Структура сознание: Структура сознания

Автор: | 20.04.2021

Содержание

Структура сознания

Структура сознания

Исследуя сознание, следует провести анализ основных его компонентов, которые образуют его структуру. Впервые подобный анализ проводил в свое время еще Платон, когда раскрыл внутреннюю структуру души, вычленив ее тройственный состав:

  • высшая часть – разумное начало,
  • средняя часть – волевое начало,
  • низшая часть – чувственное начало.

Это учение Платона широко применялось европейцами в последующем. Так, основываясь на психологических исследованиях, можно выделить в структуре сознания три основных компонента, три сферы: 

  • рационально-мыслительная, 
  • эмоционально-чувственная,
  • волевая.

Согласно К. Марксу, знание есть способ существования сознания. Процесс приобретения знаний, т.е. познание, обеспечивается мышлением во всех его проявлениях. Однако сознание – это не только знание, но единство знания и его переживания, которое содержится в чувствах и эмоциях. 

Чувства и эмоции как компонент сознания выражают состояние человека, его отношение к миру, к себе, к происходящему в его жизни, к тому, что он познает или делает. Воля также входит в структуру сознания в качестве универсального регулятора сознательной деятельности человека, универсальной побудительной способности и мотивации деятельности.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

В структуре сознания можно выделить и другие компоненты в зависимости от уровня их осознаваемости.

  1. Уровень бессознательного.

Под бессознательным и подсознательным понимаются такие явления, свойства, процессы и состояния, которые в зависимости от своего действия на поведение похожи на осознаваемые психические состояния, но которые актуально не осознаются человеком.

Бессознательное начало тем или иным образом представлено в каждом психическом процессе, свойстве и состоянии человека: в ощущениях, памяти, мотивации, восприятии, речи и т.

п. Бессознательное начало находится в постоянной взаимосвязи с сознанием.

  1. Уровень сознания.

Здесь речь идет обо всей совокупности психических процессов, которая подвержена субъективному контролю, т.е. все, что для человека становится объектом осознания. Иными словами, сознание представляет собой уровень психики индивида, на котором он понимает, что происходит с ним и вокруг него.

  1. Уровень сверхсознания. 

Сверхсознание включает в себя психические образования, которые человек может у себя сформировать с помощью целенаправленных усилий, используя определенные психотехники. На этом уровне человек может управлять физиологическими реакциями своего тела, изменять состояния сознания. В научных кругах встречается другое название этого уровня – расширенное сознание.

Следует отметить, что выделение тех или иных компонентов в человеческом сознании обусловлено сложностью этой философской категории. Для сознания не существует жестких границ между его компонентами и уровнями. Сознание функционирует как единое целое.

Функции сознания

Будучи именно человеческой формой психического начала бытия, сознание выполняет несколько важнейших функций:

  • Познание как процесс приобретения знания о внешнем и внутреннем мире – это главнейшая функция сознания, без которой невозможно представить себе бытие человека. Сознание является составной частью всех познавательных процессов – восприятия, мышления, памяти, представления – и организует их.
  • Регулирование поведения и деятельности человека. Благодаря сознанию люди способны формулировать цели своей деятельности, предварительно осмысливать свои действия по их достижению и планировать результаты деятельности.
  • Отношение к окружающему миру, в том числе к людям. Это отношение выражается в оценивании окружающей действительности, что составляет аксиологическую функцию сознания.
Замечание 1

«Мое отношение к моей среде есть мое сознание»

(с) К. Маркс

  • Творчество. Креативная функция сознания предполагает мыслительное конструирование принципиально нового. При этом творчество имеет множество проявлений: изобретательство, архитектура, художественное искусство, наука и т.п. Сознание в некотором смысле способно предвосхитить будущее, создавая то, что ранее не имело аналога.

Таковы важнейшие функции сознания. Все они взаимосвязаны и в своей совокупности создают внутренние предпосылки социальной активности сознания и самого человека.

Общая психопатология | Обучение | РОП

Есть значительные противоречия в определениях сознания, что связано с тем, что этот термин в разных ситуациях используется в разных значениях, в том числе в медицине можно найти три таких значения:

• Сознание как состояние бодрствования (ср.: бодрствующее сознание, «пришел в сознание» и пр.). В общем определяется способностью реагировать на происходящее вокруг, возможность активной умственной и физической деятельности. Отличается от состояния сна и состояний утраты (выключения) сознания. Состояние бодрствования обеспечивается оптимальной функциональной активностью всего мозга, особое значение в поддержании состояния бодрствования играет ретикулярная формация ствола мозга.

• Сознание

как осознанное бытие; способность осмысленно воспринимать действительность во всей целостности событий; позволяет ориентироваться в действительности, времени и собственной личности, обеспечивает преемственность опыта, непрерывность и последовательность психической деятельности, объединяет знания об объективном мире и субъективные переживания. Человек может бодрствовать, но быть не в состоянии осмысленно оценивать происходящее (например, новорожденный младенец — способность осмысленно осознавать действительность приобретается лишь с возрастом).
В наиболее общем виде под ясным сознанием в этом контексте понимают полностью правильное отражение (понимание) действительности. Однако значительная часть психических расстройств (например, бред и галлюцинации) тем или иным образом искажают понимание действительности человеком, поэтому в психиатрии термин «ясное сознание» стараются не использовать, а непосредственно сознание оценивают как способность правильно ориентироваться в происходящем вокруг, а также цельно и последовательно воспринимать и понимать происходящее.

• Сознание как полное и точное осознание действительности; «способность идеального воспроизведения действительности; знание о мире, включающее представление о роли и месте человека в нем, о „смысле жизни“; о свободе человека…» (Большой Психологический словарь, Мещеряков Б.Г. и др.). Многие психопатологические симптомы (например, бред или галлюцинации) могут нарушать точное понимание действительности, поэтому обобщенную оценку сознания («сознание ясное») в психиатрии избегают, давая оценку двум первым уровням в отдельности

Также выделяют самосознание — осознание себя («сознание Я»), своей идентичности, своих психических процессов. Сложный феномен, базирующийся на различных переживаниях «Я»: витальности (чувство личного реального бытья, существования), активности (чувство возможности управления самим собой, своими устремлениями и пр.), целостности (ощущение себя, своего тела, психики как единого, нераздельного целого), идентичности (ощущение постоянства себя, несмотря на биологические и социальные изменения, происходящие во времени) и границ «Я» (возможность различать, что принадлежит нашему «Я», а что не принадлежит). К непосредственным нарушениям самосознания относят обычно деперсонализацию и дереализацию (которые были рассмотрены в разделе «Патология восприятия»).


Философия

Подробности
Создано 06.06.2014 14:40
Опубликовано 06.06.2014 14:52
1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ЦЕЛЕВАЯ УСТАНОВКА

Программа вступительного испытания по философии для направления подготовки научно-педагогических кадров 25. 06.01 – Аэронавигация и эксплуатация авиационной и ракетно-космической техники разработана на основе федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальности) 162001 Эксплуатация воздушных судов и организация воздушного движения, утвержденного приказом Минобрнауки России от 24.01.2011 № 83.

Вступительные испытания проводятся на русском языке в устной форме по билетам. Экзаменационные вопросы охватывают историко-философскую проблематику, систематический курс и базируются на положениях вузовской программы по дисциплине «Философия» для специалитета.

На экзамене поступающий в аспирантуру должен показать знание основных положений истории философской мысли, современное состояние философской науки и основные проблемы, решаемые ею, а также умение применять философские методы при анализе явлений общественно-политической жизни, решении личностных и экзистенциальных проблем, проблем развития научно-технического прогресса вообще и современных проблем гражданской авиации Российской Федерации в частности.

Уровень знаний поступающего оценивается экзаменационной комиссией по пятибалльной системе:

Оценка

Критерии оценки

Отлично

Поступающий в аспирантуру исчерпывающе знает программный материал, понимает и прочно усвоил его, владеет категориальным аппаратом. На программные вопросы дает правильные, осознанные и уверенные ответы, в прочной их связи с проблемами общественной жизни и задачами, решаемыми ГА РФ.

Хорошо

Поступающий знает в полном объеме программный материал, хорошо понимает и твердо усвоил его. На вопросы в пределах учебной программы отвечает без особых затруднений и показывает умение применять имеющиеся знания для анализа актуальных проблем жизнедеятельности общества.

Удовлетворительно

Поступающий не раскрыл сути поставленных перед ним программных вопросов, отразил лишь некоторые их аспекты и исходные теоретические положения без связи с практикой.

Неудовлетворительно

Поступающий имеет слабое понимание предмета либо вовсе не имеет никаких знаний. На наводящие вопросы отвечает неуверенно, допускает ошибки.

 

2.  СТРУКТУРА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ ПО ФИЛОСОФИИ

№№ п/п

Наименование тем

Содержание тем

Раздел первый

Возникновение философии и ее культурно-исторические типы

1.

Философия в системе культуры

Философия как мировоззрение. Типы мировоззрения: мифологическое, религиозное, философское. Содержание, структура и функции философии. Генезис философии. Философия и другие науки.

2.

Философия Древнего Востока (Китай, Индия)

Основные философские школы “золотого века” классической китайской философии. Особенности историко-философского процесса в Индии. Значение восточной философии для современной цивилизации.

3.

Античная философия: космоцентризм

Раннегреческие философские школы. Софисты и Сократ. Проблема души и тела у Платона. Платоновская теория государства. Философия Аристотеля. Эллинистическая философия.

4.

Средневековая философия

Теоцентризм средневековой философии. Патристика. Августин Блаженный как систематизатор христианства. Схоластика. Фома Аквинский как представитель средневековой схоластики. Номинализм и мистика.

5.

Философия эпохи Возрождения: антропоцентризм

Возрожденческий гуманизм и проблемы индивидуальности. Антропоцентризм и проблема личности. Возрожденческая диалектика. Николай Кузанский и его принцип совпадения противоположностей. Бесконечная Вселенная: Н. Коперник и Дж. Бруно. Гелиоцентризм.

6.

Философия Нового времени: наукоцентризм

Научная революция и философия XVII века. Проблемы методологии. Ф. Бэкон: номинализм и эмпиризм. Знание – сила. Разработка индуктивного метода. Р. Декарт: рационализм и обоснование дедуктивного метода. Субъективный идеализм и агностицизм Нового времени.

7.

Философия Просвещения

Социально-исторические предпосылки идеологии Просвещения. Общественно-правовой идеал Просвещения. Просветительская трактовка человека.

8.

Немецкая классическая философия

Немецкая классическая философия, ее основные черты и эволюция. И. Кант как родоначальник немецкой классической философии. Диалектический метод и философская система Г.В. Ф. Гегеля. Антропологизм Л. Фейербаха.

9.

Диалектико-материалистическая философия К. Маркса и Ф. Энгельса

Основные принципы марксистской философии. К. Маркс как социальный философ. Диалектический метод Маркса. Разработка диалектического материализма Ф. Энгельсом. Философия марксизма в России.

10.

Традиции и особенности отечественной философии

Характерные черты и периодизация русской философии. Славянофильство и западничество. П.Я. Чаадаев. В.С. Соловьев: философия всеединства. Философия русского космизма.

11.

Современная западная философия

Характерные черты общественно-политической жизни, научно-технического прогресса и духовной жизни ХХ века и их отражение в немарксистской философии. Философские альтернативы ХХ века: позитивизм; неотомизм; экзистенциализм; герменевтика; структурализм и постструктурализм.

Раздел второй

Теоретические проблемы философии

12.

Проблема бытия в философии

Философский смысл проблемы бытия. Формирование представлений о бытии в истории философии. Основные формы и диалектика бытия.

13.

Учение о материи

Бытие и материя. Эволюция представлений о материи и ее свойствах. Современные научные представления о строении материи. Качественное многообразие и взаимосвязь форм движения материи. Пространство и время.

14.

Диалектика

Понятие диалектики. Объективная и субъективная диалектика. Альтернативы диалектики. Детерминизм и индетерминизм. Законы и категории диалектики. Синергетика. Картины мира.

15.

Сознание: его происхождение и сущность

Постановка проблемы сознания в философии.

Отражение как всеобщее свойство материи. Социальная природа сознания. Активный характер сознания. Сознание и самосознание. Сознание и бессознательное. Труд, сознание, мозг.

16.

Познание: его возможности и границы

Познание как предмет философского анализа. Субъект и объект познания. Чувственное и рациональное познание. Структура и сущность человеческой деятельности. Практика как основа и цель познания. Проблема истины в философии.

Многообразие человеческого знания. Наука в системе культуры. Научное и вненаучное знание.

Методология научного познания.

17.

Общество как саморазвивающаяся система

Развитие общества как естественноисторический процесс. Всеобщие сферы жизнедеятельности общества. Общественный прогресс: цивилизации и формации. Философия истории: проблема периодизации. Общественное бытие и общественное сознание.

18.

Природа и общество

Природа как предмет философского анализа. Природа живая и неживая. «Вторая природа». Жизнь и разум  в контексте глобальной эволюции Вселенной. Понятие экосистемы. Экологическая проблема в современном мире.

19.

Проблема человека в философии

Проблема антропосоциогенеза. Труд, общение, речь как основные факторы антропосоциогенеза.

Единство биологического и социального в человеке. Проблема жизни и смерти в духовном опыте человечества. Человечество как мировое сообщество. Перспективы развития человечества.

20.

Личность и общество

Понятия «индивид», «индивидуальность», «личность». Человек как личность в системе социальных связей и отношений. Личность и право. Историческая необходимость и свобода личности. Свобода и ответственность. Проблема «человеческого фактора» в авиации.

21.

Ценности и их роль в жизни общества

Природа ценностей. Ценность как социальное явление, ее место и роль в общественном прогрессе.

Классификация ценностей  (по предмету и субъекту). Социальная обусловленность ценностных ориентаций. Смысл и ценность жизни человека.

Нравственные нормы и ценности специалиста гражданской авиации.

22.

Философия техники

Происхождение и природа техники. Основные проблемы философии техники. Техника и этика.

Человек в информационно-техническом мире.

Система: «человек – авиационная техника».

23.

Глобальные проблемы человечества

Человечество перед лицом  глобальных проблем.

Противоречия глобализации и пути решения глобальных проблем. Запад – Россия – Восток: диалог культур в условиях глобального кризиса.

24.

Будущее человека и человечества

Социальное предвидение и его достоверность. Периодизация будущего. Научно-техническая революция и альтернативы будущего. Будущее человечества и реальный исторический процесс. Перспективы развития гражданской авиации.

 

3. ПЕРЕЧЕНЬ КОНТРОЛЬНЫХ ВОПРОСОВ ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ

Раздел первый

Возникновение философии и ее культурно-исторические типы

  1. Философия как мировоззрение. Понятие основного вопроса философской системы.
  2. Структура философского знания.
  3. Генезис философии.
  4. Философия и другие науки.
  5. Социокультурные функции философии.
  6. Философия Древнего Востока (Китай, Индия).
  7. Космоцентризм и основные понятия античной философии («космос», «природа», «логос», «эйдос», «душа»).
  8. Учение Демокрита. Понятия атома и пустоты.
  9. Диалектика и майевтика Сократа.
  10. Учение Платона о бытии (проблема статуса идей-эйдосов), душе и познании.
  11. Платоновское учение об обществе и государстве.
  12. Учение Аристотеля о причинах, материи и форме.
  13. Эллинистическая философия (общая характеристика, основные школы и проблематика).
  14. Бог, человек и мир в средневековой христианской философии.
  15. Антропоцентризм и гуманизм в философской мысли Возрождения.
  16. Научная революция XVII-XVIII вв. Эмпиризм и рационализм (Ф. Бэкон, Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц, Дж. Локк).
  17. Субъективный идеализм и агностицизм Нового времени  (Дж. Беркли, Д. Юм).
  18. Немецкая классическая философия: основные черты и эволюция.
  19. Критическая философия И. Канта (задачи, основные проблемы и понятия).
  20. Этическая теория И. Канта.
  21. Философская система и диалектический метод Г. Гегеля.
  22. Антропологический принцип философии Л. Фейербаха.
  23. Основные принципы марксистской философии.
  24. К. Маркс об отчуждении и перспективах его преодоления.
  25. Сущность материалистического понимания истории К. Маркса. Общественно-экономическая формация.
  26. Ф. Энгельс и обоснование материалистической диалектики.
  27. Философия марксизма в России.
  28. Русская философия: проблема начала, характерные черты и периодизация.
  29. Философское творчество П.Я. Чаадаева и его роль в формировании позиций славянофилов и западников.
  30. Русская философия второй половины XIX-начала XX вв. (В.С. Соловьев, Н.Ф. Федоров, Н.А. Бердяев).
  31. Позитивизм и основные этапы его развития.
  32. Неотомизм как современный этап развития томизма.
  33. Иррационалистическое течение в философии ХХ в.: религиозный и атеистический экзистенциализм.
  34. Современная философская герменевтика. Г. Гадамер.
  35. Структурализм и постструктурализм.

Раздел второй

Теоретические проблемы философии

  1. Проблема бытия в философии.
  2. Эволюция представлений о материи. Принцип единства мира.
  3. Качественное многообразие и взаимосвязь форм движения материи.
  4. Единство материи, движения, пространства и времени.
  5. Причина и следствие. Понятие детерминизма.
  6. Объективная и субъективная диалектика.
  7. Диалектика и метафизика.
  8. Законы диалектики.
  9. Категории диалектики.
  10. Диалектическая и синергетическая картины мира.
  11. Отражение как всеобщее свойство материи. Социальная природа сознания.
  12. Природа сознания. Структура психики.
  13. Активный характер сознания. Сознание и самосознание.
  14. Сознание и бессознательные процессы.
  15. Гносеология в системе философского знания.
  16. Субъект и объект познания. Активная роль субъекта в познании.
  17. Чувственное познание и его формы.
  18. Рациональное познание и его формы.
  19. Практика как основа и цель познания. Практика как критерий истины.
  20. Процесс постижения истины. Понятие абсолютной, относительной и объективной истины. Принцип конкретности истины.
  21. Наука как объект познания. Научное и вненаучное знание.
  22. Общество как система. Развитие общества как естественноисторический процесс.
  23. Общественный прогресс: формационный и цивилизационный подходы.
  24. Общественное бытие и общественное сознание. Структура и формы общественного сознания.
  25. Природа и общество. Живая и неживая природа. Понятие экосистемы.
  26. Человек как философская проблема.
  27.  Диалектика природного и социального в развитии человека.
  28. Антропосоциогенез и его комплексный характер.
  29. Человек, индивид, личность, индивидуальность. Личность как социальное качество человека.
  30. Историческая необходимость и свобода личности. Социальная ответственность личности.
  31. Ценностные ориентации личности. Проблема свободы выбора. Ценность человеческой жизни.
  32. Профессиональная идентичность как ценность в цивилизованном обществе. Нравственные нормы и ценности специалиста гражданской авиации.
  33. Философия техники. Система: «человек – авиационная техника».
  34. Философское осмысление будущего. Философия и футурология.
  35. Глобальные проблемы современности: сущность, иерархия, причины происхождения и пути разрешения.

 

4. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ В АСПИРАНТУРУ

Основная литература 

1. Спиркин, А. Г. Философия: учебник / А. Г. Спиркин. – 3-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011. – 828 с.

2. Бочков, Б.А. Философия: учебно-методический комплекс / Б.А. Бочков, С.И. Краснов. – 2-е изд., перераб. и доп. – Ульяновск: УВАУ ГА (И), 2012. – 215 с.

 

Дополнительная литература

1. Авиация: энциклопедия / гл. ред. Г.П. Свищев; ЦАГИ им. Н.Е. Жуковского – М.: Большая Рос. энциклопедия, 1994.  – 736 с.   

2. Бочков, Б. А. Философия: методические рекомендации по подготовке к семинарским занятиям / Б. А. Бочков, В. А. Бажанов, С. И. Краснов. – Ульяновск: УВАУ ГА, 2007. – 148 с.

3. Ильин, В. В. Философия в схемах и комментариях: учебное пособие / В. В. Ильин, А. В. Машенцев. – СПб.: Питер, 2008. – 304 с.: ил.

4. Философия: учебное пособие для вузов / отв. ред. д-р филос. наук, проф. В.П. Кохановский. – 13-е изд. – Ростов-н/Д: Феникс, 2006. – 576 с.

 

Программное обеспечение и Интернет-ресурсы

Журнал «Вопросы философии» – http://www.vphil.ru

Интернет-версия издания: Новая философская энциклопедия: в 4 т. / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Степин –   http://iph.ras.ru/enc.htm

Портал «Гуманитарное образование» – http://www.humanities.edu.ru/

Федеральное хранилище «Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов» – http://school-collection.edu.ru/

Электронная библиотека философии и религии – http://www. filosofia.ru/

Цифровая библиотека по философии – http://www.filosof.historic.ru/

«Мир энциклопедий» – http://www.encyclopedia.ru/

«Электронная гуманитарная  библиотека» – http://www.gumfak.ru/

Банки рефератов – www.bankref.ru; www.pixet.ru; www.referatw.ru; www.rureferat.com; www.student-zone.ru; www.rubricon.ru

 

Экология человека, общества — Ломоносов

2018-2027 гг. – указом Президента Российской Федерации объявлено Десятилетием детства.
2020 год — 75летия Великой Победы над фашизмом.

2020 год – под эгидой ООН стал Международным годом здоровья растений.

I. Этап МК. Экологическое сознание: структура, механизмы, условия формирования. 01.12.2019 – 26.02.2020
Выпуск ВВСОА № 36 http://vsoa.esrae.ru/211

Секция — направление №1. Социально-экологические аспекты информационного пространства (экологическая журналистика, экологический пиар, экологическая реклама, формы коммуникации): глобальные  вызовы современности.

Секция №2. Социокультурные ценности современного человека, общества. Память о буднях и героических днях ВОВ – важный фактор таких ценностей.

Секция №3. Формирование экологического сознания человека в образовательной среде, социокультурном пространстве  (психологические и педагогические аспекты) — социально-экологического фундамента в современном мире.

Секция №4. Семья — важнейший институт развития экологического сознания.

II. Этап МК. Благоприятная среда жизни Человека. 25.02 – 30.04.2020
Выпуск ВВСОА № 37 http://vsoa.esrae.ru/212

Секция №6. Городская среда для человека, общества.

Секция №7 Социально-трудовые отношения в пространстве российского общества.

Секция №8. Высокое качество жизни лиц пожилого и старческого возраста, как часть благоприятного социо-экологического пространства.

Секция №9. Гармоничные межконфессиональные отношения.

III. Этап МК. Наука и образование — как отражение реалий современного мира. Экологизация образования. Угрозы и риски условиям жизни Человека. 01.07.- 25.09. 2020

Секция №11 Наука и образование — как отражение реалий современного мира. Экологизация образования. 
Секция №12.  Экологические, техногенные катастрофы, деградация политического и общественного сознания.

Секция №13. Неблагоприятные аспекты экологического сознания человека для рождения неполноценных детей.

Секция  № 14. Социальные аспекты профилактики и коррекции девиантного поведения и отклоняющегося развития.

Секция  № 15. Научная общественность — инициатор здоровых международных отношений. Политика сохранения мира, культура мира и ненасилия.

IV Этап СОВРЕМЕННАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ВО ВСЕХ СФЕРАХ ЖИЗНИ,  СВЯЗЬ С НАУКОЙ. ПРОГНОЗЫ.
11.12 — 12.12.2020
просп. Мира, 105а

I секция. Экологическая политика. Влияние на архитектонику, динамику, направленность процессов  мировой политики. Формальный и компетентностный подходы.

Ведущие: В.Н. Расторгуев – д.филос.н., профессор МГУ им. М.В. Ломоносова.

II секция. Экосознание, полифункциональность, ответственность за судьбу человека и всей планеты, глубинные трансформации в условиях современной политики. Медицина и психология в поддержку экодвижения.

Ведущие: В.И. Терентьева – к.п.н, профессор,Вестник ВСОА; Д.Байкова – д-р мед.н., Р.Болгария

III секция.  Волонтерство – образец духовного подвижнечества, переход от административного регулирования экополитики к регуляции и контролю ее гражданским обществом.

Ведущие:  А.А. Чащина – к.филос.н., доцент

IV секция.  Центр и периферия – межгосударственный, внутригосударственный, национальный пласты отношений — экологическая политика в области права.

Ведущие: С.М. Курбатова – к.юр.н., Россия. Ц.Сивков – д-р юр.н., Р.Болгария

 V секция. Человек будущего, его мировоззрение. Культура, образование, СМИ на службе развития.

Ведущие: О.Ю. Солопанова – д.п.н., КубГУ; А.К. Лукина – к.ф.н., СФУ

VI секция.  Технологический расцвет или сингулярность.

Ведущие: С.Н. Гринченко —  д.тех.н., РАН

VII секция.    Экологические принципы, факторы, механизмы, … в экономике

 Ведущие: В.В. Котилко – д-р эк.н., г.Москва; М.Элияшева – к.эк.н., СФУ

График выступлений.

11.12.2020 Пленарная часть

08.00 – 10.30 моск вр.

12.00 – 14.30 красн вр.

 8.00 моск вр. – Открытие Конференции и приветственное слово: председатель Орг комитета: Терентьева Валентина Ивановна  – к.п.н, проф., глав редактор Вестник ВСОА;

8.10 моск вр. Гринченко Сергей Николаевич —  д.тех.н., РАН, Москва. Развитие базисных информационных технологий и системная сингулярность: кибернетическая точка зрения

8.30 моск вр. Расторгуев Валерий Николаевич – док-р филос.н. профессор МГУ им. М.В. Ломоносова.  «Экология человека и социума: от региональных стратегий и Экологической доктрины РФ до принципов глобального планирования».

16.00 моск вр. Проворова Ольга Геннадьевна – док-р техн.наук, «Лауреат премии Правительства РФ 2004 года». г. Кэри, Северная Каролина. (Cary, NC) , США;

9.00 моск вр.  Бертовский Лев Владимирович, д-р юрид. наук, профессор, профессор ФГАО ВО «Российский университет дружбы народов», г. Москва, Курбатова Светлана Михайловна, канд. юрид. наук, доцент, доцент Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ», г. Красноярск.

доклад: Нормы международного права как основа формирования правового статуса лиц старших возрастных групп и «экологизация» правосознания в обществе по отношению к данной категории граждан.

9.30 моск вр. Терентьева Валентина Ивановна  – к.п.н, профессор, Вестник ВСОА.

Социальное экосознание в рамках цивилизационных процессов.

9.45 моск вр. Чащина Анна Александровна – к.филос.н., доцент, ФГБОУ ВО СибТУ. Социальная ответственность человека современный тренд или социальное служение

 

10.00 моск вр. Русаков Алексей Геннадьевич, судья в отставке, ст. преподаватель Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ», Экологические стандарты ООН: проблемы адаптации в российском законодательстве.

10.15 моск вр. Червяков Михаил Эдуардович, — канд. юрид. наук, доцент, доцент Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ». Международно-правовые аспекты охраны окружающей среды.

 11 декабря 2020 16:00 м. вр.

Онлайн платформа Zoom

Место: г. Красноярск

Модератор секции – Курбатова С.М., канд. юрид. наук, доцент ЮИ КрасГАУ

1. Вступительное слово и открытие секции председателем Оргкомитета В.И. Терентьевой – к.п.н, профессор, глав редактор «Вестник ВСОА»

 2. Русаков А.Г., ст. преподаватель Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ», аспирант. доклад: Экологические стандарты ООН: проблемы адаптации в российском законодательстве.

3. Курбатова С.М., канд. юрид. наук, доцент, доцент Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ»; доклад: Экологизация и правосознание: взаимодействие и значение для современного общества и государства

4. Далгалы Татьяна Александровна, канд. юрид. наук, доцент Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ»; доклад: Совершенствование общественного контроля в области охраны окружающей среды.

 5. Андреева Ю.В., канд. юрид. наук, доцент, доцент Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ»; доклад: Проблемы уголовной ответственности за незаконную рубку леса.

6. Щебляков Е.С., ст. преподаватель Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ», аспирант: доклад: Экологическое образование в вузе.

7. Ерахтина Е.А. Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ»; доклад: Особенности расследования экологических преступлений.

8. Середа О.В. ассистент Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ», аспирант; доклад: Выбор профессиональных компетенций правовых дисциплн высшего образования, с учетом необходимости формирования экологически-ответственного мировоззрения у обучающихся.

9. Червяков М.Э. канд. юрид. наук, доцент, доцент Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ»; Международно-правовые аспекты охраны окружающей среды.
 
10. Селезнев В.М. ст. преподаватель Юридического института ФГБОУ ВО «Красноярский ГАУ», доклад: Судебно-экологическая экспертиза: роль и значение для достижения целей экологической политики.

12 декабря 2020 12:00

Онлайн платформа Zoom

Место: просп. Мира, 50. г. Красноярск

Модератор секции – Чащина А.А. – к.ф.н., доцент СибГУ

 1)     Вступительное слово и открытие секции председателем Оргкомитета В.И. Терентьевой – к.п.н, профессор, глав редактор «Вестник ВСОА»

2)     Приветствие участников секции Л.Е. Ананьина  — к.ф.н, доцент ВАК

3)     Чащина Анна Александровна к.ф.н., доцент СибГУ  Волонтерское движение как фактор социальной ответственности общества

4)     Анникова Л.В., к.соц.наук, доцент; Литвинова Е.Ю. к.пед.наук, ст. преподаватель; ФГАОУ ВО «Северо-Кавказский федеральный университет», Ставрополь.

5)     Столярова С.А. к.п.н., доцент Развитие экологического волонтерства в Красноярском крае

6)     Логунова О.В. – к.п.н., доцент Кластерный подход в сфере оказания образовательных услуг лицам с инвалидностью и инвалидам

7)     Полежаев П.Л.  – ст. преподаватель СибГУ Формирование профессиональных компетенций социальных работников в условиях дистанционного обучения

8)     Сытик С.М. — ст. преподаватель СибГУ  Моральные критерии и этические принципы волонтёрской деятельности

9)     Сергушов Евгений бакалавр 4 курс Модель обучения волонтеров для участия в социальных проектах и мероприятиях различного уровня

10) Юферев С.С. (КрасГАУ)  Участие  в волонтерской деятельности как способ формирования исполнительности обучающихся вузов

11) Баранова А.В. студентка 4 курса Становление системы социальной защиты населения в России

12) Лещенко Д. бакалавр 4 курс Волонтерство как самоорганизация Российской молодёжи

13) Шипагина С. Лепина Т. Волонтерство в социо-культурной деятельности

 14) Спиридонова С. Мотивация молодежи к участию в волонтерских программах в России и Канаде 

Чащина Анна приглашает вас на запланированную конференцию: Zoom.

Тема: ВСОА круглый стол 
Время: 11 дек. 2020 12:00 PM Красноярск

 С уважением,


 К участию в конференции приглашаются: учёные, преподаватели и студенты, магистранты и аспиранты высших учебных заведений, специалисты социальных и психологических служб, центров системы социальной защиты, учреждений здравоохранения, представители органов муниципальной и исполнительной власти, представители общественных объединений, средства массовой информации, все заинтересованные лица.

В рамках конференции будет организован конкурс научно-исследовательских работ студентов и молодых ученых по социальным аспектам экологии человека. Лучшие работы будут опубликованы в нашем Журнале бесплатно и со скидкой в 50%; авторы таких работ получат Сертификаты и Благодарственные письма Орг. комитета Конференции.

Желающие смогут получить сборник в формате pdf . Сборник-выпуск постатейно будет выложен в РИНЦ.

Участие в работе конференции бесплатное.

Язык конференции русский и английский.

Иванников Е.Б. Метаязыковое сознание: структура и содержание понятия

Иванников Е.Б. Метаязыковое сознание: структура и содержание понятия

DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu2.2018.2.16

Евгений Борисович Иванников

Аспирант кафедры русского языка, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена

Набережная реки Мойки, 8, 191186 г. Санкт-Петербург, Россия

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

https://orcid.org/0000-0001-5529-6230


Аннотация. В статье на основе анализа современной научной литературы представлена структура метаязыкового сознания: охарактеризованы его уровни (подсознательный, вербализированный, творческий). Показано, что подсознательный и вербализированный уровни метаязыкового сознания соответствуют глубинному и поверхностному уровням языкового сознания. Определено понятие обыденного метаязыкового сознания, имеющего такие двойственные характеристики, как онтологичность и гносеологичность; интуитивность и рационалистичность; прагматичность и понятийно-терминологическая нечеткость; донаучность и научность; объектность и субъектность. Установлены и представлены как антиномии основные свойства метаязыкового сознания: общественность / индивидуальность; часть / целое; креативность / автоматизированность; обыденность / научность; неосознанность / осознанность. Показано соотношение уровней метаязыкового сознания и различных областей лингвистики, проявляющееся в том, что подсознательный уровень метаязыкового сознания, обыденная рефлексия и обыденное метаязыковое сознание рядового носителя языка входят в область обыденной лингвистики; научная рефлексия и профессиональное метаязыковое сознание лингвиста входят в область научной лингвистики. При этом обыденная лингвистика образует языковую (наивную) картину мира; научная лингвистика – научную картину мира. Вывод о том, что метаязыковое сознание, будучи частью языкового сознания, в то же время функционирует за его пределами, позволяет разграничить термины «метаязыковое сознание» и «языковое сознание».

Ключевые слова: метаязыковое сознание, языковое сознание, обыденное метаязыковое сознание, профессиональное метаязыковое сознание, обыденная лингвистика, научная лингвистика.

Цитирование. Иванников Е. Б. Метаязыковое сознание: структура и содержание понятия // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. – 2018. – Т. 17, № 2. – С. 143–150. –DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu2.2018.2.16


Произведение «Метаязыковое сознание: структура и содержание понятия» созданное автором по имени Иванников Е.Б., публикуется на условиях лицензии Creative Commons С указанием авторства 4.0 Всемирная.

Вложения:
1_Ivannikov.pmd.pdf
URL: https://l.jvolsu.com/index.php/ru/component/attachments/download/1748
407 Скачивания

4. Сознание как философская проблема

Philoso F.A.Q.

Вопросы для самоконтроля

  1. В чем заключается проблемныий характер исследования сознания?
  2. Каковы основные проблемы в исследовании сознания?
  3. Каковы основные взгляды на природу сознания?
  4. В чем заключается материалистический подход к пониманию сознания?

Литература

  • Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник для вузов М.: Проспект, 1996.
  • Дубровский Д. И. Информация, сознание, мозг. М.: Высш. шк., 1980.
  • Искусственный интеллект: междисциплинарный подход. Под ред.: Д. И. Дубровского, В. А. Лекторского. М.: ИИнтеЛЛ, 2006
  • Мамардашвили М. Сознание как философская проблема // Вопросы философии. 1990. No 10.
  • Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.: Междунар. пед. акад., 1994.
  • Прист С. Теории сознания. М.: Идея­Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000
  • Проблема сознания в философии и науке. Под ред. Д. И. Дубровского. М.: Канон+, 2009.
  • Райл, Г. Понятие сознания: научное издание. Общ. и науч. ред. В. П. Филатова. М.: Идея­Пресс, 2000.
  • Серл Дж. Открывая сознание заново. М.: Идея­Пресс, 2002.
  • Современная философия: Словарь и хрестоматия. Авт.­сост. Л. В. Жаров и др.; Отв. ред. В. П. Кохановский. ­ Ростов н/Д.: Феникс, 1995.
  • Хакен Г. Принципы работы головного мозга: синергетический подход к активности мозга, поведению и когнитивной деятельности . М.: ПЕР СЭ, 2001.

Дополнительные материалы

Вопросы для самоконтроля

  1. В чем состоит проблемный характер выделения структурных компонентов сознания?
  2. Каковы сферы сознания?
  3. Каковы уровни сознания?
  4. Какие функции выполняет сознание?

Литература

  • Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. М., 1998.
  • Иванов А.В. Сознание и мышление. М., 1994.
  • Прист Ст. Теории сознания. М., 2000.
  • Проблема сознания в современной западной философии: критика некоторых концепций. Сб. статей. / Под ред. Т.А.Кузьмина. – М., 1999.
  • Психоанализ в развитии: Сборник переводов. Екатеринбург, 1998.
  • Психоанализ и культура: Избранные труды Карен Хорни и Эриха Фромма. М., 1995. (Лики культуры)
  • Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке. – М., 1997.
  • Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений. – М., 1989.
  • Эволюция. Язык. Познание./ Под обшей редакцией И.П. Меркулова. М., 2000.

Дополнительные материалы

Вопросы для самоконтроля

  1. Какие факты указывают на общественную природу сознания?
  2. Какова роль речи в развитии сознания человека?
  3. Какова связь сознания и культуры?
  4. Что понимается под творческой природой сознания?

Литература

  • Васильев В. В. Трудная проблема сознания. — М.: Прогресс­Традиция, 2009.
  • Иванов А.В. Сознание и мышление. М., 1994.
  • Ильясов Ф. Н. Коммуникативный подход к идентификации сознания // Вестник Академии Наук СССР. — 1991.
  • Проблема сознания в современной западной философии: критика некоторых концепций. Сб. статей. / Под ред. Т.А.Кузьмина. – М., 1999.
  • Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. — М., 1957.
  • Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке. – М., 1997.
  • Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений. – М., 1989.
  • Эволюция. Язык. Познание./ Под обшей редакцией И.П. Меркулова. М., 2000.

Дополнительные материалы

Вопросы для самоконтроля

  1. Что может пониматься под общественным сознанием?
  2. Что понимается под общественным сознанием в современной философии? Какие традиционно выделяемые уровни общественного сознания?
  3. Какие традиционно выделяемые формы общественного сознания?
  4. Что представляет собой идеология?

Литература

  • Введение в философию: Учеб. пособие для вузов / Авт. колл.: Фролов И. Т. и др. 3­ е изд., перераб. и доп. М.: Республика, 2003.
  • Воскобойников А. Э.. Бессознательное и сознательное в человеке. М, 1997.
  • Кузнецов В.Г., Кузнецова И.Д., Миронов В.В., Момджян К.Х. Философия: Учебник. М.: ИНФРА­М, 2004.
  • Миронов В.В., Иванов А.В. Онтология и теория познания: Учебник. М.: Гардарики, 2005.
  • Михайлов Ф. Т. Общественное сознание и самосознание индивида. М. : Наука, 1990
  • Челышев П.В. Обыденное сознание или не хлебом единым жив человек. М.: Московский государственный горный университет, 2007

Дополнительные материалы

Вопросы для самоконтроля

  1. Как понимается сознание в современной когнитивстике?
  2. Как, с точки зрения функционализма, соотносятся сознание и мозг?
  3. Что такое машина Тьюринга?
  4. В чем состоит тест Тьюринга?
  5. Опишите мысленный эксперимент «китайская комната». Что демонстрирует данныий эксперимент?
  6. Как Дж. Серль отвечает на вопрос о соотношении сознания и мозга?

Литература

  • Пенроуз Р. Новый ум короля. М.: УРСС, 2005.
  • Райл Г. Понятие сознания. М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000.
  • Серль Дж.Р. Сознание, мозг и программы // Аналитическая философия: становление и развитие. М., 1998.
  • Серль Дж.Р. Открывая сознание заново. М: Идея-Пресс, 2002.
  • Тьюринг А.М. Вычислительные машины и разум // Глаз разума. Самара: Бахрах-М, 2003. С. 47-59.
  • Философия сознания. Классика и современность. М.: Философский факультет МГУ, 2007.

Дополнительные материалы

Вопросы для самоконтроля

  1. Кто такой Д. Деннет? Каковы основные научные интересы Д. Деннета?
  2. Что не устраивало Деннета в предшествующей философии сознания? Каковы основные пункты критики Д. Деннетом Р. Декарта?
  3. Что такое иллюзии сознания? Какие примеры приводит Д. Деннет?
  4. Что такое мем? Почему сознание, с точки зрения Д. Деннета, культурно обусловлено?
  5. Что такое физическая, дизайнерская и интенциональная установки?
  6. Можно ли интенциональные установки приписать компьютеру?
  7. Можно ли предсказывать поведение людей без привлечения интенциональных установок?

Литература

  • Васильев В.В. Трудная проблема сознания. Москва: Прогресс­Традиция, 2009. ­ 272 с.
  • Деннет Дэниел // Новая философская энциклопедия: в 4 т. / Ин­т философии РАН; Нац. обществ.­науч. фонд; Предс. научно­ред. совета В.С. Степин. — М.: Мысль, 2000—2001.
  • История философии: Запад­Россия­Восток (книга четвёртая: Философия XX в.). 2­е изд. — М.: Греко­латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2000. – 448 с.
  • Старикова И.В., Целищев В.В. Холистическая теория сознания Д.Деннета [Текст] / И. В. Старикова, В. В. Целищев // Гуманитарные науки в Сибири. Сер. философия и социология. ­ 2000. ­ No 1. ­ С. 11­16.
  • Юлина Н. С. Деннет versus Рорти // Системные исследования. Методологические проблемы. — М., 2001. — С. 100—122.
  • Юлина Н.С. Головоломки проблемы сознания. «Канон+», М., 2004. 543 с.
  • Юлина Н.С. Дэниел Деннет: концепция сознания и личностного // История философии. Вып. 5. М.: ИФ РАН, 2000. С. 192­198.
  • Юлина Н.С. Философский натурализм: О книге Дэниела Деннет «Свобода эволюционирует». Канон +, М., 2007. 239 с.

Дополнительные материалы

Стимуляция таламуса пробудила макак от наркоза

Michelle Redinbaugh et al. / Neuron, 2020

Американские и израильские ученые обнаружили, что при глубокой электростимуляции таламуса с частотой в 50 герц макаки приходят в сознание при общей анестезии: начинают двигаться, реагировать на свет, а также меняются их физиологические показатели вроде сердечного ритма и дыхания. Статья опубликована в журнале Neuron

В общем понимании сознание — это способность организма реагировать на внешние стимулы и достоверно оценивать собственное состояние. Сознание включает в себя множество различных аспектов, а вовлечена в него работа всех сенсорных систем и отвечающих за них мозговых структур. При этом нейронные корреляты, отвечающие за каждую из частей сознания, разумеется, связаны между собой, но отследить все связи столь сложной системы довольно тяжело: за сознание отвечают не только кортикальные, но и более глубокие структуры — например, таламус. Кроме того, активность вовлеченных структур во многом зависит от уровня сознания человека: в бодрствующем он состоянии, спит, или находится, например, под общей анестезией.

Наиболее явный кандидат на роль «командного центра» сознания в головном мозге — это таламус, так как он, с одной стороны, сам играет большую роль в регуляции сознания, а с другой — руководит и работой вовлеченных структур коры. Проблема в том, что таламус — это часть промежуточного мозга, самых глубоких его частей, поэтому изучить его активность с помощью традиционных неизвазивных методов нейровизуализации на людях довольно трудно.

Мишель Рединбо (Michelle Redinbaugh) из Висконсинского университета в Мэдисоне и ее коллеги решили провести исследование участия таламуса в работе сознания на макаках. Для этого они имплантировали микроэлектроды в передний зрительный отдел и боковую внутритеменную зону правого полушария — отделы, вовлеченные в работу зрительной системы: их активность меняется, например, во время глубокой фазы сна. Кроме того, микроэлектроды также подключили к центральной части латерального ядра таламуса.

После имплантации электродов активность мозга макак изучили в трех условиях: во время бодрствования, глубокого сна и медикаментозной анестезии. То, находится ли макака в сознании, ученые проверяли по поведенческим реакциям: движениям глаз, моторным откликам, вокализации и так далее.

При стимуляции таламуса во время анестезии макаки показали все признаки бодрствования: они открыли глаза, начали двигать конечностями, реагировали на свет, а также изменилось их дыхание и сердечный ритм. Интересно, что стимуляция пробуждала макак от анестезии независимо от препарата, который использовался (изофлуран или пропофол), и дня проведения эксперимента. При этом сам эффект зависел от частоты посылаемых в электроды сигналов: в сознание макаки приходили только при стимуляции в 50 герц.

Далее ученые изучили активность 845 отдельных нейронов в изучаемых областях мозга макак в трех состояниях: бодрствующем, спящем и при общей анестезии. Оказалось, что частота спайков (колебаний потенциала при возбуждении нейрона) нейронов таламуса значительно (p < 0,0001) ниже в состоянии сна и при анестезии (также независимо от используемого препарата). То же самое наблюдалось и в изученных глубоких кортикальных структурах: это означает, что таламус в действительности связан с корой общими нейронными путями, отвечающими за состояние сознания. При этом стимуляция самой коры макак в сознание не привела, что может означать, что у таламуса в регуляции сознания главенствующая роль.

По словам авторов работы, самое эффективное применение их результатов — изучение заболеваний центральной нервной системы, связанных с различными аспектами сознания. К примеру, стимуляция таламуса с помощью инвазивных микроэлектродов, как рассказала главный автор работы изданию Gizmodo, сможет помочь пациентам выйти из коматозного состояния.

Предсказать, выйдет ли человек из комы, можно по уровню обмена веществ головного мозга: так, несколько лет назад ученые с помощью позитронно-эмиссионной томографии показали, что при уровне обмена веществ в 42 процента от нормального пациент придет в сознание с вероятностью в 88 процентов.

Елизавета Ивтушок

Структура сознания | Природа

Субъективная осведомленность может зависеть от нейронных сетей в мозгу, поддерживающих сложные схемы проводки и динамические модели активности.

Пожалуй, трюизм «структура определяет функцию» лучше всего подходит для мозга. Архитектура различных областей мозга определяет виды вычислений, которые могут быть выполнены, и может диктовать, может ли конкретная область поддерживать субъективную осведомленность.Кроме того, степень архитектурной сложности может определять восприимчивость к неврологическим и психическим заболеваниям — сложные архитектурные схемы более подвержены нарушениям, чем более простые. Понимание того, как такие взаимосвязи структура-функция управляют операциями мозга, требует системного подхода, который исследует, как локальные вычисления связаны с глобальными паттернами нейронной активности.

По крайней мере, три основные архитектурные схемы присутствуют в мозгу млекопитающих. В простейшем используется строго локальная разводка.В этой схеме, представленной мозжечком, несколько типов нейронов образуют отдельные «модули», которые могут повторяться по мере необходимости. Поскольку взаимодействие между модулями ограничено соседями, оно носит массовый параллельный характер. У разных видов размер локально организованных структур мозга, включая базальные ганглии, таламус и мозжечок, примерно зависит от количества содержащихся в них модулей.

Совершенно другой тип сети использует случайные соединения с более или менее равной вероятностью соединения локальных, промежуточных или удаленных нейронов.Уникальным примером такой случайной схемы коннекционизма является повторяющийся возбуждающий контур области CA3 гиппокампа.

Предоставлено: J. KAPUSTA / IMAGES.COM

Третья архитектурная схема, представленная неокортексом, сочетает в себе локальную модульность с более случайной связью на большие расстояния. Эта сложная схема подключения имеет много общих свойств с сетями «небольшого мира» или «безмасштабными» сетями. Преимущество такой схемы состоит в том, что количество промежуточных шагов между любыми двумя нейронами — длина синаптического пути — может оставаться относительно постоянным при увеличении размера сети, потому что даже небольшая часть соединений на большие расстояния может значительно уменьшить среднюю длину пути. .Хотя соединения промежуточного и дальнего действия требуют ресурсов и места, они имеют решающее значение для глобального распределения результатов локальных вычислений по всей коре головного мозга.

Я предлагаю, чтобы различные сетевые архитектуры приводили к уникальным функциональным последствиям. В корковых сетях динамический баланс между возбуждением и торможением порождает ряд сетевых колебаний, включающих популяции нейронов разного размера. Эта самоорганизованная или так называемая «спонтанная» активность является наиболее яркой и, возможно, наименее оцененной особенностью коры головного мозга.Без торможения возбуждающая активность, вызванная каким-либо одним стимулом, будет колебаться по всей нейронной сети, что приведет к путанице перекрывающихся сигналов. Тормозящие интернейроны и ритмы, которые они генерируют, могут во времени и пространстве структурировать активность возбуждающих клеточных сборок, чтобы гарантировать, что информация поступает в нужное место в нужное время.

Взаимодействие и интерференция множества мозговых ритмов часто приводит к появлению «шума» на электроэнцефалограмме.Этот шум является наиболее сложным типом, известным физике, и отражает метастабильное состояние между предсказуемым поведением осцилляторов и непредсказуемостью хаоса. Таким образом, паттерны возбуждения нейронов контролируются не только внешней сенсорной средой, но также внутренне генерируемым и постоянно меняющимся состоянием корковых сетей. Поскольку локальные вычисления могут восприниматься большими частями коры головного мозга через связи на большом расстоянии, а также изменяются этим фоновым «шумом», термин «локально-глобальные вычисления» лучше всего отражает природу корковых операций.Особым случаем является гиппокамп, чья высокорекурсивная матрица связей, как считается, функционирует как большой «автоассоциатор», позволяя реконструировать целые эпизоды из запомненных фрагментов.

Я предполагаю, что локально-глобальные связи коры головного мозга и постоянная самоорганизованная сложная динамика, которую она поддерживает, являются необходимыми ингредиентами для субъективных переживаний. Воздействие окружающей среды можно рассматривать как возмущение продолжающейся спонтанной активности. Если им удастся нарушить текущую активность в течение достаточно длительного времени в достаточно большой популяции нейронов, их эффект будет заметен; то есть мы станем их осознавать.Напротив, локально организованная кора мозжечка, используемая в основном для сенсомоторной интеграции, не вызывает самогенерируемой или спонтанной активности, и ее реакция на входные данные остается локальной и непостоянной. Важно отметить, что мы не производим субъективных записей о таких локальных вычислениях.

Сложные нейронные сети — полезный продукт эволюции мозга, но за свою цену. Для обеспечения протяженности проводки на большие расстояния в сложных сетях требуются большие ресурсы и объем, а риски неисправности возрастают со сложностью.Локальная организация мозжечкового типа, вероятно, будет устойчивой, потому что ошибки в локальных вычислениях не распространяются, что может объяснить, почему функциональные заболевания мозжечка относительно редки. Напротив, небольшие ошибки могут распространяться на большие части сложных сетей и, возможно, даже усиливаться за счет регенерационных свойств коры головного мозга. Ошибки синхронизации представляют собой особенно сложные проблемы в сложных сетях из-за ограничений на то, сколько информации может быть передано через ограниченное количество каналов большой дальности.Неудивительно, что заболевания коры головного мозга разнообразны — включая эпилепсию, болезнь Альцгеймера и шизофрению.

Одна из самых больших проблем, оставшихся перед системной нейробиологией, — это понять нормальные и дисфункциональные операции коры головного мозга путем соотнесения локальных и глобальных паттернов активности во временных масштабах, соответствующих поведению. Для этого потребуются методы мониторинга, которые могут исследовать достаточно большое нейронное пространство с разрешением отдельных нейронов, и вычислительные решения, которые могут понять сложные взаимодействия.

Тонони Г., Спорнс О. и Эдельман Г. М. Proc. Natl Acad. Sci. USA 91 , 5033–5037 (1994).

Бужаки, Г. Ритмы мозга (Oxford Univ. Press, 2006).

Информация об авторе

Принадлежности

  1. Дьердь Бужаки работает в Центре молекулярной и поведенческой нейробиологии, Университет Рутгерса, 197 Юниверсити-авеню, Ньюарк, Нью-Джерси 07102, США.

    Дьердь Бужаки

Дополнительная информация

Другие эссе этой серии см. . http: // природа.ru / nature / focus / arts / connections / index.html

Об этой статье

Цитируйте статью

Бужаки Г. Строение сознания. Nature 446, 267 (2007). https://doi.org/10.1038/446267a

Ссылка для скачивания

Дополнительная литература

  • Временная подпись себя: временные измерения ЭЭГ в состоянии покоя предсказывают самосознание.

    • Аннемари Вольф
    • , Даниэль А.Ди Джованни
    • , Хавьер Гомес ‐ Пилар
    • , Такаши Накао
    • , Зируи Хуанг
    • , Андре Лонгтин
    • и Георг Нортофф

    Картирование человеческого мозга (2019)

  • Принятие решений и последовательная выборка из памяти

    • Майкл Н.Шадлен
    • и Дафна Шохами

    Нейрон (2016)

  • Комментарии к некоторым вопросам о душе с учетом актуальных знаний нейробиологии

    Электронный журнал ССРН (2016)

  • Может ли рыба действительно чувствовать боль?

    • J D Rose
    • , R Arlinghaus
    • , S J Cooke
    • , B K Diggles
    • , W. Sawynok
    • , E D Stevens
    • и C D L Wynne

    Рыба и рыболовство (2014)

  • Пространственно-временная визуализация индуцированной глутаматом биофотонной активности и передачи в нейронных цепях

    • Rendong Tang
    • , Jiapei Dai
    • и Лоуренс М.Палата

    PLoS ONE (2014)

Комментарии

Отправляя комментарий, вы соглашаетесь соблюдать наши Условия и принципы сообщества. Если вы обнаружите что-то оскорбительное или не соответствующее нашим условиям или правилам, отметьте это как неприемлемое.

«Структура сознания» Лоуэлла Кейта Фризена

Название степени

Доктор философских наук

Предметные категории

Другая неврология и нейробиология | Философия | Психология

Абстрактные

В этой диссертации я исследую природу и структуру сознания.Часто говорят, что сознательный опыт феноменально унифицирован, а субъекты сознания часто самосознательны. Я спрашиваю, обязательно ли эти черты сопровождают сознательный опыт. Обязательно ли, например, что все переживания сознательного субъекта одновременно феноменально унифицированы? И обязательно ли так, что субъекты сознания самосознательны, когда они сознательны? Я утверждаю, что ответ на первый положительный, а на второй — отрицательный.

В первой главе я подготовил почву, отделив феноменальное единство от других видов сознательного единства. Пара сознательных состояний феноменально объединена, если они переживаются вместе как часть единого опыта, который охватывает их обоих. В этой и следующих двух главах я защищаю тезис о том, что для любого субъекта (сознательных ментальных состояний) в любое время все сознательные ментальные состояния этого субъекта (в то время) являются частью единого максимального состояния сознания. .Я называю этот тезис «Тезисом единства». Я перехожу к рассмотрению некоторых предварительных вопросов, которые могут возникнуть по поводу тезиса единства. Например, тезис предполагает, что связно говорить о частях психических состояний. Я рассматриваю возражения Тая и Сирла и утверждаю, что понятие эмпирической части не вызывает проблем. На оставшихся страницах главы я представляю источник самой большой проблемы для тезиса о единстве: данные, собранные у субъектов с расщепленным мозгом.

Тезис единства сформулирован с использованием понятия максимального состояния сознания.Во второй главе я пытаюсь уточнить это понятие так, чтобы оно не решало упреждающим образом споры по поводу тезиса единства. Говоря неформальным языком, максимальное состояние сознания — это сумма сознательных состояний, которые i) одновременны, ii) имеют один и тот же субъект, и iii) все имеют общую феноменологию. Я называю это точкой зрения консенсуса. Затем я рассматриваю два неортодоксальных взгляда на то, что консенсусная точка зрения не снимается со стола: точки зрения, согласно которым возможно «коллективное сознание» и «распространенное сознание».Коллективный субъект — это субъект, который может наслаждаться переживаниями неопределенного числа «меньших» субъектов сознания, делясь ими вместе с этими субъектами. Распространенный субъект — это субъект, который может наслаждаться переживаниями неопределенного числа меньших субъектов сознания, но делает это не путем обмена этими переживаниями с меньшими субъектами, а путем поглощения меньших субъектов опыта в себе, тем самым стирая традиционные границы между сущностями, которые мы интуитивно воспринимаем как субъекты опыта.Я утверждаю, что, хотя Консенсусное мнение не решает против них, эти взгляды выходят за рамки согласованности и поэтому не должны приниматься. Представив отчет о том, что такое максимальное состояние сознания, я определяю поток сознания в терминах максимальных состояний сознания. В оставшейся части второй главы я рассматриваю и оспариваю ряд различных способов интерпретации данных расщепленного мозга, которые либо несовместимы с тезисом единства, либо относят более одного субъекта сознания к субъектам с расщепленным мозгом.Среди взглядов, которые я рассматриваю, — точка зрения Локвуда о частичном единстве и взгляды таких теоретиков, как Сперри, Кох, Пуччетти, Маркс и Тай, о том, что субъекты с расщепленным мозгом имеют два неперекрывающихся потока сознания.

В третьей главе я рассматриваю недавнюю попытку Бейна учесть данные о расщепленном мозге таким образом, чтобы не приписывать им два потока сознания. Согласно модели переключателя Бейна, сознание субъектов с расщепленным мозгом можно сравнить с сознанием мяча, который передается взад и вперед между двумя полушариями верхнего мозга.Полушария по очереди поддерживают единый поток сознания. Я довольно подробно рассматриваю эмпирические данные и утверждаю, что эти данные не так совместимы с моделью коммутатора, как утверждает Бейн. Я завершаю главу, представляя грубую схему интерпретации данных с разделенным мозгом, которая согласуется как с тезисом единства, так и с данными о разделенном мозге.

В четвертой главе я перехожу от защиты тезиса о единстве к рассмотрению попытки объяснить сознательное единство. Розенталь предложил теорию сознательного единства как расширение своей теории сознания высшего порядка.Я рассматриваю его описание сознательного единства в свете известного возражения против его теории: возражения (репрезентативного) несоответствия. Можно спросить, каково субъекту опыта, когда состояние высшего порядка искажает свое целевое состояние первого порядка. Если то, на что это похоже для субъекта, соответствует содержанию состояния более высокого порядка, тогда кажется, что репрезентация более высокого порядка не нужна для сознательного опыта, поскольку может показаться, что состояние может быть сознательным без будучи представлен состоянием более высокого порядка.Если то, на что это похоже, соответствует содержанию состояния более низкого порядка, тогда снова может показаться, что представление на уровне более высокого порядка не является необходимым для сознательного опыта, поскольку состояние более высокого порядка, по-видимому, не выполняет никакой работы. в создании опыта. Я рассматриваю и оспариваю две недавние защиты теории высшего порядка Розенталя от возражения о несоответствии. Затем я перехожу к описанию сознательного единства Розенталя. Отчет Розенталя постулирует два ментальных механизма. Я называю способы объяснения сознательного единства с помощью этих двух механизмов «стратегией сбора» и «стратегией общего приписывания» соответственно.Я утверждаю, что обе эти стратегии, по-видимому, находят основу для определенных феноменальных фактов в репрезентативных фактах более высокого порядка. Это поднимает prima facie вопрос: делает ли объяснение Розенталя сознательным единством его квадрат в рамках возражения против несоответствия? Хотя в конечном итоге стратегию сбора можно понять таким образом, чтобы не подвергать ее возражению против несоответствия, у Розенталя есть определенные обязательства, которые не позволяют этой стратегии служить полным отчетом о сознательном единстве.Я утверждаю, что это проблематично для Розенталя, потому что его стратегия общего приписывания сталкивается с рядом трудных вопросов. Эта стратегия создает сознательное единство из-за неявного ожидания субъекта сознания, что всякий раз, когда он или она занимается самоанализом, будет генерироваться явное чувство сознательного единства. Я утверждаю, что очень трудно понять, как такое неявное чувство могло бы одновременно избежать возражения о несоответствии и выполнить ту работу, которую необходимо выполнить для объяснения сознательного единства.

В пятой главе обсуждение переходит от единства сознания к самосознанию.Вопрос, который рассматривается в этой и последней главах, — это вопрос о том, обязательно ли сознательный опыт сопровождается самосознанием. Утвердительный ответ на этот вопрос я называю тезисом об универсальности. Я провожу некоторое время, чтобы отличать устойчивые концепции самосознания от минимальных концепций самосознания. Понятие самосознания, на которое ссылается тезис об универсальности, является минимальным. Несмотря на то, что тезис о всеобщности вызывает лишь минимальную или тонкую концепцию самосознания, я считаю этот тезис ложным и выступаю против него.В этой главе я обращаюсь к взглядам Гуссерля. Гуссерля часто считают родоначальником феноменологической традиции, традиции, в которой многие философы подтверждают тезис о всеобщности. Я исследую и оспариваю интерпретацию работы Гуссерля, которую защищал Захави, согласно которой Гуссерль защищал тезис об универсальности. Одно из утверждений Гуссерля состоит в том, что для того, чтобы объект стал намеренной целью сознательного состояния, он должен быть передан сознанию заранее.Во время актов преднамеренного самоанализа возможно сознание принять себя в качестве своего объекта. По мнению Гуссерля, для этого необходимо заранее дать себе сознание. Эту самоотдачу сознания, утверждает Захави, можно рассматривать как своего рода минимальное самосознание. Гуссерль также предложил отчет об этой само-данности сознания, и это проявляется в его обсуждении внутреннего сознания-времени. Я пытаюсь аргументировать, используя некоторые другие взгляды Гуссерля на психологические установки (или точки зрения), что сознание не предоставляется самому себе без принятия определенной психологической точки зрения.Я также предлагаю альтернативный способ объяснения внутреннего сознания времени, который не имеет в качестве встроенной особенности того, что сознание всегда имеет себя как вторичный объект.

В шестой, последней главе, я перехожу к современной защите тезиса об универсальности. Кригель, теоретик высшего порядка, такой как Розенталь, утверждал, что каждое сознательное состояние сознательно в силу того факта, что оно представляет себя. Это саморепрезентация понимается как своего рода самосознание, и, таким образом, его теория может рассматриваться как подтверждение тезиса об универсальности.В первой части главы я не согласен с тем, как Кригель излагает концептуальный ландшафт. В частности, Кригель одобряет свойство, которое он называет «самосознанием в непереходном состоянии». Я утверждаю, что это сбивает с толку. Затем я перехожу к рассмотрению рассказа Кригеля. Кригель определяет виды самосознания, которые пронизывают весь сознательный опыт, с периферийным осознаванием собственных ментальных состояний. Я утверждаю, что такое периферийное внутреннее осознавание не сопровождает все наши психические состояния и, таким образом, взгляды Кригеля не дают нам оснований принимать тезис об универсальности.

границ | Структурные квалиа: решение сложной проблемы сознания

Введение: сложная проблема как противоречие между тремя тезисами

Один из возможных способов представить трудную проблему сознания — рассмотреть три, казалось бы, правдоподобных тезиса, которые находятся в интересном противоречии. Во-первых, все объекты физики и других естественных наук могут быть полностью проанализированы с точки зрения структуры и отношений или просто структурно. Во-вторых, сознание есть (или имеет) нечто сверх своей структуры и отношений.В-третьих, существование и природу сознания можно объяснить с точки зрения естественных наук. Если второй тезис окажется неверным и сознание будет полностью проанализировано в структурном плане, то обнаружение структуры сознания в некоторых паттернах нейронной активности (или, возможно, в некоторых лингвистических паттернах поведения) и изучение происхождения и природы этой структуры, мы надеемся, в конечном итоге раскроют нас все, что нужно знать о сознании. С другой стороны, если и первый, и второй тезисы верны, из этого прямо следует, что сознание не может быть объектом физики или других естественных (или поведенческих) наук, и, следовательно, его существование не может быть также объяснено этими науками.

Дэвид Чалмерс, автор трудной проблемы сознания, принимает как первый, так и второй тезисы и делает также упомянутый выше вывод. Он также добавляет предпосылку, что то, что не может быть объяснено физически, само по себе не является физическим (Chalmers, 2003). Поэтому он убежден, что единственное решение сложной проблемы — это поддержать своего рода онтологический дуализм, наиболее предпочтительно форму дуализма свойств. Он утверждает, что традиционные естественные науки (например, нейробиология и когнитивная наука), возможно, когда-нибудь смогут объяснить все структурно-реляционные свойства сознания (например, в терминах нейронных, функциональных или информационных структур и отношений), но это сознание помимо них также имеет феноменальные свойства, которые в принципе недосягаемы для традиционных научных методов.Однако ряд философов утверждали, что все формы онтологического дуализма с философской точки зрения весьма проблематичны, и в основном все согласны с тем, что было бы желательно, если возможно, найти решение трудной проблемы, не поддерживая какую-либо форму онтологического дуализма.

Я буду утверждать, что угрозы дуализма можно избежать, а трудную проблему можно решить, приняв первый и третий тезисы и отвергнув второй. Другими словами, я буду утверждать, что объекты физики и других естественных наук действительно могут быть полностью проанализированы в структурных терминах, но это может быть и сознание.Более конкретно, я предполагаю, что явно неструктурные и монадические элементы сознания, а именно квалиа, на самом деле являются композиционными и имеют внутреннюю структуру. Согласно моему предложению, которое основано в основном на работах Фрэнсиса Крика и Кристофа Коха (Crick and Koch, 1998; Koch, 2004), компоненты квалиа являются бессознательными ассоциациями, а структуры квалиа являются структурами сетей этих бессознательных. ассоциации. Я буду утверждать, что эти структуры также могут быть описаны нейронными терминами и, таким образом, идентифицированы с определенными нейронными паттернами.Вкратце, на мой взгляд, квалиа могут быть проанализированы полностью структурно и идентифицированы с определенными нейронными паттернами.

Поскольку формулировка сложной проблемы, которую я использую (формулировка, согласно которой это противоречие между тремя представленными выше тезисами) не является типичной, возможно, следует сказать о ней несколько слов перед тем, как продолжить.

Есть две основные причины, по которым я предпочитаю приведенную выше формулировку: первая риторическая, а вторая — стратегическая.Риторическая причина заключается в следующем: выбранная мною формулировка прекрасно резюмирует некоторые центральные идеи о сложности трудной проблемы. А именно, большинство представлений о сложной проблеме включают идею, согласно которой все так называемые легкие проблемы сознания являются «легкими», потому что они представляют собой проблемы объяснения некоторых функций сознания. Соответственно, трудной проблемой является проблема существования определенных свойств или аспектов сознания, которые не могут быть проанализированы с точки зрения функций.Точно так же Чалмерс (2003) отвергает физикализм на том основании, что каждое физическое явление может быть проанализировано с точки зрения структуры и динамики, но это сознание имеет определенные свойства или аспекты, которые не могут быть проанализированы в таких терминах. Также утверждалось, что эмпирические методы имеют доступ только к диспозиционным свойствам, но что сознание имеет помимо этих свойств также свойства, которые не могут быть проанализированы с точки зрения диспозиций. Список подобных аргументов можно продолжить. Все они объединены идеей о том, что каждый объект естествознания может быть проанализирован с точки зрения некоторых структур (причинных, диспозиционных, функциональных, пространственно-временных, реляционных, информационных и т. Д.).), но некоторые свойства или аспекты сознания не могут.

Мне известно, что позиция, согласно которой каждый объект естествознания может быть проанализирована в терминах каких-то конкретных типов структур, строго говоря, не совпадает с позицией, согласно которой каждый объект естественных наук может быть проанализирован в структурные условия tout court . Мне также известно, что идеи, описанные выше, обычно используются как части аргументов против физикализма, а не как формулировки самой сложной проблемы.Если кто-то хочет отклонить мою формулировку на этом основании, она может это сделать. Для моих целей на самом деле достаточно признать проблему, которую я сформулировал как философскую проблему, которая связана с трудной проблемой простым и понятным способом, который я укажу ниже.

Наиболее распространенные способы представить сложную проблему интуитивно привлекательны, но довольно неясны по смыслу. Итак, сложная проблема обычно вводится как проблема объяснения того, как сознательный опыт «возникает» из нейронной активности или почему есть что-то, «каково быть» сознательным.Поэтому важным этапом в каждом внимательном изложении сложной проблемы является определение значений неясных выражений, используемых в этих интуитивно привлекательных введениях. Говоря об уникальных и философски значимых особенностях сознательных состояний (Чалмерс (2003, стр. 103), пишет: «Каждое из этих [сознательных] состояний имеет феноменальный характер с феноменальными свойствами (или квалиа), характеризующими то, каково это находиться в состояние ». Затем он уточняет значение« qualia »в следующем примечании (стр.135): «По моему мнению, квалиа — это просто те свойства, которые характеризуют состояния сознания в зависимости от того, каково их обладать». Итак, в контексте сложной проблемы квалиа или феноменальные свойства — это как раз те свойства или аспекты сознания, существование которых кажется необъяснимым в рамках традиционных естественных наук. Таким образом, в наиболее общем виде суть сложной проблемы состоит в том, что некоторые свойства или аспекты сознания (как бы мы их ни называли) кажутся необъяснимыми в рамках традиционных естественных наук.

Теперь я готов изложить свою стратегическую причину использования представленной выше формулировки: формулируя сложную проблему как противоречие между тремя тезисами, представленными выше, и затем подходя к ней, используя стратегию, упомянутую ранее (утверждая, что объекты физики и другие Естественные науки действительно могут быть полностью проанализированы с точки зрения структуры и отношений, но это может быть и сознание). Я надеюсь продемонстрировать, что не существует таких свойств или аспектов сознания, которые нельзя было бы объяснить в рамках традиционных естественных наук.Поэтому для простоты я продолжу, как если бы моя формулировка была законной формулировкой трудной проблемы. Любой, кто считает, что на самом деле это не так, может рассматривать это как формулировку отдельной проблемы, которая связана с трудной проблемой следующим простым способом: решение проблемы, сформулированной мною, с использованием стратегии, которую я использую, решает также и трудную задачу. проблема. И это все, что должно иметь значение в конце концов.

Подводя итог, моя стратегия основана на простой идее, условности, которую я считаю неоспоримой: Если явление поддается анализу в полностью структурных терминах, то объяснение происхождения и природы структуры этого явления сводится к объяснению происхождения и природы самого явления.Я буду утверждать, что у нас есть веские основания полагать, что сознание на самом деле поддается анализу в полностью структурных терминах и что современная нейробиология может предложить нам частично умозрительную, но тем не менее правдоподобную идею о природе и происхождении этого структурного феномена.

Структурализм научных объектов

Прежде чем перейти к самой важной части моего аргумента, а именно к отрицанию второго тезиса путем предложения полностью структурного описания сознания, я кратко рассмотрю, почему мы должны принять первый тезис.Во-первых, очень широко принята позиция, подчеркивающая структурный характер объектов естествознания. Назовем это структурализмом научного объекта . Ее проводят Локвуд (1989), Стросон (2006), Столяр (2001), Мермин (1998), Эддингтон (1928), Чалмерс (1996), Рассел (1927), Сигер (2006), Сапожник (1994), Ледимэн. и Росс (2007), если упомянуть лишь некоторых. Среди многочисленных сторонников самых разных форм структурализма научного объекта есть как защитники, так и критики онтологического дуализма, и, более того, хотя эта позиция часто представляется в контексте философии разума (например, Russell, 1927; Chalmers, 1996; Seager , 2006), он также часто выдвигался в гораздо более широком контексте философии науки и метафизики (например, Shoemaker, 1994; Ladyman and Ross, 2007).

Говоря неформально, основная идея структурализма научного объекта состоит в том, что каждая часть отношения в любой сети отношений, изучаемой естественными науками, может быть проанализирована в терминах отношений. Кроме того, почти каждый элемент любой структуры может быть проанализирован с точки зрения какой-либо более мелкозернистой структуры. И если предположить, что есть какие-то фундаментальные элементы без более тонкой внутренней структуры, то все же, вероятно, верно, что эти элементы эмпирически доступны только через их (причинные) отношения с другими элементами и объектами (включая, возможно, какой-то измерительный прибор).Другими словами, все наши знания о них ограничены отношениями, которые они имеют с другими объектами (и, в конечном итоге, с нами).

Однако лишь относительно небольшое меньшинство сторонников структурализма научного объекта считают, что структура и отношения — это все, что существует. Примером такого рода радикальной структуралистской метафизики является теория Ледемана и Росса (2007). Согласно их позиции, известной как онтический структурный реализм (также как радикальный структурализм), части релятов и элементы структур в теориях естествознания являются просто эвристическими приемами, не имеющими фундаментального онтологического статуса.Шумейкер (1994) утверждает в том же духе, что причинные отношения и причинные структуры — единственное, что онтологически фундаментально. Его позицию иногда называют причинным эссенциализмом.

Многие структуралисты по научным объектам отстаивают менее радикальную позицию, известную как эпистемический структурный реализм, согласно которой структура и отношения — это все, к чему мы можем получить эмпирический доступ. Некоторые сторонники эпистемического структурного реализма утверждают, что, хотя у нас нет никаких эмпирических доказательств существования неструктурных фундаментальных релятов, мы должны предположить их существование, чтобы в первую очередь осмыслить идею существования каких-либо отношений.Другими словами, они утверждают, что не может быть отношений без некоторых фундаментальных отношений (например, Esfeld, 2004).

Некоторые философы защищают еще более слабую форму структурализма научного объекта. По их мнению, это правда, что традиционные научные методы не имеют доступа ни к чему, кроме структуры и отношений, но, тем не менее, можно ощутить существование чего-то сверх структуры и отношений. А именно, они считают, что существование нашего непосредственного сознательного опыта известно нам напрямую, и что мы также можем «видеть», что наше сознание является чем-то сверх своей структуры — возможно, это то, что имеет структуру, а не что-то, что просто — это строение.Из группы философов, упомянутых выше, сторонниками этой позиции являются Чалмерс (1996), Рассел (1927), Сигер (2006).

Помимо того факта, что основная идея структурализма научного объекта очень широко принята, также трудно понять, как отказ от нее может помочь нам решить трудную проблему сознания. Единственный способ, которым я мог вообразить это, — это если бы кто-нибудь продемонстрировал, что по крайней мере некоторые из совершенно обычных объектов естественных наук обладают такими неснижаемо неструктурными свойствами, существование которых может быть экспериментально подтверждено, а также не вызывает проблем с философской точки зрения.А именно, если бы существование таких свойств не было экспериментально подтверждено, а просто предполагалось в результате некоторых философских соображений, то эти свойства в конце концов не были бы собственными объектами естествознания. И если бы их существование было философски проблематичным, это не решило бы трудную проблему, а просто расширило бы ее на некоторые другие явления помимо сознания. И, насколько мне известно, еще никто не продемонстрировал, что какие-либо обычные объекты естествознания обладают (или могут иметь) такими свойствами.

С другой стороны, идея о том, что сознание имеет некоторые особенности помимо своих структурных и реляционных свойств, имеет гораздо меньше сторонников и фактически подвергается резкой критике многими (например, большинством функционалистов, бихевиористов и репрезентационалистов). Однако большинство попыток полностью структурно проанализировать сознание заканчивались тем, что исключали или просто игнорировали определенные (качественные) аспекты сознания, существование которых многие считают абсолютно очевидным.Другими словами, было трудно найти теорию сознания, которая удовлетворила бы как структуралистов, так и квалиа-реалистов. Ниже я попытаюсь обрисовать рамки, которые, как мне кажется, должны удовлетворить обе стороны.

Структура сознания и Qualia

Сторонники неструктурного взгляда на сознание часто предполагали, что неструктурными элементами сознания являются так называемые квалиа — предположительно монадические и качественные характеристики сознательного опыта.Qualia обычно считаются личными для того, кто их испытывает, и невыразимыми по своей природе. Парадигматические примеры квалиа — это простые переживания цвета или грубые ощущения: краснота красного или болезненность боли. Итак, типичная структура, лежащая в основе неструктурного взгляда на сознание, будет выглядеть примерно так: существенные строительные блоки сознания, а именно квалиа, связаны множеством сложных отношений и образуют множество сложных структур. Следовательно, индивидуальное сознание в целом было бы неким структурированным пучком квалиа.Возможно, структура такого пучка в принципе могла бы оказаться идентичной структуре определенного паттерна нейронной активности, которая в принципе была бы доступна для методов будущей нейробиологии (даже Chalmers, 1995, 2003, полагает, что структура сознание совпадает с некоторой информационной структурой в нашем мозгу), но качественные свойства квалиа — нет.

Вопрос о том, что именно означает, что структура сознания может оказаться структурой паттерна нейронной активности, очевидно, непростой.Впечатляющая попытка ответить на него сделана Ревонсуо (2006). Он считает, что структура сознания будет обнаружена в мозге, как только мы обнаружим и научимся контролировать надлежащий уровень организации нейронной активности — на любом другом уровне мы найдем только нейронных коррелятов сознания (NCC). . Другими словами, на этих более низких уровнях мы могли бы найти некоторые паттерны нейронной активности, которые коррелируют с содержанием нашего сознания, но мы не сможем понять, почему эти корреляции возникают и какова их природа.С другой стороны, на должном уровне организации мы могли бы найти образец, который просто имеет структурного сознания. Однако (Ladyman and Ross (2007, стр. 53–57)) резко критикуют идею существования различных онтологических уровней в природе, потому что, по их мнению, существует множество природных явлений, которые не вписываются в структуру иерархически организованных Тем не менее, они не отрицают тот очевидный факт, что структурные паттерны в природе часто организованы полуиерархическим образом.К счастью, основные идеи Ревонсуо (2006) кажутся легко переносимыми от структуры уровней к более гибкой, разрешенной Ледиманом и Россом (2007), так что структуру сознания можно рассматривать как образец некоторых других моделей. определенных, но других паттернов и т. д. некоторых простых нейронных событий.

Тем не менее, согласно точке зрения Чалмерса и других, которые полагают, что квалиа являются неснижаемо качественными, даже если бы мы могли перейти от простых необъяснимых корреляций между некоторым паттерном нейронной активности и сознанием к детальной структурной идентичности (или структурному изоморфизму) между ними, мы все еще не могли установить полную идентичность между ними, потому что квалиа были бы по существу неструктурными и, следовательно, не могли бы отождествляться с какими-либо структурами.Например, в случае зрительного сознания можно было бы возразить, что даже если бы мы однажды смогли «увидеть» путем сканирования чьего-то мозга, что у него есть визуальный опыт красного яблока на зеленой тарелке (и даже если бы мы могли обнаружить все структурные элементы). детали воспринимаемой сцены), мы все еще (возможно) не понимаем, почему красный цвет красного и зеленый цвет зеленого ощущаются ею такими, как они есть, а не, например, наоборот (и, более того, почему они вообще так ярко и качественно пережиты).

Предполагаемая конфиденциальность и невыразимость квалиа сделали теории о них уязвимыми для философских аргументов, основанных на широко поддерживаемой точке зрения о том, что природа языка и значения по существу является публичной и интерсубъективной. Часто в стиле Витгенштейна или Квайниана утверждается, что концепция частного объекта является весьма проблематичной с философской точки зрения, поскольку абсолютно частные объекты не могут иметь никакого отношения к языку или любой из наших теорий. Как правило, витгенштейновское отношение к сознанию имеет тенденцию вести к экстерналистскому взгляду на феномен: кажется, что если все наши ссылки на содержание нашего сознания на самом деле сделаны с использованием словаря дополнительных общественных объектов, то правильная теория сознания должна быть теорией о наших лингвистико-поведенческих взаимодействиях с внешним миром (см., например, Lagerspetz, 2002).Однако, похоже, существует довольно поверхностная с философской точки зрения точка зрения, с которой имеет смысл утверждать, что ментальное содержание может быть частным (но не частным в философски проблематичном абсолютном смысле): а именно, с нейробиологической точки зрения, с которой людей можно рассматривать как биологические когнитивные системы с ограниченными коммуникативными навыками.

Кажется, нет никакой глубокой философской загадки в идее когнитивной системы, которая имеет определенную информацию о некоторых своих внутренних состояниях, но не способна передавать эту информацию другим.Прекрасный пример такого нейробиологического описания человека был предложен Криком и Кохом (1998), Кохом (2004). Помимо объяснения (не абсолютной) приватности квалиа, Крик и Кох также предлагают превосходное описание явно монадической природы квалиа.

Прежде чем продолжить, следует отметить, что хотя я строю здесь свои аргументы исключительно на теории Крика и Коха (и также «уточняю» свои аргументы соответствующим образом), общая стратегия, которую я использую, совместима с любым из них (нейробиологическим) полностью структурный учет квалиа.Например, существует несколько теорий, согласно которым индивидуальные квалиа определяются своим расположением в сложном многомерном пространстве квалиа (или просто их отношениями сходства и несходства с другими квалиа), например, Черчленд (1986), О’Брайен и Опи (1999), Эдельман (2003), Пестана (2005). Эти теории, в принципе, можно интерпретировать так, что структура отдельного квале является структурой сети всех отношений сходства и несходства, которые квале имеет с другими квалиа.Точно так же, согласно Балдуцци и Тонони (2009), каждый отдельный квале представляет собой определенную «форму» в пространстве квалиа — форму, которая воплощает определенный набор информационных отношений. Таким образом, структуру такого набора отношений можно рассматривать как структуру соответствующего quale.

Основная причина, по которой я решил сосредоточиться на теории Крика и Коха, заключается в том, что я нахожу их подход интуитивно особенно привлекательным, поскольку он позволяет нам понять гипотетическую структурную природу отдельного квале как в нейронном, так и в феноменальном плане.

Давайте рассмотрим чье-то сознательное переживание красного цвета. Согласно Крику и Коху, структура такого опыта красноватого цвета (или означает этого опыта) представляет собой обширную сеть бессознательных ассоциаций всех бесчисленных встреч с красными объектами в личной истории этого человека и личных историй ее предков. , воплощенные в ее генах (Crick and Koch, 1998; Koch, 2004, стр. 242–244). Своеобразная фраза «воплощенные в ее генах» просто означает, что не все бессознательные ассоциации формируются в течение жизни человека в результате его взаимодействия с окружающей средой, но что некоторые из них являются врожденными: так сказать, запрограммированными эволюцией.

Крику и Коху (1998) также удается дать отчет об этих ассоциациях с точки зрения нейронных процессов. По их словам, существует явных нейронных репрезентаций для каждого аспекта нашего сознательного опыта. Под явным нейронным представлением они подразумевают повышенную активность «небольшой группы нейронов» (скорее всего, от 100 до 1000), расположенных близко друг к другу. Эти группы нейронов можно также назвать эссенциальными узлами (Koch, 2004, стр. 34–35).Каждый раз, когда активность одного из таких важных узлов превышает определенный порог, человек осознает соответствующий аспект (это может быть цвет, форма, направление движения, знакомый объект и т. Д.).

Чтобы избежать различных философских проблем, связанных со сложной концепцией нейронной репрезентации (см., Например, Hutto and Myin, 2013), эти нейронные события не следует рассматривать как репрезентации сами по себе в каком-либо более глубоком метафизическом смысле.Тот факт, что повышенная активность в определенных важных узлах систематически сочетается (в надлежащих условиях) с типичными (вербальными) реакциями на определенный аспект сознания (например, субъект, сообщающий о том, что видит что-то красное), является единственным очевидным prima facie Причина, по которой мы называем активность этих важных узлов явными нейронными представлениями. Согласно гипотезе, одной из основных причин таких систематических совпадений является тот факт, что все существенные узлы, отвечающие за явные репрезентации, напрямую связаны с модулями планирования мозга (в частности, с префронтальной и передней поясной корой). , где их проекции могут легко повлиять на поведение испытуемого (Koch, 2004, с.245).

Следовательно, согласно гипотезе, совокупность всех явных нейронных репрезентаций имеет детальную и точную корреляцию с содержанием сознания человека. Поскольку все существенные узлы, ответственные за явные нейронные репрезентации, (согласно гипотезе) также связаны с модулями планирования мозга, это означает, что функциональная структура всей сети явных нейронных репрезентаций фактически будет функциональной структурой соответствующее сознание.Другими словами, причинные эффекты сети, описанные выше, предположительно идентичны причинным эффектам нашего сознания (именно поэтому мы можем сообщить о большинстве аспектов содержания нашего сознания).

Однако остается вопрос о природе квалиа: почему повышенная активность в важном узле должна иметь специфическое, но невыразимое качественное ощущение? Согласно несколько умозрительной гипотезе Крика и Коха, квале, связанное с явным нейронным представлением, — это , означающее этого представления для остальной части мозга.В психологическом и феноменальном плане это значение, как упоминалось ранее, представляет собой обширную сеть различных бессознательных ассоциаций. С нейронной точки зрения это сеть всех тех нейронных связей, которые данный важный узел имеет с другими важными узлами.

Когда активность некоторого существенного узла поднимается выше требуемого порога для того, чтобы соответствующий аспект стал частью сознания, тогда активность большинства связанных существенных узлов немного повышается, но остается ниже требуемого порога.Однако слегка увеличенная активность обширной сети всех связанных между собой важных узлов в совокупности достаточно сильна, чтобы повлиять на отношение человека к сознательно переживаемому аспекту. Тогда человек начинает осознавать соответствующий аспект и его богатое и конкретное значение (quale), но остается в неведении об отдельных бессознательных ассоциациях, составляющих это значение (компоненты и структура quale).

Для того, чтобы понять ситуацию в феноменальных терминах, возможно, было бы лучше думать о так называемых бессознательных ассоциациях не как о абсолютно бессознательных, а как о смутно сознательных (возможно, как о сознании типа «кончик языка», но со способностью мгновенно распознать недостающий quale, если он появится, как «правильный»).Таким образом, слегка повышенная активность любого отдельного существенного узла, соответствующего некоторому смутно сознательному аспекту, была бы слишком слабой, чтобы вызвать какую-либо значительную активность в модулях планирования мозга, и, следовательно, субъект не мог бы сообщить о каком-либо сознательном опыте соответствующего аспекта. Тем не менее, слегка увеличенная активность обширной сети всех связанных между собой важных узлов, которая соответствует квале, будет в совокупности достаточно сильной, чтобы вызвать некоторую нейронную активность в модулях планирования, и поэтому субъект может сообщить о том, что испытывает нечто особенное, но она не сможет различить или распознать (или сообщить) какие-либо отдельные смутно осознаваемые компоненты этого опыта.

Поскольку разные сети бессознательных (или смутно сознательных) ассоциаций будут по-разному влиять на модули планирования, человек может идентифицировать разные сети бессознательных ассоциаций, не имея сознательного доступа к их структурам. Вот почему эти сети могут показаться ей монадическими, а их различия качественными (хотя на самом деле они очень сложны и в принципе поддаются анализу в структурном плане). Поскольку у человека не было сознательного доступа к сложной структуре своих квалиа, она, очевидно, не могла передать это другим.Таким образом, в этом смысле квалиа были бы действительно личными и невыразимыми для того, кто их испытывает.

По аналогии мы можем рассмотреть некоторые макрофизические свойства обычного физического объекта из дерева и камня: если мы рассмотрим такой объект на достаточно низком уровне детализации, мы можем назвать макрофизические свойства древесных и каменных качественными свойствами. (здесь я использую слово «качественный» в строго физическом смысле, поскольку, например, дерево и камень имеют разные качества с точки зрения инженера-строителя или архитектора).Чтобы понять качественную разницу между древесиной и камнем с точки зрения внутренней структуры этих материалов, нам нужно будет перейти на какой-то более мелкозернистый уровень — например, на тот, на котором мы находим структуры отдельных молекул. В случае сознания мы просто имеем дело с когнитивной системой, которая не способна исследовать свою собственную внутреннюю структуру на уровне, где качественные свойства квалиа поддаются анализу в структурных терминах.

Поскольку представленная выше гипотеза содержит идею, согласно которой люди игнорируют фундаментальную (структурную) природу своих квалиа, она имеет некоторое внешнее сходство с так называемой эпистемологической точкой зрения или гипотезой невежества , выдвинутой Столяром ( 2006 г.).Чтобы избежать путаницы, следует признать, что основная идея и стратегия Крика и Коха на самом деле сильно отличаются от стратегии Столяра. В двух словах, основная идея Столяра состоит в том, что мы научно невежественны, о природе сознания, и именно поэтому мы не понимаем, как сознание может быть сведено к чему-либо физическому (или неэмпирическому, как выразился Столяр. ). Ясно, что философски релевантное незнание в теории Крика и Коха — это не научное незнание, а незнание отдельных людей.Невежество отдельных людей является частью их когнитивной архитектуры, и нет причин, по которым мы не могли бы иметь научные знания об этой архитектуре. Например, когда у меня есть визуальное восприятие красного яблока, у меня есть прямой эпистемический доступ ко многим структурным характеристикам моего визуального опыта: например, к размеру и форме воспринимаемого яблока. У меня нет аналогичного прямого эпистемического доступа к структуре воспринимаемого покраснения в моем визуальном опыте, но это не означает, что я не мог быть членом научного сообщества, обладающего научными знаниями об этой структуре.

Другой философский взгляд, который имеет более глубокое и более существенное сходство с теорией Крика и Коха, — это так называемая гипотеза интроспективной неточности , выдвинутая Перебумом (2011). Согласно (Pereboom (2011, стр. 14), существует серьезная открытая возможность того, что интроспективный способ представления искажает качественную природу квалиа (или феноменальных свойств). (Pereboom (2011, стр. 16-17) также предполагает, что природа этого искажения может быть такой, что квалиа (или феноменальные свойства) на самом деле являются композиционными и сложными, но при интроспекции проявляются как примитивные и монадические.Если Крик и Кох правы, то квалиа действительно композиционны и сложны, даже если они кажутся нам примитивными и монадическими. Следовательно, если Крик и Кох правы, то интроспективная неточность на самом деле гораздо больше, чем просто серьезная открытая возможность: это реальный факт. Поэтому интересно, что Перебум не упоминает работу Крика и Коха или какой-либо другой нейробиологический структурный анализ квалиа. Я не собираюсь рассуждать, почему он этого не делает, но я думаю, что важно отметить, что, хотя взгляды Перебума, Крика и Коха, насколько я могу судить, полностью совместимы, теория Крика и Коха во многом совпадает. более экспериментальный и натуралистический по духу и гораздо менее философский.С другой стороны, поскольку Перебум предлагает подробный анализ того, как гипотезы интроспективной неточности ответят на наиболее важные и известные философские аргументы, связанные с трудной проблемой (так называемый аргумент представимости и аргумент знания), его трактовка может рассматриваться как добавление значительная философская достоверность гипотезы Крика и Коха.

Одно, казалось бы, существенное различие между взглядами Перебума и Крика и Коха состоит в том, что (Перебум (2011, стр.14) предполагает, что феноменальные свойства на самом деле могут не иметь какой-либо качественной природы, в то время как Крик и Кох явно реалисты в отношении квалиа и их качественной природы, просто отрицая, что квалиа являются фундаментально качественными. Я подозреваю, что указанная выше разница на самом деле вовсе не существенна, а носит чисто терминологический характер: Крик и Кох являются реалистами в отношении качественной природы квалиа в том смысле, что можно быть реалистами в отношении макрофизических качественных свойств обычных физических объектов, например древесность дерева или (физическая) краснота красного помидора, признавая при этом, что такие макро-физические качественные свойства на самом деле не являются фундаментальными, но могут быть проанализированы в полностью структурных терминах на некотором более мелком уровне.Перебум, с другой стороны, ставит под сомнение качественную природу феноменальных свойств в том смысле, что можно усомниться в существовании качественных макрофизических свойств обычных физических объектов на том основании, что эти свойства на самом деле не являются в основном качественными, но поддаются анализу в структурном плане на более мелком уровне. Таким образом, кажется, что эти две точки зрения фактически согласуются друг с другом, но я предпочитаю квалиа-реалистическую терминологию Крика и Коха по риторическим причинам: мы так впечатлены неоспоримым и ярким присутствием квалиа, потому что квалиа действительно существуют, и у нас есть квалиа. немедленный и прямой когнитивный доступ к ним, хотя у нас нет непосредственного и прямого когнитивного доступа к их внутренним структурам.

Подводя итог, можно сказать, что в соответствии с концепцией, введенной Криком и Кохом, квалиа — это очень сложные и совершенно открытые структурно-реляционные свойства некоторых когнитивных систем, даже если сами эти системы воспринимают их как монадические и частные. Голубая окраска синего и красный цвет качественно различны, потому что различаются структуры сетей составляющих их бессознательных ассоциаций. Точно так же качество красного квале ощущается точно так же, как и оно, потому что структура сети составляющих его бессознательных ассоциаций в точности такая, как есть.

Конечно, скептика не убедит: до сих пор я просто просил читателя поверить в то, что конкретное качество квале является результатом его внутренней структуры, но если нет способа, каким-либо образом феноменально проверить это, мы нет веских оснований верить в это. Поэтому далее я рассмотрю ситуацию, которая, на мой взгляд, может быть истолкована как получение прямого взгляда на внутреннюю структуру явно монадического квале.

Дэниел Деннетт предлагает пример ситуации, в которой явно монадическое квале феноменально анализируется на несколько компонентов: квале низкого гитарного звука сначала кажется монадическим, но будет восприниматься как ансамбль многих звуков после того, как мы выделим и слушал отдельные обертоны, из которых состоит исходный звук (Dennett, 1991, стр.49–50). Деннет, известный тем, что отрицает существование квалиа, использует приведенный выше пример, чтобы продемонстрировать, насколько мы запутались в природе наших сенсорных восприятий. Однако структура Крика и Коха позволяет нам интерпретировать пример Деннета как ситуацию, в которой небольшая часть бессознательной структуры (обертонной структуры) слухового квале становится сознательной. Интересно то, что как только человек научился распознавать отдельные обертоны звука, он также в некотором смысле понимает, почему ансамбль этих обертонов звучит именно так.Другими словами, большинство людей в описанной выше ситуации интуитивно готовы признать, что структура обертона более или менее определяет гитарное качество составленного звука: они все равно будут слышать исходный звук, но не как монадический. и невыразимое quale, но как ансамбль его обертонов. Кроме того, почти каждый согласится с тем, что составленный звук каким-то образом феноменально богаче, чем любой из его индивидуальных обертонов, и что это богатство можно ощутить как до, так и после того, как человек научится слышать обертоны в составленном звуке.Это как если бы мы могли каким-то образом понять, что в каком-то явно монадическом квале содержится много информации, но не могли сказать, что это за информация. Как только мы узнаем о структуре обертона, мы получаем доступ к некоторой (крошечной части) этой информации.

Однако следует отметить, что вышеупомянутое упражнение не позволило бы нам покинуть пространство качественного опыта, поскольку все переживаемые индивидуальные обертоны будут иметь свои собственные квалиа. Тем не менее, это упражнение позволило бы нам увидеть (при условии, что оно было полностью успешным), что слуховой quale, который мы привыкли считать столь же монадическим и невыразимым, как феноменальное покраснение, на самом деле имеет внутреннюю структуру, которая более или менее определяет его специфические феноменальные особенности. персонаж.

Конечно, можно задаться вопросом, позволяет ли простое ощущение (или интуиция) того, что воспринимаемая гитарность является композиционной, сделать вывод, что она на самом деле композиционная. К счастью, в данном конкретном случае простое чувство (или интуиция) кажется всем необходимым доказательством. А именно, единственная причина, по которой мы полагали, что феноменальная гитара была монадической, а не композиционной, заключалась в том, что мы считали ее монадической, а не композиционной. И как только это чувство устранено описанным выше упражнением, следует отказаться и от соответствующего убеждения.

Приведенный выше пример важен, поскольку он помогает нам интуитивно понять, почему наши квалиа имеют такую ​​специфическую природу. Другими словами, это помогает нам понять, почему разные квалиа не просто характеризуются кажущейся невыразимой «что-то», но каждая имеет очень специфическую, казалось бы, невыразимую «таковость». Например, если мы тренируем свое ухо, чтобы различать обертонные структуры звуков гитары и трубы, мы предположительно поняли бы интуитивно (или «воспринимали напрямую»), какова структурная природа таких качеств, как «гитарный» и «гитарный». трубный »и почему у каждого из них есть своя качественная« таковость ».”

Отсюда мы могли бы продолжить более дикие рассуждения и вообразить технику или устройство, которые могли бы помочь нам осознать некоторые ассоциации, которые являются важными компонентами наших цветовых квалиа. Возможно, такое устройство могло бы найти важные узлы, которые соответствуют наиболее важным бессознательным ассоциациям некоторого quale (тем, которые имеют наибольшее влияние на модули планирования). После этого устройство могло стимулировать эти узлы и превращать соответствующие бессознательные ассоциации в сознательные.Тогда, якобы, мы бы интуитивно поняли, почему красный цвет красного quale и зелень зеленого quale кажутся нам такими, как они, а не наоборот. Важно отметить, что если теория Крика и Коха приблизительно верна, то вышеупомянутое предположение является не просто мысленным экспериментом, а эмпирическим предсказанием — реальным экспериментом, который предстоит разработать будущим ученым. Подобные примеры можно привести в отношении запахов, вкусов или настроения. Например, традиционно считается, что определенные бессознательные воспоминания о некоторых травмирующих событиях могут вызывать депрессию или тревогу, но, возможно, лучший способ думать о ситуации в свете теории Крика и Коха — это то, что эти бессознательные Воспоминания — это частей, или частей, депрессии или тревоги.

Можно по-прежнему утверждать, что проблема остается, поскольку сознательно переживаемые компоненты гитарности и синевы будут обладать собственными качественными свойствами. Но согласно гипотезе, (большинство) эти компоненты изначально были бы бессознательными и «некачественными» — они приобретали квалиа только в тот момент, когда становились сознательными (когда активность соответствующих существенных узлов достигает порога и активирует их собственные сети бессознательные ассоциации).А затем, как предсказано в гипотезе и на примере Деннета, субъект распознает их как компоненты исходного quale, а также осознает, что раньше не осознавал их. Тем не менее, из-за огромной структурной сложности квалиа субъект никогда не осознавал бы непосредственно всю структуру своего квале.

Итак, как я это вижу, настоящее свидетельство гипотезы, согласно которой qialia полностью структурно, получено в основном из нейробиологии.Но в будущем гипотеза может быть значительно усилена свидетельствами феноменального опыта. А именно, гипотеза предсказывает, что какой бы явно монадический и неструктурный квал мы ни выбрали, с помощью нашего будущего устройства, оно обнаружит свою структурную (хотя и не полностью структурную) природу. И это делает гипотезу эмпирически опровергнутой: если мы найдем квале, которое не может быть феноменально разложено с помощью нашего гипотетического устройства будущего, у нас будет конкретное свидетельство против представленной здесь композиционной теории квалиа.

Это правда, что теория Крика и Коха отчасти спекулятивна и может ошибаться во многих своих деталях. Однако их теория дает нам положительное и довольно конкретное представление о том, как существование и природу квалиа могут быть объяснены в структурных терминах, и, следовательно, предлагает нам хорошее и научно вдохновленное основание полагать, что очевидно монадический и неструктурный характер qualia на самом деле не является качественным и монадическим по своей сути. Моя главная цель состоит не в том, чтобы использовать гипотезу Крика и Коха для разработки другого философского аргумента в пользу возможности структурного анализа квалиа, а в том, чтобы представить их нейробиологическую теорию как действительное гипотетическое структурное описание квалиа: описание, которое является очень грубым и понятным. по большей части умозрительная, но это решило бы трудную проблему, потому что ее можно было понять как в нейронном, так и в феноменальном плане.Другими словами, моя цель — представить теорию Крика и Коха как грубое и гипотетическое, но полностью структурное описание природного явления, которое можно было бы одновременно распознать как описание феноменального сознания и описание определенной нейронной активности. Описание феноменального сознания признается, когда структура описывается в терминах бессознательных ассоциаций и проиллюстрирована примерами, такими как заимствованный у Деннета. С другой стороны, описание нейронной активности распознается, когда та же самая структура описывается в терминах явных представлений и существенных узлов.Другими словами, согласно гипотезе, реляционная структура всей сети активных сущностных узлов (как тех, которые соответствуют аспектам сознания, так и тех, которые соответствуют бессознательным ассоциациям) идентична реляционной структуре сознания (включая квалиа). .

Здесь я хотел бы остановиться. Полностью структурное описание (в том смысле, что оно не содержит никаких несводимых неструктурных элементов) сознания и квалиа вместе со спекулятивной, но правдоподобной теорией того, как такая структура на самом деле (идентична) структуре определенного паттерна нейронной активности в моем понимании это не что иное, как решение сложной проблемы.Он отвечает на вопрос о том, как феноменальное сознание могло «возникнуть» из нейронной активности: если гипотеза верна, тогда феноменальное сознание просто — это некий сложный паттерн нейронной активности: паттерн паттернов паттернов и т. Д. Некоторого простого нейронные события. Он также отвечает на вопрос, почему существует что-то, «каково быть» сознательным: если «квалиа — это просто те свойства, которые характеризуют сознательные состояния в соответствии с тем, каково это иметь их», как (Чалмерс (2003, стр.135), то нейробиологически понятное структурное объяснение квалиа также является нейробиологически понятным структурным объяснением того, почему есть нечто, на что похоже быть сознательным. Другими словами, вопрос о том, почему существует то, что похоже на сознание , согласно Чалмерсу, является вопросом о том, почему существуют квалиа. И главная причина, по которой нас с научной точки зрения больше озадачивает существование квалиа, чем, например, существование атомов водорода, стульев или нейронных процессов, заключается в том, что в случае последних мы могли бы легко понять, как они поддаются анализу в полной мере. структурные термины (даже если у нас может не быть под рукой такой анализ), но в случае квалиа мы не можем.Но как только нам удастся проанализировать квалиа в полностью структурных терминах и идентифицировать эти структуры с определенными паттернами нейронной активности, вопрос о том, почему существуют квалиа, можно рассматривать как вопрос о том, почему существуют эти паттерны нейронной активности. И на этот вопрос, надеюсь, в конечном итоге можно будет ответить, объединив усилия нейробиологии, эволюционной нейробиологии, когнитивной науки и, возможно, некоторых других эмпирических дисциплин.

И последнее, но не менее важное: приведенное выше структурное описание сознания психологически убедительно и интуитивно проясняет: гораздо легче принять (для меня, для Крика и Коха и, надеюсь, для многих других), что составные компоненты квалиа бессознательны. ассоциации, чем, скажем, некоторые фундаментальные «протофеноменальные» элементы, о природе которых мы совершенно не осведомлены.Конечно, следует признать, что предложенная мною точка зрения вовсе не навязывается нам доказательствами. А именно, поскольку мы могли, согласно гипотезе, на самом деле никогда не испытать непосредственно полную структуру любого из наших квалиа, мы также никогда не сможем установить отождествление между квалиа и определенными паттернами нейронной активности с той же уверенностью, что мы можем установить идентичность между макро- физическое качество древесины и некоторые микрофизические свойства древесины. Тем не менее, мы могли понять, как qualia может быть идентичным определенным паттернам нейронной активности и как мы могли собрать (как нейробиологические, так и феноменальные) доказательства в поддержку идеи такой идентичности.

Некоторые философские соображения

Наконец, я хотел бы рассмотреть, как предложенная мною структура соотносится с некоторыми хорошо известными аргументами и мысленными экспериментами, используемыми для иллюстрации проблематичной сложности сложной проблемы. Как упоминалось ранее, подход Крика и Коха очень натуралистичен и довольно нефилософичен. Как выразился сам (Кох (2004, с. 316): «Вы не можете обдумывать свой путь к объяснению сознания. Мозг слишком сложен и обусловлен слишком многими случайными событиями и случайностями эволюционной истории, для такого кресла методы, чтобы успешно пролить свет на правду.Такой эмпирический дух следует рассматривать как особую силу их подхода: кажется, гораздо предпочтительнее прийти с реальным (хотя и гипотетическим) научным объяснением сознания и квалиа, чем просто философски продемонстрировать, что такое научное объяснение может быть развитый. Если такое научное объяснение окажется успешным, то философские аргументы против (а также за) его возможности потеряют большую часть своей привлекательности. Поэтому я не пытаюсь выдвинуть какие-либо полностью развернутые аргументы в пользу философской правдоподобности гипотезы Крика и Коха в этом разделе, а просто рассматриваю возможную природу воздействия их теории, если она приблизительно верна, для философских взглядов. обсуждение вопроса.В любом случае, поскольку теория Крика и Коха, насколько я могу судить, философски полностью совместима с гипотезами интроспективной неточности, выдвинутыми Перебумом (2011), можно искать более подробный и технический подход к философским проблемам, рассматриваемым ниже. из его книги.

Часто утверждалось, что идеально позитивно мыслимо , что существо, физически идентичное некоторому сознательному человеческому существу (например, вам или мне), тем не менее может не обладать квалиа, другими словами, что это может быть своего рода бессознательное. зомби.Точно так же было заявлено, что в идеале положительно возможно, чтобы кто-то, физически и функционально идентичный вам или мне, мог бы иметь инвертированные квалиа: например, в ситуациях, когда я испытал бы красный квале, он или она испытали зеленый quale и наоборот. Возможно, невозможно было бы определить, являются ли чьи-то квалиа инвертированными, поскольку не было бы никаких физических или функциональных признаков этого. (Утверждалось, что из вышеописанной представимости следует множество важных метафизических фактов, включая нефизическую природу сознания.Поскольку я отрицаю идеальную позитивную представимость зомби и перевернутых квалиа, я не буду здесь рассматривать какие-либо из таких аргументов.)

Кажется довольно очевидным, что если квалиа могут быть полностью проанализированы в структурных терминах (как сети бессознательных ассоциаций) и если структуры квалиа реализуются некоторыми паттернами нейронной активности, то любое существо, физически идентичное сознательному человеку, будет также имеют те же квалиа, что и она. А именно, было бы логически непоследовательно утверждать, что какое-то структурное явление полностью могло как-то отличаться или даже отсутствовать в случае, когда его структура присутствует.Следовательно, зомби было бы не более возможным, чем физический объект, который имеет точную молекулярную структуру дерева, но, тем не менее, не обладает физическими качествами древесности. Точно так же перевернутые квалиа были бы не более мыслимы, чем звук, имеющий обертонную структуру звука гитары, но тем не менее звучащий трубно. Вскоре зомби и перевернутые квалиа нельзя было бы идеально представить.

Также утверждалось, что существует непреодолимый эпистемический разрыв между нейронной активностью и квалиа.Из существования такого разрыва, среди прочего, было сделано заключение, что сознание не может быть полностью проанализировано с точки зрения нервной системы. Ссылаясь на знаменитую статью Нагеля (1974), часто утверждают, что любое количество объективных знаний, скажем, о мозге летучей мыши никогда не может содержать знания , каково это быть летучей мышью (другими словами , каков точный качественный характер сознания летучей мыши). (Нагель (1974, стр. 440) также утверждает, что «[т] субъективный характер переживания глухого и слепого от рождения человека недоступен мне, например, и, по-видимому, не является для него моим.Точно так же Джексон (1986) утверждает (и многие согласны с этим), что человек, который всю свою жизнь проводит в черно-белой среде, даже если он опытный и хорошо образованный нейробиолог, никогда не сможет знать, что это такое — видеть красный.

Согласно предложенной мной схеме, основанной на нейробиологической теории Крика и Коха, субъективные и качественные характеристики сознания летучих мышей, слепых, людей, выросших в черно-белой среде и т. Д., Могут быть описаны структурно. терминами, даже если бы сами вышеупомянутые существа не смогли бы сделать этого, как индивидуумы, по отношению к своему собственному сознанию.Следовательно, в некотором смысле действительно существует эпистемический пробел, но его не следует рассматривать как необходимый пробел в наших научных знаниях, поскольку это всегда пробел в индивидуальном знании какой-либо конкретной когнитивной системы. В некоторых случаях мы можем представить, как преодолеть этот разрыв с помощью некой гипотетической футуристической технологии. Например, если бы мы могли надлежащим образом изменить нейронную структуру слепого человека или человека, выросшего в черно-белой среде, мы могли бы в принципе передать им знание того, что это такое, чтобы увидеть или что это похоже на красный цвет.Однако случай, когда мы не знаем, каково быть летучей мышью, кажется трудным, потому что когнитивные структуры летучих мышей и людей просто слишком разные. Даже если бы мы могли превратить нервную структуру человека в нейронную структуру летучей мыши, мы бы просто превратили человеческое сознание, которое не знает, каково быть летучей мышью, в сознание летучей мыши, которое «знает», каково это — быть летучей мышью. Кажется, что представление о человеческом сознании, которое имеет структуру сознания летучей мыши, просто несовместимо, потому что идентичность человеческого сознания зависит от того, имеет ли оно структуру человеческого сознания (по крайней мере, если мы примем полностью структурное объяснение сознания, защищенное в этом бумага).

Также утверждалось, что существует фундаментальное и несократимое различие между объективным и субъективным знанием о сознании. Я надеюсь, что представленные выше идеи помогут также прояснить природу этого различия. Объективные знания о некотором индивидуальном сознании могут быть представлены в структурных терминах, и на самом деле это знания о определенной структуре. Чтобы обладать такими знаниями, человек должен иметь доступ ко всем соответствующим элементам этой структуры (другими словами, он должен быть связан с этой структурой надлежащим образом).Мы можем надеяться, что однажды вся структура сознания будет обнаружена в некоторых паттернах нейронной активности и что сообщество нейробиологов получит шанс изучить ее. Значительная работа для достижения этой цели уже проделана. Помимо теории Крика и Коха, существует несколько теорий, например Варела (1999), Баарс (1988), Дехайн и др. (1998), Ламме (2010), О’Брайен и Опи (1999) и многие другие, которые помогают нам отслеживать и распознавать различные структурные особенности сознания в некоторых паттернах нейронной активности.

С другой стороны, чтобы иметь субъективное знание о каком-то индивидуальном сознании, нужно быть когнитивной системой, которая имеет определенную субструктуру этого индивидуального сознания. Следовательно, субъективное знание об определенном сознании всегда является особой субструктурой этого самого сознания. Мы можем сказать, что если объективное знание является в некотором смысле абстрактным явлением, то субъективное знание, согласно нейробиологическому взгляду, принятому в этой статье, всегда представляет собой некую очень конкретную нервную структуру, расположенную в чьем-то мозгу.В принципе, мы могли бы проанализировать и описать любой отдельный экземпляр определенного субъективного знания в совершенно объективных и структурных терминах, но для того, чтобы на самом деле иметь это субъективное знание, нам пришлось бы, так сказать, повернуть субструктуру нашего собственного сознания. в структуру этого знания. Итак, две концепции знания, объективное и субъективное, действительно различны, и даже идеальный объективный эпистемический доступ к структуре определенного сознания не гарантирует нам субъективного знания об этом сознании.Однако, согласно представленной здесь структуре, это чисто концептуальное различие не подразумевает никаких метафизических различий или каких-либо философски проблематичных эпистемических различий. А именно, легко понять и принять тот факт, что знание какой-либо нейронной структуры не обязательно приводит к тому, что эта структура возникает в мозгу человека.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Баарс, Б. Дж. (1988). Когнитивная теория сознания. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Чалмерс Д. (1995). Лицом к проблеме сознания. J. Сознание. Stud. 2, 200–219.

Чалмерс Д. (1996). Сознательный разум: в поисках фундаментальной теории . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Чалмерс Д. (2003). «Сознание и его место в природе», в The Blackwell Guide to Philosophy of Mind , ред.Стич и Ф. Варфилд (Oxford: Blackwell), 102–142.

Черчленд, П. М. (1986). Некоторые редуктивные стратегии в когнитивной нейробиологии. Mind 95, 279–309. DOI: 10.1093 / mind / XCV.379.279

CrossRef Полный текст

Dehaene, S., Kerszberg, M., and Changeux, J.-P. (1998). Нейронная модель глобального рабочего пространства в сложных когнитивных задачах. Proc. Natl. Акад. Sci. США 95, 14529–14534. DOI: 10.1073 / pnas.95.24.14529

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Деннетт, Д.(1991). Объяснение сознания . Бостон: Маленький, Браун.

Эддингтон, А. С. (1928). Природа физического мира . Нью-Йорк: Макмиллан.

Эсфельд, М. (2004). Квантовая запутанность и метафизика отношений. Шпилька. Hist. Филос. Мод. Phys. 35, 601–617. DOI: 10.1016 / j.shpsb.2004.04.008

CrossRef Полный текст

Хатто, Д., Мьин, Э. (2013). Радикальный энактивизм: основные умы без содержания .Кембридж: MIT Press.

Джексон, Ф. (1986). Чего Мэри не знала. J. Philos. 83, 291–295. DOI: 10.2307/2026143

CrossRef Полный текст

Кох, К. (2004). В поисках сознания: нейробиологический подход . Энглвуд: Робертс и Ко.

Ladyman, J., Ross, D. (совместно со Сперреттом, D., и Collier, J.) (2007). Все должно пройти: метафизика натурализована . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10,1093 / acprof: oso / 9780199276196.001,0001

CrossRef Полный текст

Лагерспец, О. (2002). Опыт и сознание в тени Декарта. Philos. Psychol. 15, 5–18. DOI: 10.1080 / 09515080120109388

CrossRef Полный текст

Локвуд М. (1989). Разум, мозг и квант . Оксфорд: Блэквелл.

Мермин, Д. Н. (1998). Что квантовая механика пытается нам сказать? г. J. Phys . 66, 753–767. DOI: 10,1119 / 1,18955

CrossRef Полный текст

Нагель, Т.(1974). Каково быть летучей мышью? Philos. Ред. 83, 435–450. DOI: 10.2307 / 2183914

CrossRef Полный текст

Перебум, Д. (2011). Сознание и перспективы физикализма . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

CrossRef Полный текст

Пестана, М. (2005). (Лаконичное изложение) метода, с помощью которого внутренние композиционные особенности качественного опыта могут быть очевидны для субъективного осознания. Philos. Psychol. 18, 767–783. DOI: 10.1080 / 09515080500355251

CrossRef Полный текст

Revonsuo, A. (2006). Внутреннее присутствие: сознание как биологический феномен . Кембридж: MIT Press.

Рассел Б. (1927). Анализ материи . Лондон: Кеган Пол. Переиздано (1954). Лондон: Аллен и Анвин.

Сигер, У. Э. (2006). Аргумент «внутренней природы» в пользу панпсихизма. J. Сознание. Stud. 13, 129–145.

Шумейкер, С.(1994). Феноменальный характер. 28, 21–38. DOI: 10.2307 / 2215918

CrossRef Полный текст

Столяр Д. (2001). Две концепции физического. Philos. Феноменол. Res. 62, 253–281. DOI: 10.1111 / j.1933-1592.2001.tb00056.x

CrossRef Полный текст

Столяр Д. (2006). Невежество и воображение: эпистемическое происхождение проблемы сознания . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / 0195306589.001.0001

CrossRef Полный текст

Стросон, Г.(2006). Реалистический монизм: почему физикализм влечет за собой панпсихизм. J. Сознание. Stud. 13, 3–31.

границ | Измерение сознания: основы научного исследования сознания

Введение

Сознание — это не та вещь, которую можно измерить напрямую. Что же тогда делать без измерителя сознания? Как можно продолжить поиск? Как продвигаются все эти экспериментальные исследования?

Я думаю, что ответ таков: мы попадаем туда с принципами интерпретации , с помощью которых мы интерпретируем физические системы, чтобы судить о наличии сознания.Мы могли бы назвать эти предэкспериментальные мостовые принципы . Это критерии, которые мы используем при рассмотрении систем, чтобы сказать: (1) осознают ли они сейчас, и (2) какую информацию они осознают, а какую нет.

Чалмерс (1998), стр. 220

Наука, которая обращается к ментальным феноменам в своих объяснениях, предположительно привержена их причинной эффективности; для того, чтобы любое явление могло иметь объяснительную роль, его присутствие или отсутствие в данной ситуации должно иметь значение — причинная разница .

Ким (1998), стр. 31

Сознание — важная тема для философских исследований, и были разработаны тщательно продуманные мысленные эксперименты об отношениях между сознанием и физическим миром. Тем не менее, нет единого мнения о природе сознания, и можно утверждать, что наши теории не смогли продвинуться намного дальше Декарта. Чтобы выйти из этого тупика, было предложено использовать научные эксперименты для выявления корреляций между сознанием и физическим миром, при этом приостанавливая суждение о том, какая метафизическая теория сознания (если таковая имеется) верна (Hohwy, 2007).Когда у нас будет более подробная информация об отношениях между сознанием и физическим миром, можно будет разработать математические описания этих отношений, которые можно будет проверить экспериментально. Дополнительные данные о коррелятах сознания также могут помочь нам ответить на философские вопросы о сознании.

В эксперименте с коррелятами сознания мы измеряем состояние физического мира, измеряем сознание и ищем пространственно-временные структуры в физическом мире, которые возникают только тогда, когда присутствует определенное сознательное состояние.Сознание можно измерить только с помощью отчетов от первого лица, что вызывает вопросы об их точности, потенциально большой изменчивости в сознании людей и возможности того, что может существовать сознание, о котором не сообщают. Сообщения от первого лица также имеют физические эффекты, такие как движение частей тела или колебания в воздухе. Поскольку предполагаемой причиной этих сообщений является сознание, по-видимому, оно должно быть той «вещью», которая может вызвать изменения в физическом мире.Хотя это не представляет проблемы для редукционистских теорий сознания, таких как функционализм (Kim, 1998), сообщения о нефизическом сознании могут подорвать причинную закрытость физического мира. Мы, очевидно, вынуждены сделать функционализм или физикализм нашим рабочим предположением, если мы хотим измерить сознание. Это будет оспариваться многими людьми, и это приносит в жертву нейтральность теории, которая является ключевым преимуществом коррелятного подхода к сознанию. Для этой проблемы был предложен ряд решений, включая динамические системные подходы (Van de Laar, 2006), каузальную сверхдетерминацию (Bennett, 2003; Kroedel, 2008) и внутриуровневую причинность (Buckareff, 2011).Однако этот вопрос остается крайне спорным, и каждое предлагаемое решение имеет свои трудности и ограничения.

В этой статье предлагается, как эту проблему можно решить, заключив научное исследование сознания в набор допущений, объясняющих, как мы можем измерить сознание, не запутываясь в дебатах о сообщениях от первого лица и о причинных отношениях между сознанием и физическим миром. Этот подход совместим с большинством современных теорий сознания и аналогичен по замыслу доэкспериментальным мостовым принципам Чалмерса (1998), хотя значительно отличается в деталях.

Структура предположений, представленная в этой статье, разработана для того, чтобы изолировать научное исследование сознания от философских проблем, таких как зомби, инверсия цвета и причинная связь между сознанием и физическим миром. Большинство научных исследований сознания напрямую не связаны с этими проблемами, но они представляют собой серьезную озабоченность, которая потенциально может поставить под угрозу результаты экспериментов. Маловероятно, что эти проблемы можно легко решить, но можно сделать разумный набор допущений, которые явно отвергают их.Тогда результаты науки о сознании могут считаться истинными с учетом этих предположений . Например, ученые не могут доказать, что их испытуемые сообщают обо всем своем сознании, но они могут предположить, что незарегистрированное сознание отсутствует во время экспериментов с коррелятами сознания (предположение A4 — см. Раздел «Платиновые стандартные системы»). Хотя эта структура имеет важные преимущества для научного изучения сознания, она также ограничивает теории сознания, которые могут быть выдвинуты.Например, эти предположения несовместимы с предложением Зеки и Бартельса (1999) о том, что микросознания распространяются через мозг, и они предполагают, что все корреляты сознания должны быть связаны с сообщениями от первого лица.

В первой части этой статьи дается обзор научных исследований сознания и излагается ряд рабочих предположений о взаимосвязи между сознанием и нормально функционирующим мозгом взрослого человека. В следующей части предлагается интерпретация измерения сознания, которая не полагается на преждевременную приверженность функционализму или физикализму и которая не нарушает причинную замкнутость физического мира.Это имеет значение для экспериментальной работы над коррелятами сознания и приводит к разделению предлагаемых коррелятов сознания на два различных типа. Некоторые последствия этого подхода для науки о сознании обсуждаются в последней части, а полный набор определений, лемм и предположений приводится в приложении к этой статье.

Наука о сознании

В этом разделе дается обзор экспериментов с коррелятами сознания, которые измеряют сознание, измеряют физический мир и ищут пространственно-временные структуры, которые коррелируют с состояниями сознания.Необходим ряд предположений, чтобы справиться с тем фактом, что сознание мозга можно измерить только косвенно, через отчеты от первого лица, которые также могут быть созданы системами, которые обычно не считаются сознательными, такими как компьютеры. Также необходимо предположить, что сознание не может изменяться независимо от нашего измерения, что подорвало бы нашу способность изучать сознание с научной точки зрения.

Измерение сознания (C-Reports)

Полное обсуждение лучшего способа определения сознания выходит за рамки этой статьи.Рабочее определение, которое я буду использовать, состоит в том, что сознание — это поток опыта, который появляется, когда мы просыпаемся утром, и исчезает, когда мы погружаемся в глубокий сон ночью. Это может быть разный уровень интенсивности (от сонливости до повышенной тревожности) и большое разнообразие содержания. Мы не можем напрямую обнаружить сознание другого человека, поэтому для вывода о наличии сознательных состояний используются различные внешние модели поведения.

Когда я говорю: «Я в сознании», я утверждаю, что могу видеть объекты, распределенные в пространстве вокруг меня, что я могу слышать, обонять и касаться этих объектов и уделять внимание различным их аспектам.Отчет о сознательном опыте может быть озвучен, записан или выражен в виде набора ответов на вопросы да / нет — например, когда пациенты общаются, представляя, как играют в теннис или гуляют по дому с помощью сканера фМРТ (Monti et al. , 2010). Людей можно попросить субъективно оценить ясность своего визуального опыта (Ramsøy and Overgaard, 2004), а их уровень осведомленности о стимуле можно определить с помощью косвенных показателей, таких как отыгрыш после принятия решения (Persaud et al., 2007) .

Когда люди явно не сообщают о своем сознании, их все же можно считать сознательными на основе их внешнего поведения. Например, Шанахан (2010) утверждал, что повышенная гибкость перед лицом новизны и способность внутренне выполнять последовательность шагов по решению проблем являются признаком сознания, а шкала комы Глазго использует моторную реакцию, вербальную способность и способность открывать глаза. для измерения уровня сознания у пациентов (Teasdale and Jennett, 1974).Обзор некоторых различных методов измерения сознания дан Seth et al. (2008).

Я буду использовать «c-report» для обозначения любой формы внешнего поведения, которое интерпретируется как отчет об уровне и / или содержании сознания. В этой статье основное внимание будет уделено вербальному c-отчету, исходя из предположения, что аналогичные аргументы могут быть применены к любой форме поведенческого отчета о сознании. C-отчет будет интерпретироваться в самом полном смысле, так что все возможные детали сознательного опыта, о которых можно было бы сообщить, будут считаться сообщенными.

Одна из ключевых проблем c-репортажей заключается в том, что трудно получить точное подробное описание состояний сознания. Сознание изменяется несколько раз в секунду, и оно изменяется актом c-репортажа, так как же мы можем описать его, используя естественный язык, который действует на временной шкале в секунды? Шанахан (2010) предположил, что эту проблему можно решить, перезагрузив наше сознание, чтобы несколько зондов могли работать в одном фиксированном состоянии (см. Раздел «Платиновые стандартные системы»).Людей также можно обучить составлению более точных отчетов о своем сознании (Lutz et al., 2002), и был проведен значительный объем работы по использованию интервью, чтобы помочь людям описать свое сознательное состояние. Эти проблемы привели к спорам о том, в какой степени мы можем генерировать точные описания нашего сознания (Hurlburt and Schwitzgebel, 2007).

C-отчетов обычно преобразуются в описания состояния сознания на естественном языке. Однако естественный язык не идеален для описания сознания, потому что он зависит от контекста, неоднозначен и не может использоваться для описания опыта нечеловеческих систем (Chrisley, 1995).Также трудно понять, как описания естественного языка могут быть включены в математические теории сознания. Одним из способов решения этих проблем было бы использование строго структурированного формального языка для описания сознания (Gamez, 2006). Крисли (1995) сделал несколько предложений о том, как можно описать сознание с помощью роботизированных систем, хотя неясно, в какой степени эти предложения могут играть роль в математической теории сознания.

Измерение бессознательной информации (Uc-Reports)

Отсутствие c-отчета об уровне и / или содержании сознания обычно считается признаком того, что человек находится без сознания или что определенная часть информации в мозгу находится в бессознательном состоянии.Люди также могут сознательно сообщать о бессознательном ментальном содержании. Например, угадывание принудительного выбора используется в психологических экспериментах для измерения бессознательного ментального содержания, а визуально управляемое поведение у пациентов со слепым зрением интерпретируется как признак того, что они имеют доступ к бессознательной визуальной информации. Гальванические кожные реакции могут указывать на то, что информация обрабатывается бессознательно (Kotze and Moller, 1990), а эффекты прайминга могут использоваться для определения того, обрабатываются ли слова бессознательно — например, Merikle и Daneman (1996) воспроизводили слова пациентам под общей анестезией и обнаружили, что, когда они бодрствовали, они часто дополняли основы слов словами, которые они слышали неосознанно.

Все эти типы бессознательных сообщений будут называться «uc-сообщениями», которые представляют собой любую форму положительного или отрицательного поведенческого результата, интерпретируемого как отсутствие сознания или наличие бессознательной информации. Хотя между c-отчетами и uc-отчетами неизбежно будут серые зоны, предполагается, что существует достаточно четких примеров обоих типов, чтобы оправдать различие в этой статье.

Стандартные системы Platinum

Для научного изучения сознания нам нужно начать с физической системы, которая, как принято считать, способна к сознанию и чьи c-отчеты, как можно предположить, относятся к сознанию.Типичный подход, который используется в эмпирической работе над сознанием, — отбросить философские опасения по поводу солипсизма и зомби и сделать предположение, что человеческий мозг способен к сознанию. Это предположение можно сделать более общим, введя понятие платиновой стандартной системы, которое определяется следующим образом:

Д1 . Платиновая стандартная система — это физическая система, которая, как предполагается, всегда или частично связана с сознанием.

Под «ассоциированным» подразумевается, что сознание связано с платиновой стандартной системой, но не делается никаких заявлений о причинной связи или метафизической идентичности.Имея это определение, мы можем сделать явное предположение, что человеческий мозг является платиновой стандартной системой:

А1 . Нормально функционирующий мозг взрослого человека — это система платинового стандарта.

Под «нормально функционирующим» подразумевается, что мозг жив, что он будет сертифицирован врачом как нормально функционирующий и что он не содержит каких-либо необычных химикатов, которые могли бы повлиять на его работу. Хотя нормально функционирующий мозг взрослого человека в настоящее время является единственной системой, которая уверенно связана с сознанием, можно добавить дополнительные предположения, чтобы расширить число платиновых стандартных систем — например, утверждая, что мозг младенца, обезьяны или инопланетянина связан с сознанием.

Вторая проблема в исследовании сознания — это возможность того, что две платиновые стандартные системы в схожих состояниях могут быть связаны с радикально разными сознаниями, проявляя при этом одно и то же поведение. Например, существует классическая проблема инверсии цвета, согласно которой я могу ощущать красный цвет, когда мой мозг находится в определенном состоянии, вы можете ощущать зеленый цвет, и мы оба могли бы использовать «синий» для описания наших сознательных состояний. Можно вообразить более сложные ситуации — например, мое сознание того, что я принял ванну, можно переназначить на поведенческий выход, который управляет самолетом.Если сознание может изменяться независимо от физического мира, тогда будет невозможно систематически изучать отношения между сознанием и физическим миром.

Простой способ решить эту проблему — предположить, что сознание супервентно в физическом мире. Поскольку нас интересует только разработка прагматического подхода к науке о сознании, нет необходимости предполагать, что сознание логически или метафизически супервентно на мозг — нам просто нужно предположить, что естественные законы таковы, что сознание не может изменяться независимо от физический мир:

А2 .Сознание, связанное с системой платиновых стандартов, номологически супервентно над системой платиновых стандартов. В нашей нынешней вселенной физически идентичные платиновые стандартные системы связаны с идентичным сознанием.

c-отчеты, которые используются для измерения сознания, можно сравнивать друг с другом на предмет согласованности, но нет окончательного способа установить, соответствует ли набор c-отчетов из платиновой стандартной системы сознанию, которое связано с платиновая стандартная система.Поскольку c-отчеты — это единственный способ, с помощью которого можно измерить сознание с научной точки зрения, следует явно предположить, что c-отчеты из платиновой стандартной системы зависят от ее сознания:

А3 . Во время эксперимента с коррелятами сознания сознание, связанное с системой платинового стандарта, функционально связано с его c-отчетами о сознании.

A3 отражает идею о том, что когда мы составляем c-отчет о сознании, то, что мы говорим о сознании, имеет некоторое соответствие с сознанием, о котором сообщается c-отчет.Функциональная связь означает, что связь между сознанием и c-отчетами является отклонением от статистической независимости, а не причинной связью. A3 не определяет степень функциональной связи между сознанием и c-отчетами, которая может быть довольно низкой из-за ограничений методов c-отчетов. A3 также явно ограничивается экспериментальной работой, что оставляет открытой возможность того, что прогнозы могут быть сделаны относительно сознания в ситуациях, в которых c-репортаж не связан с сознанием.

Сравнительный эксперимент, сравнивающий состояния сознательного и бессознательного мозга, не имеет смысла, если очевидно бессознательный мозг действительно находится в сознании, но не может сообщить или запомнить свое сознание. Точно так же бинокулярный эксперимент по соперничеству с сознанием бесполезен, если очевидно бессознательная информация связана с отдельным сознанием, которое отключено от систем памяти и / или отчетов. Призрачные экосистемы незарегистрированных сознаний полностью подорвут все контрастные эксперименты с сознанием — научные исследования могут продолжаться только при условии, что их не существует:

A4 .Во время эксперимента с коррелятами сознания все состояния сознания, связанные с системой платинового стандарта, доступны для c-отчетов о сознании.

A4 предполагает, что все сознательные состояния в платиновой стандартной системе доступны для c-отчета, даже если они фактически не сообщаются во время эксперимента. Это позволяет использовать различные c-отчеты для получения полной картины сознания, связанной с определенным состоянием платиновой стандартной системы.Чтобы обойти проблемы ограниченной рабочей памяти, может потребоваться перевести систему в определенное состояние, запустить зонд, перезагрузить систему и применить другой зонд, пока не будут извлечены все данные о сознании.

Предположение A4 явно ограничено экспериментами с коррелятами сознания. В ходе этих экспериментов предполагается, что сознание, присутствующее в системе, может быть измерено, что является условием возможности для этого типа экспериментальной работы.Хотя феноменальное сознание и доступное «сознание» может быть концептуально диссоциированным (Block, 1995), идея о том, что неизмеримое феноменальное сознание могло присутствовать во время экспериментов с коррелятами сознания, с точки зрения данной статьи, несовместима с научное изучение коррелятов сознания. A4 также несовместим с панпсихизмом, который утверждает, что очевидно бессознательные части мозга и тела связаны с недоступным сознанием.По тем же причинам A4, вероятно, несовместим с предложением Зеки и Бартельса (1999) о том, что микросознания распределены по всему мозгу. Вне экспериментов над коррелятами сознания возможно, даже вероятно, что могло быть недоступное феноменальное сознание. Информация, собранная в результате экспериментов с коррелятами сознания, может быть использована для предсказания присутствия феноменального сознания в этих ситуациях — например, ее можно использовать для предсказания сознания у пациентов с повреждениями головного мозга, младенцев или животных.

Корреляции между сознанием и физическим миром

В этой статье корреляты сознания определяются аналогично определению полных коррелятов сознания Чалмерсом (2000):

Д2 . Коррелят сознательного опыта, e 1 , представляет собой минимальный набор одной или нескольких пространственно-временных структур в физическом мире. Этот набор присутствует, когда присутствует e 1 , и отсутствует, когда e 1 отсутствует.

Понятие минимального набора предназначено для исключения особенностей платиновой стандартной системы, которые обычно возникают одновременно с сознанием, но удаление которых не приведет к изменению или потере сознания. Например, корреляты сознания в головном мозге могут иметь предпосылки и последствия (см. Раздел Разделение коррелятов сознания), которые обычно возникают одновременно с сознанием, но мозг был бы сознательным точно так же, если бы минимальный набор корреляты могут быть вызваны без этих предпосылок и последствий.Корреляты, определенные согласно D2, продолжали бы ассоциироваться с сознанием, если бы они были извлечены из мозга или реализованы в искусственной системе. Я исключил такие термины, как «необходимость» и «достаточность» из D2, потому что они могут означать, что физический мозг вызывает сознание , что не требуется для строго основанного на корреляции подхода. «Пространственно-временные структуры» — это намеренно расплывчатый термин, охватывающий все, что может быть связано с сознанием, например активность в областях мозга, нейронную синхронизацию, электромагнитные волны, квантовые события и т. Д.Минимальный набор пространственно-временных структур может быть установлен систематическими экспериментами, в которых рассматриваются все возможные комбинации возможных признаков (см. Таблицу 1). Эксперимент над коррелятами сознания показан на рисунке 1.

Таблица 1. Наглядный пример корреляций, которые могут существовать между сознательными переживаниями ( e 1 и e 2 ) и физической системой .

Рисунок 1.Эксперимент над коррелятами сознания . Нормально функционирующий мозг взрослого человека считается платиновой стандартной системой, связанной с сознанием (D1 и A1). Все сознательные состояния этой системы доступны для c-отчетов (A4), которые функционально связаны с ее сознательными состояниями (A3). Выявлены корреляции между пространственно-временными структурами в платиновой стандартной системе и c-отчетами о сознании.

Хотя было проведено большое количество работ по нейронным коррелятам сознания, не было продемонстрировано, что сознание коррелирует только с активностью биологических нейронов.Возможно, что пространственно-временные структуры в других компонентах мозга, таких как гемоглобин или глия, также коррелируют с сознанием. Чтобы полностью понять отношения между сознанием и физическим миром, нам необходимо рассмотреть все возможные пространственно-временные структуры в платиновой стандартной системе, которые могут быть коррелированы с сознанием (Gamez, 2012).

Определение D2 позволяет мне более точно сформулировать предположение A2:

A2a . Сознание, связанное с системой платиновых стандартов, номологически супервентно на коррелятах сознания в системе платиновых стандартов.В нашей нынешней вселенной пространственно-временные структуры, которые коррелируют с сознательным опытом e 1 , будут связаны с e 1 , где бы они ни находились.

Наконец, поскольку корреляты сознания не являются статистически независимыми от сознания платиновой стандартной системы, их также можно описать как особенности платиновой стандартной системы, которые функционально связаны с его сознательными состояниями. Такой способ описания отношений между сознанием и физическим мозгом будет играть роль в дальнейшем, поэтому формально он будет сформулирован как лемма 1:

.

Л1 .Существует функциональная связь между сознанием и коррелятами сознания.

Причинно-следственная связь и сообщения о сознании

Определения, предположения и леммы, которые были представлены до сих пор, дают нам хорошие возможности для научного изучения сознания. У нас есть набор систем, способных к сознанию, и их сознание не может изменяться независимо от физического мира. C-отчеты могут использоваться для измерения сознания, и все системное сознание доступно для c-отчетов во время эксперимента с коррелятами сознания.

В этой части статьи рассматривается вопрос о том, как измерение сознания соотносится с причинным замыканием физического мира. Раздел, посвященный эмпирической причинно-следственной связи, дает более четкое представление о физической причинности, которое используется для соотнесения разработанной к настоящему времени структуры с причинными связями в мозгу и мире. Это приводит к различию между двумя типами коррелятов сознания и проясняет, как можно экспериментально отделить корреляты сознания от других пространственно-временных структур мозга.

Эмпирическая причинность (электронная причинность)

Причинные концепции играют важную роль в философии разума, и часто делаются утверждения о причинной закрытости физического мира и каузальной бессилии ментальных состояний. Эти вопросы можно было бы решить более эффективно, если бы у нас было более четкое представление о природе причинно-следственной связи, но это спорная тема, и общепризнанной теории не существует.

Первым шагом на пути к лучшему пониманию причинности является проведенное Доу (2000) различие между концептуальным анализом причинности , , который разъясняет, как мы понимаем и используем причинные понятия в нашей повседневной речи, и эмпирическим описанием причинности , в котором объясняется, как причинность действует в физическом мире.Преимущественно концептуальные объяснения причинно-следственной связи включают контрфактический анализ Льюиса (1973) и условия INUS Маки (1993). Эмпирические теории сводят причинность к обмену физически сохраняемыми величинами, такими как энергия и импульс (Aronson, 1971a, b; Fair, 1979; Dowe, 2000), или связывают причинность с физическими силами (Bigelow et al., 1988; Bigelow and Pargetter , 1990).

Хотя концептуальный анализ причинности остается популярным в философии, трудно понять, как использование нами «причинности» в повседневной речи может помочь нам понять причинные взаимодействия в нейронных сетях мозга и отношения между сознанием и физическим миром.Более того, некоторые проблемы с измерением сознания связаны с причинным закрытием физического мира. Это можно точно определить с помощью эмпирического объяснения причинно-следственной связи, но менее ясно, как это можно сделать с помощью концептуального объяснения. Другие преимущества эмпирических теорий включают в себя их способность точно идентифицировать причинные события, исключать случаи очевидной причинной связи между коррелированными событиями и легко связывать причинные законы, управляющие объектами макроуровня, такими как автомобили и деревья, с микромасштабными взаимодействиями между молекулами. атомы и кварки.

Подробное обсуждение преимуществ и недостатков различных теорий эмпирической причинности выходит за рамки данной статьи, но будет легче проанализировать c-отчет сознания, имея в виду конкретную теорию. Для этой цели я буду использовать теорию эмпирической причинности Доу, которая является наиболее полно разработанным подходом с сохраняющимися величинами и имеет следующие ключевые особенности:

• Сохраняющаяся величина — это величина, управляемая законом сохранения, например масса-энергия, импульс или заряд.

• Причинный процесс — это мировая линия объекта, обладающего сохраняющейся величиной.

• Причинное взаимодействие — это пересечение мировых линий, которое включает обмен сохраняющейся величиной.

Этот отчет о причинно-следственной связи будет называться e-causation . Структура, разработанная в этой статье, основана на существовании или работоспособной теории эмпирической причинности, но она не зависит от деталей какого-либо конкретного объяснения — если теория Доу окажется проблематичной, ее можно заменить на улучшенную версию. .Если все эмпирические подходы к причинно-следственной связи окажутся неработоспособными, тогда нам, возможно, придется ограничить причинные понятия обычным языком и отказаться от попыток развить научное понимание причинной связи между сознанием и физическим миром.

Чтобы лучше понять, как электронная причинность может объяснить причинно-следственные связи на разных уровнях описания системы, рассмотрим пример автомобиля, движущегося по дороге со скоростью 5 м / с, который сталкивается с деревом и опрокидывает его (рисунок 2A).Это наглядный пример электронного причинно-следственного взаимодействия между крупномасштабными объектами, в котором физически сохраненные количества обмениваются между автомобилем и деревом. Это макромасштабное электронно-причинное взаимодействие может быть сведено к микромасштабным электронно-причинным взаимодействиям между физическими составляющими автомобиля и дерева (рис. 2В), а эмпирический подход к причинно-следственной связи также позволяет нам различать истинное и ложное. причины того или иного события. Например, температура двигателя автомобиля — это макро-масштабное свойство физического мира, который движется с той же скоростью, что и автомобиль, и сталкивается с деревом (рис. 2С).Тем не менее, макро-свойство температуры двигателя не обменивается физически сохраняемыми величинами с деревом (игнорируя любую незначительную передачу тепла), и поэтому температура двигателя не приводит к падению дерева, хотя может вызывать другие макро-параметры. -масштабные события, например таяние льда. Подобные электронные причинно-следственные связи могут быть даны в отношении законов других наук макроуровня, таких как геология, химия и биология.

Рис. 2. Связь между макро- и микромасштабными электронными причинно-следственными событиями.(A) Автомобиль, движущийся со скоростью 5 м / с, врезается в дерево, и оно падает. Это макромасштабное электронно-причинное событие, в котором автомобиль передает энергию-импульс дереву. (B) Макромасштабное электронно-причинное взаимодействие между автомобилем и деревом может быть сведено к микромасштабному обмену энергией-импульсом между атомами в машине и дереве. (C) Температура двигателя автомобиля — это свойство макроуровня, которое движется со скоростью 5 м / с и сталкивается с деревом. Температура двигателя передает небольшое количество энергии-импульса дереву в виде тепла, но не настолько, чтобы дерево могло упасть.

В физике обычно предполагается, что количество энергии-импульса в физической вселенной остается неизменным, пока система отсчета наблюдателя остается неизменной — когда часть физического мира приобретает энергию-импульс, эта энергия-импульс должна была прийти. откуда угодно в физической вселенной. Также обычно предполагается, что чистое количество электрического заряда во Вселенной сохраняется, поэтому, если часть физического мира приобретает электрический заряд, другая часть физического мира должна была потерять заряд или должно было иметь место взаимодействие, в котором равные количества положительного и отрицательного заряда были созданы или уничтожены.Аналогичные аргументы применимы к другим физически сохраняющимся величинам, что приводит к следующему предположению:

А5 . Физический мир закрыт электронной причинно-следственной связью.

Согласно A5, любое изменение в сохраняемых количествах физической системы в принципе может быть прослежено до набора физических электронных причин, которые привели к тому, что система в то время приобрела или потеряла эти сохраняемые количества.

Электронная причинность и сообщения о сознании

C-отчеты о сознании — это изменения в физическом мире (колебания в воздухе, отметки на бумаге, нажатия кнопок, движения конечностей и т. Д.).), которые позволяют людям получать информацию о состояниях сознания друг друга. На обыденном языке мы говорим о человеке, который сообщает о своем сознании, описывает свое сознание и так далее. Это можно наивно интерпретировать как идею о том, что сознание прямо или косвенно изменяет активность в областях мозга, контролирующих речь, вызывая колебания в гортани, которые приводят к звуковым колебаниям в воздухе (см. Рис. 3).

Рис. 3. Наивная картина того, как сознание приводит к c-отчету о сознании .Обозначения S1, C1, R1 и т. Д. Относятся к любой пространственно-временной структуре мозга, такой как активация области мозга, нейронная синхронизация, электромагнитные волны, квантовые события и т. Д. Их названия и расположение являются только иллюстративными и не предназначены для соответствия конкретным анатомическим путям или структурам. Электронно-причинная цепочка сенсорных пространственно-временных структур S1 – S3 приводит к появлению пространственно-временной структуры C1, которая коррелирует с сознанием. В этом примере содержание сознания определяется сенсорными событиями, но в принципе оно может быть независимым от S1 – S3, например, если субъект спит.Сознательное состояние — это начало электронной причинно-следственной цепи пространственно-временных структур R1 – R3, которые приводят к словесному описанию сознания.

Проблема с этой наивной картиной состоит в том, что сознание могло бы вызвать цепочку событий, ведущих к словесному сообщению, только в том случае, если бы оно могло передать физически сохраненную величину, такую ​​как энергия-импульс или заряд, нейронам в цепочке сообщений, например , если он может толкнуть их через порог и вызвать стрельбу. Если физический мир является причинно-следственным замкнутым (A5), то сохраненная величина может быть передана из сознания в область мозга, только если сознание является физическим феноменом, т.е.е., если сознание — это — корреляты сознания (C1 на рисунке 3).

Хотя вполне возможно, что некоторые версии теории личности или физикализма является правильной, было бы спорным основывать научное исследование сознания на этом предположении, что подорвет нашу способность собирать данные о коррелятах сознания в теории-нейтрально . Было бы намного лучше, если бы мы могли найти способ интерпретации измерения сознания, который не зависел бы от предположения, что физикализм или функционализм верны.

В этой статье предполагается, что сознание функционально связано с коррелятами сознания (L1), показанными как C1 на рисунке 3, и что c-отчеты содержат информацию обо всем присутствующем сознании. Единственное, что нам нужно, чтобы полностью учесть измерение сознания, — это связь между C1 и c-отчетами. Эту проблему можно решить, введя еще одно предположение, которое естественно укладывается в текущую структуру:

А6 .Корреляты сознания вызывают электронные отчеты платиновой стандартной системы о сознании.

Это утверждает, что корреляты сознания являются первой стадией в сложной цепи электронной причинности, которая приводит к c-отчетам о сознании. Поскольку измерить электронную причинно-следственную связь может быть сложно, в некоторых случаях A6 может быть заменен более слабым предположением:

А6а . Корреляты сознания эффективно связаны с c-отчетами платиновой стандартной системы о сознании.

Эффективная связность может быть измерена с помощью таких алгоритмов, как энтропия передачи (Schreiber, 2000) или причинность по Грейнджеру (Granger, 1969), которые работают на предположении, что причина предшествует и увеличивает предсказуемость следствия. Однако это не всегда совпадает с электронной причинностью — например, когда неизвестный третий источник подключен к двум областям с разными задержками. Сами по себе A6 и A6a ничего не говорят о силе взаимосвязи между коррелятами сознания и c-отчетами о сознании — например, может существовать очень слабая причинно-следственная цепь, ведущая от коррелятов сознания к c-отчетам. -отчеты, которые могут быть в первую очередь вызваны бессознательными областями мозга.Предположения A6 и A6a показаны на рисунке 4.

Рисунок 4. Связь между сознанием и c-отчетами о сознании . Обозначения S1, C1, R1 и т. Д. Относятся к пространственно-временным структурам мозга, таким как активация области мозга, нейронная синхронизация, электромагнитные волны, квантовые события и так далее. Их названия и расположение являются только иллюстративными и не предназначены для соответствия конкретным анатомическим путям или структурам. S1 – S3 — это бессознательные пространственно-временные структуры, которые передают информацию в C1, такие как ранние зрительные стадии, ведущие к V1 и, возможно, включая их.Коррелят сознания C1 — это пространственно-временная структура мозга, которая, как предполагается, функционально связана с состояниями сознания (L1). Это может включать сенсорные области, такие как MT / V5. Предполагается, что C1 является первым этапом в причинно-следственной цепочке пространственно-временных структур R1 – R3, которые приводят к отчету о сознании. B1 – B3 и N1 – N3 — это пространственно-временные структуры, которые прямо или косвенно связаны с C1, но не вызывают с-отчетов о сознании.

Теперь у нас есть все необходимое для измерения сознания во время эксперимента с коррелятами сознания.Во время эксперимента существует функциональная связь между сознанием и С1. Все сознание доступно для отчета (A4), и c-отчеты не нарушают причинную закрытость физического мира (A5), потому что c-отчеты о сознании являются электронной причиной C1 (A6).

Два типа коррелятов сознания

Есть надежда, что экспериментальная работа в конечном итоге выявит минимальный набор пространственно-временных структур, которые являются коррелятами сознания согласно определению D1, потому что они присутствуют, когда конкретный сознательный опыт, e 1 , присутствует и отсутствует как совокупность. при отсутствии e 1 .Согласно предположению A6, эти корреляты должны вызывать электронные отчеты во время экспериментов с коррелятами сознания. Однако возможно, что в головном мозге есть пространственно-временные структуры, которые являются коррелятами сознания согласно D1, но не могут вызывать электронные сообщения с. Это говорит о том, что предлагаемые корреляты сознания можно разделить на два типа:

Тип A . Пространственно-временная структура, которая соответствует определению D1 и может вызывать электронные отчеты о сознании.Корреляты типа А — вероятные кандидаты в метафизические теории сознания, такие как физикализм, потому что коррелят фактически электронно вызывает c-отчет.

Тип B . Измерение физической системы, которая коррелирует с сознанием, но не существует правдоподобного механизма, с помощью которого этот коррелят мог бы вызвать электронные отчеты о сознании. Этот тип коррелятов может быть точным предсказателем сознания, но нельзя утверждать, что сознание идентично этому типу коррелятов, потому что это нарушило бы связь между сознанием и c-отчетами.Корреляты типа B можно интерпретировать как косвенные методы определения наличия коррелятов типа A.

Является ли коррелят сознания типом A или B, зависит от того, может ли коррелят и его микрофизическая редукция [см. Раздел Эмпирическая причинность (электронная причинность)] интерпретироваться как электронные вызывающие c-отчеты о сознании.

Ярким примером коррелята типа А является функциональный коррелят сознания, такой как глобальное рабочее пространство, реализованный в нейронах с импульсами.Макромасштабная функция может быть сведена к паттернам активности в нейронах с импульсами, которые передают физически сохраненные количества другим нейронам с импульсами и могут вызывать электронные отчеты о сознании. Ярким примером коррелята типа B может быть образец фМРТ, который коррелировал с сознанием. ФМРТ измеряет изменения кровотока в головном мозге, что может использоваться для определения относительных уровней активности нейронов. Хотя можно сказать, что кислород косвенно вызывает возбуждение нейрона, результаты измерения фМРТ достигают пика через несколько секунд после срабатывания нейронов, что указывает на приток крови для замены кислорода, истощенного в результате недавней активности.Поскольку сигнал фМРТ может появиться после того, как было сделано сообщение о сознании, он не может быть электронной причиной c-отчетов.

Более неоднозначными примерами коррелятов типа B являются меры причинной связи, такие как причинная плотность (Seth et al., 2006) и живость (Gamez and Aleksander, 2011), которые правдоподобно соответствуют скорости обмена физически сохраняемых величин в пределах конкретной площадь. Однако количество причинно-следственных взаимодействий в пределах одной области не может быть отделено от причинных взаимодействий с другими областями, что предполагает, что причинная плотность и живость вряд ли способны вызывать электронные сообщения о происшествиях.Аналогичные проблемы применимы и к теории интеграции информации сознания (Тонони, 2008), поскольку неясно, как высокий уровень интеграции информации в определенной области мозга может вызывать электронные отчеты.

Разделение коррелятов сознания

В этом разделе кратко исследуется, как структура, представленная в этой статье, связана с экспериментальной работой над нейронными коррелятами сознания. Это должно отличать корреляты сознания от сенсорных и отчетных структур, которые несут информацию к коррелятам и от них.Корреляты также должны быть отделены от предпосылок и последствий, которые обычно возникают одновременно с сознанием. Все обозначения пространственно-временных структур в головном мозге (C1, S1 – S3, R1 – R3 и т. Д.) Взяты из рисунка 4.

S1 – S3 — это стадии бессознательной сенсорной обработки, такие как активность зрительной системы вплоть до V1 включительно. Более поздние стадии сенсорной обработки, такие как MT / V5, вероятно, будут включены в коррелят сознания C1. Распространенный метод отделения S1 – S3 от C1 состоит в том, чтобы предъявить субъекту постоянный стимул, который заставляет его иметь чередующиеся сознательные переживания, о которых они сообщают, используя нажатие кнопки или подобное поведение.Предполагается, что пространственно-временные структуры в мозге, которые совпадают с сообщаемым сознанием, являются частью C1, тогда как пространственно-временные структуры, которые остаются связанными с сенсорным стимулом, считаются частью S1 – S3 (de Graaf et al., 2012). Эксперименты с бинокулярным соперничеством являются типичными примерами этого типа работы (Blake, 2001), и это также может быть выполнено с использованием бистабильных изображений, таких как куб Неккера. Второй способ отличить S1 – S3 от C1 — измерить мозг, когда субъект воспринимает объект, и сопоставить это с состоянием мозга, когда субъект представляет или запоминает тот же объект.Пространственно-временные структуры, общие для этих двух ситуаций, скорее всего, являются частью C1. Третий подход — использовать поражение или ТМС для выборочного отключения S1 – S3, чтобы установить, коррелируют ли они с состояниями сознания. Четвертый метод состоит в том, чтобы представить субъекту замаскированные стимулы, чтобы идентифицировать части мозга, которые бессознательно обрабатывают информацию (Dehaene et al., 2001), а пятый метод заключается в использовании типа информации, которая обрабатывается в определенной области мозга. чтобы определить, является ли он частью C1.Например, Ламме (2010) предполагает, что особенности сознательно воспринимаемых объектов, такие как цвет, форма и движение, связаны вместе, тогда как этот тип привязки отсутствует в ранней зрительной системе. Мозг также содержит значительный объем информации, к которой невозможно получить доступ сознательно, например, телесно-ориентированная информация, используемая для управления моторикой (Goodale and Milner, 1992). Пространственно-временные структуры, обрабатывающие этот тип информации, вряд ли будут частью C1.

Отличить C1 от R1 – R3 потенциально проблематично, потому что информация в C1 будет появляться в разных формах по электронной причинно-следственной цепочке от C1 до R3, и поэтому измерения любой из этих пространственно-временных структур потенциально могут быть использованы для прогнозирования сознания.Другая потенциальная трудность состоит в том, что механизмы коммуникации, которые облегчают c-отчет, можно спутать с коррелятами сознания, потому что они присутствуют, когда сознание присутствует, и потенциально отсутствуют, когда сознание отсутствует. Например, нейронная синхронизация может быть важным механизмом для любого вида отчетности (коммуникация через согласованность) и не иметь ничего общего с сознанием. Некоторого прогресса можно добиться, измеряя мозг, в то время как испытуемый использует разные методы для получения одного и того же c-отчета о сознании.Например, они могут словесно описать свое сознание, описать его с помощью языка жестов, написать описание, описать его после коротких и длительных задержек и так далее. Каждый из этих методов c-отчетности будет включать разные пространственно-временные структуры в мозгу, тогда как корреляты сознания должны быть одинаковыми в каждом случае. Второй подход заключается в точном измерении времени различных событий в мозгу. Ожидается, что корреляты сознания должны возникать после сенсорной цепи S1 – S3 и до R1 – R3.Третий метод заключался бы в использовании процедуры обратного отслеживания (Krichmar et al., 2005), которая начинается с выходного моторного каскада и работает обратно через мозг, чтобы определить местонахождение начала электронной причинно-следственной цепочки R1 – R3. Это должно быть остановлено непосредственно перед тем, как оно перейдет на стадии бессознательной сенсорной обработки S1 – S3.

B1 – B3 примерно соответствуют тому, что de Graaf et al. (2012) и Aru et al. (2012) описывают как предпосылки и последствия сознания, хотя в эту категорию также могут быть включены сенсорные сообщения на поздних стадиях и ранние стадии.B1 может быть механизмом, который необходим для возникновения коррелятов сознания, но на самом деле он не коррелирует с сознанием. Например, фоновый уровень активности, возможно обеспечиваемый ретикулярной активирующей системой, может потребоваться для приближения нейронов в C1 к пороговому значению, чтобы могли иметь место корреляты сознания, и было высказано предположение, что внимание может быть необходимо для сознание, но напрямую с ним не коррелирует (de Graaf et al., 2012). В некоторых случаях B1 можно было отделить, отключив его, а C1 — облегчить другим методом — например, можно было отключить ретикулярную активирующую систему и добавить химическое вещество к C1, чтобы приблизить нейроны к пороговому значению.Некоторые из методов отделения S1 – S3 от C1 также можно использовать для отделения C1 от B1 — например, B1 может содержать информацию, к которой нельзя получить доступ сознательно, что предполагает, что она не связана напрямую с сознанием.

B2 — это пространственно-временная структура, которая является следствием C1, но не связана напрямую с сознанием и не приводит к c-отчету. Например, сознательный образ может активировать бессознательные представления или B2 может быть событием, связанным с консолидацией памяти (Aru et al., 2012). Этот тип пространственно-временной структуры относительно легко отличить от C1, потому что его отключение (повреждение или TMS) не должно влиять на сознание или c-отчеты. Повторяющееся соединение между C1 и B3 затруднит выделение B3, и его можно легко ошибочно идентифицировать как источник c-отчетов. Если B3 является предпосылкой для C1, то можно было бы применить аналогичный подход к B1, или B3 можно было бы отделить от C1, если бы он содержал бессознательную информацию. Другие стратегии отделения B1 – B3 от C1 обсуждаются de Graaf et al.(2012) и Aru et al. (2012).

N1 – N3 — это пространственно-временные структуры, которые генерируются в ходе c-отчета, но не являются электронными причинами c-отчета. Их необходимо учитывать, поскольку методы обратного отслеживания могут ошибочно идентифицировать N1 и N2 как электронные причины c-отчета, а C1 может быть эффективно связан с N1 и N3. Использование различных механизмов c-отчетности, вероятно, приведет к некоторому прогрессу в диссоциации N1 – N3 от C1, и многие из методов, которые были предложены для S1 – S3, R1 – R3 и B1 – B3, применимы к N1. –N3.

В зависимости от того, каким окажется C1, вероятно, будет несколько интерпретаций фактических коррелятов сознания. Например, если C1 оказался глобальным рабочим пространством, реализованным в нейронах, синхронизированных с частотой 40 Гц, то является ли коррелят какой-то биологической особенностью нейронов, функцией, электромагнитными волнами, генерируемыми синхронизацией, или всем этим вместе? Более подробное обсуждение того, как разные кандидаты коррелятов могут и не могут быть разделены, дано Gamez (2012).

На практике большое количество обратной связи между областями мозга, вероятно, сделает разделение различных пространственно-временных структур, показанных на рисунке 4, чрезвычайно трудным. Различные временные масштабы, в которых обрабатываются разные типы информации, усложнят картину, а пространственное и временное разрешение наших текущих измерительных процедур совершенно неадекватно для этой задачи. В будущем оптогенетические методы могут помочь решить некоторые из этих проблем, и многие трудности можно будет понять, построив модели предложенных коррелятов сознания и исследуя, как их можно отличить от других пространственно-временных структур мозга.

Обсуждение и выводы

Эта статья выдвинула ряд предположений, которые могут объяснить нашу способность измерять сознание с помощью c-отчетов. Эта структура начинается с идеи, что c-отчеты о сознании из систем платинового стандарта функционально связаны с сознанием систем платинового стандарта. Это позволяет измерять сознание во время экспериментов с коррелятами сознания. Были введены дополнительные предположения, чтобы объяснить, как сознание может быть связано с c-отчетами, не нарушая причинную закрытость физического мира.

Человек, принимающий эту схему, может отложить философские дебаты об инверсии цвета и зомби и сосредоточиться на эмпирической работе по выявлению корреляций между сознанием и физическим миром. Их измерение сознания не будет зависеть от принятия функционализма или физикализма и не будет зависеть от причинно-следственной связи между сознанием и физическим миром. Эта структура предотвращает подрыв научных результатов о сознании из-за философских проблем: ученый, который отвергает это, должен будет объяснить измерение сознания каким-то другим способом.

Хотя эта структура имеет много преимуществ для научной работы над сознанием, она также накладывает ограничения. Результаты о коррелятах сознания можно считать истинными только с учетом этих предположений . Хотя эта структура совместима с большинством традиционных метафизических подходов к сознанию (например, физикализмом, дуализмом и эпифеноменализмом), она несовместима с панпсихизмом и теориями типа B о коррелятах сознания.Ученые, которые принимают эту схему, должны будут избегать панпсихистских теорий и должны гарантировать, что предлагаемые корреляты сознания способны вызывать электронные отчеты во время экспериментов с коррелятами сознания. Теории информационной интеграции сознания особенно проблематичны, если рассматривать их в свете этих требований, поскольку они предполагают, что вся информационная интеграция связана с определенным уровнем сознания, и неясно, как информационные шаблоны могут вызывать электронные отчеты.Правдоподобность других научных теорий сознания следует оценивать относительно этих ограничений.

В этой статье предполагается, что сознание всегда потенциально доступно во время экспериментов с коррелятами сознания (A4). Как только корреляты сознания будут идентифицированы, их можно будет использовать для предсказаний о недоступном сознании в неэкспериментальных ситуациях. Пример такого типа рассуждений можно найти у Ламме (2006, 2010), который использует парадигматические случаи сообщаемого сознания, чтобы установить связь между сознанием и повторяющейся обработкой, а затем делает выводы о наличии недоступного феноменального сознания.Знания о коррелятах сознания также можно использовать для прогнозирования состояния сознания в системах, не являющихся платиновыми стандартами, таких как пациенты с повреждением мозга, младенцы, животные и искусственные системы.

Спорные эксперименты Либета (1985) показали, что осознание нашего решения действовать приходит после моторной подготовки к действию (потенциал готовности). Это предполагает, что наша сознательная воля может не быть причиной наших действий, и Вегнер (2002) утверждал, что мы делаем выводы после факта о том, вызвали ли мы конкретное действие.Эти результаты можно интерпретировать, чтобы показать, что корреляты сознания не вызывают электронных отчетов о сознании, потому что двигательные приготовления к вербальному выводу (например) будут предшествовать событиям, которые коррелируют с сознанием. Эта проблема может быть решена путем измерения относительного времени предложенного коррелята сознания (C1) и последовательности событий, ведущих к отчету о сознании, включая потенциал готовности (R1 – R3). Если структура, представленная в этой статье, верна, тогда должна быть возможность найти корреляты сознания, которые имеют соответствующие временные отношения; если подходящие корреляты не могут быть найдены, то структура, представленная в этой статье, должна быть отклонена как ошибочная.

Базовая иллюстрация на Рисунке 4 показывает, что входящие сенсорные данные трансформируются в коррелят сознания, который вызывает электронные сообщения о с-отчетах. Это поставят под сомнение люди, которые видят мозг как динамически взаимодействующий с миром и скептически относятся к внутренним репрезентациям — например, О’Реган и Ноэ (2001) и Ноэ (2009). Теоретики сенсомоторной теории также утверждали, что существует тождество между нашим сенсомоторным взаимодействием с миром и сознанием, что делает необходимым включение тела и окружающей среды в C1 и приводит к модификации предположения A1.Какой бы ни была природа C1, электронная причинно-следственная связь между C1 и R1 – R3 должна поддерживаться любой теорией сознания, которая претендует на объяснение того, как мы можем эмпирически изучить корреляции между измерениями сознания и физического мира.

Достаточно легко увидеть, как содержимое сознания, о котором сообщается, может быть вызвано физическими событиями. Например, мы можем рассказать простую историю о том, как свет определенной частоты может приводить к активации пространственно-временных структур в мозгу и как процессы обучения могут связывать их со звуками, такими как «красный» или «рожо».Это может в конечном итоге дать возможность тренированному мозгу воспроизводить звуки «Я вижу красную шляпу» или «Я знаю красную шляпу», когда он представлен в виде модели электромагнитных волн. Поскольку сознание не кажется нам особой вещью или свойством в нашей среде, и многие языки не содержат слова «сознание» (Wilkes, 1988), нет необходимости идентифицировать сенсорные стимулы, которые физический мозг мог бы научиться ассоциировать с звук «сознание». Концепцию сознания можно более правдоподобно интерпретировать как абстрактную концепцию, которая усваивается субъектами разными способами, и вполне возможно, что наука о сознании может осуществляться без субъектов, когда-либо использующих слово «сознание» в своих отчетах.

Как и предэкспериментальные связывающие принципы Чалмерса (1998), многие из предположений, изложенных в этой статье, не могут быть экспериментально проверены, потому что они являются условием возможности любой эмпирической работы над сознанием. Их можно рассматривать как предварительную попытку сдвинуть изучение сознания от предпарадигматического состояния (Metzinger, 2003) к парадигматической науке — попытка сформулировать парадигму, которая будет определять нашу нормальную научную работу над сознанием (Kuhn, 1970). .Хотя многие части этой схемы не могут быть протестированы, можно улучшить ее самосогласованность, а также то, как она соотносится с общими принципами философии науки и изучения сознания. Наука о сознании, основанная на ней, может также достичь точки, в которой она больше не будет связной, что может заставить нас полностью отказаться от научного исследования сознания или сформулировать совершенно новый набор основополагающих принципов.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа была поддержана грантом Барри Купера от Фонда Джона Темплтона (ID 15619: «Разум, механизм и математика: Исследовательский проект столетия Тьюринга»). Я также хотел бы поблагодарить Анила Сета и Центр науки о сознании им. Саклера при Университете Сассекса за то, что они приняли меня в качестве научного сотрудника во время этого проекта. Я благодарен рецензентам этой статьи за их полезные комментарии.

Сноски

Список литературы

Аронсон, Дж.(1971a). Наследие юмовского анализа причинно-следственной связи. Шпилька. Hist. Филос. Sci . 2, 135–156. DOI: 10.1016 / 0039-3681 (71) -8

CrossRef Полный текст

Аронсон, Дж. (1971b). О грамматике «Дела». Synthese 22, 441–430. DOI: 10.1007 / BF00413436

CrossRef Полный текст

Беннет, К. (2003). Почему проблема исключения кажется неразрешимой и как, возможно, решить ее. 37, 471–497. DOI: 10.1111 / 1468-0068.00447

CrossRef Полный текст

Бигелоу, Дж., Эллис Б. и Парджеттер Р. (1988). Силы. Philos. Sci . 55, 614–630. DOI: 10.1086 / 289464

CrossRef Полный текст

Бигелоу Дж. И Парджеттер Р. (1990). Метафизика причинности. Erkenntnis 33, 89–119. DOI: 10.1007 / BF00634553

CrossRef Полный текст

Блейк Р. (2001). Букварь о соперничестве биноклей, включая текущие споры. Мозг-разум 2, 5–38. DOI: 10.1023 / A: 1017925416289

CrossRef Полный текст

Блок, Н.(1995). О заблуждении относительно функции сознания. Behav. Научные исследования мозга . 18, 227–247. DOI: 10.1017 / S0140525X00038188

CrossRef Полный текст

Чалмерс Д. (2000). «Что такое нейронный коррелят сознания?» В Neural Correlates of Consciousness , ed T. Metzinger (Cambridge, MA: MIT Press), 17–39.

Чалмерс, Д. Дж. (1998). «О поиске нейронных коррелятов сознания» в г. К науке о сознании II: Вторые дискуссии и дебаты в Тусоне, , ред.Хамерофф, А. Касняк и А. Скотт (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 219–229.

Крисли Р. (1995). «Серьезное отношение к воплощению: неконцептуальный контент и робототехника», в Android Epistemology , ред. К. М. Форд, К. Глимор и П. Дж. Хейс (Кембридж; Лондон: AAAI Press / MIT Press), 141–166.

Dehaene, S., Naccache, L., Cohen, L., Bihan, D. L., Mangin, J. F., Poline, J. B., et al. (2001). Церебральные механизмы маскировки слов и неосознанного прайминга повторения. Nat. Neurosci . 4, 752–758. DOI: 10.1038 / 89551

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Деннет, Д. К. (1991). Объяснение сознания . Бостон: Литтл, Браун и Ко.

Доу П. (2000). Физическая причинность . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Ярмарка, Д. (1979). Причинно-следственная связь и поток энергии. Erkenntnis 14, 219–250. DOI: 10.1007 / BF00174894

CrossRef Полный текст

Флориди, Л.(2008). Метод уровней абстракции. Minds Mach . 18, 303–329. DOI: 10.1007 / s11023-008-9113-7

CrossRef Полный текст

Froese, T., Gould, C., and Barrett, A. (2011). Пересмотр изнутри: комментарий к методам от первого и второго лица в науке о сознании. Найдено конструктивистов . 6, 254–269.

Гамез, Д. (2006). «Подход Xml к синтетической феноменологии», в Труды симпозиума AISB06 по интегративным подходам к машинному сознанию , ред.Крисли, Р. Клоуз и С. Торранс (Бристоль), 128–135.

Гамез, Д. (2008). Развитие и анализ сознательных машин . Неопубликованная докторская диссертация, Университет Эссекса.

Гамез, Д. (2011). Информация и сознание. Политика этики . XIII, 215–234.

Гамез, Д. (2012). Эмпирически обоснованные утверждения о сознании в компьютерах. Внутр. J. Mach. Сознательный . 4, 421–438. DOI: 10.1142 / S1793843012400240

CrossRef Полный текст

Гамез, Д.(2014). «Сознательное ощущение, сознательное восприятие и сенсомоторные теории сознания», в Contemporary Sensorimotor Theory , ред. Дж. М. Бишоп и А. О. Мартин (Гейдельберг; Нью-Йорк, Нью-Йорк; Дордрехт; Лондон: Springer International Publishing), 159–174.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Гамез, Д., и Александр, И. (2011). Точность и эффективность основанных на состоянии показателей Φ и живости интеграции информации. Сознательное. Cogn .20, 1403–1424. DOI: 10.1016 / j.concog.2011.05.016

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гамез, Д., Фунтас, З., Фиджеланд, А. К. (2013). Аватар компьютерной игры, управляемый нейронной системой, с человеческим поведением. IEEE Trans. Comput. Intell. AI Games 5, 1–14. DOI: 10.1109 / TCIAIG.2012.2228483

CrossRef Полный текст

Хоуи, Дж. (2007). Поиск нейронных коррелятов сознания. Philos. Компас 2, 461–474.DOI: 10.1111 / j.1747-9991.2007.00086.x

CrossRef Полный текст

Херлбурт Р. Т. и Ахтер С. А. (2006). Описательный метод выборки опыта. Phenomenol. Cogn. Sci . 5, 271–301. DOI: 10.1075 / aicr.64

CrossRef Полный текст

Hurlburt, R. T., and Schwitzgebel, E. (2007). Описание внутреннего опыта ?: Сторонник встречает скептик . Кембридж; Лондон: MIT Press.

Ким, Дж. (1998). Разум в физическом мире: очерк проблемы разума и тела и ментальной причинности .Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Кранц, Д. Х., Люс, Р. Д., Суппес, П., и Тверски, А. (2006). Основы измерения Том 1: Аддитивные и полиномиальные представления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Dover Books.

Кричмар, Дж. Л., Нитц, Д. А., Галли, Дж. А., и Эдельман, Г. М. (2005). Характеристика функциональных путей гиппокампа в устройстве на основе мозга, поскольку оно решает задачу пространственной памяти. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 102, 2111–2116. DOI: 10.1073 / pnas.0409792102

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Kroedel, T. (2008). Психическая причинность как множественная причинность. Philos. Шпилька . 139, 125–143. DOI: 10.1007 / s11098-007-9106-z

CrossRef Полный текст

Кун, Т. С. (1970). Структура научных революций, 2-е изд. . Чикаго; Лондон: Издательство Чикагского университета.

Ламме, В. А. Ф. (2010). Как нейробиология изменит наш взгляд на сознание. Cogn. Neurosci . 1, 204–240. DOI: 10.1080 / 17588921003731586

CrossRef Полный текст

Льюис Д. (1973). Причинная связь. Дж. Филос . 70, 556–567. DOI: 10.2307/2025310

CrossRef Полный текст

Либет Б. (1985). Бессознательная церебральная инициатива и роль сознательной воли в произвольных действиях. Behav. Научные исследования мозга . 6, 47–57.

Лутц, А., Лашо, Дж. П., Мартинери, Дж., И Варела, Ф. Дж. (2002). Руководство изучением динамики мозга с использованием данных от первого лица: шаблоны синхронизации коррелируют с текущими состояниями сознания во время простой визуальной задачи. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 99, 1586–1591. DOI: 10.1073 / pnas.032658199

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Mackie, J., L. (1993). «Причины и условия», в Causation , ред. Э. Соса и М. Тули (Oxford: Oxford University Press), 33–55.

Метцингер, Т. (2000). Нейронные корреляты сознания: эмпирические и концептуальные вопросы . Кембридж, Массачусетс; Лондон: MIT Press.

Метцингер, Т.(2003). Быть никем: теория субъективности как самого себя . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Монти, М. М., Ванхауденхейз, А., Коулман, М. Р., Боли, М., Пикард, Дж. Д., Тшибанда, Л. и др. (2010). Сознательная модуляция активности мозга при расстройствах сознания. N. Engl. J. Med . 362, 579–589. DOI: 10.1056 / NEJMoa0

0

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ноэ, А. (2004). Действие в восприятии .Кембридж, Массачусетс; Лондон: MIT Press.

Ноэ, А. (2009). Из наших голов . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Хилл и Ван.

Перл, Дж. (2000). Причинность: модели, рассуждения и выводы . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Петитменгин, К. (2006). Описание своего субъективного опыта от второго лица: метод интервью для науки о сознании. Phenomenol. Cogn. Sci . 5, 229–269. DOI: 10.1007 / s11097-006-9022-2

CrossRef Полный текст

Рамсой, Т.З., и Овергаард М. (2004). Самоанализ и подсознательное восприятие. Phenomenol. Cogn. Sci . 3, 1–23. DOI: 10.1023 / B: PHEN.0000041900.30172.e8

CrossRef Полный текст

Сандберг, К., Тиммерманс, Б., Овергаард, М., и Клиреманс, А. (2010). Измерение сознания: один показатель лучше другого? Сознательное. Cogn . 19, 1069–1078. DOI: 10.1016 / j.concog.2009.12.013

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сет, А.К., Динес, З., Клиреманс, А., Овергаард, М., и Пессоа, Л. (2008). Измерение сознания: взаимосвязь поведенческих и нейрофизиологических подходов. Trends Cogn. Sci . 12, 314–321. DOI: 10.1016 / j.tics.2008.04.008

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сет, А. К., Ижикевич, Э., Рик, Г. Н., и Эдельман, Г. М. (2006). Теории и меры сознания: расширенные рамки. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 103, 10799–10804.DOI: 10.1073 / pnas.0604347103

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Шанахан, М. (2010). Воплощение и внутренняя жизнь: познание и сознание в пространстве возможных умов . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Тисдейл Г. и Дженнетт Б. (1974). Оценка комы и нарушения сознания. Практическая шкала. Ланцет 2, 81–84.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Вегнер, Д.М. (2002). Иллюзия сознательной воли . Кембридж, Массачусетс; Лондон, MIT Press.

Уилкс, К. В. (1988). «___, Yìshì, Duh, Um, and сознание» в Consciousness in Contemporary Science , eds A. J. Marcel and E. Bisiach (Oxford: Clarendon Press), 16–41.

Уилсон, Д. Л. (1999). Взаимодействие разума и мозга и нарушение законов физики. J. Сознание. Шпилька . 6, 185–200.

Зильберберг А., Фернандес Слезак Д., Роэльфсема П.Р., Дехайн, С., Сигман, М. (2010). Маршрутизатор мозга: модель корковой сети последовательной обработки в мозге приматов. PLoS Comput. Биол . 6: e1000765. DOI: 10.1371 / journal.pcbi.1000765

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Приложение

Определения

Д1 . Платиновая стандартная система — это физическая система, которая, как предполагается, всегда или частично связана с сознанием.

Д2 .Коррелят сознательного опыта, e 1 , представляет собой минимальный набор одной или нескольких пространственно-временных структур в физическом мире. Этот набор присутствует, когда присутствует e 1 , и отсутствует, когда e 1 отсутствует.

Допущения

А1 . Нормально функционирующий мозг взрослого человека — это система платинового стандарта.

А2 . Сознание, связанное с системой платиновых стандартов, номологически супервентно над системой платиновых стандартов.В нашей нынешней вселенной физически идентичные платиновые стандартные системы связаны с идентичным сознанием.

A2a . Сознание, связанное с системой платиновых стандартов, номологически супервентно на коррелятах сознания в системе платиновых стандартов. В нашей нынешней вселенной пространственно-временные структуры, которые коррелируют с сознательным опытом e 1 , будут связаны с e 1 , где бы они ни находились.

А3 . Во время эксперимента с коррелятами сознания сознание, связанное с системой платинового стандарта, функционально связано с его c-отчетами о сознании.

A4 . Во время эксперимента с коррелятами сознания все состояния сознания, связанные с системой платинового стандарта, доступны для c-отчетов о сознании.

А5 . Физический мир закрыт электронной причинно-следственной связью.

А6 .Корреляты сознания вызывают электронные отчеты платиновой стандартной системы о сознании.

А6а . Корреляты сознания эффективно связаны с c-отчетами платиновой стандартной системы о сознании.

Леммы

Л1 . Существует функциональная связь между сознанием и коррелятами сознания.

Д-р Джонатан Опи | Справочник персонала

  • Биография / История вопроса

    Джон изучал теоретическую физику, а затем философию в Университете Флиндерса.После защитив докторскую диссертацию в Аделаиде (диссертация, Сознание: коннекционистская перспектива, ), он получил степень ARC Postdoc до присоединение к преподавательскому составу здесь. Его основные исследовательские интересы лежат в области философии разума, когнитивной науки и философии науки. Он был участником проекта Макдоннелла в области философии и неврологии.

    В период с 2008 по 2011 год Джон возглавлял проект ARC Discovery, посвященный изучению биологических основ познания. Посетите веб-сайт когнитивной биологии для получения дополнительной информации:

    http: // www.hss.adelaide.edu.au/philosophy/cogbio/

    Джон преподает Разум и мир , Введение в логику , Когнитивная наука , Философия науки, Философия разума и Аргумент и критическое мышление .

  • Область научных интересов

    • Нейросетевые модели познания
    • Сознание и ментальное представление
    • Биологические основы познания
    • Описание механизма
    • Сокращение и появление
    • Теории восприятия
  • Публикации

    Отредактированное собрание

    1. О’Брайен, G & Opie, J (2002) Язык и мысль: философские перспективы.Специальный выпуск журнала Language and Communication 22: 209-390

    Статьи журнала

    1. O’Brien, G & Opie, J (2015) Облегченная преднамеренность или аналоговый контент? Философия 43 (3): 723-30. 0,1007 / с 11406-015-9623-5
    2. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2009) Роль представления в вычислениях. Когнитивная обработка 10 (1): 53-62
    3. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2006) Как вычисляются сети Connectionist? Когнитивная обработка 7 (1): 30-41
    4. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2004) Транспортные средства, процессы и гибридные теории сознания.Ответ авторов на продолжение комментария. Поведенческие науки и науки о мозге 27: 303-5
    5. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2002) Радикальный коннекционизм: мышление (не на языке). В издании G. O’Brien & J. Opie (ред.) «Язык и мысль: философские перспективы», специальный выпуск журнала Language and Communication 22: 313-29.
    6. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2001) Коннекционистские средства передвижения, структурное сходство и феноменальный разум. В J. Veldeman (ed.) Naturalism and the Phenomenal Mind, специальный выпуск журнала Communication and Cognition 34: 13-38.
    7. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2000) Защита разобщенности: ответ Бейну.Австралазийский философский журнал 78: 255-63
    8. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (1999) Коннекционистская теория феноменального опыта. Поведенческие науки и науки о мозге 22: 127-48
    9. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (1999) Внесение содержания в теорию сознания транспортного средства. Поведенческие науки и науки о мозге 22: 175-96
    10. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (1999) Защита картезианского материализма. Философия и феноменологические исследования 59: 939-63
    11. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (1998) Разобщенность сознания.Австралазийский философский журнал 76: 378-395
    12. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (1997) Когнитивная наука и феноменальное сознание: дилемма и как ее избежать. Философская психология 10: 269-86

    Главы книги

    1. Опи, Дж. И О’Брайен, Г. (2015) Структура феноменального сознания. В С. Миллер (ред.) Конституция феноменального сознания , Джон Бенджаминс.
    2. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2015) Шизофреническая защита теории сознания транспортного средства.В Р. Дженнаро (ред.) Нарушенное сознание: новые эссе в психопатологии и теориях сознания, MIT Press.
    3. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2011) Представление в аналоговых вычислениях. В Ньюен, А., Бартельс, А. и Юнг, Э. (ред.) Знание и представление , Публикации CSLI.
    4. Опи, Дж. (2010) Сознание. У Г. Оппы И Н. Н. Тракакис (ред.) Товарищ по философии в Австралии и Новой Зеландии, , Monash University Press.
    5. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2009) Транспортные средства сознания.В T. Bayne, A. Cleeremans & P. ​​Wilken (eds.) Oxford Companion to Consciousness, Oxford University Press
    6. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2004) Заметки о структуралистской теории ментальной репрезентации. В Х. Клэпине, П. Стейнсе и П. Слезаке (ред.) Репрезентация в сознании: новые подходы к ментальной репрезентации, Elsevier
    7. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2003) Множественность сознания и проявление «я». В А. С. Дэвид и Т. Кирчер (ред.) Самость в неврологии и психиатрии, CUP

    Доклад конференции

    1. Опи, Дж. (2010) Уровни и объяснения.В W. Christensen, E. Schier & J. Sutton (eds.) ASCS09: Proceedings 9-й конференции Австралазийского общества Наука о мышлении. Сидней: Центр когнитивных наук Маккуори.

    Комментарии

    1. Опи, J (2004) За гранью. Психея 10 (1) мая 2004 г.
    2. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2002) Интернационализация коммуникации. Комментарий к книге Каррутерса «Когнитивные функции языка». Поведенческие науки и науки о мозге 25 (6): 694-5
    3. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2002) Компьютерный младенец, классическая вода для ванны и срединный путь.Комментарий к «Самоорганизующемуся сознанию» Перрюше и Винтера. Поведенческие науки и науки о мозге 25 (3): 348-9
    4. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2001) Грехи бездействия и комиссии. Комментарий к «Сенсомоторной оценке зрения и визуального сознания» О’Регана и Ноэ. Поведенческие науки и науки о мозге 24: 997-8
    5. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (2001) Функциональное сходство и интернализация правил. Комментарий Кубова и Эпштейна «Интернализация: метафора, без которой мы можем жить».Поведенческие науки и науки о мозге 24: 695-6
    6. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (1999) Что на самом деле здесь работает: представление знаний или теория HOT? Комментарий к «Теории неявного и явного знания» Динеса и Пернера. Поведенческие науки и науки о мозге 22 (5): 778-9
    7. О’Брайен, Дж. И Опи, Дж. (1999) Поиск места для опыта в физико-реляционной структуре мозга. Комментарий к книге Стивена Палмера «Цвет, сознание и ограничение изоморфизма».Поведенческие науки и науки о мозге 22 (6): 966-7
    8. Опи, Дж. (1999) Гештальт-теории когнитивной репрезентации и обработки. Psycoloquy 10 (021) http://www.cogsci.ecs.soton.ac.uk/cgi/psyc/newpsy?10.21
    9. Опи, Дж. (1998) Стратегии коннекционистского моделирования. Psycoloquy 9 (30) http://www.cogsci.ecs.soton.ac.uk/cgi/psyc/newpsy?9.30

    Обзоры книг

    1. Opie, J (2006) Следующий шаг или ошибка? Обзор книги Майкла Уиллера «Реконструкция когнитивного мира: следующий шаг».Тенденции в когнитивных науках 10 (4): 144-5
    2. Опи, Дж. (2000) Сознание в петлях. Обзор книги Родни Коттерилла «Зачарованные ткацкие станки: сознательные сети в мозге и компьютерах». Метанаука 9 (2): 277-82
    3. Opie, J (1998) Обзор «Философии разума и познания Дэвида Брэддона-Митчелла и Фрэнка Джексона». Австралазийский философский журнал 76: 642-4
  • Файлы

Информация в этом каталоге предназначена для поддержки академических, административная и деловая деятельность Университета Аделаиды.Чтобы облегчить эту деятельность, записи в университетском телефоне Справочник не ограничивается сотрудниками университета. Использование представленной здесь информации для любых других целей, в том числе отправка нежелательных коммерческих материалов по электронной почте или любым другим электронный формат, строго запрещен. Университет оставляет за собой право на возмещение всех расходов, понесенных в случае нарушения этого политика.

Последнее обновление записи: пятница, 22 нояб.2019 г.

Для ссылки на эту страницу используйте следующий URL: https: // www.adelaide.edu.au/directory/jonathan.opie

Понятие области сознания

Способ, которым установлены области социальной жизни, показывает структурную форму сознания, поскольку они являются метасмыслами, полюсами организации соответствующих значений. Таким образом, области представляют собой формы специализации различных измерений сознания по конкретным вопросам, основанные на полюсах ориентации, отношении значения к этим полюсам с учетом «содержания» областей.Использование понятия площади имеет прежде всего методологическую цель, поскольку оно индивидуализирует сущности, которые заслуживают отдельного анализа. Это форма назначения, позволяющая концептуально управлять основными элементами анализа сознания. То, что мы называем областями сознания, существует скорее виртуально по сравнению с тем, что обычно называют реальным (мы думаем здесь о мозге). Анализируя сознание по сферам, мы прежде всего учитываем то, как оно формируется в культурном плане, его рождение (непрерывность) в культурном пространстве.В то же время представлен взгляд на то, что конституирует тело, и на то, какое влияние оно оказывает на формирование сознания. Взаимоотношения между сознанием и обществом Одна из основ сознания — нацеливание, а именно первичная ориентация на мир, сознание постепенно устанавливается по отношению к нацеливанию. С определенной точки зрения, структура по площадям априори 2 из 1. Статья опубликована в томах. Restructurări dilematice (Дилемматическая реструктуризация), издательство Argonaut, Клуж-Напока, Румыния 2013, стр.54-68. Это английская версия, полученная в результате перевода статьи. 2 Чтобы обрисовать то, как мы понимаем это априори (заранее), мы упоминаем, что это происходит в результате слияния двух факторов: собственной структуры сознания до того, как проявиться как сознание (вынуждая пройти, что никоим образом не подготовлено , если мы думаем о мозге как о субстрате сознания — чего мы не можем сказать на уровне фактической аргументации — тогда мы могли бы сказать, что элементы, которые уже существуют в структуре мозга, определенным образом обусловливают возникновение смысла, определяя его возможности. возникновения; другими словами, мозг уже имеет определенные возможности значения) и структуру смысла, благодаря которой он становится сознанием.Хотя он не может проиллюстрировать модель сознания, которую мы имеем в виду, мы можем понять этот аспект, обратившись к компьютерному примеру, в котором сознание перед сознанием (можно сказать, предсознание, начиная с дорефлексивного) является аппаратным. а Смысл — это программное обеспечение, которое

Интегрированная структура сознания: феноменальное содержание, субъективное отношение и ноэтический комплекс

Мы утверждали, что феноменальное содержание интегрировано в смысле интегрированного гештальта.В этом разделе мы продолжаем наш феноменологический анализ, чтобы доказать, что подобная интеграция не ограничивается внутренними структурами феноменального содержания, но распространяется на субъективное измерение сознания.

Субъективное измерение — это аспект сознания, который почти не рассматривается в феноменологических аксиомах. Единственное место, о котором они почти не упоминают, — это внутреннее существование , которое Тонони формулирует следующим образом:

Сознание существует : каждое переживание актуально — действительно, мой опыт здесь и сейчас существует (он реален) — это единственный факт, в котором я могу быть уверен немедленно и абсолютно.Более того, мой опыт существует со своей собственной точки зрения , присущей , независимо от внешних наблюдателей (он внутренне реален или актуален). (Тонони 2015, выделено оригиналом)

В нашем понимании эта аксиома указывает на субъективную природу сознательного опыта. Ваше восприятие книги существует на самом деле, как и сама книга, но их способы существования не совпадают. Простого существования книги недостаточно для того, чтобы иметь представление о книге.Для этого книгу надо посмотреть. Должен быть субъективный акт видения, связанный с книгой. Сознание по своей сути субъективно в том смысле, что оно всегда включает отношение к феноменальному содержанию, эмпирическое отношение, которое также является частью каждого сознательного опыта. Соответственно, мы никогда не сможем понять, что такое сознание, не принимая во внимание субъективное измерение. Мы считаем, что это идея, которую Тонони пытается реализовать в внутреннем существовании . Footnote 15

Обратите внимание, что здесь утверждается не то, что для сознания требуется сознательный субъект, постоянный носитель сознательных состояний. Footnote 16 Чтобы сообщить о нашем текущем сознательном опыте, мы обычно используем такие выражения, как «Я вижу книгу» или «Я представляю единорога». Основываясь на таких выражениях, можно подумать, что присутствие сознательного субъекта, Я, является необходимым компонентом всего сознательного опыта; кроме того, это может привести к мысли, что сознание требует самосознания, то есть явного или неявного осознания того, что вы — неизменный носитель различных сознательных состояний, которые происходят в вашем опыте.Когда мы говорим о субъективной природе сознания, речь идет не об этом направлении мысли — то, что Гурвич называет «эгологической концепцией сознания» (Gurwitsch 1966b, стр. 288). Когда мы говорим, что сознание имеет субъективное измерение, мы имеем в виду только то, что оно включает эмпирическое отношение к феноменальному содержанию, известное также как ноэтический акт или ноэзис в терминологии Гуссерля.

Мы думаем, что Тонони прав, указывая на то, что сознание всегда включает в себя субъективную точку зрения.В своих работах, однако, он не дает много положительной характеристики субъективного измерения, необходимого для сознательного опыта. Но тогда как именно мы должны понимать его отношение к феноменальному содержанию? Мы воспользуемся этим вопросом как руководством для дальнейшего изучения интегрированной структуры сознания.

Основной феноменологический аргумент

Чтобы ответить на этот вопрос, мы можем начать с противопоставления двух способов размышления о проблеме. С одной стороны, мы можем думать о субъективном измерении как о бессильной точке зрения на феноменальное содержание.Феноменальное содержание определяется само по себе, и единственная роль субъективного измерения состоит в том, чтобы довести это готовое содержание до сознательного осознания. С другой стороны, мы также можем думать, что субъективное измерение — это , формирующее феноменального содержания. Каждое феноменальное содержание — это то, чем оно является отчасти в силу характера субъективного измерения. Выбор Тонони слова «внутренняя перспектива » убедительно указывает на импотентную концепцию, в то время как термин «субъективный акт » больше наводит на размышления о формирующей концепции.Однако IIT не придерживается ни одной из концепций субъективного измерения.

Тогда какая концепция субъективного измерения лучше соответствует феноменологическим свидетельствам? Давайте подойдем к этому вопросу, сначала рассмотрев феноменологический анализ иллюзий куба Неккера (Ihde 2012, стр. 65f; Merleau-Ponty 2012, стр. 273–276). Наблюдение за фигурой куба Неккера часто характеризуется как спонтанное чередование между двумя появлением куба.Дон Иде указывает, однако, что спонтанность не является существенной чертой переживания. Фактически, существует определенная корреляционная структура между внешним видом куба и тем, как человек видит фигуру, и как только это распознано, можно получить некоторый контроль над внешним видом. Рассмотрим опыт просмотра следующего рисунка:

Внешний вид, в котором линия AB является наиболее близкой к вам, коррелирует с перспективой, в которой вы смотрите на куб, а другой вид, в котором линия CD выступает вперед, коррелирует со способом видения. где вы смотрите на куб.Взгляд вниз, или взгляд вверх, описывает воображаемое направление зрения, а не фактическое направление, которое определяется пространственным отношением человека к самой фигуре. Несмотря на то, что фактическое направление является постоянным, в этом опыте ваше воображаемое видение куба меняется в тандеме с чередованием двух появлений куба. Таким образом, основываясь на этом понимании, вы можете несколько изменить внешний вид по своему желанию, изменив по своему желанию субъективный акт воображаемого видения.Посмотрев вниз на , вы, таким образом, можете сделать так, чтобы куб с линией AB на передней панели показался вверх, а, посмотрев вверх на , вы могли бы показать другой куб вместо него. Однако это не означает, что вы полностью контролируете внешний вид. Несмотря на ваши попытки сохранить определенный способ зрения, сама фигура часто влияет на то, как вы ее видите, и это может привести к изменению внешнего вида против вашей воли. Соответственно, Мерло-Понти отрицает, что то, как мы видим фигуру, является вопросом свободного, безусловного выбора.Скорее, «[t] они указаны или рекомендованы феноменом». (Там же, с. 274).

Аналогичный эффект можно увидеть на рисунке Рубина, который обсуждался в последнем разделе. В этом случае, возможно, большинству людей легче изменить внешний вид всей фигуры, попытавшись увидеть вазу или два лица. Но опять же, как правило, у вас не будет полного контроля над внешним видом. Даже когда вы видите вазу на переднем плане, а черная область отступает на задний план, последняя может каким-то образом заставить вас сосредоточиться на них, и в конечном итоге вы можете увидеть их как два лица на переднем плане.Затем, возможно, через некоторое время белая область может начать привлекать ваше внимание, что снова приведет к инверсии визуального содержания.

Эти примеры показывают динамическое взаимодействие между субъективным измерением и феноменальным содержанием. Взаимодействие состоит в том, как две части сознания определяют друг друга. С одной стороны, субъективный акт формирует феноменальное содержание. То, что появляется в вашем феноменальном поле при видении куба Неккера, частично определяется тем, как вы его видите. Footnote 17 С другой стороны, феноменальное содержание также формирует субъективный акт. То, как вы видите куб Неккера, частично определяется тем, что появляется в вашем феноменальном поле. Другими словами, феноменальное содержание и субъективное измерение взаимодействуют друг с другом таким образом, что идентичность каждой части частично определяется другой частью, с которой она сосуществует.

Если это правда, это означает, что субъективный акт и феноменальное содержание являются взаимозависимыми составляющими всего сознательного опыта.По этой причине мы утверждаем, что интегрированная структура сознания не ограничивается феноменальным содержанием, но распространяется также и на субъективное измерение. Следовательно, каждое сознательное переживание представляет собой интегрированный гештальт, состоящий из субъективного измерения и феноменального содержания. В оставшейся части этого раздела мы подробно рассмотрим эту идею, исследуя три возможных возражения.

Как субъективные действия

формируют феноменальное содержание

Первое возражение касается утверждения, что субъективные действия формируют феноменальное содержание.Можно сказать, что это явно противоречит феноменологическим свидетельствам, особенно в отношении случаев перцептивного опыта. У нас просто нет силы определять, что появляется в нашем феноменальном поле. Тогда, по крайней мере, когда дело доходит до перцептивного опыта, не должны ли мы предпочесть импотентную модель формирующей модели субъективного измерения?

Мы можем ответить на это возражение, прояснив, что мы подразумеваем под формирующим эффектом субъективного акта. Под этим мы подразумеваем описание того, как субъективный акт предрасполагает самоорганизацию феноменального содержания в определенном направлении.В случае с кубом Неккера, даже после того, как вы научитесь осуществлять некоторый произвольный контроль над внешним видом, потребуется небольшой период времени, чтобы произошел переход после того, как вы приняли определенный способ видения. В тот момент, когда вы настраиваете свою воображаемую перспективу, у вас нет желаемого внешнего вида. Только после того, как вы позволите другим частям фигуры найти свое место и сами принять определенную форму, у вас действительно появится задуманный куб. Как отмечает Мерло-Понти: «Даже в тех случаях, когда организация неоднозначна и я могу внести изменения, я не достигаю этого напрямую […] мне иногда приходится ждать, пока организация создаст себя» (там же., п. 275). Субъективный акт способствует формированию феноменального содержания, оказывая некоторое влияние на его самоорганизацию. При таком понимании формирующая концепция должна казаться гораздо более соответствующей феноменологическим свидетельствам.

Роль внимания в обычном опыте

Второе возражение касается объема аргументации. Можно предположить, основываясь на характере примера, который мы использовали в аргументе, что он применим только к сознательному опыту в экспериментальных условиях.Мы можем ответить на это возражение, перечислив более обычные примеры, в частности, наблюдая динамическое взаимодействие между вниманием и феноменальным содержанием в этих случаях.

Однако, прежде чем переходить к фактическому ответу, мы должны прояснить концепцию внимания, о которой идет речь. Footnote 18 Современные когнитивные ученые, психологи и философы обычно применяют «функционально-ориентированный подход» (Wu 2014) к вниманию, который отождествляет его с некоторой функциональной ролью в обработке информации когнитивной системы.В частности, большинство исследователей внимания считают, что рассматриваемая функциональная роль — это некоторая форма отбора информации, даже если их взгляды на точный характер рассматриваемого выбора сильно расходятся. Footnote 19 При таком подходе внимание может формировать познание и поведение, не обязательно влияя на сознательный опыт. Соответственно, в недавнем исследовании внимания велись горячие споры о его точном отношении к сознанию — в частности, о том, необходимо ли внимание для сознательного опыта (например.грамм. Prinz 2012) или нет (например, Koch and Tsuchiya 2007). Footnote 20

Напротив, мы будем оперировать феноменологической концепцией внимания, согласно которой это субъективный компонент сознания, который играет некоторую функциональную роль в рамках сознательного опыта . В первом приближении речь идет о функциональной роли преобразования феноменального поля. Внимание — это процесс, который ведет от одной фазы опыта к другой. Феноменологический подход к вниманию связан с выяснением природы этого процесса, в частности, путем выяснения того, как он вызывается изнутри текущего опыта, а затем как он порождает новые феноменальные содержания.По словам Мерло-Понти, вопрос о внимании состоит в том, чтобы «показать, как восприятие пробуждает внимание, а затем как внимание развивает и обогащает это восприятие» (Мерло-Понти, 2012, стр. 29).

Поскольку наше внимание сосредоточено только на освещении связи между субъективным компонентом и феноменальным содержанием в рамках сознательного опыта, мы не будем углубляться в феноменологию внимания. Footnote 21 Однако важно иметь в виду, что нижеследующее обсуждение проводится на феноменологическом уровне и что внимание не рассматривается как тип обработки информации.Хотя мы собираемся обсудить роль внимания в сознании, таким образом, мы не будем отстаивать какую-либо конкретную позицию в современных дебатах относительно отношения между двумя терминами.

Имея в виду эту феноменологическую концепцию, давайте рассмотрим, как внимание соотносится с феноменальным содержанием в обычных ситуациях. Возьмем пример, который обсуждал сам Тонони: переживание лежа в кресле, когда вы видите синюю книгу в своей комнате. Если вы переключите свое внимание с книги на картинку, помещенную наверху книжного шкафа, это изменит феноменальный вид как книги, так и картины.Сдвиг внимания снижает ясность и различимость книги и ее свойств, таких как форма, цвет и текстура, в вашем феноменальном поле, в то время как, наоборот, усиливает характеристики изображения. Более того, даже если вы обычно можете переключать свое внимание по своему желанию и соответственно изменять то, как вещи кажутся вам, ваше внимание не находится под полным контролем. Когда ваше внимание направлено на картинку в целом, например, нелегко сохранить это отношение внимания, как правило, для других объектов в феноменальном поле (детали изображения, другие предметы или других людей в комнате и т. Д. .) вскоре начнем привлекать ваше внимание. Короче говоря, как и в предыдущих примерах, феноменальное содержание частично определяется субъективным актом посещения, и наоборот. Этот пример предполагает, что даже в обычных случаях сознательный опыт состоит из субъективного акта и феноменального содержания как интегрированных составляющих, формирующих друг друга.

По общему признанию, формирующий эффект субъективного акта не совсем идентичен предыдущему случаю. В случае видения куба Неккера изменения в субъективном акте влияют на саму идентичность объекта, фигурирующего в феноменальном содержании.Когда ваше воображаемое отношение к фигуре куба Неккера меняется, вы видите другой куб. В данном случае, напротив, изменения субъективного акта влияют только на то, как объект фигурирует в феноменальном содержании. Когда ваше внимание отводится от книги, и книга отступает на периферию вашего визуального поля, например, кажется нечеткой и нечеткой, вы все равно продолжаете видеть ту же книгу; это просто выглядит иначе. Footnote 22

Это различие, однако, не влияет на утверждение, что субъективный акт формирует феноменальное содержание как в экспериментальных, так и в обычных условиях.Ибо два переживания, представляющие один и тот же объект двумя разными способами, различаются по своему феноменальному содержанию. Даже если смещение внимания не повлияло на идентичность объекта, следовательно, до тех пор, пока оно изменило способ, которым объект проявляется в феноменальном содержании, феноменальное содержание остается тем, чем оно является отчасти в силу субъективного акта. Если это правда, мы должны думать, что субъективный акт и феноменальное содержание формируют друг друга не только в экспериментальных условиях, но и в обычных ситуациях.

Субъективные действия и чисто субъективное отношение

Другая линия возражений может быть поднята из размышлений о том, что иногда называют поглощенным копингом (Dreyfus 2005) или опытом потока (Csikszentmihalyi 1990). Поглощенный копинг — это форма телесного действия, которое достигает своей цели без явного самосознания самого действия или цели. Наиболее очевидные примеры такого опыта можно найти в выступлениях экспертов, например, профессиональных музыкантов или спортсменов высокого уровня; однако они также проявляются в обычном, привычном поведении, таком как приветствие людей, участие в ритуалах или даже корректировка вашего расстояния от других людей социально приемлемыми способами.

Вместо того, чтобы формировать собственное действие по собственной воле, во всех этих случаях мы полностью погружаемся в ситуацию, которая вытягивает из нас действие: «сама ситуация представляет мне« причины »для действий, которые немедленно привлекают мои действия. тело, требуя ответа »(Wrathall 2014, p. 3). Другими словами, мы «просто делаем то, что делаем» (Dow, 2017), не осознавая, что мы делаем, или даже не осознавая, что мы делаем то, что делаем. Footnote 23 Это предполагает, что переживание поглощенного совладания исчерпывается феноменальным содержанием, не связанным с субъективным действием.Если это правда, то мы не можем сказать, что интеграция субъективного измерения важна для структуры сознательного опыта.

Проблема с этим возражением состоит в том, что оно ошибочно, с нашей точки зрения, предполагает, что субъективное измерение сознания — это то, о чем мы всегда явно самосознаем. Учитывая это предположение, из опыта поглощенного совладания следует, что сознательный опыт не всегда включает субъективное измерение. Однако это предположение не имеет феноменологического подтверждения.Ведь на самом деле мы не всегда осознаем, каким образом мы осознаем феноменальное содержание. Мы могли бы даже сказать, что это скорее правило, чем исключение, когда субъективные эффекты действуют неявно. Например, наивный наблюдатель, смотрящий на куб Неккера, редко замечает, что его субъективная точка зрения на куб коррелирует с появляющимся кубом, пока на него не укажет экспериментатор. Таким образом, отсутствие явного самосознания не означает отсутствия субъективного измерения в опыте.

Для пояснения может быть полезно описать субъективное измерение сознательного опыта в целом как субъективное отношение . Затем мы можем провести различие между двумя формами субъективных установок, а именно, между субъективными действиями, из которых субъект явно осознает себя, имея опыт, и простыми установками, , которые невидимы для субъекта во время развертывания опыта. Согласно этой терминологии, случай поглощенного совладания показывает только то, что субъективные действия несущественны для сознательного опыта; это не говорит о субъективном отношении в целом.Таким образом, мы заключаем, что данный случай не представляет угрозы для утверждения о том, что субъективные установки и феноменальное содержание являются взаимозависимыми составляющими сознательного опыта.

Если этот феноменологический анализ верен, у нас есть веские феноменологические основания полагать, что сознательный опыт — это интегрированный гештальт, состоящий из субъективной установки и феноменального содержания. Когда ИИТ обращается к интегрированной структуре сознания, он рассматривает только внутреннюю интеграцию феноменального содержания.Однако, если интеграцию феноменального содержания лучше всего понимать холистически, как мы утверждали в предыдущем разделе, мы должны думать об интегрированной структуре как о простирающейся и на субъективную установку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *