Восприятие пространства восприятие времени и восприятие движения: Восприятие движения и времени

Автор: | 11.02.1977

Содержание

Восприятие движения и времени

Восприятие пространства

   Восприятие неподвижных, статичных предметов — тема, пусть и хорошо проработанная в общей и экспериментальной психологии, до сих пор, тем не менее, не закрыта. И при этом значительно более сложным вопросом является восприятие движения и времени.

Изучать проблемы восприятия нельзя в отрыве от физиологических особенностей нашего организма. Восприятие, в том числе и восприятие движения, осуществляется благодаря очень сложному физиологическому механизму, природа которого еще не вполне выяснена.

Как известно, окружающие нас образы проецируются на сетчатку глаза. Если тот или иной образ (например автомобиля) движется по сетчатке, это будет считаться движением или не будет? Может быть и так, и не так. Автомобиль проехал мимо — его образ проскользил по сетчатке. Мы перевели свой взгляд — образ стоящего автомобиля тоже скользнул по сетчатке. Может быть и иначе. Мы стоим и смотрим на стоящий автомобиль — его образ покоится на сетчатке.

Мы провели глазами вслед проезжающему автомобилю — образ так же неподвижен на сетчатке.

Как известно из физики, во вселенной нет какой-то центральной точки отсчета, начала координат. Нет и «объективно нулевой» скорости: нет таких объектов, про которые можно сказать точно, что они стоят на месте (обратное, по крайней мере, не доказано). В физике любые скорости — относительны. Так и в нашем зрительном восприятии, мы не измеряем некоторую универсальную скорость, пусть даже и относительно поверхности Земли. Мы оцениваем скорость относительно нас самих.

Скорость пролетающих мимо объектов, а также пробегающих, проползающих, проплывающих и т.д., мы оцениваем двояко:

— пассивно (не следя глазами за объектом),

— активно (следя за ним).

В первом случае скорость оценивается как раз по скорости перемещения образа по сетчатке — с рядом поправок, разумеется. Это не самый точный способ. Хотя бы потому, что перемещения образа по сетчатке показывают угловую скорость объекта, и, чтобы узнать его скорость, надо знать расстояние до него. Глаз тем временем сфокусирован на другом объекте, который и помещен в зону лучшей видимости. Расстояние можно оценить по косвенным признакам, например по реальному размеру объекта и размеру образа на сетчатке глаза. Однако этот реальный размер не всегда известен. Если речь идет об автомобиле известной марки, то размер его наблюдателю известен. Если же пролетел камень или неизвестная птица — размер у них может быть разный.

Активной восприятие более точно. Мы следим за объектом. Он выходит из области наилучшего видения и этим заставляет нас передвигать глаза или голову, чтобы вновь фиксировать на нем взгляд. Наш глаз настолько «умный», что даже пытается предвидеть перемещения объекта, чтобы ни на долю секунды не выпускать его из поля зрения.

Как известно, человек выжил в процессе жестокого естественного отбора. Если учесть, что этот процесс происходил многие миллионы лет, то становится понятным стремление природы к совершенству. Так оказалось, что мы оцениваем движение окружающих предметов не по состоявшемуся движению глаза, а только по одному такому намерению.

Это сберегает несколько миллисекунд, но и одна миллисекунда может оборвать целую ветвь эволюции. Эрнст Мах, чтобы выяснить, будет ли человек в состоянии воспринимать движение, если ему зафиксировать голову и обездвижить глаза, провел следующий эксперимент. Глаза испытуемых были обездвижены с помощью специальной замазки, которая не позволяла поворачивать глаза. Когда испытуемый пробовал повернуть глаза, ему начинало казаться, что предметы вокруг двигаются. Таким образом, в мозгу фиксируется не движение глаз, а лишь попытка двигать глазами, т. е. для восприятия движения важна не афферентная информация о движения глаз (сигнал о перемещении глаз), а копия эфферентной информации (команды на перемещение глаз).

В работе зрительного восприятия большое значение отводится интеллектуальным механизмам обработки информации. Далеко не всегда объект движется перпендикулярно оси наблюдения, оставаясь примерно на одном расстоянии от наблюдателя. Как раз обычно наблюдаемые объекты двигаются, несколько приближаясь или удаляясь.

Пример — мы стоим на обочине и наблюдаем, как какая-то машина едет в нашу сторону; чтобы оценить ее скорость надо оценить угловую скорость и изменение расстояния до машины; при этом, чтобы оценить изменение расстояние до машины, сначала надо оценить само это расстояние, это тоже не так просто, на самом деле; могут учитываться и косвенные обстоятельства — например, геометрия дороги или громкость звука, издаваемого машиной.

Косвенных признаков много, и они играют весьма значительную роль в восприятии скорости. Механизм использования косвенных признаков состоит в том, что при обнаружении неких признаков движения осуществляется их интеллектуальная обработка и выносится суждение том, что предмет движется. Так, впечатление движения может вызвать необычное для неподвижного предмета положение его частей (так называемое «кинетическое положение»). Примеры кинетических положений: наклонное положение, размытость очертаний предмета (особенно размытость вдоль одной линии).

При этом следует отметить, что процесс восприятия довольно сильно замкнут в себе. Своим интеллектом и сознанием мы можем быть твердо уверены в том, что предмет находится на одном месте, но впечатление движения все равно может иметь место. Таковы, например, зрительные иллюзии. Нарисованные объекты могут казаться движущимися, если расположены особенным образом. Шагая вечером или ночью по улице, можно заметить, что луна как бы движется вместе с тобой — «идет» параллельным курсом.

Теории восприятия движения могут быть разбиты на две группы. Первая группа теорий выводит восприятие движения из элементарных, следующих друг за другом зрительных ощущений отдельных точек, через которые проходит движение. Утверждается, что восприятие движения возникает вследствие слияния этих элементарных зрительных ощущений (В. Вундт и др.).

В теориях второй группы утверждается, что восприятие движения имеет специфическое качество, которое не сводится к элементарным ощущениям. Подобно тому, как мелодия не является простой суммой звуков, а качественно отличным от них целым, так и восприятие движения не сводится к сумме составляющих это восприятие элементарных зрительных ощущений.

Гештальтпсихологи (М. Вертгеймер и др.) восприятие движения считают специфическим переживанием, отличным от восприятия самих движущихся предметов. Если имеются два последовательных восприятия объекта в различных положениях, то переживание движения не складывается из этих двух ощущений, а соединяет их, находясь между ними. Это переживание движения Вертгеймер назвал фи-феноменом.

Гештальтпсихологами было в частности показано, что из двух предметов, при прочих равных условиях, обычно движущимся кажется меньший. Движущимся также кажется тот предмет, который в течение опыта претерпевает наибольшие количественные или качественные изменения.

В восприятии скорости большое значение имеет прагматический аспект. Дело в том, что природа не наградила нас способностью оценивать скорость движения в каких-либо физических величинах. Наблюдая движущийся на нас автобус, мы не осознаем информацию, что он движется со скоростью 62 км/ч, однако понимаем, что скорость большая, больше, чем та, на которую мы способны, и лучше всего это убраться с дороги такого «зверя».

Это обстоятельство облегчает работу восприятия, давая возможность оценивать скорость лишь по весьма грубой порядковой шкале.

Восприятие времени

   Восприятие времени изучено меньше, чем восприятие пространства. Нет специализированного органа, занимающегося восприятием времени, нет поэтому и более-менее объективных экспериментов на восприятие времени, сопровождающихся наблюдением за этим органом.

Время можно рассматривать (многие физики и математики этим и занимаются) как четвертое измерение пространства. Как двухмерные бумажки могут образовать трехмерную стопку из бумажек, так и трехмерные кубы, если было бы настоящее четвертое измерение, могли образовать четырехмерную «стопку-мегакуб». Один момент времени плавно и быстро перетекает в другой момент, все эти моменты можно рассматривать каждый в отдельности как трехмерный куб, а в совокупности — как «стопку-мегакуб».

Представим теперь, что кто-то взял кинопленку и разрезал ее на отдельные кадры. Потом все эти кадры были сложены в одну стопку (довольно высокую). Если обладать рентгеновским зрением, то теперь можно наблюдать тело главного героя (героини) не в виде плоской фигуры, а в виде объемной. И весь этот объем отражает два часа жизни этого героя, но мы можем наблюдать его в один момент.

Примерно так было бы, если бы мы были обладателями полноценного восприятия времени. Если бы мы разбили вазу, а потом нас попросили бы представить то, как это произошло, то мы представили бы не несколько картинок-фаз этого события (вот я задел ее локтем, вот она летит на паркет, вот лежат осколки), а полноценную четырехмерную картинку. Это было бы похоже на четырехмерное дерево: сначала ваза цела — это ствол, потом разбилась на части — отсюда ветки.

Разумеется, полноценное восприятие времени потребовало бы колоссальных ресурсов нашего мозга. Даже трехмерные объекты (например шахту или здание сложной планировки) нам удается воспринимать с трудом, а тут четыре измерения…

В широком смысле восприятие времени это и есть восприятие всей этой гипотетической четырехмерной картины. Непосредственное наблюдение этого континуума позволило бы наглядно видеть некоторые причинно-следственные связи. Четырехмерный локоть соприкоснулся с четырехмерной вазой-осколками — ствол вазы после этого несколько смещен в пространстве, а потом распадается на ветви. Нельзя, конечно, было бы видеть более тонкие причинно-следственные связи, не видимые глазом: почему, например, зазвонил телефон.

Для нас восприятие времени — лишь очень приблизительное подобие того, что могло бы быть. В основном восприятие времени связано с восприятием объектов окружающего мира. Для нас восприятие времени это:

— восприятие перемещения объектов в пространстве,

— восприятие трансформации этих объектов,

— восприятие взаимодействия двух и более объектов,

— установление наглядных причинно-следственных связей.

Элементарными формами восприятия времени являются процессы восприятия длительности и последовательности событий. В узком смысле восприятие времени это и есть восприятие длительности и последовательности тех или иных событий.

Базовым инструментом для оценки длительности событий являются элементарные ритмические явления организма, известные под названием «биологических часов». К ним относятся ритмические процессы, протекающие в нейронах коры и подкорковых образований. Например, чередования сна и отдыха. С другой стороны, мы воспринимаем время при выполнении какой-либо работы, т.е. когда происходят определенные нервные процессы, обеспечивающие нашу работу. В зависимости от количества этих процессов, чередования возбуждения и торможения, мы получаем определенную информацию о времени.

«Биологические часы» работают не так точно, как хотелось бы. В значительной степени они оценивают не объективное, всеобщее время, а субъективное, которое зависит от того, какими событиями был заполнен оцениваемый промежуток. Если событий было много и они были интересны для нас, то время шло быстро. И наоборот, если событий было мало или они были не интересны для нас, то время тянулось медленно. Однако если приходится оценивать прошедшие события, то оценка длительности носит обратный характер. Время, заполненное разнообразными событиями, мы переоцениваем, временной отрезок кажется нам более продолжительным. И наоборот, не интересное для нас время мы недооцениваем, временной отрезок кажется нам незначительным.

Работа «биологических часов» зависит и от эмоциональных переживаний. Было показано, что если события вызывают положительное отношение к себе, то время кажется быстро идущим. И наоборот, негативные переживания удлиняют временной отрезок.

Если мы более-менее свободны в своих перемещениях в пространстве, во времени нам не суждено гулять столь же свободно. Мы плавно перемещаемся по нему со стандартной скоростью. Однако, что роднит восприятие времени с восприятием пространства — мы довольно отчетливо видим то, что находится рядом, а то, что удалено — значительно хуже. Кое-что мы в пространстве видеть не способны, например то, что находится глубоко под землей, — существуют объективные препятствия. Кое-что, однако, мы видим с расстояния во много световых лет. Так же и со временем: некоторые события прошлого и будущего объективно недоступны, некоторые мы можем просматривать на миллионы лет назад и даже вперед (хотя это уже в большей степени предмет работы интеллекта, а не восприятия).

Таким образом, в восприятии времени человеком выделяются два аспекта:

— субъективный,

— объективно-условный.

Субъективный аспект связан с нашей личной оценкой проходящих событий, что, в свою очередь, зависит от заполненности данного временного периода событиями, а также их эмоциональной окрашенности. Объективно-условный аспект связан с объективным течением событий и чередой условно-договорных точек отсчета, или интервалов времени. Если первый аспект отражает наше непосредственное ощущение времени, то второй аспект помогает нам ориентироваться во времени с помощью опорных инструментов.

Фактически час времени — самая популярная из вообще всех единиц измерения на сегодняшний день. Современный человек не может прожить и дня без того, чтобы не сверить свои «биологические часы» с объективными. Час и минута значительно чаще употребляются, чем, например, килограмм или градус. Не случайно поэтому, что провалились все попытки сделать время метрическим: в данном случае сила привычки оказалась слишком высока.

Литература

Маклаков А. Г. Общая психология. СПб: Питер, 2001.

 


См. также

Восприятие

 


   RSS     [email protected] 

Классификация и формы восприятия: Сущность восприятий

Классификация восприятий

Основу классификации восприятий, как впрочем, и ощущений, составляют различия в анализаторах, участвующих в восприятии. В зависимости от того, какой анализатор играет в восприятии основную роль, можно выделить зрительные, слуховые, осязательные, кинестезические, обонятельные и вкусовые восприятия.

Рассмотрим немного наиболее изученные зрительные восприятия. Если взять младенца со дня его рождения, то мы знаем, что его зрительное восприятие очень слабо развито, он плохо различает оттенки цветов, и имеет низкую остроту зрения, только к шести месяцам младенец начинает узнавать предметы и лица.

У новорожденных есть цветовое зрение, но они различают лучше преимущественно яркие цвета, не различая серый и синий. Младенец предпочитает движущиеся стимулы стационарным. Развитие зрительной системы новорожденных происходит быстро, очевидно, сказывается опыт и биологическое состояние.

Развитие других восприятий отличается от зрительных. Так, например, вкус и обоняние у малыша развиты с момента рождения. Младенец не может производить отчетливые звуки, но различает звуки речи.

Итак, можно сделать вывод, что все чувства младенца работают с момента его рождения, вначале они мало развиты, но начинают развиваться под влиянием окружения. Вспомним, младенцев, вскормленных обитателями леса, у них преобладали, слух, зрение и обоняние, те восприятия, которые были более свойственны животным, среди которых проходила их жизнь.

Различные виды восприятия редко бывают одиночными, чаще они объединяются и становятся сложными видами.

Сложные формы восприятия

Основа другого типа классификации восприятий — пространство, время и движение.

Большую роль в практической деятельности человека играют такие сложные по своей психологической структуре восприятия, как восприятия пространства, времени и движения.

В восприятии пространства основу составляют зрительные, вестибулярные, двигательные и кожные ощущения. В комплексе они позволяют судить о пространственном положении тела и расстоянии до других объектов.

Иллюзии

Иногда, например, при повороте головы, либо изменении скорости перемещения тела в пространстве проявляется несоответствие сигналов, поступающих в мозг со стороны вестибулярного, двигательного и кожного анализаторов, с одной стороны, и зрительного — с другой. В результате разлада между этими источниками информации пространственного положения возникает ряд пространственных иллюзий.

Иллюзии вызываются физическими, физиологическими и психологическими причинами. Примером физической иллюзии может служить восприятие стоящей палки в сосуде с водой, она кажется изломанной. Или, если надавить сбоку на глазное яблоко, то предмет, на который мы смотрим, раздвоится. Это физиологическая иллюзия.

Примером психологической иллюзии являются искажения, возникающие вследствие контраста: серый предмет на белом фоне кажется более темным, чем на черном фоне.

Цвет и освещенность объектов также искажают оценку их истинных размеров и удаленности от наблюдателя. Так, если на одном расстоянии будут находиться два одинаковых предмета, только окрашенных в разные тона, то светлый покажется больше и ближе, чем темный.

Иллюзии могут явиться причинами ошибок в определении размеров, параллельности и удаленности предметов, поэтому везде, где требуется точность, зрительные восприятия должны проверяться измерительным инструментом.

Обнаружение объектов

Положение объекта оценивается по месту его нахождения в поле зрения, чем он выше в поле зрения, тем объект или выше или дальше. Форма и величина объектов оценивается вначале осязанием (сочетанием кожных и двигательных ощущений), а по мере накопления опыта — зрением.

Обнаружение и различение объектов зависит от их контрастности с фоном. Светлый предмет на светлом фоне и темный — на темном незаметны, а светлый на темном и темный на светлом воспринимаются совершенно отчетливо.

Большое значение в восприятии предметов имеет и разница их размеров. Возле больших предметов мелкие становятся почти незаметными, поэтому на рабочем столе их следует размещать отдельно от крупных.

Если человек хорошо различает неподвижные объекты, то это не дает ему гарантии так же хорошо различать эти объекты при их движении, несмотря на высокую статическую остроту зрения можно не обладать достаточно высокой динамической остротой зрения. Низкая динамическая острота зрения — причина плохого восприятия расстояния до движущихся предметов.

Восприятие времени

Восприятие времени обобщает ряд ощущений, сигнализирующих о длительности, последовательности и скорости течения всех явлений внешнего мира, а также о внутренних ритмах жизнедеятельности организма. Огромное влияние на восприятие времени оказывают чувства.

Часы, дни и недели, заполненные интересными событиями, кажутся быстротекущими, короткими. А отрезок времени, в течение которого не произошло ничего особенного, да еще вы ждете кого-то или что-то, представляется особенно длинным. Самым коротким кажется время, в течение которого надо успеть сделать многое.

Это все объяснимо физиологически. Когда в коре головного мозга преобладают процессы возбуждения — повышается обмен веществ, следовательно, время «летит» быстрее. В случае торможения оно «тянется» медленно, из-за замедления обмена веществ.

Способность к оценкам малых интервалов времени при желании можно развить довольно быстро. Стоит несколько дней попрактиковаться, специально упражняясь, и ты сможешь хорошо оценивать время в 0,01-0,02 сек и точно определять разницу во времени между 0,15 и 0,2 сек.

Восприятие движения

Восприятие движения — это восприятие пространственно-временного перемещения, и оценка движения зависит от восприятия интервалов времени, потому что всякое движение в пространстве характеризуется скоростью и направлением.

Движение можно воспринимать непосредственно (перемещение автомобиля) и по косвенным признакам (перемещение часовой стрелки на циферблате по секундной).

Непосредственное восприятие движения определяется угловой скоростью перемещения объекта в поле зрения наблюдателя. При этом возможны восприятия движения, как неподвижным взором, так и подвижным, т. е. и вследствие движения изображения объекта по сетчатке глаза, и при постоянном его положении на сетчатке, но сопровождающемся движениями глаз.

Но не всем движениям можно дать правильную оценку. Если быстро вращать однотонно окрашенный диск, то это зрением не воспринимается, а колесо или вентилятор иногда воспринимаются как вращающееся в противоположную сторону. Чем дальше находится предмет, тем более медленным воспринимается его движение, а медленные движения, например, часовой стрелки зрением вообще не воспринимаются.

Восприятия собственных движений осуществляются зрением, а также через осязательные и двигательные ощущения. Без ощущения собственных движений точно выполнять их невозможно.

Наблюдение и наблюдательность

Наблюдение — это произвольное, планомерное, преднамеренное восприятие, предпринимаемое с определенной целью. Человек воспринимает не все, что видит, а выделяет необходимое для него. Основное условие успешного наблюдения — ясность задачи, затем подготовленность и активность мышления.

Наблюдение — не самоцель, а средство получения информации необходимой человеку. Наблюдение начинается с правильной постановки задачи, составляется план. Главное в наблюдении систематичность, при этом важно уметь ориентироваться в окружающем мире.

Наблюдательность — это способность замечать в предметах и явлениях малозаметное, но очень важное (детали, признаки, свойства).

Высокое развитие наблюдательности предполагает любознательность, стремление познать новое, глубоко вникнуть в окружающий мир, готовность к восприятиям того, что нужно для определенных целей.

Развитие наблюдательности просто необходимо для всестороннего развития личности, а развиваться она может только одновременно с развитием памяти и мышления.

Вот, наконец-то, мы и провели нашего малыша через мир ощущений и восприятий, он уже готов к дальнейшему познанию мира, теперь для всестороннего развития необходимо заняться его памятью и мышлением.

Эксклюзивный материал сайта «www.effecton.ru — психологические тесты и коррекционные программы». Заимствование текста и/или связанных материалов возможно только при наличии прямой и хорошо различимой ссылки на оригинал. Все права защищены.

ПРЕЗЕНТАЦИЯ НА ТЕМУ Восприятие пространства времени и движения

ПРЕЗЕНТАЦИЯ НА ТЕМУ: Восприятие пространства, времени и движения Выполнила: Алина Гулина

ПОНЯТИЕ Восприятие – высший психический процесс целостного отражения объектов или предметов при их контакте с органами чувств.

Свойства восприятия q Целостность q Структурность q Предметность q Осмысленность q Избирательность q Константность q иллюзии q близость (близко расположенные элементы распознаются вместе) q сходство (одинаковые элементы, входящие в одну структуру, воспринимаются вместе) q направление (элементы, образующие непрерывное плавное направление, распознаются вместе) q принцип заполнения пробелов и др.

Виды восприятия 1) По модальности Виды: Особенности речи визуалы cмотреть видеть наблюдать ясный Чёткий перспектива с моей точки зрения на мой взгляд нарисую образ Особенности Широкие жесты жестикуляции аудиалы кинестетики слушать рассказывать говорить прозвучала отголосок чувствовать ощущать схватывать придерживаться мнения Ритмичные движения тела Руки прижаты к телу

Виды восприятия 2) По видам материи Восприятия времени (отражение длительности и скорости событий) Типы восприятия времени: • биологические часы • психологические часы 2 типа личности: • брадихронический (ускоряет время) • тахихронический (замедляет время) Эмоциональное состояние искажает восприятие времени

Виды восприятия Движения (отражение перемещения объекта в пространстве, т. е. его направленности и скорости). 2 способа: • фиксация взгляда на движущемся объекте • фиксация взгляда на неподвижном объекте

Виды восприятия Пространства (Восприятие пространства — способность человека воспринимать пространственные характеристики окружающего мира: величину и форму предметов, а также их взаимное расположение). Восприятие формы, величины, удалённости, направления. Наиболее информативный признак – контур.

Спасибо за внимание!

8.8. Восприятие движения и времени : Общая психология Маклаков А. Г : Библиотека Инокентия Ахмерова онлайн

Восприятие движения осуществляется благодаря очень сложному механизму, природа которого еще не вполне выяснена. В чем сложность данного вопроса? Ведь можно предположить, что восприятие движения предметов обусловлено пе­ремещением изображения по сетчатке глаза. Однако это не совсем так. Представь­те себе, что вы идете по улице. Естественно, изображения предметов перемещают­ся по вашей сетчатке, но вы не воспринимаете предметы как движущиеся, — они находятся на месте (это явление называется константностью положения).

Почему же мы воспринимаем движение материальных объектов? Если пред­мет движется в пространстве, то мы воспринимаем его движение вследствие того, что он выходит из области наилучшего видения и этим заставляет нас передви­гать глаза или голову, чтобы вновь фиксировать на нем взгляд. При этом происхо­дят два явления. Во-первых, смещение объекта по отношению к положению на­шего тела указывает нам на его передвижение в пространстве. Во-вторых, мозг фиксирует движение глаз, следящих за предметом. Второе особенно важно для восприятия движения, но механизм обработки информации о движении глаз весь­ма сложен и противоречив. Будет ли человек в состоянии воспринимать движе­ние, если ему зафиксировать голову и обездвижить глаза? Эрнст Мах обездвижил глаза испытуемых с помощью специальной замазки, не позволяющей поворачи­вать глаза. Однако у испытуемого возникало ощущение движения предметов (ил­люзия перемещения предметов) каждый раз, когда он пытался повернуть глаза. Следовательно, в мозгу фиксировалось не движение глаз, а попытка двигать гла­зами, т. е. для восприятия движения важна не афферентная информация о движе­ния глаз (сигнал о перемещении глаз), а копия эфферентной информации (коман­ды на перемещение глаз).

Однако восприятие движения не может быть объяснено только движением глаз, — мы воспринимаем одновременно движение в двух противоположных направлениях, хотя глаз, очевидно, не может двигаться одновременно в противо­положные стороны. В то же время впечатление движения может возникнуть при отсутствии его в реальности, например если через небольшие временные паузы чередовать на экране ряд изображений, воспроизводящих фазы движения объек­та (рис. 8.11). Это так называемый стробоскопический эффект, для возникнове­ния которого отдельные раздражители должны быть отделены друг от друга опре­деленными промежутками времени. Пауза между смежными раздражителями должна быть не менее 0,06 с. В том случае, когда пауза вдвое меньше, изображе­ния сливаются; в том случае, когда пауза очень велика (например, 1 с), изображе­ния осознаются как раздельные; максимальная пауза, при которой имеет место стробоскопический эффект, равна 0,45 с. Следует отметить, что на стробоскопи­ческом эффекте построено восприятие движения в кинематографе.

В восприятии движения значительную роль, несомненно, играют косвенные признаки, создающие опосредованное впечатление движения. Механизм исполь­зования косвенных признаков состоит в том, что при обнаружении неких призна­ков движения осуществляется их интеллектуальная обработка и выносится суждение том, что предмет движется. Так, впечатление движения может вызвать необычное для неподвижного предмета положение его частей. К числу «кинети­ческих положений», вызывающих представление о движении, принадлежат на­клонное положение, меньшая отчетливость очертаний предмета и множество дру­гих косвенных признаков. Однако нельзя все же толковать восприятие движения как лежащий за пределами собственно восприятия интеллектуальный процесс: впечатление движения может возникнуть и тогда, когда мы знаем, что движения на самом деле нет.

Все теории восприятия движения могут быть разбиты на две группы. Первая группа теорий выводит восприятие движения из элементарных, следующих друг за другом зрительных ощущений отдельных точек, через которые проходит дви­жение, и утверждает, что восприятие движения возникает вследствие слияния этих элементарных зрительных ощущений (В. Вундт).

Теории второй группы утверждают, что восприятие движения имеет специфи­ческое качество, несводимое к таким элементарным ощущениям. Представители этой теории говорят, что подобно тому, как, например, мелодия не является про­стой суммой звуков, а качественно отличным от них целым, так и восприятие дви­жения несводимо к сумме составляющих это восприятие элементарных зритель­ных ощущений. Из этого положения исходит, например теория гештальтпсихоло-П1и, известным представителем которой является М. Вертгеймер.

Восприятие движения является, по Вертгеймеру, специфическим переживани­ем, отличным от восприятия самих движущихся предметов. Если имеются два по­следовательных восприятия объекта в различных положениях (а) и (б), то пережи­вание движения не складывается из этих двух ощущений, а соединяет их, находясь между ними. Это переживание движения Вертгеймер называет фи-феноменом.

Следует отметить, что проводилось достаточно много специальных работ по исследованию проблемы восприятия движения с позиции гештальтпсихологии. Например, представители данного направления поставили перед собой вопрос: в силу каких условий при изменении пространственных отношений в поле наше­го зрения одни из воспринимаемых объектов кажутся движущимися, а другие — неподвижными? В частности, почему нам кажется, что движется луна, а не обла­ка? С позиций гештальтпсихологии движущимися воспринимаются те объекты, которые явно локализуются на некотором другом объекте; двигается фигура, а не фон, на котором фигура воспринимается. Так, при фиксации луны на фоне обла­ков она воспринимается движущейся. Ими было показано, что из двух предметов обычно движущимся кажется меньший. Движущимся также кажется тот предмет, который в течение опыта претерпевает наибольшие количественные или каче­ственные изменения. Но исследования представителей гештальтпсихологии не вскрыли сущности восприятия движения. Основным принципом, регулирующим восприятие движения, является осмысление ситуации в объективной действи­тельности на основе всего прошлого опыта человека.

Восприятие времени, несмотря на важность данной проблемы, изучено гораз­до меньше, чем вопрос о восприятии пространства. Сложность изучения данного вопроса заключается в том, что время не воспринимается нами как явление мате­риального мира. О его течении мы судим лишь но определенным признакам.

Наиболее элементарными формами являются процессы восприятия длитель­ности и последовательности, в основе которых лежат элементарные ритмические явления, известные иод названием «биологических часов». К ним относятся рит­мические процессы, протекающие в нейронах коры и подкорковых образований. Например, чередования сна и отдыха. С другой стороны, мы воспринимаем время при выполнении какой-либо работы, т. е. когда происходят определенные нервные процессы, обеспечивающие нашу работу. В зависимости от длительности этих процессов, чередования возбуждения и торможения, мы получаем определенную информацию о времени. Из этого можно сделать вывод о том, что в исследовании восприятия времени необходимо учитывать два основных аспекта: восприятие временной длительности и восприятие временной последовательности.

Оценка длительности временного отрезка во многом зависит от того, какими событиями он был заполнен. Если событий было много и они были интересны для нас, то время шло быстро. И наоборот, если событий было мало или они были не интересны для нас, то время тянулось медленно. Однако если приходится оценивать

прошедшие события, то оценка длительности носит обратный характер. Время, заполненное разнообразными событиями, мы переоцениваем, временной отрезок кажется нам более продолжительным. И наоборот, не интересное для нас время мы недооцениваем, временной отрезок кажется нам незначительным.

Оценка длительности времени зависит и от эмоциональных переживаний. Если события вызывают положительное отношение к себе, то время кажется быст­ро идущим. И наоборот, негативные переживания удлиняют временной отрезок.

Характерной особенностью времени является его необратимость. Мы можем вернуться к тому месту пространства, откуда мы ушли, но мы не можем вернуть то время, которое прошло. Благодаря этому мы воспринимаем течение времени, уста­навливая, в сбою очередь, для этого объективный порядок необратимой последо­вательности событий. Причем этот порядок мы устанавливаем на основе причин­ных зависимостей следования одних событий за другими.

Помимо установления порядка или последовательности предшествующего и последующего событий мы с вами пользуемся временной локализаций, т. е. мы знаем, что такое-то событие должно произойти в данное время. Локализация вре­мени возможна потому, что мы с вами пользуемся определенными величинами временных интервалов. Такими интерватами могут быть день, неделя, месяц, год, столетие и т. п. Существование этих интервалов возможно потому, что в них чере­дуется определенная смена событий, например заход и восход солнца. Так, по ко­личеству восходов мы можем судить, сколько прошло дней, недель, месяцев, лет.

Поскольку время — направленная величина, вектор, однозначное его определе­ние предполагает не только систему единиц измерений (секунда, минута, час, месяц, столетие), но и постоянную отправную точку, от которой ведется счет. В этом время радикально отличается от пространства. В пространстве все точки равноправны. Во времени должна быть одна привилегированная точка. Естественной отирав-ной точкой во времени является настоящее, которое разделяет время на предше­ствующее ему прошлое и последующее будущее. Оно одно как будто непосред­ственно дано как нечто наличное; от него взор направляется в прошлое и будущее.

Однако и настоящее имеет свое положение в череде опосредованных событий, т. е. существуют точки, от которых ведется исчисление времени. Такой точкой для конкретного человека является его рождение, для человечества — определенная общепринятая точка, например рождение Иисуса Христа.

Таким образом, в восприятии времени человеком необходимо выделить два аспекта: субъективный и объективно-условный. Субъективный аспект связан с на­шей личной оценкой проходящих событий, что, в свою очередь, зависит от запол­ненности данного временного периода событиями, а также их эмоциональной окрашенности. Объективно-условный аспект связан с объективным течением со­бытий и чередой условно-договорных точек отсчета, или интервалов времени. Если первый аспект отражает наше ощущение времени, то второй аспект помога­ет нам ориентироваться во времени.

Контрольные вопросы

Охарактеризуйте восприятие как познавательный психический процесс.

В чем заключается взаимосвязь ощущения и восприятия?

Что вы знаете о теориях распознавания образов?

Расскажите о физиологических основах восприятия. В чем заключается реф­лекторная суть восприятия?

Охарактеризуйте основные свойства восприятия.

Что вы знаете об иллюзиях восприятия?

Какие вы знаете классификации форм восприятия?

В чем проявляются индивидуальные различия в восприятии?

Раскройте основные закономерности развития восприятия у детей.

Рекомендуемая литература

1. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекоэнания / АН СССР, Ин-т психо­логии. — М.: Наука, 1977.

Ананьев Б. Г., Рыбалка Е. Ф. Особенности восприятия пространства у детей. — М.: Просвещение, 1964.

Веккер Л. М. Психические процессы: В 3-х т. Т. 1. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1974.

Ветер Л. А. Восприятие и обучение: Дошкольный возраст. — М.: Просвещение, 1969.

Величковский Б. М., Зитенко В. П., Лурия А. Р. Психология восприятия: Учеб. посо­бие. — М.: Изд-во МГУ, 1973.

Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6-ти т. Т. 2.: Проблемы общей психологии /Гл. ред. А. В. Запорожец. — М: Педагогика, 1982.

Гельфанд С. А. Слух. Введение в психологическую и физиологическую акустику. — М., 1984.

Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию / Пер. с аш л. под общ. ред. А. Д. Логвиненко. — М.: Прогресс, 1988.

Грегори Р. Л. Глаз и мозг. Психология зрительного восприятия / Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1970.

10. Запорожец А. В. Избранные психологические труды: В 2-х т. Т. 1: Психическое раз­витие ребенка / Под ред. В. В. Давыдова, В. П. Зинченко. — М.: Педагогика, 1986. 11. Крылова А. Л. Функциональная организация слуховой системы: Учебное пособие. — М: Изд-во МГУ, 1985.

12. Леонтьев А. //.Деятельность. Сознание. Личность. — 2-е изд. — М.: Политиздат. 1977. 13. Лернер Г. И. Психология восприятия объемных форм (по изображениям). — М.: Изд-во МГУ, 1980.

14. Логвиненко А. Д. Психология восприятия: Учебно-методическое пособие для студен­тов факультетов психологии государственных университетов. — М.: Изд-во МГУ, 1987. 15. Логвиненко А. Д. Зрительное восприятие пространства. — М.: Изд-во МГУ, 1981. 16. Логвиненко А. Д. Чувственные основы восприятия пространства. — М.: Изд-во МГУ. 985.

17. Лурия А. Р. Ощущения и восприятие. — М.: Изд-во МГУ, 1975.

Найссер У. Познание и реальность: Смысл и принципы когнитивной психологии /Пер. с англ. под общ. ред. Б. М. Величковского. — М.: Прогресс, 1981.

Немое Р. С. Психология: Учебник для студ. высш. иед. учеб. заведений: В 3-х кн. Кн. 1: Общие основы психологии. — 2-е изд. — М.: Владос 1998.

Общая психология: Курс лекций / Сост. Е. И. Рогов. — М.: Владос, 1995.

Рок. И. Введение в зрительное восприятие. — М.: Педагогика, 1980.

Рубинштейн СЛ. Основы общей психологии. — СПб.: Питер, 1999.

23.       Фресс. П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология / Сб. статей. Пер. с фр.:
№. 6. — М.: Прогресс, 1978.

Восприятие движения, времени, пространства

 

Негосударственное образовательное  учреждение

высшего профессионального  образования

Московский психолого-социальный институт

 

 

 

 

 

 

 

КУРСОВАЯ РАБОТА    №2

 

Тема: «Восприятие движения, времени, пространства».

 

 

 

 

                                                                                                     Выполнила:

                                                                                                     студентка 3-го курса

                                                                        Группа № 29 ПСХ

                                                                                                      Братченко И. С.

                                                                      Преподаватель:

                                                                  Крылова Е.С.

           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Введение 

Глава 1. Теоретический анализ изучения восприятия

1.1. Понятие о восприятии 

1.2. Основные виды восприятия

1.3. Восприятие пространства 

1.4. Восприятие движения 

1.5. Восприятие времени  

Глава 2. Практическая часть

Выводы

Заключение 

Литература 

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Любой человек, сталкивающийся с таким сложным и многогранным явлением, как ощущение и восприятие в праве спросить, зачем нужно его изучать. Помимо чисто научных существует немало и других побудительных мотивов. Во-первых, идеи, дискуссионные вопросы и основные аспекты этой проблемы важны не только для истории психологии, как науки вообще, но и являются центральными для   экспериментальной психологии в частности. Роль чувств, в решении

фундаментальных философских  проблем, касающихся того, как мы познаем

окружающий нас мир, чрезвычайно  велика. Сама экспериментальная психология

началась с философских  проблем, в которых основное внимание уделялось

ощущению и восприятию.

Во-вторых, еще одна причина  тесно связанная с первой, и  побуждающая изучать

ощущение и восприятие, — их важность для получения системных  знаний о самих

себе и окружающем нас  мире. Это справедливо, так как  все наши знания о

находящейся вне нас реальности являются в первую очередь результатом  ощущений и восприятия. Наши чувства – это наш единственный механизм обнаружения энергетических и химических сигналов, посылаемых нам средой, и именно на их основе мы воспринимаем и оцениваем реальность.

Есть также немало практических причин для изучения ощущения и восприятия.

Этот раздел психологии имеет  дело с важными, если не с решающими, аспектами

нашего повседневного  взаимодействия с внешней средой. Если говорить о

практической целесообразности, то изучение ощущения и восприятия вооружает

ученых умением выявлять и лечить людей с нарушениями  сенсорно-перцептивной   системы.

Изучение восприятия движения также немаловажно. Биологическая  роль этого

восприятия чрезвычайно  велика. Чтобы их движения были эффективными, животные  должны быть в состоянии определять, где именно, в каком направлении, а нередко – и с какой скоростью перемещаются те или иные объекты. Не вызывает сомнения, что информация о движении имеет решающее значение для выживания  большинства биологических видов.

Изучение восприятия пространства и времени, также играет большую  роль в жизни человека, так как позволяет построить правильную картинку окружающего нас мира.

Исследованием восприятия занимались такие ученые и исследователи, как  Павлов

И.П. (рефлекторная основа восприятия), Теплов Б.М., Запорожец А.Н. (этапы

развития восприятия у  детей), Эвклид (закон зрительного  угла как закон

восприятия размера), Мах  Э. (механизмы восприятия движения), Вундт В. (теория

восприятия движения), Вертгеймер М. (Фи-феномен) и другие отечественные и

зарубежные исследователи.

     Цель курсовой  работы: Изучение видов восприятия.

     Предмет исследования: Восприятие движения, времени и  пространства.

     Гипотеза исследования: Заключается в предположении,  что восприятие

движения, времени и пространства являются особыми видами восприятия.

Исходя из выдвинутой гипотезы и сформулированного предмета, решались следующие  задачи:

1.     Раскрыть  понятие восприятия.

2.     Проанализировать  основные существующие виды восприятия.

3.     Выявить особенности  восприятия движения, времени и  пространства.

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ИЗУЧЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ.

 

1.1. ПОНЯТИЕ О ВОСПРИЯТИИ

 

Если в результате ощущения человек получает знания об отдельных  свойствах,

качествах предметов (что-то горячее обожгло, что-то яркое блеснуло впереди, и

т.д.), то восприятие дает целостный  образ предмета или явления. Оно

предполагает наличие  разнообразных ощущений и протекает  вместе с ощущениями, но не может быть сведено к их сумме. Восприятие зависит от определенных  отношений  между ощущениями, взаимосвязь которых, в свою очередь, зависит от связей и отношений между качествами и свойствами, различными частями, входящими в состав предмета или явления.

«Восприятием называют психический  процесс отражения предметов  и явлений

действительности в совокупности их различных свойств и частей при

непосредственном воздействии на их органы чувств».

Выделяют четыре уровня перцептивного действия: обнаружение, различие,

идентификация и опознание.

Обнаружение —   исходная форма развития любого сенсорного процесса. На этой

стадии субъект может  лишь на простой вопрос, есть ли стимул.

Различие —  собственно восприятие. Конечный результат – формирование

перцептивного образа эталона. Когда прецептивный образ сформирован, возможно осуществление опознавательного действия. Для опознавания  обязательны сличение и идентификация.

Идентификация — есть отожествление  непосредственно воспринимаемого  объекта с образом, хранящимся в памяти, или отожествление двух одновременно

воспринимаемых объектов. Опознание включает также категоризацию (отнесение

объекта к определенному  классу объектов, воспринимающихся ранее) и извлечение соответствующего эталона из памяти.

В зависимости от того, в  какой степени целенаправленна  будет деятельность

личности, восприятие разделяют  на непреднамеренное (непроизвольное) и

преднамеренное (произвольное).

Непреднамеренное восприятие  может быть вызвано как особенностями  окружающих предметов (их яркостью, необычностью), так и соответствием этих предметов интересам личности. В непреднамеренном восприятии нет заранее поставленной цели.  Отсутствует в нем и волевая активность, почему оно и называется непроизвольным. Идя, например, по улице, мы слышим шум машин, разговоры людей, видим витрины магазинов и т.д.

Преднамеренное восприятие с самого начала регулируется задачей  – воспринимать тот или иной объект и явление, ознакомиться с ним. Так, например,

преднамеренным восприятие будет рассматривание электрической  схемы изучаемой машины, слушание доклада, просмотр тематической выставки и т.д. Оно может быть включено в какую-либо деятельность (в трудовую операцию, в выполнение учебного задания и т.п.), но может выступать как самостоятельная деятельность – наблюдение.

Наблюдение – это произвольное планомерное восприятие, которое  осуществляется с определенной, ясно осознанной целью с помощью произвольного внимания.

Важнейшими требованиями, которым должно удовлетворять наблюдение, являются ясность задачи наблюдателя  планомерность и системность  ведения.

Если человек систематически упражняется в наблюдении, то у  него развивается

такое свойство личности, как  наблюдательность.

«Наблюдательность – это  умение подмечать в предметах  и явлениях то, что в них

мало заметно, не бросается  само собой в глаза, но что существенно  или

характерно с какой-либо точки зрения». Она приобретается в процессе систематических занятий любимым делом и поэтому связана с развитием

профессиональных интересов  личности.

     Основные свойства восприятия. 

Одну и ту же информацию люди воспринимают по-разному, субъективно, в

зависимости от своих интересов, потребностей, способностей и т.д. Зависимость

восприятия от содержания психической жизни человека, от особенностей его

личности носит название апперцепции.

Свойства восприятия:

1.     Целостность  – восприятие есть всегда целостный  образ предмета. Однако

способность целостного зрительного  восприятия предметов не является

врожденной, об этом свидетельствуют данные, о восприятии людей, которые

ослепли в младенчестве, и которым возвратили зрение в  зрелые годы: в первые

дни после операции они  видели не мир предметов, а лишь расплывчатые

очертания, пятна различной  яркости и величины, т.е. были одиночные  ощущения,

но не было восприятия, не видели целостные предметы. Постепенно, через

несколько недель, у этих людей формировалось зрительное восприятие, но оно

оставалось ограниченно  тем, что они узнали ранее путем  осязания. Таким

образом, восприятие формируется  в процессе практики, т.е. восприятие –

система перцептивных действий, которыми надо овладеть.

2.     Константность   восприятия – благодаря ей, мы воспринимаем окружающие

предметы как относительно постоянные по форме, цвету, величине и  т.д.

Источником константности  восприятия являются активные действия перцептивной системы (системы анализаторов, обеспечивающих акт восприятия).  Константность восприятия – не врожденное свойство, а приобретенное.

Нарушение  константности восприятия происходит, когда человек попадает в незнакомую ситуацию, например, когда люди смотрят с верхних этажей высотного здания вниз, то автомобили и пешеходы им кажутся маленькими;  в то же время строители, работающие постоянно на высоте говорят, что они видят объекты, расположенные визу, без искажений их размеров.

3.     Структурность  восприятия – Восприятие не  является простой суммы

ощущений. Мы воспринимаем фактически абстрагированную из этих ощущений

обобщенную структуру. Например, слушая музыку, мы воспринимаем не отдельные звуки, а мелодию.

4.     Осмысленность  восприятия – Восприятие тесно  связанные с мышлением с

понимаем сущности предметов. Хотя восприятие возникает при непосредственном действии раздражителя на органы чувств, перцептивные образы всегда имеют определенное смысловое значение. Восприятие человека теснейшим образом связано с мышлением. Связь мышления и восприятия, прежде всего, выражается в том, что осознательно воспринимать предмет это значит мысленно назвать его, т. е. отнести к определенной группе, классу, связать его с определенным словом. Даже при видении знакомого предмета мы пытаемся установить в нем сходство с другими предметами. Следовательно, восприятие представляет собой постоянный поиск наилучшего толкования имеющихся данных

5.     Избирательность  восприятия – проявляется в  преимущественном выделении

одних объектов по сравнения  с другими. Оно заключается в  том, что в любой

момент времени мы воспринимает только один предмет или конкретную группу

предметов, как в то время  остальные объекты реального  мира являются фоном

нашего восприятия, т.е. не отражаются в нашем сознании. Например, человек

слушает лекцию или читайте  книгу и совсем не обращайте внимания на то, что

происходит у него за спиной. Он воспринимает или речь лектора, или  текстовое

содержание книги, поскольку  его восприятие направленное именно на это, но так

было до тех пор, пока ему  об этом не сказали. Сказав о том, что  он не обращает внимания на то, что происходит у него за спиной,  мы перенаправили его внимание на другой пространственный участок, и он стал воспринимать те

предметы, которые находятся  вокруг него, в том числе и за его спиной, т.е. те

предметы, которые минуту назад небыли представлены в его  сознании.

 

                         

1.2. Основные виды восприятия                         

Опираясь на современную  психологическую литературу, можно  выделить несколько подходов к классификации восприятия. В основе одной из

классификаций восприятия, так же как и ощущения, лежат  различия в

анализаторах, участвующих в восприятии. В соответствии с тем, какой

анализатор (или какая  модальность) играет в восприятии преобладающую  роль,

различает зрительное, слуховое, осязательное, кинестетическое, обонятельное и

вкусовое восприятие.

     Зрительное восприятие.

«Зрительное восприятие –  форма восприятия, включающая в себя совокупность

процессов построения зрительного  образа окружающего мира» на основе информации, получаемой с помощью зрительной системы.

Боле простые из этих процессов  обеспечивают восприятие цвета, которое  может

сводиться  к оценке светлоты, или видимой яркости, цветового  тона, или

собственно цвета, и насыщенности как показателя отличия цвета  от серого

равного с ним светлоты. Основные механизмы цветового восприятия имеют

врожденный характер и  реализуются за счет структур, локализованных на уровне

подкорковых образований  мозга. Более филогенетически поздними являются

механизмы зрительного восприятия пространства, в которых происходит

интеграция соответствующей  информации о пространстве полученной также от

слуховой, вестибулярной, кожно-мышечной сенсорных систем и движении объектов.

Позднее эта информация дополняется  сведениями о форме и структуре  объектов.

Есть веские основания  называть зрение основной сенсорной  системой. Во-первых, это, возможно, наиболее хорошо изученная система, что отчасти  обусловлено методологическими и техническими факторами. Анатомия и связанные с ней особенности зрительной системы достаточно хорошо известны, а визуальное стимулирование, как правило, четко определяется и может быть точно

Ответы на вопрос «7 Восприятие формы, движения, пространства»

Восприятие пространства, формы, времени , движения

Восприятие пространства – в этом процессе различают восприятие:                    — величины предметов;                — формы;                     — объемности;               — удаленности.

При удаленности большое значение имеет (в восприятии) взаимоположение светотеней, которые зависят от расположения предметов. Пользуясь светотенями человек может правильно определять положение предмета в пространстве.                                                                                                                                          Форма – одна из наиболее информативных и устойчивых признаков предметного мира. Восприятие формы требует выделения предмета из фона, а это часто требует выделения контура, т.е. границы пространственных элементов фигуры, отличающихся по яркости, цвету, текстуре.                                 При восприятии объемности или глубины предметов основную роль играет бинокулярное зрение (зрительное восприятие двумя глазами).                                                                                                                   Восприятие времени – это отражение Деятельности и последовательности явлений и событий.                 Оно во многом зависит от содержания Деятельности. Время, заполненное значимыми для человека событиями, бежит быстро и наоборот. При воспоминании прошлых событий наоборот: время наполненное событиями – длинное, а не наполненное – короткое.                                                                                      Восприятие времени также зависит от установок Личности: в ожидании плохих событий летит быстро, в ожидании хороших – медленно.                                                                                                                           Крылатая фраза: «В старости дни тянутся бесконечно, а годы летят».                                                        Восприятие движений – это отражение направления и скорости пространственного существования предметов. Оно помогает человеку ориентироваться в среде.

Восприятие движения                                                                                                                              Движение предмета мы воспринимаем в основном благодаря тому, что он, перемещаясьна каком-то фоне, вызывает последовательное возбуждение разных клеток сетчатки. Если фон однороден, наше восприятие ограничено скоростью движения предмета                                                                     Восприятие и оценка движения основаны на последовательном использовании информации, исходящей из нескольких различных источников. Одни из них позволяют установить сам факт движения, другие оценить его направленность и скорость. Наличие или отсутствие движения в поле зрения констатируется нейронами — детекторами движения. Эти нейроны обладают генетически заданной способностью генерировать импульсы при возникновении движения какого-либо объекта в поле зрения.                                                                                                                                      Направленность движения может оцениваться по направлению перемещения отражаемого объекта на поверхности сетчатки, а также отмечаться последовательностью сокращения-расслабления определенной группы мышц глаз, головы, туловища при выполнении прослеживающих движений за объектом. То обстоятельство, что восприятие движения и его направления физиологически связано с перемещением изображения на сетчатки, доказывается существованием иллюзии движения, обычно возникающей в том случае, когда в поле зрения один за другим с небольшими интервалами времени зажигаются два светящихся точечных объекта, находящихся друг от друга на сравнительно небольшом расстоянии.

Восприятие пространства основывается на восприятии величины и формы предметов с помощью синтеза зрительных, мышечных и осязательных ощущений, а также на восприятии объема и удаленности предметов, что обеспечивается бинокулярным зрением.                                               Восприятие формы определяется участием трех основных групп факторов:                                           — врожденная способность первичных клеток коры головного мозга избирательно реагировать на элементы изображений, имеющие определенную насыщенность, ориентацию, конфигурацию и длину;                                                                                                                                                                        — законы выделения фигуры на фоне, описанные гештальт-психологами;                                                               — жизненный опыт человека, получаемый за счет движений рук по контуру и поверхности объектов, перемещения человека и частей его тела в пространстве.                                                              Восприятие величины предметов зависит от того, каковы параметры их изображения на сетчатке глаза. В восприятии величины предметов принимают участие мышцы глаз и руки, ряда других частей тела. (Однако если человек в состоянии правильно оценить расстояние до объекта, то в действие вступает закон константности восприятия).                                                                             Движения мышц также участвуют в восприятии глубины. Кроме них зрительной оценке глубины способствуют аккомодация и конвергенция глаз.                                                                                 Аккомодация — изменение кривизны хрусталика при настройке глаза на четкое восприятие близких и отдаленных объектов или их деталей.                                                                                                Конвергенция — сближение или расхождение осей глаз, происходящее при восприятии соответственно приближающихся или удаляющихся объектов.

Проведение и описание игр на развитие восприятия пространства, времени у детей

PAGE   \* MERGEFORMAT4

Содержание

Введение……………………………………………………………………………3

1. Общая характеристика восприятий……………………………………….….4

2. Особенности развития пространственных и временных представлений у детей дошкольного возраста……………………………………………………9

3. Проведение и описание игр на развитие восприятия пространства, времени у детей …………………………………………………………………………..11

4. Диагностика и коррекционная работа с детьми………………………….17

Заключение…………………………………………………………………..….21

Список использованных источников………………………………………..…22

Введение

Детские годы играют важнейшую роль в интеллектуальном развитии и составляют критический период, от которого зависит все будущее человека. То, как взрослый будет воспринимать и познавать мир, рассуждать, выносить оценки, в большой степени определяется тем, как сформируются его умственные структуры в детстве. Родители должны знать, что роль взрослого в психическом развитии ребенка первых трех лет жизни уникальна.

Ребенок не может хорошо развиваться сам по себе, без активного и грамотного вмешательства взрослого. Даже относительно здоровый ребенок будет со временем или отставать в развитии, или оно будет негармоничным, если уход за ним будет неправильным. Каждому ребенку необходимо индивидуальное общение — только с ним, любовь и ласка, простейшие физические упражнения и развивающие игры. Развитие  пространственного и временного восприятия  ребенка играет огромную роль в дальнейшем процессе обучения и жизнедеятельности ребенка. Не умея ориентироваться во времени и имея затруднения в ориентировке в пространстве дошкольник, а в скором времени – школьник будет испытывать затруднения в школе и в общении ос сверстниками и педагогами.

Цель работы: рассмотреть особенности развития пространственного и временного восприятия у детей дошкольного возраста.

Задачи работы:

1. Дать общую характеристику восприятий.

2. Рассмотреть особенности развития пространственных и временных представлений у детей дошкольного возраста.

3. Провести и описать игры на развитие восприятия пространства, времени у детей.

1.    Общая характеристика восприятий.

Восприятие представляет собой целостное отражение предметов, явлений, ситуаций, которые возникают при непосредственном воздействии физических раздражителей на рецепторные поверхности органов чувств. Восприятие включает в себя ощущение и основывается на нем. Все, что бы человек ни воспринимал, неизменно предстает перед ним в виде целостных образов.

Отражение этих образов выходит за пределы изолированных ощущений. Опираясь на слаженную работу органов чувств, происходит синтез отдельных ощущений в сложные комплексные системы. Этот синтез может протекать как в пределах одной модальности (например, когда мы смотрим кинофильм, происходит объединение отдельных зрительных ощущений в целые образы), так и в пределах нескольких модальностей (воспринимая яблоко, мы фактически объединяем зрительные, осязательные, вкусовые ощущения, присоединяя к ним и наши знания о нем)[1]. В результате такого объединения изолированные ощущения превращаются в целостное восприятие, переходят от отражения отдельных признаков к отражению целых предметов или ситуаций.

Исследования психофизиологов показывают, что восприятие является весьма сложным процессом, который требует значительной аналитико-синтетической работы. Прежде всего, воспринимаемая нами информация об объектах и явлениях окружающего  мира ни в коей мере не является реакцией  простого раздражения органов чувств и доведения до коры мозга возбуждения от периферических воспринимающих органов. В процессе восприятия всегда принимают участие двигательные компоненты (ощупывание предметов и движение глаз при восприятии конкретных предметов; напевание или проговаривание соответствующих звуков при восприятии речи). Поэтому восприятие правильнее всего обозначать как воспринимающую (перцептивную) деятельность субъекта. Результатом этой деятельности является целостное представление о предмете, с которым мы сталкиваемся в результате своей жизнедеятельности.

Огромную роль в восприятии играет наше желание воспринимать тот или иной предмет, сознание необходимости или обязанности воспринять его, волевые усилия, направленные на то, чтобы добиться лучшего восприятия, настойчивость, которую мы в этих случаях проявляем [2]. Таким образом, в восприятии предмета реального мира принимает участие внимание и направленность (в данном случае желание).

Говоря о роли желания воспринимать объекты окружающего нас мира, мы невольно доказываем то, что наше отношение к тому, что мы воспринимаем, имеет большое значение для процесса восприятия. Предмет может быть интересен или безразличен для нас, т. е. он может вызывать у нас различные чувства. Интересный для нас предмет будет восприниматься нами более активно, и наоборот, безразличный для нас предмет мы можем даже не заметить.

Физиологической основой восприятия являются процессы, проходящие в органах чувств, нервных волокнах и центральной нервной системе. Так, под действием раздражителей в окончаниях нервов, имеющихся в органах чувств, возникает нервное возбуждение, которое по проводящим путям передается в нервные центры и, в конечном итоге, в кору головного мозга. Здесь оно поступает в проекционные (сенсорные) зоны коры, которые представляют собой как бы центральную проекцию нервных окончаний, имеющихся в органах чувств. В зависимости от того, с каким органом связана проекционная зона, формируется определенная сенсорная информация.

Следует отметить, что описанный выше механизм является механизмом возникновения ощущений. И действительно, на уровне предложенной схемы формируются ощущения. Следовательно, ощущения могут быть рассмотрены как структурный элемент процесса восприятия. Собственные физиологические механизмы восприятия включаются в процессе формирования целостного образа па последующих этапах, когда возбуждение от проекционных зон передается в интегративные зоны коры головного мозга, где и происходит завершение формирования образов явлений реального мира.

К основным свойствам восприятия необходимо отнести следующие свойства: предметность, целостность, структурность, константность, осмысленность, апперцепция, активность.

Предметность восприятия — это способность отражать предметы и явления реального мира не в виде набора не связанных друг с другом ощущений, а в форме отдельных предметов [2]. Следует отметить, что предметность не является врожденным свойством восприятия. Возникновение и совершенствование этого свойства происходит в процессе онтогенеза, начиная с первого года жизни ребенка. Предметность формируется на основе движений, обеспечивающих контакт ребенка с предметом. Без участия движения образы восприятия не обладали бы качеством предметности, т. е. отнесенности к объектам внешнего мира.

Другим свойством восприятия является целостность. В отличие от ощущения, отражающего отдельные свойства предмета, восприятие дает целостный образ предмета. Он складывается на основе обобщения получаемой в виде различных ощущений информации об отдельных свойствах и качествах предмета. Компоненты ощущения настолько прочно связаны между собой, что единый сложный образ предмета возникает даже тогда, когда на человека непосредственно действуют только отдельные свойства или отдельные части объекта.

С целостностью восприятия  также связана его структурность. Данное свойство заключается в том, что восприятие в большинстве случаев не является проекцией наших мгновенных ощущений и не является простой их суммой. Мы воспринимаем фактически абстрагированную от этих ощущений обобщенную структуру, которая формируется в течение некоторого времени. Например, если человек слышит какой-нибудь музыкальный мотив, то услышанные ранее ноты еще продолжают звучать у него в сознании, когда поступает информация о звучании новой ноты. Обычно слушающий понимает мелодию, т. е. воспринимает ее структуру в целом, а не отдельные ноты.

Следующим свойством, а также составляющей восприятия является константность. Константностью называют относительное постоянство некоторых свойств предметов при изменении условий их восприятия [3]. Например, движущийся вдали грузовой автомобиль будет нами по-прежнему восприниматься как большой объект, несмотря на то, что его изображение на сетчатке глаза будет значительно меньше, чем его изображение, когда мы стоим возле него.

Следует отметить, что восприятие зависит не только от характера раздражения, но и от самого субъекта. Воспринимают не глаз и ухо, а конкретный живой человек. Поэтому в восприятии всегда сказываются особенности личности человека. Зависимость восприятия от общего содержания нашей психической жизни называется апперцепцией.

Огромную роль в апперцепции играют знания человека, его жизненный опыт, его прошлая практика. Например, если вам предъявить ряд незнакомых фигур, то уже на первых фазах восприятия вы постараетесь найти какие-то эталоны, с помощью которых можно было бы охарактеризовать воспринимаемый предмет. В процессе восприятия, для того чтобы классифицировать то, что воспринимаете, вы будете выдвигать и проверять гипотезы о принадлежности объекта к той или иной категории предметов. Таким образом, при восприятии активизируется прошлый опыт. Поэтому один и тот же предмет разные люди могут воспринимать по-разному.

Говоря об основных свойствах восприятия, мы не можем не остановиться еще на одном, не менее существенном свойстве восприятия как психического процесса. Это свойство — активность (или избирательность). Оно заключается в том, что в любой момент времени мы воспринимаем только один предмет или конкретную группу предметов, в то время как остальные объекты реального мира являются фоном нашего восприятия, т. е. не отражаются в нашем сознании [3]. Например, вы смотрите телевизор или читаете книгу и совсем не обращаете внимания на то, что происходит у вас за спиной.

Основой другого типа классификации типов восприятия являются формы существования материи: пространство, время и движение. В соответствии с этой классификацией выделяют восприятие пространства, восприятие времени и восприятие движения.

Восприятие пространства и времени занимает особое место среди всего, что мы воспринимаем. Все предметы находятся в пространстве, и всякое явление существует во времени. Пространственные свойства присущи всем предметам, равно как временные особенности характерны для каждого явления или события.

К пространственным свойствам предмета относятся: величина, форма, положение в пространстве. Восприятие величины предмета определяется не только величиной изображения предмета на сетчатке (Чем больше величина зрительного угла, тем больше изображение на сетчатке глаза), восприятием расстояния, на котором мы находимся от предмета.

Восприятие человеком пространства имеет целый ряд особенностей. Это обусловлено тем, что пространство трехмерно, и поэтому для его восприятия необходимо задействовать целый ряд совместно работающих анализаторов. Восприятие движения осуществляется благодаря очень сложному механизму, природа которого еще не вполне выяснена.

Сложность изучения процесса восприятия времени заключается в том, что время не воспринимается нами как явление материального мира. Мы имеем представление о его течении лишь по определенным признакам. Наиболее элементарными формами являются процессы восприятия длительности и последовательности, в основе которых лежат элементарные ритмические явления, известные под названием «биологических часов». К ним относятся ритмические процессы, протекающие в нейронах коры и подкорковых образований. Например, чередования сна и отдыха. Оценка длительности времени зависит и от эмоциональных переживаний. Если события вызывают положительное отношение к себе, то время кажется быстро идущим. И наоборот, негативные переживания удлиняют временной отрезок.

2. Особенности развития пространственных и временных представлений у детей дошкольного возраста.

Развитие временных представлений у дошкольников – это одна из сторон математического развития детей. Постигая окружающий мир, дошкольники воспринимают его специфическим образом. Основными особенностями восприятия дошкольниками времени как объективной реальности являются опосредованность, смешение пространственно-временных понятий, отсутствие точного речевого обозначения данных категорий, соподчиненности собственных действий, времени и др. Время всегда в движении, течение времени всегда совершается в одном направлении – от прошлого к будущему, оно необратимо, его нельзя задержать, вернуть и “показать”. Поэтому даже старшие дошкольники иногда сомневаются в его существовании.

Время является наиболее сложной категорией для восприятия и понимания детьми дошкольного возраста. В связи с этим у детей наблюдается смешение временных рамок, что ведет к поиску различных средств для формирования временных представлений у дошкольников. Временные представления это один из видов математических представлений (количественные, пространственные, величинные, геометрические), развитие которых происходит на этапе дошкольного детства [4]. Они необходимы для формирования у ребенка “житейских” и “научных” понятий. В процессе усвоения элементарных математических представлений дошкольник вступает в специфические социально-психологические отношения со временем и пространством. Эти представления могут рассматриваться в качестве особого “ключа” не только к овладению свойственными возрасту видами деятельности, к проникновению в смысл окружающей действительности, но и к формированию целостной “картины мира”. Основной целью является не только подготовка к успешному овладению математикой в школе, но и всестороннее развитие детей [5].

В дошкольном возрасте дети усваивают лишь некоторые временные представления и умения ориентироваться во времени. Уровень этих знаний невысок, разные по значению временные понятия часто совмещены (рассвет и сумерки). Дети смешивают понятия «день» и «сутки», не могут назвать всех частей суток, не знают, что «день» – это часть суток. Часто дошкольники не знают названия дней недели, не могут определить их последовательность. Недостаточны знания о способах измерения времени (календарь, часы), названиях интервалов времени (минута, час).

Итак, имеющие знания у детей о времени неполны, единичны, не взаимосвязаны и статичны.

Проблема ориентации в пространстве достаточно многогранна. Она включает в себя как представления о размерах, форме предметов, так и способность различать расположение предметов в пространстве, понимание различных пространственных отношений.

Пространственные представления, хотя и возникают очень рано, являются более сложным процессом, чем умение различать качества предмета. В формировании пространственных представлений и способов ориентирования учат различные анализаторы (кинестетический, осязательный, зрительный, слуховой, обонятельный). Различаемые направления ребенок соотносит, прежде всего, с определенными частями собственного тела: вверху – где голова, внизу – где ноги, впереди – где лицо, сзади – где спина и т.д. Ориентировка на собственном теле служит опорой в освоении ребенком пространственных направлений.

Овладение пространственным восприятием, представлениями и ориентировкой повышает результативность и качество познавательной деятельности — продуктивно-творческой, трудовой, совершенствуются сенсорные, интеллектуальные способности.

Пространственная ориентировка осуществляется на основе непосредственного восприятия пространства и словесного обозначения пространственных категорий: местоположения, удаленности, пространственных отношений между предметами, ориентировку на местности: определение местонахождения объекта относительно ребенка, ориентирующегося в пространстве (шкаф находится справа, а дверь слева от меня), определение местонахождения ребенка по отношению к окружающим его объектам (я нахожусь справа от домика), определение пространственного расположения предметов относительно друг друга (справа от куклы сидит мишка, а слева от нее лежит мяч).

3. Проведение и описание игр на развитие восприятия пространства, времени у детей.

Дошкольный период играет важнейшую роль в интеллектуальном развитии ребенка и составляет критический период, от которого зависит все будущее человека. То, как взрослый будет воспринимать и познавать мир, рассуждать, выносить оценки или самовыражаться, в большой степени определяется тем, как сформируются его умственные структуры в детстве. Родители должны знать, что роль взрослого в психическом развитии ребенка уникальна.

Ребенок не может хорошо развиваться сам по себе, без активного и грамотного вмешательства со стороны взрослого. Даже относительно здоровый ребенок будет со временем или отставать в развитии, или оно будет негармоничным, если уход за ним и его воспитание будет неправильным. Каждому ребенку необходимо индивидуальное общение — только с ним, любовь и ласка, различные физические упражнения и развивающие игры.

  Развитие общих движений и моторики ребенка формируют его отношение к жизни и место среди сверстников. Общительность и положительное отношение ребенка к другим детям в основном определяются его развитием. Неловкому и медлительному ребенку будет труднее согласовать свои движения с движениями других детей [5]. Поэтому родителям и воспитателям необходимо уделять огромное внимание развитию ребенка. Восприятие пространства и времени должно быть развито у детей дошкольного возраста. Для определения особенностей восприятий пространства, времени у детей мы провели  ряд игр и экспериментов. Нашими испытуемыми была старшая группа детского сада. 7 человек (Артем 6 лет, Аня 5 лет, Денис 6 лет, Лена 6 лет, Миша 5 лет, Света 6 лет, Максим 6 лет).

Для начала мы провели ряд игр и заданий для определения уровня развития восприятия времени. Первым заданием для ребят было предположить, что можно сделать за минуту. Затем мы предложили им сделать одно из предложенных дел. Ответы детей и длительность деятельности  мы зафиксировали. Второй задачей для детей было рассказать о частях суток. Все ответы записаны. Следующим заданием для детей был рассказ о временах года, т.е. то, как сам ребенок воспринимает данные промежутки времени.

Следующим этапом был эксперимент, позволяющий проанализировать уровень пространственного восприятия детей. Мы разложили перед  каждым ребенком геометрические фигуры и предложили их назвать. Ответы соответственно тоже были записаны. В качестве пятого задания мы предложить ребенку показать и назвать части своего тела, расположенного справа, слева. Ответы были записаны. Следующее задание было таковым: мы предложили ребенку показать на листе бумаги, где правый, верхний угол, левый, нижний угол, середина, линия края. Все результаты были записаны.

В качестве последнего задания мы разложили поочередно  перед  каждым ребенком игрушки и  попросили определить, что находится справа от куклы, что лежит позади кубика.

Также нами была проведена диагностика познавательных процессов у детей, а конкретно – процесса восприятия.  Данные методики позволили оценить восприятие ребенка с различных сторон, выявляя одновременно с характеристиками самих перцептивных процессов способность ребенка формировать образы, делать связанные с ними умозаключения и представлять эти заключения в словесной форме.

Методика  «Чего не хватает на этих рисунках?» представляет собой следующее: ребенку предлагается серия рисунков, представленных на рисунке 1. На каждой из картинок этой серии не хватает какой-то существенной детали [1]. Ребенок получает задание как можно быстрее определить и назвать отсутствующую деталь. С помощью секундомера мы зафиксировали время, затраченное ребенком на выполнение всего задания. Время работы оценили в баллах, которые затем послужили основой для заключения об уровне развития восприятия ребенка.

      Рисунок 1.

Вторая методика -«Узнай, кто это»

Прежде чем применять эту методику, ребенку необходимо объяснить, что ему будут показаны части, фрагменты некоторого рисунка, по которым необходимо будет определить то целое, к которому эти части относятся, т.е. по части или фрагменту восстановить целый рисунок.

Психодиагностическое обследование при помощи данной методики проводится следующим образом. Ребенку показывают рис. 2, на котором листком бумаги прикрыты все фрагменты, за исключением фрагмента «а» Ребенку предлагается по данному фрагменту сказать, какому общему рисунку принадлежит изображенная деталь. На решение данной задачи отводится 10 секунд. Если за это время ребенок не сумел правильно ответить на поставленный вопрос, то на такое же время – 10 сек – ему показывают следующий, чуть более полный рисунок «б», и так далее до тех пор, пока ребенок, наконец, не догадается, что изображено на этом рисунке [1].

Учитывается время, в целом затраченное ребенком на решение задачи, и количество фрагментов рисунка, которые ему пришлось просмотреть прежде, чем принять окончательное решение.

Рисунок 2.

Следующая необходимая методика — методика «Какие предметы спрятаны в рисунках?»

Ребенку необходимо объяснить, что ему покажут несколько контурных рисунков, в которых как бы «спрятаны» многие известные ему предметы. Далее ребенку представляют рисунок 3 и просят последовательно назвать очертания всех предметов, «спрятанных» в трех его частях: 1, 2 и 3.

Время выполнения задания ограничивается одной минутой. Если за это время ребенок не сумел полностью выполнить задание, то его прерывают Если ребенок справился с заданием меньше чем за 1 минуту, то фиксируют время, затраченное на выполнение задания.

В случае если ребенок начинает спешить и преждевременно, не найдя всех предметов, переходит от одного рисунка к другому, то ребенка необходимо остановить и попросить поискать еще на предыдущем рисунке. К следующему рисунку можно переходить лишь тогда, когда будут найдены все предметы, имеющиеся на предыдущем рисунке. Общее число всех предметов, «спрятанных» на рисунках 3, составляет 14 [1].

Рисунок 3.

Цель этой методики – определить, насколько ребенок в состоянии, сохраняя в кратковременной и оперативной памяти образы виденного, практически их использовать, решая наглядные задачи В данной методике применяются картинки, представленные на рисунке 4. Перед его показом ребенку говорят, что на данном рисунке изображены два коврика, а также кусочки материи, которую можно использовать для того, чтобы залатать имеющиеся на ковриках дырки таким образом, чтобы рисунки коврика и заплаты не отличались. Для того, чтобы решить задачу, из нескольких кусочков материи, представленных в нижней части рисунка, необходимо подобрать такой, который более всего подходит к рисунку коврика.

Рисунок 4.

4. Диагностика и коррекционная работа с детьми

В ходе проведенных экспериментов мы выяснили, что временное восприятие у детей дошкольного возраста развито сильнее, чем пространственное. С первым заданием почти ни у кого не было проблем. За минуту была предложена масса действий:  прыжки, бег, поедание конфеты, приседания. Все указанные действия за минуту были выполнены и оставалось несколько секунд для дополнительных неуказанных действий.

Представления о частях суток почти у всех детей были верными и ассоциировались с факторами повседневной жизни. Результаты опроса представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Опрашиваемая личность

Время суток

утро

день

вечер

ночь

Артем

Играю с котом

Мама ведет в садик

Папа приходит с работы

Все дома

Аня

Я просыпаюсь

Иду в садик

Мама забирает меня из садика

Все спят

Денис

Чай пью

Иду в садик

Бабушка конфеты покупает.

темно

Лена

Нет ответа

Кушаю. Солнышко светит

Солнышко ложится спать

темно

Миша

Солнышко встает

Идем с мамой к бабушке

Мы гуляем с мамой

Звезды на небе

Света

Мама идет на работу

Я в садике

Папа приходит домой

Все спят

Максим

Бабушка ведет в садик

Все ходят куда-то

Все дома

Светит луна

Суждения детей о временах года были похожи. Все сошлись на мнении, что сначала идет зима, зимой холодно, потом – весна. Весной: тепло, мокро, зеленое всё, поют птицы. Весна проходит быстро. Потом идет лето. Летом: тепло, жарко, поют птицы, много мороженого. Здесь мнения разделились. 2 человека сказали, что лето проходит быстро и оно короче весны. Остальные 5 заметили, что лето примерно такое же, как весна и осень. Осень оказалась холодной, желтой, длинной. После нее зима. Здесь опрашиваемые ребята сошлись во мнении: зима оказалась, по их мнению, самым длительным временем года.

Следующим этапом исследования был анализ уровня развития пространственного восприятия у детей. Результаты задания на распознавание геометрических фигур: круг узнали все, квадрат тоже все. Треугольник не смогли назвать 2 человека. Пятое задание было сложным. Сначала ребята без проблем назвали все свои части тела. Но проблем с распознаванием справа-слева не было только у двоих ребят. Почти все ребята путались и не сразу отвечали на наши вопросы. Следующее задание повторило результаты предыдущего: верхний, нижний угол листа показывали все и почти сразу. А вот с понятием правый верхний угол, левый нижний угол снова появились трудности и замешательства. Последнее задание ребятам понравилось, т.к. были задействованы не отвеченные предметы, рисунки, а их игрушки. 6 из 7 детей безошибочно определили месторасположение главной игрушки (куклы) – в центре и месторасположение остальных игрушек относительно нее (машинка – слева, кубики – справа).

На основе проделанных экспериментов отметим, что во временных понятиях у детей огромную роль играют их эмоции и личные факторы, опираясь на свой маленький, но всё же присутствующий жизненный опыт дети отметили, что зима самая длительная (зимой холодно, зимой плохо, поэтому зима кажется бесконечной) среди остальных времен года. Последовательность времен года не вызывает проблем у опрошенных детей дошкольного возраста. Среди всех заданий на проверку развития временного восприятия у детей небольшие трудности вызвало лишь задание «сколько дел можно сделать за минуту». Детям было немного сложно ориентироваться в коротких промежутках времени. Для того, чтобы улучшить развитие данного навыка ориентации во времени мы предлагаем методику ознакомления с разными видами часов – электронными и механическими. Ребенка необходимо научить различать минутную и часовую стрелки, показать на циферблате, сколько длится минута, сколько – час.

Проведение методик диагностики познавательного процесса – процесса восприятия у детей дошкольного возраста. Дети показали средние результаты достаточные для своего возраста. Шесть детей из семи быстро справились с первым заданием, точно указав чего не хватает на рисунках. Один ребенок (Артем, 6 лет) указал несуществующие или не важные детали. В ходе проведения данного эксперимента мы столкнулись с проблемой недостаточно развитого словарного запаса у детей, т.е. дети понимали чего именно не хватает, но иногда не знали или не могли вспомнить правильное название недостающего элемента.

Методика «Узнай, кто это» вызвала значительные затруднения у ребят. С одной стороны мы услышали множество вариантов, кто это может быть на картинке, но верно указали название животного только два ребенка.

Проведение методики «Какие предметы спрятаны в рисунках?» показало высокие результаты. Все ребята быстро нашли и назвали предметы спрятанные, на первом и втором фрагменте рисунка. Небольшие затруднения вызвал поиск предметов на третьем фрагменте.

Методика  «Чем залатать коврик?» вызвала наибольшие затруднения в детском коллективе. Все ребята ответили верно, выбрав правильный кусочек материи с необходимым орнаментом, но весь процесс оказался трудоемким и длительным.

На основе проведенных методик делаем вывод, что опрошенные дети дошкольного возраста имеют средний уровень развития пространственного и временного восприятия, но нуждаются в его дальнейшем непрерывном развитии. Для получения более высоких результатов мы предлагаем проводить с детьми специальные игры, например игру  «Сравни картинки». Все дети любят искать различия на двух, казалось бы, одинаковых изображениях. Эта забава из нашего детства тоже хорошо развивает зрительное внимание, а также наблюдательность.

Также полезной для развития восприятия и мышления будет игра «Считалка».  На большом листе бумаги в хаотичном порядке напишите цифры от 1 до 10. Попросите ребенка найти все цифры по порядку. Для усложнения задания цифры можно рисовать разными цветами и разного размера. Игра развивает  зрительное внимание. Развитию восприятия форм поспособствует игра, придуманная всемирно известным педагогом М. Монтессори: это специальные карточки с прорезями разной формы и соответствующие прорезям геометрические фигуры.

Заключение

Восприятие – это чувственное отображение действительности, которое является основой мышления и ориентации человека в окружающем мире. Для детей дошкольного возраста характерна малая детализация восприятий при их большой эмоциональной насыщенности. Но маленькие дети не могут отличить главные особенности предметов от второстепенных. Для обучения этому и созданы игры на развитие восприятия. Такие занятия станут фундаментом будущего интеллектуального роста вашего ребенка.

Дети дошкольного и младшего школьного возраста ориентируются во времени на основе чисто бытовых показателей. Если жизнь детей строго подчинена определенному режиму, т.е. распределен по времени, то ребенок уверенно отмечает утро («Все просыпаются») или вечер («Мы с мамой гуляем»). Он различает день и ночь. Вскоре к этим бытовым вехам присоединяются более объективные природные явления, которые дети научаются воспринимать как сигналы определенного времени: «Утро (зимой) – еще не совсем светло», «Ночь – темно, солнца нет».

Ребенок с ранних лет сталкивается с необходимостью ориентироваться в пространстве. При помощи взрослых он усваивает самые простейшие представления об этом: слева, справа, вверху, внизу, в центре, над, под, между, по часовой стрелке, против часовой стрелки, в том же направлении, в противоположном направлении и др. Все эти понятия способствуют развитию пространственного воображения у детей. При нарушении или слабом развитии какого-либо восприятия у дошкольника родителям и педагогам необходимо обращать на это внимание и проводить различные образовательные и развивающие игры с ребенком, что было исследовано и доказано в ходе контрольной работы.

Список использованных источников

  1.  Гольфман Е. М., Рябинин В.С. Игры и упражнения для маленьких и больших. М,Просвещение.1996. 
  2.  Мухина В.С. Возрастная психология. — М., Академия , 1998. – С. 287. 
  3.  Немов Р. С. Психология: Кн.: 2. – М.: ВЛАДОС. 1995. 
  4.  Урунтаева Г.А Диагностика психологических особенностей дошкольника: практикум. – М.Академия , 1996. – С. 65. 
  5.  Цветкова Л. С. Методика диагностического нейропсихологического обследования детей. М., 1995. 

Восприятие космоса | Британника

Восприятие пространства , процесс, посредством которого люди и другие организмы узнают относительное положение своих тел и объектов вокруг них. Восприятие пространства дает подсказки, такие как глубина и расстояние, которые важны для движения и ориентации в окружающей среде.

Человеческие существа интересовались восприятием объектов в космосе, по крайней мере, с древних времен. В Древней Греции было широко распространено мнение, что объекты можно увидеть, потому что они испускают то, что считалось непрерывной серией чрезвычайно тонких «мембран» в их собственном изображении; они упали на глаз и слились в воспринимаемую картину.

Столетия экспериментальных исследований привели к более разумной концепции, согласно которой пространство описывалось в трех измерениях или плоскостях: высоте (вертикальная плоскость), ширине (горизонтальная плоскость) и глубине (сагиттальная плоскость). Все эти плоскости пересекаются под прямым углом, и их единственная ось пересечения определяется как находящаяся в воспринимаемом трехмерном пространстве, то есть в «глазу» воспринимающего человека. Люди обычно не воспринимают бинокулярное пространство (отдельный визуальный мир для каждого глаза), а вместо этого видят так называемое циклопическое пространство, как если бы изображения из каждого глаза сливались, создавая единое поле зрения, подобное полю зрения циклопа, однозначное. глазастый великан в греческой мифологии.Горизонтальная, вертикальная и сагиттальная плоскости делят пространство на различные сектора: что-то воспринимается как «вверху» или «внизу» (горизонтальная плоскость), как «впереди» или «позади» (вертикальная плоскость) или как « вправо »или« влево »(от сагиттальной плоскости).

Общие положения

Ранняя теория, выдвинутая англиканским епископом Джорджем Беркли в начале 18 века, заключалась в том, что третье измерение (глубина) не может быть непосредственно воспринято глазами, потому что изображение любого объекта на сетчатке глаза является двухмерным, как на картине. .Он считал, что способность к визуальному восприятию глубины не является врожденной, но может быть результатом логического вывода, основанного на эмпирическом обучении с использованием других чувств, таких как осязание. Хотя современные исследования не подтверждают акцент Беркли на разуме как центральном элементе восприятия, современные теории по-прежнему включают как нативистские (врожденные), так и эмпирические (усвоенные на опыте) соображения.

Джордж Беркли

Джордж Беркли, фрагмент масляной картины Джона Смиберта, ок.1732; в Национальной портретной галерее в Лондоне.

Предоставлено Национальной портретной галереей, Лондон Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Изучение перцептивного обучения быстро развивалось во второй половине 19-го века и еще быстрее в 20-м. Многие психологи, занимающиеся функцией восприятия, считают, что изучение восприятия пространства быстро становится самостоятельной отраслью психологии.Эта специальная область психологии концентрируется на факторах, влияющих на воспринимаемую организацию объектов в пространстве (например, на сигналах о восприятии глубины, движении, форме, цвете и их взаимодействиях) или на особенно интересных особых проблемах, таких как проблема амодального восприятия. (например, вопрос о том, как воспринимать, что у куба шесть сторон, даже если одновременно можно увидеть только три из них).

Исследование восприятия пространства также предлагает понимание того, как перцептивное поведение помогает человеку ориентироваться в окружающей среде.В частности, ориентация в пространстве обычно отражает стремление человека (например, искать пищу или избегать травм). Однако люди не могли ориентироваться в окружающей их среде, если информация об окружающей среде, достигающая их через различные органы чувств, не предлагала восприятие пространства, которое соответствует их физической «реальности». Такое восприятие называется достоверным восприятием — прямым восприятием стимулов в том виде, в каком они существуют. Без определенной степени достоверности относительно физического пространства нельзя искать еды, убегать от врагов или даже общаться.Верное восприятие также заставляет человека испытывать изменяющиеся стимулы, как если бы они были стабильными: даже если сенсорный образ приближающегося тигра, например, становится больше, человек имеет тенденцию воспринимать, что размер животного остается неизменным. Другими словами, человек воспринимает объекты в окружающей среде как имеющие относительно постоянные характеристики (размер, цвет и т. Д.), Несмотря на значительные различия в условиях воздействия.

Первичные гравитационные эффекты

Однако не все восприятие пространства достоверно; вместо этого восприятие может не соответствовать реальности — часто систематическим образом.Это случаи непроверенного восприятия. Эксперименты показали, что три основных пространственных плоскости (горизонтальная, вертикальная и сагиттальная) определяют способность человека локализовать визуальные объекты в близлежащем пространстве. Часто объекты могут восприниматься как лежащие ближе к этим основным измерениям или плоскостям, чем они есть на самом деле. (Частично объяснение этих несоответствий восприятия в визуальном опыте может заключаться в силе гравитации.) Непроверенные восприятия не порождают хаоса в восприятии пространства.Вместо этого они уточняют воспринимаемые характеристики окружающего пространства. Если бы вся масса сенсорной информации, доступная в данный момент, воспринималась достоверно, поток данных мог бы сбить с толку воспринимающего до дезориентации. Другими словами, определенная степень избирательности в восприятии, по-видимому, определяет выживание человека. В идеале информация об окружающей среде воспринимается только как имеющая отношение к целям, потребностям или физиологическому состоянию человека в данный момент.

Восприятие пространства | Британника

Восприятие пространства , процесс, посредством которого люди и другие организмы узнают относительное положение своих тел и объектов вокруг них. Восприятие пространства дает подсказки, такие как глубина и расстояние, которые важны для движения и ориентации в окружающей среде.

Человеческие существа интересовались восприятием объектов в космосе, по крайней мере, с древних времен. В Древней Греции было широко распространено мнение, что объекты можно увидеть, потому что они испускают то, что считалось непрерывной серией чрезвычайно тонких «мембран» в их собственном изображении; они упали на глаз и слились в воспринимаемую картину.

Столетия экспериментальных исследований привели к более разумной концепции, согласно которой пространство описывалось в трех измерениях или плоскостях: высоте (вертикальная плоскость), ширине (горизонтальная плоскость) и глубине (сагиттальная плоскость). Все эти плоскости пересекаются под прямым углом, и их единственная ось пересечения определяется как находящаяся в воспринимаемом трехмерном пространстве, то есть в «глазу» воспринимающего человека. Люди обычно не воспринимают бинокулярное пространство (отдельный визуальный мир для каждого глаза), а вместо этого видят так называемое циклопическое пространство, как если бы изображения из каждого глаза сливались, создавая единое поле зрения, подобное полю зрения циклопа, однозначное. глазастый великан в греческой мифологии.Горизонтальная, вертикальная и сагиттальная плоскости делят пространство на различные сектора: что-то воспринимается как «вверху» или «внизу» (горизонтальная плоскость), как «впереди» или «позади» (вертикальная плоскость) или как « вправо »или« влево »(от сагиттальной плоскости).

Общие положения

Ранняя теория, выдвинутая англиканским епископом Джорджем Беркли в начале 18 века, заключалась в том, что третье измерение (глубина) не может быть непосредственно воспринято глазами, потому что изображение любого объекта на сетчатке глаза является двухмерным, как на картине. .Он считал, что способность к визуальному восприятию глубины не является врожденной, но может быть результатом логического вывода, основанного на эмпирическом обучении с использованием других чувств, таких как осязание. Хотя современные исследования не подтверждают акцент Беркли на разуме как центральном элементе восприятия, современные теории по-прежнему включают как нативистские (врожденные), так и эмпирические (усвоенные на опыте) соображения.

Джордж Беркли

Джордж Беркли, фрагмент масляной картины Джона Смиберта, ок.1732; в Национальной портретной галерее в Лондоне.

Предоставлено Национальной портретной галереей, Лондон Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Изучение перцептивного обучения быстро развивалось во второй половине 19-го века и еще быстрее в 20-м. Многие психологи, занимающиеся функцией восприятия, считают, что изучение восприятия пространства быстро становится самостоятельной отраслью психологии.Эта специальная область психологии концентрируется на факторах, влияющих на воспринимаемую организацию объектов в пространстве (например, на сигналах о восприятии глубины, движении, форме, цвете и их взаимодействиях) или на особенно интересных особых проблемах, таких как проблема амодального восприятия. (например, вопрос о том, как воспринимать, что у куба шесть сторон, даже если одновременно можно увидеть только три из них).

Исследование восприятия пространства также предлагает понимание того, как перцептивное поведение помогает человеку ориентироваться в окружающей среде.В частности, ориентация в пространстве обычно отражает стремление человека (например, искать пищу или избегать травм). Однако люди не могли ориентироваться в окружающей их среде, если информация об окружающей среде, достигающая их через различные органы чувств, не предлагала восприятие пространства, которое соответствует их физической «реальности». Такое восприятие называется достоверным восприятием — прямым восприятием стимулов в том виде, в каком они существуют. Без определенной степени достоверности относительно физического пространства нельзя искать еды, убегать от врагов или даже общаться.Верное восприятие также заставляет человека испытывать изменяющиеся стимулы, как если бы они были стабильными: даже если сенсорный образ приближающегося тигра, например, становится больше, человек имеет тенденцию воспринимать, что размер животного остается неизменным. Другими словами, человек воспринимает объекты в окружающей среде как имеющие относительно постоянные характеристики (размер, цвет и т. Д.), Несмотря на значительные различия в условиях воздействия.

Первичные гравитационные эффекты

Однако не все восприятие пространства достоверно; вместо этого восприятие может не соответствовать реальности — часто систематическим образом.Это случаи непроверенного восприятия. Эксперименты показали, что три основных пространственных плоскости (горизонтальная, вертикальная и сагиттальная) определяют способность человека локализовать визуальные объекты в близлежащем пространстве. Часто объекты могут восприниматься как лежащие ближе к этим основным измерениям или плоскостям, чем они есть на самом деле. (Частично объяснение этих несоответствий восприятия в визуальном опыте может заключаться в силе гравитации.) Непроверенные восприятия не порождают хаоса в восприятии пространства.Вместо этого они уточняют воспринимаемые характеристики окружающего пространства. Если бы вся масса сенсорной информации, доступная в данный момент, воспринималась достоверно, поток данных мог бы сбить с толку воспринимающего до дезориентации. Другими словами, определенная степень избирательности в восприятии, по-видимому, определяет выживание человека. В идеале информация об окружающей среде воспринимается только как имеющая отношение к целям, потребностям или физиологическому состоянию человека в данный момент.

Восприятие пространства | Британника

Восприятие пространства , процесс, посредством которого люди и другие организмы узнают относительное положение своих тел и объектов вокруг них. Восприятие пространства дает подсказки, такие как глубина и расстояние, которые важны для движения и ориентации в окружающей среде.

Человеческие существа интересовались восприятием объектов в космосе, по крайней мере, с древних времен. В Древней Греции было широко распространено мнение, что объекты можно увидеть, потому что они испускают то, что считалось непрерывной серией чрезвычайно тонких «мембран» в их собственном изображении; они упали на глаз и слились в воспринимаемую картину.

Столетия экспериментальных исследований привели к более разумной концепции, согласно которой пространство описывалось в трех измерениях или плоскостях: высоте (вертикальная плоскость), ширине (горизонтальная плоскость) и глубине (сагиттальная плоскость). Все эти плоскости пересекаются под прямым углом, и их единственная ось пересечения определяется как находящаяся в воспринимаемом трехмерном пространстве, то есть в «глазу» воспринимающего человека. Люди обычно не воспринимают бинокулярное пространство (отдельный визуальный мир для каждого глаза), а вместо этого видят так называемое циклопическое пространство, как если бы изображения из каждого глаза сливались, создавая единое поле зрения, подобное полю зрения циклопа, однозначное. глазастый великан в греческой мифологии.Горизонтальная, вертикальная и сагиттальная плоскости делят пространство на различные сектора: что-то воспринимается как «вверху» или «внизу» (горизонтальная плоскость), как «впереди» или «позади» (вертикальная плоскость) или как « вправо »или« влево »(от сагиттальной плоскости).

Общие положения

Ранняя теория, выдвинутая англиканским епископом Джорджем Беркли в начале 18 века, заключалась в том, что третье измерение (глубина) не может быть непосредственно воспринято глазами, потому что изображение любого объекта на сетчатке глаза является двухмерным, как на картине. .Он считал, что способность к визуальному восприятию глубины не является врожденной, но может быть результатом логического вывода, основанного на эмпирическом обучении с использованием других чувств, таких как осязание. Хотя современные исследования не подтверждают акцент Беркли на разуме как центральном элементе восприятия, современные теории по-прежнему включают как нативистские (врожденные), так и эмпирические (усвоенные на опыте) соображения.

Джордж Беркли

Джордж Беркли, фрагмент масляной картины Джона Смиберта, ок.1732; в Национальной портретной галерее в Лондоне.

Предоставлено Национальной портретной галереей, Лондон Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Изучение перцептивного обучения быстро развивалось во второй половине 19-го века и еще быстрее в 20-м. Многие психологи, занимающиеся функцией восприятия, считают, что изучение восприятия пространства быстро становится самостоятельной отраслью психологии.Эта специальная область психологии концентрируется на факторах, влияющих на воспринимаемую организацию объектов в пространстве (например, на сигналах о восприятии глубины, движении, форме, цвете и их взаимодействиях) или на особенно интересных особых проблемах, таких как проблема амодального восприятия. (например, вопрос о том, как воспринимать, что у куба шесть сторон, даже если одновременно можно увидеть только три из них).

Исследование восприятия пространства также предлагает понимание того, как перцептивное поведение помогает человеку ориентироваться в окружающей среде.В частности, ориентация в пространстве обычно отражает стремление человека (например, искать пищу или избегать травм). Однако люди не могли ориентироваться в окружающей их среде, если информация об окружающей среде, достигающая их через различные органы чувств, не предлагала восприятие пространства, которое соответствует их физической «реальности». Такое восприятие называется достоверным восприятием — прямым восприятием стимулов в том виде, в каком они существуют. Без определенной степени достоверности относительно физического пространства нельзя искать еды, убегать от врагов или даже общаться.Верное восприятие также заставляет человека испытывать изменяющиеся стимулы, как если бы они были стабильными: даже если сенсорный образ приближающегося тигра, например, становится больше, человек имеет тенденцию воспринимать, что размер животного остается неизменным. Другими словами, человек воспринимает объекты в окружающей среде как имеющие относительно постоянные характеристики (размер, цвет и т. Д.), Несмотря на значительные различия в условиях воздействия.

Первичные гравитационные эффекты

Однако не все восприятие пространства достоверно; вместо этого восприятие может не соответствовать реальности — часто систематическим образом.Это случаи непроверенного восприятия. Эксперименты показали, что три основных пространственных плоскости (горизонтальная, вертикальная и сагиттальная) определяют способность человека локализовать визуальные объекты в близлежащем пространстве. Часто объекты могут восприниматься как лежащие ближе к этим основным измерениям или плоскостям, чем они есть на самом деле. (Частично объяснение этих несоответствий восприятия в визуальном опыте может заключаться в силе гравитации.) Непроверенные восприятия не порождают хаоса в восприятии пространства.Вместо этого они уточняют воспринимаемые характеристики окружающего пространства. Если бы вся масса сенсорной информации, доступная в данный момент, воспринималась достоверно, поток данных мог бы сбить с толку воспринимающего до дезориентации. Другими словами, определенная степень избирательности в восприятии, по-видимому, определяет выживание человека. В идеале информация об окружающей среде воспринимается только как имеющая отношение к целям, потребностям или физиологическому состоянию человека в данный момент.

Восприятие времени зрительного движения настраивается моторным представлением действий человека

Эксперимент «Воспроизведение времени»: на точность и точность восприятия времени влияет кинематика наблюдаемого движения независимо от задач

В эксперименте «Воспроизведение времени» ( Рисунок 1a, b) участников просили воспроизвести продолжительность движущейся точки с кинематикой, закодированной (Bio) или нет (NBio), в репертуаре двигательных движений человека, отображаемом с шестью различными средними скоростями / продолжительностью.Участники должны были воспроизвести его продолжительность с помощью двух разных заданий, различающихся двигательным планом: движение руки (задание A) или воспроизведение кнопки (задание K). Прежде всего, мы проверили в обеих задачах и для всех длительностей стимулов, было ли существенное влияние на временное воспроизведение участника (то есть точность и точность) кинематики наблюдаемого движения. Таким образом, была проведена предварительная оценка данных с помощью трехфакторного дисперсионного анализа смешанной модели (задача, стимул и время) в отношении точности и точности.Где тремя факторами, рассматриваемыми как источники изменчивости, были: задача (A и K), стимул (Bio, NBio) и время (6 длительностей / средняя скорость стимуляции).

Рисунок 2a представляет точность участников в воспроизведении продолжительности визуального события (ΔE) как функции средней скорости стимула. Для соответствия данным применялась убывающая экспоненциальная модель (R 2 > 0,92 во всех экспериментальных условиях). Статистический анализ точности, как показано на рисунке 2a, показывает, что две задачи (задача A, задача K) существенно не различаются, в то время как существует взаимодействие между стимулом (кинематика: Bio, NBio) и временем (или средней скоростью см. также рисунок 2b для линейного представления одних и тех же данных с точки зрения продолжительности), ответственного за заметные различия в ответах участников (F (5,36) = 131.7, р <0,0001) . Существенные различия касаются субсекундного интервала времени (скорость: 52–131 ° / с), где быстрое движение стимула 1,2,3,5,6 вызывало систематическое субъективное замедление времени в условиях NBio (синий график ), но не в биологических условиях (красные следы), где этот эффект исчез, что подтверждается результатами сравнений Post-Hoc Newman-Keuls. Фактически, в субсекундном интервале времени стимул значительно повлиял на производительность (на каждом уровне фактора Time все p <0.001), тогда как в сверхсекундном диапазоне времени (скорость <52 ° / с) существенных различий не наблюдалось.

Рисунок 2

Визуальная кинематика модулирует временную оценку.

Каждый символ обозначает среднее значение (± стандартная ошибка). Цвета кодируют стимул (красный — биокинематика, синий — постоянное движение NBio), а форма кодирует задачу (круглая клавиша K, треугольник — плечо A). Зеленой зоной выделена область, в которой длительность стимула была близка к естественной продолжительности движения руки.(а) Точность. ΔEstimation (мс, ось y) — как функция скорости стимула (° / s, ось x). В каждом экспериментальном состоянии ΔE рассчитывали как среднюю разницу между реакциями воспроизведения во времени и длительностью стимула. (b) Воспроизведение во времени. Время (мс, ось Y) как функция -времени длительности стимулов (мс, ось x). Черная линия указывает на идеальное воспроизведение времени. (c) Точность. Стандартное отклонение (ось y) — как функция длительности стимулов — времени (мс, ось x).

Точность ответа — стандартное отклонение — представлена ​​на рисунке 2c как функция времени (длительность стимула).Визуальный осмотр (рис. 2a, b, c) показывает, что точность и точность, по-видимому, модулируются продолжительностью и кинематикой стимула аналогичным образом (в частности, сравнивая рис. 2a, b с рисунком 2c). Статистические тесты подтверждают это наблюдение, показывая значимое взаимодействие между факторами «стимул» и «время» ( F (5,35) = 13,46, p <0,0001 ). Апостериорные сравнения Ньюмана-Кеулса показывают, что для субсекундных длительностей точность, связанная с движениями Bio, была значительно лучше (более низкое стандартное отклонение), чем точность, связанная с кинематикой NBio (все p <0.05). Кроме того, существует взаимодействие между стимулом и задачей ( F (1,7) = 27,36, p <0,0001 ). Апостериорные сравнения Ньюмана-Кеулса показывают, что точность в задаче A значительно хуже (более высокое стандартное отклонение), чем в задаче K для условий NBio (все p <0,05).

Примечательно, что для обеих задач наивысшая и наихудшая точность и точность (зеленый диапазон на рис. 2b, c) были получены соответственно после наблюдения за биологическим или небиологическим стимулом, движущимся со скоростью, близкой к естественной скорости наведения участников. (80 ° / с — соответствует продолжительности 649 мс — параметр, измеренный в предварительном эксперименте, см. Метод).

Подводя итог, можно сказать, что в субсекундном диапазоне времени кинематика стимула, независимо от задач, значительно влияет на точность и точность выполнения участников, за одним исключением, касающимся точности. Фактически, хотя точность не сильно различается в обеих задачах, точность в задаче A значительно хуже, чем в задаче K для условий NBio. Вероятно, это побочный эффект из-за скелетно-мышечных свойств эффектора руки.

Эксперимент с воспроизведением времени: совместимость между внутренними моделями действия и отображаемой кинематикой калибрует восприятие визуального движения во времени

Чтобы подтвердить нашу гипотезу (см. Введение), мы провели еще один анализ данных, проверяя, могут ли записанная временная точность и точность зависеть от совместимость моторного представления человеческих действий (или внутренних моделей действий) и отображаемой кинематики.

Скелетно-мышечные ограничения руки подразумевают внутреннюю модель, которая всегда создает для каждого потенциального движения моторный план, имеющий начальную фазу ускорения и конечную фазу замедления (например, отображаемые биостимулы). Следовательно, моторный план движений руки исключает возможность того, что рука могла бы воспроизвести наблюдаемый профиль постоянной скорости (например, отображаемые стимулы NBio). По этой причине явной задачей испытуемых было не имитировать наблюдаемый профиль скорости стимула, а скорее воспроизвести его продолжительность.Таким образом, если двигательный план движений руки (Задача A) не модулируется автоматически и неявно кинематикой стимула, участники должны выполнять только колоколообразные движения 13 для всей длительности стимула.

Напротив, в субсекундном интервале времени (см. Рис. 3a, типичный испытуемый) полученные профили скорости руки не были колоколообразными в условиях NBio, где появляются несколько поправок (рис. 3a, синие кривые), тогда как в биологических условиях они имели форму колокола (рис. 3а, красный след).Эти несоответствия предполагают, что в условиях Био двигательный план руки неявно имитировал отображаемый профиль скорости с хорошей временной точностью. В отличие от условий NBio, несколько исправлений в моторном плане могли быть вызваны некоторыми попытками (без какого-либо возможного успеха) имитировать отображаемую кинематику, что может привести к последующей плохой временной точности.

Рисунок 3

Согласование кинематики стимула и внутренних моделей действия калибрует временные характеристики.

Цвета кодируют кинематику стимула (красный-Bio, синий-NBio). (а) Представление типичного испытуемого. Скорость (м / с, ось y) как функция времени (мс, ось x). Вверху каждой строки указывается продолжительность отображаемых стимулов. Каждая нарисованная кривая представляет собой одно испытание. На обеих панелях B и C каждая строка соответствует точности ответов участников на длительность одного стимула (верхние 400 мс, нижние 1900 мс). (b) Распределение точности, вычисленное на основе ответов участников, снабженных функциями Гаусса.Левая и правая колонки относятся к задачам K и A соответственно. Ось X показывает точность всей продолжительности ответов участников (интервалы равны 15), тогда как ось Y показывает, сколько раз происходит ответ (частота). (c) Доля одноразовых движений. Каждая гистограмма представляет собой долю однократных перемещений в соответствии с длительностью и кинематикой каждого стимула.

Эти качественные наблюдения могут предполагать, что совместимость между наблюдаемой кинематикой и внутренними моделями действия неявно влияет как на двигательный план, так и на временную точность.

Чтобы проверить такую ​​взаимосвязь, степень соответствия между визуализированным и выполненным профилями скорости была определена количественно долей движений за один выстрел (POS), рассчитанной как количество движений без какой-либо коррекции, деленное на общее количество движений, выполненных для каждое условие (из Задачи A, см. методы).

Изучив рис. 3b, c, видно, что для всех длительностей стимула отрицательная линейная связь переходит через POS как с временной точностью (), так и с точностью ( Sd ).Об этом свидетельствуют следующие индексы корреляции:; ; ; .

Действительно, существует сильная (рис. 3b, c) взаимосвязь положительной пропорциональности между абсолютной разницей POS, связанной с двумя кинематиками (Bio, NBio) при каждой продолжительности наблюдаемых стимулов, и абсолютной разницей в точности или точность соответственно связана с двумя кинематиками (Bio, NBio). Эта взаимосвязь указывает на то, что более важным, чем тип наблюдаемой кинематики, являются моторные знания, связанные с ней и, возможно, связанные с временной оценкой.

Для количественной оценки этой прямой пропорциональности был вычислен коэффициент корреляции, относящийся к Задаче A, между dΔE и dPOS .

, где n — количество представленных стимулов (все уровни факторного времени, то есть n = 6), Cov и Sd относятся к ковариации и стандартному отклонению соответственно. dΔE был рассчитан как абсолютное значение разницы между средней точностью, связанной с двумя типами кинематики для каждого уровня времени:. dPOS был вычислен как абсолютные значения разницы между значениями POS, связанными с двумя кинематическими механизмами, соответственно для каждого уровня времени:. Результат корреляции показывает положительный и высокий индекс:, как и ожидалось при визуальном осмотре.

Таким же образом мы вычислили корреляцию точности с POS, которая находится между dSd и dPOS (; где). Результат корреляционного анализа показывает положительный и довольно сильный коэффициент:.

Согласно показателям, представленным выше, временная точность и точность движений руки коррелируют с неявной способностью двигательной системы правильно планировать и воспроизводить отображаемую кинематику стимула.

Следовательно, если верно, что предварительное знание внутренних моделей действия калибрует восприятие визуального движения во времени, то точность и точность, полученные из Задачи A, должны быть воспроизведены, по крайней мере, как тенденция, для задачи полностью. отличается в отношении требуемого двигательного плана, например, в Задаче К.

Фактически, Рисунок 3b, c (все участники) показывает, что две задачи имеют одинаковый тренд точности (ΔE) и точности (размер наклонов). Точнее, на рисунке 3b показано, что для обеих задач (клавиша, левый столбец; рука, правый столбец), во всех шести отображаемых длительностях движения (короче в верхнем ряду, длиннее в нижнем ряду) точность и точность воспроизводимых длительности (распределение ответов) одинаково модулируются кинематикой стимула (Bio, красные следы; NBio, синие следы).

Чтобы критически проверить эту гипотезу, мы коррелировали временную точность и точность Задачи A с точностью и точностью в Задаче K, которая почти не имеет физических ограничений и имеет совершенно другой моторный план:

Где, n — количество представленных стимулов, относящихся к точности (т. е. dΔE , вычисленной, как описано ранее), полученной в обеих задачах (A, K). Результат корреляции показывает положительный и очень сильный индекс:.Применяя то же уравнение, мы вычислили корреляцию точности между AdSd и KdSd (то есть dSd вычислено, как описано ранее). Результат корреляционного анализа показывает положительный и очень сильный коэффициент:.

Подводя итог, можно сказать, что точность (ΔE) и точность (SD) движения руки сильно коррелируют с POS. Кроме того, точность и точность двух задач K и A сильно коррелируют друг с другом. Следовательно, такие соотношения исключают возможность того, что разница во временной точности и точности, полученной между условиями Bio и NBio в субсекундном интервале временных условий, будет из-за двигательных ограничений или конкретного двигательного плана, требуемого протоколами.Этот результат сильно усиливает вовлечение внутренних моделей действия в калибровку временного восприятия визуального движения.

Эксперимент с воспроизведением времени: совместимость моторного репертуара человека и отображаемой кинематики сокращает время реакции в обеих задачах.

Время реакции является показателем эффективности моторной системы для разработки моторного плана, связанного с представленной кинематикой. Следовательно, если наша гипотеза верна, совместимость моторного репертуара участников с отображаемой кинематикой должна снизить RT в биологических условиях для обеих задач, а не только для задачи A 22 .Тем не менее, RT в условиях Задачи A может быть быстрее для пространственного соответствия между источником стимуляции и эффекторной реакцией 23 . Трехфакторный смешанный модельный анализ подтверждает наши ожидания, показывая значительное влияние фактора Стимул на RT. Фактически, RT было значительно короче в условиях Bio, чем в условиях NBio (см. Рисунок 4a) в обеих задачах (F (1,7) = 17,52, p <0,01) . Кроме того, фактор «Задача» существенно влияет на ответы участников: i.е. двигательный ответ в Задаче A произошел значительно раньше, чем в Задаче K (F (1,7) = 10,27, p <0,05).

Рисунок 4

Время реакции и пространственная точность.

Цвета кодируют стимул (красный — биокинематика, синий — постоянное движение NBio), в то время как форма кодирует задачу (круглая клавиша K, треугольник — плечо A). (а) Время реакции как функция длительности стимулов. (б) PCE (± стандартная ошибка) как функция длительности стимулов. Положительные значения указывают на ошибки в направлении движения стимулов.Каждая гистограмма соответственно называется FP или SP в зависимости от конечной или начальной позиции оценки.

Контрольный эксперимент: оценка начального и конечного положения зрительного движения не зависит от кинематики

Чтобы избежать того, чтобы различная временная точность после наблюдения движения Bio и NBio могла быть отнесена к неточности в оценке положения стимула, участники попросили оценить начальную и конечную позиции стимула (т.е. фактор Сессия, см. методы). На рисунке 4b представлена ​​пространственная точность участников (PCE) как функция длительности стимулов (то есть фактор времени), показывая, что на пространственную точность участников не влияла отображаемая кинематика (красный-Bio, синий-NBio, то есть фактор Stimulus). Трехфакторный дисперсионный анализ смешанной модели был проведен на PCE (стимул, время, сеанс), подтвердив, что на пространственную точность участников не повлияла отображаемая кинематика. Вместо этого появился главный эффект сеанса ( F (1,5) = 27.4, p <0,005 ), что указывает на то, что испытуемые были менее точны при оценке начальной, чем конечной позиции.

Как мы воспринимаем движение в пространстве и времени, напрямую связано

redOrbit Staff & Wire Reports — Your Universe Online

С незапамятных времен люди пытались понять скользкое понятие времени, часто опираясь на знакомые метафоры физического движения, такие как «время летит» или «время идет вперед». Когда Эйнштейн опубликовал свою статью по специальной теории относительности в 1905 году, он навсегда объединил понятия пространства и времени в единую ошеломляющую, но математически элегантную концепцию, известную как пространство-время.Новое исследование человеческого мозга предполагает, что наши движения в физическом пространстве напрямую связаны с тем, как наш мозг воспринимает время.

«Нам казалось, что ученые-психологи упустили из виду тот важный факт, что в повседневной жизни люди не оценивают прошлое и будущее одинаково», — пояснил ведущий автор Юджин Карузо из Школы Бута Чикагского университета. Бизнес.

В последние годы ряд новых исследований в области пространственного восприятия показал, что люди чувствуют себя ближе к объектам, к которым они движутся, чем к объектам, от которых они удаляются — иллюзия, которая остается верной, даже когда расстояние до объектов остается неизменным. .Поскольку наше восприятие времени так тесно связано с нашим восприятием пространства, Карузо и его команда предсказали, что тот же самый основной принцип будет справедливым и для времени — феномен, который его команда назвала «временным эффектом Доплера».

Проведя простой опрос людей на вокзале, ученые обнаружили, что люди склонны воспринимать будущее время через месяц или год как более близкое к настоящему, чем время одного месяца или года в прошлом.

В отдельной части эксперимента, проведенного онлайн, команда обнаружила, что люди, которые прошли интернет-опрос за неделю до Дня святого Валентина, воспринимали праздник как более близкий к настоящему, чем люди, опрошенные через неделю после праздника.

Хотя эти результаты указывают на поразительное сходство в том, как мы воспринимаем пространство и время, команда хотела выяснить, существует ли прямая связь между ними. Для этого они провели еще один эксперимент с использованием технологии виртуальной реальности.

Команда оснастила студентов дисплеем на голове, который поместил их в виртуальную сцену, где двухполосная дорога была выровнена с обеих сторон деревьями, уличными фонарями и зданиями. Для половины студентов виртуальная среда была создана, чтобы дать им ощущение, что они движутся вперед к большому фонтану в конце дороги.Другой половине был дан виртуальный опыт движения назад, от фонтана.

После части эксперимента, посвященной виртуальной реальности, участников спросили, насколько далекой для них ощущалась конкретная дата — три недели в будущем и три недели в прошлом. Студенты, у которых только что был виртуальный опыт движения вперед к фонтану, сообщили, что будущее казалось ближе к прошлому, тогда как студенты, которые отошли от фонтана, не чувствовали, что будущее ближе, чем прошлое.

Для второй группы студентов несоответствие между их физическим движением (назад) и хронологическим направлением рассматриваемого события (будущего) имело тенденцию к устранению «временного эффекта Доплера» — открытие, по мнению Карузо и его коллег, подтверждает прямую связь между нашим восприятием времени и пространства. Короче говоря, мы чувствуем себя ближе к будущему, потому что мы чувствуем, что движемся к нему так же, как студенты чувствовали, что они физически приближаются к фонтану.

Исследователи также подозревают, что такое выравнивание восприятия не просто совпадение, а скорее то, что оно выполняет важную практическую функцию.Законы физики (как мы их понимаем сейчас) не позволяют нам вернуться в прошлое и изменить прошлое. Однако мы можем напрямую влиять на наше будущее. Таким образом, ощущение приближения будущих событий может дать нам психологический удар в штаны, который нам необходим, чтобы подготовиться к тому, чтобы справиться с этими событиями.

По словам Карузо, «это исследование важно, потому что идея психологической дистанции занимает центральное место в теории и исследованиях во всех областях психологии — социальной, эволюционной, когнитивной, клинической, — но при этом неявно предполагалось, что дистанция до прошлого — это главное. так же, как расстояние до будущего.”

Карузо также говорит, что он и его команда хотели бы продолжить свои исследования, исследуя, как временной эффект Доплера влияет на нашу повседневную жизнь. Например, связан ли функциональный временной эффект Доплера со здоровой психологической функцией? Может ли ослабленное ощущение эффекта привести к проблемам с депрессией и невозможности уйти от прошлого? Трудно ли людям, не испытывающим временного эффекта Доплера, строить планы и принимать решения относительно будущего?

«Вместо этого наша работа предполагает, что существует систематическая разница в восприятии людьми расстояния до прошлого и будущего», — заключил Карузо.

Отчет команды был опубликован в недавнем выпуске Psychological Science , журнала Ассоциации психологических наук.

Возникновение визуальных объектов в пространстве-времени

Абстракция

Естественно думать, что при восприятии динамических сцен зрение делает серию снимков. Восприятие движения может возникнуть, когда снимки разные. Метафора снимка предполагает два вопроса: ( i ) Как визуальная система объединяет элементы в каждом снимке, чтобы сформировать объекты? Это проблема пространственной группировки.( ii ) Когда снимки различаются, как визуальная система узнает, какой элемент в одном снимке соответствует какому элементу в следующем? Это проблема временной группировки. Метафора моментального снимка — это карикатура на доминирующую модель в этой области — последовательную модель, согласно которой пространственная и временная группировка независимы. Предлагаемая здесь модель представляет собой интерактивную модель, в соответствии с которой два механизма группирования неразделимы. В настоящее время эксперименты, поддерживающие интерактивную модель, неубедительны, поскольку в них используются чрезмерно специализированные стимулы.Чтобы преодолеть эту слабость, мы создали новый тип стимула — пространственно-временные точечные решетки, которые позволяют нам независимо управлять силой пространственных и временных группировок. Для этих стимулов последовательные модели делают одно фундаментальное предположение: если пространственная конфигурация стимула остается постоянной, восприятие пространственной группировки не может быть затронуто манипуляциями с временной конфигурацией стимула. Наши данные не соответствуют этому предположению.

Vision использует небольшие рецепторы для сбора оптической информации.Пространственная группировка — это процесс, с помощью которого образцы связываются в пространстве для образования более сложных визуальных объектов, таких как объекты и поверхности. Временная группировка — это процесс, с помощью которого визуальные объекты связываются во времени. Пространственная группировка и временная группировка либо последовательны, либо взаимодействуют. Если восприятие динамических сцен является результатом последовательного применения этих двух видов группирования, у нас есть последовательная модель восприятия движения. Если восприятие динамических сцен является результатом параллельной работы пространственной и временной группировки, у нас есть интерактивная модель.

Последовательная модель.

Давайте рассмотрим две версии последовательной модели: одну, в которой сначала идет пространственная группировка, и другую, в которой сначала идет временная группировка. Восприятие большинства динамических стимулов можно объяснить, описав их как последовательность снимков (1). Например, согласно Уллману (2), Vision сначала группирует в каждом снимке, а затем находит соответствие между этими группировками в снимках. Эти группы часто называют соответствующими единицами.С этой точки зрения, только пространственная группировка определяет совпадающие единицы, которые будут подвергаться временной группировке.

Некоторые стимулы, однако, предназначены для того, чтобы мы сначала не применяли пространственную группировку. Это, например, кинематограммы со случайными точками (3). Это динамические дисплеи, в которых каждый кадр содержит различную случайную текстуру. Если кадры не коррелированы, виден случайный динамический «снег». Если точки на фрагменте изображения коррелируют по кадрам, фрагмент будет разделен, и его форма будет видна.Последовательная модель может учитывать восприятие таких проявлений, предполагая, что временная группировка извлекает когерентно движущиеся элементы [процесс, известный как группировка по общей судьбе (4)], которые затем подвергаются пространственной организации.

Некоторые данные, которые предполагают интерактивную модель, на самом деле могут быть объяснены последовательной моделью. Рассмотрим, например, дисплей Ternus (5), который состоит из двух быстро чередующихся кадров — f 1 и f 2 , — на котором точки могут занимать четыре равноотстоящих коллинеарных положения pqrs (рис.1). Точки в f 1 находятся на pqr ; точки в f 2 находятся на qrs . Этот дисплей может вызвать два восприятия: ( i ) Движение элемента ( e -движение) видно, когда две точки в положениях q и r кажутся неподвижными, в то время как одна точка кажется движущейся между положениями p и s . ( ii ) Групповое движение ( g -motion) видно, когда кажется, что три точки движутся в виде группы назад и вперед между pqr и qrs .Чем длиннее межстимульный интервал (ISI; межкадровый интервал в данном контексте), тем выше вероятность g -движения (6). Это называется эффектом ISI. Заманчиво рассматривать этот феномен как свидетельство интерактивной модели (7). Чтобы понять, почему, предположим, что чем короче ISI, тем сильнее временная группировка. Когда ISI достаточно короткий, временная группировка может быть сильнее пространственной. Таким образом, вместо группировки с точкой в ​​ r в f 1 , точка в q в f 1 будет группироваться с точкой q в f 2 .Результат — e -motion. По мере роста ISI сила временной группировки падает, и параллельные точки группируются внутри кадров, в результате чего получается g -движение. Однако последовательная модель также может учитывать эффект ISI. Предположим, что более длинные ISI имеют два эффекта: ( i ) они ослабляют временную группировку и ( ii ) они дают пространственной группировке больше времени для консолидации организации параллельных точек. Согласно ( II ), эффект ISI вызван пространственной, а не временной группировкой и согласуется с последовательной моделью (8).

Рисунок 1

Дисплей Ternus. Пунктирные стрелки показывают направления воспринимаемого движения. ( a ) Элемент движения. ( b ) Групповое движение.

Интерактивная модель.

Только интерактивная модель может учитывать восприятие движения, когда ни одна пространственная группировка, ни последующие операции пространственной и временной группировки не могут получить совпадающие единицы. К сожалению, единственное убедительное свидетельство в пользу интерактивной модели исходит от дисплеев, на которых объекты и поверхности (прозрачные или непрозрачные) перекрываются, а их пространственные отношения динамически меняются.Например, на некоторых дисплеях кинетической окклюзии (9–11) мы видим, как до сих пор видимая часть сцены закрывается непрозрачной поверхностью. В таких дисплеях нет простого соответствия между последовательными кадрами, потому что один кадр содержит другое количество элементов, чем следующий. †

Мы обеспокоены тем, что свидетельства таких дисплеев не являются достаточно общими, чтобы опровергнуть последовательные модели как класс, потому что такие дисплеи могут запускать специализированный механизм, который обрабатывает кинетическую окклюзию, в которой взаимодействуют пространственные и временные группировки.Например, кинетическая окклюзия предлагает два характерных ключа: ( и ) срастание или удаление текстуры, когда текстурированный объект выходит из окклюдера или исчезает за ним (9), и ( ii ) наличие «Т-образных соединений». ”Между контурами окклюдера и контурами объекта, который он закрывает (14, 15). Чтобы решить эти проблемы, мы разработали дисплеи, которые вряд ли будут запускать специализированные механизмы восприятия движения.

Решетки движения.

Чтобы опровергнуть последовательные модели, мы покажем, что механизмы пространственной и временной группировки взаимодействуют, даже когда возможно простое сопоставление между последовательными кадрами.Мы создали пространственно-временные точечные решетки (решетки движения), в которых мы могли независимо изменять силу пространственной и временной группировки, манипулируя пространственной близостью параллельных и последовательных точек [обобщение стимулов, используемых Бертом и Сперлингом (16)]. Мы варьировали силу временной группировки, манипулируя пространственной близостью между последовательными точками. Чтобы избежать неоднозначности интерпретации данных, которая характерна для дисплея Ternus (т. Е. Эффекта ISI), мы придерживались постоянного значения ISI.На наших дисплеях, как и на дисплее Ternus, наблюдатели видят либо e -движение, либо g -движение. Преимущество решетки движения перед дисплеем Ternus состоит в том, что в решетках направления движения e и g -движение различаются. Направление движения e определяется путем сопоставления отдельных точек в последовательных кадрах дисплея. Направление движения g определяется сопоставлением групп точек в последовательных кадрах.

Если мы показываем наблюдателю отдельный кадр решетки движения, его пространственная группировка определяется относительным расстоянием между параллельными точками (17).Хотя мы придерживаемся постоянного значения ISI, временная группировка может быть определена только пространственными расстояниями между последовательными точками. Согласно последовательной модели, склонность точек группироваться внутри кадра — и, таким образом, давать g -движение — не зависит от детерминант временной группировки. Чтобы проверить это предсказание, мы спрашиваем, изменяется ли частота движения g , когда мы сохраняем постоянным относительное расстояние между параллельными точками и изменяем пространственное расстояние между последовательными точками.Мы обнаруживаем, что это так, и на этом основании будем утверждать, что мы отвергли последовательную модель в пользу интерактивной модели.

Общие методы

Решетка движения — это решетка местоположений, строки которой мы называем базовыми линиями ( b 1 , b 2 , b 3 ,…; Рис. 2 a ), отображаемыми двумя рамы, f 1 и f 2 . В f 1 точки занимают позиции базовых линий с нечетными номерами; в f 2 точки занимают позиции четных базовых линий.Когда эти кадры быстро меняются ( f 1 , f 2 , f 1 ,…) в соответствующих пространственных и временных условиях, решетки движения воспринимаются как непрерывный поток видимого движения. Решетки движения задаются двумя временными и тремя пространственными параметрами. Два временных параметра оставались постоянными: ISI (= 0) и длительность кадра (= 176 мс). Три пространственных параметра: | b |, расстояние между соседними точками базовой линии; | м 1 |, кратчайшее расстояние между точкой в ​​кадре f 1 и точкой в ​​кадре f 2 ; θ 1 , угол между ориентациями b и м 1 .

Рисунок 2

( a ) Три ряда (базовые линии) решетки движения. Сплошные и белые кружки обозначают точки, которые появляются в кадрах f 1 и f 2 соответственно. Три пространственных параметра решетки движения: | b |, расстояние между соседними точками базовой линии; | м 1 |, кратчайшее расстояние между последовательными точками; и θ 1 , острый угол между ориентациями b и м 1 .Острый угол между b и м 2 составляет θ 2 . S — второе (после b ) кратчайшее расстояние в кадре. Чтобы минимизировать краевые эффекты, мы модулировали яркость точек решетки [радиус = 0,3 градуса угла обзора (dva)] в соответствии с распределением Гаусса (σ = 1,5 dva). Мы приняли постоянную м 1 (= 0,9 два). ( b ) График каждого испытания. Мы сохранили общую продолжительность каждой презентации равной 1.76 с, чтобы предотвратить восприятие колебательного движения, которое иногда наблюдается при более длительных презентациях. ( c и d ) Два последовательных кадра решетки движения, снятые с экрана компьютера (не в масштабе). ( e ) Экран ответа с тремя вариантами ответа. (Ярлыки не были представлены на дисплее.)

В решетках движения можно увидеть два вида видимого движения:

  • e -движение основано на сопоставлении элементов.В движении e каждая точка на базовой линии сопоставляется с точкой на соседней базовой линии. Три кратчайших расстояния между последовательными точками | м 1 | ≤ | м 2 | ≤ | м 3 | (Рис.2 a ). Чем короче расстояние между точками, тем чаще точки соединяются в видимом движении (18, 19). Движение по м 1 наблюдается чаще, чем по м 2 и никогда по м 3 .Сила группировки между последовательными элементами называется сродством (2), которое обратно пропорционально расстоянию между точками.

  • g -движение основано на сопоставлении группировки с группировкой. Другими словами, в g -двигательное сопоставление происходит между группировками точек (называемыми виртуальными объектами) как целыми. Например, на рис. 2 c d , предположим, что наблюдатель видит решетку, организованную в виртуальные объекты, которые совпадают с базовыми линиями, т.е.е., на горизонтальные полосы точек. Если наблюдатель видит вертикальное движение, оно должно быть г -движение, потому что ни м 1 , ни м 2 не являются вертикальными. В других случаях виртуальные объекты могут не совпадать с базовыми линиями, но g -движение всегда ортогонально виртуальным объектам. ‡

Последовательная модель предсказывает (для наших стимулов), что направление движения будет определено исключительно за счет пространственной группировки. Чтобы проверить это предсказание, мы измеряем относительную частоту движения e и g -движение, где мы сохраняем детерминанты пространственной группировки постоянными и меняем пространственные детерминанты временной группировки.

Пространственная группировка.

Определители пространственной группировки в статических решетках известны: точки группируются только по близости независимо от конфигурации решетки. Сила этой группировки называется притяжением. Притяжение экспоненциально уменьшается с увеличением относительного расстояния между точками (17). Аналогично, в каждом кадре решетки движения вероятность различных пространственных группировок контролируется соотношением двух кратчайших расстояний между точками, r s = (| s | / | b |) (Инжир.2 а ). (| S | равно самому короткому из двух расстояний 🙂 Мы называем r s статическим коэффициентом. Если мы сохраним это соотношение постоянным, вероятность появления различных виртуальных объектов в кадре останется постоянной.

Временная группировка.

В решетках движения временная группировка является результатом двух соревнований:

  • e -motion vs. g -motion: Поскольку мы сохраняем временные параметры постоянными, результат этого соревнования контролируется базовым соотношением , r b = (| b | / | м 1 |).Например, если r b низкое, то притяжение в пределах базовых линий высокое; следовательно, наблюдатели, скорее всего, увидят движение g , ортогональное базовой линии. Если r b больше, то притяжение в пределах базовых линий ниже; следовательно, наблюдатели с меньшей вероятностью увидят движение g , ортогональное базовой линии, и — в зависимости от параметров решетки движения — они будут видеть движение e или движение g , ортогональное другим виртуальным объектам.

  • между альтернативой e -движения: результат этого соревнования контролируется соотношением движений, r м = (| м 2 | / | м 1 |). Если r м высокое, то временная группировка благоприятствует перемещению м 1 на м 2 движение.

График испытания показан на рис. 2 b .Установив центральную точку, наблюдатели просматривали последовательность движения. В испытаниях с тремя вариантами ответа на экране ответа отображались три радиальные линии (рис.2 e ): две были параллельны наиболее вероятным ориентациям движения e ( м 1 и м 2 ), а одна была ортогональна базовым линиям, или . В испытаниях с двумя вариантами ответа на экране ответа отображались две радиальные линии, параллельные ориентациям м 1 и м 2 .Наблюдатели сообщили об ориентации движения, щелкнув один из кружков, прикрепленных к линиям на экране ответа. Маска представляла собой массив беспорядочно движущихся точек. Мы рандомизировали ориентацию решетки между испытаниями, чтобы минимизировать переход от испытания к испытанию.

Эксперимент 1

В эксперименте 1, который является контрольным экспериментом, мы показываем, что изменения частоты движения g не связаны с путаницей наблюдателей между вариантами ответа.Эта возможность возникает из-за того, что ориентации векторов m 1 и m 2 приближаются к ортогональным к базовой линии, путаница между orth и ответами сродства ( m 1 , m 2 ) может увеличиться. Путаница в ответах может имитировать эффект взаимодействия между двумя типами группировки.

Методы.

Мы сохранили θ 1 (= 60 °) постоянным и выбрали шесть решеток движения, каждая из которых определяется парой ( r m , r b ): (1.00, 1,00), (1,07, 1,13), (1,15, 1,24), (1,23, 1,35), (1,30, 1,44), (1,38, 1,54). Из-за геометрии подвижных решеток, когда θ 1 остается постоянным, r м и r b коварий: r m =

b (/ | b |).

Шесть наших наблюдателей имели нормальное зрение или исправленное до нормального зрения и были наивны относительно цели эксперимента.Каждый наблюдатель прошел 100 испытаний на решетку движения (т. Е. 600 испытаний) для каждого из двух 1-часовых сеансов — один с двумя ( м, , , 1 и м, , 2, ), а другой — с тремя ( м). 1 , m 2 и orth ) варианты ответа на экране ответа.

Результаты и обсуждение.

Круговые диаграммы на рис. 3 a представляют относительную долю ответов m 1 , m 2 и orth как функцию от r m , r б .Поскольку θ 2 варьировалось, мы представляем это изменение, изменяя диаметры круговых диаграмм пропорционально e r θ , где r θ = [(tan θ 2 ) / (tan θ 1 )]. Мы разделили этот трехсторонний вариант на две независимые части:

  • Функция сродства: на рис. 3 b мы построили логарифм шансов (логарифм шансов), с помощью которых наблюдатели выбрали e -движение вдоль м. 2 свыше м 1 для двух сеансов.Во-первых, отметим, что поскольку логарифмические коэффициенты ( м 2 , м 1 ) § уменьшаются линейно как функция от r м = (| м 2 | / | м 1 |), коэффициенты [ p ( m 2 )] / [ p ( m 1 )] уменьшаются экспоненциально как функция от r м . Кроме того, мы отмечаем, что путаница между ответами orth и ответами аффинности ( m 1 , m 2 ) мало повлияла на частоту ответов в сеансах с тремя ответами.Функция сродства с тремя вариантами ответа (толстая линия, символы «○») мало отличалась от функции сродства с двумя вариантами ответа (тонкая линия, символы «+») по сравнению с эффектом r m .

  • Функция объектности: на рис. 3 c мы наносим на график логарифмические шансы, с которыми наблюдатели выбрали g -движение по e -движение для сеанса с тремя ответами. Эта функция отражает компромисс между сопоставлением групп и элементов.Поскольку логарифмические коэффициенты ( orth , m 1 m 2 ) ¶ линейно уменьшаются как функция от r b = (| b | / | m 1 |), коэффициент p ( orth ) / [ p ( m 1 ) + p ( m 2 )] уменьшается экспоненциально в зависимости от r. б .

Рисунок 3

Результаты эксперимента 1.( a ) Круговые диаграммы (усредненные по наблюдателям) показывают, как распределение ответов ( m 1 , m 2 и orth ) изменялось в зависимости от коэффициента движения, r m , и базовый коэффициент, r b , в сеансах с тремя ответами. Эти данные раскладываются в ( b и c ). ( b ) Функция сродства: компромисс между вероятностями двух альтернативных e -движений.В разных сеансах были получены две функции сродства: с тремя вариантами ответа (жирная линия через символы «○») и с двумя вариантами ответа (тонкая линия через символы «+»). ( c ) Функция объектности: компромисс между вероятностью e -движение ( m 1 или m 2 ) и вероятностью g -motion ( orth ).

Как и в предыдущих исследованиях перцептивной группировки в пространстве-времени, эти данные не могут различать последовательную модель и интерактивную модель.Последовательная модель подразумевает, что частота движения g будет уменьшаться в зависимости от r b , потому что, когда базовые отношения высокие, тенденция одновременных точек к формированию виртуальных объектов мала. Интерактивная модель подразумевает, что частота движения g будет уменьшаться в зависимости от r m , потому что большие отношения движения усиливают временную группировку и, таким образом, способствуют сопоставлению элементов за счет группировки. -групповое соответствие.

Эксперимент 2

Методы.

В эксперименте 2 мы пересекли пять значений r m (1,0, 1,1, 1,2, 1,3 и 1,4) с четырьмя значениями r b (1,11, 1,43, 1,25 и 1,4). 1.67) для создания 20 типов решеток движения. Это стало возможным, потому что мы позволили варьировать θ 1 . У наших семи наблюдателей было нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, и они были наивны относительно цели эксперимента.В каждом испытании им предлагалось три варианта ответа: m 1 , m 2 и orth . Каждый наблюдатель прошел 40 испытаний на решетку движения, то есть 800 испытаний за один сеанс. Во всем остальном эксперимент был идентичен эксперименту 1.

Результаты и обсуждение.

Распределение трех ответов систематически менялось в зависимости от r m , r b и r θ (рис.4 и ). На рис. 4 g мы построили четыре линейных функции объектности, чтобы показать компромисс между g -motion и e -motion как функцию от r m и r b . Статистическая модель, используемая для соответствия этим функциям, дает 98% дисперсии данных. (Мы использовали эту модель для интерполяции частот отклика для рис. 4 h ). Кадры на рис. 4 a d иллюстрируют различные результаты пространственного группирования внутри кадров.Когда пространственная группировка способствует формированию заметных виртуальных объектов, ортогональных базовым линиям (Рис.4 a : низкий r m и высокий r b ), g — движение ортогонально к базовые линии никогда не видны, и e -движение доминирует (Рис. 4 g ). Поскольку r b уменьшается в пределах того же r m (рис.4, a и c ), пространственная группировка постепенно способствует формированию объектов в пределах базовых линий, а частота g -движение растет относительно частоты e -движение.Поскольку r m увеличивается в пределах высокого r b s (рис.4, a и b ), виртуальные объекты, не параллельные базовым линиям, становятся менее ортогональными к базовым линиям. и менее заметны и, таким образом, допускают более высокую частоту движения g . В пределах малых r b s, растущий r m не вызывает заметного изменения высокой заметности виртуальных объектов (рис.4, c и d ), а частота g -движения не меняется.

Рисунок 4

( a d ) Отдельные кадры, захваченные с экрана компьютера с экстремальными значениями r m = (| m 2 | / | m 1 |) и r b = (| b |) / | м 1 |). Снимки расположены в пространстве ( r m , r b ) параллельно графику в e .( e ) Круговые диаграммы показывают распределение трех откликов в 20 решетках движения. Серые линии на заднем плане — это линии iso- r s , где r s = (| s | / | b |), которые являются контурами, для которых внутрикадровая пространственная группировка должна оставаться постоянной. Для изолинии r s = 1.0 организации вдоль s и b равновероятны.Он отмечен наклонной стрелкой (, справа вверху, ). Условия, благоприятствующие группировке точек внутри базовых линий ( r s > 1,0; например, c и d ), лежат справа от изолинии r s = 1,0; в остальных условиях ( r s <1,0) точки, как правило, группируются не вдоль базовых линий (как в a ). ( f ) Функция сродства свернута в условиях r b .( g ) Четыре функции объектности суммируют эффекты базовой линии и соотношений движения, r b и r m . Частота движения g быстро растет по мере того, как r b падает, и группировки вдоль базовых линий становятся более заметными. Этот эффект очевиден как при низком r b (высокая неоднозначность e -движение), так и при высоком уровне r b ( m 1 побеждает в соревновании с м 2 ).График в h выражает эффект r s . Точечные организации в пределах базовых линий распадаются по мере роста r s , что снижает частоту g -движения. В отличие от предсказания последовательной модели, e — движение и g — движение в наборах iso- r s .

Серые кривые на заднем плане рис.4 e — это строки iso- r s . Каждая из этих кривых представляет собой набор конфигураций решетки, для которых пространственная группировка способствует формированию идентичных виртуальных объектов. Как показано на рис. 4 e , частота g -движения изменяется по линиям iso- r s . Чтобы сделать это наблюдение явным, мы интерполировали эмпирические частоты движения g и построили их в наборах iso- r s на рис.4 h : по мере увеличения r b частота g -движения в пределах iso- r s наборов быстро падает. По мере того, как временная группировка постепенно становится сильнее, чем пространственная, наблюдатели склонны видеть движение g реже и движение e чаще. (Обратите внимание, что по мере движения внутри каждой изо- r s устанавливается от высокого к низкому g -частота движения, r m увеличивается, и, следовательно, одно из e -motions , м 1 движение, становится все более заметным.Интерактивная модель может объяснить этот результат, например, противопоставляя друг другу две шкалы пространственной группировки (элементы и агрегаты элементов) после операция временной группировки (24): g -motion выигрывает соревнование с e — движение, когда последнее становится неоднозначным при низком уровне r m , так что совокупности точек (виртуальные объекты), а не отдельные точки, становятся движущимися объектами. (Мы благодарим одного из анонимных рецензентов за предложение подчеркнуть этот момент.)

Мы заключаем, что последовательная модель не выполняется: инвариантные условия для пространственной группировки по-разному влияют на восприятие кажущегося движения, в зависимости от условий для временной группировки.

Общие обсуждения

Используя пространственно-временные решетки точек, мы варьировали пространственные расстояния между совпадающими точками и пространственно-временные расстояния между последовательными точками. Каждая точка может быть сгруппирована либо ( i ) с последующей точкой для создания движения e , либо ( ii ) с параллельными точками для формирования (виртуальных) объектов, которые сопоставляются для создания движения g .Согласно последовательной модели, единственный фактор, который может определить, какие из них видны, — это притяжение между параллельными точками. Мы считали притяжение между параллельными точками постоянным и обнаружили, что сродство между последовательными точками определяет, будет ли отображаться движение e или g . Таким образом, мы отказались от последовательной модели в пользу интерактивной модели. Наши результаты предполагают, что совпадающие единицы могут возникать на любом уровне в каскаде зрительных процессов, вплоть до уровня сложных объектов (25), в отличие от точки зрения, что совпадающие единицы были получены на ранних этапах зрительного восприятия (2).

Современные теории восприятия движения различают три системы, вычисляющие движение. Системы различаются сложностью пространственных представлений, на которых они основаны (26–29). Система первого порядка может обнаруживать временную модуляцию необработанных яркостей, но нечувствительна к пространственной конфигурации. В наших стимулах эта система может обнаруживать движение e , потому что смещение каждой точки является временной модуляцией яркости, но она не может обнаружить движение g , потому что направление движения g не соответствует направление движения любой точки.Восприятие движения g требует системы, которая может использовать преимущества пространственной организации стимула. Таким образом, движение g обнаруживается либо системой второго порядка, которая соответствует пространственным характеристикам, либо системой третьего порядка, которая определяет движение более сложных визуальных конструкций.

Как зрение решает, какое из пространственных представлений будет определять то, что движется? Согласно последовательной модели, альтернативные пространственные представления конкурируют до согласования движения, тогда как согласно интерактивной модели эти представления конкурируют после согласования движения, т.е.е., среди выходов альтернативных систем движения: первого, второго или третьего порядка (30).

Большинство теорий восприятия движения являются версиями последовательной модели (30). Известная теория, которая согласуется с интерактивной моделью, была предложена Уилсоном, Феррерой и Йо (24). Согласно этой теории сопоставление применяется параллельно к необработанному визуальному вводу (система первого порядка) и к выводу препроцессора (система второго порядка). Когда выходы двух систем движения поддерживают разные направления движения, они соревнуются, и победитель получает все.Wilson et al. Модель является интерактивной, потому что конкуренция между различными пространственными представлениями происходит после вычисления движения. Так получилось, что доказательства, вдохновившие их модель, на самом деле согласуются с последовательной моделью ». Наши данные, с другой стороны, действительно поддерживают модель Wilson et al. (24).

Подводя итог, интерактивная модель утверждает, что пространственная организация и согласование движений тесно интегрированы. Идентичность движущихся визуальных объектов определяется как пространственной близостью между элементами в каждый момент времени, так и пространственной близостью между элементами, которые возникают в последовательные моменты.Таким образом, визуальные объекты возникают, когда согласование движения между агрегатами элементов (гештальтами) сильнее, чем согласование движения между элементами.

Благодарности

Мы благодарим Д. Р. Проффитта, М. Шиффрара, Дж. Вагеманса и С. Янтиса за ценные обсуждения; В. Эпштейну, Дж. Хохбергу, К. фон Хофстену и трем анонимным рецензентам за полезные комментарии к более ранней версии рукописи; и Д. М. Джонсон и С. К. Хейден за помощь в проведении экспериментов. Работа поддержана грантом 9 R01 EY12926-06 Национального института глаз.

Сноски

  • ↵ * Кому следует обращаться с запросами на перепечатку. Электронная почта: sergei {at} virginia.edu или кубовый {at} virginia.edu.

  • ↵ † Аналогичная проблема возникает, если движущийся объект или поверхность прозрачны (12, 13): обнаружение соответствия между последовательными кадрами затруднено, потому что внешний вид области, которая видна через прозрачную поверхность, изменяется по мере ее открытия.

  • ↵ ‡ Ортогональное движение в подвижных решетках является результатом так называемой апертурной проблемы (20–22).Проблема апертуры возникает, например, когда стержень перемещается за апертуру так, что его ограничители скрыты: видно только движение, перпендикулярное стержню, даже если истинное движение стержня отличается. Однако, когда на стержне есть зазор (или другая заметная особенность), решение визуальной системы удивительно: кажется, что зазор скользит вдоль стержня и не определяет направление движения (20, 21, 23). В решетках движения, когда группировка точек внутри виртуальных объектов сильна, кажется, что точки движутся вдоль объектов, как бусинки на веревке.

  • ↵‖ Два источника доказательств для модели Wilson et al. (24): ( i ) Физиологические доказательства того, что области коры, ответственные за восприятие движения, получают пространственную информацию как первого, так и второго порядка (31). Это свидетельство согласуется с последовательной моделью, потому что два источника информации могут конкурировать до вычисления движения. ( ii ) Психофизическое свидетельство того, что две наложенные друг на друга движущиеся решетки могут восприниматься либо как независимо движущиеся решетки, либо как плед, движущийся в ориентации, отличной от движения отдельных решеток (20, 22).Это свидетельство также согласуется с последовательной моделью, потому что решетки могут группироваться и образовывать плед до расчета движения (27).

  • ↵§ (log-шансы ( m 2 , m 1 ) = ln [ p ( m 2 )] / [ p ( m 1 ) ] = с м ( r м — 1), где с м — наклон.

  • ↵¶ (log-шансы ( orth , m 1 m 2 ) = ln [ p ( orth )] / [ p ( m 1 9027 ) + p ( м 2 )] = с b r b + k ), где s b — наклон.

Сокращения

ISI,
межстимульный интервал;
элемент движения,
e — движение;
групповое движение,
г — движение;
логарифм шансов,
логарифм шансов
  • Поступила 7 сентября 1999 г.
  • Принято 20 апреля 2000 г.
  • Copyright © 2000, Национальная академия наук

Геометрии пространства-времени для движения и восприятия в мозгу и искусствах

Эта книга основана на двухдневном симпозиуме в Парижском институте перспективных исследований под названием «Геометрия пространства-времени и движение в мозгу и искусствах». Он включает более 20 глав, написанных ведущими учеными и художниками, представившими свои исследования на симпозиуме, и включает шесть разделов; первые три посвящены геометрии пространства-времени в восприятии, действии и памяти, а последние три сосредоточены на конкретных областях искусства: рисование и живопись, танцы, музыка, цифровое искусство и робототехника.Книга сопровождается специальной веб-страницей, содержащей соответствующие изображения и видео.

Интерес к темам, затронутым в этой книге, постоянно растет. Пространство и время имеют фундаментальное значение для нашего понимания человеческого восприятия, действия, памяти и познания и являются сущностями, которые одинаково важны в физике, биологии, нейробиологии и психологии. Видные ученые и математики выразили свою веру в то, что наши тела и разум формируют то, как мы воспринимаем пространство и время, а также формулируемые нами физические законы.Понимание того, как мозг воспринимает движение и производит телесные движения, имеет большое значение. Также растет интерес к изучению того, как пространство, время и движение поддерживают художественные творения в различных художественных формах (например, изобразительное искусство, цифровое и исполнительское искусство и музыка). Этот интерес вызван идеей о том, что художники интуитивно используют принципы и упрощающие стратегии, используемые мозгом при создании и восприятии движений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.