Тест рисуночной фрустрации розенцвейга детский вариант: Тест Розенцвейга. Методика рисуночной фрустрации. Детский вариант (модификация Н.В.Тарабриной) « Психологические тесты

Автор: | 13.09.1974

Содержание

образцы стимульного материала, правила проведения и рекомендации по интерпретации результатов

Дата: 23 марта 2017 Автор: Наталья Фоминых Рубрика: Школа

Вопросы изучения понятия и диагностики фрустрации являются актуальным проблемами психологии как в теоретическом, так и практическом плане. Предназначением метода С. Розенцвейга, в том числе детского варианта, является изучение эмоциональных реакций и стереотипов поведения личности при столкновении с преградами, блокирующими удовлетворение потребностей и ограничивающих активную деятельность. Этот тест поможет полнее осознать особенности поведения тестируемого и характерные тенденции эмоциональных реакций в травмирующей ситуации фрустрации.

Тест рисуночной фрустрации С. Розенцвейга: что представляет собой и для чего предназначен (вообще и для детей в частности)

Начало разработке теории фрустрации Сола Розенцвейга было положено в 1934 году, процедура технического совершенствования идеи заняла ещё четыре года и к 1938 году она получила окончательную формулировку. Отличительными чертами метода были научная аргументированность, методологическая системность и стройность. Цель метода — определение содержания понятия фрустрации и диагностика травмирующих психологических состояний личности, вызванных ситуаций потери и поражения. Понимание самого термина в научной литературе неоднозначно, буквальное значение слова «фрустрация» означает разочарование, разрушение надежд на достижение цели, т. е. подразумевает стрессовую ситуацию, при которой происходит нарушение ранее намеченных действий, крушение планов. Такая интерпретация термина в научном сообществе популярна, но не все психологи-теоретики её принимают. С точки зрения многих авторов, фрустрацию необходимо воспринимать как органическую часть более широкой проблемы, такой как степень психологической устойчивости личности к преодолению жизненных проблем, умение держать удар и реакция на травмирующий вызов.

Жизненные трудности относятся к двум качественным уровням:

  • Категория преодолимых проблем, даже если разрешение такой ситуации потребует от личности большой психологической мобилизации и напряжения сил.
  • Непреодолимые трудности, при столкновении с которыми личность расписывается в своей беспомощности и полном бессилии.

Внимание учёных, специализирующихся на изучении фрустрации, фокусируется именно на непреодолимых барьерах, препятствующих удовлетворению потребностей. Кроме того, следует различать понятия фрустратор, т. е. внешний возбудитель ситуации, и собственно фрустрация, которая означает внутреннюю реакцию личности. Итак, под термином фрустрация в дальнейшем мы будем понимать именно психологическое состояние личности, которое спровоцировано внешней преградой и воспринимается как непреодолимая трудность в реализации планов.

Учёные интерпретируют понятие фрустрации как ситуацию возникновения непреодолимых барьеров, препятствующих удовлетворению потребностей личности

Фрустрация имеет место в тех случаях, когда организм встречает более или менее непреодолимые препятствия или обструкции на пути к удовлетворению какой-либо жизненной потребности.

Rosenzweig S.

The picture-association method and its application in a study of reaction to frustration // J. Pers. 1945. V.14.

Поведенческая модель при фрустрации может развернуться по двум наиболее вероятным сценариям:

  • Зрелое, рациональное, созидающее, аналитическое и взвешенное, предусматривающее гибкость и вариативность поведения.
  • Инфантильное, агрессивное, жёсткое и истеричное.

Розенцвейг предлагает свою типологию психологической защиты:

  • Элементарный клеточный уровень — организм автоматически включает физиологические механизмы защиты при инфицировании.
  • Общая защита в ситуации внешней физической враждебности — психологическая реакция характеризуется эмоциональным фоном страха, тревожности, гнева, а на физиологическом уровне реакцией типа «стресс».
  • Высший уровень активизируется при необходимости реагировать на психологические угрозы своему «я», собственно это и есть уровень теории фрустрации.

Розенцвейг отмечает два вида фрустрации:

  1. Утрата — человека лишили необходимых условий для удовлетворения своей потребности, например, жажда, вызванная отсутствием воды.
  2. Блокировка — существуют барьеры на пути осуществления желаемой цели.

Реакция личности в ситуации необходимой защиты «я» сложная, классификация этой реакции по направленности и легла в основу теста Розенцвейга:

  • Экстрапунитивная — внешненаправленное поведение жертвы, тестируемый эмоционально обвиняет в испытываемом им лишении внешние обстоятельства или окружение. Ответы сопровождаются состоянием аффекта и скрытой агрессии.
  • Интрапунитивная — внутренняя направленность обвинения, состояние вины, самобичевание, угрызения совести, повышенная самокритичность, переходящая в состояние уныния.
  • Импунитивная — попытка прийти к примиряющему компромиссу, избегая высказывания прямых обвинений как в сторону других, так и себя.

Экстрапунитивная реакция сопровождается обвинениями в адрес другого человека

Типология реакций также имеет свою классификационную шкалу:

  • Акцентирование фактора преграды — концентрация внимания на препятствии, его ярко выраженное доминирование вне зависимости от значимости или оценки (важное, неважное, благоприятное или нет).
  • Самозащита — стремление защитить своё «я», уход от обвинения и упрёков, снятие ответственности за ситуацию.
  • Настойчиво-инерционное — упорное сосредоточение на необходимости удовлетворения потребности, поиск продуктивного решения конфликтной ситуации, обращение за помощью или надежда на то, что время и обстоятельства станут решающими факторами в разрешении проблемы.

Довольно часто в ответах встретятся два полярных варианта реакции в стремлении добиться удовлетворения потребностей:

  1. Адаптивная инерционность. Действия испытуемого продлятся в поиске эффективного способа разрешения ситуации, невзирая на помехи и препятствия.
  2. Неадаптивная инерционность. Действия характеризуются настойчивым упрямством и психологической ригидностью. Упорное воспроизведение неэффективной и упрощённой модели поведения.

В установке личности на защиту своего «я» также два типа ответа:

  1. Адаптивный — оправдание существующего результата личными обстоятельствами, например, тем, что испытуемый не обладает необходимой ресурсной базой способностей для реализации своего предприятия. Ответ будет считаться адаптивным в случае обращения индивида к самому себе в поиске причин неуспеха и признании собственной ответственности.
  2. Неадаптивный — собственную несостоятельность личность будет оправдывать внешними обстоятельствами, например, ошибками, допущенными другими.

Стоит заметить, что одна и та же провокация может вызвать различную поведенческую реакцию в зависимости от индивидуальных особенностей личности.

  • Активное поведение характеризуется поиском отдушины, уходом в деятельность, отвлекающую от болезненных переживаний и мыслей, замещающую собой чувство разочарования и неудовлетворённости.
  • Депрессивное состояние вызовет апатию, чувство собственного бессилия, печали, ощущения обесценивания и бессмысленности любых действий. Такое состояние часто переходит в отчаяние.
  • Регрессия приведёт к психологическому застыванию в инфантильном поведении, примитивном и бесполезном в своей беспомощности.

Интрапунитивная реакция характеризуется самообвинением, часто сопровождается унынием и депрессией

Эмоциональность и агрессивность также являются распространёнными формами фрустрации.

Важным критерием типологической классификации фрустрации является не только содержательный аспект или направленность, но и продолжительность психического состояния:

  • типичная для темперамента и характера личности;
  • нетипичная, но в перспективе велика вероятность её закрепления в качестве новой черты характера;
  • случайная, нестабильная (например, агрессия для человека более склонного к депрессивным реакциям или, наоборот, депрессия для несдержанного и грубого человека, часто проявляющего враждебность и склонность к насилию).

Розенцвейг ввёл показатель переносимости, устойчивости к фрустрации без утраты психической адекватности:

  • Наиболее благожелательное поведение отличается уравновешенностью, рассудительностью, готовностью рассматривать ситуацию как полезный жизненный опыт, без самоуничижения.
  • Самоконтроль, мобилизация усилий для сдерживания чрезмерно эмоциональной реакции, импульсивности. Такое поведение характеризуется состоянием чрезмерного напряжения сил.
  • Показная бравада, демонстрирующая безразличие, которое скрывает злость и разочарование.

Актуальным является вопрос о воспитании здоровой и конструктивной фрустрации, т. к. в научной литературе довольно популярна гипотеза о радикальном влиянии ранних детских реакций на стереотипное взрослое поведение. Частые травмирующие фрустрации раннего возраста в дальнейшем могут иметь негативное болезненное значение. Невозможно воспитать зрелую, самодостаточную личность, не сформировав у неё навыков продуктивного разрешения трудных ситуаций, препятствующих её полноценной жизни.

Порядок проведения детского варианта теста

Адаптированная для детей техника теста С. Розенцвейга стартовала в 1948 году. Методика базировалась на убеждении в том, что рисуночный вариант будет хорошо воспринят детьми в качестве игры в комиксы, поэтому рассчитывали получить более непосредственные и откровенные ответы, чем у взрослых испытуемых. Детский тест предусмотрен для работы с детьми четырёх — четырнадцати лет, с пятнадцати лет целесообразно применять взрослый вариант методики, с двенадцати лет допускается использование взрослого теста. При определении варианта тестирования необходимо учитывать степень интеллектуальной и психологической готовности ребёнка к тому или другому способу проведения исследования.

Тест использует в качестве стимульного материала серию из двадцати четырёх простых графических карточек с обыденными сюжетами из жизни, которые рассчитаны на прямые, однозначные ответы испытуемого. На каждом рисунке изображены два персонажа, как правило, это ребёнок и взрослый или ребёнок одного пола и ребёнок противоположного пола. Над левым героем расположено диалоговое окно с текстом, а над правым персонажем пустое поле, в которое необходимо вписать слова тестируемого. Мимическое выражение лица рисованных участников сцены отсутствует, для того, чтобы испытуемый проявил собственное отношение к ситуации.

По содержанию карточки условно можно разделить на две группы:— сцена очевидного блокирования действий главного героя внешним воздействием, когда ему прямо чинят препятствие, мешают, останавливают. Таких картинок тринадцать: 1, 2, 4, 5, 9, 10, 16, 17, 18, 20, 21, 23, 24.

Препятствие «сверх я» — ситуации, когда главный герой становится объектом критики и обвинения. Соответственно таких карточек девять: 3, 6, 7, 8, 12, 13, 14, 19, 22.

Сцены иллюстраций под номерами 11 и 15 классифицируются как неопределённые, поэтому не включены в первую или вторую группы.

Стимульный материал к детскому тесту С. Розенцвейга

Между двумя этими группами существует логическая взаимосвязь, когда сцену типа «сверх я» предваряла сцена блокировки «я», где фрустратор выступал в роли источника преграды и лишения. Кроме того, разграничение на две группы не является строго однозначным, поскольку сцене обвинения предшествовала сцена лишения или препятствия, таким образом, тот, кто находится в позиции обвинителя, может оказаться в положении обвиняемого в зависимости от интерпретации тестируемого.

Психолог передаёт ребёнку карточки и говорит: «На рисунках изображено двое или несколько человек, которые что-то говорят друг другу или делают. Слова одного мы можем узнать, поскольку они написаны, а вот ответы второго нам неизвестны, как ты думаешь, что он сказал, постарайся отвечать быстро, не долго думая».

Целью эксперимента является желание снять стереотипную социальную установку, закреплённую в сознании ребёнка, и облегчить символическое перенесение «я» испытуемого на одного из героев сюжетной картинки. Необходимо объяснить тестируемому, что не может быть правильных и неправильных ответов «на оценку», все его ответы важны, принимаемы и ценны. Дополнительные комментарии исследователя в атмосфере дружественной беседы помогут ребёнку снять страх перед плохим или неправильным ответом, избежать психологического напряжения ситуации экзамена. Такие негативные опасения и зажимы тестируемого могут привести к его бессознательной неискренности, скрытности в действиях, следовательно, необъективности полученных результатов исследования.

Если уровень владения техникой чтения или письма ребёнка не позволяет ему самостоятельно заносить ответы на карточки, то психолог это делает за него, фиксируя затем итоги в протоколе. Авторские рекомендации к детскому варианту теста предлагают с детьми до восьми лет проводить устный опрос. В старшем возрасте тестируемый самостоятельно записывает ответы, даже в условиях индивидуального способа ведения исследования. После того как работа над тестом завершена, ребёнок зачитывает свои ответы вслух, а психолог делает необходимые записи и пометки в протоколе.

С. Розенцвейг рекомендовал с детьми до восьми лет проводить устный опрос, все необходимые протокольные записи должен фиксировать психолог

В целом тестирование проходит в течение пятнадцати — двадцати минут. Техника процедуры тестирования предусматривает как индивидуальные, так и групповые методы работы. Групповой способ организации исследования допускается с девятилетнего возраста и в количестве четырёх — шести детей. Довольно распространённой является ситуация, когда ребёнок при положительном восприятии исследования, затрудняется дать свои разъяснения по сюжетной картинке под первым номером. Это может быть связано как с недопониманием просьбы и инструкций психолога, так и с неоднозначностью интерпретации самой сцены. Для преодоления подобной проблемы стоит уделить внимание уточнению задания путём наводящих вопросов, если подобная стимуляция окажется нерезультативной, то перейти к карточке под вторым номером. К ответу по первому рисунку стоит вернуться в конце исследования. Отказ от ответа несёт полезную информацию об особенностях личности ребёнка или условий его жизни, поэтому также должен фиксироваться в протоколе.

Возможно и неправильное толкование сюжета карточки, например, когда ребёнок относит события карточки № 17 на утреннее время, а не вечернее, таким образом, искажается смысл самой ситуации, в итоге она утрачивает своё исследовательское значение. В протоколе записывается оригинальный ответ, в конце процедуры исследования путём наводящих вопросов уточняется правильное понимание испытуемым сюжета, затем фиксируется итоговый вариант. Важно заметить, что все корректирующие действия производятся только после получения и фиксирования первоначального варианта всех ответов по предложенным рисункам.

Обработка результатов фрустрационного теста С. Розенцвейга и их интерпретация

На символическом языке буквенного обозначения классификация направленности реакций будет выглядеть таким образом:

  • Е — экстрапунитивное поведение;
  • I — интрапунитивное поведение;
  • M — импунитивное поведение.

Типология реакций представлена такой буквенной комбинацией:

  • OD — акцентирование фактора преграды;
  • ED — самозащита;
  • NP — настойчиво-инерционное поведение.

Различные комбинации этих шести категорий дают девять основных и два дополнительных варианта.

Первый этап проведения исследования определяет направленность реакций (E, I, M), а второй уточняет типологию (OD, ED, NP).

Сочетание двух вариантов ответа получает отдельное буквенное обозначение:

  • Обозначение «прим» (E`, I`, M`) присоединяется при условии сочетания экстрапунитивного, интрапунитивного или импунитивного ответа с фиксацией на преграде;
  • Вариант реакции с доминированием самозащиты — E, I, M;
  • Реакция с настойчивым стремлением добиться реализации планов фиксируется строчными буквами — е, i, m;
  • Экстрапунитивное и интропунитивное поведение в сочетании с реакцией обвинения получили два дополнительных варианта обозначения — Е, I (с чёрточкой внизу). Ситуация характеризуется упорным самооправданием, отрицанием своей вины.

При интерпретации данных в детском тесте используется подход аналогичный взрослому.

Оценочную шкалу удобно проиллюстрировать на примере анализа ответов, относящихся к восьмому рисунку. Карточка графически изображает сцену диалога двух девочек, перед которыми лежит разбитая кукла. Располагающаяся левее героиня обращается к собеседнице с обвинениями в её адрес: «Это ты разбила мою лучшую куклу!».

Е` — ответ акцентирует препятствие, помеху, например: «Эта ситуация мне неприятна, я расстроена. Мне очень жаль, что такая замечательная кукла сломалась!».

Е — агрессивность, враждебное поведение, угрозы и обвинения по отношению к собеседнику: «Ты сама виновата в том, что произошло!». Ребёнок отрицает свою причастность к случившемуся.

Е (с чёрточкой внизу) – тестируемый отрицает свою вину, как правило, в сценах обвинения: «Я не совершал того, что мне приписывают».

е — решение проблемы делегируется другому персонажу: «Это твоя проблема, ты и думай, что делать».

I (прим.) — ситуация фрустрации, несмотря на негативизм, оценивается как полезная, например: «Теперь у тебя может появиться новая игрушка, ещё лучше!». В словах может прозвучать подчёркнутое участие и сопереживание: «Мне жаль, что ты так переживаешь!».

I — самообвинение, чувство собственной вины, угрызения совести: «Извини меня, пожалуйста, это я виноват, я так никогда больше не поступлю».

I (Вариант I с чёрточкой внизу) — тестируемый признаёт свою причастность, но отказывается принимать на себя ответственность за свой поступок: «Я случайно, я не хотела».

i — ребёнок предлагает свою активную помощь в разрешении ситуации: «Я сейчас всё исправлю, починю!».

М` — ситуация фрустрации намеренно обесценивается, подчёркивается небольшая значимость, преувеличенность проблемы, ребёнок самоустраняется: «Что собственно произошло? Я не имею к этому никакого отношения».

М — ответственность присутствующих отрицается, осуждение снимается: «Никто не виноват, так должно было случиться».

m — надежда на то, проблема сама собой разрешится со временем, или произойдут какие-то события: «Давай подождём, со временем ситуация изменится».

Результаты детского теста фиксируются по показателям, которые совпадают со взрослым тестом: профиль реакций, образцы, показатель GCR. Все показатели заносятся в оценочный бланк. Система подсчёта в детском и взрослом тестах совпадает.

Экспериментальные выводы Розенцвейга подчёркивают, что дети младшей возрастной категории (6–7 лет) более склонны к непосредственному и прямому проявлению несдержанных враждебных реакций.
Показатель GCR (Group Conformiti Raiting) — проясняет степень совпадения ответов ребёнка с наиболее стандартным, типичным вариантом, таким образом, выявляется коэффициент степени адаптации к социальной среде.

Общая таблица GCR для детей

Номер ситуацииВозрастные группы
6–7 лет8–9 лет10–11 лет12–13 лет
1
2ЕЕ/mmM
3ЕЕ; М
4
5
6
7IIII
8II/iI/i
9
10М’/ЕМ
11I/m
12ЕЕЕЕ
13ЕЕI
14М’М’М’М’
15I’Е’; М’М’
16ЕМ’/ЕМ’
17Mmе; m
18
19ЕЕ; IЕ; I
20iI
21
22IIII
23
24mmmM
10 ситуаций12 ситуаций12 ситуаций15 ситуаций
  • Если испытуемый даёт ответ, который идентичен общепринятому, то ставим «+» — 1 балл.
  • Если оценка имеет двойственный характер, то она получает 0,5 балла.
  • Если ответ противоречит стандартному, то обозначаем его знаком «-» — 0 баллов.

Общее количество рассмотренных ситуаций соответственно принимается за 100 %, таким образом, посчитав сумму баллов, которую набрали ответы ребёнка, можем посчитать процентный показатель величины GCR. Для детей 6–7 лет таких ситуаций оказалось 10, для детей 8–9 лет — 12, для детей 10–11 лет — 12, для детей 12–13 лет — 15 ситуаций. Например, если 7-летний испытуемый набрал 6 баллов, то процентное значение индивидуального показателя GCR будет равно 60.

Таблица для процентного показателя GCR 8–12 лет

GCRПроцентGCRПроцентGCRПроцент
121007,562,42,520,8
11,595,7758,3216,6
1191,66,554,11,512,4
10,587,465018,3
1083,35,545,8
9,579,1541,6
9754,537,4
8,570,8433,3
866,63,529,1

Таблица для процентного показателя GCR 12–13 лет

GCRПроцентGCRПроцентGCRПроцент
151001066,6533,3
14,596,59,563,24,530
1493,2960426,6
13,5908,556,63,523,3
1386,5853,2320
12,583,27,5502,516,6
1280746,6213,3
11,576,56,543,31,510
1173,364016,6
10,5705,536

Второй этап процедуры исследования заключается в заполнении значений профилей. Для этого используется общий протокол ответов тестируемого. Каждому из шести типов реакций присваивается один балл, если ответ имеет двойственную позицию («Mm»), то каждому фактору отдаётся по 0,5 балла. Полученные показатели фиксируются в таблице протокола, цифры группируются в строчки и колонки, посчитывается общая сумма и её процентный показатель.

ODEDNPсумма%
Е
I
М
сумма
%
БаллПроцентБаллПроцентБаллПроцент
0,52,18,535,416,568,7
1,04,29,037,517,070,8
1,56,29,539,617,572,9
2,08,310,041,618,075,0
2,510,410,543,718,577,1
3,012,511,045,819,079,1
3,514,511,547,919,581,2
4,016,612,050,020,083,3
4,518,712,552,120,585,4
5,020,813,054,121,087,5
5,522,913,556,221,589,6
6,025,014,058,322,091,6
6,527,014,560,422. 593,7
7,029,115,062,523,095,8
7,531,215,564,523,597,9
8,033,316,066,624,0100,0

Интерпретация результатов исследования

1. Анализ показателей GCR.

Низкое цифровое значение указывает на конфликтность и враждебность тестируемого, слабую адаптацию к социальной среде.

2. Анализируют шесть аспектов таблицы профилей.

Повышенная экстрапунитивность является симптомом неадекватно завышенных ожиданий по отношению к внешней социальной среде и недостаточной самокритичности. Низкий процентный показатель Е означает склонность испытуемого преуменьшать негативные болезненные аспекты ситуаций, а превышающий норму показатель сигнализирует о наличии повышенной претенциозности по отношению к другим, косвенно указывает на проблемы с неадекватной самооценкой.

Высокие процентные показатели интропунитивности свидетельствуют о заниженной самооценке и чрезмерной требовательности к себе. Преобладание поведения интропунитивной направленности говорит о стремлении сгладить конфликтную остроту, замять неприятную ситуацию.

Показатели протокольных записей демонстрируют динамику и эффективность самоконтроля и степень осознанности тестируемым своих действий в ситуации фрустрации. Во время подведения итогов исследования сопоставляют индивидуальные значения и нормативные групповые показатели, обращают внимание на то, зафиксировано ли нарушение верхних и нижних границ допустимого интервала.

  • Высокие значения категории OD (акцент на препятствии) доказывает, что тестируемый чрезмерно концентрирует внимание на преграде, преувеличивая её значение, снимая с себя большую часть ответственности за разрешение проблемы. При этом, как правило, показатели более активного поведения E-D, N- Р будут занижены.
  • Оценка E-D (самозащита) имеет прямое отношение к характеристике силы личности, уверенности в себе. Соответственно, низкий процент расскажет о проблемах неуверенности, слабости, ранимости и уязвимости «я» ребёнка, который постоянно занимает позицию самообороны.
  • Оценка N-P (настойчивость в удовлетворении потребностей) показывает степень адекватности реакции на вызов травмирующей ситуации, определяет уровень личностной зрелости и готовности брать на себя ответственность за самостоятельное разрешение проблемы.

3. Исследование общих тенденций.

Этот этап важен для осознания испытуемым особенностей своего поведения и для самооценки.

Важно отметить, что метод не претендует на глобальные выводы о структурных характеристиках личности тестируемого. Тест позволяет сделать интересные выводы относительно отношений испытуемого с окружающими и с определённой долей вероятности предположить его эмоциональные реакции на возникшие препятствия, которые блокируют удовлетворение потребностей.

Тест С. Розенцвейга широко используется в психологической практике для решения различных задач и зарекомендовал себя как достаточно надёжный психологический инструментарий. Кроме того, этот тест с успехом применяется в исследовательской работе и позволяет выявить половые, личностные, этнические и другие факторы и особенности, определяющие поведение взрослых и детей в ситуациях фрустрации.

44 года. Высшее педагогическое образование, специальность: история и право, аспирантура. Стаж работы в высшей школе — 22 года. Сфера профессиональной деятельности — проведение лекционных и семинарских занятий, учебно-методическая и научная работа (есть научные публикации). Оцените статью: Поделитесь с друзьями!

Метки:

Тест Розенцвейга (детский вариант)

Данный вариант стимульного материала теста Розенцвейга, содержащий 15 картинок, разработан и апробирован В.В. Добровым.

Инструкция
«На картинке изображены два персонажа. Представь, что те слова, которые говорит родитель, учитель или сверстник, обращены к тебе. Что бы ты ответил ему в данной ситуации? И потом, форма ответа может быть одна, а чувства ты можешь испытывать другие, не совпадающие с формой ответа. Поэтому напиши свой возможный ответ, а в скобках то, что ты при этом чувствовал».


 

 

 

 

 

 

 

 


См. также

Опросники межличностных отношений
Тесты для детей

 


   RSS     [email protected] 

Методика рисуночной фрустрации Розенцвейга | Тест на тему:

                     Методика рисуночной фрустрации Розенцвейга

Текст экспериментально-психологической методики изучения фрустрационных реакций С. Розенцвейга модифицирован в НИИ им. В. М. Бехтерева. Методика Розенцвейга, как и тест руки, является проективной, а потому весьма необходимой для качественного изучения личности испытуемых.

Теория фрустрации С. Розенцвейга, как и многие научные теории вообще, разумеется, не свободна от расширительного понимания ее значения в диагнозе и прогнозе личностного развития и роста. Но в целом опыт применения данной методики свидетельствует о ее ценности в дифференциальной диагностике акцентуаций характера, нарушений поведения (в том числе и социально опасных), невротических состояний, а также и в положительном плане установления оптимального состояния психического здоровья детей и взрослых.

Экспериментально-психологическая методика изучения фрустрационных реакций.

Настоящая методика впервые описана в 1944 г. С. Розенцвейгом под названием «Методика рисуночной фрустрации». Стимулирующая ситуация этого метода заключается в схематическом контурном рисунке, на котором изображены два человека или более, занятые еще не оконченным разговором. Изображенные персонажи могут различаться по полу, возрасту и прочим характеристикам. Общим же для всех рисунков является нахождение персонажа во фрустрационной ситуации.

Методика состоит из 24 рисунков, на которых изображены лица находящиеся во фрустрационной ситуации.

Ситуации, представленные в тексте, можно разделить на две основные группы.

1. Ситуации «препятствия». В этих случаях какое-либо препятствие, персонаж или предмет обескураживает, сбивает человека с толку словом или еще каким-либо способом. Сюда относятся 16 ситуаций — рисунки 1, 3, 4, 6, 8, 9, 11, 12, 13, 14, 15, 18, 20, 22, 23, 24.

2. Ситуации «обвинения». Субъект при этом служит объектом обвинения. Их восемь: рисунки 2, 5, 7, 10, 16, 17, 19, 21.

Между этими типами имеется связь, так как ситуация «обвинения» предполагает, что ей предшествовала ситуация «препятствия», где фрустратор был, в свою очередь, фрустрирован. Иногда испытуемый может интерпретировать ситуацию «обвинения» как ситуацию «препятствия» или наоборот.

Процедура эксперимента организуется согласно приложенной к набору рисунков инструкции.

Оценка теста. Каждый ответ оценивается с точки зрения двух критериев: направления реакции и типа реакции.

1. Экстрапунитивные реакции (реакция направлена на живое или неживое окружение — подчеркивается степень фрустрирующей ситуации, осуждается внешняя причина фрустрации или разрешение данной ситуации вменяется в обязанность другому лицу).

2. Интропунитивные реакции (реакция направлена субъектом на самого себя: испытуемый принимает фрустрирующую ситуацию как благоприятную для себя, принимает вину на себя или берет на себя ответственность за исправление данной ситуации).

3. Импунитивные реакции (фрустрирующая ситуация рассматривается испытуемым как малозначащая, как отсутствие чьей-либо вины или как нечто такое, что может быть исправлено само собой, стоит только подождать и подумать).

Реакции различаются также с точки зрения их типов:

1. Тип реакции «с фиксацией на препятствии» (в ответе испытуемого препятствие, вызвавшее фрустрацию, всячески подчеркивается или интерпретируется как своего рода благо или описывается как препятствие, не имеющее серьезного значения).

2. Тип реакции «с фиксацией на самозащите» (главную роль в ответе испытуемого играет защита себя, своего «Я», субъект или порицает кого-то, или признает свою вину, или же отмечает, что ответственность за фрустрацию никому не может быть приписана).

3. Тип реакции «с фиксацией на удовлетворение потребности» (ответ направлен на разрешение проблемы; реакция принимает форму требования помощи от других лиц для решения ситуации; субъект сам берется за разрешение ситуации или же считает, что время и ход событий приведут к ее исправлению).

Р1з сочетаний этих шести категорий получают девять возможных факторов и два дополнительных варианта. Для обозначения направления реакции пользуются буквами Е, I, М:

Е — экстрапунитивные реакции; I — интропунитивные; М -импунитивные.

Типы реакций обозначаются следующими символами: ОD — «с фиксацией на препятствии», ЕD — «с фиксацией на самозащите», и NP — «с фиксацией на удовлетворении потребности».

Для указания, что в ответе доминирует идея препятствия, добавляется значок «прим» (Е’, I’, М’). Тип реакции «с фиксацией на самозащите» обозначается прописными буквами без значка. Тип реакции «с фиксацией на удовлетворении потребности» обозначается строчными буквами е, i, m.

В соответствующей таблице содержатся способы оценок ответов испытуемых. Оценки заносятся в регистрационный лист для дальнейшей обработки. Она предполагает вычисление показателя GCR, который может быть обозначен как «степень социальной адаптации». Данный показатель вычисляется путем сопоставления ответов конкретного испытуемого со «стандартными», среднестатистическими.

Метод качественного анализа в работе с тестом рисуночной фрустрации С. Розенцвейга I. мотивационный аспект Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 159

МЕТОД КАЧЕСТВЕННОГО АНАЛИЗА В РАБОТЕ С ТЕСТОМ РИСУНОЧНОЙ ФРУСТРАЦИИ

С. РОЗЕНЦВЕЙГА

I. Мотивационный аспект

М.Г. Виноградова, А.Л. Рыжов (Москва)

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ «Социально детерминированные формы нарушения самоидентичности» № 11-06-00257а

Аннотация. Рассматриваются возможности использования метода рисуночной фрустрации С. Розенцвейга в клинической психологии. Предлагается и обосновывается применение метода качественного анализа к материалам методики, что подразумевает отход от формальной схемы, внимание к способам выполнения задания, учет последовательности ответов, контекста и модификации инструкции. В соответствии с традициями отечественной патопсихологии при рассмотрении особенностей и нарушений психической деятельности, выявляемых методикой, выделяются четыре аспекта: мотивация, контроль и критичность, динамика, а также инструментальный аспект. Подробно описываются феномены, наблюдаемые при рассмотрении мотивационного аспекта. Ключевые слова: метод рисуночной фрустрации Розенцвейга; качественный анализ; нарушения мотивации; идентификация в проективных методах.

Разработанный С. Розенцвейгом тест рисуночной фрустрации (P-F Study)1 популярен среди отечественных психологов. Для русскоязычной выборки переведены и адаптированы взрослый [6] и детский

[2] варианты. Простота проведения, наличие формализованной схемы обработки результатов, четкость и ясность получаемых показателей, трактовка которых не требует глубокого знакомства с имеющимся концептуальным обоснованием, являются достоинствами методики. Немаловажно и то, что методика дает количественные данные, которые подходят для дальнейшей статистической проверки значимости и достоверности различий в случае научного исследования. При этом традиционно P-F Study считается проективной методикой, т.е. относительно свободной от сознательного искажения результатов, имеющей «глубинную» направленность2.

1 P-F Study, P-F — это принятая и использовавшаяся автором аббревиатура от английского названия Picture-Frustration Study. В отечественных работах используются такие обозначения, как тест Розенцвейга, метод исследования рисуночной фрустрации Розенцвейга и пр., которые мы будем использовать как синонимичные.

2 Оговоримся, что сам автор называл методику полупроективной и указывал, что результаты могут отражать разные «уровни поведения» (см. обсуждение ниже). Тем не менее указывалось на ее родство с ТАТ и ассоциативным экспериментом [26]. Автор также считал, что P-F может использоваться для демонстрации и экспериментальной

29

№ 42

Сибирский психологический журнал

2011 г.

По замыслу автора методика направлена на исследование реакций на фрустрацию. Им предложена классификация типов и направлений реакций в ситуации фрустрации: (экстрапунитивное — Е-А, интрапунитив-ное — I-А, импунитивное — М-А, направления и типы с фиксацией на препятствии — О-D, самозащите — Е-D, потребностно-упорствующий — N-P3). Эти категории получили широкое распространение и могут рассматриваться как имеющие самостоятельное значение, например при описании индивидуальных особенностей адаптации (с использованием понятия «фрустрационной толерантности», введенного Розенцвейгом). Контекст применения методики на данный момент в основном ограничивается исследованием агрессивности, прежде всего «вербального агрессивного поведения», с использованием тех же категорий при интерпретации результатов [28]. В отечественных работах встречается трактовка P-F как метода исследования особенностей межличностного взаимодействия, с опорой на все ту же предложенную С. Розенцвейгом классификацию вариантов ответов (например, [4]).

В дополнение к формальной схеме анализа данных методики, знакомство с которой является, на наш взгляд, необходимым, мы предлагаем использовать метод качественного анализа. Это позволяет существенно расширить возможности применения P-F Study в клинике. Идея качественного анализа заложена в самом названии, на котором настаивал С. Розенцвейг, подчеркивая, что P-F — это больше чем тест, это метод исследования реакций на фрустрацию [10]. В сравнении с нормативными, «групповыми» показателями (отклонениями от средних данных по выборке) большее значение Розенцвейг придавал анализу идиодинамики, т. е. соотношению, балансу различных ответов в протоколе. Таким образом он указывал на относительность получаемых числовых данных. В совместной статье со С. Адельманом С. Ро-зенцвейг отмечал, что конструктная валидность методики «наполовину определена психометрическими критериями, а наполовину находится под влиянием клинических факторов, включающих способности, умения и опыт интерпретирующего» и должна учитывать взаимодействие субъекта, ситуации и экспериментатора [29]. Элементы качественного анализа содержатся в выделении эго-блокинговых и суперэго-блокинговых ситуаций, в анализе трендов, а также в тщательном и дифференцированном описании отдельных ответов на каждую сти-мульную ситуацию, предложенном в авторском руководстве по мето-

проверки некоторых постулатов проективной методологии (например, [27, 28]). В большинстве современных исследований методику определяют либо как проективную, либо как полупроективную, либо отмечают ее «непрямой» характер.

3 Напомним, что при кодировании ответов направление агрессии шифруется соответствующей первой буквой (Е, I, M), а тип реакции — апострофом (для O-D), заглавным (для E-D) или строчным (для N-P) регистром. Например, Е’ обозначает экстрапуни-тивную реакцию с фиксацией на препятствии.

30

Метод качественного анализа в работе с тестом рисуночной фрустрации

дике [23]. Но последовательно метод качественного анализа не был разработан ни самим Розенцвейгом, ни, насколько нам известно, другими авторами, поскольку формальные категории оставались неизменной основой для дальнейших выводов и интерпретаций.

Несмотря на ряд вызывающих оптимизм сообщений, С. Розен-цвейг сохранял скептическое отношение к диагностическим возможностям методики в клинике (хотя клиническая направленность была очевидна в его ранних работах, где типы и направление агрессии связывались с защитными механизмами и через них с типами характера, например, истерическим, обсессивным, параноидным [24, 25, 27, 29]). Были предложения по модификации схемы интерпретации данных методики. Коше и Михан, сетуя на то, что не совсем понятен смысл отдельных показателей для клинициста, предлагали при помощи факторного и кластерного анализа выделить диагностически значимые паттерны [9]. Напротив, Грейбилл c соавт. [13] предлагали вовсе отказаться от категорий агрессии (т. е. типа и направления реакций) и опираться исключительно на отдельные кодируемые «факторы» (например, М’ -«отрицание фрустрации», I — «самообвинение», е — «обращение за помощью»), которые для Розенцвейга имели скорее техническое назначение, поскольку именно категории рассматривались как базовые конструкты методики. Как показало упомянутое выше исследование, корреляция «факторов» внутри объединяющих их категорий не только является по большей части незначимой, но иногда и значимо отрицательной. Однако в таком случае сама обоснованность выделения девяти «факторов», полученных в результате дедуктивной теоретической классификации, ставится под вопрос.

Другое направление совершенствования метода интерпретации данных связано с дифференцированным анализом ответов на разные ситуации. Раухфлейш [22] использовал деление ситуаций на эго- и су-перэго-блокинговые, сравнивая невротиков, психопатических и нормальных испытуемых. В работе с детским вариантом методики рекомендуется проводить сравнение ответов в ситуациях ребенок-взрослый и ребенок-ребенок [15, 31]. Грейбилл [12] предложил выделять ситуации с высокой, низкой и неопределенной степенью агрессивного содержания, доказывая, что последние более чувствительны к проявлениям индивидуальных различий в склонности к атрибуции враждебных намерений.

Все эти попытки, однако, так или иначе ограничены рамками «тестового» подхода. Более пригодным для решения данных проблем является метод качественного анализа. Нам также представляется, что при интерпретации данных методики необходимо отказаться от обязательного увязывания получаемых результатов с проблемой фрустрации-агрессии, поскольку результаты выполнения проявляют целый ряд других важных характеристик психической деятельности испы-

31

№ 42

Сибирский психологический журнал

2011 г.

туемого, и нередко именно они выходят на первый план. В этих случаях трактовка в терминах фрустрации-агрессии может оказаться ошибочной и иррелевантной рассматриваемому случаю. Кратко сошлемся здесь на результаты исследований.

Так, в ряде работ ставилась проблема связи между поведением в реальных жизненных ситуациях фрустрации и результатами P-F. С. Ро-зенцвейг определял этот аспект как исследование «открытого» уровня поведения и в целом склонялся к мнению, что методика является валидным инструментом именно для анализа «вербального агрессивного поведения» (оговариваясь, кстати, что это верно для «нормальной популяции» [29]. Результаты исследований, однако, неоднозначны. В исследовании Симоса [30] врачам-психиатрам было предложено оценить особенности поведения больных по тем же категориям, по которым проводится интерпретация тестовых данных, что не дало соответствия. Значительное число пациентов, демонстрировавших «интрапунитив-ное» поведение, по результатам теста показали преобладание «экстра-пунитивных» реакций, что позволило автору предположить, что они используют P-F как «катартическое средство». Хольцберг и Познер (Holzberg, Posner, 1951) не обнаружили связи показателей теста с ас-сертивностью, Альби и Гольдман (Albee, Goldman, 1950) — с открытой агрессией психиатрических пациентов, Уолкер (Walker, 1951, все по Lindzey, Goldwyn, 1954) — с враждебностью в клиническом интервью. Одно из наиболее оригинальных исследований было проведено Мель-маном и Уайтманом [20], которые после предъявления методики экспериментально моделировали аналогичные ситуации с участием испытуемого и оценивали его поведение в них. Корреляции не отличались от случайных. В исследованиях Грейбилла [14] агрессивные ответы школьников в тесте выявили связь с показателями враждебности по данным самоотчета, но не с соответствующими оценками учителей. Это противоречит сравнительному анализу результатов различных исследований на взрослых, проведенному Розенцвейгом и Адельманом [29], согласно которому методика в меньшей мере отражает уровень «мнения» (opinion), а в большей — открытого поведения. Были получены также заметные гендерные различия (более враждебные ответы у мальчиков), что позволило авторам обсуждать роль социальных сте-

4

реотипов в детерминации ответов .

Некоторые исследователи склоняются к точке зрения, что P-F отражает агрессивную идеацию (though content). Однако связь агрессивного фантазирования и P-F также неоднозначна. Агрессивное содержание в проективных методиках ТАТ, тесте Роршаха оказалось не свя-

4 Ср. с несколько отличающимися данными исследования Басу [8], где не было получено различий в паттернах ответов между мальчиками и девочками, в то время как для мальчиков и для девочек различия были отмечены для ответов в ситуациях, когда персонажи являются мальчиками или девочками.

32

Метод качественного анализа в работе с тестом рисуночной фрустрации

занным с соответствующими категориями P-F в исследованиях Линдси

[16]. Автор заключает, что P-F не является сенситивной методикой для выявления особенностей агрессивного фантазирования. К выводу о том, что метод нечувствителен к глубинным проявлениям агрессивности, пришла также Макдонаф в результате исследования больных с артериальной гипертензией [19].

Более обнадеживающими являются результаты исследований, в которых выполнение P-F связывалось с актуальными, сознаваемыми агрессивными переживаниями. В них рассматривалось влияние экспериментально вызванной фрустрации на показатели теста5. Не во всех исследованиях различия были значимы, однако в целом результаты сходны и указывают на возрастание числа экстраагрессивных ответов при снижении интраагрессии (хотя можно отметить, что для эгозащитных реакций и реакций с фиксацией на препятствии были получены противоречивые данные). Увеличение у детей процента экстрапуни-тивных реакций вслед за агрессивной игрой было показано Локвуд и Роллом [18]. То есть методика чувствительна к агрессивности, связанной с актуальной ситуацией, что затрудняет оценку стабильных личностных особенностей6. С. Розенцвейг, отметим, неоднократно подчеркивал, что метод направлен на исследование доступных всем поведенческих реакций, а не личностных черт как таковых [28] (ср. с пониманием диагностического значения «типа переживания» Г. Роршахом). О том же говорят исследования ретестовой надежности, где полученные коэффициенты колеблются от 0,5 до 0,66, указывая на взаимодействие личностных и ситуативных факторов [29].

Мы намеренно уделили внимание работам, в которых ставятся под сомнение различные аспекты традиционного использования P-F Study. Это не отрицает диагностическую ценность методики, и можно было бы привести обширный список работ, подтверждающих ее валидность. Нашей задачей было показать, что однозначная интерпретация результатов таит в себе опасность ошибки, особенно в клиникопсихологической практике.

5 Линдси, вероятно, были осуществлены наиболее изощренные эксперименты, где испытуемым нарочно причиняли боль, делая пробу крови из пальца, давали выпить литр жидкости, не позволяя затем помочиться в течение трех часов, заставляли голодать до 12 часов и затем моделировали неудачу в соревновании в группе, где в присутствии двух привлекательных девушек и двух студентов испытуемый демонстрировал худший результат в попытке заработать весьма заманчивое денежное вознаграждение.

6 Возможно, для объяснения этих результатов будет оправдано применение гипотезы, согласно которой показатели типа реакции носят более «проективный» характер, чем показатели направления агрессии [27], и таким образом скорее отражают устойчивые характеристики личности.

33

№ 42

Сибирский психологический журнал

2011 г.

Метод качественного анализа в клинической психологии

Общие принципы качественного анализа, как он традиционно понимается в клинической психологии, подразумевают отход от измерительной парадигмы и метода тестирования. В отечественной патопсихологии качественный анализ является основным принципом построения патопсихологического эксперимента [3]. Числовые данные могут использоваться в рамках качественного анализа с целью наглядности и удобства описания выполнения задания испытуемым, а не как выражение самих исследуемых психологических переменных. Методики, предназначенные для качественного анализа (такие как большинство традиционных патопсихологических методик), могут быть определены как клинические инструменты. Целью таких методик является помощь в выявлении особенностей психической деятельности испытуемого: совершаемых им ошибок, основных трудностей, стилевых характеристик и пр. Если в случае теста диагностический вывод обоснован статистическим аппаратом, заложенным в нем, то в случае клинического инструмента этот вывод делается самим психологом в результате анализа и сопоставления полученных данных. Сама же методика лишь вскрывает, делает доступным для анализа репрезентативный материал, позволяя наблюдать больного в его реальной деятельности. Важными для клинического инструмента являются не надежность и другие психометрические характеристики методики7, а способность отразить и детально описать специфические нюансы деятельности, которые иначе могут ускользать от исследователя.

Стоит отметить, что качественный анализ не тождествен глубинной интерпретации, использующейся в проективной методологии, и имеет иную направленность. В то же время приемы анализа так называемых «формальных», стилистических характеристик в проективных методиках близки традиционному «качественному анализу».

Применение качественного анализа к данным теста Розенцвейга

В отношении P-F Study качественный анализ может быть реализован следующими способами:

А. Через обращение к нюансам и специфическим особенностям ответов испытуемого. Это подразумевает отход от формальных категорий как исходного материала для интерпретации. Ответы, по формальной схеме попадающие в одну категорию (один «фактор»), могут быть различными по содержанию и диагностическому значению. Так, не менее

7 По сути психометрические параметры и не являются применимыми для оценки клинических инструментов [1. С. 483].

34

Метод качественного анализа в работе с тестом рисуночной фрустрации

важным, чем экстрапунитивное или интрапунитивное направление агрессии, является обращенность к другому или его избегание: т.е. предполагается ли соучастие, взаимодействие, ответная реакция другого или возможность коммуникации «закрывается». Для качественного анализа необходима подробная и максимально точная запись ответов и любых особенностей поведения и взаимодействия с психологом в ходе выполнения методики. Могут также привлекаться оценочные категории, разработанные для других методик. Например, предложенное Д. Рапапортом для рассказов ТАТ определение «общего аффективного тона» ответов — беззаботность, раздраженность, подавленность, циничность, тревожность и пр. — может давать представление о восприятии испытуемым межличностных отношений, ожиданиях от них [21].

Б. Через анализ последовательности (динамики) ответов, сопоставление реакций на различные изображенные ситуации и их дифференцированный анализ с тщательным изучением особенностей самого стимульного материала. И если в формальной схеме С. Розенцвейга анализ динамики ограничивается рассмотрением «трендов» (различий между первой и второй половиной ответов испытуемого), а также сравнением реакций в эго-блокинговых и суперэго-блокинговых ситуациях (последний аспект не формализован), то важной составляющей качественного анализа является учет любых факторов, определяющих изменчивость ответов.

Отметим, что качественный анализ подразумевает анализ протокола в целом, что в некоторых случаях затрудняет приведение точных примеров как иллюстрации нарушений.

В. Через опрос и модификации инструкций. Опрос С. Розенцвейг рекомендовал проводить с целью выяснения того, к какому уровню поведения следует отнести проявившиеся при выполнении методики особенности реакций на фрустрацию, т.е. отражают ли они типичные способы поведения, представление о себе или относятся к агрессивному фантазированию. Подобной цели можно добиться через модификации инструкции с предложением ответить, например, «по-справедли-вости» или «как Вы бы повели себя на месте изображенного персонажа», «какие бы ответы дал бы обычный человек». Подобные модификации инструкции тем более необходимы, если мы полагаем, что существуют выраженные особенности мотивационного отношения к заданию, которые могут искажать его результаты. Следует, безусловно, соблюдать осторожность в вариациях процедуры проведения и учитывать, какое влияние она оказывает на результаты, но в некоторых случаях гибкость психолога и экспериментирование с содержанием предлагаемого задания необходимы для того, чтобы получить значимый клинический материал. В качестве же исследовательского приема (т.е. в научных работах) модификации инструкции и процедуры проведения методики неоднократно и продуктивно использовались, особенно в

35

№ 42

Сибирский психологический журнал

2011 г.

отечественных исследованиях (например, Ф.С. Сафуанова, С.Н. Енико-лопова, П.М. Якобсона, Н.В. Тарабриной).

Г. Наконец, качественный анализ может реализовываться через привлечение данных, позволяющих понять контекст обследования, сравнение с результатами других методик, анализ коммуникации с психологом. С этой точки зрения ситуация проведения теста Розенцвейга может рассматриваться с позиций общей методологии проективного исследования как метакоммуникации [5].

Данные качественного анализа, которые позволяет получить тест Розенцвейга, преимущественно относятся к четырем аспектам психической деятельности испытуемого, а именно: особенностям мотивации, контроля и критичности, динамическому и инструментальному аспектам. Рассмотрим их последовательно.

ОСОБЕННОСТИ МОТИВАЦИИ

Специфика мотивации испытуемого должна быть проанализирована в первую очередь, поскольку это необходимо и для адекватной квалификации других наблюдаемых в эксперименте феноменов. Ее удобнее рассматривать, выделяя, с одной стороны, особенности отношения к заданию, ситуации обследования в целом, что можно назвать «экспериментальной мотивацией», и, с другой стороны, особенности эмоционального отношения к предъявляемым стимулам.

Экспериментальная мотивация

Распространенным вариантом, который можно считать условно «нормативным», является трактовка испытуемым методики как задания на исследование его способов взаимоотношения с людьми. Соответственно, ожидаемым может быть стремление испытуемого показать свою компетентность в общении, проявить способность к пониманию психологии и логики человеческих поступков, отразить свою индивидуальность в условиях социального взаимодействия. В немалой степени экспериментальная мотивация задается извне: через информирование испытуемого о цели исследования, через особенности контакта, степень его формальности или доверительности — как в ситуации проективного исследования или тестирования способностей, или экспертизы. На этом фоне индивидуальные различия в восприятии и отношении к заданию приобретают особое диагностическое значение.

Спектр проявлений особенностей мотивации в методике крайне широк, но в точном смысле слова нарушениями на мотивационном уровне целесообразно называть те случаи, когда происходит подмена задания, не позволяющая в полной мере интерпретировать полученные результаты в традиционном ключе.

36

Метод качественного анализа в работе с тестом рисуночной фрустрации

Одним из наиболее часто встречающихся вариантов, особенно при работе с подростками, является стремление шокировать экспериментатора, бравада подчеркнуто асоциальными ответами. Такое поведение отражает значимость внешней оценки с одновременными тревожными ожиданиями пренебрежения, отвержения и т.п. По форме противоположным, но содержательно близким является подчеркнутое игнорирование в предлагаемых репликах своих интересов в пользу окружающих, демонстративная жертвенность. Общее мотивационное основание этих реакций — сверхзначимость социальной оценки — подтверждается теми случаями, когда они сочетаются в одном протоколе.

Существуют другие формы подмены задания. Одной из них является занятие особой позиции пренебрежения, обесценивания по отношению к изображенной сцене и ее участникам. Испытуемый отвечает свысока, противопоставляя себя тому, как скорее всего повели бы себя изображенные герои, глупые, наивные, неудачливые, необразованные или малокультурные, таким образом демонстрируя свое превосходство над ними. Так, например, ребенок может обратить внимание на то, что изображенный персонаж — девочка, и ответить: «Ну, девчонки всегда в таких ситуациях ныть начинают: «Ну, мама, ну купи, ну купи мне куклу!!!». Подобное обесценивающее, надменное отношение нередко носит устойчивый характер, в результате чего искажается весь паттерн ответов, отражая в первую очередь особенности отношения к другим людям (хотя результаты формального анализа по предложенной автором методики схеме все равно могут представлять определенный интерес). В ряде случаев угадывается специфическая трактовка методики, как потенциально способной принизить испытуемого, что, вероятно, и лежит в основе данного паттерна ответов.

Для некоторых испытуемых формальные задачи обследования отступают на второй план, зато ситуация тестирования предстает для них прекрасной возможностью завладеть вниманием психолога. Демонстративность может по-разному проявляться в методике, в том числе в виде описанных выше нереалистичных, не вызывающих доверия жертвенных ответов, покорности, за которой не удается скрыть совсем другие переживания («Ничего страшного, мне все равно видно маленький кусочек экрана», что получает по формальной схеме двойную шифровку E’, M’).

Более специфичными, однако, являются такие особенности, как личностные комментарии («вот у меня такое было в кафе…»), подчеркнутая яркость, эмоциональность ответов, использование моральных шаблонов с элементом театральности, крайняя противоречивость, стремление вовлечь психолога во взаимодействие, добиться от него ответа («ведь так нехорошо поступать, правда?», «а как бы Вы ответили на моем месте?»). Испытуемый пытается сделать обследующего соучастником, разделяет с ним ответственность за данные ответы, вплоть

37

№ 42

Сибирский психологический журнал

2011 г.

до того, что иногда происходит переворачивание ситуации (испытуемый как бы обследует психолога).

Потребность в постоянной поддержке, принятии, подкреплении является общим радикалом подобных реакций (сама доброжелательная нейтральность психолога является для истерического испытуемого вызовом, тем льдом, который необходимо растопить). То есть именно этой группе испытуемых особенно присуще стремление представить себя в наиболее выгодном свете, что может принимать разные, подчас гротескные формы. Так, иногда возникает подчеркнутая «наивная серьезность». Ее проявлениями могут быть чрезмерная включенность в изображенную ситуацию, избыточная идентификация с персонажем, трактовка конфликта как конкретного реального случая: «Но так же нельзя делать!» (испытуемый предлагает не ответ за персонажа, а высказывает собственное отношение к изображенной ситуации), «Тут надо обязательно позвать милиционера, иначе как потом докажешь, кто прав?». С другой стороны, «наивная серьезность» может найти свое выражение в попытке заниматься нравоучениями, привлечении моральных норм, значение которых несопоставимо с содержанием сти-мульной картинки. Важную роль может играть подчеркнутое стремление быть правильным, хорошим испытуемым, что будет отражаться в несколько наивном и поверхностном поиске «верных» ответов, с использованием моральных шаблонов (ищется такой ответ, который поможет понравиться психологу, предстать перед ним в выгодном свете).

Поиск правильных ответов и избыточное рассуждательство могут иметь другой характер, что встречается у традиционно противопоставляемых истерическим личностям пациентов с обсессивными чертами, а также у некоторых шизоидов. Их выполнение методики напоминает процесс решения задачи, а сама методика предстает для них как нечто подобное тесту на интеллект или коммуникативную компетентность. Они навязчиво и иногда мучительно пытаются угадать единственный истинный ответ или предлагают несколько, вводя дополнительные условия задания и создавая «дерево решений». Очевидно, за подобной тактикой могут стоять как крайняя неуверенность и желание избежать ответственности за выбор ответов, так и некоторая эмоциональная дефицитарность и трудности идентификации.

В отличие от описанного выше, встречаются пустые, бессодержательные комментарии, мало связанные с изображенной ситуацией, по сути являющиеся резонерскими. Это может быть проявлением грубых нарушений мотивационного компонента познавательной деятельности, подробно описанных в классических патопсихологических работах (Б.В. Зейгарник, Т.И. Тепеницына, М.М. Коченова, В.В. Николаева).

Особый вариант искаженного понимания экспериментальной ситуации представляет убежденность в существовании скрытого смысла задания, отражающаяся в настойчивых попытках понять его суть, по-

38

Метод качественного анализа в работе с тестом рисуночной фрустрации

исках «правильного» ответа. Внешне это могут быть вполне безобидные уточняющие вопросы, социально желательные ответы, рассуждения, предваряющие ответ, настороженное внимание к реакции психолога и поспешное изменение уже прозвучавшего ответа. Такое поведение свойственно испытуемым, для которых обследование имеет чрезвычайную значимость и наиболее ярко проявляется у больных с параноидными чертами, причины настороженности которых лежат вне объективной ситуации. Но подобный паттерн может быть проявлением установочного поведения, например, при выписке из больницы, переводе из наблюдательной палаты или решении вопросов экспертизы.

Кроме ярких вариантов подмены и искажения экспериментальной мотивации, интерес могут представлять также и менее выраженные индивидуальные различия, проявляющиеся в специфичных тактиках выполнения задания, которые позволяют уточнить значение ответов. Примерами могут служить послушное, конформное, несколько формальное следование требованиям экспериментальной ситуации (увеличивающееся число импунитивных ответов, ответов с элементом социальной желательности — i, E, m) или сверхсерьезное, прилежное выполнение с потребностью обязательно определить ответственного за сложившуюся ситуацию, ее разрешение (могут чаще встречаться ответы Е, I, e, i, а также соответствующие комментарии). Встречается и акцентированное стремление добавлять элемент драматизма (может увеличиваться число экстрапунитивных ответов, когда испытуемый получает очевидное удовольствие от разыгрывания ролей, что позволяет ему экстернализировать и символизировать внутренний конфликт). Прототипом подобной тактики у детей является игровое отношение к заданию.

Отдельно следует выделить стремление рассмешить экспериментатора. С. Розенцвейг специально указывал, что юмористические ответы могут быть, тем не менее, зашифрованы по формальной схеме (по [29. Р. 583]). Это не значит, что юмор или ирония в ответе не имеют значения для диагноста. Поскольку желание насмешить может иметь разные источники, требуется более детальный анализ ответов. Чаще всего его можно трактовать как соблазняющее или защитное (избегающее) поведение. С учетом того, что в полной инструкции подчеркивается необходимость серьезно отвечать на вопросы, повторяющиеся юмористические ответы могут рассматриваться как мотивационное нарушение.

Идентификация и эмоциональное отношение

Вариации экспериментальной мотивации не исчерпывают весь спектр мотивационных особенностей, которые могут быть выделены на материале теста Розенцвейга. Другую группу составляют проявления

39

№ 42

Сибирский психологический журнал

2011 г.

нарушений эмоционального отношения, идентификации и эмпатии. Они также приводят к тому, что направленность деятельности испытуемого изменяется по сравнению с условно ожидаемой. Тест Розенцвейга основан на гипотезе прямой идентификации, которая ранее предлагалась Г. Мюрреем как базовый принцип интерпретации рассказов «Тематического апперцептивного теста». Позже гипотеза была подвергнута критике рядом исследователей, однако в отношении P-F Study С. Розенцвейг подчеркивал ее обоснованность, так как инструкцией испытуемого специально просят ответить за одного из персонажей («контролируемая проекция» по С. Розенцвейгу). Интерпретация результатов в согласии с формальной схемой возможна при выполнении условия прямой идентификации. В тех случаях, когда данное условие не соблюдается, использование формальной схемы не обосновано (по крайней мере, результаты не должны интерпретироваться буквально). Зато особенности идентификации и отношения к изображенным ситуациям представляют интерес для качественного анализа данных методики.

Было бы неверно нарушения экспериментальной мотивации и нарушения эмоционального отношения и идентификации обособлять друг от друга, поскольку речь идет, скорее, о различных способах описания. Мы указывали, что при обесценивающем отношении к заданию испытуемый не идентифицируется с изображенными персонажами, а противопоставляет себя им. Однако препятствия на пути к идентификации с изображенным персонажем могут быть связаны с более глубокими аффективными нарушениями, затрагивающими базальные уровни. Так, из-за дефицита эмпатии, отсутствия социальной направленности, интереса к другому человеку может возникать паттерн ответов, характеризующийся крайней формальностью, отстраненностью, отсутствием какого-либо личностного вклада. С другой стороны, нарушения эмпатии могут проявляться и иначе — через непонимание социального смысла изображенных ситуаций, ошибки в их трактовке. Еще одним проявлением выраженной дефицитарности эмпатии могут быть неприемлемые, грубые ответы, отражающие не столько некритичность испытуемого, сколько недостаток ориентации на психолога, безразличие к его реакциям.

Противоположностью является легкость идентификации, избыточная эмоциональная вовлеченность, узнаваемая по аффективнозаряженным ответам, комментариям к рисунку и собственным эмоциональным реакциям испытуемого. Но в силу особенностей стимуль-ного материала подобные ответы встречаются редко, в основном при выраженной эмоциональной лабильности.

Иногда за избыточную идентификацию можно принять феномен «психологизирующего резонерства» — чрезмерную сосредоточенность на нюансах социального взаимодействия, стремление к обоснованию поступков и слов персонажей, неуместное сопереживание (в незначи-

40

Метод качественного анализа в работе с тестом рисуночной фрустрации

мых ситуациях). В клинической практике это характерно для испытуемых, пытающихся компенсировать переживание отчужденности, отсутствие социальных контактов (например, для больных шизофренией в стадии ремиссии или шизоидов).

Встречаются специфические особенности идентификации, которые нельзя определить ни как дистанцированность, ни как избыточную лабильность, поскольку они носят двойственный характер. Подобные варианты отражают эгоцентрическую ориентацию, что особенно ярко проявляется в случаях нарциссической патологии, как чрезмерная поглощенность самим собой и отсутствие интереса к другим (хотя элементы эгоцентрической ориентации присущи многим психическим расстройствам). На поверхности бросаются в глаза трудности при необходимости ответить за другого человека, встать на его позицию, потеснив свои заботы и переживания («а я не знаю, как может человек ответить в такой ситуации», «но я бы и не брал ее самокат»). Но за этим скрывается невозможность признать другого как отличающегося от самого себя, уподобление его себе и формирование чрезвычайно жесткой связи с «образом-двойником».

Данная специфика находит отражение в комментариях, подчеркивании и навязывании личного видения, игнорировании чужой позиции, что среди прочего может выражаться в реакциях отрицания собственной вины (Е), особой аффектации, формулировке ответов, в которой пол персонажа меняется на собственный, сведении изображенных ситуаций к случаям из своей жизни, застревании на отдельных ситуациях и возвращении к ним (что должно быть дифференцировано с нарушениями динамики). Сочетание недостаточной легкости идентификации с фиксированностью на собственном Я можно увидеть в рассуждениях о том, как поступил бы нарисованный персонаж и как, в свою очередь, поступил бы сам испытуемый. Следует, однако, учитывать, что особенности идентификации не обязательно будут заметны по материалам выполнения P-F. Более чувствительными к данной проблематике являются другие методики (например, ТАТ, рисунок человека, тест Роршаха).

Литература

1. Анастази А., Урбина С. Психологическое тестирование. СПб.: Питер, 2007. 688 с.

2. Данилова Е.Е. Детский «Тест Рисуночной фрустрации» С. Розенцвейга. М.: Мос-

ковский городской психолого-медико-социальный центр, 1997.

3. Зейгарник Б.В. Патопсихология. М.: Изд-во Мос. гос. ун-та, 1986. 287 с.

4. Лубовский Д.В. О применении теста фрустрации Розенцвейга в школьной психоди-

агностике // Вопр. психологии. 1990. № 3. С. 151-154.

5. Соколова Е.Т., Чечельницкая Е.П. О метакоммуникации в процессе проективного исследования пациентов с пограничными личностными расстройствами // Мос. психотерапевтич. журн. 1997. № 3. С. 15-38.

6. Тарабрина Н.В. Экспериментально-психологическая методика изучения фрустра-ционных реакций: Метод. рекомендации. Л., 1984.

41

№ 42

Сибирский психологический журнал

2011 г.

7. ХолоднаяМ.А. Когнитивные стили. О природе индивидуального ума. 2-е изд. СПб.:

Питер, 2004.

8. Basu J. The influence of gender stereotype on projection of aggression in the Rosenzweig Picture-frustration study // Sex roles. 1991. Vol. 25, № 5-6. Р. 301-309.

9. Cocke E., Meehan J. Factor and Cluster Analyses with the Rosenzweig Picture Frustration Study // Journ. of Personality Assessment. 1979. Vol. 43, № 1. P. 39.

10. Duncan B. The founder of common factors: A conversation with Saul Rosenzweig // Journal of Psychotherapy Integration. 2002. Vol. 12. P. 10-31.

11. Fonagy P., Target M., Gergely G. Psychoanalytic perspectives on developmental psychopathology / D. Cicchetti, D. Cohen (Eds.) Developmental Psychopathology. By 2-d ed. N.J.: John Wiley and Sons, 2006. Vol. 1. P. 701-749.

12. Graybill D., Heuvelman L.R. Validity of the Children’s Picture-Frustration Study: A Social-Cognitive Perspective // Journ. of Personality Assessment. 1993. Vol. 60, № 2. P. 379-389.

13. Graybill D., Peterson S., Williams P. Variability of Responses Withing the Aggression Categories on the Rosenzweig Picture-Frustration Study, Children’s Form // Journ. of Personality Assessment. 1989. Vol. 53, № 3. P. 472.

14. Graybill D., Williams P., Bodmer B., Peterson S. Relationship of the children’s form of the Rosenzweig Picture-Frustration Study to children’s behavior, gender, and fantasies // Psychological Reports. 1991. Vol. 68, pt. 1. P. 747-753.

15. Kinard E. Aggression in Abused Children: Differential Responses to the Rosenzweig Picture-Frustration Study // Journ. of Personality Assessment. 1982. Vol. 46, № 2. P. 139.

16. Lindzey G. An experimental test of the validity of the rosenzweig picture-frustration study // Journ. of Personality. 1950. Vol. 18, № 3. P. 315.

17. Lindzey G., Goldwyn R. Validity of the Rosenzweig Picture-Frustration Study // Journ. of Personality. 1954. Vol. 22, № 4. P. 519-547.

18. Lockwood J., Roll S. Effects of fantasy behavior, level of fantasy predisposition, age, and sex on direction of aggression in young children // Journ. of Genetic Psychology. 1980. Vol. 136. P. 255-264.

19. Mc Donough L. Inhibited aggression in essential hypertension // Journ. of Clinical Psychology. 1964. Vol. 20, № 4. P. 447.

20. Mehlman B., Whiteman S. The relationship between certain pictures of the Rosenzweig picture-frustration study and corresponding behavioral situations // Journ. of Clinical Psychology. 1955. Vol. 11, № 1. P. 15-19.

21. Rapaport D., Gill M., Schafer R. Diagnostic psychological testing (revised edition, edited by R.R. Holt). N.Y.: International university press Inc., 1968.

22. Rauchfleisch U. Diagnostic significance of ego and superego blocking situations in the Rosenzweig Picture-Frustration Test // Zeitschrift Fur Klinische Psychologie, Psychopa-thologie Und Psychotherapie / Im Auftrag Der Gorres-Gesellschaft 1985. Vol. 33, № 2. P. 152-160.

23. Rosenzweig S. Basic manual for the Rosenzweig picture-frustration (P-F) Study. St.Luis: Dana House, 1978.

24. Rosenzweig S. The experimental measurement of types of reaction to frustration / H.A. Murray (Ed.). Explorations in personality. N.Y.: Oxford University Press, 1938. P. 585-599.

25. Rosenzweig S. III. Need-Persistive and Ego-Defensive reactions to frustration as demonstrated by an experiment on repression // Psychological review. 1941. Vol. 47. P. 347-349.

26. Rosenzweig S. The picture-association method and its application in a study of reactions to frustration // Journ. of Personality. 1945. Vol. 14. P. 3-23.

27. Rosenzweig S. Some problems relating to research on the rosenzweig picture-frustration study // Journ. of Personality. 1950. Vol. 18, № 3. P. 303.

42

Метод качественного анализа в работе с тестом рисуночной фрустрации

28. Rosenzweig S. Aggressive behavior and the Rosenzweig picture-frustration (P-F) study // Journ. of Clinical Psychology. 1976. Vol. 32, № 4. P. 885-891.

29. Rosenzweig S., Adelman S. Construct Validity of the Rosenzweig Picture-Frustration Study // Journ. of Personality Assessment. 1977. Vol. 41, № 6. P. 578.

30. Simos I. The picture-frustration study in the psychiatric situation-preliminary findings // Journ. of Personality. 1950. Vol. 18, № 3. P. 327.

31. Spache G. Sex differences in the rosenzweig p-f study, children’s form // Journ. of Clinical Psychology. 1951. Vol. 7, № 3. P. 235-238.

32. Winefield H. Anger Expression in the Picture-Frustration Study Under Stressful Conditions // Journ. of Personality Assessment. 1981. Vol. 45, № 4. P. 370.

QUALITATIVE ANALYSIS IN WORK WITH TEST PICTURESQUE FRUSTRATION

S. ROSENZWEIG. I. MOTIVATIONAL ASPECT Vinogradova M.G., Ryzhov A.L. (Moscow)

Summary. Possibilities of the usage of S. Rosenzweig’s Picture-Frustration Study in clinical psychology are reviewed. The authors propose and justify the application of qualitative analysis to the data provided by method in question. It supposes the abandonment of formal schema of analysis, attention to the ways of accomplishing the task by subject, account of the sequence of answers and of the context, modifications of inquiry. Following the traditions of Russian pathopsychological school four aspects of mental functioning are distinguished in the material revealed by Study: motivation, dynamics, control and critical attitude, instrumental repertory. The phenomena observed when analyzing the motivation aspect are described in details.

Key words: Rosenzweig’s Picture-Frustration Study; qualitative analysis; disturbances of motivation; identification in projective methods.

43

Тест рисуночной фрустрации Розенцвейга.

Тест рисуночной фрустрации Розенцвейга. — страница №1/1


Тест рисуночной фрустрации Розенцвейга.

(Петряева Марина 1132 гр.)

Проективные методики – методики, основанные на феномене проекции. Неоднозначное задание порождает активность испытуемого, результат которой (текст, рисунок и т.п.), позволяет сделать вывод о скрытых психических свойствах этого испытуемого. При этом происходит проекция (приписывание, перенос) психических свойств испытуемого на материал задания (фотоизображение, рисунок, ситуация, проективная роль и т.п.)

Цель теста рисуночной фрустрации Розенцвейга – исследование реакций на неудачу и способов выхода из ситуаций, препятствующих деятельности или удовлетворению потребностей личности.

Возрастные границы применения теста

Детский вариант методики предназначен для детей 4–13 лет. Взрослая версия теста применяется с 15 лет, в интервале же 12–15 лет возможно использование как детской, так и взрослой версии теста, поскольку они сопоставимы по характеру содержащихся в каждой из них ситуаций. При выборе детской или взрослой версии теста в работе с подростками необходимо ориентироваться на интеллектуальную и эмоциональную зрелость испытуемого.

Теоретические основы

В 1934 году Розенцвейг опубликовал «эвристическую» классификацию типов реакций фрустрации, которую он намеревался сделать базой для измерений проекции личности. Более совершенная формулировка теории появилась в 1938 году.

В ситуации фрустрации Розенцвейг рассматривает три уровня психологической защиты организма.

Клеточный (иммунологический) уровень, защита основана здесь на действии фагоцитов, антител кожи и т. д. и содержит исключительно защиту организма против инфекционных воздействий.

Автономный уровень, называемый также уровнем немедленной необходимости. Он заключает защиту организма в целом против общих физических агрессий. В психологическом плане этот уровень соответствует страху, страданию, ярости, а на физиологическом — биологическим изменениям типа «стресса».

Высший кортикальный уровень (защита «я») заключает в себе защиту личности против психологической агрессии. Это — уровень, включающий главным образом теорию фрустрации.

Розенцвейг различает два типа фрустрации.

Первичная фрустрация, или лишение. Она образуется в случае, если субъект лишен возможности удовлетворить свою потребность. Пример: голод, вызванный длительным голоданием.

Вторичная фрустрация. Она характеризуется наличием препятствий или противодействий на пути, ведущем к удовлетворению потребности.

Одним из важных является вопрос о типах фрустраторов. Розенцвейг выделяет три типа фрустраторов.

К первому типу он отнес лишения, т. е. отсутствие необходимых средств для достижения цели или удовлетворения потребности.

Лишения бывают двух видов — внутренние и внешние. В качестве иллюстрации «внешнего лишения», т. е. случая, когда фрустратор находится вне самого человека, Розенцвейг приводит ситуацию, когда человек голоден, а пищи достать не может. Примером внутреннего лишения, т. е. при фрустраторе, коренящемся в самом человеке, может служить ситуация, когда человек чувствует влечение к женщине и вместе с тем сознает, что сам он настолько не привлекателен, что не может рассчитывать на взаимность.

Второй тип составляют потери, которые также бывают двух видов — внутренние и внешние. Примерами внешних потерь являются смерть близкого человека, потеря жилища (сгорел дом). В качестве примера внутренней потери Розенцвейг приводит следующий: Самсон, теряющий свои волосы, в которых по легенде заключалась вся его сила (внутренняя потеря).

Третий тип фрустратора — конфликт: внешний и внутренний. Иллюстрируя случай внешнего конфликта, Розенцвейг приводит пример с человеком, который любит женщину, остающуюся верной своему мужу. Пример внутреннего конфликта: человек хотел бы соблазнить любимую женщину, но это желание блокируется представлением о том, что было бы, если бы кто-нибудь соблазнил его мать или сестру.

Процедура проведения

Материал теста состоит из серии 24 рисунков, представляющих каждого из персонажей во фрустрационной ситуации. На каждом рисунке слева персонаж представлен во время произнесения слов, описывающих фрустрации другого индивида или его собственную. Персонаж справа имеет над собой пустой квадрат, в который должен вписать свой ответ, свои слова. Черты и мимика персонажей устранены из рисунка, чтобы способствовать идентификации этих черт (проективно). Ситуации, представленные в тесте, можно разделить на две основные группы.

А. Ситуация препятствия «я» (эгоблокинговые). В этих ситуациях какое-либо препятствие, персонаж или предмет останавливают, обескураживают, сбивают с толку, словом, любым прямым способом фрустрируют субъекта.

Б. Ситуация препятствия «сверх я» (суперэгоблокинговые). Субъект при этом служит объектом обвинения. Его призывают к ответственности или обвиняют другие.

Тест может быть применен как в индивидуальном, так и в групповом исполнении. Но в отличие от группового в индивидуальном исследовании используется еще один важный прием: просят прочесть вслух написанные ответы.

Экспериментатор отмечает особенности интонации и прочее, что может помочь в уточнении содержания ответа (например, саркастический тон голоса). Кроме того, испытуемому могут быть заданы вопросы относительно очень коротких или двусмысленных ответов (это также необходимо для подсчета). Иногда случается, что испытуемый неправильно понимает ту или иную ситуацию, и, хотя такие ошибки сами по себе значимы для качественной интерпретации, все же после необходимого разъяснения от него должен . быть получен новый ответ. Первоначальный ответ нужно зачеркнуть, но не стирать резинкой. Опрос следует вести по возможности осторожнее, так, чтобы вопросы не содержали дополнительной информации.

Инструкция для взрослых:

«Вам сейчас будут показаны 24 рисунка (приложение в отдельных папке). На каждом из них изображены два говорящих человека. То, что говорит первый человек, написано в квадрате слева. Представьте себе, что может ответить ему другой человек. Напишите самый первый пришедший Вам в голову ответ на листе бумаги, обозначив его соответствующим номером. Старайтесь работать как можно быстрее. Отнеситесь к заданию серьезно и не отделывайтесь шуткой. Не пытайтесь также воспользоваться подсказками».

Инструкция для детей:

«Я буду показывать тебе рисунки (приложение в отдельных папке), на которых изображены люди в определенной ситуации. Человек слева что-то говорит и его слова написаны сверху в квадрате. Представь себе, что может ответить ему другой человек. Будь серьезен и не старайся отделаться шуткой. Обдумай ситуацию и отвечай побыстрее».

Обработка теста состоит из следующих этапов:

1. Оценка ответов. 2. Определение показателя «степень социальной адаптивности».

3. Определение профилей. 4. Определение образцов. 5.Анализ тенденций.

Оценка ответов. Каждый ответ оценивается с точки зрения двух критериев: направления реакции и типа реакции.

По направлению реакции подразделяются:

1. Экстрапунитивные реакции (реакция направлена на живое или неживое окружение — подчеркивается степень фрустрирующей ситуации, осуждается внешняя причина фрустрации или разрешение данной ситуации вменяется в обязанность другому лицу).

2. Интропунитивные реакции (реакция направлена субъектом на самого себя: испытуемый принимает фрустрирующую ситуацию как благоприятную для себя, принимает вину на себя или берет на себя ответственность за исправление данной ситуации).

3. Импунитивные реакции (фрустрирующая ситуация рассматривается испытуемым как малозначащая, как отсутствие чьей-либо вины или как нечто такое, что может быть исправлено само собой, стоит только подождать и подумать).

Реакции различаются также с точки зрения их типов:

1. Тип реакции «с фиксацией на препятствии» (в ответе испытуемого препятствие, вызвавшее фрустрацию, всячески подчеркивается или интерпретируется как своего рода благо или описывается как препятствие, не имеющее серьезного значения).

2. Тип реакции «с фиксацией на самозащите» (главную роль в ответе испытуемого играет защита себя, своего «Я», субъект или порицает кого-то, или признает свою вину, или же отмечает, что ответственность за фрустрацию никому не может быть приписана).

3. Тип реакции «с фиксацией на удовлетворение потребности» (ответ направлен на разрешение проблемы; реакция принимает форму требования помощи от других лиц для решения ситуации; субъект сам берется за разрешение ситуации или же считает, что время и ход событий приведут к ее исправлению).

Определение показателя «степень социальной адаптивности»

Показатель «степени социальной адаптации» — GCR — вычисляется по специальной таблице. Его численное значение выражает процент совпадений счётных факторов конкретного протокола (в баллах) с общим числом стандартных для популяции ответов.

Профили

Суммарные баллы каждого из девяти счётных факторов записываются в таблицу профилей на протокольном бланке. В этой же таблице указывают общий суммарный балл и процент (от 24) всех ответов каждого направления (в строчке) и каждого типа (в столбике).

Определение образцов.

На основании таблицы профилей определяются образцы. Их всего 4: 3 основных и 1 дополнительный.

Образец 1: Констатация относительной частоты ответов разных направлений независимо от типа реакций.

Образец 2: отражает относительную частоту типов реакций.

Образец 3: отражает относительную частоту наиболее частых трех факторов независимо от типов и направлений.

Три основных образца позволяют легче отметить преобладающие способы ответов по направлению, типу и их комбинации.

Дополнительный образец состоит из сравнения эгоблокин-говых ответов с соответствующими суперэгоблокинговыми реакциями.

Анализ тенденций

Во время опыта субъект может заметно изменить своё поведение, переходя от одного типа или направления реакции к другому. Всякое такое изменение имеет большое значение для понимания фрустрации, так как показывает отношение субъекта к своим собственным реакциям.

Анализ предполагает выявить существование таких тенденций и выяснить их природу. Тенденции отмечаются (записываются) в виде стрелы, выше древка стрелы указывают численную оценку тенденции, определённую знаком «+» или «-«. «+» — положительная тенденция, «-» — отрицательная тенденция.

Интерпретация результатов.

Испытуемый сознательно или подсознательно идентифицирует себя с фрустрированным персонажем каждой рисуночной ситуации. Техника интерпретации включает несколько этапов.

Первый этап состоит в изучении GCR, который является важным показателем методики. Так, если испытуемый имеет низкий процент GCR, то можно предполагать, что у него часто бывают конфликты (разного типа) с окружающими его лицами, что он недостаточно адаптирован к своему социальному окружению. Второй этап состоит в изучении оценок шести факторов в таблице профилей. Оценки, касающиеся направления реакций (Е, I, М), имеют значения, вытекающие из теоретических представлений о фрустрации.

Третий этап интерпретации — изучение тенденций. Оно может иметь большое значение для понимания отношения испытуемого к своим собственным реакциям. Длительность обследования 20-30 минут.

В целом можно добавить, что на основании протокола обследования можно сделать выводы относительно некоторых аспектов адаптации испытуемого к своему социальному окружению.

Методика ни в коем случае не дает материала для заключений о структуре личности. Можно лишь с большей долей вероятности прогнозировать эмоциональные реакции испытуемого на различные трудности или помехи, которые встают на пути к удовлетворению его потребностей, к достижению цели.

Стимульный материал.

Взрослый вариант:

Детский вариант:

Тест розенцвейга детский вариант бланк

Скачать тест розенцвейга детский вариант бланк txt

Можно лишь с большей долей вероятности прогнозировать эмоциональные реакции испытуемого на различные трудности или помехи, которые встают на пути к удовлетворению его потребностей, к достижению цели.

Методики определения профессиональных склонностей Методика Карта интересов. В этом случае этот образец меньше нормы за счет высокого I , а не низкого I. Испытуемый более или менее сознательно идентифицирует себя с фрустрированным персонажем каждой ситуации методики. Лента вопросов Как избавиться от страха общения с людьми?

То есть, можно сказать, что он предъявляет повышенные требования к окружающим, и это может служить признаком неадекватной самооценки. Наиболее «здоровым» и желательным следует считать психическое состояние, характеризующееся, несмотря на наличие фрустраторов, спокойствием, рассудительностью, готовностью использовать случившееся как жизненный урок, но без любых сетований на себя.

Например, испытуемый может в начале отвечать экстрапунитивно, а во второй части теста перейти к импунитивным реакциям, поскольку собственная агрессия пробуждает в нем чувство вины. Помимо GCR в тесте Розенцвейга имеется еще, по крайней мере, два индикатора психологической дезадаптации. В качестве важного результата следует отметить почти полное отсутствие прямых положительных корреляций между индикаторами агрессивности теста Розенцвейга и экспертными оценками признаков агрессивного поведения у исследованных подростков.

Головной офис: Екатеринбург , ул. У нас нет полных оснований утверждать причинную связь между образом ситуации и ощущением тревоги или страха. Поэтому важно правильно интерпретировать реакции испытуемого. Второй уровень интерпретации основывается на очевидном предположении о связи интропунитивности с повышенной требовательностью к себе. Интерпретация типов реакций дается в порядке убывания диагностической значимости.

Тест рисуночной фрустрации С. Активной формой проявления фрустрации является также уход в отвлекающую, позволяющую «забыться» деятельность.

Разделение на уровни основано на большом опыте применения и преподавания фрустрационного теста.

Ответственность лица, попавшего во фрустрирующую ситуацию, сведена до минимума, осуждение избегается. Есть ли новые проективные методы? Фрустрационный тест Розенцвейга детский дополнительный комплект. Автор: Наталья Василишин Распечатать. Анкеты интересов ребенка.

fb2, rtf, doc, txt

Методика рисуночной фрустрации розенцвейга – Telegraph

Методика рисуночной фрустрации розенцвейга

Скачать файл — Методика рисуночной фрустрации розенцвейга

Тестируемому предлагаются 16 ситуаций, в которых создается препятствие останавливают, обескураживают, обижают, сбивают с толку и 8 ситуаций, в которых субъекта обвиняют в чем-то. Между этими группами ситуаций имеется связь, так как ситуация ‘обвинения’ предполагает, что ей предшествовала ситуация ‘препятствия’, где фрустратор был, в свою очередь, фрустрирован. Стимульный материал методики рисуночной фрустрации Розенцвейга составляют 24 рисунка, на которых изображены лица, находящиеся в проблемной ситуации. Испытуемый должен дать за него любые пришедшие ему на ум ответы. Взрослая версия теста применяется с 15 лет. Детский вариант методики предназначен для детей 4—13 лет. В интервале же 12—15 лет возможно использование как детской, так и взрослой версии теста. Вам сейчас будут показаны 24 рисунка. На каждом из них изображены два говорящих человека. То, что говорит первый человек, написано в квадрате слева. Представьте себе, что может ответить ему другой человек. Напишите самый первый пришедший Вам в голову ответ на листе бумаги, обозначив его соответствующим номером. Отнеситесь к заданию серьезно. Старайтесь работать как можно быстрее. Ключ к тесту Розенцвейга. Обработка результатов методики фрустрационной толерантности. Обработка теста состоит из следующих этапов: Как говорилось ранее, ситуации, изображенные на рисунках, можно разделить на две основные группы. По направлению реакции подразделяются на:. Испытуемый принимает фрустрирующую ситуацию как благоприятную для себя. Тип реакции ‘с фиксацией на препятствии’. Препятствия, вызывающие фрустрацию, всячески акцентируются, независимо от того, расцениваются они как благоприятные, неблагоприятные или незначительные. Тип реакции ‘с фиксацией на самозащите’. Тип реакции ‘с фиксацией на удовлетворение потребности’. Постоянная потребность найти конструктивное решение конфликтной ситуации в форме либо требования помощи от других лиц, либо принятия на себя обязанности разрешить ситуацию, либо уверенности в том, что время и ход событий приведут к ее разрешению. Для обозначения направления реакции используются буквы: Типы реакций обозначаются следующими символами: Из сочетаний этих шести категорий получают девять возможных факторов и два дополнительных варианта. Более подробное разбиение ответа на 3,4 и т. Во всех случаях общая сумма всех счётных факторов при полностью заполненном протоколе составляет 24 балла — по одному баллу на каждый пункт. Вначале необходимо определить направление реакции, содержащееся в ответе испытуемого Е, I или М , а затем выявляет тип реакции: ED, OD или NP. Описание смыслового содержания факторов, используемых при оценке ответов взрослый вариант. Если в ответе подчеркивается наличие препятствия. Мой плащ был очень кстати’ рис. Встречается главным образом в ситуациях с препятствием. Враждебность, порицание направлены против кого-либо или чего-либо в окружении. Испытуемый активно отрицает свою вину за совершенный проступок. Требуется, ожидается или явно подразумевается, что кто-то должен разрешить эту ситуацию. Фрустрирующая ситуация интерпретируется как благоприятно- выгодно-полезная, как приносящая удовлетворение. Порицание, осуждение направлено на самого себя, доминирует чувство вины, собственной неполноценности, угрызения совести. Субъект, признавая свою вину, отрицает ответственность, призывая на помощь смягчающие обстоятельства. Субьект сам берется разрешить фрустрирующую ситуацию, открыто признавая или намекая на свою виновность. Трудности фрустрирующей ситуации не замечаются или сводятся к ее полному отрицанию. Ответственность лица, попавшего во фрустрирующую ситуацию, сведена до минимума, осуждение избегается. Выражается надежда, что время, нормальный ход событий разрешат проблему, просто надо немного подождать, или же взаимопонимание и взаимоуступчивость устранят фрустрирующую ситуацию. Тип реакции ‘с фиксацией на удовлетворение потребности’ обозначается строчными буквами е, i, m. В этой ситуации персонаж слева шофер произносит: Субъект подчеркивает как неприятно вовлекать во фрустрирующую ситуацию другое лицо. Так как ответы бывают нередко в форме двух фраз или предложений, каждое из которых может, иметь несколько отличную функцию, то в случае необходимости их можно обозначить двумя соответствующими символами. Например, если испытуемый говорит: В большинстве случаев для оценки ответа достаточно одного счетного фактора. Оценка большинства ответов зависит от одного фактора. Особый случай представляют взаимопроникающие или взаимосвязанные комбинации, используемые для ответов. За основу подсчета всегда принимается явное значение слов субъекта и так как ответы нередко бывают в форме двух фраз или предложений, каждая из которых может иметь отличную функцию, то можно устанавливать за одной группой слов одну счетную величину, а за другой — другую. В том случае, когда ответ испытуемого закодирован двумя счётными факторами и только один из них совпадает с нормативным ответом, в общую сумму числителя дроби добавляется не целый, а 0,5 балла. Констатация относительной частоты ответов разных направлений независимо от типа реакций. Всякое такое изменение имеет большое значение для понимания фрустрации, так как показывает отношение субъекта к своим собственным реакциям. Формула вычисления численной оценки тенденций: Испытуемый более или менее сознательно идентифицирует себя с фрустрированным персонажем каждой ситуации методики. К достоинствам методики С. Значимыми для интерпретации являются суммарные показатели, их общий профиль и соответствие стандартным нормативам группы. Возрастание экстра-пунитивности наблюдается у испытуемых после социального или физического стрессорного воздействия. Среди правонарушителей встречается, видимо, маскировочное занижение экстрапунитив-ности относительно норм. Типы реакций и показатель GCR, отличные от стандартных данных, бывают характерны для лиц с отклонениями в различных сферах социальной адаптации. Принципы интерпретации тестовых данных одинаковы для детской и взрослой форм теста С. Как правило, в профиле большинства испытуемых в той или иной степени бывают представлены все факторы. Очевидно, что повышение оценки 0-D происходит за счет снижения оценок E-D N-Р, т. Оценка E-D фиксация на самозащите в интерпретации С. Повышение или, напротив, понижение оценки по какой-либо категории может быть связано с завышенным или, соответственно, заниженным значением одного или нескольких составляющих ее факторов. Более совершенная формулировка теории появилась в году. Данное уже определение фрустрации относится главным образом ко вторичной, и именно на ней основано большинство экспериментальных исследований. В реакции продолжения потребности она имеет целью удовлетворение этой потребности тем или иным способом. Можно рассматривать реакцию фрустрации с точки зрения их прямоты. Реакции непрямые, в которых ответ более или менее заместительный и в максимальном случае символический. И наконец, можно рассматривать реакции на фрустрации с точки зрения адекватности реакций. В самом деле, всякая реакция на фрустрацию, рассмотренная с биологической точки зрения, адаптивна. Однако, оставив в стороне эти замечания, следует сказать, что психические состояния при потере, лишении и конфликте весьма различны. Активной формой проявления фрустрации является также уход в отвлекающую, позволяющую ‘забыться’ деятельность. В связи с этим встаёт вопрос о воспитании толерантности. Исторические или ситуационные факторы ведут к фрустрационной толерантности? Такова в общих чертах теория фрустрации Розенцвейга, на основе которой был создан тест, описанный впервые в годупод названием тест ‘рисуночной ассоциации’, или ‘тест фрустрационных реакций’. Нашу рассылку читают счастливые люди. Другие статьи, которые могут быть вам интересны: Рисованный апперцептивный тест РАТ Г. Методика для изучения конфликтных установок, Б. Хасан на базе теста РАТ. Метод портретных выборов МПВ , модификация Собчик. Фильм — тест межличностные отношения ребенка. Проективная методика Нарисуй животное. Подписаться на уведомления о новых комментариях. При использовании материалов сайта активная ссылка на сайт http: Отношения с окружающими Работа, отношения в коллективе, трудоустройство, самоопределение Неуверенность в себе, депрессия, апатия, тревога Самопознание, смысл жизни, психология успеха Красота и внешность. Проблемы веса и питания Проблемы со здоровьем Чувство вины, ревности, зависти, обиды Агрессия, аутоагрессия причинение себе вреда Страхи, фобии Зависимости, созависимости Сновидения, кошмары, толкование снов Для беременных и планирующих ребенка Другие вопросы психологу База психологов Тесты Тренинги Контакт. Наши рубрики Психология отношений и знакомств Семейная психология Психология для молодых и целеустремленных Психология общения. Психология самоопределения Детская психология Психология красоты и здоровья Как похудеть Психология зависимостей Как бороться со стрессом Психология саморазвития Зачем жить Как добиться успеха Психология влияния. Цитата дня Хорошее решение — результат опыта. А опыт — результат плохих решений. Лента вопросов Помогите выйти из депрессии. Хочу вернуть отношения с парнем. Чего не хватает моему парню, старше меня на 11 лет? Переборола свои принципы для парня, а он взял и бросил. Фрустрационный тест Розенцвейга, модификация Тарабриной, взрослый вариант. Стимульный материал теста Розенцвейга. В этих случаях какое-либо препятствие, персонаж или предмет обескураживает, сбивает с толку словом или еще каким-либо способом. Сюда относятся 16 ситуаций. Ситуации ‘ обвинения ‘ суперэгоблокинговые. Субъект при этом служит объектом обвинения. По направлению реакции подразделяются на: По типу реакции делятся на: Е — экстрапунитивные реакции, I — интропунитивные реакции, М — импунитивные. OD — ‘с фиксацией на препятствии’, ED — ‘с фиксацией на самозащите’, NP — ‘с фиксацией на удовлетворение потребности’. Из комбинации этих 6 категорий получают 9 возможных счетных факторов оценки. Пошаговое описание обработки результатов: Сочетанию тех или иных двух вариантов присваивается собственное буквенное значение. Тип реакции ‘с фиксацией на самозащите’ обозначается прописными буквами без значка Е, I, M. Возможные варианты ответов на эти слова с оценкой их с помощью вышеописанных символов: Нормативные ответы для подсчёта приведены в таблице ниже. В этой же таблице указывают общий суммарный балл и процент от 24 всех ответов каждого направления в строчке и каждого типа в столбике. Существует 5 типов тенденций: В ситуации фрустрации Розенцвейг рассматривает три уровня психологической защиты организма. Он заключает защиту организма в целом против общих физических агрессий. Это -уровень, включающий главным образом теорию фрустрации. Розенцвейг различает два типа фрустрации. Первичная фрустрация, или лишение. Она образуется в случае, если субъект лишен возможности удовлетворить свою потребность. Рассматривая пресеченные потребности, можно различать два типа реакций. Этот тип реакции имеет в виду судьбу личности в целом; она возникает только в особых случаях угрозы личности. Ответы экстрапунитивные внешне обвиняющие. Эмоции, которые сопровождают эти ответы, — гнев и возбуждение. Ответы интрапунитивные, или самообвиняющие. В ответах продолжения потребностей можно различить два крайних типа. Поведение продолжается по прямой линии вопреки препятствиям. Например, индивид не обладает необходимыми способностями и проваливается в своём предприятии. Если он обвиняет в провале себя — его ответ адаптивен. Ответ не оправдан существующими обстоятельствами. Например, индивид обвиняет себя в провале, который вызван на самом деле ошибками других людей. Одним из важных является вопрос о типах фрустраторов. Розенцвейг выделяет три типа фрустраторов. К первому типу он отнес лишения, т. Лишения бывают двух видов — внутренние и внешние. Второй тип составляют потери, которые также бывают двух видов — внутренние и внешние. Примерами внешних потерь являются смерть близкого человека, потеря жилища сгорел дом. Самсон, теряющий свои волосы, в которых по легенде заключалась вся его сила внутренняя потеря. Третий тип фрустратора — конфликт: Фрустрация как психическое состояние может быть: Существуют разные формы толерантности. Наиболее ‘здоровым’ и желательным следует считать психическое состояние, характеризующееся, несмотря на наличие фрустраторов, спокойствием, рассудительностью, готовностью использовать случившееся как жизненный урок, но без любых сетований на себя. Данная форма предназначена только для комментирования текущих публикаций. Если у вас есть вопрос психологу, то его следует задавать в соответствующем разделе, например, здесь: Интересно и полезно Истории успеха ‘неудачников’ Развивающие фильмы рецензии Музыка для релаксации рецензии Книги для саморазвития рецензии Вдохновляющие цитаты, афоризмы и статусы Распространенные случаи Научные исследования и эксперименты Практические методы Мотиваторы Притчи Праздники Аудио поздравления на телефон. Связаться с нами Политика конфиденциальности. Задать вопрос психологу Приглашаем психологов.

Сколько стоит черный мопс

Фрустрационный тест Розенцвейга, модификация Тарабриной, взрослый вариант. (Метод рисуночной фрустрации. / Методика фрустрационной толерантности. / Опросник агрессивности — реакции на обиду).

Рук новый ректор

/ Метод рисуночной фрустрации Розенцвейга

Тормозное шоссе ярославль карта

Метод рисуночной фрустрации Розенцвейга

Карта глубин реки ахтуба в волгоградской области

Тест Розенцвейга. Методика рисуночной фрустрации. Взрослый вариант (модификация Н.В.Тарабриной)

Инструкцияпо учету лекарственных средств

Метод рисуночной фрустрации розенцвейга

Благовещенский кафедральный собор воронеж расписание богослужений

Метод рисуночной фрустрации розенцвейга

Дубай на карте

Тест Розенцвейга. Методика рисуночной фрустрации. Взрослый вариант (модификация Н.В.Тарабриной)

Topic стихи поэтов

Метод рисуночной фрустрации Розенцвейга

Детский конкурс красоты в россии

Фрустрационный тест Розенцвейга, модификация Тарабриной, взрослый вариант. (Метод рисуночной фрустрации. / Методика фрустрационной толерантности. / Опросник агрессивности — реакции на обиду).

Карта г саранска

Фрустрационный тест Розенцвейга, модификация Тарабриной, взрослый вариант. (Метод рисуночной фрустрации. / Методика фрустрационной толерантности. / Опросник агрессивности — реакции на обиду).

Тесты огэ 9 класс русский язык скачать

Rosenzweig Picture Frustration Study — Для детей; Rosenzweig, S .; 1948 год на eHive


из

Коллекция психологии колледжа Рэндольфа

Имя / Должность

Исследование разочарования Розенцвейга — Для детей

Об объекте

Исследование Rosenzweig P-F включало 24 рисунка, на которых изображены два человека в удручающей ситуации.Каждый рисунок содержал два речевых шара, один заполненный был для антагониста, а участника просили заполнить другой речевой шар с ответом.
Целью этого проективного теста было измерение скрытой и активной агрессии.
Исследование P-F можно проводить в группе или индивидуально в возрасте от 4 до 13 лет. Он измерял агрессию по 16 подшкалам: экстраагрессия, интроверсия, воображение, доминирование препятствий, защита эго, настойчивость потребности, групповое соответствие, интропунитивное, вменяющее, экстраперсистивное, интроперситивное и имперсистивное.
Надежность повторного тестирования варьируется от 0,51 до 0,93, а надежность между экспертами дает аналогичную оценку в диапазоне от 0,52 до 0,93. Критерий валидности был приемлемым (1).

Производитель

Розенцвейг, С.

Роль производителя

Автор

Производитель

Розенцвейг, С.

Роль производителя

Издатель

Дата изготовления

1948 г.

Среда и материалы

1 руководство, 1 руководство по интерпретации, 1 сборник образцов для оценки, 23 тестовых буклета, 30 бланков записей,

Кредитная линия

(1) Онлайн-инвентарь инструментов для оценки агрессивного поведения детей и подростков в Университете Рутгерса.

Лицензия авторского права

Статус авторских прав неизвестен

Добавить комментарий
Исследование разочарования

Розенцвейга | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальные процессы: Методология · Виды тестов


Исследование разочарования в картинках Розенцвейга — это проективная личностная мера подхода респондентов к работе с предполагаемым разочарованием.Тест был разработан Саулом Розенцвейгом и опубликован в 1948 году. [1]

Содержание

  • 1 Формат
  • 2 Администрация
  • 3 Подсчет очков
  • 4 Срок действия
  • 5 Ссылки

Формат []

Мероприятие состоит из 24 карточек, на которых нарисованы карикатуры на явно разочаровывающие межличностные ситуации. На рисунках два персонажа изображены с вылетающими изо ртами речевыми шарами.Доступны отдельные версии для детей и подростков]]

Администрация []

По мере того, как сценарий антагониста заполняется в их баллоне, респондентов просят представить, что они — другой человек, и что бы они сказали в этой ситуации.

Проведение теста занимает 15-20 минут.

Подсчет очков []

Ответы оцениваются по девяти факторам, полученным из трех типов агрессии (доминирование препятствий, защита эго и настойчивость потребности) и трех направлений агрессии (экстраагрессия, воображение и внутриагрессия), полученных из психоаналитической теории и связанных с защитой. механизмы.

Срок действия []

С точки зрения достоверности лица следует предположить, что самоотчеты людей о том, как они будут реагировать, являются хорошим предиктором их реального поведения в фрустрирующих ситуациях. Обязательно ли высокие результаты будут реагировать образцом агрессивного поведения на повседневный стресс?

Список литературы []

  1. ↑ Розенцвейг, С. (1978). Исследование RosenWeig Picture Frustration (P-F). Святой Луи: дом Рана.

Адаптированная версия Розенцвейгского исследования «Picture-Frustration Study» (PFS-AV) для измерения враждебности у насильственных пациентов судебно-психиатрической больницы

Адаптированная версия PFS-AV для измерения враждебности

Copyright © 2007 John Wiley & Sons, Ltd 17 : 45–56 (2007)

DOI: 10.1002 / куб. Обзор клинической психологии 11: 621–64 4.

Американская психиатрическая ассоциация (1994) Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам,

4-е изд. Был привет, DC: PA.

Блэкберн Р. (1993) Психология преступного поведения. Чичестер: Вайли.

Браун К., Хауэллс К. (1996) Жестокие преступники. В Холлине, CR (ред) Работа с правонарушителями:

Психологическая практика в реабилитации правонарушителей. Чичестер: Уайли, стр. 188–210.

Бусс А.Х., Дурки А. (1957) Опись для оценки различных видов враждебности. Журнал

Консультационная психология 21: 343–349.

Buss AH, Perry M (1992) Анкета агрессии. Журнал личности и социальной психологии

63: 452–459.

Coie JD, Dodge KA (1997) Агрессия и антиобщественное поведение.В Деймоне В. (изд.) Справочник по детской психологии

(5-е изд.), Том 3: Социальное, эмоциональное и развитие личности (Эйзенберг

N, редактор тома). Чичестер: Wiley, стр. 779–862.

Costa PT Jr, McCrae RR (1992) Пересмотренное руководство NEO Personality Inventory (NEO-PI-R) и NEO Five-

Factor Inventory (NEO-FFI) Professional Manual. Одесса, Флорида: Психологическая оценка

Ресурсы.

Крик Н.Р., Додж К.А. (1996) Механизмы обработки социальной информации при реактивной и проактивной

агрессии.Развитие ребенка 67: 993–1002.

Dam-Baggen, CMJ van, Kraaimaat FW (1999) Оценка социальной тревожности: перечень

межличностных ситуаций (IIS). Европейский журнал психологической оценки 15: 25–38.

Dam-Baggen, CMJ van, Kraaimaat FW (2000) Inventarisatielijst Omgaan met Anderen (IOA)

Handleiding (2e geheel herziene druk) [Инвентаризация межличностных ситуаций (IOA) Manual (2n d

), исправленная редакция. Лиссе, Нидерланды: Службы тестирования Swets.

Dodge KA (1986) Модель обработки социальной информации социальной компетентности у детей. В

Perlmutter M (ред.) Миннесотский симпозиум по детской психологии (том 18). Hillsdale NJ: Erlbaum

pp. 77–125.

Graybill D, Heuvelman L (1993) Достоверность исследования детского разочарования в картинках: социальная

когнитивная перспектива. Журнал оценки личности 60: 379–389.

Hare RD (1991) Пересмотренный контрольный список психопатии Hare. Торонто: мульти-системы здравоохранения.

Hoekstra HA, Ormel J, Fruyt F de (1996) Работа с NEO Persoonlijkheidsvragenlijsten [Руководство

Опросники личности NEO]. Лиссе, Нидерланды: Службы тестирования Swets.

Hörmann H, Moog W (1957) Тест Der Rosenzweig P-F: Form für Erwachsene. Göttingen GE: Verlag

für Psychologie Dr CJ Hogrefe.

Hornsveld RHJ (2004) Терапия контроля агрессии для пациентов судебно-психиатрической больницы: разработка

и предварительные результаты. В Goldstein AP, Nensén R, Dale od B, Kalt M (eds) New Perspectives

о тренировках по замене агрессии.Чичестер: Уайли, стр. 189–196.

Hornsveld RHJ (2006) Онтвиккелинг и оценка ван де Agressiehanteringstherapie voor geweldda-

dige forensisch Psyiatrische Patienten [Разработка и оценка системы контроля агрессии

Терапия для пациентов судебно-психиатрических служб, склонных к насилию]. Rijswijk, NL: Rapport voor het

Wet en sch ap pelijk Onder zoek en Documentatie Centrum van het Ministerie van Justitie

[Отчет для Центра научных исследований и документации Министерства юстиции Нидерландов

].

Hornsveld RHJ, Nijman HLI, Hollin CR, Kraaimaat FW (2006) Разработка Рукописи

для шкалы наблюдения агрессивного поведения (OSAB), представленной для публикации.

Meesters C, Muris P, B o s m a H, S cho uten E, Beuving S (1996) Психометрическая оценка голландской версии

Анкеты агрессии. Поведенческие исследования и терапия 34:

839–843.

Revista ESPACIOS | Vol. 39 (№ 52) Año 2018

Vol.39 (Номер 52) Год 2018. Страница 2

Estudio de la frustración en niños emocionalmente rechazados por sus padres

Е.В. ГОЛУБЕВА 1; НА. ИСТРАТОВА 2

Поступила: 06.10.2018 • Утверждена: 15.09.2018 • Опубликована 28.12.2018



1. Южный федеральный университет, Россия, 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 105/42. Электронная почта: [email protected]

2. Южный федеральный университет, ул. Большая Садовая, 105/42, г. Ростов-на-Дону, 344006, Россия


Revista ESPACIOS.ISSN 0798 1015

Том. 39 (№ 52) Год 2018

[индекс]

[Если вы обнаружите какие-либо ошибки на этом сайте, отправьте электронное письмо веб-мастеру]

© 2018. revistaESPACIOS.com • ® Права защищены

Содержание

1. Введение

2. Метод

3. Результаты

4. Обсуждение

5. Заключение

Список литературы


РЕФЕРАТ:

Основная цель настоящего исследования заключалась в изучении реакции фрустрации у детей, эмоционально отвергнутых их родителями.Данные были собраны у 120 детей в возрасте 9-10 лет и их родителей. Мультиинформативный подход (родитель и ребенок) был использован для оценки проблемы родительского отторжения. Для изучения реакции фрустрации детям была предложена детская форма исследования «картина-фрустрация» Розенцвейга. Результаты исследования показали, что принятые дети демонстрируют большую гибкость в выборе модели поведения в ситуации фрустрации. Это может указывать на их лучшую адаптацию к эмоционально стрессовым ситуациям.У отвергнутых детей есть статистически более высокие баллы E-ED и M-ED, чем у принятых. Такие реакции могут сигнализировать о желании детей защитить свое травмированное эго любыми способами, включая агрессию. Это может быть следствием деструктивных форм общения в семье, вызванных эмоциональным неприятием детей.
Ключевые слова: Принятие / отторжение родителей, разочарование, исследование картины разочарования Розенцвейга, семейный рисунок

РЕЗЮМЕ:

El objetivo Principal del presente estudio fue explorar las respuestas de frustración en niños emocionalmente rechazados por sus padres.Los datos fueron recolectados de 120 niños de 9-10 nos y sus padres. Se empleó un enfoque multiinformante (padres e hijos) для оценки проблемы дель rechazo de los padres. Para estudiar la respuesta a la frustración, a los niños se les administró la Forma de los Niños del Estudio Rosenzweig Imagen-Frustración. Los resultados de lavestigación mostraron que los niños aceptados demuestran una mayor flexibilidad en la elección de un modelo de comportamiento en una situación de frustración. Esto puede indicar su mejor adapación a situaciones emocionalmente estresantes.Los niños rechazados tienen puntuaciones E-ED y M-ED superiores estadísticamente migativas que las aceptadas. Tales respuestas pueden indicar el deseo de los niños de proteger su ego traumatizado por cualquier medio, включая la agresión. Esto puede ser una conscuencia de formas destructivas de comunicación en la familia causadas por el rechazo emocional de los niños.
Palabras clave : aceptación / rechazo de los padres, frustración, Rosenzweig Picture-Frustration Study, Family Drawing

1.Введение

Признано, что желание быть принятым людьми привязанности является центральным человеческим мотивом на протяжении всей жизни одного человека. В детстве жизненно необходимы ласка и тепло опекуна. Ряд исследований был посвящен принятию / отторжению родителей в детстве (Khaleque, 2002; Lopes, van Putten, Moormann, 2015; Rohner, 2010; Rohner, Khaleque, Cournoyer, 2012; Rohner, & Veneziano, 2001).

Принятие со стороны родителей понимается как любовь, забота и поддержка, которую дети могут получить от своих родителей и других опекунов.Отрицание родителей, напротив, относится к отсутствию или значительному отказу от этих чувств и поведения. Более того, родительский отказ включает в себя множество причиняющих физический и психологический вред аффектам и поведению: агрессию и враждебность, ругательства, умаление, удары и пинки. Принятие / отторжение родителей — это континуум привязанности между родителями и их детьми, от близости до дистанции и агрессии. Каждый может быть помещен в этот континуум благодаря опыту, полученному в детстве (Rohner, Khaleque, Cournoyer, 2012).

Постоянная родительская привязанность и принятие ведет к здоровому развитию личности ребенка. Отторжение родителей мешает развитию ребенка (Истратова, 2012; Голубева, Истратова, 2018а). Проблема усугубляется у детей из неполных семей (Голубева, Голубева, 2016) или детей-сирот (Голубева, Голубева, 2015) и продолжает проявляться даже в зрелом возрасте (Голубева, Истратова, 2018b).

Основными личностными последствиями отвержения родителей являются: незрелая зависимость или защитная независимость, снижение самооценки и негативное мировоззрение (Rohner, Khaleque, Cournoyer, 2012).

Что касается эмоциональной регуляции, отвергнутые дети имеют следующие особенности. Они обеспокоены и чувствуют себя неуверенно. Отвержение родителей приводит к депрессии (McGinn, Cukor & Sanderson, 2005), агрессии, проблемам с управлением враждебностью (Muris, Meesters, Morren, & Moorman, 2004), эмоциональной невосприимчивости и нестабильности у детей (Khaleque, 2002). Причина проблем эмоциональной регуляции у отвергнутых детей — сильная психологическая боль, вызванная отторжением родителей.Один из навыков эмоциональной регуляции — это способность справляться с разочарованием.

Разочарование — это эмоциональная реакция на препятствие поведению, направленному на достижение цели. С момента своего появления исследование Розенцвейга «Картинка-разочарование» стимулировало множество исследований. Исследования факторов, влияющих на эту реакцию в детстве, малоизвестны, и многие из них не выявили индивидуальных различий. Например, было исследовано, что интеллект не связан с направлением и типом расстройства (Angelino & Shedd, 1952), нет влияния пола ребенка на агрессивные реакции (Basu, 1991).

Но что касается семейных факторов, исследования действительно показывают влияние. Например, дети развода демонстрировали особое разочаровывающее поведение, так называемый М-профиль, показывающий множество безнаказанных реакций. Это означает, что они избегают прямых конфликтов или борьбы и пытаются отрицать разочарование (Kardas, Langenmayr, 1999). Исследования также показали значительно более высокий уровень враждебности, агрессии и тревоги у детей (преимущественно мальчиков) разведенных родителей, чем у детей женатых родителей (Spigelman, Spigelman, Englesson, 1991).В настоящее время недостаточно специальных исследований, посвященных фрустрации отвергнутых детей.

Целью настоящего исследования является выяснить, отличается ли реакция на разочарование у принятых и отвергнутых детей.

Мы выдвигаем гипотезу, что непринятие детьми неприятия замедляет развитие их эго в аспектах независимости и ответственности. Это также заставляет их защищать свое эго любыми средствами, в том числе неконструктивными. Это проявляется в более высоких показателях экстрапунитивности в сочетании с оценками защиты эго и более низкими показателями интрапунитивности.

2. Метод

2.1. Характеристики образца

Выборка состояла из 120 детей, учащихся четвертых классов начальной школы (52 мальчика и 68 девочек) и их родителей из города Таганрог, Россия. Возраст детей от 9 до 10 лет (M = 9,16, SD = 1,27).

2.2. Процедуры

Мультиинформативный подход (родитель и ребенок) был использован для оценки проблемы родительского неприятия.Родителям была предложена Шкала отвержения родителей (А. Баркан, 1999), а детям — тест по семейному рисованию, принятый на русском языке Г.Т. Хоментаускас (Chomentauskas, 1985).

Для изучения реакции фрустрации детям была предложена детская форма Розенцвейгского исследования картина-фрустрация (Rosenzweig, Fleming, Rosenzweig, 1948).

2.3. Меры

Шкала родительского неприятия (А.Barkan, 1999) включает список из 96 качеств (например, «умный», «добросердечный» и т. Д.). Родителям предлагается отметить те черты, которыми они хотели бы, чтобы их будущий ребенок обладал (список 1), а затем отметить те черты, которыми фактически обладает их ребенок (список 2). Процент совпадающих черт является индикатором принятия / неприятия со стороны родителей. Если процент 0-40, ребенок отвергнут родителями и ситуация в семье неблагоприятная. Если процент 41-70, ребенок время от времени раздражает родителей, но семейная ситуация приемлема.А если процент 71-100, ребенок принят родителями и ситуация в семье благоприятная.

Семейный тест по рисованию (Chomentauskas, 1985) проводился для того, чтобы оценить представления детей о своей семье. Участников попросили нарисовать семейный рисунок. Всем участникам были предоставлены материалы (листы бумаги, цветные карандаши). Содержание изображения отражает глубокие, бессознательные эмоциональные переживания, которые относятся к нарисованным (или не нарисованным) членам семьи, а также к авторской концепции ситуации в семье.

Показатели родительского неприятия на рисунках следующие (Таблица 1).

Таблица 1
Индикаторы родительского принятия / отклонения на семейном чертеже

Родительский контроль

Отказ от родителей

• Состав семьи завершен

• Ребенок находится рядом с родителем (ями)

• Расстояние между ними минимальное

• Руки вытянуты друг к другу или держатся за руки

• Первыми рисуются любимые родители, их фигурки выше детских, наряды красивые, детали прорисованы тщательно

• Одежда артиста и мамы или папы идентичны

• Редукция состава семьи (не изображает себя или человека, который его отвергает)

• Между ним и другими членами семьи находятся предметы, препятствия, другие люди, животные; большое расстояние между цифрами

• Фигурка ребенка маленькая, непривлекательная

• Отсутствие значительных частей тела (глаз, рта, носа, рук, ног и т. Д.))

• Части тела или головы слишком заметны (большой рот, длинные руки, кулаки, растопыренные пальцы)

Детская форма исследования «Картинка-разочарование» Розенцвейга была стандартизирована в России Е.Е. Даниловой (Данилова, 1997). Процедура пытается оценить типичные способы реакции в повседневных стрессовых ситуациях, позволяя человеку идентифицировать себя и реагировать на анонимные фигуры в соответствующих рисунках, похожих на карикатуры.Оценка данных производилась с использованием девяти оценочных факторов, указанных Розенцвейгом (1948).

3. Результаты

Испытуемые были разделены на 3 группы в соответствии с уровнем принятия / неприятия родителями.

Родители 34 детей (28%) сообщили о высоком уровне неприятия. В «идеальном» и «актуальном» портрете ребенка совпадали только 0-40% черт. Таким образом, родители отвергают личность своего ребенка и думают, что ребенок «плохой» или обладает нежелательными качествами.88% отвергнутых детей понимают, что родители их не любят и не хотят иметь с ними дела. Это проявляется в семейном рисунке: детям нет места в семье, и это неблагоприятная ситуация. 12% отвергнутых детей не имеют полного представления о родительском отношении к ним и скорее не удовлетворены своей ролью в семье, чем чувствуют себя отвергнутыми.

Родители 44 детей (37%) сообщили о среднем уровне неприятия. В «идеальном» и «актуальном» портрете ребенка совпало около 41-70% черт.Это означает, что родители воспринимают ряд нежелательных черт своего ребенка и винят за них ребенка. Но ситуация в семье в целом приемлемая. 77% детей этой группы оценивают свое семейное положение как благоприятное, а 23% — как неблагоприятное согласно «Семейному рисунку».

Родители 42 детей (35%) сообщили о низком уровне отказа и соответственно высоком уровне принятия. В «идеальном» и «реальном» портрете ребенка совпало около 70–100% черт.Родители любят своих детей, принимают их такими, какие они есть, и ценят их. Ситуация в семье благоприятная, что проявляется в семейном рисовании 76% детей. 24% принятых детей недовольны (возможно, временно) ситуацией в семье.

Если выводы, сделанные с двух точек зрения (родитель и ребенок), расходятся, или когда отчеты матери и отца расходятся, результаты исключаются из дальнейшей оценки. Затем двум группам отвергнутых и принятых детей было проведено исследование Rosenzweig P-F.Окончательное количество участников было 30 отклоненными и 32 принятыми детьми.

Результаты исследования Rosenzweig P-F представлены в таблице 2. Ответы классифицируются в соответствии с направлением агрессии и типом реакции. Ячейки таблицы содержат процент детей, у которых доминирующая реакция разочарования соответствует шаблону (E-OD, E-ED и т. Д.).

Как показано в Таблице 2, среди отвергнутых детей наиболее частыми ответами являются сочетание экстрапунитивного и эго-защитного паттернов (E-ED, 40%) и сочетание безнаказанного и эго-защитного паттернов (M-ED, 30%).Примечательно, что имеется 4 паттерна с нулевой частотой.

Таблица 2
Результаты исследования Rosenzweig P-F

Ответы

Отвергнутые дети,%

Принятые дети,%

E-OD, комбинация экстрапунитивной модели и модели доминирования препятствий

20.0

15,6

E-ED, комбинация экстрапунитивного паттерна и паттерна защиты эго

40,0

18,8

E-NP, комбинация экстрапунитивного и постоянного настойчивости

3,3

12.5

I-OD, комбинация интрапунитивного и доминирующего препятствий

0

15,6

I-ED, комбинация интрапунитивного паттерна и паттерна защиты эго

0

12,5

I-NP, комбинация экстрапунитивного и постоянного настойчивости

0

0

M-OD, комбинация безнаказанного и доминирующего препятствия

6.7

12,5

M-ED, комбинация безнаказанности и модели защиты эго

30,0

12,5

M-NP, сочетание безнаказанности и постоянной потребности

0

0

Итого

100

100

У принятых детей, напротив, нет преобладающего паттерна ответов, почти все паттерны имеют примерно одинаковую частоту.А паттернов с нулевой частотой всего 2.

Чтобы исследовать различия между отвергнутыми и принятыми детьми в отношении типа реакции и направления агрессии при фрустрировании, мы использовали критерий φ * (угловое преобразование Фишера). Нулевые частоты были исключены из анализа из-за риска необоснованного завышения разницы.

Статистический анализ показывает достоверные различия в преобладании ответов в эго-защитной категории отвергнутой группы (см. Таблицу 3).

Таблица 3
Статистика тестов

E-OD

E-ED

E-NP

I-OD

I-ED

И-НП

M-OD

M-ED

М-НП

φ1 (отвергнутые дети)

0.93

1,37

0,37

0,52

1,16

φ2 (принятые дети)

0.81

0,90

0,72

0,72

0,72

φ *

0.45

1,86

1,40

0,79

1,71

p-уровень

> 0.05

<0,05

> 0,05

> 0,05

<0,05

Дети, чья реакция фрустрации представляет собой комбинацию экстрапунитивного паттерна и паттерна защиты эго, считают внешние обстоятельства причиной конфликта.Испытуемые обвиняют человека, изображенного на картинке (или человека, о котором идет речь), в том, что произошло. Это означает, что их эго требует защиты и заставляет их игнорировать свою ответственность и перекладывать вину на других из-за отсутствия контакта с чувством вины.

Об этом свидетельствуют отзывы мальчика Коли И. (9 лет).

На фото № 22 изображен класс, мальчик у входной двери, учитель:

— «Опять опоздали!»

— Почему ты на меня кричишь ?!

На фотографии № 23 изображен мальчик, сидящий за столом.Рядом женщина. На столе стоит тарелка.

— «Очень жаль, что суп остыл».

— «Ты снова меня забыл, ненавижу холодный суп!»

Дети, чья реакция фрустрации представляет собой комбинацию безнаказанности и паттерна защиты эго, не думают, что нужно кого-то винить. Но одной из причин такой реакции может быть влияние социальной желательности. Некоторые дети ожидают, что их родители проявят любовь и тепло, и поэтому они стремятся быть послушными.

Об этом свидетельствуют отзывы девочки Наташи Б. (10 лет).

На фотографии № 17 изображен ребенок, лежащий в кровати. П арентов около :

  • Мы сейчас уезжаем, а вам нужно спать.
  • ОК .

На фотографии № 5 изображены взрослый и девочка, стоящие перед витриной магазина игрушек. Девушка показывает на куклу .

  • Я бы купила вам эту куклу, если бы у меня было больше денег.
  • ОК .

4. Обсуждение

Целью этого исследования было оценить различия в реакции на разочарование у принятых и отвергнутых детей. В исследование были включены 120 детей и их родители. Как известно, существует проблемная связь между родительским отвержением и восприятием детьми родительского отвержения (Rohner, Khaleque, Cournoyer, 2012).Поэтому для изучения родительского отторжения был использован мультиинформативный подход (родитель и ребенок). Если выводы, сделанные с двух точек зрения, расходились, результаты исключались из дальнейшей оценки. Однако результаты этих исключенных субъектов также могут представлять интерес, и их изучение может стать перспективой дальнейшего изучения.

Затем испытуемые были разделены на 3 группы в соответствии с уровнем принятия / неприятия родителями: высокое отклонение, среднее отклонение, низкое отклонение.Две крайние группы (сильное неприятие и низкое неприятие) сравнивали по типу и направлению (в сочетании) фрустрационной реакции.

Гипотеза нашего исследования подтвердилась. Результаты исследования показали, что принятые дети демонстрируют большую гибкость в выборе модели поведения в ситуации фрустрации: почти все возможные реакции выражаются примерно одинаково. Это может указывать на их лучшую адаптацию к эмоционально стрессовым ситуациям.

Отвергнутые дети имеют более высокие баллы E-ED и M-ED, чем принятые. Такие реакции могут сигнализировать о желании детей защитить свое травмированное эго любыми способами, включая агрессию. Это желание может привести к низкой толерантности к фрустрации и, как следствие, к потере контроля над агрессивными импульсами (Ferreira, Capitao, 2013). Это может быть следствием деструктивных форм общения в семье, вызванных эмоциональным неприятием детей.

Примечательно, что в ответах детей были паттерны с нулевой частотой.Они были исключены из статистического анализа из-за риска необоснованного завышения разницы. Но очевидно, что принятые дети имеют более высокие баллы I-OD и I-ED, чем отвергнутые. Это означает, что принятые дети обладают здоровым эго и способны брать на себя ответственность за неприятные ситуации.

5. Заключение

Несмотря на различные ограничения исследования, оно имеет большое практическое значение для детских и семейных психологов и открывает много возможностей для исследования проблемы фрустрации у детей, эмоционально отвергнутых их родителями.

Ссылки

Анджелино, Х. и Шедд, К. (1952). Сравнение результатов исследования «Картинка-разочарование Розенцвейга» между отобранными и неотобранными группами школьников. Proceedings of the Oklahoma Academy of Science, 53 , 288-292.

Басу Дж. (1991). Влияние гендерного стереотипа на проекцию агрессии в исследовании фрустрации Розенцвейга. Sex Roles, 25 (5-6), 301-309.Получено с https://doi.org/10.1007/BF00289758.

Баркан, А. (1999). Практическая психология для родителей. Москва: АСТ-ПРЕСС.

Хоментаускас, Г. (1985). Отражение межличностных отношений в семейном диагностическом рисунке. к.э.н. Диссертация, Москва: МГУ им. М.В. Ломоносова.

Данилова Е.Е. (1997). Детская форма исследования «Картинное разочарование» Розенцвейга. Москва: Московский городской психологический, медико-социальный центр.

Ferreira, E.O. и Capitao C.G. (2013). Тест фрустрации Розенцвейга для оценки толерантности к фрустрации и направленности агрессивности у преступников. Международный журнал психологии и поведенческих наук, 3 (2), 49-56.

Голубева Е.В. и Голубева И.В. (2015). Деформации экономического сознания воспитанников детских домов. SAGE Открытый. 5 (3). Получено с https://doi.org/10.1177/2158244015604191.

Голубева, Е.В. и Голубева И. (2016). Детское видение семьи. Общественные науки, 11 (25), 6781-6788.

Голубева, Е.В. и Истратова О. (2018a). Эмоциональное неприятие ребенка родителями: причины и последствия. Монография. М .: ИНФРА-М.

Голубева, Е.В. и Истратова О. (2018b). Опыт взаимоотношений в родительской семье как предиктор психологического благополучия молодежи. Азимут научных исследований: педагогика и психология , 7 , 2 (23).

Истратова, О. (2012). Развитие ученика начальной школы эмоционально отвергнуто родителями. Известия ЮФУ. Технические науки, 10, 186-196.

Кардас, Дж. И Лангенмайр, А. (1999). Социально-эмоциональные и когнитивные характеристики детей развода и детей из двух родительских семей.Поперечное сравнение. Praxis der Kinderpsychologie und Kinderpsychiatrie, 48 (4), 273-286.

Халеке, А. (2002). Родительская любовь и человеческое развитие: последствия родительской теории принятия-отвержения. Пакистанский журнал психологических исследований, 17 (3-4), 111-122 .

Lopes, D.R., van Putten, K. and Moormann, P.P. (2015). Влияние родительских стилей на развитие психологических жалоб. Европейский журнал психологии , 11 (1), 155-168.

Макгинн, Л. К., Цукор, Д., и Сандерсон, В. К. (2005). Взаимосвязь между стилем воспитания, когнитивным стилем, тревогой и депрессией: влияет ли усиление неблагоприятных условий на раннем этапе на тяжесть симптомов через посредническую роль когнитивного стиля? Когнитивная терапия и исследования, 29, 219-242.

Мурис, П., Мистерс, К., Моррен, М., и Мурман, Л. (2004). Гнев и враждебность у подростков: отношения с самопровозглашенным стилем привязанности и воспринимаемым стилем воспитания родителей. Журнал психосоматических исследований, 57, 257-264.

Ронер, Р.П. (2010). Воспринимаемое признание учителем, принятие родителями, а также адаптация, достижения и поведение школьной молодежи на международном уровне. Межкультурные исследования, 44 (3), 211-221 .

Rohner, R.P., Khaleque, A., Cournoyer, D.E. (2012). Введение в теорию, методы, доказательства и последствия родительского принятия-отвержения .Университет Коннектикута. Получено с www.csiar.uconn.edu.

Ронер Р. П. и Венециано Р. А. (2001). Важность отцовской любви: история и современные свидетельства. Обзор общей психологии, 5, 382-405.

Розенцвейг, С., Флеминг, Э.Э. и Розенцвейг, Л. (1948). Детская форма исследования «Картинное разочарование» Розенцвейга. Журнал психологии. Междисциплинарный и прикладной, 26 (1), 141-191.

Шпигельман, Г., Спигельман А. и Энглессон И. (1991). Уровни враждебности, агрессии и тревожности разводимых и неразводимых детей, проявляющиеся в их ответах на проективные тесты. Журнал оценки личности, 56 (3), 438-452.

Rosenzweig PF

Rosenzweig ( Rosenzweig Picture Frustration или PFT ) — это проективный психометрический тест, который может измерять терпимость к фрустрации, то есть устойчивость личности в ситуациях социального конфликта.Он был разработан Саулом Розенцвейгом в 1948 году и адаптирован для немецкоязычных регионов Хансом Хёрманном и Вольфгангом Мугом.

В настоящее время существует две версии теста: версия для взрослых, которая используется для испытуемых в возрасте от 14 лет и старше, и версия для детей, которую оценщик может проводить вместе с детьми в возрасте от 6 лет и старше.

Применение ветки розы

Цель Розенцвейга — распознать поведение испытуемого в стрессовых ситуациях повседневной жизни.Он определяет, как человек реагирует на неприятные ситуации.

Широкая прикладная база для дополнения индивидуального лечения психиатрических и соматических заболеваний, а также для групповой терапии. Также регистрируются психологические симптомы, связанные с гипертонией. Консультации в школе, образовании и карьере, консультации по вопросам брака, а также военные и дорожно-психологические обследования, а также предварительные предварительные экзамены, которые служат для объединения групп испытуемых. Приложение в MPU сегодня встречается реже.

Структура теста

Этот тест состоит из 24 мультяшных ситуаций, в которых обычно можно увидеть двух персонажей. Рисунки намеренно сделаны абстрактными и почти не демонстрируют выразительного поведения. У обоих персонажей есть большой речевой пузырь, в котором один из персонажей заполнен фразой, которая может показаться неприятной для другого. Мочевой пузырь другой фигуры пустой и должен быть заполнен респондентом с ответом или предложением.

Тестируемому предлагается просмотреть картинки и заполнить ответы, которые приходят в голову первыми.Он не должен дважды думать, а скорее сделать что-то вроде комикса. Для этого испытуемый идентифицирует себя с фигурой, которая должна ответить. Ситуации варьируются от повседневных, которые могут происходить постоянно и расстраивать, до необычных, нарушающих нормы ситуаций.

Примеры:

  • Фигура подходит к библиотекарю в библиотеке с 5 книгами под мышкой, после чего он говорит: «Каждому разрешено брать только три книги».
  • Фигура стоит с водителем такси перед вокзалом, после чего он говорит: «Если бы я только ехал немного быстрее, вы бы не пропустили свой важный поезд.
  • Персонаж встречает другого персонажа, после чего последний говорит: «Поскольку у вас нет времени, ваша жена обещала мне пойти танцевать со мной сегодня вечером».

Изображения созданы таким образом, что они сразу понятно. На фигурах отсутствуют лица, испытуемому не дается никакой информации о том, как расстроенная фигура должна вести себя во время теста. Это позволяет испытуемому поставить себя в ситуацию и отреагировать так, как он считает нужным.

оценка

Оценить Rosenzweig непросто и требует опыта.Устные ответы испытуемых классифицируются по категориям (формам реакции) на основе инструкции по оценке, в которой можно найти объяснения для каждой цифры, в том числе:

  • агрессивные реакции
  • Самообвинение
  • смиренное поведение
  • Тенденции уклонения
  • Инициатива

Тест имеет хорошо развитую теоретическую базу, и результаты представлены в виде профиля. Этот тест особенно интересен для оценщика, потому что ответы респондентов часто приводят к появлению причудливых или юмористических комиксов, которые можно измерить с точки зрения разочарования.Также могут быть назначены типы личности.

Преимущества и недостатки

Одно из преимуществ состоит в том, что испытуемому не нужно демонстрировать интроспективные навыки, чтобы пройти оценку. Многие другие анкеты по агрессии и конфликтам лишены этого преимущества. Одним из недостатков является сложная неавтоматическая оценка. Ответы респондентов всегда вербальны и открыты. Один из немногих проективных методов, который имеет нормализацию (квартиль и медиана n = 300).

Критерии качества

  • Остаточная надежность (разделенная половина): регулярно между r =.50 и .90
  • Срок действия: На сегодняшний день существует около 600 публикаций, в которых обсуждается значение весов

Д-р Сьюзан Розенцвейг | Проверенные глазные врачи в White Plains, NY

Часто задаваемые вопросы

Когда мне следует обратиться к окулисту?

Когда мне следует обратиться к окулисту?

1

Вам следует посещать оптометриста один раз в год независимо от того, считаете ли вы, что вам нужна коррекция зрения. Ежегодный осмотр зрения позволяет выявить не только глазные болезни, но и другие заболевания, такие как диабет и высокое кровяное давление.Запланируйте обследование зрения сегодня.

Что мне взять с собой на глазной осмотр?

Что мне взять с собой на глазной осмотр?

1

При осмотре глаз вам следует принести информацию о своей страховой и медицинской страховке. Если вы в настоящее время носите линзы по рецепту, возьмите с собой очки, солнечные очки и контактные линзы. Вы также должны приносить любые вопросы, которые могут у вас возникнуть. Обратитесь к окулисту, если у вас есть конкретные вопросы по поводу каких-либо дополнительных предметов, которые, по вашему мнению, могут вам понадобиться для проверки зрения.

Как узнать, нужны ли моему ребенку очки?

Как узнать, нужны ли моему ребенку очки?

1

Наилучший способ узнать, нужны ли вашему ребенку очки, — показать ребенка окулисту для проверки зрения. Многие дети, которым нужны очки, даже не подозревают об этом. Признаки проблем со зрением у детей включают сидение слишком близко к телевизору, косоглазие, чувствительность к свету, трудности с координацией глаз и рук и отказ от зрительной деятельности, такой как чтение и рисование. Чтобы узнать, нужны ли вашему ребенку очки, запланируйте обследование зрения сегодня.

Как мое зрение меняется с возрастом?

Как мое зрение меняется с возрастом?

1

Изменения зрения, происходящие с возрастом, включают уменьшение размера зрачка, сухость глаз, потерю периферического зрения, ухудшение цветового зрения и отслоение стекловидного тела. Самая распространенная проблема со зрением, возникающая с возрастом, — это пресбиопия, которая представляет собой нормальную и неизбежную возрастную потерю способности сосредотачиваться. При пресбиопии могут помочь различные типы линз. Риск развития катаракты, глаукомы и диабетической ретинопатии также увеличивается с возрастом.Ваш оптометрист обсудит любые возрастные проблемы со зрением, с которыми вы сталкиваетесь, во время следующего ежегодного осмотра зрения.

Кто может носить контактные линзы?

Кто может носить контактные линзы?

1

Практически любой, кому требуется коррекция зрения, может носить контактные линзы. Контактные линзы могут обеспечить коррекцию зрения людям с близорукостью, дальнозоркостью, астигматизмом или сочетанием этих проблем. Иногда поиск идеального объектива — это процесс проб и ошибок. Все параметры объектива могут быть уточнены только после того, как вы наденете удачную комбинацию.Запланируйте осмотр зрения, чтобы обсудить со своим оптометристом, подходят ли вам контактные линзы для коррекции зрения.

Какие состояния может лечить оптометрист?

Какие состояния может лечить оптометрист?

1

Оптометрист может лечить такие проблемы со зрением, как миопия (близорукость), дальнозоркость (дальнозоркость) и астигматизм. Оптометрист также часто лечит общие проблемы с глазами, такие как синдром сухого глаза и глазные инфекции. Оптометрист также может лечить хронические заболевания глаз, такие как глаукома.Оптометристы обучены обнаруживать и диагностировать все проблемы со зрением и глазные болезни. Запишитесь на глазной осмотр сегодня, если у вас возникли проблемы со зрением или зрением.

Что входит в проверку зрения?

Что включает в себя проверка зрения?

1

Проверка зрения включает в себя серию простых, но всеобъемлющих тестов, которые позволяют окулисту оценить ваше зрение и здоровье глаз. Ваш окулист обсудит с вами результаты вашего офтальмологического обследования и определит правильный рецепт, который поможет вам лучше всего видеть.

Зачем мне проходить проверку зрения?

Зачем мне проходить проверку зрения?

1

Ежегодный осмотр зрения включает в себя больше, чем просто обновление очков или рецепт врача. Комплексное обследование зрения может также выявить проблемы со здоровьем глаз, а также общие проблемы со здоровьем. Такие состояния, как диабет и высокое кровяное давление, могут быть обнаружены на ранних стадиях с помощью осмотра глаз, и это может привести к раннему лечению. Запланируйте ежегодный офтальмологический осмотр сегодня.

Что такое тест на рефракцию?

Что такое тест на рефракцию?

1

Ваш оптометрист использует тест на рефракцию, чтобы определить точный рецепт ваших очков.Показывая вам серию вариантов линз с помощью устройства, называемого фороптер, ваш оптометрист определяет степень близорукости, дальнозоркости и / или астигматизма, а также линзы, необходимые для исправления этих проблем со зрением.

Как оптометрист проверяет мои глаза?

Как оптометрист проверяет мои глаза?

1

Оптометрист использует несколько тестов и инструментов для оценки здоровья ваших глаз и зрения. Ваш глазной осмотр обычно включает в себя тест на глаукому, скрининг сетчатки, скрининг поля зрения, тест экстраокулярных мышц и тест рефракции.Результаты этих обследований и тестов помогут окулисту оценить ваше зрение и общее состояние здоровья глаз.

Чем отличается осмотр контактных линз от осмотра зрения?

Чем отличается осмотр контактных линз от осмотра зрения?

1

Обычное комплексное обследование зрения позволит вашему окулисту определить, достаточно ли здоровы ваши глаза, чтобы носить контактные линзы. Во время примерки контактных линз будут произведены подробные измерения ваших глаз, чтобы выбрать подходящие контактные линзы. Существует дополнительная плата за установку и оценку контактных линз для всех пациентов с контактными линзами (как новых, так и постоянных пациентов).Запишитесь на обследование зрения сегодня, чтобы получить ответы на все вопросы о контактных линзах.

Чего мне следует ожидать от оптометриста?

Чего мне следует ожидать от оптометриста?

1

Обычно на приеме к окулисту он проверяет здоровье ваших глаз и оценивает ваше зрение. После осмотра окулист обсудит состояние вашего зрения и подберет для вас подходящий рецепт. Ваш оптометрист также может ответить на любые ваши вопросы о здоровье глаз, очках, солнцезащитных очках и контактных линзах.Запланируйте обследование зрения сегодня.

В чем разница между проверкой зрения и проверкой зрения?

В чем разница между проверкой зрения и проверкой зрения?

1

Офтальмолог проводит комплексное обследование зрения, которое позволяет выявить не только проблемы со зрением, но и проблемы со здоровьем глаз и общим состоянием здоровья. Проверка зрения обычно проводится терапевтом, например педиатром или медсестрой. Хотя проверка зрения может помочь выявить проблемы со зрением, она может упустить многие важные проблемы, которые можно выявить при комплексном осмотре зрения.Вот почему всем рекомендуется проходить ежегодные проверки зрения. Запланируйте обследование зрения сегодня.

Как измеряется зрение?

Как измеряется зрение?

1

Зрение измеряется с помощью серии тестов, выполняемых при осмотре зрения. Острота зрения обычно измеряется серией из двух чисел: первое число представляет собой расстояние, с которого человек может что-то ясно видеть, а второе число — расстояние, с которого человек с нормальным зрением может видеть то же самое. Это измерение обычно выполняется во время проверки зрения, когда человек читает глазную таблицу с буквами различного размера.

Может ли глазной осмотр выявить другие проблемы со здоровьем?

Может ли глазной осмотр выявить другие проблемы со здоровьем?

1

Осмотр глаз позволяет выявить проблемы со здоровьем глаз, такие как глаукома и катаракта. Обследование глаз также может выявить общие проблемы со здоровьем, такие как диабет, высокое кровяное давление и болезни сердца. Вот почему обследование зрения является важной частью поддержания здоровья для всех, независимо от возраста или потребностей в коррекции зрения. Запланируйте ежегодный офтальмологический осмотр сегодня.

Обучение письму и рисованию • ОТ НУЛЯ ДО ТРЕХ

Как письмо и искусство вашего ребенка меняются со временем

Творчество — это мост к обучению.Когда ваш ребенок изобретателен и любопытен, он сможет придумать ответы на проблемы, с которыми он сталкивается, например, как не дать башне из блоков упасть. Творчество помогает вашему ребенку стать вдумчивым, любознательным и уверенным в себе учеником позже, когда он пойдет в школу.

Один из наиболее важных способов настроить малыша на свои творческие способности — это экспериментировать с художественными материалами. Когда она схватит этот толстый мелок и приступит к работе, вы увидите, как ее искусство и письмо меняются и становятся более управляемыми и сложными по мере того, как она растет.

Для очень маленьких детей искусство и навыки письма в раннем возрасте — одно и то же. Сначала нужно просто выяснить, на что способны эти классные штучки, называемые цветными карандашами. Затем ваш ребенок обнаруживает связь между своей рукой, держащей карандаш, и линией, которую она нарисовала на странице: Presto! Она испытывает силу причины и следствия. Представьте, как это должно быть для нее захватывающе! Теперь она может оставить настоящий «след» в мире. Этому скачку в мышлении помогает ее новая способность держать вещи в руках и пальцах.Растущий контроль вашего ребенка над мышцами рук позволяет ему перемещать маркер или кисть с определенной целью.

Для очень маленьких детей есть четыре этапа рисования и письма, которые вы можете увидеть, когда ваш ребенок вырастет от 15 месяцев до 3 лет. Обратите внимание, что расписания, указанные ниже, являются приблизительными; Ваш ребенок может овладевать этими навыками быстрее или медленнее и при этом нормально развиваться. Не все дети развиваются с одинаковой скоростью, но, предлагая повторяющиеся забавные опыты с использованием разнообразных художественных и письменных принадлежностей, вы увидите поступательный прогресс с течением времени.

Этап 1: Случайная набросок (от 15 месяцев до 2,5 лет)

Это период, когда маленькие дети только понимают, что их движения приводят к появлению линий и каракулей, которые они видят на странице. Эти каракули обычно являются результатом больших движений плеча, когда ребенок держит карандаш или маркер в кулаке. Создавать произведения искусства доставляет радость в любом возрасте, но особенно на этом этапе многим детям нравится обратная связь, которую они получают от своих органов чувств: ощущения от карандаша, запах краски, мягкость глины.

Для других детей этой сенсорной информации может быть слишком много, и они могут не получать удовольствия от некоторых занятий искусством (например, рисования пальцами). По мере того, как они становятся более терпимыми к сенсорному вводу, вы можете постепенно возвращать занятия искусством в их распорядок дня.

Этап 2: Контролируемое рисование (от 2 до 3 лет)

По мере того, как дети лучше контролируют мышцы рук и пальцев, их каракули начинают меняться и становятся более контролируемыми.Малыши могут делать повторяющиеся отметки на странице — открытые кружки, диагональные, изогнутые, горизонтальные или вертикальные линии. Со временем дети переходят к тому, чтобы держать карандаш или маркер между большим и указательным пальцами.

Этап 3: Линии и узоры (от 2,5 лет до 3,5 лет)

Дети теперь понимают, что письмо состоит из линий, кривых и повторяющихся узоров. Они пытаются имитировать это в собственном письме. Таким образом, хотя они могут не писать настоящие буквы, вы можете видеть компоненты букв на их рисунках.Сюда могут входить линии, точки и кривые. Это захватывающее время, когда ваш малыш понимает, что его рисунок передает смысл! Например, он может что-то записать, а затем сказать вам, какое слово в нем говорится. Это важный шаг к чтению и письму.

Этап 4: изображения предметов или людей (от 3 до 5 лет)

Многие взрослые думают, что «картинки» — это изображение чего-то. Эта способность удерживать изображение в уме, а затем представлять его на странице — это навык мышления, на развитие которого нужно время.Сначала дети называют свои незапланированные творения. Это означает, что они заканчивают картину, а затем маркируют свой шедевр именами людей, животных или предметов, с которыми они знакомы. Это меняется со временем.

Вскоре вы увидите, как ваш ребенок четко планирует, прежде чем рисовать, что он будет создавать. Вы также увидите больше деталей на картинках, больший контроль над тем, как ваш ребенок обращается с мелком или маркером, и использование большего количества цветов. Что еще нужно искать? Первые детские картинки часто строятся из кружков.Итак, вы можете увидеть солнце — неправильный круг с большим количеством падающих «лучей» из палочек — или человека (обычно круг с примерно узнаваемыми человеческими чертами).

Когда ваш ребенок начал целенаправленно рисовать изображения, он овладел символическим мышлением. Эта важная веха в развитии навыков мышления означает, что ваш ребенок понимает, что линии на бумаге могут быть символом чего-то еще, например, дома, кошки или человека. На этом этапе ваш ребенок также начинает понимать разницу между картинками и письмом.Таким образом, вы можете увидеть, как он рисует картинку, а затем набрасывает под ней несколько «слов», чтобы описать то, что он нарисовал, или рассказать историю. Когда ваш ребенок сможет поделиться с вами своей историей, он будет мотивирован «писать» все больше и больше работ по мере его роста.

Этап 5: Практика письма и слова (от 3 до 5 лет)

Дети имеют опыт работы с буквами и печатными буквами в течение нескольких лет и начинают использовать буквы в своем собственном письме. Обычно дети начинают с экспериментов с буквами в своих именах, поскольку они наиболее им знакомы.Они также создают «притворные буквы», копируя знакомые формы букв, и часто предполагают, что созданное ими письмо должно быть настоящим, потому что оно похоже на другие буквы, которые они видели (Робертсон, 2007).

За это время дети также начинают понимать, что некоторые слова состоят из более коротких символов, а некоторые слова состоят из более длинных символов. В результате их каракули меняются. Вместо одной длинной цепочки букв или буквоподобных форм в письме вашего ребенка теперь есть короткие и длинные узоры, похожие на слова или предложения.Хотя эти буквы и слова, вероятно, не являются технически правильными, это не имеет значения. Эта захватывающая веха означает, что ваш ребенок начинает понимать, что текст и шрифт имеют значение.

Что вы можете сделать для развития навыков рисования и письма

Сделайте искусство неотъемлемой частью игрового времени.

Предлагайте короткие, удобные для захвата мелки, толстые карандаши и моющиеся маркеры. Разрежьте бумажные пакеты, чтобы рисовать на них. Иногда маленьким детям помогает, если приклеить бумагу на стол, чтобы она не двигалась, когда они рисуют.По мере того, как ваш ребенок подрастет, вы можете использовать моющиеся краски, безопасные для детей ножницы и клей, а также домашнее соленое тесто как часть творческого времени вашего ребенка. (Рецепты соленого теста можно найти в Интернете или в местной библиотеке.) Пусть ваш ребенок наденет вашу старую рубашку (с обрезанными рукавами) вместо халата и положите на стол газету или старую занавеску для душа, чтобы она оставалась чистой.

Нет необходимости в инструкциях.

Позвольте вашему ребенку экспериментировать и исследовать. Творчество означает способность выражать себя по-своему (Lagoni et al., 1989). Эта независимость — именно то, что ищет растущий малыш, чтобы чувствовать себя уверенным, компетентным и умным. Сидя рядом, наблюдая и получая удовольствие от творчества вашего ребенка, вы обеспечиваете все необходимое ему руководство.

Обратите внимание на процесс, а не только на продукт.

Как родители, мы часто хвалим детей за их успехи: Что это за фотография? Дом? Замечательно! И иногда мы зацикливаемся на том, что деревья должны быть зелеными, а не фиолетовыми.Иногда мы спрашиваем: Как называется этот цвет? Но дети узнают больше, когда мы не уделяем столько внимания тому, что они рисуют, а тому, что они думают о своем рисунке. Уделите несколько минут тому, чтобы понаблюдать за работой вашего ребенка: Посмотрите на линии, которые вы проводите — их так много! Или Картина действительно интересная. Эти цвета делают меня счастливым. Или Я вижу, вы очень много работаете над своим рисунком. Или просто: Расскажите мне о своей фотографии. Тогда посмотрите, не хочет ли ваш ребенок больше делиться.

По мере того, как ваш ребенок приближается к 3 годам, поэкспериментируйте с различными художественными материалами.

Пусть дети рисуют ватными шариками, ватными палочками, губками, нитками — назовите это. Дайте ребенку цветные карандаши и потрите текстурированную поверхность (например, монету или ширму). Нарисуйте мелом снаружи на тротуаре; посмотрите, как вода меняет цвет мела. Добавьте порошковую краску или блестки в песочную игру вашего ребенка. Или добавьте новое измерение в игру с водой, добавив в воду капли моющегося пищевого красителя.Что происходит, когда вы смешиваете воду двух разных цветов?

Используйте искусство, чтобы помочь ребенку выразить сильные чувства.

У вашего ребенка истерика? Предложите пластилина или разложите маркеры и бумагу и предложите ей сделать очень, очень сердитый рисунок. Творческая деятельность иногда может помочь детям выразить и осмыслить чувства, которые слишком сильны, чтобы выразить их словами.

Поощряйте попытки вашего ребенка писать.

Если ваш ребенок что-то пишет, а затем говорит вам, что он «написал», отнеситесь к этому серьезно.Пусть он отнесет свой «список покупок» в супермаркет или отправит бабушке (нацарапанное) письмо. Так дети узнают, что слова сильны и имеют значение.

Покажите рисунки и письма вашего ребенка.

Так ваш ребенок знает, что его работа ценится и важна.

Творческие занятия помогают детям научиться решать проблемы, придумывать собственные ответы, открывать причинно-следственные связи своих действий и чувствовать себя уверенно в том выборе, который они делают.Художественный опыт помогает детям развивать независимость в определенных пределах и дает им возможность излагать свои идеи на бумаге или в других форматах. Самое главное, творческое самовыражение позволяет детям задействовать магию своего собственного воображения — в этом и заключается суть ребенка.

Ресурсы и ссылки

Фаррелл-Кирк Р. (2007 февраль). Советы по пониманию и поощрению художественного развития вашего ребенка. Загружено 10 июня 2008 г.

Гейбл, С. (2000). Творчество у детей раннего возраста. Расширение Университета Миссури. Скачан 10 июня 2008 г.

Кооперативная служба расширения штата Кентукки. (нет данных). Мой ребенок художник! Этапы художественного развития. Загружено 10 июня 2008 г.

Лагони, Л. С., Мартин, Д. Х., Маслин-Коул, К., Кук, А., МакИзаак, К., Паррилл, Г., Бигнер, Дж., Кокер, Э., и Шей, С. (1989). Хорошие времена для творчества. В Хорошие времена с уходом за детьми (стр.239–253). Форт Коллинз, Колорадо: Совместное расширение Университета штата Колорадо. Скачан 10 июня 2008 г.

Левингер, Л.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.