Тип акцентуации застревающий: ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Акцентуированные личности››

Автор: | 08.06.2021

Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Акцентуированные личности››

ЗАСТРЕВАЮЩИЕ ЛИЧНОСТИ

Основой застревающего, параноического, типа акцентуации личности является патологическая стойкость аффекта.

Чувства, способные вызывать сильные реакции, обычно идут на убыль после того, как реакциям «дать волю»: гнев у разгневанного человека гаснет, если можно наказать того, кто рассердил или обидел его; страх у боязливого проходит, если устранить источник страха. В тех случаях, когда адекватная реакция почему-либо не состоялась, аффект прекращается значительно медленнее, но все же, если индивидуум мысленно обращается к другим темам, то в норме аффект через некоторое время проходит. Даже если разгневанный человек не смог отреагировать на неприятную ситуацию ни словом, ни делом, то тем не менее не исключено, что уже на следующий день он не ощутит сильного раздражения против обидчика; боязливый человек, которому не удалось уйти от внушающей страх ситуации, все же чувствует себя через некоторое время освобожденным от страха. У застревающей личности картина иная: действие аффекта прекращается гораздо медленнее, и стоит лишь вернуться мыслью к случившемуся, как немедленно оживают и сопровождавшие стресс эмоции. Аффект у такой личности держится очень долгое время, хотя никакие новые переживания его не активизируют.

Как уже говорилось, патологическим последействием чреваты в первую очередь эгоистические аффекты, так как именно им присуща особая сила. Вот почему застревание аффекта наиболее ярко проявляется тогда, когда затронуты личные интересы акцентуированной личности. Аффект в этих случаях оказывается ответом на уязвленную гордость, на задетое самолюбие, а также на различные формы подавления, хотя объективно моральной ущерб может быть ничтожным. Оскорбление личных интересов, как правило, никогда не забывается застревающими личностями, поэтому их часто характеризуют как злопамятных или мстительных людей. Кроме того, их называют чувствительными, болезненно обидчивыми, легкоуязвимыми людьми. Обиды в таких случаях в первую очередь касаются самолюбия, сферы задетой гордости, чести.

Однако и ущерб, наносимый интересам другого плана, например жажде материальных благ, страсти к приобретательству, также болезненно воспринимается людьми, которые отличаются чрезмерной стойкостью аффекта. Чувство возмущения общественной несправедливостью у личности застревающего типа наблюдается в более слабой степени, чем аффекты на уровне эгоистических побуждений. И если среди представителей данного типа все же встречаются иногда борцы за гражданскую справедливость, то лишь в той мере, в какой эти люди отстаивают одновременно справедливость в отношении себя; обобщением они стараются придать больше веса своим личным претензиям.

Черты застревания сказываются не только при нанесении ущерба акцентуированной личности, но и в случае ее успеха. Здесь мы часто наблюдаем проявления заносчивости, самонадеянности. Честолюбие — особенно характерная, яркая черта у лиц с чрезмерной стойкостью аффекта: честолюбие сопровождается самоуверенностью, а поощрений таким людям всегда бывает мало.

Поскольку помехи эгоистическим целеустремлениям исходят от окружающих людей, то при высокой степени застревания, т. е. у личностей параноического типа, наблюдается такая характерная черта, как подозрительность. Человек болезненно чувствительный, постоянно страдающий от мнимого «плохого отношения» к себе, точно так же теряет доверие к людям, как и человек, недоверие которого объективно обоснованно. Ведь подозрительность вполне обоснованна, например, у ревнивца, которого действительно обманывают. Но в то время как оправданная подозрительность не идет дальше данного случая, подозрительность застревающей личности носит всеохватывающий характер, поскольку болезненная подозрительность порождается не определенными внешними обстоятельствами, а коренится в психике самой личности. Поэтому о подозрительности как свойстве психики можно говорить только при наличии общей настроенности недоверия, распространяющейся на любые области и отношения.

Повторение нескольких однотипных случаев может послужить толчком к началу параноического развития, но объяснять последнее только суммированием подобных случаев было бы неверно.

Если какое-то лицо постоянно чувствует себя мишенью для обидных замечаний, допустим, со стороны своего начальника, то, с одной стороны, будет постоянно расти ненависть к этому человеку, а с другой — появится притупление реакций на систематически действующий раздражитель, т. е. произойдет постепенное ослабление аффекта. Такой результат наблюдается обычно в тех случаях, когда вступить в борьбу с обидчиком невозможно, но параноического развития такие ситуации не дают.

Постоянное нарастание аффекта вызывается появлением описанного выше длительного чередования успехов и провалов. Представим себе, что есть возможность должным образом прореагировать на обиду, однако успех этот будет лишь частичным, так как вскоре за ним вновь последует новый выпад со стороны обидчика. Такая непрерывная смена удовлетворений и новых поражений и ведет к возникновению параноического аффекта. Подобное развитие может иметь место — при описанных предпосылках — даже у лиц, не отличающихся застреваемостью аффектов.

Часто встречается такое положение в быту, скажем, в «борьбе» невестки со свекровью возможно развитие реакций типично параноических. При этом сам аффект бывает неизмеримо сильнее, чем вызвавший его повод.

Особенно велика опасность тогда, когда в вышеописанное «раскачивание» вовлекаются аффекты, обладающие тенденцией к стойкости. В этом случае толчок в обратную сторону не дает достаточного снижения силы аффекта.

Аффекты, достигающие большой силы и обнаруживающие тенденцию к застреванию, постепенно все больше поглощают мысли больного, что приводит к возникновению сверхценных или даже бредовых, параноических идей.

Вне области психиатрии такого рода развития почти бредового порядка мы наблюдаем в первую очередь в связи с ревностью. В области эротики больше, чем во всех других, человек постоянно колеблется между надеждой и опасениями, в силу чего аффект все усиливается. Это усугубляется тем, что любовные проявления обычно держат в тайне, так что судить о том, есть ли измена или нет, бывает затруднительно.

Добавим к этому, что кокетливые женщины нередко специально дразнят партнера двойственным поведением, чтобы он терзался ревностью, ибо известно, что с ревностью усиливается любовь.

При такой смене чувств страдание от мысли о возможной неверности любимой достигает апогея, но ему тут же противостоит захватывающее ощущение счастья, связанное с надеждой, что, может быть, она все-таки верна. В другой работе (Monatschr. f. Kriminologie, 1966, s. 92) я детально описал этот процесс, который ведет к «любви, исполненной ненависти». Ревность может охватить не только мужчину, но и женщину. Правда, ревность женщины обычно не доходит до столь опасных финалов, как у мужчин, так как последние воспринимают факт, что их «предали», не только эротически. У них в гораздо большей мере, чем у женщин, страдает самолюбие.

Кроме эротической сферы человека могут «раздирать на части» также судебные тяжбы. Они безжалостно выматывают сутягу, который как бы раскачивается, то поднимаясь на вершину, то стремительно падая вниз. В конечном итоге аффект достигает наивысшей точки и настолько овладевает мыслями, что для благоразумия уже не остается места. Ведь «путь» тяжбы усеян сильными аффектами, а человек постоянно находится во власти противоречивых умозаключений: то он в отчаянии, что проиграет процесс, то полон надежды, что все же выиграет. Даже если дело не доходит до подобных крайностей, то параноически настроенный человек может просто упереться, считая себя правым, хотя факты свидетельствуют об обратном. В таких случаях мы имеем дело с индивидуумом несговорчивым, не терпящим ни в чем возражений, упрямо настаивающим на своем. Преобладающие черты несговорчивости часто проявляются у людей и в быту.

При экспансивно-параноическом развитии заболевания на переднем плане также стоит аффект. Для человека, который поставил перед собой большую цель и которого постоянно «шатает» между успехом и фиаско, уже сама цель начинает таить в себе магическую привлекательность, не терпящую объективной критической оценки. В ходе развития такого психоза человек, например, может возомнить себя крупным изобретателем, хотя объективно об этом ничто не свидетельствует. Так как подобные радужные ощущения обнаруживают тенденцию к стойкости, ибо человек вообще охотно погружается в оптимистические грезы, то экспансивного пути развития акцентуации следовало бы ожидать чаще, чем персекуторного (бреда преследования). Однако при перевесе радужных чувств резко снижается активность, необходимая для постоянного поддержания описанных падений и взлетов, а их смена и есть основной механизм патологического развития.

Идеи, возникающие в результате параноического развития, часто не носят бредового характера, однако они должны быть отнесены к сверхценным (название предложено Вернике), т. е. всецело овладевающими мышлением человека. Например, человек до такой степени может быть захвачен мыслями о своей ущербности, которые появились у него на почве ревности, или своей идеей грандиозных достижений, что все другие интересы и цели для него не существуют. В этом поведении выявляется такая характерная черта, как твердолобость параноической личности.

На процессе психического развития этих состояний мы уже остановились, описывая акцентуированных личностей ананкастического типа. У последних, например, мысли о своем тяжком недуге или навязчивое представление, что нечто важное упущено,— по сути, те же сверхценные идеи, хотя психиатры их так и не называют. Сходство параноического и ананкастического развития еще больше бросается в глаза в тех случаях, когда у застревающих личностей потенцируется страх. Страх может лежать в основе как ананкастического, так и параноического развития. При колебаниях между надеждой выздороветь и опасением умереть страх в большей или меньшей мере овладевает и застревающими личностями. В результате — картина ипохондрического развития протекает у акцентуированных личностей и педантического, и застревающего типа примерно одинаково, хотя у последних она встречается значительно реже.

Застревающий тип личности интересен тем, что он в равной мере таит в себе возможность как положительного, так и отрицательного развития характера. Как известно, человек лишь в том случае может добиться уважения и авторитета, если он в чем-то достигает положительных результатов, выделяясь на фоне других. Поэтому всякий честолюбивей стремится достичь высоких показателей в любом виде деятельности.

Истерики, впрочем, могут обойтись и без этого, они часто бывают довольны собой без видимой причины. Объяснение простое: путем вытеснений истерики могут субъективно продемонстрировать тот престиж, которым объективно вовсе не обладают.

Паранойяльные личности, не обладая склонностью к самовнушению, должны завоевать реальное признание других людей, чтобы иметь основания гордиться собой. Таким образом, честолюбие может стать важной движущей силой на пути к отличным трудовым или творческим показателям. Но честолюбие может оказаться и отрицательным фактором, например, когда честолюбец бесцеремонно подавляет и оттесняет своего коллегу, в котором видит конкурента. В таких случаях честолюбец обычно наталкивается на протест общественности, и выход может быть двояким: либо он образумится и снова попытается добиться признания самоотдачей в труде, либо победит вторая особенность такой личности — ее подозрительность, враждебность.

В приводимых ниже примерах мы познакомимся с тем, как застревание может отразиться на поведении личности и в положительную, и в отрицательную сторону. У первого обследуемого, который ранее уже был описан Зайге в нашем коллективном труде, до 60-летнего возраста преобладали положительные черты акцентуации, а вместе с ними и позитивная жизненная установка. Позднее положение резко изменилось; стала преобладать подозрительность, а не честолюбие. Именно подозрительность и толкала больного на бесплодную борьбу с окружением и окружающими.

Такое положение встречается нередко: застревающие личности в юные годы отличаются выдающимися достижениями в различных областях, так как они искренне и с увлечением ищут удовлетворения в осуществлении своих честолюбивых замыслов, но с возрастом превзойти других бывает нелегко, и застревающая личность, характеризующаяся чрезмерной стойкостью аффектов, с возрастом уже не чувствует былого удовлетворения своей деятельностью. Признание ее достижений становится теперь весьма умеренным, и возникает параноическая готовность взвалить вину за создавшееся положение на других, на тех, которые якобы враждебно к ней настроены. Со временем такая личность окончательно становится на отрицательный путь, вредный для общества.

Эрнст Б., 1900 г. рожд., из буржуазной семьи. Отец Б. возглавлял крупное предприятие, был добросовестным, энергичным, справедливым человеком, большое значение придавал безукоризненному исполнению обязанностей, высоким трудовым показателям. Мать обладала тихим и мягким нравом. Следует отметить, что один из родственников был основателем религиозной секты.

Б. с юного возраста отличался чрезвычайным честолюбием; в школе стремился всегда к высоким оценкам, плохую оценку долго не мог забыть. Такое отношение к той или иной «несправедливости» по отношению к нему осталось на всю жизнь. Так, например, Б. удается доказать свою правоту, он решительно требует, чтобы перед ним извинились, иначе «противник» перестает для него существовать. Большое значение придает исполнительности, к работе относится скрупулезно-добросовестно и требует такого же отношения от подчиненных. К новым знакомствам неизменно относится настороженно. К раздумьям, колебаниям не склонен. Своих собственных действий по многу раз не контролирует.

По окончании начальной школы и реальной гимназии Б. изучал экономику народного хозяйства в различных университетах. Диплом защитил с отличием. В 1926 г. стал работать в президиуме научно-исследовательского учреждения и вскоре за отличную работу был выдвинут на должность персонального референта председателя. В 1929 г. Б. было предложено стать руководителем научно-исследовательского института экономики, так как к этому времени, благодаря многочисленным публикациям, он уже завоевал популярность в научном мире. По финансовым соображениям он от этого поста отказался. В 1933 г. нацистские заправилы сняли Б. с поста, который тот занимал 8 лет, поскольку он был противником фашистского режима. Некоторое время он работал по управлению секвестрированными предприятиями, затем стал доверенным лицом одного из крупных торговых предприятий, а впоследствии главным ревизором по балансу всех крупных немецких торговых фирм. Эту должность, пользуясь неизменным авторитетом, занимал до 1945 г.

К концу второй мировой войны Б. оказался в английской оккупационной зоне. Он чувствует внутренний долг принять активное участие в восстановлении Германии, «искупить вину нацистов» перед родиной и в связи с этим развивает политическую деятельность. Вместе с другими антифашистами различных политических направлений он организует специальную комиссию, представителем которой его избрали. Поскольку Б. не был согласен с рядом мероприятий английских оккупационных войск, у него возникает конфликт с комендантом города. В июле 1945 г. английские оккупационные войска сменяются советскими. Б. становится председателем одного из окружных советов ГДР. На свою старую должность главного ревизора по балансу фирм он уже не возвращается. Своей активностью и упорством Б. добивается вместе с прекрасно организованным коллективом блестящих показателей во вверенном ему окружном совете. Экономическая подготовка Б. облегчает ему эту задачу. Честолюбие зовет его к тому, чтобы сделать свой окружной совет лучшим в республике, и в этом он преуспевает.

В 1951 г. Б. приглашают, учитывая его большие заслуги как специалиста по экономике народного хозяйства, работать в министерстве с тем, чтобы организовать здесь новый, важный отдел. Эта новая должность глубоко удовлетворяет Б., поскольку его всегда влекла руководящая работа с большой ответственностью. Отдел министерства, организованный Б., обеспечивал огромный объем нужной работы, через 3 года число его сотрудников выросло до 1000 (вначале было 6 человек). Управляемый им сектор государственного аппарата Б. жаждал поднять на самый высокий уровень. Но поскольку он ставил перед всеми сотрудниками непомерно высокие требования (такие же, впрочем, как и перед самим собой), у него начались столкновения с коллективом, особенно с молодыми кадрами. Вот тогда-то у Б. и зародилась мысль, что под него «подкапываются», что от него хотят избавиться. Со своими подозрениями он обратился в самые высокие инстанции, ища здесь поддержки, но надежды его не оправдались.

К этому времени Б. предложили профессуру в новоорганизованной Академии наук ГДР. От этой должности он не отказывается: во-первых, она открывает большие научные перспективы, во-вторых, дает самому Б. возможность «развернуться» как руководителю важной области науки в масштабе республики. Теперь его честолюбивые устремления сосредоточились в области науки.

В 1960 г. у Б., как и у всех научных сотрудников институтов Академии наук ГДР, потребовали представить подробный отчет о проделанной научной и лекционной работе. Это сильно его задело. Он почувствовал над собой «опеку», чем был очень озлоблен. Но >в возрасте 62 лет Б. уже трудно было перестраиваться. Впервые в жизни он ощутил серьезное физическое недомогание. Во время обследования нами было обнаружено массивное накопление аффекта, направленного против его сотрудников, которым Б. предъявлял резкие обвинения. К предписанному нами лечению он вначале относился скептически, это распространялось даже на медикаменты. Б. высказывал опасения, что его заболевание — не что иное, как злокачественная опухоль мозга, и все думал, что от него скрывают диагноз. Но позже, когда Б. под влиянием лечения почувствовал себя лучше, он стал относиться к лечащим врачам с гораздо большим доверием.

В описанном случае перед нами типичная застревающая личность со всеми характерными для нее чертами. С самого детства Б. был весьма честолюбивым мальчиком, чувствительным к любого рода порицанию. Уже в начальной школе он добивался только лучших оценок, диплом защитил с отличием. Затем он десятилетиями заметно выделялся на общем фоне своей эрудицией, энергией, строгой требовательностью к себе и к другим, а также исключительно высокими достижениями в разных областях. Не раз ему приходилось начинать с нуля, но трудности всегда влияли на него лишь положительно, побуждая к еще большей активности, и он с молниеносной быстротой вновь выдвигался на высокие руководящие посты. Причем этих постов он добивался отнюдь не знакомствами и очковтирательством, напротив, его считали специалистом с конкретными творческими проявлениями.

И лишь в возрасте 60 лет, когда начали угасать творческие силы, проявили себя другие черты этой акцентуированной личности, оборотная сторона застревающего характера. Видимо, известную роль сыграло и то, что обстоятельства складывались неблагоприятно для самолюбивого характера Б.: он никак не мог вернуть себе былого престижа, столь важного для людей этого типа.

Теперь позиция Б. в отношении его начальства, а также коллег становится все более враждебной. Он чувствует несправедливое отношение к себе. Застревающие черты личности, дававшие прежде на редкость положительный результат, растрачиваются теперь на бесплодную борьбу с коллегами и начальством. У второго обследуемого чувствительность и уязвимость даже в годы достижений не всегда благотворно компенсировались честолюбием. Даже периоды подъема были у него сопряжены с трудностями и с большими осложнениями.

Генрих Н., 1910 г. рожд., по профессии музыкант (скрипач). Отец его, по словам больного, был «фанатиком справедливости». Школу Н. посещал неохотно, но честолюбие не позволяло ему получать плохие оценки. И действительно, он всегда был первым учеником. В 8 лет Н. попросил подарить ему скрипку, в 12 лет он ее получил, а в 15 добился приема в музыкальную школу. И в дальнейшем во всем чувствовалась у него целеустремленность, большое упорство. На заключительных экзаменах Н. по всем предметам получил наивысшие оценки. Как музыкант он прошел блестящий путь, и все же у него постоянно были столкновения с начальством, с администрацией, ибо он упрямо настаивал на каких-то своих особых правах и ни в чем никогда не шел на уступки. После бурных объяснений он часто менял место работы. Мотивы были самые различные: то ему якобы несправедливо снизили гонорар, то направили работать в не соответствующий его данным коллектив. С одним, возможно несколько нетактичным, директором дело у Н. дошло до жестокого скандала. Оба кричали друг на друга, директор ожидал, что вот-вот со стороны Н. последует оскорбление действием. Позднее директор попытался пойти на мировую, пригласил Н. к себе, но Н. категорически отказался пойти, настолько неприятен стал ему этот человек. Он рассказывал и о других «интригах», например, однажды другого музыканта незаслуженно поощрили, а его ничем не отметили. С женой у него отношения прекрасные, но она, надо полагать, женщина весьма уступчивая.

В возрасте 51 года у Н. вследствие перегрузок развился спазм музыкантов, т. е. профессиональный невроз. В нашем психотерапевтическом отделении курсы лечения этого заболевания всегда протекают успешно, но лечение Н. было неэффективным, ибо он недостаточно внимательно прислушивался к нашим объяснениям и не всегда следовал предписаниям. Всем нашим усилиям он противопоставлял свое собственное мнение. Из клиники он выписался, так и не долечившись.

Мы говорили о том, что этот обследуемый считал себя поборником справедливости, но боролся всегда только за свои собственные права. Начальники Н. часто вступали с ним в спор, не разделяя его взглядов. Если он все же добился творческого признания, то основной причиной было его недюжинное музыкальное дарование. Впрочем, не будь такого стимула, как честолюбие, он едва ли достиг бы высокого уровня. Честолюбие всегда подталкивало его, было движущей силой как его отличной учебы, так и больших профессиональных успехов на поприще музыки.

Оба обследуемых не являются психопатами, они лишь при неблагоприятных обстоятельствах сталкивались с трудностями, а в общем всегда проявляли исключительное трудолюбие, деловитость и целеустремленность. Но оба они, несомненно, должны быть отнесены к акцентуированным личностям.

Как видим, такой тип людей упорно идет к цели, добивается незаурядных успехов. Однако эти личности очень уязвимы и, наталкиваясь на препятствия, реагируют враждебно.

У обоих обследуемых иногда констатировались признаки начинающегося психического заболевания, но ни разу не было фиксации болезненных состояний в одной четко определенной сфере переживаний. Аналогичное различие можно провести между акцентуированной педантической личностью и личностью, у которой наблюдаются тяжелые проявления невроза навязчивых состояний.

При параноическом развитии человек направляет борьбу не в разнообразные случайные точки, он охвачен одной-единственной идеей, которая всецело завладевает им.

Привожу пример параноического развития, также описанный Зайге в нашей коллективной работе.

Иозеф Н., 1913 г. рожд., горнорабочий. Натура очень общительная, веселая. Обладает чувством юмора, неизменно весьма активен. В школе учился хорошо, честолюбивым не был, но требования учителей выполнял добросовестно. С 24 лет работает горнорабочим, на работе он на хорошем счету. Правда, Н. не согласен был кое с чем в организации приисков, но несправедливостью он возмущался еще будучи мальчиком. Н. участвовал во второй мировой войне. По окончании войны опять пошел в горнорабочие, где вновь добился отличных трудовых показателей. Его 5 раз представляли к премии, но администрация не соглашалась ее выплатить, так как Н. был с нею не в ладах. Дело в том, что он часто защищал сотрудников, боролся против несправедливости в оценке их труда. Он критиковал и начальство, и профсоюзных деятелей и кое в чем был, видимо, прав. Но он так резко подчеркивал свою критическую позицию, что в конечном итоге прослыл склочником. В последние годы Н. чувствовал себя обойденным и полагал, что некоторые из руководителей предприятия стремятся избавиться от него.

В 1958 г. при устройстве новой штольни на Н. обрушилась угольная стена выше человеческого роста. В результате — сотрясение мозга, ушиб спины, сопровождающийся жесткой болью. Некоторое время Н. пролежал в постели, лечился, затем вышел на работу, но через несколько дней снова слег, жалуясь на боль.

В последующие полгода улучшение не наступило несмотря на упорное лечение. Н. считал, что его лечат и неправильно, и недостаточно интенсивно, и воспринимал такое отношение как жестокую несправедливость. Когда через 5 месяцев курс лечения был окончен и Н. выписали на работу, он расценил это как интриги предприятия, полагал, что хотят «затушевать» несчастный случай. Н. потребовал пенсии по увечью. Он чувствовал себя инвалидом из-за постоянной головной боли, боли в затылке и спине, но при хирургическом, неврологическом и ортопедическом обследовании оснований для назначения пенсии не было обнаружено. Особенно существенно, что не был установлен посттравматический органический психосиндром. Однако Н. и здесь заподозрил неверный диагноз. Он подал иск на комиссию за отказ в пенсии и потребовал стационарного лечения в клинике университета. Этот иск был отклонен комиссией округа, и тогда Н., в обход последующей инстанции, подает иск в рабочий суд на организацию социального страхования за ее неправильные действия. Н. теперь уже твердо убежден, что за всем этим стоит уполномоченный по соцстраху его предприятия, с которым у него бывали серьезные трения. Вообще он приходит к выводу, что предприятие и соцстрах объединились, совместными усилиями хотят лишить его законных прав.

По просьбе рабочего суда Н. в 1960 г. пришел к нам в клинику для прохождения экспертизы по поводу несчастного случая и проверки своих жалоб. Н. предложил уплатить положенные за экспертизу деньги из своего кармана, «лишь бы добиться справедливости». Детальное стационарное обследование не показало остаточных травматических явлений, но был обнаружен явный ипохондрический синдром. Н. был уверен, что в результате травмы страдает тяжелым недугом, что здоровье никогда уже не вернется к нему, он мечтал доработать хотя бы до 50 лет. Во время пребывания Н. в стационаре мы попытались освободить его от параноического состояния, подробно осветив больному природу его невротических жалоб. Он как будто бы понял нас и изъявил готовность пройти у нас стационарное психотерапевтическое лечение. Но вскоре после того, как Н. поступил в нашу клинику, произошла «схватка» между ним и одним из врачей, когда врач начал говорить с Н. о невротическом характере его теперешних жалоб. Лишь после того как призванному на место «схватки» старшему консультанту удалось успокоить его, Н. отказался от решения немедленно выписаться из клиники.

В последующие недели интенсивная психотерапия отвлечением и нагрузками до некоторой степени избавила больного от комплекса ипохондрических жалоб. Мы уже полагали, что наш больной на пути к выздоровлению, однако подавить его резкую озлобленность по отношению к своему предприятию ничем не удавалось. Через 4 недели мы снова наблюдали жесточайший аффект. На сей раз Н. не щадил ни свои штольни, ни наш медперсонал, и вскоре после этого он покинул клинику.

Спустя несколько недель Н. сообщил главврачу, как было договорено, о состоянии своего здоровья. Он вновь пошел работать, но врач предприятия, несмотря на наши серьезные предупреждения, заявил ему открыто, что для работы под землей он «непригоден». Это заявление тяжело уязвило Н. и стало толчком к новым ипохондрическим опасениям. Теперь у него появился новый страх — потерять зрение, так как при обследовании окулист заявил, что у него несколько ослабело зрение. Сообщив в письме все это, Н. снова переходил к наболевшей теме — пережитой травме. Письмо заканчивалось сообщением о том, что Н. готовит новые жалобы. Позднее мы узнали, что больному снова предстоит экспертиза.

Перед нами характерное развитие параноического состояния. Обследуемый, который будоражит все предприятие своими спорами и может быть определен как параноический психопат, после несчастного случая начинает борьбу «за свои права». По мере возрастания препятствий борьба становится все ожесточеннее. Психотерапевтическое вмешательство ведет к временному улучшению, но затем болезнь продолжает развиваться, так как Н. уже слишком прочно погрузился в болезненные переживания. Правда, в борьбе его преследовали неудачи, но все же основную роль в развитии заболевания сыграла все та же сложная картина — смена взлетов и падений, связанных с последствиями несчастного случая. Болезненное состояние Н. оказалось предметом все новых обследований, новых экспертиз, а они-то и поддерживали изменчивую игру, шараханье из стороны в сторону, обеспечившее прогрессирование параноического состояния.

Мы видим на примере Н., что у застревающих личностей также может развиться ипохондрический симптомокомплекс. В первую очередь он боролся за свои права, но параллельно шла борьба и за излечение недуга, который был плодом его фантазии.

Как показывает следующий случай, развитие заболевания может проходить и в чисто ипохондрических формах.

Герберт П., 1919 г. рожд., по профессии кочегар на заводе. В детстве ничем примечателен не был. Работал на земельном участке отца. Кочегаром работает с 1946 г., женился в 1958 г., двое детей — 8 и 5 лет.

На производстве постоянно восставал против ущемления в правах как его самого, так и товарищей. Очень легко уязвим. Когда чувствует себя задетым, становится возбужденным, импульсивным: «Я кому угодно в глаза скажу, что думаю». Но в то же время П. честолюбив, не прочь превзойти любого трудовыми показателями. В общем на работе к нему относятся хорошо ценят за хорошую работу, а зная его обидчивость, щадят его.

В нашей клинике П. появился в 1960 г., вел себя сначала весьма самоуверенно, но в то же время проявлял подозрительность.

Предложил нам целый список своих жалоб, на основании которых мы определили его как сенестоипохондрика: в правой верхней половине живота сильная давящая боль, при лежании отдает в спину; в прохладную погоду — колющая боль в крестце; головная боль, ригидность затылка; колющая боль в сердце, пульс учащен, усиленное сердцебиение. Жалуется на озноб, старается «утепляться» и с этой целью носит на животе кроличью шкурку. Даже при незначительном напряжении его бросает в пот. Многого не может есть — «усиливается боль в печени». Жалуется на ощущение, будто «все в кишках мертвое».

Болезнь П. началась в декабре 1957 г. Жена его в то время болела инфекционной желтухой, 2,5 месяца пролежала в больнице. Примерно через неделю после начала болезни жены П., поев свинины, почувствовал, «будто внутри что-то лопнуло». Боль не прекращалась, исчез аппетит, ощущалось «набухание печени». Жена настаивала на консультации у врача, говорила, что печень «сначала затвердеет, а потом будет рак». Врач при обследовании ничего в печени не нашел, боль объяснил заболеванием желудка. Лечение успеха не дало. В 1958 г. врач в очередной больнице все «свалил» на печень, а желудок признал здоровым. При выписке из этой больницы П. был в еще более тяжелом состоянии, чем при поступлении. В этом же году умер от желтухи его бывший сосед по палате. Теперь П. начинает соблюдать строжайшую диету; он продолжает работать, но очень быстро устает, часто вынужден садиться, чтобы отдохнуть. В 1959 г. наступило незначительное облегчение, но потом снова боль возобновилась с прежней силой. Теперь она концентрировалась не в области печени, а распространялась по всему животу, грудной клетке, вплоть до головы. Снова П. госпитализируют, снова не устанавливают причины заболевания, снова улучшения нет. Однако теперь было окончательно установлено нервное происхождение заболевания, и П. направили к нам для прохождения курса психотерапевтического лечения.

В начале лечения П. был настроен весьма скептически. Он не верил, что к его болезни можно найти «подход» со стороны психической. Когда мы, применяя нагрузочную терапию, предложили ему помочь перенести шкаф, он тут же решил, что подорвался, лег на койку, не хотел вставать, отказался участвовать в спортивных упражнениях. Снова последовали длительные беседы. П. постепенно становился благоразумнее и даже согласился снять с живота кроличью шкурку, с которой не расставался и в стационаре. В (течение нескольких дней после этого он жаловался на «озноб в животе». Скепсис П. пришлось преодолевать долго, но постепенно он стал принимать участие и в играх, заниматься спортом,— видимо, осознал, что лечение приносит ему

пользу.

В момент выписки П. (через 8 недель после поступления) мы не отметили почти никаких жалоб. Дополнительно ему был назначен амбулаторный курс лечения, который и привел к окончательному выздоровлению. Теперь наш обследуемый вот уже несколько лет работает, время от времени появляется у нас на приеме. В 1967 г., в возрасте 48 лет, он начал посещать курсы усовершенствования, желая приобрести более высокую квалификацию: «Не хочу отставать профессионально».

Это пример типичной застревающей личности, которую в силу неблагоприятного стечения обстоятельств преследовал всевозрастающий страх. Результатом его оказалось ощущение множественных телесных недомоганий. Во время лечения параноический компонент в развитии заболевания не мог не броситься в глаза, ясно обозначились черты застревающего характера. Вначале П. был крайне недоверчив к врачам, с озлоблением заявлял, что он сам лучше всех разбирается в своей болезни. Упорно сопротивлялся лечению. Но когда благоразумие одержало верх, он сам активно включился в лечение. Последний момент также характерен для застревающих акцентуированных личностей. Если уж они убедились в правильности назначенного лечения, то преследуют поставленную цель так же четко, с такой же последовательностью, как это вообще свойственно их натуре. В своеобразном стремлении быть образцовым в борьбе за здоровье сказывается честолюбие этих больных. Как только П. выздоровел, он так же целеустремленно снова включился в жизнь, в труд, взял на себя дополнительную нагрузку, чтобы не отставать профессионально. У нас нет оснований отнести его к психопатам, но он, несомненно, является акцентуированной личностью.

Итак, отец одного из вышеописанных обследуемых был «фанатиком справедливости», среди родственников другого был религиозный сектант, что опять-таки наводит на мысль о параноической структуре личности. Основываясь на этих фактах, можно высказать предположение, что соответствующие черты характера являются наследственными. С другой стороны, встает вопрос: не послужили ли поведение отца, его моральный облик образцом для сына? Подобный случай невроза навязчивых состояний нами описан выше — речь идет о матери и сыне. Во всяком случае, такая черта, как застревание, распознается уже в детском возрасте.

В нашем детском отделении мы наблюдали много маленьких обследуемых застревающего типа. Иногда эти черты у детей проявляются очень ярко. Но если они ведут в конечном итоге к патологическим явлениям, то чаще всего это результат неправильного воспитания. Особенно часто плачевные последствия дает «маятниковое» воспитание, как я предлагаю его назвать. Оно заключается в постоянных колебаниях между преувеличенной строгостью и мягким, ласковым обращением. Это и служит почвой для тех самых колебаний, которые ведут к параноическому аффекту. Ребенка обрекают на постоянные метания между исполнением его желаний и наложением на них запрета, в конце концов у него вырабатывается враждебное отношение к тому из воспитателей, который в его детском мире представляет строгость. Если один и тот же воспитатель «качается», подобно маятнику, между теми и другими мероприятиями, то у ребенка возникает чувство, подобное вышеописанной ненависти-любви, т. е. к этому взрослому проявляются и большая привязанность, и одновременно озлобленная замкнутость.

Взрослые люди в процессе своей «борьбы» с окружением часто создают сами себе обстановку «раскачивания» между успехом и провалами. Дети, конечно, не способны на подобную активность; естественно, что они, в основном, подчиняются влиянию взрослых, поэтому и «раскачивание» их приходит извне.

Ниже описана маленькая девочка, у которой параноический аффект возник как из-за акцентуации застревающих черт характера, так и вследствие «маятникового» воспитания.

Ева Э., 7 лет, поступила в наше детское психиатрическое отделение. Отец — целеустремленный, честолюбивый человек, из-за напряженной работы воспитанию детей не уделяет никакого внимания. Мать — работник торговли, но не работает по специальности, так как целиком посвятила себя воспитанию троих детей и домашнему хозяйству. Восьмилетняя сестра Евы прилежна, добросовестная; трехлетний братик — очень живой ребенок.

Мать лишь недавно оставила работу, поэтому Ева в течение ряда лет жила то у бабушки с дедушкой, то у родителей, испытывая на себе совершенно разные воспитательные влияния. Дед и бабушка во всем девочке потакали, мать была строга, часто снимала туфлю и шлепала Еву. Через некоторое время мать, жалея Еву, осыпала ее ласками и лакомствами, пытаясь компенсировать причиненное зло добром. Но успеха не приносили ни строгости, ни поблажки. Ева была необыкновенно упряма, постоянно пыталась поставить на своем и часто даже бросалась на пол. Когда мать за дело журила девочку, это вызывало в ней только раздражение и злость. Однажды Ева целую неделю не разговаривала с матерью из-за того, что та сделала ей замечание за плохо вытертую посуду. Когда Ева злится на мать, она не обращается к ней с просьбами непосредственно, а передает их через старшую сестру, пытаясь добиться своего. Ева очень любит похвалу и, если в чем-нибудь проявит старание, всегда ждет ее как лучшей награды.

Однажды, разозлившись, Ева неделю не вставала с постели, не поднималась даже поесть, требуя, чтобы кушанья ей подавали в постель. Мать сначала не соглашалась на такое «обслуживание», но в конце концов уступила. «Не буду же я морить ее голодом»,— заявила она в свое оправдание. Итак, мать и девочка постоянно спорили друг с другом, при этом в споре обычно побеждала Ева, так как она оставалась непреклонной, а мать всегда уступала.

Патологические проявления начались у Евы в 3—4 года и особенно ярко начали сказываться, когда родился младший братик. Ева с самого начала отнеслась к его появлению отрицательно, бросала разные предметы в колясочку, где он лежал. Когда малютке было 14 дней, она с силой уткнула его личико в подушку, а подбежавшей матери сказала: «Это я для того, чтобы он заснул». В последующие годы Ева также относилась к маленькому братику враждебно. Когда мальчику было 2 года, она вздумала заставить его взобраться на перила балкона — мальчик легко мог упасть вниз. Ева специально подставила стул и продемонстрировала ему, как надо ставить ножки и как повернуться. Матери она сказала: «А пускай падает, по крайней мере он тогда умрет».

Когда Еве было 6 лет, отец за столом рассказывал, что прочитал в газете статью о вредной привычке брать в рот и жевать цветочные лепестки; в статье подчеркивалось, что это может привести к опасным последствиям. Ева весьма внимательно слушала. Через два дня ее поймали на том, что она запихивала брату в рот кучу цветочных лепестков.

В детском отделении клиники Ева постоянно предъявляла свои требования, а если к ним не прислушивались, становилась озлобленной. В игры с другими детьми включалась с трудом. Любопытен один фотоснимок, сделанный в клинике: Ева смотрит исподлобья, выражение лица у нее характерное — полное затаенной злобы. Мы добивались того, чтобы обращение с ней было предельно ровным. Девочка приспособилась к этому режиму и особых трудностей мы в связи с ее поведением не ощущали. Она даже старалась произвести хорошее впечатление.

Несомненно, что у этой девочки «маятниковое» воспитание сказалось в ее постепенном сопротивлении матери, олицетворявшей в воспитательном процессе строгое начало. Впрочем, и мать была непоследовательна: внезапно становилась доброй, начинала жалеть дочку. Ровное, постоянное мягкое отношение девочка привыкла всегда встречать только со стороны бабушки. С другой стороны, следует учесть и необычность для шестилетнего ребенка таких реакций как, например, молчание по 3—4 дня или упрямое лежание в постели в течение недели с тем, чтобы противопоставить матери свою волю. Вспомним также, что во многих «поединках» с матерью ребенок оказывался сильнее и побеждал. Все подобные моменты трудно объяснить одним лишь неправильным воспитанием, приходится привлечь при анализе и характерные черты застревающего типа. То же относится: и к тяжелым, даже опасным реакциям ревности, связанным с младшим братом. Известно, что дети часто ревнуют родителей к младшим братьям и сестрам, например, нарочно мочатся в штанишки, чтобы вызвать заботливое отношение матери к себе. Но ревность такой глубины и длительности, как у Евы, все же надо считать из ряда вон выходящей. Особенно это застревающее напряжение аффекта бросается в глаза в эпизоде с цветочными лепестками. Застревание аффекта — основной механизм описываемых реакций — сказалось и во время пребывания в клинике. Положение нормализовалось благодаря применению последовательного режима и лечения. Это не могло не отразиться положительно на психике семилетнего ребенка. Возможно, Ева впоследствии станет лишь типичной акцентуированной личностью и паранойяльная психопатия не разовьется.

Параноический аффект, проявляющийся во враждебности, может при большей глубине стать крайне опасным. Подтверждением могут служить случаи убийства на почве ревности. В нашем коллективном труде мной описан убийца, ревность которого достигла степени бреда. В дальнейшем я имел возможность наблюдать его в клинических условиях. Проявление застревающих черт характера приобретало у него выраженные формы, происходили постоянные конфликты с врачами и медперсоналом, так как он считал, что без всяких оснований определен в клинику и что вообще окружающие относятся к нему несправедливо. Месяцами он отказывался отвечать на вопросы врачей, временами не хотел принимать пищу. Об этом обследуемом я не привожу здесь детальных данных, поскольку наблюдения показали в структуре его личности примесь истерического компонента. В его реакциях протеста было нечто утрированное, наигранное, позерское. Вероятно, в жестокости совершенного им преступления сыграло известную роль и то, что параноический аффект выступил в сочетании с реакцией типа короткого замыкания, свойственной личностям истерического типа.

Ниже я описываю другого параноического убийцу, который стал жертвой рабской любви к одной женщине и из-за этого убил другую, отношения с которой препятствовали соединению с любимой.

Хорст В., 21 года, из семьи деловых, серьезных людей. Отец вначале был каменщиком, со временем стал специалистом по калькуляции. Мать в войну была кормилицей семьи. Сестра больного — хороший специалист. В. не был в семье исключением: работая каменщиком, он учился, стал техником. Черты застревания—до совершения убийства — проявлялись всегда как положительное начало.

В. влюбился в женщину с не очень хорошей репутацией и, по его собственному выражению, «пошел к ней в кабалу». В плохую репутацию ее В. не верил. Судя по описаниям, предметом этой любви была женщина с демонстративной акцентуацией личности, которая, несмотря на свой богатый сексуальный опыт, разыгрывала из себя невинность, воспылавшую страстным чувством к нашему больному. Чувство В. к этой женщине не могло протекать спокойно: он влюбился в нее, будучи уже обрученным с другой женщиной, у которой был ребенок от него. В. метался от одной женщины к другой, раздираемый противоречиями: с одной стороны — чувство ответственности перед матерью ребенка, с другой — безумная страсть. Он искренне хотел жениться на той, с которой был обручен, но мысль об отказе от другой была для него невыносима. Он думал и о разлуке с матерью своего ребенка, но испытывал сильный стыд перед собственной семьей, особенно перед отцом, которого считал образцом морали. Кончилось тем, что он договорился с женщиной, с которой был обручен, о встрече на пустынном морском берегу и здесь ее утопил.

Когда я столкнулся с этим больным, он уже вошел в состояние депрессии и понимал, что совершил нечто непоправимое. Хотя он с ужасом говорил о своем страшном преступлении, в его депрессивном тоне все же моментами звучали ноты заносчивости, самовосхваления. Из этого можно сделать вывод, что патологическое развитие у данного больного шло в сторону экспансивную, а не персекуторную, т. е. что В. больше отличался чрезмерно раздутым честолюбием, чем преувеличенной уязвимостью. Возможно, именно в силу такой надменности и сознания своего превосходства над другими В. вообще был способен закрыть глаза на то, что на карту поставлена человеческая жизнь.

У В., человека весьма целеустремленного, развился жесточайший аффект в связи с тем, что он постоянно разрывался между любовью к одной женщине и чувством долга по отношению к другой. Одна обещала ему осуществление заветных желаний, другая воплощала горечь разочарования. Раскачиваясь и поднимаясь в высоту, оба чувства — «безумная любовь» к одной и ненависть к другой — все больше взвинчивались. Только лишь любовь к одной женщине никогда не толкнула бы его на убийство другой. Толчком к тяжкому преступлению оказалась ненависть к той, которая, взывая к долгу, мешала осуществлению мечты, счастью. Не обладай В. чертами застревания, он не стал бы убийцей. Следует подчеркнуть, что в принципе этот тип акцентуации личности не имеет ничего общего с преступностью. Прежняя жизнь, склад характера В. заставляют предположить, что жизнь его как гражданина сложилась бы вполне нормально, если бы он не стал жертвой событий, которые оказались толчком к развитию заболевания.

Акцентуации характера в структуре интегральной индивидуальности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Е. В. Жилина

АКЦЕНТУАЦИИ ХАРАКТЕРА В СТРУКТУРЕ ИНТЕГРАЛЬНОЙ

ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

Работа представлена кафедрой прикладной психологии Института психологии и социальных наук Дальневосточного государственного университета. Научный руководитель — доктор психологических наук, профессор К. И. Воробьева

Проведен анализ взаимосвязей между акцентуированными чертами характера и свойствами различных уровней интегральной индивидуальности. Акцентуированные черты характера оценивали в соответствии с теоретическими представлениями К.Леонгарда. Установлена взаимосвязь акцентуированных черт характера с индивидно-личностными свойствами.

The author of the article analyses the interrelations among accentuated personality traits and characteristics of different levels of integral individuality. Accentuated personality traits are estimated in accordance with K. Leonhard’s theoretic notions. The correlation among accentuated personality traits and individual features is determined.

Для современной отечественной психологии характерной устойчивой тенденцией является изучение человека как индивидуальности. Индивидуальность рассматривается как многомерная и многоуровневая система свойств, выражающая своеобразие человека как индивида и его уникальность как личности.

В концепции интегральной индивидуальности в качестве исходного ее элемен-та рассматривается индивидуальное свойство человека1. Исследование структуры индивидуальности основано на выделении природных и социально детерминированных свойств человека. Специфика интегрального исследования индивидуальности заключается в рассмотрении характера связей между одноуровневыми и разноуровневыми свойствами индивидуальности человека2.

Для выяснения места акцентуаций характера в структуре интегральной индивидуальности необходимо установить степень связи между акцентуированными чертами характера и параметрами, входящими в состав других уровней интегральной индивидуальности.

Основополагающими вопросами при изучении проблемы характера и его акцентуаций является проблема структурных компонентов, динамики характера, соотношения с другими индивидуальными психическими образованиями3. Особый интерес в этой связи представляет вопрос о месте акцентуаций характера в структуре интег-ральной индивидуальности.

Опираясь на теоретические представления Б. Ф.Ломова4, А. В.Брушлинского5, К. А. Альбухановой-Славской6, В. С. Мерлина7, В. М. Русалова8, Б. Г. Ананьева9 об организации индивидуальности можно сделать предположение, что характер и его акцентуированные черты будут занимать промежуточное положение между системой индивидуальных свойств организма (нейро-динамические свойства) и системой индивидуальных психических свойств (психодинамические и личностные свойства).

Целью данного исследования является анализ взаимосвязей между акцентуированными чертами характера и свойствами различных уровней индивидуальности.

Взаимосвязь между акцентуированными чертами характера и нейро- и психоди-

намическими свойствами интегральной индивидуальности исследовалось на выборке из 309 юношей и девушек — студентов высших учебных заведений г. Владивостока в возрасте от 17 лет до 21 года.

Для диагностики типов акцентуаций характера использовался опросник Леон-гарда — Смишека10. «Предметно-деятельностный» и «коммуникативный» аспекты темперамента диагностировались по опроснику структуры темперамента (ОСТ) В. М. Руса-лова11. Нейродинамические свойства оценивались по опроснику Я. Стреляу12.

Обработка результатов проводилась с помощью корреляционного (с использованием коэффициента ранговой корреляции Спирмена) и факторного анализа (метод вращения: варимакс с нормализацией Кайзера (Rotation Method: Varimax with Kaiser Normalization). Статистический анализ

проводился с использованием программы 8Р88 11.0.

Анализ данных корреляционной матрицы акцентуированных черт характера, а также нейродинамических и психодинамических свойств индивидуальности в целом по исследуемой выборке обнаружил большое количество значимых коэффициентов корреляций. Это позволяет говорить о том, что акцентуированные черты характера являются высокоинтегрированным феноменом. Выявленные многочисленные взаимосвязи между исследуемыми признаками приводят к обнаружению скрытых общих факторов, объясняющих связи между ними.

В результате корреляционного анализа обозначились следующие значимые (р < 0,01) связи между акцентуированными чертами характера и нейродинамическими свойствами (табл. 1).

Таблица 1

Коэффициенты корреляции (согласно критерию Спирмена) между нейродинамическими свойствами и акцентуированными чертами характера (п = 309)

Свойства нервной системы Типы акцентуаций характера

гип. воз. эмот. пед. трев. цикл. дем. застр. ДИСТ. экз.

Fb 0,278** -щ,036 -0,069 0,217** -0,243** -0,259** 0,321** -0,230** -0,167** -0,201**

Ft -0,095 -0,052 0,044 -0,009 -0,212** -0,327** 0,059 -0,332** 0,027 -0,203**

Ffl 0,489** -0,032 0,10 -0,157** -0,183** 0,061 0,445** -0,063 -0,286** 0,001

A=Fb/Ft 0,417** 0,022 -0,117* -0,199** -0,072 0,012 0,264** 0,015 -0,204** -0,041

Примечание: * уровень значимости 0,05; ** уровень значимости 0,01. Fe — сила нервной системы по процессу возбуждения; Fm — сила нервной системы по процессу торможения; Fd — подвижность нервных процессов; А = Fe/Fm — уравновешенность нервных процессов; гип. — гипертим-ный; воз. — возбудимый; эмот. — эмотивный; пед. — педантичный; трев. — тревожный; цикл. — цикло-тимный; дем. — демонстративный; застр. — застревающий; диет. — дистимный; экз. — экзальтированный.

Показатели силы по процессу возбуждения обнаруживают положительные корреляционные связи (на уровне значимости р < 0,01) с гипертимным (0,278) и демонстративным (0,321) типами акцентуаций характера. Также, отмечается наличие отрицательной корреляционной связи с тревожным (-0,243), циклотимным (-0,259), за-

стревающим (-0,230) и дистимным (-0,167) типами акцентуаций характера, что свидетельствует об отсутствие возбуждения как доминирующей характеристики.

Показатели силы по процессу торможения обнаруживают исключительно отрицательные (р < 0,01) связи с циклотимным (-0,327), застревающим (-0,332), экзальти-

рованным (-0,203) и тревожным (-0,212) типами акцентуаций характера.

Показатель подвижности нервных процессов имеет множественные положитель -ные связи на уровне значимости р < 0,01 с гипертимным (0,489) и демонстративным (0,445) типами акцентуаций характера, а также отрицательные с дистимным (-0,286) типом.

Уравновешенность нервных процессов (возбуждения и торможения) при р < 0,01 имеет наиболее выраженные положитель -ные связи с гипертимным (0,417), а также с демонстративным (0,264) типами.

В целом между нейродинамическими свойствами и типами акцентуаций характера выделились много-многозначные связи.

В результате применения факторного анализа выделены три группы факторов (при факторизации матрицы на 52,42%), которые распределились следующим образом (табл. 2): первый фактор включил в себя группу таких нейродинамических свойств, как подвижность и уравновешенность нервных процессов, а также силу по процессу возбуждения. В этой группе, кроме того, находятся такие акцентуированные типы, как гипертимный, демонстративный и дис-тимный с обратным знаком. Второй фак-

тор объединил силу по процессу торможения, а также застревающий и циклотим-ный типы. Третий фактор включил в себя типы акцентуаций, которые не связаны ни с одним нейродинамическим свойством: эмотивный, педантичный, экзальтированный и тревожный.

Таким образом, можно предположить, что в формировании таких типов акцентуаций, как гипертимный, демонстративный и дистимный, значительная роль отводится силе по процессу возбуждения, подвижности нервных процессов и их уравновешенности. Формирование застревающего и циклотимного типов находится под влиянием силы по процессу торможения.

Такие типы акцентуированных черт характера, как эмотивный, педантичный, экзальтированный и тревожный, не связаны ни с одним из рассмотренных свойств нервной системы, т. е. имеют в своей основе другие механизмы детерминации.

При анализе взаимосвязей акцентуированных черт характера с психодинамическими свойствами (табл. 3) отчетливо прослеживается связь между акцентуированными чертами и определенными темперамен-тальными свойствами.

Возбудимость имеет наиболее тесные, во всех случаях положительные связи

Таблица 2

Распределение факторных нагрузок между свойствами нервной системы и типами акцентуаций

характера

Параметры Факторы

1 2 3

подвижность 0,779

гипертимный 0,755

демонстративный 0,675

уравновешенность 0,667

сила по возбуждению 0,665 -0,440

дистимный -0,520

эмотивный 0,723

педантичный 0,654

экзальтированный 0,556 0,460

тревожный 0,553

возбудимый 0,496

сила по торможению -0,864

застревающий 0,651

циклотимный 0,650

(при р < 0,01) с пластичностью (0,226), социальной пластичностью (0,261), а при р < 0,05 с предметной эргичностью.

Эмотивность обнаруживает значимые корреляционные связи (р < 0,01) со всеми свойствами темперамента, кроме социального темпа: с эргичностью (0,167), социальной эргичностью (0,147), пластичностью (0,166), социальной пластичностью (0,282), темпом (0,142), эмоциональностью (0,152), социальной эмоциональностью (0,252).

Педантичность коррелировала с пятью показателями темперамента (р < 0,01): эргич-ность (0,157), пластичность (0,244), социальная пластичность (0,303), темпом (0,206), социальной эмоциональностью (0,358).

Тревожность обнаружила четыре значимые корреляционные связи (при р < 0,01) с такими свойствами темперамента, как социальная эргичность (0,163), социальная пластичность (0,305), темп (0,269) и социальная эмоциональность (0,296).

Таблица 3

Коэффициенты корреляции между психодинамическими свойствами и типами акцентуаций

характера(п = 309)

Пока- затель г В Э П Т ц д 3 Дис. Экз.

ЭРГ 0,220** 0,142* 0,167** 0,157** 0,096 0,097 0,192** 0,062 -0,047 0,127*

СЭРГ 0,127* -0,026 0,147** 0,038 0,163** 0,221** 0,198** 0,016 -0,227** 0,056

П 0,023 0,226** 0,166** 0,244** 0,140* 0,193** -0,002 0,176** 0,215** 0,339**

СП -0,194** 0,261** 0,282** 0,303** 0,305** 0,189** 0,016 0,208** 0,244** 0,262**

Т -0,051 0,055 0,142** 0,206** 0,269** 0,263** 0,048 0,189** 0,046 0,135*

СТ 0,149** 0,103 0,054 0,013 -0,019 0,058 0,253** 0,025 -0,032 0,009

эм 0,339** 0,091 0,152** 0,051 0,045 0,096 0,389** 0,045 -0,221** 0,027

СЭМ 0,058 0,248** 0,252** 0,358** 0,296** 0,207** 0,017 0,223** 0,272** 0,333**

Примечание: * уровень значимости 0,05; ** уровень значимости 0,01. ЭРГ — эргичность; СЭРГ — социальная эргичность; П — пластичность; СП — социальная пластичность; Т — темп; СТ -социальный темп; ЭМ — эмоциональность; СЭМ — социальная эмоциональность; Г — гипертимный; В — возбудимый; Э — эмотивный; П — педантичный; Т — тревожный; Ц — циклотимный; Д — демонстративный; 3 — застревающий; Дис. — дистимический; Экз. — экзальтированный.

Циклотимность обнаружила наиболее значимые связи (р < 0,01), так же как и педантичность, с пятью свойствами темперамента: социальной эргичностью (0,221), пластичностью (0,193), социальной пластичностью (0,189), темпом (0,263), социальной эмоциональностью (0,207).

Демонстративность коррелирует на уровне значимости р < 0,01 с эргичностью (0,192), социальной эргичностью (0,198), а также с социальным темпом (0,253) и эмоциональностью (0,389).

Застревание наиболее тесным образом связано (р < 0,01) с пластичностью (0,176) и социальной пластичностью (0,208), темпом (0,189), а также с эмоциональностью (0,223).

Дистимность имеет значимые (р < 0,01) как положительные, так и отрицательные корреляционные связи. Так, отрицательно связана данная черта с социальной эргичностью (-0,227) и эмоциональностью (-0,221). Положительно — с пластичностью (0,215), социальной пластичностью (0,244) и социальной эмоциональностью (0,272). В общем

дистимный тип имеет по целому ряду свойств темперамента приблизительно одинаковые значения коэффициентов корреляции с гипертимным типом, но отличающиеся от них наличием отрицательных связей.

Экзальтированность имеет три положительные связи на уровне значимости р < 0,01: с пластичностью (0,339), социальной пластичностью (0,262) и социальной эмоциональностью (0,333). На уровне значимости р < 0,05 также имеется две положительные связи с эргичностью (0,127) и темпом (0,135).

Таким образом, каждому типу акцентуаций соответствует свой набор свойств темперамента.

В результате применения факторного анализа выделили три группы факторов (при факторизации матрицы на 51,456%) (табл. 4).

Первый фактор объединил в себя такие свойства темперамента, как пластичность, социальная эмоциональность, социальная пластичность, и такие типы акцентуаций, как возбудимый, педантичный, дистимный и экзальтированный. Необходимо отметить, что дистимный тип не имеет строгой

локализации и представлен наряду с первой группой также и в третьей, но с отрицательным значением. Второй фактор включил темп и социальную эргичность как свойства темперамента и циклотимный, тревожный, застревающий и эмотивный типы акцентуаций характера. Несколько выбивается из контекста включение в данную группу тех акцентуаций, которые объединяются по признаку эмоциональная нестабильность. Возможно, данные типы акцентуаций имеют двоякую природу. Третий фактор содержит такие психодинамические свойства, как эмоциональность, эргичность, а также гипертимный, демонстративный акцентуированные типы.

Не вошло в состав ни одной из перечисленных групп такое свойство темперамента, как «социальный темп», т. е. данная характеристика не связана ни с одной из акцентуированных черт характера.

Полученные данные свидетельствуют о том, что существует по крайней мере три типа взаимодействий между темпераментом и акцентуированными чертами характера, что согласуется с ранее полученными данными13. В случае положительных связей

Таблица 4

Распределение факторных нагрузок между свойствами темперамента и типами акцентуаций характера

Показатель Факторы

1 2 3

пластичность 0,652

социальная эмоциональность 0,643

возбудимый 0,596

дистимный 0,546 -0,488

педантичный 0,516

социальная пластичность 0,512

экзальтированный 0,478 0,432

циклотимный 0,670

темп 0,646

тревожный 0,552

социальная эргичность 0,541

застревающий 0,441

эмотивный 0,410

гипертимный 0,762

демонстративный 0,732

эмоциональность 0,644

эргичность 0,484

социальный темп

мы можем говорить об акцентуированной черте как усилении соответствующего свойства темперамента. При отрицательной связи, возможно, речь идет о компенсаторном значении акцентуации по отношению к определенному свойству темперамента14. В случае отсутствия значимых связей мы предполагаем независимость друг от друга данных характеристик.

Исследование взаимосвязи между индивидуальными свойствами, принадлежащи-

ми различным иерархическим уровням, методом корреляционного анализа позволяет заключить, что эти связи являются много-многозначными, т. е. от одного и того же индивидуального свойства одного уровня зависит определенная совокупность индивидуальных свойств другого уровня и наоборот. Характер связей между индивидуальными свойствами различных уровней индивидуальности специфичен для каждой группы.

ПРИМЕЧАНИЯ

I Мерлин В. С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М.: Педагогика, 1986.

2Мерлин В. С. Психология индивидуальности: Избр. пс. труды. М., 1996.

3Бороздина Л. В. Психология характера: Исторический очерк. Ч. I. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1997; Выготский Л. С. К вопросу о динамике детского характера // Собрание сочинений: В 6 т. Т. 5: Основы дефектологии. М.: Педагогика, 1983; Ковалев А. Г., Мясищев В. Г. Психические особенности человека. Т. 1. Л.: Изд-во ЛГУ, 1957; Лазурский А. Ф. Избранные труды по психологии. М.: Наука, 1997; Кречмер Э. Строение тела и характер. М.: Педагогика-Пресс, 1995; Левитов Н. Д. Психология характера. М.: Просвещение, 1964; Леонгард К. Акцентуированные личности / Пер. с нем. Ростов н/Д.: Феникс, 2000; Личко А. Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков. М.: ООО АПРЕЛЬ ПРЕСС; ЗАО «Изд-во ЭКСМО-Пресс», 1999; Лоуэн А. Физическая динамика структуры характера. М., 1996; Страхов И. В. Психология характера. Саратов, 1970.

4 Ломов Б. Ф. Системность в психологии. М.: Издательство «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996.

5 Брушлинский А. В. О взаимосвязи природного и социального в психическом развитии человека // Проблемы генетической психофизиологии человека. М.: Наука, 1978. С. 11-21.

6 Альбуханова-Славская К. А., Серенкова В. Ф. Индивидуальная типизация в изучении реальности личности и сознания // Индивидуальность в современном мире. Смоленск, 1995. Ч. 1. С. 5-12.

7 Мерлин В. С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М.: Педагогика, 1986.

8 Русалов В. М. Теоретические проблемы построения специальной теории индивидуальности человека // Психологический журнал. 1986. № 4. С. 23-35.

9 Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер, 2001.

10 Елисеев О. П. Практикум по психологии личности. СПб.: Питер, 2004.

II Русалов В. М. Опросник структуры темперамента. М.: ИП РАН, «СМЫСЛ», 1992.

12 Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации. Описание и руководство к использованию / Под ред. А. Ф. Кудряшова. Петрозаводск: Петроком, 1992.

13 Русалов В. М., Манолова О. Н. Взаимосвязь характера и темперамента в структуре индивидуальности // Психологический журнал. 2005. Т. 26. № 3. С. 65-73.

14 Там же.

Типология кандидатов. Coleman Services

Анна Сухорукова (Менеджер по работе с клиентами)

В шестидесятые годы ХХ века немецкий врач Карл Леонгард ввёл в науку такое понятие как «акцентуированная личность». В дальнейшем эту теорию развивали и другие отечественные и зарубежные ученые.

Акцентуацией принято считать особенно ярко выраженные черты характера  человека, не выходящие при этом за границы нормы, то есть  не оказывающие разрушительного  влияния на адаптацию человека в обществе.

HR-специалист может опираться в своей работе на предложенную информацию и оценивать пришедшего соискателя с точки зрения наличия или отсутствия у него каких-либо заостренных черт характера.

Безусловно, следует помнить, что не все люди обладают какой-то определенной акцентуацией характера, однако, те или иные черты различных типов могут проявляться и оказывать влияние на профессиональную деятельность человека.

Всего выделяют двенадцать различных типов акцентуаций. В данной статье мы рассмотрим семь наиболее интересных:  демонстративный тип, педантичный тип, возбудимый тип, тревожный тип, эмотивный тип, гипертимический  и застревающий тип.

На что же обращать внимание при проведении собеседования с пришедшим кандидатом?
 
Демонстративный тип 
Демонстративного кандидата видно сразу. Он входит в кабинет летящей походкой, активно жестикулирует, у него ярко выражена мимика. Одежда  представителя демонстративного типа яркая, с претензией на оригинальность, часто не совсем подходящая для собеседования. Вы почти наверняка увидите у женщины обилие украшений и косметики,  у мужчины – различных аксессуаров.  Речь  таких людей изобилует местоимением «Я».  Они часто характеризуют себя, как добросовестные сотрудники,  приписывают себе несуществующие успехи, являясь на деле легкомысленными и ненадежными.  Обычно дальше слов у таких людей дела не продвигаются. Такого кандидата всегда необходимо просить привести конкретные примеры из профессионального опыта.  Положительными чертами являются умение подать себя, креативность.  Отрицательными — эгоизм, отлынивание от выполнения обязанностей.
От представителей демонстративного типа Вы можете услышать следующие фразы: «Да я на любую работу готов!», «Я на все согласен!»,  «Я все умею, все могу», «Да видел я, как это делается!», «Вы должны взять меня на работу», «Я все понял, когда выходить?».
Такие люди наиболее успешны в сфере торговли, рекламы и  творческих профессий.
 
Педантичный тип.
Такие кандидаты всегда приходят в начищенной до блеска обуви, с идеальной прической и рубашкой без единой морщинки.  Они, в отличие от демонстративных личностей, обладают ярко выраженным чувством ответственности, а также склонностью к самокритике и дотошному выполнению обязанностей. От них  Вы никогда не услышите фразу « И так сойдет».  Люди педантичного типа почти всегда отказываются от повышения в связи со страхом, что не смогут добросовестно выполнять  свою работу. В них всегда борется страх перед ответственностью и желание выполнить работу идеально. Они склонны проверять себя по несколько раз, работать сверхурочно, без дополнительной оплаты, потому что им  в связи с их скрупулёзностью требуется больше времени для достижения результата.
Их анкеты всегда заполнены полностью, часто мелким аккуратным почерком.
Таким людям можно доверить любую работу, которая требует особой точности и тщательности. Из них получаются успешные  бухгалтеры, лаборанты, сотрудники служб безопасности, специалисты по качеству.  К положительным качествам можно отнести пунктуальность, аккуратность, ответственность. Отрицательными являются занудство и консервативность, нежелание брать ответственность за принятие важных решений.

Возбудимый тип
 Отличительная черта таких кандидатов – это импульсивность и раздражительность.  На собеседовании  Вы можете заметить  скупую мимику, взгляд исподлобья.  Людям возбудимого типа, в силу особенностей, требуется больше времени, чтобы ответить на вопрос.  Если предложить им рассказать о чем-то, речь их будет  переполнена ненужными деталями, рассказ они часто начинают «от печки». Они  могут агрессивно реагировать на расспросы рекрутера, стараясь отвечать односложно. На вопрос «Почему Вы ушли с предыдущего места работы?» они ответят, что «начальник – дурак», «коллектив плохой», «заработная плата маленькая».  Такие люди не оценивают последствия своих действий, часто бросают работу из-за пустяка, чаще всего связанного не с интенсивностью работы, а с организацией условий труда.  В хорошем расположении духа такие сотрудники отзывчивы и добры, однако, если представителю возбудимого типа что-то не понравится, он тут же вступит в  конфликт. Иногда их можно распознать по «агрессивной доброжелательности».  В их трудовой можно увидеть множество мест работы, от недели до пары месяцев.  Зачастую они не понимают, почему очередной работодатель отказывает им в трудоустройстве, и ведут себя агрессивно.  Наиболее высокие результаты такой тип показывает в сфере физического труда, на производствах, в строительной сфере.

Тревожный тип
Подавляющее большинство представителей тревожного типа – женщины. Это робкие, скромные, неуверенные в себе кандидаты, которые терпеливо ждут, когда к ним подойдут, стесняются  спросить о чем-то, что с их точки зрения может показаться собеседнику неучтивым. Например, вопрос о размере заработной платы они часто задают извиняющимся тоном. В споре или конфликте занимают пассивную позицию, часто ищут поддержки и опоры. Таким людям тяжело выступать перед аудиторией. В работе для них важна стабильность, дружелюбная обстановка. Они могут спросить Вас «А правда ли это?», потому что им важно чувствовать себя спокойно. При этом такие сотрудники очень постоянны в привязанностях, надежны, они хорошие исполнители. Руководить такой человек не сможет в силу того, что будет постоянно сомневаться, но так и не сможет принять решение. Тревожный тип успешно проявляет себя в сфере делопроизводства, на административных должностях, в науке.

Эмотивный тип.
Таких людей, прежде всего, отличает способность глубоко сопереживать, мягкосердечие. Внешне они всегда гармоничны, обладают вкусом и чувством стиля. Люди такого типа тактичны, доброжелательны, непринужденно общаются с собеседником. Их мимика всегда отражает те чувства, о которых они говорят.  Слезливость   и сентиментальность тоже является отличительной чертой таких людей.   Для них очень важно мнению других людей.  Если Вы спросите,  чем руководствуются люди данного типа в принятии решений, то услышите ответ «эмоциями».  Хорошо развитая интуиция и эмпатия позволяют им успешно реализоваться с сфере образования,  психологии, воспитания.  Это добросовестные работники, однако, руководящую должность им лучше не занимать в связи с тем, что им трудно принимать решения, связанные с интересами других людей.

Гипертимический тип
 Представителя этого типа Вы можете распознать по быстрой речи и всегда приподнятому настроению. Никакие жизненные неурядицы не могут испортить им настроение.  Гипертимы очень разговорчивы,  любят отклоняться от темы.  Они часто берут на себя лидерство в беседе  с человеком, много шутят. Их следует отличать от представителей демонстративного типа: если гипертим всегда способен привести конкретные факты из профессиональной деятельности, хотя и немного рассеян, то демонстративный  в первую очередь говорит о том, какой он замечательный, наслаждается оказываемым вниманием  и никогда не предлагает конкретных идей. Гипертимы обладают хорошим творческим мышлением, они активно проявляют себя в деятельности. Роль официального  лидера брать на себя не любят  из-за необходимости брать ответственность. Не переносят жесткий регламент,  строгую дисциплину, авторитарный стиль управления. Им часто недостает внимания к деталям, обязательности, самоконтроля.  Такие люди не способны к кропотливой, рутинной работе.  Представители гипертимического типа добиваются успеха в профессиях,  связанных с организацией каких-либо процессов или мероприятий.

Застревающий тип
Такие люди предпочитают классический стиль в одежде, без вычурных деталей.  Они  настоящие трудоголики с высокой работоспособностью. Именно кандидаты застревающего типа будут с подозрением спрашивать Вас об использовании  паспортных данных,  наличии в анкете вопросов, не относящихся, по их мнению, к необходимым. Если их насторожит что-либо,  после собеседования они заберут анкету с собой. Это легко обидчивые,  честолюбивые люди, которые не терпят, когда задевают их гордость. Они очень злопамятны и склонны к нравоучениям. Такие кандидаты часто с заносчивостью говорят о своем профессиональном опыте, воспринимая как обиду любую попытку поставить под сомнение представленную информацию.  Свои интересы отстаивают очень настойчиво. Взявшись за дело, проявляют большое упорство и стремление показать самые высокие результаты, в чем достигают успеха. Таким людям трудно работать в команде, вести переговоры, у них плохо развита коммуникативность.  Лучше всего представители застревающего типа  чувствуют себя в научных областях деятельности,  IT- сфере.
 
В заключение хотелось бы подчеркнуть, что у большинства людей могут присутствовать те или иные индивидуальные черты, присущие различным акцентуациям.  Более того, эти черты совершенно необязательно должны быть  ярко выражены. Однако, несомненно, знание основных проявлений поведения и характера акцентуированных личностей может помочь HR-специалисту определить вектор профессионального развития данного кандидата и понять, подходит ли ему предлагаемая должность.

Журнал «Справочник по управлению персоналом», №11, 2014 г.

ЗАСТРЕВАЮЩИЙ ТИП — глоссарий по психофизиологии

— акцентуированный тип личности. Основой застревающего, параноического типа акцентуации личности является патологическая стойкость аффекта. Чувства, способные вызывать сильные реакции, обычно идут на убыль после того, как реакциям «дать волю». У застревающей личности картина иная: действие аффекта прекращается гораздо медленнее, и стоит лишь вернуться мыслью к случившемуся, как немедленно оживают и сопровождавшие стресс эмоции.

Аффект у такой личности держится очень долгое время, хотя никакие новые переживания его не активизируют. При этом, патологическим последействием чреваты в первую очередь эгоистические аффекты, так как именно им присуща особая сила. Поэтому застревание аффекта наиболее ярко проявляется тогда, когда затронуты личные интересы акцентуированной личности. Аффект в этих случаях оказывается ответом на уязвленную гордость, на задетое самолюбие, а также на различные формы подавления, хотя объективно моральный ущерб может быть ничтожным.

Оскорбление личных интересов, как правило, никогда не забывается застревающими личностями, поэтому их часто характеризуют как злопамятных или мстительных людей. Кроме того, их называют чувствительными, болезненно обидчивыми, легкоуязвимыми людьми. Обиды в таких случаях касаются в первую очередь самолюбия, сферы задетой гордости, чести.

Черты застревания сказываются не только при нанесении ущерба акцентуированной личности, но и в случае ее успеха. Здесь часто наблюдаются проявления заносчивости, самонадеянности. Честолюбие — особенно характерная, яркая черта у лиц с чрезмерной стойкостью аффекта: честолюбие сопровождается самоуверенностью, а поощрений таким людям всегда бывает мало. Поскольку помехи эгоистическим целеустремлениям исходят от окружающих людей, то при высокой степени застревания, т.е. у личностей параноического типа, наблюдается такая характерная черта, как подозрительность. При длительных жизненных неудачах подозрительность превращается в постоянную и предельно акцентуированную черту характера.

Также характернейшей чертой для застревающих лиц является упрямство и то, что называется «твердолобость». При достижении личных целей такие люди необыкновенно упорны и последовательно, их редко смущает неблагоприятная реакция, скепсис и неверие окружающих. Они отличаются низкой самовнушаемостью и практически «нулевой» внушаемости со стороны. Всегда сохраняют высокий уровень работоспособности, но при этом все их действия — эмоционально мотивированны.

На профессионально-поведенческом уровне застревающий тип личности характеризуется такими качествами как: эмоциональная уязвимость; неспособность отвлечься от отрицательных эмоций; обидчивость; эгоцентризм; злопамятность; честолюбивость; самонадеянность; заносчивость; гипертрофированная подозрительность; упорство; настойчивость; способность не терять продуктивности в неблагоприятном окружении; отсутствие внушаемости.

С точки зрения такой психодиагностической методики, как физиогномика, можно определить тип застревающей личности. Особенностями таких людей будут: впалые глаза, нос картошкой, легкий тип челюсти.

Застревающая личность. Характеристика акцентуации.

Акцентуа́ция (от лат. accentus — ударение),— находящаяся в пределах клинической нормы особенность личности, при которой отдельные ее черты чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении одних психогенных воздействий при сохранении хорошей устойчивости к другим. Когда компенсаторные механизмы начинают сдавать, то признаки акцентуации могут выйти наружу. При неявной акцентуации особенности личности проявляются лишь в особых случаях, когда личность столкнется с препятствием. Если жизнь акцентуированной личности сложится неблагополучно, то может произойти полная деформация личности, трудно отличимая от психопатии.

Типы акцентуаций(по Леонгарду)

Демонстративные личности. Сущность демонстративного или истерического типа заключается в аномальной способности к вытеснению.

Педантичные личности. У лиц педантического типа, в противоположность демонстративному, в психической деятельности исключительно мало представлены механизмы вытеснения. Если поступки истериков характеризуются отсутствием разумного взвешивания, то педанты «тянут» с решением даже тогда, когда стадия предварительного обдумывания окончательно завершена. Они хотят, прежде чем начать действовать, еще раз убедиться, что лучшее решение найти невозможно, что более удачных вариантов не существует. Педант не способен вытеснять сомнения, а это тормозит его действия. Нерешительны.

Застревающие личности. Основой застревающего типа акцентуации личности является патологическая стойкость аффекта. У застревающей личности действие аффекта прекращается гораздо медленнее, и стоит лишь вернуться мыслью к случившемуся, как немедленно оживают и сопровождающие стресс эмоции. Аффект у такой личности держится очень долгое время, хотя никакие новые переживания его не активируют.

Возбудимые личности. Весьма интересна личность с недостаточной управляемостью характера. Это проявляется в том, что решающими для образа жизни и поведения человека часто являются не благоразумие, не логическое взвешивание своих поступков, а влечения, инстинкты, неконтролируемые побуждения. То, что подсказывается разумом, не принимается во внимание. Реакции возбудимых личностей импульсивны. Им чужда терпимость. Напротив, и в мимике, и в словах они дают волю раздражительности, открыто заявляют о своих требованиях или даже со злостью удаляются. Раздражает их чаще всего не столько напряженный труд, сколько организационные моменты.

Гипертимные личности. Гипертимные натуры смотрят на жизнь всегда оптимистически. Приподнятое настроение сочетается при этом с жаждой деятельности, повышенной словоохотливостью и с тенденцией постоянно отклоняться от темы разговора, что иногда приводит к скачке мыслей. Гипертимическая акцентуация личности не всегда чревата отрицательными последствиями, она может благотворно влиять на весь уклад жизни человека. Благодаря усиленной жажде деятельности, они достигают производственных и творческих успехов. Жажда деятельности стимулирует у них инициативу, постоянно толкает их на поиск нового. Отклонение от главной мысли порождает множество неожиданных ассоциаций, идей, что также благоприятствует активному творческому мышлению. В обществе гипертимные личности являются блестящими собеседниками, постоянно находятся в центре внимания, всех развлекают. Однако если данный темперамент выражен слишком ярко, положительный прогноз снимается. Безоблачная веселость, чрезмерная живость таят в себе опасность, ибо такие люди, шутя, проходят мимо событий, к которым следовало бы относиться серьезно. У них постоянно наблюдаются нарушения этических норм, поскольку они в определенные моменты как бы утрачивают и чувство долга, и способность к раскаянию. Чрезмерная жажда деятельности превращается в бесплодное разбрасывание, человек за многое берется и ничего не доводит до конца. Чрезмерная веселость может переходить в раздражительность.

Дистимические личности. Склонность к расстройствам настроения. Противоположность гипертимности. Настроение пониженное, пессимизм, мрачный взгляд на вещи, утомляем, предпочитает одиночество. Серьезная настроенность ведет к формированию серьезной этической позиции. Отрицательное проявление — пассивность в действиях и замедленное мышление в тех случаях, когда они выходят за пределы нормы.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Аффективно — лабильный тип личности. Резкие перепады настроения. Хорошее настроение коротко, плохое длительно. При депрессии ведут себя как «тревожные», быстро утомляются, снижается творческая активность. При хорошем настроении — как гипертимные. Если собирается веселое общество, то аффективно — лабильные личности могут оказаться в центре внимания, быть «заводилами», увеселять всех собравшихся. В серьезном, строгом окружении они могут оказаться самыми замкнутыми и молчаливыми.

Аффективно — экзальтированный темперамент. Аффективно — экзальтированный темперамент можно было бы назвать темпераментом тревоги и счастья. Это название подчеркивает его близкую связь с психозом тревоги и счастья, который сопровождается резкими колебаниями настроения. Аффективно — экзальтированные люди реагируют на жизнь более бурно, чем остальные, они одинаково легко приходят в восторг от радостных событий и в отчаяние от печальных. От «страстного ликования до смертельной тоски» у них один шаг. Экзальтация мотивируется тонкими, альтруистическими побуждениями. Привязанность к близким, друзьям, радость за них, за их удачи могут быть чрезвычайно сильными. Наблюдаются восторженные порывы, не связанные с сугубо личными отношениями. Любовь к музыке, искусству, природе, увлечение спортом, переживания религиозного порядка, поиски мировоззрения — все это способно захватить экзальтированного человека до глубины души. Другой полюс его реакций — крайняя впечатлительность по поводу печальных фактов. Жалость, сострадание к несчастным людям, к больным животным способна довести такого человека до отчаяния. Даже при незначительном страхе у экзальтированной личности сразу заметны физиологические проявления (дрожь, холодный пот). Тот факт, что экзальтированность связана с тонкими и очень человечными эмоциями, объясняет, почему этим темпераментом особенно часто обладают артистические натуры — художники, поэты.

Тревожные (боязливые) личности. Такие люди отличаются робостью, неуверенностью в себе, присутствует компонент покорности, униженности. Возможна сверхкомпенсация в виде самоуверенного или даже дерзкого поведения, однако неестественность его сразу бросается в глаза, Боязливая робость может иногда перейти в доверчивость, в которой сквозит просьба: «Будьте со мной дружелюбны». Временами к робости присоединяется пугливость.

Эмотивные личности. Эмотивность характеризуется чувствительностью и глубокими реакциями в области тонких эмоций. Не грубые чувства волнуют этих людей, а те, что мы связываем с душой, с гуманностью и отзывчивостью. Обычно таких людей называют мягкосердечными. Они более жалостливы, чем другие, больше поддаются растроганности, испытывают особенную радость от общения с природой, с произведениями искусства. Иногда их характеризуют как людей задушевных. В беседе с эмотивными личностями сразу видно, как глубоко их затрагивают чувства, о которых они говорят, поскольку все это отчетливо выражает их мимика. Особенно характерна для них слезливость: они плачут, рассказывая о кинофильме с печальным концом, о грустной повести. Так же легко у них появляются слезы радости, растроганности. Особая чувствительность натуры ведет к тому, что душевные потрясения оказывают на таких людей болезненно глубокое воздействие и вызывают депрессию. Человек эмотивного склада не может «заразиться» весельем в веселом обществе, не может беспричинно сделаться ни смешливым, ни счастливым.

Типы акцентуаций (по Личко):

Гипертимный Гипертимный (сверхактивный) тип акцентуации выражается в постоянном повышенном настроении и жизненном тонусе, неудержимой активности и жажде общения, в тенденции разбрасываться и не доводить начатое до конца. Люди с гипертимной акцентуацией характера не переносят однообразной обстановки, монотонного труда, одиночества и ограниченности контактов, безделья. Тем не менее, их отличает энергичность, активная жизненная позиция, коммуникабельность, а хорошее настроение мало зависит от обстановки. Люди с гипертимной акцентуацией легко меняют свои увлечения, любят риск.

Циклоидный При циклоидном типе акцентуации характера наблюдается наличие двух фаз — гипертимности и субдепрессии. Они не выражаются резко, обычно кратковременны (1—2 недели) и могут перемежаться длительными перерывами. Человек с циклоидной акцентуацией переживает циклические изменения настроения, когда подавленность сменяется повышенным настроением. При спаде настроения такие люди проявляют повышенную чувствительность к укорам, плохо переносят публичные унижения. Однако они инициативны, жизнерадостны и общительны. Их увлечения носят неустойчивый характер, в период спада проявляется склонность забрасывать дела. Сексуальная жизнь сильно зависит от подъёма и спада их общего состояния. В повышенной, гипертимной фазе такие люди крайне похожи на гипертимов.

Лабильный Лабильный тип акцентуации подразумевает крайне выраженную переменчивость настроения. Люди с лабильной акцентуацией имеют богатую чувственную сферу, они весьма чувствительны к знакам внимания. Слабая сторона их проявляется при эмоциональном отвержении со стороны близких людей, утрате близких и разлуке с теми, к кому они привязаны. Такие индивиды демонстрируют общительность, добродушие, искреннюю привязанность и социальную отзывчивость. Интересуются общением, тянутся к своим сверстникам, довольствуются ролью опекаемого.

Астено-невротический Астено-невротический тип характеризуется повышенной утомляемостью и раздражительностью. Астено-невротические люди склонны к ипохондрии, у них высокая утомляемость при соревновательной деятельности. У них могут наблюдаться внезапные аффективные вспышки по ничтожному поводу, эмоциональный срыв в случае осознания невыполнимости намеченных планов. Они аккуратны и дисциплинированы.

Сенситивный (сензитивный) Люди с сенситивным типом акцентуации весьма впечатлительны, характеризуются чувством собственной неполноценности, робостью, застенчивостью. Зачастую в подростковом возрасте становятся объектами насмешек. Они легко способны проявлять доброту, спокойствие и взаимопомощь. Их интересы лежат в интеллектуально-эстетической сфере, им важно социальное признание.

Психастенический Психастенический тип определяет склонность к самоанализу и рефлексии. Психастеники часто колеблются при принятии решений и не переносят высоких требований и груза ответственности за себя и других. Такие субъекты демонстрируют аккуратность и рассудительность, характерной чертой для них является самокритичность и надёжность. У них обычно ровное настроение без резких перемен. В сексе они зачастую опасаются совершить ошибку, но в целом их половая жизнь проходит без особенностей.

Шизоидный Шизоидная акцентуация характеризуется замкнутостью индивида, его отгороженностью от других людей. Шизоидным людям недостаёт интуиции и умения сопереживать. Они тяжело устанавливают эмоциональные контакты. Имеют стабильные и постоянные интересы. Весьма немногословны. Внутренний мир почти всегда закрыт для других и заполнен увлечениями и фантазиями, которые предназначены только для услаждения самого себя. Могут проявлять склонность к употреблению алкоголя, что никогда не сопровождается ощущением эйфории.

Эпилептоидный Эпилептоидный тип акцентуации характеризуется возбудимостью, напряжённостью и авторитарностью индивида. Человек с данным видом акцентуации склонен к периодам злобно-тоскливого настроения, раздражения с аффективными взрывами, поиску объектов для снятия злости. Мелочная аккуратность, скрупулезность, дотошное соблюдение всех правил, даже в ущерб делу, допекающий окружающих педантизм обычно рассматриваются как компенсация собственной инертности. Они не переносят неподчинения себе и материальные потери. Впрочем, они тщательны, внимательны к своему здоровью и пунктуальны. Стремятся к доминированию над сверстниками. В интимно-личностной сфере у них ярко выражается ревность. Часты случаи алкогольного опьянения с выплескиванием гнева и агрессии.

Истероидный У людей с истероидным типом ярко выражен эгоцентризм и жажда быть в центре внимания. Они слабо переносят удары по эгоцентризму, испытывают боязнь разоблачения и боязнь быть осмеянными, а также склонны к демонстративному суициду (парасуициду). Для них характерны упорство, инициативность, коммуникативность и активная позиция. Они выбирают наиболее популярные увлечения, которые легко меняют на ходу.

Неустойчивый Неустойчивый тип акцентуации характера определяет лень, нежелание вести трудовую или учебную деятельность. Данные люди имеют ярко выраженную тягу к развлечениям, праздному времяпрепровождению, безделью. Их идеал — остаться без контроля со стороны и быть предоставленными самим себе. Они общительны, открыты, услужливы. Очень много говорят. Секс для них выступает источником развлечения, сексуальная жизнь начинается рано, чувство любви им зачастую незнакомо. Склонны к потреблению алкоголя и наркотиков.

Конфо́рмный Конформный тип характеризуется конформностью окружению, такие люди стремятся «думать, как все». Они не переносят крутых перемен, ломки жизненного стереотипа, лишения привычного окружения. Их восприятие крайне ригидно и сильно ограничено их ожиданиями. Люди с данным типом акцентуации дружелюбны, дисциплинированы и неконфликтны. Их увлечения и сексуальная жизнь определяются социальным окружением. Вредные привычки зависят от отношения к ним в ближайшем социальном круге, на который они ориентируются при формировании своих ценностей.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Основные типы акцентуации

Основные типы акцентуации включают в себя:
Циклотимный, для которого характерно чередование (цикличность) периодов хорошего и плохого настроения. Часто эти переходы связаны с изменением ситуации, иногда даже с погодой, что роднит циклотимный тип с лабильным, неустойчивым.

Гипертимный тип, для которого характерны постоянно приподнятое настроение, стремление к активности, повышенная возбудимость. Людям этого типа свойственно браться за большое количество дел, которые они часто не доводят до конца, принимаясь за новые.

Cвязанный с преобладанием пониженного тонуса, плохого настроения. Для людей этого типа характерна склонность к депрессии, они видят, как правило, все в темном свете и их прогнозы самые пессимистичные. Раздражительность и ипохондричность роднит этот тип с астеническим, которому свойственна еще и быстрая утомляемость.

Шизоидный тип, для которого характерны эмоциональная холодность, отгороженность от окружающих. Часто люди этого типа замкнутые, центрированные на себе, не склонные к расширению контактов; распространенным является и высокий уровень интеллекта, прежде всего в сфере абстрактного, логического мышления.

Для эпилептоидного типа, наоборот, характерны конкретность, вязкость мышления, часто невысокий общий интеллектуальный уровень, а также скрупулезная педантичность. Склонность к злобно-тоскливому настроению часто проявляется и в приступах агрессивного поведения, конфликтности, иногда даже ярости и жестокости, что роднит этот тип с застревающим.

Застревающий (паранойяльный) тип характеризуется повышенной подозрительностью и болезненной обидчивостью, мнительностью, особенно в отношениях с окружающими. Недоверие к ним и стремление к доминированию приводят к частым конфликтам, а злопамятность, стойкость отрицательных эмоциональных переживаний — к жестокости и мстительности.

— Демонстративный (истероидный) тип характеризуется прежде всего ярко выраженным тщеславием, стремлением к признанию, к привлечению внимания любой ценой. Для это используются иногда и лживость, фантазирование, притворство, мнимые болезни. Склонность к авантюристичности и способность вытеснять в бессознательное неприятные факты и воспоминания также весьма распространенны у людей этого типа.

Для психастенического типа характерны высокая тревожность, нерешительность, мнительность, связанная с постоянным поиском болезней. Часты проявления самоанализа, склонность к «самоедству» и мысленному возвращению к неприятным событиям, что приводит к неуверенности, снижению притязаний. Это обостренное чувство собственной неполноценности роднит данный тип с сензитивным, для которого характерны еще и повышенная впечатлительность и боязливость.

Необходимо отметить, что в чистом виде эти типы акцентуации встречаются достаточно редко, обычно у человека проявляется «смешанная» акцентуация, с более или менее ярко выраженными формами нескольких типов.

Сочетание индивидуальных качеств, которое является совершенно уникальным у каждого человека, во многом его поведение, общение с другими людьми и отношение к самому себе. Оно представляет собой второй уровень в структуре индивидуальности, ту «интегральную индивидуальность» (термин В. Мерлина), которая лежит в основе индивидуального стиля жизни, опосредуя связь между психодинамическими индивидуальными чертами и структурой личности. Задачи психотерапии во многом связаны именно с помощью человеку в создании индивидуального, основанного на его интегральной диспозии психодинамических черт, стиля деятельности и общения, который использует положительные стороны его индивидуальности, по возможности компенсируя отрицательные.

Особенности психических процессов и свойств личности подростков, больных сахарным диабетом 1-го типа

Сахарный диабет 1-го типа (СД1) является одним из наиболее распространенных эндокринных заболеваний в детском возрасте, развивается на фоне генетической предрасположенности при воздействии факторов внешней среды. К таким триггерам относят вирусную инфекцию, воздействие токсических веществ, различные виды стресса [1, 3].

Что касается вариантов дебюта и течения сахарного диабета 1-го типа у детей, то имеет место их широкая вариабельность. При этом для достижения метаболической компенсации требуется хороший комплайенс [1, 3, 5, 8], что в наибольшей степени связано с психологическими и социальными особенностями больного и его родителей [5, 8]. Нарушения самоконтроля могут быть связаны с особенностями отношения родителей к заболеванию ребенка (это касается преимущественно дошкольников и младших школьников), особенностями формирующейся личности подростка, неадекватностью предоставляемой медицинским персоналом информации.

Личность — относительно устойчивая система социально значимых черт, характеризующая индивида как члена того или иного общества или общности [5].

В структуре индивидуальности личность занимает высшую ступень иерархической лестницы, причем личностные качества формируются на основании типов темперамента и черт характера в условиях воздействия социума [5].

Темперамент — индивидуально-психологические свойства, определяющие формально-динамические особенности деятельности человека (темп, ритм, быстрота, сила) [5].

Характер — совокупность индивидуальных, сложившихся в процессе социализации и ставших устойчивыми стереотипов поведения, штампов эмоциональных реакций, стиля мышления, зафиксированная в привычках и манерах система взаимоотношений с окружающими [5].

Чрезмерную выраженность отдельных черт характера и их сочетаний, представляющую крайние варианты нормы, называют акцентуациями характера [5, 6]. Акцентуации характера развиваются в период формирования личности, а затем сглаживаются или трансформируются у взрослых. Автором теории акцентуации является выдающийся немецкий психиатр Карл Леонгард (1968). В государствах постсоветского пространства получила распространение классификация акцентуаций характера по А.Е. Личко (1977). Ниже приводим основные типы акцентуаций согласно данной классификации (в скобках указаны соответствующие типы по Леонгарду) [6]:

— Гипертимный тип — подростки отличаются большой подвижностью, общительностью, болтливостью, чрезмерной самостоятельностью, склонностью к озорству, недостатком чувства дистанции в отношениях с взрослыми.

— Циклоидный тип (аффективно-лабильный) — подростки производят впечатление гипертимов, но в начале или по завершении полового созревания наступает длительное снижение настроения (субдепрессивная фаза). По мере развития акцентуации периоды подъема случаются все реже.

— Лабильный тип (аффективно-экзальтированный) — крайняя изменчивость настроения. Настроению присущи не только частые и резкие перемены, но и значительная их глубина. От настроения данного момента зависят самочувствие, аппетит, сон.

— Астеноневротический тип — повышенная утомляемость, раздражительность и склонность к ипохондричности. Утомляемость особенно проявляется в умственных занятиях. Умеренные физические нагрузки переносятся лучше, однако выраженные физические напряжения оказываются невыносимыми.

— Сенситивный тип (тревожный) — с детства проявляется пугливость и боязливость. Такие дети часто боятся темноты, сторонятся животных, страшатся остаться одни, чуждаются слишком бойких и шумных сверстников, не любят чрезмерно подвижных игр, рискованных шалостей, избегают больших детских компаний. Они ищут самоутверждения не в стороне от слабых мест своей натуры, не в областях, где могут раскрыться их способности, а именно там, где особенно чувствуют свою неполноценность.

— Психастенический тип (педантичный) — нерешительность и склонность к рассуждательству, тревожная мнительность, любовь к самоанализу и, наконец, легкость образования обсессий — навязчивых страхов, опасений, действий, ритуалов, мыслей, представлений. У психастенических подростков нередко приходится видеть реакцию гиперкомпенсации в отношении своей нерешительности и склонности к сомнениям.

— Шизоидный тип — недоступность внутреннего мира и сдержанность в проявлении чувств делают непонятными и неожиданными для окружения многие поступки шизоидов. Некоторые выходки носят характер чудачества, но в отличие от истероидов они не служат цели привлечь к себе всеобщее внимание.

— Эпилептоидный тип (возбудимый) — склонность к дисфориям и тесно связанная с ними аффективная взрывчатость, напряженное состояние инстинктивной сферы, иногда достигающее аномалии влечений.

— Истероидный (демонстративный) тип — беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда постоянного внимания к своей особе, восхищения, удивления, почитания, сочувствия.

— Неустойчивый тип — главной чертой является нежелание трудиться, слабоволие.

— Конформный тип — это люди своей среды. Их главное жизненное правило — думать «как все», поступать «как все», стараться, чтобы все у них было «как у всех».

— Застревающий, параноидный (только по Леонгарду) тип. Его основой является патологическая стойкость аффекта. Чувства, способные вызывать сильные реакции, обычно идут на убыль после того, как реакциям «дать волю». Аффект у такой личности держится очень долгое время, хотя никакие новые переживания его не активируют.

— Смешанный тип — помимо явных акцентуаций встречаются случаи одновременного заострения нескольких черт, которые составляют не менее половины явных акцентуаций [5].

Целью нашего исследования явилась оценка психических процессов и свойств у подростков, больных сахарным диабетом 1-го типа.

Материал и методы исследования

Под нашим наблюдением находилось 30 детей, больных сахарным диабетом 1-го типа. Диагноз заболевания устанавливалcя согласно критериям ВОЗ в соответствии с национальными стандартами [4]. Обследованы 16 девочек (53,30 ± 1,24 %) и 14 мальчиков (46,70 ± 1,33 %). Средний возраст обследованных составил 14,3 ± 0,4 года. У 6 детей имел место дебют заболевания, 12 детей страдали сахарным диабетом до 5 лет, 12 — более 5 лет.

В качестве специальных методов исследования нами использовались: оценка акцентуации характера личности (по Леонгарду — Шмишеку) [2], развитие эмоционально-волевой сферы, общий уровень тревожности (по Дж. Тейлор) [2], выраженность алекситимии (по Торонтской шкале алекситимии — TAS) [10], также общая характеристика некоторых личностных свойств, внутриличностных и межличностных конфликтов (по 16-факторному личностному опроснику Кеттела) [2].

При обработке результатов использовали средние значения и ошибку средних с определением достоверности отличий по t-критерию Стьюдента. Связь между показателями оценивали согласно вычислению коэффициента линейной корреляции r [9].

Результаты исследования

Гликемический контроль на момент поступления в стационар был с высоким риском для жизни у 100 % обследованных. У 83 % отмечался неадекватный контроль течения заболевания. Так, средние значения тощакового сахара (в 6.00) составили 11,40 ± 0,33 ммоль/л, минимальные — 8,85 ± 0,49 ммоль/л, максимальные — 16,70 ± 0,65 ммоль/л. При этом диапазон суточных колебаний показателя составил 8,70 ± 0,47 ммоль/л.

У всех детей с длительностью заболевания более 5 лет имели место хронические осложнения сахарного диабета: диабетическая нефропатия (100 %), диабетическая полиневропатия (100 %), жировая дистрофия печени (58 %).

Оценка психологического профиля личности по методике Шмишека выявила наличие акцентуации характера у всех обследованных. При этом установлено, что у большинства (89,3 %) имело место сочетание диагностически значимых признаков различных вариантов акцентуаций характера. Поскольку наблюдалось сочетание разнообразных вариантов, представляется целесообразным приведение именно частоты диагностически значимых выраженных признаков акцентуаций в зависимости от длительности заболевания (табл. 1).

Из приведенных в табл. 1 данных следует, что в группе дебюта не выявлено преобладания какого-либо типа акцентуации в сравнении с другими группами, что позволяет рассматривать ее как исходное (базисное) состояние. В группе с длительностью СД1 менее 5 лет преобладают демонстративный, циклотимный, тревожный типы.

В группе с длительностью СД1 более 5 лет преобладают аффективно-экзальтированный, возбудимый, эмотивный и застревающий типы. Таким образом, частая и резкая смена настроения при повышенной возбудимости нервной системы с эпизодами взрывчатости нарастают в связи с длительностью заболевания.

Застревающий тип фиксировался исключительно при длительности заболевания более 5 лет.

Несмотря на существующее мнение о том, что тип акцентуации может отражать уровень тревожности, нами была проведена оценка уровня тревожности подростков с СД1 по отдельной шкале (табл. 2).

Полученные данные позволяют говорить о том, что у подростков, больных сахарным диабетом 1-го типа, имеет место достоверное (p < 0,05) повышение уровня тревожности до значений средних с тенденцией к высоким либо высоким вне зависимости от длительности заболевания.

При этом не было установлено ни единого случая низкого уровня тревожности, имелось всего лишь 4 случая среднего уровня с тенденцией к низкому. Причем все случаи среднего с тенденцией к низкому уровня тревожности встречались исключительно у детей, удовлетворительно соблюдающих принципы самоконтроля.

Учитывая влияние волевого фактора на характер течения заболевания в связи с типом самоконтроля, мы оценили волевые качества в данной группе обследованных (табл. 3).

Приведенные в табл. 3 данные демонстрируют отсутствие достоверного преобладания того или иного типа выраженности волевых качеств в дебюте СД1, что может являться фоновым состоянием. При длительности заболевания менее 5 лет достоверно преобладали отличные и хорошие значения, тогда как при длительности заболевания более 5 лет — плохие и удовлетворительные, что свидетельствует об ухудшении выраженности волевых качеств у детей, больных сахарным диабетом, при длительном течении заболевания.

Изучив степень конфликтности обследованных, мы установили, что уровень внутриличностных конфликтов составил 87,0 ± 4,2 %, уровень межличностных конфликтов — 63,2 ± 5,9 % с достоверным (p < 0,05) увеличением показателей в связи с длительностью заболевания, что является основой нарушения социальной адаптации таких пациентов.

По данным различных авторов, нарушения в познавательно-эмоциональной сфере (алекситимные расстройства) являются неблагоприятными в отношении развития различных заболеваний и служат маркером психосоматической патологии [10]. В ходе настоящего исследования установлено, что 37 % пациентов от общего числа обследованных оказались алекситимными (не способными к адекватному ощущению и выражению своих эмоций) и еще 37 % имели пограничные значения, причем с тенденцией к высоким значениям показателя (табл. 4). При этом обращает на себя внимание прямая зависимость алекситимности от длительности заболевания.

Так, в дебюте СД встречались преимущественно неалекситимные особы; при длительности СД менее 5 лет возрастало число пограничных значений; при длительности более 5 лет неалекситимные пациенты не встречались вообще, а количество алекситимных возрастало до 50 %. Исходя из этого можно сделать вывод, что при длительности заболевания свыше 5 лет способность к выражению эмоций у подростков снижается (p < 0,01).

Таким образом, для дебюта сахарного диабета характерно проявление демонстративного и аффективно-экзальтированного типов акцентуации без явного преобладания по отношению к другим группам, среднего с тенденцией к высокому уровня тревожности, отличной и хорошей выраженности волевых качеств, сохранной способности к выражению эмоций.

Для подростков с длительностью сахарного диабета менее 5 лет характерно проявление аффективно-экзальтированного, демонстративного и гипертимного типов акцентуации с преобладанием демонстративного и циклотимного типов по отношению к другим группам, среднего с тенденцией к высокому уровня тевожности, отличной и хорошей выраженности волевых качеств, преобладание пограничных значений по шкале алекситимности, возрастание уровня внутриличностных и межличностных конфликтов.

Для подростков с длительностью сахарного диабета более 5 лет характерно проявление аффективно-экзальтированного, эмотивного и гипертимного типов акцентуации, преобладание по отношению к другим группам аффективно-экзальтированного, возбудимого, эмотивного и застревающего типов, преимущественно высокого уровня тревожности, удовлетворительной или плохой выраженности волевых качеств, неспособности к выражению эмоций, высокого уровня внутриличностных и межличностных конфликтов.

С целью выявления взаимозависимости особенностей формирующейся личности подростков, больных сахарным диабетом 1-го типа, с характером и выраженностью нарушений углеводного обмена нами изучены множественные прямые корреляционные связи между этими параметрами.

Установлено, что у детей, больных СД1, имеют место сильная прямая корреляция возраста пациентов и длительности заболевания с тревожным типом акцентуации (r = 0,75 и 0,69 соответственно) и умеренная обратная зависимость с аффективным типом акцентуации (r = –0,45 и –0,31 соответственно), следовательно, по мере взросления ребенка при длительном течении заболевания аффективные эпизоды сменяются тревожностью.

Тревожность, в свою очередь, имеет умеренную отрицательную связь (r = –0,399) с максимальной концентрацией глюкозы в крови, степенью выраженности волевых качеств (r = –0,35) и сильную — с выраженностью демонстративных проявлений (r = 0,56) и алекситимностью (r = 0,72).

Демонстративность проявляется при недостаточной выраженности волевых качеств (r = –0,61), высокой тревожности (r = 0,56), неспособности проявления эмоций (r = 0,46) и связана с гипертимностью (r = 0,55) и эмотивностью (r = 0,34). Это объясняет тот факт, что демонстративность поведения может фиксироваться с одинаковой частотой как в дебюте заболевания, так и при его длительном течении. Таким образом, длительная гипергликемия у подростков с недостаточно выраженными волевыми качествами формирует высокий уровень тревожности с неспособностью к адекватному проявлению эмоций, что лежит в основе демонстративности поведения.

Максимальные концентрации глюкозы прямо коррелируют с суточными колебаниями показателя (r = 0,66), имеют отрицательную корреляцию с гипертимностью и прямую с тревожностью (r = 0,96), эмотивностью (r = 0,53) и циклотимностью (r = 0,48), что ведет к перепадам настроения и снижению активности на фоне высокого уровня тревожности.

Минимальные концентрации глюкозы, не достигающие в среднем диапазона нормальных значений в декомпенсации сахарного диабета, имеют сильную прямую связь с тревожностью (r = 0,82) и эмотивностью (r = 0,56). Это свидетельствует о том, что постоянная гипергликемия ведет к формированию тревожности с немотивированными перепадами настроения.

Установлено, что суточные колебания глюкозы имеют обратную зависимость с гипертимным типом акцентуации (r = –0,57) и прямую с циклотимным (r = 0,46), что проявляется снижением активности и коммуникабельности и формированием субдепрессивных состояний.

Выводы

1. Длительное течение сахарного диабета с постоянной гипергликемией с высоким размахом колебаний на протяжении суток лежит в основе тревожности, перепадов настроения со снижением физической активности и формированием субдепрессивных состояний.

2. Недостаточная выраженность волевых качеств с высокой алекситимностью обусловливают демонстративность поведения с эпизодами аффектов у подростков с СД1.

3. Высокий процент сочетанных акцентуаций характера может являться маркером психологических нарушений при формировании диабетической энцефалопатии.

4. Важным направлением терапевтической коррекции у подростков, страдающих сахарным диабетом 1‑го, типа должна стать психокоррекция с применением методик, усиливающих функции «Я», предоставляющих коррективный эмоциональный опыт, стимулирующих развитие волевых качеств, что ляжет в основу адекватного самоконтроля течения заболевания и сформирует удовлетворительный комплайенс между пациентом и медицинским персоналом.

Акцент на джеме. Застрявший или параноидальный тип акцентуации личности. Особенности акцентуации у подростков

Они гипертрофированы и проявляются в виде «слабых мест» психики индивида — ее избирательной уязвимости к определенным воздействиям с хорошим и даже повышенным сопротивлением другим влияниям. Некоторые подчеркнутые черты характера обычно вполне компенсируют. Однако в сложных ситуациях человек с подчеркнутым характером может испытывать расстройство поведения.Акцентуации характера, его «слабости» могут быть явными и скрытыми, проявляться в экстремальных ситуациях. Лица с личными акцентами более подвержены влиянию окружающей среды, более подвержены психическим травмам. И если неблагоприятная ситуация поражает «слабое место», то все поведение таких лиц резко меняется — черты акцентуации начинают преобладать (рис. 95).

Типы акцентных личностей окончательно не определены. Их описал К.Леонард и А. Э. Личко. Однако эти авторы дают слишком подробную классификацию акцентуаций. Мы выделяем всего четыре типа акцентированных личностей: возбудимый, аффективный, неустойчивый, тревожный (таблица 12).

Рисунок: 95. Структура символа

В отличие от акцентуации характера, они не вызывают общей социальной дезадаптации личности.

Интенсивно проявляясь в подростковом возрасте, акцентуации характера со временем могут компенсироваться, а при неблагоприятных условиях — развиваться и трансформироваться в «краевые» психопатии.

Виды акцентации характера

К основным типам акцентирования характера относятся:

  • возбудимый;
  • аффективный;
  • нестабильный;
  • тревожно;

Иногда акцентуация граничит с различными типами психопатий, поэтому психопатологические схемы и термины используются при ее характеристике, типологизации. Психодиагностика типов и выраженности акцентуаций проводится с помощью «Патохарактериологического диагностического опросника» (разработали А.Е. Личко и Н.Я. Иванов) и личностный опросник MMPI (шкалы которого включают области акцентированных и патологических проявлений характера).

Подчеркивание характера по А. Личко

По уровню проявления черт характера персонажи делятся на средние (нормальные), ярко выраженные (подчеркнутые) и сверх нормы (психопатии).

Центральными или стержневыми отношениями индивида являются отношения индивида к другим (коллективу) и отношение индивида к работе.Существование центральных, стержневых взаимоотношений и вытекающих из них свойств в структуре характера имеет большое практическое значение для воспитания человека.

Невозможно преодолеть недостатки индивидуального характера (например, грубость и обман) и культивировать определенные положительные качества (например, вежливость и правдивость), игнорируя центральные, стержневые отношения личности, а именно отношение к людям. Другими словами, невозможно сформировать только определенное свойство, можно воспитать только целую систему взаимосвязанных свойств, уделяя основное внимание формированию центральных, стержневых отношений индивида, а именно отношения к другие и работают.

Однако целостность характера не абсолютна. Это связано с тем. что центральные, стержневые отношения не всегда полностью и полностью определяют все остальное. Кроме того, степень целостности характера индивидуальна и самобытна. Есть люди с более целостным и менее целостным или противоречивым характером. При этом следует отметить, что при достижении количественной выраженностью той или иной черты характера своих предельных значений и на границе норм возникает так называемая акцентуация характера.

Акцентирование символа — это крайние варианты нормы в результате усиления определенных черт. Акцентирование характера при очень неблагоприятных обстоятельствах может привести к патологическим нарушениям и изменению поведения личности, к психопатии, но отождествлять это с патологией нецелесообразно. Черты характера определяются не биологическими законами (наследственными факторами), а социальными (социальными факторами).

Физиологическая основа характера — это сплав черт типа высшей нервной деятельности и сложных устойчивых систем временных связей, выработанных в результате индивидуального жизненного опыта.В этом сплаве системы временных связей играют более важную роль, поскольку типовая нервная система может формировать все социально пенистые черты личности. Но, во-первых, коммуникативные системы формируются по-разному у представителей разных типов нервной системы и, во-вторых, эти коммуникативные системы проявляются по-своему в зависимости от типов. Например, решительность характера можно воспитывать как у представителя сильного возбудимого типа нервной системы, так и у представителя слабого типа.Но в зависимости от типа она будет воспитываться и проявляться по-разному.

Попытки построить типологию персонажей неоднократно предпринимались на протяжении всей истории психологии.

Все типологии человеческих персонажей исходили из ряда общих идей.

Основные из них:

  • характер человека формируется достаточно рано в онтогенезе и на протяжении всей остальной его жизни проявляет себя более или менее устойчиво;
  • те сочетания личностных качеств, которые входят в характер человека, не случайны.Они образуют четко различимые типы, позволяющие идентифицировать и выстраивать типологию персонажей.

Большинство людей в соответствии с данной типологией можно разделить на группы.

Одна из любопытных классификаций персонажей принадлежит известному русскому ученому А.Е.Личко. Эта классификация основана на наблюдениях за подростками.

Подчеркивание характера, по Личко, — это чрезмерное усиление определенных черт характера (рис.6), при котором наблюдаются отклонения в психологии и поведении человека, не выходящие за пределы нормы, граничащие с патологией. Такие акцентуации, как временные состояния психики, чаще всего наблюдаются в подростковом и раннем подростковом возрасте. Автор классификации объясняет этот фактор следующим образом: «… под действием психогенных факторов, обращающихся» к месту наименьшего сопротивления, могут возникать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении. Когда ребенок подрастает, его черты характера, проявившиеся в детстве, остаются достаточно выраженными, теряют остроту, но с возрастом снова могут проявиться ярко (особенно при появлении болезни).

В современной психологии насчитывается от 10 до 14 типов (типологий) характера.

Их можно определить как гармоничные и дисгармоничные.

Гармоничные типы характера характеризуются достаточным развитием основных черт характера без замкнутости, замкнутости, без преувеличения в развитии некоторых черт.

Дисгармоничные проявляются при выявлении различных черт характера и называются акцентированными или подчеркнутыми.

У 20-50% людей некоторые черты характера настолько обостряются, что возникает «предвзятость» характера — в результате ухудшается взаимодействие с людьми, возникают трудности и конфликты.

Выраженность акцентуации может быть опрометчивой: от легкой, заметной только для ближайшего окружения, до крайних вариантов, когда надо думать об этом, нет болезни — психопатии. Психопатия — болезненное уродство характера (при сохранении интеллекта человека), в результате которого резко нарушаются отношения с окружающими его людьми.Но, в отличие от психопатии, акцентуации характера проявляются непоследовательно, с годами могут полностью сгладиться, приблизиться к норме. Акцентуации характера чаще всего встречаются у подростков и юношей (50-80%), так как именно эти периоды жизни наиболее критичны для формирования характера, проявления уникальности, индивидуальности. Тогда акцентуации можно сгладить или, наоборот, усилить, перерасти в неврозы или психопатию.

Рисунок: 6.Схема акцентуации характера по Е. Филатовой и А.Е. Яичко

Можно рассмотреть двенадцать дисгармоничных (акцентированных) типов характера (по типологии К. Леонхарда) и описать их положительные и отрицательные качества, которые могут повлиять на профессиональную деятельность человека — это нам нужно для подтверждения основ дифференциации личности в аспекте характерологических свойств человека.

Гипертимический тип

Отличается практически всегда хорошим настроением, высоким бодростью, всплеском энергии, неуемной активностью.Стремится к лидерству, приключениям. К его необоснованному оптимизму и переоценке своих возможностей нужно относиться сдержанно. Черты, привлекающие собеседников: энергия, жажда активности, инициативность, чувство нового, оптимизм.

Для окружающих недопустимо: легкомыслие, склонность к аморальным поступкам, легкомысленное отношение к возложенным на него обязанностям, раздражительность в кругу близких людей.

Конфликт возможен при монотонной работе, одиночестве, в условиях строгой дисциплины, постоянного морализаторства.Это заставляет человека сердиться. Такой человек хорошо показывает себя в работе, связанной с постоянным общением. Это организационная деятельность, бытовое обслуживание, спорт, театр. Для него характерна частая смена профессии и работы.

Дистимический тип

Противоположность первому типу: серьезная. пессимист. Постоянно плохое настроение, грусть, замкнутость, лаконичность. Эти люди обременены шумным обществом, они не сближаются с коллегами. Они редко вступают в конфликты, чаще являются в них пассивной стороной.Они высоко ценят тех людей, которые с ними дружат и склонны им подчиняться.

Другим нравится их серьезность, высокая мораль, добросовестность и справедливость. Но такие черты характера, как пассивность, пессимизм, грусть, медлительность мышления, «отрыв от коллектива» отталкивают окружающих от знакомства и дружбы с ними.

Конфликты наблюдаются в ситуациях, требующих повышенной активности. Для этих людей изменение привычного образа жизни оказывает негативное влияние. Они хорошо справляются с работой, не требующей широкого круга общения.В неблагоприятных условиях проявляют склонность к невротической депрессии. Такое усиление чаще всего встречается у лиц с меланхолическим темпераментом.

Циклоида типа

Обострение характера проявляется в циклически меняющихся периодах подъемов и падений настроения. В период подъема настроения проявляют себя людьми с гипертимической акцентой, в период спада — дистимией. Во время спада неприятности воспринимаются остро. Эти частые изменения душевного состояния утомляют человека, делают его поведение непредсказуемым, противоречивым, склонным к смене профессии, места работы, интересов.

Возбудимый вид

У данного типа людей повышенная раздражительность, склонность к агрессии, несдержанность, мрачность, скучность, но лестность, услужливость, склонность к грубости и нецензурной лексике или молчанию, возможны медлительность в разговоре. Активно и часто конфликтуют, не избегают ссор с начальством, в коллективе сварливы, в семье деспотичны и жестоки. Вне истерик эти люди добросовестны, аккуратны и проявляют любовь к детям.

Другим не нравится их раздражительность, вспыльчивость, неуместные вспышки гнева и злости с нападением, жестокостью, ослабленным контролем над влечением. На этих людей хорошо влияет физический труд, спортивные состязания. Им нужно развивать выносливость, самообладание. Из-за сварливости часто меняют место работы.

Застрявший тип

Люди с таким типом акцентуации «зацикливаются» на своих чувствах и мыслях. Они не могут забыть обиды и «свести счеты» с обидчиками.У них официальная и бытовая несговорчивость, склонность к затяжным склокам. В конфликте они чаще всего являются активной стороной и четко определяют себя как круг друзей и врагов. Проявите жажду власти.

Собеседникам нравится их стремление к достижению высоких результатов в любом деле, проявление высоких требований к себе, жажда справедливости, принципиальность, твердые, устойчивые взгляды. Но в то же время у этих людей есть черты, отталкивающие окружающих: негодование, подозрительность, мстительность, высокомерие, ревность, амбиции.

Конфликт возможен, когда задета самооценка, несправедливое негодование, препятствие на пути к достижению амбициозных целей.

Педантичный тип

У этих людей ярко выраженная «занудство» в виде переживаний деталей, на службе они способны замучить формальными требованиями, излишне аккуратно истощить домочадцев.

Для окружающих они привлекательны своей добросовестностью и аккуратностью. серьезность, надежность в делах и чувствах.Но у таких людей есть ряд отталкивающих черт характера: формализм, «мошенничество», «занудство», стремление перекладывать принятие решений на других.

Конфликты возможны в ситуации личной ответственности за важное дело, при недооценке их достоинств. Они склонны к навязчивым идеям, психастении.

Для этих людей предпочтительны профессии, не связанные с большой ответственностью, «бумажная работа». Они не склонны менять работу.

Тревожный тип

Людям с этим типом акцентуации свойственно плохое настроение, застенчивость, пугливость, неуверенность в себе.Они постоянно опасаются за себя, своих близких, долго переживают неудачи и сомневаются в правильности своих действий. Они редко вступают в конфликты и играют пассивную роль.

Конфликты возможны, когда возникает ситуация страха, угроз, насмешек, несправедливых обвинений.

Окружающим людям нравится их дружелюбие, самокритичность и трудолюбие. Но боязнь, мнительность иногда становятся мишенью для шуток.

Такие люди не могут быть лидерами, принимать ответственные решения, так как им свойственен бесконечный опыт, взвешивание.

Эмоциональный тип

Человек с таким характером чрезмерно чувствителен, раним и глубоко переживает малейшие неприятности. Он чувствителен к замечаниям, неудачам, поэтому у него чаще всего грустное настроение. Он предпочитает узкий круг друзей и родственников, которые его прекрасно поймут.

Он редко вступает в конфликты и играет в них пассивную роль. Он не извергает обид, но предпочитает держать их в себе. Окружающим людям нравится его сострадание, жалость, выражение радости чужим успехам.Он очень исполнительный и имеет высокое чувство долга.

Такой человек обычно хороший семьянин. Но крайняя чуткость, плаксивость отталкивают окружающих.

Он трагически воспринимает конфликты с любимым человеком, смерть или болезнь. Ему противопоказаны несправедливость, грубость, окружение грубыми людьми. Наиболее значимых результатов он достигает в области искусства, медицины, воспитания детей, ухода за животными и растениями.

Демо-тип

Этот человек стремится быть в центре внимания и добивается своих целей любой ценой: слезами, обмороками, скандалами, болезнью, хвастовством, нарядами, необычными увлечениями, ложью.Он легко забывает о своих неблаговидных поступках. У него ярко выраженная высокая приспособляемость к людям.

Этот человек привлекает окружающих своей учтивостью, настойчивостью, целеустремленностью, актерским талантом, умением увлекать других, а также своей неординарностью. У него есть черты, которые отталкивают от него людей, эти черты способствуют конфликту: эгоизм, необузданные действия, обман, хвастовство, склонность к интригам, уклонение от работы. Конфликт у такого человека возникает при ущемлении его интересов, недооценке заслуг, свержении с «пьедестала».Эти ситуации вызывают у него истерические реакции.

Возвышенный образ

Люди с этим типом акцентуации обладают очень переменчивым настроением, разговорчивостью, повышенной отвлеченностью на внешние события. Их эмоции ярко выражены и отражаются в влюбленности.

Такие черты характера, как альтруизм, художественный вкус, артистический талант, яркие чувства и привязанность к друзьям нравятся собеседникам. Но излишняя впечатлительность, пафос, паникерство, отчаяние — не лучшие их черты.Неудачи и печальные события воспринимаются трагически, такие люди склонны к невротической депрессии.

Среда их обитания — искусство, спорт, профессии, связанные с близостью к природе.

Интровертный тип

Людям с данным типом акцентуации свойственна низкая коммуникабельность, замкнутость. Они отстранены от всех и вступают в общение с другими людьми только при необходимости, чаще всего они погружены в себя и свои мысли. Для них характерна повышенная уязвимость, но они ничего не рассказывают о себе и не делятся своим опытом.Даже их близкие холодны и сдержанны. Их поведение и логику часто не понимают другие.

Эти люди любят одиночество и предпочитают побыть в одиночестве, а не в шумной компании. Они редко вступают в конфликты, только при попытке вторгнуться в их внутренний мир.

Разборчивы в выборе супруга и заняты поиском своего идеала.

У них сильная эмоциональная холодность и слабая привязанность к близким.

Окружающим они нравятся своей сдержанностью, степенностью, осознанностью действий, твердыми убеждениями и принципиальностью.Но настойчивый отстаивание своих нереальных интересов, взглядов и наличие своей собственной точки зрения, которая резко отличается от мнения большинства, оттолкнуть людей от них.

Такие люди предпочитают работу, не требующую большого круга общения. Они склонны к теоретическим наукам, философским размышлениям, коллекционированию, шахматам, научной фантастике, музыке.

Конформного типа

Люди этого типа очень общительны, разговорчивы до болтливости.Обычно они не имеют собственного мнения и не стремятся выделиться из толпы.

Эти люди неорганизованы и склонны подчиняться другим. В общении с друзьями и в семье они уступают лидерство другим. Людям, окружающим этих людей, нравится их готовность слушать другого, их трудолюбие. Но в то же время это люди «без царя в головах», подверженные чужому влиянию. Они не думают над своими действиями и очень увлечены развлечениями.Конфликты возможны в ситуации вынужденного одиночества, бесконтрольности.

Эти люди легко адаптируются к новой работе и отлично справляются со своими должностными обязанностями, когда задачи и правила поведения четко определены.

Здравствуйте!
Мне 23 года и я столкнулся с проблемой застревания в возрасте, кажется, это возраст 13-14 лет. Год назад я обратилась к психологу совсем по другой проблеме — я боялась мужчин. С психологом мы работали в основном над отношениями с отцом.Сейчас я чувствую себя намного лучше, но я осознал еще одну проблему, которую она тоже заметила. Психолог отметила, что я нахожусь в том возрасте, когда возникают конфликты с отцом, я не выгляжу на все 23, у меня нет женственности. Но мы работали над другой проблемой, и я не уделял внимания следующей. Но на данный момент я четко осознал, что эта проблема существует и мне мешает жить! Время от времени я действительно начинаю эмоционально чувствовать себя маленькой девочкой, я не могу отследить, в какие моменты это происходит, но это случается часто.Я начинаю чувствовать себя беззащитной, незащищенной, непривлекательной, забитой девушкой. Я чувствую себя так мысленно и внешне.
Я могу заметить, что я всегда начинаю чувствовать это, когда приезжаю в свой родной город, чтобы увидеть своих родителей (мой папа умер, когда мне было 14 лет, теперь мои мама и бабушка остались), или я чувствую это, когда говорю моей матери по телефону. Сейчас я даже сокращаю с ней общение, хотя она очень обижается и тем самым давит на меня. В детстве мои отношения с отцом до 11-12 лет были ужасными, я его боялась, хотя он никогда не поднимал на меня руку.Он был довольно вспыльчив, и это меня пугало, в детстве он мог кричать на меня за то, что я не могу делать домашнее задание, потому что я его не понимал, он мог бросать фразы, что я глуп и лучше не роди меня. В 12 лет отношения с ним изменились, между нами не было общения, но была какая-то связь, я поняла, что он меня понимает, я начала понимать, что мой характер похож на характер моего отца и что я был таким же вспыльчивым, как и он сам.
Отношения с мамой были нормальными до 11-12 лет. Я мало что из этого помню. Помню только, что были периоды, когда она настраивала совсем маленького меня (4-5 лет) против отца, а в 10 лет — против бабушки. Она всегда была жертвой. Потом я стал немного повзрослее, и мои отношения с ней уже не складывались, я никогда не воспринимал ее, я всегда делал то, что хотел. После смерти отца отношения полностью испортились, потому что я пытался поддержать ее в этот период, но меня никто не поддержал.Мама быстро ушла, и через пару месяцев она пыталась найти себе мужчину, это меня бесило, но я знал, что ей это нужно, и терпел. Через пару месяцев она уехала от меня, оставив меня с бабушкой. Когда мне было 17, я уехал учиться в другой город и остался там. Отношения с мамой стали нормальными, мы понимаем, что не понимаем друг друга, но начали это принимать и стараемся не ссориться. Однако теперь я понимаю, что совсем не помню своих родителей в детстве, я всегда играл сам, потому что со мной никто не играл, а родители думали, что я просто тихий и беспроблемный ребенок и меня не трогали. .Со мной никто не разговаривал, в нашей семье всегда было молчание, никаких диалогов, никаких дискуссий. Все молча сидели перед телевизором. Думаю из-за этого у меня проблемы с общением, очень люблю поболтать, но как будто не умею это делать.
Еще я заметил, что мама всю жизнь вызывала у меня сомнения. Я хотела поехать учиться в Чехию, мама говорит — ну не знаю, сможешь ли ты там быть. Наконец-то купила помаду в 23, красная! Мама скажет — ах, а на кого вы с ней похожи? Тебе это вообще подходит?
Так было и в детстве.Хочу пойти поиграть в футбол — да ладно, не знаю, а колени сломать не боюсь? И тому подобное.
Не знаю, что именно повлияло на то, что я застрял в детстве, но меня это беспокоит, я хочу выйти из этого состояния, почувствовать себя девушкой, женщиной, но не знаю, с чего начать. У меня заниженная самооценка, я не чувствую себя привлекательной для мужчин, у меня проблемы с личной жизнью и т. Д.
На данный момент у меня нет возможности лично связаться с психологом, и я хотел бы сделать что-то сам перед этим возможность.Может есть какие-то практики, тренировки? Или что можно почитать по этой теме?

Застрявшая личность — один из типов личности, оценкой которого является стиль общения человека с окружающими его людьми. Человек застрявшего типа не очень общителен, любит читать лекции другим, имеет определенную степень скучности.

Повышенное чувство несправедливости, обиды, подозрительности создают условия для развития частых конфликтов между таким человеком и окружающими.

Теория акцентуации (выявление слабых мест в характере человека) классифицирует застрявшую личность как конфликтную личность, в то время как психиатрия характеризует застрявший тип личности как паронический, со склонностью к стойким состояниям аффекта. Сильное возбуждение, порождающее состояние аффекта, обычно утихает, но в случае застрявшего типа личности, только одно воспоминание о причинах, вызвавших его, может вернуться к человеку и держать его в состоянии стресса, вызвать новое волна переживаний в нем.

Люди с застрявшим типом личности не всегда сразу реагируют на обиду, часто их переживания скрыты, но внезапно прорываются по принципу «последней капли», который переполняет их терпение. Такое внезапное проявление реакции может вызвать замешательство у окружающих, поскольку эмоционально несоизмеримо сильнее, чем реакция, которую ожидают другие.

Застревание в состоянии аффекта, как правило, возникает, когда затрагивается самооценка человека и личные интересы.Люди, которые застревают, не забывают обид, что характеризует их как людей мстительных, склонных к мести. Чаще всего, действия людей, которые характеризуются резаным типом личности мотивированы эмоциями и их характеристика упрямство позволяет им упорно идти к достижению цели.

Люди с застрявшим типом личности эмоционально уязвимы и не могут отвлечься от негативных эмоций, но это не мешает им иметь высокую работоспособность и быть достаточно успешными людьми в своей профессиональной сфере.

Застрявший тип личности согласно акцентуации теории Леонарда

Рад приветствовать вас, уважаемые читатели блога! Недавно я узнал о таком понятии, как застрявший тип личности. В этом вопросе мне помогла разобраться Алина Журавина. Она профессиональный психолог, гештальт-терапевт. Я не буду долго говорить, давайте вместе изучим, что это такое.

Описание

По самому названию несложно догадаться о главной особенности таких людей, то есть о способности надолго задержаться на каком-то событии или чувстве.Его еще называют аффективно-застойным, и все потому, что переживания, которые зашкаливают по своей интенсивности, обычно кратковременны, но не в данном случае. В голове постоянно крутятся мысли, что дает новую волну чувств.

Чтобы было понятнее, приведу пример: если человек с другим типом характера злится и ему не дается возможность проявить этот гнев, то каким бы сильным он ни был, на следующий день он обязательно преобразится. в раздражение или негодование, сожаление, возможно, печаль.Но застрявший, стоит только вспомнить эту ситуацию, снова почувствует ту же агрессию, как будто все только что произошло.

Поэтому, даже если вы случайно обидите такого человека, будьте уверены, он непременно отомстит, но особого облегчения он не почувствует. Он не сможет отпустить и простить, поэтому он будет помнить этот инцидент до конца своих дней. Этот тип акцентуации действительно не любит несправедливости, только по отношению к самому себе, поэтому, если кто-то ущемляет свою гордость или гордость, неприятностей не избежать.

Его еще называют мстительным и обидчивым.

Потому что он очень уязвим, несмотря на всю мощь представленных аффектов. И если объективно рассматривать ситуацию, любой другой человек не увидит причин для таких реакций, но для аффективного человека они будут значительными. Он ненасытен в плане вознаграждений, похвалы и не чувствует насыщенности в этих темах.

Больше, чем другие виды подвержены паранойе. Поскольку постоянный контроль поведения других людей по отношению к себе приводит к подозрениям, которые буквально со временем грозят перерасти в психоз.

Застрявший тип также склонен к ревности, особенно в парах, где другой партнер занимается флиртом и флиртом. В этом случае к нему не будет доверия, и все попытки доказать свою лояльность будут бесполезны.

Такие люди любят ясность, поэтому все делится на «белое» и «черное», «хорошее» и «плохое» … Из-за этого расщепления им сложно адаптироваться к любым изменениям. Правда, по их мнению, может быть только одна сторона, хотя на самом деле, если посмотреть на ситуацию, она может быть у каждого участника конфликта.Важно уметь слышать другого и находить компромисс, а не настойчиво доказывать свои собственные.

Что делать?

Может помочь глубокая работа над собой, осознание своих трудностей и коррекция типов реакции на любые раздражители. То есть важно научиться проверять свои фантазии и переживания реальностью, спрашивая у так называемого обидчика, с какой целью он совершил какое-то действие, и действительно ли он планировал навредить, нанести ущерб.

По словам Леонгарда, аффективно застрявший тип акцентуации характера способен достичь колоссального успеха и реализовать свои цели хотя бы потому, что, веря в свою идею, он готов идти вперед, особенно если ему нужно доказать лояльность своего позиция.Следовательно, в зависимости от преобладания амбиций или подозрений, будет зависеть то, как будет устроена его жизнь. Ведь такие люди нередко совершают преступления на почве зависти и обиды, уничтожая своих «врагов».

И на сегодня все, уважаемые читатели! Подпишитесь на блог, чтобы быть в курсе новой интересной информации. Заботься о себе!

Застрявший или параноидный тип акцентуации личности

Одной из особенностей параноидального или застрявшего типа акцентуации личности является патологическое постоянство аффекта, то есть эмоционального возбуждения или страсти, и если они достигают большой силы, то они полностью овладевают параноидальной личностью, и на этом фоне формируются переоцененные идеи.Переоценен в том смысле, что такая идея для параноика становится единственной идеей, которой подчиняются все остальные, и эта идея полностью овладевает его чувствами, мыслями, поведением.

Глубокие аффекты могут быть вызваны разными причинами. Но по большей части у застрявшего человека они вызваны мыслями о раненой, оскорбленной гордости, хотя в подобных ситуациях нормальные люди не обращали бы внимания на такие незначительные факты.

Параноик относится к категории мстительных и мстительных людей.Даже мелкие оскорбления и мелкие уколы в свой адрес он воспринимает очень болезненно и надолго запоминает. Любой, кто имеет дело с параноиком и не делает то, что хочет, может стать его личным врагом. В каждой мелочи параноик находит факты, которые он сильно преувеличивает, и в каждом поступке он видит оскорбление самому себе. Кроме того, он чувствителен, обидчив и легко уязвим.

Уверенность в себе застрявшего легко переходит в уверенность в себе.В своем поведении такие люди высокомерны. Если параноик вступает с кем-то в борьбу, то часто в этой борьбе он становится победителем, поскольку отличается способностью к длительному волевому напряжению.

В своей борьбе упрям, настойчив и последовательнен. Если он принял решение, то не остановится ни перед чем, чтобы довести дело до конца. Он может быть очень жестоким, не обращает внимания ни на мольбы самого соперника, его родственников, ни даже на угрозы более высоких и могущественных людей, потому что убежден в своей правоте, и ничто не может его убедить.

Не слушает и ни у кого совета не спрашивает. В своей борьбе проявляет большую находчивость и большую находчивость, любыми способами привлекает на свою сторону множество сторонников, убеждая их в справедливости и бескорыстии борьбы, поэтому часто благодаря настойчивости выходит победителем из самых безвыходных ситуаций. , хитрость, настойчивость и даже мелочность.

Следующая отличительная черта параноика — подозрительность. Если подозрение у нормальных людей относится к определенной личности (например, у ревнивца есть жена) или факту действительности, то у параноика оно всеобъемлющее, возникает из якобы несправедливого отношения к нему и вызывает недоверие у людей. все более широкий круг отношений, в которых он ведет себя параноиком.

В повседневной жизни людей с застрявшим акцентом часто можно отличить по проявлениям ревности. Как известно, сфера любовных отношений самая эмоциональная, ранимая и интимная. Именно в этой сфере проявляется наиболее часто застревающая личность, которую мучает ревнивая мысль «Так это или нет?», Которая колеблется от самой радостной — «Она верна только мне» — до самой мрачной. : «Она шлюха.» Все эти колебания усугубляются незнанием, ведь любовные романы держатся в секрете, и судить о том, была измена или нет, очень сложно.

Еще одна сфера проявления таких личностей — судебный процесс, когда эмоциональное напряжение либо увеличивается, либо уменьшается, вызывая чувство победы или поражения. Но даже если они потерпят неудачу, при наличии фактов, пойманные в ловушку люди могут доказать, что все сфальсифицировано против них. И сопротивляются изо всех сил, считая себя правыми.

В таких ситуациях параноик проявляет себя как человек, не терпящий возражений, несговорчивый и упрямый.Так, К. Леонхард отмечает такую ​​характерную черту такой личности, как упрямство. Конечно, чтобы добиться успеха, застрявшие люди должны обладать амбициями. Эта черта особенно часто проявляется в молодом возрасте и играет явно положительную роль. Такие личности добиваются выдающихся результатов в молодости.

Группа фанатиков очень близка к группе параноидальных личностей. Если дать краткое определение этой группе, то можно сказать, что это люди «одной идеи и одной страсти.«Обычно они посвящают всю свою жизнь служению одному делу, одной идее, не оставляя места ни личной жизни, ни каким-либо другим интересам. В процессе служения этому делу они никого не жалеют, идут до конца, последовательно и настойчиво, не останавливаться перед человеческим горем и страданиями.

Часто бездушие и жестокость — черты, ведущие к цели. Но главная черта фанатиков — нерушимая, железная воля, которая позволяет им посвятить свою идею всю жизнь и реализовать ее без страх и упрек.Их нельзя убедить доказательствами, фактами, опытом или жалостью, а сопротивление и преследования только закаляют и убеждают их в своей невиновности.

Это делает их опасными для общества. Можно сказать, что пациентом психиатров могут быть любые лидеры псевдорелигиозных движений и сект, а также революционные лидеры. Здесь уместно вспомнить случай из практики великого русского психиатра Бехтерева. Когда его спросили, кого он видел вчера, он ответил: «Сухорукий пациент с классической паранойей.«Это был И.В. Сталин.

Можно вспомнить множество случаев религиозного фанатизма, которые закончились трагически — коллективные самосожжения, самоубийства, самозахоронения и другие зверства.

Итак, подводя итоги, можно отметить, что застрявшая личность тип имеет следующие черты:

1) привлечение на первых этапах знакомства — чувство долга, уверенность, требовательность, принципиальность, бесстрашие, раскрепощенность, работоспособность, идеология, настойчивость, самопожертвование;

2) лидерство к дезадаптации, конфликтам с более длительным знакомством — злоба, мстительность, негодование, подозрительность, самоуверенность, высокомерие, мечтательность, а иногда и жестокость и бессердечие.

Застойный тип акцентуации по Леонарду

Другое название застрявшего типа акцентуации — аффективно-застойный. Для людей этого типа характерно то, что они обладают аффектами (кратковременными сильными эмоциональными переживаниями) в течение относительно длительного времени. Представители этого типа, кажется, «зацикливаются» на определенных мыслях и чувствах, особенно когда речь идет об их чувстве собственного достоинства, гордости, гордости. Как правило, они застревают именно в тех ситуациях, когда речь идет о них самих — некая абстрактная социальная справедливость или несправедливость, совершенная по отношению к другим людям, которые их меньше интересуют (только если они сами не были на месте этих других людей). , поэтому сейчас испытываю те же эмоции).

Особенности застрявшего типа

Другие типы акцентуации:

Пройдите тест на акцентуацию характера и выясните, какие типы акцентуации Леонарда наиболее выражены у вас.

Такие люди надолго не забывают обиды, проявляют склонность к конфликтам с другими, кто когда-то причинил (или, как им казалось, нанес) обиду или как-то обидел. Круг друзей и врагов определен достаточно четко, при этом часто даже небольшое недовольство может заставить кого-то перейти из второй группы в первую, но обратный процесс часто невозможен или проходит с большим трудом.

Представителям залипшего типа акцентуации свойственны подозрительность и мстительность. У таких людей часто возникают мысли, что кто-то их обидел, обидел, несправедливо с ними обращался, даже если это не совсем так. Поскольку любовные отношения — самая эмоциональная сфера, отличить людей, принадлежащих к застрявшему типу акцентуации личности, очень легко: для них характерны чрезмерно сильные проявления ревности.

Людям этого типа свойственны настойчивость в достижении поставленных целей, длительное волевое напряжение и, как отмечает К.Леонард отметил упрямство; они часто предъявляют повышенные требования не только к другим, но и к себе. К советам прислушиваются редко. Многие представители застрявшего типа, особенно в молодые годы, амбициозны и самоуверенны, что в сочетании с упорством часто позволяет им добиваться выдающихся результатов в различных сферах деятельности.

Застрявшие личности

Подозрительность, недоверие, обида. Настойчивость, упрямство, тщеславие, стремление к лидерству.Переход от восхождения к отчаянию, продолжительность тех же эмоций.

Застрявшие личности

Краткое описание. Настойчив, упрям, сопротивляется переменам, в процессе деятельности сложно переключиться на другую ситуацию. Интересы постоянны и односторонни. Обладает повышенным самомнением и самолюбием, недоволен недостаточным признанием эротических достоинств. Стремится быть лидером, превосходить других. Он очень чувствителен к реальной и мнимой несправедливости.Недоверчивый. Испытывать одни и те же эмоции долгое время.

Застрявшие черты влияют не только на ущерб подчеркнутой личности, но и в случае ее успеха. Здесь мы часто видим проявления высокомерия и высокомерия. Амбиции — особенно характерная и поразительная черта людей с чрезмерной стойкостью аффекта: амбиции сопровождаются уверенностью в себе, и таких людей всегда мало поощрения.

При такой смене чувств страдание от мысли о возможной измене любимого человека достигает апогея, но ему сразу противостоит волнующее чувство счастья, связанное с надеждой на то, что, возможно, это все еще правда.В другой работе («Monatschr. F. Kriminologie», 1966, стр. 92) я подробно описал этот процесс, который приводит к «любви, наполненной ненавистью». Ревность может охватывать не только мужчину, но и женщину. Правда, женская ревность обычно не доходит до таких опасных концов, как у мужчин, поскольку последние воспринимают факт «предательства» не только эротически. Их самооценка страдает в гораздо большей степени, чем у женщин.

Помимо эротической сферы, человека могут растерзать судебные тяжбы.Они безжалостно истощают тяжбу, которая то качается, то поднимается наверх, то стремительно падает. В конце концов, аффект достигает своей высшей точки и настолько овладевает мыслями, что не остается места для благоразумия. Весь «путь» судебного разбирательства усеян сильными аффектами, и человек постоянно находится во власти противоречивых выводов: он в отчаянии, что проиграет процесс, затем он полон надежд, что он выиграет. Даже если не доходит до таких крайностей, то параноик может просто сопротивляться, считая, что он прав, хотя факты говорят об обратном.В таких случаях мы имеем дело с неразрешимыми людьми, который не терпит никаких возражений, упорно настаивают на своем. Преобладающие черты несговорчивости часто проявляются в людях и в повседневной жизни. При экспансивно-параноидном развитии болезни на первый план выходит аффект. Для человека, который поставил перед собой великую цель и который постоянно «раскачивается» между успехом и фиаско, сама цель начинает таить в себе магическое влечение, не терпящее объективной критической оценки.В процессе развития такого психоза человек, например, может мыслить себя крупным изобретателем, хотя объективно об этом ничего не свидетельствует. Поскольку такие радужные ощущения демонстрируют тенденцию к настойчивости, для человека обычно охотно погружаются в оптимистические сны, экспансивного способа развития акцентуации следует ожидать чаще, чем преследования (бред преследования). Однако при преобладании радужных ощущений активность, необходимая для постоянного поддержания описанных падений и подъемов, резко снижается, и их смена является основным механизмом патологического развития.

Идеи, возникающие в результате параноидального развития, часто не являются бредовыми, но их следует классифицировать как переоцененные (название было предложено Вернике), т. Е. Полностью подавляющие мышление человека. Например, человека могут настолько захватить мысли о собственной неполноценности, возникшие на почве ревности, или его представление о грандиозных достижениях, что все остальные интересы и цели для него не существуют. В этом поведении проявляется такая характеристика, как упрямство параноидной личности.

Для акцентированных личностей ананкастического типа, например, мысли о своей тяжелой болезни или одержимость отсутствием чего-то важного — по сути, те же переоцененные идеи, хотя психиатры их не называют. Сходство между параноидальным и ананкастическим развитием еще более разительно в тех случаях, когда страх усиливается у застрявших людей. Страх может лежать в основе как ананкастического, так и параноидального развития. В колебаниях между надеждой на выздоровление и страхом смерти страх захватывает в большей или меньшей степени и застревает в людях.В результате картина ипохондрического развития у акцентированных особей как педантичного, так и застрявшего типа протекает примерно одинаково, хотя у последних встречается гораздо реже.

Застрявший тип личности интересен тем, что в равной степени чреват возможностями развития как положительного, так и отрицательного характера. Как известно, уважения и авторитета человек может добиться только в том случае, если он каким-то образом добивается положительных результатов, выделяясь среди других. Поэтому любой амбициозный человек стремится добиться высоких результатов в любом виде деятельности.

Застрявший тип. Проблемы акцентированных личностей.

Акцентуации — это обостренные черты личности, не выходящие за рамки патологии. Со здоровой (условно, естественно) частью населения занимаются психологи. Патология — удел психиатров. Находясь в «здоровой» зоне, осознание того, что у вас всего лишь акцентирование характера, а не что-то более сложное, всегда само по себе опору. Тем не менее, проблемы бывают у всех, а акцентуаторы в силу их характера встречаются еще чаще.

Всего существует 10 типов акцентуации. Сегодня я хочу поговорить о застрявшем типе.

Застрявший тип склонен к длительному опыту. Он, если проводить аналогии с едой, долго и тщательно пережевывает все, что ему преподносит жизнь. Чувства, как приятные, так и неприятные, оставляют в его душе долгий след.

Тот, кто застрял, склонен к недоверию. Ему сложно переключиться. Нет гибкости, но есть огромная способность к сопротивлению.В общем, ситуации неопределенности являются сильнейшим стрессовым фактором для застрявших. Это тоже нарушение планов. Как правило, отношения не входят в список ценностей застрявшего, ему вообще сложно заниматься отношениями и людьми. Человек, который застревает имеет завышенные идеи, которые он упорно отстаивает. Это тот тип, для которого важнее быть правым, чем иметь хорошие отношения.

У застрявшего человека резко выражены параноидальные черты характера.Он может подозревать других, быть обиженным и мстительным.

Выносливый, работоспособный. Амбициозный. Очень производительный.

Типичными проблемами с застреванием могут быть:

Создание теплых связей и укрепление доверия. Из-за проблем с доверием кому-то сложно расслабиться и держать все под контролем. А если это дополнить склонностью к пугающим фантазиям, то окружающий мир может восприниматься как слишком опасный и слишком враждебный.

Одиночество. Потому что не каждый может выдержать такой уровень контроля.

Неспособность распознать стресс, потому что застрявший человек хочет сделать больше, чем просто почувствовать и понять себя. Когда эмоционального напряжения много, но он не осознается, могут начаться психосоматические проблемы: гипертония, головные боли, проблемы с желудочно-кишечным трактом, проблемы в интимной сфере.

Непонимание с детьми, особенно маленькими. Взаимодействие застрявшего родителя и ребенка от двух до пяти лет, например, чревато моральной травмой для обоих.Для застрявшего важна правда, и он будет настойчиво объяснять ребенку, что и как правильно и что как оформить. Ребенку в кризисе трех лет важно самоутвердиться, почувствовать свое право на любой протест и любую ерунду. Кроме того, есть вещи не о правильности и оперативности, а о теплоте и принятии, а здесь застрявший может и вовсе не обладать необходимыми навыками.

Если вы живете в тупике:

Будьте предсказуемы. Помилуй его.Ему очень сложно справляться с неопределенностью.

Научитесь защищать свои границы. Учите застрявшего не переходить их. В противном случае вы будете на кону всю оставшуюся жизнь.

Имейте достаточно самоподдерживающихся источников, потому что застрявшие могут быть недостаточно теплыми. Но он может быть отличным специалистом, семьянином, другом.

Если вы застряли.

Человек, который застрял, с большей вероятностью попадет на терапию по психосоматическим причинам, и то не по собственному желанию, а по направлению врача.Причины тому — общее недоверие ко всему, что связано с внутренней жизнью и психологией. Человеку, который застревает в разговоре о своей жизни, сложно, он, кажется, существует только в деятельности, на поверхности своей личности, не заглядывая в глубину. Возможны депрессивные, тревожные расстройства, как вариант — компульсивно-обсессивное расстройство.

В качестве информации для размышлений для застрявшего вы можете предложить упражнение на метафорическое представление о себе. Все очень просто.Оглянись и скажи, что тебе больше всего нравится в этом интерьере. Какие ваши качества отразились в этом выборе. Сколько общего вы можете найти? Насколько комфортно вы говорите о себе и своих личностных качествах? Есть ли что-то, что вы хотите изменить в себе?

Насколько вы удовлетворены своей жизнью и отношениями?

Какое место в вашей жизни занимает отдых, расслабление, творчество?

Что вы думаете о внутренней детской части личности? Какой он в вашем случае?

Застрявшие личности

В основе застрявшего параноидального типа акцентуации личности лежит патологическая стойкость аффекта.

Чувства, которые могут вызвать сильную реакцию, обычно исчезают после того, как реакции «дают волю»: гнев разгневанного человека уходит, если возможно наказать того, кто его рассердил или обидел; страх напуганного уходит, если устранен источник страха. В тех случаях, когда адекватная реакция по какой-то причине не произошла, аффект останавливается гораздо медленнее, но тем не менее, если человек мысленно обращается к другим темам, то обычно аффект проходит через некоторое время.Даже если разгневанный человек не смог отреагировать на неприятную ситуацию ни словом, ни делом, все же возможно, что уже на следующий день он не почувствует сильного раздражения на обидчика; напуганный человек, которому не удалось вырваться из пугающей ситуации, через некоторое время все еще чувствует себя свободным от страха. У застрявшего человека картина иная: аффект прекращается гораздо медленнее, и как только мысль возвращается к тому, что произошло, эмоции, сопровождающие стресс, сразу же оживают.Аффект у такого человека длится очень долго, хотя никакие новые переживания не активируют его.

Как уже было сказано, эгоистические аффекты чреваты патологическими последствиями, поскольку именно они обладают особой силой. Вот почему застрявший аффект наиболее ярко проявляется, когда затрагиваются личные интересы акцентируемого человека. Аффект в этих случаях оказывается ответом на уязвленную гордость, на оскорбление гордости, а также на подавление различных форм, хотя объективно моральный ущерб может быть незначительным.Личные оскорбления обычно никогда не забываются застрявшими людьми, поэтому их часто называют мстительными или мстительными. Кроме того, их называют чувствительными, болезненно обиженными, легко ранимыми людьми. Обиды в таких случаях в первую очередь относятся к гордости, сфере оскорбленной гордости, чести.

Однако ущерб, нанесенный интересам другого плана, например, жажда материального благополучия, страсть к приобретениям, также болезненно воспринимается людьми, отличающимися чрезмерной стойкостью аффекта.Чувство возмущения социальной несправедливостью у человека застрявшего типа наблюдается в меньшей степени, чем аффект на уровне корыстных побуждений. И если среди представителей этого типа иногда встречаются борцы за гражданское правосудие, то лишь постольку, поскольку эти люди одновременно отстаивают справедливость по отношению к себе; обобщая, они лишь пытаются придать больший вес своим личным утверждениям.

Застрявшие черты влияют не только на ущерб подчеркнутой личности, но и в случае ее успеха.Здесь мы часто видим проявления высокомерия и высокомерия. Амбиции — особенно характерная, отличительная черта людей с чрезмерной стойкостью аффекта: амбиции сопровождаются уверенностью в себе, и таких людей всегда мало поощрения.

Поскольку препятствия на пути к эгоистическим целям исходят от окружающих их людей, то при высокой степени залипания, т.е. у лиц параноидального типа, существует такая характерная черта, как подозрительность. Человек болезненно чувствительный, постоянно страдающий мнимым «плохим отношением» к себе, так же теряет доверие к людям, как человек, недоверие которого объективно оправдано.Ведь подозрение вполне оправдано, например, у ревнивого человека, которого действительно обманывают. Но хотя обоснованное подозрение не выходит за рамки данного случая, подозрение застрявшего человека является всеобъемлющим, поскольку болезненное подозрение не порождается определенными внешними обстоятельствами, а укоренено в психике самого человека. Следовательно, о подозрительности как свойстве психики можно говорить только при наличии общего настроения недоверия, которое распространяется на любые сферы и отношения.

Повторение нескольких однотипных случаев может послужить толчком к началу параноидального развития, но было бы неправильно объяснять последнее только суммированием таких случаев.

Если человек постоянно ощущает себя мишенью для оскорбительных замечаний, например, со стороны своего начальника, то, с одной стороны, ненависть к этому человеку будет постоянно расти, а с другой — будет притупление реакций на систематически действующий раздражитель, т.е. будет постепенное ослабление аффекта.Такой результат обычно наблюдается в тех случаях, когда невозможно вступить в драку с обидчиком, но такие ситуации не дают параноидального развития.

Постоянное усиление аффекта вызвано появлением описанного выше длительного чередования успехов и неудач. Представим себе, что есть возможность правильно отреагировать на обиду, но этот успех будет лишь частичным, так как вскоре за ним последует новая атака со стороны обидчика. Именно это постоянное изменение удовлетворения и новых поражений приводит к возникновению параноидального аффекта.Такое развитие может иметь место — при описанных предпосылках — даже у людей, не различающихся застрявшими аффектами. Такая ситуация часто встречается в повседневной жизни, например, в «борьбе» между невесткой и свекровью, возможно развитие типично параноидальных реакций. Более того, сам аффект неизмеримо сильнее причины, его вызвавшей.

Опасность особенно велика, когда аффекты, которые имеют тенденцию к продолжению, вовлекаются в вышеописанное «раскачивание».В этом случае толчок в обратном направлении не дает достаточного уменьшения силы аффекта.

Аффекты, которые достигают большой силы и имеют тенденцию застревать, постепенно все больше поглощают мысли пациента, что приводит к появлению переоцененных или даже бредовых параноидальных идей.

За пределами психиатрии мы наблюдаем такое развитие почти бредового порядка, прежде всего в связи с ревностью. В сфере эротики больше, чем во всех других, человек постоянно колеблется между надеждой и страхом, из-за чего аффект усиливается.Это усугубляется тем фактом, что проявления любви обычно держатся в секрете, поэтому бывает сложно судить, есть ли измена или нет. Добавим к этому, что кокетливые женщины часто намеренно дразнят своего партнера амбивалентным поведением, так что его мучает ревность, ведь известно, что любовь усиливается ревностью.

При такой смене чувств страдание от мысли о возможной измене любимого человека достигает апогея, но ему сразу противостоит волнующее чувство счастья, связанное с надеждой на то, что, возможно, это все еще правда.В другой работе я подробно описал этот процесс, ведущий к «любви, наполненной ненавистью». Ревность может охватывать не только мужчину, но и женщину. Правда, женская ревность обычно не доходит до таких опасных концов, как у мужчин, поскольку последние воспринимают факт «предательства» не только эротически. Их самооценка страдает в гораздо большей степени, чем у женщин.

Помимо эротической сферы, человека могут растерзать судебные тяжбы. Они безжалостно истощают тяжбу, которая то качается, то поднимается наверх, то стремительно падает.В конце концов, аффект достигает своей высшей точки и настолько овладевает мыслями, что не остается места для благоразумия. Весь «путь» судебного разбирательства усеян сильными аффектами, и человек постоянно находится во власти противоречивых выводов: он в отчаянии, что проиграет процесс, затем он полон надежд, что он выиграет. Даже если не доходит до таких крайностей, то параноик может просто сопротивляться, считая, что он прав, хотя факты говорят об обратном. В таких случаях мы имеем дело с неразрешимыми людьми, который не терпит никаких возражений, упорно настаивают на своем.Преобладающие черты несговорчивости часто проявляются в людях и в повседневной жизни.

В экспансивно-параноидальном развитии болезни на первый план выходит аффект. Для человека, который поставил перед собой великую цель и который постоянно «раскачивается» между успехом и фиаско, сама цель начинает таить в себе магическое влечение, не терпящее объективной критической оценки. В процессе развития такого психоза человек, например, может мыслить себя крупным изобретателем, хотя объективно об этом ничего не свидетельствует.Поскольку такие радужные ощущения демонстрируют тенденцию к настойчивости, для человека обычно охотно погружаются в оптимистические сны, экспансивный путь развития акцентуации следует ожидать чаще, чем преследования (бред преследования). Однако при преобладании радужных ощущений активность, необходимая для постоянного поддержания описанных падений и подъемов, резко снижается, и их смена является основным механизмом патологического развития.

Идеи, возникающие в результате параноидального развития, часто не являются бредовыми, но их следует классифицировать как переоцененные (название было предложено Вернике), т.е.е. подавляющее овладение мышлением человека. Например, человека могут настолько захватить мысли о собственной неполноценности, возникшие на почве ревности, или его представление о грандиозных достижениях, что все остальные интересы и цели для него не существуют. В таком поведении проявляется такая характерная черта, как упорство параноидной личности.

Мы уже останавливались на процессе психического развития этих состояний, описывая акцентуированных личностей ананкастического типа.У последних, например, есть мысли о своей тяжелой болезни или навязчивая идея, что было упущено что-то важное — по сути, те же переоцененные идеи, хотя психиатры их не называют. Сходство между параноидальным и ананкастическим развитием еще более разительно в тех случаях, когда страх усиливается у застрявших людей. Страх может лежать в основе как ананкастического, так и параноидального развития. В колебаниях между надеждой на выздоровление и страхом смерти страх захватывает в большей или меньшей степени и застревает в людях.В результате картина ипохондрического развития у акцентированных особей как педантичного, так и застрявшего типа протекает примерно одинаково, хотя у последних встречается гораздо реже.

Застрявший тип личности интересен тем, что в равной степени чреват возможностями развития как положительного, так и отрицательного характера. Как известно, уважения и авторитета человек может добиться только в том случае, если он каким-то образом добивается положительных результатов, выделяясь среди других. Поэтому любой амбициозный человек стремится добиться высоких результатов в любом виде деятельности.

Истерики, однако, могут обойтись и без этого, они часто довольны собой без видимых на то причин. Объяснение простое: с помощью репрессий истерики могут субъективно продемонстрировать тот престиж, которым объективно не обладает вообще.

Параноики, не обладающие склонностью к самовнушению, должны добиться реального признания других людей, чтобы иметь повод гордиться собой. Таким образом, амбиции могут быть важной движущей силой на пути к совершенству в работе или творчестве.Но амбиции также могут быть негативным фактором, например, когда амбициозный человек бесцеремонно подавляет и отгоняет своего коллегу, в котором он видит конкурента. В таких случаях амбициозный человек обычно сталкивается с общественным протестом, и выход может быть двояким: либо он одумается и снова попытается добиться признания самоотверженностью в работе, либо победит вторая черта такого человека — ее подозрение, неприязнь.

В приведенных ниже примерах мы рассмотрим, как застревание может повлиять на поведение человека как положительно, так и отрицательно.До 60 лет в первом предмете, который уже описывал Зайге в нашей коллективной работе, преобладали положительные черты акцентуации, а вместе с ними и положительное отношение к жизни. Позже ситуация кардинально изменилась: стали преобладать подозрения, а не амбиции. Подозрение подтолкнуло пациента к бесплодной борьбе с окружением и другими людьми.

Такая ситуация не редкость: застрявшие в молодости люди отличаются выдающимися достижениями в различных сферах, так как искренне и с энтузиазмом ищут удовлетворения в реализации своих амбициозных планов, но с возрастом превзойти других непросто, и застрявшая личность, для которой характерна чрезмерная стойкость аффектов, с возрастом он перестает ощущать прежнее удовлетворение своей деятельностью.Признание ее достижений сейчас становится очень умеренным, и возникает параноидальная готовность переложить вину за ситуацию на других, на тех, кто якобы настроен к ней враждебно. Со временем такой человек окончательно встает на негативный, вредный для общества путь.

Застрявший тип

Застрявший тип — это подчеркнутый тип личности. В основе застрявшего параноидального типа акцентуации личности лежит патологическая стойкость аффекта. Чувства, которые могут вызвать сильную реакцию, обычно исчезают после того, как реакции «дают волю».«У застрявшего человека картина иная: аффект останавливается гораздо медленнее, и как только мысль возвращается к тому, что произошло, эмоции, сопровождающие стресс, сразу же оживают. Аффект у такого человека длится очень долго.

Эгоистические аффекты чреваты патологическими последствиями, поскольку именно они обладают особой силой.Поэтому застрявший аффект наиболее ярко проявляется, когда затрагиваются личные интересы акцентируемого человека.Аффект в этих случаях оказывается ответом на оскорбленную гордость, оскорбленную гордость, а также на различные формы подавления, хотя объективно моральный ущерб может быть незначительным. Личные оскорбления обычно никогда не забываются застрявшими людьми, поэтому их часто называют мстительными или мстительными. Кроме того, их называют чувствительными, болезненно обиженными, легко ранимыми людьми. Обиды в таких случаях касаются прежде всего гордыни, области оскорбленной гордости, чести.

Застрявшие черты влияют не только на ущерб подчеркнутой личности, но и в случае ее успеха.Часто наблюдаются проявления высокомерия и высокомерия. Амбиции — особенно характерная и поразительная черта людей с чрезмерной стойкостью аффекта: амбиции сопровождаются уверенностью в себе, и таких людей всегда мало поощрения.

Поскольку препятствия на пути к корыстным целям исходят от окружающих их людей, то при высокой степени залипания, т.е. у лиц параноидального типа, присутствует такая характерная черта, как подозрительность. При длительных жизненных неудачах подозрительность превращается в постоянную и крайне подчеркнутую черту характера.

Упрямство и так называемое «упрямство» также являются характерной чертой застрявшего лица. В достижении личных целей такие люди необычайно настойчивы и последовательны, их редко смущает негативная реакция, скептицизм и недоверие окружающих. Их отличает низкий самовнушение и практически «нулевая» внушаемость извне. Они всегда поддерживают высокий уровень работоспособности, но при этом все их действия эмоционально мотивированы.

На профессионально-поведенческом уровне застрявший тип личности характеризуется такими качествами, как: эмоциональная уязвимость; неумение отвлечься от негативных эмоций; негодование; эгоцентризм; злоба; амбиция; высокомерие; высокомерие; гипертрофированная подозрительность; упорство; упорство; умение не терять продуктивность во враждебной среде; отсутствие внушаемости.

Застрявший тип: характеристика таких индивидов

Застрявший тип — тип акцентуации личности, характеризующийся чрезмерной стойкостью аффекта.

В нашей жизни все устроено так, что сильно эмоционально окрашенные чувства постепенно утихают. Причина этого: им дали полную свободу действий, они выплеснули наружу и произошел выпуск. Для застрявшего человека весь процесс идет иначе. Эффект аффекта, кажется, никогда не заканчивается: стоит только мысленно вернуться к ситуации, и эмоциональный взрыв снова бушует.Хотя он (вышеупомянутый аффект) не подпитывается и не подкрепляется новым опытом или стимулами в целом.

Со стороны коллеги или его окружения он даже не заменит его. Но человек с таким акцентом будет рассматривать случившееся как оскорбление его достоинства и чувства гордости. И он будет помнить об этом надолго. Поэтому людей с застрявшим типом акцентирования характера можно считать мстительными и мстительными.

Их также часто характеризуют как чрезвычайно обидчивых, и в связи с этим у них могут быть проблемы в общении.

Можно вспомнить яркий пример, когда на литературном вечере лектор выступил с докладом о жизни известного поэта. Естественно, появились новые интересные факты и данные о личной жизни указанного поэта. А некоторые люди, не в силах сдерживаться, медленно делились впечатлениями от услышанного. Буквально после четвертого случая такого «отвлечения» от прослушивания своей лекции лектор захлопнул книгу и сказал, что «если его богатые знания никому не интересны, он не собирается зря тратить время.

Большинство присутствующих были просто поражены такой реакцией. Женщина, которая принимала этот вечер и знала о его особенностях, с трудом остановила его и уговорила закончить отчет.

В следующий раз этого лектора случайно встретил пару недель спустя, на совершенно другом собрании, и когда его спросили о его делах, первое, о чем он заговорил, это «ужасный случай неуважения к нему и великому поэту, о котором он имел честь сообщить.«И это сказал молодой человек, который (с точки зрения физиологии) был в наиболее активном и трудоспособном возрасте. Отметим, что тема этой лекции дополнительно не затрагивалась. Просто это было его чисто аффективная реакция на чувство уязвленной гордости.

Слишком хорошо тоже не хорошо

Увы, черты застревания проявляются даже в случае успеха. Главный и ведущий момент — амбиции. Поэтому, когда все получается и развивается в максимально возможной степени могут проявиться чувства высокомерия и уверенности в себе.Таких людей всегда мало поощрения и благодарности, или они выражаются «не так».

Я вас всех подозреваю!

Поскольку амбиции всегда побуждают человека двигаться к заветной цели успеха, другие люди могут быть препятствиями на этом пути. Более того, они не всегда являются открытыми врагами.

Коллеги, которые претендуют на ту же работу или тоже на повышение зарплаты и в то же время улыбаются и протягивают ему руку в приветствии, вызывают у него недоразумение. Таким образом, возникает еще одна доминирующая черта — чрезмерная подозрительность.

В случае полосы неудач или если мы также имеем дело с параноиком, подозрение может просто принять всепоглощающую форму.

На войне все честно

Упрямство и такое понятие, как «я всегда прав», также характерны для этого типа личности. У него очень низкая внушаемость извне, и если он может кого-то выслушать, то это его четко признанный лидер, от которого он финансово зависит. Однако я часто не согласен даже с ним. Но, несмотря на это, он способен добиться огромных успехов.

Во-первых, у него действительно завидное упорство и работоспособность. Во-вторых, он действительно требователен к себе и готов приложить максимум усилий для самосовершенствования. В-третьих, он также готов «сорвать три шкуры» с других, даже с коллег, которые ему официально не подчиняются. Работодателю это часто нравится.

Любовь и дружба

Трудно угодить застрявшему типу личности, поэтому его близкий круг чрезвычайно ограничен. И достаточно малейшей «искры», которую вы даже не заметите, но которая навсегда вычеркнет вас из этого тесного круга.В принципе, такой человек довольно конфликтный. Но эти конфликты воспринимаются им скорее как защита. Правда, окружающие не всегда так воспринимают, поскольку ответ по силе явно не соответствует нанесенному оскорблению или ущербу.

В случае семейных отношений наиболее распространенной фразой о таком человеке будет «неправильный». Они так выглядели, сделали не то, сказали не то, сделали неправильно или не сделали. Кроме того, из-за того, что он легко уязвим и уязвим, такой человек может быть чрезвычайно ревнивым.Причем эта ревность исходит не от реальных действий партнера, а от его восприятия действий или даже каких-то «отголосков» и «предпосылок».

Просто, как мы уже знаем, в его основе лежит предвзятая гордость, с которой у такого человека проблемы. А не настоящие действия партнера. Поэтому убедить партнера в своей невиновности совсем не просто. Чем больше он оправдывает себя, тем больше его подозревают. Кстати, ревность может возникнуть не только на уровне личных отношений… Этот тип личности может ревновать к работе, в которой, по его мнению, партнер больше заинтересован, чем с ним. Или успех.

Хотя невозможно вывести только одну универсальную картину его поведения. Если, как мы упоминали ранее, человек успешен, он может быть более терпимым по отношению к своим близким. К тому же багаж его знаний не может оставить равнодушными многих.

В том случае, если такой человек остается недооцененным и вообще не может быть реализован, он может часами напролет решать одну и ту же проблему изо дня в день, высказывая нелестные отзывы о других.

Что всем с этим делать?

Как выйти из зависшего состояния? Если вас интересует этот вопрос, то эта тема точно не о вас! Иногда на ресепшене можно встретить клиентов, которые так себя ставят — либо диагноз, либо ярлык. При этом их история начинается с действительно сильного эмоционального потрясения, от которого они не могут так сильно (!) Оправиться две недели. Поэтому спешу успокоить таких клиентов: ваши проблемы действительно сложные и решать их нужно на приеме к психологу.Но это совершенно другое дело и не имеет ничего общего с застрявшим типом.

Кстати, если муж ушел от вас с долгами и двумя детьми, благополучно перебравшись к молодой любовнице. А вы, встретившись с ним через год, готовы его обыграть — даже это не прижилось! Потому что голодные дети каждый день и ежемесячные выплаты являются дополнительными аффективными добавками, и, как мы помним из текста, застрявший тип оказывает влияние и без них.

На что могут жаловаться люди с таким акцентом? Конечно, непонимание и жестокость мира.Психологическая работа в этом случае возможна. Но это будет долго и сложно.

Во-первых, с одной стороны, психолог не должен выпадать из круга доверия, с другой, не только превращаться в ухо для жалоб, а в-третьих, выдерживать дистанцию, чтобы не попасть в ближайший круг. . В этом случае такой человек может просто начать заменять в своем воображении профессиональным умением выслушать и принять свою позицию с личным интересом. Ведь ему постоянно хочется найти человека, который понимает и ценит его.

Конечно, выраженность акцентуации может быть разной. И, как мы уже отмечали, такие люди сами могут захотеть уменьшить свои истощающие эмоциональные реакции. Поэтому постепенно можно научить человека тому, что весь мир не собирался его обижать. Таким образом, он узнает более адекватную реакцию.

Но, если эта акцентуация будет доминирующей и ярко выраженной, то человек, скорее всего, не задержится на терапии надолго и сам будет искать свое место в жизни со своими установками и недостатками.

Хотя, у всех есть недостатки. Поэтому, конечно, я не хотел бы выставлять людей с такой акцентом на столь прямолинейные и отрицательные. Все они разные и многие из них могут стать дорогими нашему сердцу, просто со своими особенностями восприятия.

Застрявший тип — это тип акцентуации личности, который характеризуется чрезмерной стойкостью аффекта.

В нашей жизни все устроено так, что сильно эмоционально окрашенные чувства постепенно утихают.Причина этого: им дали полную свободу действий, они выплеснули наружу и произошел выпуск. Для застрявшего человека весь процесс идет иначе. Эффект аффекта, кажется, никогда не заканчивается: стоит только мысленно вернуться к ситуации, и эмоциональный взрыв снова бушует. Хотя он (вышеупомянутый аффект) не подпитывается и не подкрепляется новым опытом или стимулами в целом.

В принципе, здесь нет ничего особенного: личные обиды воспринимаются наиболее болезненно. Но, как особенность, мы можем назвать эгоистические аффекты.В этом случае реальный моральный ущерб может быть незначительным.

Со стороны коллеги или его окружения он даже не заменит его. Но человек с таким акцентом будет рассматривать случившееся как оскорбление его достоинства и чувства гордости. И он будет помнить об этом надолго. Поэтому людей с застрявшим типом акцентирования характера можно считать мстительными и мстительными.

Их также часто характеризуют как чрезвычайно обидчивых, и в связи с этим у них могут быть проблемы в общении.

Можно вспомнить яркий пример, когда на литературном вечере лектор выступил с докладом о жизни известного поэта. Естественно, были обнаружены новые интересные факты и данные о личной жизни указанного поэта. А некоторые люди, не в силах сдерживаться, медленно делились впечатлениями от услышанного. Буквально после четвертого случая такого «отвлечения» от прослушивания своей лекции лектор захлопнул книгу и сказал, что «если его богатые знания никому не интересны, он не собирается зря тратить время.

Большинство присутствующих были просто поражены такой реакцией. Женщина, которая принимала этот вечер и знала о его особенностях, с трудом остановила его и уговорила завершить отчет.

В следующий раз этого лектора случайно встретили пару недель спустя на совершенно другой встрече, и когда его спросили о его делах, первое, о чем он начал говорить, это «ужасный случай неуважения к нему и великому поэту. , о котором он имел честь сообщить.«И это сказал молодой человек, который (с точки зрения физиологии) был в наиболее активном и трудоспособном возрасте. Отметим, что тема этой лекции дополнительно не затрагивалась. Просто это было его чисто аффективная реакция на чувство уязвленной гордости.

Слишком хорошо тоже не хорошо

Увы, черты застревания проявляются даже в случае успеха. Главный и ведущий момент — амбиции. Поэтому, когда все получается и развивается в максимально возможной степени могут проявиться чувства высокомерия и уверенности в себе.Таких людей всегда мало поощрения и благодарности, или они выражаются «не так».

Я вас всех подозреваю!

Поскольку амбиции всегда побуждают человека двигаться к заветной цели успеха, другие люди могут быть препятствиями на этом пути. Более того, они не всегда являются открытыми врагами.

Коллеги, которые претендуют на ту же работу или тоже на повышение зарплаты и при этом улыбаются и протягивают ему руку в приветствии, вызывают у него недоразумение. Таким образом, возникает еще одна доминирующая черта — чрезмерная подозрительность.

В случае полосы неудач или если мы также имеем дело с параноиком, подозрение может просто принять всепоглощающую форму.

На войне все честно

Упрямство и такое понятие, как «я всегда прав», также характерны для этого типа личности. У него очень низкая внушаемость извне, и если он может кого-то выслушать, то это его четко признанный лидер, от которого он финансово зависит. Однако я часто не согласен даже с ним. Но, несмотря на это, он способен добиться огромных успехов.

Во-первых, у него действительно завидное упорство и работоспособность. Во-вторых, он действительно требователен к себе и готов приложить максимум усилий для самосовершенствования. В-третьих, он также готов «сорвать три шкуры» с других, даже с коллег, которые ему официально не подчиняются. Работодателю это часто нравится.

Любовь и дружба

Трудно угодить застрявшему типу личности, поэтому его близкий круг чрезвычайно ограничен. И достаточно малейшей «искры», которую вы даже не заметите, но которая навсегда вычеркнет вас из этого тесного круга.В принципе, такой человек довольно конфликтный. Но эти конфликты воспринимаются им скорее как защита. Правда, окружающие не всегда так воспринимают, поскольку ответ по силе явно не соответствует нанесенному оскорблению или ущербу.

В случае семейных отношений наиболее распространенной фразой такого человека было бы «неправильное». Они так выглядели, сделали не то, сказали не то, сделали неправильно или не сделали. Кроме того, из-за того, что он легко уязвим и уязвим, такой человек может быть чрезвычайно ревнивым.Причем эта ревность исходит не от реальных действий партнера, а от его восприятия действий или даже каких-то «отголосков» и «предпосылок».

Просто, как мы уже знаем, в его основе лежит предвзятая гордость, с которой у такого человека проблемы. А не настоящие действия партнера. Поэтому убедить партнера в своей невиновности совсем не просто. Чем больше он оправдывает себя, тем больше его подозревают. Кстати, ревность может возникнуть не только на уровне личных отношений.Этот тип личности может ревновать к работе, в которой, по его мнению, партнер больше заинтересован, чем с ним. Или успех.

Хотя невозможно вывести только одну универсальную картину его поведения. Если, как мы упоминали ранее, человек успешен, он может быть более терпимым по отношению к своим близким. К тому же багаж его знаний не может оставить равнодушными многих.

В том случае, если такой человек остается недооцененным и вообще не может быть реализован, он может часами напролет решать и решать одну и ту же проблему изо дня в день, при этом высказывая нелестные отзывы о других.

Что всем с этим делать?

Как выйти из зависшего состояния? Если вас интересует этот вопрос, то эта тема точно не о вас! Иногда на ресепшене можно встретить клиентов, которые так себя ставят — либо диагноз, либо ярлык. При этом их история начинается с действительно сильного эмоционального потрясения, от которого они не могут так сильно (!) Оправиться две недели. Поэтому спешу успокоить таких клиентов: ваши проблемы действительно сложные и решать их нужно на приеме к психологу.Но это совершенно другое дело и не имеет ничего общего с застрявшим типом.

Кстати, если муж ушел от вас с долгами и двумя детьми, он благополучно перебрался к своей молодой любовнице. А вы, встретившись с ним через год, готовы его обыграть — даже это не прижилось! Потому что голодные дети каждый день и ежемесячные выплаты являются дополнительными аффективными добавками, и, как мы помним из текста, в застрявшем типе аффект длится без них.

На что могут жаловаться люди, у которых действительно есть эта акцентуация? Конечно, непонимание и жестокость мира.Психологическая работа в этом случае возможна. Но это будет долго и сложно.

Во-первых, с одной стороны, психолог не должен выпадать из круга доверия, с другой, не только превращаться в ухо для жалоб, а в-третьих, выдерживать дистанцию, чтобы не попасть в ближайший круг. . В этом случае такой человек может просто начать заменять в своем воображении профессиональным умением выслушать и принять свою позицию с личным интересом. Ведь ему постоянно хочется найти человека, который понимает и ценит его.

Конечно, выраженность акцентуации может быть разной. И, как мы уже отмечали, такие люди сами могут захотеть уменьшить свои истощающие эмоциональные реакции. Поэтому постепенно можно научить человека тому, что весь мир не собирался его обижать. Таким образом, он узнает более адекватную реакцию.

Но, если эта акцентуация будет доминирующей и ярко выраженной, то человек, скорее всего, не задержится на терапии надолго и сам будет искать свое место в жизни со своими установками и недостатками.

Хотя, у всех есть недостатки. Поэтому, конечно, я не хотел бы выставлять людей с такой акцентом на столь прямолинейные и отрицательные. Все они разные и многие из них могут стать дорогими нашему сердцу, просто со своими особенностями восприятия.

microsoft word — Как перестать получать e-акцент, когда я нажимаю апостроф

microsoft word — Как перестать получать e-акцент, когда я нажимаю апостроф — Super User
Сеть обмена стеков

Сеть Stack Exchange состоит из 176 сообществ вопросов и ответов, включая Stack Overflow, крупнейшее и пользующееся наибольшим доверием онлайн-сообщество, где разработчики могут учиться, делиться своими знаниями и строить свою карьеру.

Посетить Stack Exchange
  1. 0
  2. +0
  3. Авторизоваться Подписаться

Super User — это сайт вопросов и ответов для компьютерных энтузиастов и опытных пользователей.Регистрация займет всего минуту.

Зарегистрируйтесь, чтобы присоединиться к этому сообществу

Кто угодно может задать вопрос

Кто угодно может ответить

Лучшие ответы голосуются и поднимаются наверх

Спросил

Просмотрено 7к раз

На этот вопрос уже есть ответы здесь :

Закрыт 5 лет назад.

Я нажимаю что-то, что теперь заставляет акцентированные гласные появляться всякий раз, когда я нажимаю клавишу апострофа. Не знаю, как это исправить.

Создан 11 авг.

JenJen

1111 серебряный знак33 бронзовых знака

0

Вы, вероятно, используете дистрибутив клавиатуры, который позволяет писать международные символы.Возможно, вы случайно нажали Alt + Shift , чтобы переключить его (попробуйте снова нажать эти клавиши и посмотрите, не изменится ли поведение).

Вы можете удалить или изменить этот дистрибутив, следуя инструкциям по этой ссылке: Как изменить раскладку клавиатуры

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *