Стратегия экономического развития россии: Экономисты раскритиковали новую стратегию социально-экономического развития

Автор: | 23.08.1972

Содержание

Экономисты раскритиковали новую стратегию социально-экономического развития

На 14 мая планировалось внесение Министерством экономразвития в правительство новой стратегии социально-экономического развития РФ до 2030 г. По замыслу председателя правительства РФ Михаила Мишустина документ должен стать четким ориентиром для работы кабинета министров, руководителей федеральных органов власти и губернаторов российских регионов и определить пути решения задач, поставленных в июльском указе президента России от 21 июля 2020 г. № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 г.». Однако планы изменились, причем радикально: теперь речь идет не о стратегии, а о «широком перечне новых инициатив социально-экономического развития Российской Федерации, направленных на достижение национальных целей развития». А срок их представления правительству сдвинут на 16 июня 2021 г.

Одной из возможных причин эксперты считают жесткую критику, которой подвергся проект стратегии со стороны ученых-экономистов, которые пришли к выводу, что этот документ «продолжит традицию регулярно нарушаемых планов». Свои претензии к новой стратегии социально-экономического развития страны ученые высказали на научно-практической конференции «Абалкинские чтения», прошедшей на базе РЭУ им. Плеханова. С одной стороны, экономисты согласились, что стратегия достижения назначенных президентом целей национального развития жизненно необходима. С другой – напомнили, что в России уже имеется множество разных стратегий, принятых в том числе и на более долгие сроки. Только число документов стратегического планирования, разработанных на муниципальном и региональном уровне, сегодня превышает 54 000, подсчитали эксперты. И практически все они никак не увязаны друг с другом, хоть и формировались на базе действующего в России с 2014 г. закона № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации».

В частности, президент Вольного экономического общества России Сергей Бодрунов среди актуальных отраслевых и локальных стратегий выделяет четыре, по его мнению, важнейших: стратегию национальной безопасности страны до 2030 г. , стратегию научно-технологического развития до 2035 г., стратегию экономической безопасности страны до 2030 г. и принятую в 2019 г. стратегию пространственного развития до 2025 г. «У них и сроки разные, и цели по большому счету не увязаны друг с другом, при этом они порой дублируют отдельные элементы друг друга, – отмечает Бодрунов. – Но главное – все они приняты, как это ни покажется странным, и без базовой теоретически продвинутой концепции нашего развития, и без основополагающей и целеопределяющей стратегии развития страны в целом».

Руководитель научно-исследовательского объединения РЭУ им. Плеханова Сергей Валентей, в свою очередь, считает, что все эти стратегии на самом деле таковыми не являются. «Были, возможно, очень хорошие намерения, но стратегии не было, – уверен он. – А если взять стратегию пространственного развития РФ, то, на мой взгляд, это стратегия разрушения пространства».

Но главное – все уже принятые стратегии регулярно не выполняются. «Они все время дорабатываются, и чаще всего – под какие-нибудь краткосрочные, сиюминутные и не особо предвиденные при исходной разработке цели», – отмечает Бодрунов, напоминая, что попытки создать глобальную стратегию развития страны уже предпринимались в 2017 и 2019 гг. , но не были доведены до реального результата. Скорее всего, и новую стратегию ждет аналогичная судьба, поскольку в сегодняшних условиях российское правительство прежде всего ориентируется на короткие цели, пытаясь противостоять текущим кризисам и обеспечивать поддержку занятости, доходов населения, обеспечить быстрое восстановление экономической активности, считает директор Института экономики РАН Елена Ленчук.

«В принципе, у нас сейчас отсутствует методология последовательной разработки цепочки документов стратегического планирования, отсутствуют взаимоувязанные целевые индикаторы, – указывает она. – Таким образом, у нас сейчас не реализуется главный принцип целевого планирования – принцип системности». Сегодня в России уровень целеполагания перенесен на президентский уровень в виде указов президента и реализуемых нацпроектов, констатирует директор Института экономики РАН. По ее мнению, новая стратегия социально-­экономического развития страны призвана скорее «вписать цели указов и нацпроектов, хотя должно быть ровно наоборот: стратегия должна определять содержание указов и нацпроектов».

«Указ президента не может заменить полноформатную стратегию долгосрочного развития страны, – отмечает Ленчук. – Заявленные в указах цели важны, но вряд ли достаточны, чтобы обеспечить динамичный рост экономики в будущем. Указы затрагивают главным образом бюджетные сферы деятельности, за которые несут ответственность органы госвласти, а это не более 40% ВВП страны. Кроме того, указ не содержит обоснования основных реформ и программ, механизмов и мероприятий, необходимых для достижения поставленных национальных целей». Что касается национальных проектов, то, по мнению Ленчук, они практически не касаются задач развития производственного потенциала национальной экономики, которые создают основу экономической динамики и глобальной конкурентоспособности страны.

Кроме того, директор Института экономики РАН считает, что новая стратегия социально-экономического развития России разработана «вне логики закона «О стратегическом планировании». «Согласно закону стратегия должна опираться на научно обоснованный прогноз, давать точную оценку того, где мы находимся, и быть увязанной со стратегией национальной безопасности, которая как раз сейчас корректируется, вследствие чего эти два важных документа не совпадают, – указывает Ленчук. – В результате страна опять не будет иметь четких приоритетов развития, в том числе связанных с возрождением реального сектора экономики».

Другие эксперты также признают, что в последние годы понятие стратегии российские чиновники массово подменяют тем, что принято называть планированием. «Иногда кажется, что у нас в правительстве термин «стратегия» понимают как-то по-своему, не в общепринятой трактовке. Отождествление плана (пусть даже на несколько лет, но по сути оперативного плана) и стратегии некорректно с точки зрения теории и практики управления», – отмечает Даниил Петухов, преподаватель школы бизнеса «Синергия».

С другой стороны, эксперты признают, что экономическая стратегия – это во многом политический документ. «Очень серьезное влияние на нее оказывают политические факторы, так что стратегия во многом является инструментом политической риторики, – отмечает управляющий партнер BMS Group Алексей Матюхов. – Соответственно, при декларируемой задаче достижения определенных показателей благополучия страны и населения реальной целью выступает укрепление позиций власти». С учетом такого подхода значение новой стратегии для развития экономики России преувеличено, констатирует Матюхов.

Стратегия социально-экономического развития Санкт‑Петербурга до 2035 года

Стратегия социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на период до 2035 года является основополагающим документом стратегического планирования Санкт‑Петербурга и определяет приоритеты, цели и задачи социально-экономической политики Санкт‑Петербурга в долгосрочной перспективе.

Работа над Стратегией 2035 велась на протяжении двух лет; к ней были привлечены профильные комитеты, ведущие эксперты, представители науки, бизнеса и общественных организаций. Основные положения документа неоднократно обсуждались на заседаниях Экономического совета при Губернаторе Санкт‑Петербурга и Правительства Санкт‑Петербурга. Цели и задачи развития города согласованы с приоритетами и целями Российской Федерации, что подтверждено положительным заключением Минэкономразвития России.

Сегодня Стратегия 2035 является основным документом, определяющим будущее города на ближайшие 17 лет.

Стратегия социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на период до 2035 принята Законодательным собранием Санкт‑Петербурга и утверждена Законом Санкт‑Петербурга от 19.12.2018 №771-164.

Главным адресатом Стратегии 2035 являются жители Санкт‑Петербурга, к ним обращена Генеральная цель Стратегии — обеспечение стабильного улучшения качества жизни горожан на основе обеспечения устойчивого экономического роста с использованием результатов инновационно-технологической деятельности и повышения глобальной конкурентоспособности Санкт‑Петербурга.

Для достижения Генеральной цели определены три приоритета социально-экономической политики Санкт‑Петербурга до 2035 года.

1. Развитие в Санкт‑Петербурге инновационно-технологической деятельности (приоритет «Город инноваций»), характеризующийся постоянным развитием человеческого капитала, внедрением инноваций и передовых технологий во все сферы жизнедеятельности, повышением уровня интеграции всех элементов социально-экономической системы.

2. Повышение уровня комфортности проживания в Санкт‑Петербурге (приоритет «Комфортный город»), направленный на развитие Санкт‑Петербурга как гуманного и удобного для жизни города, отвечающего принципам современного «умного города» в части, касающейся пространственного развития и разнообразия городской среды, экологического благополучия, безопасности и мобильности.

3. Развитие эффективной системы внешних и внутренних коммуникаций Санкт‑Петербурга (приоритет «Открытый город»), определяющий «открытую» позицию Санкт‑Петербурга в геополитическом, социокультурном и торгово-экономическом аспектах, но и направленный на развитие Санкт‑Петербурга как города, открытого людям и позитивным переменам, провозглашающего общепризнанные общественные ценности и активно участвующего в общественных событиях, интегрированного в международные процессы.

Приоритеты социально-экономической политики Санкт‑Петербурга являются основой для создания системы целей и задач социально-экономической политики Санкт‑Петербурга, сгруппированных в разрезе следующих направлений социально-экономической политики Санкт‑Петербурга:

развитие человеческого капитала;

повышение качества городской среды;

обеспечение устойчивого экономического роста;

обеспечение эффективности управления и развитие гражданского общества.

Стратегия 2035 определяет 18 стратегических целей социально-экономической политики Санкт‑Петербурга, 54 показателя достижения цели и 116 задач социально-экономической политики Санкт‑Петербурга.

Сведения о ходе исполнения Плана мероприятий по реализации стратегии социально-экономическое развитие Санкт‑Петербурга на период до 2035 года администрации Курортного района Санкт‑Петербурга

Текст стратегии

Инициативы во фронтальную стратегию социально-экономического развития России до 2030 года рассмотрены под руководством Губернатора Андрея Травникова

«Как вы знаете, с февраля этого года в Правительстве ведется активная и большая работа по подготовке предложений, инициатив во фронтальную стратегию социально-экономического развития Российской Федерации до 2030 года, в том числе Министерством науки и высшего образования РФ, для рассмотрения Премьер-министром страны, подготовлены некоторые инициативы. Сегодня у нас будет возможность заслушать содержание предложений и высказать свое мнение», – отметил Губернатор Андрей Травников, открывая заседание.

 

Заместитель министра науки и высшего образования РФ Андрей Омельчук представил участникам заседания инициативы «Платформа университетского технологического предпринимательства», «Передовые инженерные школы», «Университеты 3.0», «Делаем науку в России», направленные на развитие инновационной системы страны. 

В частности, в рамках инициативы «Передовые инженерные школы» предполагается реализовать несколько проектов, которые нацелены на обеспечение высококвалифицированными кадрами создаваемого высокопроизводительного экспортно-ориентированного сектора экономики Российской Федерации. Одним из ключевых решений инициативы является проект по созданию 30 передовых инженерных школ в партнерстве с высокотехнологичными компаниями, который решает задачу подготовки инженерной элиты. Инициатива включает мероприятия по созданию 100 экспериментальных лабораторий и опытных производств и их оснащение современным оборудованием, расходными материалами и программным обеспечением. 

Еще одна инициатива, «Университеты 3. 0», должна позволить к 2030 году сформировать в России более 100 прогрессивных современных университетов – центров научно-технологического и социально-экономического развития страны, в которых процесс обучения студентов и аспирантов основан на решении актуальных научно-исследовательских и практических задач совместно с научно-педагогическими работниками и специалистами научных организаций, бизнеса и социальной сферы. Тридцать из них должны относиться к исследовательским и инновационным университетам мирового уровня.

Отметим, что в состав комиссии Государственного Совета Российской Федерации по направлению «Наука» входят представители регионов страны, Совета Федерации, Государственной Думы, федеральных органов исполнительной власти, научных организаций и объединений вузов, институтов развития, общественных и экспертных организаций.

 

Открытая. Главная

Минэкономразвития России и Центр стратегических разработок приглашают к сотрудничеству всех, кто заинтересован в будущем России, в гармоничном развитии гражданского общества, в обеспечении достойного уровня и качества жизни для всех граждан РФ.

Сейчас крайне важно включить широкие слои населения в обсуждение положений Стратегии-2035, позиция которых в значительной степени определяет эффективность ее реализации.

Большое значение имеет общественное участие и гражданская активность в социально-экономическом развитии страны. Ключевую роль играет качество человеческого капитала, глубина и эффективность вовлечения отдельных граждан и социальных групп в решение общегосударственных задач.

Для обеспечения широкого общественного участия в разработке проекта Стратегии-2035 Минэкономразвития России и Центр стратегических разработок начинают реализацию двух информационных проектов:

– информационный ресурс для проведения общественных консультаций по разработке Стратегии-2035 в рамках государственной автоматизированной системы «Управление», http://gasu.gov.ru/strategy-2035;
– сайт «Россия будущего: 2017-2035» для обсуждения мнений о будущем облике России до 2035 года, http://www.
russia2035.ru.

«Совместными усилиями нам предстоит выработать основы современного «общественного договора», наладить эффективные механизмы диалога государства, гражданского общества и бизнеса, отражающие переход к политике «ответственного сотрудничества и взаимодействия», — отметил Министр экономического развития РФ Максим Орешкин.

«Ни одна стратегия не может быть реализована без видения будущего, без понимания траектории движения к поставленной цели, — подчеркнул Председатель Совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. – Мы предлагаем всем участвовать в формировании этого видения и движении к нему, предлагаем высказаться о том, какой мы хотим видеть свою страну, и что для этого надо сделать».

В 2017 году перед Минэкономразвития поставлена задача — разработать Стратегию социально-экономического развития РФ на период до 2035 года. Это документ, отражающий интересы и единство взглядов государства, бизнес-сообщества, институтов гражданского общества и отдельных граждан. Он должен определить систему долгосрочных приоритетов, целей и задач государственной политики, направленных на повышение эффективности государственного управления, совершенствование общественных институтов и гармоничное развитие личности.

В рамках подготовки проекта Стратегии необходимы выработка представлений о будущем образе России на перспективу до 2035 года.

В работу по подготовке документа вовлечены государственные и негосударственные структуры, ведущие аналитические центры страны, эксперты по ключевым областям социально-экономического развития.

Проект стратегии социально-экономического развития Иркутской области до 2036 года

Горячая линия по вопросам, связанным с COVID-19 — тел. (395-2) 39-99-99

Стратегия социально-экономического развития Иркутской области на период до 2036 года (далее – стратегия) разрабатывается в строгом соответствии с положениями Федерального закона от 28 июня 2014 года № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» (далее – 172-ФЗ), согласно которому это документ стратегического планирования, определяющий приоритеты, цели и задачи государственного управления на уровне субъекта Российской Федерации на долгосрочный период.

На рассмотрении в Законодательном Собрании Иркутской области находится проект закона Иркутской области № ПЗ-141 «Об утверждении стратегии социально-экономического развития Иркутской области на период до 2030 года», внесенный 1 декабря 2016 года и принятый в первом чтении 15 февраля 2017 года (далее – проект закона № ПЗ-141).

В связи с тем, что проект закона № ПЗ-141 в настоящее время устарел, в 2020 году Губернатором Иркутской области принято решение  разработать стратегию социально-экономического развития Иркутской области на период до 2036 года.

Проект стратегии прошел широкое общественное обсуждение.

10 февраля 2020 года проект стратегии был рассмотрен на общем собрании Ассоциации муниципальных образований Иркутской области, в котором приняли участие мэры и депутаты муниципальных образований Иркутской области, депутаты Законодательного Собрания Иркутской области, депутаты Государственной Думы Российской Федерации VII созыва.

20 февраля 2020 года проект стратегии был рассмотрен на общем собрании Ассоциации Иркутское региональное объединение работодателей «Партнерство Товаропроизводителей и Предпринимателей».

В течение марта 2020 года министерством экономического развития Иркутской области совместно с депутатами Законодательного Собрания Иркутской области, Ассоциацией муниципальных образований Иркутской области, главами муниципальных образований Иркутской области, исполнительными органами государственной власти Иркутской области было организовано и проведено 11 совещаний по обсуждению перспектив развития муниципальных образований Иркутской области и их предложений в проект стратегии.

7 апреля 2020 года проведено заседание Координационного научного совета при Губернаторе Иркутской области (далее – КНС), по результатам которого получены предложения в проект стратегии от членов КНС, молодых ученых.

22 мая 2020 года и 2 июня 2020 года проведены 2 заседания рабочей группы по разработке стратегии, в состав которой входят представители общественных, научных организаций, предпринимательского сообщества, депутаты Законодательного Собрания Иркутской области, Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

19 июня 2020 года проект стратегии в соответствии с Правилами согласования проекта стратегии социально-экономического развития субъекта Российской Федерации в части полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации с документами стратегического планирования, разрабатываемыми и утверждаемыми (одобряемыми) органами государственной власти Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2016 года № 1045, направлен на согласование в Министерство экономического развития Российской Федерации.

В соответствии со Сводным заключением Министерства экономического развития Российской Федерации (далее — Минэкономразвития России) от 14 сентября 2020 года № 29995-СГ/Д14, проект стратегии согласован федеральными органами исполнительной власти и Минэкономразвития России. 

В период с 21 июня 2020 года по 20 июля 2020 года было проведено общественное обсуждение проекта стратегии, по результатам общественного обсуждения предложений граждан о внесении изменений в проект стратегии, иных предложений не поступило.

Сводная информация по итогам общественного обсуждения 21.06.20-20.07.20

Проект стратегии внесен в Законодательное Собрание Иркутской области Указом Губернатора Иркутской области от 2 ноября 2020 года № 311-уг для рассмотрения и утверждения.

Утвержденная стратегия станет основой для разработки и корректировки отраслевых стратегий развития, государственных и муниципальных программ, концепций развития.

Дата изменения: 09.12.2020 12:14

Стратегия социально-экономического развития Воронежской области

Уважаемые пользователи!

На 39 заседании Воронежской областной Думы, которое состоялось 17 декабря 2018 года, принят подготовленный департаментом экономического развития Воронежской области проект закона Воронежской области: «О Стратегии социально-экономического развития Воронежской области на период до 2035 года».

Стратегия является  ключевым документом стратегического планирования, определяющая приоритеты, цели и задачи долгосрочного социально-экономического развития области. В Стратегии обеспечена преемственность генеральной цели, обоснованы направления долгосрочной социально-экономической политики региона, выработаны механизмы, призванные обеспечить достижение стратегических целей.

Разработка стратегии 2035

 

Документы

Постановление правительства Воронежской области №1242 от 29.12.2018 г. «О плане мероприятий по реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области на период до 2035 года» (в ред. постановления правительства Воронежской области от 24.12.2019 № 1284)

Отчет о ходе реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области в 2020 году

Отчет о ходе реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области в 2019 году (СКАЧАТЬ)

Отчет о ходе реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области в 2018 году (СКАЧАТЬ)

Отчет о ходе реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области в 2017 году (СКАЧАТЬ)

Отчет о ходе реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области в 2016 году (СКАЧАТЬ)

Отчет о ходе реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области в 2015 году (СКАЧАТЬ)

Отчет о ходе реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области в 2014 году (СКАЧАТЬ)

Отчет о ходе реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области в 2013 году (СКАЧАТЬ)

Отчет о ходе реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области в 2012 году (СКАЧАТЬ)

Распоряжение правительства Воронежской области от 11. 12.2014 № 1027-р «О плане мероприятий по реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области на период до 2020 года» (СКАЧАТЬ)

Приказ департамента экономического развития Воронежской области от 11.09.2012 № 116-О «О внесении изменений в приказ от 30.12.2010 № 161-О «Об утверждении административного регламента департамента экономического развития Воронежской области по исполнению государственной функции «Организация и осуществление мониторинга процесса реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области на период до 2020 года» (СКАЧАТЬ)

Приказ департамента экономического развития Воронежской области от 07.08.2012 № 98-О «Об утверждении Методики проведения мониторинга процесса реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области на период до 2020 года» (СКАЧАТЬ)

Постановление правительства Воронежской области от 12.07.2012 № 615 «Об установлении порядка проведения мониторинга стратегии социально-экономического развития Воронежской области, отраслевых документов социально-экономического развития Воронежской области, программы социально-экономического развития Воронежской области» (СКАЧАТЬ)

Распоряжение правительства Воронежской области от 22. 07.2013 № 587-р «О внесении изменений в распоряжение правительства Воронежской области от 27.06.2012 № 383-р «О Плане мероприятий по реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области на период до 2020 года» (СКАЧАТЬ)

Приказ департамента экономического развития Воронежской области от 16.03.2011 № 24-О «О внесении изменений в приказ департамента экономического развития Воронежской области от 30.12.2010 № 161-O» (СКАЧАТЬ)

Приказ департамента экономического развития Воронежской области от 30.12.2010 № 161-О «Об утверждении административного регламента департамента экономического развития Воронежской области по исполнению государственной функции «Организация и осуществление мониторинга процесса реализации Стратегии социально-экономического развития Воронежской области на долгосрочную перспективу» (СКАЧАТЬ)

Выписка из протокола заседания правительства Воронежской области от 26.05.2010 № 5 по вопросу I «О проекте стратегии социально-экономического развития Воронежской области на долгосрочную перспективу» (СКАЧАТЬ)

Протокол заседания межведомственной рабочей группы по разработке программы социально-экономического развития Воронежской области на 2010-2014 годы и актуализации стратегии социально-экономического развития Воронежской области на долгосрочную перспективу от 25. 02.2010 г. № 1 (СКАЧАТЬ)

Распоряжение правительства области от 22 января 2010 №24-р «О создании межведомственной рабочей группы по разработке программы социально-экономического развития Воронежской области на 2010-2014 годы и актуализации стратегии социально-экономического развития Воронежской области на долгосрочную перспективу» (СКАЧАТЬ)

Выписка из протокола заседания правительства Воронежской области от 25 декабря 2009 №8 по вопросу «О ходе реализации стратегии социально-экономического развития Воронежской области на долгосрочную перспективу и программы экономического и социального развития Воронежской области на 2007-2011 годы и их корректировке» (СКАЧАТЬ)

 

«О СТРАТЕГИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ»

Глазьев С.Ю. — член-корреспондент Российской академии наук, научный руководитель Национального института развития

Доклад является обобщением научных исследований автора в области макроэкономической, структурной, институциональной политики государства в условиях современной глобальной конкуренции. В нем доказывается, что, несмотря на видимое благополучие формальных макроэкономических показателей, развитие России в последние годы наталкивается на серьезные барьеры, возникшие вследствие проводившейся экономической политики. Сотни миллиардов долларов сверхприбыли, полученные от экспорта природных ресурсов, не были использованы для модернизации российской экономики, конкурентоспособность которой продолжает стремительно падать.

Доклад является обобщением научных исследований автора в области макроэкономической, структурной, институциональной политики государства в условиях современной глобальной конкуренции. В нем доказывается, что, несмотря на видимое благополучие формальных макроэкономических показателей, развитие России в последние годы наталкивается на серьезные барьеры, возникшие вследствие проводившейся экономической политики. Сотни миллиардов долларов сверхприбыли, полученные от экспорта природных ресурсов, не были использованы для модернизации российской экономики, конкурентоспособность которой продолжает стремительно падать. На фоне крупномасштабного вывоза капитала продолжается деградация научно-производственного и человеческого потенциала, российская экономика все глубже опускается на сырьевую периферию мировой экономики, теряя возможности самостоятельного развития.

Проводимая экономическая политика обрекает Россию на роль сырьевого придатка и донора развитых стран, в пользу которых перераспределяется более половины валового накопления основного капитала. Двукратное (по сравнению как с потребностью простого воспроизводства, так и со среднемировым уровнем) недофинансирование социальной сферы и многократное недоинвестирование в развитие российской экономики происходит на фоне вывоза за рубеж четверти налоговых доходов федерального бюджета. При этом объем средств, изымаемый государством из экономики, на порядок превышает ассигнования на приоритетные национальные проекты и эквивалентен сумме федеральных налогов на добавленную стоимость, прибыль и социальные нужды. С учетом наращивания валютных резервов до 100 млрд. долларов в год, общая величина средств, выведенных государством в резервы, вчетверо превышает объем денежной базы, несмотря на сохраняющуюся демонетизацию российской экономики.

Российские денежные власти изъяли из экономики свыше половины денежной массы в условиях безграничного наращивания денежной эмиссии под приобретение иностранной валюты в целях удержания заниженного курса рубля. Результатом этой политики становится замедление экономического роста и дезинтеграция российской экономики. Фактическое субсидирование экспорта природных ресурсов осуществляется за счет двукратного занижения доходов населения, недофинансирования социальной сферы и внутренне ориентированных секторов экономики. Чем больше валютной выручки приходит в Россию, тем больше денег изымается из внутреннего обращения и вывозится за рубеж.

Сверхприбыли, получаемые от экспорта природных ресурсов, в результате проводимой макроэкономической политики не только не используются для развития страны, но, напротив, оборачиваются ее деградацией. Главным их получателем оказываются США и другие государства НАТО, на кредитование бюджетных расходов которых направляется валютные резервы и налоговые доходы федерального бюджета России. При этом важнейшим источником этих сверхприбылей является занижение доходов населения и внутренне ориентированных секторов экономики, которые субсидируют экспорт посредством двукратного занижения обменного курса рубля. Проводимая макроэкономическая политика образовала порочный круг нарастающего вывоза капитала через государственное стимулирование сырьевого экспорта.

Природная рента от эксплуатации российских невоспроизводимых богатств расходуется на поддержание падающего курса доллара. В этих же целях перераспределяется до половины доходов российских граждан и предприятий. Делается это для сдерживания инфляции посредством количественного регулирования прироста денежной массы, эмитируемой Центральным банком исключительно под прирост валютных резервов в целях поддержания курса доллара. В докладе доказана порочность этой политики, следствием которой становится деградация российской экономики под воздействием сверхприбылей от экспорта природных ресурсов.

Для того чтобы продуктивно использовать уникальные возможности благоприятной для российского экспорта конъюнктуры мирового рынка, необходимо разорвать порочный круг, образовавшийся в результате привязки эмиссии российских денег под приобретение иностранных обязательств. Развитые страны эмитируют деньги под финансирование собственных государственных обязательств. Российским денежным властям также следует научиться организовывать денежное предложение исходя из потребностей внутреннего социально-экономического развития.

Опережающий рост валютных резервов и устойчивое высокое положительное сальдо российского платежного баланса создают предпосылки для перевода рубля в разряд мировых валют. Вместе с переориентацией денежного предложения с приобретения иностранной валюты на удовлетворение внутреннего спроса это дает возможность быстрой ремонетизации российской экономики и многократного увеличения ее инвестиционного потенциала. Но для реализации этой возможности необходимо кардинальное изменение государственной экономической политики, которая должна обеспечить добросовестную конкуренцию, организацию долгосрочного кредитования перспективных направлений роста производства, модернизацию и структурную перестройку экономики на основе нового технологического уклада, ее перевод на инновационный путь развития. Обоснование такой политики дается в докладе.

1. ТЕНДЕНЦИИ И ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ

1. Тенденции деградации научно-производственного потенциала

Несмотря на происходящее в последние годы заметное оживление экономики, ее общее состояние определяется последствиями предшествующего продолжительного и резкого падения производства и инвестиций. К 1998 г. уровень производства в России сократился по сравнению с 1990 г. на 42,5%, а инвестиции в основной капитал – на 79%. Хотя с 1999 г. наблюдается устойчивый рост ВВП, сегодня он едва дотягивает до дореформенного уровня

и остается меньше, чем в любой «восьмерки», вдвое меньше, чем в Индии и вчетверо меньше, чем в Китае. При этом существенно ухудшилась структура производства – в отличие от других успешно развивающихся стран, наращивавших производство с высокой добавленной стоимостью, в России увеличение ВВП обеспечивалось главным образом экспортом энергоносителей и ростом торговли. В структуре промышленного производства устойчиво растет доля топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов при сокращении доли машиностроения

Структура промышленного производства (в процентах)

Отрасли с высокой добавленной стоимостью продолжали деградировать. Наибольшие разрушения произошли в наукоемкой промышленности, инвестиционном и сельскохозяйственном машиностроении, в легкой промышленности и производстве промышленных товаров народного потребления, где уровень производства упал во много раз, а также в отраслевой науке.
Падение объемов производства пока не сопровождалось столь же масштабным выбытием основных фондов. Вместе с тем вследствие пятикратного сокращения производственных инвестиций степень износа этих фондов превышает 50%

Степень износа и коэффициенты обновления основных фондов по отраслям промышленности

при этом коэффициент обновления составляет менее 2%, что влечет нарастающее технологическое отставание российской экономики. Средний возраст оборудования составляет более 20 лет

Степень износа основных фондов по отраслям промышленности (в процентах)

Возрастная структура производственного оборудования в промышленности(в процентах)

и вдвое превышает соответствующий показатель, зафиксированный в развитых странах. В отсутствие сколько-нибудь выраженной инвестиционной и структурной политики государства технологические сдвиги в российской экономике приобрели явно регрессивный характер и выразились в быстрой деградации ее технологической структуры. При этом наиболее серьезный регресс охватил самые современные производства и, на фоне продолжающегося в мире НТП, выразился в откате России еще на 15 лет – в дополнение к 10–25-летнему отставанию советской экономики по отношению к передовому техническому уровню [1]. Большинство производств готовой продукции, замыкающих воспроизводственный контур современного технологического уклада, практически свернуто. Сокращение их производства намного превышает спад производства других видов продукции; произошло практически полное их вытеснение с внутреннего рынка импортными аналогами. Доля современного технологического уклада в структуре производства машиностроительной продукции сократилась с 33% в 1992 г. до 21% в 1998 г. [2]. Начавшийся после дефолта 1998 г. подъем практически не затронул производства современного технологического уклада. За исключением экспортно ориентированной части ВПК и информационных технологий они продолжали деградировать. Стремительное разрушение современного технологического уклада означает разрушение технологической основы устойчивого экономического роста, закрепление отсталости российской экономики.

Из теории известно, что структурный экономический кризис преодолевается внедрением технологий, создающих новые производственные возможности, освоение которых обеспечивает прорыв в повышении эффективности экономики и переход к новому этапу ее роста. При нормальном течении кризиса сокращение экономической активности не затрагивает перспективных производств нового технологического уклада, имеющих потенциал роста и способных стать «локомотивами» будущего экономического развития страны. Наоборот, в это время на фоне общего спада наблюдаются рост производства принципиально новых товаров, подъем инвестиционной и инновационной активности в перспективных направлениях. Происходит «созидательное разрушение» [3] сложившейся технологической структуры, ее модернизация на основе расширения нового технологического уклада, что создает новые возможности для экономического роста.

При этом происходит переток капитала из устаревших производств в новые, так как продолжение инвестиций в сложившихся направлениях оказывается более рискованным, чем инвестиции в нововведения [4]. Экономический кризис в России кардинально отличается от классического механизма обновления народного хозяйства. Спад производства в высокотехнологичных отраслях оказался намного больше среднего по промышленности. При этом спад производства тем больше, чем выше технический уровень отрасли. Резко снизилась инновационная активность предприятий.

Если в конце 80-х годов доля промышленных предприятий, ведущих разработку и внедрение нововведений в СССР, составляла около 2/3, то после радикальных реформ, по данным Госкомстата, к 2002 г. она снизилась до 9,8% (в развитых странах эта доля превышает 70%) [5]. Интенсивность инновационной деятельности в обрабатывающей промышленности упала до 1%, а уровень инновационности продукции составляет около 10% [6]. Производительность труда (по ВВП) снизилась в 1998 г. на треть по сравнению с 1990 г. В 2005 г. уровень 1990 г. был несколько превышен благодаря росту ВВП, порожденному высокими мировыми ценами на углеводороды. Однако это повышение эфемерно и будет утрачено в результате либо очередного обвала цен на нефть, либо поэтапного повышения внутренних цен на энергоносители до уровня мировых под давлением стран Запада.

Самые серьезные разрушения произошли в научно-техническом потенциале страны, который является главным источником современного экономического роста. Объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок сократился на порядок, снизившись втрое по отношению к ВВП

что повлекло за собой резкое снижение конкурентоспособности национальной экономики и утрату значительной части потенциала экономического роста. Учитывая, что на долю научно-технического прогресса в современных условиях приходится подавляющая часть прироста национального дохода, деградация научно-технического потенциала страны ведет к необратимой утрате возможностей будущего социально-экономического развития. Дальнейшее снижение конкурентоспособности российской экономики предопределяется профилем ее инновационной системы – по всем показателям инновационной активности она существенно отстает от развитых стран. Технологическое отставание российской экономики наглядно проявляется в структуре национального богатства. Если по величине всего национального богатства на душу населения Россия лидирует в мире, то по величине воспроизводимого капитала на душу населения она существенно отстает от США и ЕС, а по среднедушевому уровню производства многократно уступает развитым странам

Таким образом, в кризисе российской экономики мы наблюдаем явную патологию, характеризующуюся хаотическим распадом экономической системы, ее деградацией и примитивизацией. Кризис не привел к обновлению производства на передовой технологической основе. Начавшийся после банкротства государственной финансовой системы подъем обеспечивается главным образом конъюнктурными факторами и проходит на старой технологической основе, которая продолжает деградировать. Экономика распалась на относительно благополучный экспортно ориентированный сырьевой сектор и сужающийся под давлением импорта внутренний сектор, который все больше отстает в технологическом и институциональном отношениях от зарубежных конкурентов и разрушается.

При этом воспроизводственный контур первого все более замыкается на мировой рынок, изолируясь от внутреннего. В результате доходы от экспорта сырья и энергоносителей остаются за рубежом, лишь в незначительной степени трансформируясь в спрос на отечественную продукцию. Вклад повышения внутренней конкурентоспособности в прирост ВВП постоянно падает, снизившись с 5,9% в 1999 г. до 2,1% в 2004 г., в то время как вклад роста экспорта вырос соответственно с 0,5% до 5,1% [7]. Согласно прогнозу правительства снижение значения внутренних факторов экономического роста продолжалось и в прошлом году, тогда как вклад увеличения цен на нефть продолжал нарастать [8]. Российская экономика становится все более примитивной, беря на себя функции сырьевого придатка Евросоюза и Китая и лишаясь механизмов самостоятельного воспроизводства.

Дезинтеграция экономики усиливается в процессе воспроизводства сложившихся контуров перераспределения добавленной стоимости между секторами. По имеющимся оценкам, через «ножницы цен» и заниженный курс национальной валюты внутренне ориентированный сектор передает экспортно ориентированному сектору и торговле большую часть создаваемой им добавленной стоимости. [7; с. 25]. В свою очередь, денежные власти изымают из экспортно ориентированного сектора около 6% ВВП в Стабилизационный фонд, размещая его за рубежом. Более чем пятикратное превышение нормы прибыли в экспортно ориентированном секторе по сравнению с внутренне ориентированным [там же] постоянно воспроизводит и усиливает их разрыв, отражаясь в более чем двукратном различии в интенсивности обновления основных фондов, возможностях привлечения трудовых ресурсов и инвестиций.

При сложившихся ценовых пропорциях и масштабах вывоза капитала за рубеж внутренне ориентированный сектор будет продолжать деградировать, субсидируя экспорт и – опосредовано – вывоз капитала, пока его возможности генерирования энергии и трудовых затрат не будут исчерпаны. По мере деградации внутренне ориентированного сектора будут уменьшаться и перетоки создаваемой им добавленной стоимости и, соответственно падать темпы экономического роста (до 2–4% прироста ВВП к 2010 году [7; с. 9]). Неизбежное в этом случае резкое сужение возможностей воспроизводства экономического потенциала повлечет его резкое же сжатие вследствие массового выбытия устаревших основных фондов во внутренне ориентированном секторе и социальной сфере.

В результате российская экономика попадет в сырьевую ловушку и окажется на периферии мирового хозяйства. Это будет означать стагнацию низкого уровня жизни большинства населения, две трети которого будут лишены перспективы самореализации и получения высоких доходов. Под давлением притока нефтедолларов повышается обменный курс рубля, что снижает и без того неудовлетворительную конкурентоспособность отечественных товаров, которые все более замещаются дешевеющим импортом. Прирост последнего намного превышает прирост производства отечественных товаров, вследствие чего постоянно растет доля импорта в структуре товарных ресурсов розничной торговли, приближаясь к половине

Доля импорта в структуре товарных ресурсов розничной торговли (в процентах)

Последовательная поддержка доллара российскими властями в отсутствие действенной политики модернизации отечественной промышленности лишь усугубляет деградацию экономики, стимулируя дальнейшее наращивание сырьевого экспорта за счет сдерживания роста уровня жизни и конечного спроса.

Преодоление тенденций становящейся необратимой деградации научно-производственного потенциала требует резкого наращивания инвестиционной и инновационной активности. Только для выхода в режим простого воспроизводства основного капитала объем производственных инвестиций должен быть увеличен втрое, а НИОКР – впятеро. Сделать это надо в ближайшие два-три года, поскольку вследствие запредельного износа устаревших производственных фондов до половины их может выбыть уже до конца текущего десятилетия [9]. Имеющиеся механизмы инвестиционной деятельности неспособны решить эту задачу. Сложившаяся в России модель инвестиционной деятельности характеризуется маломощностью, неэффективностью и примитивностью. Ни фондовый рынок, ни банковская система не выполняют своих функций по аккумулированию сбережений и их трансформации в инвестиции.

Главными инвесторами являются сами производственные предприятия, на долю которых приходится более 60% всего объема негосударственных инвестиций, в том числе немногим более 28% из них предприятия финансируют за счет прибыли. Инвестиционная активность выродилась до уровня минимальных технологических нужд предприятий. Удельный вес долгосрочных финансовых вложений в общем объеме финансовых вложений предприятий составляет около 20% [11; с. 381]. Государство фактически прекратило поддерживать инвестиционные процессы и сняло с себя ответственность за развитие производства, а новые рыночные институты обеспечения расширенного воспроизводства, прежде всего банковская система и фондовый рынок, так и не сложились.

Спецификой российской банковской системы является ее дисфункциональность. Большинство российских коммерческих банков не выполняют главную функцию трансформации сбережений в производственные инвестиции. Совокупный капитал частных российских банков оценивается сегодня в 51 млрд. долларов, а суммарные активы всей банковской системы России составляют 409 млрд. долларов, что сравнимо с капиталом и активами одного крупного зарубежного коммерческого банка. При этом российские частные банки работают в своеобразном институциональном вакууме: отсутствует доступ к кредитным ресурсам, предложение которых искусственно сдерживается денежными властями. В отсутствие реальных механизмов рефинансирования Центральным банком трудно рассчитывать на то, что банковская система сможет обеспечить необходимый уровень инвестиционной активности. Совокупный вклад банков в финансирование инвестиций в основной капитал не превышает 10% [10].

Еще меньше инвестиционный вклад фондового рынка, который в России обслуживает главным образом финансовых спекулянтов. Его небольшой объем предопределяет высокую уязвимость по отношению к атакам спекулятивного капитала. Другой слабостью нашего фондового рынка является его спекулятивный характер, сохраняющийся, несмотря на повышение рейтинга российских ценных бумаг. В этом сочетании незначительного объема и спекулятивного характера российского фондового рынка заключается своеобразный порочный круг, замыкающий его в обслуживании краткосрочных спекулятивных инвестиций. Вместе с тем финансовые возможности предприятий, несущих основную нагрузку поддержания инвестиционной активности в экономике, весьма ограничены. Объем амортизационных отчислений, являющихся главным источником финансирования инвестиций, составляет 2,2% к объему основных фондов. Невелики и возможности финансирования инвестиций за счет прибыли. За исключением экспортно-ориентированных отраслей топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов, в которых объем прибыли остается весьма высоким благодаря благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре, рентабельность в промышленности в среднем составляет около 6%, не позволяя финансировать расширенное воспроизводство основного капитала. В 2005 г. треть предприятий обрабатывающей промышленности, более четверти строительных организаций и 40% сельхозпредприятий были убыточными [10].

В результате закрепляется сырьевая структура российской экономики – основная часть капитальных вложений в промышленность концентрируется в топливно-энергетическом и химико-металлургическом комплексах (см. Приложение, рис. 7). Неудовлетворительное финансовое состояние производственной сферы и отсутствие у ориентированных на внутренний рынок предприятий возможностей привлечения кредита являются главными барьерами для модернизации, для повышения эффективности и увеличения объемов производства. Аккумулируемые ими финансовые ресурсы существенно меньше величины износа и выбытия основных фондов, интенсивность обновления которых составляет 1,4% [7; с. 13]. Экспортно ориентированные предприятия топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов переходят на привлечение кредитов из зарубежных источников, сужая и без того ограниченные возможности российской финансовой системы. Недостаток кредитных ресурсов для внутренне ориентированных отраслей экономики усугубляет политика стерилизации денежной массы, проводимая денежными властями за счет изъятия денег с внутреннего рынка.

В то же время значительная часть из простаивающих сегодня половины мощностей промышленности может быть еще вовлечена в производство в случае улучшения финансового положения предприятий. По различным оценкам, возможности роста производства на существующих мощностях составляли в начале нынешнего десятилетия не менее 35–40% [12; с. 84]. Теперь эти возможности почти исчерпаны, и нужны инвестиции в развитие производственных мощностей на новой технологической основе. Сохранившийся научно-технический потенциал позволяет восстановить и обеспечить расширенное воспроизводство ряда ключевых технологий современного и нового технологических укладов.

Но время, в течение которого можно решить эти задачи, неумолимо сжимается. Вырваться из сырьевой ловушки с каждым годом становится все сложнее вследствие нарастающей глобальной конкуренции, в которой Россия явно проигрывает. Возможности сужаются по мере структурирования нового технологического уклада мировой экономики и соответствующей ему страновой специализации. Чтобы выйти из тупика, необходимо кардинально изменить экономическую политику государства. Она должна основываться на наращивании национальных конкурентных преимуществ на магистральных направлениях формирования нового технологического уклада с учетом глобальных закономерностей современного экономического роста.

1.2. Закономерности современного экономического развития

Современный экономический рост характеризуется ведущим значением научно-технического прогресса и интеллектуализацией основных факторов производства. На долю новых знаний, воплощаемых в технологиях, оборудовании, образовании кадров, организации производства в развитых странах, приходится от 70 до 85% прироста ВВП [13, 14]. Внедрение нововведений стало ключевым фактором рыночной конкуренции, позволяя передовым фирмам добиваться сверхприбылей за счет присвоения интеллектуальной ренты, образующейся при монопольном использовании более эффективных продуктов и технологий. В результате достигается устойчивая тенденция удешевления единицы потребительских свойств продуктов, обеспечивающая повышение общественного благосостояния и улучшение качества жизни населения. Благодаря высокой инновационной активности в развитых странах обеспечивается постоянное повышение эффективности производства, что позволяет им последовательно наращивать денежное предложение в целях кредитования роста производственного и человеческого потенциала без ощутимых инфляционных последствий.

Важной особенностью современного экономического роста стал переход к непрерывному инновационному процессу в практике управления. Проведение НИОКР занимает все больший вес в инвестициях, превышая в наукоемких отраслях расходы на приобретение оборудования и строительство. Одновременно повышается значение государственной научно-технической, инновационной и образовательной политики, определяющей общие условия научно-технического прогресса. Постоянно растет доля расходов на науку и социально-экономическое развитие в ВВП развитых стран, достигшая, в передовых странах 3% ВВП, свыше трети из которых финансирует государство [15].

Интенсивность НИОКР и качество человеческого потенциала в решающей степени определяют сегодня возможности и уровень экономического развития – в глобальной экономической конкуренции выигрывают те страны, которые обеспечивают благоприятные условия для научно-технического прогресса. Огромное значение государственного стимулирования НТП в обеспечении современного экономического роста определяется объективными свойствами инновационных процессов: высоким риском, зависимостью от степени развития общей научной среды и информационной инфраструктуры, значительной капиталоемкостью научных исследований, неопределенностью возможностей коммерческой реализации их результатов, требованиями к научной и инженерной квалификации кадров, необходимостью правовой защиты интеллектуальной собственности. Поэтому успех в глобальной конкуренции тех или иных фирм напрямую связан с государственной научно-технической политикой стран их базирования. Из 500 наиболее крупных и успешных фирм, действующих на мировом рынке, 90% относятся к странам ядра глобальной экономической системы (США, ЕС, Япония).

Важной закономерностью современного экономического роста является его неравномерность, обусловленная периодическим процессом последовательного замещения целостных комплексов технологически сопряженных производств – технологических укладов [1]. В ходе каждого структурного кризиса мировой экономики, сопровождающего процесс замещения доминирующих технологических укладов, открываются новые возможности экономического роста. Страны, лидировавшие в предшествующий период, сталкиваются с обесценением капитала и квалификации занятых в отраслях устаревающего технологического уклада, в то время как страны, успевшие создать заделы в формировании производственно-технологических систем нового технологического уклада, оказываются центрами притяжения капитала, высвобождающегося из устаревающих производств. Каждый раз смена доминирующих технологических укладов сопровождается серьезными сдвигами в международном разделении труда, обновлением состава наиболее преуспевающих фирм и ведущих стран

Хронология и характеристика технологических укладов

Институциональные структуры технологических укладов

Доминирующий сегодня технологический уклад начал складываться в целостную воспроизводственную систему в 50–60-е годы и составляет технологическую основу экономического роста после структурного кризиса 70-х годов. Ядро этого технологического уклада составляют микроэлектроника, программное обеспечение, вычислительная техника и технологии переработки информации, производство средств автоматизации и связи. Развитие данного технологического уклада сопровождается соответствующими сдвигами в энергопотреблении (рост доли в энергопотреблении природного газа), в транспортных системах (рост доли авиаперевозок), в конструкционных материалах (рост производства комбинированных материалов с заранее заданными свойствами). Происходит переход к новым принципам организации производства: непрерывному инновационному процессу, гибкой автоматизации, организации материально-технического снабжения по принципу «точно вовремя», новым типам общественного потребления и образа жизни.

Последние характеризуются изменением ценностей и потребительских предпочтений в пользу образования, информационных услуг, качественного питания, здоровой окружающей среды. Стереотипы «общества потребления» замещаются ориентирами качества жизни. Как следует из прогнозов долгосрочного технико-экономического развития, предел устойчивого роста доминирующего сегодня технологического уклада будет достигнут во втором десятилетии ХХI века. К этому времени сформируется воспроизводственная система следующего технологического уклада, становление которой происходит в настоящее время. Уже видны ключевые направления его развития: биотехнологии, системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети и интегрированные высокоскоростные транспортные системы. Дальнейшее развитие получат гибкая автоматизация производства, космические технологии, производство конструкционных материалов с заранее заданными свойствами, ядерная энергетика, авиаперевозки.

Рост потребления природного газа будет дополнен расширением сферы использования водорода в качестве экологически чистого энергоносителя. Произойдет еще большая интеллектуализация производства, переход к непрерывному инновационному процессу в большинстве отраслей и непрерывному образованию в большинстве профессий. Завершится переход от «общества потребления» к «интеллектуальному обществу», в котором важнейшее значение приобретут требования к качеству жизни и комфортности среды обитания. В структуре потребления доминирующее значение займут информационные, образовательные, медицинские услуги. Прогресс в технологиях переработки информации, системах телекоммуникаций, финансовых технологиях повлечет за собой дальнейшую глобализацию экономики, формирование единого мирового рынка товаров, капитала, труда.

Охарактеризованные выше закономерности отражают экономическое развитие передовых стран, задающих траекторию развития мировой экономики. Находясь на «передовой» научно-технического прогресса и формируя воспроизводственные контуры новых технологических укладов, они играют роль «локомотивов» глобального экономического развития, используя в то же время связанные с этим преимущества. Остальные страны вынуждены имитировать достижения мировых лидеров или пользоваться достигнутыми ими результатами, отдавая взамен свои природные ресурсы или дешевый труд. Обмен этот носит неэквивалентный характер – передовые страны реализуют свое технологическое превосходство, навязывая остальному миру удобные и выгодные им правила международного экономического сотрудничества и присваивая интеллектуальную ренту в глобальном масштабе. Становление новейшего технологического уклада происходит уже сейчас.

Сегодня формируются сравнительные преимущества, которые будут определять геополитическую конкуренцию середины XXI века. Среди факторов, определяющих национальные конкурентные преимущества, на передний план выходят: образование и охрана здоровья населения; развитие науки; пропускная способность, доступность и наполнение информационной среды; наличие условий для раскрытия созидательных творческих возможностей каждой личности; чистота окружающей среды и высокое качество жизни; развитие ключевых производственно-технических систем нового технологического уклада. В геополитической конкуренции еще более усиливается значение научно-технического прогресса, способности к внедрению новых технологий. Возрастает роль человеческого фактора в организации производства.

Страны, не способные обеспечить необходимый уровень образования населения, развития науки и качества информационной среды, будут обречены на углубление зависимости от внешних финансовых и информационных центров и сохранят за собой главным образом функции источника природного сырья и человеческого материала для транснациональных корпораций из развитых стран, концентрирующих глобальный интеллектуальный потенциал.

Глобальная конкуренция ведется уже не столько между странами, сколько между транснациональными воспроизводственными системами, каждая из которых объединяет, с одной стороны, национальные системы образования населения, накопления капитала, организации науки соответствующих стран и, с другой стороны, производственно-предпринимательские и финансовые структуры, работающие в масштабах мирового рынка. Несколько таких систем, тесно связанных друг с другом, определяют глобальное экономическое развитие. Они формируют ядро мировой экономической системы, концентрирующее интеллектуальный, научно-технический и финансовый потенциал.

Транснациональные корпорации, связанные с ядром мировой экономической системы, уже сегодня контролируют более половины оборота мировой торговли и финансов, наиболее прибыльные отрасли экономики разных стран, включая добывающую и наукоемкую промышленность, телекоммуникации, производственную инфраструктуру. Многие ТНК превосходят по своему экономическому обороту крупные страны, подчиняют своему влиянию правительства, решающим образом воздействуют на формирование международного права и на работу международных институтов. Ведущие 500 транснациональных корпораций охватывают свыше трети экспорта обрабатывающей промышленности, 3/4 мировой торговли сырьевыми товарами, 4/5 торговли новыми технологиями, обеспечивают работу десяткам миллионам человек практически во всех странах мира. Концентрация транснационального капитала и производства достигла качественно нового уровня, позволяющего говорить о становлении нового мирового порядка, в котором определяющую роль начинают играть международный капитал, транснациональные корпорации и международные организации, связанные с ядром мировой экономической системы. Не входящие в него страны образуют периферию, лишенную внутренней целостности и возможностей самостоятельного развития.

Отношения между ядром и периферией мировой экономической системы характеризуются неэквивалентным экономическим обменом, при котором находящиеся на периферии страны вынуждены оплачивать интеллектуальную ренту, содержащуюся в импортируемых товарах и услугах, за счет природной ренты и затрат труда, содержащихся в экспортируемых сырьевых и низкотехнологических товарах. Доминируя над периферией, ядро «вытягивает» из нее наиболее качественные ресурсы – лучшие умы, научно-технические достижения, права собственности на наиболее ценные элементы национального богатства периферийных стран. Концентрируя финансовый потенциал, ядро навязывает периферии условия движения капитала и использование своих валют, устанавливая таким образом контроль над финансовыми системами периферийных стран и присваивая эмиссионный доход в масштабах мировой экономической системы.

Лишенные основных внутренних источников развития страны периферии теряют возможность проведения суверенной экономической политики и управления собственным развитием, превращаясь в экономическое пространство для освоения международным капиталом. Глобальное экономическое развитие определяется сочетанием двух противоречивых тенденций: подчинением мировой экономики интересам транснационального капитала, с одной стороны, и конкуренцией национальных экономических систем – с другой стороны. Эти тенденции переплетаются, создавая в каждой стране уникальное сочетание внешних и внутренних факторов. Разнообразие этих сочетаний простирается от полной зависимости периферийных стран, в экономике которых безраздельно доминирует транснациональный капитал, до мощных национальных экономических систем Японии, Китая, Евросоюза и США, в которых экономическая политика государства определяется интересами национального капитала и отечественных товаропроизводителей. Формирование экономической модели каждой страны идет в сложной борьбе за контроль над институтами государственной власти между представителями транснационального и национального капитала, международными институтами и национальной элитой. У них разные, часто противоположные интересы, ценности, инструменты воздействия на экономику.

Транснациональный капитал стремится к тотальному контролю над мировым рынком и каждой его страновой составляющей, стиранию экономических, культурных и политических границ между нациями, подчиняя своим интересам конкурентные преимущества каждой их них, формируя удобную для себя глобальную информационную, правовую и даже силовую инфраструктуру. Обслуживающие его интересы международные институты стремятся к доминированию над национальными государственными институтами, устранению каких-либо препятствий на путях международного движения капитала, товаров, рабочей силы. Вместе с тем международные институты и транснациональные корпорации неразрывно связаны с национально-государственными институтами ядра мировой экономической системы, которые обеспечивают поток новых знаний, воспроизводство интеллектуального потенциала и предложение мировых денег.

Воспроизводство сложившейся системы глобальных экономических отношений предполагает постоянное доминирование ядра над периферией, которое достигается демонтажом ее институтов национального суверенитета. Повсеместными политическими требованиями структур, обслуживающих ядро мировой экономической системы, является полная либерализация и дерегулирование экономики, устранение инструментов государственного регулирования, исключение самой возможности проведения целенаправленной структурной, промышленной, инвестиционной политики, а также самостоятельной денежной эмиссии, ее привязки к приобретению мировой валюты. Разновидностями последней являются национальные валюты стран «ядра» (доллар, евро и иена), что позволяет им присваивать эмиссионный доход стран периферии, лишая их важнейшего механизма самостоятельного развития.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Путин хочет возродить экономику с помощью плана. И пианино.

МОСКВА. Несмотря на то, что Россия политически вернулась на мировую арену, ее экономика страдает от вялого роста и сокращения доходов.

У президента Владимира Путина есть план по изменению этого положения, в том числе с фортепиано.

Кремлевские чиновники говорят, что они воспользуются важной конференцией инвесторов, открывающейся в четверг в Санкт-Петербурге, для продвижения нового шестилетнего плана стимулирования экономики на 400 миллиардов долларов, охватывающего дюжину секторов экономики.Есть классические попытки с большими затратами, такие как строительство дорог и аэропортов. И тогда план становится творческим.

Он призывает Россию закупить 900 фортепиано и построить 50 крытых катков. Согласно плану, к 2024 году российские ученые опубликуют 200 статей по генетике в ведущих журналах.

Критики называют это шагом назад, который расширил бы роль государства в принятии экономических решений до уровня закупок школ классической музыки. Они сравнили его с Госпланом, плановой экономической моделью советской эпохи, и это произошло через несколько месяцев после того, как бизнесменам в России было сказано сплотиться за государство и увеличить капитальные вложения.Это также еще одна попытка России обойти американские и европейские санкции.

План предполагает, что эти меры поддержат российское общество, сократят бедность наполовину и увеличат среднюю продолжительность жизни до 78 лет с 73.

В интервью для обсуждения проектов министр экономики России Максим С. Орешкин высмеял сравнения к планированию советской эпохи и сказал, что новые усилия были новаторской и хорошей политикой.

«Мы поставили очень амбициозные цели, — сказал г-н Орешкин.«Экономический рост — только одно из них. Мы установили множество других, которые напрямую повлияют на качество жизни людей ».

Это последний поворот в зигзагообразной постсоветской экономической истории России. В течение последнего десятилетия Кремль изо всех сил пытался навести порядок в своем финансовом доме, поскольку цены на нефть упали, а также, что очень болезненно, были введены санкции после того, как он переехал на Украину в 2014 году.

Россия имеет профицит бюджета в качестве меры предосторожности на случай будущего санкции и использовал свои поставки нефти в качестве гарантии.По закону, например, когда нефть стоит более 40 долларов за баррель, налоги, получаемые со всех доходов выше этого уровня, должны храниться в государственных фондах благосостояния, а не тратиться, скажем, на зарплату учителей или армию.

У России сейчас есть резерв почти на 500 миллиардов долларов — это подушка, которая поможет защитить федеральный бюджет от будущих санкций или падения цен на нефть. Но экономисты говорят, что усилия привели к скупому экономическому росту, потому что они забрали деньги из экономики. Пока в этом году валовой внутренний продукт, общий показатель экономического здоровья, увеличился на 0.5 процентов, а реальные располагаемые доходы упали на 2,3 процента.

Национальные проекты — это план, как и другие планы последних шести месяцев, по смещению акцента с потребительского спроса на государственные инвестиции как источник роста. Даже версия с полным обзором на 110 страниц загружена умопомрачительными цифрами.

В нем прописана роль государства в точном достижении целей. В нем, например, говорится, что число россиян, регулярно занимающихся спортом, должно вырасти до 55 процентов с 36.8 к 2024 году.

Министр экономики считает эти мелочи полезными.

«Перед нами стоят объективные и правильные задачи», — сказал г-н Орешкин в часовом интервью. «Мы достигли более глубокого понимания того, как цели на микроуровне формируют общие числа».

Ежедневный бизнес-брифинг

Г-н Орешкин сказал, что стимулирующий эффект должен проявиться в конце этого года, увеличив годовой экономический рост до 3.1 процент на 2021 год. Форум, который состоится на этой неделе в Санкт-Петербурге, позволит «углубленно обсудить конкретные направления развития национальных проектов» с руководителями компаний и управляющими хедж-фондами, сказал он.

Россия по-прежнему привержена привлечению частных инвестиций, сказал он, и у правительства есть «целый комплекс мер по улучшению инвестиционного климата».

Он сказал, что здесь может быть проблема: торговые войны Америки с Китаем, Мексикой и другими странами могут замедлить мировую экономику, а также нанести ущерб России.

Независимые экономисты ломают голову над тем, как будут достигнуты цели плана. В этом году Россия повысила налог на добавленную стоимость, и экономисты задаются вопросом, как это приведет к росту, поскольку налоги были повышены до начала государственных расходов на стимулирование экономики.

«По сравнению с Западом, по сравнению с Соединенными Штатами, Соединенным Королевством или Францией, российское правительство способно вытеснить средний класс и бедных далеко за пределы того, что мы можем себе представить», — Кеннет Рогофф, профессор экономика и государственная политика в Гарварде, сказал в интервью.

«У них есть модель, которая на самом деле является хрестоматийным примером проклятия природных ресурсов, когда государству не нужно развивать средний класс, чтобы поддерживать себя, поддерживать вооруженные силы и поддерживать элиту», — сказал он.

Одна из заявленных целей плана национальных проектов — удвоить текущие темпы роста, чтобы экономика России росла быстрее, чем в среднем в мире, что считается важным для сохранения статуса страны. Но многие экономисты говорят, что одни только расходы на стимулирование, независимо от того, сколько пианино будет куплено, почти наверняка не достигнут этой цели.По их словам, новая деловая активность возобновится только после капитального ремонта судебной системы, направленной на защиту прав собственности.

Кирилл Тремасов, московский инвестиционный банкир и автор популярного экономического блога, сказал, что у правительства «просто не было другого выбора».

«Они могут стимулировать частный бизнес, — добавил он, — но результат будет неясным из-за санкций и геополитической напряженности».

Возвращение экономического плана продолжает медленную постсоветскую качку России от приватизации к ренационализации.Но без сглаживания отношений и снятия санкций остается немного других вариантов.

«Перед ними стоит дилемма. С одной стороны, они хотели бы, чтобы в Россию приходило больше иностранных инвесторов », — сказал Владимир Тихомиров, главный экономист BCS Global Markets. «С другой стороны, они понимают, что серьезной проблемой здесь является геополитика, которую они не хотят обсуждать».

Состояние российской экономики: баланс политических и экономических приоритетов

Сильная и динамично развивающаяся экономика, отвечающая интересам и заботам всего населения, является фундаментальным национальным интересом всех стран.Россия не исключение. Однако достичь этих целей непросто. Роль как правительства, так и частного сектора состоит в том, чтобы работать вместе, чтобы оптимизировать потенциал друг друга и стремиться к достижению наилучших возможных результатов для национальной экономики.

В этом эссе я исследую состояние российской экономики и проблемы, с которыми сталкиваются российское правительство и частный сектор при построении экономики, отвечающей потребностям государства и граждан Российской Федерации.


Сегодняшний популярный взгляд на российскую экономику в двух мемах

«У нас нет денег, но вы держитесь там. С наилучшими пожеланиями! Ваше здоровье! Заботиться!» Эти печально известные слова были произнесены бывшим премьер-министром Дмитрием Медведевым во время визита в Крым 23 мая 2016 года в ответ на вопросы толпы пенсионеров, жалующихся на то, что их скудные пенсии не соответствуют растущей стоимости жизни. С тех пор веселые, но пренебрежительные слова Медведева — «держись там» — стали вирусными как мем, который часто используется для характеристики безразличия российского правительства к нуждам простых граждан, особенно тех, кто находится на нижних ступенях экономической лестницы.

Второй популярный мем — это изображение огромной желтой «резиновой утки», плавающей в утином пруду в обширном роскошном поместье, предположительно принадлежащем Медведеву. Воздушные шары и изображения «резиновой уточки» появляются на российских митингах протеста как символ широко распространенной коррупции в российской элите. Они усиливают мем «держись там» об огромном разрыве в российском обществе между «имущими» и «неимущими», а также о вопиющем безразличии элиты к тому, что стало самым большим разделением и потенциальной причиной будущих беспорядков. в современном российском обществе.

Россия — не единственная страна, в которой существует резкое социальное разделение, основанное на различиях в экономическом и социальном статусе. Эта проблема поражает большинство стран, как богатых, так и бедных. Для России это усугубляется периодом надвигающейся политической неопределенности, поскольку последний президентский срок Владимира Путина подходит к концу в 2024 году. Что будет дальше, неизвестно. Найдет ли Путин способ удержать власть? Сможет ли кто-нибудь стать его законным преемником, который обеспечит плавную передачу власти? Или в российском обществе, усугубленном огромным неравенством доходов, высвободятся силы, которые могут нарушить политическую, экономическую и социальную структуру страны? Эта политическая неопределенность сочетается с продолжающейся экономической стагнацией и обществом, которое становится все более и более неудовлетворенным своей жизнью, особенно представители молодого поколения, которые все больше требуют голоса в будущем своей страны.

Экономика, отвечающая потребностям людей, будет ключевым фактором, определяющим будущее России. Русские традиционно были более терпимыми, чем большинство трудностей, и сумели отделиться от политических махинаций элиты, чтобы сосредоточиться на своей повседневной жизни. Но как долго это продлится?

В первые годы своей жизни президент Путин установил неформальный общественный договор с обществом: государство обеспечит повышение уровня жизни людей, но люди не должны участвовать в политической жизни страны.Этот общественный договор действовал около восьми лет до экономического коллапса 2008 года. На какое-то время он был заменен Кремлем, продвигающим консервативные социальные ценности, рост национализма и более широкое использование государственных инструментов запугивания и силы. Похоже, что сейчас общество менее охотно принимает пропаганду Кремля. Люди устают от экономики, которая на макроэкономическом уровне выглядит хорошо, а на микроэкономическом уровне наблюдается стагнация. Изобилует напоминаниями о застое времен Брежнева, и люди, особенно молодежь, все больше обеспокоены будущим российской экономики.Многие выражают желание уехать из России, чтобы жить и работать за границей.

Поиск выхода из этого экономического болота будет ключом к поддержанию контроля и стабильности в обществе, которое может становиться все более беспокойным. Это огромная задача в обществе, где подавляющее большинство — 86 процентов, согласно недавнему опросу — людей считают, что социальная напряженность растет. Российское общество фрагментировано, прежде всего из-за экономического неравенства, что делает антагонизм между богатыми и бедными серьезной проблемой.Этот антагонизм противопоставляет «имущих» (политическую элиту Путина и тесно связанные олигархи) «неимущим» (подавляющее большинство населения) в битве интересов, в которой первые имеют подавляющее преимущество. Установление более справедливого баланса будет иметь решающее значение для будущего российской экономики.

Корни современной экономики: советский эксперимент и его наследие

Немецкий философ и политический теоретик Карл Маркс был одним из самых влиятельных мыслителей последних двух столетий.Его теории и призыв к действию, основанные на его анализе худших злоупотреблений капиталистической системы в быстро индустриализирующейся Европе XIX века, оказали катастрофическое воздействие не только на Европу, но и на весь мир. Маркс считал капиталистическое общество идеей эксплуатации, злоупотреблений и огромного неравенства со стороны правящей элиты и владельцев средств производства. Массы — в основном забитые, обедневшие промышленные рабочие — рассматривались как жертвы жестокой системы, которая изменится только в том случае, если рабочие восстанут против тирании эксплуатации и создадут новое социалистическое общество, которое позволит рабочим контролировать средства производства. .Но этот процесс не будет завершен до тех пор, пока общество не достигнет финальной стадии развития — достижения коммунизма, при котором, согласно марксистскому изречению, каждому члену общества будет предоставлен свободный доступ и распределение товаров, капитала и услуг на основе принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям».

Хотя описание Марксом капиталистического общества и его призыв к оружию были нацелены на промышленно развитую Европу, именно в России с доминированием крестьян марксизм достиг своего наибольшего успеха.Это произошло прежде всего благодаря усилиям умелого и проницательного революционера Владимира Ульянова, более известного как Владимир Ленин. Ленин преобразовал и применил доктрину Маркса к отсталому, слабо индустриализированному, в основном крестьянскому обществу России и создал новый доктринерский набор учений, названный марксизмом-ленинизмом. Октябрьская революция 1917 года под руководством Ленина свергнула остатки имперской России и поставила страну на путь развития, которого мир еще не испытал.Возникла новая страна: Союз Советских Социалистических Республик. При Ленине и его преемнике Иосифе Сталине коммунисты, как называлась партия ленинской революции, начали эксперимент по построению нового общества и экономической системы, которые вызовут потрясение по всему миру.

Режим, установленный Лениным и Сталиным, был трансформационным. За относительно короткое время из отсталого крестьянского общества он создал крупную индустриальную державу с централизованно планируемой экономикой. Но за перемены пришлось заплатить огромную цену.Верхние слои имперского российского общества — дворянство, политическая и социальная элита, интеллектуалы, промышленники, духовенство и даже наиболее успешные крестьяне — были в значительной степени стерты с лица земли либо в результате принудительной эмиграции, либо в результате физического истребления. Между тем, когда война, голод и насильственная коллективизация сельского хозяйства опустошили страну, произошли огромные демографические сдвиги, поскольку миллионы крестьян были вынуждены бежать из сельской местности в города в поисках работы.

Кампания террора, проводимая государством, нанесла огромный урон элите, как и обычным гражданам.Страна жила в смертельном страхе при жестоком режиме Сталина, поскольку террор, давление и пропаганда дали краткосрочные результаты для советского общества и советской экономики. В результате огромного давления на население экономическая статистика была впечатляющей. Советский Союз быстро рос и стал моделью развития для стран третьего мира, конкурируя с моделями промышленно развитого Запада. Советские лидеры вложили огромные ресурсы в военно-промышленный сектор страны и развили военный потенциал, который бросил вызов Соединенным Штатам и их союзникам по НАТО.

Хотя Советский Союз представлял собой образ мощной промышленно развитой страны с экономикой, которая, казалось, имела потенциал для долгосрочного внутреннего роста и расширения влияния во всем мире, внутренняя картина представляла иную реальность. Бремя построения советской экономики несло советский народ дорогой ценой и болью. Инвестиции в благосостояние населения были минимальными. Нехватка жилья была безудержной, и то, что существовало, часто было некачественным. Многие горожане были вынуждены жить в коммунальных квартирах с другими семьями.Здравоохранение было универсальным, но далеко не адекватным. Нехватка еды была частой, и длинные очереди даже за самыми основными продуктами были частью повседневной жизни. Советская пропаганда работала сверхурочно, чтобы убедить советских людей, которые были в значительной степени изолированы от внешнего мира из-за ограничений на поездки за границу и глушения иностранных передач, что они живут в самой развитой, самой прогрессивной стране мира. Многие поверили лжи государства, но с течением времени и ухудшением условий советская пропаганда стала давать утечки, и люди становились все более циничными и разочарованными.Однако у горожан было немного способов выразить свое недовольство. Подавляющее большинство было аполитично. Демонстрации были редкими, и в тех немногих случаях, когда они имели место, их быстро подавляли.

Небольшое диссидентское сообщество выразило свои взгляды в самоиздании самиздата , которое тайком распространялось среди тех, кто был достаточно храбрым, чтобы делиться «антисоветскими» писаниями. Если кого-то поймали на написании, распространении или даже чтении самиздата , платой обычно была тюрьма или ссылка в ГУЛАГ — советскую сеть трудовых лагерей, расположенных в самых негостеприимных частях Советского Союза.

Для рядового гражданина наиболее смелыми средствами выражения недовольства были юмор и популярные советские шутки, отражающие суть злоупотреблений и нелепостей советской системы. Одна из таких шуток, ставшая популярной в последние дни существования Советского Союза, объясняла разницу между капитализмом и социализмом следующим образом: «Капитализм — это эксплуатация человека человеком. При социализме все как раз наоборот ».

Несмотря на многие негативные аспекты Советского Союза и неэффективность и несправедливость советской экономики, сегодня растет ностальгия по советскому прошлому, в том числе среди молодого поколения, которое никогда не сталкивалось с жизнью в СССР.Согласно недавнему опросу Левада-центра, 66 процентов россиян испытывают ностальгию по Советскому Союзу. Частично это связано с эффективной кремлевской пропагандистской машиной, которая использует прошлое для построения национализма через гордость за наследие России. Это хорошо работает с представителями старшего поколения, которые пережили экономические трудности после крушения советского режима.

Хотя у советских граждан было немного материального имущества или финансовых ресурсов, их утешало то, что почти все остальные находились в таком же затруднительном положении.Было чувство справедливости и безопасности: хотя советским гражданам был предоставлен доступ только к самому минимуму для удовлетворения их потребностей, по крайней мере, эти скудные активы и услуги были гарантированы им государством.

В то же время многие люди понимали, что принимают миф. Они знали, что представители элиты живут разной жизнью, что с ними обращаются по-особенному, что у них есть доступ к специальным магазинам, где они могут покупать иностранные товары. Люди просто приняли это как реальность власти.До тех пор, пока к их соседям и сослуживцам относились не лучше, чем к ним, большинство людей довольствовались «равенством лишений», которым была пропитана большая часть советской жизни. По иронии судьбы, но также типично для советского отношения, когда генеральный секретарь Михаил Горбачев пытался спасти советскую систему в последние дни ее гибели в конце 1980-х годов и позволил создать небольшие частные кооперативы — в основном кафе, рестораны, салоны красоты. и управляемые частными лицами, соседи и взволнованные граждане временами приходили в ярость и наносили удары своим соотечественникам-предпринимателям, саботируя их бизнес и даже сжигая их.Их возмущал тот факт, что те, кто воспользовался новым законом, посмели «покинуть коллектив» в поисках лучшей жизни. Они предпочли, чтобы все оставались одинаково несчастными.

Это явление, которое было сильно усилено советской системой, имеет глубокие корни в многовековой традиции крестьянского общества, когда кто-то покидал небольшую крестьянскую общину, которая изо всех сил пыталась сохранить свое существование против сил природы, диких животных, мародеров. , и злых землевладельцев, это ослабило бы способность сообщества защищаться.Хотя некоторые из этих традиций могут все еще сохраняться, препятствуя поощрению индивидуальной инициативы и независимости, особенно в более сельских и отсталых частях современной России, она — наряду с основами советского общества, его идеологией, политическими и экономическими принципами. фундамент — был разорван относительно мирным крахом несостоятельной, обанкротившейся советской системы в декабре 1991 года. То, что началось более 70 лет назад как эксперимент по созданию нового международного порядка, рухнуло под тяжестью его неудач и внешнего давления.Должна была начаться новая эра, которая отвергла советское прошлое, но не смогла избежать бремени его наследия.

Рождение новой страны и новой экономики: бурные 1990-е

Девяностые годы не могли быть более непохожими на первые десятилетия того века, но по иронии судьбы они имели определенное, хотя и сдержанное, сходство. Революции 1917 года — во-первых, Февральская революция, свергнувшая имперское правление России и сделавшая неудачную попытку перейти к более демократической системе; затем Октябрьская революция, которая привела к власти Ленина и его разношерстную банду радикальных социалистов и положила конец слабым попыткам «демократов» найти более справедливую замену столетиям имперского правления, принесла в Россию гражданскую войну, разруху и беспорядки.Число погибших в результате войны, а также изгнания и истребления, вызванных правительством, было высоким. Эмиграция — добровольная и принудительная — бывших элитных классов России, интеллигенции, бизнес-лидеров и предпринимателей истощила страну ценных ресурсов и разрушила общество и экономику. Для нового режима во главе с Лениным и Сталиным это было не только желательно, но и необходимо, если они должны были построить новый международный социалистический порядок — сначала дома, а затем по всему миру — и создать нового советского человека — модель советского граждане будущего.

Распад Советского Союза и появление новой России под руководством президента Бориса Ельцина в 1991 году также требовали радикальных изменений, но они произошли при совершенно иных обстоятельствах. Одним росчерком пера, а не выстрелом из винтовки, Советский Союз пришел к мирному и неблагородному концу. Советская система исчерпала себя и измотала советских людей. Многие хотели перемен. Горбачев пытался сохранить и реформировать советскую политическую и экономическую структуру страны, но потерпел неудачу.Систему нельзя было спасти. Переворот против Горбачева в августе 1991 года небольшой группой сторонников жесткой линии провалился. Демонстрации на улицах Москвы и других городов росли и требовали перемен. Эти демонстрации были в основном мирными, и правительство, за некоторыми исключениями, избегало применения силы. В воздухе витали перемены, но не революция. Целью был путь, отличный от пути, избранного в 1917 году.

Ельцин, прагматичный и популярный лидер Коммунистической партии, был избран первым президентом России в июне 1991 года — за шесть месяцев до официального распада Советского Союза.Месяц спустя он вышел из коммунистической партии и приступил к осуществлению программы радикальных реформ, которые позволили бы России перейти от советской модели централизованно планируемой экономики к рыночной экономике. Подобно ленинской революции 1917 года, трансформация российской экономики, которую стремились осуществить Ельцин и его правительство, была беспрецедентной по размаху и масштабам. Администрация Ельцина стремилась построить новую систему в стране, которая пыталась подражать западной практике и опыту, но не имела необходимой основы для поддержки переходного периода.В отличие от советского эксперимента, Ельцин и его небольшая армия реформаторов стремились сделать это мирно, избегая применения силы и принуждения. России не хватало знаний и навыков, но она надеялась заручиться поддержкой Запада, и, действительно, помощь Запада предстояла. Но было ли это правильной поддержкой и советом, и были ли они адекватными, все еще горячо обсуждается. Самой большой проблемой была попытка построить капиталистическую систему в стране, в которой ее никогда не было и которая была обременена пережитками советского экономического гиганта, а также взглядами и убеждениями государственных чиновников и простых граждан, которые все еще были привязаны к советскому прошлому.

Ельцин провел несколько экономических реформ, подобных «шоковой терапии» [1], которая была успешно проведена в небольших, более управляемых экономиках Восточной Европы несколькими годами ранее. Оглядываясь назад, можно сказать, что цели были нереально высокими, а реализация была очень болезненной для простых россиян. В конце концов, российское правительство не полностью внедрило «шоковую терапию», как практикуется в Восточной Европе, потому что опасалось, что это приведет к массовой безработице и банкротствам.Среди принятых мер — отмена контроля над ценами советской эпохи, крупномасштабная приватизация и усилия по стабилизации рубля. Однако даже эти меры были разрушительными для большинства людей. Когда был отменен контроль над ценами, цены на основные продукты питания, такие как хлеб с маслом, взлетели на целых 500 процентов в течение нескольких дней. Значительные слои населения почти мгновенно погрузились в глубокую нищету.

К 1994 году около 70 процентов российской экономики было приватизировано, что было значительным достижением, потому что одним из краеугольных камней советской системы была государственная собственность на все отрасли экономики, включая промышленные предприятия, землю, небольшие магазины и даже жизненное пространство.

Многие из наихудших злоупотреблений приватизацией крупных промышленных предприятий были связаны с предвыборной кампанией президента Ельцина в 1996 году. Столкнувшись с сильной оппозицией со стороны кандидата от Коммунистической партии и опасаясь возвращения советской системы, Ельцин был полон решимости использовать все возможные ресурсы для поддержки его кампании, включая крупное вливание финансовых ресурсов. Для этого он учредил программу под названием «ссуды в обмен на акции», согласно которой часть крупнейших и наиболее ценных предприятий по добыче полезных ископаемых в России передается в собственность влиятельным бизнесменам, которых называют «олигархами».Со своей стороны, эти олигархи были обязаны финансировать предвыборную кампанию Ельцина за счет недавно полученного состояния. Ельцин был переизбран, и олигархи стали богаче и влиятельнее в экономике и политической жизни, которые все больше действовали по системе взяточничества и принуждения.

В то же время процветала преступность. Гангстеры владели улицами, требуя взяток и денег на защиту даже от самых маленьких владельцев частного бизнеса. Беззаконие и коррупция со стороны государственных чиновников превратили жизнь российских граждан в битву за выживание.Многие россияне впали в крайнюю нищету и вынуждены были продавать свои семейные реликвии на улицах. Жизнь среднего гражданина резко контрастировала с вульгарной показной демонстрацией богатства новыми сверхбогатыми. Неравенство стало и остается главной проблемой в российском обществе. Это было особенно болезненно для пожилых россиян, которые больше всего пострадали после распада Советского Союза и которые с ностальгией вспоминали «миф о равенстве», увековеченный при советском режиме.В капиталистической России концепция «равенства» была перевернута с ног на голову. По мере того как экономика вошла в свободное падение, а правила устанавливали олигархи, гангстеры и коррумпированные чиновники, обнищавшее большинство оказалось все более беспомощным и подавленным.

Несмотря на страдания граждан и в целом плохие показатели российской экономики, реформы Ельцина действительно принесли некоторые положительные результаты. Что наиболее важно, к середине 1990-х годов был достигнут значительный прогресс в переходе к рыночной экономике, что сделало возврат к централизованному планированию в советском стиле маловероятным.

Однако русских это мало волновало, и они изо всех сил пытались выжить в хаотической среде. За первые семь лет правления Ельцина валовой внутренний продукт (ВВП) страны упал почти на 40 процентов, а многочисленные приступы гиперинфляции уничтожили сбережения многих граждан России.

К концу 1990-х правительство Ельцина не могло управлять экономикой, которая быстро выходила из-под контроля. Проблемы правительства усугублялись нарастающим международным экономическим кризисом.По мере того как азиатский экономический кризис 1997 года распространился по всему миру и цены на нефть, от которых сильно зависела Россия как ее основной источник поступлений в твердой валюте, российская экономика больше не могла поддерживать себя. В 1998 году российское правительство объявило дефолт по краткосрочным государственным облигациям на сумму 40 миллиардов долларов, девальвировало рубль и объявило мораторий на выплаты иностранным кредиторам. Этот катастрофический дефолт нанес удар по правительству Ельцина и привел к тому, что Ельцин ушел с поста президента чуть более года спустя.

Экономика Путина: от хаоса к стабильности

В канун Нового 1999 года больной и истощенный Ельцин обратился к народу и объявил, что немедленно уходит с поста президента Российской Федерации. Следующим президентом России стал Путин, бывший офицер КГБ, который только недавно стал премьер-министром. Народ был шокирован, но приветствовал перемены. Люди отчаянно нуждались в восстановлении порядка и в возвращении стабильности к их жизни. Это стало миссией Путина, и он ее выполнил.Он восстановил дисциплину и порядок в правительстве; поставил Государственную Думу — парламент России — в подчинение своей воле; прекратил выборы губернаторов регионов и превратил их в назначенных должностных лиц; захватили контроль над СМИ; и расправился с олигархами, сослав или заключив в тюрьму многих из них. Путину помог скачок цен на нефть с минимальных 10 долларов за баррель до максимальных 150 долларов за баррель, и он мудро использовал этот огромный приток денег в государственную казну, чтобы укрепить российскую экономику и вернуть стабильность в страну и жизни русского народа.Как следствие, значительная часть населения России, находившаяся в нижнем конце экономического спектра, перешла в средний класс. Между администрацией Путина и народом был заключен неформальный общественный договор: если народ останется вне политики, Путин обеспечит стабильность и процветание. В течение следующих восьми лет этот общественный договор дал положительные результаты. Но экономика непостоянна; они зависят от многих факторов, над которыми государственные чиновники не имеют полного контроля.2008 год оказался годом, который подтвердил эту точку зрения не только для России, но и для большей части мира.

До 2008 года Россия процветала во многом благодаря экономическим реформам, которые Путин провел с помощью своего министра финансов, известного либерального экономиста Алексея Кудрина. Они увеличили доход от налогов за счет упрощения налогового кодекса и введения фиксированной 13-процентной ставки для личного дохода, благодаря которой в налоговые списки попало больше людей. Они также ужесточили меры пресечения в отношении тех, кто не платил.Они модернизировали и повысили дисциплину бюджетного процесса на федеральном и региональном уровнях. И, пожалуй, самое главное, они создали стабилизационный фонд для защиты государства и экономики от колебаний цен на нефть и газ, которые являются крупнейшим источником доходов России. В течение первых двух президентских сроков Путина (2000–2004 и 2004–2008 гг.) Российская экономика процветала, и люди участвовали в этом экономическом подъеме. По словам известного российского экономиста Сергея Гуриева, «за десять лет с 1999 по 2008 год ВВП России вырос на 94%, а ВВП на душу населения — вдвое.Это самое выдающееся десятилетие в современной истории российской экономики ».

Но другая группа выиграла еще больше. Возникла новая элита, сменившая многих олигархов ельцинских лет. Это были люди, близкие к Путину, еще с тех времен, когда он работал в КГБ или когда он был заместителем мэра Санкт-Петербурга в 1990-х годах. Благодаря тесным связям с Путиным они смогли получить контроль над важными секторами российской экономики и стали руководителями государственных компаний, выросших после национализации активов многих олигархов бывшей ельцинской эпохи.Постепенно Путин создал состояние кланового капитализма, которое поддерживалось так называемыми силовиками — влиятельными фигурами из служб безопасности и военных, — которые были активными участниками все более коррумпированной системы Путина.

Возникли фракции и соперники, которые сражались за активы. Согласно этой системе, Путин вознаграждает одних над другими, но те, кто получал вознаграждение, обязаны реализовывать проекты, приносящие большую политическую и / или экономическую выгоду для страны. Сегодня ясно, кто является фаворитом Путина, но называть Путина кукловодом — упрощение.Многое из того, что происходит в высших эшелонах окружения Путина, теперь происходит без прямого вмешательства Путина, поскольку система, хотя и громоздкая, продолжает функционировать как фундаментальная опора путинского режима. Хотя это дает определенные результаты, в долгосрочной перспективе это не способствует росту российской экономики. Это тормозит развитие инициативы и предпринимательства на низовом уровне и ставит под угрозу перспективы реформ, которые так необходимы для будущего российской экономики.Нынешняя система основана на фаворитизме, коррупции и взяточничестве — трех аспектах российской жизни, которые не ограничиваются только элитой, но пронизывают все общество. Эта система ложится тяжелым бременем на простых россиян и особенно болезненна, когда экономика вступает в спад.

Экономика Путина: от стабильности к стагнации

В мае 2008 года Владимир Путин ушел с поста президента после двух сроков, как это ограничивается Конституцией России. Он передал пост своего премьер-министра Дмитрия Медведева, который занимал этот пост в течение следующих четырех лет.Путин, в свою очередь, занял пост премьер-министра, но на самом деле остался у власти «за троном», как это делали регенты для молодых, неопытных царей в годы российской империи.

Медведев в то время имел репутацию либерального реформатора. В качестве президента он выступил с смелым планом модернизации российской экономики и отказа от нефти и газа в пользу технологий. Краеугольным камнем этой программы стало создание сложного и грандиозного технологического центра под названием «Инновационный центр Сколково», расположенного на окраине Москвы и возглавляемого Виктором Вексельбергом, одним из приближенных Путина и «новым» олигархом.Хотя «Сколково» внесло свой вклад в технологическое развитие России, оно не оправдало ожиданий стать российской Кремниевой долиной. Частично это связано с общим отсутствием критического духа предпринимательства и инициативы, которое сдерживается коррупцией, недостаточной защитой прав собственности, слабым соблюдением законности и в целом непривлекательной деловой средой. В России есть чрезвычайно талантливые ученые и инженеры, но многие из них переходят на более привлекательные должности за рубежом, чем остаются в России.

Президент Медведев также пообещал укреплять верховенство закона, защищать гражданские свободы и проводить реформы для содействия экономической свободе и развитию. Но эти стремления были недолговечными. Экономический кризис, обрушившийся на Россию в 2008 году, перечеркнул все планы реформ, и Россия была вынуждена перейти в режим борьбы с ущербом. Многие экономические достижения предыдущих лет потерпели неудачу, от которых они не смогли полностью оправиться. Кремль сосредоточил свои усилия на том, чтобы помочь государственным компаниям пережить экономический шторм.Небольшие компании, которые не могли рассчитывать на помощь государства, обанкротились или понесли серьезный ущерб. Государство не доживало до конца неформального общественного договора с русским народом. Обещание Кремля дальнейшего процветания и экономического роста больше не было реалистичным.

В мае 2012 года Путин вернулся на пост президента, а Медведев снова занял пост премьер-министра. Этот обмен, который русские назвали «рокировкой», если использовать шахматный термин, стал возможным благодаря изменению в Конституции России, внесенному во время президентства Медведева, которое позволило Путину отбыть еще два срока и продлило срок полномочий президента с четырех. до шести лет.

Возвращение Путина на пост президента возмутило значительную часть населения России, которая вышла на улицы Москвы, Санкт-Петербурга и других городов в знак протеста. Самая жестокая демонстрация, во время которой многие были избиты и арестованы, прошла на Болотной площади через Москву-реку от Кремля 6 мая 2012 года, за день до инаугурации президента Путина на свой третий срок. Изображения на телевидении и в мировых СМИ были графическими. Они резко контрастировали с пустыми улицами в центре Москвы на следующий день, когда Владимир Путин ехал на своем лимузине в Кремль на свою инаугурацию.Послание не могло быть более ясным: российский народ — по крайней мере, определенная часть из них — не хотел еще шести, а может быть, 12 лет правления Путина.

Президент Путин, согласно многочисленным сообщениям, был шокирован демонстрациями против него и пообещал подавить оппозицию ему и его режиму. Физическая сила может стать мощным сигналом, но Путину нужно было больше, чем просто усиление своего авторитарного правления и демонстрация мощи государства. Ему также нужно было послание, которое было бы привлекательно для большинства россиян, которые не протестовали активно, но недовольны своей жизнью.

Когда Путин вернулся на пост президента в 2012 году, модель экономического развития, потерпевшая смертельный удар в 2008 году, была исчерпана. Расцвет первых восьми лет правления Путина и неформального общественного договора закончился. Вместо этого режим сформировал идеологию, основанную на консервативных социальных и религиозных ценностях, и воскресил традиционную угрозу России со стороны враждебного Запада. Правление Путина стало более авторитарным, а политическая оппозиция во главе с небольшим, но громким меньшинством все больше подавлялась.

Требовалось ускорение политических и экономических реформ. Произошло замедление. Хотя режим продолжал говорить о необходимости реформ, мало что было сделано. Темпы роста начали стремительно снижаться. По словам российского экономиста Сергея Гуриева, среднегодовые темпы роста с 2010 по 2019 год были менее 2 процентов. Россия вступила в период застоя и не показывала никаких признаков восстановления экономики. Иностранные инвестиции резко сократились, а отток капитала ускорился.По прогнозам Сергея Гуриева, к периоду 2014–2018 годов потери от российских денег, покидающих страну, составят 320 миллиардов долларов, или примерно 4 процента ВВП в год.

2014 год стал еще одним критическим годом для России и вызвал политические и экономические кризисы, от которых Россия еще не полностью оправилась. В течение большей части своего третьего срока Путин продолжал отвлекать внимание от слабой экономики, нападая на своих внешних и внутренних врагов и продвигая масштабные проекты, такие как зимние Олимпийские игры 2014 года, которые стоили более 50 миллиардов долларов — самые дорогие Олимпийские игры за всю историю.Значительная часть средств поступила от приятелей Путина-миллиардеров, в том числе Виктора Вексельберга, который также финансировал «Сколково». Но гордости за такие проекты было недостаточно, чтобы отвлечь россиян от их усугубляющихся экономических проблем. Более того, упор на консервативные ценности и туманная угроза со стороны Запада больше не вызывали такого же интереса и энтузиазма, как в предыдущие несколько лет. Это отразилось на рейтинге одобрения Путина, который упал до минимума 60-х. Требовалось что-то более зрелищное.

Эта потребность была удовлетворена аннексией Крыма Россией и активной поддержкой и участием в войне в украинском регионе Донбасса. Путин сплотил нацию за собой. Своими действиями на Украине он внушил подавляющему большинству россиян национальную гордость. Взамен он получил их лояльность и поддержку. Опасения по поводу экономического роста на время отложили. Путин покорил россиян, и рейтинг его одобрения резко вырос.

Но эта эйфория длилась недолго.Экономические санкции, введенные Западом, и контрсанкции России в отношении европейских продуктов питания [2] начали кусаться. Вскоре Россия вступила в очередной экономический кризис, выход из которого был медленным и неравномерным.

В 2014 году цены на нефть снова упали. Санкции Вестерса усилились и глубже проникли в российскую экономику. Инвесторы, как российские, так и иностранные, искали более привлекательные рынки. 5 ноября 2014 г. Центральный банк России объявил, что больше не будет обеспечивать гарантию стоимости рубля.

В течение двух лет государственный бюджет России показал признаки экономического спада. Расходы на оборону, которые имели амбициозный прогноз роста, были сокращены, как и расходы на программы социального обеспечения. Уровень производства снизился, как и общее качество жизни в России. К 2019 году, через пять лет после начала последнего экономического кризиса, рост России оставался слабым и ниже темпов роста в большинстве развитых стран. С поправкой на инфляцию средний россиянин в 2019 году зарабатывал меньше, чем в 2014 году.

Однако в это неспокойное время российское правительство и российская экономика адаптировались к санкциям и получили от них определенные выгоды. По данным Международного валютного фонда, санкции сократили объем производства в России только на 1,0–1,5 процента. Некоторые отрасли экономики выросли. Одним из важных секторов является сельское хозяйство, которое сейчас переживает бум из-за санкций и контрсанкций в отношении продуктов питания. На своей ежегодной пресс-конференции 19 декабря 2019 года президент Путин указал на эти достижения.Он также рассказал о росте оборонного производства. «В России никогда не было вертолетного двигателестроения. Теперь у нас … У нас не было двигателей для морских судов. Теперь мы… Наша экономика… адаптировалась к внешним потрясениям, а национальная валюта, кстати, стала намного более устойчивой по отношению к возможным колебаниям цен на энергоносители ».

Россия также адаптировала свой финансовый сектор к санкциям. Он разгрузил большую часть своих казначейских облигаций США и накапливает золото. Он также разработал свою собственную независимую систему банковских переводов на случай блокировки от использования SWIFT — всемирной межбанковской финансовой телекоммуникационной системы.

Цены на нефть до недавнего времени росли, и российский бюджет находится в гораздо лучшем состоянии. Экономика снова растет, но медленно. Кремль сейчас сосредоточен на том, что он называет «национальными проектами» по улучшению инфраструктуры России, тем самым стимулируя экономический рост. С макроэкономической точки зрения экономика России улучшается, хотя и очень медленно. Россия сейчас имеет профицит бюджета и установила консервативные бюджетные цели.

С микроэкономической точки зрения, однако, российская экономика не в хорошей форме, несмотря на небольшой рост (0.8 процентов в 2019 году) в росте реальных располагаемых доходов. Правительство России не восстановило расходы на социальные программы до докризисного уровня. Более того, на россиян возложено дополнительное бремя в виде увеличения возраста для получения права на государственную пенсию и повышения налога на добавленную стоимость (НДС) с 18 до 20 процентов — бремя, которое вредит российскому потребителю. Граждане России чувствуют, что их жизнь не становится лучше, и возлагают ответственность на Путина. По данным независимого социологического агентства «Левада-центр», около 65% российских домохозяйств не имеют сбережений, и число банкротств растет.

Одним из ключевых факторов, влияющих на рост экономики России, являются частные инвестиции. Правительство утверждает, что сейчас хорошие условия для инвестиций. Это указывает на рекордно низкую инфляцию, профицит бюджета и стабильный рубль. Но инвесторы остаются осторожными. Их беспокоят непредсказуемость правил ведения бизнеса в России, политизация судебной системы и сложность получения справедливых судебных решений, продолжающееся вмешательство и давление на бизнес со стороны силовых структур, отсутствие стимулов и реформа судебной системы. экономика необходима для стимулирования инвестиций и роста, а также повсеместной укоренившейся коррупции, которая, согласно некоторым опросам, усугубляется.

В результате санкций государственный бюджет и государственные банки являются основными источниками инвестиций. Следовательно, экономика сделала значительный упор на крупномасштабные проекты, финансируемые государством, которыми управляют государственные корпорации, возглавляемые некоторыми из самых богатых соратников Путина, которые, по иронии судьбы, находятся под международными санкциями. В результате эти государственные компании становятся больше и богаче, косвенно благодаря санкциям, целью которых было наказать этих бизнесменов за их участие в незаконной деятельности России в Крыму и на востоке Украины.

Важным аспектом любой здоровой экономики является вклад малых и средних предприятий (МСП). В России МСП определяется как бизнес, в котором работает менее 150 человек, с годовым доходом менее двух миллиардов рублей (около 31 миллиона долларов) и соблюдающим определенные правила владения и управления. В течение многих лет МСП боролись с вялой экономикой, широко распространенной коррупцией, отсутствием эффективного верховенства закона и произвольными и быстро меняющимися нормативными актами.По данным Росстата, МСП составляют всего 20,2% российской экономики. Это снижение с 22 процентов в 2017 году. Для поддержания роста российской экономики необходимо сделать гораздо больше для содействия расширению роли МСП. Напротив, три балтийских государства — Эстония, Латвия и Литва, которые также входили в состав бывшего Советского Союза, успешно повысили роль МСП в своей экономике. Сейчас на них приходится более двух третей их ВВП.

Хотя российская экономика растет, она не растет достаточно быстро, чтобы идти в ногу с остальным миром. С течением времени это означает, что российская экономика в том виде, в каком она сложилась в настоящее время и в которой отсутствуют серьезные реформы и реструктуризация, неизбежно столкнется со снижением уровня жизни и экономической стагнацией. Темпы роста в 2019 году остались на уровне около 1,0 процента — показатель, который оставался довольно постоянным с начала экономического кризиса 2014 года. Экономисты надеются, что рост в 2020 году улучшится, но мнения расходятся относительно того, насколько быстро он будет ускоряться.Правительство России возлагает надежды на «национальные проекты» по оживлению экономики, а официальные лица продолжают говорить об экономических реформах. Прогресс в реализации этих двух важных мер по стимулированию российской экономики имеет решающее значение для ее роста и процветания страны.

Проклятие российской экономики: неравенство богатства и бедность

В начале этого эссе я процитировал два популярных мема, которые россияне часто повторяют, сталкиваясь с главной проблемой, с которой они сталкиваются в своей повседневной жизни, — огромным неравенством благосостояния и бедностью. .Согласно совместному исследованию Высшей школы экономики и государственного банка ВЭБ, «3% самых богатых россиян владели 89% всех финансовых активов в 2018 году». Газета Moscow Times сообщает, что «число миллиардеров в России выросло с 74 до 110 в период с середины 2018 до середины 2019 года, а количество миллионеров выросло с 172 000 до 246 000». Хотя богатые люди России действительно понесли убытки в самые тяжелые годы последнего финансового кризиса (2014–2015 гг.), Они быстро восстановились.Согласно рейтингу Forbes, общее состояние 200 крупнейших российских компаний в 2019 году было на 15 миллиардов долларов больше, чем в 2014 году.

На другом конце экономического спектра Росстат сообщил в прошлом году, что 14,3 процента населения (21 миллион люди) бедные. Это рост по сравнению с 2018 годом, когда этот показатель составлял 12,9 процента. Эти люди не оправились от последнего финансового кризиса. По словам экономиста Йельского университета Кристофера Миллера, россияне становятся все беднее и беднее. «2018 год стал пятым годом подряд, когда располагаемые доходы россиян с поправкой на инфляцию падали.Росстат также сообщает, что «почти две трети (63,5%) российских домохозяйств имеют достаточно денег только для покупки продуктов питания, одежды и других предметов первой необходимости». По данным Центрального банка России, 75 процентов населения не в состоянии что-либо откладывать каждый месяц, а почти треть тех, кому удается вкладывать деньги в сбережения, делают это, экономя на еде.

Россиян очень обеспокоены состоянием экономики. По данным независимого российского социологического агентства «Левада-центр», «72 процента россиян обеспокоены ростом цен, 52 процента — растущим обнищанием, а 48 процентов говорят, что одной из самых больших проблем страны является безработица.Эти опасения выходят за рамки тех, кто находится на нижних ступенях экономической лестницы, и распространились на средний класс. По мере того как экономика стагнирует и покупательная способность российских потребителей снижается, растущее социально-экономическое недовольство угрожает усилением нестабильности и повышает риск народных демонстраций против режима Путина, что в последний год происходило все чаще. Популярная российская газета « Московский комсомолец » писала о растущей социальной напряженности в российском обществе.Согласно недавнему опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения, «86 процентов населения говорят, что антагонизм между богатыми и бедными стал сегодня главной проблемой. Общество раздроблено, прежде всего, из-за экономического неравенства ».

Реакция правительства России на растущее недовольство тяжелым экономическим положением значительной части населения России заключается в продолжении обещаний реформ, оказании давления, когда это необходимо, и подавлении — часто с усилением насилия — народных демонстраций против ухудшения экономических условий .Однако наиболее вопиющим является полное игнорирование правительством тяжелого положения своих граждан с низкими доходами. Недавно ведущая новостей из восточного региона России, Камчатки, рассмеялась, читая сообщение об увеличении некоторых социальных выплат. Согласно сообщению, получатели получат чуть больше 1500 рублей (23,50 доллара США) в месяц на оплату лекарств, санаторно-курортных путевок и «международных поездок» на курорты. Неудивительно, что среди населения так много цинизма по поводу заинтересованности правительства в их нуждах.

Миллер из Йельского университета цитирует русский рассказ, который иллюстрирует затруднительное положение, с которым сталкиваются как российский потребитель, так и власти. Миллер говорит, что

население ведет перетягивание каната между своими холодильниками и телевизорами. Холодильник пустой, но телевизор говорит, что все отлично. А для тех, кто не верит телевидению, есть полицейская дубинка… [Поскольку] пока россияне сидят дома, у Кремля нет причин держать свои холодильники полными.

Несмотря на более успешные макроэкономические показатели России, последствия стагнации экономики на микроэкономическом уровне для потребителей и населения в целом представляют собой серьезную проблему для будущего российской экономики и ее политической системы.Обещание реформы, которое многократно повторяется до тошноты на протяжении многих лет как панацея от российских бед, содержит в себе неотъемлемую угрозу самой политической системе — системе, которая в значительной степени несет ответственность за беды России. Сможет ли российская экономика и дальше оставаться без существенных изменений? Будет ли реализация реформы неизбежной? Решения, принятые в ближайшие несколько лет, вполне могут определить судьбу российской экономики.

Необходимость реформ

Нет никаких сомнений в том, что Россия не сможет продолжить свой нынешний путь и погрязнуть в экономической стагнации, если она хочет восстановить свой статус великой державы, стать более сильным игроком на мировой экономической арене и обеспечить лучшая жизнь для своего народа.Россия должна модернизироваться и проводить значимые реформы, чтобы двигаться вперед. Без изменений Кремль рискует усилить социальные волнения и еще больше упасть уровня жизни.

Президент Путин признал эту проблему в своем Послании народу Федеральному Собранию 15 января 2020 года, в котором он сказал, что повышение уровня доходов граждан России является «… важнейшей задачей правительства и Центрального банка. . » Он подчеркнул, что «нужны структурные изменения в национальной экономике и повышение эффективности.Он также пообещал более высокие темпы роста ВВП и увеличение инвестиций в экономику. Такие обещания хороши и хороши, но без устойчивых, агрессивных государственных программ и инициатив частного предпринимательства это просто пустые слова.

Самый известный российский либеральный экономист и бывший министр финансов Кудрин выразил озабоченность по поводу направления российской экономики. В июне 2019 года он дал следующую оценку: « За последние шесть лет страна не воспользовалась возможностями, и наша доля в мировой экономике упала.Мы не стали более конкурентоспособными и эффективными. Мы находимся в состоянии экономической стагнации, которая не вызывает оптимизма ». Он добавил, что наблюдается «снижение реальных доходов». И когда в 2019 году так много молодых людей живут за чертой бедности, это меня беспокоит, и многие граждане могут начать выражать свои опасения ». Под этим он подразумевает, что теперь есть больше шансов, что молодые люди выйдут на улицы и протестуют, несмотря на угрозу подавления со стороны правительства и насилия. Разочарование нарастает, но удовлетворительная коррекция курса не является неизбежной.

Препятствия на пути реформ огромны. Самым большим препятствием является само государство. Государство и его высшее руководство, его бюрократия и его подчиненные олигархи извлекли огромную пользу из нынешней системы и разбогатели благодаря строгому контролю, который они осуществляют над экономикой. У них нет намерения отказываться от этого контроля и симбиотических отношений между этими центрами силы, из которых они черпают свою поддержку и силу. Поэтому они будут продолжать полагаться на спонсируемые государством проекты, разработку природных ресурсов и ограничительные правила, чтобы сохранить свое господство и препятствовать конкуренции и инициативе снизу.Следовательно, такие важные элементы свободной и справедливой экономики, как неприкосновенность частной собственности, личная свобода, справедливое и равноправное осуществление верховенства закона, независимая судебная система и эффективная и упорная борьба с коррупцией, избегаются как анафема для поддержания текущий политический и экономический режим.

Из-за деспотического управления и растущей экономической стагнации, которые все больше напоминают некоторые из худших черт режима Брежнева 1970–1980-х годов, способность экономики к диверсификации и росту снижается.Путин периодически смело говорит об изменениях, повышении уровня жизни и устранении самых ужасных злоупотреблений своего коррумпированного режима, а также о проведении значимых реформ и инвестировании в человеческий капитал и следующее поколение лидеров. Однако такие шаги, если они будут предприняты, могут угрожать разрушением самой структуры контроля, на которой построен его авторитет. Результатом может быть хаос.

«Национальные проекты» — надежда на экономическое процветание?

Разочарование — это не просто эмоция, которую разделяет большая часть населения в целом; это также мнение многих талантливых экономистов, руководителей предприятий и правительственных чиновников, которые хотели бы, чтобы Россия придерживалась другого курса.Они разочарованы тем, что их голоса не слышны, что они не могут добиться положительных изменений и реально изменить жизнь своих соотечественников. Многие продолжают попытки, но другие могут дольше мириться с несправедливостью системы и отсутствием возможностей для профессионального развития. Вместо этого они предпочитают оттачивать свои знания и навыки и развивать свою карьеру за пределами России. Хотя внешний мир выигрывает от этих талантливых юношей и девушек, Россия проигрывает, будущее России проигрывает.

Тем временем режим Путина продолжает искать выходы из своего экономического лабиринта, не отказываясь от рычагов контроля, которые он так неукоснительно охраняет. Последней надеждой на построение «светлого будущего» [3] являются так называемые «национальные проекты».

Программа «12 национальных проектов», инициированная Кремлем в 2018 году, представляет собой попытку создать новую экономическую модель, основанную на инвестициях со стороны предложения. Программа нацелена на массовое развитие инфраструктуры, значительный рост здравоохранения и образования, а также на крупномасштабную экономическую модернизацию в течение шести лет стоимостью 400 миллиардов долларов, треть из которых должна поступить от частного сектора.Эта программа включает в себя крупные проекты строительства дорог, мостов, железных дорог и аэропортов, значительную реконструкцию городского жилья, расширение и модернизацию нефте- и газопроводов, а также крупномасштабные инвестиции в развитие арктического морского пути «Северный проход» между Дальний Восток и Европа.

Критика нацпроектов широко распространена не только среди населения, но и среди многих экономистов. Они утверждают, что программа слишком амбициозна и не сможет изменить экономику, что она принесет пользу крупному бизнесу, а не российскому потребителю.Минэкономразвития заявляет, что инвестиции в нацпроекты приведут к увеличению темпов роста за шесть лет на 85 процентов. Но экономист Евгения Слепцова из Oxford Economics утверждает, что: «Национальные проекты не являются прорывом для модели роста России, пока институты продолжают ограничивать производительность, а численность населения трудоспособного возраста сокращается. Россия по-прежнему ищет роста не в тех местах ». Российский экономист Гуриев также весьма критически относится к нацпроектам.Он утверждает, что они обойдутся российским налогоплательщикам в триллионы рублей, но увеличат ВВП России, по данным Международного валютного фонда, в среднем всего на 1,4 процента к 2023 году, что, как указывает Гуриев, вернет Россию на прежний уровень. в 2008 году она составляла

Гуриев так резюмирует критику национальных проектов:

Неудивительно, что эксперты и инвесторы мало верят в эффективность масштабных государственных инвестиций в стране, печально известной коррупцией.Решение проблем России лежит в прямо противоположном направлении — в реализации давно обещанных реформ: защита прав собственности, соблюдение законности и конкуренции, снижение роли государства в экономике, борьба с коррупцией, реинтеграция России в мировую экономику, и инвестирование в человеческий капитал.

Другие критики признают проблемы национальных проектов и признают, что они, скорее всего, не принесут результатов, как было обещано, но они утверждают, что эти проекты следует рассматривать не только с экономической точки зрения, но и через политическую призму.Даже если будет достигнут лишь ограниченный прогресс, Кремль будет использовать это как знак своей приверженности делу улучшения жизни в России для всех. С приближением выборов — 2021 года в Государственную Думу и 2024 года — в президенты, это может стать мощным инструментом для политиков.

Технологии и реформы

Одна из основных проблем, с которыми сталкивается Россия, — недостаточная диверсификация экономики. Основным источником доходов на протяжении многих лет является разработка и экспорт природных ресурсов, в первую очередь нефти и природного газа.Кремль осознает эту проблему, признает необходимость увеличения инвестиций в технологии и цифровизацию экономики, но борется с принятием необходимых мер для решения этой проблемы. Бывший премьер-министр Медведев был известен своим увлечением технологиями. Он был одним из первых высокопоставленных правительственных чиновников России, у которых был Apple iPhone. Он был большим поклонником Кремниевой долины и стремился повторить ее разработку инновационных технологий, построив инновационный центр «Сколково».Новый премьер-министр Михаил Мишустин — экономист, известный продвижением цифровых технологий на рабочем месте. Есть надежда, что Мишустин будет более успешным пропагандистом, чем Медведев, в расширении российского развития инновационных технологий.

К сожалению, передовые технологии и цифровизация, а также их коммерциализация сталкиваются с теми же проблемами и препятствиями, что и большинство других аспектов экономики. Хищническая практика правительства, отсутствие верховенства закона, подавление инициативы, произвольные правительственные постановления и плохой инвестиционный климат оказывают сдерживающее воздействие, особенно на частные российские компании, у которых есть таланты, но не ресурсы для преодоления множественности препятствия, которые правительство ставит на их пути к успеху.До тех пор, пока государство не изменит свою традиционную концепцию, что люди служат государству, на концепцию, которая наделяет людей полномочиями и предоставляет экономические и политические ресурсы для реализации инициатив, приносящих пользу обществу и государству, Россия будет оставаться намного ниже ведущих стран мира в этих областях. развития технологий и инноваций. По словам российского ученого Эндрю Качинса, Путин сказал, что «какая бы страна ни доминировала над искусственным интеллектом, будет править миром». Кучинс утверждает, что «может быть, он прав, а может, и нет.Однако ясно то, что его политика, проводимая на протяжении почти 20 лет, по большей части наносила ущерб, а не помогала технологической конкурентоспособности России и перспективам долгосрочного устойчивого экономического роста ».

Перспективы значимых реформ

Путин предпринял несколько попыток реформ за свои 20 лет у власти. Большинство этих попыток не увенчались успехом. Можно ли ожидать, что реализация национальных проектов, смена руководства правительства при новом премьер-министре или ожидание предстоящих выборов приведут к существенным изменениям в политике, которые могут привести к оживлению экономики, которая служит интересам не только элиты? а простых граждан тоже?

Большинство экспертов придерживаются пессимистической точки зрения.Как минимум, они утверждают, что в связи с приближающимися выборами власти не будут пытаться произвести какие-либо радикальные изменения, которые могли бы нанести вред их избирателям или поставить под угрозу правящую элиту. Ключом к 20-летнему правлению Путина было поддержание хрупкого политического баланса между различными фракциями власти и богатства в стране. Как поясняет Леонид Бершидский, обозреватель Bloomberg View : «Президент России предпочел бы сидеть сложа руки, чем рисковать нарушить хрупкое политическое равновесие, обеспечивающее его власть.

Бершидский далее объясняет, почему реформы представляют угрозу для Кремля. Реформы, утверждает Бершидский, сокращение государственного следа на

подорвет важнейшую опору путинского режима. Более надежной опорой Путина являются сотрудники различных ветвей власти и госкомпаний. Друзья Путина-миллиардеры разбогатели на госзакупках… и это остается единственным источником их дальнейшего процветания. А Путину нужно делать своих друзей счастливыми, если он хочет избежать удара в спину.Учитывая политические ограничения режима, трудно понять, как Россия может обезвредить такие экономические бомбы замедленного действия, как падение инвестиций, хронический отток капитала и пугающая структура долга домохозяйств.

В своей книге « Система Путина » Григорий Явлинский, ветеран либеральной политической жизни и экономист, утверждает, что «перспективы [экономической реформы] мрачны. Неспособность реформировать экономику обрекает Россию на ужесточение авторитаризма и медленный коллапс ». «Единственное решение, — говорит Явлинский, — это обучить достаточное количество граждан, чтобы, когда наступит следующая« развилка », они могли изменить систему.

Следующая «развилка» может произойти в 2024 году с президентскими выборами или раньше, если Путин решит, что его будущее уже надежно обеспечено. Изменение системы может означать, среди прочего, новую экономическую модель и новую политику для России. Это может быть достигнуто за счет создания более благоприятного климата для иностранных и внутренних инвесторов, принятия и внедрения соответствующих нормативных актов и механизмов обеспечения соблюдения для привлечения большего числа инвесторов и поощрения, а не противодействия инициативе снизу.

Как мы видели в прошлом, Кремль и его союзники рассматривают такие изменения как угрозу своему контролю и власти, несмотря на выгоды для страны. Российское правительство охладило международное инвестиционное сообщество, когда в феврале 2019 года арестовало по сомнительным обвинениям крупного американского инвестора в России Майкла Калви. После нескольких месяцев в тюрьме Калви был помещен под домашний арест, где он все еще ожидает суда и решения своей судьбы. Это решение не только определит судьбу Калви; это также может повлиять на судьбу будущих иностранных инвестиций и курс российской экономики.

Пройдет много времени, чтобы тучи, нависшие над российской экономикой, рассеялись, даже если Россия будет искать другое направление на будущей «развилке дорог». А до тех пор, похоже, Кремль будет продолжать сидеть на корточках и избегать любых шагов, которые могут поставить под угрозу статус-кво правящей элиты, их влиятельных деловых партнеров и системы, которая их поддерживает.

Что прогнозируют ведущие эксперты для российской экономики?

Будущее направление российской экономики неясно, и прогнозы экспертов сильно расходятся.Они варьируются от умеренно оптимистичных (по мнению некоторых российских государственных чиновников) до ужасающих. Большинство аналитиков видят продолжающуюся стагнацию на микроэкономическом уровне с некоторым незначительным повышением уровня жизни, в зависимости от того, насколько серьезно власти относятся к выделению ресурсов на эти усилия. Мало кто из экспертов сомневается, что правящая элита откажется от своей жесткой хватки над экономикой и источниками дохода.

Некоторые придерживаются более радикальной точки зрения и предсказывают потенциальный социально-экономический апокалипсис, если радикальная политическая реформа не будет начата в 2024 году, когда срок Путина на посту президента закончится и будет избран новый президент.Большинство экспертов выступают против таких взглядов, настаивая на том, что русские исторически более терпимы к авторитарному правлению и готовы мириться с определенными трудностями, если их оставляют в покое, чтобы управлять своей повседневной жизнью разумно приемлемым образом.

Вместо прогнозного вывода из-за неопределенности развития российской экономики я предлагаю выборку мнений видных экспертов о том, чего ожидать от российской экономики в ближайшие годы.

Тренин, директор Московского центра Карнеги, проницательный обозреватель и аналитик российской сцены, рассматривает проблему в широком политико-экономическом контексте.Он написал в Twitter 21 января 2020 года следующее: «В 1999 году Путин унаследовал почти хаос; за следующие 20 лет ему удалось превратить его в условно стабильный авторитарный и персоналистический политический режим. Сейчас его амбиции — превратить режим в государство. Тяжелая работа.»

После назначения Мишустина новым премьер-министром России 15 января 2020 года Кирилл Дмитриев, генеральный директор суверенного фонда Российского фонда прямых инвестиций, дал неудивительно положительную оценку.Он сказал, что ожидает, что правительство Мишустина сосредоточится на «росте, привлечении дополнительных инвестиций и увеличении темпов реализации национальных проектов — задаче, которая была обозначена президентом в своем послании Федеральному собранию». Дмитриев считает, что эти меры должны помочь увеличить экономический рост до 3 процентов в 2021 году — цифры, которую Россия не видела уже несколько лет.

В интервью 8 августа 2019 г. популярной газете Московский комсомолец экономист и профессор престижной московской Высшей школы экономики Игорь Николаев дал более мрачную оценку.Он предсказал, что Россия столкнется с новым экономическим кризисом, и объяснил, почему:

Новый кризис неизбежен по четырем причинам: структурные дисбалансы в российской экономике, санкции и контрсанкции, тенденции к снижению цен на нефть и замедление мирового экономического развития. .… Кризис обязательно произойдет.… Скорее всего, он наступит в 2020 году. В лучшем случае может задержаться до 2021 года.… Если санкции будут более жесткими, то рубль немедленно отреагирует падением.… [Это будет] будет с последующим ростом цен и, как следствие, инфляция будет расти.

Чтобы предотвратить такой кризис, он призвал принять три меры: «… снижение налогов, отказ от контрсанкций и обеспечение подлинной свободы для предпринимателей. Однако наше правительство в любом случае до сих пор действовало с точностью до наоборот ».

Осознавая угрозу, которую слабая экономика представляет для внутренней и внешней политики России, Stratfor, известная американская платформа геополитической разведки, опубликовала свою оценку в журнале Worldview 14 декабря 2019 года.Они предсказали, что «в конечном итоге экономические проблемы России не только будут способствовать внутренней политической и социальной нестабильности, но и будут продолжать ограничивать способность Москвы проецировать силу на международном уровне». Они отмечают, что «экономическая слабость ограничивает ресурсы, доступные России для реализации своих интересов за рубежом, а также заставляет Россию делать упор на экспорт и добычу полезных ископаемых, которые могут способствовать развитию экономики у себя дома».

Йельский университет Миллера предлагает наиболее широко распространенный взгляд на будущее российской экономики.«Ожидайте новых обещаний от государства», — говорит Миллер,

[B], но не ожидайте, что многое изменится. Кремлевский стиль правления у себя дома и конфронтация с Западом за границей сковывают его. По прогнозам правительства страны, в следующие пять лет экономика России практически не будет расти. Учитывая такие мрачные прогнозы, в отсутствие нового внешнего кризиса, вокруг которого можно было бы сплотиться, россияне, вероятно, сочтут политику Кремля устаревшей. Но несвежий может быть стабильным, даже если рейтинг одобрения Путина еще больше упадет.… Россияне, к сожалению, привыкли к экономической стагнации и неэффективному правительству — и вряд ли в ближайшее время им будет предложена альтернатива.

В заключение я приведу оценку Джейка Корделла, репортера по вопросам бизнеса и экономики в газете Moscow Times , который фокусируется в первую очередь на макроэкономических вопросах, которые на первый взгляд представляют более позитивную картину. В статье в газете Moscow Times от 26 декабря 2019 года Корделл написал:

2019 год был впечатляющим годом для российского делового мира.Российский фондовый рынок был одним из лучших в мире — он вырос более чем на 40% в долларовом выражении и при этом установил новые рекорды. Корпоративная прибыль резко выросла — на 12% и на пути к достижению исторической отметки в 15 триллионов рублей (340 миллиардов долларов). В процентах от ВВП корпоративная прибыль России составляет около 14%, что более чем вдвое превышает уровень Китая по сравнению с 8,5% в Соединенных Штатах. Компании ожидают того же в 2020 году. Тем не менее, если коснуться поверхности, оптимизм и возможности быстро натолкнутся на немаловажный набор проблем.Есть много рисков и опасений, и компании не уверены в своем будущем. Риск снижения внутреннего спроса продолжает беспокоить предприятия — большая часть этого, несомненно, связана с замедлением экономического роста, повышением НДС, повышением пенсионного возраста, торговым эмбарго [санкциями] и другими тенденциями, такими как многолетние снижение доходов потребителей. Нерешенный набор знакомых проблем, в том числе вмешательство государства в деятельность частных компаний и очевидное отсутствие защиты инвесторов, также сохраняется над бизнес-сообществом.«По мере приближения 2020-х годов Россия оказывается в ловушке между необходимостью найти новые драйверы роста, чтобы стимулировать умирающий экономический рост, и политической экономией, призванной защищать корыстные интересы устоявшихся игроков», — заявила [британская консалтинговая компания по глобальным рискам и стратегическим вопросам] Maplecroft [ Дарах] Макдауэлл. Более ограничительные условия для российского интернета и технологического пространства станут основной тенденцией в 2020 году. Деловые ассоциации и инвесторы по-прежнему вызывают озабоченность, характерную для начала 2000 или 2010 годов, — криминализация корпоративных споров, раздутая бюрократия, правительство. вмешательство, устаревшие правила, слабая защита инвесторов, политизированная судебная система — все это показывает, что изменения в России происходят медленно.Опросы также показывают резкое недовольство российских предпринимателей современным бизнес-климатом. Опрос PwC [PriceWaterhouseCoopers] показал, что 52% владельцев бизнеса считают, что вести бизнес в неспокойные 1990-е было легче, чем сегодня. Стюарт Лоусон, ветеран британского банкира, приехавший в Россию в 1990-х годах, сказал: «Что касается России, я люблю говорить: никогда не бывает так плохо, как кажется, но никогда не бывает так хорошо, как вы надеетесь».

«Это никогда не бывает так плохо, как кажется, но никогда не бывает так хорошо, как вы надеетесь.Эти слова справедливы для многих вещей в России, не только для экономики. Они также напоминают проницательное наблюдение Виктора Черномырдина, самого долгого премьер-министра президента Бориса Ельцина, который сетовал: «Мы хотели лучшего, но всегда получалось одинаково». Ради русского народа и его будущего будем надеяться, что два мема, процитированные в начале этого эссе, в конечном итоге заменятся более позитивным и многообещающим мировоззрением и «светлым будущим», которое людям было обещано со времен Советского Союза. дней и было так неуловимо, фактически становится реальностью.

Вашингтон, округ Колумбия
Март 2020 г.

[1] Шоковая терапия — это стратегия максимально быстрого перехода к рыночной экономике. Стратегия основана на либерализации цен, стабилизации бюджета, прекращении субсидий и приватизации промышленности.

[2] В ответ на санкции, введенные Западом, Россия ввела собственные контрсанкции, которые сводились в основном к запрету на ввоз многих западных продуктов питания. Хотя это имело экономические последствия для некоторых европейских производителей, россияне еще больше почувствовали контрсанкции.Их не только лишили любимых продуктов, но и стали свидетелями абсурдных сцен уничтожения западных товаров, которые остались в России после введения контрсанкций или были ввезены в страну контрабандой. Груды качественной продукции были снесены бульдозерами, подожжены или уничтожены другими способами. Хотя это могло привить определенную степень патриотизма определенному классу россиян, у многих других это вызвало отвращение, гнев и разочарование.

[3] «Светлое будущее», или по-русски светлое будущее , — термин, широко используемый советскими чиновниками для сплочения нации на благо коммунизма и всех чудесных благ, ожидающих советских людей.Со временем он стал предметом насмешек среди советских граждан и до сих пор считается таким.

Рост экономики России ускоряется за счет стратегических расходов | Бизнес и экономика

Хотя в октябре экономический рост ускорился, официальные лица Москвы разделились во мнениях относительно плана Владимира Путина по дальнейшему ускорению роста.

Экономика России в октябре выросла на 2,2 процента по сравнению с предыдущим годом. Увеличение связано с расходами на стратегические национальные проекты, запущенные президентом Владимиром Путиным, заявил в среду министр финансов Антон Силуанов.

Путин поставил 13 проектов, от здравоохранения и образования до инфраструктуры, в основу своего четвертого шестилетнего срока, начавшегося в 2018 году. Он приказал правительству попытаться поднять экономический рост выше среднемирового уровня к 2025 году.

«Мы сейчас запускаем нацпроекты… это включает в себя работу с бизнесом, с (российскими) регионами… Мы уже видим эффект от этого, мы видим, что экономический рост начинает набирать обороты», — сказал Силуанов на бизнес-форуме.

План Путина предусматривает потратить 26 триллионов рублей (406 миллиардов долларов), но официальные лица расходятся во мнениях по поводу того, могут ли проекты, которые будут финансироваться государством и частными инвесторами, помогут стимулировать рост, который, по прогнозам, будет близок к скромному одному проценту в этом году. год.

Алексей Кудрин, глава Счетной палаты и бывший министр финансов, известный как откровенный критик правительства, заявил на форуме, что план проекта может не дать экономического роста.

Минэкономики России заявило, что увеличение темпов роста в октябре с двух процентов в сентябре превысило его ожидания, но не было устойчивым, учитывая его «компенсационный характер» после вялых показателей в первой половине 2019 года.

В третьем квартале ВВП России вырос на 1.7 процентов в годовом исчислении по сравнению с 0,9 процента во втором квартале.

Отдельно в среду глава центрального банка Эльвира Набиуллина заявила российским законодателям, что обеспокоена медленными темпами роста в этом году и обвинила это в отсутствии структурных реформ.

«Преодоление структурных ограничений — важнейшая задача для нашей экономики», — сказала она. В соответствии со своим мандатом центральный банк ориентируется на инфляцию, но не на экономический рост.

Набиуллина также заявила, что видит возможности для дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики после периода, когда денежно-кредитная политика проводилась умеренно жесткой для сдерживания инфляции.

Андрей Костин, глава второго по величине банка России, ВТБ, сказал Рейтер на этой неделе, что он считает, что национальные проекты Путина могут помочь России ускорить ее рост точно так же, как «Новый курс» президента США Франклина Рузвельта помог положить конец «Великой депрессии». в 1930-е гг.

Но ключевым моментом, по словам Костина, было сохранение жесткого контроля над фондами, «чтобы они не были украдены», и предоставление частному бизнесу гибкости в принятии решений, связанных с совместным инвестированием с государством.
Костин сказал, что это должно дать предприятиям гарантии, что они не станут объектом возможного уголовного преследования за любые принятые решения.

Российская экономика и переход к устойчивому социально-экономическому развитию

Аннотация—

В статье рассматриваются и оцениваются изменения в российской экономике, вызванные эпидемией нового коронавируса. Анализируются ключевые сдерживающие факторы развития экономики России в среднесрочной и долгосрочной перспективе.Представлены основные стратегии действий и комплекс мер экономической политики, направленных на усиление потенциала экономического роста в России. Обоснованы источники и инструменты финансирования экономического роста в современных условиях.

Ключевые слова: : экономический рост, коронавирус, восстановление экономики, инвестиции, экономическая политика

Преодоление социально-экономических последствий пандемии вируса COVID-19. Масштаб потрясений в мировой и российской экономике позволяет рассматривать их как глобальный катаклизм, сопоставимый с военным кризисом [1, 2].Карантинные меры, которые применялись в большинстве стран мира [3], в том числе в России, позволили снизить смертность от пандемии и вовремя распределить нагрузку на систему здравоохранения, но за это приходится расплачиваться серьезным экономическим спадом. [4]. В России по итогам 2020 года падение ВВП может превысить 5%, количество бедных может увеличиться с 18 млн до 20–21 млн человек. В этих условиях обостряются все проблемы и ограничения развития, накопившиеся в российской экономике за последнее десятилетие (подробнее см .: [5]).

С 2013 года экономика России находится в состоянии стагнации, что имеет как внутренние, так и внешние причины. Среднегодовые темпы роста ВВП в 2016–2019 годах составили всего 0,8%, что привело к падению реальных располагаемых денежных доходов населения до уровня 2011 года. В условиях кризиса 2020 года эта проблема обострилась. Ситуация усугубляется долгосрочной тенденцией к сокращению численности населения трудоспособного возраста и новой депопуляцией, начавшейся в 2018 году, неопределенностью динамики цен на углеводороды, продолжающимся действием санкций развитых стран против России и последствиями для В нашей стране возможно сокращение мировой экономики [6, 7].

Современный кризис принес новые потери и испытания, но в то же время создал «окно возможностей» не только для восстановления, но и для перехода к оздоровлению экономики, решения проблем, накопившихся за предыдущее десятилетие. Установившиеся низкие цены на углеводороды вынуждают искать пути формирования экономики нового типа, способной развиваться и обеспечивать высокий уровень доходов не за счет естественной и рыночной ренты, а за счет наукоемкого, высокопроизводительного и энергоэффективного производства. .Переход к новой социально-инновационно-экологической модели экономического развития становится единственно возможной альтернативой стагнации и ослаблению позиций России в мире [6]. Сейчас нужны не столько целенаправленное проектирование и меры стимулирования, сколько систематическая политика экономического прорыва и социального обновления.

Меры по переходу к восстановлению экономики и преодолению последствий пандемии и шока на мировых товарных рынках. Меры, принятые правительством, включая Национальный план действий по восстановлению занятости и доходов населения, экономическому росту и долгосрочным структурным изменениям, помогут сократить падение ВВП в 2020 году на 1.0–1,5 п.п. и поддерживают реальные доходы населения. Однако этих мер недостаточно для нейтрализации большей части кризисных потерь и перехода к устойчивому экономическому росту ().

Таблица 1.

Динамика компонентов ВВП в инерционном сценарии экономического развития в 2020–2023 гг.,% Прирост

Скорость прироста 2020 2021 2022 2023
ВВП –5.3 2,9 2,2 2,0
Потребление домашних хозяйств –6,2 3,2 1,2 1,8
Государственное потребление 0,6 0,4 Накопление основного капитала –9,4 1,2 1,8 0,5
Экспорт –8,0 3,6 3,3 3.0
Импорт –13,1 3,5 2,1 2,1

Комплекс мер «стоит» около 2,0–2,4% ВВП и порой уступает относительным масштабам антикризисных меры ведущих экономик мира и антикризисная программа в России в 2009 г. (). Несмотря на текущие и планируемые действия, рост экономики России в ближайшее время не превысит 3% в год, что будет ниже ожидаемой мировой динамики.

Таблица 2.

Затраты на реализацию антикризисных программ в 2008–2009 и 2020 годах,% от ВВП

Страна 2008–2009 2020
Германия 3,5
Япония 2,2 21,0
Франция 1,4 14,6
Великобритания 1,5 14,5
США9 12,1
Канада 2,8 11,8
Индия 1,2 10,0
Южная Африка 2,9 9039 6,5
Китай 13,0 4,5
Россия 10,1 2,4

Для восстановления экономики и перехода к активному восстановлению необходимы более масштабные стимулирующие меры на уровне 5– 8% ВВП, что означает необходимость изменения бюджетного правила и приостановления его современной версии.В экономике есть необходимые средства. Потребуется использовать значительную часть средств ФНБ и увеличить внутренний долг (включая гарантии) до 18–20% ВВП.

Есть основания полагать, что темпы падения промышленного производства в конце 2020 года могут быть меньше ожидаемого снижения ВВП, что позволяет использовать реальный сектор экономики как драйвер восстановления экономической деятельность, способствующая повышению эффективности мер поддержки и модернизации структуры экономики России.В этих условиях для предприятий реального сектора экономики ключевыми параметрами восстановления активности будет не прямая поддержка, а параметры спроса, как внутреннего, так и внешнего.

Заявленные действия по прямой поддержке доходов граждан уже реализуются и дадут эффект. Однако не обязательно полагаться на такую ​​поддержку, чтобы запустить полномасштабный восстановительный рост.

Уникальность нынешнего кризиса заключается в том, что он наиболее осложнил положение той части населения, которая имеет средний уровень доходов и не занята в государственном секторе.Это люди, которые работают в основном в сфере услуг и до кризиса демонстрировали большой спрос на товары длительного пользования, гостиничные и ресторанные услуги, пользовались воздушным и железнодорожным транспортом.

Восстановить их спрос можно только при одном условии — широкомасштабном запуске экономического роста. Увеличив прибыльность реального сектора, можно рассчитывать на устойчивое восстановление в сфере услуг, где работает большинство граждан со средним уровнем дохода.

Два направления являются ключевыми. Первый , обеспечивающий базовый спрос через систему госзакупок на федеральные, региональные и муниципальные услуги. Второй , субсидирующий ссуды на приобретение населением товаров длительного пользования отечественного производства и ипотеку. Также важно перезапустить инвестиционный цикл, решив накопившиеся инфраструктурные проблемы. Большой эффект могут иметь программы ликвидации аварийного жилищного фонда, модернизации коммунальных сетей не только в крупных, но и в средних и малых городах России.

Эффективной структурной перестройке экономики в период посткризисного восстановления должна способствовать реконфигурация системы национальных проектов за счет перераспределения средств как для обеспечения спроса на продукцию конкурентоспособных отраслей, так и для увеличения инвестиций в развитие технологий и человеческих ресурсов. капитал.

Российская экономика будет долгое время работать в новых, более тяжелых и относительно худших условиях, чем раньше, с меньшими бюджетными ресурсами.При этом сохраняется преемственность в решении задач, которые были поставлены в конце прошлого десятилетия. Основными остающимися задачами являются: повышение уровня и качества жизни населения на основе технологической модернизации базового ядра российской экономики, развитие высокотехнологичных производств и создание современной экономики знаний и здоровья.

Изменение конъюнктуры мировых товарных рынков с большой вероятностью потребует новых решений относительно развития сырьевых секторов российской экономики, в том числе в рамках налоговой системы, регулирования цен, формирования современных институтов развития и т. Д.Ключевым направлением воздействия сырьевого сектора на экономический рост должно стать увеличение спроса на высокотехнологичную отечественную продукцию [9].

Промышленное развитие требует перераспределения ресурсов в пользу тех секторов экономики, которые имеют наибольший потенциал роста в среднесрочной перспективе. Необходима поддержка технологической реструктуризации в сферах деятельности, имеющих решающее значение для будущего российской экономики: микроэлектронике, фармацевтике и инвестиционном машиностроении.

Развитие человеческого капитала и повышение уровня научно-технического развития требуют перераспределения государственных расходов в области образования, здравоохранения, исследований и разработок.Исходя из этого, должны измениться требования к создаваемым рабочим местам и уровню оплаты труда. Основной целью среднесрочной экономической политики должно стать значительное повышение уровня благосостояния всех слоев населения .

Структурные реформы и стимулы, критически важные для возобновления устойчивого экономического роста. Национальные проекты, утвержденные в соответствии с Указом Президента России от 7 мая 2018 г. № 204 «Новые предложения по ускорению экономического роста», сформулированные в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 15 января. Намеченные Правительством России меры по посткризисному восстановлению экономики, 2020, безусловно, необходимы и способны поддержать развитие экономики в посткризисный период.Однако этих мер недостаточно для обеспечения устойчивого социально-экономического развития со стратегической точки зрения. Существующие национальные проекты не могут увеличить среднесрочные темпы роста ВВП более чем на 0,6 п.п., а этого недостаточно, чтобы опередить глобальную динамику развития.

Стабильность и динамизм развития российской экономики в среднесрочной и долгосрочной перспективе будет обеспечиваться комплексом структурных преобразований, направленных на: 1) ускоренное развитие человеческого капитала, современной экономики знаний и здоровья; 2) технологический рост экономики России и формирование инновационной конкурентоспособной экономики мирового уровня; 3) социально ориентированное развитие экономики и переход к благополучию общества, отвечающего стандартам развитых стран.

В рамках данного комплекса структурных преобразований, помимо развития существующих инструментов государственного управления социально-экономическим развитием и в целях мобилизации основного драйвера социально-экономического развития, инвестиций в человеческий капитал и технологического перевооружения экономики, предлагается следующее.

Во-первых, , необходимо провести реконфигурацию (переформатирование) существующих государственных программ и пакета национальных проектов, направленных на качественное усиление и усиление государственной поддержки роли экономики знаний (НИОКР, образование, информационные и коммуникационные технологии, биотехнологии и здравоохранение).В то же время, исходя из уроков пандемического кризиса 2020 года и долгосрочной тенденции роста связанных с ним биосоциальных рисков, приоритет в этой поддержке должен быть отдан сектору здравоохранения (в самом широком смысле), в том числе: фундаментальная медицина и биомедицина, прикладные исследования и разработка медицинского оборудования и технологий, в том числе биотехнологии и ИКТ, а также образование и подготовка медицинского персонала.

В связи с этим необходимо увеличить финансирование здравоохранения и всей сферы экономики знаний, которых в России 2.В 5–3 раза меньше ведущих экономик мира по доле в ВВП. При этом с 2020–2025 гг. Увеличить долю инвестиций в ВВП (%): в здравоохранение с 5,1 до 6–6,5, НИОКР с 1,1 до 1,7; образование с 4 до 5,5, ИКТ с 3,9 до 4,9–5,8 соответственно, что потребует ежегодно не менее 2 трлн руб., или 13% роста общего объема инвестиций в экономику знаний в целом и обеспечит прирост вклад этой сферы от 14 до 18–20%. Опережающие темпы роста инвестиций в сферу экономики знаний и в развитие человеческого капитала в целом являются необходимым условием обеспечения эффективности инвестиций в модернизацию экономики и социальной стабильности .

Кроме того, принципиально важно поднять статус ученого и исследователя, в том числе специалистов в области комплекса гуманитарных наук, роль которых заключается в оценке, прогнозировании и противодействии текущим и возникающим угрозам здоровью и благополучию человека. -бытие — для того, чтобы устойчивое развитие экономики и общества, национальной безопасности в целом только росло.

Во-вторых, предлагается разработать и принять две комплексные программы, связанные с технологической модернизацией хозяйственного комплекса страны и формированием инновационной конкурентоспособной национальной экономики.

(1) Технологическая модернизация основных секторов реального сектора. Проблемы развития российской экономики и сохраняющиеся тенденции стагнации основаны на технологическом отставании, прежде всего в базовых секторах реального сектора, а также в инфраструктуре [10].Решение проблем ее обновления в значительной степени покрывается комплексным планом развития основной инфраструктуры, действующим в рамках национальных проектов. В центре внимания спецпроекта должна быть модернизация реального сектора экономики для решения ключевой задачи обновления на современной технологической основе двух третей основных фондов в ближайшие 15 лет. Это позволит в 3 раза повысить производительность труда, вдвое снизить энергоемкость производства и максимально приблизиться к эффективности в развитых странах.

Расчеты показывают, что не менее двух третей от общего текущего объема инвестиций в основной капитал должно быть направлено на решение задачи технологического обновления с необходимым ежегодным приростом инвестиций не менее 10%. При этом доля затрат на машины и оборудование, особенно энергоэффективное, должна постепенно увеличиваться в структуре инвестиций в основной капитал, использование которых позволит снизить производственные затраты, повысить качество и обновить ассортимент продукции, снизить нагрузку на окружающую среду и улучшить окружающую среду и качество жизни в целом.

(2) Ускоренное развитие новых высокотехнологичных производств. Долю высокотехнологичных производств в экономике страны в ближайшие 15 лет необходимо увеличить в три-четыре раза, создав поток доходов, сопоставимый с доходами от добычи нефти и газа. Речь идет о высокотехнологичных отраслях машиностроения, производстве полупроводников и компьютерной техники, информационных и коммуникационных технологиях, приборостроении, современных медицинских приборах и оборудовании, фармацевтике, генетических и биологических технологиях, современных синтетических материалах и высокотехнологичной химии, космические и ядерные технологии, топливные элементы, использование квантовых технологий и искусственного интеллекта.

Особое внимание следует уделять развитию «зеленых» технологий и экологически чистых производств: в энергетике и промышленности, включая разработку и производство экологического оборудования (вода, воздух, обработка отходов) и экологически чистых транспортных средств; в строительстве и жилищно-коммунальном хозяйстве, в том числе с применением зеленых стандартов жилых и производственных помещений, а также современных технологий деревянного домостроения [11]. В сельскохозяйственном секторе особое внимание следует уделять отбору климатически устойчивых сортов растений, производству биодобавок и биологических средств защиты растений и животных; комплексные минеральные удобрения; органические продукты и др.Зеленые технологии — это не только и не столько альтернативные виды энергии, сколько эффективное использование и капитализация природных преимуществ России в виде водных, лесных, почвенных ресурсов, ценность которых и конкуренция за их владение в мире будут только усиливаться.

Целесообразно увеличить среднегодовые темпы роста высокотехнологичных производств в ближайшие 2–4 года в среднем до 15%. Емкость внутреннего рынка позволяет решить эту проблему. Для ее реализации необходимо сформулировать согласованную бизнесом и государством программу, которая опиралась бы на государственные договоренности с национальными корпорациями и предполагала софинансирование научно-исследовательских и инженерных работ.

В процессе социально ориентированного развития экономики России, предполагающего переход к обществу благополучия, отвечающему стандартам развитых стран, необходимо продолжать концентрироваться на борьбе с бедностью и поддержании уровня жизни населения. пенсионеры; повышение уровня оплаты труда в бюджетной сфере, прежде всего в науке, образовании и здравоохранении; формирование равных условий труда для высококвалифицированных работников бюджетной сферы в различных регионах страны.К 2024 году необходимо поднять уровень пенсий с 32% средней заработной платы до 40%, а в перспективе — 60–70%, допустив досрочный выход на пенсию в возрасте 55–60 лет. Для работающих в России легальных мигрантов необходимы специальные меры социальной защиты, которые должны обеспечивать достойные условия для их работы и жизни [12]. Учитывая остроту проблемы безработицы, которая обострилась в период кризиса и, видимо, после выхода из него, целесообразно повысить уровень пособия по безработице до прожиточного минимума.В долгосрочной перспективе по мере улучшения экономики необходимо создать условия для гарантированного получения всеми гражданами России части национальной природной и экономической ренты или базового социального дохода.

Источники дополнительного финансирования инвестиций в основной капитал и развитие человеческого потенциала страны. Недостаток инвестиций в экономику России «соседствует» с избыточными сбережениями бизнеса, государства и населения. Хотя в борьбе с текущим кризисом государственные резервы будут частично использоваться для финансирования текущего бюджетного дефицита, резервы бизнеса и населения будут сокращены, они останутся мощным потенциальным источником финансирования долгосрочных стратегических проектов, основанных на принципах доходности. .

Крупным дополнительным источником инвестиций может быть часть свободной ликвидности российских банков (более трех триллионов рублей) , использование которой приведет к увеличению доли инвестиционного кредита в активах банка . Около 60–70% всей банковской системы России сегодня — это государственные банки или банки, находящиеся под контролем государства. Только у Сбербанка активы более 30 трлн рублей, что в 1,5 раза больше федерального бюджета. Государственные банки могут увеличить инвестиционные ссуды как минимум в три раза.

Ссуды на создание новых мощностей, прежде всего в сфере высокотехнологичных производств, должны быть не более 1,5% годовых в реальном выражении с учетом средней доходности инвестиций на эти цели 10–12 лет. Для коммерческих инфраструктурных проектов со сроком окупаемости 20–25 лет процент по инвестиционному кредиту должен быть снижен до практически нулевой реальной ставки. Такие финансовые условия могут быть обеспечены только мощной системой институтов развития, которая потребует значительной капитализации и повышения степени сопряженности и направленности их деятельности на стратегическую программу и проектные задачи государства.

Важным условием реализации дополнительных и существующих национальных проектов является продолжение снижения ключевой ставки ЦБ до 1% в реальном выражении (после окончания пандемического шока) .

До этого инвестиционные кредиты могли быть предоставлены по проектам национальных программ под 3–5% годовых в номинальном выражении, выплачивая банкам часть процентной ставки за счет средств государственного бюджета . По нашим оценкам, на это потребуется 300–500 млрд рублей ежегодно, что на государственном уровне недостаточно.Указанные средства могут быть мобилизованы бюджетом за счет замены прямого бюджетного финансирования народного хозяйства долгом .

Настало время для формирования в России мощных небанковских фондов «длинных денег» и развитого финансового рынка (пенсионные фонды, страховые компании, гарантийные инструменты, рынок корпоративных облигаций, акций и других долговых инструментов) по примеру других стран мира.

Государство может увеличить свой долг и предоставить эти заемные средства в виде дополнительной инвестиционной ссуды .Внешний долг в размере до 60% ВВП во всем мире считается вполне приемлемым (при установлении конкретных границ увеличения долговой нагрузки). Такой высокий уровень внешнего долга России не нужен, но до 30–40% ВВП в долгосрочной перспективе его можно постепенно увеличивать, тем самым ускоряя темпы экономического роста и благосостояния людей.

Необходимы серьезные реформы во внутренней системе государственных финансов, в первую очередь в направлении последовательного снижения налогового бремени для эффективно управляемых предприятий, наделения налоговой системы не только фискальной, но также стимулирующей и перераспределительной функцией .

Предприятия, осуществляющие масштабную модернизацию и участвующие в нацпроектах, должны быть освобождены от налогообложения в рамках льготы по инвестиционному налогу, т.е. предоставить им налоговую льготу . Тогда они будут заинтересованы в увеличении своей прибыли и вложении значительной ее части в инвестиции. По оценкам, эта мера может дать не менее 1 трлн рублей дополнительных инвестиций в год.

Также необходимо пересмотреть амортизационную политику, сократив сроки амортизации на 1.5–2 раза . Это увеличит амортизационный фонд, что увеличит инвестиции еще на 1 трлн рублей в год и послужит дополнительным стимулом для обновления оборудования и машин.

Следует иметь в виду, что инвестиции в человеческий капитал увеличивают потенциал экономического роста в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Развитие человеческого капитала невозможно без увеличения частных инвестиций, основным ограничением которых является низкий уровень доходов большей части населения.В связи с этим было бы целесообразно рассмотреть меры по увеличению доходов как ключевую часть плана по увеличению инвестиций в человеческий потенциал.

На пути к инвестициям и экономическому росту всегда будут возникать препятствия, в первую очередь административные. Чтобы их убрать, нужно быть готовым к серьезным институциональным и структурным преобразованиям . Прежде всего, необходимо обеспечить эффективную правовую защиту всех правовых форм предпринимательской деятельности, а также защитить право предпринимателя на риск.

Если заданные тенденции технического перевооружения и принудительных вложений в основной и человеческий капитал, рассчитанные на период до 2024 г., сохранятся до 2030–2035 гг., То доля экономики знаний в ВВП может возрасти до 30–35%. В 2030 году может начаться переход к новым качественным характеристикам экономического развития, которые позволят России выйти на уровень экономических и социальных показателей со странами Западной Европы. В то же время наша страна сможет, как это предусмотрено Указом Президента Республики Беларусь от 25 декабря 2004 г.204 2018 года, сохраняют свои позиции в пятерке ведущих экономик мира .

Для этого в период до 2024 года можно временно, по примеру многих успешных экономик мира, перейти на бюджет с умеренным дефицитом . Это потребует пересмотра параметров бюджетного правила в части формирования расходов бюджета. В том числе, благодаря дополнительной эмиссии государственных ценных бумаг, это придаст импульс развитию российской финансовой системы, которая пока отстает.

Ожидаемые результаты в среднесрочной перспективе (к 2025 году) и следующие шаги: императивы стратегического планирования и роль науки . Согласно расчетам Института экономического прогнозирования РАН, Россия имеет ресурсы и возможности в 2022–2023 годах для достижения среднегодовых темпов роста ВВП в 3%, а в 2024–2025 годах — 4–5% . При этом к 2025 году доля инвестиций в основной капитал в ВВП может вырасти до 25%, а доля экономики знаний — до 22%.

Экономический рост обеспечит подъем и развитие финансовой системы страны, поскольку каждый процент экономического роста к 2025 году даст прирост финансовых ресурсов на 1,5–2 трлн рублей в год. Соответственно, увеличение на 4% увеличит объем ресурсов на 6–8 трлн руб., Существенно расширив возможности маневрирования ресурсами при проведении экономической политики. К 2030 г. необходимо будет достичь уровня расходов на здравоохранение 8–9% ВВП, образование 7% ВВП и НИОКР 2.5–3% ВВП. По доходу на душу населения Россия должна выйти на уровень развитых европейских стран.

Концентрация имеющегося национального потенциала развития в наиболее перспективных сферах деятельности, обеспечивающая наибольший мультипликативный эффект и наилучшие результаты для экономики страны в целом, требует, наряду с развитием частной инициативы, формирование эффективного система стратегического управления .

Необходимо немедленно приступить к работе по полной реализации Федерального закона от 28 июня 2014 года «О стратегическом планировании в Российской Федерации».Исторический опыт России и опыт других стран показывает, что устойчивое развитие невозможно без полноценного стратегического планирования , адаптированного к реалиям современной социально-экономической системы России.

Именно государственные программы Российской Федерации включают в себя набор инструментов, позволяющих проводить общую государственную политику в отраслях и секторах экономики, а национальные проекты должны быть ориентированы на активизацию отдельных точек роста и решение наиболее острых проблем должны считаться основным инструментом достижения социально-экономического развития Российской Федерации.

Совместная реализация федеральных проектов в рамках государственных программ Российской Федерации и национальных проектов федерального и регионального уровня даст синергетический эффект, повысив их эффективность.

Возрастающая ответственность регионов за достижение целей экономического развития предполагает увеличение их финансовых возможностей и большую самостоятельность в формировании региональной экономической политики. Это потребует перераспределения доходов в пользу региональных бюджетов и, видимо, передачи в региональные бюджеты всего налога на прибыль или части НДС, новых принципов разделения между федеральным центром и регионами НДПИ.Необходимы действия по дифференциации налога на прибыль в зависимости от вида деятельности. Переход от суперцентрализованной к федеральной бюджетной системе станет финансовым стимулом регионального разнообразия и формирования многополярной системы развития в России в соответствии с качественно обновленной Стратегией пространственного развития. Необходима система новых мер для подъема глубинных регионов России, нового освоения Сибири, особенно Центральной и Восточной. Арктический пояс России может быть примером развития, основанного на балансе между освоением природных ресурсов и сохранением хрупкой уникальной экосистемы.

Стратегические программы и государственные проекты на федеральном и региональном уровнях должны быть согласованы со стратегиями и программами госкорпораций, а также учитывать планы частного бизнеса.

Диалог государства с бизнесом, его ассоциациями и союзами, профсоюзами и ассоциациями рабочих должен создавать экономическое измерение гражданское общество или гражданская экономика . Такой баланс интересов важнее поиска оптимального соотношения государственной и частной собственности.

Стратегическое планирование позволит обществу и государству решать насущные проблемы развития, выходящие за рамки коммерческих и частных корпоративных интересов и подчиненные приоритетам развития страны в целом. С точки зрения здравоохранения это означает реструктуризацию системы страховой медицины и создание системы медицинских резервов (инфраструктуры), направленных на противодействие возможным эпидемиям и оказанию медицинской помощи всем гражданам, независимо от их доходов.Образование и наука со всеми требованиями эффективности не могут быть только сферой услуг, но должны обладать организационными и финансовыми возможностями ускоренного развития и создания условий для человеческого развития и познания природы.

Эффективная реализация предложенного комплекса программных мер по постпандемическому восстановлению экономики и переходу России к устойчивому социально-экономическому развитию требует активного участия науки, научного и экспертного сообщества, а также инженерного сообщества.Необходимо завершить формирование интегрированной и гибкой системы стратегического планирования и прогнозирования, включая оценку рисков (последствий реализации), средств гармонизации отраслевых, частных и региональных интересов, подчиненных задачам развития страны в целом. Произошел переход к новой системе пятилетних индикативных планов и программ, которые должны быть не придатком бюджета, а основным самостоятельным инструментом государственной экономической политики.

Построение системы научной, инженерной, экологической экспертизы принимаемых решений, практическая реализация высокотехнологичных проектов технологической модернизации базовых и развития высокотехнологичных производств, формирование экономики, ориентированной на здоровье и благополучие человека, невозможно без активного участия профессионального сообщества российских исследователей, инженеров и специалистов, в том числе ученых Российской академии наук.Россия — страна больших возможностей, образованного населения, и есть все основания не только верить в светлое будущее нашей страны, но и делать ее настоящее привлекательным, превращая Россию в образец творческого развития, сочетающего эффективность и справедливость. и свобода, ответственность и солидарность.

Меньше, чем полная колода: экономическое влияние России в Средиземноморье

Сводка

Вмешательство России в Сирию в 2015 году, а затем в Ливию ознаменовало ее возвращение в качестве основного игрока в Средиземноморье.Многое было сделано для того, чтобы Россия использовала все элементы государственного управления, включая дипломатические, идеологические, военные и экономические инструменты, для продвижения своих интересов в этом регионе, жизненно важном транспортном и транзитном коридоре. Однако более пристальный взгляд на набор экономических инструментов России в этом регионе показывает, что опасения по поводу экономических возможностей России, вероятно, преувеличены.

Наиболее важными экономическими инструментами России в Средиземноморье являются ее энергоресурсы, экспорт вооружений и способность отмывать деньги через коррумпированные сети.Эти инструменты дополнили дипломатическую и военную деятельность России, особенно в тех областях, где экономические системы и верховенство закона были слабее. Там, где Россия добивалась успеха, она усиливала зависимость страны от российских денег, нефти, газа и / или оружия, давая ей право голоса при выработке политики страны, особенно по вопросам, имеющим важное значение для России, и способ подорвать позиции США и Влияние Организации Североатлантического договора (НАТО) в регионе.

В частности, уникальные экономические инструменты России помогли ей наладить сложные в остальном отношения с Турцией, которая зависит от российской нефти и газа и является новым заказчиком российской ядерной энергетики и систем вооружений.Турция является уникальным примером в Средиземноморье, где Россия уже имела существенные торговые и инвестиционные отношения помимо углеводородов, а затем использовала эти новые, более подрывные инструменты для усиления своего влияния. Эти же инструменты позволили России получить большее влияние в Египте, Алжире и, в некоторой степени, на Кипре за последнее десятилетие.

Эти инструменты, однако, доказали свою ограниченную полезность в других местах, поскольку они не были подкреплены традиционными инструментами экономического управления государством: торговлей неэнергетическими товарами и услугами, прямыми иностранными инвестициями и помощью в целях развития.Россия последовала за Соединенными Штатами и Европой, а в некоторых случаях и с Китаем, в развертывании этих фундаментальных экономических элементов внешней политики в Средиземноморском регионе. Судя по имеющимся экономическим данным, двусторонняя торговля России с отдельными средиземноморскими странами невысока, уровень ее инвестиций в большинстве средиземноморских стран незначителен, и она не оказывает больших объемов помощи в целях развития более бедным странам, расположенным вдоль восточного и южного побережья Средиземного моря. Отсутствие этих традиционных экономических связей вызывает удивление, учитывая военные и дипломатические усилия России по усилению своего влияния в регионе.Без них экономическая дипломатия России в регионе в значительной степени основана на символизме, а отношениям не хватает устойчивости в долгосрочной перспективе, что подрывает ее геополитические амбиции в Средиземноморье.

Если амбиции России в Средиземноморском регионе ограничиваются сохранением доступа, заискиванием расположения ключевых лиц, принимающих решения, и сохранением неудобств для НАТО, то ее нынешний уровень экономических связей, вероятно, будет достаточным. Однако, если Россия нацелена на усиление своего влияния и влияния на большее количество стран в регионе, ее нынешний набор экономических инструментов не кажется достаточно большим или сложным для достижения этой цели.

Экономическое управление государством — важный инструмент внешней политики любой страны. Торговые и инвестиционные сделки связывают страны жизненно важными способами для повышения уровня жизни в каждой стране. Они также выстраивают отношения между людьми — политиками, руководителями бизнеса, студентами, туристами, — которые способствуют взаимопониманию и уважению культур друг друга. Соединенные Штаты и Европейский союз (ЕС) в целом преуспели в построении этих типов экономических связей в эпоху после Второй мировой войны, и экономические данные показывают, что они продолжают оставаться доминирующими экономическими державами в Средиземноморье.Сохранение этого лидерства в экономике, вероятно, приведет к тому, что влияние России в Средиземноморье останется управляемой, хотя и постоянной проблемой для Запада.

Введение

Вот уже почти десять лет Россия проводит более агрессивную внешнюю политику, стремясь вернуться в страны и регионы за пределами своего непосредственного соседства, где она отсутствовала после окончания холодной войны. 1 Одним из таких регионов является Средиземноморье, где он использовал различные инструменты для расширения своего влияния в прибрежных странах этого важного транзитного коридора для глобального судоходства и торговли.Вместе с Черным морем Средиземное море является важнейшим выходом России к мировым океанам и долгое время было главной ареной ее геополитических и коммерческих интересов. 2 В то время как Россия отступила из региона в конце холодной войны, чтобы сосредоточиться на своих внутренних проблемах, ее вмешательство в Сирию в 2015 году, а затем в Ливию ознаменовало ее возвращение в качестве основного игрока в регионе. Многое было сделано для того, чтобы Россия использовала все элементы государственного управления, включая дипломатические, идеологические, военные и экономические инструменты, для достижения своих целей в Средиземноморье.Однако более пристальный взгляд на его набор экономических инструментов показывает, что опасения по поводу его возможностей преувеличены.

Наиболее важными экономическими инструментами России в Средиземноморье являются ее энергоресурсы, экспорт вооружений и отмывание денег через коррумпированные сети. Эти инструменты дополнили дипломатическую и военную деятельность России, особенно на Ближнем Востоке, в Северной Африке и на Балканах. Там, где Россия добивалась успеха, она усиливала зависимость от своих денег, нефти, газа и / или оружия, давая ей право голоса в выработке политики страны, особенно по вопросам, имеющим важное значение для России, и способ подорвать позиции U.С. и влияние НАТО в регионе. Однако эти инструменты доказали свою ограниченную полезность, поскольку они не подкреплялись другими традиционными средствами экономического управления государством, такими как торговля неэнергетическими товарами и услугами, прямые иностранные инвестиции и помощь в целях развития. Россия последовала за Соединенными Штатами и Европой, а в некоторых случаях и с Китаем, в развертывании этих более фундаментальных экономических инструментов внешней политики в Средиземноморье. Без них отношениям России не хватает устойчивости в долгосрочной перспективе, что подрывает ее геополитические амбиции в регионе.

Экономические инструменты в распоряжении России: энергоресурсы, продажа оружия и отмывание денег

Энергетические ресурсы и развитие новой энергетики

Самый крупный экономический инструмент, который Россия может использовать в Средиземноморье или где-либо еще, — это огромные запасы нефти и природного газа. Экспорт энергоносителей неизменно составлял половину его экспортной выручки во всем мире. 3 Россия неоднократно использовала свое положение в качестве ключевого поставщика нефти и газа против своих ближайших соседей, таких как Украина, посредством поощрений и наказаний, чтобы поддерживать их в соответствии с ее политическим выбором. 4 Однако в Средиземноморье, где Россия не имеет монополии на поставки энергии, как во многих бывших советских республиках, энергия является важным рычагом, но не обязательно инструментом принуждения. Сохранение и расширение влияния в энергетической сфере требует от России постоянных усилий по расширению своей сети газопроводов, а также для закрепления позиций в новых проектах по освоению газа. В связи с открытием новых газовых месторождений в Восточном Средиземноморье и большим, хотя и уменьшающимся, 5 спросом на нефть и газ во всем регионе, энергетическая политика занимает центральное место в государственных инструментах России в регионе.

Не все средиземноморские страны импортируют российский газ, поскольку удаленные и / или местные поставки делают российский трубопроводный газ слишком дорогим или ненужным. Эти факторы вынуждают Россию сосредоточиться на Южной Европе, но она должна делать это, когда Турция выступает в качестве центрального узла и партнера, особенно с учетом того, что ее предыдущие усилия по строительству трубопроводной инфраструктуры вокруг страны ни к чему не привели. Кремль добился удивительных успехов в поддержании все более тесного сотрудничества с Анкарой в энергетической сфере, несмотря на то, что в последние годы находился на противоположных сторонах трех различных региональных конфликтов, 6 в основном за счет разделения разногласий и игры на разочаровании президента Реджепа Тайипа Эрдогана в Западе и его стремлениях добиться успеха. Турция — региональный гегемон в распределении газа.Российско-турецкое сотрудничество в области энергетики привело к завершению нескольких крупных трубопроводных проектов. 7 Начиная с трубопровода «Голубой поток», строительство которого было завершено в 2003 году, новые трубопроводные проекты увеличили потребление российского газа Турцией, в то же время позволив России в обход Украины отправлять газ в страны Южной Европы — явная победа для обеих стран. По состоянию на январь 2020 года, когда начал работу трубопровод Turkstream через Черное море, Турция перестала получать российский газ через Трансбалканский газопровод из Украины, что она и делала с середины 1980-х годов. 8 Вторая фаза «Туркстрим» предусматривает продление трубопровода через Болгарию до Венгрии, ослабление позиций Украины как транзитного государства и превращение Турции в более важный узел для поставок газа в Европу, что снова является победой как для Москвы, так и для Анкары.

Тем не менее, пример Турции иллюстрирует ограничения природного газа как рычага влияния для России. Революция в сфере сланцевого газа резко снизила стоимость природного газа, уменьшив доходы, которые Россия может получить от продажи газа, в то время как Третий энергетический пакет ЕС ограничил ее монопольную власть над распределением газа.По данным Банка России, выручка страны от мирового экспорта газа достигла пика в 2013 году и составила 71,5 млрд долларов США, и с тех пор они не вернулись к этому уровню, поскольку глобальная рецессия, спровоцированная пандемией COVID-19 в 2020 году, принесла общую до 32 миллиардов долларов, невиданного с 2005 года уровня (см. диаграмму 1). 9 Более того, распространение технологии сжиженного природного газа (СПГ) позволяет странам импортировать газ из любого места, не зависимо от трубопроводов, строительство и обслуживание которых обходятся дорого.Расширяя использование СПГ (будучи третьим по величине импортером в мире в 2020 году), Турция больше не должна полагаться исключительно на трубопроводный газ из России, Азербайджана и Ирана, а диверсифицирует свои поставки, по крайней мере, от семи новых партнеров. в том числе растущие объемы из США. 10 В 2020 году Россия осталась крупнейшим поставщиком газа в Турцию — 16,3 миллиарда кубометров, но импорт газа из США вырос на 144 процента до 3 миллиардов кубометров (см. Рисунок 2). 11 Турция также имеет долгосрочные контракты на СПГ с Алжиром и Нигерией.Более того, став центральным узлом в газораспределительной системе России, Турция получает те же рычаги воздействия, которые Украина использовала в прошлом, — способность договариваться о снижении цены, которую она платит за свой собственный импорт, чтобы позволить российскому газу проходить через свою территорию и дальше. в остальную Европу. В совокупности эти шаги снизили способность России использовать газ в качестве политического рычага воздействия на Турцию, даже если они не устранили его. Более того, сотрудничество по газовым проектам отвечает интересам обеих стран, поскольку они стремятся расширить свое влияние в Юго-Восточной Европе.

Российские газовые компании также активно выходят на новые рынки Средиземноморья, предлагая финансирование и экспертизу для разработки новых месторождений. В 2008 году российский «Газпром» начал разведку нефти и газа в Алжире после подписания в 2006 году меморандума о взаимопонимании с алжирской государственной компанией Sonatrach. 12 Товарищество подтвердило запасы в бассейне Эль-Ассель по разведочным скважинам, но еще не начало промышленную добычу.В 2017 году российская « Роснефть » приобрела 30-процентную долю в газовом месторождении Зохр у берегов Египта (другими партнерами являются итальянская ENI с 50-процентной долей, BP с 10-процентной долей и Mubadala Petroleum из Объединенных Арабских Эмиратов также с 10-процентной долей), крупнейшего из открытых месторождений. средиземноморский. 13 Добыча на Zohr превзошла ожидания совместного предприятия и к августу 2019 года достигла 2,7 миллиарда кубических футов в день. 14 Российская фирма Новатэк владеет 20-процентной долей в консорциуме (наряду с французской TOTAL и итальянской ENI) по разведке месторождений Ливана. оффшорные месторождения.Соглашение было подписано в 2018 году, но добыча еще не началась. 15 Эти сделки гарантируют, что Россия останется ключевым игроком во всех газовых дискуссиях в Средиземноморье.

В то время как природный газ привлекает наибольшее внимание, нефть и нефтепродукты составляют около 80 процентов доходов России от энергоресурсов, а трубопроводный и сжиженный природный газ составляет 20 процентов. 16 Нефть — крупнейший источник средств в государственный бюджет России, включая ее внешнеполитические авантюры. 17 Все двадцать одно средиземноморское прибрежное государство импортировало часть нефти из России с 2012 года, хотя и не все в значительных количествах.Европейские страны как крупнейшие экономики региона являются крупнейшими потребителями российской нефти, но страны Восточного Средиземноморья и Северной Африки обычно покупают менее 100–200 миллионов долларов в год. 18

Зависимость от российской нефти когда-то могла быть рычагом политического влияния в некоторых европейских странах региона, но Средиземноморье становится все менее важным для России как покупателя. В 2013 году на страны Средиземноморья приходилось 20 процентов экспорта нефти из России; в 2020 году этот показатель составлял 15 процентов. 19 Снижение в основном связано с сокращением потребления европейских стран (см. Диаграмму 3). Сокращение импорта российской нефти, вероятно, было обусловлено рынком, а не геополитическими мотивами, поскольку нефть является широко продаваемым сырьем, цена которого существенно упала после 2014 года. нефть и будет продолжать делать это в ближайшие десятилетия. В целом, существенное падение спроса Европы на российскую нефть уменьшает потенциальное воздействие этой стрелы на колчан России.

Атомные электростанции

Еще одна ключевая часть инструментария российского экономического влияния в мире — заключение сделок по строительству АЭС за рубежом. Российский истеблишмент национальной безопасности рассматривает экспорт гражданской ядерной энергии как важный инструмент для проецирования влияния, а также создания потоков доходов для поддержания интеллектуального и технического потенциала и жизненно важных программ в России. 20 Однако атомные электростанции дороги и небезопасны.Они могут иметь сомнительную ценность для правительства принимающей страны или обременять государственную атомную монополию Росатом в долгах, которые она не может взыскать. Таким образом, при подписании соглашений о строительстве атомных электростанций Россия часто давала слишком большие обещания и не выполняла своих обязательств. Большинство из них так и не реализованы полностью. Средиземноморье, располагающее обильными обычными энергоресурсами, не было главной целью ядерных амбиций России. На европейской границе Франция и Испания имеют собственные ядерные программы, и обе обязались сократить ядерную энергетику, в то время как Италия свернула свою программу после чернобыльской катастрофы в 1987 году. 21

Росатом, однако, подписал соглашения с Турцией и Египтом по проектам крупных атомных станций. В 2010 году Турция подписала соглашение, согласно которому Росатом будет строить, владеть и эксплуатировать первую в стране атомную электростанцию ​​в Аккую, общая мощность которой составит 4800 мегаватт (МВт). 22 Эта модель означает, что Росатом будет иметь долгосрочное присутствие на Аккую с почти полным операционным контролем над заводом. Компания планирует открыть первую очередь четырехагрегатного завода в 2023 году, к столетнему юбилею Турецкой республики. 23 Что касается египетской электростанции, которая также должна поставить 4800 МВт, власти страны будут эксплуатировать ее после строительства, но Россия будет играть долгосрочную роль в обучении египетских рабочих, а также в обеспечении и утилизации топлива. В то время как Египет стремился построить атомную электростанцию ​​на протяжении десятилетий, решение подписать с Росатомом в 2015 г. Россия возобновит туризм в Египет, который Россия приостановила ранее в этом году. 24 Однако Египет заключил контракт с американской фирмой General Electric и австралийской консалтинговой компанией Worley Ltd. на другие части проекта. Примерно 85 процентов финансирования станции будет поступать из кредита в размере 25 миллиардов долларов от России, и некоторые в Египте заявили, что в установке нет необходимости, учитывая, что страна имеет избыток электроэнергии с ее текущими источниками поставок. Строительство еще не началось. 25 Как и другие проекты Росатома по всему миру, турецкая и египетская атомные электростанции кажутся геополитическими проектами несколько сомнительной экономической ценности, но маловероятно, что Россия сможет воспроизвести эту модель где-нибудь в Средиземноморье.

Продажа оружия

Продолжая свое многолетнее наследие, Россия была вторым по величине экспортером оружия в мире после США в период с 2016 по 2020 год. 26 По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), на ее долю приходилось 20 процентов все оружие экспортировано за этот период. Продажа Россией оружия обеспечивает ей прямое взаимодействие с лидерами зарубежных стран, инструменты налаживания отношений с их вооруженными силами и прибыль для ее предприятий, производящих оружие.Это главный инструмент, который Россия использует для влияния в Средиземноморье, но поскольку большинство северных прибрежных государств являются членами НАТО, ее отношения по продаже оружия сосредоточены на восточных и южных отношениях (см. Рис. 4).

Из этих стран особого упоминания заслуживают Алжир, Египет и Турция. Алжир остается крупнейшим клиентом России в Средиземноморье с советских времен. В период с 2016 по 2020 год он также был крупнейшим импортером оружия в Африке и шестым по величине в мире, импортировав 4 страны.3 процента всего оружия, импортированного за этот период в мире. 27 Учитывая спрос Алжира на оружие и его способность платить за него, сохранение доли рынка в стране было приоритетом для России в регионе. В 2006 году Москва согласилась списать задолженность советских времен на 4,6 млрд долларов в обмен на подписание Алжиром новых контрактов на закупку оружия на сумму 7,5 млрд долларов. 28 По этой сделке Россия поставила более 80 процентов импортированного Алжиру оружия с 2006 по 2013 год.Однако, начиная с 2011 года, Алжир начал диверсифицировать свой импорт, заключив сделки с Францией, Италией, Германией и даже Китаем на корабли и сопутствующее вооружение, бронетранспортеры и вооруженные беспилотные летательные аппараты. 29 По завершении поставок по этим контрактам доля России на рынке упала до 55 процентов в период с 2014 по 2016 год. После 2016 года Россия усердно работала над восстановлением своих позиций, продав и передав шестнадцать боевых самолетов, сорок два боевых вертолета и две подводные лодки. Алжир до 2020 года.Для России важно сохранять доминирующее положение на рынке, но эта нестабильность говорит о том, что она не может полагаться на прошлые продажи, чтобы оставаться конкурентоспособной даже на своих ключевых рынках.

Египет — это новая история успеха для России. Соединенные Штаты сократили продажи оружия в страну во время и после «арабской весны», в конечном итоге заморозив экспорт оружия после прихода к власти военными в 2013 году. Это эмбарго длилось два года, пока многочисленные продолжающиеся конфликты на Ближнем Востоке не вынудили тогда U.Администрация президента США Барака Обамы изменила курс. 30 Россия заполнила этот пробел, оставленный Соединенными Штатами, и быстро расширила продажи оружия Египту. Контракты на поставки оружия, как правило, проходят через промежуток времени между подписанием и доставкой, поэтому эффект от этого увеличения закупок из России можно увидеть в данных о поставках оружия, начиная только с 2016 года, когда Россия и США передали Египту примерно равную стоимость оружия ( см. рисунок 5). С тех пор стоимость поставок России превысила стоимость поставок Соединенных Штатов и включала пятьдесят боевых самолетов и 46 корабельных боевых вертолетов.Эти продажи также привели к более тесному военному сотрудничеству, включая совместные учения. 31 В то время как администрация президента Джо Байдена объявила, что продолжит поставлять в Египет оружие, несмотря на опасения по поводу нарушений прав человека, 32 отсрочка в предыдущие годы создала благоприятные условия для России и желание со стороны египетского руководства диверсифицироваться. всего от одного поставщика. 33

Турция — это также история успеха российской стратегии продаж вооружений.Как давний союзник НАТО, Турция в период с 1950 по 2017 год не закупала у России оружия, за исключением некоторых подержанных бронетранспортеров и вертолетов в начале 1990-х годов, которые использовались полицией. 34 Вместо этого Турция импортировала оружие только от других союзников по НАТО и развила собственную оружейную промышленность. По данным SIPRI, с 2016 по 2020 год Турция опустилась с шестого по величине импортера оружия на двадцатое из-за развития собственной оборонной промышленности. 35 Тем не менее, в 2017 году он согласился купить у России систему противоракетной обороны С-400, несмотря на решительные возражения США и других союзников по НАТО.В то же время американо-турецкие отношения ухудшились из-за разногласий по сотрудничеству с сирийскими курдскими силами, попытки государственного переворота в Турции в 2016 году и последующего отказа США экстрадировать священнослужителя Фетуллаха Гюлена, а также из-за нежелания Вашингтона продавать системы ПВО Patriot. на турецких условиях. Турция чувствовала, что Соединенные Штаты и НАТО мало что сделали, чтобы помочь ей снизить уязвимость перед нападениями в результате конфликта в Сирии. 36 Москва воспользовалась этим разочарованием в отношении Запада и уязвимостью перед ролью России в Сирии, чтобы предложить систему С-400, которую Эрдоган быстро принял.Эта продажа была умным ходом, чтобы вбить клин между Турцией и ее союзниками по НАТО, поскольку Соединенные Штаты были вынуждены отреагировать, исключив Турцию из программы истребителей F-35, опасаясь передачи чувствительных технологий России через С-400. система. Сообщается, что между правительством Турции и администрацией Байдена продолжаются дискуссии о дальнейших действиях по вопросу о системе С-400, которую Турция испытала, но которая еще не используется в полной мере. 37 В данном случае продажа системы вооружений в одном аккуратном пакете соответствовала экономическим, военным и геостратегическим целям России — модель, которую Россия, вероятно, будет стремиться воспроизвести в другом месте, если присутствуют подходящие факторы.

Отмывание денег

Россию часто обвиняют в использовании незаконных финансовых переводов, коррупции и другой организованной преступной деятельности в качестве экономических инструментов влияния. 38 Хотя, как правило, трудно связать предполагаемые незаконные финансовые переводы из России непосредственно с ее правительством, во многих случаях их можно отследить до физических лиц, компаний и других принадлежащих России сетей, связанных с российским государством. С помощью схем отмывания денег средства, полученные незаконным путем в России, могут быть вывезены из страны, а затем использованы для покупки недвижимости или других законных товаров и услуг, переводя их в то, что в противном случае выглядит как законные активы.Такие «грязные» деньги (или даже «чистые» деньги), переведенные из страны, могут использоваться для финансирования коррупции или других незаконных сделок в стране назначения, которые продвигают геополитические интересы России.

В Средиземноморье существует множество примеров якобы незаконных переводов российских денег как законным, так и незаконным предприятиям, особенно вдоль северных прибрежных государств. Один из антикоррупционных фильмов российского оппозиционного политика Алексея Навального посвящен роскошному отелю «Гранат» в Греции, который, как он утверждает, принадлежит Артему Чайке, сыну Юрия Чайки, который до 2020 года занимал пост генерального прокурора России, и бывшей Ольги Лопатиной. -жена замгенпрокурора Геннадия Лопатина. 39 В 2015 году Навальный обвинил двух Чайков в том, что они владеют сетью криминальных предприятий по всей России, и что гостиница «Гранат» была лишь одним из предприятий, которые они использовали для отмывания доходов. Навальный также обвинил Лопатину в связях с организованной преступной группировкой и заявил, что ей принадлежит большая вилла рядом с отелем. 40

В рамках печально известной схемы «прачечной», предположительно связанной с отмыванием денег на сумму более 20 миллиардов долларов, деньги переводились из России во многие страны мира, в том числе в Средиземноморье. 41 Согласно Проекту отчетности об организованной преступности и коррупции (OCCRP), Кипр, Турция и Италия были конечным получателем больших сумм этих денег, а другие более мелкие получатели в регионе, включая Словению, Францию, Испанию, Грецию, Хорватию , и Египет. Хотя OCCRP не смог отследить владельцев всех банковских счетов, он обнаружил, что основными пользователями этой схемы были богатые российские бизнесмены, которые сделали свое состояние благодаря связям с государством.

Российские деньги не имеют большего направления в Средиземноморье, чем Кипр. Низкая налоговая ставка, договор об избежании двойного налогообложения с Россией и — до недавнего времени низкий уровень контроля за источниками средств — сделали ее основным направлением для российских денег с момента распада Советского Союза. Во время финансового кризиса на Кипре в 2013 году в кипрских банках находилось около 32 миллиардов долларов российских наличных денег, что больше, чем годовой валовой внутренний продукт (ВВП) страны на тот момент. 42 Российские банковские кредиты российским компаниям, зарегистрированным на Кипре, составили еще 30-40 миллиардов долларов. 43 По другой оценке, Россия была источником 25 процентов входящих и исходящих прямых иностранных инвестиций (ПИИ) на Кипре в то время, когда россияне «переправляли» свои деньги между двумя странами. 44 Россияне потеряли миллиарды евро в результате финансовой помощи Кипру, последовавшей за финансовым кризисом 2013 года, но условия финансовой помощи ЕС превратили часть этих потерь в акции кипрских банков, непреднамеренно предоставив определенный контроль над этими банками россиянам, которыми ЕС был пытаясь вытеснить. 45

Даже после крупных убытков от финансового кризиса 2013 года российские деньги продолжают поступать на Кипр. После этого, чтобы поднять экономику, правительство предложило схему «золотого паспорта» для тех, кто инвестирует в страну не менее 2 миллионов евро. На долю россиян приходится почти половина из 3153 паспортов, выданных в период с 2013 по 2020 год по этой схеме, включая некоторых лиц, которые в настоящее время находятся под санкциями США и ЕС. 46 После пересмотра программы Кипр начал процесс отмены предоставленного ею гражданства 28 лицам, но их личность не разглашается.Согласно данным, опубликованным Банком России, в 2019 году российские ПИИ на Кипре составляли 50 процентов от всех ее позиций по ПИИ в мире. 47 Часть этих инвестиций затем переводится в другие части ЕС, что затрудняет отслеживание их происхождения в России. Российские деньги, поступающие на Кипр и вывозимые с него, включали законные переводы, а также некоторые из них, которые финансировали преступную деятельность, например, деньги, украденные из российской казны и переведенные через ныне закрытый банк FBME на Кипре, а затем использованные для финансирования производства химического оружия. в Сирии. 48

Аналитики давно беспокоятся о том, какие рычаги воздействия эти огромные денежные потоки и люди дают России на политику и политиков Кипра. Конечно, добавление русских в списки избирателей страны может повлиять на будущие выборы или на то, как решения принимаются внутри правительства, и для этого русские эмигранты создали в стране политическую партию. 49 В одном небольшом примере активист по борьбе с коррупцией и бывший владелец Hermitage Capital в России Билл Браудер обвинил кипрского государственного чиновника в том, что он помог российскому мафиози отмывать его деньги через покупку недвижимости на Кипре. 50 В более крупном деле по делу банка FBME на сегодняшний день арестов не проводилось. Хотя Кипр не заблокировал возобновление каждые полгода ЕС санкций против России за ее агрессию в Украине, как некоторые опасались, такие решения, как сделка 2015 года, разрешающая российским военно-морским кораблям выходить в порты страны, свидетельствуют о том, что российские деньги могут иметь рычаги воздействия. 51

Усилия ЕС и США, направленные на то, чтобы подтолкнуть Кипр к совершенствованию практики борьбы с отмыванием денег, в определенной степени сработали, как показал отчет за 2019 год о соблюдении им правил Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег. 52 В отчете сделан вывод о том, что после предыдущего отчета за 2011 год был принят ряд мер для борьбы с основными угрозами отмывания денег и финансирования терроризма, с которыми сталкивается страна, и что банковский сектор стал более эффективным в снижении этих рисков. Тем не менее, в отчете подчеркивается, что власти должны делать больше для преследования доходов от преступной деятельности, полученных за пределами Кипра, которые они определили как самую большую угрозу для своей финансовой системы. Кипр также пропустил крайний срок в январе 2020 года для включения пятой директивы ЕС о борьбе с отмыванием денег во внутреннее законодательство. 53 После упрека Европейской комиссии парламент наконец принял требуемый закон в феврале 2021 года, но еще слишком рано оценивать, как эти изменения будут реализованы. Это указывает на то, что потоки российских денег остаются привлекательными для политиков Кипра, которые продолжают бороться с балансом своих обязательств в области верховенства закона как государства-члена ЕС с желанием получить иностранное финансирование для роста своей экономики.

Недостающие экономические инструменты России: помощь в торговле, инвестициях и развитии

Хотя Россия использовала энергию, продажу оружия и отмывание денег для усиления своего влияния в нескольких средиземноморских странах, она не имеет или не может использовать так эффективно обычные основные инструменты экономического управления государством, такие как торговля не энергетические товары и услуги, прямые иностранные инвестиции и помощь в целях развития для усиления влияния в регионе.Ограниченный экономический рост в России, наряду с ее относительно небольшой постсоветской индустриальной базой, оставляет мало возможностей для налаживания глубоких торговых и инвестиционных отношений за рубежом. Низкий уровень внутренних инвестиций, в значительной степени из-за слабого верховенства закона и слабого уважения прав собственности, а также жесткой бюджетной экономии, означает, что у России недостаточно ресурсов для стимулирования экономического роста внутри страны. В период с 2012 по 2019 год реальный ВВП в России рос в среднем на невысокие 0,9 процента в год, а пандемия COVID-19, по оценкам, привела к сокращению экономики еще в 3 раза.1 процент в 2020 году. 54 Валовой национальный доход на душу населения начал падать после 2013 года. Россия существенно беднее в расчете на душу населения, чем все государства-члены ЕС на северных берегах Средиземного моря (см. Диаграмму 6). Уровень жизни в России примерно такой же, как в Турции, но выше, чем в странах южного побережья Средиземного моря.

Правительство России имеет относительно большие валютные резервы, накопленные за последние два десятилетия.Некоторые из них он мог бы использовать для финансирования проектов развития за рубежом, но пока этого не сделал. Падение мировых цен на нефть и западные финансовые санкции положили конец десятилетию массового профицита платежного баланса России (1998–2008 гг.), И правительство больше не накапливает валютные резервы теми темпами, которые оно делало ранее (см. Диаграмму 7). Тем не менее, эти годы бума и жесткая фискальная политика администрации президента Владимира Путина оставили российское правительство с небольшим внешним долгом (13.8 процентов ВВП в 2018 году) и крупный фонд национального благосостояния. 55 Низкий долг и большие резервы — это стены крепости, которые помогают защитить экономику от международных потрясений, таких как новые санкции, но они также удерживают ее изолированной от остального мира и вызывают стагнацию роста. 56 Этот изоляционистский выбор ограничивает возможности российского экономического инструментария в Средиземноморье по сравнению с другими игроками в регионе. Россия просто не производит значительную часть товаров и услуг, которые нужны потребителям в регионе, и, кроме атомных электростанций, у нее нет технологий и ресурсов, чтобы конкурировать с Китаем или Западом в крупных инфраструктурных сделках.

Торговые отношения

Российская торговая статистика не указывает на страну, продвигающую торговлю в качестве основного инструмента повышения зависимости и влияния в мире или в странах Средиземноморья. В период с 2000 по 2009 год процентная доля ВВП России, полученная за счет экспорта, упала, достигнув минимума в 26 процентов (см. Диаграмму 8). С 2009 года он практически плоский. Уровень импорта также остается постоянным на уровне около 20 процентов ВВП с 2000 года. Как обсуждалось выше, в этой ограниченной торговле преобладают углеводороды.Помимо этого, Россия экспортирует в основном сырьевые товары (драгоценные металлы и камни, железо и сталь, зерновые), а не более современные промышленные товары, которые обычно экспортирует мировой экономический центр (см. Рисунок 9).

Двадцать одно государство Средиземноморья играло снижающуюся, но все еще важную роль в ограниченной торговле России. Если в 2013 году на их долю приходилось 18 процентов от общего объема мировой торговли России, к 2020 году эта доля сократилась до 14.4 процента. 57 Падение почти полностью связано с резким снижением стоимости торговли России с Италией после 2014 года, когда ЕС и Россия ввели друг против друга санкции в ответ на военную агрессию России против Украины, и одновременно цены на нефть упали. крутой спад. К 2019 году Турция обогнала Италию в качестве крупнейшего торгового партнера России в Средиземноморье, и на каждую страну приходилось чуть менее 4 процентов от общего объема торговли России в 2020 году. За исключением Италии, доля каждой средиземноморской страны в торговле России оставалась неизменной, что свидетельствует о торговле не становится более важной частью его инструментария влияния в регионе.

Если бы торговля между Россией и средиземноморской страной была особенно односторонней или была сосредоточена в конкретной жизненно важной отрасли в пользу России, это дало бы ей важный инструмент влияния. Однако три крупнейшие экономики региона — Франция, Италия и Испания — а также Португалия и Словения имеют положительное сальдо торгового баланса с Россией (см. Диаграмму 10). Однако пятнадцать других средиземноморских стран имеют постоянный торговый дефицит с Россией. Турция и Египет имеют самый большой торговый дефицит и поэтому заслуживают более глубокого изучения, как и изменения в торговле Италии с Россией с 2014 года.

В то время как советско-турецкая торговля была примерно сбалансированной на протяжении всей холодной войны, после финансового кризиса в России в 1998 году импорт энергии в Турцию из России превысил количество товаров, которые Россия могла позволить себе покупать у Турции. 58 Эта модель торговли товарами сохранялась в период правления Путина и Эрдогана, при этом экспорт нефти и газа из России в Турцию неизменно в двадцать раз превышал стоимость любой отдельной категории импорта из Турции. Размер торгового дефицита сужается, но остается значительным, если включить услуги, поскольку Россия постоянно испытывает дефицит по сравнению с Турцией в торговле услугами (на 6 долларов.4 миллиарда в 2019 году), состоящих в основном из российского туризма в Турцию (5,7 миллиарда долларов в экспорте 2019 года) и строительных услуг (1,1 миллиарда долларов в экспорте в 2019 году). Помимо этих двух секторов, Турция экспортирует в Россию в основном фрукты, а также машины и легковые автомобили. Когда в 2015 году между двумя странами разразился политический кризис после того, как Турция сбила российский истребитель на своей границе с Сирией, Москва прибегла к торговым санкциям в отношении фруктов и туризма, чтобы наказать Анкару. Хотя эти меры обошлись России дорого, больше всего пострадала Турция, вынудив Эрдогана извиниться за инцидент. 59 В апреле 2021 года Россия ввела еще один запрет на туризм в Турции, что, вероятно, будет сигналом недовольства турецкой поддержкой Украины. 60 Торговый дефицит Турции с Россией продолжает оставаться политической уязвимостью и, вероятно, останется ценным инструментом влияния для Москвы.

Однако Турция является исключением, которое доказывает отсутствие у России торговых возможностей в остальной части Средиземноморья. Неясно, сможет ли Россия одержать подобную политическую победу с помощью торговых санкций против любой другой средиземноморской страны.Например, меньший торговый дефицит Египта с Россией связан не с углеводородами, а с покупкой пшеницы. Египет импортирует 35 процентов своей пшеницы из России, крупнейшего поставщика в страну. Но на Египет также приходится 19 процентов экспорта пшеницы из России, что делает его вторым по величине импортером для российских производителей. Если бы Москва прекратила экспорт пшеницы в Египет в качестве политической меры, она обнаружила бы, как Турция обнаружила после запрета России на ее фрукты, что быстро найти новые рынки для огромного количества экспортных скоропортящихся продуктов непросто.Следовательно, такой шаг, вероятно, был бы столь же вредным для России, как и для Египта, и не был бы полезным инструментом влияния. Кроме того, раньше Египет зарабатывал более 3 миллиардов долларов в год от российского туризма, но Россия прекратила все чартерные рейсы в страну в конце 2015 года после террористического акта на чартерном рейсе. Это сократило доходы от туризма из России практически до нуля, но мало что изменило политическую динамику между странами, несмотря на миллиарды долларов потерянных доходов Египта.Обе страны объявили в апреле 2021 года о возобновлении полетов. Однако время объявления, похоже, было связано не столько с улучшением мер безопасности в египетских аэропортах, сколько с динамикой отношений России с Турцией, поскольку оно совпало с последним запретом на туризм в стране.

Торговля России с Италией показывает, насколько уязвима ее зависимость от углеводородов в более крупном мировом торговом пространстве. Две страны имели довольно сбалансированную торговлю до 2009 года, когда стоимость нефти и газа, импортируемых Италией из России, превышала объемы в основном промышленных товаров и оборудования, которые Россия могла позволить себе покупать в Италии с учетом мирового финансового кризиса (см. Рисунок 11).Однако по мере того, как после 2014 года цены на нефть и газ упали, объемы торговли вернулись к более сбалансированному.

В долгосрочной перспективе, когда Италия и остальная часть Европы откажутся от ископаемых видов топлива, а Восточное Средиземноморье будет осваивать собственные энергоресурсы, у России останется все менее и менее ценный товар, который можно будет продавать в обмен на высококачественные товары. в настоящее время импорт из Италии и Европы. Без инвестиций для роста и модернизации обрабатывающего сектора положительное сальдо торгового баланса России со Средиземноморьем, вероятно, со временем сократится, что уменьшит ее влияние на регион.Таким образом, торговля не является и, скорее всего, никогда не будет инструментом принуждения России в Средиземноморье.

Прямые иностранные инвестиции

Как и в случае с торговлей, статистика ее прямых иностранных инвестиций не указывает на то, что Россия использует инвестиции в качестве основного экономического инструмента влияния в Средиземноморье, страны которого, ищущие инвестиции, вероятно, свяжут свою экономику с более активными партнерами. Российские фирмы инвестируют за границу по более низким ставкам по сравнению с ВВП их страны, чем американские (см. Диаграмму 12).Этот показатель растет с 2013 года, но не стабильно. Это также вводит в заблуждение как общий показатель, так как от 40 до 50 процентов всех российских ПИИ сосредоточены на Кипре, поэтому мало что можно инвестировать в другие места, хотя часть этих денег действительно уезжает с Кипра в другие страны.

За исключением Кипра, российские ПИИ в большинстве средиземноморских стран незначительны, даже по сравнению с размером экономики принимающих стран, и почти во всех случаях уступают инвестициям США и ЕС. Однако одним заметным исключением из этого правила является Черногория.В 2019 году Россия была крупнейшим иностранным инвестором в стране: ее общий объем инвестиций составил 26 процентов ВВП страны, что ниже пикового значения в 33 процента в 2015 году. Эти инвестиции сосредоточены в сфере недвижимости и туристической инфраструктуры. 61 Туризм обычно составляет 20 процентов годового ВВП Черногории, а безвизовый режим позволяет россиянам быть крупнейшим источником туристов в стране. Однако по состоянию на 2020 год россияне мало инвестируют в другие отрасли.В 2005 году Центральноевропейская алюминиевая компания российского олигарха Олега Дерипаски купила Подгорицкий алюминиевый завод, который в то время был крупнейшим работодателем в стране, который затем обанкротился в 2008 году. 62 Отсутствие промышленных инвестиций резко контрастирует с новыми китайскими инвестициями в Черногории. который ориентирован на строительство автомагистралей и реконструкцию теплоэлектростанции, что позволило Китаю обогнать Россию в качестве крупнейшего инвестора в стране в 2020 году. 63 Однако даже на пике своего развития высокий уровень российских инвестиций в Черногорию был не в состоянии чтобы повлиять на ее геополитическое направление — несмотря на попытку Москвы спровоцировать переворот в 2016 году, страна вступила в НАТО и также поддерживала Украину в ее конфликте с Россией. 64 Если чрезмерное значение России для экономики Черногории не может изменить политическую ориентацию страны, российские ПИИ вряд ли станут значительным источником заемных средств в других странах региона.

Официальная помощь развитию

Официальная помощь развитию не является основным инструментом российской политики в Средиземноморье. Советский Союз мастерски использовал свой крупный бюджет помощи в целях развития для оказания влияния за рубежом: например, для формирования голосов в ООН или для поддержки идеологически совместимых стран. 65 После распада Советского Союза экономический коллапс 1990-х годов превратил Россию в чистого получателя финансовой помощи, а не в донора. Эта ситуация изменилась в середине 2000-х, когда стремительный рост доходов от экспорта энергоносителей позволил ей снова пополнить ряды стран-доноров. 66

Как и другие страны-доноры, Россия предоставляет Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) данные о своей помощи, но эти данные не так полны, как данные других стран.Тем не менее, данные дают некоторое представление о его помощи в целях развития. В 2018 году, последнем году, за который доступны подробные данные, 68 процентов двусторонней помощи России в размере 628 миллионов долларов США было в форме списания долгов, и только 25 процентов — в виде «программируемой помощи по стране» или вида помощи, направленной на оказание помощи. конкретные программы и проекты. Для сравнения: средний показатель программируемой помощи странам среди членов ОЭСР составил 49 процентов. В 2018 году из всех средиземноморских стран только Сирия, Западный берег и Газа были перечислены как получающие любую российскую помощь, каждая в размере 2 миллионов долларов США (см. Диаграмму 13).Не оказывая им дополнительной помощи в целях развития, Россия упускает возможность укрепить добрую волю в странах на восточном и южном берегах Средиземного моря, особенно потому, что они нуждаются в экономическом развитии больше, чем в системах вооружений, которые она им предоставляет, и которые только увековечивают конфликты в регионе.

Заключение

Россия, похоже, не использует традиционные формы экономического управления государством для укрепления своего влияния в Средиземноморье.Его неэнергетическая торговля со странами региона низка, его инвестиции в большинство из них незначительны, и он не предоставляет больших объемов помощи в целях развития странам, которые в ней нуждаются. Отсутствие таких экономических связей удивительно, учитывая военные и дипломатические усилия России по усилению своего влияния в регионе.

Однако России удалось использовать свои сильные стороны — энергоресурсы, оружейную промышленность и отмывание денег — для развития некоторых ключевых отношений в регионе.В частности, его уникальные экономические инструменты помогли ему наладить сложные отношения с Турцией, которая зависит от ее нефти и газа и является новым покупателем ее ядерной энергетики и систем вооружений. Эти же инструменты позволили России усилить влияние в Египте, Алжире и, в некоторой степени, на Кипре за последнее десятилетие. Если амбиции России в регионе ограничиваются сохранением доступа, заискиванием расположения ключевых лиц, принимающих решения, и сохранением неудобств для НАТО, то ее нынешний уровень экономических связей, вероятно, будет достаточным для этих целей.Однако, если Россия нацелена на усиление своего влияния и влияния на большее количество стран в регионе, ее нынешний набор экономических инструментов не кажется достаточно большим или сложным для достижения этой цели.

Экономическое управление государством — важный инструмент внешней политики любой страны. Торговые и инвестиционные сделки связывают страны жизненно важными способами для повышения уровня жизни населения каждой страны. Они также выстраивают отношения между людьми — политиками, руководителями бизнеса, студентами, — которые способствуют взаимопониманию и уважению культур друг друга.Соединенные Штаты и Европа в целом преуспели в построении таких экономических связей, и экономические данные показывают, что они продолжают оставаться доминирующими экономическими державами в Средиземноморье, имея широкие и разнообразные связи. Сохранение этой лидирующей экономической позиции, вероятно, гарантирует, что влияние России в Средиземноморье останется управляемой, хотя и постоянной проблемой для Запада.

Автор — приглашенный научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир и сотрудник дипломатической службы Университета им.С. Государственный департамент. Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения Государственного департамента или правительства США.

Об авторе

Джоанна Притчетт — приглашенный научный сотрудник и сотрудник Государственного департамента. Она работает на дипломатической службе с 2007 года, а совсем недавно работала за границей в качестве начальника отдела внутренней политики в посольстве США в Коломбо, Шри-Ланка. Ранее она занимала должность заместителя начальника политико-экономического отдела в U.S. Генеральное консульство в Стамбуле, Турция, и в посольствах США в Берлине, Германия, и Баку, Азербайджан. В Вашингтоне она работала в Германии и в Украине. До прихода в департамент в 2007 году Притчетт работал консультантом по вопросам управления и в Парламентской ассамблее НАТО.

Притчетт получила степень магистра международных отношений в Школе перспективных международных исследований Джонса Хопкинса, где занималась вопросами европейской безопасности.Она получила степень бакалавра европейской истории и сертификат по финансам в Принстонском университете.

Банкноты

1 Пол Стронски и Ричард Сокольски, «Возвращение глобальной России: аналитическая основа», Фонд Карнеги за международный мир, 14 декабря 2017 г., https://carnegieendowment.org/2017/12/14/return-of -global-russia-analytics-framework-pub-75003.

2 Юджин Румер и Ричард Сокольски, «Россия в Средиземноморье: здесь и надолго», Фонд Карнеги за международный мир, 27 мая 2021 г., https: // carnegieendowment.org / 2021/05/27 / russia-in-med Mediterranean-here-to-stay-pub-84605.

3 Расчеты автора на основе данных Федеральной таможенной службы России через Trade Data Monitor. Trade Data Monitor, «Добро пожаловать в Trade Data Monitor», Trade Data Monitor, https://tradedatamonitor.com/.

4 Рэндалл Ньюнхэм, «Нефть, пряник и кнут: энергоресурсы России как инструмент внешней политики», Журнал евразийских исследований 2, вып. 2 (2011): 134–143.

5 Стюарт Эллиотт, «МЭА снижает прогноз спроса на газ в Европе на 2040 год еще на 21 млрд куб. М», S&P Global, 13 октября 2020 г., https: // www.spglobal.com/platts/en/market-insights/latest-news/natural-gas/101320-iea-slashes-2040-european-gas-demand-forecast-by-f Further-21-bcm.

6 Марк Н. Кац, «Средиземноморский гамбит Путина: финал неясен», Atlantic Council, 31 марта 2021 г., https://www.atlanticcouncil.org/in-depth-research-reports/issue-brief/putins- средиземноморский-гамбит-эндшпиль-неясно /.

7 «Путин и Эрдоган сформировали братство жесткой силы», Economist , 27 февраля 2021 г., https: // www.Economist.com/europe/2021/02/23/putin-and-erdogan-have-formed-a-brotherhood-of-hard-power?itm_source=parsely-api.

8 Сара Э. Гардинг, Майкл Ратнер, Кори Велт и Джим Занотти, «Турецкий поток: южный трубопровод России в Европу», Исследовательская служба Конгресса, 6 мая 2021 г., https://fas.org/sgp/crs/ row / IF11177.pdf.

9 Банк России, «Статистика внешнего сектора», Банк России, https://www.cbr.ru/rus/statistics/macro_itm/svs/.

10 Агентство Anadolu, «Турция занимает 3-е место в мире по росту импорта СПГ в 2020 году», Hürriyet Daily News , 1 мая 2021 г., https: // www.hurriyetdailynews.com/turkey-ranks-3rd-worldwide-with-lng-import-rises-in-2020-164377.

11 Нуран Эркул, «Импорт газа в Турцию из Ирана резко упадет в 2020 году», Агентство Анадолу, 26 февраля 2021 года, https://www.aa.com.tr/en/energy/energy-diplomacy/turkeys- газ-импорт-из-ирана-см-резкое-падение-2020/31999.

12 Газпром, «Зарубежные проекты: Алжир», Газпром, https://www.gazprom.com/projects/algeria/.

13 Персонал Рейтер, «Роснефть начинает добычу на газовом месторождении Зохр в Египте», Рейтер, 20 декабря 2017 г., https: // www.reuters.com/article/us-russia-egypt-zohr/rosneft-starts-production-at-zohr-gas-field-in-egypt-idUSKBN1EE200.

14 Эни, «Зохр: гигантское морское месторождение в Египте», Эни, https://www.eni.com/en-IT/operations/egypt-zohr.html.

15 Алисия Буллер, «Морская разведка нефти в Ливане начнется в четверг — официально», «Нефть и газ», 26 февраля 2020 г., https://www.oilandgasmiddleeast.com/exploration/36252-lebanons-offshore-oil-exploration -на-четверг-официальный.

16 Расчеты автора по данным Банка России. Банк России, «Статистика внешнего сектора».

17 Аднан Ватансевер, Нефть в путинской России: споры по поводу арендной платы и экономической политики (Торонто: Университет Торонто Press, 2021).

18 Расчеты автора на основе данных, предоставленных Евростатом. Европейская комиссия, «Евростат», Европейская комиссия, https://ec.europa.eu/eurostat.

19 Расчеты автора по данным Банка России.Банк России, «Статистика внешнего сектора».

20 Эндрю С. Вайс и Юджин Румер, «Ядерное обогащение: злополучная кампания России за влияние в Южной Африке», Фонд Карнеги за международный мир, 16 декабря 2019 г., https://carnegieendowment.org/2019/12/ 16 / ядерное обогащение-россия-з-злополучная-кампания-влияние-в-южной-африке-pub-80597.

21 Али Ахмад, «Перспективы ядерной энергии в странах Средиземноморья», IEMed Mediterranean Yearbook 2020, 2020, https: // www.iemed.org/observatori/arees-danalisi/arxius-adjunts/anuari/med.2020/Nuclear_Energy_Med Mediterranean_Countries_Ali_Ahmad_IEMed_YearBook2020.pdf.

22 Akkuyu Nuclear Росатом, «Проект АЭС Akkuyu», Akkuyu Nuclear Росатом, http://www.akkunpp.com/index.php?lang=en.

23 Сотрудники World Nuclear News, «Строительство Аккую должно быть завершено к 2026 году, говорит генеральный директор проекта», World Nuclear News, 10 февраля 2021 года, https://www.world-nuclear-news.org/Articles/Akkuyu- Полностью сдан в эксплуатацию к 2026 году, — говорит-проект.

24 Хебаталла Таха, «Египет в поисках ядерного будущего», Южноафриканский институт международных отношений, 21 января 2021 г., https://saiia.org.za/research/egypts-quest-for-a-nuclear- будущее/.

25 Egypt Today Staff, «Египет, Россия переносят закладку фундамента на АЭС Дабаа из-за пандемии», Egypt Today, 3 февраля 2021 г., https://www.egypttoday.com/Article/3/97158/ Египет-Россия-перенести-закладку-камень-основание-на-атомной электростанции Дабаа.

26 Питер Д. Веземан, Александра Куимова и Симон Т. Веземан, «Тенденции в международных поставках оружия, 2020 г.», Стокгольмский международный институт исследования проблем мира, март 2021 г., https://sipri.org/sites/default/files /2021-03/fs_2103_at_2020.pdf.

27 Веземан, Куимова и Веземан, «Тенденции в международных поставках оружия, 2020».

28 Ламин Чихи, «Спект в Алжире бросает вызов продажам российского оружия», Рейтер, 1 апреля 2008 г., https: // www.reuters.com/article/us-algeria-russia-m military/algeria-spat-shows-challenge-to-russian-arms-sales-idUSCHI64414920080401.

29 Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI), «Торговые регистры», SIPRI, https://armstrade.sipri.org/armstrade/page/trade_register.php.

30 Питер Бейкер, «Обама отменяет замораживание оружия против Египта», New York Times , 31 марта 2015 г., https://www.nytimes.com/2015/04/01/world/middleeast/obama-lifts Заморозить оружие против Египта.html.

31 Владимир Исаченков, «Россия ведет переговоры о предоставлении своих боевых самолетов для использования баз в Египте», Defense News, 30 ноября 2017 г., https://www.defensenews.com/air/2017/11/30/russia-negotiates- Сделка-за-свои-боевые самолеты-для-использования-баз-египта /.

32 Дженнифер Ханслер, «Администрация Байдена одобряет продажу оружия Египту, несмотря на опасения по поводу прав человека», CNN, 16 февраля 2021 г., https://www.cnn.com/2021/02/16/politics/egypt-missile- продажа / index.html.

33 Клейтон Томас, Джереми М.Шарп, Кристофер М. Бланшар и Кристина Л. Арабиа, «Продажа оружия на Ближнем Востоке: тенденции и аналитические перспективы политики США», Исследовательская служба Конгресса, 23 ноября 2020 г., https://fas.org/sgp/crs /mideast/R44984.pdf.

34 Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI), «Торговые регистры».

35 Веземан, Куимова и Веземан, «Тенденции в международных поставках оружия, 2020».

36 Джим Таунсенд и Рэйчел Эллехуус, «Сказка о Турции и патриотах», Война на камнях, 22 июля 2019 г., https: // warontherocks.ru / 2019/07 / сказка-индейка-и-патриотов /.

37 Персонал Al Jazeera, «Покупка российских С-400 -« сделка сделана », Турция сообщает нам», Аль-Джазира, 24 марта 2021 г., https://www.aljazeera.com/news/2021/3/ 24 / Турция-говорит-нам-в-нато-российской-обороне-сделка-закупка сделана; Рагип Сойлу, «США предлагают« альтернативы »отмене санкций против С-400 в отношении Турции», Middle East Eye, 28 мая 2021 г., https://www.middleeasteye.net/news/us-offers-alternatives-lift-s- 400 санкций против Турции.

38 Некоторые из этих обвинений являются академически обоснованными (см. Пол Массаро и Амели Раузинг, «Россия вооружение коррупции (и западное соучастие)», Комиссия по безопасности и сотрудничеству в Европе, 6 июня 2017 г., https: // www.csce.gov/international-impact/russia-s-weaponization-corruption-and-western-complicity?page=2), в то время как другие также политически мотивированы (см. Персонал RFE / RL, «Помпео ударил Россию, чтобы посеять хаос» Средиземноморье », Радио Свободная Европа / Радио Свобода, 15 декабря 2020 г., https://www.rferl.org/a/pompeo-slams-russia-sowing-chaos-med Mediterranean/31002317.html.)

39 «Чайка». Фильм Фонда борьбы с коррупцией. Фильм Фонда противодействия коррупции] », видео на YouTube, 43:44, опубликовано« Алексеем Навальным »1 декабря 2015 г., https: // www.youtube.com/watch?v=eXYQbgvzxdM.

40 Там же.

41 Проект по освещению организованной преступности и коррупции (OCCRP), «Разоблачение российской прачечной», OCCRP, 20 марта 2017 г., https://www.occrp.org/en/laundromat/the-russian-laundromat-exposed/ .

42 Эмили Янг, «Русские деньги на Кипре: почему их так много?», BBC News, 18 марта 2013 г., https://www.bbc.com/news/business-21831943.

43 Майкл Пил, «Москва в Средиземноморье: Кипр и его русские», Financial Times , 15 мая 2020 г., https: // www.ft.com/content/67918012-9403-11ea-abcd-371e24b679ed.

44 Персонал Рейтер, «Крупные российские деньги из Кипра; Кризис ставит под угрозу потоки », Рейтер, 22 марта 2013 г., https://www.reuters.com/article/cyprus-russia-money/big-russian-money-out-of-cyprus-crisis-endangers-flows-idUSL6N0CE44I20130322.

45 Эндрю Хиггинс, «Спасение банка Кипра передает собственность российским плутократам», New York Times , 21 августа 2013 г., https://www.nytimes.com/2013/08/22/world/europe/russians -пока-ехать-на-кипре-после спасения.html.

46 Пил, «Москва на Средиземном море: Кипр и его русские».

47 Банк России, «Статистика внешнего сектора».

48 Матей Рошка, «Как российские преступники использовали FBME Bank на Кипре для оплаты фирм, связанных с сирийским зарином», S&P Global, 30 января 2018 г., https://www.spglobal.com/marketintelligence/en/news-insights / тенденции / alaqugobp-xgkghunhkfrq2.

49 Пил, «Москва на Средиземном море: Кипр и его русские.”

50 Матей Рошка, «Активист-финансист нацелен на Кипр из-за российских грязных денег», Politico , 26 июля 2019 г., https://www.politico.eu/article/bill-browder-cyprus-accused-of-abetting -русские-отмывание денег /.

51 Тасос Коккинидис, «США призывают на Кипр прекратить посещения кораблей ВМФ России», Greek Reporter, 2 мая 2020 г., https://greekreporter.com/2020/05/02/us-calls-on-cyprus -вход-посещения-кораблей-военно-морских сил России /.

52 Комитет экспертов по оценке мер по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма (МАНИВЭЛ), «Меры по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма, Кипр, пятый раунд взаимной оценки», Совет Европы, декабрь 2019 г. , https: // www.fatf-gafi.org/media/fatf/documents/reports/mer-fsrb/Moneyval-Mutual-Evaluation-Report-Cyprus.pdf.

53 Представительство ЕС на Кипре, «Противодействие отмыванию денег: Комиссия призывает Кипр перенести 5-ю Директиву о борьбе с отмыванием денег», Европейская Комиссия, 30 октября 2020 г., https://ec.europa.eu/cyprus/news_20201030_4_en .

54 «Кремль изолировал экономику России», Economist , 24 апреля 2021 г., https://www.economist.com/briefing/2021/04/24/the-kremlin-has-isolated-russias- экономия.

55 Международный валютный фонд, «Общий государственный долг России [GGGDTARUA188N]», получено из FRED, Федеральный резервный банк Сент-Луиса, 10 июня 2021 г., https://fred.stlouisfed.org/series/GGGDTARUA188N .

56 «Кремль изолировал экономику России», Экономист .

57 Расчеты автора на основе данных Федеральной таможенной службы России через Trade Data Monitor. Trade Data Monitor, «Добро пожаловать в Trade Data Monitor.”

58 Сэмюэл Дж. Херст и Онур Исчи, «Дымовые трубы и трубопроводы: российско-турецкие отношения и устойчивость экономического развития», Дипломатическая история 44, вып. 5 (ноябрь 2020 г.): 834–859.

59 Джоанна Притчетт, «Кто больше всего страдает от санкций России в отношении туризма против Турции?», Фонд Карнеги за международный мир, 10 мая 2021 г., https://carnegieendowment.org/2021/05/10/who-suffers-most -from-russian-tourism-sanctions-against-turkey-pub-84495? fbclid = IwAR3UViLliBQKNOEjtVtPVpxZC7UvZDo8-ZJ6udiv_2Pxeut29QCfjAplLCk.

60 Притчетт, «Кто больше всего страдает от российских санкций в отношении туризма в отношении Турции?»

61 Хизер А. Конли и Мэтью Мелино, «Российское вредоносное влияние в Черногории: вооружение и эксплуатация истории, религии и экономики», Центр стратегических и международных исследований, 14 мая 2019 г., https: // www. csis.org/analysis/russian-malign-influence-montenegro.

62 Конли и Мелино, «Российское вредоносное влияние в Черногории: вооружение и использование истории, религии и экономики.”

63 Самир Кайошевич, «Китай заменяет Россию в качестве крупнейшего инвестора в Черногории», Balkan Insight, 20 октября 2020 г., https://balkaninsight.com/2020/10/20/china-replaces-russia-as-largest- инвестор в черногории /.

64 Пол Стронски и Энни Хаймс, «Игра России на Балканах», Фонд Карнеги за международный мир, 6 февраля 2019 г., https://carnegieendowment.org/2019/02/06/russia-s-game-in -balkans-pub-78235.

65 Герда Асмус, Андреас Фукс и Анжелика Мюллер, «БРИКС и иностранная помощь», AidData, август 2017 г., http: // docs.aiddata.org/ad4/pdfs/wps43_brics_and_foreign_aid.pdf.

66 Пит Троило, «За иностранную помощь России, второй шаг», Devex, 19 марта 2012 г., https://www.devex.com/news/for-russian-foreign-aid-a-second-act -77769.

Всемирный банк утверждает, что восстановление экономики России набирает обороты

МОСКВА (Рейтер) — Всемирный банк повысил свои прогнозы экономического роста в России на 2021 год, отметив признаки улучшения на рынке труда, но заявил, что запланированная бюджетная консолидация может препятствовать росту, заявил в среду глобальный орган.

ФОТО ФАЙЛА: Участник стоит возле логотипа Всемирного банка на Ежегодном собрании Международного валютного фонда — Всемирного банка 2018 г. в Нуса-Дуа, Бали, Индонезия, 12 октября 2018 г. REUTERS / Johannes P. Christo / File Photo

After Российская экономика, сократившаяся на 3% в 2020 году под давлением пандемии COVID-19 и падения цен на нефть, находится на пути к восстановлению в этом году на фоне глобального развертывания вакцин и восстановления спроса.

В новом отчете Всемирный банк сообщил, что теперь он ожидает, что валовой внутренний продукт России вырастет в 3 раза.2% в 2021 году и такими же темпами в 2022 году против 2,9% и 3,2% соответственно, прогнозируемых в марте.

«Это базовый сценарий постепенного снижения числа новых случаев заражения COVID-19», — говорится в отчете Всемирного банка.

Всемирный банк заявил, что у России есть возможности для более постепенной бюджетной консолидации, чем планировалось, и предупредил о явных потерях производства в результате сокращения государственных расходов.

Несмотря на то, что экономический спад в России в 2020 году был самым значительным за 11 лет, Россия показала лучшие результаты, чем мировая экономика, которая сократилась на 3.8%.

Недавние санкции США в отношении суверенного долга России не угрожают финансовой стабильности России благодаря сильным макрофискальным буферам и относительно умеренной доле государственных долговых обязательств иностранных инвесторов, которые могут быть компенсированы за счет внутренних инвесторов, заявил Всемирный банк.

США запретили банкам США покупать рублевые суверенные облигации напрямую у России с середины июня в дополнение к существующему запрету на покупку суверенных еврооблигаций непосредственно у министерства финансов.

Российский банковский сектор до сих пор оставался устойчивым, и рынок труда начал демонстрировать некоторые признаки улучшения к концу 2020 года, но не восстановился до уровня, предшествующего пандемии, заявил Всемирный банк.

России удалось сдержать дополнительные всплески уровня бедности в 2020 году, но располагаемые доходы снизились, а уровень жизни ухудшился, заявил Всемирный банк.

Снижение реальных располагаемых доходов населения — чувствительная проблема для России в преддверии парламентских выборов, которые состоятся в сентябре.

Отчетность Андрея Остроуха; Редактирование Тоби Чопра

Россия предупреждает, что ее экономика демонстрирует признаки перегрева

Президент России Владимир Путин слушает министра строительства и ЖКХ Владимира Якушева во время встречи в Москве, Россия, 10 февраля 2020 года.

Алексей Никольский | Спутник | Кремль через Reuters

Есть признаки того, что экономика России перегревается, а годовая инфляция в настоящее время составляет 5,9%, заявил в четверг министр финансов страны Антон Силуанов.

«Если мы продолжим увеличивать расходы, что мы получим? Перегрев. Элементы перегрева уже видны — высокая инфляция», — сказал Силуанов на Петербургском международном экономическом форуме, согласно переводу Reuters.

Инфляция потребительских цен снова ускорилась в мае, поднявшись с 5,5% в апреле. Ранее на этой неделе председатель Центрального банка России Эльвира Набиуллина заявила CNBC, что «инфляция ускоряется» и что, в отличие от других стран, инфляция не рассматривается как временная проблема, поскольку экономика вновь открылась, а потребительский спрос увеличился.

«В нашем случае все по-другому», — сказала Набиуллина Хэдли Гэмблу CNBC ранее на этой неделе перед ПМЭФ. «Мы считаем, что инфляционное давление в России не преходящее, не временное. Мы видим более устойчивые факторы, монетарные факторы, поэтому мы начали возвращать повышение ставки до нейтральной позиции».

Инвесторы будут ждать следующего заседания центрального банка 11 июня, чтобы узнать, что он сделает дальше, при этом нарастают слухи о том, что банк может повысить процентные ставки на целых 50 базисных пунктов с текущего уровня в 5%.Целевой показатель инфляции центрального банка составляет 4%.

Набиуллина заявила, что центральный банк проанализирует все факторы, включая прогноз инфляции и ситуацию в экономике, но заявила, что «мы видим риск того, что наши инфляционные ожидания будут повышенными, и они останутся повышенными в течение нескольких месяцев».

В среду центральный банк России выпустил бюллетень, в котором он отметил, что экономика продолжает расти во втором квартале и что валовой внутренний продукт может достичь своего докандемического уровня в середине 2021 года.

«Рост все еще неравномерный»

Однако аналитики банка отметили, что «экономический рост все еще неравномерный. Отрасли, ориентированные на экспорт и промежуточную продукцию, а также сектор услуг восстанавливаются опережающими темпами в последние месяцы».

Он добавил, что неопределенность в отношении среднесрочных и долгосрочных последствий пандемии коронавируса остается высокой.

Выступая в четверг на ПМЭФ, первый вице-премьер России Андрей Белоусов сказал: «Короче говоря, я считаю, что самая большая проблема, с которой столкнется мировая экономика, — это кардинальные структурные изменения.Пока мы не можем точно предвидеть, как они будут выглядеть ».

Одной из таких проблем, по словам Белоусова, была« инфляционная волна », которая неожиданно ударила по мировой экономике, сославшись на« беспрецедентный »рост потребительских цен во всем мире. США и Европа.

«Я считаю, что это не только признак ослабления денежно-кредитной политики, о которой все говорят, но также свидетельствует о структурных изменениях», — продолжил он. «Это проблемы, на которые нам придется долго и серьезно смотреть. Мы принимаем решения, потому что за этим, как уже упоминалось, мы видим такие проблемы, как растущее неравенство между людьми.»

Санкции

Экономика России находится под международными санкциями с 2014 года после аннексии Крыма.

Ее роль в пророссийском восстании на востоке Украины, вмешательство США в выборы 2016 года, отравление нервно-паралитическим веществом в Великобритании и ее странах. Участие в кибератаке SolarWinds, среди прочих инцидентов, также повлекло за собой дальнейшие санкции. Россия, со своей стороны, отрицает какую-либо причастность или правонарушения.

Российская экономика сократилась примерно на 3% в 2020 году, когда пандемия установилась, что стало самым сильным спадом. в 11 лет.Это произошло из-за мер общественного здравоохранения в ответ на кризис Covid и падение спроса на энергоносители (Россия является одним из крупнейших в мире экспортеров нефти).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.