Тавтология в литературе примеры: что это, примеры использования в стихах

Автор: | 30.05.2021

Содержание

Это не тавтология, а плеоназм! — Яррег

Заглянем в «Современный толковый словарь русского языка», изданный Институтом лингвистических исследований Российской академии наук (Санкт-Петербург, 2004).

Читаем: тавтология (от греч. tauto – то же самое и logos – слово) – повторение того же самого другими словами, не уточняющее смысла («строить рассуждение на тавтологии»). Проще говоря, это «пережёвывание» одной и той же темы.

В школьной практике мы немного сужаем это понятие и учим ребятишек не повторять одно и то же слово чаще, чем через двенадцать предложений в их творческих работах (сочинениях, изложениях, эссе). Надо признать, что такие неоправданные тавтологические повторы – наша беда! Словарный запас учащихся скудный, а обращаться к синонимическим словарям они не могут по разным причинам: не приучены, лень, нет в достатке справочной литературы в школьной библиотеке, запрещает (?!) учитель на уроках-контрольных.

Плеоназм (от греч. pleonasmоs – излишество) – речевое излишество с точки зрения смысловой полноты высказывания, стилистической выразительности, которое проявляется в скоплении близких или идентичных (одинаковых) по значению слов. То есть словосочетания типа «главный приоритет», «госпитализация в больницу», «автобиография жизни», «реальная действительность» являются не тавтологией, а плеоназмами!

Почему же я встревожилась, прочитав заметку М. Королёвой?

31 мая выпускники школ нашей страны сдавали ЕГЭ по русскому языку. В задании В8 (часть В), которое проверяет знание теории русского языка и литературы, были примеры предложений, в которых надо было увидеть плеоназмы и тавтологию. Или могли быть! Следовательно, необходимо абсолютно верно ориентировать будущих одиннадцатиклассников, что и где искать.

«Северный край» – это такая газета, которую читают практически в каждой семье города и области. Но ведь не в каждом доме есть филологи или, на крайний случай, пособия по подготовке к ЕГЭ (они, к слову, тоже бывают весьма сомнительными по качеству!). .. Будет прекрасно, если на страницах уважаемого издания школьники смогут увидеть проверенную научную информацию от сотрудников, предположим, филологического факультета ЯГПУ имени К. Д. Ушинского, а не перепечатку откуда-то…

Тавтология в русском языке — Сочинение

Тавтология – это неоправданное повторение одно­коренных слов. Сущность тавтологии традиционно иллю­стрируют словосочетанием масло масляное, и мы не будем отказываться от этой традиции. Соединение двух слов, ка­залось бы, должно нести какой-то смысл, ведь минимальное суждение состоит из двух компонентов, субъекта и предика­та, или данного (того, о чем идет речь) и нового (того, о чем сообщается). В этом отношении предложение Волга – это река информативно, даже несмотря на то, что мы давно это знаем. А вот выражение масло масляное никакой информа­ции не несет.

С тавтологией часто смешивают повтор, который возни­кает в том случае, когда мы используем два однокоренных слова, которые существенно различаются по смыслу.

Возьмем, к примеру, словосочетание современное вре­мя. Оно вполне осмысленно. С одной стороны, есть слово время, которое мы можем использовать как синоним для слов период, эпоха, дни. С другой стороны, есть слово со­временный, которое также может быть употреблено умест­но. Ведь современный – это относящийся к той эпохе, к которой принадлежит говорящий; имеющий место сейчас, а не в прошлом или будущем. Времена бывают разные, и некоторые из них действительно современные, а некоторые нет. Все вроде бы правильно, но беда в том, что повтор кор­ней – современное время – звучит плохо, затрудняет вос­приятие мысли, стоящей за словами. Поэтому от одного из слов необходимо отказаться. Мы либо заменяем слово время (современная эпоха), либо заменяем слово современное (наше время).

Повтор может быть важным средством выразительности, а потому иногда уместен в художественной литературе или публицистике: «Писатель пописывает. Читатель почитыва ет», – как писал (или пописывал?) когда-то М.

Е. Салтыков- Щедрин. Не правда ли, звучит хорошо? А к тому же иро­нично… Но в официально-деловом и научном стилях такие повторы следует исключить, потому что это противоречит специфике этих стилей.

В некоторых случаях тавтология неиз­бежна, а потому считается допустимой. На­пример, мы вряд ли можем исправить такие словосочетания, как рисовать рисунок или варить варенье. Замена на синонимы здесь вряд ли поможет, потому что полноценных наименований- синонимов для соответствующих явлений нет. Рисунок – это не обязательно набросок, а тем более картина-, и варе­нье – это не то же самое, что джем или повидло.

Семантическая избыточность и недостаточность в текстах драматургических произведений американских авторов и их перевод диплом по зарубежной литературе

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ИНСТИТУТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ Кафедра перевода и переводоведения ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА ТЕМА: СЕМАНТИЧЕСКАЯ ИЗБЫТОЧНОСТЬ И НЕДОСТАТОЧНОСТЬ В ТЕКСТАХ ДРАМАТУРГИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ АМЕРИКАНСКИХ АВТОРОВ И ИХ ПЕРЕВОД Исполнитель: Сидорова Е.С. студентка 5 курса отделения английского языка Научный руководитель Цюпко И.Н. Рецензент: доцент ДВАГС, Гапонова Г.Я. 2006 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1. РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬ КАК КОММУНИКАТИВНАЯ СИСТЕМА 1.1 Особенности разговорной речи 1.2 Язык пьесы как синтез разговорной и письменной речи 1.3 Тенденции к семантической экономии и избыточности в разговорной речи 1.3.1 Семантическая экономия в разговорной речи 1.3.2Семантическая избыточность в разговорной речи 2. РАССМОТРЕНИЕ ЯВЛЕНИЙ СЕМАНТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ И ИЗБЫТОЧНОСТИ В ТЕКСТАХ ДРАМАТУРГИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ. ВАРИАНТЫ ПЕРЕВОДА 2.1 Семантическая экономия в пьесах современных американских авторов, способы ее перевода 2.2 Семантическая избыточность в пьесах современных американских авторов, способы ее перевода ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ пьесы как синтез разговорной и письменной речи, и практическую, где приводятся отдельные примеры семантической избыточности и недостаточности из текстов драматургических произведений современных американских писателей, их возможный перевод и его анализ.

Таким образом, в работе отслежены мотивации вариантов перевода отрывков с примерами семантической избыточности (недостаточности). Работа включает в себя 79 страницы, состоит из введения, двух глав — теоретической и практической и заключения. В конце работы прилагается список использованной теоретической и словарной литературы, а также художественной литературы, послуживший материалом для исследования. Во введении освещаются цели и задачи работы. Первая глава содержит рассмотрение общих характеристик устной речи, рассмотрение драматургической литературы как синтеза устной и письменной речи, основные определения семантической избыточности и недостаточности. Вторая глава носит практический характер и содержит примеры семантической экономии и избыточности из художественной литературы, варианты и анализ их перевода. ГЛАВА 1. РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬ КАК КОММУНИКАТИВНАЯ СИСТЕМА В последнее время разговорная речь стала привлекать внимание исследователей, но чаще всего ее не рассматривают отдельно от письменной речи, а сопоставляют их, отталкиваясь от письменных, литературно отработанных структур. Особенности разговорной речи, отсутствующие в письменной, принимаются за отклонение от нормы. Такие особенности, как экономия и избыточность довольно часто рассматриваются исследователями в качестве проявлений устно-разговорной речи. Известный румынский языковед И. Иордан саму устную речь считает отклонением от нормативной, письменной речи, т.к. она не подчиняется общепринятым нормам и правилам и сама не имеет системы и правил. По Иордану устно-разговорная речь является соединением случайных, произвольных языковых фактов, которые отклоняются, игнорируют, даже не имеют своих правил, а значит, стилистическая экономия и избыточность также являются отклонением от нормы. Но в настоящее время разговорная речь начала бурно вторгаться в строгую структуру правил письменной речи. Быстрый темп жизни, развитие средств коммуникации, компьютерных технологий, большие возможности в скором получении, передаче, обмене информацией влияют на письменную речь.
В письменной речи – в газетных статьях, докладах, текстах Интернет — сайтов, очерках, в прозаических произведениях легкого жанра (детектив, любовный роман), в письмах – часто встречаются отклонения от нормы, в том числе и семантическая экономия и избыточность в речи. Примеры недостаточности в письменной речи Need an office? We’ve got a lot? Dial up… And move in! [28.5] Данный пример из газеты на английском языке также свидетельствует, Б. Неподготовленным, спонтанным монологом; В. Отрывком из разговора? Тогда только в двух последних случаях устную речь можно признать реальным примером чистой разговорной речи. Вряд ли она имеет свою собственную систему, но в ней могут присутствовать некоторые или многочисленные ошибки (грамматические, лексические и другие). Иначе нам бы пришлось говорить о двух совершенно разных языках, а не о видах речи. Наблюдения и описания фактов ошибок в разговорной речи послужили поводом к появлению так называемой грамматики «ошибок». Ее авторы, рассмотрев собранные языковые факты, решили не считать ошибки естественным проявлением речевой деятельности. Но наблюдения, доказательства, даже термины авторов грамматики «ошибок» недостаточно разработаны. В них нет общего мнения по поводу употребляемых понятий («народный», «обиходный», «разговорный», «устный»), по отдельным явлениям (например, эллипсис – факт письменной или устной речи?). Трудно не согласится с мнением большинства языковедов о том, что наиболее верной точкой зрения следует считать «золотую середину», когда разговорная речь сопоставляется с литературно-письменной и имеет свои особенности. Человек говорит на одном языке, используя два основных вида деятельности: устную и письменную. При этом устная речь первична, определяет письменную, являющуюся ее продуктом. Оба вида речевой деятельности имеют свои нормы, особенности и свои ошибки. А значит и устно-разговорную и письменную речь надо исследовать в сравнении, а не отдельно одну от другой. 1.1 Особенности разговорной речи Прежде всего, характеризуя виды речи, необходимо определиться, какие следует употреблять термины и какие понятия соответствуют этим требованиям.
Авторы «Литературного энциклопедического словаря» под общей редакцией Кожевникова В.М. и Николаева П.А.1 считают разговорную речь разновидностью литературного языка, противопоставленную книжной речи. Книжная речь реализуется и в письменной и в устной форме (выступление по радио, на телевидении, лекция, доклад), многие же особенности устной разговорной речи отражены в произведениях художественной литературы и, таким образом, зафиксированы письменно. Термин «разговорная речь» употребляется лингвистами (Земская Е.А., Сиротина О.Б., Шмелев Д.Н.)2 в исследованиях современной разговорной речи и в значении «любая устная речь независимо от ее назначения и условий общения». В этом случае термин применяется к разным явлениям речевой деятельности. Разговорная речь характеризуется непринужденностью, отсутствием официальных отношений между собеседниками, специальной тематики, а , следовательно, и специально-речевого стиля. В литературе сближение между книжной и разговорной речью происходит, когда необходимо передать характер персонажа через его речь. «Может ли письменный язык быть совершенно подобным разговорному? – писал А.С. Пушкин в «Письме к издателю» в 1836 году. – Нет, так же как разговорный язык никогда не может быть совершенно подобным письменному. Не одни местоимения сей и оный, но и причастия вообще и множество слов необходимых обыкновенно избегаются в разговоре. 1 «Литературный энциклопедический словарь» под ред. В.М. Кожевникова и П.А. Николаева, М., 1999 2 Земская Е.А. «Современный русский язык», М., 1989 Сиротина О.Б. «Современная разговорная речь и ее особенности», М., 1999 Шмелев Д.Н. «Современный русский язык», СПб, 1996 Мы не говорим: карета, скачущая по мосту, слуга, метущий комнату; мы говорим: которая скачет, который метет и пр., заменяя выразительную кратность причастия вялым оборотом. Из того еще не следует, что в русском языке причастие должно быть уничтожено. Чем богаче язык выражениями и оборотами, тем лучше для искусного писателя. Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретенного им в течении веков».
Разговорная речь характеризуется наличием таких морфологических особенностей, как ограниченное употребление причастий и деепричастий, наличие особой звательной формы. Лексические особенности разговорной речи характерны присоединением уменьшительно-ласкательных, экспрессивных суффиксов, замена наименований ряда конкретных предметов описательными оборотами рядом слов, имеющих разговорное либо просторечное значение в толковых словарях. Фонетические особенности также присущи разговорной речи. Это, к примеру, пропуск в определенных сочетаниях отдельных звуков: «Я те дам» (я тебе дам), «деушка» (девушка»). Синтаксис разговорной речи характеризуется отсутствием некоторых видов сложноподчиненных предложений. А оборот со словом «который» в живой речи успешно и устойчиво заменяется конструкцией с пропуском этого слова: вместо «где книга, которая лежала на столе», мы слышим «где книга – лежала на столе». Из многочисленных особенностей разговорной речи можно выделять два основных и противоположных явления – избыточность и недостаточность. Эти особенности проявляются в разных ситуациях, в определенных стереотипах. Общение почти всегда непосредственно и неподготовлено, это позволяет говорящим обходиться незаконченными предложениями, пропусками слов, междометиями. Большую роль в разговорной речи играют интонации, жесты и мимика. предложения вследствие этого неясен. Из кинофильма: Thank you, sir, may I have another? Фраза с пропущенным словом понятна лишь в том случае, если она дана в контексте, либо сопровождается указывающим жестом. — Вследствие речевой недостаточности нарушаются грамматические и лексические связи слов в предложении, и смысл предложения затемняется. Из разговора специалистов: Больше всего ему удаются черепно-мозговые. Возможно, в разговоре коллег опущенное слово «операции» не является необходимым, но для непосвященных слушателей смысл предложения неясен. Само предложение при этом несвязное, составлено неверно с точки зрения грамматики и лексики. Из описания местонахождения: Condell Hospital is approximately 15 minutes away, and St. Teresa Hospital is about 30 minutes away. Предложение можно понять по-разному: госпитали находятся в 15 и 30 минутах ходьбы или езды; езды на автомобиле или на лошади, так как необходимое слово пропущено. — Небрежность в речи может привести к искажению мысли автора. Из отчета классного руководителя: На собрании у моих родителей возникло много вопросов по поводу выпускного. Так как слово «учеников» пропущено, возникает мнение, что речь идет о родителях самого руководителя. Также пущено слово «вечера», что создает неясность: по поводу выпускного собрания, экзамена, бала, тестирования и т.п. Из рассказа домохозяйки: We have a fenced in backyard. Что имеется в заднем дворе и обнесено забором, не говорится. Фраза не ясна. — Пропуск слова может также послужить причиной возникновения логической ошибки, алогизма, когда происходит непредсказуемое совмещение понятий типа «прелестная пакость». Из выступления на собрании: Mr. Stanford has been employed for the past seven years as a fifth grade with Portland Board of Education. Слово teacher пропущено, что часто случается в публичных выступлениях, в неподготовленной речи. Но логическая связь утеряна, а понятия «работает» и «класс» совместились, и получилось, что г-н Стэнфорд работает пятиклассником уже семь лет. В результате речевой недостаточности происходит и подмена понятия, что в свою очередь порождает комизм и абсурдность высказывания. Из телепередачи: У нас в Советском Союзе секса нет. Речь идет о том, что, по мнению участницы телеканала, в стране нет проблемы ранних половых отношений, насилия, проституции, а из текста следует, что вообще «секса нет». Из газетного заголовка: Mr. Borovoy lose his trousers. Давая название скандальной статье, редактор намеренно пропустил слово “could”, чем вызвал любопытство читателя, а заодно придал комический эффект ординарной, на самом деле, ситуации (на одной из презентаций пиротехники переусердствовали, и искра попала на брюки Борового, подпалив их). Из разговора между соседями: Когда вы, наконец, будете гулять в наморднике? Понятно, что имеется в виду намордник для собаки, но говорящий объединяет собаку и ее хозяина в одно целое, и это производит комический эффект. — Из-за пропуска слова фраза становится недостаточно информативной, сумбурной. Это приводит к абсурдности высказывания. На экзамене: Суффиксы важны потому, что они позволяют переходить из одной части в другую. Информация, передаваемая экзаменующимся, является неполной, а смысл предложения – абсурдным. Непонятно кому суффиксы позволяют переходить в какие-то части. После правки предложение становится и логичным и несущим понятную информацию: «Суффиксы важны потому, что они позволяют переходить словам из одной части речи в другую». Из газетной статьи: Наш канал совместно с Олимпийским комитетом России отправляет в кругосветное одиночное автономное плавание авиации 60-ти лет. Пропущенные слова делают текст абсолютно бессмысленным, т.к. соединение двух полярных понятий «авиация» и «плавание» в одном предложении требует связующего звена – словосочетания «генерал- лейтенанта». Отредактированный материал звучит полно и понятно каждому: « Наш канал совместно с Олимпийским комитетом России отправляет в кругосветное одиночное автономное плавание генерал-лейтенанта авиации 60-ти лет». Из буклета: This museum contains the history of the Russian pioneers and the Amur Cossacks. Пропуск двух слов меняет смысл выражения, доводя его до абсурда. Полное предложение звучит так: “This museum contains exhibits tracing the history of the Russian pioneers and the Amur Cossacks.” Как избежать подобных явлений в речи, а, следовательно, их последствий? Зафиксированная письменно-речевая недостаточность легко поддается правке. Ведь достаточно вставить недостающее слово или словосочетание, и предложение обретет смысл. Трудно восстановить истину, если пропущено важное слово, которое несет в себе основную информацию всего предложения. Также сложно поймать мысль собеседника при разговоре. Устная речь чаще всего бывает неподготовленной, в ней редко встречаются и структуре. И в то же время наблюдается взаимодействие стилей речи. Из книжно- письменной речи в разговорную стали проникать слова и словосочетания типа: to talk, to move, to return, to look one’s doubt, to talk one’s anger away, to smile one’s thanks, to kiss good night и т. п. Это обогащает разговорный английский язык. Языковая экономия обусловлена (1) предопределяющей и (2) диффудирующей (взаимосвязывающей) функциями лингвистического макро- текста – той структурно-семантической части высказывания, которая складывается внутри предложения и определяет его содержание. Н.В. Глаголев1 считает, что при предопределяющей функции макро-текст предвосхищает возникновение сообщения, а при диффудирующей создаются взаимосвязанные типовые речевые единицы, которые связаны по структуре и семантике в рамках макро-текста. 1.3.2 Семантическая избыточность в разговорной речи Избыточностью в речи принято считать лишние слова, конструкции, обороты, содержание которых может быть передано более простым синонимическим оборотом. Иными словами, речевая избыточность есть многословие, создаваемое спонтанностью формулирования мысли и эмоциональным характером сообщаемого. К речевой избыточности приводит стилистическая ошибка, стилистическая беспомощность автора, стилистическая небрежность, абсолютно ненужное топтание на месте в поисках способа выразить свою мысль. А.П. Чехов в письме к брату заметил: «Краткость – сестра таланта». Действительно, не каждому удается высказаться лаконично, точно, без лишних слов, как в разговоре, так и в письме. Многословие проявляется в следующих формах: 1 Глаголев Н.В. «Ложная информация и способы ее выражения в тексте»., СПб, 1990 — Навязчивое объяснение всем известных истин (пустословие) — Повторная передача одной и той же мысли — Абсурдность – утверждение самоочевидной истины — Комизм в ситуации, иногда драматической — Плеоназм – употребление близких по смыслу и, следовательно, излишних слов, соединение синонимов — Тавтология – явление лексической стилистики при повторении однокоренных слов и при соединении иноязычного и русского слова, дублирующего его значение — Повторение слов — Отдельные, изолированные слова и выражения, синтаксически не связанные с предложением, носящие или не носящие какой-либо смысловой нагрузки, т.е. сорные слова. Многословие часто встречается как в устно-разговорной, так и в книжно-письменной речи. В неподготовленной устно-разговорной речи избыточность может быть вызвана самыми разными факторами: желанием говорящего продлить свое высказывание, неумением кратко выразить мысль и подобрать нужные слова, стремлением как можно подробнее и эмоциональнее описать событие и т.п. Что касается книжно — письменной речи, здесь автор применяет прием многословия при передаче языка персонажа, стиля его речи, характера. Речевая избыточность проявляется в диалогах и монологах героев произведения. Также примеры многословия можно встретить в газетах и журналах, рекламах, при чтении докладов, рефератов. Но в таких случаях многословие принимается как стилистическая ошибка, требующая специальной правки. Можно рассмотреть на примере каждый случай проявления речевой избыточности. Навязчивое объяснение известных всем истин привлекает внимание. Из рекламы: Чай полезен для здоровья. Чай не вреден для организма. Настоящий листовой чай никто не заменит, т.к. он благотворно влияет на многие органы человека. Содержание данного примера можно легко выразить с помощью одного предложения: Чай полезен для здоровья человека. Хотя информация концентрируется в одном предложении, многословие в рекламе, возможно, необходимо, т.к., ее цель – обратить на себя внимание, навязать рекламный продукт, внушить потребителям мысль покупать именно рекламируемый чай. “Tom!” Dwyer said excitedly. “I’ve been hanging around and hanging around waiting to her from you. Jesus, I was worried. I thought maybe you were dead…” [38.598] Многословие Кролика из романа «Богач, бедняк» вызвано его волнением и радостью оттого, что он, наконец, услышал друга и не надо больше томиться в неизвестности и ожидании новостей. Поэтому Кролик дважды повторяет фразу I’ve been hanging around, чтобы передать свои чувства. Абсурдность (ляпалиссиады) – утверждение самоочевидной истины. Покойник был совершенно мертв. Смысл предложения абсурден, ведь итак совершенно ясно, что если покойник, то мертвый. Нельзя сказать: «Покойник был немного (чуть-чуть, очень, полностью, и т.п.) мертв». Такой пример многословия называют ляпалиссиадами, по имени маршала маркиза Ля Палиса. О его гибели солдаты сочинили песню, где были такие слова: «Наш командир еще за 25 минут до своей смерти был жив». В ляпалиссиадах нередко сочетаются нелепость, комизм и, одновременно, трагизм ситуации. “He’s dead all right,” said Mr. Tate. “He’s good and dead. He won’t hurt these children again”. [34.323] Но иногда тавтология переходит в разряд допустимых словосочетаний. Это объясняется изменением значения слова и тем, что подобная комбинация закрепилась в речи: Период времени, реальная действительность, экспонат выставки. В научном и официально-деловом стиле также не считается тавтологией применение однокоренных слов в сочетании с аббревиатурой или словом, состоящим из двух корней: Система СИ (система Система Интернациональная), сеть Интернет (сеть Международная сеть). Тавтология также допустима, если используется как стилистический прием, усиливающий действенность речи, делающий ее более экспрессивной. Примеры такой тавтологии встречаются и в устной, и в художественной речи. Всякая всячина, суета сует, горе горькое, диво дивное, сослужить службу. «Ой, полным-полна моя коробушка» «Ой, снег-снежок, белая метелица» Часто тавтология присутствует во фразеологических оборотах. Ходить ходуном, сидеть сиднем, пропадать пропадом, есть поедом, видать виды, набит битком, all in all, day in and day out. Т.к. тавтология как стилистический прием является действенным способом, усиливающим эффект высказывания и выделяющийся своей необычностью, ее используют для газетных заголовков, в рекламе, в выступлениях на публике. Таким образом, привлекается внимание на важную информацию, значимые понятия. «На белый террор ответим красным террором» (В.И. Ленин) «Победителю ученику от побежденного учителя» (Жуковский «Шаг вперед, два шага назад» (Ленин) «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма» (К. Маркс) «Неразгаданные загадки прошлого» (из газеты) All is well that ends well. Penny saved is a penny earned. Easy come, easy go. Очень распространен прием, когда однокоренные слова сопоставляются как синонимы или антонимы. Обычно такой прием обращает на себя внимание и усиливает эффект. «знакомый незнакомец» «не стареют старики» «рыжий рыжик» «маленькие мелочи» «скучная, нудная перемена» Identification of UFO (unidentified flying object) The Inspector described how, after a witness’ description of the burglar had been given on the show, dozens of people telephoned the police, all identifying the same suspect. В эмоционально-экспрессивной речи повторение звуков, тавтологические повторы могут стать выразительным средством фоники. «Топот, топот, топот копыт \ Вихрем, вихрем всадник летит» Повторение звуков [т] – [п], [в] – [х] – [р] и корней в словах при произнесении создают эффект скорости и стука копыт мчащихся всадников. Punk, punk, punk, her needle broke the taut circle. She stopped, and pulled the cloth tighter: punk-punk-punk. She was furious. [34.317] Звуки [р], [t] и в звукоподражательных и в других словах фразы воссоздают картину происходящего: нервный шорох иглы, втыкающейся в материю, быстрые движения, еле сдерживаемая ярость, которая вот-вот вырвется наружу. Тавтология используется также для создания комизма, сатирической окраски и в юмористических рассказах, фельетонах, анекдотах, шутках. Повторение слов Повторение слов также может быть проявлением речевой избыточности. Лексические повторы объясняются неумением говорящего или пишущего четко выразить свою мысль. В письменной речи такие высказывания требуют редакторской правки, если не являются стилистическим приемом, усиливающим выразительность речи. Лексические повторы выполняют разнообразные стилистические функции: помогают выделить важное во фразе, привлечь внимание, создать поэтическое настроение или комическую ситуацию. Словесные повторы характерны как для разговорной, так и для письменной речи. Если в письменной многократное нанизывание слов играет роль стилистического приема и может быть подвергнуто правке, то в устно- разговорной речи повторение слов бывает избыточным, ошибочным либо усиливает эмоциональную окрашенность. Ученики гимназии заняли первые места на олимпиадах школьников города. Все ученики-победители олимпиад были приглашены на прем к губернатору. Родители учеников получили также приглашения. Многократное повторение слов излишне. Все три предложения можно заменить одним: Ученики гимназии, победившие на олимпиадах, и их родители были приглашены на прием к губернатору. “He had guts enough to pester a poor colored woman, he had guts enough to pester Judge Taylor when he thought the house was empty, so do you think he’da met you to your face in daylight?” [34.326] В данном примере достаточно было бы более сжатой фразы “He had guts enough to pester a poor colored woman and Judge Taylor when he thought the house was empty, so do you think he’da met you to your face in daylight?”. Но и тогда автору пришлось бы искать другие приемы, чтобы выразить многократность и мерзкий характер действий персонажа и презрительное отношение к нему говорящего. Употребление так называемых «сорных» слов «как-бы», «на самом деле», «значит», «ну», «вот», «то есть» — это яркий пример избыточности в речи как ошибки. Подобные слова не несут ни смысловой , ни эмоциональной нагрузки. Стилистически они абсолютно не связаны с предложением, и при их пропуске его значение не пострадает. Следовательно, избыточность во всех ее формах обусловлена двумя ИЗБЫТОЧНОСТИ В ТЕКСТАХ ДРАМАТУРГИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ. ВАРИАНТЫ ЕЕ ПЕРЕВОДА 2.1 Семантическая экономия в пьесах современных американских авторов, способы ее перевода Рассмотрим, как проявляется экономия в пьесах современных американских авторов. Так как драматурги стремятся приблизить язык персонажей к реальной разговорной речи, сделать диалоги и монологи более живыми, факты пропусков, опущений, недосказанной мысли встречаются в пьесах часто. В пьесах авторы прибегают к так называемому приему письменной фиксации устной речи, когда говорящий пропускает глагол-связку, что более характерно для вопросов. Грамматический строй нарушается, лексические связи теряются, а пониманию может помочь интонация и мимика персонажа. Who you hollering to? Вместо: Who are you hollering to? [37.105] Who you lonesome for? Вместо: Who are you lonesome for? [37.105] A few of you a little less. Вместо: A few of you is a little less. [37.115] You horrible, stupid, disgusting monkey. Вместо: You are a horrible, stupid, disgusting monkey. [37.125] You wonderful bitch. Вместо: You are a wonderful bitch. [37.129] Somebody been sick, Doc? Вместо: Has somebody been sick, Doc? [41.16] При передаче разговора авторы часто прибегают к пропускам других членов предложений, например подлежащего. Смысл понятен из содержания. Seems like you’re late today. Вместо: It seems like you are late today. [41.17] Seems to me twenty-five cents a week’s enough for a boy your age. Вместо: It seems to me twenty-five cents a week’s enough for a boy your age. [41.19] В качестве стилистической экономии можно также рассматривать пример пропуска целых структур типа there is/are, что также характерно для устно-разговорной речи. Something I can do for you? Вместо: Is there anything i can do for you? [39.163] Nice town,y’know what I mean? [41.14] В этом примере пропущен глагол-связка do, звуки в местоимении you, а также указание на место This is. При редактировании получилось бы частое в просторечии высказывание: This is a nice town, do you know what I mean? You know the rule’s well as I do – no books at the table. Вместо: You know the rule’s well as I do, there are no books at the table. [41.19] В данном примере опущение конструкции there is/are не влияет на смысл предложения, но делает его лаконичным и выразительным. Все вышеперечисленные примеры использовались героями произведений в обыденной повседневной речи. Подобные эллиптические формы очень типичны для устного разговора. Они передают ситуативную обыденность, эмоции героев, а также могут характеризировать их социальный статус, манеру речи и личностные возможности и качества. Речь образованной интеллигенции обычно грамматически более корректна, и эллипсис здесь менее употребим. Опуская те или иные формы речи, автор наделяет своего героя характером. Для литературы это имеет немаловажное значение. При переводе подобных предложений на русский язык, эллипс чаще компенсируется на лексическом уровне. Слова и словосочетания могут быть довольно эмфатичны и просторечны, порядок слов может стать инверсионным с целью выделить центр высказывания и добавить эмоциональной окраски. Who you hollering to? – На кого это ты орешь? (просторечная форма в РЯ «орать», эмоциональная разговорная форма «…это ты…»). Somebody been sick, Doc? – Стошнило кого-то, доктор? (инверсионная компенсация). Something I can do for you? –Чем-то помочь вам? (лексическая компенсация, опущение «могу ли я», делающее высказывание формальным, «чем-то» вместо более формального «чем-нибудь»). You know the rule’s well as I do – no books at the table. – Правило вы знаете не хуже меня – никаких учебников под партой! (антонимический перевод, лексическая и графическая компенсация –в данном примере перевода использована форма более типичная для РЯ, к тому же разговорная; опущение конструкции there are в английском предложении и категерочное «no» делают высказывание строгим и повелительным; в русском переводе эту окраску добавляют восклицательный знак, категоричное «никаких», и строгое «не хуже меня»). Рассмотрим примеры пропусков некоторых звуков в отдельных сочетаниях. The sky is beginning to show some streaks of light over in the east there, behind our mount’in. [41.13] Nice town, y’know what I mean? [41.14] Nobody very remarkable ever come out of it, s’far as we know. [41.14] …she was Julia Hersey ‘fore she married Doc Gibbs in the Congregational Church over there. [41.15] Торнтон Уилдер, автор пьесы «Our Town», содержащей приведенные слова, часто фиксирует подобные приемы разговорной речи, чтобы речь персонажей звучала натурально и была характерной для героев – простых жителей обыкновенного американского городка. При переводе на РЯ подобные приемы могут компенсироваться чаще всего лексическими, а также фонетическими и графическими средствами (хотя, надо заметить, фонетические средства, например эффект заминки героя, его неуверенности, -Morning, Doc Gibbs. -Morning, Joe. [41.16] В пьесе Уилдера, как и многих других англоязычных авторов, подобные приветствия встречаются весьма часто, т.к. в устном разговоре этот пример стилистической экономии общепринят. Следовательно, собеседники не нуждаются в уточнении. Переводчик должен стараться не утратить ощущение реальности, выбирая средства наиболее удачно передающие эту окраску. Это могут быть типичные разговорные фразы, междометия, восклицания и т.п. Боже, наверно я по-идиотски выгляжу! Ого, как поздно! -Доброе утро, д-р Гиббс. -И тебе, Джо. (Привет, Джо). Пропуская целые словосочетания, передавая беседы друзей или близких людей, авторы передают спонтанность, эмоциональную насыщенность ситуации, неподготовленность речи собеседников. Вариант без эллипса звучал бы более сглажено и нейтрально. -Honest, Steve? [37.118] It depends, I guess. [37.122] Примеры взяты из диалога, где один участник, Бутч, рассказывает другому, Стиву о мире и войне. Он объясняет, чем хорош мир, к которому все они скоро придут. Стив только вставляет краткие, обрывистые фразы и вопросы, в которых пропущены некоторые члены предложения (подлежащее, сказуемое, дополнение) и присутствуют только отдельные слова. Эти слова показывают его заинтересованность темой разговора и побуждают собеседника продолжать рассказ. Речевая недостаточность здесь не является ошибкой. Переводчик здесь легко может использовать типичные для той же ситуации фразы заинтересованности, удивления, одобрения и т.п. Они также часто лаконичны и эмоциональны: -Правда, Стив? -Думаю, не всегда. (Думаю, когда как). Авторы драматургических произведений часто прибегают к приёму, взятому из устно-разговорной речи. Это не только пропуск отдельных звуков в словах или словосочетаниях, но и замена их другими, что встречается в просторечиях, коллоквиализмах и сленге. Пропуск звуков или букв создаёт неправильные грамматические формы и неверное произношение. Heck no. [37.116] Baptist is down in the holla’ by the river. [41.13] Yessir. My schoolteacher, Miss Foster, ‘s getting married to a fella over in Concord. [41.16] Aw, Ma – I gotta lotta things to buy. [41.19] Mama, there’s first bell –I gotta hurry – I don’t want anymore – I gotta hurry. [10.19] Эти примеры взяты из пьесы Уилдера «Our Town», они подчеркивают простую речь жителей города. Она не характеризуется красивыми цветистыми выражениями, эпитетами, сравнениями, но изобилует разговорной лексикой. Пропуски отдельных звуков иногда делают слова трудными для понимания: fella – fellow, heck – hell, hull – whole, gotta – got to, lotta – lot of. В переводе на русский язык подобные фонетические приемы воссоздаются способами, уже описанными ранее. Переводчик передает образ речи простого городского жителя. Но, зачастую, образ, созданный при помощи фонетической экономии, в переводе будет компенсирован другими приемами, например на лексическом уровне. В русскоязычных художественных и драматургических текстах фонетические приемы менее употребительны, нежели лексические средства. Как альтернатива, вполне распространены приемы графические, такие как многоточие. Heck, no. – Нет, черт возьми. Нет, чтоб меня разорвало. (Просторечная, грубая фраза уместно передает эмоциональную окраску высказывания в тексте оригинала). I gotta hurry. – Я побежал. (Просторечная фраза, которую часто используют в спешке, в эмоциональном настрое). Aw, Ma – I gotta lotta things to buy. – Ой, мама. Мне целую кучу чего надо купить. (Отклонение от литературной нормы передает необходимую окраску речи героя). Some highly interesting fossils have been found…I may say: unique fossils…two miles out of town, in Silas Peckham’s cow pasture. [41.22] Отсутствие глагола – сказуемого в выделенной части предложения свидетельствует о том, что говорящий сознательно делает пропуски в речи и с помощью пауз «тянет время», мысленно выстраивая фразу. « Были найдены несколько поразительно интересных окаменелостей… Я бы даже сказал: уникальных окаменелостей…в двух милях от города…на коровьем пастбище Силас Пекхам». (В варианте перевода переводчику не сложно передать «тягучесть фразы», достаточно так же «растянуть» ее, сделать повтор ключевого слова или фразы, так же как и в тексте – оригинале, вставить графический образ (многоточие), дающий герою обдумать конец фразы, дать ему время на то, чтобы он заинтриговал своего слушателя). » Речевая недостаточность или экономия в пьесах современных американских писателей играет роль стилистического приема. С помощью такого приема авторы передают эмоциональность в речи персонажей, приближают к устно-разговорной норме, что натурально звучит со сцены театра. Но все же речевую недостаточность в пьесе можно считать ошибкой в речи героев, сознательно допущенную автором, чтобы передать точный портрет действующих лиц. Приведенные примеры доказывают, что пропущенные по разным причинам слова не дают читателям и зрителям сразу и безоговорочно ухватить смысл высказываний. Также можно сделать вывод, что при переводе лексические средства – самые типичные для компенсации семантической недостаточности. Переводчику проще всего воспользоваться именно словесной формой, нежели фонетической, или графической, т.к. для русского языка последние приемы менее типичны на письме. двух предложениях. При переводе ту же робость можно передать также, двумя предложениями, сделать дословный перевод: Нет, я девушка, что готовит здесь… Я повар…(графические средства в сценарии (многоточие) помогают наглядней увидеть, что девушка в растерянности). Nothing in the world is important. Nothing is unimportant. Many things shall seem important. Many shall seem unimportant. [37.115] Избыточность возникает при повторной передаче одной и той же мысли: «В мире все неважно, многое только покажется важным». Однокоренные слова important – unimportant сопоставляются как антонимы, что делает фразу более экспрессивной. «В мире нет ничего важного. Но в то же время важно все. Многое только покажется важным. Многое покажется неважным». Игра со словами антонимами «важно», «неважно» сохраняется в варианте перевода, делая особое ударение на главную мысль героя, расставляя акценты, придавая экспрессивности и в варианте русском. С помощью повторения мысли в нескольких фразах Уилдер мастерски передает волнение и нерешительность Джорджа во время объяснения в любви к Эмили: Listen Emily, I’m going to tell you why I’m not going to Agriculture School. I think that once you’ve found a person that you’re very fond of…I mean a person who’s fond of you, too, and likes you enough to be interested in your character… Well, I think that’s just as important as college is, and even more so. That’s what I think. [41.49] Передав в переводе каждую деталь и элементы избыточности, переводчик сделает верно. «Вырезание» повторяющихся фраз лишает героя эмоционального настроя и волнения, делая образ сухим и неинтересным: «Послушай Эмили, я собираюсь сказать тебе почему я не еду в Сельскохозяйственную школу. Я думаю, что однажды найдя человека, который тебе так нравится… Я имею в виду человека, которому ты тоже нравишься, и нравишься настолько сильно, чтоб заинтересоваться твоим характером… В общем, я думаю, это важно как и колледж, и даже много более. Вот как я думаю.» Повторяя свою мысль другая героиня Уилдера каждый раз делает ее более экспрессивной с помощью отрицательной приставки в слове «unimportant», а затем применяя полярное однокоренное прилагательное в превосходной степени the least important и в третий раз, как заключение, она употребляет просто слово important. At least, choose an unimportant day. Choose the least important day in your life. It will be important enough. [41.63] Подобные примеры семантической избыточности, взятые из драматургического текста, обычно не представляют для переводчика большой сложности. Лучшее, что он может сделать, это передать эту избыточность, тем самым, передав необходимую окраску эмоций героя, его настроение и характер: «По крайней мере, выбери любой не представляющий важности день. Выбери самый неважный день в своей жизни. И это будет достаточно важно». Речевая избыточность в пьесах часто принимает форму плеоназма. Близкие по смыслу и поэтому излишние слова употребляют многие персонажи, если автор стремится показать, что они произносят неподготовленные спонтанные фразы. Walk fast, but you don’t have to run. [41.20] Из первой части предложения ясно, что надо идти быстро, поэтому вторая часть излишняя – «не надо бежать». Дословный перевод не будет звучать неестественно, так как слушатель понимает спонтанность ситуации и потенциально он вовлечен в события на сцене. Он воспринимает происходящее, как отрывок из живого диалога. Разновидность плеонизма – тавтология – также встречается в пьесах как стилистический прием. Тавтология, возникающая при повторении однократных слов, представлена такими примерами: Why, you know, Pa. I want to be a farmer on Uncle Luke’s farm. [41.3] Здесь используются родственные слова, которые являются единственными носителями данного значения «ферма, фермер». Передав эти значения в переводе, мы не нарушим реалистичную картину живого общения героев, а наоборот, сохраним ее естественность. Следующий пример тоже содержит однокоренные слова, усиливающие эмоции говорящей и показывающие ее озабоченность и возмущение: Mrs. Soames: But, Julia! To have the organist of a church drink and drink year after year. You know he was drunk tonight. [41.32] Тавтологическое сочетание «year after year» указывает на длительность процесса злоупотребления алкоголем органистом. Вариант перевода «год за годом» вполне соответствует русской литературной норме, равно как и вариант оригинала «year after year», но, в то же время, они выказывают некую экспрессивность героини. I just can’t sleep yet, Papa. The moonlight’s so won-derful. And the smell of Mrs. Gibb’s heliotrope. Can you smell it? [41.35] Повторение однокоренных слов не является ошибкой говорящей Эмили, т.к. эти слова в АЯ не заменишь синонимом. На РЯ, наоборот, тавтологическая форма не сохранится: «Пап, я все еще не могу уснуть. Свет луны просто ве-ли-ко-ле-пен. И запах гелиотропа Миссис Гибб. Чувствуешь?» Get it out of your heads that music’s only good when it’s loud. You leave loudness to the Methodists. [41.29] Однокоренные слова придают высказыванию особую выразительность, действенность и ритмичность, поэтому правка здесь не нужна: «Выбросьте из головы мысль, что музыка хороша, лишь когда она громка. Оставьте громкость методистам. » Look! There’s Howie Newsome. There’s our policeman. But he’s dead; he died. [41.64] Использование однокоренных слов dead и died стилистически оправдано, т.к. им нет нейтральных заменителей. Другие синонимы могут быть взяты из сленга, просторечной, разговорной лексики, что в данной ситуации неприемлимо. Подобная же ситуация и в русском языке, где также ему приходится делать свои лексические добавления. Главное, чтобы не был нарушен смысл и общий настрой высказывания. «Филипп: я собираюсь написать чертовски, чрезвычайно потрясающий роман человечества. И я напишу его наверху. Здесь, на ферме. Работа, мир и радость растущего чуда, все вернется снова. Молли: Но – Филипп: Я чувствую как растет чудо, словно возрастает сила ветра ночью. После стольких лет затменья я чувствую как оно растет.» У Сарояна, в реплике женщины, повторяющийся на протяжении всей фразы звук [l] выражает агрессивность, напористость, в то время как звук [w] в словах well и дважды произносимом will – настороженность и предостережение. Well, listen to her, will you? (She slaps the Girl and pushes her to the floor) Listen to the little slut, will you? [37.114] В РЯ звук [ш] обычно ассоциируется или с шепотом или с шипением. Эффект шипения в данной сцене отобразил бы настрой героини, как крайне раздраженный и злобный: «Эй, ты только послушай ее! Слышишь? (Она отвешивает шлепок девчонке и толкает ее на пол) Послушай эту маленькую неряшливую шмакадявку! Слышишь?» Повторение слов Неоправданные словесные повторы используются авторами пьес, чтобы передать естественность речи говорящих. Повторы здесь ошибочны, но несут определенную цель: через язык персонажей донести до зрителя их эмоциональный настрой, образование, начитанность, классовую принадлежность. Ah, you’re so sweet. (Pause) I’m going to marry you. I’m going away with you. I’m going to take you to San Francisco. I’m going to win myself some real money too. I’m going to study them real careful and myself some winners, and we’re going to have a lot of money. [37.105] Молодой человек, произносящий эти предложения, находится в состоянии сильного напряжения, лихорадочного волнения. Он чувствует, что ему опасно находиться в камере, что с ним расправятся толпы разъяренных людей и это случится скоро. Ему необходимо найти способ бежать из тюрьмы, поэтому он пытается уговорить девушку помочь ему. Молодой человек внушает ей и сам верит, что они уедут в Сан-Франциско, поженятся, будут жить и жить богато. Повторяющиеся слова I’m going звучат как клятва, как девиз, они завораживают девушку, заставляют довериться и вызывают желание помочь. Таким образом, и в варианте перевода без подобного повтора одной и той же фразы не будет эффекта такой «пламенной» речи, клятвы. Поэтому переводчик может также использовать повтор фразы, чтобы добиться идентичного эффекта, что и в оригинале: «О, ты такая миленькая. (Пауза) Я собираюсь жениться на тебе. Я собираюсь убраться отсюда с тобой. Я собираюсь увезти тебя в Сан- Франциско. Собираюсь выиграть большие деньги. И собираюсь тщательно изучить искусство игры и самих игроков. У нас будет куча денег». Get away – just get away from here! [37.114] Повторение слов в этом примере также усиливает экспрессивность фразы. Во второй раз они произносятся с большим напором и ударением. Тот же эмоциональный эффект может получить переводчик, сохранив тот же прием повтора: «Убирайся – просто убирайся отсюда!» O.K., people! Here we go again! I’m not going to go through the whole speech. You’re going out whether you like it or not, so get going, and good luck to you! [37.122] Снова повторяющаяся фраза из пьесы Уильяма Сарояна I’m going. Но здесь она повторяется с отрицательным значением, в противопоставлении героя к лютой толпе. В третий раз so get going уже звучит как заключение, подведение черты под целой жизнью, мечтами и планами. В данном примере, в переводе, сохранение повтора невозможно, иначе фраза потеряет всякий смысл. Английское going довольно полисемантично. Русский эквивалент в каждом из трех случаев употребления повторяющегося слова, будет разный, что будет явно оправдано с точки зрения литературной нормы РЯ: «Что ж, люди! Все вернулось на круги своя. Я не стану произносить длинной речи. Вы уходите, нравится вам это или нет, что ж, давайте, и удачи вам!» Now, Myrtle. I’ve got to tell you something, because if I don’t tell somebody I’ll burst. [41.20] Слово tell во второй раз повторяется уже с отрицательным оттенком. Его можно было бы заменить другими глаголами (don’t do that, don’t talk to, don’t inform somebody, don’t disclose my secret, don’t say a word to somebody), но г-жа Гиббс столь взволнована и так горит желанием поделиться с кем- нибудь известием, что ей не до забот как бы сказать красивее и высказаться более литературно. «Послушай, Мёртл. Мне нужно тебе кое-что сказать, так как если я не скажу кому-нибудь об этом, я просто лопну». В переводе глагол «сказать» также можно сохранить в обоих случаях, что поспособствует эмоциональности речи героини, так же как и в тексте ИЯ. Но, благодаря флексии русского языка, тавтологическое употребление глагола не так сильно режет слух («сказать — скажу»). В следующих двух отрывках персонажи очень часто повторяют слово wedding: There are a lot of things to be said about a wedding; there a lot of thoughts that go on during a wedding. We can’t get them all into one wedding, naturally, and especially not in-to a wedding at Grover’s Corners, where they’re awfully plain and short…In this wedding I play the minister. [41.50] Perfectly lovely wedding! Loveliest wedding I ever saw. Oh, I do love good wedding, don’t you? [41.54] Свадьба является главным событием, завершающим второй акт пьесы Уилдера «Наш город». Свадьба – это начало счастья, это радость и веселье для окружающих и воспоминание о молодости для других. Слово wedding есть продолжение других двух, которые – и т д.» Повторение слов и словосочетаний в следующих примерах вызвано желанием автора выделить и усилить идею высказывания: I mean you don’t expect advantages. In fact you give advantages. [37.123] It’s very deep in you. So deep that you yourself don’t realize it. [37.123] I love him. I really love him. I’ve never really loved him before. [37.128] There’s some scenery for those who think they have to have scenery. [41.14] Выбросив данный прием из текста перевода, переводчик лишит его эмоциональности, которая так важна при передаче чувств героя, стоящего на сцене; именно эта эмоциональность привлекает внимание слушателя, устанавливает необходимую в театре связь между актером и зрителем: «Я думаю, вы не ожидаете получения пользы. В действительности вы сами пользу приносите». «Это находится очень глубоко в тебе. Так глубоко, что ты сам этого не осознаешь». «Я люблю его. Правда, люблю. По правде говоря, прежде я никогда его не любила». «Есть один пейзаж для тех, кто думает, что им необходимо увидеть именно «пейзаж». ( В данном примере простое употребление слова «пейзаж» во втором случае вызовет легкую реакцию непонимания у слушателя. Так как в русском языке слово «пейзаж» не несет такой яркой окраски, какую несет слово «scenery» в английском, уместно сделать некое лексическое добавление с целью ударения именно на последнее слово, так как говорящий вкладывает в него особый смысл и надеется, что его собеседник поймет к чему он клонит. А на письме будет уместно поставить слово в кавычки). Интересен пример речевой избыточности, взятый из пьесы Салливана «Маленькая Эмерис». В этой сатирической пьесе маленькая Эмерис, которая не по возрасту рано начала говорить и анализировать события, доводит до состояния аффекта собственных родителей: Papa – Nonsense, you’ll never know a moment’s peace if you don’t… Amerys? Amerys – What? Mamma – What what, Amerys? Amerys – What, “what what”? Mamma – You know well enough. [39.152] «Папа – Чепуха, ты никогда не ощутишь гармонии отдельного момента, если ты не…Эмерис? Эмерис – Что? Мама – Что что, Эмерис? Эмерис – Что «что что»? Мама – Тебе прекрасно известно. Как видно из примера перевода, в подобном случае семантическая избыточность не может быть утеряна, иначе смысл и экспрессия не будут переданы. Замученные этим необычным умением своего ребенка, родители решают усыпить свою дочь с помощью хлороформа, и Эмерис противится. Приведенная повторяющаяся фраза передает ее негодование и возмущение: Amerys – I don’t want to be chloroformed. I won’t be chloroformed. Help! «Эмерис – Я не хочу быть усыпленной хлороформом! Вы меня не усыпите! Спасите!» А в данном случае двойное употребление «тяжелого» слова «хлороформ», да еще и стоящего со словом «усыплять» (так как в русском языке отсутствует прямая страдательная глагольная форма от данного слова), слишком перегрузило бы вариант перевода, поэтому имеет смысл отказаться от такой избыточности и ограничиться лишь словом «усыплять» во втором случае. Это позволяет не лишить текста эмоциональной окраски, и не «нагрузить» речь ребенка чрезмерным терминологическим грузом. Надо сказать, что избыточность в речи персонажей американских пьес авторами применяется гораздо чаще, чем экономия. С ее помощью писатели отражают различные эмоции героев, их уровень образования, начитанности, интеллект, характер. Избыточность в речи иногда сознательно используется говорящим для того, чтобы фраза запомнилась, привлекла внимание. Рассмотренные отрывки из пьес американских писателей показывают, что речевая избыточность используется ими, чтобы глубже раскрыть образ героев. Избыточность в их речи является стилистическим приемом. С его помощью язык персонажей становится экспрессивней, эмоциональнее. Авторы сознательно дают возможность действующим лицам говорить многословно, повторяясь и оговариваясь, употреблять однокоренные слова и синонимы в одном высказывании. Это не считается авторской ошибкой; такой стилистический прием – средство писателя приблизить язык пьесы к действительности, чтобы зритель поверил тому, что он видит и слышит со сцены. Игра актеров должна быть мастерской, а речь персонажей естественной. письменной речи, даны их определения, рассмотрены примеры и цели, преследуемые авторами, использующими эти приемы. В общих чертах явления избыточности и недостаточности отмечены исследователями в разделах о разговорном стиле работ по стилистике или в специальных исследованиях о диалогической и разговорной речи. Однако в таких работах они рассматриваются изолированно друг от друга, а основное внимание уделяется их стилистической функции, нежели их структурным особенностям. Различия в ИЯ и ПЯ тем более делают задачу переводчика сложной, для адекватного перевода с сохранением стилистических и семантических функций, он должен быть хорошо ознакомлен с возможными структурами семантической экономии и избыточности в обоих языках. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Агамжанова В.И. Контекстуальная избыточность лексического значения слова. – Рига, Зинатне, 1977. – 135с. 2. Англо-русский синонимический словарь / Ю.Д. Апресян, В.В. Ботякова, Т.Э. Латышева и др.; Под рук. А.И. Розенмана и Ю.Д, Апресяна. – 5-е изд., стереотип. – М., Рус. яз., 2000. – 544 с. 3. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М., 1969 4. Бекнер С.С. Проблемы развития разговорного английского языка в XVI – XX веках: (на материале драматургии и лругих литературных жанров). – Воронеж, 1978. – 321 с. 5. Бузаров В.В. Изучение диалогической коммуникации – основная задача коммуникативной грамматики // Вести. Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. – 2002. — №1 – с.148-152 6. Бузаров В.В. Размышления о диалоге на исходе XX столетия // Вести. Пятигор. лингв. ун-та. – 1997, №1/2, — с.11-16 7. Бурдина З.Г. Неразложимые речевые структуры и речевая коммуникация: Учеб. пособие для студентов ин-тов и фак-тов ин. яз. – М., Высшая школа., 1987. – 119с.. 8. Вейхман Г.А. Структурные модели разговорного английского языка. – М., Высш. школа., 1969. – 155с. 9. Вердиева З.Н. Семантические поля в современном английском языке: учебное пособие для пед. ин-тов. – М., Высшая школа, 1986. – 120с. 10. Гоксадзе Л.С. Теория и практика лингвистического описания разговорной речи. – Горький, 1968. – 174с. 11. Деверо Дж. Волшебная страна. Олма-Пресс, 1997 12. Ермолович Д.И. Англо-русский словарь персоналий. – 2-е изд. Стереотип. – М., Рус. яз., 1999 – 336 с. 13. Ившин В.Д. Соотношение понятий языка и видов речи // Учен. зап. Тарт. унта – 1990, — Вып 911. – с.27-35 14. Коммуникативно-функциональный аспект языковых единиц: Сб. научных трудов / Тверский гос. унив. – Тверь, 1993. – 121с. 15. Кортни Р. Английские фразовые глаголы. Англо-русский словарь. – 3-е изд. – М., Рус. яз., 2001 – 767 с, 16. Межпредикативные связи и экономия языковых средств. Тезисы докладов научной конференции «Проблемы синхронного изучения грамматического строя языка» / Г.В. Ейгер, Б.С. Хаймович, Б.И. Роговская, В.Л. Юхт. – М., 1965. – 173с. 17. Мизецкая В.Я. Драматургический текст как источник изучения разговорной речи // Иностр. яз. в шк. – 1990, №3 – с.78-79 18. Минаева Л.В. Слово в языке и речи. – М., Наука, 1986. – 232с. 19. Незнанский Ф. Девочка для шпиона, М., АСТ, Изд. дом «Дрофа», агентство «Лириус», 1996 20. Новый Большой англо-русский словарь: в 3т. / Ю.Д. Апресян, Э.М. Медниковой. – 5-е изд., стереотип. –М., Рус. яз., 2000 21. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / РАН; Российский фонд культуры; 3-е изд., стереотипное – М., АЗЪ, 1996 – 928 с. 22. Оликова М.Д. Оращение в современном английском языке. – Львов, Вища Школа, изд-во при Львовском ун-те, 1979. – 84с. 23. Орлов Г.А. Современная английская речь. – М., Высшая школа, 1991 24. Семантика и уровни ее реализации: Сб науч. трудов. / Кубанский гос. унив. – Краснодар, 1994. – 109с. 25. Силинский С.В. Речевая вариативность слова: На материале английских имен лица. – СПб., изд-во СПб ун-та, 1996. – 154с. 26. Словарь современного английского языка в 2-х томах, Изд. Лонгман, Великобритания, переиздание – М., Русский Язык, 1992 27. Торсуева И.Г. Эмоциональность в речи // Смысловое восприятие речевого сообщения. – М., 1976, — 94с. 28. Третьякова Т.П. Английские речевые стереотипы: Функционально семантический аспект. – СПб., Изд-во СПб ун-та, 1995. – 128с. 29. Фоломкина С.К, Англо-русский словарь сочетаемости. – М., Рус. яз., 1998

Избыточность речи — Мир глазами женщины или записки Елены Янге — LiveJournal

ЛИКБЕЗ 1
Пост написан филологом  lidiamp

 
«Точность и краткость — вот первые достоинства  прозы» /А. С. Пушкин/

Причинами неточности и неясности текста чаще всего бывают избыточность и недостаточность речи.
Стилистически неоправданная речевая избыточность и неэкономная трата языковых средств — показатель недостаточно высокой речевой культуры.

ИЗБЫТОЧНОСТЬ РЕЧИ
Избыточностью в речи принято считать лишние слова, конструкции, обороты, содержание которых может быть передано более простым синонимическим оборотом. Иными словами, речевая избыточность есть многословие

Речевая избыточность может проявляться в излишней, второстепенной информации, которая затемняет смысл основного высказывания. Избыточная информация, многословное объяснение свидетельствуют о неумении пишущего сосредоточиваться на главном, выразить мысль кратко.

Сравним два примера:

 

Я посмотрела в зеркало, похожее на трюмо, в восточном стиле, очень красивое, мне его бабушка на юбилей подарила и однажды я его чуть не разбила, и увидела там свою заплаканную физиономию.
Из отрывка непонятно, что хочет сказать рассказчик. То ли про трюмо, то ли про бабушку, то ли про свою заплаканную физиономию.

 Здесь зеркало помогает создать настроение:
В пожелтевшем от времени, затянутом паутиной зеркале на меня смотрело лицо совершенно незнакомого человека. «Неужели это я..!» —  прошептали губы

Следует помнить, что излишняя обстоятельность в описаниях убивает читательскую фантазию.

Речевая избыточность проявляется в употреблении большего количества слов, чем требуется для выражения мысли, слов, ничего не прибавляющих к сказанному.

А.С. Пушкин в статье «О русской прозе» с иронией пишет о сочинителях, склонных к многословию:

«Эти люди никогда не скажут дружба, не прибавя: сие священное чувство, коего благородный пламень и пр. Должно бы сказать: рано поутру — а они пишут: едва первые лучи восходящего солнца озарили восточные края лазурного неба — ах, как это все ново и свежо, разве оно лучше потому только, что длиннее. Читаю отчет какого-нибудь любителя театра: сия юная питомица Талии и Мельпомены, щедро одаренная Апол… боже мой, да поставь: эта молодая хорошая актриса — и продолжай — будь уверен, что никто не заметит твоих выражений, никто спасибо не скажет».

Особо выделяются три вида речевой избыточности:  плеоназм, тавтология, повтор слов.

Плеоназм – употребление в речи близких по смыслу и потому логически излишних слов.

Примеры плеоназмов:

Главная суть, толпа людей, лично я, немного приоткрыть, свободная вакансия, возвращаться обратно, в общем и целом, поступательное движение вперёд, рыбная уха, впервые знакомиться, чрезвычайно громадный, очень крохотный, несколько побыстрее, ценные сокровища, тёмный мрак, повседневная обыденность, вернуться обратно, упал вниз, жестикулировать руками, топтать ногами, предчувствовать заранее, бесполезно пропадают, лучше предпочитает, в мае месяце, так например, планы на будущее, неиспользованные резервы, простаивать без дела, памятные сувениры, в конечном итоге, демобилизоваться из армии, травматическое повреждение, огромная махина, коллега по профессии.

Тавтология — это разновидность плеоназма, которая возникает при повторении однокоренных слов, при соединении русского и иноязычного слов с одинаковым значением (скрытая тавтология).

Примеры тавтологии:

рассекретить секрет, масло масляное,  организовать организацию, например, такой пример; это явление является…; закономерно вытекает закономерность,  изобразить образ, приблизиться ближе, полностью заполнить, изведать неизведанное, рассказать рассказ, умножить во много раз, спросить вопрос, возобновить вновь, бездоказательные доказательства, рост преступности вырос, живут скучной жизнью,  в конечном итоге,

Примеры скрытой тавтологии:

 юный вундеркинд, мизерные мелочи, внутренний интерьер, ведущий лидер, интервал перерыва, памятные сувениры, необычный феномен, движущий лейтмотив, биография жизни, своя автобиография, мизерные мелочи, ведущий лидер, ответная контратака, народный фольклор, демобилизоваться из армии, страсть к графомании, странный парадокс, необычный феномен, народный фольклор.  

Повтор слов

Примеры повтора  одних и тех же слов:

Наша передача посвящена творчеству ветеранов технического творчества.

Направление развития экономики в XX веке и у нас, и на Западе приняло ложное направление.

Были получены результаты, близкие к результатам, полученным на модели корабля. Полученные результаты показали…

 

Задание 4. Дайте стилистическую оценку различным приемам усиления речевой экспрессии в приведенных примерах из литературы

Дайте стилистическую оценку различным приемам усиления речевой экспрессии в приведенных примерах из литературы. Определите понятия плеоназма, тавтологии, повторения слов как речевую ошибку (приведите примеры из материалов СМИ) и как стилистический прием.

1. Богат и знатен Кочубей. Довольно у него друзей. Свою омыть он может славу. Он может возмутить Полтаву; внезапно средь его дворца он может мщением отца постигнуть гордого злодея; он может верною рукой вонзить … но замысел иной волнует сердце Кочубея. (П.).

он может – синтаксический повтор

2. Все перессорились : дворяне у нас живут между собой, как кошки с собаками; купцы между собою , как кошки с собаками; мещане между собой , как кошки с собаками; крестьяне между собой, как кошки с собаками. (Г.).

как кошки с собаками – синтаксический повтор

3. Возвращение сына взволновало Николая Петровича. Он лег в постель, но не загасил свечки и, подперши рукою голову, думал долгие думы. (Т.).

подперши рукою – плеоназм, избыточное уточнение

думал думы – тавтология, устойчивое сочетание.

4. А ночи темные, теплые, с лиловыми тучками были спокойны, спокойны. Соннобежал и струился лепет сонных тополей (Бун.).


спокойны – лексический повтор

бежал, струился — плеоназм

сонно, сонных – тавтология

5. Варвара крикомкричит… А сама — реву, сердце дрожмядрожитшуткишутить затеял!» (М.Г.).

крикомкричит, дрожмядрожит, шуткишутить – примеры тавталогии, представляющие собой устойчивые сочетания.

Тавтоло́гия(др.-греч. ταυτολογία от ταυτο то же самое и λόγος — речь) — риторическая фигура, представляющая собой повторение одних и тех же или близких по смыслу слов. Часто имеет видимость ненужного повторения. Особенно часто название «тавтология» применяется там, где имеет место повторение однокоренных слов. От плеоназма тавтология отличается тем, что необоснованна не только с логической, но и с эмоциональной точки зрения. Плеоназм — «abundans super necessitatem oratio» (Квинтилиан) — грешит только против краткости. С точки зрения необходимости, о которой говорит Квинтилиан[источник?], действительно достаточно сказать: «им не воротиться», не прибавляя «им назад не воротиться», как сделал В. А. Жуковский,но это прибавление усиливает поэтическую сторону речи, увеличивает её выразительность. Наоборот, тавтология ничего не прибавляет, и повторяет без какой-либо цели. Тавтология есть излишний плеоназм. У древних греков тавтология называлась периссологией (др.-греч. περισσος — лишний) и баттологией (от имени киренейского царя Батта, заики, повторявшего слова).

Плеона́зм (от др.-греч. πλεονασμός — излишний, излишество) — оборот речи, в котором происходит дублирование некоторого элемента смысла; наличие нескольких языковых форм, выражающих одно и то же значение, в пределах законченного отрезка речи или текста — а также само языковое выражение, в котором имеется подобное дублирование.


Термин плеоназм пришёл из античной стилистики и грамматики. Античные авторы дают плеоназму различные оценки. Квинтилиан, Донат, Диомед определяют плеоназм как перегруженность речи излишними словами, следовательно как стилистический порок. Напротив, Дионисий Галикарнасский определяет эту фигуру как обогащение речи словами, на первый взгляд излишними, но в действительности придающими ей ясность, силу, ритмичность, убедительность, пафос, неосуществимые в речи лаконической.

Причины возникновения тавтологических выражений в речи говорящего Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

В заключение отметим, что исповедь выступает сложным в коммуникативном и психологическом плане событием, включающим констатацию и оценку фактов, событий жизни человека. Осмысление внутренней сущности и механизмов исповеди требует привлечения знаний из лингвистики, психологии, теологии и ряда других дисциплин. Только комплексный анализ позволяет понять природу такого сложного религиозного таинства и психологического события, каким является исповедь.

Литература

1. Архимандрит Лазарь. Грех и Покаяние последних времен : Изд. Московского подворья СвятоУспенского Псково-Печерского монастыря, 1995.

2. Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Брюссель, 1973.

3. Воробьев В. Покаяние, исповедь, духовное руководство // Путь покаяния: Беседы перед исповедью. М. : Даниловский благовестник, 2005. С. 133 — 208.

4. Гольдин В.Е. Имена речевых событий, поступков и жанры русской речи // Жанры речи. Саратов : Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. С. 23 — 34.

5. Достоевский Ф.М. Бесы // Собрание сочинений в пятнадцати томах. Л. : Наука, 1990. Т. 7.

6. Достоевский Ф.М. Униженные и оскорбленные // Собрание сочинений в двенадцати томах. М. : Изд-во «Правда», 1982. Т. 4 (Библиотека «Огонька». Отечественная классика).

7. Мень А. Таинство, слово и образ. Л. : Изд-во «Ферро-Логос», 1991.

8. Михайлова М.В. Молчание и слово (таинство покаяния и литературная исповедь) // Метафизика исповеди. Пространство исповедального слова : материалы Междунар. конф. Санкт-Петербург, 26 — 27 мая 1997 г. СПб. : Изд-во Ин-та Человека РАН, 1997. С. 9 — 14.

9. Steel D. The Gift. N.Y. : Dell Publishing Group Inc., 1996.

Confession as a genre and an intention

There are regarded the issues of a confession as one of the genres of religious discourse which contains its distinguishes and main peculiarities. It is considered reasonable to speak not only about the confession genre but also about the presence of different types of confessionary intention in texts that is to some extent wider than a confession. There is revealed and described the number of types of confessionary intention realization in narrative texts.

Key words: religious discourse, genre, confession, confessionary intention, ways of realization.

Т.С. оСТАПЕШо (Иркутск)

Причины возникновения тавтологических выражений в речи говорящего

Показаны основные причины появления тавтологических выражений в речи говорящих. Выявляются четыре основные причины, по которым говорящие используют в своей речи тавтологии. В соответствии с этим производится разделение тавтологических выражений на четыре группы и дается краткая характеристика данных групп.

Ключевые слова: тавтология, говорящий, причины употребления, речевая ошибка, интенциональность высказывания.

Тавтология — это содержательная избыточность высказывания, проявляющаяся в смысловом дублировании целого или его части. Как известно, тавтология — это лингвистический термин, однако изучением данного явления занимается не только лингвистика. Тавтология — это также предмет изучения логики, философии, культуры речи и других наук, к тому же слово «тавтология» нередко употребляется и в обыденной речи так называемыми «наивными лингвистами». Анализ научной литературы по тавтологии и проведенный ассоциативный эксперимент показали, что рассматриваемое явление имеет неодинаковое осмысление в разных научных отраслях и сфере «наивной лингвистики». Можно сказать, что каждая наука рассматривает тавтологию под своим особым углом зрения, уделяя повышенное внимание какой-либо одной стороне данного многостороннего явления.

Лингвисты, логики и «наивные лингвисты» выделяют в тавтологии разные релевантные для них признаки и, соответственно, совершенно по-разному оценивают данное явление языка. «Наивные лингвисты», ограничивая экстенсионал тавтологических выражений только порочными словосочетаниями с однокоренным повтором (масло масляное, красивая красота, старая старушка), считают тавтологию ошибкой, глупостью, паразитом и признаком необразованных людей. Многие лингвисты, изучая тавтологические фразеологизмы (горе горькое, туча тучей, сиднем сидеть), пишут о яркости, экспрессивности, са-

© Остапенко Т.С., 2011

мобытности и явной стилистической окрашенности тавтологий [1; 6]. Логики, уделяя особое внимание формальным логическим законам, отмечают, что тавтология хотя и не отличается особой информативностью, но крайне полезна для построения логически верных суждений и непротиворечивости нашего мышления [2; 4].

В результате невольно создается впечатление, что логики, лингвисты и «наивные лингвисты» говорят, как минимум, о трех совершенно различных явлениях, случайно совпадающих по названию. Однако это не так. Просто тавтология — сама по себе сочетание несочетаемого, квинтэссенция противоречий. Тем не менее, на наш взгляд, возможность внести какую-нибудь, пусть неуниверсальную упорядоченность в хаотичность восприятий и оценок тавтологии все-таки существует. Для этого, на наш взгляд, нужно сосредоточить свое внимание на «природной среде обитания» тавтологических выражений — речевых высказываниях и на производителях данных высказываний, т.е. на говорящих. Именно поэтому нам хотелось бы подробно остановиться на причинах появления тавтологий в речи говорящих. Можно выделить четыре основные причины, по которым говорящие употребляют то или другое тавтологическое выражение в своих высказываниях, поэтому можно условно разделить тавтологии на четыре группы: 1) «по инерции», 2) «по привычке», 3) «по незнанию» и 4) «по интенции». остановимся подробнее на каждой из этих групп.

1. тавтология «по инерции». Это так называемая «механическая тавтология» (термин М.Х. Иевлевой [6, с. 135]). Особенностью данной «механической тавтологии» выступает случайность ее употребления, она возникает машинально, «по инерции». Например, если профессор на лекции сказал: 1) Положительный плюс данной теории заключается в новом взгляде на природу языка или 2) Если эту проблему можно было бы решить, то и многие другие решались бы более легче, то, на наш взгляд, не имеет смысла обвинять профессора в незнании правил образования сравнительной степени имен прилагательных (2) или в неведении того, что плюс и в прямом и в переносном значении отрицательным быть не может (1). На самом деле, примеры подобной избыточности встречаются очень часто в устной неподготовленной речи: 3) — Дай мне горячего кипятка…; 4) — Сегодня целый день снегопад падает… ; 5) — Я лучше молчаливо про-

молчу… Причины возникновения тавтологий такого рода носят психофизиологический характер, т.е. кроются в природе человеческого мышления. Смеем предположить, что наше сознание само по себе избыточно, мысль строится не сразу, а постепенно, говорящий часто без надобности повторяет то, что уже сказано. конечно, для подлинного подтверждения выдвинутой гипотезы об «избыточной природе сознания» необходимо проведение специальных лабораторных экспериментов нейрофизиологического и психолингвистического характера, мы же в настоящей статье способны указать лишь на косвенные факты, доказывающие данную гипотезу.

Во-первых, как широко известно, любой естественный язык содержит в себе элементы избыточности. Именно поэтому ученые, работающие в русле сравнительноисторического языкознания, выполняя реконструкцию какого-либо мертвого языка, специально проверяли получившуюся модель на наличие в ней избыточности — ее отсутствие являлось показателем несоответствия действительности реконструированной языковой системе. Во-вторых, чаще всего примеры «механической тавтологии» встречаются в устной речи. как известно, устная речь в силу своей неподготовленности, спонтанности намного ближе к внутренней речи, следовательно, «среда обитания» механической тавтологии тоже служит косвенным подтверждением нашей гипотезы об избыточной природе сознания. Естественно, говорить о какой-либо функциональной нагрузке высказываний с механической тавтологией не имеет смысла. Однако порочность подобных выражений тоже сомнительна, поскольку обвинения в избыточности в адрес человеческого мышления и сознания, по нашему мнению, лишены рационального зерна.

2. тавтология «по привычке». Данную группу тавтологий большей частью формируют устойчивые тавтологические выражения. В некоторых из них избыточность не осознается (делать дело, варить варенье, загадывать загадку, танцевать танец) — это случаи так называемой «естественной тавтологии», однокоренной повтор в которых объясняется законами словообразования. другие «тавтологические привычки» — это всевозможные идиоматические словосочетания, иногда именуемые «тавтологическими фразеологизмами» (ходить ходуном, сидеть сиднем, бежать бегом, видавший виды, туча тучей). Совре-

менная литературная норма не рассматривает данные тавтологии как ошибки, объявляя им своеобразную «амнистию», именно поэтому, на наш взгляд, упомянутые «тавтологические атавизмы» широко распространены в современной беллетристике. Степень экспрессивности, а следовательно, и функциональности данных тавтологических выражений не одинакова (ср. явную экспрессивную окраску с разговорным оттенком в примере 6 и нейтральный по эмоциональности пример 7): 6) — Что толку сиднем сидеть?! — зло плюнул Торин, когда они вернулись. — Идем вперед! [9, с. 129]; 7) Дело было сделано. Камень запомнил своего нового хозяина, и теперь его можно было убрать куда-нибудь поглубже, подальше от чужих глаз (Там же, с. 230). В большинстве случаев подобные тавтологические выражения используются именно по привычке, как своеобразные «остатки наивной болтливости старины».

3. тавтология по «незнанию». Именно эта группа тавтологических выражений образует экстенсионал речевых ошибок, порочных тавтологий. В Интернете можно найти много так называемых «коллекций тавтологий», которые образованы подобными тавтологическими словосочетаниями. отличительная особенность тавтологий данной группы заключается в том, что они употребляются не машинально и не по привычке, а именно по причине незнания точного значения одного из компонентов тавтологического словосочетания. Поэтому значительную часть рассматриваемой группы образуют тавтологии с заимствованными словами: 8) Бывший экс-чемпион, другая альтернатива, местные аборигены, народный фольклор, прейскурант цен. Порочность в данном случае заключается не в самом употреблении тавтологического словосочетания, а именно в незнании точного значения слова, в недостатке определенной энциклопедической информации у говорящего. Семантическое дублирование неизвестного компонента словосочетания можно объяснить психологическими особенностями сознания: избыточный элемент служит своеобразной «опорой» для говорящего при построении высказывания с неизвестным словом. Так появляются в речи аксиологические ценности, деонтические нормы, неотъемлемые атрибуты, саморефлек-сия и др. Избыточная экспликация может проводиться как для слушающего, так и для самого говорящего как своеобразный акт «само-объяснения».

4. тавтологии «по интенции». Данная группа формируется тавтологиями, которые употребляются говорящими с какой-либо определенной целью. Как показал анализ научной литературы, лингвисты в своих работах уделяли особенное внимание именно этим функционально оправданным тавтологиям. В результате были выявлены основные параметры интенциональных тавтологий и составлен перечень функций, для реализации которых данные тавтологии могут быть употреблены. В большинстве случаев при целенаправленном употреблении тавтологии как бы «переосмысляются» в речи и не воспринимаются как избыточные и неинформативные. Именно характер переосмысления определяет наличие определенных функций у различных тавтологических конструкций. Например, большинство адъективно-субстантивных тавтологий (красивая красавица, истинная правда, real reality, idiotic fool) выполняют функцию интенсификации качества как наличествующего в высокой степени [3; 7], т.е. формулу переосмысления данных тавтологических словосочетаний можно построить присоединением интен-сификаторов: самый, чрезвычайно, очень. Например, тоскливая тоска воспринимается как чрезвычайно сильная тоска, а грубый грубиян — как очень большой грубиян.

Естественно, смело говорить о наличии какой-либо стратегии у говорящего, который использует то или другое тавтологическое выражение в своей речи, можно лишь в последнем случае. Сознательно выходя за рамки нормы, говорящий использует тавтологию для реализации какой-либо цели, как бы балансируя между порочностью и экспрессивностью. Например, говорящий может использовать тавтологические сочетания в тактике оскорбления: 9) — Только дай ей Бог не такого, как вы, Иван Федорович, — разорвалась наконец, как бомба, Лизавета Прокофьевна, — не такого в своих суждениях и приговорах, как вы, Иван Федорович, не такого грубого грубияна, как вы, Иван Федорович [8, с. 334]. Лизавета Прокофьевна, как и многие персонажи Ф.М. Достоевского, — крайне неуравновешенная, эмоциональная женщина. Демонстрируя негодование по поводу поведения своего супруга, она переходит к открытому оскорблению Ивана Федоровича, употребляя тавтологическое словосочетание грубый грубиян для эмоционального усиления высказывания.

Также тавтологии могут быть полезны для убеждения слушающего в ситуации изви-

нения: 10) ‘I am very sorry to have caused any trouble’ said Frodo. ‘It was quite unintentional, I assure you. A most unfortunate accident’ [11, p. 162]. Принося свои извинения хозяину гостиницы за неподобающее поведение, напугавшее посетителей, Фродо, пытаясь убедить мистера Батербара, что неприятное происшествие было абсолютно неинтенционально, использует тавтологическое словосочетание, которое в данном случае является эмоциональным усилением доказательства. Таким образом, стратегии и тактики, для осуществления которых могут быть использованы тавтологические выражения, достаточно разнообразны.

Хочется отметить, что устанавливаемые нами границы тавтологических групп не носят абсолютно закрытого характера. Так, например, тавтологии «по незнанию» в конкретной речевой ситуации вполне могут быть механическими тавтологиями, причиной которых будет скорее невнимательность, чем неграмотность. К тому же при постоянном воспроизведении в устной и письменной речи порочные тавтологии могут закрепиться в языке и стать узуальными для определенной лингвокуль-туры, т.е. перейти в разряд «тавтологических привычек». Например, повсеместное употребление словосочетания прейскурант цен, скорее всего, на наш взгляд, рано или поздно сделает данное словосочетание устойчивым и нормативным.

Более того, «откровенно порочные» тавтологические выражения достаточно часто встречаются в комическом дискурсе с целью провоцирования смеха у аудитории. В подобных случаях порочные тавтологии переходят в разряд тавтологий интенциональных. Например, многие реплики Кузи (не особо умного персонажа комедийного телесериала «Универ») представляют собой тавтологические словосочетания (потеря потерь, блин блин-ский, бухлом набухаться), используемые сценаристами сериала для изображения ограниченного словарного запаса упомянутого героя с целью провоцирования смеховой реакции у телезрителей, на что однозначно указывает стандартный прием «смех за кадром», присутствующий после каждого из приведенных высказываний.

Таким образом, подводя итог вышеизложенному, можно сказать, что тавтология — это крайне противоречивое явление, сочетающее в себе истинность и порочность, ошибочность и экспрессивность. При изучении тавтологии следует учитывать все ее стороны, посколь-

ку фокусирование внимания лишь на какой-либо одной стороне данного противоречивого явления неизбежно приведет к определенной однобокости выводов и оценок. Определенное «примирение» противоречивых признаков тавтологии может быть достигнуто при обращении к «творцу» конкретных тавтологических выражений в речи — к говорящему. Анализ причин, по которым люди употребляют тавтологии в своих высказываниях, может частично внести определенную упорядоченность в хаотичность восприятий и оценок тавтологии.

Литература

1. Войлова К.А. Тавтологические единицы как средство выразительности в художественном тексте (по произведениям Ф.А. Абрамова) // Семантическая структура слова и высказывания : межвуз. сб. науч. тр. М., 1993. С. 84 — 90.

2. Демидов И.В. Логика : учеб. пособие для юрид. вузов. М. : Юриспруденция, 2000.

3. 3айц О.А. Семантика и прагматика тавтологий и плеоназмов : дис. … канд. филол. наук. СПб., 2001.

4. Ивин А.А. Логика : учебник. М. : Гардари-ки, 1999.

5. Иевлева М.Х. Базисные концепты ментального мира человека. Уфа : БашГУ, 2002.

6. Крапотина Т.Г. Фразеологизация синтаксических связей в устойчивых сочетаниях тавтологического типа : автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1996.

7. Рахманкулова Л. К. Тавтологические конструкции в современном английском языке (функциональный аспект) : автореф. дис. . канд. филол. наук. Л.,1984.

8. Достоевский Ф.М. Идиот: роман. М. : ООО «Издательство АСТ»: ЗАОНПП «Ермак», 2004.

9. Перумов Н.Д. Черное копье // Эпопея «Кольцо тьмы». М. : Эксмо-Пресс, 2000. кн. 2.

10. Универ : комедийный телесериал. Канал ТНТ. 2010.

11. Tolkien J.R.R. The Lord of the Rings. Boston — N.Y.: Houghon Miflin Company, 2004.

Reasons for appearance of tautological expressions in speech

There are shown the main reasons for the appearance of tautological expressions in a person’s speech. There are revealed four main reasons for which speakers use tautology in speech. In compliance with it, tautological expressions are divided into four groups. There are suggested the short descriptions of these groups.

Key words: tautology, speaker, reasons for use, speech mistake, speech intention.

Что такое лексический повтор. Примеры предложений с лексическим повтором

Лексический повтор — это намеренное повторение одних и тех же слов, одной и той же речевой конструкции в обозримой части текста. Слово при этом повторяется в одинаковой форме.

С помощью этого стилистического приема автор выделяет ключевое слово, важнейшую мысль, на которую хочет обратить внимание. Лексический повтор повышает экспрессивность — эмоциональность текста.

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин…
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

А. С. Пушкин

Предложения с лексическими повторами — как исправить ошибку

Если повтор не выполняет никакой стилистической функции, то он не оправдан и становится ошибкой.

Повтора можно избежать, заменив часть слов в предложении с лексическим повтором синонимами или местоимениями. Вместо «Мы приехали домой, а скоро домой пришла мама» — «Мы приехали домой, а скоро туда же пришла мама».

Иногда можно просто опустить повторяющиеся слова без потери смысла: «Мы приехали домой, а скоро пришла мама».

Виды лексических повторов. Лексический повтор, анафора и эпифора

Рефрен — это повторение одной или нескольких строк на протяжении всего произведения. Припев в песне — это рефрен. Другой пример: в стихотворении Игоря Северянина рефреном повторяется строчка «Как хороши, как свежи были розы» — аллюзия к произведению Ивана Метлева.

В те времена, когда роились грезы
В сердцах людей, прозрачны и ясны,
Как хороши, как свежи были розы
Моей любви, и славы, и весны!

Прошли лета, и всюду льются слезы…
Нет ни страны, ни тех, кто жил в стране…
Как хороши, как свежи ныне розы
Воспоминаний о минувшем дне!

Но дни идут — уже стихают грозы.
Вернуться в дом Россия ищет троп…
Как хороши, как свежи будут розы,
Моей страной мне брошенные в гроб!

Игорь Северянин

Частным случаем лексического повтора является лексическая анафора — повторение определенных слов в начале нескольких предложений, стихотворных строк, строф и т.п.

Другой случай — лексическая эпифора, повторение слов в конце предложений, строк и т.п.

Анафора и эпифора не всегда относятся к лексическим повторам. Повторяться могут не только слова, но и звуки, грамматические конструкции, ритм.

Читайте подробнее: Анафора — что это такое? Примеры анафоры

Симплока — это сочетание анафоры и эпифоры, то есть лексический повтор в начале и в конце отрезков речи с вариацией середины. Например: Во поле березонька стояла, во поле кудрявая стояла.

Анадиплосис — прием, при котором конец первой части отрезка повторяется в начале следующей части.

Я на башню всходил, и дрожали ступени.
И дрожали ступени под ногой у меня.

Константин Бальмонт

Лексический повтор, тавтология и плеоназм

Лексический повтор не стоит путать с тавтологией (необоснованным повторением близких по смыслу слов — масло масляное) и плеоназмом (намеренным или ошибочным дублированием смысла — поднялись вверх, путь-дороженька).

При лексическом повторе автор сознательно дублирует одни и те же слова, привлекая к ним дополнительное внимание.

Примеры предложений с лексическим повтором из русской литературы

Клянусь я первым днем творенья,
Клянусь его последним днем,
Клянусь позором преступленья
И вечной правды торжеством.
Клянусь паденья горькой мукой,
Победы краткою мечтой;
Клянусь свиданием с тобой
И вновь грозящею разлукой.
М.Ю. Лермонтов

Лениво дышит полдень мглистый,
Лениво катится река —
И в тверди пламенной и чистой
Лениво тают облака.
Ф.И. Тютчев

Да не робей за отчизну любезную…
Вынес достаточно русский народ,
Вынес и эту дорогу железную —
Вынесет все, что Господь ни пошлет!
Н.А. Некрасов

И вечный бой! Покой нам только снится
Сквозь кровь и пыль…
Летит, летит степная кобылица
И мнет ковыль…

И нет конца! Мелькают версты, кручи…
Останови!
Идут, идут испуганные тучи,
Закат в крови!
Закат в крови! Из сердца кровь струится!
Плачь, сердце, плачь…
Покоя нет! Степная кобылица
Несется вскачь!
А.А. Блок

Не для меня придет весна,
Не для меня Дон разольётся,
Там сердце девичье забьется
С восторгом чувств — не для меня.

Не для меня цветут сады,
В долине роща расцветает,
Там соловей весну встречает,
Он будет петь не для меня.
А. Молчанов

Вы слышите: грохочет барабан.
Солдат, прощайся с ней, прощайся с ней.
Уходит взвод в туман, туман, туман
А прошлое ясней, ясней, ясней.
Б.Ш. Окуджава

И увиделось впервые,
Не забудется оно:
Люди теплые, живые
Шли на дно, на дно, на дно…
А.Т. Твардовский

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.
К.М. Симонов

Не волнуйся,
Не плачь,
Не трудись,
Сил иссякших и сердца не мучай.
Ты жива,
Ты во мне,
Ты в груди,
Как опора,
Как друг и как случай.
Б.Л. Пастернак

Тавтология — Руководство по грамматике

Тавтология — это литературный прием, с помощью которого писатели повторяют одно и то же дважды, иногда используя разные слова, чтобы подчеркнуть или донести точку зрения. Это можно рассматривать как избыточность, ошибку стиля, которая добавляет ненужные слова к вашей идее, утверждению или содержанию; или это можно защитить как поэтическую лицензию. Давайте посмотрим, что делает тавтологию приемлемой или совершенно неприемлемой.

Откуда берет начало «тавтология»?

Тавтология происходит от греческого слова tauto , что означает «то же самое», и logos , что означает «слово или идея.»В сочетании тавтология относится к фразе, абзацу или предложению, которые либо повторяют ту же идею, но другими словами, либо повторяют значение, представляя новую информацию. В неопытных руках тавтология просто добавляет ненужные слова, не добавляя никакого содержания к вашему Но литературные таланты, такие как Шекспир, Эдгар Аллан По и Т.С. Элиот, используют тавтологию, чтобы привлечь внимание читателей через повторение.

Виды тавтологии

Ораторы, писатели и другие люди стратегически используют тавтологию в повседневной жизни, при написании стихов, литературы или текстов песен и даже в дебатах. У каждого сценария есть своя причина использовать тавтологию. Вот наиболее частые причины, по которым люди используют это литературное устройство:

  • когда язык ограничен или неадекватен
  • , чтобы умышленно ввести двусмысленность, чтобы читатели думали
  • как форма насмешки, издевательства над другим человеком или темой
  • для подчеркивания психологической значимости идеи, предмета или фразы
  • как поэтический прием: повторение привлекает внимание и заставляет идею закрепиться в сознании читателя

Иногда, однако, тавтология возникает из-за неопытного, неквалифицированного оратора или писателя.

Споры о тавтологии

Некоторые эксперты говорят, что тавтология — это то же самое, что и повторение, что в сегодняшних условиях недопустимо. Вы хотите четко и лаконично изложить свою идею, а не повторять ее разными словами. В наше время это признак некомпетентности или неподготовленности. С огромным количеством контента, доступного в Интернете, вы должны быть краткими и сказать только один раз, что вы имеете в виду.

Другие считают, что тавтология отличается от повторения, потому что это инструмент, который писатели или ораторы могут использовать, чтобы подчеркнуть их смысл.Это еще один способ для аудитории взглянуть на свои идеи и найти их смысл. В каждом конкретном случае решается, является ли тавтология сильной или избыточной.

Примеры тавтологии в литературе

Шекспир и Эдгар Аллан По использовали тавтологию, чтобы подчеркнуть влияние своих идей. Например:

Гамлет Уильяма Шекспира

Шекспир использует тавтологию в следующем примере, чтобы показать, как Гамлет насмехается над тем, что он делает.

  • Полоний: «Что вы читаете, милорд?»
  • Гамлет: «Слова, слова, слова.«

Полоний известен своими словами. Гамлет чувствует, что слишком много слов запутался, и насмешливо отвечает.

Колокола Эдгар Аллан По

По часто использует тавтологию в своих рассказах и стихах, чтобы подчеркнуть свой смысл и придать своего рода ритм своей работе. Вот отличный пример:

  • «Отслеживание времени, времени, времени»
  • «В какой-то рунической рифме…»
  • «Из колоколов, колокольчиков, колоколов, колоколов».

Читаете ли вы вслух или мысленно, использование тавтологии По подчеркивает осведомленность читателей о том, как звучат колокола.

Полые люди Т. С. Элиот

Элиот использует тавтологию в следующем примере как метод, чтобы сосредоточить внимание читателей на конкретной мысли или идее.

  • «Таков конец света,
  • Так кончается мир,
  • Так заканчивается слово,
  • Не с треском, а с хныканьем. «

Использование тавтологии для неоднозначности

На самом деле Библия славится своей тавтологией как двусмысленностью.Вот два примера:

  • «Если я погибну, я погибну». (Есфирь 4:15)
  • «Если я лишусь [своих детей], я останусь без родителей». (Бытие 43:14)

Заключительные мысли

В ProWritingAid мы рекомендуем вам избегать использования тавтологии в своей работе, потому что современные читатели хотят избежать однообразия и повторений. Ваша работа должна быть краткой и по существу, чтобы ваши читатели могли уловить ваш смысл и быстро двигаться дальше.

Чтобы легко находить повторяющиеся и повторяющиеся фразы в вашей работе, попробуйте отчет Clichés Report от ProWritingAid.Он не только находит неоригинальные штампы в вашей работе, но и указывает на дублирование. Это дает вам возможность изменить дублирование, чтобы вам не было скучно или, что еще хуже, потерять аудиторию.

Тавтология | Риторические приемы | Литература | Глоссарий Ultius

Термин тавтология имеет два основных значения. В риторике тавтология — это когда кто-то (часто непреднамеренно) говорит одно и то же двумя разными фразами, иногда в одном предложении. Такая тавтология обычно считается проблемной и признаком плохого стиля письма.Однако внутри логики тавтология — это просто истинное по своей сути утверждение. Например, утверждение, что 2 = 2, было бы логической тавтологией.

Определение

Тавтология — это повторяющееся использование слов или фраз, которые имеют схожие значения друг с другом. По сути, тавтология многократно выражает одно и то же, идею или высказывание. Есть много причин, по которым люди используют тавтологию как в повседневных дискуссиях, так и в поэзии, исследовательских работах, прозе и текстах песен. Иногда это может быть из-за неумелых говорящих, неадекватного владения языком или преднамеренной двусмысленности.Тавтология может демонстрировать насмешки, использоваться как поэтический или литературный прием или содержать психологическое значение. Слово «тавтология» происходит от греческого tautologos, означающего «то же самое» и «слово или идея». Его первое известное использование было в 1574 году.

Примеры тавтологии

Тавтологию можно и часто путают с повторением в литературе, и различия между ними спорны. Избыточность — тоже двоюродный брат тавтологии, а шаблон — аналогичное литературное устройство, используемое для перепечатки повторяющегося текста.Вот несколько примеров тавтологии, которые помогут прояснить эти различия.

«Ее лицо полностью лишено эмоций». Здесь «лишенный» означает «полностью пустой», поэтому использование прилагательного «полностью» для модификации дескриптора «лишенный» делает предложение повторяющимся.

«Палило жаркое летнее солнце».

«Я лично сделал для вас эту коробку двумя руками».

«Преподаватель помог мне закончить работу».

«Разрешите представиться.”

«Они говорили по очереди, один за другим».

«Это краткое изложение моей исследовательской работы».

«У него был обыкновение надевать шляпу перед выходом на улицу».

«Пожалуйста, повторите это заявление еще раз».

«Два здания находятся в непосредственной близости друг от друга».

«Дом был совершенно пуст, когда мы вломились в парадную дверь».

«Город был крошечной точкой на карте мира».

Использование тавтологии

Тавтологии изобилуют рекламой и маркетингом из-за ограниченного, повторяющегося и разговорного языка.На хинди слово «чай» означает «чай», поэтому, когда завсегдатаи кофеен и чайных из США называют «чай чай», на самом деле это тавтология. Вот еще несколько примеров тавтологии:

«За современными технологиями действительно будущее».

«Это новая инновация».

«Получите дополнительный бонусный подарок в подарок!»

«Этот напиток в одночасье сделает из тебя красивую, симпатичную женщину!»

В текстах фильмов и песен также присутствуют тавтологии, часто для юмористического эффекта.

«Я незаметно проскользну во тьме… как темное незаметное скользкое существо». Нил Гейман, MirrorMask

«Так что любая помощь, которую вы могли бы нам оказать, была бы очень… полезной», из Монти Пайтона и Святого Грааля

«Нет ничего, что можно сделать, чего нельзя сделать / Нет ничего, что можно спеть, чего нельзя было бы спеть» — «Все, что тебе нужно, это любовь», The Beatles

«Теперь все повторяйте снова за мной».

«Банкомат».

«Какой у вас ПИН-код?»

«Вирус ВИЧ — настоящий враг человечества.”

«Либо на следующей неделе пойдет снег, либо его не будет».

«Фактически, девушка была мертва».

«Замерзший лед колыхался по тундре, как океанские волны».

«Скажи это еще раз».

«Их совместное сотрудничество позволило проекту продвинуться вперед».

В разговоре тавтологии используются для передачи социальных представлений или для избежания конфронтационных комментариев. Некоторые примеры приведены ниже.

«Довольно.”

«Мальчики будут мальчиками».

«Мужчина должен делать то, что должен делать мужчина».

«Загрязнение не вредит окружающей среде; примеси в воде и воздухе убивают животных и растения, а иногда и людей ».

«Низкая явка избирателей — показатель того, что на избирательные участки приходит меньше людей».

Определение и примеры тавтологий на английском языке

В грамматике тавтология — это избыточность, в частности, ненужное повторение идеи с использованием разных слов.Повторение одного и того же смысла — тавтология. Повторение одного и того же звука — таутофония.

В риторике и логике тавтология — это утверждение, безусловно истинное в силу одной только его формы — например, «Вы либо лжете, либо нет». Прилагательное: тавтологическое или тавтологическое .

Примеры и наблюдения

Вот примеры тавтологии, которые используют известные авторы в своих работах:

  • «Потребовалось ровно столько минут, чтобы найти следующие полдюжины примеров в одном дневном наборе документов:
крупная ядерная катастрофа могла быть спровоцирована.. .
. . . who умерло от смертельной дозы героина
. . . сравнял счёт до ничьей 2-2
. . . скрыл от его друзья, что он был секретным пьяницей
Грязный логово принял решение никогда не возвращаться в EastEnders, наконец разорвал его связь с мылом

. . . группа на неполных матерей-одиночек матерей

  • Тавтология — это либо ненужная проработка ( белых воротничков Налогового управления), бессмысленное повторение ( пар близнецов), лишнее описание ( огромная гора масла в Европе ), ненужный придаток ( погодных условий ). ) или самоотменяющееся предложение (Он либо виновен, либо не виновен).»(Кейт Уотерхаус, Waterhouse on Newspaper Style , ред. Ревел Баркер, 2010 г.)
  • » Рискуя оказаться излишним, повторяющимся и излишним, позвольте мне сказать, что тавтология — последнее, что нужно детям от их родители, особенно когда они в беде.
  • «Что бы вы ни говорили, что бы вы ни делали, избегайте тавтологии. Попробуйте сказать это только один раз!» (Том Стерджес, Правила парковки и 75 других идей для воспитания удивительных детей, . Баллантайн, 2009)
  • «Новое государственное управление принесло новые болезни, в частности тавтологию .Часто можно встретить такие фразы, как «первоклассные организации — это те, которые работают превосходно» »(Дэвид Уокер,« Следи за своим языком ». The Guardian , 27 сентября 2006 г.)

Марк Твен о тавтологическом повторении

  • «Я не считаю, что повторение важного слова несколько раз — скажем, три или четыре раза — в абзаце беспокоит мое ухо, если этим лучше всего обеспечивается ясность смысла. Но тавтологическое повторение, которое не имеет оправдывает объект, но лишь обнажает тот факт, что баланс писателя в словарном банке исчерпан и что он слишком ленив, чтобы пополнять его из тезауруса — это другое дело.Это заставляет меня призвать автора к ответу «. (Марк Твен, Автобиография Марка Твена . University of California Press, 2010)

Тавтологии в логике

  • «В просторечии высказывание обычно считается тавтологическим , если оно содержит избыточность и повторяет одно и то же дважды разными словами — например,« Джон — отец Чарльза, а Чарльз — сын Джона. . ‘ Однако в логике тавтология определяется как утверждение, которое не исключает никаких логических возможностей: «Либо идет дождь, либо нет.Другими словами, тавтология «истинна во всех возможных мирах». Никто не будет сомневаться в том, что независимо от фактического состояния погоды (т.е. независимо от того, является ли утверждение о том, что идет дождь, истинным или ложным), утверждение «Либо идет дождь, либо нет дождя» обязательно верно . »(Э. Нагель и Дж. Р. Ньюман, Доказательство Гёделя , 1958
  • « Тавтология — это утверждение , которое логически или обязательно истинно или настолько лишено содержания, что является практически пустым (и, следовательно, истинным, потому что совершенно пустые утверждения, не претендующие на то, не могут быть ложными). Пример: «Скотт Петерсон сделал это или он не сделал» »(Говард Кахан и Нэнси Кавендер, Логика и современная риторика , 10-е изд. Томсон Уодсворт, 2006)
  • » Тавтология . Да, я знаю, это некрасивое слово. Но это так. Тавтология — это словесный прием, заключающийся в определении подобного подобным. . .. Поскольку это волшебство, оно, конечно, может укрыться только за аргументом авторитета: так родители в конце своей привязи отвечают ребенку, который продолжает просить объяснений: «, потому что так оно и есть », или даже лучше: « просто потому, что это все .'»(Роланд Барт, Мифологии . Макмиллан, 1972)

Тавтология как логическая ошибка

  • «Одно из самых скучных заблуждений, тавтология , по сути, просто повторяет посылку.
ФАН: «Ковбои» предпочитают побеждать, поскольку они лучшая команда ». (Джей Хайнрихс, Спасибо за спор: чему нас могут научить Аристотель, Линкольн и Гомер Симпсон об искусстве убеждения . Three Rivers Press, 2007)

Произношение: тау-ТОЛ-э-джи

Также известен как: плеоназм

Этимология
От греческого «лишний».

примеров тавтологии — Примеры тавтологии

Тавтологию можно определить как повторяющееся использование слов или фраз, которые более или менее передают схожее значение.Прочтите эту статью, чтобы узнать больше о примерах тавтологии.

Тавтология — одна из ключевых фигур речи, поэтому важно знать, что означает это слово. Тавтология — это избыточное или бессмысленное использование слов, которые фактически передают одно и то же значение. Другими словами, его можно определить как термин, используемый для пересказа одного и того же, используя разные слова и фразы. Иногда его используют, чтобы на чем-то акцентировать внимание. Однако иногда это может быть непреднамеренным. Генри Фаулер, лексикограф, описывает тавтологию как «повторение одного и того же фактора дважды».Повторение слов было распространенной тенденцией в XIX веке, когда писатели сознательно использовали его как литературный инструмент. Многие писатели и поэты XIX века использовали этот литературный прием, чтобы выделить важные моменты, передать важное послание и подчеркнуть красоту своих литературных произведений. Даже в обычной жизни мы используем эту фигуру речи, чтобы подчеркнуть важные факторы. Вот список тавтологических примеров, используемых в повседневной жизни, сокращений и т. Д.

Примеры тавтологии в повседневном использовании

  • Я очень сонно хочу спать, встав в 5 утра.
  • Платье обошлось мне в 300 долларов.
  • Они дарят подарки!
  • На мой взгляд, я думаю, что …
  • И др.
  • Первый приоритет Джона — найти хорошую работу.
  • Причина в том, что.
  • Это новая инновация.
  • Современные технологии.
  • Она съела бутерброд с лососевой рыбой.
  • Сантехник починил наш водонагреватель.
  • Утренний рассвет.
  • Либо завтра пойдет дождь, либо его не будет.
  • Мой лучший друг любит смотреть триллеры.
  • Сделал для вас своими руками.
  • В настоящее время цены стремительно растут.
  • Данный проект должен быть завершен в срок, так как это необходимое требование компании.
  • Бит и детали
  • Подавляющее большинство людей поддерживает Анну Хазар и его философию.
  • Чтобы снова вернуться.
  • Я купила это платье по самой низкой цене.
  • Замороженный лед.
  • Я слышал это собственными ушами.
  • Прежде всего, приступим.
  • Повторите еще раз.
  • Зарплату будем получать вместе с надбавкой.
  • Я никогда не делаю прогнозов, особенно в отношении будущего.
  • Это действительно печальное несчастье.
  • Я лично сердечно приглашаю вас на вечеринку.

Примеры тавтологий в сокращениях

  • Диск CD-ROM
  • Банкомат
  • ПИН-код
  • Система GPS
  • номер ISBN
  • RAM память
  • DVD диск
  • VIN номер
  • Пожалуйста, Р.С.В.П. (аббревиатура расшифровывается как Respondez, s’ilvous plait или, ответьте, пожалуйста)
  • Код UPC
  • Экзамен AIEEE
  • Синдром атипичной пневмонии
  • синдром РАС
  • Вирус ВИЧ

Еще несколько примеров тавтологии

  • Это краткое описание …
  • Итак, организация рассчитывает на совместное сотрудничество со стороны своих членов.
  • Последовательно один за другим …
  • Все вороны либо черные, либо не черные.
  • Рома хочет съесть пиццу.
  • Косметические продукты Lush обладают ароматным ароматом.
  • Повторюсь еще раз.
  • Семья Арнольдов решила снова вернуться во второй раз в этот старинный старинный дом.
  • В непосредственной близости.
  • После неудачи Рави решил жить в одинокой изоляции.
  • На собрании впервые был представлен г-н Джеймс.
  • У меня у меня дома вечер кино «Американский оборотень в Лондоне».
  • Стена была испорчена крошечным пятнышком краски.
  • Благодаря совместной работе археологи обнаружили рукописный манускрипт на разрушенных руинах монастыря.
  • Нет нужды в излишней спешке.
  • Один из двух однояйцевых близнецов говорит другому: «Ты толстый».
  • Большинство людей в этом районе заразились этой болезнью.
  • Сядь в угол, где встречаются стены и пол, мальчик!
  • Голосование было полностью единодушным.
  • Мы должны заранее спланировать предстоящий фестиваль.
  • Со злым умыслом к ​​никому, с милосердием ко всем. — Авраам Линкольн.
  • Jaguar XJ220 имеет более высокую скорость, чем Ferrari Enzo.
  • Я хочу бутерброд с сырной кесадильей.
  • Пустыня Сахара — самая большая сухая пустыня на африканском континенте.
  • Непонятная проблема, не правда ли?
  • Она сама написала автобиографию своей жизни всего за две недели.
  • Был дождливый дождливый день с большим количеством осадков.
  • Это был его обычный привычный обычай — съедать на завтрак бутерброд с сыром.
  • Группа хотела подняться на самую вершину на вершине горы. Эверест.
  • Плохие люди принимают наркотики; следовательно, люди, принимающие наркотики, плохие.
  • Еда мне достаточно.
  • Сэм построил кирпичный дом из кирпичей.
  • Может возникнуть крупная ядерная катастрофа. . .
  • Можно сказать, желаемое начало, но это определенно было время сюрреалистических снов.
  • Моряк.
  • Светловолосая блондинка.
  • Не пытайтесь преувеличивать.
  • В комнате было совершенно темно и не было освещения.
  • Ветерок приветствовал сумерки, а наступление ночи предвещало легкий ветерок.
  • Видны полуразрушенные руины.
  • Сегодня я увидел в автобусе огромного здоровяка.
  • Все хорошо; для всех намерений и целей; прохладный, спокойный и собранный.
  • Он изо всех сил пытался поднять тяжести, у него были проблемы с их поднятием.
  • Это снова дежавю.

Заключение
Нельзя отрицать важность тавтологии в современном литературном письме. Однако в настоящее время использование тавтологических фраз и слов сокращено, чтобы избежать повторения и однообразия. Несмотря на это, писатели используют тавтологию как инструмент, чтобы привлечь внимание или подчеркнуть идею.


Повторите еще раз: тавтология — в моих условиях

Я знаю, что писать определения — непростая задача. Но правда в том, что определения являются ключом к пониманию тонкостей концепции.Причина, по которой этот тип ошибок так устойчив в наших определениях, вероятно, указывает на недостаток знаний. Я помню, когда я была маленькой девочкой в ​​школе, учительница грамматики сказала нам, что можно писать такие определения: «Скупать: действие и эффект добывания».

Я до сих пор помню это, когда пишу определения или перевожу текст, который, кажется, играет со мной в шутки. Итак, сегодня я хотел кратко поговорить о тавтологии: повторении информации, которая уже была предоставлена ​​в семестре.Словарь Вебстера определяет это как «высказывание, в котором вы повторяете слово, идею и т. Д. Без необходимости».

Простые примеры тавтологических определений:

  1. Единорог — зверь с одним рогом.
  2. Металл — это что-то из металла.
  3. Идентификатор клиента определяется как «Идентификатор клиента.
  4. Повторите это еще раз (см. Заголовок сообщения выше!)

Имейте в виду, это простые примеры, и когда нам приходится писать более сложные определения, иногда мы можем упускать из виду эту проблему.Тавтологии могут быть распространены в некоторых языках с большим количеством слов, заимствованных из других языков. Но тавтология присутствует не только в определениях. Акронимы также могут способствовать возникновению тавтологических проблем (например, DVD-диск, вирус ВИЧ, банкомат и т. Д.). С рекламой тоже сложно. Такие фразы, как «Магазин раздает бесплатные билеты», тавтологичны.

Однако не все в тавтологии отрицательно. Он используется в стихах, прозе и песнях. Для любопытных вы можете ознакомиться с примерами тавтологии как литературного приема на этой странице: http: // literarydevices.net / тавтология /.

Источники:

Учебник по терминологии Павла. Тавтология

Сеть Бей. Бизнес-метаданные: как писать определения.

Литературные приемы: тавтология

Ваш словарь. Примеры тавтологии

Источник изображения

Опубликовано 23 октября, 2016 автором imot

← Мастер терминологии IULA / UPF — Открыта регистрация для онлайн-программ английского и испанского языков Наиболее часто используемые терминологические ресурсы в Интернете →

Pleonasm, тавтология — Полезно

Эта статья / раздел является заглушкой — вероятно, стопка полусортированных заметок, плохо проверен , поэтому могут быть неправильные биты.

Плеоназм относится к переизбытку.

например в медицине это термин, связанный с ростом тканей.

Лингвистический плеоназм обычно относится к фразам с большим количеством слов, чем необходимо, часто повторяющимся, с пустыми словами, клише — но не обязательно неправильными или сбивающими с толку.

Существует (нечеткое) разделение на:

  • семантический плеоназм, когда слова означают одно и то же, если понять их смысл. Например, «Получите бесплатный подарок».
  • совершенно пропускаемое слово — из-за семантики или синтаксис
    • где значение будет таким же без некоторых слов (семантика)
    • и, возможно, даже способ анализа предложения (синтаксис)


Например:

  • Часто можно вставлять предлоги без изменения значения
  • Ряд идиом и жаргона, подобного идиомам («недействительный», «условия и положения»), могут быть довольно приятными.
  • Некоторое дублирование сокращений (PIN-код), заимствованных слов и предложений, в которых они используются, можно рассматривать как тонкие плеоназмы.


И возможно:

  • В неформальном языке вы часто можете опускать местоимения (и другие проформы, хотя это, возможно, больше связано с ленью, чем с плеоназмом).
  • во многих предложениях вы можете использовать или опускать (в стиле связки) «это» часто не является строго необходимым, хотя оно часто помогает читателям правильно прочитать (избегает некоторых садовых дорожек)


Плеоназм может быть стилистическим в том смысле, что он может быть средством привлечения внимания (к намерению, точке, детали или тому подобному).Вы могли бы включить

  • многословность в поэтическом описании
  • точное описание, например, в юридических текстах

См. Также:

Риторическая тавтология относится к повторению одного и того же значения (иногда вне многословного стиля, иногда просто непреднамеренно).


Многие вещи, называемые тавтологиями, находятся где-то посередине.

Например, когда руководства по стилю рекомендуют «Не объяснять слишком много», это довольно тавтологичное предложение, основанное на круговой логике: слишком много по определению слишком много, и предложение должно иметь некоторую меру того, сколько есть слишком много.

Эти две концепции пересекаются в смысле ненужного многословия / повторения.

У Pleonasm есть чувство использования ненужного избытка повторяющихся слов в одном описании.

Тавтология имеет смысл говорить одно и то же разными словами, используя несколько слов с одинаковым значением.

(PDF) Использование тавтологии в «Шипе» Уильяма Вордсворта: стилистическое исследование

«морозный» (2, 6,451%) и «острый» (2, 6,451%) в (VII: 74 и VIII: 85) .Самая высокая частота из

встречается у прилагательного «маленький» (7, 22,580%), описывающего такие изображения природы, как: пруд в

(III: 30 и XIX: 204) и ветер в (XVIII: 196). Вордсворт не только использует тавтологические прилагательные

для обозначения природы, но также предварительно модифицирует имена и предметы, отражающие другие темы, найденные в стихотворении

: смерть, страдания, уединение, меланхолия и т. Д. Часто тавтологическое встречается для слова «бедный»

( 6, 19.354%), описывающих «шип» в (II: 17 и 22), женщину в (VIII: 81 и XI: 118) и

ребенка / младенца в (XIV: 147 и XX: 213). Поскольку «Шип» символизирует «воображаемого младенца»

, что предполагает, что мхи пытаются «похоронить» дерево, поскольку они воспроизводят захоронение

ребенка, который может лежать под ближайшим «холмом» мох », Вордсворт тавтологически использует разные

и альтернативные прилагательные, отражающие эти образы в: old (4, 12.903%), состаренные (3, 9,677%),

заросшие (3, 9,677%), серые (3, 9,677%). Аналогичное использование тавтологий встречается в: алый (3, 9,677%),

,

красный (2, 6,45%) и, альтернативно, он также использует «киноварь» для олицетворения «женских страданий»,

«смерть младенца» и следовательно, «трагическая судьба».

Глаголы употребляются тавтологически с частотой встречаемости (24, 20%). Динамические глаголы

имеют кратность (18, 75%), а глаголы состояния (6, 25%).Самый высокий показатель динамических

глаголов обусловлен повествовательной природой выбранного стихотворения. Рассказ подразумевает простую схему движения

. Хотя тавтологические динамические глаголы выше, чем статические, самые высокие показатели частоты

у тавтологических глаголов, которые являются статическими, например: was (18, 75%), см. (8,

33,333%), посмотрите (7 , 29,166%), знаю (5, 20,833%), были (4, 16,666%), были (3, 12,5%) и хотели

(3, 12,5%). Это может быть связано с глубоким интересом Вордсворта к описанию природы и

предметов, а также может быть оправданием использования «настоящего» времени в частях стихотворения, изображающих

образов и сцен, которые поэт воплощает для своих читателей; тогда как «прошедшие» времена используются для повествования истории

.

В пределах ожидаемого уровня несколько тавтологических наречий имеют число и частоту

rate (9, 7,5%). В Приложении А показано, что все использованные наречия выражают место и время

событий, имевших место в стихотворении.

На лексическом уровне приложение A указывает на множество примеров концептуальных групп, которые используются тавтологически

: шип, камень, листья, пруд, цвета, звезды, гора, холм, яркий и т. Д.

примеров, относящихся к ‘ природа и жизнь ».Тавтологические слова, относящиеся к «отчаянию и смерти»:

страдание, горе, несчастный, заросший, бедный, алый, могила, похороны, плач и т. Д. Другие тавтологии — это

этих слов, относящихся к «месту»: там, вокруг , за пределами и насквозь; и относящиеся к «времени»:

лет, время, день и ночь. Вот несколько примеров тавтологических слов, относящихся к «телу»:

голова, мозг,

Грамматический уровень

Этот уровень показывает типы предложений (предложений и фраз), тавтологически используемых в выбранном стихотворении

, как показано в Приложении B.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *