Теория бессознательного: works.doklad.ru — Учебные материалы

Автор: | 08.03.1983

Содержание

Психология бессознательного (часть 1)

Обзор классических психоаналитических концепций

Классический психоаналитическй подход Зигмунда Фрейда, теория объектных отношений Мелани Кляйн, аналитическая психология Карла Юнга, теория травмы Отто Ранка, взгляды Карен Хорни

Тема сегодняшней лекции – психология бессознательных процессов. Как правило, многие из нас имеют представление о том, что сознательно человек предлагает и предполагает одно, а бессознательно – что-то совершенно другое. Более продвинутые люди понимают еще и то, что сам человек может и не догадываться о том, что планирует его бессознательное.

Итак, мы понимаем, что при таком положении дел мы не можем быть уверенными в том, что мы распоряжаемся собой,   как и всегда звучит до боли знакомый вопрос «Кто в доме хозяин». Этот вопрос звучит и вокруг нас и внутри нас самих. Конечно, есть люди, которые не имеют привычки к анализу самих себя, к саморефлексии, и они могут совершенно искренне воскликнуть, что ничто, кроме внешних обстоятельств, на них не давит.

Целью нашей лекции является попытка осмысления основных понятий психологии бессознательного с точки зрения основных психоаналитических концепций, а также анализ структуры бессознательного и его роли в психической жизни человека.

Сегодня мы попробуем рассмотреть теоретическую подоплеку этого вопроса, и, так сказать, ее преломление в реальной душевной жизни человека. Мы рассмотрим, что нам говорит о бессознательном современная психологическая наука, и какими мы располагаем возможностями в связи с этим знанием.

Мы рассмотрим модели психики, предложенные классическими психоаналитическими концепциями Зигмунда Фрейда, Карла Густава Юнга, Альфреда Адлера, Отто Ранка, Мелани Кляйн, Карен Хорни, Эриха Фромма и, наконец, Эрика Берна.

Терминология

Главные герои нашей сегодняшней беседы – эго, оно (бессознательное) и суперэго. Эго – это структура, поддерживающая существование человека на текущем уровне как сознательного существа, суперэго – часть Эго, функция которой призвана тормозить инстинктивную активность эго, принимать решения о приемлемости побуждений, осуществлять самоограничение и самокритику, Оно (далее везде бессознательное) – бессознательная часть психики, совокупность неосознаваемых влечений человека (т.

е. содержаний бессознательного).

Сами эти структуры неоднородны по своей сути. Не следует думать, что все, что осознаваемо, относится к эго, а то, что не осознаваемо — к подсознанию. Все гораздо сложнее. Существуют глубинные слои эго, которые бессознательны. Переход от Оно (бессознательное) к эго плавный и бывает крутым только там, где имеются конфликты. При возникновении конфликтов даже осознаваемые и высокодифференцированные силы эго снова становятся бессознательными (происходит так называемый процесс регрессии).

Согласно классическим психоаналитическим концепциям все вышеобозначенные психические структуры личности топографически могут располагаться в трех гиперпространствах: бессознательном, предсознательном, сознательном.

Бессознательное — в широком смысле — те содержания психической жизни, о наличии которых человек либо не подозревает в данный момент, либо не знает о них в течение длительного времени, либо вообще никогда не знал. Выделяются два вида бессознательного: предсознательное и собственно бессознательное. Бессознательное – это те содержания душевной жизни, доступа к которым у сознания нет.

Предсознательное — содержания душевной жизни, которые в данный момент неосознаваемы, но могут легко стать таковыми, если привлекут к себе взоры сознания. Топографически слой предсознательного располагается между слоем бессознательного и сознанием. Это следы памяти, которые могут быть осознаны простым привлечением внимания. Следует добавить, что именно материал предсознательного используется при проведении психоаналитического сеанса, и анализ этого материала способствует осознанию вытесненного, поэтому для нас структура предсознательного имеет крайне важное значение.

В сферу бессознательного попадают как самые высокие проявления душевной жизни, так и самые низкие (сексуальные и агрессивные инстинкты, влечения). Итак, термин «бессознательное» обозначает психические процессы, которые протекают без отображения их в сознании и помимо сознательного управления.

Бессознательное обладает огромной силой и властью над человеком, всегда подвергая цензуре и адаптируя любую поступающую к человеку энергию и информацию из внешнего или из внутреннего мира к виду, пригодному для восприятия сознанием, согласованным с его картиной мира, с его субъективными представлениями о себе и о мире.

Наше бессознательное насквозь мифологично, это те мифы, которые мы усвоили от своих предков, вынесли из детства, из общества, творили сами, проживая нашу жизнь.

Сознание — это поверхностный слой душевного аппарата, воспринимающий и перерабатывающий информацию о внешнем и внутреннем мире. Сюда относятся ментальные структуры человека, осуществляющие интеллектуальные функции, наблюдение, выбор, принятие решений, организацию стимулов и побуждений, рефлексию. Создание задает общее направление нашему мыслительному процессу, а также является центром, принимающим решения. 

Ретроспективный обзор классических психоаналитических концепций

Итак, мы переходим к ретроспективному обзору классических психоаналитических концепций.

Намеки, указывающие на существование подсознания, нам известны еще с древности, это, в частности, известный тезис «познай самого себя».

Зигмунд Фрейд

В науку же термин «бессознательное» вошел на стыке XIX-XX веков. Первым человеком в психологии, который сделал попытку вывести подсознание на чистую воду, был всемирно известный ученый – Зигмунд Фрейд. История психоанализа начинается с Фрейдовских и Брейеровских исследований истерии. В результате научной и практической медицинской работы доктора Фрейда в основной фокус его исследовательского внимания попало подсознание человека. Основным достижением теоретической психологии ХХ века было именно открытие подсознания, т.е. скрытых от человека психических процессов, в большой мере влияющих на его мотивацию, восприятие, ощущения и поведение.

Зигмунд Фрейд показал, что человек не является хозяином собственного душевного мира и собственного интеллекта.

Фрейд исследовал и подробно описал пути, с помощью которых можно проникнуть в бессознательное и что-то о нем узнать. С позиции Фрейда наша психика – это некое пространство. Ландшафт нашей психики описывается с помощью трех пространственных структур – сознания, предсознания и бессознательного. В этом пространстве существует нечто, что формируется на протяжении жизни человека, и оно продолжает оказывать на нас свое влияние. Силы, определяющие наше поведение, принадлежат миру бессознательного, и благодаря открытиям Фрейда мы можем постигать наше бессознательное. Бессознательное проявляет себя, сигнализирует о своих намерениях посредством наших снов, фантазий, импульсов, побуждений, наших влечений, желаний, оговорок, ошибочных действий. И задача психоаналитика – быть внимательным слушателем и улавливать эти тончайшие послания.

Фрейд считал, что все, что происходит с человеком, его определенные сюжеты жизни обусловлены его детскими переживаниями. В основе психосексульной динамики и фундаментальных конфликтов человеческой психики лежат детские переживания.

Основным методом, которым пользовался при исследовании бессознательных процессов Фрейд, является метод свободных ассоциаций, а также анализ сновидений человека. Проводя исследования с использованием метода свободных ассоциаций, ученый пришёл к выводу, что источником неврозов и подавленности большинства людей является нереализованная энергия сексуального желания (либидо). Чтобы человек обрел психическое равновесие необходимо вернуть вытесненный материал в сознание – «где было Оно (бессознательное), должно стать Я» — утверждал Фрейд.

Чрезвычайно важной заслугой Фрейда является то, что он создал язык, на котором можно описывать движения души. Мы получили язык, с помощью которого мы можем исследовать душевные процессы, глубоко анализировать человеческую природу, получать информацию о бессознательном, о внутренних глубинных процессах, происходящих в человеке. Мы начали озвучивать для себя то, что находится за гранью реальности, за очертаниями предметного мира. Это повлияло и на наше восприятие человека, на представление о человеческом существе как таковом.

Таким образом, мы можем подвести итог. Фрейд открыл динамическое бессознательное, описал первичные и вторичные процессы – противоположно направленные динамические механизмы, которые подавляют нашу психическую жизнь.

Это основное, что содержит в себе ортодоксальный или классический психоанализ.

Карл Густав Юнг

Фрейд создал целую школу, у него было очень много талантливых учеников, многие из которых впоследствии отрывались от своего великого учителя и создавали собственные школы и направления. Я вкратце расскажу о некоторых из них. Карл Густав Юнг. Юнг тесно сотрудничал с Фрейдом на протяжении четырех лет, но в какой-то момент их позиции разошлись. Юнг погрузился в глубинное исследование мифов, легенд, сказок, сочетая эти исследования с исследованиями психики человека. Он совершал путешествия по всему миру, подробнейшим образом изучал мифологию, древнюю символику, описал мандалу (круг) как символ самости (внутреннего Я человека).

Карл Густав Юнг обогатил представления о бессознательном понятием коллективного бессознательного. По словам Юнга «коллективное бессознательное содержит все духовное наследие человеческой эволюции, рождаемое каждый раз заново в мозговой структуре отдельного человека». Коллективное бессознательное – это коллективный опыт всего человечества, структурный уровень человеческой психики, содержащий наследственные программы, психическое наследство человека. Юнг ввел в психологию понятие архетипа. Изучая сны своих пациентов, он обнаружил, что в их снах содержатся те же символы, что и в древних мифах различных культур. Благодаря этому Юнг обнаружил, что человек связан с другими людьми и культурами посредством универсальных архетипов (первичные образы психики). Архетипы отражают в личном бессознательном человека универсальные сюжеты и схемы, общие для всего человечества, эти архетипы и представлены в мифах, легендах и сказках.

Согласно Юнгу человек не может охватить своим сознанием сферу бессознательного. Задача психоаналитика по Юнгу – наладить диалог между сознанием и бессознательным пациента с помощью психоаналитических методов. Психика действует по принципу полярности, полярных образований, дихотомий, один полюс которой – в сознании, другой – в бессознательном. Поэтому у любого позитивного проявления человека есть свой негативный полюс, и наоборот. Сознание и принятие себя как носителя таких противоположных тенденций позволяет разрешать психологические конфликты, снимать внутреннее напряжение.

Альфред Адлер

Еще один талантливый ученик Фрейда — Альфред Адлер. Также как и Юнг, Адлер не был удовлетворен сексуальной теорией Фрейда. Адлер акцентировал внимание на социальной сущности человека, считая главным социальные интересы человека. Решающим для решения многих проблем человеческой личности он считал способность к взаимодействию с другими людьми. Адлер определяет три глобальных ценности человека: работа, дружба и любовь, и все они взаимосвязаны, если страдает одно из них, то другие тоже страдают. Препятствия к росту Адлер видел в органической неполноценности ребенка, его избалованности и отверженности – все это может породить изоляцию и недостаток социального интереса, формирование нереалистической цели личного превосходства.

Психологический подход, описанный в работах Адлера, представляет полную противоположность подходу Фрейда. Главная проблема у Адлера касается внутренней жизни человека, его мышления и чувствования, его ценностей. Адлер создал термин «комплекс неполноценности», он полагал, что все дети глубоко испытывают чувство неполноценности, являющееся неизбежным следствием их физических размеров и недостатка сил и возможностей. Комплекс неполноценности согласно Адлеру основан на чувстве фрустрированных ценностей: человек чувствует себя неполноценным и реагирует на это комплексом превосходства, бравадой эго, философией преувеличенного оптимизма и самоуверенности. У Фрейда же главная проблема связана с фрустрированными желаниями. Согласно Фрейду человек страдает не столько от собственной неполноценности, сколько от препятствий со стороны общества и культурной традиции.

Адлер считает, что комплекс служит линзой, собирающей психическую энергию в определенном направлении, и тем самым может способствовать выдающимся личным достижениям. Серьезные творческие успехи возможны, если человек работает через комплекс, а иначе комплекс отщепляется от целостного бытия человека и употребляет жизненную энергию на то, чтобы проецировать свое фрагментарное, лишенное равновесия сознание во внешний мир, способствуя деструктивным процессам.

Адлер рассматривал также агрессию и волю к власти как проявление более общего мотива к превосходству или совершенствованию, т.е. побуждения улучшать себя, развивать свои способности, свою потенциальность. По Адлеру борьба за личное превосходство, проявляющееся как господство над другими – невротическое извращение, результат преобладания чувства неполноценности и отсутствия социального интереса, т.е. желания быть полезным людям. При этом накопление успеха, престижа и похвал становится для человека более важным, чем конкретные достижения. Чрезмерная фиксация на себе неизбежно приводит к чувству поражения. «Вместо того, чтобы заниматься внешним миром, они занимаются собой». Адлер при этом сравнивает невротическое желание превосходства с состоянием нарциссизма у Фрейда и крайними формами проявления интроверсии у Юнга.

Следующий важный аспект подхода Адлера – формирование жизненных целей. Согласно Адлеру жизненные цели, которые направляют и мотивируют нас, сформировались в раннем детстве, и остаются несколько неясными и в основном бессознательными. Формирование жизненных целей начинается в детстве как компенсация чувства неполноценности, небезопасности и неуверенности в мире взрослых. Если чувство неполноценности слишком сильно, цели становятся нереалистичными и могут быть невротически преувеличенными. У невротика всегда имеется значительное расхождение между сознательными целями и бессознательными жизненными целями, которые вращаются вокруг фантазий личного превосходства и самопочитания вместо целей, которые вели бы к реальным достижениям.

Еще одно понятие, рассматриваемое Адлером, — стиль жизни – уникальный способ, выбранный индивидуумом для следования своей жизненной цели. Это интегрированный стиль приспособления к жизни и взаимодействия с жизнью вообще. По Адлеру эта сила телеологична, она выражает себя в стремлении к цели. При этом кажущиеся изолированными привычки и черты поведения получают свое значение в полном контексте жизни и целей индивидуума.

По Адлеру особую роль в человеческой жизни играет чувство общественного, о.к. посредством сотрудничества с другими, мы можем преодолеть действительную неполноценность или наше чувство неоплноценности. Адлер подчеркивал, что работы великих гениев всегда были общественно ориентированы. Недостаток кооперации и сотрудничества является по Адлеру корнем всех невротических и плохо приспособленных стилей жизни. «Ели человек сотрудничает с людьми, он никогда не станет невротиком». Психологический рост – вопрос движения от центрированности на себе и целей личного превосходства к задачам конструктивного овладения средой и социально полезного развития.

Творческая сила Я, избирательно преобразующая и интерпретирующая опыт, позволяет человеку строить свою судьбу, основываясь на жизненных целях и индивидуальном стиле жизни. Адлер считал, что Фрейд недостаточно уделяет внимание уникальности индивидуума, его способности управлять своей судьбой. Адлер подчеркивает «Индивидуум – и картина, и художник. Он – художник своей собственной личности». Адлерианский психоаналитик помогает трансформировать цели жизни клиента, сформировать социально значимые цели и скорректировать ошибочную мотивацию посредством обретения чувства равенства с другими людьми.

Альфред Адлер и Карл Густав Юнг являются наиболее яркими и известными фигурами в психоанализе, создавшими свои направления, известные как аналитическая психология Юнга и Адлерианская психотерапия. Следующие психоаналитики являются последователями Фрейда, поддерживающими психоаналитическую главную парадигму о том, что детские переживания определяют дальнейшую судьбу человека.

Отто Ранк

Один из первых учеников Фрейда — Отто Ранк. Им сформулирована очень интересная концепция «травмы рождения», которая подчеркивает значение акта рождения и отделения ребенка от матери. Он рассматривает акт рождения как первичную травму, приводящую младенца в состояние шока. Причина последующих проблем и кризисов кроется в содержании родовой тревоги. Отделение при рождении запечатлевается в мозге младенца настолько сильно, что в дальнейшем может служить препятствием для любого удовлетворения.

Согласно Отто Ранку изгнание плода из материнского чрева является «основной травмой», определяющей развитие неврозов. Любое наслаждение в своем первоначальном виде стремится к воссозданию первичного внутриутробного блаженства, утраченного при рождении. Отто Ранк утверждал, что каждому человеку присуще подсознательное стремление возвратиться в материнское лоно.

Мелани Кляйн

Нельзя обойти своим вниманием, рассматривая классические теории психоанализа, известнейших женщин-психоаналитиков. Одна из них — Мелани Кляйн – британский психоаналитик, которая считается одним из основателей теории объектных отношений. Она выдвинула идею о возникновении эдипова комплекса в более раннем возрасте, чем это предполагал сам Фрейд. Согласно модели Кляйн основные процессы развития психики ребенка разворачиваются в первый год жизни, на основе взаимодействия ребенка с грудью матери, которая выступает в качестве первичного опыта.

В своей практической работе, наблюдая за младенцами, она зафиксировала появление тревоги и чувства вины в самых ранних отношениях ребенка с матерью и в его отношении к материнской груди. Мелани Кляйн относила зарождение основного источника неврозов и конфлитности человека к периоду младенчества. Она много уделяла внимания младенцам и обнаружила, что их эмоциональная жизнь насыщена драматическими переживаниями.

В развитии младенца Кляйн выделяла две базовые позиции. Шизоидно-параноидная позиция – для нее характерно отсутствие границ между ребенком и внешним объектом (матерью). В силу этого ребенок еще не может воспринимать объект целостно, объект в его восприятии расщепляется, и ребенок имеет дело с частичными объектами – частями тела матери. Соответственно расщеплению подвергаются положительные и отрицательные переживания ребенка, т.к. они еще не могут быть интегрированы во внутреннем опыте, поэтому в его восприятии складывается образ плохой груди и отдельно образ хорошей груди. Эти два образа сосуществуют параллельно друг другу. Плохой груди ребенок приписывает свои негативные ощущения и образы, хорошей — положительные. Кляйн описывает механизм проективной идентификации – вариант одной из самых примитивных защит, к которой и прибегает младенец.

В процессе построения отношений ребенка с первичным объектом и по мере развития ребенка граница между его Я и объектом усиливается, это создает возможность ребенку интегрировать положительные и отрицательные переживания в целостный образ. Он теперь понимает, что его агрессивные импульсы направлены на тот же самый объект, что и положительные, и его агрессивные импульсы способны причинить ущерб любимому им объекту. Таким образом, шизоидно-параноидная позиция переходит в депрессивную позицию, для которой характерна тревога по поводу собственной агрессии. Ребенок начинает переживать чувство вины за собственную агрессию и чувство благодарности по отношению к матери. При шизоидно-параноидной позиции базовым чувством по отношению к объекту была зависть, т.к. ребенок ощущал, что все хорошее расположено вовне, а в нем самом нет ничего ценного. Чувство благодарности лежит в основе репарационных переживаний и жестов (действия, направленные на восстановление поврежденного объекта).

Итак, развитие ребенка зависит от динамики двух фундаментов его психики – зависти и благодарности. Переживание чувства зависти, не скомпенсированное чувством благодарности, приводит к развитию отклонений, к развитию у индивида депрессивной позиции. Врожденная зависть, согласно М.Кляйн, — фактор, блокирующий креативность. Зависть переживается психикой с большим трудом, поэтому у человека вырабатываются защиты. Как вариант защит от деструктивных ощущений может возникать чувство ярости — в качестве реакции на чувство вины, порожденное завистью. Другой вариант защиты – обесценивание объекта, т.к. объект, потерявший свою ценность больше не вызывает зависти. И еще один вариант защиты от деструктивного ощущения зависти – присваивание себе силы, принадлежащей объекту, мысленное перенесение на себя свойств объекта. Этот вариант защит приводит к самовозвеличиванию. И, наконец, недооценка собственного Я, невротическое самоуничижение также является защитой от чувства вины, порожденного завистью.

Основной терапевтический эффект достигается за счет того, что пациенту предоставляется возможность отыгрывать конфликтные элементы опыта, открыть и проявить сдерживаемые агрессивные импульсы, благодаря чему человек способен, наконец, достичь подлинной интеграции.

Теперь мы перейдем к рассмотрению другой психоаналитической парадигмы. Неофрейдизм — это получившее распространение главным образом в США направление современной философии и психологии, сторонники которого соединили классический психоанализ 3. Фрейда с американскими социологическими теориями. К числу наиболее известных представителей неофрейдизма относятся Карен Хорни, Гарри Салливен и Эрих Фромм. Неофрейдисты подвергли критике ряд положений классического психоанализа в толковании внутрипсихических процессов, но сохранили при этом важнейшие компоненты его концепции (учение об иррациональных мотивах человеческой деятельности, изначально присущих каждому индивиду). Неофрейдисты особое внимание уделяли исследованию межличностных отношений. Они сделали это, стремясь ответить на вопросы о человеческом существовании, о том, как человек должен жить и что он должен делать. Неофрейдисты по существу «социологизировали» психологию.

Карен Хорни

И еще одна дама — Карен Хорни – основательница науки о женской психологии. В отличие от Зигмунда Фрейда она не считала необходимым фокусировать исключительное внимание на детстве, усматривая в этом односторонность и считая, что Фрейд зачастую объясняет социальные явления биологическим факторами (в частности, связь войн с инстинктом смерти). В своем подходе Карен Хорни оказалась от теории сублимации и учении о либидо Зигмунда Фрейда. Неврозы, считала она, порождаются не только переживаниями человека, берущими начало в детстве, но и специфическими культурными условиями, в которых живет человек. В характере невротических переживаний человека она усматривала связь с особенностями, присущими данной культуре и времени. Она рассматривала взаимосвязь между культурой и неврозом «с точки зрения того, какие психологические затруднения структура культуры ставит перед человеком» (Хорни К.). Неврозы она считала ценой, которую приходится платить человечеству за развитие цивилизации.

Карен Хорни рассматривала неврозы, как невротические деформации характера, связанные с патогенным конфликтом, спрятанным глубоко внутри человека и не осознаваемым им. Она выделила несколько типов неврозов и описала специфичные особенности деформации характера, присущие каждому из них.

В основе любого невроза лежит внутренний конфликт. Невротический конфликт по Фрейду — борьба вытесненных сил (инстинкты) и вытесняющих сил (культура). Невротический конфликт по Хорни — борьба несовместимых сочетаний между несколькими невротическими наклонностями. Хорни ввела термин «невротические наклонности», под которым понимала компульсивные (навязчивые) влечения, которые являются основой невроза. Одними из главных невротических наклонностей Хорни считала невротическую потребность в любви и невротическое стремление к соперничеству. Соревновательность – господствующий фактор в существующих социальных отношениях, она может приводить к враждебному напряжению между людьми, что порождает у человека страх, неуверенность и сниженное самоуважение. Все эти факторы вместе приводят к тому, что человек чувствует себя изолированным.

Чувство собственной эмоциональной изоляции, согласно Хорни, человек хочет преодолеть, получив любовь и привязанность, при этом любовь превращается в своего рода лекарство от глубинного невротического одиночества. Роль любви переоценивается в современной культуре. Человек взращивает иллюзию, что любовь является решением всех его проблем, и ждет от любви больше, чем она может ему дать. Отсюда проистекают разочарования, так называемые «крушения иллюзий», трудности достижения любви. Такая ситуация дает обильную почву для развития неврозов.

В основе неврозов лежат противоречия, которые человек не может разрешить. В обществе заложены определенные противоречивые установки: например, противоречие между соперничеством и успехом, с одной стороны, и потребностью быть любимым, с другой. Стремление к успеху порождает в человеке напористость, способность выдержать конкуренцию, агрессивность. А потребность в любви и человечности требует от человека уступчивости, способности поступиться своими эгоистическими интересами. Таким образом, специфичные культурные противоречия общества лежат в основе типичных невротических конфликтов людей. Противоречия, заложенные в культуре, отражаются в конфликте невротика. Нормальный человек способен преодолевать эти трудности, не терпя при этом урона, у невротической же личности эти конфликты делают приемлемое решение невозможным.

Согласно Карен Хорни универсальных психических норм нет: поведение, расцениваемое как невротическое в одной культуре, может быть совершенно нормальным для другой, и наоборот. Таким образом, о норме можно судить только в том случае, если мы рассматриваем личность человека в контексте культурных условий, в которых он родился и живет.

Итак, согласно Хорни, невроз формируют воздействие окружающей социальной среды и разрушение человеческих взаимоотношений. Ортодоксальный психоанализ Зигмунда Фрейда ориентируется на генетические и инстинктивные причины. В силу этого отличия смысл терапии в подходе Карен Хори иной. Цель ортодоксального психоанализа — помочь справиться со своими инстинктами. По Хорни цель терапии состоит в восстановлении отношений с людьми и собой, поиска точки опоры в себе, избавления от невротических защитных механизмов, лишь отчасти помогающих человеку справляться с жизненными трудностями, но при более глубоком взгляде закрывающими возможность нормальной жизни.

Психология бессознательного — часть 2

Сознание и бессознательное – Психология без соплей

Сознание и бессознательное — две базовые психологические концепции, введенные в широкое обращение Фрейдом.

Четкое различение между первым и вторым — это самое важное «открытие», которое он сделал. Фрейд был первым, кто громко и аргументированно заговорил о том, что у каждого человека в душе происходят скрытые, неведомые даже ему самому, процессы.

До Фрейда человеческую душу воспринимали, как что-то цельное и неделимое, и такая точка зрения имеет полное право на существование… при условии, что наблюдатель находится за пределами исследуемой души. Если смотреть на человека со стороны, то никакой очевидной разницы между сознательными и бессознательными его мотивами нет. Человек и его поступки могут выглядеть противоречиво, но это впечатление разбивается о несокрушимый факт — это всегда один и тот же человек.

Сторонний наблюдатель легко может подметить противоречия или непоследовательность в поведении другого человека, но какие выводы из этого обычно следуют? В лучшем случае его обвинят в глупости, в худшем — в сознательном двуличии и обмане. Никто не любит, когда слова человека расходятся с его действиями.

Но подобные обвинения не всегда справедливы, поскольку, зачастую, речь идет о добросовестном заблуждении, когда человек совершенно искренне не замечает собственной непоследовательности. Вчера он говорил одно, сегодня сделал обратное, и если его ткнуть в это носом, тот он вынужден будет признать, что так оно и есть — его слова и действия расходятся. Но в то же время он может и сам не понимать, почему так вышло, ведь искренним он был и вчера и сегодня.

Вероятнее всего, он начнет оправдываться, искать какое-то объяснение всплывшему противоречию. И делать он это будет не только для того, кто его на противоречии поймал, но и для себя самого, ведь это очень неуютно — сознавать и признавать тот факт, что внутри царит хаос, что целостность собственной личности иллюзорна. Поэтому его ум будет предлагать тысячи объяснений, лишь бы замаскировать обнаруженное противоречие. Одно вранье маскируется другим враньем.

Так вот, Фрейд первым озвучил проблему внутренней раздвоенности, которая имеет место у каждого, в том числе и совершенно нормального, человека. До Фрейда, раздробленность личности признавалась и исследовалась только в крайних своих проявлениях, когда в результате глубокого психического заболевания личности, как таковой, уже и не оставалось — одни только ее осколки. А Фрейд заявил и доказал то, что в психике даже вполне здоровых людей автономно сожительствуют две сферы — сознательное и бессознательное, и между ними — пропасть.

[[Продолжение — Юнг и Фрейд о бессознательном]]

Фрейд о бессознательном

Ключевой вопрос в понимании того, что из себя представляет бессознательное, — это вопрос о том, чем оно наполнено и почему. Основной тезис Фрейда по этому поводу звучит примерно так — в бессознательном нет ничего, что однажды не было бы в сознании. Это принципиальный момент, важность которого прояснится, когда мы дойдем до юнговской концепции бессознательного.

Фрейдовское понимание бессознательного по своей сути близко к определению памяти: по мнению Фрейда, бессознательное содержит в себе только то, что человек однажды осознавал, что промелькнуло в его сознании с той или иной мерой интенсивности. Возможно это была одна мимолетная мысль, а может это целый пласт переживаний, которые по какой-то причине покинули сознание, точно так же, как если бы просто «забылись».

Разница с обычной пассивной памятью в том, что бессознательные содержания несут в себе определенный заряд активной психической энергии и, находясь вне поля зрения обычного повседневного сознания, продолжают оказывать на него свое скрытое влияние. И чем выше заряд этой подавленной энергии, тем сильнее или даже агрессивнее ее влияние на сознательные процессы.

В этом смысле, фрейдовское бессознательное находится во враждебном конфликте с сознанием, иллюстрируя древний мотив борьбы добра со злом.

Теперь к вопросу о том, почему вообще что-то оказывается в бессознательном. В бессознательное попадают те психические содержания, которые неприемлемы для доминирующей сознательной позиции или просто душевно болезненны и не имеют должного выхода.

Большую часть бессознательного составляет как раз то, что сознание сочло неприемлемым. Прежде всего, это те желания, мысли или потребности, которые возникают в сознании, но не проходят внутреннюю морально-политическую цензуру. Сознание стремится к добру, в своем субъективном понимании, и потому старается подавить в себе все зло — опять же в своем субъективном понимании.

Фрейд выделил в психике отдельную инстанцию, которая отвечает за нравственную чистоту всей личности и назвал ее Супер-Эго или Сверх-Я. Это та самая штука, которая создает у человека ощущение стыда, его совесть.

Но тут нужно понимать, что мы говорим о весьма эфемерных вещах, и что не нужно овеществлять эти отдельные психические механизмы. На самом деле их нет, просто со стороны все выглядит так, как если бы они были. В действительности же, психика больше похожа на рассол, где много всяких примесей, но в то же время нельзя сказать, что вот здесь один компонент, а там другой.

Внутренний нравственный цензор формируется под давлением воспитания — его целенаправленно развивают в ребенке. Поверхностная мотивация — это стремление вырастить «хорошего человека», такого, который будет четко знать, что такое хорошо и что такое плохо, и при этом будет разделять общие для данного общества критерии добра и зла.

Менее осознаваемая мотивация — это создание механизма контроля над ребенком и будущим членом социума. То, что выгодно родителю и обществу, есть «хорошо», а то, что им не выгодно — это «плохо». А привитая совесть в дальнейшем служит для него внутренним полицейским, который достает свою палку и наказывает за «недобрые» поступки даже тогда, когда этого никто не видит.

Вот с того самого момента, когда ребенок начинает разделять добро со злом, в нем начинает формироваться бессознательное. По крайней мере, та его часть, которой заинтересовался Фрейд. Все, что ребенок обнаруживает в себе злого, он, с этого момента, старается скрыть, спрятать. Сначала он прячет это только от окружающих, а потом, когда его совесть крепнет и набирает силу, начинает прятать это и от себя самого.

Таким образом, бессознательное изначально возникает на почве внутреннего конфликта между естественной природой человека и искусственными требованиями социума, принятыми слишком близко к сердцу. При правильном воспитании, этот конфликт можно минимизировать, но это требует от родителей преодоления своего собственного внутреннего конфликта, что является большой редкостью. На практике родители обычно идут по проторенной дорожке, выращивая в ребенке мощное жесткое Супер-Эго по своему образу и подобию.

Меньшую часть бессознательного составляют воспоминания и переживания, причиняющие сильную душевную боль — утрата близких людей или, например, истории сильно задетого самолюбия. Эти содержания приобретаются позже, уже в течение взрослой сознательной жизни и причиняют не так много хлопот, как подавленные нравственными запретами желания или свойства личности. По крайней мере, если речь не идет о каких-то исключительных ситуациях, когда душевные шрамы содержат в себе такой эмоциональный заряд, что полностью лишают человека душевного покоя.

Психоанализ и психологические типы

Фрейд был экстравертом и потому его теория бессознательного несколько однобока. Там где экстраверт должен приложить значительные усилия, чтобы проникнуть на уровень своей бессознательной мотивации, интроверт ту же задачу выполнит совершенно не напрягаясь. Экстраверты особенно легко теряют связь со своим бессознательным, тогда как интроверты в некоторых случаях как будто вообще не имеют ничего бессознательного.

По этой причине интроверты, порой, чувствуют себя изгоями в мире экстравертов — лишенные возможности заблуждаться в собственных чувствах и потому не способные участвовать в обычных социальных играх, они оказываются в одиночестве с ощущением собственной ущербности.

Например, романтическая любовь — это форма наваждения, когда бессознательные невротические мотивы заставляют одного человека, привязываться к другому, совершенно не понимая природы этой привязанности. Там где экстраверт искренне влюбляется, интроверт заглядывает в себя и не видит никакой влюбленности — внутри только пустота и вполне земные потребности. Интроверт отдает себе отчет в том, что на самом деле им движет, а экстраверт верит в непосредственность своих чувств — и у каждого в связи с этим свои проблемы.

По этой причине, фрейдовский психоанализ плохо походит интровертам. То, что для экстраверта после долгих аналитических сессий становится откровением, для интроверта может быть обычной повседневной правдой жизни безо всякого психоанализа. Интроверту классический психоанализ помогает только в том, чтобы дать название и разложить по полочкам свои переживания. А сам Фрейд вообще считал интроверсию формой невроза.

Юнг о бессознательном

Будучи учеником Фрейда, его последователем и чуть ли не наследником в передаче психоаналитического учения, Юнг достаточно долго разделял фрейдовские взгляды на устройство человеческой психики. Но со временем между ними наметился раскол, когда Юнг со своим аналитическим аппаратом перестал умещаться в рамках психоаналитической теории.

В какой-то момент Фрейд стал заложником своего учения и превратил психоанализ чуть ли не в секту, где от каждого адепта-аналитика требовалась вера в ортодоксальное учение, а не научное рвение и поиск истины. Фрейд сделал первый шаг, но отказался делать второй даже тогда, когда изначальная теория начала трещать по швам. Второй шаг за него сделал Юнг. Третьего шага после Юнга не сделал никто — возможно, дальше шагать уже некуда.

Был там еще и Адлер, который тоже не смог примириться с ортодоксальным психоанализом. Он привнес много чего интересного в изучение психологии, но как и Фрейд попался в ловушку собственной личности и собственного невроза.

Как Фрейд срисовал свою теорию сексуальности с себя самого, так и Адлер в своей индивидуальной психологии описал теорию СВОЕЙ борьбы за власть и свой собственный «комплекс неполноценности» — кстати, именно Адлер ввел в обращение этот термин. Адлер был интровертом, и его теория стала чем-то вроде интровертского психоанализа, такого же однобокого, как экстравертский психоанализ Фрейда.

Юнг не спорил с Фрейдом относительного того, что бессознательное содержит вытесненные из сознания переживания, он считал, что помимо этого в нем содержится что-то еще, что попало туда не в процессе индивидуальной жизнедеятельности, а по наследству от всего человечества. Что-то такое, что объединяет всех людей на земле, совершенно независимо от их места рождения, языка и воспитания.

Юнг привел множество примеров тому, как в некоторых случаях люди из совершенно разных культур демонстрируют совершенно одинаковые психические реакции. Он объехал весь мир и нашел массу подтверждений тому, что всех людей на психическом уровне объединяет какая-то психическая наследственность, и назвал ее коллективным бессознательным — в отличие от личного бессознательного, которое полностью тождественно фрейдовскому пониманию этого термина.

Так же как физический организм и его генетическая наследственность содержат в себе опыт многих тысяч лет выживания, коллективное бессознательное содержит в себе опыт выживания психологического за те же тысячи лет. Менялись условия обитания, менялись культуры, менялся уровень сознания, но проблемы, стоящие перед человеком разумным во все века оставались теми же, что и сейчас — отношения с людьми, отношения с окружающим миром, отношения с собой.

Все это неизбежно отложило отпечаток на устройство психики. Ребенок, рождаясь на свет, начинает жизнь не с чистого листа — он содержит в себе мудрость всего человечества, как биологического вида. От правильного и эффективного функционирования психического аппарата выживание человека зависит ничуть не меньше, чем от эффективности его физиологического устройства.

При такой точке зрения на природу психики не остается места суждениям о добре и зле, о сражении сознания против бессознательного. Никакой конфронтации между ними нет. Задача бессознательного не в том, чтобы вредить сознанию или служить отстойником для всего грязного и недостойного, бессознательное — это механизм выживания и саморегуляции психики, без которого не было бы и сознания. Бессознательное никогда не действует во вред сознанию, оно лишь стремится к балансу психического метаболизма.

Коллективное бессознательное содержит в себе изначальные матрицы, пустые поведенческие шаблоны, которые человек в течение своей жизни наполняет своим личным опытом выживания. Этой темы мы уже касались в статье про архетипы — они и есть эти самые незаполненные матрицы.

Пару архетипов мы рассматривали подробно — это Тень и Персона. Сейчас о них интересно вспомнить потому, что эти архетипы и выраженное в них свойство человеческой психики вытеснять неугодные свои качества и выставлять на показ самые выгодные из них — это и есть сфера личного бессознательного. Весь фрейдовский психоанализ — это юнговская работа с Тенью и Персоной, а у Юнга это только начало пути, самый простой и очевидный его этап.

Личное бессознательное содержит в себе только локальные проблемы, конфликты, порожденные в течение одной отдельной жизни. Рождение, воспитание, выживание… круговорот жизни и проблемы одного человека в масштабах всего человечества — это ничто.

Коллективное бессознательное ставит перед человеком проблемы иного — экзистенциального — уровня, решение которых даже в индивидуальном порядке важно для выживания и эволюции всего вида. Единичные случаи преодоления экзистенциальных конфликтов откладываются в коллективном бессознательном так же, как удачные комбинации генов постепенно закрепляются в генетическом коде всего человечества.

И точно так же, как генетическая программа требует от человека выживания и продолжения рода, так и коллективное бессознательное требует от человека выполнения программы психического развития. В человеке самой природой заложена потребность в достижении более высоких уровней сознания, в обретении «коллективного» счастья, и бессознательное, играя роль то ангела, то демона, постоянно человека к этому подталкивает.

Коллективное бессознательное — не друг и не враг. Это безликая сила, которая в одно мгновение может разбить в щепки утлое суденышко человеческого сознания. Ей нет дела до личных проблем и амбиций, так же как нет дела до выживания индивидуальной личности. Стоять у нее на пути — себе дороже, однако можно прислушаться к ее требованиям, поймать волну, и она сама принесет человека на порог величайших открытий.

p. s.

Продолжение в следующих сериях…

p. p. s.

Всех, кто ныл в комментариях к фотографиям, я запомнил в лицо…

Бессознательное (Барнесс) | Понятия и категории

БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ (UNCONSCIOUS). В качестве прилагательного термин относится к психическому содержанию, недоступному в данный момент осознанию, что можно видеть на примерах ошибочных действий, сновидений, бессвязных мыслей и умозаключений. Психика всегда активна, она выполняет множество функций и во время бодрствования, и во время сна, но лишь незначительная часть психической деятельности в каждый отдельный момент сознательна. Аффективные диспозиции, связанные с инстинктивными влечениями, побуждают желания и мотивы, стремящиеся к сознательному выражению, чему, однако, постоянно противодействуют иные силы, концептуализированные теперь как Я и Сверх-Я. Идея Фрейда о конфликте этих сил обозначила динамический подход к психическим процессам, который во многом опередил психологические воззрения его времени.

Все, что исключается из области сознания, даже если частично (предсознательное, Псз) и может быть пробуждено посредством фокусировки внимания, принадлежит сфере, называемой дескриптивное бессознательное (сокращенно Бсз).

В качестве существительного термин “бессознательное” (Бсз) означает одну из динамических систем, описанных Фрейдом (1915) в его ранней топографической теории психического аппарата. Фрейд полагал, что определенная часть психического содержания и психической активности, репрезентирующая влечения, никогда не была сознательной. На их пути стоит жесткая цензура, налагаемая предсознательным на систему бессознательного (первичное вытеснение). Остальное содержание достигло сознания, но затем было вытеснено (собственно вытеснение). Вытеснение осуществляется посредством особой энергии — контркатексиса. Концепция распределения и взаимодействия психических энергий составила третий, экономический, подход фрейдовской метапсихологии.

Хотя Фрейд полагал, что некоторые аффективные структуры бессознательного могут становиться сознательными, он считал, что бессознательные аффекты несравнимы с бессознательными идеями. Бессознательные аффекты — это те, которых избегают, поскольку вытеснены идеи, к которым они привязаны. Такие аффекты могут смещаться на другие идеи, имеющие определенное отношение к вытесненным, но в то же время отличающиеся от них, а потому приемлемые для сознания. Некоторые из этих бессознательных дериватов могут достигать сознания в виде замещающих образований или симптомов; другие же возвращаются в бессознательное, наталкиваясь на второй барьер цензуры, расположенный между предсознательным и сознательным.

В области бессознательного, по словам Фрейда, инстинктивные импульсы могут сосуществовать, не оказывая влияния друг на друга. В этой области нет места сомнению, отрицанию или тому, что называется “степень уверенности”. Катексисы подвижны, легко поддаются смещению и сгущению; они соответствуют тому, что Фрейд назвал первичным процессом. Бессознательные процессы подвластны принципу удовольствия, безотносительны к реальности и не имеют времени. В частности, в бессознательном представлены детские желания; они постоянно создают сильную мотивацию поиска удовольствия без учета реальности и логики.

Содержание бессознательного может быть в целом отождествлено с Оно (в понятиях структурной теории), но некоторые аспекты Я (защитные механизмы, аффекты и др.) и Сверх-Я (моральные стандарты) также носят бессознательный характер. Это открытие привело к тому, что Фрейд разработал вторую топографическую модель, ныне известную как трехкомпонентная модель или структурная теория.

См. вытеснение, катексис, Оно, первичный процесс, предсознательное, принцип удовольствия/неудовольствия, сознательное, структурная теория, топографический подход.

Психоаналитические термины и понятия: Словарь/ Под ред. Барнесса Э. Мура и Бернарда Д. Фаина/Перев, с англ. А.М. Боковикова, И.Б. Гриншпуна, А. Фильца. — М., 2000.

../../Экзистенциальный анализ. История, теория и методология практики. 2.4

2.4. Экзистенциальный анализ и психоанализ

В одном из своих писем Бинсвангеру в рецензии на первую часть его «Введения в проблемы общей психологии» Фрейд задает Бинсвангеру весьма принципиальный вопрос: «…Как Вы сможете вообще обойтись без бессознательного? Неужто философический бес держит Вас в своих когтях? Успокойте меня.» (Бинсвангер, 1999).

Конечно, я никогда «не обходился без бессознательного» ни в психотерапевтической практике, — пишет позже Бинсвангер, — она и невозможна без фрейдовского понимания бессознательного, ни в «теории». Когда я обратился к феноменологии и Dasein-анализу, для меня расширилась и углубилась сама проблема бессознательного, поскольку на этих этапах проблема бессознательного встает с меньшей силой лишь в противоположность проблеме «сознательного», которым «бессознательное» во многом — как всегда это бывает в случаях подобных простых противостояний — определяется и в психоанализе. Поскольку Dasein-аналитика Хайдеггера — в противоположность исходящему непосредственно из сознания проекту Сартра — имеет своим истоком Dasein как бытие-в-мире, то для меня противоположность «сознательное — бессознательное» отступила несколько назад в пользу описания различных феноменологически устанавливаемых способов и структур бытия-в-мире» (Бинсвангер, 1999)

Бинсвангер критикует «объясняющий», конструктивистский подход к человеку у Фрейда, его редукционизм и отсутствие подлинного глубинного, сопрягающего бытие и сущее, целостного обоснования человеческого поведения. B противоположность Dasein-анализу, который стремится работать со всеми возможными мировыми проектами человеческого Dasein, психоанализ, по преимуществу, ограничивается эфирным миром фантазии и сна. Причем, имея с ними дело, психоанализ работает лишь с «определенной частностью экзистенции, экзистенции, забывшей о своем истоке».

В противоположность психоанализу, ЭА стремится работать с человеческим бытием во всех формах и мирах его существования, в его способности бытия (экзистенции), возможности бытия (забота и любовь) и неизбежности бытия (заброшенность), а психоанализ — в единственном измерении неизбежного бытия, т.е. в заброшенности. Таким образом, экзистенциальный анализ углубляет и расширяет принципиальные психоаналитические понятия, психоанализ же суживает и упрощает, в меру своего одностороннего натуралистического понимания, Dasein-аналитические понятия.

В то время как экзистенциальный анализ не подходит к человеческому Dasein иначе, чем посредством констатации того неоспоримого факта, что человек есть в мире, мир имеет и, одновременно, стремится превзойти, выйти за границы мира, Фрейд подходит к человеку с (сенсуалистическо-гедонистической) идеей «естественного» человека, Homo-natura. (Бинсвангер, 1999, с.135-162).

«История у Фрейда становится естественной историей, сущностные возможности человеческого существования — генетическим процессом развития… Но принципиальный феномен человеческого существования, являющийся собственным интересом и краеугольным камнем Dasein-аналитической теории — бытие-в-мире — не есть вещь среди вещей естественных природных процессов.» (Цитируется по Никифоров, 2001)

Экзистенциальный анализ не может принять утверждение психоанализа о «бессознательном» как «втором Я» во мне, ибо если личность есть то, что есть ее мир и если мир впервые схватывается, т.е. вообще становится миром, в языке, то мы не можем говорить о личности там, где язык еще не есть язык, а только оповещение и чувственное выражение. Таким образом, бессознательное, в строгом психоаналитическом смысле, направлено на сущее, но никогда на Dasein. Ибо Dasein обозначает бытие сущего на своем месте и способное осуществляться этим своим «Da» (das da ist und sein Da hat), т.е. знает об этом и сообразно этому ведет себя. Это «Da» есть его открытость, его мир.

Бессознательное же не имеет мира, мир ему не открыт, и даже не был «обещан», как это бывает в ясных сновидениях, и оно не понимает себя из своего мира. Бессознательное, «Оно» не есть мир в смысле Dasein, ибо быть-в-мире — это всегда значит быть в мире как я-сам, он-сам, мы-сами. «Оно» «не имеет отечества» так, как Я и Ты имеют его в дуальном Мы. «Оно» — это опредмечивающая Dasein научная конструкция, «резервуар инстинктов». Экзистенциальный анализ исходит из того, что само Dasein не полагает собственного основания, но, напротив, знает о том, что имеет основанием свободу (Frei-heit zum Grunde), свободу в смысле ответственности за себя, в смысле свободного расположения человеком себя в отношении своего «характера», и знает о даре свободной встречи Я и Ты в любви.

Символ в экзистенциальном анализе и психоанализе

В классическом психоанализе З. Фрейда символ выражает бессознательное, которое нам напрямую не дано. Символы предоставляют нам возможность «узнать бессознательное» и с помощью соответствующей процедуры интерпретации выявить его скрытый смысл. Этот скрытый смысл можно понять, если принять некий присутствующий в сознании предмет как символ. Смысл символа задается символизируемым, сам же символ влияния на символизируемое не оказывает. Символизируемое может иметь несколько символических репрезентаций само, однако, оставаясь неизменным.

Символизируемое всегда энергетически заряжено и это определяет его яркость, образность и привлекательность. Бессознательное определяет и задает набор предметов и событий для возможного символотворчества. Фрейд говорил о том, что все символы так или иначе имеют отношение к «Я», ближайшим кровным родственникам, любви, рождению и смерти. Символы задают определенное осмысление происходящего, с одной стороны очевидное, с другой стороны не совсем понятное. Поэтому интерпретация требует помощи извне — со стороны опытного толкователя.

Т.о. в психоанализе символы — не столько символы, сколько знаки — симптомы, указывающие на исходное в процессе. Для Бинсвангера же более важно, чтобы символы оставались символами, т.е. были семантически максимально емкими, чтобы суметь охватить любое жизненное содержание. Исходным пунктом символотворчества в экзистенциальном анализе выступают не объекты бессознательного, а экзистенциально-априорная структура (ЭАС). ЭАС конкретного Dasein задает горизонты опыта индивида и сам смысл этого опыта (Бинсвангер, 1999). Экзистенциальный анализ направлен на выявление ЭАС конкретного индивида и тем самым на прояснение главного смыслового контекста во всей его полноте и ясности. В этом смысле традиционные психоаналитические интерпретации не отбрасываются, а включаются в более широкий и более базовый смысловой контекст. Кроме того, Бинсвангер говорит о том, что не только символизируемое влияет на смысл символа, но и смысл символа влияет на символизируемое. Таким образом, главный смысловой контекст не статичен, он может меняться.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Летуновский В.В.,

Московский Государственный Университет им. М. В. Ломоносова факультет психологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный руководитель: доктор психологических наук, проф. Леонтьев Д.А. Москва 2001

См. также

Открытие бессознательного. Теория Фрейда (сборник)

Открытие бессознательного

Несомненно, Фрейд был не первым, кто открыл наличие мыслей и побуждений, которые мы не осознаем, – то есть тех, которые являются бессознательными и живут своей скрытой жизнью в нашей психике. Однако Фрейд был первым, кто сделал это открытие центром своей психологической системы и в подробностях и с поразительными результатами исследовал феномен бессознательного. В первую очередь Фрейд обратил внимание на несоответствие между мышлением и бытием. Мы думаем одно – например, что наше поведение мотивировано любовью, преданностью, чувством долга и т. д., – и не осознаем, что вместо этого нами движет желание власти, мазохизм, зависимость. Открытие Фрейда заключалось в следующем: то, что мы думаем, не обязательно совпадает с тем, чем мы являемся: то, что человек думает о себе, может быть (и обычно является) совершенно отличным или даже полностью противоречащим тому, чем он в действительности является; большинство из нас живет в мире самообмана, и мы принимаем свои мысли за отражение реальности. Историческая значимость фрейдовской концепции бессознательного заключается в развенчании давней традиции считать, что мышление и бытие идентичны, а в более строгих терминах философского идеализма – что только мысль (идея, слово) реальны, в то время как феноменологический мир реальностью не обладает[27]. Фрейд, отводивший значительному числу осознанных мыслей роль рационализации побуждений, тем самым наносил удар по рационализму, выдающимся представителем которого был сам. Своим открытием разрыва между мышлением и бытием Фрейд не только подрывал западную традицию идеализма в его философской и популярной формах, он также сделал далеко ведущее открытие в области этики. До Фрейда искренность можно было определить как высказывание того, что человек думает. После Фрейда такое определение уже не было достаточным. Различие между тем, что я говорю и что думаю, приобрело новое измерение, а именно, мое неосознаваемое убеждение или мое неосознаваемое побуждение. Если в дофрейдовское время человек считал, что наказал своего ребенка, потому что это помогает его развитию, он был бы совершенно искренен, если бы действительно так думал. После Фрейда главным вопросом стал такой: не является ли его убеждение просто рационализацией его садистских устремлений, то есть не получает ли он удовольствия, поря ребенка, и только как предлог использует идею о том, что порка идет ребенку на пользу. Действительно, можно с этической точки зрения предпочитать человека, которому хватает честности признать свой настоящий мотив; такой человек не только был бы более честным, он был бы менее опасным. В истории не существует такой жестокости или порока, которые не получили бы рационализации, как мотивированные добрыми намерениями. Со времен Фрейда фраза: «Я хотел как лучше» – больше не может служить оправданием. Добрые намерения – одна из лучших рационализаций для дурных поступков, и нет ничего легче, чем убедить себя в валидности такой рационализации.

Есть еще и третий результат открытия Фрейда. В такой культуре, как наша, где слова играют огромную роль, вес, который им придается, часто приводит к пренебрежению реальностью, если не искажению события. Если кто-то говорит «я тебя люблю» или «я люблю Бога» или «я люблю свою страну», он произносит слова, которые, несмотря на то, что он полностью убежден в их истинности, могут быть совершенной неправдой и всего лишь рационализацией стремления этого человека к власти, успеху, славе, богатству или выражением его зависимости от собственной группы. В этом может не быть – и обычно и не бывает – никакого элемента любви. Открытие Фрейда еще не нашло такого общего признания, чтобы люди инстинктивно относились критически к уверениям в добрых намерениях или рассказам о примерном поведении; тем не менее то, что теория Фрейда носит критический характер, как носила и теория Маркса, – это факт. Фрейд не принимал высказывания на веру; он смотрел на них скептически, даже если не сомневался в сознательной искренности говорящего. Однако сознательная искренность значит довольно мало в целостной структуре личности человека.

Великое открытие Фрейда с его фундаментальными философскими и культурными последствиями заключается в том, что между мышлением и бытием существует конфликт. Однако Фрейд ограничил важность своего открытия, предположив: главное, что подавляется, – это детские сексуальные побуждения и что конфликт между мышлением и бытием по сути является конфликтом между мышлением и детской сексуальностью. Это ограничение не удивительно. Как я говорил выше, находясь под влиянием материализма своего времени, Фрейд искал содержание того, что? подавляется, в физических и физиологических побуждениях, но также, очевидно, в том, что подавлялось обществом, в котором Фрейд жил, – точнее, средним классом с его викторианской моралью, к которому принадлежал сам Фрейд и большинство его пациентов. Он нашел доказательства того, что патологические феномены – например, истерия, – иногда были выражением подавленных сексуальных побуждений. Что он сделал, так это отождествил социальную структуру своего класса с неотъемлемыми особенностями человеческой природы. Это, несомненно, было для Фрейда слепым пятном. Для него буржуазное общество было идентично цивилизованному обществу, и хотя он признавал существование различных культур, отличных от буржуазного общества, они оставались для него примитивными, неразвитыми.

Материалистическая философия и общепринятый отказ от осознания сексуальных желаний были той базой, на которой Фрейд строил содержание бессознательного. К тому же он игнорировал тот факт, что очень часто сексуальные импульсы не обязаны своим существованием или интенсивностью физиологическому субстрату сексуальности, а, напротив, часто являются продуктом совершенно других импульсов, которые сами по себе сексуальными не являются. Таким образом, источником сексуальных желаний может быть нарциссизм, садизм, склонность подчиняться, простая скука; известно, что власть и богатство – важные факторы, вызывающие сексуальные желания.

Сегодня, когда после Фрейда сменилось всего два или три поколения, стало очевидным, что в городской культуре сексуальность – не главный объект подавления. Поскольку средний человек предан тому, чтобы быть человеком потребляющим, секс превратился в один из основных предметов потребления (к тому же один из самых дешевых), создавая иллюзию счастья и удовлетворения. Наблюдаемые в человеке конфликты как сознательных, так и бессознательных побуждений весьма различны. Ниже приводится список некоторых из самых распространенных:

Таковы истинные противоречия современности, которые подавляются и рационализируются. Они существовали уже во времена Фрейда, но некоторые были не столь радикальны, как сегодня. Однако Фрейд не обращал на них внимания, потому что был зачарован сексом и его подавлением. В ортодоксальном фрейдовском психоанализе детская сексуальность все еще остается краеугольным камнем. Таким образом, анализ оказывает сопротивление прикосновению к самым решающим конфликтам внутри личности и между людьми.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

100 лет назад и возвращаемся — теории бессознательного Фрейда | Марк Вернон

Путь бессознательного был ухабистым с тех пор, как Зигмунд Фрейд впервые описал масштабы своих открытий в основополагающей статье, опубликованной 100 лет назад в этом месяце. Скептики насмехаются над его упоминанием, полагая, что оно так же дискредитировано, как зависть к пенису. Другие, которые чувствуют, что отец психоанализа что-то понял, предпочитают хеджировать свои ставки и не подпадать под сомнение из-за неоднозначной репутации Фрейда: они вяло ссылаются на подсознание или подсознание.Тем не менее, может случиться так, что время бессознательного еще не пришло.

Причины двоякие: наука и необходимость. Во-первых, нейробиология убедительно продемонстрировала, что в уме происходит гораздо больше, чем обычно осознают владельцы этих умов. Марк Солмс, профессор нейропсихологии и психоаналитик, который в значительной степени выступил инициатором проверки результатов Фрейда на соответствие нейробиологии, часто указывает на то, что сознательный разум способен одновременно заниматься шестью или семью вещами, в то время как остальная часть нервной системы выполняет тысячи.В этом свете кажется извращением отрицать, что большая часть психической жизни лежит за горизонтом нашего осознания, вдвойне, когда вы рассматриваете такие переживания, как сновидения и оговорки, или испытания младенчества, которые невозможно вспомнить, но тем не менее очевидным образом. формируют взрослую жизнь.

Итак, настоящая дискуссия сегодня заключается в том, были ли механизмы, которые Фрейд приписывал бессознательному — так называемое динамическое бессознательное, — правильными. Возьмите подавление, целенаправленное забвение воспоминаний, которые впоследствии возвращаются в виде невротических или психотических симптомов.Фрейд утверждал, что это происходит потому, что переживание или мысль неприятны или подавляют, тогда как когнитивная психология имеет тенденцию сопротивляться такому представлению. Он предпочитает статичную концепцию бессознательного содержания. Воспоминания наверняка могут быть потеряны и связаны с необъяснимыми симптомами. Но эти симптомы нельзя интерпретировать осмысленно или символически, как Фрейд и его последователи изобрели в «словесном лечении».

Однако наука пытается оспорить эту точку зрения. Одно направление исследований изучает определенные состояния амнезии, при которых пациенты создают воспоминания и отрицают, что не могут вспомнить, что на самом деле произошло.Было показано, что такие конфабуляции подчиняются правилам, которые Фрейд определил в динамическом бессознательном. Они несут смысл. Кроме того, есть люди, страдающие парафазией — синдромом, при котором забытые слова заменяются другими. Подстановки аналогичным образом показывают модели, которые отражают те, которые Фрейд обнаружил в снах и оговорках. Доказано, что подавление — ключевая характеристика бессознательного.

Вторая причина, по которой стоит исследовать бессознательное, связана с медицинской необходимостью.Возьмите феномен необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов. Они распространены и повседневны. В своей недавней книге «Все в твоей голове» невролог Сюзанна О’Салливан сообщает, что они есть примерно у трети людей, обращающихся к врачу. Их беда реальна; пациент не придумывает. И все же биологической причины не обнаружено. Если учесть, сколько это стоит — одно исследование таких психосоматических расстройств, проведенное в 2005 году, оценивает ежегодные затраты в 250 миллиардов долларов только в США, — становится ясно, что любого разумного кандидата на объяснение следует безотлагательно исследовать.

Бессознательное — один из кандидатов, и конверсионные расстройства служат тому примером. Они также широко распространены, также известные как истерия. Все неврологические клиники, например, будут иметь в своих книгах множество людей, жизнь которых сильно ограничена припадками, но у которых ЭЭГ не выявляет эпилептической активности в мозгу. У других пациентов будут наблюдаться одышка, слепота, боль, паралич. Как признает О’Салливан, даже несмотря на то, что сейчас есть технология, позволяющая заглядывать в мозг, наука почти не дает никаких подсказок, не говоря уже об объяснениях.

Но центральная идея Фрейда о конверсионных расстройствах, а именно о том, что травма или воспринимаемая травма лежит в основе, теперь обычно демонстрирует клиническую эффективность. Во время недавних дебатов на эту тему в Музее Фрейда в Лондоне, Ричард Канаан, нейропсихиатр, и Стефани Хоулетт, психотерапевт, представили свои аргументы. Когда вы внимательно изучаете истории болезни — что, конечно, требует времени, обучения и денег — часто выявляются диссоциации и значение симптомов. Они советуют лечить пациентов из разных дисциплин: Хоулетт работает вместе с психологами, физиотерапевтами и неврологами.Как выразился Канаан, если бы Фрейд имел в виду посттравматическое стрессовое расстройство (посттравматическое стрессовое расстройство), а не истерию, его бы теперь вспоминали как героя-первооткрывателя.

Никто не говорит, что бессознательное — это волшебная пуля. Часто это сложные состояния. Сам Фрейд подчеркивал, что работа с бессознательным кропотлива именно потому, что бессознательна. Кроме того, психоанализ радикально пересмотрел первоначальные выводы Фрейда. Но теперь он обладает вековой мудростью в том, чтобы задействовать эту скрытую, а иногда и разрушительно могущественную часть нас самих.Фрейд считал, что его работа — только начало. Научные исследования и чисто человеческие потребности подсказывают, что мы должны энергично продолжить то, что он начал.

Зигмунд Фрейд — Теория бессознательного

Написано и проверено психологом Валерия 213 .

Последнее обновление: 15 ноября 2021 г.

Теория бессознательного, сформулированная Зигмундом Фрейдом, стала важной вехой в истории психологии. Этот странный и завораживающий подземный мир был генератором фантазий, ошибок и неконтролируемых порывов.Это позволило нам, наконец, по-другому взглянуть на психические расстройства. Их больше не будут рассматривать как соматические или церебральные заболевания, а как конкретные изменения ума.

В наши дни многие скептики смотрят на работы отца психоанализа с тонкой иронией. Такие концепции, как «зависть к пенису» в развитии женской сексуальности, считаются устаревшими и нелепыми. И также всегда есть кто-то, кто считает их наследие лженаукой. Они считают, что их теории не согласуются с выводами экспериментальной психологии.

«Бессознательное — это самый большой круг, внутри которого находится самый маленький круг сознания. У всего сознательного есть предварительный шаг в бессознательном. в то время как бессознательное может остановиться на этом шаге и по-прежнему заявлять о полной ценности психической деятельности ».
-Зигмунд Фрейд-

Тем не менее, для тех, кто поддерживает эти идеи, важно указать на набор основных размышлений. Когда Зигмунд Фрейд впервые опубликовал свою работу о бессознательном, его коллеги заклеймили его как «негодяя».До этого в основе психиатрии лежал железный органист или биологический субстрат. Фрейд был первым, кто заговорил об эмоциональных травмах, психических конфликтах и ​​скрытых воспоминаниях разума.

Несомненно, мы могли бы смотреть на его теории со скептицизмом. Но никто не может недооценивать его наследие, его вклад, его революционный подход к изучению разума. Также его подход к личности, полю сновидений и необходимости переформулировать психологию, объединив органическое поле со сценарием, управляемым силами разума.Воцарились бессознательные и инстинктивные процессы. Наши, конечно.

Таким образом, наследство Фрейда не имеет срока годности. И никогда не будет. Настолько, что в настоящее время нейробиология следует некоторым идеям, которые в свое время постулировал отец психоанализа.

Марк Солмс — известный нейропсихолог из Кейптаунского университета. Он напоминает нам, например, что сознательный разум способен обращать внимание на 6 или 7 вещей одновременно.Тем не менее, одновременно, наше подсознание отвечает за сотни процессов. От чисто органических мыслей, управляемых нервной системой, до множества решений, принимаемых ежедневно.

Если мы отрицаем ценность и значение, которое бессознательное имеет в нашей жизни, мы, следовательно, отрицаем большую часть того, чем мы являемся. Большая часть того, что лежит под этой маленькой верхушкой айсберга…

Любопытный случай Анны O

В 1880 году, человек, позже известный как «пациент 0», пришел на консультацию к австрийскому психологу и физиологу Йозефу Брейеру. . Этот человек позволил Зигмунду Фрейду заложить основы психотерапии и начать изучение структуры разума и бессознательного.

«Бессознательное человека может реагировать на бессознательное другого человека, не проходя через сознание».
-Зигмунд Фрейд-

Мы, конечно же, говорим об «Анне О», псевдониме Берты Паппенгейм, пациентке с диагнозом «истерия». Ее клинический случай озадачил Брера, заставив его обратиться за помощью к своему коллеге и другу Зигмунду Фрейду. Девушке был 21 год, и с того момента, как она взяла на себя заботу о своем больном отце, у нее начались изменения. Они были настолько серьезными, насколько и странными. Ее поведение было настолько странным, что некоторые люди даже осмеливались сказать, что она одержима.

«Истерические» симптомы Анны О.

  • Дело в том, что сам случай не может быть более странным. Девушка страдала слепотой, глухотой, частичным параличом, косоглазием глаз. Самым поразительным из всех симптомов было то, что она потеряла способность говорить или даже общаться на других языках, например, на английском или французском.
  • Фрейд и Брейер интуитивно поняли, что ее страдания выходят за рамки классической истерии. Был момент, когда Берта Паппенгейм перестала пить. Ее состояние было настолько тяжелым, что отец психоанализа прибег к гипнозу, чтобы вызвать у нее воспоминания. Она вспомнила, что ее няня приготовила ей напиток из той же емкости, что и ее собака.«Разблокировав» эту бессознательную память, девушка снова смогла пить.

Отсюда сеансы следовали той же схеме — принося в сознание прошлые травмы. Актуальность случая с Анной О (Берта Паппенгейм) была такова, что она позволила Фрейду ввести новую революционную теорию в свои исследования истерии. Один о человеческой психике, новая концепция, полностью изменившая основы разума.

Что такое бессознательное для Фрейда?

Между 1900 и 1905 годами, Зигмунд Фрейд разработал топографическую модель психики, с помощью которой он описал его структурные и функциональные характеристики. Он использовал аналогию, с которой мы все слишком хорошо знакомы, — аналогию с айсбергом.

  • На поверхности находится сознательный разум , где происходят все наши мысли и где мы фокусируем свое внимание. Эти мысли помогают нашему развитию, используются немедленно и легко доступны.
  • Предсознательный разум накапливает все, что наша память может легко вспомнить.
  • Третья и самая важная область — это бессознательное, .Он огромен, широк, временами безграничен и всегда загадочен. Это та часть айсберга, которую мы не видим и которая фактически занимает большую часть нашего разума.

Концепция бессознательного у Фрейда не была новой идеей

Зигмунд Фрейд не был первым, кто использовал этот термин, эту идею. Неврологи, такие как Жан Мартен Шарко или Ипполит Бернхейм, уже говорили о бессознательном. Тем не менее, именно Фрейд сделал эту концепцию основой своих теорий, тем самым придав ей новое значение:

  • Бессознательный мир не выходит за рамки сознательного.Это не абстрактная сущность, а очень реальный, хаотичный, широкий и существенный слой ума. Тот, к которому у нас нет доступа.
  • Этот бессознательный мир открывается нам разными способами. Через наши мечты, наши умственные ошибки и наши неудачные действия.
  • Таким образом, бессознательное для Фрейда является внутренним и внешним. Внутренний, потому что он распространяется в нашем сознании, и внешний, потому что он влияет на наше поведение.

С другой стороны, в «Исследованиях об истерии» Фрейд задумал концепцию диссоциации другим и революционным образом. Способ, который отличался от пути первых гипнотизеров, таких как Моро де Тур, Бернхейм или Шарко. До этого момента в этом механизме ума были отдельные части ума, которые должны были быть объединены. К ним относятся восприятия, чувства, мысли и воспоминания. Это объяснялось исключительно соматическими причинами и заболеваниями мозга, связанными с истерией.

Фрейд рассматривал диссоциацию как защитный механизм. Это была стратегия разума, с помощью которой он мог разделять, скрывать и подавлять определенные эмоции и переживания в бессознательном, потому что сознательный разум просто не мог их терпеть или принимать.

Структурная модель разума

Мы знаем, что Фрейд не открыл бессознательное. Это правда, что он не был первым исследователем, использовавшим этот термин. Однако в году он был первым человеком, который сделал эту концепцию конституирующей системой человека. Фрейд посвятил всю свою жизнь этой идее, заявив, что большинство наших психических процессов на самом деле бессознательны. Кроме того, сознательные процессы — это не что иное, как изолированные или фрагментированные действия всего нижележащего субстрата, являющегося скрытым телом айсберга.

Теперь, между 1920 и 1923 годами, Фрейд сделал шаг вперед и немного переформулировал свою теорию разума. Затем он представил теорию, которая сегодня известна как структурная модель психических примеров, которая включает классические сущности «Ид, Эго и Суперэго». Давайте подробнее рассмотрим эти сущности.

Структурная модель психики

  • Id: Структура человеческой психики, которая находится на поверхности. Он первый появляется на протяжении всей нашей жизни и контролирует наше поведение в раннем детстве.Этот аспект ищет немедленного удовольствия. Он руководствуется инстинктом, самыми примитивными измерениями нашей сущности. Он представляет желания, с которыми мы боремся ежедневно.
  • Ego: По мере того, как мы растем и достигаем возраста 3-4 лет, наше представление о реальности начинает развиваться. Здесь проявляется наша потребность выжить в окружающем нас контексте. Таким образом, с развитием нашего «Эго» также появляется новая потребность: необходимость контролировать «Ид» в каждый момент. Или необходимость выполнять действия для удовлетворения своих импульсов социально приемлемым и правильным образом.Точно так же, чтобы гарантировать, что поведение не будет наглым или слишком раскованным, мы начинаем использовать защитные механизмы.
  • Суперэго: Это измерение возникает из-за социализации, давления со стороны наших родителей и схем нашего социального контекста. Все это передает нам правила поведения, рекомендации и ограничения. У этой психической сущности есть очень конкретная конечная цель. Его цель — обеспечить соблюдение правил морали. Эту цель выполнить непросто.С одной стороны, у нас есть Ид, который ненавидит мораль и желает удовлетворить ее порывы. А с другой стороны, у нас есть Эго, которое хочет только выжить, чтобы сохранить равновесие …

Суперэго противостоит обоим и заставляет нас чувствовать себя виноватыми, например, когда мы чего-то желаем, но не можем этого добиться из-за установленных социальных норм.

Важность наших снов как пути к бессознательному

В превосходном фильме Альфреда Хичкока «Зачарованные» мы погружаемся в мир снов главного героя благодаря многообещающим сценам, которые Сальвадор Дали создал для фильма.Правда в том, что мы редко видели этот бессознательный мир с таким совершенством. Эта вселенная скрытых травм, подавленных воспоминаний и похороненных эмоций.

«Толкование снов — это верный путь к познанию бессознательной деятельности разума»
-Зигмунд Фрейд-

Существует способ вызвать часть тех травмирующих воспоминаний, запертых в самых глубоких уголках разума — анализ сновидений. Фрейд считал, что постижение мира сновидений было истинным путем к бессознательному.Таким образом, мы можем победить наши защитные механизмы и достичь всего этого контента, подавленного как искаженные, несвязанные и причудливые формы самого себя.

Бессознательный мир в наше время

Теория бессознательного Фрейда в свое время считалась достоверной. Позже его хвалили как основу поведенческого анализа и понимания. В настоящее время он рассматривается как теоретический корпус, не лишенный технических ограничений, научных гарантий и эмпирических перспектив.

Сегодня мы знаем, что не все наше поведение, личность или поведение можно объяснить этой бессознательной вселенной. Тем не менее мы знаем, что существуют сотни и тысячи повседневных процессов, которые бессознательны. Это связано с простой умственной экономией, с необходимостью автоматизации эвристики, которая позволяет нам принимать быстрые решения. Это, конечно, чревато увековечиванием несправедливых ярлыков.

Современная психология и нейробиология не умаляют ценности бессознательного мира. На самом деле все наоборот. Это увлекательный мир, имеющий большую ценность для понимания нашего поведения, повседневных решений и личных предпочтений.Это психическая ткань, которая составляет большую часть того, кто мы есть. Открытие и формулировка бессознательного, без сомнения, принадлежит Зигмунду Фрейду.

Это может вас заинтересовать …

Что такое бессознательное?

Описание бессознательного, данное Зигмундом Фрейдом, хорошо известно. Фрейд утверждал, что внутри бессознательного находятся воспоминания, которые были вытеснены, но продолжают оказывать влияние на поведение. Психоанализ пытается донести этот бессознательный материал до сознательного осознания.

Метафора, наиболее часто используемая для описания взглядов Фрейда на бессознательное, — это айсберг. Верхушка айсберга, плавающая над водой, — это сознательный разум — все те мысли, чувства и воспоминания, которые приходят в голову по подсказке. Но, как айсберг, гораздо больше происходит под поверхностью — под водой находится бессознательное, к которому у нас нет доступа. Воспоминания, которые было слишком болезненно вспоминать, могут быть подавлены, но они все еще существуют, оказывая на нас свою силу способами, которых мы не понимаем.

Психоаналитическая психология подобна найму аквалангиста, который может спуститься под поверхность, чтобы мы могли посмотреть на скрытый айсберг.

Такие идеи получили широкое распространение. В повседневной жизни люди часто говорят о бессознательном таким образом, чтобы вызвать эту метафору айсберга, и они могут даже заплатить психоаналитическим психологам, чтобы те помогли им исследовать эти глубины.

Но это всего лишь метафора, а само бессознательное — спорная идея. Конечно, у людей действительно есть опыт, который находится за пределами их понимания, и они часто действуют так, что они не могут объяснить.Но это не означает, что метафора айсберга правильно описывает происходящее.

Вместо этого позвольте мне рассказать вам о другой метафоре, которая, на мой взгляд, более полезна, но, на удивление, гораздо менее известна.

Психолог Уильям Джеймс вместо этого утверждал, что наше сознание похоже на озеро и что мы плывем по нему в лодке со стеклянным дном. Поскольку лодка со стеклянным дном, мы можем смотреть на все, что находится внизу, — но только на одну часть за раз.

С точки зрения Фрейда, нам доступны только части, которые находятся над водой, но, с точки зрения Джеймса, доступно все озеро — если мы решим это сделать.Нам просто нужно переместить лодку.

Джеймс говорил о ядре и краю. Ядро — это известная нам часть прямо под лодкой, а край — это контекст вокруг нее. Это более расплывчато, и мы не можем точно описать это, но это на грани нашего понимания, например, когда что-то вертится на кончике нашего языка или когда мы чувствуем, что знаем что-то в своем кишечнике.

Часто говорят, что одно из различий между психоаналитической психологией и гуманистической психологией состоит в том, что последняя не уделяет достаточно внимания бессознательному.Вот почему. Для психолога-гуманиста, мыслящего метафорой озера, не существует скрытого бессознательного. Нет необходимости в техниках психоаналитика. Вместо этого ключ — это принятие себя.

Как писал Карл Роджерс, один из ведущих психологов-гуманистов: «Любопытный парадокс состоит в том, что когда я принимаю себя таким, какой я есть, тогда я могу измениться». По мере того, как человек становится более способным принять себя, он начинает терять свою защиту и при этом может поднимать якорь и двигаться в новых направлениях по поверхности озера.

Чтобы узнать больше о психологии аутентичности, посетите сайт www.authenticityformula.com

Бессознательная мысль, в конце концов, не так уж и умна

Если вам нужно принять сложное решение, сможете ли вы справиться лучше, если погрузитесь, скажем, в кроссворд, вместо того, чтобы размышлять о возможных вариантах? Идея о том, что бессознательное мышление иногда более могущественно, чем сознательное, является привлекательной и перекликается с идеями, популяризируемыми такими книгами, как бестселлер писателя Малкольма Гладуэлла Blink .

Но в научном сообществе «преимущество бессознательного мышления» (UTA) вызывает споры. Теперь голландские психологи провели самое тщательное исследование UTA и не нашли для этого никаких доказательств.

Их заключение, опубликованное на этой неделе в журнале Judgment and Decision Making , основано на большом эксперименте, который они разработали, чтобы обеспечить наилучшие шансы зафиксировать эффект, если он существует, наряду со сложным статистическим анализом ранее опубликованных данных.

Отчет добавляет к более широким опасениям по поводу качества исследований психологии и к продолжающимся спорам о степени, в которой бессознательное мышление в целом может влиять на поведение. «Гораздо важнее спорить о том, насколько умно наше бессознательное», — говорит когнитивный психолог Дэвид Шэнкс из Университетского колледжа Лондона. «Этот тщательно составленный документ вносит большой вклад». В прошлом году Шанкс опубликовал обзор, в котором подвергались сомнению исследования, утверждающие, что различные бессознательные влияния, в том числе UTA, влияют на принятие решений.

Типичное исследование UTA предлагает испытуемым принять сложное решение, например, выбрать автомобиль или компьютер, либо обдумав список атрибутов объекта, либо быстро просмотрев список, а затем участвуя в отвлекающем действии, таком как словесная головоломка. . Тем не менее, такие исследования привели к разным выводам: около половины из опубликованных к настоящему времени сообщают об эффекте UTA, а другая половина не обнаруживает его.

Сторонники теории утверждают, что эффект чрезвычайно чувствителен к экспериментальным вариациям, и часто приписывают отрицательные результаты тому факту, что многие исследовательские группы варьировали элементы установки, такие как выбор головоломки, используемой для отвлечения внимания.Критики говорят, что положительные результаты были получены из-за того, что в экспериментах было слишком мало участников.

Психологи Марк Ньювенштейн и Хеддерик ван Рейн из Университета Гронингена в Нидерландах отправились со своими коллегами, чтобы определить, какое объяснение было правильным.

Они попросили 399 участников — примерно в десять раз больше, чем типичный (средний) размер выборки в других исследованиях — выбрать между 4 автомобилями или 4 квартирами на основе 12 желательных или нежелательных характеристик.Они включили полный список условий, которые, по словам сторонников UTA, дают самый сильный эффект, например, точный тип головоломки, используемой для отвлечения внимания. Они обнаружили, что отвлеченная группа не более склонна, чем размышляющая, выберет наиболее желательный пункт.

Затем ученые повторно проанализировали 60 из 81 эксперимента, описанного в 32 документах UTA, опубликованных до апреля 2014 года. Для этого «метаанализа» они исключили эксперименты, в которых не было достаточных данных для анализа или которые отклонялись от условий, которые, как сообщается, могут вызвать UTA (только в одном из этих экспериментов был заявлен эффект UTA).Они также включили результаты собственного исследования. Когда они применили строгий статистический мета-анализ, они не обнаружили значительного эффекта UTA.

«Психологи исторически гордились своим знанием статистики, — говорит психолог Джонатан Бэрон из Пенсильванского университета в Филадельфии, редактор журнала Judgment and Decision Making . Но это исследование показывает, что многие из них в прошлом были плохо спроектированы. Он добавляет: «Если UTA существует, его нельзя будет зафиксировать в экспериментах, разработанных в лаборатории.”

Психолог Ап Дейкстерхейс из Университета Радбауд в Неймегене, Нидерланды, который впервые описал теорию бессознательного мышления, которая предсказывает UTA, в 2004 году, говорит: «Это, безусловно, правда, что психология значительно улучшилась за последние годы, когда дело доходит до анализа. данные. И да, в прошлом применялся неоптимальный анализ ». Но он не принимает выводы метаанализа. Он говорит, что это привело бы к другим выводам, если бы исследователи включили все предыдущие эксперименты с UTA, а не исключили некоторые из них и полагались на подмножество.Он добавляет, что «количество доказательств в пользу UTA быстро растет» и широко признается.

UTA — не единственное заявление о «умном бессознательном», которое подверглось тщательной проверке. Например, эксперименты, проводимые в рамках проекта репликации «Множество лабораторий», который координирует международные лаборатории для повторения психологических исследований с целью подтверждения своих утверждений, а также нескольких отдельных исследований бросили вызов другой психологической концепции — социальному праймингу. Под социальным праймингом утверждается, что определенные формы поведения бессознательно изменяются предыдущим воздействием стимулов, таких как американский флаг или мысли о деньгах.

Другие сомнения относительно бессознательного мышления включают его роль в некоторых типах принятия решений в условиях неопределенности.

Несмотря на самые последние открытия, Брайан Носек, психолог из Университета Вирджинии в Шарлоттсвилле, который стал соучредителем Many Labs, говорит, что он сохраняет оптимизм в отношении теории, лежащей в основе UTA. «Я был бы удивлен, если бы теория бессознательного мышления не оправдала себя, потому что она согласуется с современными теориями», — говорит он.

Шанкс соглашается, что дебаты по поводу теории бессознательного, вероятно, еще не окончены.«То, как мы принимаем решения и как мы можем их улучшить, имеет практическое и интеллектуальное значение, — говорит он. «Если есть какие-либо доказательства того, что отвлечение внимания или бессознательные размышления помогли, мы хотели бы знать об этом, но выводы пока очень преждевременны».

Эта статья воспроизводится с разрешения и была впервые опубликована 27 января 2014 года.

Теория личности Фрейда: Психология и подсознание

Автор: Мэри Элизабет Дин

Обновлено 1 июня 2020 г.

Хотите узнать больше о теории Фрейда?

Этот веб-сайт принадлежит и управляется BetterHelp, который получает все комиссии, связанные с платформой.

Источник: pexels.com

Вы когда-нибудь задумывались, почему вы такой, какой вы есть? Что именно определяет чью-то личность? Люди пытались понять человеческую психику на протяжении тысячелетий. Человеческая психика — это совокупность сознательных и бессознательных систем, влияющих на все, что мы делаем.

Пожалуй, самым известным психологом, изучающим человеческую психику, является Зигмунд Фрейд. Отец психоанализа, Фрейд был революционером в области психологии.Известные своими теориями человеческого развития, сексуальности и бессознательного, немногие другие внесли так много в мир психологии.

В том, что, возможно, является его наиболее важным вкладом, Фрейд объясняет, что человеческая личность состоит из трех частей: ид, эго и суперэго. В теории психологии ид Фрейда он заявляет, что большая часть нашей природы возникает не на сознательном уровне, а на подсознательном уровне. Фрейд считал, что сознательный уровень личности — это только верхушка айсберга.

Проще говоря, личность — это сумма Ид, эго и суперэго и их взаимодействий друг с другом как сознательно, так и бессознательно.

Немного предыстории

Фрейд родился в Моравии, позже став Чешской Республикой. Он вошел в мир в 1856 году. В возрасте 17 лет он поступил в медицинскую школу Венского университета со специализацией в неврологии, а затем получил диплом врача в 1881 году. год спустя Фрейд начал работать врачом в Венской больнице общего профиля в 1882 году.

В 1886 году Фрейд начал свою частную психиатрическую практику. Именно здесь он начал использовать гипноз в своей работе как попытку помочь своим пациентам исследовать свои воспоминания и справиться с их проблемами. Однако вскоре после этого Фрейд отказался от гипноза и вместо этого начал предлагать своим пациентам просто обсуждать свои мыслительные процессы без каких-либо суждений.

Фрейд обнаружил, что его пациенты получали большее облегчение, когда открыто говорили о том, что у них на уме в то время.Когда они активно думают вслух, они позволяют своим мыслям блуждать, это называется свободными ассоциациями. Свободные ассоциации использовались для исследования и понимания бессознательного. Этот новый подход к пониманию бессознательного, раскрытию подавленных воспоминаний и помощи пациентам в поисках облегчения был придуман психоанализом.

Полагая, что большая часть личности состоит из подсознательных систем, Фрейд продолжил развивать свою теорию человеческой личности. В этой теории природа человека объясняется как синергия между Ид, эго и суперэго.Эти компоненты развиваются в течение первых нескольких лет жизни человека.

Идентификатор

Идентификатор — это первая составляющая личности. В теории id Фрейда психология утверждает, что каждый рождается с id. Это первичный и инстинктивный компонент, и он полностью бессознателен.

Идентификатор служит для удовлетворения требований. Это часть психики, которая не заботится ни о последствиях, ни о долгосрочном удовлетворении; он просто требует мгновенного удовлетворения.Сюда входят такие потребности, как голод, жажда и комфорт. Ид работает по принципу удовольствия, что означает, что он избегает дискомфорта любой ценой.

Источник: pixabay.com

Подумайте о новорожденном ребенке. Если ребенок голоден, он будет плакать, пока его не накормят. Если они болеют или чувствуют дискомфорт, они будут плакать, пока не почувствуют себя лучше. Эти инстинкты выживания присутствуют с рождения и служат для защиты и обеспечения процветания человека.

Идентификатор присутствует во всех возрастных группах, хотя позже он станет более управляемым.Тем не менее, id по-прежнему отвечает за побуждения к агрессии и эгоистичные желания, которые часто недопустимы в реальном мире. Как цитирует Фрейд: «Естественно, Оно не знает ценностей, добра, зла, морали. Экономический или, если хотите, количественный фактор, который так тесно связан с удовольствием, доминирует во всех его процессах. »

Эго

Эго не созревает сразу, но развивается в течение первых трех лет жизни. Этот компонент личности действует как проводник реальности.Эго помогает нам понять, что наши действия приводят к последствиям. Вместо того, чтобы просто действовать в соответствии с каждым импульсом для удовлетворения id, эго придумывает способы логически и реалистично удовлетворять требования id, не вызывая проблем. Это известно как принцип реальности.

Эго — основная причина, по которой мы можем откладывать удовлетворение и вместо этого работать над достижением целей, которые не окупаются до более позднего времени. Именно эго позволяет нам планировать свое будущее и заниматься такими вещами, как учеба, усердная работа и экономия денег.Возвращаясь к теории психологии id Фрейда, если бы id находилось под полным контролем, мы не смогли бы понять будущие выгоды, которые эти действия принесут.

Эта часть личности также отвечает за защитные механизмы. Бессознательно наш разум использует защитные механизмы, чтобы защитить себя от неприятных эмоций, таких как тревога. Один из распространенных примеров защитного механизма — отрицание. Отрицание используется для защиты человека от чувства тревоги или беспомощности.

Вы часто слышите об этом, когда люди узнают о смерти любимого человека и изо всех сил пытаются принять то, что это произошло. Другой пример отрицания — это то, что многие люди, страдающие от злоупотребления психоактивными веществами и зависимостью, сначала не верят, что у них есть зависимость.

Эго направляет ид, чтобы оно действовало реалистично, а также защищает наш разум от неприятных ощущений.

Суперэго

Суперэго — последний компонент личности, который развивается.Считается, что суперэго развивается в возрасте от трех до пяти лет. Именно с этим компонентом у ребенка развивается нравственное чувство. Суперэго — это то, что дает нам чувство правильного и неправильного. Говорят, что Суперэго — это наша совесть, и это то, что дает нам стремление к совершенству.

Хотя Суперэго развивается естественным образом, моральные принципы, которые мы учимся принимать и которым мы учимся, находятся под прямым влиянием наших родителей, опекунов и общества. Когда мы действуем против нашего суперэго и решаем не следовать нашим моральным принципам, мы часто чувствуем чувство вины.Эта вина является прямым результатом участия в табу, и причиной этого является Супер-Эго.

Хотите узнать больше о теории Фрейда?

Источник: pixabay.com

Срок разработки

Согласно Фрейду, большая часть личности развивается в детстве. В теории психологии ид Фрейда это включает развитие и формирование ид, эго и суперэго. По мере того, как ребенок растет и переживает различные сценарии, личность начинает проявляться, поскольку он воспринимает информацию из окружающего мира.Ид, эго и суперэго взаимодействуют и начинают формировать личность ребенка.

Этапы развития Фрейда из журнала Psyche.

« Оральный (0–1,5 года): фиксация на всем, что касается орального рта. В случае неудовлетворительного выполнения существует вероятность развития негативных оральных привычек или поведения.

Анальный (от 1,5 до 3 лет): Как указано, эта стадия в первую очередь связана с формированием здоровых привычек приучения к туалету.

Phallic (возраст 3-5 лет): Развитие здоровых заменителей сексуального влечения мальчиков и девочек к родителям противоположного пола.

Латентность (от 5 до 12 лет): Развитие здоровых бездействующих сексуальных чувств к противоположному полу.

Генитальный (12 — взрослая жизнь): Все задачи из предыдущих четырех этапов интегрированы в сознание, что позволяет сформировать здоровые сексуальные чувства и поведение.«

Теория личности и психические заболевания

Когда личность состоит из ид, эго и суперэго, иногда не все три сбалансированы. Например, проблемы могут возникнуть, когда люди очень импульсивны и агрессивны. Согласно теории психологии ид Фрейда, импульсивное поведение может быть признаком доминирующего Ид. С другой стороны, доминирующее эго может заставить кого-то застрять в рутине и затруднить пробовать что-то новое. Чрезмерно сильное суперэго может указывать на перфекционизм и осуждение.

Фрейд также считал, что современный мир ограничивает наши основные инстинкты и наши самые примитивные потребности. Он думал, что законов и культурных правил лишают нашего id удовольствия, которое ему нужно. В теории психологии ид Фрейда страх социальных последствий и изгнания, наряду с развитым супер-эго, заставляет нас жить замкнутой и стабильной жизнью, не уделяя удовольствиям, требующим id, достаточного внимания.

Теория личности Фрейда сегодня

Теория личности Зигмунда Фрейда обсуждалась и обсуждалась с момента ее появления.Нет сомнений в том, что Фрейд внес огромный вклад в мир психологии. Некоторые утверждают, однако, что его теория ид, эго и суперэго слишком универсальна. Некоторые моменты утверждают, что его теория не может описать каждого человека.

Тем не менее, теория личности Фрейда, а также ее адаптации, обеспечили большую часть основы для развития современной психологии. Кроме того, общая идея о том, что большая часть личности и разума существует на бессознательном уровне, по-прежнему считается важным компонентом психического здоровья.

Источник: rawpixel.com

Лечение

Если вы или кто-то из ваших знакомых страдаете психическим заболеванием или хотите поговорить о чем-то, что вас беспокоит, теперь вы можете получить онлайн-консультацию. Вам не нужно обращаться за консультацией по Фрейду — доступны все виды консультирования. Если вы заинтересованы в онлайн-консультировании, зайдите в BetterHelp, чтобы найти квалифицированного консультанта. Вы можете общаться со своим консультантом разными способами: видео, телефон, сообщения и чат.Все, что вам нужно для начала, — это подключение к Интернету и смартфон, планшет или компьютер!

Восприятие, сознательные и бессознательные процессы

Глава

  • 1 Цитаты
  • Бег 3,1 км Загрузки

Abstract

В этой главе излагаются концепции Фрейда о разуме и основное внимание уделяется его пониманию сознания и восприятия, а также бессознательного разума.В нем также рассматриваются и обсуждаются текущие дискуссии по этой теме в философии и когнитивной науке.

В философии часто объединяли восприятие и сознание. Вслед за нейропсихологическими исследованиями пациентов с повреждением головного мозга и исследованиями подсознания пришлось пересмотреть предположение о том, что восприятие и сознание восприятия всегда неразделимы. Некоторые нейропсихологические синдромы явно включают диссоциацию между восприятием (в основном зрением) и осознанием восприятия, примерами которых являются слепое зрение, скрытое распознавание лиц при прозопагнозии, бессознательное восприятие игнорируемых стимулов и неявное чтение при алексии.В случае этих примеров все соответствующие пациенты с повреждением головного мозга обрабатывают визуальную информацию без сознательного восприятия зрения. Соответственно, после успешного выполнения экспериментальной задачи путем косвенного тестирования каждый из них утверждает, что просто «догадывается». Однако их бессознательное видение скорее скрыто, чем динамически бессознательно. Хотя скрытая бессознательная деятельность функционирует более или менее аналогично сознательной деятельности, ей не хватает осознания (например, скрытое бессознательное восприятие — это бессознательная или слабая форма сознательного восприятия; динамическое бессознательное является психологическим, активным и может быть различным. в характере от сознательных психологических процессов).Влияние динамического бессознательного на человеческий разум и поведение — один из основных постулатов теории бессознательного Фрейда.

Вот почему исследования сублиминальности поднимают дополнительные сложные вопросы для когнитивной нейробиологии и когнитивной психологии в отношении понимания бессознательных динамических процессов. Эксперименты на подсознательном уровне предполагают, что бессознательное, клинически описанное динамической психиатрией и психоанализом, действительно поддается экспериментальному наблюдению, и что на самом деле можно хорошо контролируемым образом исследовать бессознательный конфликт, бессознательный аффект и бессознательную тревогу.

Ключевые слова

Бинокулярное соперничество Феноменальное сознание Процедурная память Топографическая модель Бессознательный процесс

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами. Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Ссылки

  1. Meyer-Palmedo I, Fichtner G (eds) (1989).Freud-Bibliographie mit Werkkonkordanz [Фрейд-библиография с согласованием его публикаций]. Фишер, Франкфурт-на-Майне, стр. 15–90

    Google Scholar
  2. Bachmann T (2004) Несоответствие теории обнаружения сигналов, полезное раздражение с микрогенетической точки зрения и неизбежность нейробиологических сигнатур для понимания перцептивного (не) осознавания. Сознательное познание 13: 101–106

    PubMedGoogle Scholar
  3. Бенусси В. (1923) «Предположения и мысли приходят в реальность».В: Atti del IV Congresso Nazionale di Psicologia. Bandettini, Firenze 1925, стр. 35–65

    Google Scholar
  4. Benussi V (1925) La предположение и любовь к реальности. Zanichelli, Bologna

    Google Scholar
  5. Benussi V (1927) Zur Experimentellen Grundlegung hypnosuggestiver Methoden Psychischer Analyze. Psychol Forsch 9: 197–274

    Google Scholar
  6. Bernat E, Bunce SC, Shevrin H (2001) Связанные с событием мозговые потенциалы различают положительные и отрицательные прилагательные настроения как во время супралиминальной, так и подсознательной обработки.Int J Psychophysiol 42: 11–34

    PubMedGoogle Scholar
  7. Block N (1995) О путанице в отношении функции сознания. Behav Brain Sci 18: 227–247 [перепечатка в: Block N, Flanagan O, Güzeldere G (eds) Природа сознания. Философские дебаты. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1997, стр. 375–415]

    Google Scholar
  8. Bunce SC, Bernat E, Wong PS, Shevrin H (1999) Дополнительные доказательства бессознательного обучения: предварительная поддержка обусловливания лицевой ЭМГ на подсознательные стимулы .J Psychiatr Res 33: 341–347

    PubMedGoogle Scholar
  9. Кэмпион Дж., Латто Р., Смит И. (1983) Является ли слепое зрение эффектом рассеянного света, сохраненной коры головного мозга и околопорогового зрения? Behav Brain Sci 6: 423–86

    Google Scholar
  10. Чалмерс Д. (1996) Сознательный разум. Oxford University Press, Oxford

    Google Scholar
  11. Чалмерс Д. (2007) Трудная проблема сознания. В: Велманс М., Шнайдер С. (ред.) Блэквелл, спутник сознания.Blackwell Publishing, Malden MA Oxford, pp 225–235

    Google Scholar
  12. Cheesman J, Merikle PM (2003) Отличие сознательных от бессознательных процессов восприятия. В: Баарс Б.Дж., Бэнкс В.П., Ньюман Дж.Б. (ред.) Основные источники в научном изучении сознания. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, стр. 519–540 [оригинал в: Canadian J of Psychology 40: 343–367]

    Google Scholar
  13. Clyman R (1991) Процедурная организация эмоций: вклад когнитивной науки в психоаналитику теория терапевтического действия.J Am Psychoanal Assoc 39: 349–381

    Google Scholar
  14. Дамасио А. (1999) Ощущение происходящего. Тело и эмоции в создании сознания. Уильям Хайнеманн, Лондон

    Google Scholar
  15. Деннет, округ Колумбия (1987) Сознание. В: Грегори Р.Л. (ред.) Оксфордский товарищ по уму. Oxford University Press, Oxford

    Google Scholar
  16. Дрецке Ф. (1995) Натурализация разума. MIT Press, Кембридж, Массачусетс

    Google Scholar
  17. Эдельман Г.М. (1989) Запоминающийся подарок.Биологическая теория сознания. Basic Books, Нью-Йорк

    Google Scholar
  18. Эдельман Г.М. (1992) Яркий воздух, блестящий огонь. По поводу ума. Basic Books, Нью-Йорк

    Google Scholar
  19. Erdelyi MH (1974) Новый взгляд на новый взгляд: защита восприятия и бдительность. Psychol Rev 81: 186–190

    Google Scholar
  20. Erdelyi MH (2004a) Комментарии к комментариям: Кильстрем, Бахманн, Рейнгольд и Снодграсс. Сознательное познание 13: 430–433

    PubMedGoogle Scholar
  21. Эрдели М. Х. (2004b) Подсознательное восприятие и его родственные ему элементы: теория, неопределенность и время.Conscious Cogn 13: 73–91

    PubMedGoogle Scholar
  22. Farah MJ (1994) Визуальное восприятие и визуальная осведомленность после повреждения мозга: обзор учебного пособия. В: Umiltà C, Moscovitch M (ред.) Внимание и производительность. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, стр. 37–75 [перепечатка в: Block N, Flanagan O, Güzeldere G (eds) Природа сознания. Философские дебаты. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1997, стр. 203–236]

    Google Scholar
  23. Фарах М.Дж. (2001) Сознание. В: Рапп Б. (ред.) Справочник по когнитивной нейропсихологии: какие недостатки говорят о человеческом разуме.Psychology Press / Taylor & Francis, London

    Google Scholar
  24. Fendrich R, Wessinger CM, Gazzaniga MS (1992) Остаточное зрение при скотоме: последствия для слепого зрения. Science 258: 1489–1491

    PubMedGoogle Scholar
  25. Fisher C (1954) Сны и восприятие: роль предсознательных основных способов восприятия в формировании сновидений. J Am Psychoanal Assoc 2: 389–445

    PubMedGoogle Scholar
  26. Фишер К. (1956) Сны, образы и восприятие: исследование бессознательных и предсознательных отношений.J Am Psychoanal Assoc 4: 5–48

    PubMedGoogle Scholar
  27. Fisher C (1957) Исследование предварительных стадий построения сновидений и образов. J Am Psychoanal Assoc 5: 60–87

    Google Scholar
  28. Фишер К. (1959) Дальнейшие наблюдения феномена Пётцля: влияние подсознательной визуальной стимуляции на сны, образы и галлюцинации. Психоанализ и современная мысль 11 (1984): 3–56 [оригинал в: Evol Psychiatr 4 (1959): 551–566]

    Google Scholar
  29. Фланаган О. (1992) Сознание пересмотрено.MIT Press, Кембридж, Массачусетс

    Google Scholar
  30. Fonagy P (1999) Память и терапевтическое действие. Int J Psychoanal 80: 215–224

    PubMedGoogle Scholar
  31. Fonagy P (2001) Теория привязанности и психоанализ. Other Press, New York

    Google Scholar
  32. Fonagy P (ed) (2002) Обзор открытых дверей исследований результатов в психоанализе. 2

    nd

    изд. Международная психоаналитическая ассоциация, Лондон

    Google Scholar
  33. Freud S (1896b) Дальнейшие замечания о нейропсихозах защиты.В: Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда (SE), том 3. Лондон, Hogarth Press, стр. 162–185

    Google Scholar
  34. Freud S (1900a) Толкование снов. In SE vol 4–5

    Google Scholar
  35. Freud, S. (1910i) Психоаналитический взгляд на психогенное нарушение зрения. In: SE vol 11, pp 211–218

    Google Scholar
  36. Freud, S. (1912g) Заметка о бессознательном в психоанализе. In: SE vol 12, pp 260–266

    Google Scholar
  37. Freud S (1915e) Бессознательное.In: SE vol 14, pp 166–204

    Google Scholar
  38. Freud S (1917a) Трудность на пути психоанализа. In: SE vol 17, pp 137–144

    Google Scholar
  39. Freud S (1923b) Эго и ид. In: SE vol 19, pp 12–59

    Google Scholar
  40. Freud S (1925e) Сопротивление психоанализу. In: SE vol 19, pp 213–224

    Google Scholar
  41. Freud S (1933a [1932]) Новые вводные лекции по психоанализу. In: SE vol 22, pp 1–182

    Google Scholar
  42. Freud S (1940 a [1938]) Очерк психоанализа.In: SE vol 23, pp 144–207

    Google Scholar
  43. Freud S (1950c [1895]) Проект по научной психологии. In: SE vol 1, pp 295–397

    Google Scholar
  44. Freud S, Ferenczi S (1996) Переписка Зигмунда Фрейда и Шандора Ференци 1914–1919, том 2, Brabant E, Falzeder E, Giampieri-Deutsch P ( eds) Harvard University Press, Cambridge, MA

    Google Scholar
  45. Габбард Г.О. (2005) Психодинамическая психиатрия в клинической практике. 4

    th

    edn American Psychiatric Publishing Inc, Вашингтон, Лондон

    Google Scholar
  46. Gallese V (2006) Зеркальные нейроны и намеренная настройка: Комментарий к Olds.J Am Psychoanal Assoc. 54/1: 47–57

    Google Scholar
  47. Газзанига М.С., Фендрих Р., Вессингер К.М. (1994) Пересмотр слепоты. Curr Dir Psychol Sci 3: 93–96

    Google Scholar
  48. Giampieri-Deutsch P (ed) (2002) Psychoanalyse im Dialog der Wissenschaften. Europäische Perspektiven, vol 1. Kohlhammer, Stuttgart

    Google Scholar
  49. Giampieri-Deutsch P (ed) (2004) Psychoanalyse im Dialog der Wissenschaften. Англо-американская перспектива, том 2.Kohlhammer, Stuttgart

    Google Scholar
  50. Giampieri-Deutsch P (2005a) Подходы к современным психоаналитическим исследованиям. В: Giampieri-Deutsch P (ed) Психоанализ как эмпирическая междисциплинарная наука. Verlag Österr Akad Wiss, Wien, pp. 15–53

    Google Scholar
  51. Giampieri-Deutsch P (ed) (2005b) Психоанализ как эмпирическая междисциплинарная наука. Сборник статей по современным психоаналитическим исследованиям. Verlag Österr Akad Wiss, Wien

    Google Scholar
  52. Giampieri-Deutsch P (2008a) Die Erkenntnis des Geistes, Mentalen in der Psychoanalyse.В: Appel K, Weber HP, Langthaler R, Müller S (eds) Naturalisierung des Geistes? Beiträge zur gegen-wärtigen Debatte um den Geist. Königshausen & Neumann, Würzburg, pp. 135–150

    Google Scholar
  53. Giampieri-Deutsch P (2008b) Zur Erkenntnis des Bewusstseins: Perspektiven aus der Psychoanalyse und aus der analytischen Philosophie des Geeksimensichtelle der. В: Gloy K (ed) Kollektivund Individualbewusstsein. Königshausen & Neumann, Würzburg, pp 87–107

    Google Scholar
  54. Giampieri-Deutsch P (ed) (2009) Geist, Gehirn, Verhalten: Sigmund Freud und die modernen Wissenschaften.Königshausen & Neumann, Würzburg

    Google Scholar
  55. Giampieri-Deutsch P (2010) Некоторые замечания о психоаналитических исследованиях и университетах. Int Forum Psychoan 19/4: 210–217

    Google Scholar
  56. Güzeldere G, Flanagan O, Hardcastle VG (2000) Природа и функция сознания: уроки слепого зрения. В: Gazzaniga M (ed) Новые когнитивные нейронауки. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, стр. 1277–1284

    Google Scholar
  57. Хартманн Х. (1959) Психоанализ как научная теория.В: Крюк С. (ред.) Психоанализ, научный метод и философия. New York University Press, New York, pp 3–37

    Google Scholar
  58. Hofer M (2001) Истоки привязанности и регуляторы развития в рамках ранних социальных взаимодействий: от животного к человеку. В: Kalverboer A F, Gramsbergen A (eds) Справочник по мозгу и поведению в развитии человека. Kluwer, Dordrecht, Boston, London, pp 821–840

    Google Scholar
  59. Holder A (1982) Freuds Theorie des mentalischen Apparats.В: Eicke D (ed) Tiefenpsychologie vol 1. Beltz Verlag, Weinheim, Basel

    Google Scholar
  60. Holt RH (1968) Руководство по оценке проявлений первичных процессов в ответах Роршаха. 10

    th

    edn Исследовательский центр психического здоровья, Нью-Йоркский университет, Нью-Йорк

    Google Scholar
  61. Holt RH (1989) Переоценка Фрейда. Свежий взгляд на психоаналитическую теорию. The Guilford Press, Нью-Йорк, Лондон

    Google Scholar
  62. Джеймс У. (1890) Принципы психологии.Издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс, 1981

    Google Scholar
  63. Кандел Э. (2005) Психиатрия, психоанализ и новая биология разума. American Psychiatric Publishing, Вашингтон, округ Колумбия, Лондон

    Google Scholar
  64. Каплан-Солмс К., Солмс М. (2000) Клинические исследования нейропсихоанализа. Введение в глубокую нейропсихологию. Karnac Books, Лондон, Нью-Йорк

    Google Scholar
  65. Kihlstrom JF (2004) Доступность, доступность и подсознательное восприятие.Conscious Cogn 13: 92–100

    PubMedGoogle Scholar
  66. LeDoux J (1996) Эмоциональный мозг. Таинственные основы эмоциональной жизни. Саймон и Шустер, Нью-Йорк,

    Google Scholar
  67. Leichsenring F, Rabung S (2008). Эффективность длительной психодинамической психотерапии: метаанализ. J Am Medical Assoc 300 (13): 1551–1565

    Google Scholar
  68. Leichsenring F, Rabung S (2011) Долгосрочная психодинамическая психотерапия сложных психических расстройств: обновление метаанализа.Br J Psychiatry 199: 15–22

    PubMedGoogle Scholar
  69. Leichsenring F, Salzer S, Jaeger U, Kächele H, Kreische R, Leweke F, Rueger U, Winkelbach C, Leibing E (2009). Краткосрочная психодинамическая психотерапия и когнитивно-поведенческая терапия при генерализованном тревожном расстройстве: рандомизированное контролируемое исследование. Am J Psychiatry 166 (8): 875–81

    PubMedGoogle Scholar
  70. Levin F (2004) Das exekutive Aufmerksamkeitsnetzwerk (ECN), selektive Aufmerksamkeit und kognitives Defizit: Mögliche Mechanismen der Lerngizstör.В: Giampieri-Deutsch P (ed) Psychoanalyse im Dialog der Wissenschaften. Anglo-amerikanische Perspektiven, vol 2. Kohlhammer, Stuttgart, pp 192–212

    Google Scholar
  71. Levin F (2009) Эмоции и психодинамика мозжечка (CB): нейропсихоаналитический анализ и синтез. В: Giampieri-Deutsch P (ed) Geist, Gehirn, Verhalten: Sigmund Freud und die modernen Wissenschaften. Königshausen & Neumann, Würzburg, pp 67–83

    Google Scholar
  72. Luborsky L (1988) Повторяющееся мгновенное забывание: его содержание и его контекст.В: Горовиц М. (ред) Психодинамика и познание. University of Chicago Press, Чикаго, стр. 223–251

    Google Scholar
  73. Марсель А.Дж. (1983) Сознательное и бессознательное восприятие: подход к отношениям между феноменальным опытом и процессами восприятия. Cogn Psychol 15: 238–300

    PubMedGoogle Scholar
  74. Мерикл П.М., Данеман М. (2000) Сознательное и бессознательное восприятие. В: Gazzaniga M (ed) Новые когнитивные нейронауки. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, стр. 1295–1303

    Google Scholar
  75. Милнер Б., Сквайр Л. Р., Кандел Е. Р. (1998) Когнитивная нейробиология и исследование памяти.Neuron 20: 445–468

    PubMedGoogle Scholar
  76. Musatti C (1957) Coscienza e inconscio nelle ricerche sperimentali di Vittorio Benussi. Рив Псикол 51: 3–23

    Google Scholar
  77. Осгуд CE, May WH, Myron MS (1975) Межкультурные универсалии аффективного значения. University of Illinois Press, Urbana

    Google Scholar
  78. Panksepp J (1999) Эмоции с точки зрения психоанализа и нейробиологии: упражнение на согласованность. Нейропсихоанал 1: 15–38

    Google Scholar
  79. Поппель Э., Хелд Р., Фрост Д. (1973) Остаточная функция после ран головного мозга, затрагивающих центральные зрительные пути у человека.Nature 243: 295–96

    PubMedGoogle Scholar
  80. Pötzl O (1917) Experimentell erregte Traumbilder in ihrer Beziehungen zum indirekten Sehen. Z Gesamte Neurol Psychiatr 37: 278–349

    Google Scholar
  81. Rapaport D (1959) Исторический обзор психоаналитической психологии эго. Вопросы психологии, том 1, монография 1. International Universities Press, Нью-Йорк

    Google Scholar
  82. Рейнгольд Э.М. (2004) Бессознательное восприятие: предположения и трудности интерпретации.Conscious Cogn 13: 117–122

    PubMedGoogle Scholar
  83. Roth G (2004) Wie das Gehirn die Seele macht. В: Giampieri-Deutsch P (ed) Psychoanalyse im Dialog der Wissenschaften. Anglo-amerikanische Perspektiven, vol 2. Kohlhammer, Stuttgart, pp 171–191

    Google Scholar
  84. Sandler J, Dare C, Holder A (1972) Основные положения психоаналитической психологии. II. Исторический контекст и этапы развития психоанализа. Br J Med Psychol 45: 133–142

    PubMedGoogle Scholar
  85. Sandler J, Holder A, Dare C (1997) Модели психики Фрейда.Книги Карнака, Лондон

    Google Scholar
  86. Сковилл В. Б., Милнер Б. (1957) Потеря недавней памяти после двусторонних поражений гиппокампа. J Neurol Neurosurg Psychiatry 20: 11–21

    PubMedGoogle Scholar
  87. Searle J (1979) Выражение и значение. Исследования по теории речевых актов. Cambridge University Press, Кембридж, Массачусетс

    Google Scholar
  88. Сирл Дж. (1992) Повторное открытие разума. MIT Press, Кембридж, Массачусетс

    Google Scholar
  89. Шедлер Дж. (2010) Эффективность психодинамической психотерапии.Am Psychol 65: 98–109

    PubMedGoogle Scholar
  90. Шеврин Х. (1992) Подсознательное восприятие, память и сознание: когнитивные и динамические перспективы. В: Bornstein RF, Pittman TS (eds) Восприятие без осознания: когнитивные, клинические и динамические перспективы. Guilford Press, New York, pp 123–142

    Google Scholar
  91. Шеврин Х. (1997) Комментарии. J Am Psychoanal Assoc 45: 746–753

    Google Scholar
  92. Шеврин Х. (2000) Экспериментальное исследование бессознательного конфликта, бессознательного аффекта и бессознательного сигнального беспокойства.В: Велманс М (ред) Исследование феноменального сознания. John Benjamins Publ Comp, Амстердам, Филадельфия, стр. 33–65.

    Google Scholar
  93. Шеврин Х. (2004) Die Experimentelle Untersuchung von unbewusstem Konflikt, unbewusstem Affekt и unbewusster Signalangst. В: Giampieri-Deutsch P (ed) Psychoanalyse im Dialog der Wissenschaften. Anglo-amerikanische Perspektiven, vol 2. Kohlhammer, Stuttgart, pp 114–142

    Google Scholar
  94. Shevrin H (2005) К теории сознания, основанной на последних достижениях в области подсознательных исследований.В: Giampieri-Deutsch P (ed) Психоанализ как эмпирическая междисциплинарная наука. Verlag Österr Akad Wiss, Wien, pp 57–74

    Google Scholar
  95. Шеврин Х., Бонд Дж., Бракель Л., Хертель Р., Уильямс В. (1996) Сознательные и бессознательные процессы. Психодинамические, когнитивные и нейрофизиологические конвергенции. Guilford Press, Нью-Йорк, Лондон

    Google Scholar
  96. Шеврин Х., Дикман С. (2003) Психологическое бессознательное: необходимое допущение для всей психологической теории? В: Баарс Б.Дж., Бэнкс В.П., Ньюман Дж.Б. (ред.) Основные источники в научном изучении сознания.MIT Press, Cambridge, MA pp 541–538

    Google Scholar
  97. Шеврин Х., Фишер С. (1967) Изменения в эффектах подсознательного стимула при бодрствовании в зависимости от сновидений и сна без сновидений. J Abnorm Psychol 72 (4): 362–368

    PubMedGoogle Scholar
  98. Шеврин Х., Люборский Л. (1958) Измерение предсознательного восприятия в снах и изображениях: исследование феномена Поэтцля. J Abnorm Soc Psychol 56: 285–294

    Google Scholar
  99. Snodgrass M (2004) Парадигма диссоциации и ее недовольство: как можно сделать вывод о бессознательном восприятии или памяти? Conscious Cogn 13: 107–116

    PubMedGoogle Scholar
  100. Snodgrass M, Shevrin H (2006) Бессознательное торможение и содействие на пороге объективного обнаружения: воспроизводимые и качественно разные бессознательные перцепционные эффекты.Познание 101 (1): 43–79

    PubMedGoogle Scholar
  101. Солмс М. (1997) Что такое сознание? J Am Psychoanal Assoc 45: 681–703 и 765–778

    PubMedGoogle Scholar
  102. Solms M (2004) Ein Beispiel aus der neuropsychoanalytischen Forschung: Das Korsakow-Syndrom. В: Giampieri-Deutsch P (ed) Psychoanalyse im Dialog der Wissenschaften. Anglo-amerikanische Perspektiven, vol 2. Kohlhammer, Stuttgart, pp 213–228

    Google Scholar
  103. Squire LR, Kandel ER (1999) Память: от разума к молекулам, Scientific American Library, New York

    Google Scholar
  104. Sulloway FJ (1979) Фрейд, биолог разума.Burnett, London

    Google Scholar
  105. Trevarthen C (2001) Нейробиология раннего общения: интерсубъективные регуляции в развитии человеческого мозга. В: Kalverboer A F, Gramsbergen A (eds) Справочник по мозгу и поведению в развитии человека. Kluwer, Dordrecht, Boston, London, pp 841–881

    Google Scholar
  106. Trevarthen C, Reddy V (2007) Сознание у младенцев. В: Велманс М., Шнайдер С. (ред.) Блэквелл, спутник сознания. Blackwell Oxford, pp 41–57

    Google Scholar
  107. van Gulick R (1994) Исследования дефицита и функция феноменального сознания.В: Graham G, Stephens GL (eds) Философская психопатология. MIT Press, Кембридж, Массачусетс

    Google Scholar
  108. Велманс М. (1991) Является ли обработка информации человеком сознательной? Behav Brain Sci 14: 651–726

    Google Scholar
  109. Велманс М. (2000) Введение в исследование феноменального сознания. В: Велманс М (ред) Исследование феноменального сознания. John Benjamins Publ Comp, Амстердам, Филадельфия, стр. 1–15

    Google Scholar
  110. Weiskrantz L (1986) Blindsight: пример из практики и последствия.Oxford University Press, Oxford

    Google Scholar
  111. Weiskrantz L (1990) Перспективы слепого зрения: явные методологии для неявных процессов. Proc R Soc Lond B Biol Sci 239: 247–78

    PubMedGoogle Scholar
  112. Weiskrantz L (1997) Сознание потеряно и найдено. Oxford University Press, Oxford

    Google Scholar
  113. Weiskrantz L (1998) Blindsight: пример из практики и последствия. 2

    nd

    изд. Oxford University Press, Oxford

    Google Scholar
  114. Weiskrantz L (2007) Случай слепого зрения.В: Велманс М., Шнайдер С. (ред.) Блэквелл, спутник сознания. Blackwell Publishing, Malden MA Oxford, pp 175–180

    Google Scholar
  115. Weiskrantz L, Warrington EK, Sanders MD, Marshall J (1974) Зрительная способность в гемианоптическом поле после ограниченной затылочной абляции. Brain 97: 709–728

    PubMedGoogle Scholar
  116. Wong PS, Bernat E, Bunce SC, Shevrin H (1997) Индексы бессознательного ассоциативного обучения мозга. Conscious Cogn 6, 519–544

    PubMedGoogle Scholar
  117. Wong PS, Shevrin H, Williams WJ (1994) Сознательные и бессознательные процессы: индекс ERP упреждающей реакции в парадигме обусловливания с использованием визуально замаскированных стимулов.Psychophysiol 35, 87–101

    Google Scholar

Информация об авторских правах

© Springer-Verlag / Wien 2012

Авторы и членские организации

  1. 1.Институт философии 9095Австрийский университет 6 BBVien — История — Зигмунд Фрейд

    Зигмунд Фрейд © Фрейд был австрийским неврологом и основателем психоанализа, который создал совершенно новый подход к пониманию человеческой личности.Он считается одним из самых влиятельных и противоречивых умов 20-го века.

    Сигизмунд (позже измененный на Зигмунда) Фрейд родился 6 мая 1856 года во Фрайберге, Моравия (ныне Прибор в Чешской Республике). Его отец был купцом. Семья переехала в Лейпциг, а затем поселилась в Вене, где получил образование Фрейд. Семья Фрейда была еврейкой, но сам он не практиковал.

    В 1873 году Фрейд начал изучать медицину в Венском университете.После окончания он работал в Венской больнице общего профиля. Он сотрудничал с Йозефом Брейером в лечении истерии, вспоминая болезненные переживания под гипнозом. В 1885 году Фрейд отправился в Париж в качестве ученика невролога Жана Шарко. По возвращении в Вену в следующем году Фрейд занялся частной практикой, специализирующейся на нервных расстройствах и расстройствах мозга. В том же году он женился на Марте Бернейс, от которой у него было шестеро детей.

    Фрейд разработал теорию о том, что у людей есть бессознательное, в котором сексуальные и агрессивные импульсы находятся в постоянном конфликте за превосходство с защитой от них.В 1897 году он начал интенсивный анализ самого себя. В 1900 году была опубликована его основная работа «Толкование снов», в которой Фрейд анализировал сновидения с точки зрения бессознательных желаний и переживаний.

    В 1902 году Фрейд был назначен профессором невропатологии в Венском университете и занимал эту должность до 1938 года. Хотя медицинский истеблишмент не соглашался со многими его теориями, вокруг Фрейда начала собираться группа учеников и последователей. В 1910 году была основана Международная психоаналитическая ассоциация, президентом которой стал Карл Юнг, близкий соратник Фрейда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.