Умение поставить себя на место другого называется: Ничего личного — только эмпатия

Автор: | 11.07.1971

Содержание

Ничего личного — только эмпатия

Есть слова и понятия, которые когда-то были перенесены из научной сферы в сферу морально-этическую и личную в целях их более или менее явной регламентации.

Таково, например, слово «эмпатия». Буквально означает «благая страсть» или «благое чувствование» (от греческого греч. ἐν («ев») — «в» + греч. πάθος «патос» — «страсть», «страдание», «чувство»). Определение этому понятию даётся такое: «Осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека без потери ощущения внешнего происхождения этого переживания». Или такое: «Умение поставить себя на место другого человека и понять его мысли и чувства. Эмпат — это человек, который обладает способностью резонировать на разных уровнях с другими людьми».

Есть ещё и много других определений. Все они претендуют на научную истинность, хотя в своих базовых понятиях и категориях нередко расходятся. В одном случае мы получаем синоним давно известного термина «сочувствие», с которым связан огромный опыт взаимоотношений людей в нашей культуре, причём как светский, так и религиозный.

В других случаях, напротив, «эмпатия» понимается предельно широко — как способность эмоционального «отзеркаливания», умения посмотреть глазами другого, овладеть оптикой его взгляда и чувства. Например, один психолог утверждает: Говорят: «Эмпатия — умение почувствовать то, что чувствует другой. А сочувствие ближе к жалости, для него необязательна полная эмпатия».

Назовем два эти типа определения условно «теплым» и «холодным». В обоих случаях возникают вопросы. «Тёплое» определение просто повторяет значение слова «сочувствие», и тогда непонятно, зачем требуется удвоение термина, если вся концептосфера и культурное содержание понятия связаны именно со словом «сочувствие». Во втором случае удивляет некая безразмерность — рамки «холодного» определения эмпатии настолько широки, что применение термина становится бесконтрольным. В него можно «запихнуть» что угодно. Кстати, обратим внимание на то, что «эмпатия» крайне редко употребляется в одном ряду с чем-то похожим термином «симпатия», очень хорошо прижившимся в нашей культуре и являющимся прямым аналогом «сочувствия» даже на уровне этимологии (сим- = «со-», чувство = «патос»).

Если одно толкование термина избыточно, а другое безразмерно, зачем нужен сам термин? Почему ряд психологов предпочитают работать именно в такой «проблемной» понятийной парадигме.

У меня возникает следующая догадка. А не потому ли так происходит, что «эмпатия» в её расхожем понимании, в отличие от сочувствия, не требует деятельного подхода, не требует подтверждения поступками, отменяет проверку теории практикой. А заодно и ту самую евангельскую мысль, согласно которой «вера наша мертва без дел наших».

Что если настаивание на этом термине — попытка придания психологии гностического характера, характера чисто описательной дисциплины, в которую нужно только верить и с её помощью изъясняться, но которая не должна ничего формировать.

В этой ситуации сочувствие всё больше перестаёт быть искренним порывом и превращается в правило хорошего тона. В эту самую — «эмпатию». Лёгкая печальная улыбка, брови домиком… Сочувствие-лайт.

То есть некто способен встать на место другого, посмотреть его глазами… Хорошо. Но ведь часто это умение используется совсем не в альтруистических целях. Например, мошенники зачастую тоже являются очень сильными эмпатами. Они должны досконально просчитать реакции жертвы, чтобы осуществить свой замысел. Посмотреть на вещи её глазами. Разве это не эмпатия? Эмпатия, конечно. Но разве это сочувствие? Разумеется, нет.

Или возьмём такую вещь, как экономические санкции. Они учитывают реакцию больших групп населения, их настрой и реакции. Эмпатия? Ещё какая. Сочувствие? Да нет, нечто прямо противоположное.

Эмпатия, оказывается, явление не хорошее и не плохое. Его можно направить к любой цели — это «дышло, как повернёшь, так и вышло». Вы скажете: да, в этом разница, и что же?

А то, что слова «эмпатия», «эмпат» маркированы в современном употреблении однозначно позитивно. Эмпатия — это даже почётно. О ней говорят именно в контексте помощи разным людям. Но оправданно ли в этом контексте именно это слово?

А вот сочувствие «обратным концом» не повернёшь.

И мне трудно представить, когда сочувствием хвастаются, когда его рекламируют. Это же какой-то этический нонсенс получается. Эмпатия же, как мы видим, сама по себе ни к чему не обязывает. А поводом набрать очки, попиариться, становится очень часто. Как объяснить этот казус.

Или вот такой пассаж: эмпатия может быть ниже среднего (ниже нормы), средней (недостаточной до развитой), достаточно развитой (в норме) и излишней (сверх нормы). А вы можете представить подобное измерение сочувствия? Разумеется, нет. Сочувствие всегда хорошо, но его всегда мало. Совсем другой системы оценок оно требует, согласитесь.

А вот ещё выдержка из статьи автора, который рекомендован в качестве психолога: «Есть два простых и эффективных упражнения, выделяющихся из множества, способных развить эмпатию в короткие сроки: «Телефон». Суть данного метода заключается в том, что вы при помощи мимики и жестов изображаете какой-то предмет или тему разговора, а окружающие должны отгадать, о чём идёт речь. «Зеркало и мартышка».

Одна из излюбленных детских игр, но также она способствует раскрытию эмоционального состояния взрослого человека и попаданию в комфортную зону. Для данного упражнения обзаведитесь компаньоном, встаньте напротив партнёра и с помощью жестикуляции показывайте различные чувства, затем поменяйтесь с товарищем местами и повторите такие же действия. Это поспособствует тому, что вы научитесь понимать эмоциональное состояние и чувства окружающих людей».

Теперь сравним с сочувствием или даже симпатией. И почувствуем разницу.

Похоже, эмпатия в расхожем смысле слова — понятие внеморальное и чисто умозрительное. Судя по всему, это такая радикализация плюрализма, гражданский ритуал. Не вместе, а вместо сочувствия. И мы приучаемся довольствоваться именно этим. В Новом году я бы пожелал моим соотечественникам обратного. Подлинного сочувствия друг к другу. А эмпатией лучше заниматься с платным психологом, если есть на это средства.

Поставить себя на место другого

Как-то мы с моей пятилетней дочкой стояли на лестничной площадке и ждали лифта. Неожиданно она потянула меня за руку и показала на стену: «Папа, что это за красная точка?» Я пригляделся. На свежеокрашенной стене не было никаких точек. «Где?» – спросил я. «Да вот же», – дочка ткнула пальцем в совершенно пустое место. Тут в мою душу закралась профессиональная тревога. Когда долгое время работаешь в сфере, где некоторые люди видят то, чего нет, поневоле начинаешь быть внимательным. «Послушай, здесь нет никаких точек». – «Да нет же, вот она!» – упрямо настаивала дочь. И тут я догадался сесть на корточки и посмотреть на стену с высоты ее роста. Я сразу увидел светящуюся точку: это было всего лишь отражение какого-то счетчика с противоположной стены.

Как трудно нам бывает порой поставить себя на место другого человека! А вместе с тем выясняется, что это важнейший навык и условие психического здоровья. В последнее время в психотерапевтических исследованиях часто можно увидеть слово «ментализация» – понятие чуть более широкое, чем эмпатия. Эмпатия – это сочувствие, сопереживание эмоциональному состоянию другого, а ментализация означает способность представить внутренний мир другого человека, понять, почему он совершает те или иные поступки или выражает те или иные эмоции.

Те, у кого эта способность сильно снижена, часто неправильно и негативно оценивают отношение окружающих к себе. Например, пациенты с пограничным расстройством личности часто думают, что окружающие хотят оскорбить и унизить их. Для таких людей разработана терапия, в ходе которой клиент, отвечая на специальные вопросы, вынужден обратить внимание на внутренний мир другого*. «Как вы думаете, почему ваш коллега так резко отреагировал? Что он чувствовал в этот момент? Что привело его к этим чувствам? Есть ли что-то в вашем поведении, что могло его подтолкнуть к такой реакции? Могли у него быть другие мотивы?» – терапевт в этом случае также выполняет роль другого человека. Если он способен открыто признать собственные чувства, он дает пациенту шанс проверить себя: верно ли тот понимает переживания психолога и причины, которые вызывают те или иные его эмоции?

Урок 6 Научитесь ставить себя на место другого

Урок 6

Научитесь ставить себя на место другого

Три четверти людей, с которыми вы завтра встретитесь, жаждет сочувствия. Проявите его, и они полюбят вас.

Дейл Карнеги. «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей»

Эмпатия – способность, без которой невозможно полноценное общение

Невозможно привлечь к себе человека, а тем более – повлиять на него, если вы убеждены, что он неправ, и стремитесь всеми силами разоблачить его неправоту. Не забывайте: спорить, убеждать другого, что он неправ, – это верный способ поссориться, а то и нажить врага. Люди не склонны соглашаться с тем, что они неправы. Более того, каждый человек считает, что он прав. И чаще всего встречает в штыки любую попытку разоблачить его неправоту.

Повлиять на человека можно только одним способом: сначала поставить себя на его место, понять, почему он считает себя правым, принять его право на свою собственную, хоть и отличную от вашей, точку зрения и уже потом спокойно обсудить то, что стоит между вами, найдя как различия, так и точки соприкосновения.

Никакой непримиримости, никакого осуждения, никаких попыток навязать другому свою точку зрения просто быть не должно – если, конечно, вы не планируете расстаться врагами.

Каждый человек поступает или думает тем или иным способом в силу определенных причин. Постарайтесь выяснить эти тайные причины, и вы будете обладать ключом к его поступкам, а может быть, и к его личности.

Дейл Карнеги. «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей»

Бывает, что нам приходится общаться с людьми, которые нам не нравятся. Бывает, что судьба сводит нас с кем-то, кто придерживается совершенно противоположных взглядов и убеждений. Бывает, что мы не находим общего языка даже с самыми близкими, потому что никак не можем согласиться с ними по каким-то вопросам. Как же мы ведем себя в таких случаях? Ругаемся, сердимся, говорим, что «с людьми невозможно иметь дела», «людей невозможно понять», или впадаем в уныние, чувствуем себя одинокими и никем не понимаемыми, загнанными в тупик из-за того, что совершенно не понимаем, как нам поладить с людьми.

На самом деле не стоит ни злиться, ни расстраиваться, потому что все далеко не так трагично. Вы вполне способны как понять другого, так и быть понятым, если только измените свой подход к общению: вместо того, чтобы убеждать другого в своей правоте и навязывать ему свое мнение, сначала попытаетесь понять, что он думает, чувствует и почему считает себя правым.

Поняв это, вы поймете, чего он хочет и чего боится, какие его потребности не удовлетворяются, из-за чего он страдает, и что именно заставляет его настаивать на своей точке зрения.

Например, вы можете понять, что агрессивный человек злится и ругается на самом деле потому, что в глубине души страшно боится оказаться обиженным, униженным, отверженным – вот и видит враждебность даже там, где ее нет.

Вы можете заметить, что человек, совершающий какой-то нелицеприятный поступок, делает так вовсе не потому, что он плохой, – а потому, что не понимает последствий своего поведения и не отдает себе отчета в своих действиях.

Возможно, вы поймете, что человек ведет себя как-то некрасиво лишь потому, что хочет привлечь к себе внимание, ведь ему не хватает простого человеческого участия, сочувствия и любви.

Вы увидите и то, чем вы можете ему помочь. А ведь чаще всего нужна другому даже не столько помощь, сколько именно понимание и сочувствие. Дав другому понимание и сочувствие (при этом вовсе не обязательно соглашаться с ним), вы навсегда завоюете его признательность и расположение. И никакая разница в убеждениях уже не сможет встать между вами! Вы научитесь уважать точку зрения друг друга и сможете оставаться друзьями, даже придерживаясь противоположных взглядов.

Способность понимать чувства другого человека, смотреть на мир его глазами называется эмпатией. Это слово в переводе с греческого означает «сопереживание».

Эмпатия – это вовсе не отождествление себя с другим и не перенос его эмоций на себя. Это именно способность временно отстраниться от себя, чтобы понять, что чувствует другой, – и сделать это без оценок, без осуждения, без собственных выводов, а только с желанием вникнуть в его состояние.

У каждого человека есть способность к эмпатии. Но у разных людей она развита на разном уровне. По мнению психологов, существует три уровня эмпатии: низкий, средний и высокий.

Люди с низким уровнем эмпатии – это по сути дела эгоисты, которые полностью слепы и глухи к другим. Их не очень много.

Люди со средним уровнем эмпатии способны к пониманию и сочувствию, но собственные проблемы и заботы не так часто позволяют проявиться этим качествам. Таково большинство людей.

Люди с высоким уровнем эмпатии способны очень глубоко понимать другого человека и даже воспринимать чужие переживания как свои собственные. Таких людей также не очень много.

Слишком высокий уровень эмпатии может быть чреват проблемами – у таких людей есть склонность «растворяться» в других, теряя себя, жить жизнью других людей вместо своей собственной. Именно из страха перед таким растворением многие люди боятся слишком сопереживать и сочувствовать другим. Но эта опасность исчезнет, если вы выработаете в себе внутреннюю устойчивость.

Цените и уважайте себя, свою личность, доверяйте себе, признавайте ценность своих собственных чувств, мыслей, убеждений – и тогда вы сможете проявлять сочувствие и понимание к другим, не теряя при этом себя.

Чаще всего мы не можем понять другого по той причине, что полностью сосредоточены лишь на себе. В итоге страдают отношения, потому что люди закрываются друг от друга. Они даже не понимают, насколько богаче могла бы быть их жизнь, если бы они относились к чувствам друг друга чуть более чутко и неравнодушно.

Если у вас слабо развита способность к эмпатии, или просто мало опыта ее применения в общении – вы можете начать тренировать это качество. Это занятие не только полезное, но и интересное. Вы откроете новые возможности у себя и по-новому взглянете на мир.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Человек чувствующий — ECONS.ONLINE

Эмпатия – способность поставить себя на место другого человека, понять и почувствовать, что он ощущает, исходя из его опыта и системы взглядов, – одна из составляющих эмоционального интеллекта (EQ – emotional quotient). В отличие от IQ, отвечающего за логику, расчеты и обработку информации для принятия решений, EQ позволяет людям быть более креативными, выстраивать социальные отношения и использовать социальные навыки для решения задач. Исследования показывают, что успех на работе и в жизни в намного большей степени зависит от EQ, чем от IQ. И если уровень IQ можно повышать до определенной степени, то развивать эмоциональный интеллект можно всю жизнь. Эмпатия сильно коррелирует с EQ и считается одним из «мягких» надпрофессиональных навыков (soft skills), которые для профессионального успеха важны как минимум не меньше, чем собственно профессиональные навыки (hard skills), особенно при переходе к экономике знаний.

Homo economicus и эмпатия

Экономической науке эмпатия знакома еще со времен Адама Смита, который называл ее симпатией – способностью разделять чувства других людей – и указывал в своем «Богатстве народов», что она в том числе способствует успешной торговле между экономическими агентами. Однако в течение долгого времени «человек чувствующий» игнорировался исследователями, воспринимавшими человека только как homo economicus – исключительно рационального экономического агента, делающего выбор с точки зрения максимизации пользы. В такой концепции не было места идее о том, что человеку нужно ставить себя на место другого.

Эта идея стала попадать в фокус исследований с развитием теории игр – математической теории стратегий, которая предполагает, что есть минимум два игрока и исход игры определяется их выбором. А это означает, что вовлеченным в игру лицам приходится размышлять над действиями других. Это, конечно, еще не эмпатия. Однако, как утверждал британский математик и экономист, специалист по теории игр и один из основателей современной теории переговоров Кеннет Бинмор, в модели функционирования общества на основе стратегического взаимодействия эмпатия не должна рассматриваться как несущественное явление, а, наоборот, скорее как базовое, помогающее понять природу человека и его стратегических взаимодействий. А следовательно, homo economicus должен в определенной степени обладать эмпатией: «Его опыт понимания других людей должен быть достаточно богатым, чтобы он мог поставить себя на их место и посмотреть на вещи их глазами. Иначе он будет не способен предсказывать их поведение, а значит, и рассчитывать на оптимальный ответ».

Концепция исключительной рациональности была отменена в 1980-е после ряда исследований, в частности психолога и экономиста Даниэля Канемана, получившего Нобелевскую премию за интегрирование в экономическую науку результатов психологических исследований. Выяснилось, например, что люди в процессе экономического взаимодействия могут вести себя более щедро, чем предполагала бы рациональность.

Самые эмпатичные страны

Регионом с самым высоким уровнем эмпатии оказалась Средняя Азия, с самым низким – Восточная Европа, показало исследование на основе опросов более 104000 человек в 63 странах. Но на уровне стран в топ-5 вошли Эквадор, Саудовская Аравия, Перу, Дания и ОАЭ, а пять стран с самым низким уровнем эмпатии – Литва, Венесуэла, Эстония, Польша и Болгария. Россия в рэнкинге эмпатии заняла 53-е место.

Исследования современных ученых-экономистов, проводящиеся на стыке экономики и других социальных наук, включают в анализ неэкономические факторы и дают возможность лучше понимать, оценивать и прогнозировать поведение экономических агентов: люди при принятии экономических решений могут руководствоваться не максимизацией полезности, а субъективной ценностью. Например, альтруизмом. Как показало исследование по 63 странам, проведенное в 2016 г., общества с более высоким уровнем эмпатии демонстрируют более высокий уровень коллективизма, самооценки, субъективного благополучия и просоциального поведения (см. врез). Уровень эмпатии также положительно коррелирует с соблюдением налогового законодательства.

Человек будущего

Исследования, посвященные эмпатии во взаимосвязи с экономикой, менеджментом, бизнесом, набирают популярность: в архиве JSTOR, одной из крупнейших цифровых библиотек с более чем 8 млн текстов, таких исследований в разделе «бизнес» немногим меньше, чем в разделе «психология», но в разделе «образование» их больше, чем в предыдущих двух совокупно.

Будущее – это гонка между образованием и технологиями: для успешной работы все чаще нужны социальные и эмоциональные способности, отмечается в докладе Accenture. «Мягкие» навыки приобретают особое значение для рынка труда в XXI веке – в условиях распространения технологий и автоматизации производства. Чем больше рутинной работы, требующей в основном «жестких» навыков, выполняют машины, тем активнее на первый план выходит эмоциональный интеллект.

Развитие эмоционального интеллекта (включая эмпатию) помогает улучшить процесс переговоров и общую рабочую атмосферу, снизить число конфликтов и более эффективно взаимодействовать с партнерами. Кроме того, как выяснили китайские ученые, более развитый эмоциональный интеллект положительно влияет на способность человека к инновациям.

Организации, в которых отмечается более высокий уровень эмпатии, показывают лучшие финансовые результаты, выяснили в журнале Harvard Business Review, где составили рэнкинг 20 глобальных компаний по уровню эмпатии. Для составления индекса эмпатии оценивались этичность, стиль руководства, культура компании, восприятие бренда и общение в социальных сетях. Рост капитализации компаний, попавших в первую десятку индекса 2016 года (лидером стал Facebook), за год был более чем вдвое выше по сравнению с компаниями из второй половины списка, а прибыль – на 50%.

Темная сторона эмпатии. Почему сопереживание само по себе не делает лучше ни нас, ни окружающий мир

После инсульта 49-летний мужчина из Бразилии сильно изменился. Он стал добрым и щедрым — даже слишком щедрым. Встретив на улице бездомных детей, он отдавал им все свои деньги. Он оставил работу в офисе и открыл фирму по продаже домашней картошки фри. Бизнес провалился: большую часть еды мужчина раздавал бесплатно. Только благодаря пристальному вниманию жены семья не погрузилась в долги.

Оказалось, что после инсульта у мужчины была повреждена часть мозга, которая отвечает за контроль над эмоциями и принятие решений. Он чувствовал желание помочь — и тут же приступал к делу, не принимая во внимание другие факторы.

Способность к сопереживанию не случайно считается добродетелью. Без эмпатии мы не смогли бы выйти за рамки своего «я», понимать чужие эмоции, создавать доверительные и близкие отношения.

А еще эмпатия выматывает, вводит в заблуждение и подталкивает к несправедливым поступкам. Руководствуясь самыми благородными чувствами, мы часто причиняем зло не только себе, но и другим людям.

Против эмпатии

Когда психолог Пол Блум написал книгу «Против эмпатии», даже некоторые его студенты решили, что он перегнул палку. Если ты выступаешь против эмпатии, для общества это звучит так, будто ты ненавидишь котят. Как утверждает популярный спикер и писательница Брене Браун, «эмпатия способна растворять стыд, уничтожать ощущение разобщенности, объединять и даже исцелять». И вы утверждаете, что против эмпатии? Вы, наверное, неудачно пошутили.

Психологи выделяют три основных вида эмпатии:
  • Эмоциональная эмпатия — способность переживать те же чувства и эмоции, что и другой человек. Возникает еще в младенческом возрасте: когда плачет один ребенок, начинает плакать другой.
  • Когнитивная эмпатия — способность поставить себя на место другого человека и понять, как он думает. Это интеллектуальный процесс, который уже далек от непроизвольной реакции.
  • Эмпатическая забота — способность, которая побуждает заботиться о других людях и оказывать им помощь.

Пола Блума и некоторых его коллег больше всего беспокоит первый вид, эмоциональная эмпатия. Интуитивно кажется, что способность ощущать чужие эмоции должна автоматически подталкивать к добрым поступкам. Неслучайно репутацию жестоких и безжалостных людей имеют психопаты — люди, у которых эмоциональная эмпатия атрофирована. Но на практике всё гораздо сложнее.

В крупном исследовании ученые из университета Миннесоты не обнаружили почти никакой взаимосвязи между агрессией и низким уровнем эмпатии.

Оказалось, что агрессивными людей делает не отсутствие сопереживания, а слабый контроль над импульсами и эмоциями.

Даже среди психопатов далеко не все становятся маньяками и насильниками. Люди с аутизмом и синдромом Аспергера, несмотря на проблемы с эмпатией, часто придерживаются очень строгих моральных правил.

Эмпатия не защищает от агрессии — именно с помощью призывов к состраданию людей можно подтолкнуть к чудовищным поступкам. «Когда люди думают об эмпатии, они думают о доброте. А я думаю о войне», — пишет Пол Блум.

«Всевозможные зверства, как правило, мотивируются историями о жертвах — белых женщинах, подвергшихся нападению чернокожих, историями о немецких детях, подвергшихся нападению евреев-педофилов».

Мы сочувствуем «своим» — и именно поэтому становимся агрессивнее к «чужим». Можно сколько угодно призывать к христианским добродетелям, но эмпатия так не работает. Попробуйте сопереживать человеку, который убил вашего друга.

Необязательно использовать такой радикальный пример. В одном известном исследовании футбольные фанаты должны были наблюдать, как другим болельщикам причиняют боль с помощью тока. При сканировании мозга было заметно, что болельщики сопереживают только фанатам своего клуба, а в других случаях эмпатическая реакция подавляется. Более того, страдания болельщиков клуба-соперника активировали центры мозга, связанные с удовольствием.

Эмпатия не всегда делает нас добрыми и справедливыми — часто всё происходит ровно наоборот.

Когда сострадания слишком много

Способность разделять чужие эмоции может стать невыносимой обузой. Об этом хорошо знают высокоэмпатичные люди и специалисты помогающих профессий — медсестры, врачи и психотерапевты.

Специалист в области реабилитационных программ Марк Стебницки ввел понятие «эмпатическая усталость». Постоянно сталкиваясь с горем и потерями других, люди испытывают эмоциональное выгорание — чувство опустошенности, физическое истощение и потерю интереса к жизни.

Исследования медсестер показали, что «усталость от сочувствия» приводит к невыходам на работу и частым ошибкам при выдаче лекарств.

Гипотезу о том, что эмпатия подталкивает к альтруизму, много лет исследовал американский профессор-социолог Дэниел Бэтсон. «Эмпатия помогает разрушить границы между одним человеком и другим, она выступает против эгоизма и безразличия», — утверждает он. Но запасы эмпатии не безграничны. К счастью, чтобы помочь другому человеку, необязательно разделять его эмоции. Гораздо чаще более продуктивный шаг — обуздать свои чувства и посмотреть на ситуацию со стороны.

Когда сочувствие заходит слишком далеко, мы перестаем думать о других людях — нас слишком беспокоят собственные страдания. Чтобы эмпатия приносила пользу, ее нужно сдерживать и направлять в нужную сторону.

Однажды в Непале молодая женщина по имени Сита пришла ко мне на консультацию. Ее сестра только что покончила с собой. Ей не давала покоя вина за то, что она не смогла этого предотвратить. Не в силах на чем-то сосредоточиться, она плакала целыми днями, а когда слезы закончились, погрузилась в оцепенение.

Во время одной из наших сессий она посмотрела мне прямо в глаза и сказала: «Вы знаете, каково это — потерять сестру? Я этого не переживу. С тех пор как я родилась, мы жили в одной спальне, мы всё делали вместе. Я не смогла удержать ее».

Ее страдание было таким интенсивным, что застигло меня врасплох. Я вспомнил о самоубийстве своего шестнадцатилетнего двоюродного брата. Мне пришлось приложить огромные усилия, чтобы взять себя в руки и не разрыдаться. Глубина эмоционального резонанса совершенно меня поразила. Но я знал, что, если я заплачу вместе с Ситой, то не смогу ей помочь.

Мне удалось успокоиться и перестать думать о своем колотящемся сердце, о своих глазах, затуманенных слезами, и подавить воспоминание о своем брате. Наконец, когда накал эмоций ушел, я сказал Сите: «Я понимаю твое горе. Я действительно тебя понимаю. Но ты не одинока. Я тоже потерял двоюродного брата почти в том же возрасте, что и ты. Я знаю, как это тяжело. Но я понял и принял тот факт, что я никак не мог этому помешать. Это не моя вина. Эту боль можно преодолеть».

Она вдруг подняла голову и посмотрела прямо в мои глаза, чтобы увидеть, говорю ли я правду. К моему большому удивлению, она встала и обняла меня, пробормотав: «Я попробую. Спасибо».

Из книги Матьё Рикара «Altruism: The Power of Compassion to Change Yourself and the World»

От эмпатии — к рациональному состраданию

Матьё Рикара называют «самым счастливым человеком на земле». Буддийский монах, в прошлом доктор молекулярной биологии, стал героем пионерских исследований о влиянии медитации на мозг.

В одном из экспериментов его попросили смотреть на фотографии и сопереживать страданиям людей, которые были на них изображены. «Эмпатический резонанс очень быстро стал для меня невыносимым. Я почувствовал эмоциональное истощение», — признался Рикар. Затем он вышел из этого состояния и сосредоточился на ощущениях любви и заботы.

Вместо того чтобы просто отражать боль другого человека, медитация любви и сострадания активировала совершенно другие участки мозга.

Исследователь Таня Сингер из Общества им. Макса Планка повторила это исследование на 60 добровольцах, которые не были монахами. В первой груп­пе участники развивали чувство эмпатии к окру­жающим, а во второй — практиковали медитацию любви и сострадания.

Участники из первой группы испытывали больше стресса и негативных эмоций — разница была заметна уже спустя восемь часов тренировок. Медитация сострадания заглушала эмпатический стресс, взращивала чувство заботы и готовность помочь другому.

Подлинный альтруизм имеет мало общего с эмоциональной эмпатией, считают многие исследователи.

Эмпатия быстро истощается, ограничивает круг нашей заботы одним человеком и подталкивает к неэффективным решениям. Интенсивные чувства — плохой ориентир, когда речь идет о моральном выборе.

Так, в исследовании Дэниела Бэтсона участникам рассказали о десятилетней девочке по имени Шери Саммерс со смертельной болезнью — она ждала очереди на лечение, которое должно было уменьшить ее боль. Затем участникам предложили переместить девочку в начало очереди. Когда их просто спросили, стоит ли это сделать, они отказались — ведь есть и другие дети, которым нужна помощь. Но если участников сначала просили представить, как чувствует себя Шери, они решили, что помощь стоит оказать именно ей. Сочувствие оказалось сильнее справедливости.

«Всеми средствами следует обуздать печаль, чтобы сделать мир лучше», — пишет Оксфордский философ и специалист по этике Уильям Макаскилл. Трезвый расчет, а не сопереживание — вот что необходимо, если мы действительно хотим помогать другим. Легко почувствовать себя благородным альтруистом. Гораздо сложнее приносить людям реальную пользу.

Эмоции — плохой помощник в исполнении альтруистических порывов. Иногда благородные намерения наносят огромный вред.

Пожертвования в Африку поддерживают деспотические режимы. Гиперопекающие родители воспитывают детей-невротиков, которые неспособны ко взрослой жизни. Войны и конфликты подогреваются состраданием к жертвам.

Безоглядная эмпатия к немногим может привести к катастрофическим последствиям для всех. Но хотя у эмпатии есть ограничения, конечно, не стоит отказываться от нее целиком.

После кругосветного путешествия на корабле «Бигль» Чарлз Дарвин стал убежденным противником рабства. Согласно современным теориям его времени, белые и негры имели различное происхождение: негры занимали промежуточный уровень между человеком и животным, и обращались с ними соответственно.

До плавания Дарвин, как и многие викторианские джентльмены, считал это вполне справедливым. Только когда он сам увидел страдания и унижение рабов, его мнение изменилось — он стал считать рабство отвратительным и гнусным явлением. С помощью рациональности он вряд ли смог бы прийти к этому выводу.

Эмпатия дарит чувство человеческого контакта, которое не заменить никакими умозаключениями.

Важно помнить, что эмпатия — это средство, а не самоцель.

Как пишет Лесли Джеймисон, «опасность эмпатии не в том, что она заставляет почувствовать себя плохо, а в том, что она заставляет почувствовать себя хорошо». Эмпатия — мощная сила, которую можно использовать как во благо, так и во зло.

Вы не становитесь хорошим человеком просто от того, что можете кому-то сопереживать. Но это неплохое начало.

Психолог Татьяна Карягина об эмпатии — Реальное время

Татьяна Карягина об эмпатии и о том, как ее «натренировать»

В век зависимости от гаджетов и долгой работы с машинами нам может показаться, что живое общение не так уж важно и необходимо. Деньги можно зарабатывать по интернету, еду заказывать тоже. Тем не менее одиночество и непонимание окружающих по-прежнему остаются одними из главных причин депрессии современного человека. Чтобы решить эти проблемы, стоит освоить техники эмпатии, — об этом психолог Татьяна Карягина рассказала в интервью «Реальному времени».

«У многих выдающихся психотерапевтов, мастеров эмпатии, были сложные родители»

— Татьяна Дмитриевна, каким образом мы чувствуем и понимаем правильно другого человека?

— Мы всю жизнь этому учимся, получаем много обратной связи, позволяющей корректировать наш опыт. Если мы неправильно поймем состояние другого, результатом могут быть разного рода неприятные последствия. Например, американский психотерапевт Алис Миллер заметила, что у многих выдающихся психотерапевтов, мастеров эмпатии, были сложные, непредсказуемые родители. Поэтому способность чувствовать их состояние была для ребенка фактически условием выживания, что и привело к развитию эмпатической суперспособности и соответствующей профессиональной мотивации.

Как говорил Карл Роджерс, без преувеличения великий психотерапевт, впервые включивший эмпатию в самое ядро психотерапевтического метода, эмпатия означает войти во внутренний мир другого человека и быть в нем как дома, не забывая об этом «как», в смысле «как будто», то есть помня, что это все-таки другой человек, а не я. Другими словами, при эмпатии мы децентрируемся (еще один психологический термин, от не менее великого психолога Жана Пиаже), отходим от своей эгоцентрической позиции.

Фото psychologies.ru
Как говорил Карл Роджерс, эмпатия означает войти во внутренний мир другого человека и быть в нем как дома, не забывая об этом «как», в смысле «как будто», то есть помня, что это все-таки другой человек, а не я

Но сказать «встать на место другого» мало. Как мы это делаем? Только привлекая собственный опыт, включая его в наш отклик. Именно поэтому я предпочитаю говорить о сопереживании как сущностном эмпатическом процессе, определенном роде разделения чувств и состояний. К этому подключается наше воображение, наши знания. Эмпатия — основа нашего соучастия в переживаниях другого — сочувствия, а также со-думания, содействия и т.п.

Если же начинать с самого начала, с истоков эмпатии, то мы теперь знаем, что существует конкретный мозговой механизм, обеспечивающий эту «правильность». И он существует не только у нас, а и у многих животных. Это уже ставшие знаменитыми так называемые зеркальные нейроны, открытые в конце 1990-х годов итальянскими учеными — Джакомо Рицоллатти и его коллегами из Пармского университета. Сейчас говорят уже о зеркальных нейронных сетях. Благодаря их работе в нашем мозгу, когда мы видим, слышим или даже воображаем состояние другого человека, возбуждаются в том числе те же отделы мозга, которые возбудились бы, если бы мы сами испытывали такое состояние.

В ходе эволюции такая способность возникла как раз потому, что позволяет очень быстро понять, что происходит с сородичем. Не строить умозаключения, выдвигать и проверять гипотезы, что это с ним такое, а моментально в себе, на себе почувствовать его состояние и действовать соответственно: бежать, готовиться к нападению и т.п. Эта же способность позволяет нам с легкостью имитировать чужое поведение и учиться через наблюдение. О существовании зеркальных нейронов всегда, видимо, подозревали тренеры, заставляющие травмированных игроков ходить на тренировки и смотреть на коллег.

Но, повторюсь, это только начало. С первых минут жизни эта зеркальная способность мозга, как мы говорим в соответствии с теорией еще одного гениального психолога Льва Семеновича Выготского, «означивается» — словом, жестом, историей из сказки или мультфильма, действием и т.д. Взрослые называют чувства ребенка, в том числе его сопереживание. Его учат, как извиняться, благодарить, утешать и сочувствовать. Например, когда ребенка призывают извиниться за причинение вреда другому, то чаще всего это делают через инструкцию децентрации или сопереживания: ты толкнул мальчика, представь, как ему больно, вспомни, как было больно тебе когда-то в похожей ситуации.

Фото vk.com
С первых минут жизни зеркальная способность мозга «означивается» — словом, жестом, историей из сказки или мультфильма, действием и т.д.

«При психопатии существенно нарушена способность к непроизвольной эмпатии»

А пример родителей? Он сильно влияет на поведение ребенка?

— Конечно, у ребенка всегда перед глазами образец собственных родителей, заботящихся о нем и о его чувствах. Наше исследование детей (пока только девочек) от 19 до 32 месяцев показало, что уже в этом возрасте дети способны выражать сочувствие взглядом, жестом, словами, причем не только к маме, но и к незнакомому взрослому. Хотя к незнакомцу, конечно, менее развернуто. Если дети этого возраста как-то действенно, поступками, выражают свою эмпатию, чтобы уменьшить боль взрослого, утешить его (в таком возрасте это все-таки еще сравнительно редко), то они явно делают то, что обычно делают по отношению к ним взрослые. И конечно, у большинства детей проявляется личный дистресс (в психологии это означает деструктивный стресс): их тревожит и пугает страдание взрослого. Но в возрастной динамике хорошо видно, как этот дистресс постепенно преодолевается, замещается эмпатической заботой и сочувствием.

Мы наблюдали один феномен, который можно в некотором смысле считать такой точкой перехода между личным дистрессом как непосредственной, непроизвольной формой эмпатии, и ее просоциальными, ориентированными на благополучие другого формами: в возрасте 22—24 месяца многие дети подражают внешним проявлениям переживания мамы: повторяют ее слова или стон, позу, действия (например, трут то же место, что болит у мамы, у себя). То есть они как бы усиливают свое сопереживание, имитируя мамино состояние, «проясняют» таким образом, что происходит с ней.

Понятно, что это все касается детей «достаточно хороших родителей» (так обычно говорят о нормальной ситуации развития), а в других случаях взрослые своим поведением по отношению к ребенку или сами обстоятельства жизни могут практически «выключить» зеркальные нейроны, регулярно тормозя или негативно подкрепляя их работу. Например, хотя бы регулярное «Не надо ее жалеть, она плакса». Есть определенная степень наследуемости эмпатических способностей, зависимость от свойств темперамента и т.п. При психопатии существенно нарушена способность к непроизвольной эмпатии и т.д. И у вполне нормальных, здоровых людей есть одна проблема, на которую чаще всего жалуются: «Я вроде бы все понимаю, сочувствую, «эмпатирую», но только внутри. Я не знаю, как мне это все выразить человеку».

Фото gazeta-pedagogov.ru
Есть определенная степень наследуемости эмпатических способностей, зависимость от свойств темперамента и т.п.

«Чем лучше мы понимаем себя, тем лучше поймем другого»

— Каким образом можно развить в себе способности к эмпатии?

— Учитывая то, что я сказала об особых трудностях выражения эмпатии, я бы разделила этот вопрос на несколько частей — сама установка на эмпатию, эмпатия как чувствование, переживание и выражение эмпатии.

Если человек озаботился развитием своей эмпатической способности, то, скорее всего, установка у него есть, он хочет быть эмпатичным и считает это важным. Но даже для студентов, пришедших учиться тому направлению психологического консультирования, в котором эмпатии уделяется много внимания, мы стараемся на примерах показать, почему она важна, как именно она помогает человеку, то есть укрепить эту установку. Эмпатия мотивирует нас помогать другому действенно, это доказано в многочисленных исследованиях. Личный дистресс тормозит помощь, поскольку человек сфокусирован на своем состоянии, но другие формы эмпатии часто прямо связаны с конкретными помогающими действиями.

Но эмпатия важна и сама по себе, она уже сама есть помощь. Прежде всего потому, что человек чувствует, что он не один со своей бедой, его чувства разделяют. В конце концов, счастье — это когда тебя понимают, как говорил герой фильма «Доживем до понедельника». Плюс понимание от другого может привести меня к какому-то прорыву в самопонимании, в решении моей проблемы. Эмпатирующий мне человек опирается на свой опыт, чем-то похожий, но все же другой, и это дает мне возможность посмотреть на ситуацию немного по-новому.

Приведу пример, когда мне однажды очень помогла всего одной фразой моя подруга. В один и тот же день у меня сорвалось сразу несколько очень важных дел в разных областях моей жизни, и к вечеру мне казалось, что я в глубоком кризисе. Мне многие сочувствовали, советовали, что делать, и это было важно и нужно. Подруга сказала, выслушав мои жалобы, всего лишь так: «Да, для одного дня — точно слишком много». Она увидела ситуацию немного по-своему, под другим углом, и это мне очень помогло. Я поняла, что дело действительно в таком «кумулятивном эффекте», что я вижу здесь какую-то глобальную неудачу, но если посмотреть по отдельности, то эти «кризисы» — не больше, чем затруднения, и их можно спокойно преодолевать постепенно.

Если говорить о нашем переживании, чувствовании эмпатии, то здесь важное соображение прозвучит немного парадоксально — развивать понимание себя и своих чувств. Чем лучше мы понимаем себя, тем лучше поймем другого. Повторюсь — в основе эмпатии наше сопереживание. Как говорил мой учитель Федор Ефимович Василюк, в эмпатии мы делаем свой опыт «органом сопереживания». Например, психотерапевты обычно проходят личную, собственную терапию, приобретают, как это называют, опыт самопознания. Соответствующий раздел профессиональной подготовки присутствует как обязательный в 9/10 всех психотерапевтических подходов — личный опыт должен быть осознан, отрефлексирован и максимально доступен. Это нужно делать по многим причинам, но эмпатии в профессиональной ситуации это тоже помогает.

Фото psychologies.ru
Очень хорошо «правила» выражения эмпатии описаны в книге Юлии Борисовны Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?». Они подходят всем, не только родителям

«Первый шаг — затормозить свое желание дать совет или оценку того, что человек сделал не так»

— Правда ли, что чтение книг может развить эмпатию?

— Да, абсолютная правда. Многие исследования, и наши в том числе, показывают, что высокий личный дистресс связан с так называемой алекситимией (дословно: «нет слов для чувств»). Так в психологии и психиатрии называют неспособность человека различать свои чувства, называть и описывать их, опираться на них в своих размышлениях и действиях. Именно поэтому для развития эмпатии всегда рекомендуют побольше читать. Это действительно очень хороший способ развивать свой внутренний мир, как обычно говорили учителя литературы в моем детстве. Здесь еще важно включение воображения, то есть усложнение задачи на эмпатию. Поэтому, при всей моей любви к современным сериалам, очень хорошо работающим на создание и укрепление эмпатической установки, они не заменят книги.

Для детей сейчас популярны всяческие программы по распознаванию эмоций. Это, конечно, важно. Но я бы не преувеличивала значение просто распознавания основных эмоций по картинкам (именно так это часто бывает). Важнее тонкая нюансировка, рассказывание и обсуждение историй о чувствах в разных ситуациях, как их переживают, выражают, справляются с трудными эмоциями и т.п.

— Допустим, человек осознал важность эмпатии в его жизни, начал что-то читать по этой теме. Но одной теории ведь мало, нужна еще и практика? Что можно сделать, чтобы научиться выражать эмпатию?

— Очень хорошо «правила» выражения эмпатии описаны в книге Юлии Борисовны Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?». Они подходят всем, не только родителям. Когда другому человеку плохо, нам очень хочется ему как-то помочь, дать совет. Это, конечно, может ему пригодиться. Но, особенно сначала, важно дать ему понять, что мы вместе с ним, что мы понимаем всю глубину его переживания.

Поэтому первый шаг, которому обычно обучают, — затормозить свое желание дать совет или оценку того, что человек сделал не так, а просто внимательно слушать, стараясь вчувствоваться в состояние другого (это называют «активным слушанием») и передать ему свое понимание: «Ты просто ужасно расстроена», или «Я даже представить не могу, что ты почувствовал», или «Это как-то слишком, как ты это выдержала?». Мы часто стремимся ободрить другого человека, как-то «принарядить» его чувства, в том числе потому, что нам самим не по себе — снова тот самый личный дистресс. Вот здесь важно помнить, что другому сейчас хуже, что ему нужны мы, наша поддержка, способность быть с ним в самой невыносимой ситуации.

Матвей Антропов

Справка

Татьяна Карягина — кандидат психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории консультативной психологии и психотерапии ФГБНУ «Психологический институт Российской академии образования»; доцент кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета консультативной и клинической психологии, руководитель магистерской программы «Консультативная психология» ФГБОУ ВО МГППУ.

Общество

Учёные проверили способность людей читать мысли

Исследователи из Университетов Бата, Кардиффа и Лондона придумали достаточно точный способ определения, насколько у людей развита способность читать чужие мысли. И оказалось, что женщины владеют этим искусством гораздо лучше мужчин.

Конечно, читать мысли в прямом смысле слова невозможно. Однако люди обладают способностью по неким внешним проявлениям и обстоятельствам представить, о чём другой человек думает и в каком состоянии находится в данный момент. Это помогает лучше понять собеседника, обнаружить возможную ложь, оценить саркастический тон – в общем, успешно и продуктивно налаживать социальные связи.

Такая способность в психологии называется ментализацией. Она может быть выражена у разных людей в разной степени. Например, низким уровнем ментализации обладают люди, страдающие аутизмом. При этом сложности с понимаем намерений и мыслей других людей значительно сокращают количество социальных контактов и препятствуют выстраиванию отношений с другими людьми.

Именно для того чтобы выявлять людей с низкой способностью к ментализации и найти способ помочь им, учёными из Великобритании и был разработан короткий опросник. В его проверке поучаствовали более четырёх тысяч человек из Великобритании и США, как с аутизмом, так и без.

Работа опубликована в издании Psychological Assessment.

По итогу опросника можно получить от 4 баллов (низкая способность) до 16 баллов (великолепная способность). В среднем участники набирали 12-13 баллов. Перепроверив, что опросник действительно измеряет одни и те же способности у мужчин и у женщин, исследователи сделали вывод: женщинам легче поставить себя на место других и таким образом «прочитать их мысли».

Также учёные подтвердили, что людям с аутизмом сложнее понять, что думают другие. Это может лежать в основе их трудностей с социализацией.

К слову, новый тест включает всего четыре утверждения:

  1. Мне легко поставить себя на место другого человека;
  2. Иногда мне трудно смотреть на вещи с точки зрения другого человека;
  3. Иногда я пытаюсь лучше понять моих друзей, представляя себя на их месте;
  4. Обычно я могу понять точку зрения другого человека, даже если она отличается от моей.

С утверждениями можно согласиться или не согласиться, сделав отметку на четырёхбалльной шкале.

Создатели этого опросника отметили, что, несмотря на его простоту, он представляет важность для клинических исследований. Чтобы пройти его, требуется меньше минуты, но он сразу указывает на то, что может быть незаметно внешнему наблюдателю, а именно на сложности с пониманием и взаимодействием с другими людьми. К тому же существуют техники, которыми люди пользуются, чтобы скрыть эту свою слабую сторону, оставляя проблему нерешённой.

Доктор Пунит Шах (Punit Shah), ведущий автор исследования, отмечает: «Чтобы понять этот психологический процесс, мы должны отличать «чтение мыслей» от эмпатии. «Чтение мыслей» значит понимание того, о чём человек думает, в то время как эмпатия – это понимание того, что другие чувствуют. Может показаться, что разница невелика, но она крайне важна, и за эти способности отвечают разные мозговые структуры. Мы сфокусировали внимание на «чтении мыслей», и уверены, что измерили именно его, отделив от способности к эмпатии. В процессе мы неоднократно пришли к выводу, что женщины читают мысли гораздо лучше мужчин».

Исследователи верят, что этот простой и доступный тест поможет легко выявлять у людей проблемы с пониманием других и лучше понять те жизненные сложности, с которыми сталкиваются люди с такой особенностью восприятия внешнего мира.

Ранее Вести.Ru писали о том, что женщины лучше скрывают измены, а способность к эмпатии существует даже у лабораторных крыс.

Возможность буквально представить себя на чужом месте может быть связана с сочувствием | Новости

Новое исследование Университета Вандербильта показывает, что то, как наш мозг обрабатывает то, как мы перемещаемся в пространстве, в том числе способность буквально представить себе, как будто мы ступаем на чужое место, может быть связано с тем, как и почему мы испытываем сочувствие к другим.

Исследование было недавно опубликовано в онлайн-научном журнале PLoS ONE.Полную версию статьи можно найти по адресу: http://tinyurl. com/lw6qmv.

Сочувствие отчасти включает в себя способность имитировать внутренние состояния других. Авторы предположили, что наша способность манипулировать, вращать и моделировать ментальные представления о физическом мире, включая наши собственные тела, будет в значительной степени способствовать нашей способности сочувствовать.

«Наш язык полон пространственных метафор, особенно когда мы пытаемся объяснить или понять, как другие люди думают или чувствуют.Мы часто говорим о том, чтобы поставить себя на место других, увидеть что-то с чужой точки зрения или, образно говоря, посмотреть через чье-то плечо », — сказала Сохи Пак, соавтор доклада и профессор психологии. «Хотя будущая работа необходима для выяснения природы взаимосвязи между эмпатией, пространственными способностями и их потенциально перекрывающимися нейронными основами, эта работа предоставляет первоначальные доказательства того, что эмпатия может быть частично представлена ​​в пространстве».

«Мы постоянно используем пространственные манипуляции с ментальными представлениями, когда движемся по физическому миру. В результате у нас есть легкодоступные когнитивные ресурсы, которые можно использовать в наших попытках понять то, что мы видим. Это может распространяться на наше понимание психических состояний других людей », — сказала Кэтрин Н. Таккар, аспирантка факультета психологии в Вандербильте и ведущий автор отчета. «Отдельные направления исследований нейровизуализации отметили участие одной и той же области мозга, теменной коры, при выполнении задач, связанных с зрительно-пространственными процессами и эмпатией».

Чтобы проверить свою гипотезу о взаимосвязи эмпатии и пространственных процессов, исследователи разработали эксперимент, в котором испытуемые должны были представить себя в положении другого человека и сделать суждение о том, куда указывала рука этого человека.Задача требовала от испытуемого мысленно трансформировать свое положение тела в положение другого человека.

«Мы ожидали, что эффективность, с которой люди могут представить себе эти преобразования, будет связана с сочувствием», — сказал Таккар. «Поскольку мы были заинтересованы в том, чтобы связать пространственные способности с эмпатией, мы также включили очень простую задачу пространственного внимания, называемую задачей деления пополам. Этот тест включает в себя просмотр горизонтальной линии и отметку средней точки. Хотя эта задача очень проста, она, по-видимому, является мощным способом оценки тонких искажений пространственного внимания.”

Исследователи сравнили результативность теста с тем, насколько чуткими проявляли себя испытуемые. Они обнаружили, что более высокая самооценка сопереживания связана с уделением большего внимания правой стороне пространства. Предыдущие исследования показали, что левая сторона лица более эмоционально выразительна, чем правая. Поскольку левая сторона лица будет справа от наблюдателя, возможно, что большее внимание к выразительной стороне лиц людей позволит лучше понять их психическое состояние и отреагировать на них.Эти данные также могут указывать на роль левого полушария в эмпатии.

Исследователи также обнаружили, что только у женщин-испытуемых, чем более чуткие люди оценивали себя, тем больше времени им требовалось, чтобы представить себя в положении человека на экране. Предыдущая работа показала, что женщины обычно больше сопереживают, чем мужчины, и хуже справляются с тестами на зрительно-пространственные способности.

«Хотя это несколько парадоксально, что больше времени, чтобы представить себе физическую точку зрения другого человека, было связано с большим сочувствием, о котором сообщалось, люди, которые медленнее справлялись с задачей, могли задействовать больше ресурсов, чтобы представить себе психическое состояние другого, или могли использовать более медленное и меньшее автоматическая стратегия решения задачи », — сказал Парк.

Петер Бруггер, отделение неврологии, университетская больница, Цюрих, Швейцария, стал соавтором статьи. Парк — исследователь Центра исследований человеческого развития им. Вандербильта Кеннеди. Исследование финансировалось ThinkSwiss, Национальной ассоциацией исследований шизофрении и депрессии и Национальным институтом психического здоровья.

Контактное лицо для СМИ: Мелани Моран, (615) 322-NEWS
[email protected]

Эмпатический интеллект: поставить себя на их место, развяжите свой

«Проверка первоклассного интеллекта — это способность одновременно удерживать в уме две противоположные идеи и при этом сохранять способность действовать.»- Ф. Скотт Фицджеральд

К этому я бы добавил, что испытанием первоклассной способности к эмпатии является способность одновременно удерживать в уме две противоположные позиции и при этом сохранять способность думать самостоятельно.

Смена обуви, или способность поставить себя на место другого парня, — фундаментальный навык необычайной силы. Это почти так же волшебно, как изменение формы в фантастике в научной фантастике. Это научный метод, применяемый в общественной жизни.

Мы склонны полагать, что наука по своей сути связана с экспериментированием, но есть еще более глубокая суть — ядро, которому служит эксперимент. Наука — это признание того, что для того, чтобы получить то, что вы хотите, вы должны отложить свои желания на время, достаточное для того, чтобы увидеть, что есть. Тогда у вас будет больше шансов получить желаемое.

Буддисты уловили этот подход, когда они говорят: «Истина ждет глаз, не омраченных тоской».

Хотите больше правды о вашем социальном положении? Поставьте себя на место других людей. Но для этого вам нужно выйти из себя. Наши глаза затуманивает желание увидеть себя в благоприятном свете.

Если вы не можете себе позволить или отказываетесь отказываться от своего авторитета, добровольных исключений и особенности, становится практически невозможно встать рядом с собой на месте других людей. Ставя себя на место другого человека, вы рискуете увидеть себя таким, каким вас видят другие, — не таким особенным, как вы думаете. Но результат того стоит.

Возможность смены обуви помогла спасти более 90 миллионов жизней во время Кубинского ракетного кризиса. В разгар холодной войны Советы установили ракеты на Кубе, в 225 милях от побережья Флориды.Под этой угрозой президент Кеннеди считал, что лучшим вариантом для него был авиаудар для бомбардировки ракет, который, несомненно, привел бы к эскалации ядерной войны. Кеннеди не видел другого выхода. Мы не могли позволить Советам просто уйти от наказания.

Томми Томпсон, старший офицер дипломатической службы, который жил с советским премьер-министром Хрущевым, посоветовал этого не делать. Томпсон, умелый перевертыш обуви, поставил себя на место Хрущева. Он признал, что Хрущев не ожидал, что США так рано узнают о ракетах, и не предвидел возможности прямой конфронтации.Он будет искать способ сохранить лицо, чтобы заявить, что он спас Кубу от нападения. Он убедил Кеннеди сделать более мягкое предложение: если Хрущев уйдет, США не ответят. Хрущев пошел на это, и мы все избежали Армагеддона.

Какими бы грандиозными ни были теория и политические последствия, дьявол кроется в практических деталях. Большинство из нас думает, что мы уже хорошие слушатели и невероятные сочувствующие, но думать, что это не так.

Так что же? Вот несколько практик:

Активное прослушивание: Вы, наверное, слышали об этой технике.Это настолько мощный навык, который я когда-либо видел в психологии. На самом деле, это сэкономило мне тысячи долларов и спасло годы горя. А это очень просто. Если вы оказались в конфликте или разладе с кем-то, остановите на мгновение принятие решения и просто повторите аргументы другого человека настолько убедительно, насколько это возможно, своими словами. Затем спросите, правильно ли вы все расслышали. А потом ждите ответа.

«Подожди, Николь. Прежде чем мы продолжим, я хочу убедиться, что понимаю, о чем вы говорите.Пожалуйста, скажите мне, правильно ли я понял: вы думаете, что я слишком любопытен, что это ваше решение, и, хотя у меня есть опасения, теперь, когда я заявил о них, я должен отступить. Ты это говоришь? »

С зеркалированием есть несколько ловушек, на которые стоит обратить внимание:

  • Не возвращайтесь в режим принятия решений. На самом деле все дело в том, чтобы узнать, правильно ли вы расслышали.
  • Не взвешивайтесь со своим мнением, ни прямо, не останавливаясь на полпути, сказав: «Но вот где ты ошибаешься», ни тонко и не так тонко насмехаясь над мнением другого человека.
  • Не превращайте это в доказательство превосходства — «Видишь ли, я слушал то, что ты сказал, ня, ня».
  • Не указывайте дословно , потому что это не доказательство того, что вы действительно прислушивались к их мнению.
  • Не думайте, что, высказывая противоположное мнение, вы соглашаетесь с ним, иначе вам никогда не удастся его сказать (вы в конфликте, помните?).
  • Не отзеркаливайся один раз, а потом сдавайся. Если человек говорит: «Нет, вы не поняли, о чем я говорю», попробуйте отразить хотя бы еще раз.И обратите внимание, что для того, чтобы соответствовать этим стандартам, вам нужно посетить место за пределами того, что вы предпочитаете чувствовать. В моем примере выше, чтобы поставить себя на место Николь, вы должны учитывать возможность того, что вы слишком любопытны.

Есть несколько более широких применений зеркалирования. Когда вы возглавляете команду, которая пытается решить, что делать, и вы хотите поощрить инакомыслие, чтобы рассмотреть множество возможных решений, отражайте мнения меньшинства. Каждое зеркальное отображение повышает доверие как к отраженным голосам, так и к процессу, так что, когда решение принято, люди, тем не менее, чувствуют, что их услышали.Точно так же, когда вы преподаете и хотите привлечь больше внимания и обсуждения, отражайте застенчивые голоса. Дайте им понять, что вы достаточно заботитесь, чтобы уловить их мнение.

Разминка: Вы думаете, что знаете свою судьбу? Подумай еще раз. И снова — с помощью ролевой игры заядлого Робина Уильяма. У меня есть сосед, который много играет. Он ставит этот строгий и слегка напыщенный голос в нижних регистрах. На мой слух, он изображает самого себя — персонаж остается прежним.

То, что меня здесь радует, — это то, что на карте больше. Подыгрывайте разнообразию людей, которыми вы можете оказаться. Очарователь, болван, шут, покладистый, остроумный, глупый, маленький ребенок, пожилой гражданин. У вас есть потенциал стать всем этим. Живи с этим. Посетите это. Живите в нем моменты здесь и там. Если вы можете сделать это, не вздрогнув оттого, что вы один из этих персонажей, значит, вы на правильном пути к отношению к своей личности: «Я бы не стал забывать об этом».

Многое зависит от того, как вы играете эти роли.Если вы играете их насмешливо или насмешливо, вы можете быть более заняты тем, чтобы отразить их, чем принять возможность того, что персонаж является тем, кем вы оказались.

Рам Дасс описал доктора, которого он знал, который, когда он начинал слишком глубоко вникать в свою роль, как голос трезвого авторитета, вставал из-за стола и однажды обошел его. Идея заключалась в том, чтобы ослабить его привязанность к определенной роли. Вот в чем идея.

Быть Бобом Доулом, но скептически: Субботний вечер в прямом эфире получил удовольствие от насмешек над тем, как кандидат в президенты Боб Доул продолжал называть себя Бобом Доулом. По ходу кампании Боб говорил что-то вроде «Боб Доул не сдается». Это было достаточно напыщенно, чтобы пародировать, в основном потому, что этот Боб Доул от третьего лица, о котором он все время говорил, всегда делал добродетельные поступки.

Комбинируя отзеркаливание и разминку, вы получаете потенциал для личного общения от третьего лица, который более сбалансирован в его самооценке: «Этот Шерман, он уверен, что ему есть чему научить людей. Он уверен, что он умен. Он никогда не перестает говорить, не так ли? » Третье олицетворение самого себя открывает перед вами огромный и веселый зал зеркал, которым на самом деле является личность.

Помогаем вашему оппоненту помочь вам: Я обещал технику, с которой я экспериментировал, которая пока работает на удивление хорошо. Он полагается на Боба Долификации.

Когда я чувствовал, что со мной обращаются несправедливо, я иногда позволял себе об этом знать. Иногда, когда я прошу простых извинений, вместо этого в ответ усиливается самооборона. Я буду настаивать несколько раз, всегда признавая, что это мог быть я, но все же всегда надеюсь, что меня услышат, даже без признания вины.

По мере усиления защиты я все время задавался вопросом, ждать ли извинений или отступить и отказаться от восстановления взаимопонимания и доверия.Этот новый метод, который до сих пор хорошо мне служил, предполагает написание электронного письма, подобного приведенному ниже — все, что здесь есть, — это одно письмо от меня.

Уважаемый Том,

Я вижу, что Шерман доставил вам немного хлопот. Я знаю, он может сильно надоедать, но здесь я буду твоим ведомым. Я все прикрыл. Я хорошо знаю этого парня и взял на себя смелость написать ему от вашего имени. Ниже вы найдете то, что я написал, и его ответ.

Рад быть услужливым,

J (ваш ведомый) Шерман

Дорогой Джереми,

Извините, что вы так думали. [И т. Д. и т. д. извинения по существу без потери достоинства и признания вины]

С уважением,

Том

Уважаемый Том,

Спасибо за ваше замечание. Я ценю, что вы смотрите на это с моей точки зрения. Теперь мы в порядке. Спасибо, что нашли время.

Best,

Джереми

Я четвертый из четырех владеющих этой техникой. Я бы дал меньше шансов. Я подумал, что это рискованная стратегия, которая может легко иметь неприятные последствия («Как ты посмел вкладывать слова в мой рот?»), Но каждый раз, кажется, она мгновенно облегчает ситуацию.Подобно Хрущеву, большинство из нас в условиях эскалации конфронтации приветствует достойный способ деэскалации без потери достоинства.

И последнее замечание: каждая техника, которую я здесь описываю, может оказаться контрпродуктивной и / или быть использованной. Даже зеркальное отображение. На самом деле, я никогда не встречал ни одной психологической идеи или техники, которой не могло бы быть.

Как поставить себя на место другого человека Может…

Я до сих пор помню, как пытался утешить одну из своих лучших подруг, когда умер ее отец. Поскольку несколько лет назад я потерял своих родителей, мне казалось, что я понимаю ее боль. Но когда я выразил сочувствие, она отказалась. Смерть ее отца была трансцендентной, наполненной любовью и семейными связями. Она не чувствовала боли; она чувствовала себя умиротворенной.

Попытка увидеть, откуда приходит другой человек, часто преподносится как ключ к сочувствию. Считается, что если мы представим себя на их месте, мы сможем предсказать их чувства и поведение, преодолев разрыв между собой и другими.Это считается навыком, который иногда называют «теорией разума», который начинается в детстве и развивается на протяжении всей нашей жизни, помогая нам грациозно ориентироваться в социальных ситуациях.

Но недавно опубликованное исследование предполагает, что попытка взглянуть на другую точку зрения может быть менее полезной, чем мы думаем, по крайней мере, когда дело доходит до настоящего понимания другого человека. Альтернатива? Прямые вопросы и ответы. Если люди не могут читать мысли друг друга, тогда нам нужно использовать свои слова.

Пределы перспективного восприятия

Реклама Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

Исследователи Тал Эйал, Мэри Штеффель и Николас Эпли провели несколько экспериментов, проверяя, помогает ли «поставить себя на место другого» люди более точно в предсказании чувств или мыслей другого человека. Они попросили участников угадать, что кто-то чувствует, посмотрев им в глаза, или определить, были ли улыбки фальшивыми, среди других тестов. Некоторых участников сначала попросили взглянуть на человека в тесте, прежде чем делать прогнозы. Другим были даны инструкции, например, им посоветовали усиленно концентрироваться, или посочувствовать другому человеку, или имитировать выражение лица другого человека — альтернативные стратегии, которые, по мнению исследователей, могут помочь при чтении мыслей, — в то время как другие не получали инструкций.

Проанализировав результаты и обобщив их, исследователи обнаружили, что люди, которым явно было сказано принять точку зрения другого человека, не лучше понимали другого человека, чем любая из других групп, а в некоторых случаях и хуже.

«Люди склонны думать, что они будут более точными, если будут использовать перспективу, чем если бы они этого не делали», — говорит Эпли. «Но вопреки ожиданиям — что может показаться здравым смыслом — взгляд на перспективу не работает так, как люди ожидают.”

Однако взгляд на перспективу делал людей менее эгоцентричными — то есть с меньшей вероятностью проецировать свои собственные чувства или мысли на других — и помог им усомниться в правильности своих предположений. Тем не менее, это большее самосознание не привело к большей точности , а не .

«Я думаю, что это открытие подчеркивает, что делает перспектива — смещает вашу точку зрения с вас самих на другого человека», — говорит Эпли. «Но вы можете в конечном итоге полагаться на другую информацию — например, на стереотипы, — когда оцениваете чей-то опыт.И это не точнее.

Что хорошего в перспективе?

Тем не менее, все эти первоначальные эксперименты проводились с использованием искусственных тестов. Может ли перспектива повысить точность в реальном мире с людьми, которых вы встречаетесь или уже хорошо знаете, например, с супругом? Исследователи решили выяснить.

В ходе нескольких экспериментов они попросили разные пары людей взглянуть друг на друга, а затем угадать предпочтения или мнения своего партнера о таких вещах, как фильмы, искусство, шутки, видео, социальные проблемы или собственное поведение в симуляции.Участников также спросили, насколько они уверены в своих догадках и насколько хорошо они знают человека, мнение которого они пытались предсказать.

Опять же, результаты показали, что люди, активно принимающие точку зрения другого, преуспели не лучше, чем те, кому не дано такое указание, — опять же, они сделали хуже. Как долго участник знал другого человека, не имело значения.

«Люди могут предположить, что рассмотрение перспективы было бы более эффективным, рассматривая вашего друга или супруга или кого-то, кого вы знаете», — говорит Эпли.«Но даже там мы не нашли в этом никакой пользы».

Конечно, эти результаты не означают, что перспектива не имеет ценности, говорит Эпли, просто она может не иметь той ценности, о которой мы думаем. Вместо того, чтобы помочь нам оценить опыт другого человека, это может просто помочь нам больше заботиться о нем.

«Из литературы я могу сказать, что взгляд на перспективу может укрепить социальные связи», — говорит он. «Проявляется ли это таким образом, который мы считаем хорошим, — это другой вопрос».

Например, говорит Эпли, подумайте о том, как вы поставите себя на место серийного убийцы или члена ИГИЛ, и это может заставить вас почувствовать себя ближе к ним или полюбить их.«Это хороший результат? Мне это не так ясно, — говорит он.

«Люди неправильно понимают, какие стратегии наиболее эффективны для понимания кого-то другого»
―Д-р. Николас Эпли

Эпли считает, что исследователи-психологи слишком часто интерпретируют свои открытия со своей собственной ценностной, моральной или политической точки зрения. Он также предполагает, что некоторые исследования перспективного восприятия пострадали из-за того, что интересовались другими, и точно понимали их точки зрения.

«Часто подразумевается, что поставить себя на ваше место — это хорошо и помогает мне лучше вас понять; но мы просто не находим этому свидетельств », — говорит он.

Хотите знать, что кто-то чувствует? Спросите их

Если взгляд на перспективу не работает, что помогает повысить точное межличностное понимание?

В последнем эксперименте Эпли и его коллеги протестировали другую стратегию. Прежде чем предсказывать предпочтения другого человека, они просили участников либо принять точку зрения своего партнера, то есть представить , как они будут себя чувствовать, либо просто задать прямые вопросы о том, какие фильмы, искусство и т. Д. Им нравятся.

Неудивительно, что те, кто получил больше информации, смогли лучше предсказать предпочтения на более поздних тестах. Однако участники были не более уверены в своих прогнозах, чем другие участники, предполагая, что люди переоценивают ценность взгляда на перспективу и недооценивают прямое общение.

Эпли указывает на другое недавнее исследование, в котором некоторые участники думали, что могут предсказать, что кто-то чувствует, наблюдая за их лицами, когда они реагируют на эмоционально вызывающее видео.Но эти люди были на самом деле менее точными, чем другая группа, которая видела точно такое же видео (в отличие от просмотра лиц других людей, когда они смотрели видео). Другими словами, просмотр одних и тех же изображений побудил людей экстраполировать эмоции других из своих собственных — даже если они считали, что видение лиц этих других приведет к большей точности.

«Люди неправильно понимают, какие стратегии для понимания кого-то наиболее эффективны», — говорит он. «Вам хуже, если вы будете полагаться на свою интуицию и доверять своей интуиции, но это то, что люди ценят.”

Хотя может показаться, что Эпли считает, что люди безнадежно некомпетентны в социальном взаимодействии, он настаивает на том, что это не так. На самом деле, говорит он, мы являемся наиболее социально развитым видом на планете. Проблема в высокомерии: мы думаем, что понимаем людей лучше, чем мы, и делаем необоснованные выводы.

С практической точки зрения, мы бы лучше понимали других — будь то супруга или кто-то по другую сторону политического спектра, — если бы мы просто спросили их об их взглядах и выслушали, — говорит Эпли.

«Чтобы по-настоящему хорошо понимать межличностные отношения, не нужно научиться лучше угадывать, для этого нужно стать более хорошим журналистом», — говорит он. «Научиться ставить людей в ситуацию, когда они могут отвечать на вопросы, которые вы им задаете, прямо, честно и открыто. Это ключ.

Я хотел бы понять это, прежде чем посочувствовать своему другу. Вместо того чтобы предполагать, что я знаю, что она чувствует, мне следовало просто спросить: «Как ты себя чувствуешь?

Что такое сочувствие? Узнайте о 3 типах сочувствия

Поздний вечер пятницы, и вы расслабляетесь после напряженной недели, читая любимую книгу, когда звонит телефон.Это близкая подруга, которая в панике звонит, потому что только что потеряла работу. «Не волнуйтесь, вы скоро найдете другую», — говорите вы, — «кроме того, вы знали, что у вашей компании финансовые проблемы, разве вы этого не ожидали? Почему ты сейчас так расстроен? » На другом конце линии воцарилась ошеломляющая тишина, после чего последовал прерванный звонок. Вы не проявили сочувствия.

Вы думали, что пытаетесь ее утешить, так что же пошло не так? Если бы вы не посочувствовали ей и не выслушали ее опасения, вы могли бы принести больше вреда, чем пользы.

Итак, что такое эмпатия? Это способность понимать мысли и чувства другого человека в ситуации с его точки зрения, а не с вашей. Это отличается от сочувствия, когда одним движут мысли и чувства другого, но сохраняется эмоциональная дистанция.

Разница между сочувствием и сочувствием проницательно изображена в этом ролике от RSA Animate, в котором рассказывается отрывок из выступления доктора Брена Брауна на TED об эмпатии. Она объясняет, что сочувствие — видеть кого-то в глубокой яме, но остающегося на возвышенности и говорящего с ним сверху.Сочувствующий человек может также попытаться просто положить серебряную подкладку в ситуацию другого человека вместо того, чтобы признать его боль. И наоборот, сочувствие — это чувство по отношению к человеку , оно спускается в яму, чтобы сесть рядом с ним, делая себя уязвимым для искренней связи с ним. Чуткий человек распознает борьбу человека, не преуменьшая ее. Чтобы узнать больше о Брене Браун, посмотрите это видео на YouTube.

Эмпатия — огромная концепция. Известные психологи Дэниел Гоулман и Пол Экман выделили три компонента эмпатии: когнитивный, эмоциональный и сострадательный.Кратко их обсудим ниже. Научившись сопереживать своим друзьям, коллегам и окружающим, используя эти три типа сочувствия, вы укрепляете отношения и укрепляете доверие.

Когнитивный: «Просто знать, что чувствует другой человек и о чем он может думать. Иногда это называется перспективным ».

Если вы представите себя на месте подруги, вы знаете, что она, скорее всего, будет чувствовать себя грустно и тревожно, потому что она полагается на этот доход для выплаты студенческих ссуд.Однако только когнитивная эмпатия держит вас на расстоянии от друга. Чтобы по-настоящему общаться с другом, вам нужно поделиться его чувствами. Вот тут-то и проявляется эмоциональное сочувствие.

Эмоциональный: «Когда вы физически чувствуете себя рядом с другим человеком, как будто его эмоции заразительны».

Этот тип сочувствия может также распространяться на физические ощущения, поэтому мы съеживаемся, когда кто-то укусывает им ногу. В этом случае вы бы посмотрели внутрь, чтобы определить ситуацию, в которой вы так же беспокоились о будущем.Сама ситуация не обязательно должна быть идентичной, поскольку каждый человек индивидуален. Важно то, что эмоции, возникающие в результате этой ситуации, совпадают.

Итак, вы успешно поняли, что чувствует ваш друг, и попали в похожее эмоциональное пространство. Что теперь? Что ж, вы можете использовать идеи, почерпнутые из когнитивной и эмоциональной эмпатии, чтобы проявить сострадательное сочувствие.

Сострадание: «С помощью такого рода сочувствия мы не только понимаем затруднительное положение человека и чувствуем себя с ним вместе, но и спонтанно побуждаемся помочь, если это необходимо.”

Это баланс между когнитивной и эмоциональной эмпатией, который позволяет нам действовать, не преодолевая чувства и не бросаясь прямо в процесс решения проблемы.


Собираем все вместе


Сочувствие у многих людей возникает не просто так. Наше быстро меняющееся общество не часто побуждает нас найти момент, чтобы пообщаться с другими. Следовательно, это сознательный выбор, который мы должны сделать, но чем больше мы практикуем сочувствие, тем более интуитивным он становится.

Преимущества невозможно переоценить, особенно в таких профессиях, как здравоохранение и преподавание, где вы несете ответственность за благополучие многих людей, как молодых, так и старых. В области здравоохранения исследование, проведенное в 2016 году Массачусетской больницей общего профиля, показало, что сочувствие является отличительным фактором удовлетворенности медицинским обслуживанием. Эмпатия позволяет клиницистам на более глубоком уровне общаться с пациентами и, следовательно, действовать в лучших интересах своих пациентов.

Предыдущие исследования показали, что сочувствие также может повлиять на результаты лечения — оно может сократить продолжительность пребывания в больнице и даже ускорить исчезновение простуды.

Теперь, когда мы рассмотрели основы, мы обсудим, как практиковать сочувствие в повседневной жизни, и некоторые препятствия на пути к этому в нашей следующей записи в блоге.

В заключение, вот замечательное видео, снятое клиникой Кливленда. Хотя это видео снято в условиях больницы, его послание актуально для всех аспектов нашей повседневной жизни. Об этом говорится в этой цитате: «Будьте добры, ведь каждый, кого вы встречаете, ведет тяжелую битву». — Приписывается Яну Макларену, а также Платону и Филону Александрийским.

Это первая часть из серии из двух частей, посвященных эмпатии. Чтобы увидеть вторую часть, нажмите здесь. Этот блог предназначен только для учебных целей и не является учебным пособием по тесту CASPer.

Фото Матеуса Ферреро на Unsplash

Сочувствие: Можете ли вы поставить себя на место другого?

Вы, наверное, говорили или слышали об этом, но действительно ли вы знаете значение эмпатии и ее значение? Сочувствие — это гораздо больше, чем ставить себя на место другого человека.Узнайте все, что вам нужно знать об эмпатии: что такое эмпатия, определение и концепция, характеристики сопереживающих людей, типы эмпатии, различия между эмпатией и напористостью, ее преимущества, как ее улучшить или практиковать, и многое другое. Если вы хотите поделиться своим опытом или задать нам какие-либо вопросы, оставьте свой комментарий ниже.

Сочувствие

Что такое сочувствие? Определение и концепция

Термин «сочувствие» происходит от греческого ἐμπάθεια: empátheia.Словари определяют его как чувство отождествления с чем-то или кем-то . Оксфордский словарь определяет это как способность понимать и разделять чувства другого человека .

Первое описание сочувствия, которое мы обычно используем, относится к эмоциональному аспекту. Второе является причиной первого, поскольку для нас было бы невозможно почувствовать, если бы наше познание и мысли не позволяли этого.

Следовательно, мы могли бы сказать, что сочувствие — это способность поставить себя на место другого, как эмоционально, так и интеллектуально .Таким образом, глагол «сопереживать» обращается к процессу понимания реальности других, в том числе когнитивно и эмоционально.

Искусство понимания эмоций сложнее, чем может показаться. Исследование, проведенное Амстердамским университетом, показывает, что эмпатия двунаправлена. Это означает, что эмпатическое взаимодействие важно как для эмпатического человека, так и для того, кто чувствует себя понятым. Легко видеть, что мы не одинаково сопереживаем всем одинаково.

Батарея общих когнитивных тестов от CogniFit: Изучите функцию мозга и выполните комплексное онлайн-обследование. Точно оцените широкий спектр способностей и определите когнитивное благополучие (высокий-средний-низкий). Определите сильные и слабые стороны в области памяти, концентрации / внимания, исполнительных функций, планирования и координации.

Эмпатия: характеристики эмпатических людей

Люди, которые испытывают эмпатию, разделяют между собой ряд личностных черт или поведенческих паттернов, которые способствуют развитию эмпатических способностей.Взгляните на следующий список, чтобы узнать основные характеристики эмпатических людей:

  • Они очень чувствительны . Чуткие мужчины и женщины — хорошие слушатели, открытые к новым впечатлениям, добрые и самоотверженные. Обычно они внимательны к нуждам других и не стесняются протянуть руку помощи. Поэтому неудивительно, что они обладают удивительной способностью передавать добрые чувства, общаясь с другими. Однако отрицательная сторона высокой чувствительности заключается в том, что люди более восприимчивы к большему сочувствию, чем они могут вынести.Следовательно, любая обида или уродливый жест, который они могут сделать, причиняют им больше вреда.
  • Они отражают эмоциональность людей . Как если бы это была губка, эмпатический человек способен поглощать эмоции других. Настроение другого человека оказывает значительное влияние на настроение человека с высоким уровнем эмпатии, так что его эмоциональность сильно адаптируется как к отрицательным, так и к положительным чувствам. Таким образом, им трудно не чувствовать себя подавленным, если они встречают кого-то, кто переживает период беспокойства и стресса, или не улавливать радость счастливого человека.
  • Ваша доброта может повлиять на ваше самочувствие . Большое сердце и искренняя забота о других — бесспорные добродетели. Недостатком этого является то, что эмпатические люди становятся более преданными проблемам других людей, чем своим собственным, что часто приводит к разочарованию, стрессу и трудностям в управлении своей жизнью.
  • Они осторожны со своим языком . Общение необходимо для демонстрации эмпатических навыков. Когда мы сочувствуем другим, мы дважды пересматриваем свои слова, прежде чем произносить их, потому что мы осознаем, какое влияние язык может оказать на благополучие другого человека, к лучшему или к худшему.
  • Они избегают крайностей . Сочувствующие люди предпочитают золотую середину. Они избегают крайнего мышления. Поэтому, когда они окружают себя экстремистами, они могут научить их, что не все черное или белое, но есть много цветов, из которых можно воспринимать вещи, и что наиболее подходящим является открытие этого разнообразия, которое жизнь предлагает нам.

Типы эмпатии

Существуют различные типы эмпатии, среди которых:

Аффективная эмпатия: также называется эмоциональной эмпатией, она состоит из трех дифференцированных элементов.Для начала вам нужно испытать те же эмоции, что и другой человек. Затем возникает тревожный компонент как естественная реакция на живое восприятие чувств другого человека. Наконец, это приводит к состраданию.

Когнитивная эмпатия: относится к интеллектуальному потенциалу воспринимать и понимать эмоции других. Можно сказать, что когнитивная эмпатия — это предыдущий шаг к чувству аффективной эмпатии. Необходимо научиться распознавать эмоции, а затем понимать их влияние на состояние души.

Бессознательная эмпатия: Бессознательная эмпатия подразумевает высокий уровень вовлеченности. Чрезмерное участие может привести к замешательству, вызванному эмоциональным заражением. Бессознательно чуткие люди настолько вовлекаются в эмоции других, что в конечном итоге делают их своими. Следовательно, контролировать свои эмоции и управлять ими становится чрезвычайно сложно.

Сознательное сочувствие: Этот вид сочувствия требует меньшего эмоционального участия. Сознательное сочувствие позволяет вам наблюдать за другим человеком с объективной точки зрения и с расстояния, что необходимо для поощрения эмоциональной саморегуляции и лучшего понимания потребностей другого человека.Человек, который сознательно сопереживает, более эффективно помогает другим, потому что он поддерживает других, не будучи подавленным своими чувствами. Это самый здоровый способ сопереживать, потому что таким образом вы не несете на себе тяжести эмоций, которые не соответствуют вашим, и можете предложить свое лучшее «я».

Межкультурная эмпатия

Благодаря эмпатии человек учится уважать и ценить решения других, а также понимать заботы и чаяния других. И этот процесс происходит одинаково во всех культурах. Сочувствовать другим культурам означает знать и понимать важность, которую каждый человек придает своим обычаям, традициям и художественным произведениям.

Признать мультикультурализм — значит принять человеческое разнообразие, потому что не все люди равны и выросли в разных условиях. Существует множество культур, языков, религий, профессий, способов мышления, оттенков кожи и т. Д., И все они одинаково важны.

Межкультурная эмпатия

Очень важно обучать этому виду сочувствия в школе, поскольку дети, воспитанные в различных этнических группах, разовьют гораздо более здоровый и открытый образ мышления.Более того, научившись принимать различия и не противостоять им, вы избежите многочисленных социальных проблем в будущем.

Сочувствие и напористость

Важно проводить различие между сочувствием и напористостью, учитывая путаницу, которую могут вызвать оба термина.

Начнем с того, что сходства, наблюдаемые , указывают на то, что и сочувствие, и настойчивость считаются потенциально развиваемыми социальными навыками у всех людей , поскольку оба могут быть изучены в разных контекстах намеренно, случайно или из-за повседневного жизненного опыта. .

Оба навыка требуют уважения для применения на практике: уважение к другим (потому что последнее, чего вы хотите, — это задеть чужие чувства или обидеть их) и уважение к себе (потому что вы защищаете права другого человека) . Кроме того, важны и другие качества, такие как честность, порядочность и последовательность.

Отличия более заметны. В то время как напористость подразумевает более личный аспект, когда есть забота о том, чтобы не атаковать других словами, позволяя другим выражать свои мысли и мнения.Сочувствие не ограничивает и не заботится о чувствах или мнениях других людей, когда это необходимо выразить. Напористость защищает произносимые слова, а сочувствие понимает слова, которые произносят другие.

В заключение, когда у нас есть способность говорить то, что мы думаем, не обижая чьи-то чувства, и у нас также есть способность понимать других, давая им возможность говорить и выражать то, что они думают, устанавливается полезный диалог. .Это позволяет обеим сторонам учиться друг у друга, и общение четко направляется к поставленной цели.

Это два очень полезных навыка для обучения и общения, которые дополняют друг друга. Оба эти навыка необходимо изучить, чтобы развить отличные коммуникативные способности и способность слушать.

Преимущества сочувствия

Сочувствие имеет много преимуществ. Давайте рассмотрим несколько примеров:

1 — Помогает эмоциональной гармонии:

Эмпатические люди быстро соединяются с другими, заставляя подавляющее большинство чувствовать себя комфортно, а межличностные отношения кажутся более легкими.

2- Помогает быть объективным и справедливым:

Лучший способ завоевать уважение других — показать это себе, даже если мы можем расходиться во мнениях.

3- Это повышает самооценку и стимулирует наше обучение:

Ощущение, что мы оказываем положительное влияние на других, работает как мощный личный усилитель. Кроме того, эмпатическое упражнение позволяет нам учиться у других, обогащая призму реальности с разных точек зрения.

4- Передает щедрость:

Те, кто демонстрирует сочувствие, более успешны и склонны к сотрудничеству.Это помогает им действовать как блестящий катализатор перемен, влияя на других для достижения общих целей.

5- Укрепляет профессиональные отношения и поддерживает их с течением времени:

Эмпатическая работа увеличивает прочность связей. Этот аспект отлично подходит для переговоров, а также в тех случаях, когда необходимо заключать соглашения, основанные на доверии.

6- Это помогает показать нашу самую миролюбивую и конструктивную сторону:

Существует множество научных доказательств того, что сочувствие и насилие нейропсихологически несовместимы друг с другом.По мере того, как наше понимание увеличивается, наша склонность к воинственности уменьшается, а наше социальное восприятие улучшается.

Ключи к практике сочувствия

Сочувствию, как и всем другим навыкам, можно научиться. Вот несколько советов, как практиковать сочувствие:

  • Слушайте непредвзято и без предубеждений. Относитесь к другим с уважением.
  • Обращайте внимание и проявляйте интерес к тому, что они говорят вам, потому что недостаточно знать, что чувствует другой человек, но мы должны показать им, что вы заботитесь.
  • Не перебивайте во время разговора и не становитесь экспертами в том, чтобы давать советы, вместо того, чтобы пытаться почувствовать то, что чувствует другой человек.
  • Научитесь открывать, распознавать и вознаграждать качества и достижения других. Это не только будет способствовать наращиванию их потенциала, но также выявит нашу озабоченность и интерес к ним.
  • Когда мы должны высказать свое мнение о том, что нам говорят, очень важно делать это конструктивно, быть честными и никому не обидеть.
  • Будьте готовы принять различия с другими, быть терпимыми и терпеливыми по отношению к окружающим и к себе.

Psicóloga en formación, especializada en la rama clínica. Curiosa, creativa y capaz.

Как поставить себя на место другого человека

Сочувствие — это понимание других людей с помощью воображения, чтобы почувствовать что-то похожее на то, что чувствуют они, например, боль, печаль и другие эмоции. Эмпатическое понимание важно во многих социальных ситуациях, от дружбы до психотерапии.Но как люди это делают?

В моей ранней работе по эмпатии с Эллисон Барнс мы рассматривали эмпатию как своего рода эмоциональную аналогию, в которой люди сознательно признают систематические сходства между ситуациями других и их собственным прошлым опытом. Например, если ваша подруга Алиса теряет работу, вы можете подумать о том, что вы чувствовали, когда у вас произошла неудача в карьере, и сопоставить этот опыт с ситуацией Алисы и получить некоторое представление о том, что она чувствует. Вы чувствовали грусть и сожаление в своем собственном воспоминании о эпизоде, поэтому вы по аналогии делаете вывод, что она также чувствует печаль и сожаление.Однако это только один способ сопереживания другим людям, который я назову режимом аналогии .

Более прямой и физический способ почувствовать сочувствие — через зеркальные нейроны, процесс, впервые обнаруженный у обезьян. Когда обезьяна видит, что другая обезьяна поднимает руку, в мозгу воспринимающей обезьяны срабатывают нейроны, которые являются теми же нейронами, которые активируются, когда она поднимает свою руку. Таким образом, обезьяна поднимает руку, просто наблюдая, как другая обезьяна поднимает руку.Точно так же у людей наблюдается нейронная активность в областях мозга, связанных с болью, просто наблюдая за другим человеком, страдающим от боли. Например, если вы видите, как бегущий ребенок падает или футболист берет мяч в голову, у вас может быть внутреннее переживание, подобное тому, что происходит, когда вы падаете или получаете удар по голове. Для вашего сочувствия не требуется словесного процесса сравнения по аналогии, только перцептивная стимуляция зеркальных нейронов. Это процесс зеркального отражения эмпатии.

Недавно я понял, что есть третий способ сочувствия, который так же важен, как и два других. Осознание этого стало результатом размышлений о теории близких отношений, разработанной Сандрой Мюррей и Ричардом Холмсом в их проницательной книге 2011 года « Взаимозависимые мысли ». Они описывают, как отношения, такие как браки, могут иметь трудности, потому что люди работают с бессознательными правилами о том, как взаимодействовать таким образом, чтобы укреплять доверие и приверженность, а не недоверие и разочарование.Они описывают такие правила, как: Если партнер жертвует, доверяйте . Поскольку Мюррей и Холмс выражают эти правила на языке, вызывает недоумение, почему люди не могут легко распознать свои собственные правила и правила, используемые другими.

Объяснение заключается в признании того, что правила, которые используют люди, не только вербальные, но и сильно зависят от перцептивных и эмоциональных репрезентаций. Например, правило ЕСЛИ отвергнуто ТОГДА отозвать наполнено перцептивным и эмоциональным содержанием, например, эмоциональной болью отвержения и физическим движением отстранения.Поэтому было бы лучше выразить это правило как <отклонено> -> , где квадратные скобки указывают, что отклонение и отказ воплощены перцептивно и эмоционально, а не только вербально. Стрелка указывает на причинную связь, а не только на словесное «если-то».

Третий способ эмпатии состоит в том, чтобы выяснить, что чувствуют другие, используя невербальные бессознательные правила для их имитации. Этот процесс более динамичен, чем простое распознавание их ситуаций с помощью нейронного зеркалирования или аналогичных выводов, потому что вы можете использовать цепочку воплощенных правил, чтобы делать выводы об их текущем опыте.Например, если у вас также есть воплощенное правило -> , вы можете связать его с правилом -> , чтобы почувствовать что-то вроде облегчения. Этот процесс является воплощенным имитационным режимом эмпатии.

Режимы эмпатии по аналогии, зеркальному отображению и симуляции могут дополнять друг друга, потому что хороший друг или опытный психотерапевт может использовать их все для развития глубокого понимания другого человека.Вы можете почувствовать чужую боль, рассуждая о ней, воспринимая ее или используя свои бессознательные воплощенные правила для ее моделирования. Эти преднамеренные, автоматические и динамичные способы сочувствия могут помочь вам понять других людей, поставив себя на их место.

Что такое сочувствие?

Что такое сочувствие?

Эмпатия — это способность эмоционально понимать, что чувствуют другие люди, видеть вещи с их точки зрения и представлять себя на их месте.По сути, это поставить себя на место другого человека и почувствовать то, что он должен чувствовать.

Когда вы видите, что другой человек страдает, вы можете мгновенно представить себя на его месте и почувствовать сочувствие к тому, через что он проходит.

Хотя люди, как правило, довольно хорошо настроены на свои собственные чувства и эмоции, проникнуть в чужую голову может быть немного сложнее. Способность сопереживать позволяет людям, так сказать, «пройти милю в шкуре другого».Это позволяет людям понимать эмоции, которые испытывают другие.

Многим кажется совершенно непонятным видеть другого человека, которому больно, и который отвечает безразлично или даже враждебно. Но тот факт, что некоторые люди действительно реагируют таким образом, ясно демонстрирует, что сочувствие не обязательно является универсальной реакцией на страдания других.

Признаки сочувствия

Есть некоторые признаки, свидетельствующие о том, что вы склонны к чуткости:

  • Вы действительно умеете слушать, что говорят другие.
  • Люди часто рассказывают вам о своих проблемах.
  • Вы хорошо понимаете, что чувствуют другие люди.
  • Вы часто думаете о том, что чувствуют другие люди.
  • Другие люди обращаются к вам за советом.
  • Трагические события часто переполняют вас.
  • Вы пытаетесь помочь другим страдающим.
  • Вы умеете говорить, когда люди нечестны.
  • Иногда вы чувствуете себя опустошенным или подавленным в социальных ситуациях.
  • Вы глубоко заботитесь о других людях.
  • Вам трудно устанавливать границы в отношениях с другими людьми.

Сочувствие заставляет вас беспокоиться о благополучии и счастье других. Однако это также означает, что иногда вы можете быть ошеломлены, выгорены или даже чрезмерно возбуждены, постоянно думая об эмоциях других людей.

Типы

Человек может испытывать разные типы сочувствия:

  • Эмпатия включает способность понимать эмоции другого человека и реагировать соответствующим образом.Такое эмоциональное понимание может привести к тому, что кто-то будет беспокоиться о благополучии другого человека, или может вызвать чувство личного беспокойства.
  • Соматическая эмпатия включает своего рода физическую реакцию в ответ на то, что испытывает кто-то другой. Иногда люди физически переживают то, что чувствует другой человек. Например, когда вы видите, что кто-то смущается, вы можете покраснеть или у вас появится расстройство желудка.
  • Когнитивная эмпатия включает способность понимать психическое состояние другого человека и то, что он может думать в ответ на ситуацию.Это связано с тем, что психологи называют теорией разума, или размышлением о том, что думают другие люди.

Хотя сочувствие и сострадание связаны с сочувствием, между ними есть важные различия. Считается, что сострадание и сочувствие в большей степени связаны с пассивной связью, в то время как сочувствие обычно подразумевает гораздо более активную попытку понять другого человека.

использует

Люди, безусловно, способны на эгоистичное, даже жестокое поведение.Быстрый просмотр любой ежедневной газеты быстро обнаруживает многочисленные недобрые, эгоистичные и отвратительные действия. Тогда возникает вопрос, почему мы все не ведем себя постоянно такими корыстными поступками? Что заставляет нас чувствовать чужую боль и отвечать добротой?

Сочувствие дает ряд преимуществ:

  • Сочувствие позволяет людям строить социальные связи с другими. Понимая, что люди думают и чувствуют, люди могут адекватно реагировать на социальные ситуации.Исследования показали, что наличие социальных связей важно как для физического, так и для психологического благополучия.
  • Сочувствие к другим помогает вам научиться управлять своими эмоциями. Эмоциональная регуляция важна тем, что позволяет вам управлять своими чувствами даже во время сильного стресса, не перегружая себя.
  • Сочувствие способствует поведению, помогающему. Вы не только с большей вероятностью будете участвовать в полезном поведении, когда сочувствуете другим людям, но и другие люди также с большей вероятностью помогут вам, когда они проявят сочувствие.

Удар

Не каждый испытывает сочувствие в любой ситуации. Некоторые люди могут быть более чуткими в целом, но люди также склонны более сочувствовать одним людям, а не другим.

Некоторые из различных факторов, которые играют роль в этой тенденции, включают:

  • Как люди воспринимают другого человека
  • Как люди приписывают поведение другого человека
  • Что люди винят в затруднительном положении другого человека
  • Прошлый опыт и ожидания

Исследования показали, что существуют гендерные различия в переживании и выражении сочувствия, хотя эти результаты несколько неоднозначны.Женщины получают более высокие баллы по тестам на эмпатию, и исследования показывают, что женщины, как правило, чувствуют больше когнитивной эмпатии, чем мужчины.

На самом базовом уровне, кажется, есть два основных фактора, которые способствуют способности испытывать сочувствие: генетика и социализация. По сути, это сводится к вековому относительному вкладу природы и воспитания.

Родители передают гены, которые способствуют формированию личности в целом, включая склонность к сочувствию, сочувствию и состраданию.С другой стороны, людей также социализируют их родители, сверстники, сообщества и общество. То, как люди относятся к другим, а также то, что они думают о других, часто является отражением убеждений и ценностей, которые были привиты в очень молодом возрасте.

Барьеры к сочувствию

Несколько причин, по которым людям иногда не хватает сочувствия, включают когнитивные предубеждения, дегуманизацию и обвинение жертв.

Когнитивные предубеждения

Иногда на то, как люди воспринимают окружающий мир, влияет ряд когнитивных предубеждений.Например, люди часто приписывают чужие неудачи внутренним характеристикам, а в собственных недостатках винят внешние факторы.

Эти предубеждения могут затруднить понимание всех факторов, влияющих на ситуацию, и снизить вероятность того, что люди смогут увидеть ситуацию с точки зрения другого.

Дегуманизация

Многие также попадают в ловушку, полагая, что люди, которые отличаются от них, также не чувствуют и не ведут себя так же, как они.Это особенно характерно для случаев, когда другие люди находятся на расстоянии друг от друга.

Например, когда они смотрят сообщения о стихийном бедствии или конфликте в чужой стране, люди могут с меньшей вероятностью почувствовать сочувствие, если они будут думать, что те, кто страдает, в корне отличаются от них самих.

Обвинение жертвы

Иногда, когда другой человек пережил ужасный опыт, люди совершают ошибку, обвиняя жертву в своих обстоятельствах. По этой причине жертв преступлений часто спрашивают, что они могли бы сделать иначе, чтобы предотвратить преступление.

Эта тенденция проистекает из необходимости верить в то, что мир является справедливым и справедливым местом. Люди хотят верить, что люди получают то, что заслуживают, и заслуживают то, что получают, — это вводит их в заблуждение, заставляя думать, что такие ужасные вещи никогда не могут случиться с ними.

История изучения эмпатии

Термин эмпатия впервые был введен в 1909 году психологом Эдвардом Б. Титченером как перевод немецкого термина einfühlung (что означает «чувство в»).Было предложено несколько различных теорий для объяснения эмпатии.

Нейробиологические объяснения

Исследования показали, что определенные области мозга играют роль в том, как проявляется эмпатия. Более современные подходы сосредоточены на когнитивных и неврологических процессах, лежащих в основе эмпатии. Исследователи обнаружили, что разные области мозга играют важную роль в эмпатии, в том числе передняя поясная кора и передняя островковая часть.

Исследования показывают, что в переживании эмпатии есть важные нейробиологические компоненты.Активация зеркальных нейронов в головном мозге играет роль в способности отражать и имитировать эмоциональные реакции, которые люди чувствовали бы, оказавшись в подобных ситуациях.

Функциональное исследование МРТ также показывает, что область мозга, известная как нижняя лобная извилина (IFG), играет решающую роль в переживании эмпатии. Исследования показали, что люди, у которых есть повреждение этой области мозга, часто испытывают трудности с распознаванием эмоции, передаваемые через мимику.

Эмоциональные объяснения

Некоторые из самых ранних исследований темы эмпатии, сосредоточенные на чувстве того, что чувствуют другие, позволяют людям испытывать различные эмоциональные переживания. Философ Адам Смит предположил, что сочувствие позволяет нам переживать то, что иначе мы никогда не смогли бы полностью ощутить.

Это может включать в себя сочувствие как к реальным людям, так и к воображаемым персонажам. Например, сочувствие к вымышленным персонажам позволяет людям испытать ряд эмоциональных переживаний, которые в противном случае были бы невозможны.

Просоциальные объяснения

Социолог Герберт Спенсер предположил, что симпатия выполняет адаптивную функцию и помогает выживанию вида. Сочувствие ведет к побуждению к поведению, которое приносит пользу социальным отношениям. Люди по своей природе социальные существа. То, что помогает нам в отношениях с другими людьми, приносит пользу и нам.

Когда люди испытывают сочувствие, они более склонны к просоциальному поведению, которое приносит пользу другим людям. Такие вещи, как альтруизм и героизм, также связаны с сочувствием к другим.

Советы по проявлению сочувствия

К счастью, сочувствие — это навык, которому можно научиться и укрепить. Если вы хотите развить свои навыки сочувствия, вы можете сделать несколько вещей:

  • Работа по выслушиванию людей, не отвлекая его
  • Обратите внимание на язык тела и другие типы невербального общения
  • Попытайтесь понять людей, даже если вы с ними не согласны
  • Задавайте людям вопросы, чтобы узнать больше о них и их жизни
  • Представьте себя в шкуре другого человека

Слово Verywell

Хотя иногда эмпатия может потерпеть неудачу, большинство людей способны сопереживать другим в самых разных ситуациях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.