В основе теории монетаризма лежит: Институциональная экономика

Автор: | 29.05.1974

Содержание

Монетаристская теория макроэкономического равновесия — Лекции по экономической теории

Нужна помощь в написании работы?

Монетаризм – это концепция развития зрелой рыночной экономики с хорошо отработанными рыночными механизмами и денежным хозяйством. Монетаристы являются сторонниками конкурентной рыночной экономики и выступают против ее жесткого государственного контроля. Вместе с тем они допускают необходимость вмешательства государства в экономику, главным образом, в сфере денежной политики.

Монетаристы рассматривают деньги как самый важный инструмент регулирования экономики, а потому считают, что денежной системой должен управлять закон, а не люди. В основе политики монетаризма лежит известное уравнение обмена И.Фишера: MV = PQ, где М – количество денег, необходимое для обращения; V – скорость обращения денежной единицы; Р – цены товаров и услуг; Q – количество товаров и услуг, обращающихся на рынке.

Монетаристы утверждают, что величина ВВП (в уравнении Фишера – это PQ) зависит от предложения денег. Увеличивая его, государство способствует росту ВВП. Основатель теории монетаризма М. Фридмен предложил уравнение прироста денег в обращении:

∆M = ∆ВВП + ∆P,

где ∆M – среднегодовой темп прироста денег в % за длительный период;

∆ВВП и ∆Р – среднегодовые темпы прироста ВВП и цен (инфляции) в % за тот же период.

Денежное правило Фридмена предполагает стабильный и умеренный прирост денег в пределах 3–5% в год. Если масса денег, необходимых для обращения, растет быстрее, то начинается инфляция, а если медленнее, то начинают падать темпы прироста ВВП.

В 70–80-е годы ХХ века, когда экономика многих стран с развитыми рыночными отношениями находилась в стагнирующем состоянии, монетаристы предложили им для выхода из этой ситуации свою теорию в форме политики «шоковой терапии». Проведение такой политики в определенной мере способствовало оздоровлению экономики этих стран. Однако опыт использования монетарной политики «шоковой терапии» в России в период рыночных реформ оказался крайне неудачным, так как в России отсутствовали необходимые для использования этой теории и политики необходимые рыночные отношения и институты.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость Поделись с друзьями

Путинская экономика — Блог Юрия Сторожева — ЖЖ

Путинская экономика — название, конечно, условное. Точнее, — речь пойдет о том, что взято за основу той экономической политики, которая проводится в России начиная со времен Гайдара-Ельцина и по сегодняшний день, и, судя по словам Путина о Кудрине — будет проводиться и далее при президентстве Путина.
Не мудрствуя лукаво, беру учебник по экономике «Современные концепции экономической мысли» Н.В. Ярцевой и просто переношу сюда раздел:

«3.4. Американский монетаризм
________________________________________
В 60-е гг. ХХ века складывается еще одно течение современного консерватизма – американский монетаризм, которое сейчас занимает ведущие позиции в западной экономической теории. Оно сложилось «на волне» критики кейнсианства по всем основным положениям этой теории, а также на базе возрождения количественной теории денег. Основателем теории монетаризма считается лидер Чикагской школы (США) М. Фридмен – лауреат Нобелевской премии (1976), автор более 250 научных работ. Самыми известными из этих работ являются: «Количественная теория денег» (1956), «Капитализм и свобода» (1962), «Монетарная история США» (1963), «Хозяева своей судьбы» (1980). За время развития монетарной доктрины вокруг М. Фридмена объединились многие известные американские экономисты, такие как А. Мелцер, К. Бруннер, Д. Лейндлер, М. Паркин и др., которые развили и интерпретировали идеи основателя школы. В своем развитии монетарная теория прошла ряд этапов:
• на первом (в 50-е гг.) разработана теория перманентного дохода, которая позднее стала базой всей концепции;
• на втором (60-е гг.) сформулирована монетарная теория хозяйственного цикла
• на третьем этапе (70-е гг.) создана концепция номинального дохода и дается объяснение влияния денег на основные параметры хозяйственной системы.
Наряду с этим монетаристы активно занимались критикой положений теории Д. Кейнса и его последователей.
Монетаризм в обобщенном виде – это теории, в которых особое место отводится роли денег в экономике. Он явился своеобразной реакцией на длительное, почти полное игнорирование экономической теорией денежного фактора в хозяйственных процессах. При этом, если социальная философия и практические рекомендации монетаризма довольно хорошо известны, то о теоретических принципах этого сказать нельзя. Обычно считается, что монетаризм – это традиционная неоклассическая теория, но это не совсем так. В основе традиционной неоклассической теории находились факторы производства (труд, капитал и земля) и их предельная производительность, с помощью которой объяснялись и процессы распределения, т.е. там функция потребления оказывалась в тесной связи с функцией производства. У монетаристов же в центре анализа стоит категория «богатство» (во всех его видах) как источник денежных и неденежных доходов с одной стороны, и как причина издержек по его сохранению и воспроизведению – с другой. М. Фридмен выделяет пять основных видов богатства: деньги (агрегат № 1), облигации, акции, физические блага и человеческий капитал. Каждая их этих форм богатства способна приносить владельцу доход как в виде денег, так и в неденежной форме. Так, например, деньги как богатство могут приносить доход не только в виде денег (процент по депозитам банка), но и виде удобства, гарантий, надежности и т.п. Он также считает, что, с одной стороны, доход нужно рассматривать как функцию богатства, но с другой – само богатство – как капитализированный доход.
Отсюда М. Фридмен выводит и теоретическую модель функционирования современной экономики, в основе которой лежит богатство «первичных собственников» (населения) и богатство фирм, служащие источниками потоков доходов (заработной платы, прибыли, дивидендов, ренты, процента и т.д.). Кроме того, предполагается относительно устойчивая эффективность хозяйства (с точки зрения потребления ресурсов), которая может поддерживаться бесконечно долго. В рамках данной модели центральной проблемой, которую решает каждый собственник, становится выбор оптимальной структуры принадлежащего ему богатства с целью максимизировать совокупную полезность своих доходов. В наибольшей степени реализовать эти цели, по мнению М. Фридмена, может система конкурентного рынка, поскольку в ее основе лежит свободная состязательность и выбор участников, а, значит, такая система является саморегулирующейся и устойчивой, стремящейся к объемам производства на уровне полной занятости ресурсов, обеспечивающей необходимую гибкость цен на готовые товары и ресурсы. Поэтому теория монетаристов по сути своей является вариантом консерватизма, т.к. идеалом хозяйственной системы провозглашает свободу предпринимательства и рынка. В своей главной работе «Монетарная история США» М. Фридмен после анализа динамических рядов основных макроэкономических показателей приходит к выводу, что на обобщающий, конечный показатель функционирования хозяйства страны (национальный доход) в течение более 100 лет самое большое влияние оказывал показатель денежной массы, а не показатель объема инвестиций. Поэтому он провозглашает тезис о том, что деньги являются главным фактором развития экономики, т.е. «только деньги имеют значение». Этот тезис становится кредо всей школы монетаризма. Отсюда основным объектом анализа у монетаристов становятся деньги и денежная масса в обращении. В основе анализа лежит количественная теория денег, согласно которой деньги приобретают ценность только в процессе обмена на товары, и поэтому величина ценности денег определяется их количеством в обращении.
Исходным положением также является утверждение о том, что существует относительно стабильный спрос на деньги в экономике (он выводится из теории перманентного дохода), но очень нестабильное предложение денег, которое определяется субъективными решениями кредитных институтов (государства). Поэтому резкие изменения величины денежной массы в обращении могут становиться источником серьезных диспропорций в хозяйстве. Так, превышение предложения денежной массы над спросом на деньги вызывает инфляцию, которая проявляется в общем повышении цен на товары и услуги и вызывает отрицательные социально-экономические последствия. Подобные сдвиги в денежной сфере, по мнению монетаристов, выступают и основной причиной нарушения естественного хода экономических процессов. В долгосрочной перспективе нестабильность денежной сферы вызывает и нестабильность экономического роста. Таким образом, считается, что только предложение денег является фактором, определяющим объемы производства, занятости и цен. Отсюда делается и главный вывод монетаризма – предложение денег (денежная масса в обращении) является единственным компонентом рыночной системы, который должен жестко контролироваться обществом и государством посредством денежно-кредитной политики. Таким образом, основными элементами монетарной концепции стали проблемы сущности денег, денежного обращения, инфляции, безработицы, налогообложения.
Свою теорию денег М. Фридмен строит на несколько модифицированной количественной теории денег. Он доказывает, что спрос на деньги относительно стабилен, и что функция спроса на деньги определяется уровнем цен на товары и услуги, доходами на акции и облигации, скоростью оборота денежных единиц, которая связана с уровнем банковского процента. Он вводит тезис о «стабильности» функции спроса на кассовые остатки (т.е. на сумму денежных средств, используемых в платежном обороте), которая допускает существенные колебания скорости обращения денежных единиц как в долгосрочной перспективе, так и в течение отдельных фаз цикла. На основе «стабильной» функции спроса на кассовые остатки предлагается механизм восстановления нарушенного равновесия, где главная роль отводится приспособлению хозяйствующих субъектов к меняющимся условиям в сфере денежного обращения.
В теории экономического цикла М. Фридмен главной причиной циклических колебаний производства и сбыта считает наличие длительных и слабопредсказуемых лагов (задержек) между изменениями денежной массы и последующими колебаниями объемов внутреннего национального продукта. По оценкам автора, временные лаги могут составлять от 5 до 21 месяца в условиях спада экономики и от 13 до24 месяцев в условиях подъема. Из этого монетарист выводит суть денежной политики государства. Она должна сводиться к так называемому «золотому правилу М. Фридмена», а именно к поддержанию постоянных темпов роста денежной массы (на уровне 3-5% в год) в возможно более длительной перспективе, или политике таргетирования.
Значительное место в теории монетаризма занимает проблема инфляции. Она рассматривается в ней как чисто денежный феномен с позиций количественной теории денег и трактуется как результат избытка денег в обращении по сравнению с количеством обращающихся товаров и услуг. При этом главной причиной такого избытка считаются государственные расходы (в рамках дефицита госбюджета). Инфляция, по мнению монетаристов, возникает тогда, когда государственные расходы покрываются за счет эмиссии денег или займов и налогов, поскольку эти меры сокращают объем ресурсов для вложений в производство, а, значит, роста массы товаров и услуг. Поэтому они предлагают направлять государственное регулирование главным образом на стабилизацию цен. М. Фридмен вообще считает цены «нервной системой» рыночной экономики. Именно стабильный уровень цен он считает главным условием развития свободного предпринимательства и нормального функционирования рынка.
В теории занятости (или «естественной» безработицы) монетаристы по-своему трактуют понятие безработицы, считая ее особым «инструментом экономического контроля». Они считают, что профсоюзы оказывают негативное влияние на рынок труда, поскольку они, требуя и добиваясь увеличения заработной платы, завышают цену труда на рынке, чем нарушают равновесие между спросом и предложением труда. К аналогичным последствиям приводят и меры государственной политики в области занятости (гарантированный минимум заработной платы, пособия по безработице и т. п.). М. Фридмен вводит понятие «естественного уровня безработицы», который соответствует уровню реальных условий на рынке труда. По его мнению, он жестко предопределяется состоянием экономики и не должен искусственно меняться государственными мерами. Любые попытки снизить его приведут только к росту инфляции и другим диспропорциям. Следовательно, сократить безработицу можно только при условии снижения реальной заработной платы или если государство будет проводить меры по «очищению» рынка труда (от действий монополистов). На основе анализа статистики занятости и математических расчетов М. Фридмен определил «естественный уровень безработицы» для США в 7% трудоспособного населения. С целью снижения безработицы, по мнению монетаристов, необходимо ограничить права профсоюзов, перестроить социальную политику, которая должна состоять в развитии системы профессионального образования и переподготовки, улучшения системы информации о свободных рабочих местах, а также в исключении большинства социальных программ помощи безработным, из-за которых люди предпочитают безработицу и финансовую помощь государства. Свои теории инфляции и занятости М. Фридмен снабжает математической иллюстрацией, для чего использует кривую Филлипса.
Идеи монетаризма стали с конца 70-х гг. господствующими в экономической теории на Западе; эта теория стала, кроме того, основой экономической политики во многих развитых странах. Наиболее типичные примеры такой политики с середины 70-х гг. дают США (от правительства президента Никсона до Буша-младшего), Чили, Турция и др. Монетарная модель рыночной экономики принята за основу в ходе перестройки экономики России в 90-е гг.» — Ярцева Н.В., 2003 год.

К этому стоит добавить, что локомотивы европейской экономики — Германия и Франция — монетаризм на вооружение не взяли: во Франции — Институционально-социологическое направление, индикативное планирование, в Германии — вариант ордолиберализма — «социальное рыночное хозяйство».
Почему монетаризм прижился именно в России — остается только гадать.

Монетаризм простыми словами. Монетарная теория

Возникшее в США в рамках Чикагской школы. Это течение экономической мысли, отводящее деньгам определяющую роль в колебательном движении экономики. В центре внимания представителей этой школы находится проблема связей между денежной массой и объемом производства. По их мнению, банки — ведущий инструмент регулирования экономических процессов. Вызываемые ими изменения на денежном рынке трансформируются в изменения на рынке товаров и услуг. Следовательно, монетаризм — это наука о деньгах и их роли в процессе воспроизводства.

Монетаризм возник еще в 50-х гг. ХХ в., однако роль монетаристской теории усилилась в последней четверти ХХ в., когда обнаружилось, что кейнсианские методы регулирования экономики дают сбои. Если у Кейнса в центре внимания была безработица, обеспечение занятости и экономического роста, то с середины 70-х гг. ситуация изменилась. Теперь на первый план выдвинулась задача регулирования инфляции. Быстрая инфляция вызвала расстройство экономики, падение объема производства и значительную безработицу. Возникла стагфляция, т. е. падение и застой производства при одновременном росте инфляции. Началась переоценка методов регулирования и теоретических концепций. Среди экономистов стал популярен лозунг «назад к Смиту», что означало отказ от методов активного вмешательства и регулирования, поспешную разработку новой доктрины — монетаризма и «экономики предложения».

В науке стали говорить о «монетаристской контрреволюции», имея в виду восстание против «кейнсианской революции». В политике победил неоконсерватизм. Основоположником монетаризма является Милтон Фридмен (1912 год рождения). Его важнейшими трудами являются: «Количественная теория денег», «Капитализм и свобода».

Исходные положения (постулаты) монетаризма следующие:

По мнению кейнсианцев, в этой цепи кредитно-денежная политика оказывается ненадежным средством стабилизации. Монетаристы, напротив, убеждены в высокой эффективности кредитно-денежной политики. Они предлагают отличную от кейнсианцев цепь причинно-следственных связей между предложением денег и уровнем экономической активности: изменение кредитной политики > изменение резервов коммерческих банков > изменение денежного предложения > изменение совокупного спроса > изменение номинального ЧНП.

Монетаристы подчеркивают, что богатство, которым обладают люди, существует в различных формах: в виде денег, ценных бумаг , недвижимости и т.д. Ценность одних видов богатства увеличивается, других — падает. Каждый стремится увеличить свое богатство и решает, в какой форме его целесообразнее хранить. Потребность в деньгах объясняется их высокой ликвидностью , но обладание деньгами как таковыми дохода не приносит.

Зачем в обществе нужны деньги? Они служат средством обращения благ, другой мотив — желание иметь резерв.

Сколько денег желают иметь люди? Фридмен говорит, что вопрос может быть поставлен иначе: «какую часть своих портфелей люди хотят сохранить в ликвидной форме, а не в других видах активов»? Очевидно, ту часть, которая необходима для обеспечения покупок (оплаты товаров) и для кассовых резервов (минимум).

Потребность в деньгах — это спрос на деньги. Он относительно стабилен. На него влияют три фактора: объем производства; абсолютный уровень цен; скорость обращения денег, зависящая от их привлекательности (уровня процентной ставки).

Предложение — то количество денег, которое находится в обращении. Оно довольно изменчиво, задается извне, а не определяется экономическими факторами, хотя они и оказывают влияние на принимаемые решения. Предложение денег регулируется центральным банком.

Спрос на деньги и предложение денег — исходные параметры, под влиянием которых складывается монетарное равновесие. Оно связано с процессами, протекающими на товарном рынке.

Взаимосвязь денежного и товарного рынков рассматривается монетаристами и кейнсианцами по-разному: Кейнс не очень ценил процентную ставку как фактор, воздействующий на совокупный спрос; монетаристы придают денежному фактору и процентной ставке существенное значение — спрос на товары и инвестиции они связывают с денежным потоком. Изменение количества денег и скорости обращения денег влияет на совокупный спрос. Больше объем денежной массы — выше спрос на товары.

С увеличением денежной массы происходит рост цен, а это стимулирует производителей к расширению объема производства, увеличению выпуска продукции.

Таким образом, монетаристы исходят из того, что главная функция денег — служить финансовой основой и важнейшим стимулятором экономического развития. Увеличение денежной массы через систему банков воздействует на распределение ресурсов между отраслями, «помогает» техническому прогрессу, способствует поддержанию экономической активности.

Монетаристы тщательно проанализировали инфляцию. Они определяют ее как чисто денежное явление. Причина инфляции — избыток денежной массы: «много денег — мало товаров».

Инфляция связана с ожиданиями того, как сложатся дела в будущем. Монетаристы различают две разновидности инфляции: ожидаемая (нормальная) и непредвиденная (не соответствующая прогнозам). При ожидаемой инфляции достигается равновесие на товарном рынке: темп роста цен соответствует ожиданиям и расчетам людей. При непредвиденной инфляции возникают различные нарушения, увеличивается безработица. Делается вывод: необходимо перекрыть каналы, порождающие непредвиденную инфляцию.

Нужно устранить дефицит государственного бюджета, ограничить давление профсоюзов, сократить государственные расходы.

По мнению монетаристов, регулирование процентных ставок с целью стабилизации инвестиций — ошибочная цель, так как может раздуть пожар инфляции и сделать экономику менее устойчивой. Монетаристы считают, что руководящие кредитно-денежные учреждения должны стабилизировать не процентную ставку, а темп роста денежного предложения.

Фридмен выводит правило, согласно которому денежное предложение должно расширяться ежегодно в том же темпе, что и ежегодный темп потенциального роста валового национального продукта, т.е. денежное предложение должно устойчиво возрастать на 3-5% в год. Это, по мнению монетаристов, устраняет главную причину нестабильности экономики — изменчивое и непредсказуемое воздействие антициклической кредитно-денежной политики.

Теоретические споры между монетаристами и кейнсианцами не разрешились окончательной победой одного направления над другим. Между ними нельзя проводить резкую грань. Обе теории построены применительно к рыночным условиям, хотя имеют разные подходы и рекомендации.

Ниже в схематизированном виде приведены различия между подходами Кейнса и Фридмена.

Основные положения монетаризма

Монетаризм – это макроэкономическая теория, в которая определяет связь между количеством денег в обращении и устойчивым развитием экономики.

Монетаризм – это научная школа, основоположники и последователи которой считали, что государство выступает основным институтом, осуществляющим контроль денежной массы в обращении.

Определение 1

Монетаризм – это тип экономической политики, которая направлена на контроль денежной массы и, как следствие, уменьшение инфляции.

Сторонники монетаризма считают основным источником нестабильности экономической системы денежную сферу. Экономическую систему можно считать внутренне устойчивой относительно определенных макроэкономических показателей:

  • развитие и размещение производительных сил
  • наличие и доступность ресурсов
  • способность в расширенному воспроизводству и т. д.

Такое оптимальное соотношение не исключает безработицу в силу определенных институциональных особенностей экономики. Естественная безработица, как элемент макроэкономической нестабильности, присутствует в экономике любого государства. Деньги, в свою очередь, играют важную роль в экономике. И изменение их количества приводит к изменению потребительских расходов и номинальных доходов. Таким образом, может наблюдаться следующая ситуация: в краткосрочной перспективе происходит изменение уровня цен и объема производства. А в долгосрочной перспективе будет изменяться только уровень цен. В итоге, взаимосвязь между безработицей и инфляцией присутствует только в краткосрочном периоде.

Зависимость между денежной массой в обращении и важнейшими показателями экономики является одним из основных факторов устойчивого состояния экономической системы. Данная зависимость используется в рамках анализа влияния денежной политики на экономику.

Поддержание стабильного уровня цен — одна из основных макроэкономических целей любого государства. Достичь ее можно за счет контроля и регулирования денежного обращения. Правило таково: объем денежной массы должен возрастать в умеренном темпе, который зависит от соотношения долгосрочного темпа роста производства и скорости обращения денег.

Таким образом, основные положения монетаризма можно представить следующим образом:

  1. Монетаризм – это теория, рассматривающая инфляцию в качестве прямого следствия избыточного предложения денег. Феномен инфляции зависит от роста денежной массы.
  2. Так как предложение денежной массы формирует центральный банк, то и ответственность за ее регулирование и контроль лежит полностью на нем.
  3. Концепция монетарной политики основывается на долгосрочном планировании с учетом таргетирования темпов роста денежной массы. Именно в долгосрочном планировании монетаристы видят цель устойчивого развития экономики, а не в необдуманной манипуляции денежным предложением в краткосрочном периоде.

Представители монетаризма

Сам термин «монетаризм» возник относительно недавно. В 1968 году его впервые предложил американский экономист Карл Бруннер. Однако, первые идеи о влиянии денежной массы на инфляцию появились еще в III в. н.э. в Древнем Риме. Сформулировал эти положения Юлий Павел — древнеримский юрист.

У истоков концепции монетаризма стоял экономист и статистик — Ирвинг Фишер.

Замечание 1

Милтон Фридман – наиболее яркий представитель монетаризма, который в книге «Монетарная история Соединенных Штатов» доказал, что инфляционные процессы напрямую связаны с неоправданным ростом количества денег в обращении. Центральный банк он предлагал сделать институтом контроля и регулирования денежной массы.

Также, наиболее яркими представителями данной школы можно назвать Э. Фелпса, А. Мельцера, А. Шварца, Д. Лейдлера, Р. Селдена, Ф. Кейгана.

Монетаризм — это макроэкономическая теория, которая гласит: количество денег в обращении — определяющий фактор развития экономики. Она была главным направлением данной науки в начале ХХ века. И сейчас следует углубиться в изучение сути монетаризма, а также уделить особое внимание ее представителям.

Предшественники теории

Прежде чем рассказать о представителях монетаризма, нужно поведать о его предшественниках. Вообще, осознание того факта, что изменение цен напрямую зависит от количества имеющихся в обороте средств, случилось еще в античные времена. Еще в III веке об этом говорил Юлий Павел, древнеримский юрист.

Потом уже в 1752 году философ Дэвид Юм создал труд «Очерк о деньгах», в котором и была рассмотрена связь между инфляцией и объемом финансовых средств. В книге утверждалось: к медленному увеличению цен приводит рост денежного предложения.

К тому моменту, когда Джоном Стюартом Миллем был издан труд «Принципы политической экономии», сформировалась качественная теория денег.

Но за пределы академических кругов она не выходила. Многие считали, что теория денег просто не получит практического применения. Пока Кларк Варбуртон в период 1945-1953 гг. не заявил, что расширение денежной массы чревато ростом цен, а колебания ВВП напрямую связаны с предложением валютных средств.

И. Фишер

Следует рассказать и о деятельности этого американского экономиста. Ирвинг Фишер, как и Кларк Варбуртон, считал, что капитал — это запас, порождающий услугу, которая в дальнейшем оборачивается доходом.

Сначала ученый много внимания уделял рассмотрению производительности денежных средств. А затем сформулировал понятие их инвестиционных возможностей. Речь ведется о настоящей оценке дальнейшей отдачи пресловутого капитала. А само понятие денежных средств — это ее производное.

Что же получается? Капитал — это дисконтированный поток дохода.

Кроме этого, Ирвинг Фишер дал интересное определение понятию процента. Он считал, что это выражение того, насколько капитал полезен. То есть как велика его способность приносить доход. Но с другой стороны, процент является своего рода компенсацией его издержек от вложенной суммы.

Возникает вопрос: какое же все это имеет отношение к теории монетаризма? Непосредственное. Вкладывая личные сбережения, люди ожидают со временем получить прибыль в виде процентов. Их им платят производители, пользующиеся их деньгами в своих целях.

Что получается? Спрос на деньги непосредственным образом сталкивается с их предложением. А цена их равновесия — это рыночная ставка процента.

Основоположник теории

А вот теперь следует рассказать про Милтона Фридмана — американского экономиста, обладателя Нобелевской премии. Именно он является основоположником рассматриваемой теории.

В 1932 году будущий ученый окончил Ратгерский университет. Он учился на факультете математики и экономики — хотел стать актуарием.

Он был убежден, что современная наука может положить конец Великой депрессии. Данная уверенность сформировалась под влиянием его профессоров — Гомера Джонса и Артура Бернса.

Сразу после окончания вуза Милтон Фридман поступил в Чикагский университет, в магистратуру. Много времени он уделял изучению идей Генри Саймонса, Фрэнка Найта и Джейкоба Вайнера. Также ему удалось некоторое время посвятить изучению статистики под руководством самого Гарольда Хотеллинга.

По завершении государственной службы он начал академическую карьеру. В 1951 году Национальное бюро экономических исследований запустило проект по изучению денежного фактора непосредственно в деловом цикле. Его возглавил Фридман.

Интенсивные эмпирические исследования длились годами, и в 1956-м Фридман выпустил статью, которая называлась «Количественная теория денег: новая версия». А потом, через 7 лет, он вместе с Анной Шварц издал масштабный труд. Речь идет о книге «Монетарная история Соединенных Штатов, 1867-1960». Именно этот фундаментальный труд оказал влияние на дискуссию, проходившую в 60-х годах, завязанную около такой темы, как экономическая политика.

В том же году вместе с Дэвидом Мэйселменом он выпускает книгу «Относительная стабильность скорости денежного обращения и инвестиционный мультипликатор в США», в которой изучался период с 1897 по 1958 год. Этот труд тоже вызвал множество дебатов. Кейнсианцы и представители монетаризма спорили не прекращая.

Еще через 5 лет Фридман выпустил очередную масштабную статью. Она называлась «Роль монетарной политики». Этот труд оказался невероятным по значимости. Именно он повлиял на то, как дальше стала развиваться экономическая наука. Статья не просто стала началом теории рациональных ожиданий. Она заставила кейнсианцев пересмотреть свои убеждения и изменить их.

Основные положения монетаризма

Следующие утверждения в рамках теории являются верными:

  • Рыночная экономика устойчива, она регулируется самостоятельно и стремится к стабильности. Цены — главный регулятор.
  • Государственное вмешательство в экономику не является необходимым.
  • Денежные факторы всегда в приоритете.
  • Регулирование опирается на долговременные задачи, а не на текущие. Почему? Потому что последствия, возникающие вследствие колебаний денежной массы, проявляются не сразу. Проходит определенное время.
  • Изучение мотивов поведения людей важно.

Но это еще не все положения монетаризма. Краткая суть теории заключается в том, что спрос на деньги напрямую зависит от динамики ВВП. А вот его функция стабильна. Но предложение денег — нет. Потому что оно зависит от действий правительства, которые сложно спрогнозировать.

Представители монетаризма считают, что реальный ВВП вскоре перестанет расти. Это значит, что на него абсолютно никак не будет влиять изменение предложения денег. Отразится оно только на уровне инфляции.

Это и есть основная идея монетаризма. Данный принцип является базовым. Ему даже дали отдельное название. Все вышеописанное можно назвать просто: нейтральность денег.

Монетарное правило

Рассказывая о развитии теории монетаризма, необходимо отметить вниманием и данную тему. Приверженцы всех вышеописанных положений, руководствуясь пресловутым принципом нейтральности денег, хотели, чтобы все их утверждения были закреплены на законодательном уровне.

Они сформулировали особое правило: денежное предложение должно расширяться соответственно росту ВВП.

Зачем оно нужно? Затем, что соблюдение данного положения поможет устранить влияние кредитно-денежной политики. Поскольку она совершенно антициклична и непредсказуема.

Представители монетаризма так видели последствия соблюдения правила: постоянное увеличение валютного предложения поддерживает расширяющийся спрос. И инфляция при этом не растет!

Данное утверждение логично. Но как это обычно бывает, его раскритиковали. Кто? Конечно же, кейнсианцы. По их мнению, отказ от кредитно-денежной политики — это глупость. Ведь скорость обращения денег не является стабильной! И если предложение будет расти всегда, то это приведет к колебаниям совокупных расходов. А такое последствие дестабилизирует всю экономику.

Инфляция

У основателей монетаризма и его последователей имеется свое личное восприятие данного термина. Они утверждают: причина возникновения инфляции — это превышение темпа роста всей экономики ростом денег.

Как все происходит? Сначала люди не воспринимают рост цен как «начало конца». Им кажется, что это временно. И они продолжают хранить валюту — им нужна наличность, дабы обеспечивать себя всем необходимым для жизни.

Но что случается, когда цены продолжают расти? Люди понимают, что это не временно. Однако на тот момент их покупательная способность уже оказывается сниженной. Их деньги — просто дорогой способ сбережения активов. Разумеется, люди начинают уменьшать объем той наличности, которую они хранят.

Каков итог? Повышаются цены, номинальные доходы и зарплата (последнее, к сожалению, в символическом объеме). Финансовые остатки снижаются. И именно на этом этапе цены растут в разы быстрее, чем денежная масса. Конечно, если инфляция умеренная, то и темы приблизительно одинаковы.

Но так бывает редко. Обычно инфляция высока. И в таких случаях цен растут в разы интенсивнее денежного объема. Это снижает реальные доходы.

Безработица

Продолжая изучать возникновение монетаризма, а также его дальнейшее развитие, необходимо поднять вопрос, касающийся занятости населения. Ведь эта тема занимает важное место в рассматриваемой теории, а также в аргументации ее сторонников.

Итак, существует понятие естественной безработицы. Ее еще иначе называют добровольной. Нормальное явление, при котором уровень цен и реальная зарплата населения стабильны.

Монетаристы считают, что нарушение этого равновесия может случаться исключительно в краткосрочной перспективе. Что происходит? При повышенном уровне занятости инфляция растет. При пониженном — снижается. Среднесрочная перспектива такова, что рынок в итоге возвращается к равновесию.

На основе данных утверждений сформировалась еще одна идея монетаризма. Фридман и его сторонники уверяли: необходимо направить политику сферы занятости на уравнивание пресловутой динамики уровня безработицы.

Устранение безработицы

Разумеется, данную тему тоже не обошел вниманием монетаризм. Определение безработицы известно всем. Каждый знает, что это нормальное явление, но лишь пока оно находится в пределах разумного. Если безработица чрезмерна, ее нужно начинать регулировать.

Необходимо оговориться, что методы монетаристов многим могут показаться радикальными. Вот две их главные идеи по этому поводу:

  • Люди предпочитают работе получение пособий — их устраивает эта компенсация. Рекомендация: отменить их выплату. Это заставит людей трудиться. Исключение составляют недееспособные.
  • Нужно прекратить стимулировать экономический рост, увеличивая спрос. Тут есть огромный нюанс: это приведет к резкому ухудшению уровня жизни. Социальная обстановка будет катастрофической.

Именно из-за радикальности перечисленных методов их не воплотили в действительность.

Программы монетаристов

Фридман уверял, что инфляция является феноменом, развязанным абсолютно неграмотным вмешательством властей и вышестоящих органов в экономику.

Как поступили монетаристы? Они понимали, что инфляцию нельзя перегружать, когда в государственном бюджете наблюдается дефицит. А потому начали искать методы, не требующие от власти дополнительных трат.

Решением мог бы стать антиинфляционный блок, непосредственно связанный с ростом предложения. Он не нуждался в дополнительных инвестициях.

Каковы рекомендации? Продать все, что можно. Наступать на монополизм, продвигать малый и средний бизнес. Допускать разумную приватизацию (но только если в государстве крупный госсектор). Рынки необходимо либерализировать, обеспечить свободный приток капитала.

Это, разумеется, долгосрочная стратегия. Потому что факторы, которые отражаются на росте предложения, не сразу дают эффект.

Но самое действенное антиинфляционное средство — это ограничение спроса. И возможно оно, если будет проведена реформа так называемого конфискационного плана. Какова цель? Уменьшить количество имеющихся у жителей страны денег. Тогда совокупный спрос сократится. Но это слишком радикальный метод. В духе основных идей монетаризма.

К более лояльным способам относится заморозка сбережений. Это тоже приведет к снижению уровня ликвидности. Еще более лояльный метод (даже выгодный) — это поощрение приобретения недвижимости.

Еще одна идея заключается в удорожании кредитов. Сразу отсеется часть людей и предприятий, желающих их оформить. В экономике останутся лишь сильные производители. Они быстро наполнят рынок, и это приведет к падению цен.

Как бы то ни было, все предложенные школой монетаризма меры, направленные на удержание спроса, населением переносятся очень тяжело. Поэтому если их и вводить, то только на краткий срок. Впрочем, сами монетаристы так не считают.

Кредитная концепция

Рассказывая про монетаризм в экономике, нужно немного уделить внимание и этой теме. Кейнсианцы были сильно против того, что утверждали приверженцы данной теории. Они уверяли: в той экономике, основой которой является обращение кредитных средств, денежная масса всегда изменяется в зависимости от спроса.

В те времена дела обстояли чуть иначе, но вот в современности все намного сложнее. Экономические силы действуют в разных направлениях, иногда даже в противоположных. Потому что денежные системы XXI века сочетают как бумажно-денежный, так и кредитный фактор. Почему? Потому что государство, являясь элементом экономической системы, может сильно изменять спрос на деньги.

Для него все это — источник финансовых ресурсов. Если кредитная основа будет нарушена, то будут поломаны оптимальные границы финансового обращения.

Впрочем, многие часто приводят сюда один весомый контраргумент. Потребность в деньгах была и будет всегда. Она стабильна. И никакие резкие колебания на нее не повлияют. А предложение денег обязан контролировать центральный банк.

Теория в практике

Нельзя не заметить, что некоторые идеи монетаризма нашли свое применение в реальности. Сначала Центробанки включили в свои экономические модели так называемые денежные агрегаты. Это показатели структуры всей массы в целом. Говоря простым языком, так называются виды финансовых средств, которые отличаются уровнем ликвидности.

Случилось это в 1966 году. Первыми данную модель и динамику агрегатов изучила ФРС США. А потом распалась Бреттон-Вудская система. И концепция монетаристов получила свое распространение.

Центробанки перестали заниматься таргетированием валютного курса. Они перешли на денежные агрегаты.

Именно воплощение в действительность идей рассматриваемой теории стало причиной появления Европейской валютной системы.

Как же обстоят дела на данный момент, в XXI веке? Совсем недавно, в 2005-2010 годах, произошло формирование так называемого постмонетаризма. Это новая, соответствующая современности теория. И о ней нужно рассказать более подробно.

Новый монетаризм

Отдельной теорией его назвать нельзя. Это ответвление. Но занимается оно, как и его «предшественник», моделированием всех имеющихся у обмена товаров и денег несовершенств.

Основа данного ответвления — это теории игр, поиска, переговоров и дизайна. Все, что имеет место в XXI веке.

Основателем также являются ученые из США — Рэндалл Райт и Стивен Уильямсон. Некоторые идеи предложили Рикардо Лагос и Гийом Рошето — профессора Нью-Йоркского и Калифорнийского университетов.

Интересно, что новая теория берет истоки еще в 1970-х. Уже тогда старый монетаризм нуждался во введении в него некоторые микроэкономических новаций.

Какой же получилась новая теория? В ней осталась приверженность монетаристским моделям, но также появились актуальные для нынешнего времени положения.

Какова главная отличительная черта теории? Это моделирование микроэкономических основ денег, которые описывают, как их надо менять на товары. Вторая отличительная черта — внедрение новых положений в смежные научные области. В финансовое посредничество и банковское дело, если быть точнее.

Нельзя не отметить, что от новой теории уже ответвилось еще одно направление. Оно представлено моделями платежей. Именно по ним проходит изучение клиринговых и платежных систем. Это важно, ведь в них участвуют все банки (центральные в том числе).

Особое внимание по-прежнему уделяется теме кредитов. Также добавилась тема системного риска. Ведь он часто возникает в платежных системах из-за кредитования внутридневного типа.

Принципы новой теории

Их стоит рассмотреть напоследок. Вот главные положения обновленного, современного монетаризма:

  • Любой анализ проводится с учетом положений теорий игр, информации, поиска и общего равновесия. Это помогает прийти к реалистичным, внутренне непротиворечивым выводам.
  • Деньги всегда играют решающую роль. Для понимания кредитной и финансовой политики надо применять те модели, в которых они вводятся в непримитивной форме.
  • Финансовые посредники важны. Да, наличные средства и банковские обязательства имеют одну функцию — средство обращения. Но они не идентичны.
  • Моделируя рыночные несовершенства (что достигается с помощью финансовых посредников и денег), надо использовать особую интерпретацию и абстракцию. Методы не должны стать помехой получения правдоподобных ответов на актуальные вопросы. Потому предпочтение всегда отдается наиболее простым моделям.
  • Важное дополнение! Ни одна модель не универсальна. Поэтому их нужно разработать достаточное количество. А вот для решения задач использовать они будут схожие инструментальные средства.

Какие же модели сейчас используются? Те, которые считают деньги и товары делимыми, не сохраняемыми. Современные модели также разграничивают централизованный рынок и децентрализованный. Такое решение позволяет включить элементы, сложно описываемые в моделях (налогово-бюджетная политика, рынок труда, капитал и т. д.).

В общем, согласно мнению новых монетаристов, данные модели максимально приближены к реалистичному описанию современной экономики.

Монетаризм — экономическая теория, в соответствии с которой денежная масса, находящаяся в обращении, играет определяющую роль в стабилизации и развитии рыночной экономики .

Монетаризм — альтернативная кейнсианству экономическая теория, согласно которой совокупный объем продукта и уровень цен изменяются в зависимости от изменения предложения денег; и, следовательно, достижение безинфляционного роста экономики требует контроля за обращаемой денежной массой.

Термин «монетаризм» имеет и второе значение. Часто в экономической литературе им обозначают антиинфляционную политику государства, которая прошла апробацию в ряде промышленно развитых стран мира (США, Великобритании и др. ) в 80-е гг. XX в. Отдельные ее положения принесли ощутимый успех в борьбе с инфляционными процессами. Антиинфляционная программа предусматривала установление высокого банковского процента, прекращение роста заработной платы и даже ее снижение. С этой целью предлагалось поддерживать безработицу на достаточно высоком уровне.

Монетаризм — одно из основных течений современного неоконсерватизма, которое сформировалось наряду с теорией предложения в 50-70-е гг. XX в. Термин «монетаризм» ввел в 1968 г. американский экономист К. Брене с целью выделить денежную массу в качестве ключевого фактора, определяющего экономическую конъюнктуру. Оно имеет, однако, давние исторические корни, которые уходят в XVIII век, ко временам классиков — А. Смита, Д. Рикардо, Ж. Б. Сея, Д. Юма, и представляет собой доктрину «неоклассического возрождения» [

Монетаризм представляет собой одно из наиболее влиятельных течений в современной экономической науке, относящееся к неоклассическому направлению. Он рассматривает явления хозяйственной жизни преимущественно под углом зрения процессов, протекающих в сфере денежного обращения.

Основоположником монетаризма является создатель чикагской школы, лауреат Нобелевской премии 1976 г. Милтон Фридман. Именно он сформулировал большинство методологических принципов, на которые опирается значительная часть монетаристов. Основной принцип базируется на взаимосвязи формально-логического способа научного анализа с расчетами, сделанными на основе экономических моделей. Таким способом монетаристы увязывают реальное положение вещей с теоретическими выводами.

Главная особенность монетаризма в том, что все основные проблемы рыночного хозяйства рассматриваются и решаются через вопросы денежного обращения. Монетаристы — ярко выраженные сторонники свободного рынка. Они считают государственное регулирование бессмысленным в длительном промежутке времени, поскольку оно деблокирует действие рыночных регуляторов. В краткосрочном же периоде оно дает, по их мнению, лишь временный эффект. В силу этого обстоятельства ученые чикагской школы выработали ряд методологических принципов и теоретических концепций, которые противостоят кейнсианским концепциям государственного регулирования экономики

Монетаризм основывается на теоретическом положении о саморегулирующейся экономической системе. Суть — в двух тезисах: деньги — главная движущая сила рыночной экономики; центральный банк может воздействовать на денежное предложение. Предлагается поддерживать темп прироста денежной массы на уровне 3-5 % в год. В противном случае нарушается механизм частного предпринимательства, нарастает инфляция. Воздействие на экономику сводится к поддержанию постоянных темпов роста денежной массы. В связи с этим во многих странах было введено таргетирование денежной массы (от англ. target — цель), заключавшееся в установлении целевых ориентиров — низшего и высшего пределов различных денежных агрегатов на предстоящий период (квартал, год и т.п.). В США и ФРГ таргетирование было введено в начале 70-х годов, Канаде — в 1975 г., Франции и Великобритании — в 1978 г. В большинстве стран таргетирование выродилось в простую формальность: «вилки» пределов роста денежной массы подгоняются к фактическим темпам ее роста за предшествующий период, а за нарушение этих пределов центральный банк ответственности не несет.

Монетаризм, как следует из его названия, делает упор на деньгах и его основополагающим уравнением является уравнение обмена: MV = PQ, где М — предложение денег; V — скорость обращения денег; Р — уровень цен; Q — объем производимых услуг.

Основные принципы денежной теории:

  • 1. Фундаментальное различие между номинальным и реальным количеством денег.
  • 2. Кардинальное отличие перспектив, открывающихся перед отдельным индивидуумом и обществом в целом при изменении номинального количества денег.

Эти моменты составляют ядро монетарной теории.

  • 2.1 Другой способ выражения второго принципа состоит в различении уравнений: потока (сумма трат равна сумме получений, или объем конечных полученных услуг равен объему произведенных услуг) и запаса (сумма индивидуальных запасов наличности равна ее полному запасу в обществе).
  • 3. Решающая роль стремлений отдельных субъектов, которую отражает различие понятий ex ante и ex post. В момент получения дополнительной наличности объем затрат превосходит ожидаемый объем получений (ex ante: затраты превосходят получения). Ex post: обе величины оказываются равными. Но попытки индивидуумов истратить больше, чем они получают, заранее обреченные на провал, приводят к общему росту затрат и получений.
  • 4. Отличие конечного состояния от процесса перехода в это состояние демонстрирует разницу между долгосрочной статикой и краткосрочной динамикой.
  • 5. Смысл понятия «реальный запас денег» и его роль в процессе перехода от одного стационарного состояния равновесия к другому .

Монетаристская концепция опирается на количественную теорию денег, хотя ее интерпретация несколько отличается от традиционной.

Количественная теория говорит о том, что существует прямая связь между количеством денег и уровнем цен, что цены определяются количеством денег, находящихся в обращении, а покупательная способность денег обусловливается уровнем цен. Увеличивается денежная масса — растут цены. И наоборот, сокращается денежная масса — снижаются цены. При прочих равных условиях товарные цены изменяются пропорционально количеству денег.

Монетаристы исходят из того, что главная функция денег — служить финансовой основой и важнейшим стимулятором экономического развития. Регулирование денежной массы через систему банков воздействует на распределение ресурсов между отраслями, способствует техническому прогрессу, поддержанию экономической активности .

Денежным инструментом следует пользоваться осторожно. Если происходит относительно небольшое увеличение количества денег в обращении и соответственно повышение цен, согласуемые с темпом экономического роста, то создаются необходимые предпосылки для равновесия между денежным и товарным секторами. Если цены растут быстро, то развертывается неконтролируемая инфляция. Снижается покупательная сила денег. Потребность в них возрастает, ибо увеличивается объем товарооборота (в номинальном выражении). Нехватка денежных средств может привести к кризису платежей и расчетов.

Согласно представлениям монетаристов, инфляция — чисто денежное явление. По словам Фридмена, «центральным актом является то, что инфляция всегда и везде представляет собой денежный феномен». Причина инфляции — избыток денежной массы, «много денег — мало товаров». Изменения в спросе на деньги обычно возникают как реакция на происходящие процессы, на рыночную ситуацию, перемены в сфере хозяйственной политики.

Монетаристы различают две разновидности инфляции: ожидаемую и непредвиденную. При ожидаемой инфляции создаются предпосылки для достижения равновесия на рынках товаров и услуг: темп роста цен соответствует ожиданиям и расчетам людей. Государство в той или иной форме информирует о предполагаемом росте цен, скажем, на 3% в год, и к этому приспосабливаются производители, продавцы, покупатели.

Иное дело, если темп инфляции выходит за границы ожидаемого. Резкий рост цен сопровождается различными нарушениями, отклонениями от привычного ритма хозяйственной деятельности.

М. Фридмен высказывал свое отрицательное отношение к регулированию цен, к сдерживанию роста цен. Он утверждал, что контроль над ценами и заработной платой не способен устранить инфляцию.

Денежная политика должна быть направлена на достижение соответствия между спросом на деньги и их предложением. Рост денежного предложения (процент прироста денег) должен быть таким, чтобы обеспечивалась стабильность цен. Фридмен исходит из того, что маневрировать с различными показателями прироста денег весьма сложно.

Прогнозы центрального банка нередко ошибочны. Трудно, а скорее, и невозможно выяснить, какие именно факторы оказывают воздействие на экономическое развитие. Принимаемые решения, как правило, запаздывают.

«Если рассматривать кредитно-финансовую область — в большинстве случаев скорее всего будет принято неправильное решение, поскольку принимающие решение рассматривают лишь ограниченную область и не принимают во внимание совокупность последствий всей политики в целом», — писал Фридмен. По его мнению, центральному банку следует отказаться от конъюнктурной политики краткосрочного регулирования и перейти к политике долгосрочного воздействия на экономику, постепенного увеличения денежной массы.

Денежная масса влияет не на реальный, а на номинальный ВНП. Монетарные факторы «работают» на ценовые, стоимостные показатели. Поэтому под воздействием количественного роста денег происходит рост цен.

Монетаризм — экономическая теория, согласно которой количество денег в обращении является определяющим фактором формирования хозяйственной конъюнктуры и существует прямая связь между изменениями денежной массы в обращении и величиной валового национального продукта. Возникла в США в середине 50-х годов XX в. Сторонники монетаризма утверждают, что государственные мероприятия по стимулированию спроса, рекомендуемые кейнсианцами, не только не улучшают состояние экономики, но порождают новые диспропорции и кризисные спады.

Монетаристская версия количественной теории денег отлична от ее традиционных вариантов. Чистая теория спроса на деньги, выдвинутая М. Фридменом, ведущим теоретиком новой количественной теории, изложена в его очерке «Количественная теория денег: новая формулировка» (1956). Цель пересмотра классической количественной теории состояла в поиске ее связи с законами микроэкономики. Главное внимание акцентируется на исследовании проблемы спроса на кассовые остатки, т.е. закономерностей формирования потребностей в деньгах со стороны субъектов экономики. Следует подчеркнуть, что в монетаристской концепции спрос на деньги рассматривался как относительно стабильная величина, обеспечивающая устойчивость развития экономики. Данная посылка в исследовании не меняла в корне суть количественной теории, поскольку « …стабильная функция спроса на деньги служит лишь иным способом выражения постоянства скорости обращения денег, которая…всегда была предпосылкой количественной теории. Однако в монетаристском варианте жестко детерминированные формулы скорости заменяются вероятностной связью, допускающей значительные колебания числовых значений этого показателя».

Очевидно, что монетаристская концепция представляет собой дальнейшее развитие кембриджского варианта количественной теории денег. Тщательно разрабатывается вопрос о природе дохода

на активы, служащие альтернативой деньгам, и ресурсного (бюджетного) ограничения. В основе модели спроса на деньги Фридмена лежит поведение двух типов субъектов экономики: домашних хозяйств и фирм. Для первых деньги являются источником хранения богатства, а для вторых — капитальным активом. Деньги при этом рассматриваются как компонент накапливаемых и взаимозаменяемых активов. Главная функция денег как элемента портфеля активов субъектов экономики состоит в обеспечении платежей и создании резерва ликвидности. С учетом данной основной функции денег определяется перечень факторов, под воздействием которых формируется спрос субъектов экономики на денежные активы в целях построения функции спроса на деньги. К таким факторам были отнесены следующие:

В результате уравнение спроса на деньги, по Фридмену, принимает следующий вид:

где реальные денежные остатки у субъектов экономики (планируемый спрос на денежные остатки).

В этом уравнении учтен фактор влияния цен, который определяет обратную зависимость покупательной способности денег от уровня цен. В этих целях в уравнение введены не номинальные, а реальные (дефлированные по уровню цен) кассовые остатки экономических субъектов.

Тот факт, что денежные остатки рассматриваются как актив, сопоставимый с другими вилами активов, свидетельствует о том, что теория Фридмена выражена в значениях запасов, а не потоков. Такой подход позволяет проанализировать предложенное уравнение с точки зрения реального дохода (). Эту переменную можно трактовать как бюджетное ограничение. Сравнение доходности альтернативных активов дает экономическому субъекту возможность принять решение о том, какая часть общего богатства должна храниться в форме денег. Но эта процедура не позволяет определить уровень необходимых денежных остатков. Это становится возможным благодаря введению в уравнение наряду с относительной доходностью общего размера богатства. Реальный доход (), таким образом, представляет ограничение по богатству. При заданных склонностях (выражены переменной ) экономические субъекты максимизируют доход с учетом бюджетного ограничения, определяя их общим богатством и относительными доходами, получаемыми от имеющихся у них активов.

Появление монетаристской концепции спроса наденьги на ряд десятилетий увлекло экономическую мысль на поиск «статистически надежных» уравнений спроса наденьги. В частности, данному вопросу посвящен ряд работ Дж. Джадда и Дж. Скэддинга, А Мельцера, С. Голдфельда. «Уравнения подобного типа стали очень популярными и получили статус «стандартных» уравнений спроса на деньги».

Однако в дальнейшем исследования показали неточность прогноза спроса на деньги, получаемого с использованием подобных уравнений, что свидетельствовало о неустойчивости спроса на кассовые остатки. Главная проблема состояла в неучтенном в моделях монетаристов факторе предложения денег. Как подчеркивал американский экономист Н. Калдор, «упорные попытки Фридмена обосновать количественную теорию с иомощыо стабильной функции спроса наденьги или стабильной скорости… находятся в критической зависимости о того, является ли количество денег экзогенной величиной, устанавливаемой по усмотрению органов денежного контроля безотносительно к спросу наденьги».

Вопрос о возможности и реальности экзогенной денежной эмиссии неразрывно связан с кредитной природой современных денег. Кредитные деньги являются собирательным понятием. «Всеобщий меновый эквивалент, воплощенный в кредитных деньгах, соответствует эквиваленту мира товарного. Его можно рассматривать как эволюционную форму классического всеобщего эквивалента.

Демонетизация золота привела к потере важной составной части всеобщего эквивалента: утратилась абстрактная стоимость золотой субстанции денег, а также потребительная стоимость денежного товара. У всеобщего эквивалента остались лишь меновая стоимость и формальная потребительная стоимость денег». В кредитной форме денег внешним воплощением стоимости выступает долговое обязательство как носитель товарного капитала.

Кредитная природа современных денег проявляется в способах их эмиссии, которые связаны с кредитованием банковской системой экономических субъектов и государства. Объемы предложения кредитных денег, таким образом, тесно связаны с депозитной базой банковской системы. Следует также подчеркнуть, что если изначально основными формами кредитных денег были векселя, банкноты и чеки (как основная форма депозитных денег), то основной тенденцией последнего столетия стало развитие такой формы кредитных денег, как электронные депозитные деньги.

Монетаристы отвергают кредитную природу современных денег, поскольку такая трактовка свидетельствует о наличии пассивной реакции денежной массы на изменение товарооборота, что противоречит экзогенному принципу эмиссии платежных средств в монетаристских схемах.

Для подтверждения регулируемости денежной массы со стороны центрального банка монетаристы используют понятие денежного мультипликатора, основанного на регулировании денежной базы. В состав денежной базы включены: сумма наличных денег, выпущенных в обращение, остатки на резервных счетах коммерческих банков в центральном банке. Модель «база — мультипликатор» играет важную роль в обосновании монетаристского тезиса об автономности денежной массы.

Данная концепция подверглась критике последователей кейн- сианской школы — Дж. Тобина, Н. Калдора. Они подчеркивали, что в экономике, основанной на обращении кредитных денег, денежная масса изменяется в прямой зависимости от спроса экономических субъектов на наличные деньги и банковские депозиты.

Вместе с тем В. М. Усоскин справедливо обращает внимание на поверхностный характер противоречий двух теоретических направлений денежного анализа экономики. «Представители каждой фракции в пылу спора намеренно упрощают картину, выхватывая и абсолютизируя отдельные черты денежного механизма. Современный процесс формирования денежной массы весьма сложен и находится под влиянием многообразных экономических сил, действующих в различных, подчас противоположных направлениях… Кредитные каналы выпуска денег не гарантируют полного соответствия этого выпуска спросу хозяйства и не устраняют самостоятельности и автономности процессов в денежной сфере, их обратного влияния на конъюнктуру… несбалансированность денежного обращения является реальным фактом».

Современные денежные системы сочетают в себе кредитную и бумажно-денежную природу, поскольку высока возможность государства как элемента экономической системы формировать спрос на деньги. Данное положение находит подтверждение в системе кредитования банковской системой государства, которое снижает взаимосвязь и взаимообусловленность между предложением денег и спросом на них. Государство использует кредитно-денежную и финансовую системы как источник финансовых ресурсов и как рычаг воздействия на состояние экономической активности. Нарушение кредитной основы современных денег ведет к нарушению оптимальных границ денежного обращения.

Одна из определяющих особенностей монетаристской теории заключается в придании деньгам основополагающей, первопричинной роли во влиянии на состояние экономической системы (монетарная теория цикла). Современные сторонники этой теории (М. Фридмен, А. Шварц, К. Бруннер) связывают колебания экономической конъюнктуры с изменениями денежной массы. Исходным пунктом монетаристской концепции цикла является, как отмечено выше, стабильная функция спроса на кассовые остатки. Далее устанавливается следующая причинно-следственная связь:

  • потребность в деньгах устойчива и не подвержена резким колебаниям под воздействием экономической конъюнктуры;
  • основным источником нарушения равновесия экономической системы являются сдвиги в предложении денег;
  • предложение денег может эффективно контролировать центральный (эмиссионный) банк.

В монетаристской концепции циклов первоочередное внимание уделяется статистической корреляции изменения количества денег (объема денежной массы) и других характеристик экономической системы (ВВП, потребительские расходы, товарные цены). Наличие такой корреляции рассматривалось монетаристами как свидетельство закономерности влияния денег на уровень экономической активности. В наиболее полном виде вышеприведенные положения представлены в книге Фридмсна М. и Шварца А. «Монетарная история Соединенных Штатов. 1867-1960 гг.» (1963). Главная цель работы — обосновать идею определяющей роли денег в циклических колебаниях экономической конъюнктуры. Практическим подтверждением теории является статистический анализ ряда экономических показателей: денежной массы, дохода, цен и скорости обращения денег. Показатели состояния производственной сферы агрегированы в один показатель номинального денежного дохода.

Важное место в монетаризме занимает вопрос о причинах и факторах изменения денежной массы. В частности, определяется, что изменение денежной массы, накапливаемой субъектами экономики, зависит от изменения следующих показателей:

Проблема состояла в том, чтобы выяснить, в какой степени каждая из указанных переменных влияла на динамику денежной массы в историческом аспекте.

Эти вопросы исследовал также Кейген (1965). Оба исследования дополняют друг друга: если первая работа является историческим исследованием, то работа Кейгена представляет собой преимущественно количественное исследование факторов, воздействующих на денежную массу. Вывод из этих исследований заключается в том, что в краткосрочном периоде (в рамках обычного делового цикла) денежная масса является эндогенной величиной, зависящей от изменений факторов воспроизводственного процесса. Следовательно, в уравнении количественной теории изменения параметров правой части ведут к изменениям денежной массы в краткосрочном плане.

На протяжении длительных временных интервалов и в случае крупных промышленных циклов эти исследователи денежную массу рассматривают как экзогенную величину, изменение которой — основная причина колебаний номинального дох ода субъектов экономики в долговременном плане и в периоды крупных колебаний производства.

Публикация монетаристской версии причин делового цикла вызвала значительный резонанс в экономической литературе. Главным предметом критики стал вопрос об определяющей роли денег в механизме развития циклов и кризисов. С критическим анализом в данном направлении выступали Г. Крус, Дж. Тобин, У. Пул, Б. Хиггинс, М. Фридмен. Последний, в частности, указывает на опасность поспешного принятия на веру выводов о циклических колебаниях денежных факторов. Взаимозависимость денежной массы и реальной экономики должна описываться с помощью более сложных моделей, содержащих многие переменные величины и использующих нелинейные связи.

Длительный генезис теоретических концепций денежного анализа экономических систем выразился, таким образом, в трансформации количественной теории денег в двух разнополярных направлениях — монетаризме и кейнсианстве.

Сравним общие моменты и принципиальные различия в вопросах о роли денег и факторах, формирующих спрос на деньги.

1. Как кейнсианская теория, так и монетаризм основывают свой анализ на специальных уравнениях. Кейнсианская теория делает упор на совокупные расходы и их компоненты, постулируя, что совокупный объем расходов равен общей стоимости проданных товаров: С а + I р +Х n + G =GNP .

Основополагающим уравнением монетаризма является уравнение обмена MV=PQ . Левая часть уравнения () представляет собой общее количество расходов покупателей на приобретение объема произведенных благ. Правая часть () представляет собой общую выручку продавцов этого обмена. Согласно монетаристскому подходу общие расходы есть не что иное, как предложение денег, умноженное на скорость их обращения. Следовательно, () является монетаристским эквивалентом (С а +I р +X n + G ). Обращается внимание на техническое различие между левой частью кейнсианского уравнения и левой частью монетаристского уравнения: первая показывает планируемые или предполагаемые расходы, а вторая отражает действительные расходы субъектов экономики.

2. Кейнсианское уравнение отводит деньгам второстепенную роль: изменение кредитно-денежной политики изменяет предложение денег, в свою очередь, изменение денежного предложения воздействует на процентную ставку, влияя тем самым на уровень инвестиций. Монетаристы видят в денежном предложении единственный важнейший фактор, определяющий уровень производства и цен. Расширение денежного предложения повышает спрос на все виды активов, а также на текущий объем производства.

3. Принципиально расходятся взгляды представителей этих концепций по вопросу стабильности скорости обращения денег. Однако, как указывалось ранее, скорость денежного обращения никогда не рассматривалась как константа (постоянная величина). С позиций монетаристов факторы, воздействующие на скорость обращения денег, меняются постепенно и предсказуемо. Кроме того, скорость обращения денег не меняется в зависимости от их предложения. По мнению кейнсианцев, скорость обращения денег изменчива и непредсказуема: она меняется прямо пропорционально ставке процента и обратно пропорционально предложению денег.

Плюсы и минусы монетаризма — теория, определение и суть

Содержание:

На протяжении ХХ века шла долгая борьба между различными экономическими школами, прежде всего кейнсианством и монетаризмом. За последние 20-25 лет наиболее популярной оппозицией к кейнсианству стала чикагская школа — школа монетарного искусства. Сейчас почти во всем мире идеи этой школы экономики составляют основу государственной политики.

Современная Россия находится на сложном этапе развития: переход от экономики централизованного планирования к рыночной экономике, основанной на конкуренции.

При выборе той или иной экономической политики необходимо четко представлять ее принципы, преимущества и недостатки, просчеты и достижения, а главное — последствия.

Для современной экономики России теоретическая основа решения актуальных практических вопросов чрезвычайно важна:

  • Как сократить безработицу без резкого роста инфляции?
  • Как бороться с инфляцией и одновременно повышать спрос на рабочую силу?
  • Как стимулировать инвестиции, избегая при этом перегрева?

На эти и многие другие вопросы сторонники различных экономических школ отвечают полярно противоположными способами.

«Монетаризм» — один из самых важных и актуальных вопросов сегодня. Тема работы актуальна тем, что под именем монетаризма была возрождена давняя историческая традиция в области монетарной теории, которая во время кейнсианской революции казалась побежденной и подвергнутой интеллектуальной изоляции. В новом токе вновь была подчеркнута роль денег в объяснении колебаний экономической активности и инфляции. Давняя историческая традиция, количественная теория денег прошла долгий путь и была важной составляющей неоклассических взглядов.

Монетаристы поставили перед собой задачу возродить и модернизировать количественную теорию, которая пережила деликатное фиаско в 1930-х годах, а затем впала в глубокую стагнацию. Они стремились сделать его более гибким, убрать его самые сомнительные утверждения и выводы, перестроить его структуру, систему доказательств и его аналитический аппарат. В этой обновленной форме теория стала ядром доктрины, которая утверждала, по словам Фридмана, что «деньги имеют значение, и что любая оценка краткосрочных колебаний экономической деятельности кажется серьезно порочной, если она не учитывает изменения денежных показателей».

Монетаризм. Теоретический аспект

Монетаризм понимается как общий теоретический подход, который признает исключительную важность денег в экономике и отдает приоритет специальному виду денежно-кредитной политики — прямому регулированию темпов роста денежной массы — по сравнению с другими методами влияния, особенно фискальной и денежно-кредитной политикой, которые, однако, влияют на экономику через процентные ставки.

Термин «монетаризм» был введен в современную литературу Карлом Брюнером в 1968 году и обычно используется для характеристики экономической школы (обычно Чикагской школы), которая утверждает, что совокупный денежный доход оказывает основное влияние на изменение денежной массы.

Первоначально монетаризм отождествлялся с антикейнсианством, что подтверждается названием некоторых работ видных представителей монетарной теории (книга Г. Джонсана «Кейнсианская революция и монетарная контрреволюция»).

Одновременно с критикой кейнсианской макроэкономической теории и экономической политики вместе с ее приверженцами была разработана монетарная теория определения национального дохода и теория циклов (A. Schwartz, K. Brunner, A. Melzer, D. Leidler, R. Selden, F. Каган) лидер монетаристов Милтон Фридман (р. 1912) — американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике 1976 года «за исследования в области потребления, истории и теории денег». Он родился в Нью-Йорке и окончил Ратгерский университет (1932) и Чикагский университет (1934).

Он наиболее известен во всем мире благодаря своей работе по монетарной тематике. К ним относятся его отредактированный том «Исследования в области количественной теории денег» (1956 г.) и книга в соавторстве с Анной Шварц «История денежной системы США» (1867-1960 гг.) (1963 г.). (1963). Денежная концепция Фридмана привела, по словам американского экономиста Г. Эллиса, к «повторному открытию денег» из-за почти повсеместного роста, особенно в последний период, инфляции.

Последующий рост влияния и популярности монетаризма, особенно в США и Великобритании, где он был принят в качестве основной теории развития экономической политики, связан с обострением инфляционных процессов и их влиянием на экономику.

Определение монетарности

Сложность и развитие экономических отношений между людьми ставили перед экономистами все новые и новые задачи. На ранних стадиях формирования экономической теории знание было фрагментировано и отвечало задачам, поставленным правящим классом. Со временем произошло накопление теоретических данных, позволившее сформировать фундаментальный научный фундамент. С этого времени экономические школы стали рассматривать не только практические задачи, но и теоретические аспекты экономической жизни человека. В начале двадцатого века экономика стала рассматриваться как субъект, подверженный цикличности. Этот принцип отражен в теории Джона Кейнса. В то же время он считал, что роль государства в экономической модели существенна. Именно она способна своевременно вмешиваться в структуру экономики.

Однако развитие экономики показало, что кейнсианские принципы не всегда актуальны, и вмешательство государства должно быть ограничено. Таким образом, возникла неоклассическая экономическая школа. Она характеризовалась тремя основными направлениями:

  • Монетаризм;
  • теория рациональных ожиданий;
  • Экономика снабжения.

Сам термин монетаризм появился в 1968 году Он был введен Карлом Брюннером и имеет два основных значения:

  • Монетаризм — это течение в экономической теории, основанное на предположении, что деньги и денежные отношения играют большую роль в экономической жизни. Этот факт, в свою очередь, формирует особый подход к проблемам репродуктивной деятельности, политики в области социального обеспечения, а также в сфере международных экономических отношений и борьбы с преступностью.
  • Монетаризм определяется как направление политической деятельности, связанное с регулированием денежной массы и процентных ставок для обеспечения экономического роста и развития.

Плюсы и минусы монетаризма

Недостатки монетарной теории заключаются в следующем:

  • Предложение Фридмана о взаимосвязи между денежной массой и ростом ВВП было подвергнуто критике, потому что рост является циклическим, а точную сумму потраченных денег трудно предсказать. Более того, не было четкого определения денег. В некоторых списаниях предлагалось считать коммерческие депозиты или депозиты до востребования в дополнение к валюте.
  • Многие экономисты осуждали приверженность Фридмана идее свободного рынка, поскольку было много реальных примеров негативных последствий, когда рыночный механизм был полностью освобожден от государственного контроля.
  • Не менее поверхностной и необоснованной является связь между бизнес-циклами и колебаниями денежной массы.

Когда мы говорим о монетаризме как направлении политической деятельности, есть плюсы и минусы. Плюсы обычно включают в себя гибкость и способность реагировать на изменения в экономике в ущерб монетарной политике. Это позволяет избежать личных интересов и политического давления. Монетаризм по своей природе несколько мягче и консервативнее по своим последствиям, чем налоговая система. Кроме того, изменение денежной массы позволяет более эффективно влиять на экономическую деятельность.

Недостатки включают в себя циклическую предвзятость информации. Кроме того, денежные вливания не всегда положительно влияют на скорость денежного обращения.

В современную эпоху многие государства прибегают к использованию денежно-кредитной политики, поскольку ее легче проводить в экономической системе. Кроме того, она оказывает более мягкое воздействие на экономические институты, чем бюджетная политика. Следует отметить, что монетаризм и фискальная система тесно связаны в экономической жизни страны и оказывают влияние друг на друга.

Суть теории монетаризма

Сторонники теории монетаризма считали, что рынок способен к саморегулированию и поэтому вмешательство государства должно быть ограничено. Они призвали сократить долю валового внутреннего продукта в государственном бюджете. Неоклассики призывали к ограниченному вмешательству правительства, потому что верили в это:

  • Она мешает регулированию рынка, блокируя его.
  • Это может положительно сказаться на спросе, но не на предложении, поскольку государственное вмешательство требует оплаты из общего национального дохода.

Политика ищет краткосрочные решения, в то время как экономика требует долгосрочного планового подхода.

В основе идей монетаризма лежит количественная теория денег, разработанная Фишером в начале ХХ века. Это выражается следующей формулой:

MV=PQ, где:

  • М — это масса денег в обращении,
  • V — скорость циркуляции,
  • Р — цена товара,
  • Q — объем товаров в обращении.

Первая часть уравнения показывает предложение денег, вторая часть — спрос на деньги. Предполагается, что денежная масса автономна, то есть любое государственное вмешательство приводит к шоку всей экономической системы страны.

Сущность денежной теории сводится к описанию и изучению спроса на деньги. Сам Фридман ввел функцию спроса и предложения денег. По его словам, это зависит от двух величин — национального дохода и других видов дохода от частной собственности, а также от психологических ожиданий владельцев этой собственности. Поскольку указанные значения остаются стабильными в течение короткого периода времени, все инфляционные тенденции связаны с дополнительным вливанием денег в оборот со стороны государства. Монетаристы считали, что увеличить денежную массу можно только за счет процентного роста валового внутреннего продукта.

Кроме того, монетаристы считали, что повышение уровня социального обеспечения за счет программ, используемых государством, неэффективно. Они утверждали, что все социальные субсидии и другие виды помощи идут на нужды среднего класса и что поддержка бедных не работает. Фридман предложил ввести систему ваучеров на образование, чтобы родители могли выбирать школы, которые они хотят посещать. Они также предложили ввести право наследования или капитализации пенсионных взносов. Фридман выступал за регрессивный налог, от которого можно было бы полностью освободить граждан с доходами ниже прожиточного минимума.

Теория монетаризма в JSTOR

Абстрактный

Friedmans monetäre Theorie des nominalen Einkommens, eine modifizierte Version der Quantitätstheorie, ruht entscheidend auf der behavior Richtung des Wirkungszusammenhangs Geldmenge → Volkseinkommen. Die empirische Evidenz, von Friedman als Begründung allein herangezogen, reicht für eine Bestätigung seiner Theorie als einer kurzfristig orientierten Konjunkturtheorie nicht aus. Brunner / Meltzer bewältigen Friedmans Kausalitätsdilemma durch die Einführung einer eldangebotstheorie.Damit werden sie jedoch mit der Frage nach den Determinanten der Geldbasis konfrontiert, was dazu zwingt, die Institutionellen Regelungen in den jeweils betrachteten Finanzmärkten Expizit zu berücksichtigen. In der Konzeption des Übertragungswegs von Geldmengenveränderungen auf die Wirtschaftsentwicklung stimmen Monetaristen und Neo-Keynesianer (Tobin) im Grundsatz überein. Dies läßt eine allmähliche Konvergenz der geldtheoretischen Ansichten beider Gruppen erwarten.

Информация об издателе

Издательство Mohr Siebeck, www.mohr.de, основанная в 1801 году, издает монографии, серии и журналы в области теологии, иудаики, религиоведения, философии, социологии, истории, права и экономики. В число авторов этого известного издательства входят ученые и исследователи, известные во всем мире. Самым старым журналом Мора Зибека является Archiv für die civilistische Praxis, основанный в 1821 году. Помимо преимущественно немецкоязычных журналов, Мор Зибек также издает два англоязычных журнала по экономике: FinanzArchiv / Public Finance Analysis (основанный как Finanzarchiv в 1884 году). и Журнал институциональной и теоретической экономики (основан как Zeitschrift für die gesamte Staatswissenschaft в 1844 году).Другой англоязычный журнал — Jewish Studies Quarterly (основан в 1993 г.). Многие другие журналы содержат большое количество англоязычных статей, например Archiv des Völkerrechts (основан в 1948 году), Early Christianty (основан в 2010 году) и Rabels Zeitschrift für ausländisches und internationals Privatrecht (основан в 1927 году).

Определение монетаризма от Merriam-Webster

мон · э · таризм | \ ˈMä-nə-tə-ˌri-zəm также ˈmə- \ : экономическая теория, согласно которой стабильный экономический рост может быть обеспечен только путем контроля скорости увеличения денежной массы, чтобы соответствовать способности к росту реальной производительности.

Выступление, Мейер — Имеют ли значение деньги? — 28 марта 2001 г.,

Имеют ли значение деньги?

Всегда приятно вернуться в Петербург.Луи и Вашингтонскому университету, и увидеть так много друзей и бывших коллег. Но мне особенно приятно находиться здесь по этому случаю, лекции Гомера Джонса. Гомер Джонс все еще работал в Федеральном резервном банке Сент-Луиса, когда я приехал в Вашингтонский университет в 1969 году, а его жена Элис была преподавателем на факультете экономики. Я имел удовольствие познакомиться с обоими. Гомер был особенным во многих отношениях. Он, конечно же, был лидером в создании исследовательского отдела Федерального резервного банка Санкт-Петербурга.Луи и ориентируя его на монетаристскую перспективу. Но был также замечательный контраст между его твердыми убеждениями и мягкими манерами. Это было сочетание восхищения и подражания. Я допускаю, что, возможно, мне больше удавалось подражать твердым убеждениям, чем мягким манерам. Но это только заставляет меня восхищаться Гомером еще больше.

Я хорошо помню свой первый визит в Сент-Луис и Вашингтонский университет в начале 1969 года. Я был аспирантом Массачусетского технологического института и посетил университет в поисках работы доцентом экономики.Меня встретили в аэропорту и доставили в отель перед моим семинаром в университете на следующий день. Когда я вошел в свой гостиничный номер, мое внимание сразу же привлекла небольшая табличка на столе. Он гласил: «Деньги имеют значение». Моей первой реакцией был трепет перед Федеральным резервом Сент-Луиса. «Они очень серьезно относятся к монетаризму», — подумал я. На самом деле это оказалась реклама местного коммерческого банка, а не ФРС Сент-Луиса. Но рассказ об этом инциденте стал юмористическим началом моего семинара на следующий день.Я нервничал, поэтому мне помогло хорошее начало семинара с забавной истории. Это дало мне импульс. И посмотрите, где я оказался.

Поэтому, когда я рассматривал темы для лекции Гомера Джонса, я думал о монетаризме и роли денег. Мои мысли быстро вернули меня к тому инциденту, и я взял в качестве заголовка «Имеют ли значение деньги?» Я имел в виду оценку роли монетаризма в формировании нынешних представлений о макроэкономическом моделировании и проведении денежно-кредитной политики.

Я часто начинаю работу с выводами. Монетаризм связан с деньгами, но деньги не играют явной роли в сегодняшней консенсусной макромодели и практически не играют роли в проведении денежно-кредитной политики, по крайней мере, в Соединенных Штатах. Таким образом, можно было заключить, что монетаризм не оказал влияния ни на макроэкономику, ни на денежно-кредитную политику. Этот вывод был проблемой: я не хотел писать эту статью для лекции Гомера Джонса.

Поэтому я решил использовать совершенно новый подход к этой статье.Я бы отложил написание заключения до тех пор, пока не напишу статью. Итак, я приглашаю вас разделить мое путешествие в поисках заключения. Я начну с описания основных черт монетаризма, изложу свою интерпретацию сегодняшней макромодели консенсуса и объясню роль монетаризма в формировании этого консенсуса. Каким бы ни было долговременное влияние монетаризма, в этом путешествии по-прежнему не будет явной роли денег в модели консенсуса и незначительной или никакой явной роли в текущей практике денежно-кредитной политики, по крайней мере, в Соединенных Штатах.Это заставляет меня исследовать, не принижают ли существующие модели и текущая практика роль денег.

I. Деньги и монетаризм

На мой взгляд, монетаризм имеет несколько существенных черт. Прежде всего, монетаризм — это реинкарнация классической макроэкономики, в которой основное внимание уделяется долгосрочным свойствам экономики, а не краткосрочной динамике.

Классическая макроэкономика подчеркивала несколько ключевых долгосрочных свойств экономики, включая нейтральность денег и количественную теорию денег.Нейтралитет сохраняется, если равновесные значения реальных переменных, включая уровень выпуска, не зависят от уровня денежной массы в долгосрочном периоде. Сверхнейтральность сохраняется, когда реальные переменные, в том числе темпы роста выпуска, не зависят от темпов роста денежной массы в долгосрочном периоде. Количественная теория денег утверждает, что цены движутся пропорционально изменениям в денежной массе, так что инфляция связана с ростом денежной массы. Вместе эти предложения определяют, чего можно добиться и чего не может добиться денежно-кредитной политикой, и, следовательно, разграничивают обязанности центральных банков.Они означают, что центральные банки не влияют на уровень или темпы роста производства в долгосрочном периоде, но определяют уровень инфляции в долгосрочном периоде. 1

Во-вторых, монетаризм меньше фокусируется на структуре экономики и краткосрочной динамике и больше на долгосрочных выводах, таких как долгосрочная связь между деньгами и выпуском, деньгами и инфляцией. Этот фокус частично отражает скептицизм относительно нашей способности понять или адекватно количественно оценить структурные связи и динамику.По этой причине монетаристы, как правило, предпочитают уравнения в приведенной форме или VAR структурным уравнениям или структурным эконометрическим моделям и уделяют больше внимания долгосрочным результатам, чем краткосрочной динамике.

В-третьих, монетаристы скептически относятся к способности использовать денежно-кредитную политику для краткосрочной стабилизации, несмотря на то, что они считают, что краткосрочные колебания роста денежной массы действительно влияют на совокупный спрос и, следовательно, на выпуск. В результате они отдают предпочтение правилам, часто пассивным, которые сосредоточены на достижении темпов роста денежной массы, согласующихся со стабильностью цен в долгосрочном периоде, без каких-либо корректировок для смягчения краткосрочных колебаний совокупного спроса. 2 Это предпочтение снова отражает неопределенность в отношении структуры экономики и краткосрочной динамики, а также длительные и переменные задержки в реакции совокупного спроса на изменения в денежной массе.

В этих чертах монетаризма есть главная тема: они сосредоточены на роли денег и выводе о том, что «деньги имеют значение». Деньги имеют значение — на самом деле это почти все, что имеет значение — для инфляции в долгосрочной перспективе. Учитывая широко распространенное стремление к стабильности цен, монетаристы считают, что центральные банки должны уделять должное внимание росту денежной массы при проведении денежно-кредитной политики.

II. Макромодель консенсуса: монетаризм без денег?

Один из способов судить о влиянии монетаризма — это соответствие сегодняшней консенсусной макромодели основным чертам монетаризма, изложенным выше.

Одно из моих любимых высказываний об экономистах — «Два экономиста, три мнения». Это высказывание больше относится к макроэкономистам, чем к микроэкономистам. По этой причине определение макромодели консенсуса всегда было проблемой.Но я считаю, что в последние годы произошло некоторое сближение к консенсусу. Этот консенсус обычно выражается в терминах простой динамической модели из трех уравнений: 3

(1) Y g t = a Y g t-1 + b E t (Y g t + 1 ) — c [R t -E t (p t + 1 )] + x t

(2) p t = d (Y g t ) + w 1 p t-1 + w 2 E t (p t + 1 ) + z t , w 1 + w 2 = 1

(3) R t = r * + E t (p t + 1 ) + f Y g t-1 + g (p t-1 — p T ),

где Y g равно разнице выпуска (разница в процентных пунктах между фактическим и потенциальным выпуском), R равна номинальной процентной ставке, r * равна равновесной реальной процентной ставке, p равна инфляции, а p T равна цели инфляции, x и z — стохастические шоки, и все коэффициенты положительны.

Модель включает уравнение совокупного спроса, кривую Филлипса и правило денежно-кредитной политики. Уравнение совокупного спроса, заданное уравнением 1, по сути является динамической версией старой кривой IS, в которой уровень выпуска (в данном случае разрыв выпуска) зависит от реальной процентной ставки. Эта спецификация учитывает эффекты как запаздывающих результатов, так и ожиданий относительно будущих результатов. Кривая Филлипса, заданная уравнением 2, связывает уровень инфляции с разрывом выпуска (измеряя баланс между спросом и предложением на рынке выпускаемой продукции), а также с прошлой инфляцией и инфляционными ожиданиями.Эффект прошлой инфляции отражает роль жестких цен, в то время как инфляционные ожидания предполагаются, как в уравнении 1, в соответствии с рациональными ожиданиями. Правило политики, уравнение 3, связывает процентную ставку, рассматриваемую как инструмент денежно-кредитной политики, с разрыв выпуска и разница между инфляцией и целевым показателем инфляции центрального банка. То есть политика корректируется в ответ на отклонения объема производства и инфляции от их соответствующих целей — полной занятости и стабильности цен. 4

В модели консенсуса есть как минимум три нововведения по сравнению со структурой IS-LM, возможно, вчерашней моделью консенсуса. Во-первых, модель IS-LM имеет два уравнения и три неизвестных и поэтому может быть решена только при условии, что либо уровень цен, либо уровень выпуска фиксированы. Сегодняшняя модель консенсуса допускает как жесткие цены в краткосрочном периоде, так и полную ценовую гибкость в долгосрочном периоде за счет введения кривой Филлипса. По сути, кривая Филлипса фиксирует степень устойчивости цен в краткосрочном периоде, предоставляя возможности как для краткосрочных движений фактического объема производства по отношению к потенциальному, так и для политики стабилизации, обеспечивая при этом механизм, обеспечивающий переход к долгосрочному периоду. запустить классическое равновесие.

Во-вторых, сегодняшняя модель консенсуса заменяет уравнение LM правилом политики. Кривая LM выражает состояние равновесия на денежном рынке, баланс между предложением и спросом на деньги. Неявно денежная масса рассматривается как инструмент денежно-кредитной политики. Правило политики в сегодняшней модели консенсуса определяет способ, которым директивные органы корректируют процентную ставку в зависимости от экономического развития. Эта спецификация имеет то преимущество, что более точно отражает преобладающие операционные процедуры в центральных банках по всему миру, учитывая, что они, почти без исключения, реализуют денежно-кредитную политику, устанавливая цель для некоторой ключевой процентной ставки.Он также отражает более современный взгляд на «политику» как на систематическую адаптацию инструмента или инструментов политики к текущим экономическим изменениям, а не просто как на экзогенный процесс, выходящий за рамки модели.

В-третьих, модель явно включает в себя перспективные элементы экономического поведения и учитывает важность ожиданий. В представленной здесь эклектичной форме модель учитывает как перспективные элементы, так и корректировку с запаздыванием, например, из-за затрат на корректировку.

Модель консенсуса широко используется при обучении макроэкономике и анализу политики, особенно при оценке свойств альтернативных правил политики. Крупномасштабные макромодели, используемые для анализа и прогнозирования политики, обычно имеют более богатую структуру, включая более богатый набор каналов денежно-кредитной политики. Этот набор обычно включает диапазон процентных ставок, цен на активы и обменный курс, но почти никогда не играет прямой или независимой роли денег.Это верно в отношении модели FRB-US, используемой персоналом Совета управляющих для анализа и прогнозирования политики. Эта модель имеет структуру, во многом совместимую с этой простой консенсусной моделью в том смысле, что ее уравнения совокупного спроса и инфляции, например, содержат одно и то же сочетание запаздывающей корректировки и прогнозных ожиданий, а ее определение процентной ставки закреплено политическим правилом.

Итак, каково влияние монетаризма на сегодняшнюю модель консенсуса? С одной стороны, модель не играет очевидной роли для денег.Таким образом, на первый взгляд сегодняшняя Модель консенсуса, по-видимому, является четким и окончательным отказом от фокуса монетаризма «денежные вопросы». С другой стороны, классические свойства, которые я обрисовал в общих чертах, сохраняются в этой модели (по крайней мере, если мы переопределим их в терминах «денежно-кредитной политики», а не «денежной массы»). Денежно-кредитная политика не влияет на уровень или темпы роста потенциального объема производства, а инфляция определяется денежно-кредитной политикой в ​​том смысле, что она приближается к целевому показателю, установленному центральным банком в правиле политики.

Таким образом, я пришел к выводу, что мы все еще можем ясно видеть влияние монетаризма в модели консенсуса. Монетаризм сосредоточил внимание на роли центрального банка в определении инфляции, подчеркнув связь между деньгами и инфляцией. Модель консенсуса может обойтись без денег, но она сохранила ключевой вывод о том, что центральные банки в конечном итоге определяют уровень инфляции.

Связь между деньгами, выпуском и инфляцией, очевидно, находится за пределами этой модели.Мы могли бы вывести его на поверхность, просто добавив вчерашнюю кривую LM к сегодняшней модели консенсуса. Это дает четвертое уравнение и четвертую переменную — денежную массу. Кривая LM, однако, не является частью одновременной структуры расширенной модели. Первые три уравнения определяют объем производства, процентную ставку и инфляцию, не обращаясь к кривой LM. Все, что делает кривая LM, — это определяет уровень номинальной денежной массы в соответствии с решениями по выпуску, ценам и процентной ставке.Фактически, кривая LM определяет количество денег, которое центральный банк обнаружит, что он должен предоставить, когда он следует правилу политики, учитывая шоки в экономике. Таким образом, денежная масса стала менее интересной, второстепенной эндогенной переменной в этой истории.

Однако этот подход не противоречит устойчивой эмпирической связи между ростом денежной массы и другими экономическими переменными, особенно между ростом денежной массы и инфляцией. Фактически, если уравнение спроса на деньги (лежащее в основе кривой LM) стабильно, в долгосрочной перспективе будет стабильная связь между деньгами и инфляцией.

Расширенная модель также проясняет, что нет ничего несовместимого со стабильной долгосрочной взаимосвязью между деньгами и инфляцией, как подчеркивают монетаристы, и кривой Филлипса, увеличенной ожиданиями, которая является основой структурных моделей кейнсианского типа, а также частью сегодняшняя консенсусная макромодель. Предложение монетариста — это результат, результат. Этот вывод о долгосрочной взаимосвязи между деньгами и ценами подразумевается в модели консенсуса при условии, что уравнение спроса на деньги стабильно.Структурная модель консенсуса также касается структуры или процесса. Это объясняет, как денежно-кредитное стимулирование увеличивает инфляцию.

Модель консенсуса по-прежнему соответствует взаимосвязи между ростом денежной массы и инфляцией, но, похоже, принижает роль денег. Но не меняет ли он роль денег? В поисках ответов я сосредоточусь на денежно-кредитной политике в Японии и на различной роли денег в проведении денежно-кредитной политики Европейским центральным банком и Федеральной резервной системой.

III. Дебаты о монетизации: не меняет ли модель консенсуса роль денег?

В Японии процентная ставка была снижена до нуля и остается близкой к нулю. Ноль — это логическая нижняя граница номинальной ставки, потому что, если бы процентная ставка была отрицательной, все предпочли бы держать наличные, и на облигации не было бы спроса. Но даже при краткосрочной учетной ставке, близкой к нулю, японская экономика остается слабой, и есть основания для дополнительного денежно-кредитного стимулирования.Однако, согласно модели консенсуса, когда учетная ставка снижается до нуля, центральный банк исчерпал свою способность стимулировать экономику.

Среди прочих монетаристы отвергают этот вывод. Они утверждают, что Японии следует приступить к стратегии монетизации или количественного смягчения, и оценивать стимулы своей политики с точки зрения темпов роста денежной массы, а не уровня своей политики. Банк Японии недавно сделал шаг в направлении такой стратегии монетизации.

Есть два пути к выводу, что такая стратегия позволит денежно-кредитной политике предоставить дополнительные стимулы, даже если учетная ставка будет снижена до нуля. Во-первых, некоторые монетаристы утверждают, что деньги напрямую влияют на совокупный спрос. То есть кривая IS в модели консенсуса неверно определена, поскольку она учитывает только канал влияния процентной ставки, а не прямое влияние денег на расходы. Включите денежную массу в качестве дополнительного фактора, определяющего совокупный спрос, и, конечно же, монетизация сработает! Во-вторых, даже если деньги не влияют напрямую на совокупный спрос, механизм передачи определенно более сложен, чем предполагает простая спецификация кривой IS.Деньги могут играть роль в структурных уравнениях для совокупного спроса или в VAR в качестве заместителя для каналов, которые может быть трудно количественно оценить или которые просто не учитываются.

Лично я не верю, что деньги напрямую влияют на совокупный спрос. Но я могу быть предвзятым. Мое мнение частично основано на моих собственных исследованиях. Я проверил и отверг гипотезу о таком прямом эффекте в своей диссертации. В своей диссертации я также проверил гипотезу роли доверенного лица и отверг ее.Но роль доверенных лиц для денег заслуживает дальнейшего внимания. 5

Когда ведущие монетаристы, такие как Милтон Фридман, обсуждали механизм передачи, они описывали денежно-кредитную политику как действующую через широкий диапазон процентных ставок и цен на активы. 6 Как я отмечал ранее, крупномасштабные структурные модели также включают гораздо более подробную трактовку каналов денежно-кредитной политики денежно-кредитной политики, включая не только диапазон реальных процентных ставок после налогообложения, но также цены на акции и реальный обменный курс. —по сравнению с единой учетной ставкой в ​​модели консенсуса.Модель консенсуса адекватно резюмирует этот механизм передачи с единой учетной ставкой при двух допущениях: во-первых, денежно-кредитная политика действует путем изменения некоторой краткосрочной процентной ставки; во-вторых, все другие процентные ставки и цены на активы прямо или косвенно связаны с учетной ставкой через стабильные и предсказуемые арбитражные отношения.

В денежно-кредитной политике может еще сохраниться жизнь, даже после того, как учетная ставка будет сведена к нулю, если операции денежно-кредитной политики могут каким-то образом повлиять на спрэды между учетной ставкой и другими процентными ставками — долгосрочными ставками и частными ставками — и его связь с ценами других активов, такими как цены на акции или обменные курсы.

В простых теоретических моделях такой эффект возможен до тех пор, пока краткосрочные государственные облигации не являются идеальной заменой долгосрочным облигациям, частным облигациям, акциям и иностранным финансовым активам. В этом случае операции на открытом рынке с долгосрочными государственными облигациями могут в принципе снизить ставку по долгосрочным государственным облигациям по сравнению с учетной ставкой, что окажет побочное воздействие на долгосрочные частные ставки. Денежно-кредитная политика в отношении краткосрочных частных активов, таких как коммерческие ценные бумаги, может не только снизить частные ставки по сравнению с государственными ставками, но также позволить центральному банку обойти слабую банковскую систему.Наконец, операции на открытом рынке с иностранными финансовыми активами — фактически нестерилизованное вмешательство на валютных рынках — в принципе могут повлиять на обменные курсы. Однако на самом деле нет существенной разницы между стерилизованными и нестерилизованными операциями, когда краткосрочная процентная ставка уже равна нулю.

Одним из способов, которым операции на открытом рынке с другими активами могут повлиять на другие ставки или цены других активов, было бы наличие эффектов относительного предложения активов, определяющих долгосрочные частные курсы и обменные курсы.Например, если относительное предложение краткосрочных и долгосрочных государственных облигаций повлияет на их относительную доходность, покупка долгосрочных облигаций на открытом рынке может снизить долгосрочные ставки по сравнению с уже близкой к нулю краткосрочной ставкой. В таком случае вопрос о том, являются ли относительные эффекты предложения значимыми, является эмпирическим вопросом. Традиционный ответ заключался в том, что такие эффекты, хотя и возможны, незначительны и, по сути, не являются полезной частью денежно-кредитной политики. И даже если монетизация может подтолкнуть долгосрочные ставки к нулю, нет никакой гарантии, что обеспечит достаточный стимул, учитывая преобладающую дефляцию.Реальная ставка по облигациям все еще может быть слишком высокой.

Эта прокси-роль денег может, в принципе, охватывать и другие каналы, помимо долгосрочных государственных и частных процентных ставок и цен на активы, такие как ликвидность и кредитные эффекты, которые могут быть активированы увеличением денежной массы. В этом случае даже дополнительные традиционные операции — операции на открытом рынке с казначейскими векселями — могут стимулировать совокупный спрос, даже если они не могут еще больше снизить краткосрочную номинальную процентную ставку.Однако такой эффект не кажется очень правдоподобным. Например, будет ли повышенная ликвидность денежных средств по сравнению с краткосрочными векселями стимулировать совокупный спрос? Если бы экономические агенты хотели получить дополнительную ликвидность, они могли бы получить ее без затрат на владение, продав векселя с нулевой процентной ставкой и получив наличные деньги. Почему, когда центральный банк инициирует это изменение, это повлияет на расходы, если это не повлияет на процентные ставки или цены на активы?

Бернанке и Гертлер подчеркнули, что кредитный канал является частью механизма передачи. 7 Но этот канал, хотя и усиливает эффект денежно-кредитной политики, кажется, сам по себе требует изменения процентных ставок. Например, снижение процентных ставок, по мнению Бернанке и Гертлера, уменьшит существующие подтвержденные денежные потоки заемщиков и, следовательно, сделает заемщика более кредитоспособным. Это, в свою очередь, может привести к тому, что кредиторы предложат дополнительный кредит. Однако, если процентные ставки не снижаются, этот канал не активируется. 8

Наконец, роль доверенных лиц для денег может включать влияние монетизации на ожидания.Этот канал зависит от способности политиков изменить ожидания относительно курса и последствий будущей политики. То есть эффект политики возникает не из более высокой денежной массы сегодня, а из воспринимаемой приверженности более высокой денежной массе в будущем.

Эффект ожиданий может изменить текущие долгосрочные реальные процентные ставки двумя способами. Во-первых, убедить общественность в том, что денежно-кредитная политика будет оставаться стимулирующей в течение более длительного периода, снизит ожидаемые в будущем номинальные краткосрочные процентные ставки и, следовательно, долгосрочные номинальные процентные ставки. 9 Во-вторых, убедить общественность в том, что денежно-кредитная политика приведет к более высокому уровню инфляции в будущем, по крайней мере в среднем, может снизить ожидаемые текущие долгосрочные реальные процентные ставки, усиливая влияние на ожидаемые долгосрочные процентные ставки воспринимаемая приверженность заданной траектории номинальной учетной ставки.

Эти эффекты можно проиллюстрировать в терминах простой модели с двухпериодными (неперекрывающимися) ценовыми контрактами. Текущие и ожидаемые будущие однопериодные номинальные процентные ставки определяют текущую номинальную процентную ставку по двухпериодной облигации.Предположим, что текущая однопериодная процентная ставка (директивная ставка) была доведена до нуля, но население ожидает положительной ставки по однопериодной облигации в следующем периоде. Если директивным органам удастся убедить общественность в том, что они снизят однопериодную ставку до нуля во втором периоде, процентная ставка по двухпериодной облигации упадет в первом периоде, стимулируя совокупный спрос.

Таким образом, первый канал работает за счет снижения ожидаемой будущей номинальной учетной ставки, тем самым снижая текущие долгосрочные номинальные процентные ставки.По сути, он пытается еще больше снизить номинальные ставки в соответствии с временной структурой, как только краткосрочная учетная ставка будет снижена до нуля. Это зависит от доверия к политическим властям, чтобы заранее взять на себя обязательство проводить более стимулирующую политику в будущем — например, поддерживать политику нулевой ставки в течение более длительного периода, чем ожидается сейчас.

Второй способ, которым ожидания могут повлиять на текущие реальные долгосрочные процентные ставки, связан с влиянием политики на инфляционные ожидания.Чтобы этот эффект сработал, политики должны сначала убедить общественность в том, что они будут поддерживать заданный путь для краткосрочной номинальной учетной ставки; таким образом, второй эффект усиливает первый эффект. Второй эффект, убеждая общественность в том, что в будущем инфляция будет выше, преобразует воспринимаемую приверженность заданной траектории краткосрочной номинальной учетной ставки в снижение будущих ожидаемых краткосрочных реальных процентных ставок и, следовательно, в текущих ожидаемых долгосрочные реальные процентные ставки.

Обратите внимание, что директивным органам достаточно убедить общественность в том, что инфляция будет выше, чем в противном случае, только на время, а не на неопределенное время. Это важно, учитывая, что обещание поддерживать инфляцию на высоком уровне на неопределенный срок может быть ненужным и не заслуживающим доверия. Одним из способов активировать эффект инфляционных ожиданий для стимулирования совокупного спроса в краткосрочной перспективе, не ставя под угрозу долгосрочную цель инфляции, было бы введение целевой цены на уровне .Центральный банк может, например, пообещать установить целевые цены на заранее определенном постоянном уровне и заранее указать период, в течение которого он попытается вернуться к целевому уровню цен. Если следует дефляция, целевой уровень цен означает, что центральный банк будет на какое-то время нацеливаться на рост цен — или инфляцию, чтобы вернуть уровень цен к целевому уровню. Чем дольше длится дефляция, тем выше или дольше ожидаемая будущая инфляция. Как только более высокая инфляция восстановит исходный уровень цен, целью снова будет стабильность цен и, следовательно, нулевая инфляция.Аналогичная мотивация лежит в основе призывов к Банку Японии принять стратегию таргетирования инфляции. 10 То есть, объявив четкий целевой показатель инфляции, Банк Японии может повысить ожидания будущей инфляции и, следовательно, снизить реальные долгосрочные процентные ставки сегодня.

С одной стороны, простое осуществление операций по монетизации без эффективного сообщения о намерениях в отношении будущей политики может оказаться неэффективным. С другой стороны, простое объявление целевого показателя инфляции без проведения сегодня операций, которые могли бы поддержать эту цель, также может оказаться неэффективным.Однако выполнение обоих — проведение операций по монетизации в поддержку целевого показателя инфляции — может, возможно, активировать эффект ожиданий.

Эффект относительного предложения, вероятно, будет настолько мал, что он не будет иметь отношения к проведению денежно-кредитной политики в нормальные периоды. Таким образом, этот канал, возможно, представляет интерес только тогда, когда номинальная процентная ставка была доведена до нуля, когда желательно дальнейшее политическое стимулирование, и когда размер политических операций может быть намного больше, чем в обычное время.Тем не менее, канал ожиданий — влияние ожиданий относительно будущей денежно-кредитной политики на долгосрочные реальные процентные ставки и, следовательно, на совокупный спрос сегодня — я считаю, является важной частью механизма передачи как в обычные периоды, так и в более поздние периоды. экстремальные обстоятельства.

Несмотря на неопределенность в отношении эффективности операций по монетизации, нам, возможно, придется подумать о них более серьезно, когда учетная ставка будет сведена к нулю и все еще есть основания для дальнейшего денежно-кредитного стимулирования.Проблема в том, что, если есть возможность обеспечить стимул посредством монетизации, мы вряд ли найдем ее, экспериментируя с такими операциями на марже, особенно если стимул возникает через эффекты относительного предложения. Чтобы иметь какие-либо обещания значительных результатов, такие нетрадиционные политические операции, скорее всего, должны быть реализованы в смелом масштабе. Понятно, что двигаться в этом направлении сложно, когда есть неуверенность в эффективности подхода.

Более полное рассмотрение этой темы потребовало бы от нас оценки затрат на такие операции и того, как эти затраты уравновешиваются с затратами на отказ от следования в этом направлении в период постоянной дефляции. 11 Если затраты низкие, то неэффективные операции принесут небольшой ущерб. Но я не буду здесь делать вывод об общих достоинствах монетизации. Моя цель состояла в том, чтобы использовать текущие дебаты о денежно-кредитной политике в Японии, чтобы выделить каналы денежно-кредитной политики и возможную роль денежно-кредитной политики на нулевой границе, которые не включены в модель консенсуса.

Теперь позвольте мне подвести итоги об отсутствии какой-либо роли денег в модели консенсуса. Во-первых, модель консенсуса включает в себя карикатуру на консенсусное мнение об определении объема производства и инфляции, включая механизм передачи. Фактически, он рассматривает «процентную ставку» как индекс общих финансовых условий, предполагая, что долгосрочные процентные ставки, цены на акции и обменный курс — все это изменяется стабильным и предсказуемым образом с изменениями в учетной ставке.Безусловно, это значительное упрощение, и некоторые недостатки становятся очевидными, когда учетная ставка приближается к нулевой номинальной границе.

Во-вторых, хотя модель консенсуса имеет свои недостатки, отсутствие денег не входит в их число — за исключением, возможно, случая нулевой номинальной границы. Как только что было отмечено, модель консенсуса значительно упрощает механизм передачи. Это также чрезмерно упрощает сторону предложения в экономике — неспособность, в частности, смоделировать сложную динамика реакции экономики на неожиданное ускорение структурного роста производительности.

В-третьих, в ситуациях, когда учетная ставка была доведена до нулевой номинальной границы — как это имеет место сегодня в Японии — то, чего не хватает в модели консенсуса — прокси-роль денег — становится единственным оставшимся рычагом для денежно-кредитной политики. . Интересно, что более крупные макромодели также работают не намного лучше, поскольку они обычно не учитывают эффекты относительного предложения активов и часто не предоставляют возможности для эффектов инфляционных ожиданий, которые могут быть столь важными. В этом случае рост денежной массы может быть ценным индикатором степени текущего и предполагаемого будущего стимула, который будет обеспечиваться денежно-кредитной политикой.

В-четвертых, понимание того, каким образом денежно-кредитная политика может по-прежнему обеспечивать дополнительные стимулы — после того, как номинальная учетная ставка была сведена к нулю, — также может дать нам более глубокое понимание того, как денежно-кредитная политика работает в нормальные времена. В частности, дебаты о монетизации подчеркивают роль, которую ожидания играют — как в обычных, так и в более экстремальных обстоятельствах — во влиянии денежно-кредитной политики на совокупный спрос. Действительно, становится все более очевидным, что денежно-кредитная политика работает не только на основе решений о процентной ставке, принимаемых на каждом заседании, но и на ожиданиях, которые политики поощряют — намеренно или иным образом — в отношении ожидаемой будущей политики.Формулировки заявления, опубликованного по окончании заседаний FOMC, и заявления о балансе рисков, а также комментарии членов FOMC между заседаниями могут повлиять на эти ожидания. Эти ожидания, в свою очередь, немедленно влияют на долгосрочные процентные ставки, цены на активы и реальные обменные курсы — каналы денежно-кредитной политики, которые напрямую не включены в модель консенсуса.

IV. Деньги и денежно-кредитная политика в ЕЦБ и Федеральной резервной системе

Модель консенсуса подразумевает, что денежно-кредитная политика проводится путем установления целевого показателя директивной процентной ставки без учета преобладающих темпов роста денежной массы.Принижает ли такая операционная стратегия ценность денег для проведения денежно-кредитной политики?

Этот вопрос вызывает дополнительный интерес в связи с двумя недавними и, казалось бы, противоречивыми событиями. ЕЦБ, новый центральный банк, имеет стратегию, состоящую из двух компонентов, причем один из них является ориентиром для роста денежной массы. Федеральная резервная система, напротив, попросила и была освобождена от требования раз в полгода отчитываться о своих целевых диапазонах роста денежно-кредитных агрегатов.В этом разделе я обсуждаю эволюцию целевых показателей роста денежной массы в Федеральной резервной системе и роль ориентира для роста денежной массы в ЕЦБ. В следующем разделе я обсуждаю, как можно установить эталонное соотношение цены и качества прироста денег для Соединенных Штатов и может ли такой подход быть конструктивным.

Рост денег и Федеральная резервная система

До конца 1960-х годов деньги не играли значимой роли в формулировании денежно-кредитной политики в Соединенных Штатах. 12 Однако к концу того десятилетия интеллектуальные набеги сторонников монетаризма — включая важную работу в Федеральном резервном банке Сент-Луиса — и неудовлетворенность инфляционными последствиями применяемых политических процедур привели к тому, что уделения большего внимания деньгам при проведении денежно-кредитной политики.

Первая конференция из хорошо известной серии Федерального резервного банка Бостона, состоявшаяся в июне 1969 года под названием «Контроль денежных агрегатов», показала эту тенденцию.В то время подкомитет FOMC уже изучал, как комитет может улучшить свой контроль над денежной массой. FOMC сделал небольшой шаг в январе 1970 г., когда в директиве по политике впервые было отмечено «желание Комитета видеть умеренный рост денежной массы и банковского кредита» как один из факторов, которые необходимо учитывать при проведении денежно-кредитной политики.

ФРС тогда действовала, как и сейчас, по существу, устанавливая цель для ставки по федеральным фондам. Но в этот период он начал устанавливать краткосрочные цели для роста денежной массы — двухмесячные цели, установленные для каждого промежуточного периода, откалиброванные в соответствии с целями его политики.Затем ставка по федеральным фондам была установлена ​​на уровне, который, по оценкам, соответствовал достижению целевого показателя роста денежной массы. Я был в отпуске из Вашингтонского университета в Федеральном резервном банке Нью-Йорка в 1975-76 годах и время от времени писал время периодической служебной записки, в которой излагается целевая ставка по фондам, которая, по оценкам, соответствует диапазону прироста денежной массы. Однако, когда рост денежной массы отклонялся от этого краткосрочного целевого показателя, более вероятно, что целевой показатель роста денежной массы был сброшен, чем корректировка процентной ставки.Кроме того, цель была перебазирована для каждого собрания, поэтому прошлые ошибки обычно игнорировались.

В 1975 году, отражая отчасти монетаристскую критику денежно-кредитной политики и отчасти разочарование недавними макроэкономическими показателями, Конгресс принял одновременно резолюцию, побуждающую Федеральный резерв установить целевые показатели денежной массы. После принятия этой резолюции FOMC впервые утвердил годовые целевые диапазоны роста денежной массы и объявил их публично.Закон о полной занятости и сбалансированном росте 1978 года требовал от ФРС раз в полгода устанавливать денежно-кредитные целевые показатели на календарные годы и объяснять любые отклонения от целевых показателей.

С 1979 по 1982 годы цели роста денежной массы играли еще более важную роль в проведении политики. Политика реализовывалась в течение этого периода путем оценки общего прироста резервов, необходимого для достижения цели по приросту денежной массы, и путем сохранения соответствующей траектории для не заемных резервов. При этом ставка по федеральным фондам могла свободно перемещаться до любого уровня, который со временем соответствовал цели роста денежной массы.Денежно-кредитная политика была сосредоточена на неуклонном снижении инфляции, и директивные органы были менее уверены в том, какое повышение номинальных и реальных процентных ставок потребуется для достижения цели сокращения инфляции, чем в отношении взаимосвязи между денежной и инфляцией. Более того, интересам политиков служило подчеркивание того, что рынки, а не политики, контролируют процентные ставки на этом пути.

Вначале диапазоны роста денежной массы интерпретировались как промежуточные цели, конечной целью которых было снижение инфляции.В отчете о денежно-кредитной политике 1979 г. эта политика описывалась как «постепенное снижение темпов роста денежных агрегатов с целью сдерживания инфляции». Первоначальные диапазоны прироста денежной массы были высокими, чтобы отразить преобладающий уровень инфляции, но должны были постепенно снижаться с течением времени.

Первоначально цели роста были установлены для M1, M2 и банковского кредита, хотя упор делался на показатель M1. Но после снижения скорости M1, связанного с введением общенациональных счетов NOW и других нововведений, FOMC преуменьшил свою цель M1 в конце 1982 года и сместил акцент на M2 и M3.

Поскольку дерегулирование и инновации сделали скорость менее предсказуемой, в конце 1982 года FOMC также начал постепенный возврат к стратегии работы с процентной ставкой. Целевые показатели денежного агрегата были описаны как «установленные с целью замедления роста денежной массы с течением времени до темпов, соответствующих производственному потенциалу экономики при достаточно стабильных ценах». Цели роста денежной массы развивались в сторону точки, когда они соответствовали цели Ценовой стабильности FOMC.

В 1995 году язык, описывающий диапазоны роста денежной массы, существенно изменился. До этого момента целевые диапазоны роста денежной массы, по-видимому, применялись к ближайшему периоду и постепенно корректировались, чтобы соответствовать переходу к более низкой инфляции. Диапазоны роста денежной массы были переинтерпретированы в это время, чтобы относиться не к периоду непосредственно впереди, а скорее к некоторому промежуточному и гипотетическому периоду, когда будет достигнута стабильность цен и модель скорости будет «нормальной».«Целью диапазона темпов роста M2 было« служить эталоном для скорости роста M2, которую можно было бы ожидать в условиях разумной стабильности цен и исторического поведения скорости ». Тот же самый язык использовался после этого, до последнего Конгресса Год снял требование сообщать Конгрессу о диапазоне роста денежной массы.

Есть два объяснения этого изменения в 1995 году в интерпретации диапазонов роста денежной массы. Во-первых, новый подход отражал меньшую готовность политиков корректировать денежно-кредитную политику в ответ на отклонения роста денежной массы относительно целевого диапазона.Это нежелание отражало снижение уверенности политиков в сигнале таких отклонений в результате неожиданного скачка и продолжающейся нестабильности скорости. Во-вторых, новый подход был лучше приспособлен к более низким и более стабильным темпам инфляции к середине 1990-х годов. Ранее диапазоны роста денежной массы постепенно снижались, чтобы сигнализировать о намерении снизить инфляцию и соответствовать постепенному снижению инфляции. Фиксированный диапазон, установленный в середине 1990-х годов, соответствовал стабильности цен, и теперь эта цель достижима.

Деньги и двухкомпонентная стратегия ЕЦБ

Маастрихский договор определяет стабильность цен как главную цель ЕЦБ. Подобно ФРС и другим центральным банкам, ЕЦБ предпочитает проводить свою политику, устанавливая цель для краткосрочной процентной ставки. Но ЕЦБ также отводит денежной массе более заметную роль, чем сегодня делает ФРС. 13

ЕЦБ разработал двухкомпонентную стратегию, направленную на корректировку процентных ставок в стремлении к стабильности цен. 14 Первый столп — это эталонное соотношение цены и качества. ЕЦБ устанавливает справочное значение для одного денежного агрегата, определение M3, по сути, такое же, как определение M2 для Соединенных Штатов. Контрольное значение ЕЦБ — это темп роста М3, соответствующий достижению его целевого показателя инфляции в среднесрочной перспективе, основанный на оценках тенденций роста потенциального выпуска и скорости. Второй компонент рассматривает соответствующие параметры учетной ставки с точки зрения широкого диапазона доступной информации и перспективы инфляции в среднесрочной перспективе.

ЕЦБ обосновывает эталонное значение M3 долгосрочной стабильной зависимостью между темпами его роста и инфляцией. Эталонное значение обеспечивает вторую проверку директивным органам, чтобы убедиться, что денежно-кредитная политика, установленная на основе учетной ставки ЕЦБ и с учетом компонента 2, совместима со стабильностью цен. ЕЦБ очень недвусмысленно заявляет о том, что в свете краткосрочной волатильности скорости краткосрочные отклонения роста денежной массы от эталонного значения могут дать мало полезной информации, которая могла бы помочь директивным органам скорректировать позицию денежно-кредитной политики.Но в свете более стабильных долгосрочных отношений продолжающиеся отклонения вызовут серьезные вопросы и, по крайней мере, потребуют тщательной переоценки того, соответствует ли преобладающая денежно-кредитная политика цели по инфляции.

ЕЦБ использует термин «эталонное значение», а не целевой показатель, чтобы прояснить, что отклонения от эталонного значения не обязательно приведут к корректировкам политики, чтобы стимулировать возврат денежного роста к эталонному значению.Ежегодно ЕЦБ обновляет свою оценку потенциального роста производства и, при необходимости, обновляет справочное значение, чтобы обеспечить его соответствие целевому показателю инфляции.

В. Справочное значение M2 для США?

Подход ЕЦБ к контрольному значению M3 очень близок к тому, как ФРС устанавливала контрольный диапазон для M2 до недавнего пересмотра Закона о Федеральной резервной системе. Основные отличия заключаются в том, что ФРС, возможно, была несколько менее прозрачна в отношении того, как она рассчитывала диапазон для M2, и не обновляла его регулярно, чтобы поддерживать расчетную согласованность с неизменным целевым уровнем трендовой инфляции.В любом случае недавнее изменение Закона о Федеральной резервной системе отменило требование о том, чтобы Федеральная резервная система отчитывалась перед Конгрессом о диапазонах роста M2 и других денежных и кредитных агрегатов. Моя последняя тема: будет ли установление эталонного значения для роста денежной массы конструктивным для FOMC и, если да, то как реализовать такой подход.

Движение в этом направлении имело бы то преимущество, что позволило бы росту денежной массы снова сыграть роль безотказной или второй проверки согласованности денежно-кредитной политики со среднесрочной целью FOMC по инфляции.С другой стороны, движение в этом направлении потребует других значительных изменений в политике. FOMC — предположительно в консультации с Конгрессом — должен будет установить четкий целевой показатель инфляции и должен будет раскрыть свою оценку темпов роста потенциального объема производства. Это направление само по себе было бы даже более значительным шагом, чем установление эталонного значения для денежного роста. Промежуточный подход может заключаться в установке эталонного значения на основе неявных предположений как о целевом уровне инфляции, так и о темпах роста потенциального выпуска — без явного указания ни того, ни другого.Это будет аналогично тому, как эталонный диапазон был установлен для M2 в последние несколько лет, прежде чем эталонные диапазоны для денежных агрегатов были отменены.

Справочная стоимость роста денежной массы и модель консенсуса

Но почему мониторинг роста денежной массы может быть полезным, если политики следуют дисциплинированной политике корректировки своей учетной ставки в соответствии с текущими экономическими изменениями, что отражено в политическом правиле в модели консенсуса? Хорошо известно, что сохранение фиксированных номинальных процентных ставок перед лицом шоков совокупного спроса может привести к денежно-кредитной политике, фактически усиливая, а не смягчая такие шоки.FOMC поручает управляющему Системным счетом открытого рынка достичь заданной целевой процентной ставки. Если повышательное давление на ставки возникает, например, из-за более высокого роста номинального дохода или более высоких инфляционных ожиданий, управляющий автоматически добавит резервы с операциями на открытом рынке, чтобы предотвратить повышение ставки по фондам выше целевого уровня. Следовательно, при отсутствии изменения в политике положительный шок спроса автоматически ведет к более высокому росту резервов и, следовательно, более высокому приросту денежной массы, что фактически усиливает шок спроса.В этом случае более быстрый рост денежной массы относительно некоторого эталонного значения предупредит политиков о возможности того, что проводимая политика больше не соответствует ее целям. Директивным органам еще предстоит оценить, отражает ли более быстрый рост денежной массы изменение спроса на деньги или потрясение для совокупного спроса.

Однако правило политики в модели консенсуса предназначено для предотвращения именно такого типа устойчивой ошибки в ответ на потрясения.В случае шока совокупного спроса его влияние на коэффициенты использования и инфляцию приведет к корректировке учетной ставки с течением времени, которая соответствует целям директивных органов в отношении объема производства и инфляции. Фактически, правило политики заменяет дисциплину целевого показателя роста денежной массы перед лицом шоков совокупного спроса.

Итак, какое значение имела бы эталонная стоимость роста денежной массы, если бы политика на самом деле проводилась в соответствии с правилом политики? Во-первых, правило политики — это попытка обобщить систематические ответы политиков.Политики, конечно, не обязуются следовать такому правилу. Таким образом, дополнительная проверка соответствия политики среднесрочным целям может быть полезна, когда политики решают не корректировать политику в соответствии с политическим правилом. Во-вторых, даже если правило будет соблюдаться, еще одна проверка может оказаться полезной. В частности, сложность реализации правила политики на практике делает ценным эталонное соотношение цены и качества роста денежной массы.

Если бы правило политики было точно согласовано с равновесной реальной процентной ставкой и если бы разрыв выпуска был правильно откалиброван относительно потенциального выпуска, выгоды от мониторинга роста денежной массы могли бы быть ограничены его ранним сигналом об изменениях выпуска и инфляции.Но недавний опыт, наряду с более ранним опытом 1970-х годов, свидетельствует о том, что неопределенность в отношении реальной равновесной процентной ставки и уровня потенциального производства затрудняет реализацию правила политики. Подобно тому, как прогнозисты, основанные на моделях, часто смотрят прогнозы на основе VAR, разработчики политики в соответствии с политическим правилом могут извлечь выгоду из второй проверки, обеспечиваемой эталонным значением роста денежной массы. Такое обоснование эталонной стоимости денежного роста кажется совместимым со скептицизмом монетаристов в отношении структурных моделей.

Операционная справочная величина для роста M2

Позвольте мне изложить возможный подход к реализации эталонного соотношения цены и качества роста Федеральной резервной системы. Простой отправной точкой является известное уравнение количественной теории: M V = P Y, где M — денежная масса, V — скорость, P — уровень цен, а Y — уровень выпуска. Это можно переписать с точки зрения темпов роста как m + v = p + y, где строчные буквы — это темпы роста M, V, P и Y соответственно.Переписывая соотношение роста как уравнение роста денег,

(4) m = p + y — v.

Чтобы найти эталонное значение для роста денежной массы, нам необходимо определение денежной массы, целевой показатель инфляции и оценки скорости тренда роста потенциального выпуска и тенденции роста скорости.

Я внедрил такую ​​структуру как часть меморандума, подготовленного для меня персоналом перед заседаниями FOMC. После обсуждения с персоналом было решено, что M2 был разумным выбором, хотя можно было бы рассмотреть и другие агрегаты.Преимущество M2 в том, что он достаточно широк, чтобы усвоить многие технологические изменения, которые могут повлиять на его состав, такие как переход от депозитных счетов до востребования к сберегательным счетам, приносящим проценты, но также достаточно узок, чтобы представлять активы, в основном используемые для транзакций. Раньше было предпочтение устанавливать диапазоны для нескольких агрегатов, увеличивая потенциал как информации, так и шума, но я сосредоточился на M2.

Если бы это было разработано для FOMC, калибровка эталонного значения для роста M2 должна была бы включать либо оценку персонала тенденции роста, либо, что еще более вероятно, оценку, полученную на основе опроса членов FOMC.Для своих расчетов я использую свою собственную оценку темпов роста потенциального объема производства с участием персонала. Важно, чтобы эта оценка обновлялась не реже одного раза в год, чтобы лучше всего оценить основную тенденцию. В настоящее время я использую от 3 1/2 до 4 процентов.

Следующим шагом является определение целевого показателя инфляции. Это потенциальная проблема, потому что FOMC не установил явный числовой целевой показатель инфляции. Для Конгресса, предположительно при участии ФРС, было бы более подходящим установить такую ​​цель, учитывая, что Конгресс несет ответственность за определение общих целей денежно-кредитной политики.В любом случае, положительная или отрицательная сторона публичного сообщения справочной стоимости заключается в том, что FOMC должен более четко указывать свои цели.

Чтобы откалибровать свое эталонное значение, я предоставляю персоналу свой личный целевой показатель инфляции. Для цепного измерения цен ВВП, подходящего выбора в уравнении обмена, мой целевой показатель инфляции составляет 1–1 / 2 процента. Я допускаю 1/2 процента для ошибки измерения и добавляю еще 1 процентный пункт в качестве «подушки безопасности» в свете потенциального ухудшения циклических показателей в странах с очень низкими темпами инфляции.Это будет соответствовать целевому показателю в 1–1 / 2 процента для показателя потребительских цен на личное потребление и целевому показателю в 2 процента для индекса потребительских цен, основанному на недавнем опыте с различиями между этими альтернативными показателями инфляции.

Наконец, мы решаем, подходит ли корректировка эталонного значения M2 для систематического тренда скорости V2. До сдвигов скорости в начале 1990-х, казалось, существовала давняя, небольшая, но положительная тенденция в V2.Картина уже не ясна. Конечно, изменение скорости в начале 1990-х было, по крайней мере, вначале, неожиданным и необъяснимым. Чтобы эталонное значение было информативным, потребуются корректировки для сдвигов скорости, а способность обнаруживать такие сдвиги в «реальном времени» является потенциальной проблемой. На данный момент мы предполагаем, что рост тренда в V2 равен нулю.

Суммируя все шаги вместе, мое итоговое контрольное значение для роста M2 составляет от 5 до 5-1 / 2 процента, это сумма моего целевого показателя инфляции и моей оценки тенденции роста.Учитывая неопределенность некоторых исходных данных для расчета, мы можем получить узкий диапазон, а не точку.

Следующая проблема — как эффективно использовать эталонное значение. На мой взгляд, цель эталонного значения не в том, чтобы рассматривать краткосрочные отклонения от него как сигнал о необходимости корректировки политики. Кратковременная изменчивость скорости делает получение такого сигнала слишком трудным. Вместо этого цель эталонного значения — обеспечить проверку, которая может помочь избежать значительных и постоянных ошибок, которые подрывают среднесрочные цели ФРС по инфляции.

Традиционным способом, которым Федеральная резервная система представляла свои ориентиры роста денежной массы в прошлом, была диаграмма «конус». На диаграмме 1 показан самый последний такой график для M2, опубликованный Федеральной резервной системой в феврале 2000 года. 15 Основание конуса — четвертое. квартал предыдущего года — в данном случае четвертый квартал 1998 года. Конус показывает диапазон путей M2, который будет соответствовать выбранному диапазону в наступающем году. Более плоская пунктирная линия от основания показывает путь для M2, который будет соответствовать росту на нижнем конце контрольного диапазона; более крутая пунктирная линия показывает путь M2, который соответствовал бы росту на верхнем конце диапазона.Фактический путь M2 показан сплошной линией. Этот подход, на мой взгляд, слишком много внимания уделяет внимание на краткосрочные отклонения денежной массы от ее целевой траектории и не принимает во внимание модель роста денежной массы до предыдущего четвертого квартала.

Возможно, лучший способ использовать справочное значение — сосредоточив внимание на его последствиях для среднесрочной инфляции — было бы сравнить его со средними темпами роста M2 в более долгосрочной перспективе. На диаграмме 2, например, сравнивается избыточный рост денежной массы относительно эталонного значения — с использованием оценок CBO для потенциального роста ВВП — с отклонением инфляции от целевого показателя.Чтобы сосредоточить внимание на более устойчивых отклонениях в росте денежной массы и с учетом запаздывания влияния роста денежной массы на инфляцию, на диаграмме используется двухлетний темп роста для M2 с запаздыванием на два года, чтобы вычислить превышение прироста денежной массы по сравнению с его показателем. исходная величина. Это показано на графике против превышения уровня инфляции за предыдущие четыре квартала по сравнению с целевым показателем инфляции.

На диаграмме 3 показаны двухлетние и трехмесячные темпы роста денежной массы. Эта комбинация дает возможность анализировать краткосрочные движения денежной массы в контексте раннего предупреждения о более устойчивых отклонениях.

Анализ затрат и выгод эталонного значения M2 для США

Следует ли FOMC восстановить контрольные диапазоны роста для одного или нескольких денежных агрегатов? Во-первых, это было бы наиболее полезно, если бы комитет был готов согласовать такое эталонное значение с среднесрочным целевым показателем инфляции и консенсусом относительно роста потенциального выпуска, а также если бы он был готов обновить эталонное значение или диапазон в качестве своей оценки потенциальный рост изменен для сохранения соответствия целевому показателю инфляции.Это потенциально подводит нас к более широкому вопросу о том, должен ли ФРС иметь четкий целевой показатель инфляции. Это будет предметом другой статьи.

Вторым предварительным условием для восстановления эталонного значения или диапазона роста денежной массы будет оценка того, улучшило бы или подорвало бы такое эталонное значение проведение денежно-кредитной политики на протяжении истории. Существуют ли, например, исторические эпизоды, когда кажется, что реакция на отклонения роста денежной массы от эталонной стоимости улучшила бы проведение денежно-кредитной политики? Существуют ли также эпизоды, когда такая реакция поощряла или могла бы стимулировать неуместные корректировки в политике?

Диаграмма 2 указывает на некоторые эпизоды, которые могут быть полезны при оценке затрат и выгод от внедрения эталонного значения для роста M2 в Соединенных Штатах.Это говорит о том, что рост M2 относительно его контрольного значения, по-видимому, был хорошим опережающим индикатором инфляции в 1960-х и 1970-х годах. Возможно, лучшим примером эпизода, в котором рост денежной массы предоставил информацию, которая могла бы помочь избежать политической ошибки, были конец 1960-х — начало 1970-х годов. В конце 1960-х коэффициенты использования росли до исторически высоких уровней, а инфляция имела тенденцию к росту. Было политическое сопротивление использованию бюджетных ограничений для замедления экономики.Денежно-кредитная политика в конечном итоге удовлетворила и даже укрепила высокий уровень совокупного спроса, подготовив почву для значительного роста инфляции в преддверии резкого роста цен на нефть в конце 1973 и 1974 годов. довольно волатильный, в целом оставался выше контрольного значения в течение этого периода, что свидетельствует об инфляционных рисках в преобладающей позиции денежно-кредитной политики. 16

Но диаграмма 3 также демонстрирует некоторую осторожность в отношении полезности эталонного значения, по крайней мере, после начала 1980-х и особенно после начала 1990-х годов.Диаграмма позволяет нам выделить несколько эпизодов, в которых рост денежной массы давал потенциально вводящие в заблуждение сигналы об инфляционных рисках. В этих случаях вопрос заключается в том, обладали ли лица, определяющие политику, достаточно специализированными знаниями о финансовых инновациях или нарушениях, чтобы своевременно принять решение о том, что информацию о росте денежной массы следует не принимать во внимание. 17

Например, резкий рост М2 в 1983 году был в значительной степени связан с изменениями в законодательстве, позволившими открыть депозитные счета денежного рынка.В то время политики были хорошо осведомлены о потенциале таких последствий дерегулирования и, следовательно, не были «введены в заблуждение» тенденциями роста денежной массы.

Другой пример — падение избыточного роста М2 в начале 1990-х годов, которое не предвещало столь резкого падения инфляции. Напротив, это было результатом хорошо известного в то время роста V2. Анализируя обсуждения в «Синей книге», ставшей теперь частью публичного реестра, политики, видимо, уловили этот сдвиг в течение года или двух.

В последнее время резкий рост М2 в 1998 году, по-видимому, был частично связан с резким скачком цен на акции, который повысил благосостояние домохозяйств по сравнению с доходом и, как следствие, побудил домохозяйства перебалансировать свои портфели. И здесь политики, похоже, быстро уловили.

В первом квартале этого года рост денежной массы ускорился и превысил 10 процентов. Недавний скачок роста денежной массы очевиден на графике 3, где я нанес трехмесячный и двухлетний темпы роста M2 вместе с эталонным значением.В целом, на мой взгляд, трехмесячная ставка слишком шумна, чтобы ее можно было использовать для мониторинга денежных агрегатов. Но этот эпизод дает возможность обратить внимание на различные финансовые события и особые факторы, влияющие на рост денежной массы в краткосрочной перспективе.

Шесть факторов, по-видимому, способствовали резкому увеличению роста М2 в первом квартале. Во-первых, смягчение политики сузило альтернативные издержки владения M2 и тем самым повысило спрос на M2.Во-вторых, кривая доходности, хотя и не является перевернутой, по-прежнему остается относительно плоской, что не дает инвесторам большого стимула держать активы с более длительным сроком погашения. В-третьих, повышается волатильность фондового рынка, что делает ликвидность и безопасность денег более привлекательными. В-четвертых, физические лица, по-видимому, в большей степени, чем в предыдущие годы, создали остатки на счетах М2 для уплаты налогов в январе. В-пятых, хотя эти остатки обычно заканчиваются в феврале, более высокие суммы возмещения, чем допускаются сезонными факторами, очевидно, компенсируют сопротивление налоговых платежей.В-шестых, рефинансирование ипотечных кредитов способствовало росту M2, поскольку средства накапливаются на операционном балансе перед переводом инвесторам. Некоторые или все эти эффекты можно количественно оценить, хотя и со значительной погрешностью. В любом случае, это тот тип анализа, который необходимо предпринять для интерпретации очень краткосрочных отклонений прироста денежной массы от эталонного значения.

Это обсуждение, возможно, только царапает поверхность более тщательного анализа, который потребуется, чтобы прийти к окончательному выводу о затратах и ​​преимуществах эталонного значения.Тем не менее, это оставляет мне как признание потенциальной ценности такого эталонного значения, так и понимание проблемы, связанной с разумным использованием информации об отклонениях прироста денежной массы от эталонного значения.

Теперь позвольте мне подвести итоги своих выводов о полезности эталонного соотношения цены и качества для США. Во-первых, я бы не стал повышать эталонное значение до второго уровня наравне с эклектичным подходом корректировки процентных ставок в соответствии с изменяющимися экономическими условиями, как это отражено либо во втором компоненте для ЕЦБ, либо в правиле политики в модели консенсуса.Это чрезмерно подчеркнет важность эталонной стоимости при проведении денежно-кредитной политики и, таким образом, в конечном итоге запутает рынки, оценивая роль роста денежной массы в проведении денежно-кредитной политики.

Во-вторых, цель эталонного значения прироста денежной массы не состоит в том, чтобы определить рост денежной массы как инструмент политики. Нет. Это также не для определения роста денежной массы в качестве промежуточной цели денежно-кредитной политики. Нет. Цель эталонного значения — позволить росту денежной массы служить потенциально полезной информационной переменной — потенциальным сигналом несоответствия между преобладающей политикой и среднесрочной целью инфляции.То есть стойкие отклонения прироста денежной массы от эталонной стоимости могут влиять на денежно-кредитную политику, поднимая вопросы о соответствии политики ее целям и тем самым способствуя переоценке этой политики.

В-третьих, рост денежной массы — это несовершенная информационная переменная, и, как следствие, отклонения прироста денежной массы от эталонной стоимости должны быть тщательно оценены, прежде чем будет вынесено суждение о том, что политика несовместима со среднесрочной целью инфляции.

Наконец, учитывая способность центральных банков выявлять и понимать инновации и нарушения на финансовых рынках, они находятся в хорошем положении, чтобы извлекать выгоду из справочной стоимости, не будучи введенными в заблуждение краткосрочной изменчивостью и случайными структурными сбоями в скорости.

VI. Вывод

Монетаризм оказал глубокое влияние на преобладающие взгляды на то, чего можно достичь с помощью денежно-кредитной политики и чего нельзя добиться с помощью денежно-кредитной политики.Это помогло сформировать консенсус в отношении того, что центральные банки несут ответственность за предотвращение устойчивой инфляции, и центральные банки в целом приняли на себя эту ответственность. Однако монетаризм не оказал такого большого влияния с точки зрения повышения или даже сохранения роли денег ни в макроэкономическом моделировании, ни в денежно-кредитной политике. Тем не менее, иногда маятник слишком сильно раскачивается в ту или иную сторону, чтобы потом исправить это. Возможно, мы более чем оправданно не учитывали роль денег в макромоделировании и денежно-кредитной политике.

Из своего путешествия я пришел к трем другим выводам. Во-первых, я считаю, что нам нужно больше узнать о роли, которую может сыграть денежно-кредитная политика, когда учетная ставка будет снижена до нуля. Этот вопрос актуален сегодня для Японии. Но учитывая относительно низкие темпы инфляции во всем мире, особенно среди промышленно развитых стран, и, следовательно, в среднем относительно низкие номинальные процентные ставки, это представляет интерес для более широкой аудитории. Во-вторых, кое-что из того, что мы можем узнать из дебатов о монетизации в Японии, может также обогатить наше понимание того, как денежно-кредитная политика работает в нормальное время.В-третьих, я считаю, что мониторинг роста денежной массы имеет ценность даже для центральных банков, которые следуют дисциплинированной стратегии корректировки своей учетной ставки в соответствии с текущими экономическими изменениями. Стоимость может быть особенно важной в крайних случаях — в периоды очень высокой инфляции, как в конце 1970-х — начале 1980-х годов в Соединенных Штатах, и когда учетная ставка снижается до нуля в периоды дефляции, как в Японии. Cегодня.


Таблица 1 (3 КБ PDF)

Диаграмма 2 (3 КБ PDF)

Диаграмма 3 (3 КБ PDF)

На основе количественной теории денег

Этапы развития монетаризма: на основе количественной теории денег!

Старинная количественная теория денег лежит в основе монетаризма.

Существует четыре этапа развития монетаризма, основанного на количественной теории денег:

1. Транзакционная версия количественной теории денег;

2. Версия количественной теории денег о скорости дохода;

3. Балансовый подход к количественной теории; и

4. Современный монетаристский подход к количественной теории денег.

Количественная теория денег в различных версиях была выражена в терминах различных форм количественных уравнений, подчеркивающих различные переменные в рамках анализа.

Соответствующие количественные уравнения:

(1) Уравнение Фишера:

MV = PT

(2) Уравнение скорости дохода:

MV = Py

В этих двух уравнениях:

M = денежная масса

P = уровень цен

T = объем всех транзакций

V = скорость обращения

Y = реальный национальный доход.

(3) Маршаллиан-Кембриджское уравнение баланса денежных средств:

M = k Py

Где M, P и у определены выше.

k = остатки денежных средств по спросу на деньги, измеряемые как отношение денежной массы к доходу, то есть желаемая доля реального дохода в наличных деньгах.

В этих уравнениях, принимая

T или у и V или к постоянны, обычно доказывается, что изменения M отражают пропорциональные изменения P.

Таким образом, денежная масса должна проверяться денежно-кредитной политикой для поддержания стабильности цен.

Версии Фишера и Кембриджа казались основой количественной теории денег, обеспечивающей содержание монетаристской точки зрения вплоть до 1929 года — в подчеркивании роли денег и денежно-кредитной политики.

В период Великой депрессии 1930-х годов, когда в 1936 году была опубликована «Общая теория» Кейнса, количественная теория денег и соответствующий монетаристский взгляд подверглись серьезным нападкам.

Основная критика была направлена ​​против основных вопросов, таких как:

а. Неспособность денежно-кредитной политики стимулировать экономику от депрессии;

г. Предположение о полной занятости;

г. Постоянство V или k;

г.Стабильность рынка и бизнеса частного сектора;

e. Политика в отношении невмешательства государства.

(4) Подход Фридмана : Современный / монетаристский подход к количественной теории денег возглавляет Милтон Фридман

Md = M / P = f (Y p , z, r, ∆P / P u)

Где,

Md = спрос на остатки реальных денег =

Y p = Постоянный доход z = отношение нечеловеческого богатства к общему богатству r = процентная ставка

AP

p = скорость изменения уровня цен

u = другие переменные, которые определяют полезность денег, тем самым влияя на их спрос.

Эмпирические данные монетаристов показывают, что:

1. Ставка процента играет второстепенную роль в определении спроса на деньги.

2. Спрос на деньги является стабильной (не постоянной) функцией дохода.

Таким образом, большинство монетаристов склонны фокусировать влияние изменений в денежной массе на изменения цен и реального дохода, а не на процентную ставку как на основные и важные макроэкономические и политические переменные.

одинаковых сторон одной подростковой монеты

Джон Мейнард Кейнс (Фото: Википедия)

Популярная история, продвигаемая мыслителями школы монетаризма, — это история о дискредитации Кривой Филлипса Милтоном Фридманом.Для тех, кто не знаком с последним, это неверная теория, которую разделяют кейнсианцы, согласно которой экономический рост является причиной инфляции.

Кейнсианцы полагают, что быстрый рост ведет к нехватке рабочей силы и производственных мощностей, что приводит к повышению цен. Конечно, если мы игнорируем тот факт, что рабочая сила и мощность динамичны, а не статичны, и аналогично игнорируем технологические усовершенствования, которые позволяют компаниям производить все большие объемы с меньшими трудозатратами и производительностью, мы не можем игнорировать тот факт, что U.С. не остров. Предполагая дефицит, американские производители регулярно получают доступ к мировой рабочей силе и мировым фабрикам, так что рост никогда не может повлиять на уровень цен, как это предполагается.

О том, что США не являются неприступным экономическим островом, монетаристы должны принять к сведению, поскольку их теория аналогичным образом предполагает Fortress USA. Они считают, что долларовый кредит контролируется ФРС через банки, которые он регулирует, в отличие от кредитования за доллары, которое является довольно широким понятием, так как любая «ограниченность» ФРС исторически компенсировалась притоком долларов (среди множества других — рынок евродолларов) со всего мира.

Монетаристы правильно утверждали, что инфляция всегда является денежным феноменом, но вновь возрожденная теория, которая была давно отвергнута даже Фридманом, является просто разновидностью сильно дискредитированной Кривой Филлипса. Проще говоря, монетаризм — это параллельная версия кейнсианского управления спросом.

В то время как кейнсианцы наивно полагают, что государственные расходы являются источником экономического роста, монетаристы столь же наивно полагают, что создание денег ради них стимулирует экономику.Как утверждается, кейнсианский спрос за счет государственных расходов увеличивает рост и уровень цен, так же как и создание монетаризма в соответствии с теорией другой школы. Одна школа считает, что правительство стимулирует рост, другая — создание денег, и обе приходят к одному и тому же выводу, что инфляция может быть конечным результатом их централизованного планирования, которое якобы ведет прежде всего к процветанию. Как ни странно, обе стороны считают, что, если они могут управлять расходами и созданием денег, их опыт гарантирует отсутствие инфляции, которую они предполагают.

Итак, хотя монетаризм ассоциируется с Фридманом и как таковой рассматривается некоторыми как «свободный рынок», не сомневайтесь в том, что это такое на самом деле. Монетаризм, как и его кейнсианский двойник, является централизованным планированием. Кейнсианцы еще раз считают, что рост — это так же просто, как Вашингтон облагает налогом или заимствует ресурсы у частного сектора, чтобы их можно было потратить на Командных высотах. Юношеская логика, лежащая в основе этой школы мысли, заключается в том, что, когда «совокупный спрос» падает, правительства должны брать средства из частного сектора и тратить их без учета экономической ценности расходов.

Монетаристы также сосредотачиваются на «совокупном спросе», но в их случае они думают, что он может быть достигнут с помощью печатного станка. Как объяснялось в недавней статье, продвигающей эту теорию, более динамичный экономический рост может быть достигнут с «новым режимом денежно-кредитной политики, который вернет номинальные расходы в сторону докризисной тенденции и сохранит стабильный рост в будущем». Что касается доходов, монетаристы считают, что, в отличие от инвесторов, генеральных директоров и рыночных сил, которые диктуют, сколько мы зарабатываем, якобы мудрые умы в ФРС могут работать лучше.Как написали два автора из этой Школы в июле прошлого года: «Во время Великой умеренности центральные банки не следовали четким правилам стабилизации номинального дохода. Тем не менее, они стабилизировали его лучше, чем они это делали в предыдущие десятилетия или делали во время недавнего экономического кризиса и слабое восстановление «. Авторы продолжают писать, что «центральные банки должны проводить четкую политику стабилизации номинального дохода». Для человека современные монетаристы отрицают, что они являются центральными планировщиками, поэтому читателям решать, будут ли они слишком много протестовать.Что забавно и грустно во всем этом, так это то, что оба мыслительных процесса очень похожи, поэтому неудивительно, что обе стороны игнорируют реальность, что никакие действия по сбережению никогда не отвлекают от спроса.

Обе стороны осуждают экономию в неспокойные экономические времена, но в их свете забывают, что все, что у нас есть сегодня — от автомобилей до мобильных телефонов и компьютеров, за которыми вы сейчас работаете, — говорит о гении экономии. Если бы мы потребляли все, что зарабатывали, мы не только были бы бедными, но и у предпринимателей не было бы капитала, к которому они могли бы получить доступ.Проще говоря, без капитала предпринимателей не бывает.

Вот почему сбережения так важны во время экономических спадов, но сам процесс их совершения противоречит кейнсианским и монетаристским догмам. Экономия не только поддерживает человека, но и само слово «рецессия» сигнализирует о провале прошлых экономических идей, которые свободные рынки пытаются исправить, а вместе с этим — разрушении капитала. Сбережения — это то, что восстанавливает капитальную базу, так что новые идеи, способные поднять экономику, могут сочетаться с кредитом.

Возвращаясь к тому, чтобы сбережения не умаляли спроса, кейнсианцы выступают за расходование средств других политиками, чтобы экономика могла подняться, в то время как монетаристы более тонки и, будучи более тонкими, более нечестны. Они стремятся создать массовые деньги в то время, когда производство низкое и спрос на деньги низок — это означает, что они явно призывают к девальвации — что создает стимул для тех, у кого есть сбережения, потратить их до того, как они потеряют ценность. Обе стороны стремятся к потреблению капитала, а не к самим сбережениям, которые обеспечивают кредиты предприятиям, которые в противном случае двигали бы экономику вперед.

Принимая во внимание цену кредита, которая, если оставить ее в покое, соответствует потребностям вкладчиков и тех, кто хочет сбережений, обе школы централизованного планирования стремятся к искусственно заниженной стоимости кредита. Они пытаются получить это через центральный банк. На первый взгляд, даже четвероклассник понимает, что если центральные планировщики постановят, что пентхаусы Ferrari и Манхэттен скоро будут стоить по 10 000 долларов каждый, то никому не будет ни Феррари, ни пентхаусов Манхэттена. Но когда дело доходит до кредита, обе религии действуют так, как будто деньги можно получить по просьбе, будь прокляты сберегатели.

По словам известного монетаристского мыслителя, «Но большинство американцев зависят от заработной платы как средства к существованию, а не от процентного дохода, и более высокие процентные ставки нанесут ущерб рынку труда, который все еще остается слабым, с безработицей около восьми процентов и заработной платой. едва поднимается. Кроме того, у большинства американцев больше долгов, чем сбережений, а это означает, что они напрямую получают выгоду от более низких процентных ставок ». Этот, несомненно, благонамеренный комментатор, естественно, упускает из виду, что искусственно заниженная цена на что-либо означает нехватку того же самого.В отличие от замедления роста рынка труда, возможно, более высокая рыночная процентная ставка вернет на рынок вкладчиков, в том числе самых богатых, чей капитал больше всего ускорит рост; их сбережения в той или иной степени ссужались предприятиям, стремящимся к расширению.

Принимая во внимание более низкий доход американцев, предполагая, что они тоже могут получить рыночную прибыль на сэкономленные деньги, они, если бы они предпочли сберегать, были бы лучше за счет меньшего потребления и большего сбережения. Ирония заключается в том, что кейнсианцы и монетаристы в отношении мужчины и женщины говорят, что любят работу, но их запутанная идеология, согласно которой деньги можно получать по ставкам, установленным государственными плановиками, ослепляет их от реальности, что если вы любите работу, вы должны любить самое главное. вкладчики, чей капитал расширяет возможности трудоустройства.Рыночные процентные ставки — это то, как вы заманиваете вкладчиков на рынок.

Конечно, даже если бы не было предпринимателей, ищущих ссуды или финансирование, необходимое для роста, мышление обеих школ все равно было бы очень схожим и, как таковое, было бы очень ошибочным. Действительно, в их преклонении перед спросом, превыше всего остальном, явно говорится, что сэкономленные деньги будут бездействовать. Вот почему один стремится к государственным расходам, а другой — к девальвации.

Проблема теоретических рассуждений обеих сторон состоит в том, что банки и другие хранилища сбережений не платят проценты на депонированные средства, чтобы они могли сидеть на деньгах.Вместо этого получатели сбережений берут на себя обязательства именно потому, что у них есть клиенты с ближайшими потребностями в потреблении, которые они хотят удовлетворить. Короче говоря, и еще раз: никакие действия по сбережению никогда не отвлекают от спроса — как предполагают монетаристы и кейнсианцы — просто потому, что финансовые учреждения не могут принимать обязательства (депозиты), не превращая эти обязательства в активы в виде кредитов и инвестиций для потребителей и предприниматели.

Возвращаясь к предпринимательским концепциям и существующим предприятиям, которые так часто нуждаются в кредите, ирония кейнсианской точки зрения о том, что правительства должны тратить нас на выход из рецессии, заключается в том, что, поскольку у правительств нет ресурсов, их расходы естественным образом вычитаются из доступного пула капитала, который в противном случае мигрировал бы в сторону бизнеса и, достигнув бизнеса, повысил бы заработную плату сотрудников.Последнее болезненно проявляется двумя способами: больший доступный капитал означает больше инвестиций, а без вложений нет рабочих мест и нет заработной платы. Также верно и то, что больший капитал означает больше инвестиций в повышение производительности, что делает каждую единицу труда более ценной и, следовательно, легче повышать зарплату. Проще говоря, государственные расходы не только снижают частную заработную плату, но и лишают предприятия возможности повышения производительности, которая обычно делает повышение заработной платы неизбежным.

Монетаристское мышление в этом отношении также тупо. Стремясь создать деньги ради них, с помощью которых можно до смешного стимулировать экономический рост в лаборатории центральных плановиков, владеющих печатным станком для денег, их экономический план таков, что деньги обесцениваются, а с девальвацией потребление снова растет. . К сожалению, для рабочих, страдающих подобным детским мышлением, последствия аналогичны тем, которые вызваны государственными расходами.

Действительно, имея уверенность в том, что те самые инвесторы, чьи инвестиции создают рабочие места, покупают будущие потоки долларового дохода, вкладывая капитал в новые идеи, Монетаристская (или, говоря современным языком, «рыночная монетаристская») школа стремится обесценить эти самые потоки доходов. это обычно служит приманкой для инвесторов.Негативное влияние такое же, как и большие государственные расходы. Компаниям нужны инвестиции, чтобы предлагать работникам заработную плату, и точно так же им нужны инвестиции, чтобы платить за повышение производительности, которое делает каждого работника более ценным, и, следовательно, его легче повышать, но обесценивание денег, которое возникает в результате их печати для из-за этого у инвесторов не возникает стимула вкладывать капитал с самого начала. Вместо этого они ищут страховку от той самой девальвации, к которой стремятся монетаристы, которая чаще всего представляет собой вложение в вчерашнее богатство: вспомним землю, товары, редкие марки, искусство и т. Д.

Пожалуй, самая большая ирония, которую упускают из виду эти слишком похожие школы мысли, заключается в том, что их наивные сердца находятся в правильном месте. Они хотят, чтобы люди работали и имели больше, чтобы больше потреблять. Проблема для сторонников того и другого заключается в том, что они явно проспали в колледже лекции по закону Сэя, который является тавтологией, согласно которой производство является источником спроса.

Перефразируя Джона Стюарта Милля, мы обмениваем продукты на продукты, излишки нашего труда — на излишки других.Поскольку это правда, единственный способ увеличить потребление — это увеличить производство. Если так, то единственный выход для политического класса — отказаться от обеих школ экономической мысли. Государственные расходы в очередной раз снижают заработную плату, а также снижают рост производительности, что приводит к тому самому производству, которое стимулирует спрос. Унижение денежной массы, к которому стремится Монетаристская школа, приводит к такому же плохому результату, поскольку отговаривает инвесторов и предприятия от вложения капитала в концепции роста, которые увеличили бы производство, а вместе с ним и спрос.Монетаристы и кейнсианцы, близнецы в своем стремлении к росту совокупного спроса, продвигают те самые идеи, которые ведут его к снижению.

Иронично также то, что обе эти идеологии-близнецы ставят телегу впереди лошади. Кейнсианцы считают, что государственные расходы — это путь к экономическому росту, а не его результат. США сегодня не богатая страна, потому что наше федеральное правительство тратит колоссальные суммы, скорее федеральное правительство может тратить ужасающие суммы именно потому, что СШАбогатый.

Монетаристы считают, что рост денег в обращении — это путь к нирване, но поскольку их идеология извращает единственную цель денег как стабильного показателя стоимости, деньги в обращении никогда не достигают заранее установленных « целей », когда эта неудавшаяся идея набирает обороты в основном из-за нестабильности денег. отпугивает инвесторов и, следовательно, ложится мокрым одеялом на само производство, что приводит к увеличению денежной массы. Идея о том, что создание бумаги — это то, что сделает нас богатыми или подстегнет экономику, является предметом юношеских фантазий, но для взрослых, которые считают, что ФРС может создать больше Intel и IBM за счет чрезмерной покупки казначейских и ипотечных ценных бумаг, монетаризм в настоящее время стремится конвертирует.Возвращаясь к реальности, стабильные деньги с точки зрения стоимости заслуживают доверия, и, поскольку они заслуживают доверия, они широко востребованы и обращаются. Монетаристы хотят нестабильных денег, стоимость которых колеблется, то есть денег, которые не заслуживают доверия и которые не пользуются большим спросом. Короче говоря, монетаризм — злейший враг самому себе.

Что, пожалуй, наиболее комично в этих двух школах, и это говорит о том, насколько они похожи, так это то, что обе стороны считают, что в основе нашего недуга лежит отсутствие у них экономического яда. Читатели наверняка знакомы с частыми кейнсианскими восторгами Пола Кругмана о том, как U.Экономика С. страдает, потому что федеральное правительство не потратило достаточно наших денег. Монетаристы утверждают примерно то же самое; их мнение, что экономика не восстановилась, потому что наш центральный банк не напечатал достаточно наших денег. То, как эти две школы являются врагами, — одна из главных загадок жизни, учитывая, как они обе ставят спрос на пьедестал превыше всего, и обе убеждены, что экономическое возрождение — это всего лишь триллион долларов расходов или гораздо больше триллионов долларов на печать.

Печальная правда заключается в том, что U.Экономика С. борется сегодня из-за навязывания обеих патетических идеологий. Государственные расходы выросли до невероятного уровня вместе с созданием доллара аналогичным гротескным образом. В результате экономика проседает. Обе стороны должны уйти от обсуждения, хорошо помня о видимых неудачах своих идей. Только тогда, когда эти близнецы-подростки перестанут отравлять экономику США, она вернется к траектории роста, преобладавшей в 80-х и 90-х годах.

Премия по экономике 1976 — Пресс-релиз

14 октября 1976

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРЕМИЯ ЭТОГО ГОДА АМЕРИКАНУ

Шведская королевская академия наук решила присудить Премию по экономическим наукам 1976 года памяти Альфреда Нобеля

Профессор Милтон Фридман , Чикагский университет, Иллинойс, США,

за его достижения в области анализа потребления, денежно-кредитной истории и теории, а также за демонстрацию сложности стабилизационной политики.

Имя Милтона Фридмана в основном связано с возрождением роли денег в инфляции и, как следствие, обновленным пониманием инструмента денежно-кредитной политики. Он дал нам термины «деньги имеют значение» или даже «только деньги имеют значение» с появлением монетаризма как чикагской школы. Этот сильный акцент на роли денег следует рассматривать в свете того, как экономисты — обычно сторонники узкой интерпретации кейнсианской теории — в течение долгого времени почти полностью игнорировали значение денег и денежно-кредитной политики при анализе деловых циклов и инфляция.Еще в начале пятидесятых годов Фридман был пионером обоснованной реакции на посткейнсианскую односторонность. И ему удалось — в основном благодаря своей независимости и таланту — начать очень живую и плодотворную научную дискуссию, которая продолжается уже более десяти лет. Фактически, современные макроэконометрические модели сильно отличаются от моделей, существовавших пару десятилетий назад, в том, что касается монетарных факторов — и это во многом благодаря Фридману.Широкое обсуждение теорий Фридмана также привело к пересмотру денежно-кредитной политики, проводимой центральными банками, в первую очередь в Соединенных Штатах. Экономист очень редко оказывает такое влияние, прямо или косвенно, не только на направление научных исследований, но и на реальную политику.

Фридман провел ряд исследований, которые с научной точки зрения являются оригинальными и весомыми, в поддержку своего анализа роли денег.Его эмпирические исследования взаимосвязи между увеличением денежной массы и последующими изменениями доходов и цен, таким образом, основаны на новой формулировке теории спроса на деньги или ликвидные ресурсы. Его выводы о сравнительно большом значении количественной теории для объяснения изменений, по сути, основаны на предпосылке, что спрос на деньги на самом деле очень стабилен.

С чисто научной точки зрения другие достижения Фридмана представляют больший интерес, чем его денежный анализ.Первостепенное значение здесь имеет его переосмысление теории потребления, основанное на гипотезе о том, что «постоянный доход», а не годовой доход, является определяющим фактором при оценке общих расходов на потребление. Он делает чрезвычайно ценное различие между временным и более постоянным доходом домашних хозяйств; Фридман продемонстрировал, что экономится гораздо большая часть дохода первого типа, чем второго.

Еще одним важным вкладом стало исследование «лагов», возникающих во всех областях экономической политики.Именно Фридман придумал термины «запаздывание наблюдения», «запаздывание решения» и «запаздывание эффекта», чтобы выразить фундаментальную проблему, которой ранее не уделяли должного внимания, а именно: правильное время для стабилизационных мер в течение экономического цикла. Фридман продемонстрировал, как длительные «лаги эффекта» и разной продолжительности — например, изменения денежной массы — могут иметь дестабилизирующий эффект. Вывод, который он делает в отношении экономической политики на основе этих выводов, был предметом оживленных дискуссий, и, говоря кратко, он заключается в том, что денежно-кредитная политика должна быть упрощена и что ее цель должна состоять в обеспечении долгосрочных стабильных темпов роста предложения. денег.С этой точкой зрения до некоторой степени согласились несколько ведущих центральных банков.

Фридман был первым, кто продемонстрировал, что принятое допущение о простом компромиссе между безработицей и уровнем инфляции было лишь временным явлением; в более долгосрочной перспективе (более пяти лет) такого компромисса нет. Безработица ниже структурного уровня баланса, таким образом, приводит, согласно теории Фридмана, к кумулятивным темпам роста цен и заработной платы, главным образом из-за дестабилизирующего влияния, оказываемого ожиданиями.Современные представления о факторах, определяющих структуру заработной платы, во многом основаны на гипотезах Фридмана о важности инфляционных ожиданий.

В начале пятидесятых годов Фридман был пионером среди тех, кто рекомендовал реорганизацию международной валютной системы на основе свободных обменных курсов. Он изучал теорию проблемы, но также использовал эмпирические исследования, чтобы оценить, как можно заставить такую ​​систему работать. Фридман был среди тех, кто первым понял — и смог объяснить — почему Бреттон-Вудская система с относительно фиксированными обменными курсами рано или поздно должна была рухнуть.

Его основная работа, Денежная история Соединенных Штатов, 1867–1960 , считается одним из самых глубоких и выдающихся достижений Фридмана. Наиболее выдающимся, пожалуй, является его оригинальное и энергично проводимое исследование стратегической роли, которую сыграла политика Федеральной резервной системы в разжигании кризиса 1929 года, а также в углублении и продлении последовавшей депрессии. Критики сходятся во мнении, что это монументальная научная работа, которая еще долго будет стимулировать пересмотр хода событий той эпохи.

Для цитирования этого раздела
MLA style: Пресс-релиз. NobelPrize.org. Нобелевская премия AB 2021. Ср. 15 сентября 2021 г.

Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей наверх страницы.

Федеральный резервный банк Сан-Франциско

Презентация для Международной западной экономической ассоциации
Сан-Франциско, CA
Автор: Джон К.Уильямс, президент и главный исполнительный директор Федерального резервного банка №
Сан-Франциско
Для поставки 2 июля 2012 г.

Скачать версию в формате PDF (83,15 кб)

Доброе утро. Мне очень приятно работать в такой выдающейся компании, особенно в компании моего бывшего советника в Стэнфорде Джона Тейлора. И я начну свое выступление со ссылки на другого новаторского теоретика денежной политики. Милтон Фридман сказал знаменитую фразу: «Инфляция всегда и везде является денежным феноменом в том смысле, что она возникает и может быть произведена только более быстрым увеличением количества денег, чем их производства.”1 В настоящее время мы проводим проверку этого предложения. За последние четыре года Федеральная резервная система более чем в три раза увеличила денежную базу, ключевой фактор, определяющий денежную массу. Некоторые комментаторы забили тревогу, что это массовое расширение денежной базы неумолимо приведет к высокой инфляции, а ля Фридман.

Несмотря на эти мрачные прогнозы, инфляция в Соединенных Штатах была собакой, которая не лаяла. Как показано на Рисунке 1, за последние четыре года он составлял в среднем менее 2 процентов.Более того, как видно из рисунка, обследования инфляционных ожиданий показывают, что низкая инфляция ожидается, по крайней мере, в течение следующих десяти лет.

В своем сегодняшнем выступлении я попытаюсь согласовать монетарную теорию с недавними показателями инфляции. На мой взгляд, недавние события убедительно свидетельствуют о том, что традиционные учебные представления о связи между денежно-кредитной политикой, деньгами и инфляцией устарели и нуждаются в пересмотре. Как всегда, мои замечания отражают мои собственные взгляды, а не обязательно взгляды других сотрудников Федеральной резервной системы.

Начну с двух определений. Денежная база — это сумма валюты США в обращении и банковских резервов Федеральной резервной системы. На Рисунке 2 показаны ключевые компоненты денежной базы с 2007 года. До конца 2008 года она состояла в основном из валюты, при этом небольшая сумма банковских резервов удерживалась в основном для выполнения нормативных требований. С тех пор денежная база резко выросла, в первую очередь из-за увеличения банковских резервов на 1,5 триллиона долларов. Денежная масса — это родственное понятие.Это общее количество остатков на счетах в банках и других финансовых учреждениях, к которым можно легко получить доступ для осуществления платежей. Стандартным показателем денежной массы является М2, который включает валюту и определенные депозитные счета и счета денежного рынка.

Здесь я должен сделать важное замечание о том, что часто сбивает публику с толку. Беспокойство вызывает , а не , что ФРС буквально печатает слишком много валюты2. Количество валюты в обращении полностью определяется спросом со стороны людей и предприятий.Это не независимое решение денежно-кредитной политики и само по себе не имеет последствий для инфляции.

Федеральная резервная система эластично удовлетворяет спрос на валюту. Если люди хотят держать их больше, мы свободно обмениваем резервы на валюту. Если люди хотят меньше, мы обмениваем это обратно. Конечно, валюта не приносит процентов. Люди считают его недорогим средством обмена и надежным средством сбережения. Фактически, за последние четыре года валютные запасы США выросли примерно на 35 процентов.Это отражает низкие процентные ставки, которые снижают альтернативные издержки владения валютой. Это также связано с беспокойством по поводу экономики и здоровья банковской системы как здесь, так и за рубежом. Фактически, почти две трети валюты США хранятся за пределами наших границ3. Валюта США широко рассматривается как безопасная гавань. Когда страна переживает экономические или политические потрясения, люди склонны конвертировать часть своих финансовых активов в валюту США. Такой повышенный спрос на американскую валюту наблюдается сегодня в Европе.

Для денежно-кредитной политики релевантным показателем являются банковские резервы. Федеральная резервная система контролирует объем банковских резервов при проведении денежно-кредитной политики. Для простоты я начну с того, что происходит, когда ФРС не выплачивает проценты по резервам, как это было до конца 2008 года. Я вернусь к вопросу о процентах на резервы ближе к концу своего выступления.

До выплаты процентов по резервам альтернативной стоимостью владения беспроцентными банковскими резервами была номинальная краткосрочная процентная ставка, такая как ставка по федеральным фондам.Спрос на резервы имеет тенденцию к снижению. То есть, когда ставка по федеральным фондам низкая, резервные банки хотят удерживать увеличение. Обычная денежно-кредитная политика работает путем корректировки суммы резервов таким образом, чтобы ставка по федеральным фондам была равна целевому уровню, при котором спрос и предложение на резервы находятся в равновесии. Он реализуется путем продажи беспроцентных резервов процентными ценными бумагами, обычно краткосрочными казначейскими векселями.

Обычно у банков есть сильный стимул задействовать резервы, выдавая их ссуды.Если бы банк внезапно обнаружил, что на его счету избыточные резервы на миллион долларов, он бы быстро попытался найти кредитоспособного заемщика и получить прибыль. Если бы банковская система в целом оказалась с избыточными резервами, тогда система увеличила бы доступность кредита в экономике, снизила бы ставки по займам в частном секторе и стимулировала бы экономическую активность. Именно это рассуждение лежит в основе классических монетарных теорий создания множественных депозитов и денежного мультипликатора, согласно которым увеличение денежной базы должно приводить к пропорциональному увеличению денежной массы.

Более того, если бы экономика работала на полную мощность, тогда, если бы банковская система имела избыточные резервы, слишком много «денег» преследовало бы слишком мало товаров, что привело бы к более высокой инфляции. Максимум Фридмана будет подтвержден. Вот загадка: как ФРС могла утроить денежную базу с 2008 года без резкого увеличения денежной массы, вызвавшего большие скачки в расходах и инфляции? Что не так с нашей проверенной теорией?

Критическое объяснение состоит в том, что банки предпочли бы надежно хранить резервы в ФРС, а не ссужать их в условиях тяжелой экономики, загруженной рисками.Альтернативная стоимость хранения резервов низка, в то время как риски при кредитовании или инвестировании в другие активы кажутся высокими. Таким образом, при почти нулевых ставках спрос на резервы может быть чрезвычайно эластичным. Та же логика применима к домашним хозяйствам и предприятиям. Учитывая слабую экономику и повышенную неопределенность, они копят деньги, а не тратят их. Короче говоря, денежный мультипликатор вышел из строя4

Цифры рассказывают историю. Несмотря на 200-процентный рост денежной базы, показатели денежной массы выросли умеренно.Например, M2 увеличился только на 28 процентов за последние четыре года5. Рисунок 3 показывает, что денежный мультипликатор, измеряемый отношением M2 к денежной базе, резко упал в конце 2008 года и с тех пор не восстановился. Номинальные расходы оказались еще менее гибкими, увеличившись всего на 8 процентов за последние четыре года. В результате отношение номинального валового внутреннего продукта, который измеряет общую сумму расходов в экономике, к денежной базе упало еще более резко, как показано на рисунке.Это соотношение также не восстановилось, что свидетельствует о том, насколько сильно нарушилась связь между денежной базой и экономикой.

Возникает естественный вопрос: если эти резервы не в обращении, почему ФРС вообще их так резко увеличила? Самой важной причиной был преднамеренный шаг по поддержке финансовых рынков и стимулированию экономики. К середине декабря 2008 года ФРС снизила ставку по федеральным фондам практически до нуля. Тем не менее, экономика все еще очень быстро сокращалась.Стандартные практические правила и ряд имитационных моделей рекомендовали устанавливать ставку по федеральным фондам ниже нуля, начиная с конца 2008 или начала 2009 года, что было невозможно сделать6. Вместо этого ФРС предоставила дополнительный стимул путем покупки долгосрочных ценных бумаг с оплатой за за счет создания банковских резервов. Эти покупки увеличили спрос на долгосрочные казначейские облигации и аналогичные ценные бумаги, что привело к росту цен на эти активы и, таким образом, к снижению долгосрочных процентных ставок. В свою очередь, более низкие процентные ставки улучшили финансовые условия и помогли стимулировать реальную экономическую активность.7

Важным моментом является то, что дополнительный стимул для экономики от наших покупок активов в первую очередь является результатом более низких процентных ставок, а не учебного процесса создания резервов, ведущих к увеличению денежной массы. Именно через свое влияние на процентные ставки и другие финансовые условия денежно-кредитная политика влияет на экономику.

Но, как только экономика в достаточной мере улучшится, не станут ли банки более активно выдавать ссуды, заставляя исторический денежный мультипликатор вновь заявить о себе? И не может ли вызванный этим огромный рост денежной массы перегреть экономику, что приведет к более высокой инфляции? Ответ на эти вопросы отрицательный, и причина кроется в глубоком, но в значительной степени недооцененном изменении во внутренней работе денежно-кредитной политики.

Изменение заключается в том, что теперь ФРС выплачивает проценты по резервам. Альтернативная стоимость хранения резервов теперь представляет собой разницу между ставкой по федеральным фондам и процентной ставкой по резервам. ФРС, вероятно, повысит процентную ставку по резервам, поскольку поднимет целевую ставку по федеральным фондам8. Таким образом, для банков резервы в ФРС являются близкой заменой казначейских векселей с точки зрения доходности и надежности. Обмен ФРС банковских резервов, по которым выплачиваются проценты по казначейским векселям с очень похожей процентной ставкой, практически не влияет на экономику.Вместо этого для экономики важен уровень процентных ставок, на который влияет денежно-кредитная политика.

Это означает, что исторические отношения между суммой резервов, денежной массой и экономикой вряд ли сохранятся в будущем. Если банки счастливы держать избыточные резервы в качестве активов, приносящих процентный доход, то предельный денежный мультипликатор этих резервов может быть близок к нулю. В результате в мире, где ФРС выплачивает проценты по банковским резервам, традиционные теории, говорящие о механической связи между резервами, денежной массой и, в конечном счете, инфляцией, больше не действуют.В частности, мир меняется, если ФРС желает платить достаточно высокую процентную ставку по резервам. В этом случае объем резервов банков США может быть чрезвычайно большим и оказывать лишь небольшое влияние, скажем, на денежную массу, банковское кредитование или инфляцию.

Как я отмечал ранее, инфляция и инфляционные ожидания были низкими в течение последних четырех лет, несмотря на огромный рост денежной базы. Конечно, если экономика заметно улучшится, инфляционное давление может возрасти.В таких обстоятельствах Федеральной резервной системе необходимо будет отменить денежно-кредитное регулирование, чтобы не допустить перегрева экономики и возникновения чрезмерной инфляции. Это можно сделать двумя способами: во-первых, путем повышения процентной ставки по резервам вместе с целевой ставкой по федеральным фондам; и, во-вторых, за счет сокращения его авуаров в долгосрочных ценных бумагах, что полностью изменит влияние программ покупки активов на процентные ставки.

Если думать о стратегии выхода, природа проблемы денежно-кредитной политики, с которой столкнется ФРС, ничем не отличается от прошлых восстановлений, когда ФРС нужно было «забрать чашу с пуншем.«Конечно, всегда сложно найти подходящий момент для создания мягкой посадки с низкой инфляцией. На этот раз это будет особенно сложно, учитывая чрезвычайную глубину и продолжительность рецессии и восстановления. Федеральная резервная система готова ответить на этот вызов, когда придет время. Спасибо.

# #

Примечания к концу

1. Фридман (1970), стр. 24.

2. Технически Бюро гравировки и печати печатает бумажные деньги.Федеральная резервная система отвечает за обработку и распределение валюты в банковской системе. Федеральная резервная система также распределяет монеты, которые отличаются от бумажных денег, в банковской системе, но количество монет в обращении сравнительно невелико.

3. См. Goldberg (2010).

4. Обсуждение этого вопроса см. В Williams (2011a).

5. Аналогичным образом, альтернативный показатель денежной массы, MZM, увеличился на 26 процентов за последние четыре года.

6.См. Chung et al. (2011) и Рудебуш (2010).

7. См. Подробности в Williams (2011b).

8. Подробную информацию о запланированной стратегии выхода ФРС см. В протоколе заседания FOMC в июне 2011 года (Совет управляющих 2011).

Список литературы

Совет управляющих Федеральной резервной системы. 2011. «Протокол Федерального комитета по открытым рынкам». 21–22 июня.

Чанг, Гесс, Жан-Филипп Лафорте, Дэвид Райфшнайдер и Джон К. Уильямс.2011. «Оценка макроэкономических эффектов от покупки активов ФРС». Письмо по экономическим вопросам FRBSF 2011-03 (31 января).

Фридман, Милтон. 1970. Контрреволюция в денежной теории . Лекция в память о Винкотте, Институт экономики, Периодическая газета 33.

Голдберг, Линда С. 2010. «Меняется ли международная роль доллара?» Федеральный резервный банк Нью-Йорка, Текущие выпуски экономики и финансов 16 (1 января).

Рудебуш, Гленн Д.2010. «Стратегия выхода ФРС для денежно-кредитной политики». Письмо по экономическим вопросам FRBSF 2010-18 (14 июня).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.