Тактик это человек который: Токсичные люди: контрманипуляция

Автор: | 19.04.2021

Содержание

Токсичные люди: контрманипуляция

Сталкиваясь с токсичными людьми, мы становимся мишенями для применения целого арсенала манипулятивных приемов. Все тактики объединяет одно: ущерб, который они наносят нам и окружающим. Как противостоять самым распространенным манипулятивным тактикам, рассказал нам на вебинаре проректор Университета Правительства Москвы Сергей Журихин. В этом материале мы собрали для вас основные итоги мастер-класса.

Токсичность — это свойство отношений, а не личности. Ответственность за отношения лежит на всех участниках. Есть ли в вашей жизни люди, общение с которыми разрушает вашу веру в себя и окружающий мир? Внимательно прислушайтесь к своим ощущениям. Что вы чувствуете во время общения с человеком? Можете ли вы думать о своих целях и работать над ними или включены в цели и проблемы другого человека? Чувствуете ли вы себя хорошо во время диалога или ощущаете вину?

МАНИПУЛЯЦИИ РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА

Слабость

Ребенку не хватало внимания взрослых, ему приходилось добиваться внимания и заботы. Он вырастает и теряет надежду добиться своих целей прямыми методами.

Неверие в действенность просьбы

Многие желания из детства не реализовались. Ребенку сложно понять, что его желания нереалистичны. И вот уже взрослый подсознательно чувствует: его желания нереалистичны, а просьбы не действенны. В некоторых культурах сильна иррациональная идея «никогда ни о чем не проси». А следовательно, что? Требуй!

Неверие в действенность убеждения

Ребенок доказывал родителям, почему для него важно то или другое. Например, покупка игрушки. А родители просто не выполняли просьбу, порой даже не объясняя, почему отказывают: «Просто нет, и все!»

Стремление к одностороннему выигрышу

Нельзя допустить, чтобы выиграл кто-то другой. Победа другого может не принести нам вреда, но мы с детства привыкли достигать, привыкли, что проигрыш — это плохо.

Привычка

Кто-то с детства привык, что добиться цели можно только с помощью манипуляции.

ТАКТИКИ МАНИПУЛЯЦИИ

Газлайтинг

Форма психологического насилия. Главная задача — заставить человека сомневаться в объективности его восприятия: «Ты с ума сошел?!», «Этого не было!»

Что делать? Констатировать факты, выстраивать четкую детальную картину, записывать договоренности, может быть, общаться письменно с человеком.

Проекция

Смещение ответственности за свое негативное поведение. Человек не видит свои недостатки, перекладывает ответственность на других. Всегда виноват кто-то, но не они.

Что делать? Задавать вопросы: «Как так вышло?»

, «Почему получилось так, а не иначе?»

Бессмысленные разговоры

Доводы оппонента не важны. Человек словно говорит сам с собой, не отвечает на аргументацию и вопросы. Он спорит не с вами, а с самим собой.

Что делать? Сократить общение, не соглашаться.

Пустые заявления и обобщения

Токсичные люди интеллектуально ленивы, они не любят читать и развиваться. Они списывают обиды на вашу гиперчувствительность, обобщают факты, делают пустые заявления.

Искажение мыслей и доведение их до абсурда

Человек доводит ваши слова до абсурда: «Можно подумать, ты идеальный!»

Скрытые и явные угрозы

«Сделай это, или я…»

Человек отвлекает вас от проблемы и внушает страх.

Тактика очарования

Человек может говорить комплименты, дарить подарки, чтобы другой человек сделал то, что ему нужно.

Тактика молчания

Человек не замечает вас, пока вы не выполните его просьбу.

Тактика принуждения

Требования, крики, угрозы.

Тактика доводов

Человек указывает на причины, давит своими доводами.

Защитная тактика

Манипулятор занимает позицию ребенка, обижается.

Тактика унижения

Умоляет сделать то, что ему нужно, предлагает взамен все что угодно.

Что делать с манипулятивными отношениями?

Главный рецепт — не общайтесь с такими людьми. Если это значимый для вас человек, то с этим можно работать. Но это долго.

ТАКТИКИ КОНТРМАНИПУЛЯЦИИ

Невозмутимость

Сделайте паузу. Почувствуйте напряженные части тела и расслабьте их. Сделайте несколько вдохов и выдохов.

Вы присутствуете в диалоге, но не вовлекаете в него свои чувства. Токсичные люди ждут немедленной реакции, так как «кормятся» эмоциями, пауза же означает, что вы держите всё под контролем.

Сочувственное понимание

Токсичными людьми управляют негативные эмоции. Поставьте себя на место этого человека, попытайтесь проявить сочувствие. Оставайтесь невозмутимыми.

Осознанное общение

Активно слушайте, сконцентрируйте внимание на том, что происходит здесь и сейчас, задавайте вопросы оппоненту: «Что вы предлагаете?», «В чем суть?

»

Прерывание
Скажите, что не готовы общаться с человеком в таком тоне или на основании таких принципов. Например: «Я должен прервать общение, кажется, у вас тяжелый день. Извините, но я не хочу говорить с вами сейчас».

Ассертивность

Установите границы. В глубине души манипулятор понимает, что ведет себя токсично. Нужно дать ему понять, через какую черту переступать нельзя. Например: «У меня есть время поговорить только о сути».

Самый действенный метод контрманипуляции — невозмутимость, а самый критичный — прерывание. Эта тактика может закончиться не только завершением конкретного диалога, но и завершением общения с человеком вообще.

Универсальная схема коммуникаций

Чтобы понять, как преподнести собеседнику информацию, проработайте ситуацию, ответьте на вопросы.

Какие действия должен выполнить собеседник после разговора?

Четко сформулируйте вариант своих ожиданий.

Есть ли у человека заинтересованность в вас?

Почему человек захочет вас слушать? В какой иерархии вы находитесь? Подумайте, что человек захочет от вас услышать и как.

Сколько это будет стоить человеку времени (сил, денег, нервов)?

Чем грозит вашему оппоненту ваше предложение (идея, решение, просьба)? Дайте возможность собеседнику рассказать о своих издержках, сами продумайте их.

Что может компенсировать вашему собеседнику издержки?

Почему человек должен решить ваши проблемы, выслушать вас?

Что будет в случае отказа?

Встаньте на сторону вашего собеседника и покажите партнеру, как избежать негативных факторов. Лучше рассказать обезличенно, например привести сторонний пример.

Какие выгоды?

Какие отсроченные выгоды получит собеседник, если учтет ваши интересы.

Как маркетологу развить стратегическое проектное мышление

Ия Имшинецкая, «Маркетинг как сериал. Истории, которых ждут». – Спб.: «Питер», 2021.

Если ваши маркетинговые коммуникации не предполагают продолжения, как хороший сериал, то каждый раз вы боретесь за внимание потенциальных клиентов с нуля, прикладывая много сил и вливая в продвижение значительные суммы. Если же ваш маркетинг предполагает продолжение, и люди ждут следующей «серии», то вы сохраняете людей «теплыми», и их не надо «греть» каждый раз заново.

Таким образом, эффективность и рентабельность коммуникаций возрастает в разы. Узнайте, как выстроить линию маркетинговых коммуникаций, чтобы клиенты следили за ней и всегда ожидали продолжения.

Если ваш маркетинг не похож на сериал – у вас нет маркетинга

Под проектным продвижением мы будем понимать долговременное планирование. Содержание маркетинговых мероприятий может быть разным – респондент будет каждый раз получать новую информацию. Формальные же признаки коммуникации, от которых зависит узнаваемость, сохранятся.

В проекте мы создаем и поддерживаем узнаваемость. В маркетинге это принципиально, потому что неузнаваемый бренд – ничто, и зовут его никак. Бренд, как личность, набирает обороты, выходит на рынок и начинает взаимодействовать с потенциальными и реальными клиентами, конкурентами, поставщиками, налоговой инспекцией и т. д.

Как сказано выше, узнаваемость – это принципиально важная функция маркетинговых коммуникаций. Но у нее есть и оборотная сторона, тыловой риск – однообразие, привычность. Речь о ситуациях, когда говорят: «Да мы об этом уже много раз слышали, читали, мы это давно знаем». Это не та узнаваемость, которая нам нужна. Чтобы не рисковать, контент должен все время быть новым, интересным, свежим.

За день на каждого жителя российского мегаполиса в информационном пространстве обрушивается порядка 16 тысяч рекламных сообщений. Человек способен выделить из этого потока и воспринять лишь 5-9. Причем он может отреагировать на эти месседжи прямо сейчас, а может сказать: «Когда-нибудь это мне пригодится», – и отложить в сторону. Еще вариант реакции – создать очередность: сначала вот это, а уже потом – то.

Представьте, какую конкуренцию вашему рекламному сообщению приходится выдерживать в битве за внимание потенциальных клиентов!

Важнейшая задача – быть одновременно узнаваемым и всегда новым, интересным. Без ее решения у вас не будет конкурентного преимущества в плане коммуникации. Именно на этом участке работы главное – это умение создавать промоушн-проекты. Не точечные программы, не разовые мероприятия, а именно проекты как логические цепочки мыслей, действий, месседжей, результатов. Удачный проект не раздражает, он всегда вызывает ощущение новизны, заставляет ждать продолжения. Ожидание продолжения спасает ваш месседж – делает его заметным среди тысяч других.

Недавно в одном из интервью меня спросили, к какому слову можно свести суть эффективного продвижения. Немного подумав, я сказала, что это слово «ожидание». Если люди ждут продолжения вашего маркетингового сериала, они уже держат вас в поле зрения, сами следят за обновлениями. Вам не приходится бороться за внимание и привлекать его – это позволяет серьезно экономить ресурсы.

Здесь уместно будет вспомнить факт из школьного учебника по физике. В Средние века был один ученый, который исследовал силу трения. Ему надо было найти ответ на вопрос, сколько волов должно быть в упряжи, чтобы сдвинуть с места и поволочь по дороге огромный валун. Один вол не смог сдвинуть камень, два не смогли, три не смогли. Только девять волов сумели это сделать совместными усилиями. Когда камень двинулся с места, физик начал по одному отпрягать волов, чтобы понять, сколько животных потребуется, чтобы продолжить работу. Так вот, упряжка из пяти волов смогла тащить камень по дороге.

Вы, конечно, понимаете, к чему я клоню: на то, чтобы поддерживать маркетинговую коммуникацию, требуется гораздо меньше ресурсов (говоря о ресурсах, мы имеем в виду деньги, время, связи, таланты), чем на то, чтобы ее начать. То есть после правильного старта можно сократить затраты. Именно этого и добиваются те, кто планирует свой маркетинг как сериал, то есть стратегически мыслящие маркетологи.

Стратег – это человек, который умеет просчитывать, думать на опережение. Он готов терпеть временные неудобства ради просчитанного и ожидаемого успеха в будущем. Тактик – человек, который живет сегодняшним днем, и если ему сегодня что-то делать невыгодно, он этого делать не будет. Так вот, тактики – люди бедные и зависимые в прямом и переносном смысле этого слова, и они вряд ли будут богатыми и свободными. Богатыми и свободными будут только люди, которые умеют думать стратегически.

Проектный подход как проявление стратегического мышления обеспечивает эффект синергии. Формула синергии: 1 + 1 + 1 = 5. Поясним: объединенные усилия троих дают результат пятерых (тут снова нужно вспомнить опыт с волами).

Рассмотрим, что такое проектное мышление, на примере гипермаркета по продаже строительных материалов. Представим себе, что гипермаркет открылся. Он не один на рынке, другие продавцы строительных материалов тоже не дремлют, прикладывают усилия для привлечения клиентов. Нам надо что-нибудь придумать, чтобы отстроиться от конкурентов. Ход мыслей может быть таким. Предположим, что скоро Новый год. Можно начать с большого новогоднего розыгрыша призов – пусть это будет гиперрозыгрыш гиперпризов в гипермаркете. Провели, и успешно: шума было много, людей пришло много, продажи тоже порадовали.

Было решено, что мероприятия нужно проводить регулярно, например раз в квартал. Что можно придумать к апрелю? Ну, скажем, распродажу зимнего ассортимента «Весенняя ценовая оттепель». Провели. Народ активно участвовал, большинство позиций зимнего ассортимента удалось распродать. Дальше планируем какую-то летнюю акцию, например фестиваль загородной жизни. Привлекаем партнеров – продавцов мангалов и барбекю, мяса для шашлыков, строителей беседок, питомники, торгующие саженцами… Разрабатываем развлекательную и образовательную программу. На осень можно запланировать День пожилых людей. Проведем акцию «Гиперзабота о родительском доме» (формат примерно как в проекте «Позвони родителям»). Соберем в разные ценовые пакеты наборы из отделочных материалов (такие, чтобы хватило хотя бы для косметического ремонта одной комнаты) и будем их продавать на отдельном стенде по спеццене.

Смотрите, сколько интересных разноплановых идей. Но не радуйтесь раньше времени. Я только что проиллюстрировала плохую схему – тактическую. Это не оговорка – именно плохую, вот эти метания в разные стороны – просто трата денег и времени впустую. Я бы назвала эту картину не «продвижение», а «простояние». Потому что каждый раз, закончив акцию, мы возвращались к исходной точке, к центру, а потом начинали двигаться в другую сторону. Спрашивается, зачем нужно было возвращаться? В итоге мы остались в центре – там же, где и были. Какое же это продвижение? Обиднее всего, что потрачены время, деньги, человеческие ресурсы.

Нужно выстроить все идеи в схему, где каждая следующая акция будет вытекать из предыдущей, причем это должно быть движение не только вперед, но и вверх. Это возможно: когда включается закон синергии, мы совершаем прорыв.

Чтобы эта схема состоялась, нужно четко понимать позиционирование. Например, для нашего гипермаркета это может быть формула «гипервозможности для вашего дома». Возьмем ее за основу продвижения. Как в этом свете будет выглядеть, например, новогодняя акция – розыгрыш очень большого количества призов? Она будет выглядеть соответственно позиции! Какие коррективы нужно будет внести в концепцию весенней распродажи? Как ее обыграть в свете «гипервозможностей»? Ну, например, это может быть что-то вроде «Меньше цены – больше покупок» (у меня сейчас нет цели придумать сногсшибательное название, я лишь хочу показать внутреннюю связь каждой акции с позиционированием). Летняя акция может называться, скажем, «Большой фестиваль загородных удовольствий» – центральная тема вновь прозвучит, и акция впишется в сериал. Наконец, осеняя акция ко Дню пожилых людей. Можно сформировать пакеты товаров для ремонта в разных ценовых категориях – от самых дешевых до самых дорогих.

Хочу отметить, что после третьего события всегда наступает качественный перелом. Если в течение первой, второй и третьей акции аудитория постепенно росла, то четвертая акция, даже не особенно креативная и впечатляющая, всегда привлечет на порядок больше людей.

Итак, во второй схеме мы видим, как работает проектное мышление. Это модель с продуманной перспективой, модель продвижения как сериала. К ней нужно стремиться. Даже если вы спланировали разовую акцию, попробуйте взглянуть на нее по-новому. Включите проектное мышление и постарайтесь придумать продолжение, сделав эту акцию пусть коротким, но сериалом.

Приведем пример: вы решили провести конкурс на самый креативный дизайн-проект гостиной или прихожей. Награждение победителей можно совместить, например, с каким-то календарным праздником. В качестве утешительных призов всем, кто не выиграл, можно вручить подарочные дисконтные карты эксклюзивного дизайна ограниченной серии выпуска. Так вы превратите всех гостей мероприятия в постоянных клиентов даже без первой покупки.

Самое главное – постоянно задавать себе вопрос: а что дальше? Даже если была всего одна точечная акция, почти всегда можно вытащить несколько проектных продолжений.

Кстати, участники конкурса дизайн-проектов, фотографии которых были размещены на сайте, наверняка попросят своих друзей поучаствовать в голосовании. То есть создадут дополнительный трафик на сайт или в группу в соцсети. Представьте себе: люди, которые, может быть, никогда не зашли бы на нашу онлайн-площадку, вдруг приходят и голосуют. Мало того, они еще могут посмотреть все остальное – познакомиться с контентом сайта или группы. Таким образом включается сарафанное радио. Рентабельность нашей маркетинговой активности повышается, поскольку прирост трафика происходит без дополнительных затрат.

Читайте также:

Приёмы манипуляции собеседником | Софт-Импэкс

Опыт общения вживую и на интернет-форумах показывает, что большинство людей, к сожалению, совершенно не владеют хоть какой-нибудь культурой общения. Поиск истины, или выработка хоть какого-то объективного мнения уходит для многих на второй план, когда нужно продвигать своё мнение или защищать свою честь в споре перед безликой толпой. Ниже приведены популярные статьи о приёмах манипуляции в споре, которые могут быть очень полезны для защиты от манипуляций. И, конечно, обвинять кого-то в использовании этих приёмов безсмысленно, если вы сами не владеете культурой мышления и темой, по которой ведётся беседа.

Ложь

Самый простой и примитивный способ манипуляции сознанием — ложь. Ложная информация, будучи воспринята и учтена объектом манипуляции при формировании решения, может привести его, помимо его воли, к желанным для манипулятора результатам.

«Чем чудовищнее ложь, тем скорее в неё поверят» — говорил рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Германии Йозеф Геббельс, и в отношении толпы был прав. Этот подвид может быть эффективней обычной лжи потому, что в сознании обывателя включается дополнительный фактор: «Ну не могут же врать так откровенно…». Однако история неоднократно доказывала: могут, и ещё как могут.

Тактика уловок собеседника

В процессе делового общения случается многое, что не вписывается в нормы этики. Познакомьтесь с самыми характерными спекулятивными методами и приемами тактики психологических уловок, которые систематизированы и представлены в этом материале.

Сущность тактики уловок определяется её целью. Это одностороннее предложение, с помощью которого одна сторона желает и может получить преимущество в переговорах; другая же предположительно должна о ней знать, либо, как ожидается, будет проявлять терпение.

Та сторона, которая осознала, что к ней применена тактика уловок, обычно реагирует двумя способами. Первая характерная реакция состоит в том, чтобы смириться с этой ситуацией. Ведь неприятно начинать с конфликта. Где-то в душе вы дадите себе зарок никогда больше не иметь дела с такими оппонентами. Но сейчас вы надеетесь на лучшее, полагая, что уступив немного другой стороне, вы умиротворите её, и она не потребует большего. Порой это случается, но далеко не всегда.

Вторая, наиболее распространенная реакция заключается в том, чтобы ответить тем же. Иными словами, если они пытаются обмануть вас, вы делаете то же самое, а на угрозы выдвигаете свои контругрозы. Начинается состязание воли. Обе стороны вступают в непримиримый позиционный спор. Он обычно заканчивается прекращением переговоров, если одна из сторон сдаётся.

Самые характерные спекулятивные методы и приемы тактики психологических уловок представлены в этом материале.

  1. Использование непонятных слов и терминов. Данная уловка может вызвать, с одной стороны, впечатление значимости обсуждаемой проблемы, весомости приводимых доводов, высокого уровня профессионализма и компетентности. С другой стороны, использование инициатором уловки непонятных, «наукообразных» терминов может вызвать со стороны оппонента противоположную реакцию в виде раздражения, отчуждения или ухода в психологическую защиту. Однако уловка удаётся, когда собеседник либо стесняется переспросить о чем-то, либо делает вид, что понял, о чём идет речь, и принял приводимые доводы.
  2. Вопросы-капканы. Уловка сводится к совокупности предпосылок, направленных на одностороннее рассмотрение проблемы и «закрытие горизонта» для выбора различных вариантов её решения. Многие из них носят эмоциональную направленность и рассчитаны на внушение. Эти вопросы делятся на три группы:
  • Альтернатива. К этой группе относятся такие вопросы, при помощи которых оппонент максимально сужает ваш выбор, оставляя только один вариант, по принципу «или — или». Эти искусно сформулированные вопросы оказывают внушительное воздействие и относительно хорошо заменяют все констатации и утверждения.

  • Вымогательство. Это вопросы типа: «Эти факты вы, конечно, признаёте?» или «Статистические данные вы, безусловно, не отрицаете?» и т.п. Такими вопросами оппонент пытается получить как бы двойное преимущество. С одной стороны, он стремится убедить вас согласиться с ним, а с другой, оставляет вам лишь одну возможность — пассивно защищаться. В этой ситуации не стесняйтесь сказать: «Извините, Иван Васильевич, но ход нашей деловой беседы даёт мне право поставить вопрос так: «Собираемся ли мы вместе достигнуть разумного соглашения по обсуждаемой проблеме быстро и с минимальными усилиями или займемся «жёстким торгом», в котором победит более упрямый из нас, но не здравый смысл?».
  • Контрвопросы. Данный вид вопросов наиболее часто используется в ситуации, когда оппонент не может ничего противопоставить вашим аргументам или не хочет отвечать на конкретно поставленный вопрос. Он ищет любую лазейку, чтобы снизить весомость ваших доказательств и уйти от ответа.
  1. Ошарашивание скоростью обсуждения, когда при общении используется быстрый темп речи и воспринимающий доводы оппонент не в состоянии их «обработать». В этом случае быстро меняющийся поток мыслей просто сбивает с толку собеседника и вводит его в состояние дискомфорта.
  2. Чтение мыслей на подозрение. Смысл уловки состоит в том, чтобы используя вариант «чтения мыслей» отвести от себя всевозможные подозрения. В качестве примера можно привести суждение типа: «Может, Вы думаете, что я Вас уговариваю? Так Вы ошибаетесь!».
  3. Отсылка к «высшим интересам» без их расшифровки. Очень легко, без нажима, лишь намекнуть на то, что если оппонент, к примеру, и дальше будет несговорчив в споре, то это может затронуть интересы тех, кого крайне нежелательно расстраивать.
  4. Повторение — такое название имеет следующая психологическая уловка, идея которой заключается в том, чтобы приучить оппонента к какой-либо мысли. «Карфаген должен быть разрушен», — именно так всякий раз оканчивалось выступление в римском сенате консула Катона. Уловка состоит в том, чтобы постепенно и целенаправленно приучить собеседника к какому-либо бездоказательному утверждению. Затем, после неоднократного повторения, это утверждение объявляется очевидным.
  5. Ложный стыд. Эта уловка состоит в использовании против оппонента ложного довода, который он способен «проглотить» без особых возражений. Уловка может успешно применяться в различного рода суждениях, дискуссиях и спорах. Обращения типа «Вам, конечно же, известно, что наука теперь установила…» или «Конечно же, Вы знаете, что недавно принято решение…» или «Вы, конечно, читали о…» приводят оппонента в состояние ложного стыда, ему как бы неловко во всеуслышание сказать о незнании тех вещей, о которых говорят. В этих случаях большинство людей, против которых используется данная уловка, кивают или делают вид, что вспоминают, о чем идет речь, тем самым признавая все эти, порой и ложные, доводы.
  6. Принижение иронией. Данный прием эффективен, когда спор по каким-то причинам невыгоден. Сорвать обсуждение проблемы, уйти от дискуссии можно с помощью принижения оппонента иронией типа «Извините, но Вы говорите вещи, которые выше моего понимания». Обычно в таких случаях тот, против кого направлена эта уловка, начинает испытывать чувство неудовлетворенности высказанным и, пытаясь смягчить свою позицию, допускает ошибки, но уже другого характера.
  7. Демонстрация обиды. Эта уловка также направлена на срыв спора, поскольку высказывание типа «Вы за кого нас, собственно, принимаете?» ясно демонстрирует партнеру, что противоположная сторона не может продолжать дискуссию, так как испытывает чувство явной неудовлетворенности, а главное, обиды за некоторые непродуманные действия со стороны оппонента.
  8. Авторитетность заявления. С помощью этой уловки существенно повышается психологическая значимость приводимых собственных доводов. Это эффективно удаётся сделать посредством утверждения типа «Я Вам авторитетно заявляю». Такой оборот речи партнером обычно воспринимается как явный сигнал усиления значимости высказываемых доводов, а значит, и как решимость твердо отстаивать свою позицию в споре.

10.  Откровенность заявления. В этой уловке акцент делается на особую доверительность общения, которую демонстрируют с помощью таких фраз, как, например, «Я Вам сейчас прямо (откровенно, честно) скажу…». При этом создается впечатление, будто все, что говорилось раньше, было не в полной мере прямо, откровенно или честно.

11.  Кажущаяся невнимательность. Название этой уловки, собственно, уже говорит о её сути, «забывают», а порой специально не замечают неудобные и опасные доводы оппонента. Не заметить то, что может навредить, — в этом и состоит замысел уловки.

12.  Лестные обороты речи. Особенность этой уловки состоит в том, чтобы, «обсыпав оппонента сахаром лести», намекнуть ему, как много он может выиграть или, напротив, проиграть, если будет упорствовать в своем несогласии. Примером лестного оборота речи может служить высказывание «Как человек умный, Вы не можете не видеть, что…».

13.  Опора на прошлое заявление. Главное в этой уловке — обратить внимание оппонента на его прошлое заявление, которое противоречит его рассуждению в данном споре, и потребовать объяснения по этому поводу. Подобные выяснения могут (если это выгодно) завести дискуссию в тупик или дать информацию о характере изменившихся взглядов оппонента, что тоже немаловажно для инициатора уловки.

14.  Сведение аргумента к частному мнению. Цель этой уловки — обвинить оппонента в том, что приводимые им доводы в защиту своего тезиса или же для опровержения вашего утверждения есть не что иное, как всего-навсего личное мнение, которое, как и мнение любого другого человека, может быть ошибочным. Обращение к собеседнику со словами «То, что Вы сейчас говорите, это всего лишь Ваше личное мнение» будет невольно настраивать его на тональность возражений, порождать стремление оспорить высказанное мнение по поводу приведенных им доводов. Если собеседник поддается на данную уловку, предмет полемики, вопреки его желанию и в угоду замыслу инициатора уловки, смещается в сторону обсуждения совсем другой проблемы, где противник будет доказывать, что высказанные им доводы — это не только его личное мнение. Практика подтверждает, что если это произошло, значит уловка удалась.

15.  Умалчивание. Стремление сознательно утаить информацию от собеседника является наиболее часто используемой уловкой в любых формах дискуссии. В соперничестве с деловым партнером гораздо легче бывает просто скрыть от него информацию, нежели оспаривать ее в полемике. Умение грамотно скрывать что-либо от своего оппонента является важнейшим слагаемым искусства дипломатии. В связи с этим отметим, что профессионализм полемиста как раз в том и состоит, чтобы искусно уходить от правды, не прибегая при этом ко лжи.

16.  Растущие требования. Основывается на повышении оппонентом своих требований с каждой последующей уступкой. Подобная тактика имеет два очевидных преимущества. Первое из них сводится к тому, что снимается изначальная необходимость уступать по всей проблеме переговоров. Второе способствует возникновению психологического эффекта, который заставляет вас быстро согласиться с очередным требованием другой стороны, пока она не выдвинула новые, более существенные притязания.

17.  Обвинение в теоретизировании. Эта уловка соответствует известной поговорке: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Применение этой уловки в споре, то есть высказывание, что всё, о чем говорит партнер, хорошо лишь в теории, но неприемлемо на практике, заставит его экспромт-доводами доказывать обратное, что в конечном счете способно накалить атмосферу обсуждения и свести дискуссию к взаимным нападкам и обвинениям.

18.  «Уход» от нежелательного обсуждения. Можно уйти от нежелательной дискуссии, прибегнув к пышной речи с яркими эпитетами и красноречивыми междометиями. Например, вы спрашиваете у собеседника, почему задерживаются платежи по контракту? И он отвечает так же пространно и убедительно, как Михаил Сергеевич Горбачев: «Да, мы согласны, были некоторые задержки в платежах. Мы тщательно изучили причины, а также возможности их устранения. Причины эти были разнообразны. Имели место как объективные, так и субъективные факторы. В настоящее время этому вопросу уделяется особое внимание. Мы много работаем в этом направлении. Все это делается в интересах нашего общего дела. Здесь открываются огромные перспективы для дальнейшего успешного сотрудничества, которое ведет нас к светлому будущему». Ещё один очень симпатичный способ уйти от нежелательных обсуждений — шутка. Например, президент банка интересуется у главы аудиторской фирмы, почему до сих пор не подан отчет о проверке финансовой деятельности. Вместо долгих оправданий аудитор может отшутиться: «Вы заметили, мы с каждым разом всё быстрее и быстрее готовим вам отчет?». Такой ответ, надеемся, заставит банкира улыбнуться или отпустить какую-либо едкую остроту. Отсутствие чувства юмора — диагноз, которого боится любой, даже очень властный человек. Отклик на шутку — это естественная реакция. Согласитесь, отшутиться лучше, чем начинать долгое изложение всех причин, помешавших вам вовремя провести аудиторскую проверку и сдать этот самый отчет. Унизительные оправдания могут кончиться для вас самым печальным образом.

19.  «Выжидание», или, на жаргоне дипломатов, «салями». Это очень медленное, постепенное приоткрывание своих позиций — оно похоже на нарезание тонких кусочков колбасы. Такой приём помогает выведать максимум информации и только после этого сформулировать собственные предложения.

Завершая рассмотрение, дадим несколько рекомендаций. Реагировать на тактику уловок эффективно — это значит:

  • выявить сам факт использования этой тактики;
  • прямо вынести этот вопрос на обсуждение;
  • подвергнуть сомнению законность ее применения, то есть вести разговор именно по этому поводу открыто.

«Аргументация к личности» (Ad hominem)

— в дискуссии ответ на аргумент, основанный не на его сути и объективных рассуждениях, а на личности конкретного человека, выдвинувшего этот аргумент. Подразделяется на виды:

  1. Переход на личности. Часто содержит оскорбление или принижение оппонента, в общем случае состоит в указании на факты, характеризующие самого оппонента, но не имеющие отношения к его аргументации. Эта тактика приводит к ошибочной логике, заменяя аргументацию суждениями об оппоненте, не имеющими отношения к представленным им аргументам.

«Что может говорить хромой об искусстве Герберта фон Караяна? Если ему сразу заявить, что он хромой, он признает себя побеждённым.
О чём может спорить человек, который не поменял паспорт? Какие взгляды на архитектуру может высказать мужчина без прописки? Пойманный с поличным, он сознается и признает себя побеждённым.
И вообще, разве нас может интересовать мнение человека лысого, с таким носом? Пусть сначала исправит нос, отрастит волосы, а потом и выскажется.»
(М. Жванецкий. Стиль спора)

Ещё одна разновидность: «Сперва добейся!». В полной версии выглядит как «Сперва (сам) добейся того же, а потом критикуй». Продолжая ошибочную логику применяющего, следует предполагать, что иметь мнение о музыке имеют право только поп-звёзды, о литературе — только авторы бестселлеров, о политике — только президенты стран не меньше Израиля, а о еде — только шеф-повара элитных ресторанов.

  1. Указание на обстоятельства, которые якобы диктуют оппоненту определённую позицию, и имеет своей целью предположить предвзятость оппонента и на этом основании усомниться в его правдивости. Такая аргументация также ошибочна, поскольку тот факт, что оппонент почему-либо склонен выдвинуть именно этот аргумент, не делает сам аргумент с логической точки зрения менее справедливым. Хоть замечание о предвзятости оппонента может быть и рациональным, но оно, согласно логике, само по себе недостаточно для опровержения аргумента. Примеры:

«Представители табачных компаний неправы, утверждая, что курение не вредит вашему здоровью, потому что они защищают свои многомиллионные финансовые интересы.» (Их неправота не доказывается финансовыми интересами. Если они неправы, то не по этой причине.)
«Он физически зависим от никотина. Конечно, он будет защищать курение!»

Подобные высказывания можно переформулировать так, чтобы избежать логической ошибки:
«Представители табачных компаний вероятно, предвзяты, утверждая, что курение не вредит вашему здоровью, потому что они защищают свои многомиллионные финансовые интересы. Делая подобные заявления, они могут выдавать желаемое за действительное или даже лгать.»
«Он физически зависим от никотина. Следовательно, его мнение о курении может быть предвзятым.»

  1. Указание на лицемерие подчёркивает, что оппонент действует вопреки собственным тезисам:

«— Курить вредно.
— Но ведь вы сами курите!»

Однако это указание не относится к сути вопроса (истинность утверждения «курить вредно» не зависит от того, кто его произносит).

«Аргументация к большинству» (Argumentum ad populum)

— вид заведомо ошибочной логической аргументации, основанной на мнении, что большинство всегда право. Несмотря на то что большинство и в самом деле может быть право, в каждом конкретном случае «аргументация к большинству» может быть ошибочной, потому что:

  1. Выдвигающий такую аргументацию человек не всегда обладает полными, исчерпывающими и достоверными данными относительно «большинства». Говоря о «большинстве», обычно человек исходит из своего опыта и из опыта своих знакомых, что часто представляет собой весьма ограниченный социально-экономический срез, неприемлемый с точки зрения статистики.
  2. Общепринятое мнение по данному вопросу может быть неверным. Например, во времена древней Греции абсолютное большинство жителей считало Землю плоской, но это не означает, что Земля и правда плоская.

На эту тему есть хорошая притча про Ходжу Насреддина и яблоки:

«Однажды к Ходже пристали мальчишки. Чтобы отделаться от них, он сказал, что за углом стоит телега с яблоками. «Яблоки, яблоки!», закричали мальчишки и побежали за предполагаемым угощением. Ходжа долго смотрел им вслед, а потом подумал: «Строго говоря, множество людей не может быть не право. Раз эти чистые, невинные дети считают, что за углом дают яблоки, значит так оно и есть!». «Яблоки, яблоки!!!», закричал Ходжа Насреддин и, подобрав полы халата, помчался вслед за мальчишками.»

Кроме того, «аргументация к большинству» является распространённой ошибкой ещё и потому, что не даёт оправдания действиям, совершаемым большинством — даже если они и правда им совершаются. Даже если предположить, что абсолютное большинство людей переходят улицу на красный свет — это не означает, что можно нарушать правила дорожного движения.

«Аргументация к традициям» (Argumentum ad antiquitatem)

— вид ошибочной аргументации, при котором мнение считается правильным на том основании, что оно основывается на прошлой или настоящей традиции. Аргумент обычно приводится в форме «Это правильно, потому что мы всегда так делали.» Такая аргументация допускает следующие логические ошибки:

  1. «Раз это вошло в традиции, значит это верно.» В действительности это не всегда так — традиции могут быть основаны полностью на лжи.
  2. «Прошлые причины существования традиций по-прежнему актуальны в настоящем.» В случаях, когда некоторые обстоятельства изменились, это предположение может оказаться неверным.

«Аргументация к авторитету» (I pse dixit)

— разновидность ошибочной аргументации, при котором мнение считается правильным на том основании, что такого же мнения придерживается человек, имеющий статус и уважение в обществе. В действительности, такое мнение не обязательно будет правильным, потому что:

  1. Человек, имеющий большой опыт и признание в рассматриваемой области, когда-нибудь может ошибиться также, как и все.
  2. То, что человек получил большой опыт и признание в одной области деятельности, не говорит о том, что он всегда выскажет правильное мнение в другой области.
  3. То, что человек имеет большой опыт и признание в какой-либо области деятельности, не говорит о том, что он не может намеренно солгать.
  4. То, что человек имеет признание в какой-либо области деятельности, вовсе не обязательно говорит о том, что он его заслужил реальными делами. В нашем несовершенном обществе он мог получить признание по злому умыслу или по ошибке.

РЕЧЕВЫЕ ТАКТИКИ СУДЕБНОГО ОРАТОРА | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

РЕЧЕВЫЕ ТАКТИКИ СУДЕБНОГО ОРАТОРА

Научная статья

Баишева З. В. *

Институт права Башкирского государственного университета, Уфа, Россия

* Корреспондирующий автор (zbaisheva[at]yandex.ru)

Аннотация

В статье рассматриваются речевые тактики, которым отдавали предпочтение знаменитые русские ораторы-юристы второй половины XIX века А.Ф. Кони и Ф.Н. Плевако и ХХ века Я.С. Киселев и Ю.А. Костанов, на материале их судебных речей. Автор подчеркивает существенную роль речевых тактик в создании эффективного выступления. Делается вывод о том, что выбор речевых тактик обусловливается характеристиками главного адресата, содержанием речи, ситуацией общения, а также особенностями самого оратора. Цель статьи – привлечь внимание теоретиков и практиков судебного красноречия к важнейшей составляющей воздейственной речи, а также дать примеры эффективного применения речевых тактик в судебном дискурсе.

Ключевые слова: судебная речь, судебный дискурс, речевое воздействие, речевое поведение, речевая стратегия, речевая тактика.

VERBAL TACTICS OF COURT ORATORS

Research article

Baisheva Z.V.*

Institute of Law of Bashkir State University, Ufa, Russia

* Corresponding author (zbaisheva[at]yandex.ru)

Abstract

The article explores verbal tactics, which were preferred by the famous Russian legal orator of the second half of the 19th century, A. F. Kony and F. N. Plevako and Ya. S. Kiselev and Yu. A. Kostanov in the 20th century, basing the analysis on the material of their court speeches The author emphasizes the essential role of verbal tactics in creating an effective speech. The study concludes that the choice of verbal tactics is determined by the characteristics of the addressee, the content of speech, the situation of communication, and the characteristics of the speaker. The purpose of the article is to draw the attention of theorists and practitioners of judicial eloquence to the most important component of effective speech as well as to give examples of the effective use of verbal tactics in legal discourse.

Keywords: court speech, legal discourse, speech influence, speech behavior, verbal strategy, verbal tactics.

Важнейшими составляющими эффективного речевого воздействия являются правильное определение стратегии и правильный выбор и применение речевых тактик. Под стратегией, вслед за О.Я. Гойхманом, мы понимаем «осознание ситуации в целом, определение направления развития и организацию воздействия в интересах достижения цели общения» [3, С. 208]. Речевые тактики – это речевые приемы, позволяющие достичь поставленных целей в конкретной ситуации [3, С. 208]. Если стратегия – это общий план теоретических ходов, направленных на достижение цели, то речевые тактики – это практические ходы в реальном процессе коммуникации [8, С. 18-19].

Применение успешных речевых тактик – одно из важнейших условий эффективности судебного выступления. Поэтому описание речевых тактик, которым отдают предпочтение знаменитые русские судебные ораторы, имеет особое значение для выработки практических рекомендаций по созданию воздействующей обвинительной и защитительной речи. Несмотря на очевидную важность исследования стратегий и тактик судебного дискурса, в современной науке мало работ, посвященных этой теме. Среди немногих научных изысканий следует назвать диссертационные исследования М.Ф. Резуненко [24] и А.А. Солдатовой [26].

Актуальность и новизна нашей работы обусловлена необходимостью описания речевых тактик воздействия в судебном выступлении, важностью изучения обвинительного и защитительного дискурса, недостаточностью исследования судебной коммуникации в научной литературе. Результаты нашего исследования расширяют знания о судебном дискурсе, об особенностях речевого поведения судебного оратора.

Мы исходим из того, что в судебных выступлениях преобладает стратегия убеждения. Следовательно, прежде всего необходимо изучение речевых тактик, которые способствуют реализации этой стратегии. Рассмотрим судебные речи известных русских ораторов-юристов XIX-XX вв. с целью выявления применяемых ими наиболее успешных речевых тактик убеждения.

А.Ф. Кони, один из самых известных судебных ораторов второй половины XIX века. Будучи прокурором, он произносил обвинительные речи в суде присяжных заседателей. Бесспорна высокая эффективность его выступлений. Так, из 16 судебных процессов, на которых А.Ф. Кони произносил обвинительные речи, опубликованные в восьмитомном собрании его сочинений [16], в 15 случаях присяжные заседатели поддержали позицию обвинения полностью, и лишь в одном случае, в деле об убийстве иеромонаха Иллариона, частично не согласились с мнением обвинителя (не поддержали утверждение о наличии у подсудимого заранее обдуманного намерения в убийстве).

А.Ф. Кони применяет множество различных речевых тактик, направленных на убеждение присяжных заседателей в истинности позиции обвинителя. Наиболее интересной, на наш взгляд, является тактика «перевоплощения», которая используется оратором в каждом выступлении. Думается, применение этой тактики обусловлено особенностями главного адресата судебных выступлений А.Ф. Кони. Присяжные заседатели – это представители «всех слоев русского общества» [13], «простые русские люди», вносящие «в свою деятельность глубокое религиозное чувство»
[9, С. 280-281]. Это люди с разным уровнем образования, с разными взглядами на жизнь, с разными интересами, с разным характером. Именно для того чтобы «подобрать ключик» к каждому присяжному, оратор предстает перед ними то в роли «морального проповедника», то в роли «гражданина», «беспристрастного исследователя», «юриста-ученого», «судьи», «обвинителя», «полемиста», «рассказчика-психолога» [подробно об этих ролях см.: 1], соответственно меняется речевое поведение выступающего. Ораторский стиль изложения трансформируется от официально-делового до литературно-художественного, от беспристрастного к эмоциональному, от полного отсутствия средств выразительности к их обильному применению.

Формируется впечатление присутствия в суде разных представителей общества (проповедника, ученого, психолога и др. ), которые рассматривают, характеризуют обстоятельства, высказывают свои мысли по поводу разбираемого дела. Оратор становится «своим» для присяжных, представляет обстоятельства дела с разных позиций, а значит, его речь оказывается предельно понятной и, следовательно, более убедительной.

Следует отметить также часто применяемую А.Ф. Кони в отношении присяжных заседателей тактику «комплимент». Как правило, в заключении обвинительной речи оратор дает высокую оценку суду присяжных, говорит о важности и опасности преступления и особой миссии присяжных заседателей, призванных защитить общество от опасности: «Есть другой, высший суд – суд общественной совести. Это – ваш суд, господа присяжные» [14]; «Если измерять важность преступления его опасностью, то это преступление занимает одно из первенствующих мест. ˂…˃ Подобные деятели опасны ˂…˃. Поэтому обществу приличнее всего защищаться от них своими собственными средствами. Одним из лучших таких средств должен быть ваш суд, господа присяжные заседатели» [12].

Нередко в заключении применяется еще одна тактика – «возложение ответственности». Оратор прямо заявляет: «От вас, господа присяжные, зависит судьба подсудимых» [10] или: «Человек, который все это сделал, пред вами, господа присяжные заседатели, и вам предстоит решить его судьбу…» [11].

Тактики «комплимент» и «возложение ответственности» могут быть представлены в сочетании. Например: «У нас есть против этого одно средство – чистое, торжественное и хорошее. Это средство – суд. Только судом можно сократить, в сфере государственной и общественной безопасности, подобного рода преступления и не давать им развиться. Господа присяжные заседатели, ваш приговор является таким средством. ˂…˃ Если вы придете к тому выводу, к которому пришло обвинение, ˂…˃ ваш приговор покажет, что это средство ˂…˃ строго и беспристрастно карает виновных в таких против общества преступлениях, каково настоящее» [15].

Используя эти тактики, оратор располагает присяжных к себе, настраивает их на принятие объективного, справедливого решения по делу с сознанием ответственности за человеческие судьбы.

Широко известны оригинальные выступления талантливого русского адвоката, современника А.Ф. Кони Ф.Н. Плевако. Излюбленная речевая тактика Ф.Н. Плевако в таких выступлениях – «утрирование». Например, эта тактика представлена в описанном В.И. Смолярчуком случае, когда знаменитый адвокат защищал старуху, укравшую чайник [25, С. 89-90], или в легендарном случае защиты убившего свою жену мужика, который слушал «15 лет несправедливые попреки и раздраженное зудение своей сварливой бабы по каждому ничтожному пустяку» [23]. «Утрирование» помогает оратору максимально привлечь внимание аудитории и удерживать его, а также способствует тому, чтобы слушатели увидели исследуемое явление с новой, совершенно неожиданной стороны. И этот новый ракурс заставляет судей изменить свое отношение к разбираемому делу.

В каждой защитительной речи Ф.Н. Плевако находим тактики «ссылка на нравственные нормы» и «апелляция к высшему нравственному императиву (к богу, идеологическим ценностям)». Такие тактики были, бесспорно, эффективными, так как русское общество второй половины XIX в. было очень религиозным, да и сам Ф.Н. Плевако – глубоко религиозный человек: по мнению исследователей, «религиозность – одна из основных черт его личности»
[25, С. 214]. Ссылки на нравственные нормы также в целом свойственны русскому человеку: «Подобное речевое поведение характерно для русской культуры» [2, С. 92].

Например, в речи в защиту Чернобаева Ф.Н. Плевако характеризует поведение участников судебной драмы с позиции нравственных норм, которые они нарушают, что и приводит к трагедии: «Человек сильный нравственно приносит в жертву во имя любви себя, но никогда не женщину ˂…˃. Батаровский – это не герой, это – хилая натура, человек, который лгал целых полтора года перед обманываемым мужем, такой человек не является носителем твердых нравственных убеждений» [22, С. 490]. «Героине» же этой драмы адвокат дает следующую оценку: «она двоедушна, личность раздвоена, ˂…˃ в объятиях одного бранила другого, а в объятиях последнего на­правляла брань по адресу первого. ˂…˃ Она изолгалась, измучилась, отравила свою семейную жизнь» [22, С. 491]. Нравственная составляющая лежит в основе аргументации защитника, и она оказывается очень убедительной.

То же видим в речи в защиту князя Грузинского: «Дело его – страшное, тяжелое. Но вы ˂…˃ можете рассудить его разумно и справедливо, по-божески ˂…˃. Я думаю, что вы, простые люди, лучше всех понимаете, что значит отцовская или мужнина честь, и грозно охраняете от врагов свое хозяйство, свой очаг, который вы создаете всю жизнь…» [20, С. 463]. Именно ссылка на моральные ценности сделала речь адвоката убедительной для присяжных.

Излюбленная речевая тактика Ф.Н. Плевако, на наш взгляд, – «апелляция к высшему нравственному императиву (к богу, идеологическим ценностям)». Чаще всего эта тактика в речах защитника реализуется в виде прямого или косвенного цитирования Библии. Такие цитаты помогают либо сделать ораторскую речь более понятной, либо подтвердить, усилить свою мысль непререкаемым авторитетом. Так, в речи в защиту Санко-Лешевича прямой цитатой из Библии подкрепляется обращенный к присяжным призыв решать дело по справедливости: «Я чту закон, правду дороже всего, и я принимаю вызов, ибо верю в ваш справедливый приговор. Итак, «измем все, и Божеское и человеческое, и добьемся истины и правды!» [21, С. 496].

Яркое, запоминающееся заключение находим в речи по делу Ф.И. Мельницкого. Оратор пересказывает известный библейский сюжет о хромом нищем и проводит смелое сравнение суда с Иерусалимским храмом: «В храме правосудия идет служба. Вы – верховные служители в нем: в руках ваших и жизнь, и смерть. ˂…˃ Как истый русский герой, он вернулся домой с регалиями на груди и нищенской сумой за спиною. ˂…˃ Скажите и вы ему в ответ те же слова, какие были сказаны в ответ на просьбу библейского хромца: «Сребра и злата нет в нашей власти, но что имеем, то даем – встань и уходи отсюда!…» [19, С. 234]. Здесь и комплимент присяжным заседателям, и возложение на них ответственности, и апелляция к высшему авторитету – Святому писанию. Применение этих тактик направлено на убеждение слушателей в правильности ораторской позиции.

В приведенных выше примерах мы видели, что судебные ораторы выбирали речевые тактики, ориентируясь, прежде всего, на главного адресата – присяжных заседателей. Известный же советский адвокат Я.С. Киселев применяет речевые тактики исходя из обстоятельств рассматриваемого дела. Так, в речи по делу о получении взятки должностным лицом [4] Я.С. Киселев очень убедительно доказывает, что свидетель Горский, изобличавший оказавшегося на скамье подсудимых по обвинению в получении взятки Иволгина, на самом деле тот самый «человек, совершивший преступление и стремящийся клеветой освободиться от ответственности» [4, С. 183]. Главной речевой тактикой в этом выступлении стала «ирония». Буквально с первых слов защитника эта тактика заставляет слушателей усомниться в честности свидетеля Горского: «автор обвинительного за­ключения ˂…˃ сумел нарисовать на редкость трогательную, просто даже умилительную картину сердечных мук и душевных подъемов свидетеля Горского» [4, С. 165].

На протяжении всей речи, используя речевую тактику «ирония», оратор анализирует показания Горского, разбивает одно за другим его доказательства того, что Иволгин получил взятку. Например: «Черноволенко ˂…˃ говорит: «˂…˃ мне было ясно, что он хочет „подзаработать“». Горский гневно отвергает оскорбительный домысел Черноволенко. Не понял, не оценил Черноволенко «ду­ши высокое стремленье». Ведь Горский был во власти возвышенных чувств, а Черноволенко позволил себе го­ворить о желании «подзаработать» [4, С. 173-174]; «Он был мастером по координации. ˂…˃ Так и называется его должность. Огромные цехи, цехи-гиганты, цехи Кировского завода и цехи «Электросилы» как-то обходятся без мастеров по координации, а вот цеху, в котором всего два десятка рабочих, без мастера по координации никак не обойтись» [4, С. 182].

В этой речи представлена еще одна эффективная речевая тактика – «контраст», реализация которой начинается со слов: «нужно всмотреться в характер, биографию каждого из них, нужно сопоставить облик Иволгина и облик Горского» [4, С. 181]. Обстоятельства рассматриваемого дела дают возможность успешно применить эту тактику. Оратор не просто еще раз привлекает внимание слушателей к главным участникам судебного дела – Иволгину и Горскому, он противопоставляет их, подчеркивает позитивное и негативное в их биографии, их действиях, качествах характера. Тактика «контраст» позволяет высветить различия в образе жизни, в характере, в нравственных ориентирах этих лиц. И эти характеристики становятся еще одним аргументом в доказательстве невиновности Иволгина и лживости Горского: «Вот они рядом: Иволгин и Горский. И если бы даже не было никаких доказательств, опровергающих показания Горского, все равно нельзя было ставить судьбу, ставить жизнь и доброе имя Олега Сергеевича Иволгина в зависимость от того, что скажет “мастер по координации”» [4, С. 183].

В речах Я.С. Киселева представлено множество успешных речевых тактик. Несомненно, эффективным в защитительной речи является применение речевой тактики «закон превыше всего», при помощи которой оратор, с одной стороны, подчеркивает, что все действия и требования защиты абсолютно законны, с другой, – призывает судей принимать решение строго на основании закона. Например: «”Nе посеге” – не вредить – это обязанность защитника, нарушив которую, он перестает быть защитником, нарушая тем самым и требование закона» [7, С. 212]; «Закон требует, чтобы суд, прежде чем вынести приговор, со­ставил отчетливое и полное представление о человеке, которого он судит, и дал бы ему верную и полную оценку» [7, С. 197].

Не менее мастерски, на наш взгляд, защитник применяет речевые тактики «комплимент» и «возложение ответственности». Например: «Я знаю, что, решая судьбу человека, суд действует особо осторожно и зорко. ˂…˃ Пройдет немного времени, дети подрастут и потребуют ответа от отца: скажи нам, кто виноват в смерти матери? От вашего приговора зависит то, что сможет сказать отец сыновьям» [5, С. 30]. Или тактику «апелляция к высшему авторитету»: «Оценивая свойства человека, мы пользуемся высо­ким эталоном – моральным кодексом коммунизма»
[6, С. 192].

По нашим наблюдениям, основная речевая тактика, применяемая советским прокурором Юрием Артемовичем Костановым, может быть названа «размышление вслух»: на протяжении всей обвинительной речи оратор формулирует вопросы и отвечает на них, он как бы рассуждает здесь и сейчас. Приведем лишь некоторые фрагменты из речи по делу Савкина: «Но, может быть, брат убитого ˂…˃ говорит неправду ˂…˃? В таком случае – откуда столько совпадений. ˂…˃ Может быть Рытов оговаривает Савкина? Но и Рытов с Савкиным не знаком…» [17, С. 17-18]; «Что их сблизило? О чем они разговаривали? Ведь не было у них до сих пор никаких общих интересов и увлечений» [17, С. 24].

Такая тактика является следствием твердого убеждения Ю.А. Костанова в том, что «нельзя в судебное заседание идти с заранее сформулированными выводами»; «готовить речь заранее по материалам предварительного следствия» [18, С. 6]. Его обвинительные речи – результат исследования доказательств и формулирования выводов непосредственно в судебном заседании на основе судебного следствия. Несомненна эффективность данной тактики: с одной стороны, слушатели имеют возможность размышлять и делать выводы вместе с оратором, с другой, – они видят, что позиция обвинения основана на материалах и выводах именно судебного следствия.

В каждом судебном выступлении применяется множество различных речевых тактик. Мы рассмотрели лишь те тактики, которым знаменитые ораторы-юристы отдают предпочтение. Частотность их употребления свидетельствует об их эффективности. При выборе речевых тактик судебные ораторы учитывают, прежде всего, цель коммуникации. Главная цель каждого оратора-юриста – убеждение слушателей в истинности ораторской позиции.

Далее А.Ф. Кони и Ф.Н. Плевако выбирают речевые тактики, ориентируясь на характеристики своего главного адресата (степень его убежденности, компетентности, психологические, интеллектуальные характеристики и т.п.). И это вполне оправданно, так как присяжные заседатели не имеют юридического образования, поэтому на принятие ими решения по делу может повлиять общественное мнение, либо они могут поддаться своим эмоциям, либо в силу своих интеллектуальных особенностей могут сделать неверные выводы из услышанного и т. д. Именно понимание специфики своего адресата заставляет знаменитых ораторов применять речевую тактику «перевоплощение» или «апелляция к высшему нравственному императиву (к богу, идеологическим ценностям)». Эти тактики помогают стать «своим», говорить с адресатом «на одном языке», а значит, быть для него максимально убедительным. Применяемая А.Ф. Кони и Ф.Н. Плевако практически в каждом выступлении речевая тактика «комплимент» также необходима для установления контакта с адресатом, а тактика «возложение ответственности» призвана напоминать присяжным заседателям особую важность их деятельности и принимаемых ими решений.

Напротив, Я.С. Киселев и Ю.А. Костанов выступали перед профессиональными судьями. Этим объясняется отсутствие вышеназванных и подобных тактик в речах судебных ораторов советского периода. В выступлениях Я.С. Киселева преобладают тактики, выбор которых диктуется содержанием речи (обстоятельствами разбираемого дела). Излюбленная же тактика Ю.А. Костанова «размышления вслух», по нашему мнению, продиктована самой ситуацией общения. Этой тактикой оратор демонстрирует, что речь произносится и выводы формулируются именно после судебного следствия в рамках судебного заседания.

Думается, что на выборе речевых тактик сказываются также личностные характеристики самого оратора. Это видно на примере применения тактики «апелляция к высшему нравственному императиву (к богу, идеологическим ценностям)» Ф.Н. Плевако и А.Ф. Кони. По-видимому, в силу своей глубокой религиозности Ф.Н. Плевако применяет эту речевую тактику в каждом судебном выступлении. А.Ф. Кони, по нашим наблюдениям, применил её лишь в одном случае из 16-ти обвинительных речей (в заключительной части речи по делу о подлоге завещания от имени купца Козьмы Беляева) [14].

Мы рассмотрели лишь несколько успешных речевых тактик, применяемых знаменитыми русскими судебными ораторами. Однако наши наблюдения дают нам возможность утверждать, что:

1) выбор речевых тактик судебными ораторами определяется следующими факторами: особенностями главного адресата; обстоятельствами рассматриваемого дела; ситуацией общения; а также личностными характеристиками самого оратора;

2) речевые тактики играют особую, значительную роль в создании эффективной ораторской речи.  

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Баишева З.В. Тактика «перевоплощение» в судебной речи / З.В. Баишева // Межкультурная – интракультурная коммуникация: теория и практика обучения: материалы Международной научно-методической конференции. 5-6 декабря 2013 г. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2013. – С. 51-55.
  2. Верещагин Е.М. Речевые тактики «призыва к откровенности». Еще одна попытка проникнуть в идиоматику речевого поведения и русско-немецкий контрастивный подход / Е.М. Верещагин, Р. Ратмайр, Т. Ройтер // Вопросы языкознания. – 1992. – № 6. – С. 82 – 93.
  3. Гойхман О.Я. Речевая коммуникация: учебник / Под ред. проф. О.Я. Гойхмана. – М.: ИНФРА-М, 2003. – 272 с.
  4. Киселев Я.С. Дело Иволгина / Я.С. Киселев // Судебные речи. – Л.: Лениздат, 1967. – С. 165-183.
  5. Киселев Я.С. Дело Ковалева / Я.С. Киселев // Судебные речи. – Л.: Лениздат, 1967. – С. 7-30.
  6. Киселев Я.С. Дело Путиловых / Я.С. Киселев // Судебные речи. – Л.: Лениздат, 1967. – С. 184-195.
  7. Киселев Я.С. Дело Сергачева / Я.С. Киселев // Судебные речи. – Л.: Лениздат, 1967. – С. 196-212.
  8. Клюев Е.В. Речевая коммуникация: успешность речевого взаимодействия: учебное пособие / Е.В. Клюев. – М.: Рипол классик, 2002. – 315 с.
  9. Кони А.Ф. О суде присяжных и о суде с сословными представителями / А.Ф. Кони // Кони А.Ф. Собрание сочинений. В 8 т. Т. 4. – М.: Юридическая литература, 1967. – С. 262-292.
  10. Кони А.Ф. По делу об акушере Колосове и дворянине Ярошевиче, обвиняемых в участии в подделке акций Тамбовско-козловской железной дороги, а последний, кроме того, в приготовлении к отравлению / А.Ф. Кони. [Электронный ресурс]. URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A/koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (дата обращения: 17. 02.2021).
  11. Кони А.Ф. По делу об оскоплении купеческого сына Горшкова / А.Ф. Кони. [Электронный ресурс]. URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A /koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (дата обращения: 17.02.2021).
  12. Кони А.Ф. По делу о лжеприсяге в бракоразводном деле супругов 3-ных / А.Ф. Кони. [Электронный ресурс]. URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0% 9A/koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (дата обращения: 17.02.2021).
  13. Кони А.Ф. По делу о нанесении губернским секретарем Дорошенко мещанину Северину побоев, вызвавших смерть последнего / А.Ф. Кони. [Электронный ресурс]. URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A/koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (дата обращения: 17.02.2021).
  14. Кони А.Ф. По делу о подлоге завещания от имени купца Козьмы Беляева / А.Ф. Кони. [Электронный ресурс]. URL: https://litresp.ru/chitat/ru/% D0%9A/koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (дата обращения: 17.02.2021).
  15. Кони А.Ф. По делу о Станиславе и Эмиле Янсенах, обвиняемых во ввозе в Россию фальшивых кредитных билетов, и Герминии Акар, обвиняемой в выпуске в обращение таких билетов / А.Ф. Кони. [Электронный ресурс]. URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A/koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (дата обращения: 17.02.2021).
  16. Кони А.Ф. Собрание сочинений. В 8 т. Т. 3. Судебные речи. / А.Ф. Кони. – М.: Юридическая литература, 1967. – 114 с.
  17. Костанов Ю.А. Дело Савкина / Ю.А. Костанов // Костанов Ю.А. Слово и «Дело» – М.: Р.Валент, 2006. – С. 13-34.
  18. Костанов Ю.А. Слово и «Дело» / Ю.А. Костанов. – М.: Р.Валент, 2006. – 328 с.
  19. Плевако Ф.Н. Речь в защиту интересов гражданского истца – московского воспитательного дома / Ф.Н. Плевако // Плевако Ф.Н. Избранные речи. – М.: Издательство Юрайт, 2008. – С. 226-234.
  20. Плевако Ф.Н. Речь в защиту князя Грузинского / Ф.Н. Плевако // Плевако Ф.Н. Избранные речи. – М.: Издательство Юрайт, 2008. – С. 461-476.
  21. Плевако Ф.Н. Речь в защиту Санко-Лешевича / Ф. Н. Плевако // Плевако Ф.Н. Избранные речи. – М.: Издательство Юрайт, 2008. – С. 494-501.
  22. Плевако Ф.Н. Речь в защиту Чернобаева / Ф.Н. Плевако // Плевако Ф.Н. Избранные речи. – М.: Издательство Юрайт, 2008. – С. 489-492.
  23. Рассказы про адвоката Плевако [Электронный ресурс]. URL: https://clck.ru/ThjJ9 (дата обращения: 18.02.2021).
  24. Резуненко М.Ф. Стратегии и тактики речевого поведения судей, государственных обвинителей и адвокатов в судебно-процессуальном дискурсе: дисс… канд. филол. н.: 10.02.19 : защищена 9.11.07 / Мария Федоровна Резуненко. – Ставрополь, 2007. – 292 с.
  25. Смолярчук В.И. Адвокат Федор Плевако: Очерк о жизни и судебной деятельности адвоката Ф.Н. Плевако / В.И. Смолярчук. – Челябинск: Южно-Уральское книжное издательство, 1989. – 232 с.
  26. Солдатова А.А. Речевые стратегии и тактики адвокатского дискурса в уголовных процессах: дисс… канд. филол. н.: 10.02.19 : защищена 20.03.13 / Анастасия Анатольевна Солдатова. – Тверь, 2013. – 155 с.

Список литературы на английском языке / References of English

  1. Baisheva Z.V. Taktika «perevoploshhenie» v sudebnoj rechi [Tactics of “reincarnation” in court speech] / Z.V. Baisheva // Mezhkul`turnaya – intrakul`turnaya kommunikaciya: teoriya i praktika obucheniya: materialy` Mezhdunarodnoj nauchno-metodicheskoj konferencii. 5-6 dekabrya 2013 g. [Intercultural-intracultural communication: theory and practice of teaching: materials of the International Scientific and Methodological Conference. December 5-6, 2013]. – Ufa: RICz BashGU, 2013. – pp. 51-55. [in Russian]
  2. Vereshhagin E.M. Rechevy`e taktiki «prizy`va k otkrovennosti». Eshhe odna popy`tka proniknut` v idiomatiku rechevogo povedeniya i russko-nemeczkij kontrastivny`j podxod [Speech tactics of “calling for frankness”. Another attempt to penetrate the idiomatics of speech behavior and the Russian-German contrastive approach] / E.M. Vereshhagin, R. Ratmajr, T. Rojter // Voprosy` yazy`koznaniya [Questions of linguistics]. – 1992. – № 6. – pp. 82 – 93. [in Russian]
  3. Gojxman O.Ya. Rechevaya kommunikaciya: uchebnik [Speech communication: a textbook] / ed. prof. O.Ya. Gojxmana. – M.: INFRA-M, 2003. – 272 p. [in Russian]
  4. Kiselev Ja.S. Delo Ivolgina [Ivolgin’s Case] / Ja.S. Kiselev // Sudebnye rechi [Court speeches]. – L.: Lenizdat, 1967. – pp. 165-183. [in Russian]
  5. Kiselev Ja.S. Delo Kovaleva [Kovalev’s Case] / Ja.S. Kiselev // Sudebnye rechi [Court speeches]. – L.: Lenizdat, 1967. – pp. 7-30. [in Russian]
  6. Kiselev Ja.S. Delo Putilovy`x [The Putilov case] / Ja.S. Kiselev // Sudebnye rechi [Court speeches]. – L.: Lenizdat, 1967. – pp. 184-195. [in Russian]
  7. Kiselev Ja.S. Delo Sergacheva [The Sergachev case] / Ja.S. Kiselev // Sudebnye rechi [Court speeches]. – L.: Lenizdat, 1967. – pp. 196-212. [in Russian]
  8. Klyuev E.V. Rechevaya kommunikaciya: uspeshnost` rechevogo vzaimodejstviya: uchebnoe posobie [Speech communication: the success of speech interaction: a textbook] / E.V. Klyuev. – M.: Ripol klassik, 2002. – 315 р. [in Russian]
  9. Koni A.F. O sude prisyazhny`x i o sude s soslovny`mi predstavitelyami [About the trial by jury and about the trial with estate representatives] / A.F. Koni // Koni A.F. Sobranie sochinenij [Collected works]. in 8 vols. Vol. 4. – M.: Yuridicheskaya literatura, 1967. – pp. 262-292. [in Russian]
  10. Koni A.F. Po delu ob akushere Kolosove i dvoryanine Yarosheviche, obvinyaemy`x v uchastii v poddelke akcij Tambovsko-kozlovskoj zheleznoj dorogi, a poslednij, krome togo, v prigotovlenii k otravleniyu [In the case of the obstetrician Kolosov and the nobleman Yaroshevich, accused of participating in the forgery of shares of the Tambov-Kozlovskaya railway, and the latter, in addition, in preparation for poisoning] [Electronic resource] / A.F. Koni. – URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A/koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (accessed: 17.02.2021). [in Russian]
  11. Koni A.F. Po delu ob oskoplenii kupecheskogo sy`na Gorshkova [In the case of the castration of the merchant’s son Gorshkov] [Electronic resource] / A. F. Koni. – URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A/koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (accessed: 17.02.2021). [in Russian]
  12. Koni A.F. Po delu o lzheprisyage v brakorazvodnom dele suprugov 3-ny`x [Koni A. F. In the case of false swearing in the divorce case of the spouses of Z] [Electronic resource] / A.F. Koni. – URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A /koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (accessed: 17.02.2021). [in Russian]
  13. Koni A.F. Po delu o nanesenii gubernskim sekretarem Doroshenko meshhaninu Severinu poboev, vy`zvavshix smert` poslednego [In the case of the beating inflicted by the provincial secretary of Doroshenko on the petty bourgeois Severin, which caused the latter’s death] [Electronic resource] / A.F. Koni. – URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A/koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (accessed: 17.02.2021). [in Russian]
  14. Koni A.F. Po delu o podloge zaveshhaniya ot imeni kupcza Koz`my` Belyaeva [In the case of forgery of the will on behalf of the merchant Kozma Belyaev] [Electronic resource] / A.F. Koni. – URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D 0%9A/koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (accessed: 17.02.2021). [in Russian]
  15. Koni A.F. Po delu o Stanislave i E`mile Yansenax, obvinyaemy`x vo vvoze v Rossiyu fal`shivy`x kreditny`x biletov, i Germinii Akar, obvinyaemoj v vy`puske v obrashhenie takix biletov [In the case of Stanislav and Emil Jansen, accused of importing fake credit cards into Russia, and Herminia Akar, accused of issuing such tickets into circulation] [Electronic resource] / A.F. Koni. – URL: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A/koni-anatolij-fedorovich/tom-3-sudebnie-rechi (accessed: 17.02.2021). [in Russian]
  16. Koni A.F. Sobranie sochinenij. in 8 vol. Vol. 3. Sudebny`e rechi [Court speeches] / A.F. Koni. – M.: Yuridicheskaya literatura, 1967. – 114 p. [in Russian]
  17. Kostanov Yu.A. Delo Savkina [The Savkin case] / Yu.A. Kostanov // Kostanov Yu.A. Slovo i «Delo» [The word and “Case”] – M. : R.Valent, 2006. – pp. 13-34. [in Russian]
  18. Kostanov Yu.A. Slovo i «Delo» [The word and “Case”] / Yu.A. Kostanov. – M.: R.Valent, 2006. – 328 p. [in Russian]
  19. Plevako F.N. Rech` v zashhitu interesov grazhdanskogo istcza – moskovskogo vospitatel`nogo doma [Speech in defense of the interests of the civil plaintiff-Moscow educational home] / F.N. Plevako // Plevako F.N. Izbranny`e rechi [Selected speeches]. – M.: Publishing house Yurajt, 2008. – pp. 226-234. [in Russian]
  20. Plevako F.N. Rech` v zashhitu knyazya Gruzinskogo [Speech in defense of the Prince of Georgia] / F.N. Plevako // Plevako F.N. Izbranny`e rechi [Selected speeches]. – M.: Publishing house Yurajt, 2008. – pp. 461-476. [in Russian]
  21. Plevako F.N. Rech` v zashhitu Sanko-Leshevicha [Speech in defense of Sanko-Lasevich] / F.N. Plevako // Plevako F.N. Izbranny`e rechi [Selected speeches]. – M.: Publishing house Yurajt, 2008. – pp. 494-501. [in Russian]
  22. Plevako F.N. Rech` v zashhitu Chernobaeva [Speech in defense of Chernobayev] / F.N. Plevako // Plevako F.N. Izbranny`e rechi [Selected speeches]. – M.: Publishing house Yurajt, 2008. – pp. 489-492. [in Russian]
  23. Rasskazy` pro advokata Plevako [Stories about the lawyer Plevako] [Electronic resource] – URL: https://orator.biz/library/speeches/rasskazy_ pro_plevako/ (accessed: 18.02.2021). [in Russian]
  24. Rezunenko M.F. Strategii i taktiki rechevogo povedeniya sudej, gosudarstvenny`x obvinitelej i advokatov v sudebno-processual`nom diskurse [Strategies and tactics of speech behavior of judges, public prosecutors and lawyers in the judicial-procedural discourse]: diss… of PhD in Philology : 10.02.19 : defense of the thesis 9.11.07 / Mariya Fedorovna Rezunenko. – Stavropol`, 2007. – 292 p. [in Russian]
  25. Smolyarchuk V.I. Advokat Fedor Plevako: Ocherk o zhizni i sudebnoj deyatel`nosti advokata F.N. Plevako [Lawyer Fyodor Plevako: An essay on the life and judicial activity of lawyer F. N. Plevako] / V.I. Smolyarchuk. – Chelyabinsk: Yuzhno-Ural`sk Publishing house, 1989. – 232 p. [in Russian]
  26. Soldatova A.A. Rechevy`e strategii i taktiki advokatskogo diskursa v ugolovny`x processax [Speech strategies and tactics of legal discourse in criminal proceedings]: diss… of PhD in Philology: 10.02.19 : defense of the thesis 20.03.13 / Anastasiya Anatol`evna Soldatova. – Tver`, 2013. – 155 p. [in Russian]

Лукомский поговорил с Майклом Коксом! Стильный «Зенит»-2008, недооцененный Кержаков, Ван Гал влиятельнее Кройффа, а Клопп сейчас лучше Пепа — Hello — Блоги

Лукомский поговорил с кумиром. 

Майкл Кокс – легенда спортивной журналистики. Именно с его сайта Zonal Marking зародилось направление тактических материалов. Майкл стартовал в 2010-м. Тогда тексты с глубоким погружением в игровые детали не были востребованы в мейнстримных медиа. Но успех личного сайта Кокса все изменил (и запустил волну похожих блогов и сайтов). 

Сам Майкл писал в The Guardian всего через полгода после запуска Zonal Marking. Позже сотрудничал с ESPN и другими мощными изданиями. Сейчас работает в The Athletic. У него также два успешных подкаста и две прекрасных книги о футбольной тактике. 

Для меня Майкл – кумир. Идеальное погружение в информацию с осмыслением тактических аспектов. Все это написано прекрасным языком. Наконец высказал ему свое восхищение лично, а еще задал кучу вопросов.

Каррагер – лучший британский эксперт. Приход Гвардиолы и Клоппа поднял аналитику на новый уровень

– Как ты смотришь футбол? На что обращаешь внимание?

– Не думаю, что есть постоянный алгоритм. Разумеется, записываю схемы команд. У меня есть блокнот с разметкой поля – на одной стороне страницы можно расставить игроков, а на другой делать заметки. Когда я в хорошем настроении, использую тактическую доску с магнитами вместо него. Схема и структура игры – на это смотрю в первую очередь.

Дальше стараюсь подмечать повторяющиеся тенденции внутри матча – какие схемы друг против друга используют команды, где возникает пространство, где ключевые индивидуальные противостояния, что команды стараются делать, получая мяч, готовы ли они прессинговать.

Первые 10 минут смотрю матч, именно отвечая на эти тактические и стратегические вопросы. Также стараюсь подмечать, что происходит не в зоне, где сейчас мяч, а в других местах. Ничего революционного. Просто выявляю аспекты, которые кажутся мне ключевыми для матча.

– Предпочитаешь смотреть матчи в прямом эфире? Сколько раз тебе нужно пересмотреть игру, чтобы проанализировать ее?

– Стараюсь посмотреть игру, не зная счет. Если получается впрямую, идеально. Если нет, избегаю результата, пока не посмотрю. В противном случае есть риск построить анализ от результата, а не от содержания матча. Это может привести к искажению выводов. 

Обычно один раз смотрю матч целиком. Потом возвращаюсь к ключевым деталям, если в этом есть необходимость. 

– Гари Невилл однажды посоветовал людям, которые хотят глубже понимать футбол, избегать концентрации на мяче. Согласен, что это самое важное?

 – Забавно. Это определенно хороший совет для обычного болельщика, который хочет погрузиться глубже. С другой стороны, для людей, которые пишут о тактике – например, для тебя или меня – иногда складывается обратная ситуация. Концентрируясь на структуре игры, мы можем забыть, что происходит в зоне мяча.

Вообще, когда люди говорят о тактике, они обычно подразумевают формации, прессинг и подобные вещи, а не индивидуальные действия игроков с мячом. Я же думаю, что понятие тактики шире. Тактика – это не только тренерские решения по поводу схем и позиций игроков. 

Если игрок владеет мячом в центре полузащиты и решает вместо паса вперед пасовать левому защитнику, это тоже часть тактического рисунка. Тактика – это не обязательно вещи, которые формулируются на тренировках. Тактика может быть индивидуальной, коллективной, запланированной, хаотичной.

На базовом уровне я согласен с тем, что сказал Невилл. Иногда при тактическом анализе на ТВ недооценивают то, что происходит в зоне мяча. Получается, обе стороны важны.

– Давай проверим, правильно ли я понимаю твою мысль. Допустим, оба тренера сказали футболистам: «Просто играйте в свое удовольствие». Даже в таком матче будет тактика?

– Да, я думаю, тактика может сводиться и к индивидуальным решениям игроков. Даже в таком матче футболисты попытаются адаптироваться к своим сильным сторонам. 

Например, Тьерри Анри в «Арсенале» постоянно сваливался на левый фланг, потому что ему нравилось потом смещаться обратно в центр с мячом под правой ногой. Я считаю это тактическим приемом, но в то же время вряд ли Арсен Венгер говорил ему так играть. Это просто рождалось из его естественных качеств.

Подробное описание такого приема я считаю тактическим анализом, хотя прием и не был заранее заготовлен через тренировки. Такие вещи влияют на тактический рисунок.

– Кстати, тебе когда-нибудь предлагали работать в футбольном клубе?

– Скорее нет. Точно нечем хвастаться. Я очень недолго кое в чем помогал одному клубу. Но у меня даже не было желания полностью в это погружаться. Журналистика всегда была моим приоритетом. 

Я никогда не рассматривал другой вариант всерьез. Думаю, сейчас в клубах работают люди, которые глубже погружены в аналитику и статистику и которые специально этому обучались. 

– Давай обсудим британских ТВ-экспертов. Как сильно изменилась ситуация в сравнении со временем, когда ты запускал сайт Zonal Marking?

– Стало лучше. Теперь есть Невилл и Каррагер с программой Monday Night Football – они подняли планку. В остальном разница не такая уж существенная. По-прежнему много «ленивой аналитики», в которой игроков оценивают через клише.

В Англии есть склонность слишком сильно концентрироваться на именах при выборе экспертов. Люди, которые попадают на экраны, практически всегда бывшие игроки сборной Англии. Но этот статус не гарантирует, что из них выйдут хорошие эксперты. 

Вот несколько экспертов, которые впечатлили меня в последнее время. Дэнни Хиггинботам: у него длинная карьера в Премьер-лиге, но он не был звездой сборной Англии, не играл на уровне Алана Ширера или Рио Фердинанда. Он очень хорошо разбирает тактику.

Еще есть Алекс Скотт, которая играла за женскую сборную Англии, но не была широко известна. Она тоже прекрасно анализирует.

Лиам Росеньор, бывший правый защитник «Фулхэма» и «Брайтона», великолепно анализировал матчи Чемпионшипа. Правда сейчас, кажется, стал тренером в штабе «Дерби». Очень жаль – один из самых ярких экспертов из появившихся в последние годы.

В целом, уровень очень неровный. Давно и сильно выделяются только Невилл и Каррагер.

– И все-таки: Невилл или Каррагер?

– Я слегка предвзят. Недавно писал текст про Джейми Каррагера. Позвонил ему, хорошо поговорили, он мне сильно помог. 

Думаю, у них разные роли. Невилл появился на ТВ, когда вообще не было ничего подобного. Не было анализа такой глубины. Он поменял очень многое. Но в то же время у Невилла широкий спектр интересов: он пробовал себя тренером, он владеет футбольным клубом, у него множество бизнес-проектов.

Каррагеру же нравится быть именно экспертом. У него есть задатки тренера, хотя он умышленно не идет в эту профессию. Мне кажется, по семейным причинам – не хочет постоянно переезжать из города в город. Но он отлично подмечает тактические нюансы. При этом он понимает, что тактический анализ может быть весьма скучным, он также понимает игру с позиции простого болельщика, обладает хорошим чувством юмора и привносит это в эфиры – делает это лучше Невилла. 

В прошлом сезоне MNF Невилл появлялся только в половине выпусков. Они приглашали в пару к Каррагеру бывшего игрока – Руни, Эшли Коула и так далее. И это здорово работало. Каррагер показывал, что может также давать раскрываться такому приглашенному эксперту. Поэтому именно его работой я сильнее всего наслаждаюсь. 

– Ты не упомянул экспертов из культовой программы BBC – Match of the Day. Там слабый уровень анализа?

– Match of the Day находится в трудном положении. Им нужно за одну программу обсудить и разобрать 7 матчей. Невозможно по-настоящему глубоко говорить про 7 матчей. Вторая проблема – это самая общая и популярная программа. Ее смотрят рядовые болельщики. Они хотят видеть голы, ключевые моменты и оставаться в курсе событий. Это ставит шоу в трудное положение с точки зрения анализа.

Возможно, им стоит иначе строить программу. Как раз сначала показывать только голы и важные моменты. После этого часть зрителей могла бы отключиться. А затем поставить получасовое шоу с анализом для более погруженной аудитории. Но сильно критиковать их не могу: им нужно учитывать всех – от меня, который хочет глубокие разборы, до моего отца, которому хватит только хайлайтов.

– А такие тренеры как Юрген Клопп и Пеп Гвардиола повлияли на уровень анализа? Ведь оба появлялись в эфире MNF.

– Определенно. Дело тут не только в появлении в роли экспертов. Такие тренеры помогли убедить среднего болельщика, что эксперты на ТВ не просто говорят о тактике ради тактики. Они показали и объяснили, что тренеры на самом высоком уровне действительно погружены в тактику. Они собирают невероятно много информации перед матчем, дают игрокам точные указания вплоть до мелочей вроде положения тела при отборе и степени разворота к чужим воротам в момент начала прессинга. Присутствие таких тренеров определенно ускоряет процесс. 

Также многие долго приравнивали работу эксперта к критике тренеров и игроков. Но детально объяснять, почему те же Клопп и Гвардиола так успешны, не менее интересно. Ну и когда они сами появляются на ТВ, это тоже очень классно.

– А сам ты не чувствуешь себя частично ответственным за прогресс? Мне кажется, ты точно повлиял. Когда ты только запускал Zonal Marking, даже в газетах практически не было тактического анализа?

– До определенной степени. Точно появилась целая волна людей, которые в блогах или медиа анализируют футбол. Среди них есть те, кто делает это на более высоком уровне, чем я. Например, ребята с немецкого сайта Spielverlagerung. Там писал Рене Марич, который сейчас работает в «Гладбахе».

Если говорить о ТВ-анализе, то тут многое исходит от продюсеров. Не думаю, что сами эксперты глубоко знакомы с моей работой. Но, возможно, в определенный момент продюсеры подумали: «В интернете футбольная аналитика набирает обороты, мы тоже должны прибавить в этом аспекте». Возможно, в таком контексте моя работа немного помогла прогрессу.

– Можно ли стать экспертом, если ты не экс-футболист?

– Хороший вопрос. В Англии журналисты выступают в качестве экспертов, но только по иностранным лигам. Не знаю, почему так сложилось. На Sky Sports под Ла Лигу есть Гильем Балаге и Грэм Хантер. На BT за европейский футбол отвечают Джеймс Хорнкасл, Жюльен Лоран и Рафа Хонигштайн. И это неплохо работает, когда нужно в общих чертах описать игру команды и погрузить зрителя в культуру другой страны.

В АПЛ мы могли бы видеть подобное чаще. Не уверен, что болельщики хотят видеть такое перед матчем и сразу после. Но в других шоу можно чаще пробовать эту формулу. Насколько я знаю, в других странах это более распространено. Кажется, тут мы немного отстаем и ставим исключительно на бывших игроков.

– А сам готов попробовать?

– Да, именно попробовать готов, но, честно говоря, это не то, что меня сильно беспокоит. Думаю, мне было бы достаточно трудно делать ТВ-анализ. Не столько с точки зрения разбора эпизодов, а в других отношениях. Он не только про сам анализ, но и про харизму анализирующего. Мне проще передавать детали в аудиоформате или текстовом. Плюс заключается именно в том, что тут суть тезиса ставится выше личности человека, который его озвучивает. 

На ТВ все иначе: люди становятся карикатурами своих образов, часто умышленно играют роли. Эта сторона мне не очень интересна. Конечно, при наличии конкретного предложения я, как минимум, попробовал бы, но не могу сказать, что я стремлюсь к этому и ищу подобное предложение.

– Но ведь есть плюсы. Видео дает больше возможностей для анализа, чем скриншоты?

– Определенно. Да, из-за прав на трансляции нам с тобой затруднительно использовать в текстах видео. Хотя оно дает больше возможностей. Помню, несколько лет назад я делал программу с видео для Евроспорта – готовил нарезку эпизодов и закадровым голосом объяснял, что происходит в этих моментах. Но меня на экране не было. Думаю, это важное отличие. Но с тем, что видео намного полезнее слов и скриншотов, полностью согласен.

Эволюция тактических текстов: в чем проблема подражателей Кокса и почему слишком большой объем цифр может навредить

– Ты работал с The Guardian, ESPN и другими известными медиа. Теперь пишешь только для The Athletic. Этот проект – лучшее место работы для спортивного журналиста?

– Да. Я работаю тут почти год и правда наслаждаюсь этим. Редакторы доверяют нам и дают достаточно времени, чтобы раскрывать свои сильные стороны. Нет дедлайнов в привычном понимании. Когда я работал в The Guardian и должен был написать материал про вечерний матч под утренний номер, мне нужно было отправлять текст через 5 минут после финального свистка, следовательно, нужно было писать во время матча. 

Считаю этот год лучшим и самым приятным в журналистской карьере. Возможно, это не относится к вопросу напрямую, но я также думаю, что сейчас мы проходим через кризис печатных медиа. В том числе с финансовой точки зрения. Поэтому приятно было узнать, что такое количество людей готовы платить за наш контент. Думаю, это очень положительный момент – не только для спортивной журналистики, а вообще для журналистики. 

Это ставит нас в выгодную позицию относительно бесплатных сайтов. Мы можем выкладывать более качественные материалы, потому что нам не нужно убеждать людей кликнуть. Такой подход ведет к «дешевым» публикациям. Наша задача через контент убедить людей оформить подписку. А для этого нужно максимально глубоко раскрыть тему.

– Также заметил, что теперь ты пишешь не только тактические материалы. Например, серия текстов про историю номеров в футболе. Это из-за того, что ты получил больше свободы в The Athletic?

– Отчасти именно поэтому. Но с другой стороны, у нас так много авторов. Думаю, около 60. Поэтому если я решу написать на другую тему, почти всегда найдется человек, который сделает это лучше. Моя специализация – это анализ. Даже в серии про номера было много тактических деталей. Особенно в текстах про номера от 1 до 11. Например, чем номер 4 в Аргентине отличается от номера 4 в Англии или Испании, так что я не отошел от тактики полностью. Но вообще у меня есть такая возможность.

Один из моих любимых материалов за время в The Athletic я сделал, когда сходил на матч между «Мальме» против «Копенгагена». Там было много про суровое соперничество команд из разных стран. Это совсем не про тактику, но мне было интересно.

– Я большой фанат сайта, с которого ты начинал. Он назывался Zonal Marking. Сейчас будет пара вопросов про него. Во-первых, само название – это троллинг ленивых экспертов, которые постоянно критиковали зональную опеку на ТВ?

– Да-да (смеется). Впервые кто-то назвал это троллингом, но это очень точное описание. Помню, как запускал сайт. Я рвался начать, но у меня не было хорошего названия. Почти две недели думал, как же можно его назвать – и рад, что серьезно подошел к этому. На мой взгляд, название получилось хорошим.

На первых порах я, возможно, получал дополнительную рекламу, потому что эксперты постоянно жаловались на зональную опеку при стандартах. Возможно, люди в этот момент думали про мой сайт. Тогда в Англии к зональной опеке относились как к чему-то новому и иностранному. Традиционные эксперты ненавидели ее, поэтому, как ты сказал, в этом был троллинг. 

– Есть ли надежда, что твой классический формат тактического разбора, который был на сайте, возродится?

– Возможно, но фишка сайта была в том, что я делал то, что на тот момент практически нигде не делали. Старался таким образом заполнить очень нишевую часть рынка. И я занимался этим почти 9 лет, поэтому формат слегка приелся. Я сам хотел разнообразия. Надеюсь, мои нынешние материалы по-прежнему содержат достаточно тактических деталей, но в другом контексте – более широком.

– Твой пример вдохновил целое поколение тактических авторов, которые делают похожие разборы. Кого читаешь и можешь выделить?

– На самом деле я больше читаю людей, которые пишут скорее про аналитику и статистику, а не про тактику. Если совсем честно, очень многие тактические блогеры не очень хорошо пишут и подают информацию – порой трудно поглощать такой материал. Еще есть такая проблема: эти авторы часто хотят написать и для аудитории, и для клуба – в смысле так, как в клубе пишут тактические разборы. Для меня это разные вещи.

Если ты пишешь для клуба, то важны детали и информация. Ничего лишнего. Можно даже тезисно. Тебе не нужно рассказывать историю. Если же ты пишешь как журналист, то нужно писать хорошим языком и работать над подачей. Мне кажется, этого слегка не хватает тактическим авторам. Они действительно хорошо понимают игру, но недостаточно хорошо передают свои мысли.

Выделю одно исключение – Ахмед Валид из Египта. Вот он действительно хорошо описывает детали и выделяет главное. Он очень хорош – даже обращался к нему, когда собирал информацию для книги Zonal Marking. 

– Я помню времена, когда ты анализировал «Болтон» Оуэна Койла, используя совсем базовую статистику – количество и точность передач. А его потом спрашивали про тебя на пресс-конференциях. Теперь у всех есть доступ к большему массиву данных. По-твоему, это хорошо?

– Да, ты прав – тогда я пользовался элементарной статистикой. Более того, я впервые получил доступ к базе данных, где есть хотя бы такая статистика. Все невероятно сильно поменялось с тех пор. Я не статистический аналитик, поэтому иногда чувствую, что информации даже слишком много. Чтобы погрузиться по-настоящему глубоко, хорошо бы иметь возможность обратиться к специалисту.

Здесь мне очень повезло. У нас работает Том Уорвилль, который запросто мог бы работать со статистикой в клубе. Он занимается именно статистикой и действительно хорошо умеет ее презентовать так, чтобы было понятно аудитории. Без сомнений, это положительная тенденция, но нужны также люди, которые помогут правильно интерпретировать и представить всю эту статистику. 

– Опиши, как вы работаете с Уорвиллем? У тебя есть тактический тезис, а он буквально изобретает показатель, который проиллюстрирует его?

– Да, думаю, именно так это можно описать. Он находит информацию намного быстрее меня. Я специализируюсь на просмотре футбола и обнаружении трендов, а его работа сводится к погружению в большие массивы данных – так глубоко обычным людям погрузиться просто не под силу. 

– А тебе не кажется, что такой объем данных иногда вредит? Некоторые перестают смотреть футбол, смотрят только в цифры, а потом не всегда верно их интерпретируют?

– Да, согласен. Нужно не переоценивать цифры и понимать их контекст. И да: некоторые так глубоко погружаются в аналитику и статистику, что иногда забывают об этом.

– Один из самых неоднозначных статистических параметров – это xG. Твоя позиция по этому показателю?

– Думаю, это правда полезная вещь. Футбол – игра низкой результативности. Иногда залетают фриковые голы, некоторые матчи завершаются несправедливым образом. Ожидаемые голы приближают нас к пониманию того, как складывался матч и сколько моментов было у команд. 

Безусловно, есть вещи, которые нужно доработать и, думаю, в ближайшие годы это случится. Пока этим инструментом нужно пользоваться осторожно. Но в целом это очень полезная концепция. Я использую ожидаемые голы в материалах. Важно не делать на них слишком большой акцент. Есть вещи, которые они пока не улавливают, но, как я сказал, они все еще в процессе разработки и эволюции.

Понимаю, почему среднестатистический болельщик может не принимать xG, но лично я считаю их предельно полезными.

– Думаешь, в ближайшее время xG, PPDA, progressive passes/runs (действия, продвигающие мяч) и другие показатели станут мейнстримом?

– Пожалуй, да. Хотя не знаю, насколько средний болельщик любит такие вещи. Их важно представить для широкой публики таким образом, чтобы все поняли. Например, в случае с ожидаемыми голами мне не нравится название и измерение в сотых долях. Думаю, это отпугивает.

– А какое название ты выбрал бы? Вероятность гола?

– Что-то в этом духе. Или chance value (ценность момента). Мне кажется, фраза «Этот удар был 40-процентным шансом» была бы понятнее, чем «xG этого удара – 0,40». Ее проще объяснить людям. Именно это главное – приобщить людей к показателю. Но думаю, скоро при освещении футбола будет больше продвинутой статистики.

– Ты следишь за StatsBomb – за сайтом и их совместным проектом с FBref? Относительно недавно они открыли доступ к большому количеству новых показателей. Это может стать следующей революцией?

– Мне интересна их работа, но не всегда успеваю следить. Сайт FBref, конечно, видел – они выкладывают невероятное количество показателей. Прекрасный проект. Я бы скорее назвал это продолжением уже запущенного процесса, но их работа крайне полезна.

Современная история тактики: Ван Гал повлиял на всех, Клопп – лучший прямо сейчас

– Давай поговорим о твоих книгах. Кем ты вдохновлялся? Джонатаном Уилсоном?

– В определенной степени им. Не столько при написании книг, сколько в начале, когда только начинал писать о тактике. Он оказал огромное влияние на то, как пишут о футболе в Англии. Книгой Inverting The Pyramid он сделал глубокое погружение в детали более доступным и понятным. 

Уилсон – великолепный футбольный историк. Он отдельно погружался в историю аргентинского, венгерского футбола, позиции вратаря и тактики в целом. Для него материалы о тактике – лишь одно из направлений, которые он освоил на очень высоком уровне. Думаю, он сам не считает себя чисто тактическим автором.

Я же фокусируюсь преимущественно на том, что случается на поле. В книге про историю венгерского футбола Уилсон делает акцент на околофутбольных процессах – тактика лишь небольшая часть. Он невероятно универсален в спектре тем, что сильно меня впечатляет.

– Можешь коротко описать свои книги – The Mixer и Zonal Marking?

– The Mixer – это, по сути, тактическая история АПЛ с момента основания в 1992-м. Там акцент на тактике, но, как сказал выше, считаю тактику очень широким понятием. Я старался систематизировать это. Пожалуй, ключевой посыл в том, что за это время английский футбол прошел путь от стереотипно английского в плане стиля до мультикультурного, в котором уже почти нет ничего английского. 

Zonal Marking написана в похожем стиле. Но тут рассматриваются 7 разных стран. Каждая – в особенный для нее период. Я пытался передать, какие там царили идеи, как менялась футбольная культура этих стран и как она влияла на мировой футбол. Я доволен обеими книгами, но думаю, Zonal Marking намного сильнее.  

Я давно вынашивал идею книги об отличиях европейских футбольных культур. The Mixer может показаться более простой для прочтения, но я не мечтал о написании такой книги. Просто пришла такая идея. 

А вот футбольные культуры других стран всегда меня захватывали. Когда-то они служили мне методом знакомства со страной. Первым, что я узнал про Нидерланды, был тотальный футбол. О каталонской борьбе за независимость я узнал через «Барселону». Про французскую мультикультурную проблему – через сборную Франции-1998. 

– Тебе не кажется, что такие книги нужно обновлять каждый сезон, учитывая, с какой скоростью эволюционирует тактика?

– Да, все так. Особенно это касается первой книги. Она вышла в 2017-м, когда Антонио Конте взял чемпионство с «Челси» с тройкой защитников. Например, про «Ман Сити» Пепа Гвардиолы там совсем немного. Если все пойдет по плану, то обновление будет через пять лет после выхода – в 2022-м. Я уже знаю, какими будут первые три главы обновленной версии.

– Моя любимая глава – про Рафу Бенитеса. В ней так много странных, но крутых деталей о его методах. Мне показалось или он тебе особенно симпатичен?

– Да, это правда. Но вообще во всех главах я старался позитивно оценивать игроков и тренеров, подчеркивать тех, кто добился особенных успехов и оказал влияние на развитие тактики. 

Возможно, Бенитес кому-то не нравится из-за того, что он чистый тактик. Многие его неудачи в «Ливерпуле» связаны с тем, что он не очень хорошо ладил с людьми. Порой Рафа не мог найти контакт с яркими креативными игроками, которым нужна свобода. Но мне он нравится. Думаю, он сильно повлиял на развитие английского футбола – особенно в плане оборонительной организации команд. 

– Думаешь, он вернется в Европу?

– Да, думаю, он сам хочет этого. Иногда он пишет колонку для The Athletic. У меня сложилось ощущение, что он очень любит Англию. Он тренировал «Ливерпуль», «Челси» и «Ньюкасл», когда клуб оказался в ужасном положении. Думаю, он хотел бы вернуться. Вероятно, просто ждет подходящий вариант. 

– Ты также добился больших успехов как подкастер. У тебя два проекта – Zonal Marking и The Totally Football Show. В чем между ними разница?

– В The Totally Football Show я выступаю гостем. Это обзорный подкаст. Я высказываю мнение, пытаясь концентрироваться на тактических деталях, но не только на них. Zonal Marking появился относительно недавно – около года назад. Задумка в том, чтобы концентрироваться на мелочах. Каждую неделю брать только одну тему и максимально в нее погружаться. Думаю, это очень разные подкасты. 

Разница и в моей роли. В Zonal Marking я полностью отвечаю за наполнение и планирую все, что не всегда было моей сильной стороной. В The Totally Football Show я просто прихожу и говорю о футболе. Думаю, в ближайшее время мы обновим формат Zonal Marking. В начале года у нас появился Том Уорвилль. Хочу звать его почаще. Сделать наше взаимодействие регулярным. Мне нравится готовить этот подкаст, но я хочу сделать его еще лучше. 

– Как твоя подготовка к подкасту отличается от написания текста?

– Хороший вопрос. Подумал и не могу сказать, что я действительно хорош в подготовке к подкастам. 

– Получается, ты просто импровизируешь?

– Не совсем. И в том, и в другом случае знаю, что конкретно хочу написать/сказать. Разница в том, что в подкасте нужно сформулировать вопросы и построить диалог. Иногда это может быть труднее, чем кажется. По сути я впервые столкнулся с этим только после запуска Zonal Marking. Думаю, мне нужно еще подумать, как лучше структурировать подкаст. 

Это очень разные жанры. В тексте пишешь только ты. В подкасте нужно больше людей, разные мнения. Важны люди, которые помогают в подготовке – продюсеры, ведущие. В этих подкастах со мной работают хорошие ведущие. Это очень важный элемент. Понимаю, что мой ответ не полный, но лучшего у меня нет. 

Это разные вещи – разные навыки. Я до сих пор комфортнее чувствую себя в текстах. А в подкастах мне потребовалось несколько лет, чтобы почувствовать себя более-менее уверенно. Но даже сейчас я ощущаю себя пишущим автором, который участвует в подкастах, но не наоборот. Люди, которые естественным образом хороши и в том, и в другом, встречаются редко. 

– В подкастах ты часто разбираешь ретро-команды. Например, неожиданно прекрасным вышел выпуск про «Милан» Альберто Дзаккерони. Сколько матчей тебе нужно просмотреть, чтобы погрузиться в команду из прошлого?

– «Милан» Дзаккерони я исследовал для книги, поэтому в этом случае мне не нужно было дополнительно готовиться. Но если бы речь шла о команде, которую не видел или давно не видел, то определенно нужно смотреть максимальное количество матчей. Люди ожидают тот же уровень погружения в детали, который мы даем по современным командам – этого достичь трудно. В случае «Милана» Дзаккерони я пересмотрел кучу матчей, но когда собирал информацию для книги.  

– Назови 5 самых влиятельных тренеров в истории футбола?

– Давай с 1992-го – книга, которую мы обсуждаем концентрируется на этом отрезке. Йохан Кройфф не так много тренировал в этот период, но его идеи определенно заложили фундамент для современного футбола. Но, по мне, Луи Ван Гал оказал даже большее влияние. Его идеи еще ближе к тому, что мы видим сейчас на топ-уровне.

Кройфф слишком напирал на свободу для атакующих игроков, а Ван Гал настаивал на позиционной дисциплине, иногда даже применяя диктаторский подход, чтобы ее достичь. Поэтому я бы сказал, что Ван Гал – самый влиятельный тренер современности. Между влиянием на игру этой пары и остальными – пропасть.

Моуринью в 2004-м пришел в АПЛ с новыми идеями. Сейчас люди считают его устаревшим, но Жозе определенно изменил футбол – как минимум в нашей стране. Влияние Гвардиолы было еще большим. В определенный момент все начали стараться подражать его «Барселоне». Но и тут вспоминается Ван Гал: он повлиял на Моуринью, который был его помощником, и был одним из ключевых менторов Гвардиолы. 

Если же мы говорим о текущем моменте, то выделяется Юрген Клопп с его прессинг-идеями. Вот моя пятерка. Пожалуй, это вполне очевидный выбор. Но я бы еще назвал Арриго Сакки. Его методы вдохновили очень многих. Пусть будет шестерка, но с оговоркой, что лучшие годы Сакки пришлись на период до 1992-го.

– Я догадываюсь, почему ты не назвал Алекса Фергюсона. Но уверен, многих это удивит. Все-таки объясни почему?

– В списке самых успешных менеджеров он точно присутствовал бы, но я не уверен, что он оказал такое же влияние в плане внедрения новых идей. Напротив, Фергюсон всегда был хорош в отслеживании трендов. Он видел, что происходит вокруг, и постепенно адаптировался. Поэтому не могу назвать его именно тактическим революционером – точно не в такой же степени, как названные мной.

Фергюсон был хорош в другом. Его команды всегда эволюционировали и обновлялись, он грамотно подбирал себе помощников. Например, в 2002-м к нему пришел Карлуш Кейруш. Считаю, именно в тактическом плане он оказал огромное влияние на клуб. Безусловно, Фергюсон принимал все финальные решения и доносил их до команды, но тактикой занимался преимущественно Кейруш. У Фергюсона просто была слегка другая роль и другое влияние на развитие футбола.

– Кто лучший тренер мира прямо сейчас?

– Пожалуй, Юрген Клопп. Выделяю его и Гвардиолу. В книге я объяснял, как эти двое учатся друг у друга на протяжении последних 10 лет. Следить за их конкуренцией невероятно увлекательно – особенно сейчас, когда оба в Премьер-лиге. Нам очень повезло, что оба работают в Англии. При этом я считаю, что наследие Гвардиолы на данный момент значимее из-за достижений в «Барселоне». Но он уже достаточно давно не добивался успехов в Лиге чемпионов. 

Клопп лучше Гвардиолы в умении взаимодействовать с игроками и строить мощную атмосферу в команде. Конечно, это не тот аспект, на котором я обычно концентрируюсь в текстах, но он важен. Наверное, он не настолько чистый тактик, как Гвардиола, но заметно сильнее в другом. Также Клопп потрясающе развивает игроков. 

Гвардиола – выдающийся тренер, но «Сити» потратил огромные суммы на футболистов, которые не выросли при нем – особенно на защитников. А Клопп преобразил Робертсона, Хендерсона, Салаха, Мане и прочих. Я практически уверен, что он поднял этих футболистов до уровня, до которого самостоятельно они не добрались бы. 

Поэтому, если нужно выбрать, я за Клоппа. Но особо не думал об этом до твоего вопроса. 

– Кто самый яркий из следующего поколения?

– Мне очень нравится следить за Артетой. Он нравился мне как игрок. Помню читал его интервью буквально через 1-2 месяца после перехода в «Арсенал» из «Эвертона». И уже тогда у меня была мысль, что он однажды будет тренировать «Арсенал». 

Поскольку за английским футболом я слежу наиболее пристально, назову именно его, хотя Нагельсманн тоже потрясающий тренер. Но чтобы понимать, во что играет его команда, нужно действительно смотреть абсолютно каждый матч. Он с молниеносной скоростью меняет тактику. Иногда я даже теряюсь. 

Матчи команды Артеты я смотрю практически всегда. Мне нравится, как он держится в целом, мне нравилось, как он играл, и мне очень интересно наблюдать за его развитием в «Арсенале», хотя работа очень трудная. 

– У тебя есть планы на третью книгу?

– Пока нет. Если я все-таки решу написать еще одну книгу, то хотел бы сделать ее другой. Возможно, это будет погружением в одну команду или карьеру тренера. Но это точно не мои ближайшие планы. Во-первых, именно Zonal Marking была книгой, которую я давно мечтал написать – очень рад, что она вышла. Во-вторых, работая в The Athletic, могу максимально глубоко раскрывать разные темы. 

В какой-то степени моя повседневная работа удовлетворяет нужду в написании книги. Точно удовлетворяет сильнее, чем когда я работал в The Guardian, например. Думаю, однажды все-таки напишу ее, но пока у меня нет таких планов.

Болеет за команду из родного города (вы ее точно не знаете) и мечтает наказывать тактические фолы красными карточками

– За какую команду ты болеешь? Почему-то не помню, чтобы тебя об этом спрашивали.

– Я болею за «Кингстониан» – команду из моего родного города. Они играют в 7-м дивизионе. Да, я понимаю, что обычно люди ждут другого ответа. Хотят, чтобы я оказался болельщиком, например, «Ман Юнайтед», но я правда болею за «Кингстониан». Хожу практически на каждый домашний матч.

Я понимаю, что мы не очень большая команда. Играем в 7-м дивизионе, собираем только по 300 зрителей за матч. Для меня боление ограничивается только этим клубом. Я – держатель сезонного абонемента «Кингстониана». В недели без футбола мне в намного большей степени не хватало именно своей команды, а не матчей Премьер-лиги.

– Очень круто! Но я также помню, что какое-то время ты писал для официального сайта «Арсенала». Это просто совпадение или симпатизируешь этому клубу?

– Впервые я оказался на стадионе именно на матче «Арсенала» – с другом, который очень большой фанат клуба. С «Арсеналом» у меня всегда было больше пересечений, чем с любым другим клубом АПЛ. Если бы мне пришлось выбрать команду АПЛ, то выбрал бы «Арсенал». Но для меня болельщик – это человек, который полностью отдается клубу, поэтому я не могу назвать себя болельщиком «Арсенала». Но именно к нему у меня наибольшии симпатии.

– Часто видел, как ты критикуешь тактические фолы в твиттере. Как бы ты поменял правила для борьбы с ними?

– Думаю, судьи просто должны давать красные карточки в таких ситуациях. По мне, если возникает ситуация, в которой игрок умышленно идет на желтую карточку, чтобы не дать эпизоду продолжиться, то это уже говорит о том, что наказание не соответствует проступку. Я был бы счастлив видеть в таких эпизодах красные карточки.

Люди часто драматизируют, говоря, что тогда будет по 10 красных за матч. Но я думаю, что футбол просто переосмыслит отношение к таким эпизодам. Команды станут играть иначе. Игроки будут стараться именно отобрать мяч, а не умышленно сфолить. Если ты даже не пытаешься отобрать мяч, то уходишь с поля. Не думаю, что это запредельные требования.

– Также помню старый текст о правиле выездного гола. Все еще считаешь, что его нужно изменить?

– Нет, я за правило выездного гола. Знаю людей, которые говорят, что в нем больше нет смысла, но, по-моему, оно привносит свежие тактические ракурсы и интриги в матчи. Я его однозначно поддерживаю.

– А правило 5 замен, которое с недавних пор используют во многих топ-лигах?

– Вот это мне кажется ужасной идеей. Я понимаю, зачем оно понадобилось при таком графике и практически без реальной предсезонки, но оно разрушает ритм в матчах, помогает большим командам, дает тренерам слишком много инструментов. Просто я считаю важным сохранять баланс между заготовленным от тренера и моментами, когда игроки должны сами подумать и решить. Мне оно не нравится.

– Какие еще правила ты поменял бы?

– Сразу не скажешь. Есть много мелочей. Приведу один пример. Мне не нравится, как сейчас используют некоторые ауты. Если аут около твоего углового флага, то выбраться и перейти в атаку очень трудно. Соперник может тебя зажать и получить преимущество. Это выглядит нелепо. Я помню даже примеры команд, которые умышленно выбивали мяч в аут поближе к чужому угловому флагу, чтобы соперник вбрасывал – по-моему, «Марсель» так делал.

По мне, футбол не должен быть таким. Выбивание мяча подальше за пределы поля не должно быть частью атакующей тактики команды. Хотел бы, чтобы если команда зарабатывает аут прямо около своего углового флага, она получала возможность сдвинуть точку вбрасывания хотя бы до уровня границы штрафной площади. Тогда проще выйти в атаку без потери. Пространство для открываний есть с обеих сторон. Можно вбросить назад в отличие от ситуации прямо у углового флага. Можно вбросить вперед – и тогда возможная потеря будет выше, а не прямо у штрафной. Как я сказал, это мелочь, но мне она кажется абсолютно логичной.

Кокс обожает недооцененного Кержакова, а Глеб в «Арсенале» его бесил 

– Переходим к последней части. У меня пара вопросов про русский футбол. Хочется услышать объективное мнение со стороны от человека, который глубоко понимает футбол, но не очень пристально следит именно за русским футболом. Начнем с российских игроков в АПЛ – Жирков, Павлюченко, Аршавин и другие. Какие у тебя остались впечатления?

– Они приехали примерно в одно время, было много ожиданий. А потом слегка растворились и вернулись в Россию тоже примерно в одно время.

Все были очень талантливыми. Я погружался в игру Аршавина не так давно для одного ретро-материала. В определенный момент в 2008 году он казался одним из самых ярких футболистов Европы. Когда он перешел в «Арсенал», все еще был очень хорош. Но у меня сложилось впечатление, что ему не хватало России – в Санкт-Петербурге он был более счастливым. Помню очень эмоциональное интервью с ним в предматчевой программке «Арсенала» – там он рассказывал, что очень счастлив был вернуться в родной город.

Думаю, мы не увидели лучшую версию Андрея. Честно говоря, кажется, мы не увидели лучшую версию любого из них. Жирков изначально выглядел очень здорово, но в «Челси» не было очевидной позиции для него. Павлюченко приехал именно в тот момент, когда у «Тоттенхэма» было полно отличных нападающих – и постоянно боролся за место в составе. 

Думаю, мы еще не увидели русского игрока, который приехал бы в АПЛ и полностью себя реализовал. Скорее они разочаровывали. Был еще Билялетдинов в «Эвертоне». Тоже великолепен в паре матчей, а потом растворился. Мне кажется, это может быть связано с адаптацией в Англии. Возможно, им просто не нравится жизнь в Англии, что я вполне могу понять (смеется).

 – Был еще белорус Александр Глеб. Считаешь его недооцененным игроком?

– Должен признать, Глеб меня бесил. Безусловно, он был невероятно талантлив. Часто говорил с фанатами «Арсенала» про него. Многие считают, что он гений и что шансы команды на титулы сильно выросли бы, останься он после сезона-2007/08. Меня он бесил тем, что не трансформировал качество футбола в конечный продукт. Он обладал шикарным видением поля и очень хорошим дриблингом, но не давал голов и ассистов в достаточном количестве. Особенно если сравнивать с теми, кто играл на этой позиции до него – Робер Пирес, Фредди Юнгберг. 

– Запомнилась ли тебе сборная Россия на больших турнирах? Может в 2008-м или на последнем чемпионате мира?

– В 2008-м была действительно яркая команда. На последнем ЧМ Россия хорошо выступила – пожалуй, сыграла выше ожиданий и выше своего объективного уровня. Статус хозяина дает преимущество – с Южной Кореей в 2002-м было нечто похожее. Ну или с Англией в 1966-м (иронично улыбается).

А вот 2008-м была прекрасная команда. Помню, Аршавин пропустил первые пару матчей, а потом очень ярко вернулся. Матч с Голландией получился очень памятным, хотя мы не очень любим его вспоминать, потому что Россия внесла весомый вклад в невыход Англии на тот турнир. Мы проиграли выездной матч России и впоследствии не поехали. Но это дало нам представление о том, насколько хороша эта команда.

Но самая памятная российская команда для меня – «Зенит», который выиграл Кубок УЕФА в 2008-м. А позже была еще одна яркая команда, когда их тренировал Лучано Спаллетти. В тот момент я действительно много смотрел «Зенит». Кержаков играл в атаке – по движению действовал практически в роли ложной девятки. В полузащите были Широков, Зырянов и Денисов. Мне очень нравился их стиль игры в этот момент.

Потом они купили Халка и других дорогих игроков – та команда мне уже не так нравилась. Хотя мне нравится Виллаш-Боаш как тренер. 

– Ты упомянул необычную роль Кержакова. Как высоко ты его котируешь? Ведь в Англии про него знают немного. Многие помнят только глагол «to kerzhakov».

– Правда? Я его не слышал раньше. Хотя я помню Евро-2012, где он запорол кучу шансов. Правда, что многие запомнили его только за это. Но мне он всегда сильно нравился. Его движение всегда было выдающимся, он работал на команду в альтруистичной манере, отлично понимал партнеров – великолепный игрок. У меня куча положительных воспоминаний о нем.

Другие интервью Sports.ru о тактике:

Фото: Gettyimages.ru/Graham Chadwick/ALLSPORT, Julian Finney, Clive Brunskill, Mike Hewitt, Alexander Hassenstein/Bongarts, Michael Regan, Stu Forster, Allsport UK /Allsport, Carl Recine – Pool; globallookpress.com/Andy Hooper; РИА Новости/Антон Денисов; Instagram/kingstonianfc; zonalmarking.net; Twitter/jonathanliew, Zonal_Marking

Как справиться с «токсичными людьми» и офисными тиранами

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Каким бы маленьким ни был ваш коллектив, в нем обязательно найдется тот, кто раздражает всех

Вам наверняка хорошо знаком этот тип людей. Это тот коллега, который, похоже, не только сам окутан облаком негативной ауры, но и накрывает им все вокруг себя. Такие люди испытывают удовлетворение, когда создают проблемы и злят окружающих. Они превращают любую ситуацию в стрессовую. Назовем их «токсичные люди». И от них, как и от офисных тиранов, плюющих на любые правила, тяжело укрыться.

Не так давно эксперты из сообщества Linkedin Influencers разбирали животрепещущие темы: как справляться с «ядовитыми» людьми и вести переговоры с офисными тиранами. Вот что говорят по этому поводу два специалиста.

Как обезвредить ядовитых

«Токсичные люди» провоцируют конфликты и что еще хуже – стресс, — пишет Трэвис Брэдберри, литератор и президент компании TalentSmart, в своей колонке «Как успешные люди справляются с «токсичными людьми». — Стресс таит в себе колоссальную угрозу для вашего успеха. Когда стресс выходит из-под контроля, страдают и ваш мозг, и ваша способность продуктивно работать».

Исследование, которое проводила компания Брэдберри, продемонстрировало, что «90% лучших работников обладают способностью управлять своими эмоциями в стрессовых ситуациях, сохраняя спокойствие и контролируя себя. Они обладают едва ли не важнейшим даром — способностью нейтрализовать «токсичных людей».

«Лучшие работники имеют тщательно проработанные стратегии, которые позволяют им держать «токсичных людей» на расстоянии», — пишет он.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Иногда просто хочется закрыть глаза и не видеть всего этого…

Брэдберри приводит 12 наиболее эффективных приемов, которые эти работники используют, имея дело с непростыми в общении людьми. Вот некоторые из них:

Установите рамки (особенно по отношению к тем, кто любит жаловаться). «Люди часто испытывают неловкость, выслушивая любителей пожаловаться, поскольку не хотят показаться безразличными или грубыми, однако существует тонкая грань между тем, чтобы просто с сочувствием выслушать жалобщика или позволить ему засосать вас в свою негативную эмоциональную воронку, — написал Брэдберри. — Вы можете избежать этого, только установив определенные рамки общения или дистанцируясь от таких людей, когда это необходимо. Отличный способ установить рамки — спросить у жалобщика, как он собирается решать свою проблему. Он либо замолчит, либо направит беседу в более продуктивное русло».

Будьте выше этого. «Токсичные люди» выводят вас из себя своим иррациональным поведением. Не впадайте в заблуждение; их поведение действительно нельзя объяснить с точки зрения здравого смысла. Возникает вопрос, почему мы позволяем себе эмоционально реагировать на их поведение и даем затянуть себя в этот омут? — написал Брэдберри. — Чем более иррационален человек и чем более беспричинно его поведение, тем легче вам будет избежать расставленных им ловушек.… Дистанцируйтесь от таких людей эмоционально и реагируйте на них так, словно они являются для вас объектом научного исследования».

Держите свои эмоции под контролем. «Соблюдение эмоциональной дистанции требует осознания. Вы позволяете людям выводить вас из себя, если не осознаете, в какой момент это происходит. Периодически вы будете обнаруживать, что находитесь в ситуации, когда вам требуется перегруппироваться и выбрать наилучшее направление движения, — пишет Брэдберри. — Иногда лучшая линия поведения – улыбаться и кивать, а тем временем выдержать паузу и спланировать свои дальнейшие шаги».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Утешая расстроенную сотрудницу, не дайте превратить это в ежедневный ритуал

Концентрируйтесь не на проблемах, а на их решении. «Ваше эмоциональное состояние зависит от того, на чем вы сосредоточили свое внимание. Когда вы концентрируетесь на стоящих перед вами проблемах, вы создаете и продлеваете свои негативные эмоции и стресс. Когда речь идет о «токсичных людях», то ваша сосредоточенность на том, какие они сумасшедшие и как с ними трудно иметь дело, дает им власть над вами, — написал Брэдберри. — Вместо этого сконцентрируйте свое внимание на способах, которые позволят вам справиться с ними. Это даст вам возможность действовать более эффективно, поскольку вы будете себя контролировать».

Как обезвредить тирана

Откуда тираны черпают силы? Вы сами даете им в руки оружие, когда реагируете на их агрессивную тактику, по сути, поддаваясь ей, и таким поведением вы признаете свое поражение, пишет Виктория Пинчон, консультант по ведению переговоров из компании She Negotiates Consulting and Training, в статье «Как вести переговоры с тираном».

«[Тираны] обвиняют, угрожают, раздражают, докучают, стыдят, повышают голос, потрясают кулаками и иногда демонстрируют напор даже физически, — написала Пинчон. — Пока ваша психика и ваше физическое состояние надежно защищены, постарайтесь понять, что это тактика, которую используют на игровой площадке. А вы выступаете в роли наблюдателя».

«Ваша самая надежная защита против тирана на рабочем месте будет состоять в том, чтобы идентифицировать его тактику и противостоять ей, не повышая ставки в игре и не позволяя конфликту разгореться, — написала она. — Сохраняйте холодную голову, отвечайте на их задиристую тактику спокойным тоном и требуйте рациональных ответов на ваши вопросы».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

В самых тяжелых ситуациях старайтесь сохранять холодную голову

Как именно вы можете это сделать? Для начала, остыньте. «Если разговор начинает выходить из-под контроля, поскорее используйте одну из ниже приведенных фраз, произнося их ровным, спокойным тоном, — советует Пинчон. – Наиболее действенные фразы следующие: «давайте вернемся к этому, когда вы будете в спокойном расположении духа» или «мне хотелось бы прекратить эту дискуссию прямо сейчас, но если вы хотите продолжить позже в более вежливом тоне, я буду рада вернуться к этой теме».

«Будьте готовы дать отпор грубому поведению, если это требуется, но не перегибайте палку, не рубите с плеча и не бегите от проблем, — рекомендует она. — Вместо этого будьте готовы продолжить беседу (или переговоры), если потребуется. Не позволяйте управлять собой. Вы сами себе хозяин».

«Александр Лукашенко сменил тактику» – Коммерсантъ FM – Коммерсантъ

Александр Лукашенко пожелал Владимиру Путину терпения. По словам белорусского лидера, он в своей республике ощущает давление, которое оказывают на Россию недруги из-за границы. Таков был основной тезис выступления Александра Лукашенко на заседании Высшего евразийского экономического совета. Оно проходило в режиме видеоконференции. Политический обозреватель “Ъ FM” Дмитрий Дризе считает, что глава Белоруссии пытается восстановить доверие Москвы.

Лидеры стран Евразийского экономического союза провели саммит в режиме видеоконференции. Главная тема — консолидация усилий по борьбе с коронавирусом. Действующий председатель ЕАЭС — Белоруссия. Александр Лукашенко — ведущий, модератор саммита. Может быть, из-за этого создалось впечатление, что тема COVID-19 как-то отошла на второй план, по крайней мере, с медийной точки зрения.

Судя по всему, главным в выступлении Лукашенко было то, что (внимание!) Россия находится на острие атак из-за рубежа.

А он в Белоруссии это хорошо ощущает и желает в связи с этим Владимиру Путину терпения, видимо, как главному пострадавшему: «Поэтому, Владимир Владимирович, терпения вам. И, как говорил почетный председатель нашего союза Нурсултан Абишевич, вы, Россия, — стержень нашей интеграции, и, как он говорил, куда от этого деться. Поэтому терпения вам и еще раз терпения».

На неделе произошло важное международное событие – Александра Лукашенко отлучили от Олимпиады. Международный олимпийский комитет во главе с Томасом Бахом ввел против него и сына Виктора санкции. Это значит, что лидер не сможет присутствовать на любых мероприятиях, организованных МОК. Более того, приостановлены финансовые выплаты Белорусскому олимпийскому комитету. В Минске это вызвало крайне резкую и заметно нервную реакцию. Александр Лукашенко метал громы и молнии в адрес олимпийского руководства, называл его бандой и обещал отдать под суд. Что интересно, российские коллеги Александра Григорьевича фактически поддержали. Возможно, потому что сами совсем недавно побывали в аналогичной ситуации. Более того, Дмитрий Песков назвал Лукашенко законным главой государства. Так он ответил на вопрос, согласится ли Владимир Путин играть с коллегой в хоккей.

Действительно, это будет очень показательно, если такой матч состоится. Тогда можно будет говорить о перемене настроений в Кремле. Пока что все-таки кажется, что Москва дистанцируется от Лукашенко. Более того, российское руководство не скрывает, что ему не нравится отсутствие хоть какого-то общественного диалога в Белоруссии.

Повлиял ли МОК или есть некие глубинные течения, не совсем понятно, однако заметно, что Лукашенко сменил тактику. Вернее сказать, он действует старыми добрыми проверенными методами — говорит о том, что не он цель протестов, а на самом деле Россия и Владимир Путин.

А он форпост, который держит удар, расплачивается за союзника.

То есть ему нужно сказать спасибо, а то и наградить. Несмотря на кажущуюся провинциальную простоту, эти доводы, как правило, находят поддержку или хотя бы понимание. Трудно сказать, как будет сейчас.

Тем не менее заметно, что Лукашенко очень не просто, и он вынужден маневрировать. Оно и понятно: наступает зима, экономика не в лучшей форме, кроме союзника помочь больше некому — другие каналы помощи закрыты. Китай или Ближний Восток не будут вкладываться в заведомо провальный проект. А тут еще и Джо Байден начинает грозить из-за океана. И очередной пакет санкций ЕС на подходе и, главное, протесты все равно продолжаются. Впереди очень непростой год для Александра Лукашенко и соратников.

Тактик определение и значение | Словарь английского языка Коллинза

Примеры «тактик» в предложении

тактик

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент.Подробнее… Он не мастер тактики, но для того, чтобы вести свою страну в крикет, нужно еще 101 задачу.

The Sun (2016)

Что еще более важно, этот мастер-тактик, похоже, просто не выбирал правильную команду.

Солнце (2017)

И все же она не могла сравниться с опытным тактиком.

Times, Sunday Times (2006)

Политически и музыкально он является мастером тактики.

Times, Sunday Times (2008)

Дом узнал мастера-тактика, когда увидел его.

Кристина Додд СЕГОДНЯ МОЙ ПРИНЦ (1999)

Он считается проницательным тактиком.

Times, Sunday Times (2006)

Он очень хороший тактик, но очень плохой рекрутер.

Солнце (2010)

Но он отличный тактик.

Times, Sunday Times (2009)

Он был проницательным политическим тактиком.

Times, Sunday Times (2009)

Итак, как другие менеджеры смогли улучшить своего мастерского тактика?

Times, Sunday Times (2015)

Подробнее …

Канцлер в такой же степени политический тактик, как и экономические мозги.

Times, Sunday Times (2011)

Его главные достоинства — это мотиватор, хороший тактик и хорошие запасные части.

Солнце (2016)

Он очень проницательный и хороший тактик.

Times, Sunday Times (2006)

Я не вижу свидетельств того, что в деле работает опытный тактик.

Times, Sunday Times (2015)

Мастер-тактик, чей сильный характер и блестящее понимание игровых ситуаций привели к успеху.

The Sun (2010)

ЕЩЕ ОДИН из наших других великих обозревателей footie и бывший лохотрон из Англии, который является мастером тактики.

Солнце (2009)

Великолепный тактик, он подавлял противников и был до крайности методичен.

Times, Sunday Times (2006)

Это было безрассудное обещание, особенно исходящее от канцлера, который обычно является проницательным тактиком.

Times, Sunday Times (2013)

Солиситоры говорят, что он «хорош как с присяжными, так и с судьями» и что он хороший тактик.

Times, Sunday Times (2008)

Мастер-тактик взял под свой контроль свою судьбу на чемпионате мира с помощью двух ключевых замен, которые принесли мгновенные дивиденды.

The Sun (2014)

определение тактика по The Free Dictionary

«Он отличный тактик!» — сказал князь своему сыну, указывая на архитектора.

«Михаил Иванович!» — воскликнул старый принц архитектору, который, занятый своим жареным мясом, надеялся, что о нем забыли: «Разве я не говорил вам, что Буонапарт был великим тактиком? Здесь он говорит то же самое.«

Это было немного искусства тактика Олд-Бейли, в котором он нашел большое облегчение. Искусный тактик можно сравнить с шуай-джан.« Леди Рут показала себя отличным тактиком вчера вечером », — заметила она. выбросьте эти вопросы, чтобы на них ответили умные читатели, которые сразу знают, насколько мы легковерны, и насколько скептичны, насколько мягки и насколько упрямы, насколько тверды по отношению к другим и насколько неуверенны в себе: между тем, несомненно, что наш друг Уильям Доббин, который лично был настолько уступчивым, что, если бы родители сильно на него давили, вполне вероятно, что он спустился бы на кухню и женился на кухарке, и который в своих собственных интересах нашел бы самое непреодолимое с трудом переходить улицу, обнаружил, что занят и нетерпелив в ведении дел Джорджа Осборна, насколько это возможно для самого эгоистичного тактика, преследующего собственные цели.Он составлял свой план и просчитывал все свои ходы с пылкой обдуманностью шахматиста в дни своего первого азарта и сам удивлялся своей внезапной гениальности как тактика. Его план был столь же смелым, сколь и тщательно просчитанным. На этом этапе дел он был в отличном расположении духа, что даже поддерживало его при больших авансах денег; поскольку его способность убеждать и убеждать еще не была проверена чем-либо более сложным, чем речь председателя, представляющая других ораторов, или диалог с избирателем из Мидлмарча, от которого он ушел с чувством, что он по натуре тактик, и что жаль, что он раньше не занимался такими вещами.Он был одновременно стратегом и тактиком, и теперь мы все знаем разницу между ними. Купер, взявший на себя ответственность после Азкалса, и Свен-Горан Эрикссон разошлись после Кубка Азии AFC, пояснил, что он останется главным тактиком на чемпионате Азии. Команда, которая начинает свою квалификационную кампанию против Сирии на стадионе Panaad. Докеры боролись у ворот, и их тактик Бернар Мвалала надеется, что во втором матче все будет по-другому. В первом тайме мы наслаждались игрой в футбол, пытаюсь поставить кресты, детализировать то, над чем мы работали, и я рад, что мы продвигаемся шаг за шагом », — заявил тактик.

тактик — определение и значение

  • Лёв был помощником, который был известен как тактик за энергичным лидером новой волны Клинси в энергичном третьем месте Германии на чемпионате мира 2006 года.

    NYT> Домашняя страница

  • Да, я бы предпочел безымянного тактика , который собирает кучу денег и не пишет книги.

    Туз пик HQ

  • Торговец, которого он называл Бекхеттом, был тем, кого он называл своим «тактиком », термин, очевидно, из культового языка торговцев.

    Ловчий судьбы

  • Я изложил свои аргументы в боевом порядке: они должны обладать превосходством математика « тактик » с энтузиазмом поэта.

    Биография эпистолярная, Том 1.

  • Слово « тактик » обычно применяется к военным движениям, но имеет более широкое значение, чем это; он воплощает идею особого навыка или способности — прекрасного восприятия или проницательности, которые характеризуются ловким планированием или управлением, искусно направляемым в политике или дипломатии в правительстве.

    Библиотека сочинений Томаса Джефферсона — Том. 6 (из 20)

  • Вы имеете в виду, когда Мэннинг был «тактиком , » и «стратегом» в 98 году, когда он бросил 28 пиков?

    Denver Post: Новости: Нарушение: Местный

  • Вы имеете в виду, когда Мэннинг был «тактиком , » и «стратегом» в 98 году, когда он бросил 28 пиков?

    Denver Post: Новости: Нарушение: Местный

  • Вы имеете в виду, когда Мэннинг был «тактиком , » и «стратегом» в 98 году, когда он бросил 28 пиков?

    Denver Post: Новости: Нарушение: Местный

  • Вы имеете в виду, когда Мэннинг был «тактиком , » и «стратегом» в 98 году, когда он бросил 28 пиков? salty_koolaid написал:

    Denver Post: Новости: Нарушение: Местный

  • Вы имеете в виду, когда Мэннинг был «тактиком , » и «стратегом» в 98 году, когда он бросил 28 пиков?

    Denver Post: Новости: Нарушение: Местный

  • определение, этимология и использование, примеры и родственные слова

    Он передает эти детали тактикам.

    «Платтсбургское руководство» О.О. Эллис и Э. Гарей

    Хотя он был храбрым солдатом и искусным тактиком, он потерпел полное поражение от д’Энгиена при Серизоле в 1544 году.

    «Джером Кардан» Уильяма Джорджа Уотерса

    Теперь Барни решился на маневр, причисляя его к первым тактикам, обеспечившим хорошее отступление.

    «Комедийные рассказы» по разным

    Сульт, в некоторых отношениях острейший стратег и лучший тактик, был начальником штаба.

    «Орел Империи» Сайруса Таунсенда Брэди

    В этой передовой из ученых профессий рано проявился его гений как тактика.

    «Сочинения Томаса Джефферсона» Томаса Джефферсона

    Муро был тактиком.

    «Мальчики с острова Чудес: Покорение дикарей» Роджера Томпсона Финли

    Он подробно остановился на А.Г. духа, а именно как арифметик, а не тактик.

    «Дневник Галлиполи, том 2» Иэна Гамильтона

    Южный государственный деятель, известный как политический тактик, написал письмо об аннексии Техаса.

    «Товарищ молодежи» по разному

    Он тоже был стратегом и тактиком.

    «История США, том 2 (из 6)» Э.Бенджамин Эндрюс

    В этой кампании де Рюйтер проявил свои способности не только как тактик, но и как стратег.

    «История морской мощи» Уильяма Оливера Стивенса и Аллана Уэсткотта

    ***

    Аналитики разведки говорят, что Аймана аз-Завахири, преемника Усамы бен Ладена, не любят в «Аль-Каиде» как раздражительного микроменеджера, но он также является опытным военным тактиком, и его нельзя сбрасывать со счетов.

    Гарри Каспаров, блестящий и агрессивный тактик, которого многие считают величайшим шахматистом всех времен, объявил о своем уходе из профессиональной игры.

    Мэри Маккарти была тактиком скандала.

    Мастер тактики в Израиле добавляет силы в коалиционной сделке.

    Политическая стратегия военного тактика.

    Tactician обновляет продукт Target Targeter.

    Тактик Religious Right в Wider Crusade.

    Бывший тренер МЮ известен как тактик, друг.

    По мере того, как директора по маркетингу увеличивают свой авторитет в качестве корпоративных новаторов, ИТ-директора рассматриваются как тактики.

    У Дейла Брауна, главного тактика военного романа, есть еще один завораживающий триллер — «Коготь тигра».

    Он был блестящим тактиком, очень решительным учеником, человеком, стремящимся к самосовершенствованию, человеком, влюбленным в дом и семью, джентльменом из Вирджинии.

    ***

    тактик — определение английского языка, грамматика, произношение, синонимы и примеры

    Тамплиеры также были проницательными тактиками , следуя мечте Сен-Бернара, заявившего, что небольшая сила при правильных условиях может победить гораздо более крупного врага.

    WikiMatrix

    Португальский генерал Матиас де Альбукерке знал, что испанцами командовал маркиз Торрекуза, известный военный тактик , и хотел подтвердить свое присутствие.

    WikiMatrix

    Багратион, находившийся под сильным влиянием Александра Суворова, был новаторским тактиком , который отдавал предпочтение мобильной наступательной войне, хотя многие сражения, в которых он участвовал с французами, носили оборонительный характер.

    WikiMatrix

    Война в пустыне предоставила тактикам большие возможности для использования больших открытых пространств, не отвлекая внимание гражданского населения.

    WikiMatrix

    opensubtitles2

    Эдвард был способным тактиком и лидером в боях.

    WikiMatrix

    Мастер , Тактик и Стратег: Циклоп провел большую часть своей супергеройской карьеры в качестве лидера Людей Икс или Фактора Икс и развил исключительные лидерские навыки.

    WikiMatrix

    Уэбб хороший тактик , но ему не хватает довода до конца.

    OpenSubtitles2018. v3

    Операции 1915-1918 гг. Здесь не без оснований рассматривались как в целом скучные и преподносящие стратегу и тактику только отрицательные уроки.

    Гига-френ

    Вы твердый тактик и хороший лидер

    opensubtitles2

    Но первостепенное значение для успеха подразделения имеет роль старшего унтер-офицера как тактика и боевого командира.

    Гига-френ

    Хейнрици был одним из лучших оборонительных тактиков в немецкой армии, и он сразу же приступил к разработке оборонительных планов.

    WikiMatrix

    Военный историк Дигби Смит выдвигает гипотезу, что Шмитт, опытный офицер и хороший тактик , был бы более эффективным в битве при Аустерлице, по крайней мере, больше, чем его замена, Франц фон Вейротер, на посту начальника квартирмейстерского генерального штаба. Союзная армия.

    WikiMatrix

    (Макс Мосей) Берни был совершенным человеком, абсолютно блестящим тактиком .

    OpenSubtitles2018.v3

    Он упоминается в Хайке Моногатари под именем Тайфубо Какумей как тактик для MINAMOTO no Yoshinaka.

    KFTT

    Пришел на работу к Панчо Вилья в качестве эксперта по оружию и тактика

    opensubtitles2

    Многие военные тактики считают этот неожиданный вход в Бухару одним из самых успешных маневров в войне.

    WikiMatrix

    X-eins — опытный тактик , способный находить слабые места в противнике после того, как он наблюдает за ним в бою и разрабатывает контрмеры для будущих сражений.

    WikiMatrix

    «Вы отличный тактик , капитан. Вы позволяете своему заместителю атаковать … а вы сидите и высматриваете слабость.

    Обычное сканирование

    Прославленный на Западе как непревзойденный политический деятель , тактик , он сам думал об этом как о бесконечной череде кризисов.

    ханглиш

    Мастер , тактик и человек исключительного видения

    opensubtitles2

    Кроме того, он является исключительным фехтовальщиком и боевым тактиком и замечательно владеет боевым топором с большим мастерством.

    WikiMatrix

    По словам военного историка Теодора Эйро Доджа, Ганнибал преуспел как тактик .

    WikiMatrix

    Он не обладает какими-либо сверхспособностями, однако он отличный рукопашный боец, тактик и технологический гений.

    WikiMatrix

    Покрышкин был великим тактиком советских ВВС во время Второй мировой войны.

    WikiMatrix

    Что означает тактик — Определение тактика

    Примеры использования слова «тактик».

    Линн, и хотя его собственная партия даже не осмеливалась надеяться на что-либо от его руководства, лорд Джордж проявил себя оратором и спорщиком, тактиком партии и энергичным, бдительным и умным руководителем оппозиции.

    И еще через пять или шесть лет, рассчитал Диамато, он мог бы стать таким же хорошим тактиком , как Гражданин-капитан, если предположить, что она и Хамер будут продолжать атаковать его достаточно сильно.

    Астрагал Энея Тактик , в котором пряжа, проходящая через отверстия, представляющие буквы, несла секретное сообщение, является самой старой известной семаграммой.

    Только тогда Зефир осознала — с ее отрывочными знаниями о корнях греческих имен классов граждан — что, конечно, Стратегос было смешанным словом, старым именем генерала, теперь несущим новый вес более поздних производных: стратегический советник, боевой , тактик , главный планировщик.

    Но, как мастер , тактик , Тасайо превратил промах в победу.

    Некоторые из тактиков хотели попытаться вывести весь флот в боевой диапазон для внезапной мощной атаки.

    Полковник Ма-грудер был самым старшим офицером по времени службы и самым опытным тактиком , но были кувейтцы по чину выше — всеми тремя бригадами командовали бригадные генералы — и это была их страна.

    Но я могу заверить вас, что команда защиты гордится и получает удовольствие, создавая сложную задачу для тактиков Флота .

    Смелый, решительный и храбрый, вне всякого сомнения, будет в целом признано величайшим тактик в известной Вселенной, как много своих врагов в Лиге, как имперские коллегами.

    Для Уоррена, хотя он никогда не скрывался от того, что считал себя превосходным офицером и умным тактиком , не любил опасностей настоящего линейного дежурства.

    Знахарь сиу Сидящий Бык предавался разговорам о войне, и ему помогали и поддерживали два могущественных воина, опытных тактиков и великих лидеров Сумасшедший Конь и Галл.

    53-летний генерал Барис потерял большую часть правой ноги во время арабо-израильской войны 1973 года, сгорел в результате взрыва танка, но он остался в правительстве, чтобы служить своей стране как мог, поднявшись по служебной лестнице из луковичок и портной до координатора разведки до тактик до военного советника президента.

    Не желая смущать вас, вы довольно убедительно продемонстрировали, что вы один из наших лучших тактиков , ваша светлость.

    Перед тем, как покинуть Затмение, Улаха и тактики подсчитали, что вероятность успеха миссии будет снижаться на 2 процента с каждым часом продолжительности, а это означало, что шансы ударной группы к настоящему времени должны были приближаться к нулю.

    И поскольку это были именно те люди, которых считали слишком ценными, чтобы рисковать снаружи, наземные войска внезапно оказались сами по себе, без старших офицеров, тактиков или клановых связей … или поддержки тяжелым вооружением, межотряда и дальней связи , или защитный кожух датчика.

    Три типа стратегов. А то, что нет. | Адам Морган | The Creative Machine

    Сейчас осень 2011 года, и мы собираемся начать нашу ежегодную встречу по стратегическому планированию.Наш клиент — крупный региональный банк с филиалами на западе США. Помимо нескольких руководителей банков, несколько сотрудников рекламного агентства занимают свои места за большим столом в конференц-зале. Закрываем двери. Выключите наши телефоны. И подготовьтесь к сеансу «стратегического» планирования на весь день.

    После нескольких часов изучения того, что было хорошо в 2010 году и новых задач в 2011 году, мы подходим к важному моменту, который является причиной этого отступления.

    «Итак, какова наша стратегия на следующий год?» кто-то наконец спросил.

    Когда я оглядел людей в комнате, ожидая, пока все ответят, я понял, что я уже знал, какие ответы будут давать некоторые люди.

    Дэйв Томас, генеральный директор нашего рекламного агентства, всегда найдет для себя новую большую идею или направление. Он смелый и креативный. Его ответ на стратегию всегда дальновиден.

    Энн Вуд, наш вице-президент по работе с клиентами, разработает план, как воплотить замысел Дэйва в жизнь. Она расчетлива и логична. Ее ответ на стратегию — это всегда тактический план.

    И, наконец, Роб Бро, директор по маркетингу банка, будет знать, как реализовать это видение и план и убедиться, что нужные люди одобряют и финансируют его. Он мастер взаимоотношений и мотивации людей. Его ответ стратегии всегда основан на политической проницательности.

    Вот когда меня осенило. Да, мы все говорим о стратегии. Но все мы думаем, что это означает совершенно разные вещи. Когда мы все произносим слово «стратегия», мы не говорим об одном и том же.

    Слово «стратегия» постоянно встречается за маркетинговым столом.Но что на самом деле означает быть стратегическим? Я предлагаю всем нам взглянуть на себя и подумать о том, что этот термин означает для нас лично.

    Означает ли это методическое обдумывание каждого шага плана? Означает ли это открытие нового видения компании? Означает ли это, чтобы добиться успеха, задействовать правильные элементы и людей? Или имеется ввиду все вышеперечисленное?

    Безусловно, мы можем продолжить поиски расплывчатых описаний и индивидуального контекста одного и того же слова. Но я бы посоветовал нам начать использовать разные термины для разных значений.В результате будет лучше общение и действия.

    Итак, вот моя попытка классифицировать различные термины, обозначающие идею стратегии. Думайте об этом как о трех персонажах стратегии.

    Дальновидный стратег всегда ищет новый подход. Они находят новые способы увидеть мир. Они открывают для себя совершенно новый метод маркетинга продукта или бренда. Этот тип стратегии заключается в том, чтобы предложить новый путь или видение компании. Или создание новой товарной категории.Или революционно новый способ построения бизнеса.

    В эту корзину попадают такие термины, как северная звезда компании. Путеводный свет или принцип, который приведет нас в будущее. Другой распространенный термин — это понимание проекта или кампании с высоты 30 000 футов. Это перспектива зонтика. Но это также относится к новым стратегиям, которые стартапы, руководимые дизайном, используют, чтобы подорвать бизнес-категорию.

    История маркетинга полна великих идей, которые выражаются в классических маркетинговых стратегиях.Подумайте о революционной идее позиционирования Эла Райса и Джека Траута. Или идея уникального торгового предложения Россера Ривза. Или стратегия разрушения Жан-Мари Дрю. Все эти стратегические идеи были смелыми новыми способами продвижения ваших продуктов и услуг. Они предложили новый путь к успеху, применив новый набор принципов маркетинга.

    Этот тип стратегии имеет глубокие творческие корни. Наличие дальновидной стратегии требует понимания, которое создается с нуля. Все дело в том, чтобы попробовать совершенно новое направление на неизведанной территории.Это упражнение на открытие и интуицию.

    Тактический стратег умеет составлять дотошный и проницательный план. Они используют все уроки, которые они извлекли, и применяют их вдумчиво. Как военный генерал, они знают, на что способны разные типы войск, и они все расставляют тактически, чтобы добиться успеха. Они мастера делегирования. Они выявляют дыры в маркетинговом плане и знают, как перераспределить ресурсы, чтобы максимизировать рентабельность инвестиций.

    В 1645 году знаменитый фехтовальщик по имени Миямото Мусаси написал «Книгу пяти колец», серьезное руководство по стратегии боевых искусств. Представленная им концепция стратегии идеально подходит для этой категории. Он описал стратегию с концепцией мастера-плотника. Бригадир настолько хорошо знает свои инструменты и людей, что может направлять их, делегируя задания в зависимости от их способностей и осознавая их моральный дух. Стратегия мастера состоит в том, чтобы получить наилучший конечный результат, максимально используя свои ресурсы.

    В маркетинге тактик является стратегом, планируя все заранее и оптимизируя этот план. Обычно они основаны на показателях и глубоком понимании лучших практик. Они расчетливы и методичны. Эти типы стратегий больше основаны на логике и разуме для достижения желаемого результата.

    Политтехнолог — человек народный. Они мастера мотивации и сотрудничества. Они знают, как ориентироваться в организации и делать правильные стратегические шаги и связи для реализации проектов.Или просто продолжить карьеру.

    Они умеют распознавать хорошие стратегические идеи от провидцев и тактиков и помогают реализовать план. Фактически, они часто окружают себя стратегами другого типа. Они создают дождь и умеют получать разрешения.

    Стратегия этого типа не столько об идеях, сколько о действиях. Без политической стратегии колеса бизнеса или правительства могут заржаветь. Политическая стратегия помогает в реализации, получении бюджета и распространении результатов.Если вы хотите, чтобы ваш план претворялся в жизнь, этот тип стратегического понимания и влияния имеет решающее значение.

    Я говорил, что есть четыре типа стратегии. Стратегия исполнения всегда была четвертой. Но на самом деле это совсем не стратегическое направление.

    Стратегия исполнения — это выполнение работы. Все дело в том, чтобы действовать. Вот почему я не считаю это стратегическим. Речь идет о следовании плану или большой идее. Это не добавляет понимания, руководства или влияния.

    У вас, вероятно, есть несколько из этих ролей в вашей компании.Они действительно просто прославленные менеджеры проектов. Они могут создать план, но он является основным и реализуемым. Никакого понимания. Никакой интересной тактики. Просто создайте проект и протолкните его через систему. Часто этот подход считается маркетингом с флажками, когда вы просто отмечаете все пункты в списке маркетинговых дел.

    Это часто путают с тактической стратегией. Но разница в том, что тактик видит новые возможности и знает, как перераспределить ресурсы для нового подхода.Стратег по реализации просто находит список передовых практик и проверяет их одну за другой в процессе управления проектом. Это может быть жестко, но многие маркетологи думают, что они имеют стратегический характер. На самом деле они просто совершают движения. Флажки. Если вы не добавляете новые идеи, новые направления или новые связи, вы являетесь менеджером проекта.

    Управление проектами очень важно. Есть много талантливых людей, которые добиваются результатов благодаря действиям, последующим действиям и вниманию к деталям.Но нам нужно быть реалистами и признать, что это не стратегическая роль.

    Даже после прочтения этого некоторые могут обидеться и по-прежнему думать, что они стратегические. Осознавать себя сложно, но необходимо. Остановитесь и спросите себя, искренне ли вы придумываете новые идеи, планы или направления, или вы основываете свой план на советах другого человека, книге, веб-сайте или контрольном списке.

    Настоящая стратегия не следует формуле. Это не уравнение, которое нужно просто изучить.Это абстрактно и требует от вашего мозга новых связей и поиска новых идей. Если вы составляете маркетинговый план, это и есть планирование. Если вы следуете лучшим практикам, это исполнение. Стратегия — это думать обо всем, находить идеи, новые направления и знать, на что можно повлиять. Слишком часто мы называем стратегией все исполнительные и операционные аспекты маркетинга. Это нужно изменить. Нам нужно использовать правильные определения.

    В маркетинге мы должны осознавать тот факт, что не все стратеги хороши во всех трех типах стратегий.Это похоже на темперамент: мы обычно хороши в одной области и слабы в других.

    У вас может быть блестящее видение, но вам не хватает дисциплины или внимания к деталям, необходимых для тактического подхода, или вам не хватает навыков работы с людьми, чтобы добиться принятия своей идеи. Или, возможно, вы можете быть мастером политической стратегии, но никогда не придумаете большой идеи или тактики.

    На этом этапе каждый из нас должен провести душевный анализ и выяснить, в каком типе стратегии мы действительно хороши, вместо того, чтобы верить, что мы хороши во всех трех.По моему более чем 22-летнему опыту в маркетинге, большинство из них едва ли хороши в одном. И рок-звезды достаточно осведомлены о себе, чтобы знать, что им следует придерживаться той стратегии, которая дается легко.

    Помимо определения трех типов стратегии, нам необходимо понимать типы работ, требующие определенных стратегических навыков. Например, должность директора по маркетингу в стартапе лучше обслуживается дальновидным стратегом, поскольку ему нужно найти северную звезду новой компании и вдохновить команду на ее достижение. В то время как для устоявшегося предприятия лучше было бы работать с директором по маркетингу, обладающим большими политическими или тактическими навыками, чтобы поддерживать прогресс во всей крупной организации.

    Это не правила, а дополнительные рекомендации, которые следует учитывать при найме стратега. Подумайте о реальной роли должности. Вы ищете кого-то, кто сможет сформулировать стратегическое сообщение компании? Предлагаю провидца. Вы ищете специалиста по спросу, которому необходимо сбалансировать несколько каналов и кампаний? Возможно, тактический стратег вам подойдет.

    Как узнать, каким стратегом на самом деле является человек? По моему опыту, все сводится к подсказкам в интервью. Если вы проводите собеседование с кандидатом, и он постоянно говорит о важных идеях и открытиях, которые они открыли, скорее всего, он провидец. Если они сосредоточатся на деталях своих планов и расскажут о показателях и о том, как все это повысило рентабельность инвестиций, я бы посоветовал им стать тактиком. И если они всегда говорят о том, кого они знают, как они объединили команды для достижения целей или о важных вехах, которых они достигли, я готов поспорить, что они политический стратег.Конечно, это грубые примеры, но по крайней мере они дают вам представление о том, на что обращать внимание, когда вы спрашиваете их об их стратегическом опыте.

    Я знаю, что мои описания трех типов стратегии не изменят мир маркетинга. Но, по крайней мере, это может начать диалог в вашей компании или заставить вас задуматься о том, как вы организуете и расширяете возможности своей команды. Или, когда вы обсуждаете стратегию, вы можете, по крайней мере, понять ценности каждого типа в общей картине и использовать термины, которые проясняют беседу.Он начинается с признания разницы, а затем использования этих знаний для лучшего соответствия навыков должности и создания более надежного маркетингового плана.

    При рассмотрении вашего маркетингового плана, вот простые термины, которые помогают мне различать три типа стратегии.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *