной опасности своих деяний, но, наоборот, уверены в общественной полезности своего поведения. Примером подобных преступлений могут выступить и самоуправство (ст. 330 УК РФ), и так называемое убийство из сострадания или по просьбе потерпевшего (ч. 1 ст. 105 УК РФ).

Основная сложность состоит в том, что в связи со стремительным изменением жизни общества социальная и моральная оценка отдельными лицами многих взятых под охрану уголовного закона ценностей (например, в сфере экологии или компьютерной информации) существенно отличается от их значимости и важности для государства и общества в целом.

Что же касается сознания противоправности, то вряд ли разумно, на наш взгляд, требовать от граждан знания всех статей уголовного закона, тем более, что подобное требование фактически означает знание содержания бланкетных норм и постановлений Пленума Верховного суда РФ, а также предполагает знание не только писаного права, но и права неписаного, например, заключения специалистов по тому или иному вопросу (скажем, что считать порнографическим предметом), сложившейся практики при толковании оценочных понятий и т.п.

В связи с этим обоснованность существования в современном уголовном праве презумпции знания закона в последнее время вызывает все больше нареканий и возражений со стороны ученых. Разделяем позицию Н.М. Кропачева, который считает, что «… суждение «незнание закона не освобождает от ответственности» вовсе не юридическая презумпция, а фикция, т.е. юридический прием, противоречащий конкретной естественной реальности, однако используемый для достижения юридических последствий. В настоящее время, когда это «правило» является фикцией даже для самих правоприменителей, от него, безусловно, необходимо отказаться» (8, 22-23).

Вопрос о предмете сознания имеет, на наш взгляд, очень важное практическое значение, так как от его решения зависят и комплекс требований, предъявляемых государством и обществом к человеку по соблюдению предписаний закона, и, соответственно, величина упрека или негативной реакции властных структур в случае нарушения данных предписаний.

Нам видится наиболее эффективным следующий путь решения данной проблемы. Принимая во внимание, что любое преступление по своей социальной сути представляет собой конфликт интересов (преступника и жертвы, преступника и государства), считаем вполне допустимым со стороны государства и общества требование о сознании того, что деяние лица, нарушающего уголовно-правовой запрет, вступает в конфликт с чьим-то интересом. Причем, совсем не обязательно, чтобы данное лицо осознавало, что посягает на охраняемый законом интерес. Достаточно сознания лицом того, что подвергшемуся преступному воздействию интересу может быть причинен какой-либо ущерб. Для того, чтобы это положение получило законодательное закрепление, также совсем не обязательно в тексте закона использовать термин «конфликт интересов», вполне, на наш взгляд, достаточно будет заменить в ст. 25 УК РФ слово «опасность» на слово «значимость», которое в самом общем смысле и означает непосредственное затрагива-

ние тех или иных интересов членов социума. Одним из аргументов является заслуживающая внимания позиция В.А. Якушина, который вполне обоснованно считает, что «осознание социальной и правовой значимости совершаемого деяния есть тот признак, который должен быть положен в основу отграничения преступления от иных волевых действий. Ибо именно он является тем признаком, который выражает субъективный аспект сущности преступного деяния. Такой подход, на наш взгляд, позволит сделать требования уголовного законодательства более доступными для лиц, не обладающих специальными юридическими познаниями, а также облегчить работу правоприменителей по установлению и доказыванию субъективной стороны состава преступления.

Сознание, безусловно, занимает центральное место в жизнедеятельности членов общества. Однако не следует абсолютизировать роль сознательного начала в регуляции противоправного поведения. Как свидетельствует судебная практика, многие умышленные преступления представляют собой своеобразные «парадоксы душевной жизни», далеко не всегда и не в полной мере осознаваемые виновными лицами. Это обусловлено психическими перегрузками, невротиза-цией и психопатизацией человека. Общеизвестна провоцирующая роль употребления алкоголя, ослабляющего сознательный самоконтроль поведения. В связи с этим становится очевидной актуальность проблемы неосознаваемой психической деятельности для теории и практики борьбы с преступностью (5,3).

Еще Зигмунд Фрейд пришел к выводу, что «психоанализ не может считать сознательное сущностью психического, но должен рассматривать сознание как качество психического, которое может присоединяться или не присоединяться к другим его качествам (18,841).

В современной психологии принято в психике человека выделять три взаимосвязанных уровня — сознательный. подсознательный и бессознательный (7,91).

Подсознательный уровень психической деятельности включает обобщенные, автоматизированные в опыте индивида стереотипы его поведения в различных ситуациях (фобии, страхи, истерические фантазии, спонтанная тревожность и радостное предчувствие), умения, навыки, привычки, интуицию (процесс мгновенных озарений, комплексного охвата проблемной ситуации, всплывания неожиданных решений, неосознанное предвидение развития событий на основе спонтанного обобщения предшествующег о опыта). Поведенческие акты на бессознательном уровне регулируются неосознаваемыми биологическими механизмами (инстинктами и рефлексами), которые направлены на самосохранение организма и продолжение рода (7,91-92).

Процессы, начинающиеся в неосознаваемой сфере, могут иметь место и в сознании. И наоборот, сознательное может вытесняться в подсознательную сферу. Взаимодействие сознательного и внесознательного может осуществляться согласованно—синергично или антагонистично, противоречиво, проявляясь в разнообразных несовместимых поступках человека, внут-риличностной конфликтности. Наличие указанных уровней психической деятельности обусловливает относительную самостоятельность следующих разновидностей человеческих реакций и действий: 1) бессознательно-инстинктивные, врожденные реакции; 2) им-

пульсивно-реактивные, малоосознанные эмоциональные реакции; 3) привычно-автоматизированные действия; 4) сознательно-волевые действия (7,93-95).

Обозначенные реакции и действия, в свою очередь, способны привести к нарушению предписаний уголовного закона. Решая вопрос о привлечении лица, нарушившего уголовно-правовой запрет, к ответственности, определяя пределы этой ответственности, и законодатель, и правоприменитель в целях достижения максимального эффекта карательного воздействия должны в полной мере учитывать все особенности психики субъекта. Поэтому современное уголовное законодательство и судебно-следственная практика должны иметь чегкие критерии психического содержания виновного поведения.

Применительно к сознательно-волевым действиям таким критерием, на наш взгляд, следует признать отмеченное выше осознание конфликта интересов (социальной значимости своих действий или бездействия). Что же касается трех других разновидностей человеческих реакций, то в этом случае мы разделяем позицию А.Ф. Зелинского, который вполне обоснованно считает, что «виновен не только тот, кто преднамеренно совершил преступление, но и тот, кто не мобилизовал свое сознание и волю, действовал по первому побуждению, бездумно. Ведь это первое побуждение — его собственное, отражающее его личность. Если при этом лицо не предвидит фактического развития событий и их общественно опасный результат, может наступить ответственность за неосторожность. Неумение или нежелание понять истинный социальный смысл совершаемого при осознанности всех иных элементов объективной стороны состава преступления влечет ответственность за умышленное преступление» (5,69). К аналогичным выводам пришел и В Н. Кудрявцев: «Бессознательный элемент поведения имеет правовое значение только в тех случаях и в тех пределах, в каких он поддается возможному контролю со стороны сознания и воли лица, т.е. может потенциально быть в надлежащий момент осознанным. Именно в этих пределах и возможна ответственность человека за свои действия» (9,85).

Резюмируя изложенное, следует еще раз отметить, что сознание является неотъемлемой частью содержания вины субъекта в совершении преступления. Государство и общество вправе привлекать к ответственности и наказывать нарушившее уголовно-правовой запрет лицо, если будет установлено, что предметом сознания данного лица является конфликт совершаемого деяния с чьим либо интересом, которое, в свою очередь, может варьироваться от осознания (формирования личностной оценки происходящего) общественной значимости совершаемого до отсутствия должной и требуемой от вменяемого лица мобилизации сознания и воли. Именно такой подход, на наш взгляд, позволит избежать разночтений при установлении наличия и особенностей психического отношения субъекта к совершаемому им деянию.

ЛИТЕРАТУРА

1. Батурина Г.И. Ценностный аспект сознания // Сознание и диалектика познавательной деятельности: Меж-вуз. сб. науч. трудов. — Иваново, 1984.

2. Выготский Л.С. Избранные психологические исследования.— М., 1956.

3. Диоген JIаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. — М.,1979.

4. Еникеев М.И. Общая и юридическая психология. В 2 ч. Ч. I: Общая психология: Учебник. — М., 1996.

5. Жалинский А.И., Герасун A.A. Криминологические аспекты непредумышленных преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. 1972. Вып. 15.

6. Зелинский А.Ф. Осознаваемое и неосознаваемое в преступном поведении. — Харьков, 1986.

I. Зелинский А.Ф., Коржанский Н И. Психологическое содержание умышленной вины // Проблемы совершенствования уголовного законодательства на современном этапе: Сб. науч. тр. — Свердловск, 1985.

8. Кропачев Н.М. Механизм уголовно-правового регулирования: Дисс… д-ра юрид. наук в форме научного доклада. — СПб., 2000.

9. Кудрявцев В Н. Правовое поведение: норма и пата-логия. — М., 1982.

10. Маньковский Б.С. Проблема ответственности в уголовном праве. — M.-JL, 1949.

II. Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлении. — Омск, 2000.

12. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. — Д., 1960.

13. Немое P.C. Психология:Учеб. для студентов высш. пед. учеб. заведений. В 3 кн. Кн. 1: Общие основы психологии. — 2-е изд. — М., 1995.

14. Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. — М„ 1980.

15. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. — М., 1972.

16. Трайнин А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. — М., 1951.

17. Филимонов В.Д. Общественная опасность личности преступника. — Томск, 1970.

18. Фрейд 3. Я и ОНО: Сочинения, — М., 1998.

19. Чванчихия В.М. Бессознательное в структуре психической деятельности // Социологические исследования. — 1981. №2.

20. Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение.— Казань, 1988.

| ИСКУССТВО БЫТЬ ПОДЧИНЕННЫМ

H.A. Зиновьева, психолог УГПИБД

УВД ЯНАО

г. Салехард

Korga-mo Петр I с присущей ему прямотой издал указ, гласивший: «Подчиненный перед начальствующим должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство». Многое изменилось в нашей жизни за прошедшие триста лет. Большинство современных руководителей наверняка постараются от вас избавиться, если вы, следуя этому совету, будете неистово изображать из себя такового. Однако суть отношений «начальник — подчиненный» вскрыта Петром абсолютно точно. Дело в том, что начальник и подчиненный изначально неравны, и конфликт между ними неизбежен. Весь вопрос в том, как сделать этот конфликт продуктивным (то есть полезным для обеих сторон и, главное, для общего дела!) и не тратить энергию на подсчет промахов или на тайную (или явную) ненависть.

Поступая на работу, мы соглашаемся на определенную роль. В данном случае — на роль подчиненного. Мы можем внутренне соглашаться или не со-

глашаться с нашей ролью в конкретном служебном коллективе, но мы обязаны хорошо ее выполнять либо следует сменить место работы (кстати, столкнувшись с теми же проблемами в новом коллективе).

Так что же представляет собой искусство быть подчиненным? Прежде всего, вам необходимо… полюбить своего руководителя. Предвижу гнев и возмущение. Как это «полюбить»? И как вообще можно его полюбить, вечно недовольного всеми и особенно — вами? Да, конечно. Не здоровается, смотрит мимо вас, швыряет телефонную трубку, хлопает дверью… Но это его проблемы, а не ваши. Может быть, он думает, что только так и должен вести себя «настоящий начальник»? А во-вторых, навсегда решите для себя: не стоит фиксировать внимание на том, что вам так неприятно. Поищите в характере и привычках руководителя то, в чем он хоть чуть-чуть похож на вас. Ведь друзей и любимых мы выбираем среди тех, у кого есть что-то общее с нами.

Итак, приглядитесь к своему начальнику. Его форма всегда чиста и отглажена?

Для того, чтобы проникнуться антипатией к человеку, нам часто достаточно одной детали в его внешности или неприятной манере говорить по телефону. А чтобы его полюбить, нужно затратить время и силы. Но поверьте, игра стоит свеч: однажды, придя на работу, вы увидите в своем начальнике весьма симпатичного человека.

Может возникнуть ситуация, когда ваш руководитель относится с неприязнью не ко всем подчиненным, а только к вам. Это более чем неприятно Что делать в таком случае? Давайте разберемся. Если в вашем служебном коллективе сменилось руководство, то, весьма вероятно, дают понять, что вам лучше уйти. В этом случае действительно придется сменить работу или должность. Каждый новый руководитель назначает на новые посты своих людей. Если же вы впали в немилость у своего прежнего начальника, с которым раньше были в нормальных отношениях, то вам необходимо добиться беседы с глазу на глаз и выяснить, что вы делаете неправильно, уточнить критерии оценки вашей работы. Масса конфликтов возникает из-за недоговоренностей. Вы должны быть уверены, что точно знаете, какую работу ваш начальник считает хорошей.

Прямой путь к конфликту между начальником и подчиненным — неформальные отношения между ними, когда одна из сторон забывает о необходимости играть определенную роль.

В нашей стране весьма распространен тип руко-водителя-«отца». Подчиненные за таким как за каменной стеной. Одному «отец родной» выхлопочет присвоение досрочного звания, другому квартиру, третьему — престижную путевку для детей. И сотрудники у него устроены, и дети сотрудников. Проблемы начинаются, когда вы решили покинуть «родительский дом». В этом случае бывший подчиненный рискует приобрести врага на всю оставшуюся жизнь. Ведь мы имеем дело с руководителем-собственником, который зациклен на обладании. Ваш уход для него не просто побег, это предательство. А единственный способ борьбы с предателем — «кровная месть».

Для начала определитесь, действительно вы решили уйти или просто немного устали от опеки? Если ваше решение непоколебимо, ведите себя так, как

Соотношение сознательного и бессознательного в психике человека контрольная по философии

Федеральное агентство железнодорожного транспорта Российской Федерации Иркутский государственный университет путей сообщения Кафедра Философии и Социальных Наук Дисциплина: Философия КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА Соотношение сознательного и бессознательного в психике человека Выполнил: студент 3-го курса ИрГУПС № И-Т-06-353к Королёв Дмитрий Александрович Проверил: Малых Геннадий Иванович Иркутск Декабрь 2008 г. совесть, честью, долгом, ответственностью, справедливостью, добром и злом, красотой? Что такое личность и каковы её место и роль в обществе? К давним, «вечным» вопросам такого рода сегодня добавляются новые, серьёзные и напряжённые. Какова общая картина и тенденции развития современного общества, нашей страны в нынешней исторической ситуации? Как оценить в целом современную эпоху, социальное, духовное, экологическое состояние планеты Земля? Как предотвратить нависшие над человечеством смертельные угрозы? Как защитить, отстоять великие гуманистические идеалы человечества? И так далее. Раздумья на такие темы 0 0 1 Fрождены потребностью в об щей ориентации, самоопределении человека в мире. Отсюда и чувство давнего знакомства с философией: с древних времен 0 0 1 F 0 0 1 Fи до сегодняш него дня философская мысль стремится разоб раться в тех 0 0 1 Fвопросах миропонимания, что вол нуют людей и вне занятий философией. 0 0 1 FОт ясного понимания мира, жиз ни, самих себя зависит многое — и в личной судьбе человека, и в общей судьбе людей. (2, стр.7-8) И вот теперь я подошёл к тому, чтобы разобраться, прежде всего, а что же это такое – Философия? Любовь к мудрости 0 0 1 FОбщие представления о мире и челове ке, на основе которых люди живут и действуют, называют мировоззрением. Явление это многомерно, оно 0 0 1 F 0 0 1 Fформирует ся в различных областях человеческой жиз ни, практики, 0 0 1 Fкультуры. К духовным образо ваниям, причисляемым к мировоззрению, 0 0 1 Fот носят и философию. Её роль в осмыслении проблем мировоззрения велика. Вот почему для ответа на вопрос, что же такое Философия, нужно, хотя бы в общем виде, прояснить, что такое мировоззрение. Мировоззрение — совокупность взглядов, оценок, принципов, 0 0 1 Fопределяющих самое об щее видение, понимание мира, места в нём человека, а также — жизненные позиции, программы поведения, действий 0 0 1 Fлюдей. Ми ровоззрение — необходимая составляющая человеческого сознания, это не просто набор нейтральных знаний, бесстрастных оценок, рассудительных действий. В его формировании участвует не одна лишь хладнокровная работа ума, но и человеческие эмоции. Разнородные 0 0 1 F 0 0 1 F«бло ки» знаний, убеждений, мыслей, чувств, на строений, стремлений, надежд, соединяясь в мировоззрении, образуют более или менее целостное понимание людьми мира и самих себя. В мировоззрении обобщённо 0 0 1 Fпредстав лены познавательная, ценностная, 0 0 1 Fповеден ческая сферы в их взаимосвязи. (2, стр.7-8) Философия (от греч. phileo — люблю и sophia — мудрость) буквально 0 0 1 Fозначает «лю бовь к мудрости», форма общественного сознания, мировоззрение, система идей, взглядов на мир и на место в нём человека; исследует познавательное, социально-политическое, ценностное, этическое и эстетическое отношение человека к миру. Исторически сложившиеся основные разделы философии: онтология (учение о бытии), гносеология (теория познания), логика, этика, эстетика. В решении различных философских проблем выделились такие противостоящие друг другу Существенное отличие человека как вида от животных состоит в его способности рассуждать и мыслить абстрактно, размышлять о своём прошлом, критически оценивая его, и думать о будущем, разрабатывая и реализуя рассчитанные на него планы и программы. Всё это вместе взятое связано со сферой человеческого сознания. (4, стр.132) 0 0 1 FПроблема сознания всегда привлекала при стальное внимание 0 0 1 Fфилософов, ибо определе ние места и роли человека в мире, специфики его 0 0 1 Fвзаимоотношений с окружающей его дей ствительностью предполагает 0 0 1 Fвыяснение при роды человеческого сознания. Для философии эта проблема важна и потому, что те или иные подходы к вопросу о сущности сознания, о 0 0 1 Fхарактере его отношения к бытию затрагива ют исходные 0 0 1 Fмировоззренческие и методоло гические установки любого философского 0 0 1 F 0 0 1 Fна правления. Естественно, что подходы эти бы вают разные, но все они по существу всегда имеют дело с единой проблемой: анализом сознания как 0 0 1 Fспецифически человеческой фор мы регуляции и управления взаимодействием человека с действительностью. Эта форма характеризуется, 0 0 1 Fпрежде всего, выделением чело века как своеобразной реальности, как 0 0 1 Fноси теля особых способов взаимодействия с окружающим миром, включая и управление им. Важнейшим философским вопросом всегда был и остается вопрос об 0 0 1 F 0 0 1 Fотношении созна ния человека к его бытию, вопрос о включен ности человека, обладающего сознанием, в мир, о тех возможностях, которые 0 0 1 F 0 0 1 Fпредостав ляет человеку сознание, и о той ответственно сти, которую налагает сознание на человека. Бытие человека в мире всегда связано с сознанием, «пронизано» им, короче говоря, не существует человеческого бытия без сознания, независимого от тех или иных его форм. Если исходить из органической включенности человека в целостность неживой и живой природы, то сознание выступает как свойство 0 0 1 Fвысо коорганизованной материи. Отсюда возникает необходимость 0 0 1 Fпроследить генетические исто ки сознания в тех формах организации материи, которые предшествуют человеку в процессе его эволюции. Важнейшей предпосылкой такого подхода является анализ типов отношения 0 0 1 F 0 0 1 Fжи вых существ к среде, в рамках которых в каче стве их «обслуживающих 0 0 1 Fмеханизмов» возни кают соответствующие регуляторы поведения. Появление человека современного типа (homo sapiens) ознаменовалось значительным прогрессом в изготовлении орудий труда. Переход к орудийному способу взаимодействия со средой в условиях социума обусловил качественно новое развитие психики человека. Изготовление простейшего орудия труда связанно с мысленным предвосхищением его предназначения, структурных и функциональных особенностей, общественного разделения процесса его изготовления. Всё это стимулировало развитие аналитической и синтетической деятельности, развитие человеческого интеллекта. При взаимодействии с себе подобными, у человека возникли сознательные, оторванные от непосредственной биологической цели, действия, связанные с мышлением и волей человека. Труд стимулировал человека к осознанию значения своих действий в системе действий других людей. Трудовая деятельность древнего человека потребовала: 1) осознание человеком значений совершаемых им трудовых действий; 2) появления знакового обозначения этих значений – слова; 3) социального взаимодействия людей, развития социальной коммуникации и основного средства этой коммуникации – речи. (3, стр.25-29) Развитие последних предполагает формирование телесных органов, благодаря которым осуществляются процессы психики и сознания – нервной системы и её наиболее высокоорганизованного отдела — головного мозга. Однако определяющим фактором в развитии этих телесных органов является та реальная жизненная функция, на которую работают эти органы. Человек сознаёт при помощи мозга, но сознание — не функция мозга самого по себе, а функция определённого, специфического типа взаимоотношения 0 0 1 Fобще ственно развитого человека с миром. (2, стр.432) Сознание — это в первую очередь совокупность знаний о мире. Не случайно оно тесно связано с познанием. Если познание есть сознание в его активной направленности вовне, на объект, то само сознание, в свою очередь, результат познания. Здесь обнаруживается диалектика: чем больше мы знаем, тем выше наши познавательные потенции и наоборот — чем больше мы познаем мир, тем богаче наше сознание. Сознание неотделимо от выражения определенного отношения к объектам познания, деятельности и общения в виде эмоций. К эмоциональной сфере сознания относятся собственно чувства — радости, удовольствия, горя, а также настроения и аффекты или, как их называли в былое время, страсти — гнев, ярость, ужас, отчаянье и т.д. К названным ранее следует добавить и такой существенный компонент сознания, каким является воля, представляющая собой осмысленное устремление человека к определенной цели и направляющая его поведение или действие. Наконец, важнейшей составляющей сознания, ставящей все остальные его компоненты как бы за одну скобку, является самосознание. Самосознание — своеобразный центр нашего сознания, интегрирующее начало в нём. Самосознание — это сознание человеком своего тела, своих мыслей и чувств, своих действий, своего места в обществе, проще говоря, осознание себя как особой и единой личности. Сознательное и бессознательное в психике человека Наряду с сознательными формами отражения и деятельности для человека характерны и такие, которые находятся как бы за “порогом” сознания. Особую категорию бессознательного составляют сновидения. 0 0 1 FСодержание сновидений, по Фрейду, связано с бессознатель ными 0 0 1 Fжеланиями, чувствами, намерениями человека, его неу довлетворенными или не вполне удовлетворенными важными жизненными потребностями. Вместе с тем следует признать, что в свете имеющихся научных данных вопрос об отношениях между сознательными и другими уровнями психической регуляции поведения, в частности бессознательным, остается сложным и не решается вполне однозначно. Основной причиной этого является тот факт, что существуют разные типы бессознательных психических явлений, которые по-разному соотносятся с сознанием. Есть бессознательные психические явления, находящиеся на подсознательном уровне. (4, стр.139-142) Подсознательный уровень психической деятельности – обобщённые, автоматизированные в опыте данного индивида стереотипы его поведения – умение, навыки, привычки, интуиция. Это поведенческое ядро индивида, сформированное на ранних стадиях его развития. Сюда же относится импульсивно-эмоциональная сфера, т.е. неосознаваемые устремления индивида, его влечения, страсти, установки. Это непроизвольная сфера личности, «вторая натура человека», «центр» индивидуальных поведенческих штампов, манер поведения. Само подсознание, очевидно, имеет многоуровневую структуру: автоматизмы и их комплексы на нижнем уровне и интуиция – на высшем. Автоматизмы подсознательного уровня – это комплексы стереотипно совершающихся действий в типовых ситуациях, динамические стереотипы – цепные последовательности реакций в привычной обстановке (привычное управление техникой, выполнение привычных обязанностей, манера обращения с привычными предметами, речевые и мимические штампы). Эти поведенческие автоматизмы разгружают сознание для более квалифицированной деятельности. Сознание освобождается от постоянных повторных решений стандартизированных задач. В подсознание вытесняются и различные комплексы – нереализованные желания, подавленные стремления, различные опасения и беспокойства, амбиции и завышенные претензии (нарциссизма, неполноценности и др.). Эти комплексы имеют тенденцию к гиперкомпенсации, черпая большой энергетический потенциал в сфере подсознания, они формируют устойчивую подсознательную направленность поведения личности. Подсознательные проявления всегда присутствуют в процессах сознания, они ответственны за переработку подпороговых (неосознаваемых) воздействий, формируют неосознанные побуждения, эмоционально ориентируют сознание на наиболее значимые стороны деятельности. Подсознание – это сфера внутренних состояний и установок, в том числе и установок высшего, нравственного уровня. Подсознание активно включается во всех случаях, когда исчерпываются возможности сознательной деятельности (при аффектах, стрессовых состояний, в ситуациях крайнего психического перенапряжения). Высшая сфера подсознания – интуиция (называемая иногда даже сверхсознанием) – это процесс мгновенных озарений, комплексного охвата проблемной ситуации, всплывания неожиданных решений, неосознанное предвидение развития событий на основе спонтанного обобщения предшествующего опыта. Однако интуитивные решения не возникают только в сфере подсознания. Интуиция удовлетворяет запрос сознания на определённый комплексный блок ранее полученной информации. Внесознательная сфера психики человека – глубинная сфера его психики, конгломерат архетипов, сформированный в значительной мере в процессе эволюции человека. В сфере внесознательного таятся и корни такого феномена, как вера, надежда и любовь, различные парапсихологические явления (ясновидение, телепатия). Фобии, страхи, истерические фантазии, спонтанная тревожность и радостное предчувствие – всё это тоже сфера подсознания. Готовность индивида действовать в различных ситуациях определённым образом, без предварительного обдумывания, импульсивно также относится к проявлениям внесознательной сферы психики. Сфера подсознательного очень устойчива, неподвижна. Поведение на подсознательном уровне поддаётся некоторой корректировке лишь методами психотерапии и гипноза. Процессы, начинающиеся в неосознаваемой сфере, могут иметь продолжение в сознании. И наоборот, сознательное может вытеснять в подсознательную сферу. Сферу бессознательного З.Фрейд считал источником мотивационной энергии, находящейся в конфликте с сознанием. В отличие от З.Фрейда другой психоаналитик – К.Г.Юнг не только не противопоставлял сознание и подсознание, но считал, что сознание основано на глубинных пластах коллективного бессознательного, на архетипах – представлениях, сформированных у человечества в далёком прошлом. Где не мысль, не сознание, а чувство, подсознание говорят нам, что для нас хорошо, а что плохо. Сознание вооружено понятиями, подсознание – эмоциями и чувствами. На уровне подсознания происходит мгновенная оценка воспринимаемого объекта или явления, их соответствия нормам, зафиксированным в подсознании. (3, стр.37-40) 0 0 1 Fдеятельность могла реализовывать ся как деятельность разумная, сознательная и целенаправленная. Список литературы 1. Большой энциклопедический словарь F 05 BЭлектронный ресурс F 0 5 D. – Электронная текстовая программа (700 Мб): Propaganda Art, 1999-2000. 1 электронный оптический диск (CD-ROM): цв.; 12 см. – Системные требования: Win 95/98, процессор 486, 16 МВ. – Загл. с экрана. – Диск помещён в контейнер 14х12,5 см. 2. Введение в философию [Текст]: Учебное пособие для вузов / Авт. колл.: Фролов И.Т. и др.; 3-е издание, переработанное и дополненное — М.: Республика, 2005. – 623 с. 3. Еникеев, М.И. Общая и социальная психология [Текст]: Учебник для вузов / М.И. Еникеев. — М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА· М, 2000. – 624 c. 4. Психология [Текст]: Учебник для студ. высш. пед. учеб. заведений: в 3 кн. – 4-е изд. / под ред. Р.С. Немова.- М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2002. – кн. 1: Общие основы психологии. – 688 с.

Философско-социологический факультет ПГНИУ — ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ СОЗНАТЕЛЬНОГО И БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО В НАУЧНОЙ ФИЛОСОФИИ

УДК 111.7

DOI: 10.17072/2078-7898/2017-4-547-554

ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ СОЗНАТЕЛЬНОГО
И БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО В НАУЧНОЙ ФИЛОСОФИИ

Костарева Анастасия Александровна
аспирант, ассистент кафедры философии

Пермский государственный национальный исследовательский университет,
614990, Пермь, ул. Букирева, 15;
e-mail: [email protected]
ORCID: 0000-0002-9324-9934

Анализируется соотношение сознательного и бессознательного через определение их диалектического единства. Диалектика сознательного и бессознательного пронизывает все сферы человеческой деятельности, однако вопрос о соотношении сознательного и бессознательного остается до сих пор недостаточно разработанным. Диалектика сознательного и бессознательного в содержании субъективной реальности важна для понимания многих феноменов общественного и индивидуального сознания, таких как формирование стереотипов, социальных установок, предубеждений, особенностей мифологического мышления, которое характерно не только для прошедших эпох, но и для современности. Сознательное и бессознательное как выражения единства противоположных сторон субъективной реальности различаются характером реализации, конкретными формами существования и проявления. Главными дифференцирующими признаками сознательного и бессознательного являются отрефлексированность / неотрефлексированность, представленность / непредставленность в поле актуального внимания, вербальная / невербальная форма выражения, преобладание понятийного или образного, формализуемость / неформализуемость и другие. Обсуждается понятие общественного бессознательного, отличное от коллективного бессознательного. Общественное бессознательное можно рассматривать как продукт трансформации индивидуально-психического бессознательного. Оно представляет собой уже не только психологический феномен, а имеет ярко выраженную социально-историческую окраску. В проблеме общественного бессознательного индивид рассматривается как личность, т.е. как комплекс потребностей, интересов, установок, целей, социальных по содержанию.

Ключевые слова: сознательное, бессознательное, диалектическое единство, общественное сознание, индивидуальное сознание.

Актуальность исследования бессознательного очевидна, это подтверждает, в частности, применение механизма манипулирования массовым сознанием, суть которого состоит «…в изучении и эксплуатации коллективных эмоций, настроений, инстинктов, образов и символов» [1, с. 98]. Вместе с тем определение содержания бессознательного позволяет избежать внутренних психологических противоречий, которые оказывают влияние на взаимосвязи социальных общностей, помогают развиваться процессу самосознания, что, как результат, служит залогом для формирования гармоничных отношений в социуме.

В различных значениях и смыслах проблема бессознательного ставилась и разрабатывалась в философии и психологии на протяжении всей их истории. Намеки на наличие такой проблемы содержались еще в ранних формах фольклора, мифологии, религии. В европейской рациональной традиции идея о бессознательном психическом восходит к эпохе создания философии (к учению Сократа и Платона о знании как припоминании, учению Аристотеля о разных частях души и др.). Первым исследователем, придавшим проблематике бессознательного фундаментальное научное значение, стал К. Лейбниц. В его классификации к бессознательному относятся малые неосознаваемые восприятия в противовес осознанному восприятию (апперцепции). В немецкой философии XIX в. большое внимание данной проблеме уделяли такие философы, как И.Г. Фихте и Ф. Шеллинг. В их трактовке сфера бессознательного противопоставляется понятию «трансцендентальная субъективность» (у Фихте — «Я», у Шеллинга — «Абсолютное»). Они понимают бессознательную деятельность трансцендентального субъекта исключительно как «действие ради действия», однако связывают этот процесс с понятием практического разума либо с категорией интеллектуальной интуиции. А. Шопенгауэр, рассуждая о «действии ради действия», делает вывод о наличии абсолютно бессознательной воли, которая «не хочет ничего другого, как только хотеть». Согласно его выводам, сознание есть лишь «явление, сущность, являющаяся в нем, есть абсолютная бессознательность, “неразумие” воли». Продолжает развивать этот подход Э. фон Гартман, в учении которого бессознательное синтезирует функции волюнтаризма Шопенгауэра и панлогизма Гегеля.

Во второй половине XIX в. трактовка понятия «бессознательное» существенно меняется после появления психоанализа. Принципиально важные результаты были получены Зигмундом Фрейдом, предложившим корректное психологическое определение бессознательного, соответствующий категориально-понятийный аппарат и методы познания. Фрейд установил некоторые элементы содержания, функционирования и регуляции бессознательного. Последователи психоанализа уже не противопоставляют бессознательное и сознательное, а обнаруживают его внутри структуры общественного сознания [2, с. 25].

В XX в. большой вклад в изучение вопроса соотношения сознательного и бессознательного вносит Мишель Фуко. По его мнению, в ключе современных воззрений противопоставляются историцизм и аналитика человеческого бытия. Процесс познания, по Фуко, включен в жизнь и общество, в язык, в историю, находит отражение в других формах общественной жизни, общественных типах и значениях бытия. Представления Фуко сводятся к тому, что соотношение когнитивного и исторического имплицитно включает проблему значимости бессознательного для сущности человека. Бессознательное в этом случае выступает двойником (тенью) сознательного. При этом сознательное идет рука об руку с бессознательным, развиваясь параллельно. По мнению Фуко, осознание бессознательного кроется в основании любой политики и этики в качестве личностно-человеческой и коллективно-человеческой деятельности.

Адепты франкфуртской школы переводят проблему бессознательного из метафизическсой и психологической области в сферу социальной философии. Так, в ранних работах Адорно в основные характеристики социума включено понятие «тотальность». В свою очередь, тотальность связана с рецепциями бессознательного в марксизме и коллективным бессознательным юнговской школы. Еще К.Г. Юнг, изучая бессознательное, обнаружил в его структурах так называемые архетипы. Если «комплексы» переживаний, по Фрейду, есть результат индивидуальной жизни человека и представляют собой продукт вытеснения, то архетипы связаны с коллективной жизнью людей [3, с. 169]. Ю. Хабермас, исследуя этот вопрос, анализирует аспекты сочетания ценностей с так называемыми детерминантами бессознательности, характерными для идеологии. Комментируя подход З. Фрейда к концепции бессознательного, Ю. Хабермас стремится расширить его: и сознательные, и бессознательные мотивы можно представить как интерпретируемые потребности. В случае если такие потребности приводятся в символическом смысле, они имеют герменевтическое значение. «Бессознательное обозначает скорее класс всех мотивационных принуждений, происхождение которых необходимо интерпретировать как социально несанкционированное и которые являются основанием причинных связей в ситуациях негативных и анормальных моделей поведения» [3, с. 80]. При этом бессознательные мотивы не характерны для действующего субъекта. Если такие действия обусловлены бессознательным и имеют объективную значимость, так как они интерпретируются, то в этом случае они обладают статусом причины, потому что в сознании субъекта им выделена доминирующая роль. Таким образом, если исследователь установит связь между бессознательным и сознательным, этот процесс будет определяться как анализ, а исследователь получит статус аналитика.

В русской философской школе проблема бессознательного начала исследоваться в начале XX в. Это касается в первую очередь представителей «нового религиозного сознания» (Н. Бердяев, В. Розанов, Д. Мережковский и их последователи). В этот период концепт бессознательного реализуется преимущественно в рамках метафизической традиции в противоположность психологическому или социологическому подходам. Русские философы рассматривали бессознательное в рамках вопроса о начале мира как хаоса.

В.В. Розанов рассуждает о «бессознательных инстинктах», лежащих в основе различных человеческих проявлений, причем не только примитивных, но и достаточно сложных. Так, он полагает, что любовь к своей земле и некоторое априорное отрицание всех иных земель и языков до знакомства с ними также коренится в инстинктах человека. «Только при позднейшей встрече с тем или иным фактом чужой жизни возникает отношение, основывающееся на разумности» [4, с. 380].

В советский период в области изучения бессознательного отечественная философия придерживается диалектико-материалистического направления, представленного такими отечественными мыслителями, как П.С. Автономова, А.Г. Асмолов, Ф.В. Бассин, Т.И. Бармашова И.Т. Бжалава, А.П. Бойко, Г.П. Велиев, Ф.Х. Гаджиев, П.Я. Гальперин, П.С. Гуревич, А.И. Дмитриев, Д.И. Дубровский, П.В. Симонов, А.Е. Шерозия, Л.С. Выготский, Д.Н. Узнадзе и др.

Бессознательное с позиций диалектического материализма, современую форму которого автор рассматривает как научную философию, исследуется на основе представлений об отражении. Бессознательное — это совокупность психических состояний и процессов, которые осуществляются без прямого осознания [5, с. 95]. Выделяются два уровня бессознательного: психический и физиологический. По сути, с материалистических позиций о физиологических основах бессознательного писали еще И.М. Сеченов и И.П. Павлов

Так, И.М. Сеченов рассматривает бессознательное через темные, или смутные, ощущения. Ученый понимает их как ощущения, лишь частично или вовсе неосознаваемые. Он предвидел наличие «предощущений», ставших в более поздний период предметом специального экспериментального анализа. В своей работе «Кому и как разрабатывать психологию» он подчеркивал: «В прежние времена “психическим” было только сознательное, т.е. от цельного натурального процесса отрывалось начало, которое относилось учеными к элементарным психическим формам в область физиологии» [6, с. 208]. Далее Сеченов пишет, что переработка сырых впечатлений происходит в тайниках памяти, вне сознания, следовательно, без всякого участия ума и воли [7, с. 392]. Ученый утверждает, что отсюда вытекает научная и философская неправомерность сведения психического только к сознательному.

И.П. Павлов отмечал, что «мы отлично знаем, до какой степени душевная, психическая жизнь пестро складывается из сознательного и бессознательного» [8, с. 105]. Явление бессознательного ученый связывал с работой тех участков мозга, которые обладают минимальной возбудимостью. Всякое познание рождается на основе тесного взаимодействия двух зон психики: сознания и бессознательного [9, с. 200]. По Павлову, сознание связано с участком коры головного мозга, который обладает повышенной возбудимостью, бессознательное — с пониженной.

По мнению Л.С. Выготского, в психическом уровне бессознательного правомерно выделять 3 подуровня: 1. Неосознанный психический контроль человека за жизнью своего тела, координацией функций, удовлетворением простейших потребностей. 2. Более высокий уровень бессознательного — это процессы и состояния, которые могут реализоваться в пределах сознания, но могут перемещаться и в сферу бессознательного и происходить автоматически и т.д. 3. Высший уровень бессознательного проявляется в художественной, научной, философской мысли, играющей важную роль в процессах творчества. Бессознательное на этом уровне тесно переплетено с сознанием, с творческой энергией чувств и разума человека [10, с. 300].

Бессознательное в подавляющем большинстве случаев выступает как индивидуально-психическое. Однако в философии существует и понятие общественного бессознательного. Многими исследователями подчеркивается актуальность специального изучения бессознательного в общественно-социальных процессах [3, с. 199]. Первым попытку описать общественное бессознательное предпринимает Э. Фромм. Он пишет, что бессознательное в принципе детерминируется обществом, причем происходит это двояким образом: общество подвергает своих членов иррациональным потрясениям и одновременно снабжает их различными фикциями, с помощью которых истина деформируется и оказывается в плену у мнимой рациональности. Фромм показывает, как общество влияет на бессознательное и формирует у человека ложные ценности и представления [11, с. 120].

Следует заметить, что проблематика общественного бессознательного нередко не рефлексируется учеными. Одной из причин игнорирования понятия бессознательного в общественной жизни является отождествление его с понятием стихийного. Не исключено, что такое представление связано с высказыванием В.И. Ленина: «…инстинктивность и есть “бессознательность” (стихийность), которой должны прийти на помощь социалисты…» [12, с. 44]. Однако в дальнейшем, в результате разработки теории стихийности, данное противоречие было снято. Так, И.И. Камынин писал, что сознательное и стихийное следует рассматривать как понятия, обозначающие явления, которые лежат в различных плоскостях. Исходя из этого, данные понятия не могут выступать сопряженными категориями, но они диалектически сочетаются с понятиями бессознательного и сознательного. Организованное образует диалектическое единство со стихийным, в свою очередь, бессознательное — с сознательным, являясь по сути противоположными сторонами субъективной реальности и выражая ее принципиально разные «срезы» [13, с. 50]. Это говорит в пользу реальности бессознательного в общественной жизни и о необходимости его рассмотрения как отдельной проблемы. Советская философия наряду с индивидуальным сознанием утверждала наличие общественного сознания. Индивидуальное бессознательное по такому же принципу можно соотнести с бессознательным общественным. Однако же если процесс признания индивидуального бессознательного сопровождается игнорированием общественного среза, то в этом случае исследователь фактически отступает от принципа диалектического единства противоположностей. Результатом оказывается отрицание целостности субъективной реальности в единстве ее противоположных сторон — сознательного и бессознательного [13, с. 125].

Из сказанного выше следует, что общественное бессознательное можно рассматривать как продукт трансформации индивидуально-психического бессознательного. Общественное бессознательное представляет собой уже не только психологический феномен, но имеет ярко выраженную социально-историческую окраску. Оно включает не индивидуальные содержания, а коллективные, т.е. такие, которые присущи не одному индивиду, а целой группе индивидов, более того, целому народу и даже человечеству [13, с. 150].

С позиции общественного бессознательного индивид — это личность, которая рассматривается сквозь призму культурно-исторического опыта, социокультурной детерминированности. Социально ориентированная личность является субъектом бессознательного в общественной сфере опосредованно. Носителями общественного бессознательного выступают социальные общности — нации, этнические общности, партии и т.п.

Общественное бессознательное в историческом процессе можно рассматривать как фактор, обеспечивающий активность субъекта, которая выражена в непроизвольной и прямой реакции на воздействие социальной действительности, в ряде случаев проявляющийся как недостаточная степень осознанности этого влияния на основные характеристики социума: функциональные, содержательные и поведенческие [13, с. 35]. В зависимости от субъектов социальной активности и в соответствии с определенным уровнем общественного сознания Т.И. Бармашова выделяет следующие случаи соотношения осознанности и неосознанности: 1) неосознанность преобладает на обыденном уровне, проявляется в теоретическом отражении формальной действительности; 2) осознанность фиксируется на уровне обыденного сознания, а неосознанность актуализируется на теоретическом уровне; 3) неосознанность отмечается на уровне обыденного сознания, осознанность проявляется на теоретическом уровне; 4) осознанность на уровне обыденного и теоретического сознания [13, с. 37].

Бессознательное проявляется во многих сферах человеческой деятельности. Большое значение имеет бессознательное в научном творчестве, проявляясь в первую очередь в интеллектуальной интуиции, благодаря которой были сделаны значимые научные открытия. Исследование этого вида бессознательного позволяет лучше организовать интеллектуальную деятельность, расширить возможности человеческого мышления, максимально использовать резервы человеческого мозга [13, с. 37].

В искусстве опорной точкой для изучения бессознательного становятся художественные произведения. Роль бессознательного в творчестве наиболее четко актуализирована в определении искусства как социального допущения бессознательного. Л.С. Выготский отмечает значимость этого явления как в процессе создания художественного произведения, так и в ходе его восприятия.

Проблема бессознательного в прикладном аспекте проявляется в сфере уголовно-правовых отношений. Общеизвестно, что в основе преступлений, которые совершаются в состоянии аффекта (эмоционального перевозбуждения), лежит неосознанная психическая установка. Учитывание бессознательного в уголовно-правовом деле, криминалистике способствует не только борьбе с преступностью, но и в значительной степени предупреждению, профилактике правонарушений [14, с. 34].

Исследование проблем осмысления бессознательного, а также его диалектического единства с сознательным актуально в первую очередь для изучения многообразных явлений психической и социальной действительности, а также для философии. Помимо других задач эта требует более тщательного анализа общей теории сознания [13, с. 100].

Философское определение бессознательного как совокупности психических состояний и процессов, которые происходят без прямого участия осознания, позволяет характеризовать его как составную часть субъективной реальности, как сторону диалектического единства с сознательным.

Сложность проблемы бессознательного состоит в отсутствии общепринятого представления об исследуемом объекте. Бессознательное представляют как уровень психической деятельности или как один из способов существования сознания. Однако на самом деле изучать бессознательное можно только через сопоставление с его противоположностью — сознанием. Целесообразно говорить о единой диалектической системе отношений «сознание – бессознательное» в содержании субъективной реальности [13, с. 86]. Сознание, едва возникнув, уже предполагало бессознательное как неизменного спутника.

Можно привести пример с «детьми джунглей», лишенными в раннем детстве в силу каких-то обстоятельств человеческого общества и выросшими среди животных. У них не реализовалась способность к мышлению, потому что только социализация позволяет раскрыться как сознательному, так и бессознательному.

Если рассматривать бессознательное в целом, то следует признать его принадлежность как к низшим уровням психического отражения человека, так и к ее высшей форме — сознанию. Сознание отличает специфический человеческий способ отражения действительности; предстает как идеальное, включающее в себя не только рефлексивные формы. Рассматривая бессознательное в данном контексте, можно выявить не только его различия с сознанием, но и согласованность их функционирования. В связи с этим бессознательное выступает «философской категорией и раскрывается в трех моментах: природе, общественном явлении и мышлении» [13, с. 167].

Субъективная реальность структурно проходит через все ипостаси психического и представляет собой диалектическое единство сознательного и бессознательного, которые, в свою очередь, являются ее противоположными сторонами.

По отношению к сознанию бессознательное выполняет функцию физиологической защиты сознания от перегрузок [13, с. 76]. Выражаться она может в двух формах: 1) инстинкт; 2) социально значимая защита, направленная на сохранение душевного равновесия. Впрочем, защитные функции различных форм бессознательного нельзя рассматривать как только физиологические, биологические или социально ориентированные. Они неразрывно связаны между собой, хотя сознательное, по-видимому, играет в этой интеграции определяющую роль. Рассмотрим эти две функции на примерах из художественной литературы.

В романе Дж. Лондона «Мартин Иден» показано, как защитная функция инстинкта обращается против героя и оказывает ему «медвежью услугу». Однако в этом случае в итоге разум одержал страшную победу над природной бессознательностью.

«А он все плыл и плыл, словно хотел доплыть до ближайшего берега, который был за сотни миль отсюда. Это был бессознательный инстинкт жизни. Мартин перестал плыть, но, как только вода стала заливать рот, он снова заработал руками. “Воля к жизни”, — подумал он и презрительно усмехнулся. Да, у него есть воля, и воля достаточно твердая, чтобы последним усилием пресечь свое бытие. …Погрузившись, он начал вдыхать воду, как больной вдыхает наркотическое средство, чтобы скорей забыться. Но когда вода хлынула в горло и стала душить его, он непроизвольно, инстинктивным усилием вынырнул на поверхность и снова увидел над собой яркие звезды. …Это был последний удар, который наносила ему жизнь» [15, с. 77].

В случае, когда герой романа Л.Н. Толстого «Воскресение» Нехлюдов пытается помочь Катюше Масловой, в судьбе которой в свое время сыграл неблаговидную роль, ему искренне кажется, что он делает это исключительно ради нее. В действительности он делал это преимущественно для себя: для него эта помощь была средством спасения своей личности, самоочищения, искупления вины, духовного воскресения. В известной степени здесь присутствует и неподдельное участие в судьбе Масловой, но складывается впечатление, что неосознанные побуждения героя имеют в основном эгоцентрическую направленность. Не столько Нехлюдов должен был сыграть роль помощника для Масловой, сколько она для него. Эти истинные мотивы, скорее всего, не осознаются героем, в качестве объяснительных мотивов он выдвигает те, которые возвышают его личность в собственных глазах, сглаживают конфликт между реальным и предполагаемым «Я» [16, с. 359].

Диалектическому взаимодействию сознательного и бессознательного подвержены все структурные элементы: мировоззрение, самосознание, система ценностных ориентаций, моральных, эстетических норм и многие другие. Так, в моральной сфере характер выбора предпочтительных нравственных ценностей не всегда осознается их носителем, по крайней мере, до конца, что и было продемонстрировано на примере произведения Л.Н. Толстого.

Имея единую функциональную заданность, но будучи противоположными взаимопредполагающими сторонами субъективной реальности, сознательное и бессознательное отличаются как характером функционирования, так и конкретными формами существования и проявления, а значит, и наиболее существенными признаками. Среди них формализуемость / неформализуемость, отрефлексированность / неотрефлексированность, вербальная / невербальная форма выражения [13, с. 70]. При этом в диалектике отношений сознательного и бессознательного есть взаимопереходы. Взаимодействие сознательного и бессознательного может быть разнообразным, оно может носить характер вытеснения, но также и быть в состоянии гармонии.

В заключение можно сделать следующие выводы:

  • Сознательное и бессознательное представляют собой диалектическое единство противоположных сторон субъективной реальности как единого, хотя и противоречивого целого.
  • С позиции научной философии идеалистические и дуалистические направления односторонне интерпретируют субъективную реальность, понимая бессознательное как обособленную сущность. Отчуждая чувственное, они интерпретируют разум как источник трансцендентальной реальности. В такой трактовке бессознательное предстает как темная сторона человеческой натуры, как непознаваемое, не подлежащее научной репрезентации.
  • С позиций идеалистических и дуалистических концепций бессознательное имеет лишь однонаправленную функциональную заданность, которая заключается в защите сознания от перегрузок; с позиции научной философии это односторонний подход, который не учитывает все функции бессознательного.
  • Сознательное и бессознательное как выражения диалектического единства противоположных сторон субъективной реальности различаются характером реализации, конкретными формами существования и проявления.
  • Бессознательное обеспечивает формирование широкого поля возможностей для творческой реализации человеческой личности.
  • Сознание, «питая» и в значительной степени формируя бессознательное, в какой-то мере способно его контролировать, а также определять общую стратегию человеческого мышления и человеческой деятельности, т.е. с позиций научной философии проявления бессознательного, будучи вписанными в жизнь человека как материального социального существа, не имеют совершенно автономного характера.

Список литературы

  1. Кукаркин А.В. Буржуазная массовая культура. М.: Политиздат, 1985. 399 с.
  2. Fromm E. Discovery of the social unconscious. Oxford: Oxford University Press, 2010. 500 p.
  3. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: учебник. М.: Проспект, 2009. 608 c.
  4. Розанов В.В. Темный лик. Метафизика христианства // Религия и культура. М.: Правда, 1990. С. 372–582.
  5. Бассин Ф.В. Проблема бессознательного. М.: Либроком, 2000. 469 с.
  6. Сеченов И.М. Избранные произведения. Т. I: Физиология и психология. М.: АН СССР, 1952. 774 с.
  7. Сеченов И.М. Элементы мысли. СПб.: Питер, 2001. 416 с.
  8. Павлов И.П. Полное собрание сочинений. М.: АН СССР, 1951. Т. 3, кн. 1. 394 с.
  9. Павлов И.П. Лекции о работе больших полушарий головного мозга. М.: АН СССР, 1949. 476 с.
  10. Выготский Л.С. Психика, сознание, бессознательное. М.: АСТ, 2009. 416 с.
  11. Фромм Э. Иметь или быть. М.: АСТ, 2012. 126с.
  12. ЛенинВ.И. Материализм и эмпириокритицизм // Полн. собр. соч. М.: Эксмо, 2009. Т. 18. 525 с.
  13. Бармашова Т.И. Проблема бессознательного в основных системах философского теоретизирования: дис. … д-ра филос. наук. Красноярск, 2006. 378 с.
  14. Овчаренко В.И. Осознание бессознательного // Вопросы философии. 2000. № 10. С. 33–36.
  15. Лондон Д. Мартин Иден. М.: АСТ, 2003. 364 с.
  16. Розанов В.В. Л.Н. Толстой и Русская Церковь // Религия и культура. М.: Правда, 1990. С. 355–368.

Получено 07.11.2016

Просьба ссылаться на эту статью в русскоязычных источниках следующим образом:

Костарева А.А. Проблема соотношения сознательного и бессознательного в научной философии // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. 2017. Вып. 4. С. 547–554. DOI: 10.17072/2078-7898/2017-4-547-554

Структура психики. Соотношение сознания и бессознательного.

Психика, в целом, сознание и бессознательное в частности, обеспечивают приспособление и адаптацию человека к внешнему миру. Сознание и бессознательное – это качественно отличающиеся уровни ориентировки в действительности, каждый из которых вносит свой вклад в регуляцию деятельности субъекта. Это не две противоположности, а высший и низший уровни психики.

Свойства внешнего мира выступают для человека как некие сигналы, знаки. Информация как сведения о мире при её осмыслении человеком становится знание о мире, т.е. идеальной моделью мира. Сознание – как интегрирующая форма психики представляет собой совокупность знаний о мире, его внутреннюю модель, возможную благодаря познавательным процессам – восприятия, вниманию, памяти.

Благодаря сознанию человек чётко отличает «Я» от «не Я», поэтому отличительной особенностью сознания человека является наличие самосознания – сознания себя во взаимосвязи с другими и миром (животное не отличает себя от своей жизнедеятельности). Следовательно, сознание человека включает самоконтроль, самоотношение, самооценку и эмоциональные оценки в межличностных отношениях. Взаимодействуя с людьми, человек выделяет сам себя из окружающей среды, ощущает себя субъектом своих физических и психических состояний, действий и процессов, выступает для самого себя как «Я», противостоящее «Другим», и вместе с тем неразрывно с ним связанное. Субъективное переживание наличия собственного «Я» выражается прежде всего в том, что человек понимает свою тождественность (равность) самому себе в настоящем, прошлом, будущем.

Образ «Я» – это относительно устойчивая, не всегда осознаваемая, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими. Самооценка включает в себя знание шкалы ценностей, по которой человек может оценить себя. Это оценка личностью самой себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей. Желаемый уровень самооценки личности, проявляющийся в степени трудности цели, которую человек ставит перед собой называется в психологии уровнем притязаний личности.

Образ «Я» выступает как установка человека по отношению к себе самому и включает три компонента:

Во-первых, когнитивный компонент: представление о своих способностях, внешности, социальной значимости и т.д.

Во-вторых, эмоционально-оценочный компонент: самоуважение, самокритичность, себялюбие, самоуничижение и т.д.

В-третьих, поведенческий (волевой) компонент: стремление быть понятым, завоевать симпатии, уважение других людей; повысить свой статус или же желание остаться незамеченным, уклониться от оценки и критики, скрыть свои недостатки и т.д.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Образ «Я» – это и предпосылка и следствие социального взаимодействия. Это – не статическое, а динамическое образование личности индивида.

Сознание не является единственным уровнем, на котором представлены психические процессы, свойства и состояния человека, и далеко не всё, что воспринимается и управляет поведением человека, актуально осознаётся им. Кроме сознания у человека есть и бессознательное. Это – те явления, процессы, свойства и состояния, которые по своему действию на поведение похожи на осознаваемые психические, но актуально человеком не рефлексируются, т.е. не осознаются. Их по традиции, связанной с сознательными процессами, также называют психическими.

Бессознательное – это совокупность психических процессов, актов и состояний, обусловленных такими воздействиями, о влиянии которых на его поведение человек не даёт себе отчёта. Здесь нет самоконтроля, самооценки, целеполагания. Сущностная характеристика всей сферы бессознательного – слитность субъекта и мира, «я» и «не я», (неразрывность того, что со мной происходит и моего отношения к происходящему). Именно благодаря слитности субъекта с миром в бессознательном человек непроизвольно воспринимает мир и запоминает его. Бессознательное в силу незнания логики сознания открыто бесконечному количеству иных логик действительности, которые ещё не стали достоянием цивилизации. Проявления бессознательного часто покрыты туманом таинственности и служат почвой для самых причудливых мифологических построений.

Бессознательное начало так или иначе представлено практически во всех психических процессах, свойствах и состояниях человека. Есть бессознательные ощущения, к которым относятся ощущения равновесия, проприоцептивные (мышечные) ощущения. Есть неосознаваемые зрительные и слуховые ощущения, которые вызывают непроизвольные рефлексивные реакции в зрительной и слуховой центральных системах.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Безкоштовна бібліотека підручників

Т.А. Кравченко

Сумской государственный педагогический университет

В статье раскрывается сущность проблемы соотношения сознательного и бессознательного в работах З. Фрейда с точки зрения психологии и философии, раскрываются их характеристики.

Одним из важнейших вопросов, история которых тесно связана с борьбой мнений, является вопрос о сознательном и бессознательном в психике человека. Понятие «бессознательное психическое» — одно из самых старых в философии природы человека.

Трудности исследования явлений сознания и бессознательного связаны с непосредственной ненаблюдаемостью их механизмов, а это является одной из предпосылок для всевозможных мистификаций их сущности. Научное познание явлений сознания возникло сравнительно поздно, хотя его истоки восходят к древности. В первобытном обществе, когда предметы и явления природы, по аналогии с человеком и животными, воспринимались как одушевленные силы, еще не было четкой дифференциации материального и духовного, «души» и тела. С возникновением анимизма каждая вещь начинает мыслиться как обладающая душой, в той или иной мере отделенной от вещи.

Характерная особенность античной трактовки сознания заключается в рассмотрении его как пассивного воспроизведения космоса. Проблема бессознательного нашла отражение в учении древнегреческого философа Платона о познании как воспоминании, тесно связанном с идеей о наличии в душе скрытых, неосознанных знаний, о которых сам субъект может даже совсем ничего не подозревать. Платон полагал, что человек не искал бы того, что ему еще не известно, если бы он предварительно не имел его бессознательно в своей душе.

Если в античности разум космичен и предстает как обобщение действительности мира, как синоним универсальной закономерности, то в средние века сознание трактуется как надмировое начало (бог), которое существует до природы и творит ее из ничего. При этом «разум толкуется как атрибут бога, а за человеком остается лишь маленькая «искорка» всепроникающего пламени божеств» [7, 623]. В то же время в недрах христианства возникает чрезвычайно важная идея спонтанной активности души, причем в понятие «душа» включалось и понятие «сознание». В учении Фомы Аквинского сознание охватывает все специфические человеческие психические процессы. Августин анализировал бессознательное в «Исповеди», где он сравнивает сферу воспоминаний с необозримым, скрытым от сознания внутренним помещением. То, что находится за пределами обозримого для субъекта в сфере его душевной деятельности, составляет неосознанное.

В философии Нового времени на разработку проблемы сознания наибольшее влияние оказал Р. Декарт. Он рассматривал сознание как непространственную субстанцию, открытую лишь для созерцающего ее объекта. Все осознаваемые явления философ рассматривал как мышление, противопоставляя их эмоциям. В то же время Р. Декарт рассматривает и вопрос бессознательного. При его рассмотрении он исходил из тождества психики и сознания. Отсюда идея о том, что за пределами сознания протекают лишь чисто физиологические, а не психологические процессы. Дж. Локк разделял точку зрения Р. Декарта, согласно которой сознание — это восприятие того, что происходит у человека в его собственном уме. Таким образом, в понимании сознания на первый план был выдвинут момент самосознания. Б. Спиноза утверждал, что люди осознают свои желания, но не причины, которые их определяют. Существование бессознательных мотиваций составляет человеческое бремя. Достижение свободы основано на осознании человеком реальности внутри и вне себя. В. Лейбницу удалось вполне отчетливо сформулировать концепцию бессознательного как низшей формы духовной деятельности. Он полагал, что все явления сознания возникают в бессознательной жизни и что в бодрствующем состоянии наряду с наиболее ярко выступающими сознательными представлениями существуют как бы спящие или угасшие представления — малые перцепции. Бессознательными бывают врожденные идеи, приобретенные и вытесненные из сознания идеи, так называемые малые переживания, которые не осознаются из-за своей незначительности. Психика, перешедшая в бессознательное, для В. Лейбница не является чем-то глубинным, а просто продолжает свое существование в виде ослабленного сознательного или малого восприятия. Он указал, что сознание и психика не идентичны и для восполнения пробела между ними ввел понятие «малое восприятие».

Представитель немецкой классической философии Э. Кант связывал понятие бессознательного с чувственным познанием и интуицией. Он указывал на наличие сферы восприятий и чувств, которые не осознаются, хотя и можно прийти к выводу об их существовании. Бессознательное — это темные представления в человеке, число которых безгранично.

Решительный шаг был сделан К. Юнгом в 1900-х гг., развившим представление о коллективном бессознательном. В противоположность принципам рационализма представители теории романтизма, такие как А. Шопенгауер, Ф. Ницше и Э. Гартман выдвинули свою концепцию бессознательного, рассматривая его как волю в природе, источник жизни, стихийное жизненное начало, которому противостоит беспомощное сознание.

В ХХ веке наиболее систематическое представление о бессознательном и сознательном разрабатывалось в границах психоаналитической традиции. «В традиции психоанализа бессознательное трактуется как непознаваемое, но приверженность принципам эмпиризма и реализма подвела З. Фрейда к открытию того, что оно познаваемо» [2, 1161].

В настоящее время существует несколько определений сознательного и бессознательного. Практически все современные философы сходятся в выводе, что сознанию невозможно дать логическое определение. Н.С. Юлина отмечает: «Самообманом будет поиск определения сознания на основе редукции его к элементарным, базисным структурам, ибо в акте сознания задействовано такое количество разнородных процессов, свести которые к чему-то элементарному маловероятно» [13, 127].

В психологии общепринятым определением бессознательного есть его понимание как «совокупности психических процессов, актов и состояний, обусловленных явлениями действительности, во влиянии которых субъект не отдает себе отчета» [1, 31]. Сознание с точки зрения психологии — высший уровень развития психики, присущий исключительно человеку. В настоящее время в психологии вопрос об отношениях между бессознательным и сознательным остается сложным и не решается однозначно.

В философии «бессознательное» — в наиболее распространенных значениях употребляется как: 1) совокупность активных психических образований, состояний, процессов, механизмов, операций и действий человека, неосознаваемых им без применения специальных методов; 2) самая обширная и наиболее содержательная часть (система, сфера, область, инстанция и т.д.) психики человека [5, 107]. Этот термин используется для характеристики индивидуального и группового поведения, действительные цели и последствия которого не осознаются. В то же время «сознание» — высшая, свойственная лишь человеку форма отражения объективной действительности. Сознание представляет собой совокупность психических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и своего личного бытия. Н.С. Юлина отмечает: «Несмотря на призрачность, феномен сознания продолжает завораживать, побуждая философов искать новые ключи к его разгадке» [13, 127].

Рассмотрим с учетом современных определений этих понятий, как проблему соотношения сознательного и бессознательного рассматривает З. Фрейд. Его «философия родилась как попытка выйти из тупика противопоставлений рационального и иррационального, субъективного и объективного, научного и мифологического» [3, 136]. До него психология исследовала в большей мере феномен сознания. Он обратился к исследованию этих двух процессов, рассматривая их соотношение. Проблему сознательного и бессознательного психоаналитик рассматривает в таких работах, как «Введение в психоанализ. Лекции», «Толкование сновидений», «По ту сторону принципа удовольствия», «Я и Оно», «Психология масс и анализ Я» и других.

З. Фрейд придал концепции бессознательной жизни эмпирический статус. В частности, он подчеркивал, что «бессознательное следует рассматривать не как гипотетическую абстракцию, а скорее, как реальность, которую можно продемонстрировать и проверить» [12, 111-112]. Он твердо верил в то, что действительно наиболее значимые аспекты поведения человека оформляются и направляются импульсами и побуждениями, всецело находящимися вне сферы сознания. Эти влияния не только не сознаются, но, более того, если они начинают осознаваться или открыто выражаться в поведении, это встречает сильное внутреннее сопротивление индивидуума. Неосознанные переживания, в отличие от предсознательных, полностью недоступны для осознания, но они в значительной степени определяют действия людей. Однако неосознанный материал может выразиться в замаскированной или символической форме, подобно тому, как неосознаваемые инстинктивные побуждения косвенно находят удовлетворение в снах, фантазиях, игре и работе. По этому поводу в работе «Введение в психоанализ» он пишет: «Сновидение как целое является искаженным заместителем чего-то другого, бессознательного, и задача толкования сновидения — найти это бессознательное» [8, 107].

З. Фрейд как психопатолог, изучая характер и причины возникновения неврозов, оказался перед необходимостью исследования природы психического, в том числе тех структур психики, которые не вписывались в собственно «сознательное» в человеке. «Отказавшись от физиологических объяснений, он представил бессознательное в виде могущественной иррациональной силы, антагонистичной деятельности сознания» [4, 38]. Таким образом, сами задачи и объект исследования привели его к допущению таких психических актов, которые наряду с сознательными составляют специфическое содержание психики.

Зигмунд Фрейд разработал концепцию психоневроза и учение о психическом аппарате, базирующиеся на идее бессознательного. Этот аппарат он рассматривал в двух аспектах — топографическом и динамическом.

Согласно топографической модели, в психической жизни можно выделить три уровня: сознание, предсознательное и бессознательное. «Уровень сознания состоит из ощущений и переживаний, которые вы сознаете в данный момент времени» [12, 111]. Например, сейчас наше сознание может вмещать в себя мысли авторов, написавших этот текст, а также смутное ощущение надвигающегося голода. «Область сознания Фрейд связывал в основном с восприятием внешнего мира» [6, 359]. Он настаивал на том, что только незначительная часть психической жизни (мысли, восприятие, чувства, память) входит в сферу сознания. Что бы в данный момент времени ни переживалось в сознании человека, это следует рассматривать как результат процесса избирательной сортировки, в значительной степени регулируемого внешними сигналами. Определенное содержание сознается лишь в течение короткого периода времени, а затем быстро погружается на уровень предсознательного или бессознательного по мере того, как внимание человека перемещается на другие сигналы. Сознание охватывает только малый процент всей информации, хранящейся в мозге.

В 1923 году в работе «Я и Оно» он отметил: «Быть сознательным — это прежде всего чисто описательный термин, который опирается на самое непосредственное и надежное восприятие. Опыт показывает нам далее, что психический элемент, например представление, обыкновенно не бывает длительно сознательным» [11, 457]. Характерным является то, что состояние сознательности быстро проходит; представление в данный момент сознательное, в следующее мгновение перестает быть таковым, однако может вновь стать сознательным при известных, легко достижимых условиях. Каким оно было в промежуточный период, мы не знаем; можно сказать, что оно было скрытым (латентным), подразумевая под этим то, что оно в любой момент способно было стать сознательным. Но в то же время «сознательность не есть единственное свойство, которое мы приписываем происходящим в этой системе процессам» [9, 460].

От сознания — окна во внешний мир — бессознательное отгорожено областью предсознательного. «Область предсознательного, иногда называемая «доступной памятью», включает в себя весь опыт, который не сознается в данный момент, но может легко вернуться в сознание или спонтанно, или в результате минимального усилия» [12, 111]. Например, вы можете вспомнить все, что вы делали в прошлую субботу вечером; все города, в которых вам довелось жить; свои любимые книги или аргумент, который вы высказали вчера своему другу. С точки зрения З. Фрейда, предсознательное наводит мосты между осознаваемыми и неосознаваемыми областями психического.

Самая глубокая и значимая область человеческого разума — это бессознательное. Бессознательное представляет собой хранилище примитивных инстинктивных побуждений плюс эмоции и воспоминания, которые настолько угрожают сознанию, что были подавлены или вытеснены в область бессознательного. Примерами того, что может быть обнаружено в бессознательном, служат забытые травмы детства, скрытые враждебные чувства к родителю и подавленные половые желания, которые не осознаются. Бессознательное иррационально, вневременно. Согласно З. Фрейду, такой неосознаваемый материал во многом определяет наше повседневное функционирование. В работе «По ту сторону принципа удовольствия» З. Фрейд отмечает: «Бессознательное, то есть вытесненное, даже само стремится только к тому, чтобы прорваться в сознание, несмотря на оказываемое на него давление, или выявиться посредством реального поступка» [12, 391]. В силу самой своей природы (специфики) оно скрыто от нас, а вернее, — недоступно нашему сознанию или разуму. Иначе говоря, оно в нас есть, но мы его не осознаем и поэтому не знаем или не понимаем, что оно существует. В «Толковании сновидений» он пишет: «Бессознательное — это большой круг, включающий в себя меньший сознательного» [10, 472].

Представьте себе айсберг — огромную ледяную глыбу, плавающую в океане. Как известно, надводная, видимая его часть намного меньше подводной, невидимой. Нам кажется, что айсберг — это только то, что находится над водой, и мы не знаем его настоящих размеров, потому что они скрыты от непосредственного наблюдения. Так же и с бессознательным — оно представляет собой невидимую, скрытую часть человеческой психики, а сознание или разум человека — это видимая и незначительная ее частица. Как айсберг — это, главным образом, то, что находится под водой, а не над ней, так и человек — это, в основном, сфера его бессознательного, а вовсе не сознания, как нам кажется. Получается, что мы по-настоящему не знаем самих себя, своей природы. «Все сознательное имеет предварительную бессознательную стадию, между тем как бессознательное может остаться на этой стадии и все же претендовать на полную ценность психического действия» [10, 472].

Бессознательное в человеке — это совокупность его природных качеств, первобытных инстинктов, унаследованных от животных предков. Эти инстинкты и определяют человеческие чувства, желания, мысли и поступки. Именно оно из неведомых нам глубин направляет каждую конкретную человеческую жизнь.

Основу бессознательного составляют сексуальные инстинкты (либидо), которые из всех бессознательных инстинктов являются наиболее сильными, и обусловливающие не только большинство психических действий человека, но и все исторические события и общественные явления: извечные конфликты в глубинах психики человека становятся причиной и содержанием (часто скрытым от непосредственного осознания) морали, искусства, науки, религии, государства, права, войн и т. п. Согласно З. Фрейду, инстинкты и есть те силы, которые побуждают человека к действию. Все многообразие человеческих инстинктов он попытался свести в две основные группы. В первую вошли инстинкты, поддерживающие жизнь (прежде всего, сексуальные), а во вторую — инстинкты, разрушающие жизнь (то есть деструктивные, вроде инстинкта самозащиты). Энергию своего существования первая группа черпает в половом влечении (либидо), а деструктивные инстинкты питаются агрессивной энергией человека, которую последователи З. Фрейда по аналогии назвали мортидо, или же Танатос (Смерть). Некоторая часть этой энергии реализуется в виде непристойных оговорок и постыдных сновидений. Основная же часть остается в подсознании и требует реализации, чтобы не разорвать человека изнутри. Естественным образом реализовать инстинкты нам мешает воспитание и нормы общественной морали.

В либидо сконцентрирована вся жизненная энергия человека. Но, живя в обществе и в коллективе, а не в лесу и не в стаде, человек не может вполне исполнить или удовлетворить все свои сексуальные желания. Ему приходится сознательно их ограничивать, подавлять, бороться с ними. В этом случае его половая энергия устремляется в какое-либо другое русло. Она может преобразоваться в энергию художественного творчества, научного поиска, в общественно-политическую деятельность, спортивные достижения, и — во что угодно еще. Такое вытеснение сексуальных желаний и преобразование их в иные виды деятельности З. Фрейд называет сублимацией (от латинского слова sublimare — «возносить» или «переходить»).

Другим наиболее сильным, после сексуального, инстинктом является, по З. Фрейду, влечение к разрушению или инстинкт смерти, который находит свое выражение в войнах, убийствах и преступлениях, сопровождающих историю человеческого общества. Таким образом, жизнь и деятельность человека, с точки зрения З. Фрейда, объясняются взаимодействием слоев или пластов его психики. Определяют человеческие мысли, действия и поступки различные биологические инстинкты, составляющие сферу бессознательного. Эту бессознательную инстинктивную область З. Фрейд называет термином «Оно». Кроме нее на человеческое поведение влияют различные общественные нормы, принципы и законы, которые австрийский ученый обозначает термином «Сверх-Я». Само же человеческое сознание он именует словом «Я».

Человеческое сознание («Я») не является «хозяином в собственном доме», потому что вынуждено постоянно раздваиваться, рваться пополам между бессознательными инстинктами и общественными ограничениями. Человеку всегда приходится выбирать что-то среднее между своими биологическими влечениями (желаниями) и моральными нормами общества, в котором он живет. Говоря проще, ему чего-то хочется, и в то же время ему нельзя этого сделать. Он вынужден или подавить свои желания, или пренебречь общественными нормами. Ему трудно сделать и то, и другое.

Таким образом, в делении психики на сознательное и бессознательное Фрейд не был первооткрывателем. Он на это и не претендовал, подчеркивая, что понятие «бессознательное» содержится в высказываниях поэтов, философов, которые понимали всю важность этого феномена для раскрытия внутренней жизни человека. Однако фрейдовское понимание бессознательного отлично от тех трактовок, которые имели место в различных философских системах. Для него бессознательное было вопросом факта, «сферой» человеческого духа и неотъемлемой частью человеческой деятельности. Его в первую очередь интересовало конкретное содержание бессознательного, потому что оно, также как и сознательное, есть реальным психологическим феноменом и психологическую структуру поведения человека нельзя понять, отвлекаясь от фактов бессознательного.

Литература

Бессознательное // Краткий психологический словарь / Сост. Л.А. Карпенко; Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. — М.: Политиздат, 1985. — С. 31-33.

Грицанов А. А., Овчаренко В.И. Фрейд Зигмунд // Всемирная энциклопедия : Философия / Главн. науч. ред. и сост. А. А. Грицанов. — М.: АСТ; Мн.: Харвест, Современный литератор, 2001. — С. 1161.

Драгунская Л.С. Переживание, рациональность и континуум. К специфике фрейдовского дискурса // Вопросы философии. — № 10. — 2004. С. 136-144.

Ляликов Д.Н. Бессознательное // Современная западная философия: Словарь / Сост.: В.С. Малахов, В.П. Филатов. — М.: Политиздат, 1991. — С. 38-39.

Овчаренко В.И. Бессознательное // Всемирная энциклопедия : Философия / Главн. науч. ред. и сост. А.А. Грицанов. — М.: АСТ; Мн.: Харвест, Современный литератор, 2001. — С. 107.

Соколов А.В. Фрейд З. // Современная западная философия: Словарь / Сост.: В.С. Малахов, В.П. Филатов. — М.: Политиздат, 1991. — С. 358-360.

Спиркин А.Г., Ярошевский М.Г. Сознание // Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалев, В.Г. Панов — М.: Сов. Энциклопедия, 1983. — С. 622-624.

Фрейд З. Введение в психоанализ: Лекции / Пер. с нем. Г.В. Барышниковой. — СПб.: Азбука-классика, 2006. — 480 с.

Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия // Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М.: Политиздат, 1991. — С. 460-464.

Фрейд З. Толкование сновидений / Пер. с нем. — СПб.: Азбука-классика, 2006. — 512 с.

Фрейд З. Я и Оно // Мир философии: Книга для чтения. В 2 ч. — М.: Политиздат, 1991. — Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — С. 456-460.

Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. — 3-е изд. — СПб.: Питер, 2006. — 607 с. — (Серия «Мастера психологии»).

Юлина Н.С. Тайна сознания: альтернативные стратегии исследования. Часть І // Вопросы философии. — № 10. — 2004. — С. 125-135.

(PDF) Искусство во взаимоотношениях с человеческим сознанием и бессознательным

4

 В 6 лет детская живопись становится еще менее детальной и всеобъемлющей. Гуденаф

(1926) предположил, что количество деталей в картине может дать представление о восприятии мира детьми

(цитата из Moschini, 2005). В этом возрасте восприятие мира

детьми все еще остается неясным, что в большинстве случаев делает их рисование

утомительным.

 В возрасте 7 лет, обладая способностями к классификации, дети знают, как организовывать

объектов на картинке в группы, например, используя геометрические формы, включая

овальных, треугольных и круглых фигур для формирования человеческих фигур. Параллельно с классификационной способностью

детей в этом возрасте демонстрируют обратимость. Этот процесс помогает детям связать

значения события или мысли с целым набором связанных факторов, чтобы знать о

их от начала до конца и наоборот.Например, описывая вечеринку,

рядом с человеческими фигурами, дети также могут нарисовать стол с едой.

 Дети в возрастной группе 9-10 лет испытывают снижение эгоцентризма, и

могут смотреть на мир более объективно и реалистично. На этом этапе детская

рисования проявляет интерес к правилам цвета и предметов, становясь более

логичным и приближающим к предметному миру.

 На завершающем этапе теории Пиаже, формальной операции (у детей 11-15 лет),

детей начинают искать себя.Картина, таким образом, выражает их

стремления и личные потребности. Обилие художественных средств позволяет детям

выражать себя без препятствий со стороны внешних ограничений.

Анализ Moschini показывает, что развитие когнитивной структуры детей

проявляется не только в содержании, но и в том, как дети создают свои картины.

Обращаясь к теории Пиаже, мы можем заключить, что живопись, как и художественная деятельность в целом

, является одновременно средством и продуктом когнитивного развития человека.Через

, что люди выражают в своих произведениях искусства, как они используют художественные медиа, и как они выбирают инструмент

и организуют свои работы, психолог получает обширные и надежные данные

об их познавательной деятельности. Кроме того, сравнивая работы одного и того же человека в

разное время, психологи частично распознают его или ее когнитивное развитие.

Сознательные и бессознательные эмоции у алекситимики и репрессоров | Хаджиева

Важность эмоциональных переживаний для повседневной жизни [TOP]

Мы — носители разных чувств, вызванных воздействием ситуаций. в которых мы участвуем прямо или косвенно.Каждый день мы сталкиваемся с двойственностью чувств, которые мы испытываем и которые трансформируются в положительные или отрицательные эмоциональная энергия, которая определяет направление нашего настроения и поведения. Некоторые из чувства, которые мы испытываем, доступны нашему сознанию, в то время как другие остаются скрытые и неправильно понятые в бессознательной сфере нашей ментальной жизни.

Эмоции и чувства сопровождают человека с момента его или ее изначального творения и пробудить любопытство по поводу причин их проявления, понимания и обучение через путь эволюционного развития.Эмоциональные процессы всегда взволновал человека, который ищет ответ на свое личное поведение, а также наука, которая пытается дать более конкретные, определенные и научные обоснованное объяснение природы эмоций (и особенно бессознательных эмоций) охватывая их разнообразие, динамику и важность для человеческого поведения.

Некоторые теории природы эмоций [TOP]

Эмоции — это относительно краткосрочные процессы и состояния, связанные с положительным или негативный опыт, который сопровождает любое проявление действия (импульсов) под влиянием разными личностями (Golman, 2011).Эмоциональное выражение чувств влияет на психосоматическое состояние человека. человек, который влияет на выражение лица и безошибочно улавливается другими, поскольку он сопровождается органическими поправками и физиологическими исследованиями (Levenson, Ekman, & Friesen, 1990). Или, преломляясь через призму литературного творчества: «Лучшее видно только сердцем. Самое несущественное невидимо для глаз »(de Saint-Exupéry, 2015, p. 46).

Эдвард де Боно соединяет эмоции и чувства с мышлением.Мышление связано к более эффективному использованию эмоций (de Bono, 2001). С. Фрейд выдвигает идею о том, что эмоции являются центральным ментальным образом, управляющим человеческое поведение, тогда как мышление, память, восприятие, которые формируют разум / «Эго» / и концепции, используемые людьми в их совместном поведении / «Супер-Эго» / являются лишь средством, с помощью которого человек сохраняет свои эмоции в соответствии с их заранее генетически закрепленное содержание / состояние / (Freud, 1997).

Эмоциональный мир каждого из нас — сложная система, в которой разные чувства переплетаются. Они различаются интенсивностью, направленностью и глубиной выражения. Все эмоции характеризуются валентностью или тональностью, так как они могут быть положительными или отрицательными. Положительный одни дают людям силу и укрепляют их волю, в то время как отрицательные эмоции ослабляют волю и снижают активность (Леонтьев, 1971). Эмоции активизируют мотивы, и каждый мотив содержит эмоциональную составляющую (Николов, 1980).Сознательные и бессознательные эмоции определяют направление и интенсивность умственного активность индивида, определяющая степень и направленность чувствительности, которая отражается во внешних проявлениях поведения, в связи со спецификой восприятия и отражение эмоциональных воздействий.

Бессознательные эмоции [TOP]

Согласно Зигмунду Фрейду, изгнание идей само по себе является «прототипом» бессознательное, которое, в свою очередь, бывает двух типов: скрытое, но способное к реализации, и вытесненные, которые не могут быть осознаны сами по себе (Freud, 1997, p.12). Бессознательное — кладезь инстинктивных желаний, потребностей и умственных способностей. действия (в Fromm, 2002, стр. 123). Карл Юнг делит бессознательное на две части: личное бессознательное. и коллективное бессознательное. Личное бессознательное — это накопленный материал. когда-то это было реализовано, но вскоре было забыто или подавлено. Коллективное бессознательное глубочайший уровень психики, содержащий накопленный и унаследованный опыт (Юнг, 2000).Считается, что есть два способа связать личное эго с бессознательным. Например, наше внимание может быть переключено с этой страницы на воспоминание о чем-то мы сделали вчера (Jensen et al., 1997).

По этой причине, когда дело доходит до бессознательных эмоций, у человека может быть очень сильные переживания, такие как сильная любовь или ненависть, но на самом деле он или она не осознают, что и почему их провоцирует, поэтому они имеют бессознательный характер, выражающийся в незнание и непонимание существования этих эмоций.Фактическая разница между бессознательной и сознательной идеей (соответственно мыслью) основывается на Дело в том, что первое выполняется на материале, который остается неизвестным, а на во-вторых, добавляются некоторые словесные понятия. Процесс осознания реализуется «через связь с соответствующими словесными понятиями »(Freud, 1997, p. 16).

Человек ощущает определенные переживания, придавая им соответствующие выражения в своем поведении, но причины поведения остаются для него непонятыми, потому что те мысли выталкиваются в бессознательную сферу, так как основными причинами этого являются уважение к себе, т.е. каждый стремится построить и поддерживать хорошее мнение о себя и окружающих, несмотря на осознание того, что он носитель некоторых неприемлемых характеристик. Стремясь поддерживать самооценку, личность выталкивает эту эмоцию в бессознательную сферу своего разума. Согласно Уильяму Джеймсу самооценка личности определяется соотношением фактических достижений человека и его / ее требований, i.е. между актуальное Я и идеальное Я (цит. по: Саралиев, 2008).

Образование — еще одна причина неосознавания эмоций, коренящаяся в образовательные взаимодействия и субъективное отношение семьи к определенному поведению которые могут быть осуждены или поддержаны. Таким образом, стереотипные условные образцы воспринимается поведение, соответствующее конкретной семейной среде. Процесс роста и развития личности ребенка к его созреванию отмечается ряд трудностей, влияющих на неразвитость чувства общности.Эти трудности связаны с недостаточной культурой, плохим экономическим положением семьи и «недостатками в органах тела »(Адлер, 2007, с. 46).

Следующая причина неосознавания эмоций — амбивалентность переживаний. по которым человек не может дать заявление, почему в какой-то момент испытывает сильную привязанность для одного из его ближайшего круга, а в следующий момент — непреодолимая ненависть. Эта ситуация сообщает о неудовлетворенности и напряжении этой двойственности, что подвергает ее неопределенности и замешательство, спровоцированное неопределенностью амбивалентных чувств.

Бессознательные эмоции — очень сильный фактор, влияющий на изменения в поведении, о которых человек не осведомлен и не сообщил о них как о нарушении нормы. На практике нам приводится множество примеров, наглядно показывающих результаты бессознательного эмоции. Хотя они и находятся в бессознательном состоянии, они «разговаривают» со своим существованием, проявляясь в мечты, шутки, развлечения и т. д. Очень показательны доказательства природы связь между бессознательными эмоциями и существенными изменениями реакций человека, по результатам исследования А.Лурия (Лурия, 1984, стр. 228-234).

Исследование состоит из слов изучаемого человека, на которые он должен ответить. с первой, которая была создана в его уме. Исследование расширяется вместе с тем, ответ, обследуемые должны нажать кнопку. Сама кнопка связана с записывающее устройство, учитывающее ход двигательной реакции и способ нажатия кнопки. Обследуемому даются нейтральные слова. и другие, произносимые с эмоциональной значимостью.К нейтральным словам человек реагирует очень быстро (2-3 секунды) как проявление двигательной реакции при начало ровное и заканчивается высоким пиком.

К эмоционально значимым словам поведение человека резко меняется. Под их влиянием возникает эмоциональный стресс, который меняет течение жизни. ответы на слово. Время отклика значительно увеличено на 4-5-20 секунд, в зависимости от эмоционального значения слова-раздражителя.Бывают случаи, когда ответ слова не может быть даже найден. Двигательная реакция следующая: эмоциональная. стресс вызывает незаметное дрожание руки. Строка сообщается во время прессования кнопки начинает отмечать поломки и прерывания, которые фиксируют встряхивание рука. Это ясно видно у человека, который, вероятно, совершит серьезный преступление. Таким образом, сообщая слово, относящееся к преступлению, бессознательный эмоциональный комплекс усиливается.Бессознательное и нерегулируемое, оно начинает влиять скрытым образом и непреднамеренно по скорости ответа. Это замедление реакции свидетельство того, что это не первая реакция, возникшая в сознании человека. Между тем бессознательная эмоция не позволяет подобрать подходящую замену изгнанному. ответ нужно найти быстро, а тем более найти его. Эти внешние реакции свидетельствуют к невидимой эмоциональной палитре переживаний, которые отражаются в бессознательном часть душевной жизни человека.

Эмоции постоянно сопровождают нашу повседневную жизнь, участвуют во внутренней регуляции поведения. Бескрайний океан эмоций — основа межличностного общения, что само по себе является проблемой для развития потенциала умелого общения и обогатить духовную жизнь мужчины / женщины. Эмоции спонтанные и безошибочно регистрируются снимок и существенно влияют на активность и поведение человека.

Сознательные эмоции — их изучение и подтипы [TOP]

Открытие того, что существует несколько основных эмоций, которые признают все люди с разным культурным происхождением, благодаря Полу Экману из Университета Калифорнии в Сан-Франциско. Он показывает, что тест мимики четырех эмоции (страх, гнев, грусть, удовольствие) регистрируются людьми повсюду мир, принадлежащий к разным культурам, в том числе примитивным племенам, которые не знают существования телевидения и кинотеатра, что указывает на вероятную универсальность этих выражений.П. Экман показал фотографии лиц, выражающих различные эмоции. людей из разных культур — даже изолированного племени Новой Гвинеи — все признали эти четыре основные эмоции (Экман, 1992, с. 175).

В отличие от эмоций, чувства представляют собой относительно устойчивое отношение мужчины / женщины к объекты, события и себя. Их можно определить как сильнейший мотив поведение и характеризуются относительно сложными и стабильными условиями и свойствами человека.Чувства тесно переплетаются с эмоциями, что носит импульсивный характер. мгновенное выражение чувств. Выражение чувств отличается в зависимости от конкретных формы опыта, такие как чувственный тон, эмоция, аффект, страсть, стрессовое состояние и настроение (Десев, 2006).

Карл Юнг различает «чувство», когда задействованы органы чувств, и интуицию. — когда мы представляем вид восприятия, который нельзя напрямую связать с сознанием сенсорный опыт.Поэтому автор определяет смысл как осознанное восприятие. через сенсорные процессы, а интуиция — как воспринимается бессознательным содержанием и ссылки (Юнг, 2002, стр. 82).

Эмоции, а впоследствии и чувства становятся частью человеческой природы с эволюция функций мозга (LeDoux, 1993). Элементарное когнитивное развитие как следствие примитивного развития мозга является причиной отсутствия высших когнитивных функций для координации мысли и поведение более сложным выражением (Каган, 1994).В раннем онтогенезе возникали довольно простые эмоции, связанные с физиологическими проявлениями. выживание, в результате которого удовлетворяются основные физиологические потребности. Позже, исходя из этого, неокортекс (кора) развивается, «которая является средоточием мысли», которая содержит центры, которые собирают и анализируют данные, представленные органами чувств. «Это добавляет к нашим чувства, наше мнение о них — и позволяет нам испытывать чувства к идеям, искусству, символы и воображение »(Голман, 2011, с.29). Это факт, подтверждающий неразрывную связь между мыслью и чувством. и вечное противостояние «сердца и мозга», то есть эмоционального разума против рациональный (Голман, 2011, с. 27). И это вполне оправдано, учитывая, что лимбическая система который диктует наши эмоции, относится ко всем элементам неокортекса и в этом таким образом он влияет на центры мозга, которые развились именно из лимбической области. Это, в свою очередь, дает эмоциональным центрам возможность влиять на остальная часть мозга, включая центры мысли (Golman, 2011, стр.31-32). Следовательно, это не случайная вечная дилемма между разумом и сердцем, когда вам предстоит сделать серьезный выбор. С физиологической точки зрения эти две системы работают в концертно и взаимно, но с точки зрения внешнего вида, выраженного словесно и невербально, это похоже на то, что у них нет ничего общего и они действуют как совершенно разные и отделены друг от друга. Степень выраженности эмоциональных проявлений зависит от степени чувствительности, которую каждый из нас привносит в определенные отношения.

Чувствительность — это способность к ощущению, восприятию и построению впечатлений. под влиянием факторов извне (внешний мир) и изнутри окружающая среда (собственное тело) для отражения предметов и явлений, выполняющих сигнальные функции и ориентировать человека в окружающей среде (по Десев, 2006).

Д-р Эли Аарон исследует высокочувствительного человека, для первого кратко названного HSP. время в начале 90-х годов 20-го, -го, -го века.По мнению этого автора, люди с повышенной чувствительностью, которые составляют около 1/5 населения с равным количеством мужчин и женщин — это люди, которые может обрабатывать сенсорную информацию более глубоко и тщательно из-за биологических различий в их нервной системе (Aron, 1996).

Алекситимики и репрессоры [TOP]

Во всех ситуациях мы думаем, чувствуем и действуем в манере, типичной для нашей личности.У некоторых из нас более выраженная чувствительность, у других — меньше. Для некоторых эмоции управлять всем своим внутренним миром, отдавая и полностью подчиняясь им, в то время как для других, ощущения не такие значимые и странные, как это может звучать, они не кажутся чувствовать, потому что они не могут описать свои чувства, не имеют словарного запаса, содержащего точные и подходящие слова для описания конкретного чувства. Чувство разворачивается эмоциональное осознание для тех, кто им владеет, но не для тех, кто им не обладает.Психолог Эдуард Динер указывает на действительно показательный случай для этого: один студент, кто один ночью заметил пожар в хосписе пошел достал огнетушитель и потушил Огонь. Ничего необычного и тревожного … кроме того, что он туда не бегал, но просто гулял. Причина этого, по его мнению, была полностью обоснованной, поскольку он считал что дело не было особо срочным (Pavot & Diener, 2009).

Эдуард Динер исследует интенсивность, с которой люди испытывают собственные эмоции. и показывает, что ученик продемонстрировал один из самых низких уровней интенсивности, который ученый когда-либо видел — человек, который жил почти без чувств (Pavot & Diener, 2009).Есть также случай другой неумеренности, приведенный тем же автором, где женщина потеряла свою любимую ручку, не могла прийти в себя целыми днями. Запись Чувствительность людей определяется интенсивностью переживания их эмоции, так как у одних он выше, у других — ниже. Этот вопрос является предметом давних исследований и пробуждает живой интерес к тому, как некоторые люди могут быть такими бесчувственными, как будто почти ничто не может повлиять на них, и они не выражают свои эмоциональные настроения и чувства.По этому поводу в 1972 году доктор Питер Сифнеос создал концепцию «алекситимия» — от греческих слов «альфа» (частица отрицания), «лексис» — слово, а «вилочковая железа» — дух или эмоция (в Sifneos, 1991, стр. 116-122). Такие люди не находят адекватных слов, чтобы выразить свои чувства и никак не могу их описать. Кажется, они не могут выразить свои эмоции. Клинические признаки алекситимии включают трудности с описанием собственных или собственных чувств. других и крайне ограниченный эмоциональный словарный запас (Taylor, 1987).

Главное для алекситимиков в том, что они не могут понять и, следовательно, описать свои чувства, поскольку они их не переживают. Для этих людей это невозможно словесно выразить суть чувства, которое приходит им в голову. Когда они чувствуют рождение чувства, они начинают испытывать беспокойство и стараются избегать это, чтобы не столкнуться с тем, чего они не понимают, не умеют объясните это, что также может их беспокоить и сбивать с толку (Golman, 2011, с.79).

Хотя алекситимия изучается в течение нескольких десятилетий, наука все еще не может дать полностью обоснованное объяснение причины его появления. Однако Dr. Сифнеос предположил, что он появляется из-за нарушения связей между лимбическая система и неокортекс, особенно с его языковыми центрами (Sifneos, 1991).

Есть еще одна категория людей, которые кажутся невосприимчивыми к эмоциональным воздействиям. — репрессоры, способные автоматически исключать эмоциональные переживания из поле их внимания (Weinberger, 1990).

Заключает психолог Дэниел Уийнбаргар из Университета «Кейс Вестерн Резерв». что, хотя эти люди чисто внешне сохраняют спокойствие под воздействием стрессовых ситуации, их бессознательные физиологические реакции фиксируют прямо противоположное — признаки беспокойства, сопровождающегося потоотделением, сердцебиением и повышенным кровяным давлением, и хотя они утверждают, что чувствуют себя совершенно непринужденно (Weinberger, 1990).

По словам Вайнбергера, длительная изоляция от отрицательных эмоций происходит довольно часто. часто, и автор отмечает, что такой способностью обладает каждый шестой человек. Также репрессор Поведение может быть изучено детьми как один из методов, основанных на стратегии выживания. Например, в нездоровой семейной среде, где возникает конфликт между родители, алкогольная зависимость и т. д., а существование проблемы отрицается.Еще один способ приобретения таких качеств — наличие у ребенка родителей-репрессоров, у кого учиться безмятежному и непоколебимому настроению и умению противостоять опасениям (Вайнбергер, 1990).

Экман и Дэвидсон исследуют реакции репрессоров и показывают, что их характеристики скорее всего, связаны с нейронным механизмом, который замедляет или изменяет процесс передачи тревожной информации.Измеряя уровни активности в префронтальная доля репрессора, видно, что левая сторона (центр удовольствия) намного активнее, чем правые (центр беспокойства) (Ekman & Davidson, 1994).

Авторы дают очень точную характеристику природы репрессоров: «… они видят себя в позитивном свете и находятся в приподнятом настроении. Они отрицают, что стресс заставляет их злиться, и даже если они сохраняют спокойствие, их левая лобная доля, которая отвечает за положительные ощущения, работать не переставала.Эта мозговая активность может быть ключом к их утверждению, что они чувствуют себя хорошо, несмотря на физиологические эффекты, которые могут быть истолкованы как отрицательный стресс »или« это просто успешный стратегия эмоциональной саморегуляции »(Ekman & Davidson, 1994).

По неврологическим причинам мозг развился определенным образом, который характеризует наше эмоциональное сознание, раскрывающее наш потенциал в различных областях. Чувствительность к искусству у одних больше выражено, у других — чувствительность к технике или к медицина и др.Это в свою очередь определяет наше направление к определенной среде, интересам. и ресурсы для его выполнения. Что касается чувств, связанных с любовью, ценностями, принципы, этика, разные социальные нормы, все их видят, осознают и анализируют они в некотором смысле преломлены через их собственную призму. Это и некоторые неврологические особенности являются причиной индивидуальных особенностей восприятия и придают особое значение к определенным объектам и ситуациям.Так что на первый взгляд кажется, что некоторые тоже чувствительные, с сильной эмоциональностью, а другие — бессердечные, бездушные, как будто они не имеют чувств, и на самом деле у них совершенно другой фокус восприятия. Здесь вопрос сводится к индивидуальному восприятию и субъективной оценке в когнитивная и эмоциональная интерпретация каждой отдельной ситуации. По этой причине, предполагается, что мы должны хорошо знать себя, свои собственные чувства и контролировать себя, анализировать и принимать такие, какие мы есть; и только когда мы полностью поймем мы, возможно, сможем попытаться понять других, принять их и ценим их характер и уникальность.

Заключение [TOP]

В связи с особенностями процессов, происходящих в эмоциональной сфере, люди делятся на два типа, некоторые из которых живут сознательно, принимая объективные и всесторонняя жизнь и другие, кто видит небольшую часть жизни и мира. «Человек душа имеет способность проводить осознанность, т.е. заставляет нас что-то делать осознанно или бессознательно, если необходимо достичь той же цели »(Адлер, 2007, с.102-103). Адлер добавил, что каждый понял, что могло бы его или ее воодушевить. Бессознательность — это все, что могло помешать его / ее внутренним рассуждениям о его поведение. Особенности эмоциональной сферы являются выражением иного тип поведения, спровоцированный спецификой восприятия и отражения эмоционального эффект. Эта причина связана с неврологическими особенностями, сопровождающимися наследственными и приобрели модели визуализации.В заключение, сознание и бессознательное тесно взаимосвязаны, определяя и направляя поведение человека.

Эта статья носит теоретический характер и представляет собой попытку обрисовать основные компоненты сознательных и бессознательных эмоций и чувств. В качестве представляющие их отношения, опосредованные когнитивными функциями человека. Так же В статье обсуждались два типа личностей — репрессоры и алекситимики.Их поведение определяется особенностями когнитивных функций сознательного и бессознательные эмоции. Теоретический обзор этой статьи представляет более глубокий раскрытие характеристик сознательных и бессознательных эмоций и чувств. Он сосредоточен на двух разных типах личного поведения с определенной эмоциональной контраст. Вклад этой статьи в том, что она поднимает вопрос о сознательном и бессознательные эмоции и чувства.И это волнует широкую аудиторию не только профессионалы и специалисты в области психологической науки, но все, кто интересуется скрытыми и загадочными психическими процессами.

Модель человеческого разума по Фрейду

Понимание человеческого разума лежит в основе психоаналитической теории. С момента появления теории Зигмунда Фрейда в начале 1900-х годов и, несмотря на многие достижения в изучении психоаналитической теории, основные мысли Фрейда сохраняют прочную основу для формирования взглядов на теорию человеческого разума.

В центре теории Фрейда находятся психопатологии, которые приводят к психическому заболеванию у субъекта. Предпосылка Фрейда состоит в том, что человеческий разум находится на трех уровнях осознания или сознания. Именно появление этих психопатологий влияет на людей и требует большего, чем просто говорить о них. Эффективное лечение этих глубинных психопатологий — это психоанализ.

На иллюстрации ниже показано разделение Фрейдом этих трех уровней и предполагаемое использование каждого уровня.Это сознательные, подсознательные и бессознательные . Работая вместе, они создают нашу реальность.

Хотя принятие психоаналитической теории Фрейда со временем пошло на убыль, лишь немногие профессионалы предложили бы отказаться от нее. Внутри него находится модель или концепция, выдержавшая множество испытаний временем.

Этимология

Происхождение смысла разума имеет долгую и богатую историю. В отличие от многих других слов и фраз, его использование не имеет четкой эволюции.Его значение больше зависело от контекста его использования, чем от какого-либо одного значения.

Если об этом говорит философ, разум вполне может означать личность, личность и его воспоминания. Для религиозного человека разум является домом для духа, осознания Бога, или для ученого разум является генератором идей и мыслей. Ум носил с собой множество разнообразных ярлыков. В младенчестве ссылки на разум действительно были метафоричными.

Только в 14 и 15 веках постепенно развилось обобщение разума , включающее все умственные способности, мысли, волю, чувства и память.

В конце 19 — начале 20 века на передний план вышла психология как уважаемая наука. В немалой степени благодаря работам Фрейда и других укрепилось популярное внимание к человеческому разуму, его роли в поведенческих науках и вопросу о разуме / теле. Сегодня концепция разума и его функций почти всегда обсуждается с научной точки зрения.

Сознательный разум Фрейда

Поскольку сознание лучше всего понимать как осознавание чего-либо, способность вызывать это в уме, казалось бы, достаточно просто квалифицировать только те события, которые мы можем вспомнить, как деятельность человеческого разума.

У этого представления есть две проблемы. Во-первых, есть оценка, что только около 10% работы разума состоит из сознательных мыслей, а во-вторых, эта точка зрения не объясняет те случайные события, созданные в разуме.

Возможности сознательного разума могут выполнять две функции:

  1. Его способность направлять ваш фокус.
  2. Его способность воображать то, что нереально

Будучи важным партнером в триаде человеческого разума, сознательный разум служит нам сканером.Он будет воспринимать событие, вызывать потребность в реакции, а затем, в зависимости от важности события, сохранять его либо в бессознательной, либо в подсознательной области человеческого разума, где оно остается для нас доступным.

Подсознание Фрейда

Ваше подсознание — это место хранения всех недавних воспоминаний, необходимых для быстрого вызова , таких как ваш номер телефона или имя человека, с которым вы только что познакомились. Он также содержит текущую информацию, которую вы используете каждый день, такую ​​как ваши текущие повторяющиеся мысли, модели поведения, привычки и чувства.

Рабочая лошадка опыта разума / тела Подсознание Фрейда служит в качестве оперативной памяти (RAM) разума. «Таким образом, бессознательное можно рассматривать как источник сновидений и автоматических мыслей (тех, которые появляются без какой-либо видимой причины), хранилище забытых воспоминаний (которые могут быть доступны сознанию в более позднее время) и локус неявных знания (вещи, которые мы усвоили настолько хорошо, что делаем их, не задумываясь) ».

Подсознание Фрейда

Подсознание — это , где находятся все наши воспоминания и прошлый опыт .Это те воспоминания, которые были вытеснены травмой, и те, которые были просто сознательно забыты и больше не важны для нас (автоматические мысли). Именно из этих воспоминаний и опыта формируются наши убеждения, привычки и поведение.

Обзор предыдущей иллюстрации показывает бессознательное, находящееся на слое глубже в уме, под подсознанием. Хотя подсознание и бессознательное имеют прямые связи друг с другом и имеют дело с похожими вещами, подсознание на самом деле является подвалом, подземной библиотекой, если хотите, всех ваших воспоминаний, привычек и поведения.Это кладезь всех ваших глубинных эмоций, запрограммированных с рождения.

Психоаналитическая теория Фрейда учит, что именно здесь, в бессознательном уме, могут произойти необходимые изменения с помощью психоанализа.

Комментарий

Как уже упоминалось, психоаналитическая теория Фрейда и связанные с ней вмешательства с теми, у кого проявляются симптомы психического заболевания, не статичны. Использование современной психологии в области теории и практики открыло теорию Фрейда для многих новых идей.

Среди широко распространенной поддержки и критики психоанализа был достигнут значительный прогресс в его использовании в качестве действенного подхода к лечению. Психоаналитическая теория Фрейда заслуживает изучения хотя бы по одной причине, кроме как для получения важной исторической точки зрения на лечение психического здоровья.

Фрейдистская теория мотивации Определение

Что такое теория мотивации Фрейда?

Теория мотивации Фрейда утверждает, что бессознательные психологические силы, такие как скрытые желания и мотивы, формируют поведение человека, как и его модели покупок.Эта теория была разработана Зигмундом Фрейдом, который, помимо того, что он врач, является синонимом области психоанализа.

Ключевые выводы

  • Теория мотивации Фрейда утверждает, что бессознательные психологические силы, такие как скрытые желания и мотивы, формируют поведение человека, как и его покупательские модели.
  • Теория мотивации Фрейда часто применяется к ряду дисциплин, включая продажи и маркетинг, чтобы помочь понять мотивацию потребителя, когда дело доходит до принятия решения о покупке.
  • Теория мотивации Фрейда объясняет процесс продаж с точки зрения удовлетворения потребителем сознательных функциональных потребностей, а также бессознательных потребностей.

Понимание теории мотивации Фрейда

Теория мотивации Фрейда часто применяется к ряду дисциплин, включая продажи и маркетинг, чтобы помочь понять мотивацию потребителя, когда дело доходит до принятия решения о покупке. Точнее, теория Фрейда применялась к взаимосвязи между качествами продукта, такими как прикосновение, вкус или запах, и воспоминаниями, которые он может вызвать у человека.Понимание того, как элементы продукта вызывают эмоциональную реакцию потребителя, может помочь маркетологу или продавцу понять, как привести потребителя к совершению покупки.

Теория мотивации Фрейда объясняет процесс продаж с точки зрения удовлетворения потребителем сознательных, функциональных потребностей, таких как жалюзи, закрывающие окно, а также бессознательных потребностей, таких как страх оказаться обнаженным для тех, кто снаружи. Например, продавец, пытающийся убедить потребителя приобрести мебель, может спросить, является ли это первым домом, в котором покупатель жил самостоятельно.Если покупатель отвечает «да», это может побудить продавца упомянуть, насколько мебель теплая или удобная, вызывая чувство безопасности.

Принципы теории мотивации Фрейда

Фрейд считал, что человеческую психику можно разделить на сознательную и бессознательную. Эго, представление сознательного разума, состоит из мыслей, воспоминаний, восприятий и чувств, которые придают человеку чувство идентичности и личности. Ид, представляющий бессознательное, — это биологически детерминированные инстинкты, которыми кто-то обладает с рождения.А суперэго представляет собой сдерживающий фактор традиционной морали и табу общества, как видно из того факта, что не каждый человек действует импульсивно. Эти идеи могут помочь исследователям рынка определить, почему потребитель совершил конкретную покупку, сосредоточив внимание на его сознательных и бессознательных мотивах, а также на весе социальных ожиданий.

Использование теории мотивации Фрейда

Когда компании хотят измерить вероятность успеха нового продукта, они привлекают исследователей рынка, чтобы раскрыть скрытые мотивы выбранной группы потребителей, чтобы определить, что может вызвать их покупательские привычки.Они могут использовать ряд техник, чтобы раскрыть такие более глубокие значения, как ролевые игры, интерпретация изображений, завершение предложения или словесные ассоциации, среди прочего. Такие упражнения могут помочь исследователям узнать, как потребители реагируют на продукты и как в результате лучше их продавать. Например, покупка компьютера определенной марки может заставить человека почувствовать себя умным, успешным, продуктивным и престижным. Маркетологи могут использовать эту информацию для развития идентичности бренда.

Подсознание — Энциклопедия Нового Света


Модель Unconscious — это богатая концепция с многогранной историей.Для Фрейда это началось как та часть разума, которая содержала наши подавленные тревоги, а позже превратилась в место вытеснения Эдипова комплекса, то есть незаконного желания переспать с матерью и убить отца. Еще позже, когда Фрейд разработал свою структурную модель, она стала местом не только Ид, но и Суперэго, которое является цивилизационным «инстинктом», представляющим наследие родительского голоса, что делает их недоступными для функционирующего Эго.

Для Лакана бессознательное было «структурировано как язык», и в действительности это был язык, то есть тот элемент, который уже дан и на самом деле не доступен для субъективности.Для Юнга бессознательное содержит как личный материал, который был вытеснен или просто забыт, но, что более важно, он содержит коллективное бессознательное, накопление унаследованного опыта всего человечества, которое направляет и советует нашему сознательному уму. Для когнитивных психологов он состоит из процессов и информации, которые действуют без необходимости нашего сознательного вмешательства, чтобы позволить нам осмыслить мир.

Многие другие отвергают само понятие бессознательного, рассматривая его как просто социальную конструкцию, отрицая необходимость задействовать недоступные ментальные процессы и выступая против обоснованности таких нефальсифицируемых теорий.Тем не менее, различные наблюдатели на протяжении всей истории утверждали, что есть влияние на сознание из других частей разума, ссылаясь на такие понятия, как интуиция. Другие термины, относящиеся к полусознательным состояниям или процессам, включают: пробуждение, имплицитную память, подсознательные сообщения, транс и гипноз. Хотя сон, ходьба во сне, делирий и кома могут сигнализировать о наличии бессознательных процессов, они могут отличаться от бессознательного.

Те, кто признает духовную природу человека, отмечают, что духовные чувства позволяют людям общаться с духовным миром, обеспечивая доступ к информации и процессам, которые можно понять как более глубокий уровень каждого разума.Однако у многих людей их духовные чувства настолько притуплены, что они, как правило, не осознают себя и свой «духовный разум», поэтому ему приписывают роль бессознательного.

Исторический обзор

Древние корни

Идея бессознательного разума возникла в древности [1] и изучалась в разных культурах. Он был записан между 2500 и 600 годами г. до н. Э. в индуистских текстах, известных как Веды, сегодня встречается в аюрведической медицине. [2] [3] [4] [5] В ведическом мировоззрении сознание является основой физиологии [6] [7] , а чистое сознание — это «абстрактное, безмолвное , полностью единое поле сознания » [8] внутри« архитектуры все более абстрактных, функционально интегрированных способностей или уровней разума ». [9]

Литературные корни

Уильям Шекспир исследовал роль бессознательного [10] во многих своих пьесах, не называя его таковым. [11] [12] [13] В девятнадцатом веке готическая литература также рассматривала бессознательное в таких произведениях, как «Доктор Джекилл» Роберта Луи Стивенсона «» и «Мистер Хайд ».

Бессознательное в философии

Западные философы, такие как Спиноза, Лейбниц, Шопенгауэр и Ницше, разработали западный взгляд на разум, который предвосхитил взгляды Фрейда. На Шопенгауэра также оказало влияние его чтение Вед и еврейский мистицизм Каббалы.Фрейд опирался на свои собственные еврейские корни, чтобы разработать межличностное исследование бессознательного [14] [15] [16] , а также свои собственные терапевтические корни в гипнозе в очевидно новое терапевтическое вмешательство и связанное с ним обоснование , известный как психоанализ.

Формулирование идеи чего-то неосознаваемого или активно отрицаемого осознанием с помощью символических конструкций языка было процессом человеческого мышления и межличностного влияния на протяжении более тысячи лет.Фрейд и его последователи популяризировали бессознательную мотивацию в культуре личности и в рамках философской традиции, которая делала упор на Субъекте, которая постулировала личность, рассматриваемую как отдельную и достаточную.

Результирующий статус бессознательного можно рассматривать как социальную конструкцию — бессознательное существует, потому что люди соглашаются вести себя так, как если бы оно существовало. [17] Символический интеракционизм обсуждает это дальше и утверждает, что «я» людей (сознательные и бессознательные), хотя и целеустремленные, и творческие, тем не менее, являются социальными продуктами. [18]

Бессознательный процесс и бессознательный разум

Неврология, хотя маловероятно, что можно найти поддержку такого предложения, как бессознательное, [19] , тем не менее, дала некоторые интересные результаты. «Исследователи из Медицинского центра Колумбийского университета обнаружили, что мимолетные образы испуганных лиц — образы, которые появляются и исчезают так быстро, что ускользают от осознания, — вызывают бессознательное беспокойство, которое можно обнаружить в мозгу с помощью новейших нейровизуализационных машин.» [20] Сознательный разум на сотни миллисекунд отстает от этих бессознательных процессов.

Хотя эти результаты представляют собой исследование бессознательных процессов разума, следует проводить различие между бессознательными процессами и бессознательным. Они не идентичны. Результаты нейробиологии не могут продемонстрировать существование бессознательного. Подсознание и его ожидаемое психоаналитическое содержание [21] [22] [23] [24] [25] [26] также отличаются от бессознательного состояния, комы и минимального сознания. государственный.Психоаналитическая теория — это в лучшем случае метанарратив о том, как функционирует разум, а не результат научных открытий. [27]

Психоаналитическое бессознательное

Структура бессознательного

Термин «бессознательный разум» наиболее тесно связан с Зигмундом Фрейдом и его последователями. Он лежит в основе психоанализа.

Сознание в топографической точке зрения Фрейда (которая была его первой из нескольких психологических моделей разума) было относительно тонким перцептивным аспектом разума, тогда как подсознание было этой просто автономной функцией мозга.Бессознательное на протяжении всей эволюции его психоаналитической теории рассматривалось Фрейдом как разумная сила воли, находящаяся под влиянием человеческого влечения, но действующая значительно ниже перцептивного сознательного разума. Для Фрейда бессознательное — это кладезь инстинктивных желаний, потребностей и психических действий. Хотя прошлые мысли и воспоминания могут быть удалены из непосредственного сознания, они направляют мысли и чувства человека из области бессознательного. Согласно этой ранней точке зрения, существует психическая борьба между инстинктивными силами бессознательного против социальных требований сознательного разума.

В этой теории бессознательное относится к той части психического функционирования, о которой субъекты не подозревают. [28]

Фрейд предложил вертикальную и иерархическую архитектуру человеческого сознания: сознательный разум, предсознательное и бессознательное, лежащие друг под другом. Он считал, что важные психические события происходят «под поверхностью» в бессознательном. [29] , как скрытые сообщения из бессознательного — форма внутриличностного общения вне осознания.Он интерпретировал эти сновидения как символические и как актуальные значения.

В своей более поздней структурной теории, в ответ на развитие теорий эго его бывших протеже, таких как Карл Юнг и Альфред Адлер, Фрейд разделил разум на сознательный разум или эго и две части бессознательного: id или инстинкты. и суперэго. В этой более поздней конструкции бессознательная часть разума была расширена, чтобы включить не только инстинктивное желание Оно, но и суперэго, которое представляет собой наследие родительской обусловленности.В этой модели эго является посредником между ид и суперэго.

Значение бессознательного

В более ранней модели Фрейда бессознательное включает не все, что не является сознательным, а скорее только то, что активно вытесняется из сознательного мышления или то, что человек не хочет знать сознательно. То есть та часть бессознательного, которая находится в конфликте с сознанием. Для Фрейда бессознательное было хранилищем социально неприемлемых идей, желаний или желаний, травмирующих воспоминаний и болезненных эмоций, вытесненных из разума механизмом психологического подавления.Однако содержание не обязательно должно быть исключительно негативным. С психоаналитической точки зрения бессознательное — это сила, которую можно распознать только по своим воздействиям — она ​​выражается в симптоме.

В некотором смысле эта точка зрения ставит «я» во взаимосвязь со своим бессознательным как противника, борющегося с самим собой, чтобы скрыть то, что бессознательное. В таком случае терапевт становится посредником, пытающимся позволить невысказанному или невыразимому раскрыться с помощью инструментов психоанализа. Сообщения, возникающие в результате конфликта между сознанием и бессознательным, скорее всего, будут загадочными, в виде оговорок или симптомов, требующих расшифровки.Психоаналитик представлен как эксперт в интерпретации этих сообщений. Бессознательные мысли не доступны напрямую для обычного самоанализа, но предполагается, что их можно «прослушивать» и «интерпретировать» с помощью специальных методов и техник, таких как случайные ассоциации, анализ сновидений и словесные оговорки (обычно известные как фрейдистская оговорка) исследуется и проводится во время психоанализа.

Эта модель была проблематизирована структурной теорией, которая рассматривала суперэго как еще один элемент бессознательного.С этой точки зрения, эго — это плацдарм для битвы между асоциальными, даже антисоциальными, требованиями Ид и Супер-Эго, представляющими родительское, социальное сознание. Приняв эту модель, Фрейд начал избегать разговоров о «психоаналитическом излечении». Роль аналитика оставалась делать то, что было бессознательным, сознательным, но Фрейд понимал, что результат этого знания не будет лекарством.

Постфрейдистское бессознательное

Теория бессознательного Фрейда была существенно преобразована некоторыми из его последователей, среди которых были Карл Юнг и Жак Лакан.

Коллективное бессознательное Юнга

Карл Юнг развил свою бессознательную концепцию в совершенно ином направлении, чем Фрейд. Он разделил бессознательное на две части: личное бессознательное и коллективное бессознательное. Личное бессознательное — это резервуар материала, который когда-то был сознательным, но был забыт или подавлен. Этот материал уникален для каждого человека, он является продуктом его личности и опыта. Между эго и личным бессознательным существует значительная двусторонняя связь.Например, наше внимание может переключиться с этой распечатанной страницы на воспоминание о том, что мы сделали вчера.

Коллективное бессознательное — это самый глубокий уровень психики, содержащий накопление унаследованных переживаний. Это общее для всех. Коллективное бессознательное лучше чувствует идеал «я», чем эго или сознательное «я», и, таким образом, направляет «я» через архетипы, сны и интуицию к самоактуализации. Юнг называл бессознательное великим другом, проводником и советником сознательного.

Лингвистическое бессознательное Лакана

Психоаналитическая теория Жака Лакана, основанная на возникновении современного структурализма, утверждает, что бессознательное структурировано как язык.

Бессознательное, утверждал Лакан, не было более примитивной или архетипической частью разума, отдельной от сознательного лингвистического эго, а скорее образованием, столь же сложным и лингвистически утонченным, как само сознание.

Лакан утверждает, что если бессознательное структурировано как язык, то самость лишена какой-либо точки отсчета, на которую можно «восстанавливать» после травмы или «кризиса идентичности».Таким образом, тезис Лакана о структурно динамическом бессознательном также является вызовом психологии эго Анны Фрейд и ее американских последователей.

Теория Лакана основана на структурной лингвистике Фердинанда де Соссюра и Романа Якобсона, основанной на функции означающего и означаемого в означающих цепочках. Это сделало модель психического функционирования Лакана открытой для серьезной критики, поскольку в господствующей лингвистике модели Соссюра в значительной степени были заменены.

Отправной точкой лингвистической теории бессознательного было перечитывание Фрейда Толкование сновидений .Здесь Фрейд выделяет два механизма, задействованных в формировании бессознательных фантазий: сгущение и смещение. Согласно лингвистическому прочтению Лакана, уплотнение отождествляется с лингвистическим тропом метонимии, а смещение — с метафорой.

Лакан применил идеи де Соссюра и Якобсона в психоаналитической практике. Однако, в то время как де Соссюр описал лингвистический знак как отношение между означаемым и произвольным означающим, Лакан инвертировал это отношение, поставив на первое место означающее как определяющее означаемое, что приблизило позицию Фрейда о том, что люди знают только то, что они говорят. в результате цепочки означающих, апостериори.Лакан начал эту работу с тематического исследования Фрейда Эммы (1895), симптомы которой были расцеплены в двухфазном временном процессе. Подход Лакана приблизил Фрейда к структуралистским и постструктуралистским теориям современности. Для Лакана современность — это эпоха, когда люди начинают осознавать свою существенную зависимость от языка.

Противоречие

Сегодня в психологии все еще существуют фундаментальные разногласия относительно природы бессознательного. Вне формальной психологии вырос целый мир поп-психологических спекуляций, в котором бессознательный разум обладает любым количеством свойств и способностей, от животных и невинных, детских аспектов до савантоподобных, всевозможных, мистических. и оккультные свойства.

Бессознательное может быть просто метафорой, которую не следует понимать буквально. Существует большая полемика по поводу концепции бессознательного в отношении ее научной или рациональной обоснованности и того, существует ли вообще бессознательный разум. Среди философов — Карл Поппер, один из самых ярких современных противников Фрейда. Поппер утверждал, что теория бессознательного Фрейда не поддавалась фальсификации и, следовательно, не была научной. Он возражал не столько против идеи, что в нашем сознании происходят вещи, о которых мы не осознаем; он возражал против исследований разума, которые нельзя опровергнуть.Если бы можно было связать каждый вообразимый экспериментальный результат с теорией бессознательного Фрейда, то никакой эксперимент не мог бы опровергнуть эту теорию.

В отличие от Поппера, эпистемолог Адольф Грюнбаум утверждал, что психоанализ можно опровергнуть, но его доказательства имеют серьезные эпистемологические проблемы. Дэвид Холмс [30] проанализировал шестидесятилетние исследования фрейдистской концепции «вытеснения» и пришел к выводу, что нет никаких положительных доказательств в пользу этой концепции. Учитывая отсутствие доказательств многих фрейдистских гипотез, некоторые научные исследователи предположили существование бессознательных механизмов, которые сильно отличаются от фрейдистских.Они говорят о «когнитивном бессознательном» (Джон Килстром), [31] [32] , «адаптивном бессознательном» (Тимоти Уилсон), [33] или «немом бессознательном» (Лофтус и Клингер) [34] , который выполняет автоматические процессы, но не имеет сложных механизмов подавления и символического возврата подавленных.

Людвиг Витгенштейн и Жак Бувересс утверждали, что фрейдистское мышление демонстрирует системную путаницу между причинами и причинами; метод интерпретации может дать поводы для новых значений, но бесполезен для поиска причинно-следственных связей (что требует экспериментального исследования).Витгенштейн привел следующий пример (в своих «Беседах с Рашем Рисом»): «если мы бросим предметы на стол и дадим им свободные ассоциации и интерпретации, мы найдем значение для каждого предмета и его места, но мы победили. не нахожу причин «.

В социальных науках Джон Уотсон, который считается первым американским бихевиористом, критиковал идею «бессознательного разума», руководствуясь схожими рассуждениями, и сосредоточился на наблюдаемом поведении, а не на самоанализе.Другие ранние психологи, такие как психолог-экспериментатор Вильгельм Вундт, рассматривали психологию как научное исследование непосредственного опыта и, таким образом, изучение человеческого сознания или разума, пока разум понимается как совокупность сознательного опыта в данный момент. . Вундт отрицал роль бессознательных процессов, определяя психологию как исследование сознательных и, следовательно, наблюдаемых состояний.

Другими критиками фрейдистского бессознательного были Ханс Айзенк, Жак Ван Риллаер, Франк Чоффи, маршал Эдельсон и Эдвард Эрвин.Некоторые, однако, подчеркивают, что эти критики не осознавали реальной важности концепций Фрейда и вместо этого пытались критиковать Фрейда на основе других областей.

В современной когнитивной психологии многие исследователи стремились исключить понятие бессознательного из его фрейдистского наследия, и стали применяться альтернативные термины, такие как «имплицитный» или «автоматический». Эти традиции подчеркивают степень, в которой когнитивная обработка происходит за пределами когнитивного осознания, и как то, о чем мы не подозреваем, может влиять на другие когнитивные процессы, а также на поведение. [35] [36] [37] [38] [39] Активные исследовательские традиции, связанные с бессознательным, включают имплицитную память (например, прайминг или отношение) и бессознательное приобретение знаний (например, работа Павла Левицкого).

Подсознание в современной когнитивной психологии

Исследования

Хотя исторически традиция психоаналитических исследований была первой, кто сосредоточился на феномене бессознательной психической деятельности (и все же термин «бессознательное» или «подсознание» для многих, кажется, не только глубоко укоренился, но и почти синонимичен с психоаналитическим термином. традиции), в современной когнитивной психологии существует обширный объем исследований, посвященных умственной деятельности, не опосредованной сознательным осознанием.

Большая часть когнитивных исследований бессознательных процессов проводилась в соответствии с общепринятой академической традицией парадигмы обработки информации. В отличие от психоаналитической традиции, движимой относительно спекулятивными (то есть эмпирически не поддающимися проверке) теоретическими концепциями, такими как Эдипов комплекс или Комплекс Электры, когнитивная традиция исследования бессознательных процессов основана на относительно небольшом количестве теоретических предположений и основана на эмпирических исследованиях. . Когнитивные исследования показали, что вне сознательного осознания люди автоматически регистрируют и получают больше информации, чем они могут получить с помощью своих сознательных мыслей.

Бессознательная обработка информации о частоте

Хашер и Закс продемонстрировали, что вне сознательной осведомленности и без привлечения ресурсов сознательной обработки информации люди регистрируют информацию о частоте событий. [40] Более того, их исследование показало, что воспринимающие делают это непреднамеренно, независимо от получаемых инструкций и независимо от целей обработки информации, которые у них есть. Интересно, что их способность бессознательно и относительно точно подсчитывать частоту событий, по-видимому, мало или не имеет никакого отношения к возрасту, образованию, интеллекту или личности человека.Таким образом, эта способность может представлять собой один из фундаментальных строительных блоков ориентации человека в окружающей среде и, возможно, приобретения процедурных знаний и опыта.

Искусственные грамматики

Еще одно направление (непсихоаналитических) ранних исследований бессознательных процессов было инициировано Артуром Ребером с использованием методологии так называемой «искусственной грамматики». Это исследование показало, что люди, знакомые с новыми словами, созданными сложным набором искусственных, синтетических «грамматических» правил (таких как GKHAH, KHABT и т. Д.), Быстро развивают некое «чувство» к этой грамматике и последующее практическое знание ее. эта грамматика, о чем свидетельствует их способность различать новые грамматически «правильные» (соответствующие правилам) и «неправильные» (несогласованные) слова.Интересно, что эта способность, по-видимому, не опосредована и даже не сопровождается декларативным знанием правил — способностью людей четко сформулировать, как они различают правильные и неправильные слова.

Бессознательное приобретение процедурных знаний

Суть этих ранних открытий (1970-х годов) была значительно расширена в 1980-х и 1990-х годах благодаря дальнейшим исследованиям, показавшим, что вне сознательного осознания люди не только получают информацию о частотах («появлениях» особенностей или событий), но и совместно с ними. вхождения (корреляции или, технически говоря, ковариации) между функциями или событиями.Обширное исследование бессознательного получения информации о ко-вариациях было проведено Павлом Левицки, за которым последовали исследования Д. Л. Шахтера (известного тем, что ввел понятие имплицитной памяти), Л. Р. Сквайра и других.

На этапе обучения типичного исследования участники подвергались воздействию потока стимулов (испытаний или событий, таких как цепочки букв, цифр, изображений или описаний лиц-стимулов), содержащих некоторые последовательные, но незначительные (скрытые) совместная вариация между функциями или событиями.Например, у каждого стимула, который человек представил как «справедливый», также будет слегка удлиненное лицо. Оказалось, что даже если бы манипулируемые ковариации были незаметными и недоступными для сознательного осознания субъектов, воспринимающие все равно получали бы бессознательное рабочее знание об этих ковариациях. Например, если на этапе тестирования участников просили сделать интуитивные суждения о личности новых стимулов, представленных только в виде изображений (без описания личности), и оценить «справедливость» изображенных лиц, они, как правило, следовать правилам, бессознательно усвоенным на этапе обучения, и если у стимулированного человека было слегка удлиненное лицо, они бы сообщали интуитивное ощущение, что этот человек «справедливый».»

Бессознательное получение информации о ковариациях, по-видимому, является одним из фундаментальных и повсеместных процессов, связанных с приобретением знаний (навыков, опыта) или даже предпочтений или личностных предрасположенностей, включая расстройства или симптомы расстройств.

Примечание по терминологии: «бессознательное» vs. «бессознательное»

В отличие от традиции психоаналитических исследований, которая использует термины «бессознательное» или «подсознание», в когнитивной традиции процессы, не опосредованные сознательным осознанием, иногда называют «бессознательными».«Этот термин (редко используемый в психоанализе) подчеркивает эмпирическую и чисто описательную природу этого феномена (квалификация просто« несознание ») в традиции когнитивных исследований.

В частности, процесс неосознанный, когда даже высокомотивированные люди не сообщают о нем. В отношении этого процесса делается мало теоретических предположений, в отличие от психоанализа, где, например, постулируется, что некоторые из этих процессов подавляются для достижения определенных целей.

См. Также

Банкноты

  1. ↑ Более современная история подробно описана в книге Анри Ф. Элленбергера «Открытие бессознательного » (Basic Books 1970).
  2. ↑ Александер, К. Н. Рост высших ступеней сознания: Ведическая психология человеческого развития Махариши. К. Н. Александер и Э. Дж. Лангер (ред.). Высшие ступени человеческого развития. Перспективы человеческого роста. Нью-Йорк, Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1990.
  3. ↑ Мейер-Динкгрефе, Д.Сознание и актер. Переоценка западного и индийского подходов к эмоциональной вовлеченности актера с точки зрения ведической психологии. Франкфурт-на-Майне: Питер Ланг, 1996.
  4. ↑ Haney, W. S. II. Единство в ведической эстетике: самовзаимодействующая динамика познающего, известного и процесса познания. Analecta Husserliana, 233, 295-319, 1991.
  5. ↑ Джеральдин Костер «Йога и западная психология: сравнение», 1934 г.
  6. ↑ Wallace, R.K .; Фэган, Дж.B .; и Паско, Д. С. Ведическая физиология. Современная наука и ведическая наука 2 (1): 3-59, 1988.
  7. ↑ Кинг, Майкл С. Естественный закон и Бхагавад-Гита: Ведическая концепция естественного закона Ratio Juris 16 (3), 399–415, 2003.
  8. ↑ Александр, Чарльз Н., Роберт В. Крэнсон, Роберт В. Бойер, Дэвид В. Орм-Джонсон. «Трансцендентальное сознание: четвертое состояние сознания за пределами сна, сна и бодрствования». Сон и сон. Справочник. Эд. Джейн Гакенбах. Нью-Йорк, Лондон: Garland Publishing Inc., 282-315, 1986.
  9. ↑ Александр Чарльз Н. и др. «Рост высших ступеней сознания: ведическая психология развития человека Махариши». Высшие ступени человеческого развития. Перспективы человеческого роста. Ред. Чарльз Н. Александер и Эллен Дж. Лангер. Нью-Йорк, Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 286-341, 1990.
  10. Внутренний замысел: Психоаналитические подходы к Шекспиру Под редакцией М. Д. Фабера. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Дом науки, 1970. Антология из 33 статей о шекспировских пьесах психоаналитиков и литературных критиков, чья работа находилась под влиянием психоанализа.
  11. ↑ Мейер-Динкграфе, Даниэль «Промедление Гамлета: параллель Бхагавад-Гите», в Гамлет Восток Запад , ​​под редакцией Марты Гибински и Ежи Лимона. Гданьск: Фонд Theatrum Gedanese, 187-195, 1998.
  12. ↑ Мейер-Динкгрефе, Даниэль «Сознание и актер: переоценка западного и индийского подходов к эмоциональной вовлеченности актера с точки зрения ведической психологии». Франкфурт-на-Майне: Питер Ланг, (Серия 30: Театр, кино и телевидение, Vol.67) 1996.
  13. ↑ Ярроу, Ральф «Идентичность и сознание Востока и Запада: случай Рассела Хобана». Журнал литературы и эстетики, Vol. 5, No. 2, 19-26, 1997.
  14. ↑ Дроб, С. Фрейд и хасиды: искупление еврейской души психоанализа. Еврейское обозрение 3: 1, 1989.
  15. ↑ Дроб, Сэнфорд Л. «Это золото»: Фрейд, Психотерапия и лурианская каббала (HTML), (1998-2006). Проверено 4 апреля 2007 года.
  16. ↑ Дроб, Сэнфорд Л. «Юнг и каббала» (HTML).История психологии. Май 1999 г. Том 2 (2) 102-118. Проверено 4 апреля 2007 года.
  17. ↑ Питер Л. Бергер и Томас Лакманн: Социальное конструирование реальности. Нью-Йорк: Даблдей, 1966.
  18. ↑ Блумер, Герберт. «Общество как символическое взаимодействие» в книге Арнольда М. Роуза: человеческое поведение и социальный процесс: интеракционистский подход. Хоутон-Миффлин, 1999.
  19. ↑ Миллер, Лоуренс В поисках бессознательного; Доказательства некоторых краеугольных камней теории Фрейда исходят из маловероятного источника — фундаментальной нейробиологии.Психология сегодня, 1 декабря 1986 года.
  20. ↑ Мимолетные изображения испуганных лиц раскрывают нейросхемы бессознательного беспокойства, получено 19 ноября 2007 г.
  21. ↑ Crews, F.C. (Ред.) Неавторизованный Фрейд: Сомневающиеся сталкиваются с легендой. Нью-Йорк: Викинг, 1998.
  22. ↑ Kihlstrom, J.F. Психодинамика и социальное познание: Заметки о слиянии психоанализа и психологии. Журнал личности , ​​62, 681-696, 1994.
  23. ↑ Kihlstrom, J.F. Психологическое бессознательное.В L.R. Первин и О. Джон (ред.), Справочник личности , ​​2-е изд. Нью-Йорк: Гилфорд, 424-442, 1999.
  24. ↑ Macmillan, M.B. Фрейд оценил: завершенную дугу. Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1996.
  25. ↑ Рот, М. Фрейд: Конфликт и культура . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Кнопф, 1998.
  26. ↑ Вестен, Д. Научное наследие Зигмунда Фрейда: К психодинамически информированной психологической науке. Психологический бюллетень , ​​124, 333-371, 1998.
  27. ↑ Кильстром, Дж.Ф. Фрейд все еще жив? Нет, на самом деле не получено из [1] 17 апреля 2007 г. Отрывок: нет эмпирических данных, подтверждающих какое-либо конкретное положение психоаналитической теории, например, идею о том, что развитие происходит через оральный, анальный, фаллический и генитальный этапы, или о том, что у маленьких мальчиков вожделение после своих матерей и ненавидят и боятся своих отцов. Никакие эмпирические данные не указывают на то, что психоанализ более эффективен или более действенен, чем другие формы психотерапии, такие как систематическая десенсибилизация или тренировка самоуверенности.Никакие эмпирические данные не указывают на то, что механизмы, с помощью которых психоанализ достигает своих эффектов, такие как они есть, являются теми, которые специально основаны на теории, такие как перенос и катарсис.
  28. ↑ Герасков, Эмиль Асенов. Внутреннее противоречие и бессознательные источники активности. The Journal of Psychology 1 ноября 1994 г. Аннотация: Эта статья представляет собой попытку придать новый смысл хорошо известным экспериментальным исследованиям, анализ которых может позволить нам обнаружить бессознательное поведение, которое до сих пор оставалось незамеченным исследователями.Эти исследования подтверждают многие утверждения Фрейда, но они также раскрывают новые аспекты бессознательного психического. Первая глобальная психологическая концепция внутреннего противоречия как бессознательного фактора, влияющего на поведение человека, была разработана Зигмундом Фрейдом. По его мнению, это противоречие выражается в борьбе между биологическими инстинктами и самостью. Получено из [2] 17 апреля 2007 г.
  29. ↑ Например, сновидение: Фрейд называл символы сновидений «королевской дорогой в бессознательное».»
  30. ↑ Список его публикаций на [3] Проверено 18 апреля 2007 г.
  31. ↑ Kihlstrom, J.F. Бессознательное. В В.С. Рамачандран (ред.), Энциклопедия человеческого мозга, т. 4, 635-646. Сан-Диего, Калифорния: Academic, 2002.
  32. ↑ Kihlstrom, J.F., J.S. Пиво и С. Кляйн. Я и личность как память. В M.R. Leary & J. Tangney (Eds.), Handbook of self and identity. Нью-Йорк: Guilford Press. 68-90, 2002.
  33. ↑ Уилсон, Т. Д. Незнакомцы с самими собой, открывая адаптивное бессознательное.
  34. ↑ Лофтус, Э. Ф., и М. Р. Клингер. Бессознательное умно или глупо? Американский психолог, 47 (6), 761-765, 1992.
  35. ↑ Гринвальд, Энтони Г., Шон К. Дрэйн и Ричард Л. Абрамс. Три когнитивных маркера бессознательной семантической активации науки. Vol. 273, 1699–1702. 20 сентября 1996 г.
  36. ↑ Gaillard, Raphaël. Антуан Дель Куль, Лионель Наккаш, Фабьен Винкье, Лоран Коэн и Станислас Дехаэн. Бессознательная семантическая обработка эмоциональных слов модулирует сознательный доступ.Труды Национальной академии наук. Vol. 103, 7524-7529. 9 мая 2006 г. Получено из [4] 17 апреля 2007 г.
  37. ↑ Кифер, Маркус и Дорин Брендель. Модуляция внимания бессознательных «автоматических» процессов: свидетельства связанных с событием потенциалов в замаскированной парадигме прайминга. Журнал когнитивной нейробиологии. 2006; 18: 184-198 Получено из [5] 17 апреля 2007 г.
  38. ↑ Naccache, L., R. Gaillard, C. Adam, D. Hasboun, S. Clemenceau, M. Baulac, S. Dehaene, and L. Cohen.Прямая внутричерепная запись эмоций, вызванных подсознательными словами. Труды Национальной академии наук. Vol. 102, 7713-7717. 24 мая 2005 г. Получено из [6] 17 апреля 2007 г.
  39. ↑ Смит, Э. Р. и Дж. ДеКостер. Модели двойного процесса в социальной и когнитивной психологии: концептуальная интеграция и связи с основными системами памяти. Обзор личности и социальной психологии 4, 108-131, 2000.
  40. ↑ Хашер, Л. и Р.Т. Закс. Автоматическая обработка фундаментальной информации: случай повторяемости. Американский психолог , ​​39, 1372-1388, 1984.

Ссылки

  • Александр, Чарльз Н. и Эллен Лангер. Высшие ступени человеческого развития: перспективы роста взрослого населения . Oxford University Press, 1990. ISBN 978-0195034837
  • Бергер, Питер Л. и Томас Лакманн. Социальное конструирование реальности: трактат по социологии знания . Якорь, 1967. ISBN 978-0385058988
  • Crews, Фредерик. Неавторизованный Фрейд: сомневающиеся противостоят легенде .Пингвин, 1999. ISBN 978-0140280173
  • Элленбергер, Анри. Открытие бессознательного . Основные книги, 1970. ISBN 978-0465016723
  • Фрейд, Зигмунд. Толкование снов . Публикации NuVision, [1899] 2007 г. ISBN 978-1595479365
  • Юнг, К. Развитие личности (Собрание сочинений К.Г. Юнга, том 17) . Bollingen Publishers, [1954] 1981. ISBN 0691018383
  • Юнг, К. Г. и А. Яффе. Воспоминания, сны, размышления .Лондон: Коллинз, 1962. ISBN 0679723951
  • .
  • Лакан, Жак. Семинар, Книга II. Эго в теории Фрейда и в технике психоанализа, 1954-1955 , ​​изд. Жака-Алена Миллера, пер. пользователя Sylvana Tomaselli. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: W.W. Norton & Co., 1991. ISBN 978-0393307092
  • Лакан, Жак. Семинар XI, Четыре фундаментальных концепции психоанализа , ​​изд. Жака-Алена Миллера, пер. пользователя Алан Шеридан. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: W.W. Norton & Co., 1998. ISBN 978-0393317756
  • Лири, Марк Р. и Джун Прайс Тэнгни. Справочник по самоидентификации . The Guilford Press, 2005. ISBN 978-1593852375
  • Рот, Майкл. Фрейд: конфликт и культура: очерки его жизни, работы и наследия . Винтаж, 2000. ISBN 978-0679772927

Внешние ссылки

Все ссылки получены 4 апреля 2020 г.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света Писатели и редакторы переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в энциклопедию Нового Света :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Механизм автопилота мозга управляет сознанием

В 1909 году пять человек собрались в Университете Кларка в Массачусетсе, чтобы завоевать Новый Свет с помощью идеи. Возглавлял эту небольшую труппу психоаналитик Зигмунд Фрейд. Десятью годами ранее Фрейд в своей книге « Толкование снов » ввел новый метод лечения того, что называлось «истерией». Эта работа также представила скандальный взгляд на человеческую психику: под поверхностью сознания кипит в значительной степени недоступный котел глубоко укоренившихся влечений, особенно сексуальной энергии (либидо).Эти побуждения, сдерживаемые социально внушенной моралью, изливаются оговорками, мечтами и неврозами. Бланки, в свою очередь, свидетельствуют о бессознательном.

По приглашению психолога Г. Стэнли Холла Фрейд прочитал в Кларке пять лекций. В аудитории был философ Уильям Джеймс, который приехал из Гарвардского университета, чтобы встретиться с Фрейдом. Говорят, что, уезжая, Джеймс сказал Фрейду: «Будущее психологии принадлежит вашей работе». И он был прав.

Мнение о том, что человеческими существами движут темные эмоциональные силы, над которыми они почти или совсем не властны, остается широко распространенным. В этой концепции побуждения сознательного разума постоянно борются с тайными желаниями бессознательного. Насколько укоренилась идея темного бессознательного в массовой культуре, можно увидеть в фильме 2015 года Pixar Inside Out . Здесь подсознание девушки по имени Райли наполнено смутьянами и страхами и находится в замкнутом пространстве.Людям нравится думать о бессознательном как о месте, куда мы можем выталкивать неприятные мысли и импульсы, потому что мы хотим верить, что сознательная мысль направляет наши действия; если бы этого не произошло, казалось бы, мы не сможем контролировать свою жизнь.

Однако это изображение вряд ли может быть менее точным. Недавние исследования показывают, что сознательные и бессознательные процессы обычно не противоречат друг другу. Они не соперники, борющиеся за гегемонию над нашей психикой. Это даже не отдельные сферы, как следует из более поздней классификации Фрейда на эго, ид и суперэго.Скорее всего есть один ум, в котором нити сознательного и бессознательного переплетены. Фактически, даже самые разумные мысли и действия в основном являются результатом автоматических бессознательных процессов.

Предсказывающий разум

Революционная и теперь широко принятая контрмодель схеме Фрейда носит название «предсказывающий разум». Теория бывает разной, но в целом она утверждает, что автоматические процессы играют центральную роль в сознании, позволяя нам предсказывать события быстро и точно по мере их возникновения.Обучение, опыт и сознание постоянно улучшают наши неявные или бессознательные предсказания, и мы обращаем внимание на события только тогда, когда предсказания терпят неудачу. То есть мы начинаем осознавать обстоятельства, когда они заслуживают нашего внимания. Эта автоматичность позволяет нам беспрепятственно функционировать в мире, а осознание того, когда прогнозы не оправдываются, позволяет нам избегать ошибок автоматической обработки и приспосабливаться к изменениям в нашей среде. В упрощенном примере бессознательные процессы предсказывают траекторию брошенного нам мяча и соответствующим образом корректируют движения наших конечностей.Однако сознательная обработка будет задействована, если мяч внезапно повернется под прямым углом.

Подобно популярной концепции разума воюющих, перспектива предсказательного разума уходит корнями в предшественников XIX века. Физик и физиолог Герман фон Гельмгольц был первым, кто выдвинул гипотезу о том, что выводы, к которым мы автоматически приходим, основаны на восприятии. Наша зрительная система, например, легко создает воображаемый треугольник из трех стратегически расположенных кругов с вырезанными срезами ( иллюстрация ).По словам Гельмгольца, такие полезные иллюзии доказали, что запрограммированные механизмы формируют наш образ мира, а мы вообще ничего не делаем. Модель прогнозирующего разума теперь предполагает, что эта автоматичность формирует не только наше восприятие, но и все психические процессы, включая наши суждения, решения и действия.

Иллюзия треугольника Канижи свидетельствует о том, что наше восприятие основано на неявных выводах. Наша зрительная система строит воображаемый треугольник, чтобы «объяснить» расположение кругов.Кредит: Scientific American

Чтобы физически нормально функционировать в мире, вам нужен мозг, чтобы быстро и автоматически различать собственные действия тела и внешние воздействия. Он выполняет этот подвиг, создавая так называемую efference-копию каждой команды, которую он отправляет мышцам. Например, когда вы качаете головой вперед и назад, вы знаете, что внешний мир не раскачивается вперед и назад, хотя визуальные сигналы, достигающие мозга, могут создать такое впечатление, потому что копия эффекта указывает, что мозг сам давал команды движения. .Копия эффекта также является причиной того, что вы не можете создать такое же ощущение щекотки в своей стопе, которое могут вызвать другие: когда ощущение щекотки в подошве вашей стопы обрабатывается, области мозга, ответственные за восприятие прикосновения, уже хорошо проинформированы. что ваши собственные пальцы делают работу.

Работа бессознательных процессов также очевидна во множестве других явлений, таких как автоматические движения, спонтанные ассоциации, поспешные выводы (пример того, что ученые называют «неявными выводами») и восприятие подсознательных стимулов (тех, которые не осознаны. признал).Лабораторные эксперименты показали, что испытуемые распознают правило, лежащее в основе конкретной задачи, прежде чем они смогут выразить это правило словами. Например, в одном дизайне исследования добровольцев просят взять карты из двух стопок, одна из которых может принести огромную гипотетическую прибыль, но также может принести огромные убытки, а другая — менее рискованная; волонтерам не сообщают о разнице между стопками. Признаки стресса, такие как повышенное потоотделение, покажут, что испытуемые ощущают закономерность — разницу между стопками — задолго до того, как они смогут сформулировать, что одна из стопок рискованна.Как недавно продемонстрировал нейробиолог Николас Шук из Института развития человека Макса Планка в Берлине, такие неявные выводы влияют на активность в определенных частях лобной доли, где, как часто говорят, принимаются решения, даже до того, как испытуемые примут свое решение.

Сила подсознательных стимулов

Исследование с использованием подсознательного вмешательства, называемого праймингом, предоставляет дополнительные примеры того, как бессознательная обработка информации влияет на поведение. Экспериментаторы представляют изображения, слова или даже физические ощущения таким образом, что испытуемые либо не замечают стимулы (из-за слишком короткого воздействия), либо игнорируют их (поскольку они предположительно не имеют ничего общего с тем, на чем фокусируется).В примере второй стратегии психологи могут попросить испытуемых прочитать тексты, в которых определенные слова встречаются несколько раз без выделения слов, и попросить испытуемых прочитать нейтральный текст. Если испытуемые демонстрируют измеримые различия в мышлении, чувствах или действиях после прочтения текста, в котором слово встречается несколько раз, исследователи могут предположить, что текст имел бессознательный эффект.

Многочисленные исследования показали, что подсознательная стимуляция, включающая такие понятия, как старение или смерть, имеет измеримые последствия для поведения.Например, испытуемые двигаются медленнее или становятся более восприимчивыми к духовным идеям. Явление знакомо в повседневной жизни. Проходя мимо булочной, люди могут внезапно вспомнить, что забыли достать ингредиенты для праздничного торта. Наше бессознательное прокладывает путь нашим действиям.

Такие примеры подтверждают, что мозг функционирует по нескольким направлениям. По сравнению с компьютером, наше серое вещество движется очень медленно, но на многих параллельных уровнях. Однако исследователи часто различают два основных направления.Нобелевский лауреат по экономике Даниэль Канеман называет их Системой 1 и Системой 2. Другие говорят о неявной и явной или горячей обработке по сравнению с холодной. Первая цепочка (Система 1, неявная, горячая) относится к быстрой, автоматической и неконтролируемой работе бессознательного; другая ветвь (Система 2, явный, холодный) описывает медленные, более гибкие сознательные процессы, которые подчиняются волеизъявлению. Но что является ключевым в концепции интеллектуального функционирования предсказательного разума, так это то, что эти две нити всегда работают в тандеме; другими словами, наш разум действует как бессознательно, так и сознательно.

Следующие предложения иллюстрируют истинность этого утверждения: Veery nmoral sopern acn dpeciher eseth drows. Talhoguh het telters rae ramscledged, ouy houlsd vahe, на непостижимой непоколебимой оттепели si geibn dias. Ouy anc od hist ecabuse for het sursingpri mautoaticity for het brian! Большинству людей требуется всего лишь доля секунды, чтобы понять, каким должно быть следующее слово. Автопилот в нашем мозгу предугадывает слова и быстро сортирует зашифрованные буквы.

Большая загадка заключается в том, что именно отличает сознательные процессы от бессознательных на нейрофизиологическом уровне и как именно они взаимодействуют.По словам философа Питера Каррутерса из Университета Мэриленда в Колледж-Парке, мы знаем только о материале в нашей рабочей памяти: «пользовательский интерфейс», так сказать. Но рабочая память содержит лишь исчезающе малую часть данных, которые мы принимаем. Мы не осознаем большую часть входных данных, которые заполняют мозг — и питают Систему 1, которая обрабатывает их автоматически и быстро.

Что мозг делает с этими данными? Он постоянно вглядывается в будущее, размышляя, что будет дальше? Какие стимулы могут появиться? Что-нибудь опасное на горизонте? Что замышляют другие? Такие прогнозы относятся не только к внешнему миру, но и к внутренней среде нашего тела.В этом свете наше желание есть не что иное, как бессознательное ожидание надвигающейся потери энергии. Наше бессознательное стремится поддерживать гомеостаз, поддерживать наше тело (включая баланс потребления и использования энергии) в устойчивом состоянии.

Прогнозирующая нейробиология

Марк Солмс из Кейптаунского университета в Южной Африке, который является ярым сторонником теории предсказательного разума, добавил другие идеи к нейробиологической основе бессознательного и сознательного функционирования.В отличие от Фрейда, он утверждает, что наш разум стремится не к большему сознанию, а скорее к противоположному — чтобы свести сознание к минимуму. Как он объясняет: «Вы знаете песню Talking Heads, где« рай — это место, где ничего, ничего никогда не происходит »? Что ж, это предпочтительное состояние мозга, потому что оно эффективно с точки зрения энергии и времени. Это механизм выживания «.

В 1909 году делегация психоаналитиков, включая Зигмунда Фрейда ( нижний ряд, слева ) и Карла Густава Юнга ( нижний ряд, справа ), посетила конференцию в Университете Кларка в Вустере, штат Массачусетс., организованный Стэнли Холлом ( нижний ряд, в центре). Фрейд прочитал пять лекций. Предоставлено: Getty Images.

Солмс описал эту идею в статье 2018 года, написанной в соавторстве с Карлом Фристоном из Университетского колледжа Лондона, ключевой фигурой в разработке методов визуализации, которые произвели революцию в исследованиях мозга. Около 10 лет назад Фристон представил принцип свободной энергии, математически формализованную версию теории прогнозирующего мозга. По его определению, свободная энергия в мозге описывает состояние нейронов, которое возникает в результате неспособности мозга делать правильные прогнозы; мозг делает все возможное, чтобы избежать свободной энергии.В конечном итоге, как утверждают Солмс и Фристон, ошибки предсказания равны неожиданности, равны сознательности; когда что-то работает не так, как ожидалось, мы обретаем сознание — состояние, которое мозг пытается ограничить.

Эта точка зрения не только ставит теорию Фрейда с ног на голову, но также противоречит классической точке зрения, согласно которой кора (внешний слой головного мозга) является источником сознания. Согласно Солмсу, эти высшие области не являются носителями сознания, а вместо этого им «говорят», на что обращать внимание более глубокие структуры в стволе и среднем мозге.Солмс находит источник сознания в тех областях мозга, которые регулируют бдительность, эмоциональную стимуляцию и побуждения — именно в тех областях, где Фрейд обнаружил бессознательное (, иллюстрация мозга, ). «Механизмы обнаружения паттернов коры головного мозга наиболее эффективно работают без сознательного внимания. Это более глубокие эмоциональные части мозга, лимбические структуры, из которых возникает сознание », — говорит он.

Эту гипотезу можно подтвердить эмпирически. Например, дети, родившиеся в результате нарушений развития без коры головного мозга, способны к формам сознания.Такие младенцы, если они доживают до детства, не только бдительны, но и проявляют эмоциональные реакции. В обзоре 2007 года нейробиолог Бьерн Меркер пришел к выводу, что многочисленные явления сознания происходят даже без коры головного мозга. Хотя более сложные умственные операции, такие как логическое мышление или саморефлексия, невозможны, могут возникать такие эмоции, как радость, раздражение или печаль.

Внешняя оболочка мозга — кора головного мозга — является местом высших психических функций в традиционных представлениях о мозге.Но в модели, предложенной Марком Солмсом из Университета Кейптауна в Южной Африке, сознание возникает в результате активности в нижних областях, таких как ретикулярная активирующая система, вентральный покров и таламус. Например, сенсорная информация — вся она проходит через таламус — становится осознанной только тогда, когда она является эмоционально или мотивационно релевантной, и в этом случае префронтальная и поясная кора направляют наше внимание на нее. Между тем полосатое тело и предклинье играют роль в автоматическом контроле движения и ориентации, что позволяет нам взаимодействовать с окружающей средой, не задумываясь об этом.Предоставлено: Falconieri Visuals.

Настоящий вдохновитель

Многие люди упорно цепляются за старое различие между инстинктивной бессознательной и рациональным сознанием, с предпочтением последнего. Но, как я показал, эта точка зрения несостоятельна. Бессознательные процессы сильно контролируют наше сознание. На что вы направите свое внимание, что вы помните и какие идеи у вас есть, что вы отфильтровываете из потока бомбардирующих вас стимулов, как вы их интерпретируете и какие цели вы преследуете — все это является результатом автоматических процессов.Тимоти Уилсон из Университета Вирджинии считает эту опору на бессознательное ценой, которую мы платим за выживание как вид. Если бы мы были вынуждены всегда рассматривать каждый аспект ситуации вокруг нас и взвешивать все наши варианты того, что делать, человечество давно бы вымерло. Автопилот в нашем мозгу, а не сознание, делает нас такими, какие мы есть.

Таким образом, настоящим вдохновителем, решающим проблемы и обеспечивающим наше выживание, является бессознательное. Понятно, что люди склонны не доверять бессознательному, поскольку оно кажется неконтролируемым.Как мы должны контролировать что-то, когда мы даже не знаем, когда и как это влияет на нас? Тем не менее аранжировка работает.

Джон Барг из Йельского университета, изучающий грунтовку, сравнивает человеческий разум с умом моряка: чтобы направить лодку из пункта А в пункт Б, моряк должен знать пункт назначения и уметь корректировать курс. Однако таких способностей недостаточно, потому что, как и в случае с бессознательными, в игру вступают неконтролируемые факторы, такие как океанские течения и ветер.Но опытные моряки принимают их во внимание, чтобы прибыть в пункт назначения.

Нам хорошо поступать, если мы относимся к нашему бессознательному аналогичным образом — не мешая ему. И это действительно то, чем мы занимаемся изо дня в день. Когда я кладу фотографию своих близких на свой стол, чтобы стимулировать мою мотивацию к работе, или когда я поднимаюсь по лестнице вместо лифта, я управляю своим подсознанием, осознавая, что его стремление к отдыху и отдыху не отвечает моим интересам. В данный момент. И тот факт, что я могу это делать, показывает, что сознательное и бессознательное — партнеры, а не противники.

Эта статья впервые появилась в номере Gehirn & Geist и воспроизводится с разрешения.

13,7: Космос и культура: NPR

Один выглядит лучше другого? Почему? Вы уверены, что знаете почему? Хуан Монино / iStockphoto.com скрыть подпись

переключить подпись Хуан Монино / iStockphoto.ком

Один выглядит лучше другого? Почему? Вы уверены, что знаете почему?

Хуан Монино / iStockphoto.com

Нам часто кажется, что наши действия являются результатом преднамеренных рассуждений и явных, тщательно спланированных намерений, но психологи говорят нам обратное на протяжении десятилетий.

Фрейд предположил, что повседневная речь и поведение людей выдают бессознательные идеи, борющиеся за выражение.Он писал, что комплексы человека — это «то, что направляет его поведение в мире». Но идея о том, что человеческий разум содержит огромные бессознательные ресурсы, такие как айсберг, скрывающий большую часть своей массы под водой, предшествовала Фрейду более ранним мыслителям, включая Вильгельма Лейбница, Иоганна Фридриха Гербарта и Густава Теодора Фехнера.

Идея появляется и в современных психологических теориях. Например, в классической статье, опубликованной в 1977 году, Ричард Нисбетт и Тимоти Уилсон утверждали, что люди редко имеют доступ к сложным когнитивным процессам, таким как принятие решений, посредством интроспекции.(Вы думаете, что выбрали бублик справа, потому что он выглядел более свежим, но это была всего лишь правдоподобная история, которую вы сами себе рассказали; на самом деле, вы бы выбрали другой бублик, если бы он был справа). В статье 2001 года Джонатан Хайдт писал об «эмоциональной собаке и ее рациональном хвосте», утверждая, что многие из наших явно выраженных моральных суждений являются результатом бессознательных социальных и культурных влияний, а не сознательного обдумывания.

Идея о том, что бессознательные убеждения определяют большую часть повседневных отношений и поведения, оказала особое влияние на объяснение предвзятости и дискриминации, которые могут происходить со стороны людей с благими намерениями, которые явно не придерживаются сексистских или расистских убеждений.Мы знаем, что предвзятое поведение широко распространено, но явно одобренное предубеждение — нет, поэтому бессознательные (или «неявные») убеждения кажутся очевидными виновниками.

Но так ли?

Статья, только что опубликованная в журнале Journal of Personality and Social Psychology , вызывает некоторые сомнения. В статье проанализированы десятки исследований, изучающих взаимосвязь между неявными, убеждениями, касающимися людей других рас и этнических групп, явными, убеждениями, касающимися людей других рас и этнических групп, и фактическим поведением по отношению к людям различных рас и этнических групп, начиная с каких люди говорили в групповых взаимодействиях о политике и выборах при голосовании.

Для измерения неявных убеждений в статьях, включенных в анализ, использовался популярный инструмент, известный как Тест неявных ассоциаций, или «IAT». (Вы можете попробовать это сами в Гарвардском проекте «Неявный проект ».) IAT бывает разных видов, но основная идея состоит в том, чтобы измерить силу бессознательных ассоциаций между различными сущностями, такими как социальные группы и атрибуты. Например, в «черно-белом» IAT вас могут попросить выполнить две задачи одновременно и как можно быстрее.Когда вы видите на экране слово, вы должны нажать одну кнопку, если слово хорошее (например, радость, мир, любовь, смех), и другую кнопку, если слово плохое (например, агония, ужас, зло, неудача). ). Если вы видите, что на экране появляется лицо, вам следует нажать одну кнопку, если человек выглядит афроамериканцем, и другую, если человек выглядит европейским американцем.

Вот ключ: кнопки для сортировки хороших / плохих слов такие же, как и для сортировки черных / белых лиц. Иногда кнопка «хорошо» соответствует черным лицам; в других случаях соединение будет обратным.Если люди неявно связывают черные и белые лица (и, в более широком смысле, черных и белых людей) с различными положительными или отрицательными атрибутами, то одна из этих пар должно быть проще, чем другая. Фактически, большинство американцев европейского происхождения выполняют задачу быстрее, когда «хорошие» и «белые» имеют одну и ту же кнопку, а «плохие» и «черные» имеют одну и ту же кнопку, чем когда верно обратное, и считается, что эта разница в скорости отражают силу ассоциации человека между расовыми категориями и положительными или отрицательными атрибутами.

Вопрос на миллион долларов состоит в том, что такие неявные ассоциации говорят нам о дискриминационном поведении людей и как его можно изменить. Например, будут ли люди, проявляющие большие предубеждения в отношении черно-белого IAT, с большей вероятностью интерпретировать черное лицо как враждебное, тонко изменить осанку своего тела, чтобы выразить большую агрессию по отношению к афроамериканцам, или участвовать в несправедливых методах найма?

Эти вопросы трудны для изучения, но ответ на предыдущий обзор литературы, казалось, был да : неявное отношение к расе и этнической принадлежности, измеряемое IAT, предсказывало дискриминационное поведение в некоторой степени, а часто и лучше, чем явные оценки людьми своих предубеждений.

Новый анализ, проведенный исследователями Фредериком Освальдом, Грегори Митчеллом, Харт Блэнтон, Джеймсом Джаккардом и Филипом Тетлоком, однако, предлагает несколько иные выводы. Проанализировав самую большую выборку исследований расовых и этнических предубеждений на сегодняшний день и разбив их анализ на более детализированные категории, чем это делалось в прошлом, исследователи обнаружили, что IAT являются плохими предикторами каждого изученного типа поведения и предсказывают поведение. не более эффективно, чем меры явного убеждения.Меры неявного и явного убеждения в совокупности в большинстве случаев составляли менее 7% различий в поведении людей, причем эти два показателя в значительной степени избыточны.

В некотором смысле это небольшое число не слишком удивительно. Человеческая психология сложна, и успешное предсказание человеческого поведения — скорее исключение, чем правило. Более того, небольшие эффекты могут иметь последствия, если учесть масштаб, в котором они действуют: миллионы людей ведут себя так, что они могут положительно и отрицательно влиять на других на повседневной основе.Поэтому самым большим сюрпризом для меня была не относительно низкая прогностическая ценность IAT, когда дело касалось человеческого поведения, а то, что IAT показал себя не лучше, чем явные измерения убеждений . В конце концов, подразумеваемые убеждения должны объяснить, как человек, не считающий себя расистом, может непреднамеренно проявить дискриминационное поведение.

Еще одним сюрпризом стало то, что самые сильные корреляции, выявленные в новом анализе, были между производительностью IAT и активностью мозга (измеренной с помощью фМРТ или других методов визуализации мозга).Фактически, это одна из причин, по которой новый анализ выявил более скромные взаимосвязи между показателями IAT и дискриминационным поведением. В предыдущем анализе мозговая активность была объединена с прямыми измерениями поведения, такими как язык тела и политические предпочтения. В настоящем анализе активность мозга рассматривалась сама по себе — не только потому, что активность мозга не является правильным «поведением», но также потому, что это явно не дискриминация. Как отмечают исследователи:

Мы не можем представить себе какое-либо социально значимое определение дискриминации, которое рассматривает различия в активности мозга — независимо от соответствующих поведенческих результатов — как дискриминацию.

Итак, у нас осталась загадка. Дискриминационное поведение, безусловно, имеет место, но оно не сильно предсказывается ни результатами IAT, ни видами явных мер убеждений, используемых в большинстве исследований на сегодняшний день.

Процитирую авторов, является ли проблема «ошибочными теориями» или «несовершенными инструментами»? Другими словами, нужно ли нам еще раз пересмотреть идею о том, что нашим поведением управляют (сознательные или бессознательные) убеждения, или мы не можем адекватно измерить эти убеждения?

У меня нет ответов на эти вопросы, поэтому позвольте мне поднять еще несколько.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *