Теория эриксона способность любить: Восемь стадий развития личности по Эрику Эриксону. Теория психосоциального развития. – Возрастная периодизация Эриксона

Автор: | 25.01.2021

Содержание

Доклад на тему «Эпигенетическая теория развития личности по Э.Эриксону»

hello_html_m9bbefa9.jpg

министерство образования и науки российской федерации

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования
«новосибирский государственный педагогический университет»

ДОКЛАД

ПО ДИСЦИПЛИНЕ

ТЕОРИИ РАЗВИТИЯ В ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ

Эпигенетическая концепция Э.Эриксона

Направление подготовки:

44.03.03 Специальное (дефектологическое) образование

Профиль:

Специальная психология

Уровень высшего образования:

академический бакалавриат

Форма обучения:

заочная

Выполнили: студентки

группы СДО-СП-16

Ансельм Н.И.

Абраева Л.А.

Проверила:

Белашина Т.В.

Новосибирск 2018

Эрик Хомбургер Эриксон (1902-1994)

Американский психолог, психоаналитик, автор эпигенетической теории развития личности (Центральная идея эпигенетической теории состоит в том, что основополагающее влияние на наследственность оказывает не геном, а эпигенетическая система (ЭС) — совокупность факторов, воздействующих на онтогенез). Хотя Эриксон всегда настаивал, что является фрейдистом, критики считали его «Эго-психологом», поскольку, в то время как консервативный фрейдизм в центр внимания ставил Ид, Эриксон акцентировал важность Эго.

Основные положения теории Эрика Эриксона

Эрик Эриксон, ученик Фрейда, создал новую теорию на базе учения Фрейда о фазах психо — сексуального развития. Теория Эриксона – это теория психо — социального развития, она включает восемь стадий развития “Я”, на каждой из которых прорабатываются и уточняются ориентиры по отношению к себе и к внешней среде. Эриксон отмечал, что изучение личностной индивидуальности становится такой же стратегической задачей второй половины ХХ века, какой было изучение сексуальности во времена З. Фрейда, в конце ХIХ века. Отличие теории Эриксона от теории Фрейда состоит в следующем:

Во-первых, 8 стадий по Эриксону не ограничиваются только детством, а включают развитие и трансформацию личности в течение всей жизни от рождения и до глубокой старости, утверждая, что и для взрослого и зрелого возраста характерны свои кризисы, в ходе которых решаются соответствующие им задачи.

Во-вторых, в отличие от пансексуальной теории Фрейда, развитие человека, по Эриксону, складывается из трех взаимосвязанных, хотя и автономных процессов: соматического развития, изучаемого биологией; развития сознательного «я», изучаемого психологией, и социального развития, изучаемого общественными науками.

Основной закон развития – «эпигенетический принцип», согласно которому на каждом новом этапе развития возникают новые явления и свойства, которых не было на предшествующих стадиях процесса.

Эриксон выделяет 8 основных задач, которые человек, так или иначе, решает в течение своей жизни. Эти задачи присутствуют на всех возрастных этапах, на протяжении всей жизни. Но каждый раз одна из них актуализируется с очередным возрастным кризисом. Если она решается в положительном ключе, то человек, научившись справляться с подобного рода проблемами, дальше чувствует себя в похожих ситуациях более уверенно. Не пройдя успешно какой-либо возрастной период, он чувствует себя как школьник, не умеющий решать задачи какого-то типа: “вдруг спросят, вдруг уличат, что не умею”.

Ситуация эта не является необратимой: учиться никогда не поздно, но она осложняется тем, что время, отведенное на решение данной проблемы, упущено. Новые возрастные кризисы выводят на первый план новые проблемы, каждый возрастной этап “подбрасывает” свои задачи. А на старые, привычные часто не хватает ни сил, ни времени, ни желания уже. Так и тянутся они в виде отрицательного опыта, опыта поражений. В таких случаях говорят, что за человеком тянется “хвост проблем”. Таким образом, Э. Эриксон рассматривает соответствие между стадиями взросления и проблемами, которые человек, не решив на определенной стадии, потом так и тянет за собой всю жизнь.

Теория Эриксона имеет явную социо-культурную направленность. Оставаясь психоаналитиком, т.е. исследователем, учитывающим и принимающим биологическую детерминацию процесса развития человека, он тем не менее соединяет психологию вместе с социологией и биологией с тем, чтобы выяснить, как происходит взаимодетерминация социальных условий формирования личности и ее собственной активности.

Наряду с описанными Фрейдом фазами психосексуального развития (оральной, анальной, фаллической и генитальной), в ходе которого меняется направленность влечения (от аутоэротизма до влечения к внешнему объекту), существуют и психологические стадии развития «Я», в ходе которого индивид устанавливает основные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде.

Становление личности не заканчивается в подростковом возрасте, но растягивается на весь жизненный цикл.

Центральным положением его теории развития явилось то, что человек в течение жизни проходит через несколько универсальных для всего человечества стадий. Процесс развертывания этих стадий регулируется в соответствии с эпигенетическим принципом созревания:

  1. личность развивается ступенчато, переход от одной ступени к другой предрешен готовностью личности двигаться в направлении дальнейшего роста, расширения осознаваемого социального кругозора и радиуса социального взаимодействия;

  2. общество, в принципе, устроено так, что развитие социальных возможностей человека принимается одобрительно, общество пытается способствовать сохранению этой тенденции, а также поддерживать как надлежащий темп, так и правильную последовательность развития

С точки зрения Э. Эриксона, последовательность стадий — результат биологического созревания, но содержание развития определяется тем, что ожидает от человека общество, к которому он принадлежит. По Э. Эриксону, любой человек может пройти все эти стадии, к какой бы культуре он не принадлежал, все зависит от того, какова продолжительность его жизни.

Каждая стадия жизненного цикла наступает в определенное для нее время (критический период), полноценно функционирующая личность формируется только путем прохождения в своем развитии последовательно всех стадий. Каждая стадия сопровождается кризисом – поворотным моментом в жизни индивидуума, который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости и социальных требований, предъявляемых к индивидууму на этой стадии. Каждый кризис содержит и позитивный и негативный компоненты, в зависимости от того, насколько удовлетворительно он разрешается.

Центральным понятием эпигенетической теории развития Эриксона является модус эго  преимущественный способ проявления человеческого «я» в той или иной жизненной ситуации (план личности).

Стадии психосоциального развития

стадия

возраст

Психо-социальный кризис

Сильная сторона

Орально-сенсорная

0-1 год

Базовое доверие – недоверие к миру

Надежда

Мышечно-анальная

2-3 года

Автономия – стыд, сомнение

Способность к волеизъявлению

Локомоторно-генитальная

4-6 лет

Инициативность – вина

Целеустремленность

Латентная

7-11 дет

Трудолюбие – некомпетентность

Компетентность

Подростковая

12-18 лет

Достигнутая (гармоничная) идентичность — диффузная идентичность

Верность себе

Молодость (ранняя взрослость)

19-35 лет

Близость – изоляция

Любовь

Взрослость

35-60 (65) лет

Продуктивность – застой

Забота

Зрелость (старость)

От 65 лет

Эго-интеграция – отчаяние

Мудрость

I стадия. Орально-сенсорная Соответствует оральной стадии классического психоанализа. Возраст: первый год жизни. Задача этапа: базисное доверие против базисного недоверия

Модус эго – модус впитывания (вбирания) в себя. Сначала ребенок психологически смотрит и впечатывает все, что видит вокруг себя, но это пока пассивное вбирание. Затем – активное вбирание (хватает разные предметы, исследует их).

Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: энергия и надежда. Степень доверия младенца к миру зависит от заботы, проявляемой к нему. Нормальное развитие происходит, когда его потребности быстро удовлетворяются, он долго не испытывает недомогания, его баюкают и ласкают, с ним играют и разговаривают. Поведение матери уверенно и предсказуемо. В таком случае вырабатывается 

доверие к миру, в который он пришел. Если он не получает должного ухода – вырабатывается недоверие, боязливость и подозрительность. Задача этого этапа – проработать необходимый баланс между доверием и недоверием к миру. Это поможет, уже будучи взрослым, не поддаваться на первую же рекламу, но и не быть “человеком в футляре”, недоверчивым и подозрительным ко всему и ко всем. В результате удачного прохождения этой стадии вырастают люди, которые черпают жизненную веру не только в религии, но и в общественной деятельности и научных занятиях. Не прошедшие удачно эту стадию люди, даже если исповедуют веру, фактически, каждым вздохом выражают недоверие к людям.

II стадия. Мышечно-анальная  Возраст 2-й – 3-й годы жизни. Задача этапа: автономия против стыда и сомнения. 

Модус эго – возможности регуляции удержания (выталкивания), т.е. выделительные процессы (приучение к горшку). Но это происходит не только на физиологическом, но и на психологическом уровне – «могу ли я быть автономным, самостоятельно управлять собой.

Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: самоконтроль и сила воли. На этом этапе на первый план выходит развитие самостоятельности на основе моторных и психических способностей. Ребенок осваивает различные движения. Если родители предоставляют ребенку делать самому то, что он может, у него вырабатывается ощущение, что он владеет своими мышцами, своими побуждениями, самим собой и, в значительной мере, средой. Появляется самостоятельность. Если воспитатели проявляют нетерпение и спешат сделать за ребенка то, на что он и сам способен, развивается стыдливость и нерешительность. Если родители постоянно бранят ребенка за мокрую постель, запачканные штанишки, пролитое молоко, разбитую чашку и т.п. – у ребенка закрепляется чувство стыда и неуверенность в своих способностях управлять собой и окружением. 

Внешний контроль на этой стадии должен твердо убеждать ребенка в его силах и возможностях, а также защищать от анархии. Исход этой стадии зависит от соотношения сотрудничества и своеволия, свободы самовыражения и ее подавления. Из чувства самоконтроля, как свободы распоряжаться собой без утраты самоуважения, берет начало прочное чувство доброжелательностиготовности к действию и гордости своими достижениями, чувство собственного достоинства. Из ощущения утраты свободы распоряжаться собой и ощущения чужого сверхконтроля происходит устойчивая склонность к сомнению и стыду.

III стадия. Локомоторно-генитальная Стадия инфантильной генитальности, соответствует фаллической стадии психоанализа. Возраст: 4 – 5 лет – дошкольный возраст. Задача этапа: инициатива (предприимчивость) против чувства вины. 

Модус эго – интрузия (проникновение куда-то). Появляется интерес к своему полу и половым различиям. Важно, что это возраст игры.

Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: направление и целеустремленность. К началу этой стадии ребенок уже приобрел множество физических навыков, начинает сам придумывать себе занятия, а не просто отвечать на действия и подражать им. Проявляет изобретательность в речи, способность фантазировать. От того, как реагируют взрослые на затеи ребенка, во многом зависит перевес качеств в характере. Дети, которым предоставлена инициатива в выборе деятельности (бегать, бороться, возиться, кататься на велосипеде, санках, коньках), вырабатывают предприимчивость. Закрепляет ее готовность родителей отвечать на вопросы (интеллектуальная предприимчивость) и не мешать фантазировать и затевать игры. Если взрослые показывают ребенку, что его деятельность вредна и нежелательна, вопросы назойливы, а игры бестолковы, он начинает чувствовать себя виноватым и уносит это чувство вины во взрослую жизнь. Опасность этой стадии – в возникновении чувства вины за свои цели и поступки в ходе наслаждения новым локомоторным и ментальным могуществом, которые требуют энергичного обуздания. Поражение ведет к покорности, чувству вины и тревоги. Подавляются и сдерживаются излишне оптимистические надежды и дикие фантазии. На этой стадии происходит самое важное по последствиям разделение между потенциальным триумфом человека и потенциальным тотальным разрушением. И именно здесь ребенок навсегда становится разделившимся внутри себя: на детский набор, сохраняющий изобилие потенциалов роста, и родительский набор, поддерживающий и усиливающий самоконтроль, самоуправление и самонаказание. Развивается чувство моральной ответственности. Ребенок на этой стадии склонен учиться быстро и жадно, стремительно взрослеть в смысле разделения обязанностей и дел. Хочет и может заниматься совместными делами, вместе с другими детьми придумывает и планирует дела. Подражает идеальным прототипам. Эта стадия связывает мечты раннего детства с целями активной взрослой жизни. 

IV стадия. Латентная Соответствует латентной фазе классического психоанализа. Возраст 6 – 11 лет. Задача этапа: трудолюбие (умелость) против чувства неполноценности. Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: система и компетентность.

Любовь и ревность находятся на этой стадии в скрытом состоянии (о чем и говорит ее название – латентная). Это годы начальной школы. Ребенок проявляет способность к дедукции, организованным играм, регламентированным занятиям. Интерес к тому, как вещи устроены, как их приспособить, освоить. В эти годы он напоминает Робинзона Крузо и часто интересуется его жизнью. Когда детей поощряют мастерить, строить шалаши и авиамодели, варить, готовить и рукодельничать, когда им разрешают довести начатое дело до конца, хвалят за результаты, тогда у ребенка вырабатывается умелость, способности к техническому творчеству. Когда родители видят в трудовой деятельности ребенка одно “баловство” и “пачкотню”, это способствуют выработке у него чувства неполноценности. Опасность этой стадии – чувство неадекватности и неполноценности. Если ребенок отчаивается в своих орудиях труда и рабочих навыках или занимаемом месте среди товарищей, то это может отбить охоту к идентификации с ними, ребенок считает себя обреченным на посредственность или неадекватность. Он учится завоевывать признание, занимаясь полезным и нужным делом. Окружение ребенка на этой стадии уже не ограничивается домом. Влияние не только семьи, но и школы. Отношение к нему в школе оказывает существенное влияние на уравновешенность психики. Отставание вызывает чувство неполноценности. Он уже убедился на опыте, что в лоне семьи нет осуществимого будущего. Систематическое обучение – во всех культурах происходит на этой стадии. Именно в этот период более широкое общество становится важным в отношении предоставления ребенку возможностей для понимания значимых ролей в технологии и экономике общества. Фрейд называет эту стадию латентной, т.к. неистовые влечения находятся в спячке. Но это лишь временное затишье перед бурей полового созревания, когда все более ранние влечения вновь появляются в новом сочетании, чтобы оказаться подчиненными генитальности.

V стадия. Подростковый возраст и ранняя юность Классический психоанализ отмечает на этой стадии проблему “любви и ревности” к собственным родителям. Успешное решение зависит от того, найдет ли он предмет любви в собственном поколении. Это продолжение латентной стадии по Фрейду. Возраст 12 – 18 лет. Задача этапа: идентичность против смешения ролей. 

Модус эго – Помимо интереса подростков к межполовым отношениям (как у Фрейда), для Эриксона на этом этапе развития более важным является построение гармоничной иерархии своих ролей (сын, ученик, член компании). Если личность умеет гибко переходить от одной роли к другой, то формируется гармоничная идентичность.

Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: посвящение и верность. Главное затруднение на этой стадии – идентификационная спутанность, неспособность опознать свое “Я”. Подросток созревает физиологически и психически, у него развиваются новые взгляды на вещи, новый подход к жизни. Интерес к мыслям других людей, к тому, что они сами о себе думают. Влияние родителей на этой стадии – косвенное. Если подросток благодаря родителям уже выработал доверие, самостоятельность, предприимчивость, и умелость, то его шансы на идентификацию, т.е. на опознание собственной индивидуальности значительно увеличиваются. Обратное справедливо для подростка недоверчивого, неуверенного, исполненного чувства вины и сознания своей неполноценности. При трудностях самоидентификации проявляются симптомы путаницы ролей. Это часто бывает у малолетних преступников. Девочки, проявляющие в подростковом возрасте распущенность, очень часто обладают фрагментарным представлением о своей личности и свои беспорядочные связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей. Обособленность круга и отвержение “чужаков”. Опознавательные знаки “своих” – одежда, макияж, жесты, словечки. Эта интолерантность (нетерпимость) – защита против “помрачения” сознания идентичности. Подростки стереотипизируют себя, свои идеалы, своих врагов. Часто подростки отождествляют свое “Я” с образом, противоположным тому, что ожидают их родители. Но иногда лучше ассоциировать себя с “хиппи” и т.п., чем вообще не обрести своего “Я”. Подростки испытывают способность друг друга хранить верность. Готовность к такому испытанию объясняет привлекательность для молодежи простых и жестких тоталитарных доктрин.

VI стадия. Ранняя взрослость Генитальная стадия по Фрейду. Возраст: период ухаживания и ранние годы семейной жизни. От конца юности до начала среднего возраста. Здесь и далее Эриксон уже четко не называет возраст. Задача этапа: близость против изоляции. 

Модус эго – поиск близких отношений, создание семьи.

Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: аффилиация и любовь. К началу этой стадии человек уже опознал свое “Я” и включился в трудовую деятельность. Ему важна близость – не только физическая, но и способность заботиться о другом человеке, делиться с ним всем существенным без боязни потерять при этом себя. Новоиспеченный взрослый готов проявлять нравственную силу и в интимных, и товарищеских взаимоотношениях, оставаясь верным, даже если потребуются значительные жертвы и компромиссы. Проявления этой стадии – не обязательно в сексуальном влечении, но и в дружбе. Например, между однополчанами, сражавшимися бок о бок в тяжелых условиях, образуются тесные связи – образец близости в широком смысле. Опасность стадии – избегание контактов, которые обязывают к близости. Избегание опыта близости из-за страха утратить эго приводит к чувству изоляции и последующему самопоглощению. Если ни в браке, ни в дружбе он не достигает близости –одиночество. Не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться. Опасность этой стадии состоит в том, что и интимные, и соперничающие, и враждебные отношения человек испытывает к одним и тем же людям. Остальные – безразличны. И только научившись отличать схватку соперников от сексуального объятия, человек осваивает этическое чувство – отличительный признак взрослого человека. Только теперь проявляется истинная генитальность. Ее нельзя считать чисто сексуальной задачей. Она есть объединение способов подбора партнера, сотрудничества и соперничества.

VII стадия. Взрослость Эту и последующую стадию классический психоанализ уже не рассматривает, он охватывает только период взросления. Возраст: зрелый. Задача этапа: генеративность против стагнации. 

Модус эго – продуктивность, творчество. Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: производство и забота. Ко времени наступления этой стадии человек уже прочно связал себя с определенным родом занятий, а его дети уже стали подростками. Для этого этапа развития характерна общечеловечность – способность интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью грядущих поколений, формами будущего общества и устройством будущего мира. Для этого не обязательно иметь собственных детей, важно активно заботиться о молодежи и о том, чтобы в будущем людям легче жилось и работалось. Те, у кого чувство сопричастности человечеству не выработалось, сосредоточиваются на самих себе, и их главной заботой становится удовлетворение своих потребностей, собственный комфорт, самопоглощенность. Генеративность – центральный момент этой стадии – это заинтересованность в устройстве жизни и наставлении нового поколения. Хотя существуют отдельные лица, которые вследствие жизненных неудач или особой одаренности в других областях, не направляют этот интерес на свое потомство. Генеративность включает в себя продуктивность и креативность, но эти понятия не могут его заменить. Генеративность – самая важная стадия как психосексуального, так и психосоциального развития. Когда такого обогащения не удается достичь, происходит регрессия к потребности в псевдоблизости, с чувством застоя и обеднением личной жизни. Человек начинает баловать себя, как если бы он был своим ребенком. Сам факт наличия детей или желания их иметь – это еще не генеративность. Причины отставания – чрезмерное себялюбие, напряженное самосозидание преуспевающей личности за счет других сторон жизни, недостаток веры, доверия, ощущения, что он желанная надежда и забота общества. 

VIII стадия. Зрелость Возраст: пенсионный. Задача этапа: целостность эго против отчаяния. 

Модус эго – интеграция событий предыдущей жизни

Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: самоотречение и мудрость. Основная работа в жизни закончилась, настало время размышлений и забав с внуками. Ощущение цельности, осмысленности жизни возникает у того, кто, оглядываясь на прожитое, ощущает удовлетворение. Кому прожитая жизнь представляется цепью упущенных возможностей и досадных промахов, осознает, что начинать все сначала уже поздно и упущенного не вернуть. Такого человека охватывает отчаяние при мысли о том, как могла бы сложиться, но не сложилась его жизнь. Безнадежность. Отсутствие или утрата накопленной целостности выражается в страхе смерти: единственный и неповторимый жизненный цикл не принимается как завершение жизни. Отчаяние выражает сознание того, что времени жить осталось мало, чтобы попытаться начать новую жизнь и испытать иные пути к целостности. Отвращение скрывает отчаяние, хотя и в виде “массы мелких отвращений”, которые не складываются в одно большое раскаяние. Сравнив эту стадию с самой первой, видим, как замыкается круг ценностей: целостность (integrity) взрослого и младенческое доверие, уверенность в честности (integrity) Эриксон обозначает одним и тем же словом. Он утверждает, что здоровые дети не будут бояться жизни, если окружающие их старики обладают достаточной целостностью, чтобы не бояться смерти.

Значение концепции Э. Эриксона заключается в том, что он впервые дал характеристику этапам всего жизненного цикла и ввел поздние возрасты в область интересов возрастной психологии. Он создал психоаналитическую концепцию об отношениях Я и общества и сформулировал ряд важных для практической психологии понятий «групповой идентичности», «эгоидентичности», «психического моратория.

Эпигенетическая теория развития личности Э. Эриксона – одна из наиболее авторитетных, зарекомендовавших себя теорий развития личности. Важно при этом понять, какой подход она реализует, на какие вопросы она отвечает, а на какие – нет.

Развитие личности интересно не только для психологов. Развитие личности важно и для педагогов, развивающих личность детей разного возраста, развитие личности важно для бизнесменов, заинтересованных в развитии личности своих сотрудников, развитие личности важно и просто для людей, которые хотят развивать свою личность.

Важно отметить, что концепция Э. Эриксона почти полностью находится в психологическом поле, в малой степени ориентируясь на педагогические запросы. Как писал А.В. Петровский —

«Следует различать собственно психологический подход к развитию личности и строящуюся на его основе периодизацию возрастных этапов и собственно педагогический подход к последовательному вычленению социально обусловленных задач формирования личности на этапах онтогенеза. 
Первый из них ориентирован на то, что реально обнаруживает психологическое исследование на ступенях возрастного развития в соответствующих конкретно-исторических условиях, что есть («здесь и теперь») и что может быть в развивающейся личности в условиях целенаправленных воспитательных воздействий. Второй — на то, что и как должно быть сформировано в личности, чтобы она отвечала всем требованиям, которые на данной возрастной стадии предъявляет к ней общество» (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский. ОСНОВЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ. М.: ИНФРА-М, 1998).

Тем не менее, скрытым образом модель Эрика Эриксона предлагает некоторые педагогические решения. Перечисляя общие для всех людей, естественные этапы развития личности, Эриксон по факту подсказывает своим читателям, в каком возрасте следует принимать какие решения, чтобы следующий этап его жизни прошел благополучно, а не криво. Поскольку нет никаких данных, что подобные выборы могут делаться лишь бессознательно и не могут быть сделаны сознательно (действительно, а почему бы и да?), то определенный, замаскированный педагогический смысл в модели Э. Эриксона содержится.

С другой стороны, видимо, нет смысла изучать эту теорию тому, кто хочет стать Личностью с большой буквы, кто изучает пути саморазвития и самосовершенствования личности. Развитие личности может быть результатом как естественного, пассивного, — так и активного личностного роста, и развития личности, происходящего вследствие авторских инициатив самого человека.

Концепция Эрика Эриксона напрямую не ставит перед собой педагогических, обучающих или развивающих задач, она констатирует существующее положение как норму и отмечает неудачные, неадаптивные, нежелательные варианты развития. Концепция Эрика Эриксона – пособие скорее для психотерапевтической деятельности, а не специалистов по развитию личности. При этом эта концепция дала разумную, красивую, педагогически привлекательную картину развития личности и помогла очень многим людям.
Значение концепции Э. Эриксона заключается в том, что он впервые дал характеристику этапам всего жизненного цикла и ввел поздние возрасты в область интересов возрастной психологии. Он создал психоаналитическую концепцию об отношениях Я и общества и сформулировал ряд важных для практической психологии понятий «групповой идентичности», «эгоидентичности», «психического моратория.

Оценивая осуществленную работу, Э. Эриксон признавал, что его периодизацию нельзя рассматривать как теорию личности. По его мнению, это лишь ключ к построению такой теории.

Завершить изложение концепции Э. Эриксона можно словами его любимого философа Кьеркегора: «Жизнь может быть понята в обратном порядке, но прожить ее надо с начала».

Словарь

Эго-идентичность — термин Э. Эриксона — целостность личности; тождественность и непрерывность нашего Я, несмотря на те изменения, которые происходят с нами в процессе роста и развития (Я — тот же самый).

Депривация — (лат. deprivatio — потеря, лишение) — психическое состояние, при котором люди испытывают недостаточное удовлетворение своих потребностей.

В социальной психологии используют понятие относительной депривации и фрустрации.

Фрустрамция (лат. frustratio — обман, неудача, тщетное ожидание, расстройство, разрушение (планов, замыслов)) — психическое состояние, возникающее в ситуации реальной или предполагаемой невозможности удовлетворения тех или иных потребностей.

Аффилиация (от англ. аfiliation — соединение, связь) — стремление быть в обществе других людей, потребность человека в создании тёплых, эмоционально значимых отношений с другими людьми. Стремление к сближению с людьми, дружба, любовь, общение — всё это подпадает под понятие аффилиация.

Генеративность — способность порождать, созидать; в эпигенетической концепции Э. Эриксона означает качество, которое при определенных обстоятельствах может сформироваться на седьмой стадии жизненного цикла. Это — заинтересованность в устройстве жизни, продуктивность, креативность, умение коммуницировать с людьми разного возраста.

Теория развития личности Эрика Эриксона среди других подходов

Эпигенетическая теория развития личности Э. Эриксона​ – одна из наиболее авторитетных, зарекомендовавших себя теорий развития личности. Важно при этом понять, какой подход она реализует, на какие вопросы она отвечает, а на какие – нет.

Развитие личности интересно не только для психологов. Развитие личности важно и для педагогов, развивающих личность детей разного возраста, развитие личности важно для бизнесменов, заинтересованных в развитии личности своих сотрудников, развитие личности важно и просто для людей, которые хотят развивать свою личность.

Важно отметить, что концепция Э. Эриксона почти полностью находится в психологическом поле, в малой степени ориентируясь на педагогические запросы. Как писал А.В.Петровский:

«Следует различать собственно психологический подход к развитию личности и строящуюся на его основе периодизацию возрастных этапов и собственно педагогический подход к последовательному вычленению социально обусловленных задач формирования личности на этапах онтогенеза.

Первый из них ориентирован на то, что реально обнаруживает психологическое исследование на ступенях возрастного развития в соответствующих конкретно-исторических условиях, что есть («здесь и теперь») и что может быть в развивающейся личности в условиях целенаправленных воспитательных воздействий. Второй — на то, что и как должно быть сформировано в личности, чтобы она отвечала всем требованиям, которые на данной возрастной стадии предъявляет к ней общество» (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский. ОСНОВЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ. М.: ИНФРА-М, 1998).

Тем не менее, скрытым образом модель Эрика Эриксона предлагает некоторые педагогические решения. Перечисляя общие для всех людей, естественные этапы развития личности, Эриксон по факту подсказывает своим читателям, в каком возрасте следует принимать какие решения, чтобы следующий этап его жизни прошел благополучно, а не криво. Поскольку нет никаких данных, что подобные выборы могут делаться лишь бессознательно и не могут быть сделаны сознательно (действительно, а почему бы и да?), то определенный, замаскированный педагогический смысл в модели Э. Эриксона содержится.

С другой стороны, видимо, нет смысла изучать эту теорию тому, кто хочет стать Личностью с большой буквы, кто изучает пути саморазвития и самосовершенствования личности. Развитие личности может быть результатом как естественного, пассивного, — так и активного личностного роста и развития личности, происходящего вследствие авторских инициатив самого человека.

В пассивном личностном росте интеллект и психологическая культура растут естественно, так же как растет тело человека. Вместе с телом потихоньку развивается интеллект, постепенно в процессе жизни естественно формируется общая и психологическая культура. Психологическую картину этого процесса описывают разные психологи по-своему, но общая линия одна: человек проходит свой естественный путь от детства к отрочеству, от юности к зрелости, а далее к старости.

Концепция Э.Эриксона не является пособием для тех, кто хочет развивать себя, как личность – концепция развития личности Э.Эриксона описывает естественный, пассивный рост естественной психологически здоровой личности, фиксируя лишь успешное прохождение ею важных этапов и отмечая, когда возможны сбои в психологическом здоровье и человеку требуется психотерапия.

Клиенты Эриксона не читали А.Н.Леонтьева «Личностью не рождаются, личностью становятся!» и не ставили задачу «создать себя». К Эрику Эриксону приходили клиенты с переживанием «потери себя», с желанием найти себя, почувствовать собственную идентичность. Эриксону было что им предложить: созданная им концепция давала понятные для его клиентов, успокаивающие их объяснения («у вас закономерный для вашего возраста кризис, как у всех»), аккуратно подсказывая пути выхода по позитивному сценарию («Благоприятное разрешение вашего конфликта – любовь»).

Концепция Эрика Эриксона напрямую не ставит перед собой педагогических, обучающих или развивающих задач, она констатирует существующее положение как норму и отмечает неудачные, неадаптивные, нежелательные варианты развития. Концепция Эрика Эриксона – пособие скорее для психотерапевтической деятельности, а не специалистов по развитию личности. При этом эта концепция дала разумную, красивую, педагогически привлекательную картину развития личности и помогла очень многим людям.

Вводное занятие Университета

Психосоциальное развитие – эпигенетическая теория личности Эриксона

Содержание:
Обзор теории Эриксона
Эпигенетический принцип
Восемь стадий психосоциального развития
Роль культуры в развитии восьми стадий
Расовая и этническая идентичность
Мужская и женская идентичности
Исследование развития на психосоциальных стадиях
Резюме
Глоссарий

Психосоциальное развитие

Каждый человек развивается в конкретном обществе, которое через свои социальные институты и специфические культурные паттерны детского воспитания глубоко воздействует на способы, которыми человек разрешает конфликты. Эго связано не  только с биологическими (психосексуальными), но и межличностными аспектами, которые Эриксон назвал психосоциальными. Эриксоновское понимание роли культуры явилось его фундаментальным вкладом в психоанализ.

Вопреки мнению Фрейда о главенствующей роли сексуальности, Эриксон (Erikson)  предположил, что первичная мотивация к развитию является социальной:
О личности… можно сказать, что она развивается и соответствии с шагами, детерминированными готовностью человеческого организма быть движимым в направлении расширяющегося круга значимых индивидов и институтов, осознавать этот круг и взаимодействовать с ним.

Многие психологи расценивают социальные детерминанты как имеющие особое значение. Возможно, это объясняет широкую популярность теории психосоциального развития, выдвинутой Эриксоном.

Обзор теории Эриксона

Как показано в табл. 1, теория Эриксона затрагивает основные теоретические вопросы.
Таблица 1

Предварительный обзор теории Эриксона
Индивидуальные различия Индивиды различаются силой своих эго. Мужчины и женщины различаются в степени обусловленности личности биологическими различиями
Адаптация
и приспособляемость
Сильное эго есть ключ к душевному здоровью. Оно возникает при хорошем разрешении восьми стадий развития эго, в которых позитивные силы эго преобладают над негативным полюсом (доверие над недоверием и т. д.)
Когнитивные процессы Бессознательное является важной силой в личности. Опыт претерпевает влияние со стороны биологических состояний, которые выражаются в символах и игре
Общество Общество оформляет пути человеческого развития (отсюда термин «психосоциальное» развитие), Культурные институты продолжают поддерживать силы эго (религия поддерживает доверие или надежду и т. д.)
Биологические влияния Биологические факторы являются важными детерминантами личности. Половая специфичность личности находится под сильным влиянием специфичности «генитального аппарата».
Детское развитие В своем развитии дети проходят четыре психосоциальные стадии, каждая из которых представляет кризис, в условиях которого развивается отдельная сила эго
Взрослое развитие В своем развитии подростки и взрослые проходят четыре дополнительные психосоциальные стадии. Опять-таки каждая из них подразумевает кризис и развивает отдельную силу эго.

Эпигенетический принцип

Свое понимание развития Эриксон  основывал на эпигенетическом принципе: «Все, что растет, обладает основным планом, из этого основного плана возникают части, каждая из которых имеет свое время господствующего влияния, покуда все возникшие части не сформируют функционирующее целое». Этот принцип приложим к физическому развитию плода перед его рождением (где легко увидеть постепенное появление все более дифференцированных частей) и к психическому развитию людей  на протяжении жизни.  Для развития единого здорового эго должны последовательно развиться несколько частей. Эти части идентифицированы  Эриксоном как силы эго, они развиваются в восьми стадиях.  На каждой стадии существует специальная сосредоточенность на каком-то одном аспекте развития эго: доверии в младенчестве, автономии при первых шагах и т. д.

Восемь стадий психосоциального развития

Эриксон (Erikson, 1959) пересмотрел психосексуальные стадии Фрейда, выделяя в каждой из них социальные аспекты. Далее, он распространил концепцию стадийности на всю жизнь, предлагая подход к развитию, исходящий из продолжительности жизни. Первые четыре стадии Эриксона соответствуют оральной, анальной, фаллической и латентной стадиям Фрейда. Фрейдовская генитальная стадия охватывает четыре последние стадии Эриксона (табл. 2).

Стадии психосоциального развития в сравнении со стадиями психосексуального развития

Таблица2

Психосоциальная стадия Психосексуальная стадия, или модальность Сравниваемая стадия Фрейда Возраст
1. Доверие- недоверие Орально-респираторная, сенсорно-кинестетическия (инкорпорирующая модальность) Оральная Младенчество
2. Автономия— стыд, сомнение Анально-уретральная, мышечная (ретенциоино-элиминирующая модальность) Анальная Раннее
детство
3. Инициатива — вина Инфантильно-генитальная локомоторная (интрузивная — присваивающая, инклюзивная — исключающая модальность) Фаллическая Игровой возраст
4. Трудолюбие-
неполноценность
Латентная Латентная Школьный
возраст
5. Идентичность— смешение идентичности Подростковый возраст Генитальная Пубертат
6. Интимность — Изоляция Генитальиость Генитальная Юность
7. Продуктивность — инертность Прокреативность Генитальная Зрелость
8. Интеграция- отчаяние Генерализация чувственных модальностей Генитальная Старость

Каждая стадия подразумевает кризис, и конфликт сосредоточивается на отдельной проблеме. Кризис можно рассматривать как поворотную точку в развитии. Точно так же как сердце, руки и зубы биологически наиболее быстро развиваются в разное время, то же самое происходит с эго-силами надежды, волн, цели и т. д. Из каждого кризиса возникает сила эго, или «свойство», специально соответствующее данной стадии. Затем сила на всю жизнь включается в репертуар эго-навыков индивида. Каждая сила развивается в отношении к противоположному, или негативному, полюсу. Сила доверия развивается в отношении к недоверию, сила автономии — в отношении к стыду и т. д, При здоровом развитии процент сил выше процента слабостей. Кроме того, эти силы развиваются в отношениях со значимыми людьми, начиная с матери и заканчивая расширенным кругом лиц, на который они распространяются в течение жизни (табл. 3).

Таблица 3

Силы, развивающиеся на каждой стадии психосоциального развития, и их социальный контекст

Психосоциальная стадия Сила Значимые люди Соответствующие элементы в обществе
1. Доверие — недоверие Надежда Материнская персона Космический порядок (например, религия)
2. Автономия — стыд, сомнение Воля Родительские персоны Закон и порядок
3. Инициатива- вина Цель Базальная семья Идеальные прототипы (например, мужской, женский, социо-экономический статус)
4. Трудолюбие— неполноценность Компетентность Соседи, школа Технологический порядок
5. Идентичность— смешение идентичности Верность Сверстники и группы вне круга общения. Модели лидерства Идеологическое мировоззрение
6. Интимность — изоляция Любовь Партнеры по дружбе, сексу, конкуренции, кооперации Паттерны кооперации и конкуренции
7. Продуктивность- инертность Забота Разделенный труд и общее хозяйство Направления  образования и традиции
8. Интеграция- отчаяние Мудрость «Человечество» и «Лично я» Мудрость

Хотя каждый эго-навык имеет свой период наибольшего роста в отдельный период жизни,  дорогу для этой силы мостит более раннее развитие, а более позднее способно в некоторой степени модифицировать раннее разрешение (рис. 1).

Стадии психосоциального развития

 

Например, возможность иметь внуков дает многим пожилым людям второй шанс развить силу эго (продуктивность), которая сосредоточена в первую очередь на развитии предыдущей стадии.

Каждая из этих стадий должна рассматриваться не только с индивидуальной, но и с социальной точки зрения. Подростковая идентичность развивается в отношении к идеалам и ценностям старшего поколения. Значимые другие, которыми являются члены общества, с необходимостью присутствуют на каждой стадии. Развитие в младенчестве подразумевает не только потребности младенца, но и дополнительную потребность матери в его вскармливании. Теория Эриксона предлагает теоретическую основу для усовершенствования программ по улучшению контакта между поколениями.

Стадия 1: доверие — недоверие

В первые годы жизни у младенца развиваются базальное доверие и базальное недоверие. Базальное доверие есть ощущение того, что окружающие зависимы и обеспечат все необходимое, равно как и чувство себя как заслуживающего доверия. Оно основывается на хорошем отношении родителей (Эриксон традиционно выделял хорошее материнство) с адекватным поступлением пищи, уходом и стимуляцией. Младенец подходит к миру в инкорпорирующей модальности, вбирая не только молоко и пищу, но также сенсорную стимуляцию, взгляды, прикосновения и т. д. Первоначально этот процесс начинается как сравнительно пассивный, но становится все более активным в позднем младенчестве. Эта стадия взаимности, а не просто получения; младенец ищет материнской заботы и стремится исследовать окружающую среду тактильно, визуально и т. д.

На этой стадии, в той мере, в какой младенец не получает отклика от мира в ответ на свои потребности, у него развивается базальное недоверие. Определенное недоверие неизбежно, ибо никакое вскармливание не может быть надежнее связи через пуповину, Некоторый уровень недоверия даже необходим для последующей адаптации. Мир, с которым столкнется индивид по завершении младенчества, не всегда будет достоин доверия, и реалистическая адаптация потребует умения не доверять. При здоровом разрешении кризиса между базальным доверием и базальным недоверием доверие будет преобладать, обеспечивая силу для продолжающегося развития эго на последующих стадиях, Во взрослой жизни умение доверять другим людям даже при том, что они могут обмануть это доверие, является важным качеством, которое способствует приспособляемости и счастью.

Стадия 2: автономия — стыд и сомнение

На втором году жизни у ребенка развивается чувство автономии. Этот период включает в себя обучение туалету, которое выделял Фрейд, но также и более широкие проблемы контроля над мускулатурой вообще (научение хорошо ходить) и контроля в межличностных отношениях. Начинающий ходить ребенок экспериментирует с миром через модальности удержания и отпускания. Ребенок требует поддержки взрослых, чтобы постепенно развить в себе чувство автономии. Если детская ранимость не находит поддержки, развиваются чувства стыда (преждевременной демонстрации) и сомнения. Здесь, как и на первой стадии, должен главенствовать позитивный полюс (автономия), но для здоровья и ради общества необходимы также некоторые стыд и сомнение.

Стадия 3: инициатива — вина

Четырех- и пятилетние дети стоят перед третьим психосоциальным кризисом: инициатива — вина. Ребенок может выбирать, каким ему быть, отчасти основываясь на идентификации с родителями. Эриксон соглашался с Фрейдом в том, что ребенок в этом возрасте интересуется сексуальностью и половыми различиями и развивает сознательность (суперэго). Маленький ребенок действует в интрузивной модальности, физически и вербально вторгаясь в чужое  пространство. Ребенок приближается к неизвестному с любопытством. Для мальчика эта интрузия совпадает с ранним осознанием сексуальности, описанной фаллической стадией Фрейда. Для девочки на этой стадии важно осознание ее отличного физического строения согласно Эриксону, который утверждал, что дети отражают эти, различные типы сексуальности в своих играх (описанных ниже).  Если эта стадия получает удовлетворительное разрешение, у ребенка в большей степени развивается инициатива, нежели вина.

Стадия 4: трудолюбие — неполноценность

Остаток детства, вплоть до пубертатного периода, посвящен главной задаче школьного возраста, соответствующего стадии 4: развитие чувства трудолюбия. Негативный полюс — неполноценность. На этой стадии ребенок «учится завоевывать признание путем производства вещей». Ребенок, который работает над заданиями, пока не выполнит их до конца, достигает удовлетворения и развивает упорство. Качество продукции является важным. Если ребенок не в силах произвести приемлемый продукт или не может снискать за него признания, то в этой ситуации преобладает неполноценность. На этой стадии особенно важны педагоги, поскольку значительная часть данного развития происходит в школе.

Стадия 5: идентичность — смешение идентичности

Наибольшей известностью пользуется эриксоновская концепция кризиса идентичности — стадии развития, соответствующей подростковому возрасту. В это время перехода к взрослым ролям подросток борется за приобретение чувства идентичности. Эриксон определил чувство эго-идентичности как «осознание того факта, что в методах синтезирования эго имеются внутренняя однородность и целостность, стиль собственной индивидуальности, и этот стиль совпадает со значимостью индивида для значимых других из непосредственного окружения». Задача состоит в отыскании такого ответа на вопрос «Кто я?», который обоюдно бы устраивал как индивида, таки окружающих. Ранние идентификации с родителями и Другими ролевыми моделями оказывают свое влияние, однако подросток дол жен развить личную идентичность, которая выходит за рамки этих идентификации, од занятий часто является важным стержнем идентичности, а изучение различных карьерных возможностей представляет часть процесса ее достижения.

Смешение идентичности происходит в случае, когда не может быть достигнута гармоничная идентичность. Ни одна идентичность не преобладает в качестве стрежня. Другое нежелательное разрешение кризиса идентичности — развитие  негативной идентичности, то есть идентичности, основанной на нежелательных для общества ролях — такой как идентичность с малолетними правонарушителями. Когда юные нарушители порядка оказываются в тюрьме вместе с преступниками, это может стимулировать развитие подобной негативной идентичности. Культура обеспечивает четкие образы таких негативных идентичностей, делая их привлекательными для тех, кто находит позитивно оцениваемую идентичность недостижимой.

Общество может способствовать разрешению этой стадии, обеспечивая мораторий — период, когда подросток свободен исследовать разнообразные взрослые роли, не отягощаясь обязанностями, которые появятся при наступлении подлинной зрелости. Мораторий обеспечивается возможностью исследовать различные сферы и даже менять изучаемые в колледже дисциплины, прежде чем остановиться на какой-либо профессии. Эриксон подчеркивал важность исследования, опасаясь, что слишком раннее избрание конкретной идентичности чревато неудачным выбором. Кроме того, этим бы не создавалась возможность развивать на данной стадии такую силу эго, как верность, которую он определял как «способность поддерживать свободно объявленные привязанности, невзирая на неизбежные противоречия ценностных систем». До обретения идентичности подросток спрашивает и экспериментирует; впоследствии взрослый «уже взявший на себя обязательства, стремится их соблюсти».

Стадия 6: интимность — изоляция

Первой из трех стадий взрослого возраста является кризис интимности — изоляции. Согласно Эриксону, психологическая близость с другим человеком не может наступить, пока не будет установлена идентичность индивида. Интимность предполагает способность к психологическому слиянию с другим человеком — другом или возлюбленным — при уверенности, что идентичность индивида не будет поглощена этим объединением. Эриксон  рассматривал дистанцирование как противоположность интимности, определяя ее как «готовность отречься, изолироваться и, если необходимо, уничтожить силы и людей, которые представляются опасными для “я” индивида». Взрослый, который не разрешает этот кризис удовлетворительным образом, остается погруженным в себя и изолированным.

Интимность повышается в юношеские годы. Многие  молодые люди переживают этот кризис через социальную роль брака, хотя брак не гарантирует его успешного разрешения. Кроме того, психологическая интимность не равнозначна сексуальной интимности, и супруг не — единственный значимый другой, могущий сыграть роль в разрешении этой стадии.

Стадия 7: продуктивность — инертность

Седьмая задача состоит в развитии эго-силы продуктивности, «интереса к становлению и воспитанию следующего поколения». Современные исследователи предложили описание высокоразвитой продуктивности: «Продуктивные индивиды глубоко поглощены своей работой и воспитанием молодежи, а также озабочены социальными проблемами более широкого характера. Они терпимы к отличающимся идеям и традициям и способны сохранять равновесие между заботой о собственных и чужих интересах» (Bradley & Marcia). Продуктивность часто, но не обязательно, выражается через родительские роли. Альтернативой может быть роль учителя или наставника. Неудача в оптимальном развитии на этом стадии оставляет человека с чувством застоя (инертности), неспособности полностью погрузиться в заботу и воспитание других людей.

Стадия 8: интеграция — отчаяние

Задача преклонного возраста состоит в разрешении кризиса интеграции — отчаяния. Чувство интеграции означает способность оглянуться на свою жизнь оценить ее как прожитую со смыслом и не мечтать об ином развитии ее событий. В этом воспоминании выделяются периоды важных поворотов и выборов. Согласно данным исследователей, анализировавших автобиографии знаменитых психологов последние фокусировались на годах, проведенных в колледже и аспирантура которые определили их профессиональную жизнь.  При отсутствии чувства интеграции наступает отчаяние, а также неготовность принять смерть.

Роль культуры в развитии восьми стадий

По словам Эриксона, сами по себе стадии универсальны, но каждая культура по- своему организует опыт своих членов. Путь, которым люди разрешают каждую стадию, вбирает конкретные особенности культуры. Культура не только обеспечивает условия, в которых люди встречаются и справляются с психосоциальными кризисами; она также непрерывно поддерживает силы эго, когда те оказываются под угрозой в последующей жизни. Каждая стадия обладает собственным культурным институтом, который поддерживает ее развитие. Эриксон  перечислил эти соотношения и заметил, что точно так же, как проблема базального доверия изначально родственна институту религии, так проблема автономии отражается в базальной политической и правовой организации, а проблема инициативы — в экономическом строе. Аналогичным образом трудолюбие родственно технологии; идентичность — социальным слоям; интимность — паттернам любовных отношений; продуктивность — образованию, искусству и науке; и наконец, интеграция — философии.

Влияние осуществляется в обоих направлениях. Социальные институты поддерживают индивида. Но, кроме этого, «каждое поколение может и должно оживлять каждый институт как раз тогда, когда врастает в него».

Первая стадия: религия

Позитивное развитие на первой психосоциальной стадии оставляет человека со способностью к надежде. Эриксон  писал, что «религия веками служила возрождению через регулярные интервалы времени чувства доверия в форме веры, в то же время придавая ощутимую форму чувству зла, которое она обещает предать анафеме». Таким образом, она поддерживает развитие эго, свойственное первой стадии психосоциального развития: базальное доверие и базальное недоверие. Религию могут заменить другие формы культурной поддержки этих сил эго. К источникам    веры для некоторых людей Эриксон причислил «товарищество, продуктивную работу, социальные акции, научный поиск и художественное творчество».

Вторая стадия: закон

Позитивное развитие на второй психосоциальной оставляет человека со  способностью к воле, или с силой воли, которая развивается из борьбы в ребенке   автономии и  стыда. Институциональная поддержка воли обнаруживается в законе, который легитимизирует и обеспечивает границы индивидуальной автономии. Закон также обеспечивает наказания. В прошлом наказание иногда заключалось в публичном поношении. Людей, пойманных за неблаговидными занятиями, выставляли у позорного столба, с руками и головой, заключенными в деревянную раму, и подвергали общественному презрению. Сегодня ожидаемые наказания — тюрьма и/или штраф. Кое-кто предлагал, чтобы судьям позволили приговаривать к публичному поношению как современному наказанию, но эта идея спорна.

Третья стадия: идеальные прототипы

Третья стадия психосоциального развития закладывает в ребенке базальное свойство обладания целью. Соответствующим элементом социального порядка для этой стадии выступают идеальные прототипы общества. Эриксон заявил, что примитивные культуры обеспечивают небольшое количество неизменных прототипов, которые близки образу жизни племени — например, охотников на бизонов из племени сну. Последние дают наглядные модели для детей, помогающие направить их инициативу в игре (например, играть в охоту на бизона с игрушечными луками и стрелами), и для взрослых с целью направить и поддержать их инициативу в серьезных аспектах этих ролей. В отличие от примитивных культур, в цивилизованных — прототипы многочисленны, фрагментарны и изменчивы. Какие же детские роли сохраняют свою значимость и продолжаются во взрослой жизни?

Американцы ценят социоэкономический статус и на угрозу ему реагируют чувством вины, как это предписывается развитием на третьей стадии. Однако такой социоэкономический статус  абстрактен и фрагментарен по сравнению с целостной личностью прототипа охотника на бизонов. Другим идеальным прототипом, который рассматривал Эриксон, является военный прототип, направляющий в соответствующие русла важные на этой стадии агрессивные идеалы. Сексуальные роли, занимающие центральное место в психоаналитической теории этого возраста, обеспечивают идеальные прототипы для поддержки инициативной силы эго.

Четвертая стадия: технологические элементы

Чувство компетентности, которое развивается на четвертой стадии, в культуре поддерживается технологическими элементами, прежде всего формами разделения труда. Возможности, несправедливо ограниченные дискриминацией, наносят особый ущерб развитию на этой стадии, как это бывает при чрезмерной поглощенности работой, превращающейся в основу для идентичности.

Пятая стадия: идеологические взгляды

Верность — свойство, возникающее на пятой психосоциальной стадии, позволяет индивиду быть преданным идеологии. Поэтому идеологические взгляды общества укрепляют, а иногда эксплуатируют эту силу эго. Причина может быть политической. социальной, профессиональной или принимать иную форму. Эриксон указал на сложную связь между стадиями развития и изменением в культуре:

Именно через идеологию социальные системы впитываются следующим поколением и пытаются оживить свою кровь омолаживающей силой юности.  Поэтому отрочество является регенератором жизни в процессе социальной эволюции, поскольку юность может предложить свою преданность и энергию как сохранению того что продолжает ощущаться истинным, так и революционной правке того что утратило свою регенеративную значимость.

Эта стадия позволяет пересмотреть роль технологии и подыскать для нее подходящие рамки. Другая возможность состоит в создании более инклюзивной «включающей в себя» идентичности, которая может вместить как расовую, так и американскую идентичность чернокожих американцев. Поскольку индивид и общество взаимосвязаны, постольку невозможно полное разрешение идентичности на индивидуальном уровне. Однако развитие личной идентичности у таких людей, как, скажем, Ганди, способно помочь в указании пути, по которому должно направляться развитие общества.

Шестая стадия: паттерны кооперации и конкуренции

Успешное разрешение шестой стадии дает силу эго, которую Эриксон назвал способностью к любви. Эта сила поддерживается и направляется через то, что Эриксон обозначил как «паттерны кооперации и конкуренции». Для многих эту роль выполняет брак, хотя, помимо семьи как ядра, культуры могут обеспечивать и другими видами формирования чувства общности. Последнее также может быть развито в гомосексуальных  и несексуальных отношениях.

Седьмая стадия: направления образования и традиции

Сила заботы развивается на седьмой стадии развития. На этой стадии человек выполняет функцию воспитания младшего поколения старшим — например, как родитель, учитель и наставник. Социальное условие этого явственно проступает в таких институциализированных формах, как школьные системы. Эриксон полагал, что психосексуальное прокреативное побуждение (которое, на его взгляд, было недостаточно оценено Фрейдом) можно перенаправить в профессиональную деятельность типа учительства, если личный выбор или иные причины не позволяют индивиду стать родителем.

Восьмая стадия: мудрость

При существующих демократических изменениях культура все чаще вспоминает  о своих пожилых представителях. Что предлагает им общество для продолжения психического развития и что могут предложить обществу они? Силой эго, развивающейся в преклонном возрасте, является мудрость, описанная Эриксоном как «осознанная и бесстрастная озабоченность жизнью как таковой перед лицом смерти как таковой». В идеальном случае индивид обретает с вязь с «мудростью веков», которая стремится постичь смысл индивидуальной и коллективной человеческой жизни. Этот интерес выражается в религии и/или философии. Пожилые калифорнийцы, которых интервьюировали Эриксон с женой и младшим коллегой, отмечали это развитие, заявляя по сути следующее: «Я совершенно не жалею ни о вещах, которые случились в моей жизни, ни о моих поступках» (Erikson, Erikson & Kivniсk).

Этими связями между развитием индивидуального эго и культурной поддержкой (религия, закон и т.д.),  особенно подчеркнутыми Эриксоном, эмпирическое исследование пренебрегало. Его предположение о взаимном переплетении личности и культуры получило широкое одобрение, тем не менее оно требует более детального научного изучения. Логичными здесь стали бы межкультурные исследования. Любая теория, которая пытается рассматривать культурные факторы, рискует запутать дело из-за определенного опыта и ценностей теоретика, а эриксонианский  перечень сил эго критиковали как отражающий идеологию среднего западного класса.

Различные общества практикуют различные ритуалы, каждый из которых уникальным образом поддерживает силы эго членов данного общества. Молитва и искупление —  например, в ритуальном Танце Солнца у дакотских сиу — поддерживают «рай оральности», доверие первой стадии. Культурные обряды имеют тенденцию к усилению сил эго, необходимых для удовлетворения специальных культурных потребностей. Например, племя юрок, жизнь которого зависит от улова лосося за короткий период года, когда рыбу в реке можно брать сетью, отправляет ритуалы, развивающие черты орального характера, включая строгие пищевые обряды. Последние готовят индейцев к непредсказуемости каждого лова лосося. Такие культурные обряды адаптивны.

Для поддержания сил эго индивиды могут развить и свои собственные ритуалы (например, навязчивое мытье рук). Когда подобные ритуалы застывают, скорее защищая эго, чем укрепляя его, они превращаются, согласно Эриксону, в ритуализмы.

Расовая и этническая идентичность

Эриксон отмечал, что впервые обратил внимание на идентичность во время своей психиатрической практики, когда иммигрировал в Соединенные Штаты. Местное население, отличающееся разнородностью происхождения (особенно в крупных городах), должно по-новому защищать себя, как это пришлось делать самому Эриксону. когда он сменил имя. Даже для не иммигрантов, расовые и этнические меньшинства обладали достаточной определенностью, чтобы интегрироваться в формировании их идентичности. В 1960-х Эриксон  писал, что особые трудности с идентичностью он наблюдал у чернокожих американцев, что было вызвано глухотой общества к их нуждам.

Межкультурные исследования сообщают о различиях, проявляющихся между национальными и этническими группами на некоторых психосоциальных стадиях. Например, в различных выборках чернокожих взрослых Южной Африки обнаружена меньшая идентичность, чем у белых. О мексиканских американцах сообщалось, что они чаще, чем англоамернканцы, оказывались обделенными идеологической, но не межличностной идентичностью (Abraham). Теория Эриксона относит такие различия на  счет культурных факторов типа расизма, а исторические изменения, в соответствии с ней  влияют на вопросы  идентичности каждого поколения. Несмотря на такие различия, эти процессы влияют сходно на развитие идентичности в различных группах,  как сходны они и в других исходах развития.

Со времени выдвижения Эриксоном идентичности в качестве  конструктивной идеи другие ученые расширили эту концепцию для лучшего понимания расовой и этнической идентичности. Человек может развить у себя сильную идентичность со своей этнической, расовой или культурной группой: этническую идентичность или гендерную идентичность. Эта идентификация может обеспечить основу для силы и повышенного чувства собственного достоинства. Однако на последнее это способно оказывать и пагубное воздействие, поскольку группа может оцениваться как позитивно, так и негативно (ср.: Deaux). Влияние статуса меньшинства позитивно, когда этническая идентичность предполагает сильное чувство членства в этнической группе и когда группа позитивно оценивается более крупной культурой (Phinney) или когда в группе развилось чувство ее собственной позитивной ценности. Такое возможно, когда уважаются характерные для группы язык, традиции и ценности. Для преодоления современных трудностей, с которыми сталкиваются подростки из меньшинств при разрешении вопросов идентичности, иногда обращаются к специальным программам по повышению идентичности меньшинств (Spencer & Markstrom-Adams).

Недавняя история зафиксировала перемены в общественном восприятии расовых меньшинств в Соединенных Штатах, включая принятие термина «афроамериканцы» взамен «черные» в качестве предпочтительного определения с целью подчеркнуть, скорее, культуру, чем расу. Многие индивиды, особенно в обществах, где господствует плюрализм, могут объявлять о своих законных связях более чем с одной культурной группой. Многие коренные американцы (индейцы) имеют индейских предков из разных племен, а также афроамериканские и иные корни. Смешанная родословная может породить конфликт, особенно в случае, если одна из этих идентификаций обесценивается. В поисках позитивно оцениваемой личной идентичности подростки to смешанным происхождением могут обесценить один из наследственных корней и в этом процессе обесценить часть себя. Поскольку разрешение идентичности наступает в ходе диалога между индивидом и обществом, такие конфликты и подавления более вероятны при обесценивании обществом меньшинствуюших групп. Другим источником затруднений является ситуация, когда общество сваливает в одну кучу группы, которые представляются различными их членами, и считает,  например, латиноамериканцами чикано, мексиканцеви  кубинцев. Для тех, кто  в состоянии разрешить ценностные конфликты, которые возникают в случае принадлежности к двум разным культурам, возможны даже психологические преимущества  по сравнению с теми, кто обладает лишь основным, монокультурным опытом: они, к примеру, могут добиваться успехов в русле основной культуры, одновременно черпая поддержку в обширной  семье и чувстве общности, которое характерно для  разнообразных этнических меньшинств. 

Для групп меньшинств  процесс разрешения идентичности подразумевает учет  дополнительных факторов — в отличие от основного потока молодежи, поскольку коллективная групповая идентичность должка быть установлена и, кроме того, объединена с личной идентичностью. Были теоретически описаны стадии этого процесса. Согласно Кроссу (Cross), первая стадия является предстолкновением:  черная молодежь мало задумывается о расовой принадлежности или даже может рассматривать статус меньшинства как препятствие, перенимая от белой культуры пренебрежение к черным. На второй стадии — столкновения — человек, «обнаружив» свою чернокожесть, начинает развивать «черную» идентичность. Эта стадия может форсироваться личным опытом дискриминации или историческими событиями — например, смертью чернокожего лидера. Третья стадия погружения-всплытия — время значительной включенности в черную культуру: манера одеваться, речь, праздники и т. д. На последней стадии — интернализации — человек приобретает внутренние уверенность и спокойствие, основанные на его идентичности.

Другие группы в известной мере могут проходить через сходные стадии, хотя будут сталкиваться с большими трудностями при отсутствии достаточной культурной группировки, способной обеспечить поддерживающие идентификацию традиции,  как это бывает со многими группами американских индейцев (Mihesuah). Однако мы не должны принимать априори, что теоретические идеи об идентичности приемлемы для любой из культур. Многие психологи исследовали различия между индивидуализмом и коллективизмом в различных культурах. Идентичность имеет врожденный индивидуалистический характер. Из этого следует, что задача формирования идентичности (которая считалась бы здоровой), исходя из оценок индивидуалистической западной теории Эриксона, будет особенно проблематичной для подростков со смешавшимися культурными аффилиациями: одной — индивидуалистической (такой, как для белых американцев), а второй — коллективистской (такой, как для латиноамериканцев или азиатов). Для индивидов задача развития состоит в интеграции релевантных социальных идентичностей или категорий, а также более индивидуальных черт и интересов в единую индивидуальную идентичность (Deaux).

В том, как каждое поколение определяет свою идентичность, Эриксон видел силу, которая изменяет мир так же, как она изменяет индивида. Мы, следовательно, можем ожидать, что среди этих подростков со смешанными корнями есть те, которые помогут психологии и обществу стать более инклюзивными по отношению к взглядам каждого человека (Sampson). Эта инклюзивная цель соответствует духу ценностей, представляемых Эриксоном: четкое изложение этих этических представлений содержится в его описании псевдоспецификации. Этим термином обозначается преувеличенное чувство, которое свойственно многим — особенно национальным и этническим — группам, считающим себя кардинальным образом отличными от других. Во времена первобытных культур, когда межгрупповых контактов было меньше, чем сегодня, эта убежденность не представляла опасности. Однако Эриксон предупреждал, что в ядерный век подобные взгляды повышают напряженность и угрозу ядерной войны. В качестве решения он предлагал развитие более широкого, более инклюзивного чувства идентичности, которое вобрало бы все человеческие группы с их разнородными членами, преодолевая тенденции к псевдоспецификации.

Пол

Эриксона критиковали за неадекватное понимание женщин (например, Gergen). Несмотря на свое осознание социального контекста развития, Эриксон всё же соглашался с положением психоанализа, согласно которому различия между мужчинами и женщинами в основном определяются биологией. Будучи чутким к значимости культуры, он недооценивал ее роль в создании (а потенциально — в модификации) различий между мужчинами и женщинами. Давайте рассмотрим, как разрешают проблемы идентичности подростки и занятые игрой дети.

Детская игра

Описание детской игр

Теория личности Эрика Эриксона

Эрик Эриксон — один из ведущих психологов XX века, основоположник эгопсихологии и выдающийся учёный с непростой судьбой. Его необычное происхождение и новаторские взгляды стали причиной увлечения психологией, и в конечном счёте подарили миру одну из самых интересных и «работающих» на практике теорий личности.

Основные тезисы теории личности Э.Эриксона

Как и большинство своих современников, Эриксон был психоаналитиком, но его взгляды расходились с классической фрейдовской теорией. Как и Фрейд, Эриксон рассматривал структуру личности исходя из её трёх основных составляющих: Ид, Эго и Супер-Эго. Но в отличие от основоположника психоанализа, Эриксон отдавал ведущую роль в формировании и становлении личности Эго, а не бессознательным инстинктам.

Кроме этого, учёный не был согласен с фрейдовской градацией основных жизненных кризисов, которая насчитывала 5 этапов, а само развитие личности по Фрейду завершалось в пубертальном возрасте. Эриксон был убеждён, что человек развивается всю жизнь и в процессе своего становления переживает 8 кризисов, каждый из которых соответствует определённому возрасту и отвечает за формирование отдельных черт характера.

К тому же учёный полагал, что важную роль в становлении личности играет общество, в котором человек живёт. Эриксон доказывал существование тесной связи между психическим развитием индивида и влиянием социумом. Поэтому хоть главная роль в его теории и принадлежит Эго, но само Я формируется под воздействием специфических культурных и социальных ценностей окружения личности. К такому выводу учёный пришёл, проанализировав особенности воспитания детей в двух различных культурах: коренной индейской и «белой» американской. Эриксон отметил, что каждый стиль воспитания принимается в своём социуме, как единственно правильный и именно он определяет ожидания общества, которые ребёнок должен оправдать. С этим механизмом тесно связано понятие «групповой идентичности» — чувства единения с окружающими людьми. Позже в процессе своего развития, у человека начинает формироваться «эгоидентичность» — чувство целостности и непрерывности своего «Я».

Жизненные кризисы личности по Э.Эриксону

Согласно теории Эриксона, человек переживает 8 основных жизненных кризисов, которые тесно связаны с процессом формирования эгоидентичности.

Первый кризис приходится на 1 год жизни. В это время у ребёнка закладывается доверие/недоверие к внешнему миру. Если малыш на первом году жизни получает достаточное количество ласки, любви и заботы, то он вырастает открытым и доверчивым. Если же, наоборот, ребёнок сталкивается с равнодушием, то в будущем он будет скрытным, застенчивым и несклонным доверять людям.

В возрасте 2–3 лет ребёнок переживает второй кризис, который влияет на становление самостоятельности/стыдливости. В это время происходит приучение к чистоплотности и родители помогают малышу самостоятельно справляться со своими естественными потребности, а ребёнок получает первый опыт автономии. Чрезмерный родительский контроль и наказание за промахи провоцируют развитие чувства стыда.

Примерно с 3 до 6 лет малыш переживает третий кризис связанный со становлением самостоятельности. Поощрение инициативы и похвала родителей стимулируют развитие самостоятельности и независимости. Напротив, властный контроль и сплошные запреты лишают ребёнка свободы мышления и инициативности во взрослой жизни.

Четвёртый кризис приходится на время младшей школы. Именно там ребёнок сталкивается с «групповой идентификацией» и стремится занять «своё» место среди сверстников. Этот кризис определяет развитие коммуникативности и навыков сотрудничества.

В подростковом возрасте человек переживает пятый центральный кризис, который сильно влияет на дальнейшую жизнь. В это время подростки «примеряют» роли значимых взрослых, копируют их поведение и ищут самих себя.

Шестой кризис припадает на годы молодости (20–35 лет), когда личность находится в поиске любимого человека, с которым можно было бы создать семью и воспитать детей. Если на этом этапе семьи не возникает, то человек переживает чувства одиночества и изоляции.

Седьмой кризис припадает на возраст 40 лет. В этот период происходит переосмысление жизненных ценностей, появляется интерес к обучению молодого поколения и стремление поделится своим опытом с детьми.

Восьмой кризис – завершающий жизненный кризис, связанный с переживанием старения. На этом этапе человек подбивает итоги уходящей жизни и осознает неизбежность смерти. Если личность не может простить своих прошлых ошибок и не принимает свою смертность, то человек доживает последние дни в страхе и тревоге

Теория личности э.Эриксона

В последние десятилетия усиливается тенденция к интегрированному, целостному рассмотрению личности с позиций разных теорий и подходов, и здесь намечается также интегративная концепция развития, принимающая во внимание согласованное, системное формирование и взаимозависимое преобразование всех тех сторон личности, акцент на которые делался в русле различных подходов и теорий. Одной из таких концепций стала теория, принадлежащая американскому психологу Э. Эриксону, в которой, более чем в других, данная тенденция оказалась выраженной.

Э. Эриксон в своих взглядах на развитие придерживался так называемого эпигенетического принципа: генетической предопределенности стадий, которые в своем личностном развитии обязательно проходит человек от рождения до конца своих дней. Наиболее существенный вклад Э. Эриксона в теорию личностного развития состоит в выделении и описании восьми жизненных психологических кризисов, неизбежно наступающих у каждого человека:

1. Кризис доверия — недоверия (в течение первого года жизни).

2. Автономия в противоположность сомнениям и стыду (в возрасте около 2—3 лет).

3. Появление инициативности в противовес чувству вины (примерно от 3 до 6 лет).

4. Трудолюбие в противоположность комплексу неполноценности (возраст от 7 до 12 лет).

5. Личностное самоопределение в противоположность индивидуальной серости и конформизму (от 12 до 18 лет).

6. Интимность и общительность в противовес личностной психологической изолированности (около 20 лет).

7. Забота о воспитании нового поколения в противоположность «погружению в себя» (между 30 и 60 годами).

8. Удовлетворенность прожитой жизнью в противоположность отчаянию (старше 60 лет).

Становление личности в концепции Эриксона понимается как смена этапов, на каждом из которых происходит качественное преобразование внутреннего мира человека и радикальное изменение его отношений с окружающими людьми. В результате этого он как личность приобретает нечто новое, характерное именно для данного этапа развития и сохраняющееся у него (по крайней мере в виде заметных следов) в течение всей жизни.

Сами личностные новообразования, по Э. Эриксону, возникают не на пустом месте — их появление на определенной стадии подготовлено всем процессом предшествующего развития личности. Новое в ней может возникнуть и утвердиться, лишь когда в прошлом уже были созданы соответствующие психологические и поведенческие условия.

Формируясь и развиваясь как личность, человек приобретает не только положительные качества, но и недостатки. Детально представить в единой теории всевозможные варианты индивидуального личностного развития по всевозможным сочетаниям положительных и отрицательных новообразований практически невозможно. Имея в виду эту трудность, Э. Эриксон изобразил в своей концепции только две крайние линий личностного развития: нормальную и аномальную. В чистом виде они в жизни почти не встречаются, но зато вмещают в себя всевозможные промежуточные варианты личностного развития человека (табл. 2.).

Таблица 2.Стадии развития личности по Э. Эриксону

Стадия развития

Нормальная линия развития

Аномальная линия развития

1. Раннее младенчество (от рождения до 1 года)

Доверие к людям. Взаимная любовь, привязанность, взаимное признание родителей и ребенка, удовлетворение потребностей детей в общении и других жизненно важных потребностей.

Недоверие к людям как результат плохого обращения матери с ребенком, игнорирование, пренебрежение им, лишение любви. Слишком раннее или резкое отлучение ребенка от груди, его эмоциональная изоляция.

2. Позднее младенчество (от 1 года до 3 лет)

Самостоятельность, уверенность в себе. Ребенок смотрит на себя как на самостоятельного, отдельного, но еще зависимого от родителей человека.

Сомнения в себе и гипертрофированное чувство стыда. Ребенок ощущает свою неприспособленность, сомневается в своих способностях, испытывает лишения, недостатки в развитии элементарных двигательных навыков, например хождения. У него слабо развита речь, имеется сильное желание скрыть от окружающих людей свою ущербность.

3. Раннее детство (около 3—5 лет)

Любознательность и активность. Живое воображение и заинтересованное изучение окружающего мира, подражание взрослым, включение в полоролевое поведение.

Пассивность и безразличие к людям. Вялость, отсутствие инициативы, инфантильное чувство зависти к другим детям, подавленность и уклончивость, отсутствие признаков полоролевого поведения.

4.Среднее детство (от 5 до 11 лет)

Трудолюбие. Выраженное чувство долга и стремление к достижениям успехов. Развитие познавательных и коммуникативных умений и навыков. Постановка перед собой и решение реальных задач. Нацеленность игры и фантазии на лучшие перспективы. Активное усвоение инструментальных и предметных действий, ориентированность на задачу.

Чувство собственной неполноценности. Слаборазвитые трудовые навыки. Избегание сложных заданий, ситуаций соревнования с другими, людьми. Острое чувство собственной неполноценности, обреченности на то, чтобы всю жизнь оставаться посредственностью. Ощущение временного «затишья перед бурей», или периодом половой зрелости. Конформность, рабское поведение. Чувство тщетности прилагаемых усилий при решении разных задач.

5.Половое созревание, подростничество и юность (от 11 до 20 лет)

Жизненное самоопределение. Развитие временной перспективы — планов на будущее. Самоопределение в вопросах: каким быть? и кем быть? Активный поиск себя и экспериментирование в разных ролях. Учение. Четкая половая поляризация в формах межличностного поведения. Становление мировоззрения. Взятие

на себя лидерства в группах

сверстников и подчинение им при необходимости.

Путаница ролей. Смещение и . смешение временных перспектив: появление мыслей не только о будущем и настоящем, но и о прошлом. Концентрация душевных сил на самопознании, сильно выраженное стремление разобраться в самом себе в ущерб развитию отношения с внешним миром и людьми. Полоролевая фиксация. Потеря трудовой активности. Смешение форм полоролевого поведения, ролей, в лидировании.

Путаница в моральных и мировоззренческих установках.

6. Ранняя взрослость (от 20 до

45 лет)

Близость к людям. Стремление

к контактам с людьми, желание и способность посвятить себя людям. Рождение и воспитание детей. Любовь и работа. Удовлетворенность личной жизнью.

Изоляция от людей. Избегание людей, особенно близких,интимных отношений с ними.

Трудности характера, неразборчивые отношения и непредсказуемое поведение. Непризнание, изоляция, первые симптомы отклонений в психике, душевных расстройств, возни

кающих под влиянием якобы существующих и действующих в мире угрожающих сил.

7.Средняя взрослость (от 40—45 до 60 лет)

Творчество. Продуктивная и творческая работа над собой и другими людьми. Зрелая, полноценная и разнообразная жизнь. Удовлетворенность семейными отношениями и чувство гордости за своих детей. Обучение и воспитание нового поколения.

Застой. Эгоизм и эгоцентризм.

Непродуктивность в работе.

Ранняя инвалидность. Всепрощение себя и исключительная

забота о самом себе.

8. Поздняя взрослость (свыше 60 лет)

Полнота жизни. Постоянные

раздумья о прошлом, его спокойная, взвешенная оценка.

Принятие прожитой жизни такой, какая она есть. Ощущение полноты и полезности прожитой жизни. Способность примириться с неизбежным.

Понимание того, что смерть не страшна.

Отчаяние. Ощущение того, что жизнь прожита зря, что времени осталось слишком мало, что оно бежит слишком быстро. Осознание бессмысленности своего существования, потеря веры в себя и в других

людей. Желание прожить жизнь заново, стремление получить от нее больше, чем было получено. Ощущение отсутствия в

мире порядка, наличия в нем недоброго неразумного начала. Боязнь приближающейся смерти.

Э. Эриксон выделил восемь стадий развития, один к одному соотносимых с описанными выше кризисами возрастного развития. На первой стадии развитие ребенка определяется почти исключительно общением с ним взрослых людей, в первую очередь матери. На этой стадии уже могут возникнуть предпосылки к проявлению в будущем стремления к людям или отстранения от них.

Вторая стадия определяет формирование у ребенка таких личностных качеств, как самостоятельность и уверенность в себе. Их становление также в значительной степени зависит от характера общения и обращения взрослых с ребенком.

Заметим, что к трем годам ребенок уже приобретает определенные личностные формы поведения, и здесь Э. Эриксон рассуждает в согласии с данными экспериментальных исследований. Можно спорить о правомерности сведения всего развития именно к общению и обращению с ребенком со стороны взрослых (исследования доказывают важную роль в этом процессе предметной совместной деятельности), но тот факт, что ребенок трехлетнего возраста уже ведет себя как маленькая личность, почти не подвергается сомнению.

Третья и четвертая стадии развития, по Э. Эриксону, также в целом совпадают с представлениями Д. Б. Эльконина и других отечественных психологов. В данной концепции, как в уже рассмотренных нами, подчеркивается значение учебной и трудовой деятельности для психического развития ребенка в эти годы. Отличие взглядов наших ученых от позиций, на которых стоит Э. Эриксон, заключается только в том, что он акцентирует внимание на формировании не операциональных и познавательных умений и навыков, а качеств личности, связанных с соответствующими видами деятельности: инициативности, активности и трудолюбия (на положительном полюсе развития), пассивности, нежелания трудиться и комплекса неполноценности в отношении трудовых, интеллектуальных способностей (на отрицательном полюсе развития).

Следующие стадии личностного развития в теориях отечественных психологов не представлены. Но вполне можно согласиться с тем, что приобретение новых жизненных и социальных ролей заставляет человека по-новому смотреть на многие вещи, и в этом, по-видимому, заключается основной момент личностного развития в старшем возрасте, следующем за юностью.

Вместе с тем вызывает возражение линия аномального развития личности, очерченная Э. Эриксоном для этих возрастов. Она явно выглядит патологично, между тем как это развитие может обретать и иные формы. Очевидно, что на систему взглядов Э. Эриксона оказали сильное влияние психоанализ и клиническая практика.

Кроме того, на каждой из выделенных им стадий развития автор указывает лишь на отдельные моменты, объясняющие его ход, и только на некоторые личностные новообразования, характерные для соответствующего возраста. Без должного внимания, например, на ранних стадиях детского развития осталось усвоение и использование ребенком речи, причем в основном только в аномальных формах.

Тем не менее значительная доля жизненной правды в данной концепции содержится, а главное, она позволяет представить себе важное значение периода детства во всем процессе личностного развития человека.

Теория личности Эриксона

Из всех теорий глубинной психологии, появившихся во второй половине XX в., пожалуй, наибольшее признание и распространение получила теория личности Эриксона. Это связано с тем, что его мысли о цельности личности, ее тождественности (идентичности) самой себе и обществу, в котором она живет, стали весьма актуальны для большинства современных социумов, в которых одной из проблем является разобщенность и одиночество людей.

Будучи учеником и последователем А. Фрейд, дочери 3. Фрейда, он обучался и в дальнейшем развивал уже не столько идеи классического психоанализа, но Эго-психологии. В основе этой концепции, заложенной А. Фрейд и А. Кардинером, лежала мысль о том, что главной частью структуры личности является не бессознательное Ид, как у Фрейда, но сознаваемая часть Эго, которая стремится в своем развитии к сохранению своей цельности и индивидуальности.

Не менее важно и то, что теория личности Эриксона связала воедино несколько тенденций в развитии психологии личности, соединив психоаналитический подход с важными идеями гуманистической психологии, главным образом мысли о неоднозначной роли адаптации, которая приостанавливает саморазвитие личности, и важности сохранения собственной идентичности и цельности. Основные положения его концепции были изложены в книге «Детство и общество», которая принесла Эриксону широкую известность. Последующие его работы «Молодой Лютер» (1958), «Идентичность» (1968) и «Истина Ганди» (1969) заложили основу нового подхода к анализу взаимоотношений между человеком и обществом, в том числе и при анализе исторических событий и персонажей. Созданное им направление в изучении истории психологической науки получило название психоистории.

Теория личности Эриксона не только пересматривает позиции Фрейда в отношении иерархии структур личности, но и в понимании роли среды, культуры и социального окружения ребенка, которые, с его точки зрения, оказывают огромное влияние на развитие. Он делает специальный акцент на отношениях ребенок — семья, а более конкретно на отношениях ребенок — мать. Он считал, что «врожденные влечения» человека являются отрывками стремлений, которые должны собираться, приобретать значение и организовываться в периоде затяжного детского возраста. Удлинение периода детства как раз и связано с этой необходимостью социализации детей. Поэтому Эриксон доказывал, что «инстинктивное вооружение» (сексуальное и агрессивное) у человека гораздо подвижнее и пластичнее, чем у животных. Организация и направление развития этих врожденных влечений связаны с методами воспитания и образования, которые изменяются от культуры к культуре и предопределяются традициями. Каждое общество вырабатывает свои собственные институты социализации для того, чтобы помочь детям с различными индивидуальными качествами стать полноценными членами данной социальной группы.

Главными для Эриксона становятся положения о роли среды, цельности личности и о необходимости постоянного развития и творчества личности в процессе ее жизни. Он считал, что развитие личности продолжается всю жизнь, фактически до самой смерти человека, а не только в первые годы жизни, как считал Фрейд. Влияют на этот процесс не только родители и близкие к ребенку люди, т.е. не только узкий круг людей, как принято в традиционном психоанализе, но и друзья, работа, общество в целом. Сам этот процесс Эриксон называл процессом формирования идентичности, подчеркивая важность сохранения и поддержания цельности личности, цельности Эго, которое является главным фактором устойчивости к неврозам.

Он выделил восемь основных стадий в развитии идентичности.

Подчеркивая важность формирования у человека активной, открытой и творческой позиции, Эриксон постоянно говорил о важности сохранения цельности, непротиворечивости структуры личности, писал о пагубности внутренних конфликтов. Ни один психолог до него не подвергал сомнению необходимость формирования самостоятельности или преодоления чувства неполноценности или вины. Эриксон, хотя и не считает эти качества положительными, тем не менее утверждает, что для детей с развитым чувством базового недоверия, зависимостью, гораздо важнее оставаться в русле уже заданного пути развития, чем менять его на противоположный, несвойственный им, так как он может нарушить цельность их личности, их идентичность. Поэтому для таких детей развитие инициативы, активности может оказаться губительным, в то время как неуверенность в своих силах поможет им найти адекватный для них способ жизни, выработать ролевую идентичность. В принципе эти взгляды Эриксона являются особенно важными для практической психологии, для коррекции и формирования у людей свойственного им, индивидуального стиля поведения.

Большое значение придавал Эриксон и внешней стабильности системы, в которой живет человек, так как нарушение этой стабильности, изменение ориентиров, социальных норм и ценностей также нарушает идентичность и обесценивает жизнь человека. На основании материалов, полученных в своих исследованиях, Эриксон пришел к выводу, что структура идентичности включает в себя три части:

  1. соматическую идентичность, так как организм стремится сохранить свою целостность при взаимодействии с внешним миром,
  2. личностную идентичность, которая интегрирует внешний и внутренний опыт человека, и
  3. социальную идентичность, которая заключается в совместном создании и поддержании людьми определенного порядка, стабильности.

Обостренно переживаемый кризис идентичности подталкивает человека к решению не только своих собственных, но и социально-исторических проблем. Обосновывая положения своей психоистории, Эриксон стремился проанализировать исторические события с точки зрения биографии выдающихся людей. Так, в своих книгах о М. Лютере и М. Ганди он соединяет их личные проблемы, связанные с переживанием кризиса идентичности, с историческими проблемами и кризисом целого поколения. Описывая деятельность выдающихся людей, Эриксон подчеркивал, что значение этой деятельности связано с тем, что та новая идентичность, которую они разрабатывали, становилась впоследствии достоянием общества, переходя из области личной в социальную.

Теория личности Эриксона демонстрирует продуктивность соединения нескольких подходов, нескольких точек зрения на личность, которые дают возможность увидеть процесс ее развития под разными углами.

«Психосоциальная теория личности Эрика Эриксона»

МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Студента 4 курса гуманитарного факультета

Богомолова Ильи Юрьевича

Группа ПС-43

Научный руководитель:

Борисова М.А

Москва 2011

Оглавление

Введение

  1. Биография

  2. Развитие личности: психосоциальные стадии

  3. Основные положения Эриксона относительно природы человека

  4. Алкоголь и наркотики

  1. Биография

Эрик Хомбургер Эриксон

12 Июня 1902 — 12 мая 1994

ЭРИКСОН Эрик (р. 1902) — американский психолог, представитель эго-психологии. В противоположность тезису психоанализа об антагонизме личности и общества подчеркивал биосоциальную природу и адаптивный характер поведения личности, центральным, интегративным качеством которой выступает психосоциальная идентичность. Субъективно переживаемая как “чувство непрерывной самотождественности”, психосоциальная идентичность базируется на принятии личностью целостного образа себя (см. Я-концепция) в единстве с ее многообразными социальными связями. Изменение социокультурных условий существования личности ведет к утрате прежней и необходимости формирования новой идентичности. Возникающие на этом пути личностные затруднения могут привести к тяжелому неврозу (“потеря себя”). На основании этого Э. делал вывод об обусловленности массовых неврозов глубокими потрясениями в жизни общества на поворотах истории (войны, революции и т. д.). Смысл терапевтической работы усматривался в возвращении пациенту утраченного чувства идентичности.

Цитаты:

 

  1. Развитие личности: психосоциальные стадии

Как отмечалось ранее, Эриксон считает, что развитие личности происходит на протяжении всей жизни человека. Его анализ социализации лучше всего представить с помощью описания отличительных особенностей восьми стадий психосоциального развития.

 

1. Младенчество: базальное довериебазальное недоверие

 

Первая психосоциальная стадия соответствует оральной стадии по Фрейду и охватывает первый год жизни. По Эриксону, в этот период краеугольным камнем формирования здоровой личности является общее чувство доверия; другие ученые называют ту же самую характеристику «уверенностью». Младенец, имеющий базальное чувство «внутренней определенности», воспринимает социальный мир как безопасное, стабильное место, а людей как заботливых и надежных. Это чувство определенности лишь частично осознается в период младенчества.

     Согласно Эриксону, степень развития у ребенка чувства доверия к другим людям и миру зависит от качества получаемой им материнской заботы.

 

     «Я полагаю, что матери формируют чувство доверия у своих детей благодаря такому обращению, которое по своей сути состоит из чуткой заботы об индивидуальных потребностях ребенка и отчетливого ощущения того, что она сама — тот человек, которому можно доверять, в том понимании слова «доверие», которое существует в данной культуре применительно к данному стилю жизни. Благодаря этому у ребенка закладывается основа для чувства «все хорошо»; для появления чувства тождества; для становления тем, кем он станет, согласно надеждам других» [Erikson, 1963a, р. 249].

 

     Таким образом, чувство доверия не зависит от количества пищи или от проявлений родительской нежности; скорее оно связано со способностью матери передать своему ребенку чувство узнаваемости, постоянства и тождества переживаний. Эриксон также подчеркивает: младенцы должны доверять не только внешнему миру, но также и миру внутреннему, они должны научиться доверять себе и в особенности должны приобрести способность к тому, чтобы их органы эффективно справлялись с биологическими побуждениями. Подобное поведение мы наблюдаем тогда, когда младенец может переносить отсутствие матери без чрезмерного страдания и тревоги по поводу «отделения» от нее.

     Вопрос о том, что является причиной первого важного психологического кризиса, глубоко проанализирован Эриксоном. Он связывает этот кризис с качеством материнского ухода за ребенком — причиной кризиса является ненадежность, несостоятельность матери и отвергание ею ребенка. Это способствует появлению у него психосоциальной установки страха, подозрительности и опасений за свое благополучие. Данная установка направлена как на мир в целом, так и на отдельных людей; она будет проявляться во всей своей полноте на более поздних стадиях личностного развития. Эриксон также считает, что чувство недоверия может усилиться тогда, когда ребенок перестает быть для матери главным центром внимания; когда она возвращается к тем занятиям, которые оставила на время беременности (скажем, возобновляет прерванную карьеру), или рожает следующего ребенка. Наконец, родители, придерживающиеся противоположных принципов и методов воспитания, или чувствующие себя неуверенно в роли родителей, или те, чья система ценностей находится в противоречии с общепринятым в данной культуре стилем жизни, могут создавать для ребенка атмосферу неопределенности, двусмысленности, в результате чего у него появляется чувство недоверия. Согласно Эриксону, поведенческими последствиями подобного неблагополучного развития являются острая депрессия у младенцев и паранойя у взрослых.

     Основная предпосылка психосоциальной теории состоит в том, что кризис «доверие — недоверие» (или любой другой последующий кризис) не всегда находит разрешение в течение первого или второго года жизни. В соответствии с эпигенетическим принципом, дилемма доверие—недоверие будет проявляться снова и снова на каждой последующей стадии развития, хотя она и является центральной для периода младенчества. Адекватное разрешение кризиса доверия имеет важные последствия для развития личности ребенка в дальнейшем. Укрепление доверия к себе и к матери дает возможность ребенку переносить состояния фрустрации, которые он неизбежно будет переживать на протяжении следующих стадий своего развития.

     Как отмечает Эриксон, здоровое развитие младенца не является результатом исключительно чувства доверия, но скорее обусловлено благоприятным соотношением доверия и недоверия. Понять, чему не следует доверять, так же важно, как и понять, чему доверять необходимо. Эта способность предвидеть опасность и дискомфорт также важна для совладания с окружающей реальностью и для эффективного принятия решений; поэтому базальное доверие не стоит трактовать в контексте шкалы достижений. Эриксон заявлял, что животные обладают почти инстинктивной готовностью к приобретению психосоциальных навыков, а у людей психосоциальные способности приобретаются в процессе научения. Кроме того, он утверждал, что в различных культурах и социальных классах матери учат доверию и недоверию по-разному. Но путь приобретения базального доверия по самой сути своей универсален; человек доверяет социуму подобно тому, как он доверяет собственной матери, словно она вот-вот вернется и накормит его в подходящее время подходящей пищей.

     Положительное психосоциальное качество, приобретаемое в результате успешного разрешения конфликта «доверие—недоверие», Эриксон обозначает термином надежда. Иначе говоря, доверие переходит в способность младенца надеяться, что, в свою очередь, у взрослого может составлять основу веры в соответствии с какой-либо официальной формой религии. Надежда, это первое положительное качество эго, поддерживает убежденность человека в значимости и надежности общего культурного пространства. Эриксон подчеркивает: когда институт религии утрачивает для индивидуума свое ощутимое значение, он становится неуместным, устаревает и, возможно, на смену ему даже приходят другие, более значимые источники веры и уверенности в будущем (например, достижения науки, искусства и общественной жизни).

 

2. Раннее детство: автономиястыд и сомнение

 

Приобретение чувства базального доверия подготавливает почву для достижения определенной автономии и самоконтроля, избегания чувств стыда, сомнения и унижения. Этот период соответствует анальной стадии, по Фрейду, и продолжается в течение второго и третьего годов жизни. Согласно Эриксону, ребенок, взаимодействуя с родителями в процессе обучения туалетному поведению, обнаруживает, что родительский контроль бывает разным: с одной стороны, он может проявляться как форма заботы, с другой — как деструктивная форма обуздания и мера пресечения. Ребенок также научается различать предоставление свободы типа «пусть попробует» и, напротив, попустительство как деструктивную форму избавления от хлопот. Эта стадия становится решающей для установления соотношения между добровольностью и упрямством. Чувство самоконтроля без потери самооценки является онтогенетическим источником уверенности в свободном выборе; чувство чрезмерного постороннего контроля и одновременная потеря самоконтроля может послужить толчком для постоянной склонности к сомнениям и стыду [Erikson, 1968b].

     До наступления этой стадии дети почти полностью зависят от заботящихся о них людей. Однако, поскольку у них быстро развивается нервно-мышечная система, речь и социальная избирательность, они начинают исследовать свое окружение и взаимодействовать с ним более независимо. В особенности они гордятся своими только что обнаруженными локомоторными навыками и все хотят делать сами (например, умываться, одеваться и есть). Мы наблюдаем у них огромное желание исследовать предметы и манипулировать ими, а также установку по отношению к родителям: «Я сам» и «Я — то, что я могу».

     С точки зрения Эриксона, удовлетворительное разрешение психосоциального кризиса на этой стадии зависит прежде всего от готовности родителей постепенно предоставлять детям свободу самим осуществлять контроль над своими действиями. В то же время он подчеркивает, что родители должны ненавязчиво, но четко ограничивать ребенка в тех сферах жизни, которые потенциально или актуально представляются опасными как для самих детей, так и для окружающих. Автономия не означает, что ребенок получает неограниченную свободу. Скорее она означает, что родители должны удерживать возрастающую способность ребенка делать выбор в пределах определенных «степеней свободы».

     Эриксон рассматривает переживание стыда у ребенка как нечто родственное гневу, направленному на самого себя, когда ребенку не разрешается развивать свою автономию и самоконтроль. Стыд может появиться, если родители нетерпеливо, раздраженно и настойчиво делают за детей что-то, что те могут сделать сами; или, наоборот, когда родители ожидают, что дети сделают то, чего они еще сами сделать не в состоянии. Разумеется, каждый родитель хотя бы однажды подталкивал своего ребенка к действиям, которые на самом деле лежат за пределами разумных ожиданий. Но только в тех случаях, когда родители постоянно чрезмерно опекают ребенка или остаются глухими к его потребностям, у него появляется либо преобладающее чувство стыда перед другими, либо сомнения в своей способности контролировать окружающий мир и владеть собой. Вместо того, чтобы быть уверенными в себе и ладить с окружением, такие дети думают, что другие пристально их рассматривают, относятся с подозрением и неодобрением; или же они считают себя совершенно несчастными. У них слабая «сила воли» — они пасуют перед теми, кто над ними главенствует или их эксплуатирует. В результате формируются такие черты, как неуверенность в себе, приниженность и слабоволие.

     По убеждению Эриксона, приобретение ребенком постоянного чувства автономии в значительной степени укрепляет у него чувство доверия. Эта взаимозависимость доверия и автономии может иногда замедлять будущее психическое развитие. Например, дети с неустойчивым чувством доверия могут на стадии автономии стать нерешительными, робкими, могут бояться отстаивать свои права, так что будут искать помощи и поддержки у окружающих. В зрелости у таких людей наиболее вероятно проявится обсессивно-компульсивная симптоматика (что обеспечивает им необходимый контроль) или паранойяльный страх преследования.

     Социальное дополнение автономии — система правопорядка. Эриксон использует термины «право» и «порядок», невзирая на возможные эмоциональные коннотации. Согласно его теории, родители должны быть всегда справедливыми и уважать права и привилегии других, если они хотят, чтобы их дети были готовы» в зрелом возрасте принять ограниченную автономию.

 

     «Сила воли означает постоянное осуществление свободного выбора, так же как и самоограничения, невзирая на неизбежные переживания стыда, сомнений и раздражения из-за того, что кто-то вас контролирует. Источник доброжелательства коренится в рассудительности родителей, руководствующихся уважением к духу закона»

[Erikson, 1968b, p. 288].

 

3. Возраст игры: инициативностьвина

 

Конфликт между инициативой и виной — последний психосоциальный конфликт в дошкольном периоде, который Эриксон называл «возрастом игры». Он соответствует фаллической стадии в теории Фрейда и длится от четырех лет до поступления ребенка в школу. В это время социальный мир ребенка требует от него активности, решения новых задач и приобретения новых навыков; похвала является наградой за успехи. Кроме того, у детей появляется дополнительная ответственность за себя и за то, что составляет их мир (игрушки, домашние животные и, возможно, братья и сестры). Они начинают интересоваться трудом других, пробовать новое и допускать, что и на других людях в их окружении лежит определенная ответственность. Успехи в освоении речи и развитие моторики дают возможность контактировать со сверстниками и более старшими детьми за пределами дома, что позволяет им участвовать в разнообразных общественных играх. Это возраст, когда дети начинают чувствовать, что их воспринимают как людей и считаются с ними и что жизнь для них имеет цель. «Я — то, что я буду» — становится у ребенка главным чувством идентичности во время периода игры. Процитируем Эриксона:

 

     «Инициатива добавляет к автономии способность принимать на себя обязательства, планировать, энергично браться за какие-нибудь дела или задачи, чтобы продвигаться вперед; если же раньше появится своеволие, поведение скорее воодушевляется неповиновением или, во всяком случае, протестующей независимостью»

[Erikson, 1963a, р. 155].

 

     Будет ли у ребенка после прохождения этой стадии чувство инициативы благополучно превосходить чувство вины, в значительной степени зависит от того, как родители относятся к проявлению у него собственного волеизъявления. Дети, чьи самостоятельные действия поощряются, чувствуют поддержку своей инициативы. Дальнейшему проявлению инициативы способствует и признание родителями права ребенка на любознательность и творчество, когда они не высмеивают и не тормозят фантазию ребенка. Эриксон указывает на то, что дети на данной стадии, начиная идентифицировать себя с людьми, чью работу и характер они в состоянии понимать и высоко ценить, все больше ориентируются на цель. Они энергично обучаются и начинают строить планы.

     Согласно психосоциальной теории, чувство вины у детей вызывают родители, не позволяющие им действовать самостоятельно. Появлению чувства вины также способствуют родители, чрезмерно наказывающие детей в ответ на их потребность любить и получать любовь от родителей противоположного пола. Эриксон разделяет мнение Фрейда о сексуальной природе кризиса развития (то есть о сексуально-ролевой идентификации и комплексах Эдипа и Электры), но его теория, бесспорно, охватывает более широкую социальную сферу. В любом случае, когда ребенок скован чувством вины, он чувствует покинутость и собственную никчемность. Такие дети боятся постоять за себя, они обычно ведомые в группе сверстников и чрезмерно зависят от взрослых. Им не хватает целеустремленности или решимости, чтобы ставить перед собой реальные цели и добиваться их. Кроме того, как полагает Эриксон, постоянное чувство вины может впоследствии стать причиной патологии, в том числе общей пассивности, импотенции или фригидности, а также психопатического поведения.

     Наконец, степень инициативности, приобретаемой ребенком на этой стадии развития, Эриксон увязывает с экономической системой общества. Он утверждает, что потенциальные способности ребенка трудиться продуктивно в будущем, его самодостаточность в контексте данной социально-экономической системы существенно зависят от его способности разрешить кризис вышеописанной фазы.

 

4. Школьный возраст: трудолюбиенеполноценность

 

Четвертый психосоциальный период продолжается от шести до 12 лет («школьный возраст») и соответствует латентному периоду в теории Фрейда. Предполагается, что в начале этого периода ребенок осваивает элементарные культурные навыки, обучаясь в школе. Этот период жизни характеризуется возрастающими способностями ребенка к логическому мышлению и самодисциплине, а также способностью взаимодействовать со сверстниками в соответствии с предписанными правилами [Piaget, 1983]. Любовь ребенка к родителю противоположного пола и соперничество с родителем своего пола обычно в этом возрасте уже сублимировались и выражаются во внутреннем стремлении к приобретению новых навыков и успеху.

 

 

Эриксон отмечает, что в примитивных культурах образование детей не слишком усложнено и социально прагматично. Умение обращаться с посудой и хозяйственными принадлежностями, инструментами, оружием и другими вещами в этих культурах напрямую связано с будущей ролью взрослого. Наоборот, в тех культурах, где имеется своя письменность, детей прежде всего учат грамоте, которая в свое время поможет им приобретать сложные умения и навыки, необходимые в различных профессиях и видах деятельности. В результате, хотя в каждой культуре детей обучают по-разному, они становятся повышенно восприимчивыми к технологическому этосу своей культуры и своему тождеству с ним.

 

[Этос (от греч. «ητοζ» — «обычай», «нрав», «характер») — совокупность стабильных черт. (Прим. перев.)]

 

     Согласно Эриксону, у детей развивается чувство трудолюбия, когда они начинают постигать технологию своей культуры, обучаясь в школе. Термин «трудолюбие» отражает в себе основную тему данного периода развития, поскольку дети в это время поглощены тем, что стремятся узнать, что из чего получается и как оно действует. Интерес этот подкрепляется и удовлетворяется окружающими людьми и школой, где им дают первоначальные знания о «технологических элементах» социального мира, обучая их и трудясь вместе с ними. Эго-идентичность ребенка теперь выражается так: «Я — то, чему я научился».

     Опасность на этой стадии кроется в возможности появления чувства неполноценности, или некомпетентности. Например, если дети сомневаются в своих способностях или статусе в среде сверстников, это может отбить у них охоту учиться дальше (в этом периоде постепенно приобретаются установки по отношению к учителям и учению). Чувство неполноценности может также развиться в том случае, если дети обнаруживают, что их пол, раса, религия или социально-экономическое положение, а вовсе не уровень знаний и мотивация, определяют их личностную значимость и достоинство. В результате они могут утратить уверенность в своей способности эффективно функционировать в существующем мире.

     Как упоминалось выше, чувство компетентности и трудолюбие у ребенка сильно зависят от школьной успеваемости (по крайней мере, в тех культурах, где есть письменность). Эриксон усматривает в этом ограниченном определении успеха возможные негативные последствия. А именно, если дети воспринимают школьные достижения или работу как единственный критерий, в соответствии с которым можно судить об их достоинствах, они могут стать простой рабочей силой в установленной обществом ролевой иерархии. (Карл Маркс писал, что такие люди подчиняются «ремесленной тупости».) Следовательно, истинное трудолюбие означает не просто стремление быть хорошим работником. Для Эриксона трудолюбие включает в себя чувство межличностной компетентности — уверенность в том, что в поисках важных индивидуальных и общественных целей индивид может оказывать положительное влияние на общество. Таким образом, психосоциальная сила компетентности является основой для эффективного участия в социальной, экономической и политической жизни.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *