Уныние смертный грех это: Уныние – смертный грех. Что такое грех уныния? Как с ним бороться? – Часть 10. Уныние / Православие.Ru

Автор: | 09.02.2019

Содержание

Восемь смертных грехов и борьба с ними. Аскетика для современных мирян

Аскетика для современных мирян

священник Павел Гумеров

См.также: АУДИО. Аскетика для современных мирян

 

 

Статья 1. Нужна ли современному мирянину аскетика? Страсти и страдания

gumerov 8 grehov 20645 - Восемь смертных грехов и борьба с ними«Лествица» прп. Иоанна Лествичника

В старину на Руси излюбленным чтением всегда были «Добротолюбие», «Лествица» преподобного Иоанна Лествичника и другие душеполезные книги. Современные православные христиане, к сожалению, редко берут в руки эти великие книги. А жаль! Ведь в них содержатся ответы на вопросы, которые и сегодня очень часто задают на исповеди: «Батюшка, как не раздражаться?», «Отче, как бороться с унынием и леностью?», «Как жить в мире с близкими?», «Почему мы постоянно возвращаемся к одним и тем же грехам?». Эти и другие вопрошания приходится слышать каждому священнику. На эти вопросы отвечает богословская наука, которая называется

аскетика. Говорит она о том, что такое страсти и грехи, как с ними бороться, как обрести мир душевный, как стяжать любовь к Богу и ближним.

Слово «аскетика» сразу вызывает ассоциации с древними подвижниками, египетскими пустынниками, монастырями. И вообще аскетические опыты, борьбу со страстями многие считают делом сугубо монашеским: мы, мол, люди немощные, в миру живем, мы уж так как-нибудь… Это, конечно, глубокое заблуждение. К ежедневной борьбе, войне со страстями и греховными привычками призван каждый православный христианин без исключения. Об этом говорит нам апостол Павел: «Те, которые Христовы (то есть все христиане. – Авт.) распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5:24). Как солдаты принимают присягу и дают торжественное обещание – клятву – защищать Отечество и сокрушать его врагов, так и христианин как воин Христов в таинстве крещения присягает на верность Христу и «отрекается от диавола и всех дел его», то есть от греха. А значит, предстоит бой с этими лютыми врагами нашего спасения – падшими ангелами, страстями и грехами. Бой не на жизнь, а на смерть, бой трудный и ежедневный, если не ежечасный. Поэтому «покой нам только снится».

Возьму на себя дерзновение сказать, что аскетику можно назвать в некотором роде христианской психологией. Ведь слово «психология» в переводе с греческого языка значит «наука о душе». Это наука, изучающая механизмы человеческого поведения и мышления. Практическая психология помогает человеку справиться со своими дурными наклонностями, победить депрессию, научиться ладить с самим собой и людьми. Как видим, предметы внимания аскетики и психологии одни и те же.

Святитель Феофан Затворник говорил, что нужно составить учебник по христианской психологии, и сам применял в своих наставлениях вопрошающим психологические аналогии. Беда в том, что психология не является единой научной дисциплиной, такой как физика, математика, химия или биология. Существует множество школ, направлений, которые называют себя психологией. К психологии относятся и психоанализ Фрейда и Юнга, и новомодные течения вроде нейролингвистического программирования (НЛП). Некоторые направления в психологии совершенно неприемлемы для православных христиан. Поэтому приходится собирать какие-то знания по крупицам, отделяя зерна от плевел.

Попытаюсь, используя некоторые знания из практической, прикладной психологии, переосмыслить их согласно с учением святых отцов о борьбе со страстями.

Перед тем как начать говорить об основных страстях и методах борьбы с ними, давайте зададим себе вопрос: «А для чего мы боремся с нашими грехами и страстями?». Недавно услышал, как один известный православный богослов, профессор Московской духовной академии (не буду называть его имени, так как очень уважаю его; он был моим преподавателем, но в данном случае я в корне не согласен с ним) сказал: «Богослужение, молитва, пост – все это, так сказать, строительные леса, подпорки для возведения здания спасения, но не цель спасения, не смысл христианской жизни. А цель – избавление от страстей». Не могу с этим согласиться, так как избавление от страстей тоже не самоцель, а об истинной же цели говорит преподобный Серафим Саровский: «Стяжи дух мирен – и вокруг тебя спасутся тысячи». То есть цель жизни христианина – стяжание любви к Богу и ближним. Сам Господь говорит только о двух заповедях, на которых зиждется весь закон и пророки. Это

«возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим» и «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:37,39). Христос не сказал, что это просто две из десяти, двадцати других заповедей, но сказал, что
«на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки»
(Мф. 22:40). Это самые главные заповеди, исполнение которых является смыслом и целью христианской жизни. А избавление от страстей – это тоже лишь средство, как и молитва, богослужение и пост. Если бы избавление от страстей было целью христианина, то мы недалеко бы ушли от буддистов, которые тоже ищут бесстрастия – нирваны.

Человеку невозможно исполнить две главные заповеди, пока над ним господствуют страсти. Человек, подверженный страстям, грехам любит себя и свою страсть. Разве может тщеславный, гордый любить Бога и ближних? А находящийся в унынии, гневе, служащий сребролюбию? Вопросы риторические.

Служение страстям и греху не позволяет христианину исполнить самую главную, ключевую заповедь Нового Завета – заповедь о любви.

Страсти и страдания^

С церковнославянского языка слово «страсть» переводится как «страдание». Отсюда, например, слово «страстотерпец», то есть терпящий страдания, мучения. И действительно, ничто так не мучает людей: ни болезни, ни что-либо другое, – как собственные страсти, укоренившиеся грехи.

Сначала страсти служат удовлетворению греховных потребностей людей, а потом люди сами начинают служить им: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8:34).

Конечно, в каждой страсти есть элемент греховного удовольствия для человека, но, тем не менее, страсти мучают, терзают и порабощают грешника.

Самые яркие примеры страстной зависимости – алкоголизм и наркомания. Потребность в алкоголе или наркотиках не только порабощает душу человека, но алкоголь и наркотики становятся необходимой составляющей его обмена веществ, частью биохимических процессов в его организме. Зависимость от алкоголя или наркотиков – это зависимость духовно-телесная. И лечить ее нужно двояко, то есть врачуя и душу, и тело. Но в основе лежит грех, страсть. У алкоголика, наркомана разваливается семья, его выгоняют с работы, он теряет друзей, но все это он приносит в жертву страсти. Человек, зависимый от алкоголя или наркотиков, готов на любое преступление, чтобы удовлетворить свою страсть. Недаром 90% преступлений совершаются под воздействием алкогольно-наркотических веществ. Вот как силен демон пьянства!

Другие страсти могут не меньше порабощать душу. Но при алкоголизме и наркомании порабощение души еще усиливается телесной зависимостью.

Люди, далекие от Церкви, от духовной жизни часто видят в христианстве одни запреты. Мол, напридумывали каких-то табу, ограничений, чтобы людям жизнь усложнить. Но в Православии нет ничего случайного, лишнего, все очень гармонично и закономерно. В мире духовном, как и в мире физическом, есть свои законы, которые, как и законы природы, нельзя нарушить, иначе это приведет к ущербу и даже к катастрофе. Часть этих законов выражена в заповедях, которые оберегают нас от беды. Заповеди, нравственные предписания можно сравнить с табличками, предупреждающими об опасности: «Осторожно, высокое напряжение!», «Не влезай, убьет!», «Стой! Зона радиационного заражения» и подобным, или с надписями на емкостях с ядовитыми жидкостями: «Ядовито», «Токсично» и прочее. Нам, конечно, дана свобода выбора, но если мы не будем обращать внимание на тревожные надписи, обижаться потом нужно будет только на себя. Грех – нарушение очень тонких и строгих законов духовной природы, и он наносит вред, в первую очередь, самому согрешившему. А в случае со страстями вред от греха усиливается многократно, ибо грех становится постоянным, приобретает характер хронической болезни.

Слово «страсть» имеет два значения.

Во-первых, как говорит преподобный Иоанн Лествичник, «страстью называют уже самый порок, от долгого времени вгнездившийся в душе и через навык сделавшийся как бы природным ее свойством, так что душа уже произвольно и сама собой к нему стремится» (Лествица. 15:75). То есть страсть – это уже нечто большее, чем грех, это греховная зависимость, рабство определенному виду порока.

Во-вторых, слово «страсть» – это название, объединяющее целую группу грехов. Например, в книге «Восемь главных страстей с их подразделениями и отраслями», составленной святителем Игнатием (Брянчаниновым), перечислены восемь страстей, и после каждой идет целый список грехов, объединенных этой страстью. Например, гнев: вспыльчивость, принятие гневных помыслов, мечтание гнева и отмщения, возмущение сердца яростью, помрачение его ума, непрестанный крик, спор, бранные слова, ударение, толкание, убийство, памятозлобие, ненависть, вражда, мщение, оклеветание, осуждение, возмущение и обида на ближнего.

Большинство святых отцов говорят о восьми страстях:

1. чревообъядение,
2. любодеяние,
3. сребролюбие,
4. гнев,
5. печаль,
6. уныние,
7. тщеславие,
8. гордость.

Некоторые, говоря о страстях, объединяют печаль и уныние. Вообще-то это несколько разные страсти, но разговор об этом пойдет ниже.

Иногда восемь страстей называют смертными грехами. Такое название страсти имеют потому, что могут (если полностью завладеют человеком) нарушить духовную жизнь, лишить спасения и привести к вечной смерти. Согласно святым отцам, за каждой страстью стоит определенный бес, зависимость от которого и делает человека пленником определенного порока. Это учение коренится в Евангелии: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находя, говорит: возвращусь в дом свой, откуда вышел, и придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собой семь других духов, злейших себя, и войдя, живут там, – и бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк. 11: 24–26).

Про семь страстей обычно пишут западные богословы, например Фома Аквинат. На Западе вообще числу «семь» придают особое значение.

Страсти являются извращением естественных человеческих свойств и потребностей. В человеческой природе есть потребность к пище и питью, стремление к продолжению рода. Гнев может быть праведным (например, к врагам веры и Отечества), а может привести к убийству. Бережливость может переродиться в сребролюбие. Мы скорбим о потере близких людей, но это не должно перерастать в отчаяние. Целеустремленность, упорство не должны приводить к гордости.

Один западный богослов приводит очень удачный пример. Он сравнивает страсть с псом. Очень хорошо, когда пес сидит на цепи и охраняет наш дом, но беда, когда он залез лапами на стол и пожирает наш обед.

Святой Иоанн Кассиан Римлянин говорит, что страсти подразделяются на душевные, то есть исходящие из душевных склонностей, например: гнев, уныние, гордость и т.д. Они питают душу. И телесные: они в теле зарождаются и тело питают. Но так как человек душевно-телесен, то страсти разрушают как душу, так и тело.

Этот же святой пишет, что первые шесть страстей как бы происходят одна из другой, и «излишество предыдущей дает начало последующей». Например, от излишнего чревоугодия происходит блудная страсть. От блуда – сребролюбие, от сребролюбия – гнев, от гнева – печаль, от печали – уныние. И лечится каждая из них изгнанием предыдущей. Например, чтобы победить блудную страсть, нужно связать чревоугодие. Чтобы победить печаль, нужно подавить гнев и т.д.

Особо стоят тщеславие и гордость. Но и они взаимосвязаны. Тщеславие дает начало гордости, и бороться с гордостью нужно, победив тщеславие. Святые отцы говорят, что некоторые страсти совершаются телом, но зарождаются они все в душе, выходят из сердца человека, как говорит нам Евангелие: «Из сердца человека исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления – это оскверняет человека» (Мф. 15: 18–20). Самое страшное, что страсти не исчезают со смертью тела. А тело как инструмент, которым человек чаще всего совершает грех, умирает, исчезает. И невозможность удовлетворить свои страсти – вот что будет мучить и жечь человека после смерти.

И святые отцы говорят, что там страсти будут мучить человека гораздо сильнее, чем на земле, – без сна и отдыха палить как огнем. И не только телесные страсти будут мучить людей, не находя удовлетворения, как блуд или пьянство, но и душевные: гордость, тщеславие, гнев; ведь там тоже не будет возможности их удовлетворить. И главное, что бороться со страстями человек тоже не сможет; это возможно только на земле, ведь земная жизнь дается для покаяния и исправления.

Воистину чему и кому человек служил в земной жизни, с тем он будет и в вечности. Если служит своим страстям и диаволу, с ними и останется. Например, для наркомана ад – это будет бесконечная, никогда не прекращающаяся «ломка», для алкоголика – вечное похмелье и т.д. Но если человек служил Богу, был с Ним и на земле, он может надеяться, что и там будет с Ним.

Земная жизнь дается нам как подготовка к вечности, и мы здесь, на земле, определяемся с тем, что для нас главнее, что составляет смысл и радость нашей жизни – удовлетворение страстей или жизнь с Богом. Рай – это место особого присутствия Божия, вечное богоощущение, и насильно Бог туда никого не помещает.

Протоиерей Всеволод Чаплин приводит один пример – аналогию, позволяющую понять это: «На второй день Пасхи 1990 года владыка Костромской Александр служил первую со времен гонений службу в Ипатьевском монастыре. До последнего момента было неясно, состоится ли богослужение – таково было сопротивление музейных работников… Когда владыка вошел в храм, музейщики во главе с директрисой стояли в притворе с гневными лицами, некоторые со слезами на глазах: “Попы оскверняют храм искусства…” Во время крестного хода я держал чашу со святой водой. И вдруг владыка говорит мне: “Пошли в музей зайдем, в их кабинеты!”. Зашли. Владыка громко говорит: “Христос воскресе!” – и кропит музейщиков святой водой. В ответ – перекошенные от злобы лица. Наверное, так же богоборцы, перейдя черту вечности, сами откажутся войти в рай – им там будет невыносимо плохо».

Статья 2. Покаяние – основа духовной жизни

gumerov 8 grehov 20662 - Восемь смертных грехов и борьба с ними

Человек – существо, которое ко всему привыкает. Привыкает и к своим грехам и страстям, хотя и чувствует ненормальность, неуютность своего положения. И при этом не имеет решимости и силы воли начать борьбу с грехами. Так, нередко супруги, некогда любившие друг друга, много лет живут в состоянии вялотекущего конфликта, мучаются и, конечно, хотели бы нормальных человеческих отношений, любви, но настолько привыкли к такой ситуации, настолько смирились с ней, что палец о палец не ударят, чтобы что-то изменить. Грехи – это то, что очень сильно мешает нам жить. Они являются причиной наших духовных, а иногда и физических болезней. Даже люди, весьма далекие от Церкви, это понимают. От гнева, уныния, чревоугодия, пьянства и других страстей мучаются не только христиане. Грехи не дают нам стать счастливыми даже здесь, на земле, что уж говорить о вечности. Как может быть счастливым человек, над которым властвуют гордость, тщеславие, гнев или блудная страсть?

Как начать борьбу со страстями? Святитель Феофан Затворник пишет: «Сначала надобно восстать против греха вообще возненавидением его, изгнать его из его главного места пребывания переломом воли, возбуждением жажды противления греху и покорением себя святой воле Божией, а потом уже восставать и против порождений сего греха, поражать остатки его в себе до возможного его в себе истощания». После того как мы твердо решили встать на борьбу с грехом, мы должны принести покаяние в нем. Ибо только в таинстве исповеди мы получаем разрешение от греха.

Остановимся на этом подробнее. Покаяние, без сомнения, является основой духовной жизни. Об этом свидетельствует Евангелие. Предтеча и Креститель Господень Иоанн начал свою проповедь словами: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3:2). Точно с таким же призывом выходит на общественное служение Господь наш Иисус Христос (см.: Мф. 4:17). Без покаяния невозможно приблизиться к Богу и победить свои греховные наклонности. Господь дал нам великий дар – исповедь, в которой мы разрешаемся от наших грехов, ибо священник наделен от Бога властью «вязать и решить» грехи человеческие.

Нередко можно слышать такое утверждение: «Как у вас, верующих, все легко: согрешил, потом покаялся – и Бог все простил». В Пафнутьевом Боровском монастыре был в советское время музей, и вот после осмотра посетителями монастыря и музея экскурсовод ставил пластинку с песней «Жило двенадцать разбойников» в исполнении Ф.И. Шаляпина. Федор Иванович своим бархатным басом выводил:

«Бросил своих он товарищей,
Бросил набеги творить,
Сам Кудеяр в монастырь пошел,
Богу и людям служить».

После прослушивания записи экскурсовод говорил примерно следующее: «Вот чему учит Церковь: греши, воруй, разбойничай – все равно потом можешь покаяться». Такая вот неожиданная трактовка известной песни. Так ли это? Действительно, есть люди, которые воспринимают таинство исповеди именно так. Как некую духовную моечную, душевую. Можно жить в грязи и не бояться: все равно потом все отмоется в душе. «Грязь не сало: потер – и отстало». Думаю, такая «исповедь» пользы не принесет. Человек будет подходить к таинству не во спасение, а в суд и осуждение. И формально «поисповедавшись», разрешения грехов от Бога он не получит. Не все так просто. Грех, страсть наносит душе большой вред, и даже принеся покаяние, человек несет последствия своего греха. Так у больного, переболевшего оспой, остаются на теле шрамы. Недостаточно просто исповедовать грех, нужно приложить усилия к тому, чтобы победить наклонность ко греху в своей душе. Так врач удаляет раковую опухоль и назначает курс химиотерапии, чтобы победить болезнь, не допустить рецидива. Конечно, не просто сразу оставить страсть. Но кающийся не должен лицемерить: «Покаюсь, и дальше буду грешить». Человек должен приложить все силы, чтобы встать на путь исправления, более не возвращаться ко греху. Просить у Бога помощи для борьбы со страстями: «Помоги мне, Господи, яко немощен есмь». Христианин должен сжигать за собой мосты, которые ведут обратно к греховной жизни. Покаяние по-гречески

метаноия, что переводится как «изменение».

Для чего мы каемся, если Господь и так знает все наши грехи? Да, знает, но ждет от нас признания их. Приведу пример. Ребенок залез в буфет и съел все конфеты. Отец прекрасно понимает, кто это сделал, но ждет, когда сын сам придет и попросит прощения. И, конечно, в этот момент также ждет, что сын обещает постараться больше так никогда не делать. Исповедь, конечно, должна быть частной, а не общей. Я имею в виду практику, когда священник читает список грехов, а потом просто накрывает исповедника епитрахилью. Слава Богу, храмов, где так делают, осталось очень мало. «Общая исповедь» стала почти повсеместным явлением в советское время, когда осталось очень мало действующих храмов и по воскресным и праздничным дням, а также постами они были переполнены молящимися. Исповедовать всех желающих тогда было просто нереально. Проводить исповедь после вечерней службы тоже почти нигде не разрешалось. Один старый священник, прослуживший в храме более 50 лет, рассказал мне, что Великим постом батюшкам приходилось ходить по рядам исповедующихся, чтобы только успеть накрыть каждого епитрахилью. Конечно, такая «исповедь» – явление ненормальное, и пользы, очищения душе она не приносит.

Само слово «исповедь» означает, что христианин пришел поведать, исповедать, рассказать сам свои грехи. Священник в молитве перед исповедью читает: «Сия рабы Твоя словом разрешитеся благоволи». Сам человек разрешается от своих грехов посредством слова и получает от Бога прощение. Конечно, иногда бывает очень непросто, стыдно открывать свои греховные раны, но именно так мы избавляемся от наших греховных навыков – преодолевая стыд, вырывая их, как сорняк, из своей души. Без исповеди, без очищения от грехов и страстей невозможно с ними бороться. Сначала нужно их увидеть, вырвать, а потом сделать все, чтобы они не выросли вновь в нашей душе.

Невидение своих грехов – признак духовной болезни. Почему подвижники видели грехи свои бесчисленные, как песок морской? Все просто: они приближались к источнику света – к Богу и начинали замечать такие тайные места своей души, которые мы просто не замечаем. Они наблюдали свою душу в ее истинном состоянии. Довольно известный пример: допустим, в комнате грязно и не убрано, но сейчас ночь, и все скрыто полумраком. Кажется, что все более-менее нормально. Но вот забрезжил в окошко рассвет, в комнату проник первый лучик солнца, осветил ее половину. И мы начинаем замечать беспорядок. Дальше – больше, и когда солнце освещает уже всю комнату, грязь и разбросанные вещи видны повсюду. Чем ближе к Богу, тем виднее грехи.

К авве Дорофею пришел один знатный горожанин маленького города Газы, и авва спросил его: «Именитый господин, скажи мне, за кого ты считаешь себя в своем городе?». Тот ответил: «Считаю себя за великого и первого в городе». Тогда преподобный снова спросил его: «Если же ты пойдешь в Кесарию, за кого будешь считать себя там?». Человек тот ответил: «За последнего из тамошних вельмож». – «Если же ты отправишься в Антиохию, за кого ты будешь там себя считать?». – «Там буду считать себя за одного из простолюдинов». – «Если же пойдешь в Константинополь и приблизишься к царю, там за кого ты будешь считать себя?» И тот человек ответил: «Почти за нищего». Тогда авва сказал ему: «Вот так и святые: чем более приближаются к Богу, тем более видят себя грешными».

Исповедь – это не отчет о духовной жизни (что в ней хорошо, а что плохо) или беседа со священником. Это есть обличение себя, без всякого самооправдания и саможаления. Только тогда мы получим удовлетворение и облегчение и отойдем от аналоя легко, как на крыльях. Господь и так знает все обстоятельства, которые нас привели ко греху. И совершенно недопустимо рассказывать на исповеди, какие люди нас подтолкнули ко греху. Они ответят за себя сами, мы же должны отвечать только за себя. Муж, брат или сват послужили нашему падению – не имеет сейчас никакого значения; нам необходимо понять, в чем виноваты именно мы сами. Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорит: «Кто привык каяться здесь и давать ответ за свою жизнь, тому легко будет давать ответ на страшном суде Божием».

Святые отцы называют исповедь вторым крещением – крещением слезами. Как и в крещении, нам дается дар – прощение грехов, и нам нужно ценить этот дар. Не нужно откладывать исповедь на потом. Исповедоваться надо чаще и подробно. Неизвестно, сколько нам Господь дал времени на покаяние. Каждую исповедь нужно воспринимать как последнюю, ибо никто не знает, в какой день и час Бог призовет нас к Себе.

Не нужно стыдиться исповедовать грехи, нужно стыдиться совершать их. Многие думают, что священник, особенно знакомый, осудит их, хотят на исповеди показаться лучше, чем они есть, самооправдаться. Уверяю вас, что любого батюшку, который более-менее часто исповедует, уже ничем нельзя удивить, и вы вряд ли скажете ему что-то новое и необычное. Для духовника, наоборот, великое утешение, когда он видит перед собой искренне кающегося, пусть даже в тяжких грехах. Значит, он не зря стоит у аналоя, принимая покаяние приходящих на исповедь.

В исповеди кающемуся дается не только прощение грехов, но и подается благодать и помощь Божия на борьбу с грехом. Поэтому исправление своей жизни мы начинаем с исповеди. Приведу пример из Соловецкого патерика, как блудная страсть оставила подвижника только после исповеди перед старцем. Соловецкий старец Наум рассказывал: «Раз привели ко мне женщину, желавшую поговорить со мной. Недолгой была моя беседа с посетительницей, но страстный помысел напал на меня и не давал мне покоя ни днем ни ночью, и при этом не день или два, а целых три месяца мучился я в борьбе с лютой страстью. Чего только я не делал! Не помогали и купания снеговые. Однажды после вечернего правила я вышел за ограду полежать в снегу. На беду заперли за мной ворота. Что делать? Я побежал кругом ограды ко вторым, третьим монастырским воротам – везде заперто. Побежал в кожевню, но там никто не жил. Я был в одном подряснике, и холод пронизывал меня до костей. Я едва дождался утра и чуть жив добрался до келии. Но страсть не утихала. Когда настал Филиппов пост, я пошел к духовнику, со слезами исповедал ему свое горе и принял епитимию; тогда только, благодатью Божией, обрел я желаемый покой».

Исповедь должна быть частой и по возможности у одного и того же священника. В наше время всеобщего непослушания, к сожалению, далеко не все православные имеют духовного отца. И это нехорошо. Если христианин действительно хочет вести духовную брань со страстями, он должен довериться духовнику, который будет знать состояние его души и направлять на пути ко спасению. Когда человек исповедуется у одного священника, он даже косвенно стремится исправиться – из чувства стыда перед духовником. Редкая исповедь (несколько раз в год) часто приводит к окаменению сердечному. Люди перестают замечать за собой грехи, забывают уже содеянное. Совесть уже легко примиряется с так называемыми мелкими, бытовыми грехами: «Ну что такого? Вроде все нормально. Не убиваю, не краду, не прелюбодействую». И наоборот, частая исповедь заставляет душу, совесть беспокоиться, будит ее от дремоты. С грехами нельзя мириться, уживаться. Начав бороться даже с одной какой-нибудь греховной привычкой, чувствуешь, как легче становится дышать и духовно, и физически.

Люди, которые исповедуются редко или формально, иногда вообще перестают видеть свои грехи. Любому священнику это хорошо знакомо. Приходит человек на исповедь и говорит: «Не грешен ничем» или «Грешен всем» (что вообще-то тоже самое). Это происходит, конечно, от духовной лени, нежелания вести хоть какую-то работу над своей душой. В связи с этим вспоминается одна забавная история. К провинциальному священнику на исповедь пришла пожилая женщина. И – обычное дело: «Всю жизнь честно прожила, никого не обижала, нет у меня грехов». Батюшка и так, и эдак пытается подвигнуть ее к покаянию, задает ей разные вопросы, но старушка непреклонна: «Ничем не грешна – и все». Тогда священник, все больше хмурясь, спрашивает ее: «А ты где работала, матушка?» Она отвечает: «Да в колхозе, милый». – «И что, никогда ничего чужого, лишнего в колхозе не брала?». – «Нет, не брала, да там и взять было нечего; нам ни продуктов, ни денег не давали, только палочки-трудодни ставили». Тогда батюшка совсем потерял терпение: «Не обманывай, мать, я сам в колхозе работал!». Пусть не обижаются на меня труженики села, среди них действительно есть люди кристальной честности; просто этот случай показывает, как смешно и нелепо выглядит человек, который пришел на исповедь и не видит своих грехов.

Подведем некоторый итог.

Итак, для вступления на путь войны против страстей нужно иметь твердую решимость, возненавидеть страсть всей душою и ополчиться на нее. Второе, что нужно сделать, – это покаяться в грехах, прибегнуть к таинству исповеди, но не просто исповедовать грехи, а принять решение бороться с ними и после исповеди не оглядываться назад, сжечь все мосты, связывающие нас с прошлой страстной греховной жизнью, и идти вперед, побеждая страсти.

Юлий Цезарь, переправившись из Галлии через Ла-Манш, высадился на территории нынешней Англии. Он поднял свое войско на скалы и велел посмотреть вниз. Внизу они увидели пылающие корабли. Последнее, что связывало их с стороной, откуда они приплыли, было уничтожено. Воинам оставалось одно – идти вперед и побеждать. Вставший на путь борьбы со страстью не может озираться назад.

И третье условие, с помощью которого можно одержать победу над страстями, – это осознание своей немощи. Без помощи Божией, только своими силами страсти победить невозможно. Это будет не борьба со страстями, не очищение от них, а замещение одной страсти на другую. Кстати, этот метод замещения используют некоторые недобросовестные психотерапевты. Например, человеку предлагается победить тоску, депрессию самовлюбленностью и тщеславием. Даются специальные упражнения, как полюбить себя и начать жить в свое удовольствие. В этом случае диавол даже может отойти от человека до времени, сделать вид, что побежден, но потом напасть с новой, десятикратной силой.

Борясь со страстями без смирения можно впасть в гордость, которая является худшей из страстей. На этом основано такое явление как прелесть. Святому Антонию Великому была показана земля, как бы опутанная сетью, и он воскликнул: «Кто же может избежать сих сетей?». И был ему ответ: «Смирение!».

Вопреки известному выражению «подобное лечится подобным», страсти лечатся противоположным, то есть воспитанием в душе противоположной добродетели. Об этом пишет святитель Игнатий (Брянчанинов). Каждой из восьми страстей он противопоставляет противоположную ей христианскую добродетель. Например: чревоугодие побеждается воздержанием, гнев – кротостью, тщеславие – смирением. Подробнее об этом речь пойдет в следующих статьях.

Статья 3. Борьба с помыслами

Отсечение дурных помыслов есть необходимое условие борьбы со страстями^

Святой Антоний, искушаемый видом золотой лампыСвятой Антоний, искушаемый видом
золотой лампы

Страсть рождается в душе человека не сразу. Святые отцы говорят, что начинается она с прилога, или приражения. По-славянски приразиться – значит столкнуться с чем-то.

Прилог возникает в сознании человека от впечатлений увиденного, по какой-либо другой причине или как образ, навязанный врагом – диаволом. Но прилог приходит помимо воли человека, без его соизволения и участия. Человек сам волен принять прилог в сердце или отринуть его. Если прилог принят, он уже обдумывается, делается своим. Отцы называют это также сочетанием или собеседованием с помыслом.

Третья стадия – это склонение к помыслу, или сосложение, когда воля настолько подпала под влияние греховной мысли, настолько сроднилась с ней, что человек уже готов перейти к действиям. Грех уже наполовину совершен в мыслях. Как говорит Господь в Евангелии: «Из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15:19), таким образом показывая, с чего начинается грех – «со злого помысла» о нем. И апостол Иаков пишет: «Похоть же, зачав, рождает грех, а содеянный грех рождает смерть» (Иак. 1:15).

Греховный помысел, который поселился в душе и сердце, обязательно когда-нибудь перейдет в действие. Человек, позволяющий себе нескромные взгляды, не хранящий свое зрение и слух от соблазнительных картин, имеющий в уме нечистые, блудные помыслы, не может оставаться целомудренным.

«Может ли кто взять себе огонь в пазуху, чтобы не прогорело платье его? Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих?» – вопрошает премудрый Соломон (Притч. 6:27–28).

Поэтому тем, кто хочет вести духовную жизнь, следует помнить, что дурные помыслы нужно умерщвлять в зародыше, «разбивать младенцев их о камень» (см.: Пс. 136:9). А зародыш помысла есть (как уже было сказано выше) прилог – нечто нам совсем не принадлежащее, но, как какое-нибудь зловредное насекомое, стремящееся залететь в приоткрытое окно нашего сознания.

Как-то в одной книге по психологии прочел о том, что наши мысли вовсе не являются «нашей собственностью» и порождением нашего ума. То, что мы думаем, – результат множества причин и обстоятельств: воспитания, условий жизни, времени, в котором мы живем, страны, в которой мы родились, и т.д. Например, если бы мы родились в другой стране, в другое время или получили другое воспитание, мы и думали бы иначе. Таким образом, то, что мы думаем, – это не совсем наши мысли, они могут возникнуть у нас по очень многим независящим от нас причинам. (Следует еще добавить, что люди православные хорошо знают, что нехорошие, греховные мысли могут приходить еще из одного источника, и источник этот хорошо известен.) Конечно, эти замечания о мыслях касаются только не укоренившихся в сознании помыслов; если человек принял мысль и начал ее обдумывать, он уже сродняется с ней, она становится его собственной.

Психологи советуют отделять плохие мысли от хороших и оформлять с плохими «развод», то есть не пускать их в свое сознание, не считать своими, а к хорошим мыслям, наоборот, «свататься» и всячески дружить с ними, заменяя плохие, мрачные, агрессивные мысли светлыми, добрыми, позитивными. Мне эта мысль весьма понравилась, но как же я был удивлен, когда у святителя Феофана Затворника прочел очень похожий совет: «Великая ошибка, и ошибка всеобщая, – почитать все возникающее в нас кровною собственностью, за которую должно стоять, как за себя. Все греховное есть пришлое к нам, потому его всегда должно отделять от себя, иначе мы будем иметь изменника в себе самих. Кто хочет вести брань с собою, тот должен разделить себя на себя и на врага, кроющегося в нем. Отделив от себя известное порочное движение и сознав его врагом, передай потом это сознание и чувству, возроди в сердце неприязнь к нему. Это – самое спасительное средство к прогнанию греха. Всякое греховное движение держится в душе через ощущение некой приятности от него; потому, когда возбуждена неприязнь к нему, оно, лишаясь всякой опоры, само собою исчезает».

Действительно, грех и скверна не могут быть частью души, они не свойственны, не сродни человеку; мы сотворены чистыми, светлыми, очи

7 смертных грехов, или Сколько страстей могут нас погубить на самом деле

Вопреки распространенному мнению, выражение «семь смертных грехов» отнюдь не указывает на некие семь поступков, которые бы являлись самыми тяжелыми грехами. В действительности список таких поступков может быть намного длиннее. А число «семь» указывает здесь лишь на условное объединение этих грехов в семь основных групп.

Читайте также

Мир, который увидят наши детиСв. Феофан Затворник пишет об отличии смертного греха от менее тяжкого: «Смертный грех есть тот, который отнимает у человека нравственно-христианскую жизнь его. Если нам известно, в чем нравственная жизнь, то определение смертного греха не трудно. Жизнь христианская есть ревность и сила пребывать в общении с Богом исполнением Его святого закона. Потому всякий грех, который погашает ревность, отнимает силу и расслабляет, отдаляет от Бога и лишает Его благодати, так что человек после него не может воззреть на Бога, а чувствует себя отделенным от Него; всякий такой грех есть грех смертный. …Такой грех лишает человека благодати, полученной в крещении, отнимает Царство Небесное и отдает суду. И это все утверждается в час греха, хотя не совершается видимо. Такого рода грехи изменяют все направление деятельности человека и самое его состояние и сердце, образуют как бы новый источник в нравственной жизни; почему иные определяют, что смертный грех есть тот, который изменяет центр деятельности человеческой».

Смертными эти грехи называются потому, что отпадение человеческой души от Бога — это смерть души. Без благодатной связи со своим Создателем душа мертвеет, становится неспособной к переживанию духовной радости ни в земной жизни человека, ни в посмертном своем существовании.

И не так уж важно, на сколько категорий подразделяются эти грехи — на семь или на восемь. Гораздо важнее помнить о той страшной опасности, которую таит в себе любой такой грех, и всячески стараться избегать этих смертоносных ловушек. А еще — знать, что даже для согрешивших таким грехом остается возможность спасения. Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит: «Впадший в смертный грех да не впадает в отчаяние! Да прибегает к врачевству покаяния, к которому призывается до последней минуты его жизни Спасителем, возвестившим во Святом Евангелии: верующий в Меня, если и умрет, оживет (Ин 11:25). Но бедственно пребывать в смертном грехе, бедственно — когда смертный грех обратится в навык!»

А преподобный Исаак Сирин сказал еще определеннее: «Нет греха непростительного, кроме греха нераскаянного».

Семь смертных грехов

1.  Гордость

«Началом гордыни бывает обычно презрение. Тот, кто презирает и считает за ничто других — одних считает бедными, других людьми низкого происхождения, третьих невеждами, вследствие такого презрения доходит до того, что почитает себя одного мудрым, благоразумным, богатым, благородным и сильным.

…Как узнается гордый и чем исцеляется? Узнается потому, что домогается предпочтения. А исцеляется, если будет верить суду Сказавшего: Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак 4:6). Впрочем, надо знать, что, хотя убоится суда, произнесенного за гордость, однако не может исцелиться от этой страсти, если не оставит всех помышлений о своей предпочтительности».

Свт. Василий Великий

Гордость — самодовольное упоение собственными достоинствами, подлинными или мнимыми. Овладев человеком, она отсекает его сначала от людей малознакомых, потом — от родных и друзей. И наконец — от самого Бога. Никто не нужен гордому, даже восторг окружающих его не интересует, и лишь в себе самом он видит источник собственного счастья. Но как любой грех, гордость не приносит подлинной радости. Внутреннее противостояние всему и вся иссушает душу гордого человека, самодовольство, словно короста, покрывает ее грубым панцирем, под которым она мертвеет и становится неспособной к любви, дружбе и даже к простому искреннему общению.

2  Зависть

«Зависть есть печаль из-за благополучия ближнего, которая <…> ищет не добра для себя, а зла для ближнего. Завистливый хотел бы видеть славного бесчестным, богатого — убогим, счастливого — несчастным. Вот цель зависти — видеть, как завидуемый из счастья впадает в бедствие».

Святитель Илья Минятий

Такое расположение человеческого сердца становится стартовой площадкой для самых страшных преступлений. А также бесчисленного множества больших и мелких пакостей, которые люди творят только ради того, чтобы другому человеку стало плохо или хотя бы перестало быть хорошо.

Но даже если и не вырвется этот зверь наружу в виде преступления или конкретного поступка, то разве легче от этого будет самому завистнику? Ведь, в конце концов, таким страшным мироощущением он просто преждевременно загонит в себя в могилу, но даже смерть не прекратит его страданий. Потому что после смерти зависть будет терзать его душу с еще большей силой, но уже без малейшей надежды на ее утоление.

3 Чревоугодие

«Чревоугодие разделяется на три вида: один вид побуждает принимать пищу раньше определенного часа; другой любит только пресыщаться, какой бы то ни было пищей; третий хочет лакомой пищи. Против этого христианин должен иметь троякую осторожность: ожидать определенного времени для принятия пищи; не пресыщаться; довольствоваться всякой самой скромной пищей».

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Чревоугодие — рабство собственному желудку. Оно может проявлять себя не только в безумном обжорстве за праздничным столом, но и в кулинарной разборчивости, в тонком различении оттенков вкуса, в предпочтении изысканных блюд простой пище. С точки зрения культуры между грубым обжорой и утонченным гурманом — пропасть. Но оба они — рабы своего пищевого поведения. И для того, и для другого еда перестала быть средством поддержания жизни тела, превратившись в вожделенную цель жизни души.

4 Блуд

«…сознание все более и более наполняется картинами сладострастия, грязными, жгучими и соблазнительными.

Читайте также

Святой Иоанн Кронштадтский: пророк ХХ векаСила и ядовитый чад этих образов, чарующих и позорных, таковы, что вытесняют из души все возвышенные мысли и желания, которые увлекали (молодого человека) раньше. Нередко бывает, что человек не в состоянии думать более ни о чем другом: им всецело владеет демон страсти. На каждую женщину он не может смотреть иначе, как на самку. Мысли одна другой грязнее ползут в его отуманенном мозгу, а в сердце одно желание — удовлетворить свою похоть. Это уже состояние животного или, вернее, хуже животного, потому что животные не доходят до того разврата, до которого доходит человек».

Священномученик Василий Кинешемский

 

Грех блуда включает в себя все проявления половой активности человека вопреки естественному способу их осуществления в браке. Беспорядочная половая жизнь, супружеские измены, всевозможные извращения — все это различные виды проявления блудной страсти в человеке. Но хотя это и телесная страсть, истоки ее лежат в сфере ума и воображения. Поэтому к блуду Церковь относит и непристойные мечтания, просмотр порнографических и эротических материалов, рассказ и слушание похабных анекдотов и шуток — все то, что способно возбудить в человеке фантазии на сексуальную тему, из которых потом вырастают и телесные грехи блуда.

5 Гнев

«Посмотри на гнев, какие знаки своего мучительства он оставляет. Смотри, что человек делает в гневе: как негодует и шумит, клянет и ругает сам себя, терзает и бьет, ударяет по голове и лицу своему, и весь трясется, как в лихорадке, словом, он похож на бесноватого. Если внешний вид его так неприятен, что же делается в его бедной душе? …Видишь какой страшный яд скрыт в душе, и как горько он мучит человека! Его жестокие и тлетворные проявления говорят о нем».

Святитель Тихон Задонский

Человек в гневе страшен. А между тем гнев — естественное свойство человеческой души, вложенное в нее Богом для отвержения всего греховного и неподобающего. Этот полезный гнев был извращен в человеке грехом и превратился в гнев на ближних людей порой по самым ничтожным поводам. Обиды другим людям, ругань, оскорбления, крики, драки, убийства — все это дела неправедного гнева.

6 Алчность (корыстолюбие)

«Корысть есть ненасытимое желание иметь, или искание и стяжание вещей под видом пользы, затем только, чтобы сказать об них: мои. Предметов этой страсти множество: дом со всеми его частями, поля, слуги, а главное — деньги, потому что ими можно всё доставать».

Святитель Феофан Затворник

Иногда считают, что этим духовным недугом могут страдать исключительно богатые люди, уже обладающие богатством и стремящиеся его преумножить. Однако и человек среднего достатка, и малоимущий, и совершенно нищий — все подвержены этой страсти, поскольку заключается она не в обладании вещами, материальными благами и богатством, а — в болезненном, непреодолимом желании ими обладать.

 

7 Уныние (лень)

«Уныние — это продолжительное и одновременное движение яростной и вожделеющей части души. Первая неистовствует по поводу того, что находится в ее распоряжении, вторая, напротив, тоскует по тому, чего ей недостает».

Евагрий Понтийский

Читайте также

Как святые меняли историюУнынием принято считать общее расслабление душевных и телесных сил, соединенное с крайним пессимизмом. Но важно понимать, что уныние наступает у человека вследствие глубокой рассогласованности способностей его души, ревностности (эмоционально окрашенного стремления к действию) и воли.

В обычном состоянии воля определяет для человека цель его устремлений, а ревностность является «мотором», который позволяет двигаться к ней, преодолевая трудности. При унынии же человек направляет ревностность на свое нынешнее, далекое от поставленной цели состояние, а воля, оставшись без «двигателя», превращается в постоянный источник тоски о несбывшихся планах. Эти две силы унывающего человека вместо движения к цели как бы «тянут» его душу в разные стороны, доводя ее до полного изнеможения.

Такая рассогласованность — результат отпадения человека от Бога, трагическое следствие попытки устремить все силы своей души к земным вещам и радостям, в то время как даны они нам были для устремления к радостям небесным.

Читайте также:

В оформление использованы фрагменты мозаики алтарной части крипты базилики Нотр-Дам-де-Фурвьер, Лион, Франция, 1872-1884  г 

 

смертный грех в православии, как бороться с унынием

У святых Отцов уныние — это духовный недуг, который лишает человека возможности молиться, предстоять Богу, заботиться как-либо о своём спасении. Одержимый этой греховной страстью не находит в себе сил посещать богослужения, участвовать в Таинствах.

Отличия от похожих духовных и душевных состояний

Страсть уныния может ассоциироваться с печалью или с отчаянием. Некоторые внешние сходства, конечно, можно найти, однако, это всё-таки различные духовные недуги.

Печаль не по Богу — это непреодолимая грусть по мирским благам. Больная греховной печалью душа рисует себе образы ожидаемых земных радостей. В таком состоянии у человека в душе какое-то, хотя и греховное, движение происходит.

Отчаяние ещё более энергичная страсть. Этот духовный недуг держит душу в постоянном напряжении без надежды на хорошее.

Тем более не стоит путать страсть уныния с депрессией, которая может иметь и вполне физиологические причины.

Проявления страсти

Уныние —это бессилие и равнодушие к духовной жизни, к богообщению.  В этом состоянии человек не находит в себе ни мотивов, ни внутренних сил, чтобы позаботиться о спасении своей души. Но если позвать его, например, вкусно поесть или повеселиться в компании – на это силы у унывающего непременно найдутся. Так, уныние прикрывается объедением, пьянством, блудом, греховным смехотворством, тянет за собой вереницу прочих грехов. Несущие в своей душе тьму страсти уныния может внешне выказывать себя вполне весёлыми.


Уныние – следствие гордыни, которая иссушает благодатные источники, вдохновляющие душу. Эта страсть отнимает у человека желание развивать свой внутренний духовный мир. По своей сути это духовная леность. Только лень воздействует на тело, а уныние на душу. Именно из-за этого уныние считается христианскими подвижниками самой опасной страстью.


Унынию подвержены прежде всего те, кто живут уединённо и те, кто чрезмерно тяжело трудятся. Значит, эта страсть борет ревностных молитвенников и подвижников. Вместе с тем она гнездится там, где дали волю духовной беспечности и перестали прилагать усилия к спасению души. К ней расположен всякий холодный к деятельной вере в Бога человек.

За реальным поражением духовного мира человека унынием, просматриваются и падшие духи, которые активно подпитывают эту греховную страсть.

Особо развившееся уныние приносит с собой омрачение ума и души, позывы к самоубийству, ввергает человека в алкоголизм, наркоманию и прочие состояния, которые ведут к самоуничтожению.

Способы борьбы с унынием

Эту страсть трудно бороть, потому что всякий греховный навык, согласно правилам аскезы, побеждается деланием противоположной ему добродетелью. Жадность и сребролюбие – милостыней, блудная страсть и чревоугодие – постом и воздержанием. Гневливость – миролюбием, гордость – смирением. У уныния же нет противоположной ей добродетели.

Борят уныние понуждением себя на молитву, регулярным посещением богослужений, участием в Таинствах. Очень важно при этом находится среди прилежных в духовном плане друзей, искать у них поддержки и молитвенной помощи. Распорядок монастырской жизни, список послушаний, организованная молитва – такие средства выработали в общежительных монастырях. Воздерживаясь от празднословия, занимаясь посильным рукоделием, помышляя о будущих благах Царствия Божия, полагаясь на помощь Божью, можно победить эту губительную греховную страсть.

Заключение

Страсть уныния очень опасна, т.к. влекёт человека ко многим поступкам, которые способны разрушить благое душевное устроение и жизнь человека. Уныние побуждает мирянина перестать молиться и посещать богослужения, священника оставить службу и сан, монаха уйти из монастыря.

Можно заключить, что страсти уныния в большей или меньшей степени подвержены большинство христиан, поэтому надлежит всемерно вооружаться против неё. Для этого необходимо трезво смотреть на организацию своей духовной жизни. Очень важно различать, где берём на себя слишком большие труды и задачи, которые не будут нам полезны из-за своей сложности и тяжести, а где бес уныния борет нас, отворачивая от  важных духовных поступков и упражнений. Совет опытного священника, молитвы близких, чтение Св. Писания, духовная дисциплина милостью Божией защищает нас от этой распространённой и губительной страсти.

А.И. Осипов — «Как бороться с унынием»

Мы работаем на добровольных началах, поэтому будем рады, если вы поддержите проект лайком и репостом в социальных сетях. Храни Господь!

Уныние — это смертный грех

Уныние - это смертный грех

На заре зарождения христианства греческим монахом Евагрием Понтийским была сформулирована целая система смертных грехов, на то время включавшая в себя гордыню, зависть, лень, злобу, похоть, жадность и чревоугодие. Всего их было семь. С самого детства христианину внушалось, что он должен работать с утра и до позднего вечера, так как лень — это смертный грех. Христиане скудно питались потому, что чревоугодие было тоже смертным грехом. Им также нельзя было быть гордыми, завистливыми, жадными, злыми и похотливыми. Но по истечении некоторого времени этот список сделали более гуманным, если можно так выразиться.

Уныние — грех

Люди, несмотря на боязнь оказаться в вечных муках в аду, все равно не хотели лишать себя мирских развлечений и удовольствий. Как не побаловать себя плотской утехой или застольем со своими друзьями? Таким образом, некоторые запреты были отредактированы и смягчены в списке смертных грехов. Вот, например, Папа Григорий Великий удалил из списка смертных грехов блуд, а святые отцы изъяли из него лень и обжорство. Некоторые грехи вообще перешли в разряд людских «слабостей».

Уныние - это смертный грех

Однако интересно другое, Папа Григорий Великий, разрешая своей пастве раскаянием и молитвой сглаживать грех прелюбодеяния, вдруг вносит в список смертных грехов уныние — казалось бы, абсолютно невинное свойство для души человеческой. Хочется отметить, что уныние оставалось в списке неизменно, и более того, многие богословы и по сей день считают его из всех смертных грехов самым тяжким.

Смертный грех — уныние

Так почему уныние считается смертным грехом? Все дело в том, что когда человеком овладевает уныние, он становится мало на что годным, у него проявляется равнодушие абсолютно ко всему, и особенно — к людям. Он не может выполнять достойно и качественно работу, не способен творить, дружба и любовь тоже не радуют его. Поэтому справедливо было отнести уныние к смертным грехам, но совершено зря из этого списка удалили похоть и блуд.

Тоска, уныние, депрессия, печаль, грусть… Попадая под власть этих эмоциональных состояний, мы даже не задумываемся над тем, какую они имеют негативную и сокрушительную силу. Многие считают, что это некие тонкости состояния загадочной русской души, в этом, думается, есть доля правды. Однако психотерапевты считают все это очень опасным явлением, и что долгое пребывание в таком состоянии приводит к депрессии, а иногда и к самому непоправимому — суициду. Поэтому Церковь считает уныние грехом смертным.

Уныние - это смертный грех

Уныние или печаль?

Уныние — это смертный грех, который в православном богословии трактуется как отдельный грех, в то время как в католицизме среди смертных грехов есть печаль. Многие не могут разглядеть какой-то особенной разницы между этими эмоциональными состояниями. Однако печаль рассматривается как какое-то временное душевное расстройство, связанное с каким-нибудь неприятным событием или происшествием. А вот уныние может наступить без всякой причины, когда человек страдает и не может объяснить такое свое состояние даже при полном внешнем благополучии.

Уныние - это смертный грех

Несмотря на все это, Церковь считает, что всякие испытания надо уметь воспринимать с бодрым состоянием духа, настоящей верой, надеждой и любовью. Иначе получается, что человек не признает единого целого учения о Боге, о мире и о человеке. Такая разновидность неверия предоставляет душу самой себе, тем самым обрекая человека на душевные болезни.

Унылый — значит неверующий

Такой смертный грех (уныние), именуется как злое разленение, под воздействием этого человек начинает лениться и не может принудить себя к необходимым спасительным действиям, так как его уже ничто не утешает и не радует, он ни во что не верит и даже не надеется. В конечном итоге все это напрямую воздействует на душу человека, разрушая ее, а затем и его тело. Уныние — это изнеможение ума, расслабление души и обвинение Бога в нечеловеколюбии и немилосердии.

Симптомы уныния

Важно вовремя определять симптомы, по которым можно заметить, что начались разрушительные процессы. Это нарушение сна (сонливость или бессонница), сбои в работе кишечника (запоры), изменения аппетита (переедание или отсутствие аппетита), снижение сексуальной активности, быстрая утомляемость при умственных и физических нагрузках, а также бессилие, слабость, болезненные ощущения в области желудка, в мышцах и сердце.

Уныние - это смертный грех

Конфликт с самим собой и с Богом

Конфликт, прежде всего с собой, постепенно начинает перерастать в органическую болезнь. Уныние — это плохое настроение и подавленное состояние духа, сопровождающееся упадком сил. Таким образом, грех прорастает в природу человека и приобретается медицинский аспект. Православная Церковь в таком случае предлагает только один путь к выздоровлению — это примирение с собой и с Богом. А для этого надо заниматься нравственным самоусовершенствованием и при этом использовать духовные и религиозные психотерапевтические приемы и способы.

Человеку, страдающему депрессией, можно посоветовать найти для себя опытного духовника из монастыря, чтобы тот помог ему выбраться из этого жуткого состояния. Беседа с ним может продлиться до нескольких часов, пока он не разберется, в чем источник такой глубокой душевной скорби, возможно, придется некоторое время побыть в монастыре. И только потом можно будет приступать к лечению души. Ведь уныние — это тяжелая болезнь, которая все же поддается лечению.

Православная медицина

Человеку, который решил бороться с такого рода телесным и духовным недугом, срочно потребуется изменить свой образ жизни и начать активное воцерковление. Многих людей именно тяжелое заболевание и приводит к пониманию своей греховной жизни, поэтому они начинают искать выход на евангельский путь. Главное в православной медицине — помочь больному человеку освободиться от собственных страстей и мыслей, которые подключаются к общему процессу разрушения тела и души. При этом верующий человек, столкнувшись с болезнью, не должен отказываться и от профессиональной медицинской помощи. Ведь она — тоже от Бога, и отказываться от нее — значит укорять Создателя.

 

Смертный грех унынье, как бороться молитвой,

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм  Господи, Спаси и Сохрани † —  https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ .  В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях… Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

В Библии написано «10 заповедей Божьих». В них описываются основные, самые большие грехи. Среди них выделено чувство уныния. Причем, в православном мире такое чувство считается достаточно тяжким грехом. Что же на самом деле означает это понятие.

ununie

Уныние и тоска – это психическое состояние человека. Такой себе эмоциональный настрой, который возникает в следствии расслабления или жалости к себе. Также оно может возникать из-за того, что человек уделяет себе слишком много внимания. У многих людей может возникнуть вопрос: «Почему уныние смертный грех?» Все дело в том, что православные люди уныние и депрессию считают синонимами.  Оно связанно с ленью, телесным расслаблением, что в принципе недопустимо.

Святые отцы об унынии

Стоит отметить, что в церквах и храмах данное понятие еще могут называть «полуденным бесом», который как правило приходит к подвижнику в обед. Клонит его ко сну, отвлекает от работы и от молитвы.

  • Еще с древних времен так как монахи встают рано, 12 часов – это и было пол дня. У них трапезы совершаются два раза в день (в обед и вечером).
  • Как писал Святитель Феофан Затворник уныние – это скука за каким-либо делом. Оно может быть, как житейским, так и молитвенным или бытовым.
  • Во время возникновения такого чувства хочется бросить все дела.  Кстати борьба с унынием это и есть воспитание силы воли, которое очень часто помогает человеку стать успешным и достигать успеха в жизни.

А вот святитель Игнатий описал очень интересную историю как монах упал в уныние, оставил молитвенное правило. Монаха настолько сильно постигло это чувство, что он не мог продолжить свой монашеский подвиг. Чтобы с этим как-то бороться он попросил совета у одного старца, который рассказал ему следующую притчу.

У одного человека было в имении огромное поле, поросшее тернием. Он попросил сына, чтобы тот убрал поле для того, чтобы его можно было засеять.  Сын с охотой решил помочь отцу, но когда пришел на поле и увидел в каком оно состоянии, то приуныл, прилег на землю и уснул.

Когда пришел отец и увидел спящего сына он его разбудил и сказал:

«Сынок если б ты каждый день очищал поле от сорняков хотя бы такими маленькими частями на котором ты спал, то дело по немножко б продвигалось. И ты бы не был непослушным». 

Выслушав отца, сын так и поступил. Не прошло много времени как они засеяли поле и в скором собрали хороший урожай. «Так и ты сын мой не унывай, а мал по малому входи в подвиг, и Бог благодатью Своей введет тебя в прежнее состояние» Монах задумался над этой притчей и советом старца, вскоре монах вновь обрел духовный мир и преуспел о Господе.

Уныние смертный грех, как бороться

Как уже упоминалось выше, православные веряне уныние сравнивают с депрессией. Это не зря. Потому, что именно оно приводит к депрессии, с которой как доказано современной медициной выйти иногда очень и очень сложно без соответствующего специалиста.

Как известно, в современной психологии, а также в медицине разработано очень много разных методик и средств, которые помогают бороться с такого рода недугом.

Но перед тем как избавиться от уныния нужно отметить, что церковь во все времена обвиняла людей, страдающих унынием в грехе, что провоцировало возникновение еще большего депрессивного состояние, а медикаментозные методы лечения церковь не поддерживает.  У многих сразу возникнет вопрос как же бороться с грехом уныния по церковным канонам? Священнослужители рекомендуют молиться и ни в коем случае не замыкаться в себе. В противном случае к этому греху присоединится еще и одиночество.

Современная же наука рекомендует человеку наоборот сделать свою жизнь активней.  Ездить на отдых, заводить новые, дружеские знакомства и т.д.

Как избежать уныния

Несмотря на то, что современная психология и наука считают, что победить уныние можно только занимаясь спортом и ведя подвижный образ жизни. Говорят, что в процессе нагрузки, человек скидывает накопившуюся нагрузку. Таким образом он скидывает негативную энергию, становится уверенней в себе.

Но церковь рекомендует жить с верой в сердце, быть искренним и молиться. Только тогда вы сможете избежать такого тяжкого греха как уныние. В церковных канонах для этого есть специальная молитва:

Святая славная и всехвальная великомученице Варваро! Собраннии днесь в храме твоем Божественном люди, раце мощей твоих поклоняющиися и любовию целующии, страдания же твоя мученическая, и в них самого Страстоположника Христа, давшаго тебе не точию еже в Него веровати, но и еже по Нем страдати, похвалами ублажающе, молим тя, известная желания нашего ходатаице: моли с нами и о нас, умоляемаго от Своего благоутробия Бога, да милостивно услышит нас, просящих Его благостыню, и не отставит от нас вся ко спасению и житию нужная прошения, и дарует христианскую кончину животу нашему — безболезненну, непостыдну, мирну, Божественных Тайн причастну, и всем, на всяком месте, во всякой скорби и обстоянии требующим Его человеколюбия и помощи, великую Свою подаст милость, да благодатию Божиею и твоим теплым предстательством, душею и телом всегда здрави пребывающе, славим дивнаго во святых Своих Бога Израилева, не удаляющаго помощи Своея от нас всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь. 

Господь всегда с Вами!

Смотрите видео о грехе уныния:

  • Интересное в православии
  • Это необходимо знать каждому

Грех №7: уныние

Мы рассказали о сути самого изматывающего душу порока — зависти, самых сладких — чревоугодия и похоти, самого преступного — алчности, самого откровенного — гордыни и самого разрушительного — гнева. А сегодня узнаем, в чем вред последнего из семи смертных грехов — уныния.

РАЗДРАЖАЕТ ВСЕ!

— Юрий Викторович, причисление уныния к разряду грехов вызывает искреннее недоумение. Ведь, находясь в печали, тоске, человек не причиняет вреда другим (как в гневе), не нарушает моральных норм (как в похоти или алчности), не балует свою плоть удовольствиями (как при обжорстве). Может, зря очернили обыкновенное плохое настроение?

— И тем не менее с точки зрения ортодоксального христианства это грех. По словам древнего богослова Иоанна Лествичника, унывающий человек есть «оболгатель Бога, будто Он немилосерд и нечеловеколюбив». К этому неправедному состоянию человека якобы подстрекают темные силы (искушает бес), ведь в состоянии душевной горечи с неохотой выполняешь свои религиозные обязанности. А с точки зрения психологии этот грех действительно всего лишь проявление пасмурного настроения, недовольства, обиды, разочарованности, сопровождающееся общим упадком сил.

— Кого бес чаще искушает этим пороком?

— Как правило, людей меланхолического темперамента с пониженной энергетикой. Например, то, что вызывает длительную печаль и уныние у меланхолика, у холерика может вызвать приступ ярости, а у сангвиника — лишь мимолетное недовольство. Приступы хандры поражали многих известных людей. «Повеситься или утонуть казалось мне как бы похожим на какое-то лекарство и облегчение», — писал Гоголь. «У меня бывают припадки такой хандры, что, боюсь, брошусь в море. Очень тошно!» — это слова Некрасова. «Чувствую себя усталым, измученным до того, что чуть не плачу с утра до вечера… Раздражают лица друзей… Ежедневные беседы, сон на одной и той же постели, собственный голос, лицо, отражение его в зеркале», — жаловался Мопассан.

ДЕПРЕССИЯ ЦАРЯ ДАВИДА

— Помимо темперамента, отчего возникает это душевное страдание?

— Главная причина — другие, особенно близкие нам, люди, которые могут незаслуженно обидеть, оскорбить, оклеветать да и просто отнестись невнимательно там, где мы ожидаем чуткости к себе. В последнем случае истинной причиной уныния является другой грех — гордыня. Кроме того, безысходную тоску может провоцировать наше собственное самочувствие: усталость, болезнь, хроническое недосыпание. Нередко мы впадаем в депрессию, если предъявляем к миру слишком завышенные требования. Иногда уныние охватывает человека на пороге какого-то возрастного рубежа — в 40, 50 или 60 лет. В такие моменты человек может вдруг ощутить, что жизнь прожита зря, успехов в ней было меньше, чем неудач.

— Опасно уныние для здоровья?

— Оно вредно, если переходит в разряд депрессии. Это угнетенное состояние человека вызывает биохимические нарушения в центральной нервной системе, в первую очередь сбивается обмен нейротрансмиттеров — веществ, регулирующих психическую деятельность. Интересно, что достаточно точное описание симптомов депрессии дал в Библии царь Давид: «Я согбен и совсем поник, весь день сетуя хожу… Я изнемог и сокрушен чрезмерно; кричу от терзания сердца моего… Сердце мое трепещет; оставила меня сила моя, и свет очей моих, — и того нет у меня».

— Врачи научились лечить хандру?

— Да, американским исследователям удалось выделить биологическое активное вещество серотонин, который управляет настроением человека. И на его основе изобрести лекарства, способствующие излечению от депрессии.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЦЕРКВИ

Отец Владимир, Московская патриархия:

— Уныние — не столько болезнь телесная, сколько порок души, грех, который возникает там, где угасают вера в Бога и надежда на него. А депрессия поражает людей, которые отдалились от Бога и за это наказали сами себя. Посещение храма, молитвы, общение с духовным отцом — лучшие средства избавления от этого греха. Когда вас одолеет тоска, то мысленно говорите такие слова: «Слава Тебе, Боже! Достойное по делам моим приемлю. Благодарю Тебя, Господи». Говоря эти слова десятки раз, убежденно, от всего сердца, вы через некоторое время почувствуете облегчение на сердце, спокойствие и твердость.

СОВЕТЫ ДОКТОРА

Как бороться с пороком?

Помните: антидепрессанты, алкоголь, наркотики не помогут справиться с причиной уныния, а только разовьют опасное привыкание.

Знайте: ваша мировая скорбь на руку врагам и конкурентам. Ведь более жизнерадостные сослуживцы легко обойдут вас по службе, а любимая, не выдержав ваших постоянных ворчаний и жалоб, уйдет к веселому и активному сопернику. Поэтому заставьте унывать своих недругов, став оптимистом.

Измените свой образ жизни: смените сидячую работу на более подвижную или более доходную, бросьте пить или валяться на диване, расширьте круг общения. А также — больше спорта и прогулок на природе.

Возьмите себе девиз: «Не жалеть себя и улыбаться!»

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Новейшие дополнения к списку грехов

Не так давно епископ католической церкви Джанфранко Джиротти в интервью официальной газете Ватикана L’Osservator Romano прибавил к традиционным семи смертным грехам еще «семь социальных грехов»:

1. Нарушение биоэтики (например, контроль рождаемости).

2. Научные исследования, сомнительные с точки зрения морали (например, связанные со стволовыми клетками или генной инженерией).

3. Загрязнение окружающей среды.

4. Усугубление растущей разницы между бедными и богатыми.

5. Излишнее богатство.

6. Злоупотребление наркотиками.

7. Доведение до бедности.

Также незадолго до своей кончины Патриарх Алексий II объявил грехами аборт и гражданский брак.

А соцопрос, проведенный телекомпанией BBC в Европе и России, показал: большинство опрошенных считают главным пороком современного общества жестокость.

По предложенным поправкам ведется дискуссия.

АНЕКДОТЫ В ТЕМУ

Расстроенный сторож кладбища приходит в контору и требует расчета.

— А в чем дело?

— Сил моих больше нет. Хожу целый день по кладбищу и читаю: «Здесь покоится…», «Здесь лежит…», «Здесь спит…» Один я работаю!

* * *

Грех предаваться унынию, когда есть другие грехи.

А вы чем дополнили бы список грехов? Обсуждаем!

Почему лень и уныние тяжкие человеческие грехи?

Фрагмент «Уныние»произведения Иеронима Босха «Семь смертных грехов и четыре последние вещи» 

Мы уже рассказали вам, дорогие читатели, о сути самых сладких человеческих пороков — похоти и чревоугодии, самых изматывающих — зависти и жадности и самых разрушительных — гордыне и гневе. Сегодняшний материал посвящен научному анализу уныния и лени.

Что общего между унынием и ленью?

В IV в. н. э. христианский богослов Евагрий Понтийский написал учение «О восьми злых помыслах», в котором сказано:

Есть восемь всех главных помыслов, от которых происходят все другие помыслы. Первый помысел чревоугодия и после него — блуда, третий — сребролюбия (алчность — прим. ред.), четвертый — печали, пятый — гнева, шестой — уныния, седьмой — тщеславия, восьмой — гордости. Чтоб эти помыслы тревожили душу или не тревожили, это не зависит от нас, но чтоб они оставались в нас надолго или не оставались, чтоб приводили в движение страсти или не приводили — это зависит от нас.

Во второй половине VI в. папа Григорий I Великий в сочинении «Толкование на Книгу Иова, или Нравственные толкования» объединил в один грех печаль с унынием, тщеславие с гордыней и добавил зависть. В итоге вместо 8 злых помыслов стало 7: гордыня, зависть, гнев, уныние, алчность, чревоугодие, похоть.

В XVIII в. учение о семи смертных грехах проникает в русское православие. В частности, его активно проповедует епископ Русской православной церкви Тихон Задонский. Именно он впервые поставил на одно место уныние и лень. Но что между ними общего?

Святые отцы видели тесную связь между двумя этими понятиями и считали, что лень порождает уныние. Например, богослов Игнатий Брянчанинов раскрывал грех Acedia, или уныния, как «леность ко всякому доброму делу, в особенности к молитве, оставление молитвы и душеполезного чтения, невнимание и поспешность в молитве, небрежение. Неблагоговение, праздность, многоспание, празднословие, кощунство, забвение заповедей Христовых, нерадение, лишение страха Божия, ожесточение, нечувствие, отчаяние».

А преподобный Амвросий Оптинский писал, что «уныние значит ту же лень, только хуже. От уныния и телом ослабеешь, и духом. Не хочется ни работать, ни молиться; в церковь ходишь с небрежением; и весь человек ослабевает».

Почему лень или уныние — это смертный грех?

Христианский богослов, византийский философ, игумен Синайского монастыря Иоанн Лествичник считал, что унывающий человек — это «оболгатель Бога, будто Он немилосерд и нечеловеколюбив». По мнению церкви, к унынию и лени людей подталкивает сам бес. Он искушает жертв, которые в состоянии душевной горечи отказываются выполнять все свои религиозные обязанности.

Очень точно об этом грехе написал автор сочинений философско-моралистического характера Франсуа VI де Ларошфуко:

«Леность — это самая безотчетная из всех наших страстей. Хотя могущество ее неощутимо, а ущерб, наносимый ею, глубоко скрыт от наших глаз, нет страсти более пылкой и зловредной. Если мы внимательно присмотримся к ее влиянию, то убедимся, что она неизменно ухитряется завладеть всеми нашими чувствами, желаниями и наслаждениями… В ленивом покое душа черпает тайную усладу, ради которой мы тут же забываем о самых горячих наших упованиях и самых твердых намерениях. Наконец, чтобы дать истинное представление об этой страсти, добавим, что леность — это такой сладостный мир души, который утешает ее во всех утратах и заменяет все блага».

Отметим, что сегодня лень и уныние больше не ставят на одно место в списке смертных грехов. Западные цивилизации считают пороком лень, в русской православной традиции таковым осталось уныние.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *