Юнг архетипы: Архетипы и коллективное бессознательное | Юнг Карл Густав

Автор: | 08.06.1980

Содержание

Мужские архетипы по Юнгу и их характеристики

Слово «архетип» имеет греческие корни. В переводе с этого языка оно означает «прообраз». Учеником З. Фрейда Карлом Густавом Юнгом была разработана теория архетипов. Этот швейцарский исследователь переработал психоанализ. В результате данное направление обогатилось целым комплексом сложнейших идей, пропитанных мифологией и философией, теологией и археологией, а также рядом других областей знаний.

Основу теории составляет предположение Карла Юнга о том, что душа человека включает в свою структуру три компонента. Это личное, бессознательное, а также коллективное бессознательное. Первое из них, или эго, является сознанием. В бессознательном содержатся воспоминания. Среди них имеются и такие, которые в свое время были подавлены. Уникальнейшим компонентом является коллективное бессознательное. Карл Юнг считал, что данная часть души представляет собой форму психологического наследования. В ней содержится весь опыт и знания, присущие человеку как биологическому виду.

Определение термина

Работы К. Юнга и до настоящего времени остаются для многих загадочными и не до конца понятными. Причиной этому является необычный стиль его психологической теории, который большинством воспринимается не столь однозначно. Тем не менее, если рассматривать теорию Юнга с точки зрения ценности, то она является бесценной.

Так что же такое архетип? Данный термин довольно часто встречается в мифологии. В работах с проведением теоретического анализа его первым начал использовать швейцарский психиатр К. Юнг. Однако он придал этому термину значение, отличное от его конкретного перевода. Архетипы в интерпретации Юнга являются не чем иным, как начальными схемами различных образов, которые воспроизводятся на бессознательном уровне и активизируют наше воображение. И только впоследствии все это находит отражение в снах и мифах, в фантазиях и верованиях человека, в искусстве.

Важно понять, что архетипы — это вовсе не образы, а всего лишь схемы. Их еще называют возможностью и психологической предпосылкой.

У Юнга архетипы обладают формальной характеристикой. Первая из них может проявляться в том случае, когда определенный образ проникнет в сознание и начнет наполняться жизненным опытом. Сам Юнг считал, что благодаря мифотворчеству происходит определенная трансформация. Она и способствует превращению понятия в образ. Порой подобное происходит при невольных высказываниях, относящихся к душевным событиям и носящих, как правило, бессознательный характер.

Несмотря на то что архетип представляет собой нечто бессодержательное, формальное и обобщенное, он обладает определенными свойствами. По мнению специалистов, исходя из уровня своей эмоциональной насыщенности и отчетливости, такие начальные схемы способны увлечь и впечатлить человеческую природу. И только после этого рождается художественный первообраз, столь необходимый для творчества.

Кроме этого, по утверждению Юнга, человечество наследует архетипы. Другими словами, первообразы представляют собой коллективное бессознательное наследие.

Архетип может быть рассмотрен с точки зрения концепции или символа. При этом он объединяет в себе психику, тело, образы и инстинкты. Принадлежность человека к тому или иному архетипу оказывает существенное влияние на его мировоззрение, жизненный сценарий и позицию. Прообраз, доминирующий в психике индивида, задает ему определенный тип мышления, становясь той моделью поведения, которая определяет дальнейшую судьбу личности. Почему мы говорим о доминирующем архетипе? Да потому, что в человеке их может быть не один, а два или три. При этом они находятся в постоянном соперничестве друг с другом. Присущие индивиду архетипы управляют своим носителем. Они определяют направление его деятельности, область интересов, а также приверженность определенным идеалам.

В своей теории Юнг дал описание мужских и женских архетипов. Знание и тех, и других весьма полезно для изучения человеком своего внутреннего «Я», часто скрытого от нас на подсознательном уровне. В этой статье мы рассмотрим мужские архетипы.

Классификация

Мужская сила может рассматриваться в качестве кристалла, имеющего семь граней. То же самое можно сказать и о коллективном бессознательном сильной половины человечества. Мужских архетипов в психологии существует также семь. И те представители сильной половины человечества, которые знакомы с теорией Юнга, могут заметить в себе эти прообразы и начать управлять их основными направлениями. Такая внутренняя работа может проводиться для разрешения имеющих место внутренних конфликтов, а также для приобретения навыков и умений, способствующих направлению энергии индивида в правильное русло. Все это позволит мужчине достигнуть наивысшего уровня гармонии личности и стать успешным в семье, в бизнесе и в социуме.

В перечень мужских архетипов входит:

  1. Воин. Данный прообраз означает стремление к победе и к совершенству.
  2. Монарх. Он означает стремление к обеспечению достойного менеджмента, а также способность брать на себя ответственность.
  3. Купец. Такая личность способна на создание красивых комбинаций, которые ею создаются словно играючи.
  4. Крестьянин. В характере подобной личности существует стремление к упорядоченной и стабильной работе.
  5. Философ. Такие мужчины постоянно учатся новому и пытаются отыскать смысл в том, что происходит в настоящий момент.
  6. Монах. Эти личности стремятся служить великой идее.
  7. Слуга. В таких индивидах обнаруживается стремление к служению людям.

Каждый из перечисленных выше мужских архетипов проявляется в индивиде исходя из сложившейся ситуации. Рассмотрим эти прообразы подробнее.

Воин

Этот архетип дает человеку силы, позволяющие ему бороться с трудностями. Помимо этого, мужчина получает стремление побеждать, здоровый азарт и желание в достижении намеченного результата.

Архетип Воина обладает ресурсом, позволяющим отстаивать личную позицию, а также вставать на защиту собственного дела и соратников. Такой человек охраняет свою семью, которой приносит добытые им трофеи.

Порой случается, что у мужчины-Воина нет той идеи, ради которой ему необходимо бороться. В таком случае данный ресурс начинает в нем постепенно угасать. При этом подобный процесс может разрушить психику индивида.

Сила Воина никому не дается без конфликтного характера. При этом она формирует некое «чувство территории». В бизнесе подобный архетип станет тем ресурсом, который заставит мужчину идти на покорение новых ниш и на захватывание все больших рынков.

Человек, обладающий силой Воина, очень ревнив. При этом он вполне может изменить своей любимой, не относя это к духовному предательству. Сила Воина делает мужчину в сексуальном плане хорошим любовником, наделяя его обаянием. Во время близости такие люди страстны и интенсивны, словно в бою, но при этом не способны прочувствовать потребности женщины. После проведенного полового акта мужчины, принадлежащие к архетипу Воина, как правило, сразу же засыпают.

К своим детям такие отцы проявляют интерес лишь после того как малыши начинают их узнавать. Предпочтение эти мужчины отдают в основном мальчикам. Ведь в будущем они также могут стать Воинами.

К 30 годам мужчинам с таким архетипом просто необходимо достижение признания и успеха. Ведь после этого возраста Воины растрачивают ресурс, способствующий их социальной адаптации, из-за чего становятся негибкими. Тем не менее такие мужчины убеждены, что заслуживают большего и способны на большее, а люди и социум не позволяют им добиться этого. При этом после 30 лет силы на то, чтобы «взять все желаемое самому», уже иссякли. Так и происходит тот кризис, который имеет место в среднем возрасте. Уже после 40-45 лет сила Воина проявляется в форме раздражительности, конфликтности, а порой брюзжания и ворчания.

Монарх

Данный архетип способствует формированию в мужчине стремления к власти. При этом он является источником честолюбия и мотивации, помогая совершить восхождение по карьерной лестнице. Кроме этого, данный ресурс в значительной мере позволяет усилить организационные способности индивида.

Мужчина с архетипом Монарха обладает самоощущением правителя. Тем не менее применяемые им стратегии для достижения власти непредсказуемы. Они будут зависеть от того, насколько доминирующей явится сила других архетипов.

Мужчины-Монархи очень любят покровительствовать. Они с радостью принимают комплименты, высказанные в их адрес.

В отличие от Воина, сила Монарха с годами только возрастает. К 30-40-летнему возрасту таким мужчинам необходимо обладать собственной недвижимостью, а также иметь рядом тех, кем можно командовать и за кого необходимо возлагать на себя ответственность. Одним из основных испытаний для таких мужчин становится предательство и заговор приближенных. Однако, перейдя в формат игры, Монархи всегда одерживают победу над своими недоброжелателями.

Купец

Данный архетип наделяет индивида особенной силой. Она способна проявиться в различных направлениях и охватить все сферы психики, начиная от инстинкта и заканчивая разумом.

Архетип Купца позволяет человеку достичь небывалых высот не ценой огромных волевых и физических усилий, а мимоходом и вроде бы играючи. Основным оружием таких мужчин является не пистолет или кинжал, а здравый смысл, чувство юмора, артистизм, обаяние и творческое мышление. Купеческая харизма оказывается настолько сильной, что противостоять ей человеку становится просто невозможно. И это работает даже тогда, когда все понимают, что произносится полная чушь. Тем не менее собеседнику будет нравиться, как Купец делает это. Таким образом, данный архетип позволяет мужчине стать гением общения. Он манипулирует людьми и влияет на них, причем делает это весьма охотно, получая от процесса истинное удовольствие. Однако подобной властью над собеседником он вовсе не наслаждается.

Мужчине-Купцу дана удивительная способность притягивать к себе деньги. При этом он всегда верит в здравый смысл, в свою Звезду и Удачу. Он способен врать, глядя на собеседника честными глазами. Быть убедительным ему помогает то, что в такие моменты он сам начинает верить в произносимое. Мужчину с архетипом Купца всегда тянет к риску, авантюрам и приключениям.

Крестьянин

Данный архетип позволяет мужчине быть невероятно надежным, предсказуемым, последовательным, работоспособным, выносливым и терпеливым. У него наблюдается любовь к различным материальным ценностям и прагматизм. Кроме этого, такие мужчины экономны и жадноваты. Среди их жизненных направлений непременно присутствует то, согласно которому они следуют традициям «поднимать своих детей», после обязательно «выводя их в люди».

Архетип Крестьянина указывает на невероятно хозяйственного и пунктуального мужчину, который педантичен, бережлив, и очень любит порядок. Все его действия направлены на обеспечение семьи и детей. Он делает все ради продолжения своего рода, а также поддержания Жизни.

Мужчина с архетипом Крестьянина обладает ресурсом, дающим ему силы для усиления трудолюбия. Они помогают ему работать методично, спокойно и терпеливо, чтобы сделать запасы впрок. При этом мужчины-Крестьяне непременно заботятся о тех, кто находится рядом с ними, берегут материальные ресурсы и деньги, а также всегда стремятся к порядку в делах.

Люди, обладающие подобным архетипом, живут своим умом. Учиться они предпочитают на ошибках других. В жены они всегда выбирают для себя женщину, которая выше их по социальному статусу.

Философ

Что характерно для тех мужчин, которые принадлежат данному архетипу? Для того чтобы двигаться вперед, им нужно философское обоснование их деятельности. Данный ресурс способствует постоянному совершенствованию индивида. В своем деле он стремится достичь состояния Мастера.

Архетип Философа приносит в жизнь мужчины жажду исследования, изучения нового и познания. Такие люди во всем стремятся докопаться до самой сути. У них есть желание объяснить те явления, которые происходят в природе, обществе и в жизни, а также заняться созданием собственной теории. При этом они стремятся обучать других людей, мечтают о создании своей школы и ищут последователей, чтобы им передать полученный опыт.

И даже встретив мужчину-Философа, ставшего бомжом, от него можно услышать стройную теорию, касающуюся самореализации человека в этом мире.

Каковы у таких людей отношения с женщинами? Для Философов важно, чтобы их возлюбленные играли для них роль ученицы. Только в этом случае мужчины с этим архетипом смогут научить свою спутницу жизни делать и поступать правильно. Успешные, образованные и умные женщины не для них. Ведь таких и учить-то нечему.

С годами ресурс Философов постепенно нарастает. После сорока лет им важно иметь возможность обучать других и преподавать. В пятьдесят они готовы писать мемуары.

Монах

Мужчина, обладающий данным архетипом, имеет ощущение высокого предназначения, служения и выполнения собственной миссии. Такие люди уникальны благодаря духовной обусловленности. Также для архетипа Монаха характерна самодисциплина, самоограничение и самодостаточность. Такой прообраз позволяет мужчине воспользоваться огромным ресурсом психологической резистентности в виде устойчивости к стрессовым факторам. При этом действия Монаха не зависят от мнения окружающих. Такой мужчина не привязывается к людям, но при этом обязательно придерживается определенной идеи. Именно поэтому переубедить Монаха очень сложно.

Может ли быть женщина счастлива с таким мужчиной? Да, но это произойдет лишь в том случае, когда она станет всецело поддерживать его служение идее, а также мириться с потребностью своего спутника жизни часто оставаться в одиночестве.

Слуга

Данный архетип дает мужчине силу понимать то, что невозможно подчинить, а также подчиняться этому. Такой индивид всегда смиряется перед обстоятельствами.

Архетип Слуги позволяет человеку быть достойным подчиненным, честно выполняющим свои обязанности. На какое-то время эти люди забывают том, что они хотят, и делают только то, что надо.

Те мужчины, у которых сила Слуги блокирована или ничтожно мала, никогда не смогут сделать серьезной карьеры. В жизни им ставят только клеймо «бунтарь».

Определение типа личности

Помимо описанных выше существует и множество других архетипов. Сам Юнг называл их количество бесконечным.

Как выяснить тип личности? Для этого понадобится пройти тест на мужской архетип. Существуют онлайн-опросники. В них предлагается ответить на 20 вопросов, которые направлены на выявление психотипа личности. Пройти такой тест понадобится приблизительно за 5 минут. После этого можно будет получить оценку, указывающую на то, к какому архетипу принадлежит мужчина.

Архетипы Юнга — FAQ по реальности

Персона
Персона (от латинского слова “persona”, обозначающего “маска”) — это наше публичное лицо, то есть то, как мы проявляем себя в отношениях с другими людьми. Персона обозначает множество ролей, которые мы проигрываем в соответствии с социальными требованиями. В понимании Юнга, персона служит цели производить впечатление на других или утаивать от других свою истинную сущность. Персона как архетип необходима нам, чтобы ладить с другими людьми в повседневной жизни. Однако Юнг предупреждал о том, что если этот архетип приобретает большое значение, то человек может стать не глубоким, поверхностным, сведенным до одной только роли и отчужденным от истинного эмоционального опыта.

Тень
В противоположность той роли, которую играет в нашем приспособлении к окружающему миру персона, архетип тень представляет подавленную темную, дурную и животную сторону личности. Тень содержит наши социально неприемлемые сексуальные и агрессивные импульсы, аморальные мысли и страсти. Но у тени имеются и положительные стороны. Юнг рассматривал тень как источник жизненной силы, спонтанности и творческого начала в жизни индивидуума. Согласно Юнгу, функция этого состоит в том, чтобы направлять в нужное русло энергию тени, обуздывать пагубную сторону нашей натуры до такой степени, чтобы мы могли жить в гармонии с другими, но в тоже время открыто выражать свои импульсы и наслаждаться здоровой и творческой жизнью.

Анима и Анимус
В архетипах анимы и анимуса выражение признание Юнгом врожденной андрогинной природы людей. Анима представляет собой внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательную женскую сторону; в то время как анимус — внутренний образ мужчины в женщине, её бессознательная мужская сторона. Эти архетипы основаны, по крайней мере частично, на том биологическом факте, что в организме мужчины и женщины, вырабатываются и мужские, и женские гормоны. Этот архетип, как считал Юнг, эволюционировал на протяжении многих веков в коллективном бессознательном как результат опыта взаимодействия с противоположным полом. Многие мужчины, до некоторой степени, “феминизировались” в результате многолетней совместной жизни с женщинами, а для женщин является верным обратное. Юнг настаивал на том, что анима и анимус, как и все другие архетипы, должны быть выражены гармонично, не нарушая общего баланса, чтобы не тормозилось развитие личности в направлении самореализации. Иными словами, мужчина должен выражать свои феминные качества наряду с маскулинными, а женщина должна проявлять свои маскулинные качества, так же, как и феминные. Если же эти необходимые атрибуты остаются неразвитыми, результатом явится односторонний рост и функционирование личности.

Самость
Самость — наиболее важный архетип в теории Юнга. Самость представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованны все другие элементы.

Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек ощущает единство, гармонию и целостность. Таким образом, в понимании Юнга развитие самости — это главная цель человеческой жизни. Основным символом архетипа самости является мандала и её многочисленные разновидности (абстрактный круг, нимб святого, окно-розетка). По Юнгу, целостность и единство “Я”, символически выраженные в завершенности фигур, вроде мандалы, можно обнаружить в снах, фантазиях, мифах, в религиозном и мистическом опыте. Юнг полагал, что религия является великой силой, содействующей стремлению человека к целостности и полноте. В то же время, гармонизация всех частей души — сложный процесс. Истинной уравновешенности личностных структур, как считал он, достичь невозможно, по меньшей мере, к этому можно прийти не ранее среднего возраста. Более того, архетип Самости не реализуется до тех пор, пока не наступит интеграция и гармония всех аспектов души, сознательных и бессознательных. Поэтому достижение зрелого “Я” требует постоянства, настойчивости, интеллекта и большого жизненного опыта.
Источник

Архетип — это… Что такое Архетип?

( греч. arche — начало, typos — образ) — 1. прототип, прообраз; 2. у К.Юнга — наследственные идеи и образы бессознательного, являющиеся компонентами коллективного бессознательного и основой, организующей структуру всех сознательных психических процессов. К.Юнг, работая в психиатрической больнице Бургхёльци, заметил, что некоторые из его малообразованных пациентов-психотиков имели опыт переживания универсальных религиозных и мифологических символов и пришёл к выводу, что эти использование больными этих символов является результатом прорыва бессознательного материала, невыводимого из личного жизненного опыта, так как для него было стало очевидным, что такие пациенты пользуются врождённым знанием и они не могли получить сведения о них в ходе своего скудного обучения. Наибольшее внимание К.Юнг уделяет таким архетипам: тень, анима и анимус, мудрый старец, великая мать, младенец и самость.
Эти архетипы являются в сознании в персонифицированной форме, они могут быть персонажами сновидений, служить источником таких культурных символов, как боги и богини, входить в межличностый опыт, часто проецируясь на других людей. Каждый архетип может выражать себя в большом разнообразии персонификаций. Конкретный образ «анимы» может быть положительным или отрицательным и подчёркивать любые качества из допустимого их множества: сексуальность, красоту, мудрость, духовность, моральную добродетель, разрушительность и т.п. Другие архетипы, которые К.Юнг называет архетипами трансформации, не появляются в сознании индивида в персонифицированной форме. Они проявляются во многих ситуациях, местах, орудиях, событиях сновидений, определяют соответствующие мотивы фольклора. К.Юнг не исключает, что общее число архетипов приближается к бесконечности, так что составить их полный список практически невозможно. К.Юнг с его учением о коллективном бессознательном является одним из самых ярких последователей нативизма (см.
).


* * *
(от греч. arche — начало typos -образ)-бессознательная форма восприятия фундаментальных элементов общественной жизни людей: любви, насилия, труда, счастья и др. В аналитической психологии К. Юнга архетипы — структурные компоненты коллективного бессознательного, лежащие в основе общечеловеческой символики, сновидений, мифов, сказок, легенд, преданий и т. п.

Среди них есть важнейшие. Это в первую очередь «Тень» — дочеловеческая часть психики, уходящая своими корнями в толщу мироздания, человеческого космоса, характеризующаяся имманентностью, бессознательностью. «Тень» — самое примитивное, темное в человеке. В мифах «Тени» актуализируются в виде антигероев (напр. Мефистофель в «Фаусте» Гете).

Вторым значимым архетипом К. Юнг называет. «Персону» — своеобразную маску, которую человек надевает на себя, либо вступая во внешние отношения, либо пытаясь создать свой собственный образ, сформулировать свою суть. «Персона» — автономное порождение сознания, пытающегося выделить свою индивидуальность, это инобытие- истинного лика человека.

«Персона» — это социальная роль или просто роль, играемая человеком не только для окружающих, но и для себя самого.

Центральным архетипом личности, по Юнгу, выступает «Самость» — центр целостности человека, его средоточие. «Самость» — бог внутри нас, это одновременно синтез и гармоническое сочетание сознательного и бессознательного, личного и коллективного, внешнего и внутреннего, единство противоборствующих сил, встречающихся и противоборствующих в психической реальности. «Самость» — это и есть тот источник света, преобразующий энергию бессознательного в свет сознания.

Кроме того, считал Юнг, существуют еще «Анимус» и «Анима», т. е. бессознательные начала противоположного пола: «Анима» — женственность в мужском, «Анимус» — мужественность в женском. «Анима» — символ бессознательного, существующего за пределами сознания во всей хаотической целостности мира.

И, наконец, существует архетип «Мудреца» (старика или старухи). Это, по мнению К. Юнга, проявление духа, смысла, скрытого за хаосом жизни, символ волшебника.

В целом существование и функционирование осмысленных Юнгом архетипов совпадает с содержанием разработанной впоследствии учеными концепции социальной преемственности поколений, в которой есть место передаче национально-психологических особенностей и черт национального характера людей от поколения к поколению, осуществляемой с помощью архетипов.

* * *

(от греч. arche – начало и typos – образец) – центральная категория аналитической психологии, обозначающая способ связи определенных образов, алгоритм познания, модель поведения переходящие из поколения в поколение. А., по мнению К.Г. Юнга, хранится в коллективном бессознательном.


* * *
(от греч. arche – начало и typos – образ) – прообраз, первоначальный образ, идея. Понятие архетипа широко используется в аналитической психологии К.Г. Юнга (1875–1961) для характеристики всеобщих образов коллективного бессознательного.

   Выражение «архетип» встречалось в древности у Филона Иудея по отношению к образу бога в человеке. В философии Платона под архетипом понимался умопостигаемый образец, беспредпосылочное начало (эйдос). В средневековой религиозной философии (схоластике) – природный образ, запечатленный в уме. У средневекового теолога Августина Блаженного – исконный образ, лежащий в основе человеческого познания.

   В аналитической психологии К.Г. Юнга архетипы – это бессознательные образы самих инстинктов или образцы инстинктивного поведения. Архетипы – системы установок, являющиеся одновременно и образцами и эмоциями. Это как бы корни, пущенные в мир в целом. По выражению К.Г. Юнга, архетипы являются «психическими аспектами структуры мозга». Они формируют инстинктивные предубеждения и в то же время представляют собой действенные средства инстинктивного приспособления к миру. Наряду с инстинктами архетипы являются врожденными психическими структурами, находящимися в глубинах коллективного бессознательного и составляющими основу общечеловеческой символики.

   Разъясняя свои представления об архетипах, К. Г. Юнг высказывал различные соображения на этот счет. Во всяком случае архетипы, по его мнению, представляют собой: врожденные условия интуиции, то есть те составные части всякого опыта, которые априорно (до опыта) его определяют; пустые, формальные элементы, выступающие в качестве априорно данной возможности определенной формы представлений; элементы психической структуры, являющиеся жизненно важным и необходимым компонентом жизнедеятельности; автономные прообразы, бессознательно существующие в универсальной предрасположенности человеческой психики; нерушимые элементы бессознательного, которые постоянно изменяют свою форму; готовность снова и снова репродуцировать те же самые или сходные мифические представления; многократно повторяющиеся отпечатки субъективных реакций; не только отпечатки постоянно повторяющихся типичных опытов, но и эмпирически выступающие силы или тенденции к повторению тех же самых опытов; динамические образы объективной психики; сосуды, которые никогда нельзя ни опустошить, ни наполнить; непоколебимые элементы бессознательного, постоянно изменяющие свой облик; первобытные формы постижения внешнего мира; внутренние образы объективного жизненного процесса; психические органы, присущие всем людям; вневременные схемы или основания, согласно которым образуются мысли и чувства всего человечества и которые изначально включают в себя все богатство мифологических тем и сюжетов; коллективный осадок исторического прошлого, хранящийся в памяти людей и составляющий нечто всеобщее, изначально присущее человеческому роду.


   По мнению К.Г. Юнга, архетип определяется не содержанием, а формой. Сам по себе он пуст, бессодержателен, но обладает потенциальной возможностью приобретать конкретную форму. Причем форму архетипа можно уподобить осевой системе кристалла, чья праформа определяется до материального существования, не обладает никаким вещественным бытием, но способствует образованию некоего кристалла в растворе щелочи. Подлинная природа архетипа не может быть осознана, она является психоидной. Будучи бессознательной праформой, принадлежащей унаследованной структуре, архетип является также психической предпосылкой религиозных воззрений.

   Согласно К.Г. Юнгу, коллективное бессознательное включает в себя разнообразные архетипы, к которым относятся Анима (женский образ у мужчины), Анимус (мужской образ у женщины), Тень (низменное, примитивное в человеке, его темные аспекты и негативные стороны), Самость (целостность личности, верховная личность), Мать («прамать» и «земная мать»), Великая Мать (образ матери, наделенный чертами мудрости и колдовской ворожбы, доброй и злой феи, благожелательной и опасной богини), Ребенок (включая юного героя), Божественный ребенок (младенец-Иисус и другие образы, репрезентирующие бессознательный аспект детства коллективной души), Старик (образ мудреца, доброго духа или злого демона), Мана-личность (существо, наделенное магическими знаниями, силами и проявляющее оккультные качества) и другие.

Все они имеют архаический характер и могут быть рассмотрены как своего рода глубинные, изначальные образы, которые воспринимаются человеком только интуитивно и которые в результате его бессознательной деятельности проявляются на поверхности сознания в форме различного рода видений, символов, религиозных представлений. Архетипы находят свое воплощение в мифах, сказках, сновидениях и психотических продуктах фантазии. Они служат питательной почвой для воображения, составляют исходный материал для произведений искусства и литературы.

   Типичным примером архетипа может служить мандала, которая изображается в форме магического круга с вписанными в него крестами, ромбами и квадратами или обнаруживается в алхимическом микрокосмосе. Она выступает в качестве современного символа, дающего представление о всеобщности и единстве, упорядоченности и целостности душевного мира.

   С точки зрения К.Г. Юнга, архетипы всегда были и по-прежнему остаются «живыми психическими силами», которые требуют, чтобы их воспринимали всерьез. Они всегда несли защиту и спасение, а их разрушение приводит к потере души. Более того, архетипы неизменно являются «причинами невротических и даже психотических расстройств». Так, архетип Ребенка, воображаемого младенца является распространенным явлением среди женщин с психическими расстройствами, а множественность младенцев (лилипутов, карликов) репрезентирует продукты распада личности и диссоциацию, характерные для шизофрении. Архетип Матери может символизировать расстройство детской психики, предрасположенность к неврозу, если, например, дети очень заботливой матери постоянно видят ее во сне в образах ведьмы или ужасного животного.

   Терапевтическая задача состоит не в том, чтобы отрицать архетипы, а в том, чтобы, по словам К.Г. Юнга, «разрушить их проекции и возвратить их содержание личности, которая невольно утратила его в силу этой проекции архетипов вовне».

   
* * *
(от греч. archetipos – первообраз, досл. «древнейший образец») – способ организации психики посредством форм, переходящих из поколения в поколение. А. – центральное понятие аналитической психологии. Согласно К. Юнгу, А. представляет собой структурные элементы человеческой психики, которые скрыты в коллективном бессознательном, общем для всего человечества. Они исследуются подобно тому, как исследуется строение тела. А. задают общую структуру личности и последовательность образов, всплывающих в сознании при пробуждении творческой активности, под воздействием проблемной, кризисной ситуации личной или социальной жизни. В этой обстановке происходит спонтанная активизация соответствующего А. В конфликтных ситуациях А. могут оказывать заметное влияние на выбор человеком способа действий. Однако влияние А. на конфликтное поведение людей пока не изучено.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

Архетипы по Карлу Юнгу — Концепция и понятие архетипа

Карл Густав Юнг (1876-1961), швейцарский психолог и психотерапевт, автор книг «Аналитическая психология» и «Архетип и символ». Он был студентом Зигмунда Фрейда и работал с ним некоторое время, принимая большую часть психоанализа, но он не соглашался с Фрейдом, и его исследования привели к различным результатам. В человеке Юнг видел в первую очередь духовное существо, которое могло противостоять его инстинктам своим умом. Это, по сути, легло в основу критики Юнга 3 Фрейда, и он оправдывал болезненный разрыв с ним в «Противоречиях Фрейда и Юнга», опубликованном в 1929 году. Суть позиции Юнга состояла в том, что он отказывался рассматривать человека как существо, управляемое инстинктами и подчиняющееся элементам бессознательного. Если З. Фрейд исследовал бессознательное как естественную природу человека, то

К. Юнг открыл оригинальные культурные истоки бессознательного.
Во-первых, Юнг интересовался мистическими аспектами культуры; в своих исследованиях он сравнивал состояния душевного транса, галлюцинаций и спутанности сознания, Юнг отмечал наличие подобных состояний у пророков, поэтов, основателей религиозных течений, а также у больных. По его словам, у поэтов, пророков и других выдающихся людей есть другой голос, который присоединяется к их собственному и исходит из глубин сознания.

Сознание создателей (в отличие от сознания больных) может взять на себя то содержание, которое исходит из глубин подсознания, и придать им религиозную или художественную форму. У выдающихся людей есть интуиция, которая «намного превосходит сознательный ум». Они улавливают определенные «праформы»: эти «праформы спонтанно появляются в нашем сознании и способны влиять на наш внутренний мир», — полагал Юнг.

Во-вторых, Юнг открыл для себя типичные образы — символические образы, которые проходят через всю историю мировой культуры и выражают посвящение человека в таинственную сторону жизни. Эти символические образы «никогда не были в сознании и никогда не приобретались индивидуально, но обязаны своим существованием только наследственности» (К. Чжун). То есть они возникают из бессознательного, что является общим для всех людей. Юнг обратил внимание на параллелизм мифологических тем и мотивов, в которых эти образы появляются (Потоп, герои, преданность, например, в греческой культуре миф о Пенелопе, неуязвимость, например, в греческой культуре миф об Ахиллесе). Это он видел как доказательство существования бессознательного.
На этом основании Юнг разделил бессознательное на два слоя:
1) личное бессознательное — это потерянные воспоминания, а также содержимое, которое еще не созрело сознательно; 2) коллективное бессознательное (неличностное или сверхличностное бессознательное) — это древнейшие и наиболее универсальные формы человеческой репрезентации, общая память человечества, отражение в мозговых структурах переживаний предыдущих поколений. Это бессознательное родилось в начале человеческой истории в коллективном психическом опыте, оно является основой нашей психики. Коллективное бессознательное представляет собой часть психики, общей для всего человечества. Коллективное бессознательное старше человеческого сознания, поэтому человеческое сознание формируется и вырастает из коллективного бессознательного.

Первичные структуры коллективного бессознательного — архетипы (от латинского arche — начало, typos — отпечаток) — своеобразный пережиток первобытного экстрасенсорного опыта человечества.
Архетипы — это образы или мотивы без содержания (но они могут быть наполнены сознанием) — глубокий слой бессознательного, в котором дремлют универсальные человеческие архетипы. Это экстрасенсорный смысл, который сам по себе не имеет объективности, например, один из смыслов — жажда любви, которая изначально не связана с определенным образом или человеком. Архетип — это первичный смысл, невидимо организующий и направляющий жизнь нашей души. К. Юнг определил ряд универсальных культурных архетипов, таких как мать, ребенок, пожилые люди и другие.

Концепция и понятие архетипа

Архетип (от греческого BscfErp — архетип) — это универсальная, первозданная, врожденная психическая структура, составляющая содержание коллективного бессознательного, которое признается в нашем опыте и обычно проявляется в образах и мотивах сновидений. Эти же структуры лежат в основе универсальной символики религий, мифов, легенд и сказок. Термин «архетип» был введен Карлом Густавом Юнгом. Он предложил, чтобы помимо человеческого сознания (эго) и личного бессознательного («id»; хранилища подавленных эмоций, чувств и травматических воспоминаний), в структуре человеческой психики существовал более глубокий пласт — коллективное бессознательное. Он общий для всех людей и является сосудом универсального опыта, передаваемого из поколения в поколение. Содержание коллективного бессознательного состоит из архетипов — архетипов. Юнг писал о них как о моделях и моделях инстинктивного поведения, моделях, которые приводят людей к восприятию реальности и реагированию на жизненные события определенным образом. Это своего рода первичные представления о мире, жизни и человеческих отношениях, которые не менее фундаментальны, чем инстинкты животных и не зависят от образования.

Согласно Юнгу, коллективное бессознательное идентично самому себе, поэтому оно присутствует в каждом человеке как сверхличностная, врожденная ментальная основа. Особенность содержания коллективного бессознательного заключается в том, что оно принадлежит к тому типу, который несет в себе характеристики всего человечества как вида единого целого. Экстрасенсорное содержание коллективного бессознательного, или «архаичных остатков», Юнг называл архетипами, используя выражение Блаженного Августина.

Юнг придумал идею о существовании архетипов, исследуя сны, грёзы, рисунки и галлюцинации своих пациентов. В них он открывал древние символы, мифологические фигуры и образы, и они появлялись даже у тех, кто никогда их не видел, кто не интересовался историей древних цивилизаций и не знал мифологии. Они появились как безусловное знание. Еще одним доказательством своей теории Юнг считал тот факт, что сказки, легенды, религиозные тексты разных народов мира построены на одних и тех же сюжетах — рассказах о любви, верности, предательстве, возмездии, непорочном зачатии, смерти и воскресении. Мы также видим в них похожие персонажи, соответствующие архетипам Бога, Дьявола, Мудрого Старшего, Матери, Героя, Младенца и т.д. Поскольку они появляются в фольклорном наследии очень далеких и часто изолированных культур, они также имеют сходное эмоциональное и смысловое содержание. Архетипов столько, сколько типичных жизненных ситуаций», — объясняет Юнг. «Когда в жизни происходит что-то, что соответствует архетипу, оно активируется; возникает непреодолимое принуждение, которое, подобно инстинктивной реакции, побеждает, несмотря на разум и волю….». …на кораблях. Это фактический механизм действия архетипа. Таким образом, когда мы попадаем в ситуацию борьбы, в которой мы должны противостоять чему-то или кому-то, мы можем обнаружить в себе некоторые качества (например, смелость и склонность к самопожертвованию), которые не проявляются в нас в результате воспитания или образования. Это демонстрация «первичных психических инстинктов» — архетипов. В этом случае можно говорить о влиянии архетипа героя.

Самость

Я — это архетип, который ведет от первичной полярности к союзу сознательного и бессознательного через их общий центр. Именно достижение самого себя, то есть достижение понимания того, кто мы есть на самом деле, является главной задачей на жизненном пути. По мнению Юнга, «Я» — это не только центральная точка психики, орган адаптации и гомеостаза индивидуального совершенства, но и организующий гений всей психики, ответственный за процесс существования на всех этапах жизненного цикла. По мнению Юнга, для «Я» характерна специфическая теологическая функция (стремление к полноте и осознанию) — индивидуация. По мнению Юнга, индивидуализация — это акт самосоздания индивида, а доминирование сознательных или бессознательных проявлений обуславливает разворачивающиеся характеристики Я-образа. Когда достигается «Я», «…сознание перестает быть раненым, эгоистическим накоплением личных желаний, страхов, надежд и амбиций….. Напротив, она берет на себя функцию связи с миром объектов и приводит индивида к абсолютному, когерентному и неразрывному единению с миром в целом».

Юнг смог показать, что путевые знаки, обозначающие процесс индивидуализации, соответствуют определенным архетипичным символам, проявления и типы которых многообразны. И здесь решающую роль играет личностный фактор: ибо «метод — это всего лишь путь и направление, по которому человек идет, чтобы сделать свои поступки истинным выражением своей природы».

Персона (маска), архетип, который наиболее очевидно доминирует в сознании человека и в то же время является наиболее поверхностным и поддающимся разумной оценке, относится к социальному образу человека. Название Юнг взял из древнего театра, где актеры называли маску, наносимую на лицо, персоной. Мы видим маску, когда смотрим на себя в зеркало.

Персональный комплекс представляет собой ту социальную роль, которую человек играет в удовлетворении потребностей общества, скрывая свое истинное «я». Это функция, которая возникает для удовлетворения потребности в соответствии или для обеспечения некоторых других удобств, но ни в коей мере не идентична персоне как таковой.

Персона — это коллективный образ, посредством которого люди ошибочно воспринимают свою и чужую личность. Например, актер с длинными волосами и необычной одеждой кажется чем-то уникальным (как персонаж), в то время как он просто наряжается и выглядит как другие исполнители группы. Маска — это искусственный, неидентичный статус индивидуальности, который регулирует ее положение в обществе, являясь «упаковкой» для «я».

По мнению М. Якоби, для человека, находящегося в гармонии как с окружающей средой, так и со своей жизнью, маска является лишь тонким защитным покрытием, помогающим естественным отношениям с окружающим миром. В то же время, неразвитая личность делает человека очень чувствительным, и он чувствует угрозу даже при взаимодействии с близкими людьми. У мужчин маска часто превращается в рыцарский шлем, чтобы защитить себя и следовать архетипу героя (см. ниже). Шлем сужает взгляд на реальность, искажает восприятие себя и своего партнера, и делает его неудобным и недоступным для контакта с душой.

Очень часто можно увидеть трагическую ситуацию отождествления с личностью, когда эго ошибочно считает, что это одна из ролей личности. Тогда возникает ощущение, что угроза личности — это угроза целостности самого эго. Как только человек нашел в себе силы посмотреть «позади» персоны, но потом соскользнул назад, он оказывается в оборонительном состоянии. Вместо того, чтобы обнимать капризы процесса духовного роста, человек принимает на себя предполагаемую оборонительную роль.

Персоны, как и тени (см. ниже), возникают в детстве из-за несоответствия между спонтанным поведением ребенка и ожиданиями, которые исходят от осмысленных взрослых. В то же время, в детстве желание сохранить и подтвердить ту или иную характеристику маски стимулирует творческие способности, в том числе дилижанс, «навыки реинкарнации» и воображение. Однако, когда эго подавляет этот творческий процесс, невыраженные и несбывшиеся намерения попадают в царство тени.

Тень

Тень — это то, что меньше всего хочется видеть в себе; то, что заслоняет себя. Но нет способа приблизиться к «я», поэтому столкновение с тенью на пути к истинному «я» неизбежно. Эта архетипичная фигура приняла форму разнообразных персонификаций среди первобытных народов. Они считали плохим предзнаменованием, если кто-то наступает на физическую тень; полученный урон можно восстановить только с помощью специального магического ритуала. Кроме того, фигура тени часто использовалась в искусстве. Наиболее активно художник черпает из бессознательного, своими творениями приводит в движение подсознание читателей, зрителей, слушателей, и в этом кроется главный секрет его влияния на людей. Пробудив в нем образы и фигуры бессознательного, они захватывают и других людей, которые, конечно же, не знают источника своего «захвата».

Развитие тени идет рука об руку с развитием «Я»: качества, которые «Я» не нуждается или не может использовать, откладываются в сторону или подавляются, тем самым теряя свою роль в сознательной жизни человека. Поэтому у ребенка, по сути, нет тени.

Тень может найти свое проявление как в символической фигуре внутреннего мира, так и во внешнем. В первом случае она проявляется через фигуры сновидений, которые воплощают определенные психические характеристики индивида. Во втором случае мы проецируем то или иное из наших латентных, бессознательных качеств на представителя нашей среды, который в силу некоторых характеристик лучше всего подходит для этого. Но самый простой способ заметить «теневые» качества в себе — это признать, что они являются частью нашей природы. Это происходит, например, когда нас захватывают приступы ярости, когда мы внезапно начинаем ругаться или надменно вести себя, когда мы совершаем социально неприемлемые поступки против нашей воли, когда мы мелочны, подлывчаты, малодушны, трусливы, безличны или лицемерны, проявляя таким образом качества, которые при нормальных обстоятельствах были бы скрыты внутри нас или настолько тщательно подавлены, что мы даже не знаем об их существовании. Когда такие качества выведены на поверхность настолько очевидно, что их уже нельзя игнорировать, мы задаемся вопросом: «Как это возможно? Неужели только я?»

Парадоксально, как это может показаться на первый взгляд, тень в виде альтер-эго также может быть представлена как положительная фигура. Такой разворот происходит, когда человек живет «ниже своего уровня» и не развивает свои способности в полной мере. В таких случаях именно положительные качества ведут к темным «теневым» существованиям. Их можно идентифицировать в себе так же, как и темную сторону тени: Именно качества и проявления, составляющие нашу тень, больше всего раздражают и восхищают нас в других.

Юнг различал личные и коллективные формы тени. Первое содержит в себе те душевные качества человека, которые никак не проявлялись в нем или проявлялись в очень ограниченной степени в его раннем детстве. Вторая принадлежит фигурам коллективного бессознательного и символизирует «другую сторону» господствующего цейцгейства, его скрытую антитезу. Обе формы тени играют существенную роль в душевном состоянии человека.

Образ души (анимус и анима).

Эта фигура была названа Юнгом «анима» в женской психике и «анима» в мужской психике. Вражда и анима всегда существуют в тесной связи с тенью. Архетипичная фигура образа души всегда символизирует дополняющую часть психики, которая относится к противоположному полу и отражает как наше отношение к этому аспекту нашей души, так и наше переживание всего того, что связано с противоположным полом. Образ души — это образ противоположного пола, который мы носим в себе как индивидуумы и в то же время как представители определенного биологического вида. Скрытое, недифференцированное и бессознательное содержание психики всегда проецируется наружу, и это справедливо как для Евы, мужчины, так и для Адама, женщины. Через другого человека мы переживаем не только нашу тень, но и элементы противоположного пола, содержащиеся в нас. Мы влюбляемся в тех, в ком представлены качества нашей анимы/вражды.

Образ души — это достаточно прочный функциональный комплекс. Поэтому неспособность отделиться от него приводит к развитию таких типов, как капризный, женственно-импульсивный, эмоционально неуравновешенный мужчина или враждебно настроенный, самоуверенный, спорный всезнайка, который реагирует на вещи по-мужски, а не в соответствии со своими природными инстинктами.

Разнообразие форм, которые может принять образ души, неисчерпаемо. Характеристики, присущие этому полу, типичны для данного пола, но в противном случае могут иметь различные противоречия. Анима может принимать форму нежной молодой девы, богини, колдуньи, ангела, демона, нищего, прохожего, верного друга, амазонки и так далее. Анимация также может принимать различные формы: типичные фигуры — Дионис, Синяя Борода, Летучий Голландец, Зигфрид, а на более низком, примитивном уровне — известные киноактеры, чемпионы по боксу. Анимация или анимация может символизироваться животными и даже неодушевленными объектами со специфическими женскими или мужскими характеристиками; как правило, это происходит тогда, когда анима или анима еще не достигла уровня человеческой фигуры и проявляется в чисто инстинктивной форме. Таким образом, анима может принимать форму коровы, кошки, тигрицы, корабля, пещеры и т.д., в то время как анима принимает форму орла, быка, льва, копья, башни или любого другого объекта фаллической формы.

Здесь, как и в случае с тенью и всеми другими элементами бессознательного содержания, необходимо различать внутренние и внешние проявления. Мы сталкиваемся с внутренними формами animus или anima во снах, фантазиях, видениях и других проявлениях бессознательного, когда они раскрывают противополые черты нашей психики; мы имеем дело с внешними формами, когда мы проецируем наше бессознательное на кого-то в нашем окружении.

И анимация, и анима имеют две основные формы: светлую и темную, «высшую» и «низшую», положительную и отрицательную.

Положительные проявления анима: покровительство, забота, красота. Отрицательные: всасывание, пожирание, каприз, истерика, черный мистицизм. Духовно зрелый человек имеет развитую анимацию и обладает тонкостью, чувствительностью, обонянием, креативностью и творчеством. Неразвитая анима в незрелом человеке причудлива, грубо эротична и разрушительна.

Положительные проявления враждебности: альтруизм, щедрость, успешное прохождение теста через трансформацию.

Отрицательные: тонкая жестокость, бессердечность, склонность к играм с холодным умом, чувство притягательности с неспособностью любить.

Мудрый старейшина и Великая Мать

Архетипы как стадии индивидуации личности

Рассмотрим процесс духовного созревания — индивидуализации — с точки зрения основных архетипов, вовлеченных в эту трансформацию, которые являются своеобразной метафорой для этого длинного, извилистого пути.

Процесс индивидуализации, в котором человек проходит через три основные стадии трансформации (тень — прохождение через ад; образ души, мудрого старца и Великой Матери — любовь, служение; Я — прозрение, связь с внутренним Богом), Юнг считал идентичным алхимическому процессу «Великого творения» — создания «Философского камня», который также включает в себя три стадии: Нигредо (черное вещество, свинец), Альбедо (белое вещество, серебро, маленький эликсир), Рубедо (красное вещество, большой эликсир, магистрий, золото).

Этот процесс целенаправленный. Хотя бессознательное, как чистая природа, не имеет четко определенной цели, оно имеет своеобразную «потенциальную направленность»: свой внутренний порядок и целеустремленность. Таким образом, «когда сознание активно участвует во всех этапах процесса и переживает их, или хотя бы показывает некоторую степень интуитивного понимания, следующий образ возникает на более высоком уровне, чем тот, который был достигнут на предыдущем этапе; в конечном итоге целеустремленность обретает новый смысл». Суть этого процесса не в последовательной демонстрации все новых и новых символов, а в периодическом обновлении по мере того, как очередная задача обрамляется и становится неотъемлемой частью сознания.

Первая стадия индивидуализации приводит к переживанию тени, которая символизирует «другую сторону» или «тёмного брата», который является невидимой, но неотъемлемой частью нашей психической целостности. «Живая форма не может обрести пластичность, если у нее нет тени». Без тени он остается только двумерным призраком».

Встреча с тенью часто совпадает с осознанием типа функции и характера общего психологического отношения личности. Недифференцированная функция и неразвитый тип отношения — это наша «темная сторона», врожденная коллективная предрасположенность, которую мы отвергаем и подавляем по этическим, эстетическим или другим причинам, потому что она не соответствует нашим сознательным принципам. Потому что мы должны подавлять определенные качества в нашей жизни, тень никогда не реализуется полностью. Тем не менее, очень важно, чтобы его важнейшие признаки были распознаны и приведены в гармонию с самим собой: это помогает укрепить и исцелить последнего, развить чувство его укорененности в нашей природе.

Освобождение тени — первая веха на пути индивидуализации. Психоаналитики пытаются добиться этого «раскапыванием» биографических данных, особенно относящихся к детству. Работая с «теневыми» качествами человека в первой половине своей жизни, Юнг в значительной степени придерживался принципов Фрейда: «Одного осознания этих качеств достаточно для того, чтобы добиться результата». Однако, по опыту современных психотерапевтов различных полос, этого не всегда достаточно.

Личный или коллективный характер проявления тени определяется тем, относится ли она к сфере личного или коллективного бессознательного. Тень может показаться нам фигурой из царства нашего сознания, как наш старший брат или сестра, как наш лучший друг, или как человек, во всех отношениях противостоящий нам. Если проецируемое содержание исходит из глубин коллективного бессознательного, то тень может принять мифическую форму (Мефистофель, Фаун, Локи, Вергилий и т.д.). Широко известен и архетипичный мотив дуализма эго и тени (Кастор и Поллукс, Каин и Авель и др.).

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Социометрический статус дошкольника в группе
  2. Роль эмоционального общения со взрослыми в раннем детском возрасте
  3. Деятельность
  4. Эмоции
  5. Профессиональная карьера в педагогике
  6. История психологии
  7. Трансперсональная психотерапия
  8. Психологические особенности пассивных детей, коррекционная работа с ними
  9. Зависимости состояния человека и его психических процессов
  10. Теоретический анализ в психологии

StoryWell — Юнг и архетипы

Опыт работы с индикатором архетипа Пирсона-Марра ® (PMAI ® ) основан на теориях К. Г. Юнга. Взгляд Юнга на архетипы — концепцию, которую он не придумал, но первым применил к структуре и опыту психики или разума, — основан на его понимании различных уровней сознательного и бессознательного.

Личное бессознательное

Теория Юнга проводит различие между двумя уровнями бессознательного: личным бессознательным и коллективным бессознательным .Личное бессознательное содержит содержимое, которое когда-то было сознательным, но впоследствии было забыто, вытеснено или отделено от сознательной эго-идентичности из-за того болезненного и негативного эмоционального заряда, который они хранят.

Коллективное бессознательное

В юнгианской психологии личное бессознательное покоится над более глубоким слоем, коллективным бессознательным. Основное различие между личным и коллективным бессознательным состоит в том, что первое — это в первую очередь личное содержание , приобретенное на протяжении всей жизни.Коллективное бессознательное, с другой стороны, одинаково для всех людей и состоит из форм или шаблонов без содержания. Эти формы Юнг назвал архетипами (от arche , что означает происхождение или первопричину; и опечатки, что означает отметку удара, тем самым подчеркивая динамический аспект концепции).

Архетипы

Теорию архетипов часто неправильно понимают как унаследованные идеи и образы, существующие в бессознательном, переданные целиком от наших предков.Юнг утверждал, что архетипы — это «функциональная предрасположенность к созданию одинаковых или очень похожих идей» (Юнг, цитируется по Льюису 1989). То есть архетипы — это предрасположенность человека к восприятию универсальных паттернов и созданию похожих изображений для их представления.

Таким образом, архетипы представляют собой более общий слой комплексов, такой как материнский комплекс и родительский образ
(образ или архетип) . В этом примере материнский комплекс состоит из эмоционально заряженных воспоминаний и интерпретаций о вас, вашей матери и отношениях между вами.Родительское имаго, или уровень архетипа, — это универсальный символический слой Матери, который все люди каким-то образом интимно переживают (даже у ребенка-сироты есть образ, интерпретации и, как правило, сильные эмоции вокруг своей матери). Наша личная мать является для нас действительным, локальным носителем универсального архетипического опыта Матери, в то время как культурные определения и образы Матери являются посредниками между этими двумя уровнями.

Юнг провел метафорическое сравнение с кристаллической структурой для объяснения архетипов.Каждая капля воды, например, может образовывать шестигранный кристалл (снежинку), но этот потенциал проявляется только в видимой форме при определенных условиях. И когда это проявится, каждая снежинка будет уникальной, хотя все они имеют общую структуру. Мы можем рассматривать архетипы как кристаллическую структуру человеческой психики — при подходящих условиях архетипические образы, символы и паттерны проявляются в уме, эмоциях, поведении, отношениях и событиях человека.

Обычно это проявление архетипа как архетипа для нас бессознательно; но когда мы осознаем архетипические качества и характеры, действующие в нашей жизни, мы можем углубить наше самосознание, ответственность за себя и полномочия, потому что мы можем претендовать на наш собственный психологический материал и сознательно расти с его помощью. Этот процесс саморазвития посредством осознания, обучения и утверждения архетипов, управляющих нашей жизнью, Юнг назвал индивидуацией .Принципы и теория архетипов и индивидуации являются основой системы PMAI.

архетипов Юнга и квантовое море | Рон Павеллас

Во время учебы в университете я по выбору читал работы Карла Густава Юнга, чтобы узнать о коллективном бессознательном и архетипах, которые его населяют. Это казалось таинственным, скрытым миром, который предлагал Юнг, и я не был уверен, была ли это наука или мистицизм, или что-то среднее между ними. Но я не изучала психологию, поэтому оставила дело в покое.

После университета я продолжил много читать и узнал о концепции синхронности Юнга. У меня было хорошее чувство к этой концепции, и я стал более осознавать «значимые совпадения», которые вполне могут соответствовать определению Юнга или под ним. В 79 лет я больше не удивляюсь тому, что все чаще и чаще сталкиваюсь с случаями синхронности.

Через много лет после университета консультант больницы, которой я тогда управлял, предложил моей управленческой команде использовать индикатор типа Майерс-Бриггс (MBTI).Помимо других преимуществ, это было полезным упражнением и инструментом для самопознания и построения команды. Я был так впечатлен полезностью инструмента, что позже посетил курс, чтобы получить квалификацию администрирования и интерпретации MBTI. Поскольку «типы» в этом инструменте — это типы личности, описанные Юнгом, на ум снова пришли его другие работы, включая концепцию архетипов.

Теперь, когда я уволился с работы и начал писать творчески, я вижу, где более глубокое понимание использования архетипов моих персонажей могло бы продвинуть меня в этой сфере.Итак, я изучил подход Кэрол С. Пирсон и купил ее книгу, чтобы узнать о смеси архетипов внутри меня. Она использует двенадцать архетипов, как показано здесь в ее «указателе», чтобы помочь человеку понять свою стадию развития:

(Источник: Пирсон, Кэрол С., Пробуждение героев внутри: Двенадцать архетипов, которые помогут нам найти себя. и трансформируем наш мир )

Наконец, после поиска в Интернете дополнительных источников по архетипам, я наткнулся на статью, которая составляет основу оставшейся части этой статьи: Архетипы, нейрогнозис и квантовое море , К.D. Laughlin (ссылка предлагает скачать статью), опубликованная Обществом научных исследований в 1996 году в его Journal of Scientific Exploration, Vol. 10, № 3, с. 375–400.

Физическая основа архетипов

Автор, со многими ссылками на соответствующую литературу, выдвигает гипотезу, что архетипы имеют основу в физиологии человека, в физике человеческого строения, которая является общей для всех людей. Цитирую полностью его аннотацию к статье:

C.Г. Юнг оставил много двусмысленности в отношении онтологического статуса архетипов и коллективного бессознательного. Он сделал это из-за неадекватности науки того времени. Современные достижения в области нейронаук и физики — особенно новая физика вакуума — позволяют нам дальше развить понимание Юнга архетипов. В этой статье анализируются основные характеристики концепции архетипа Юнга и используется современная биогенетическая структурная теория для интеграции архетипической психологии и нейробиологии.В статье рассматриваются некоторые свидетельства в пользу прямой нейрофизиологической и квантовой связи [термин автора] и предлагается, как нейронная обработка и квантовые события могут взаимопроникнуть.

Начало разговора об архетипах

Карл Юнг сообщил об универсальных закономерностях в представлении и воображении своих пациентов, в мифах и другой литературе, а также в своем собственном опыте со сновидениями и другими идеями. Он утверждал, что у людей есть инстинктивные структуры, которые являются древними, трансперсональными и транскультурными.Его самым ранним определением этих структур было «независимое созвездие первичного материала, унаследованного из далекого эволюционного прошлого», как писал Лафлин. Вот что писал Юнг:

[] личное бессознательное покоится на более глубоком слое, который не вытекает из личного опыта и не является личным приобретением, а является врожденным. Этот более глубокий слой я называю коллективным бессознательным. Я выбрал термин «коллективное», потому что эта часть бессознательного не индивидуальна, а универсальна; в отличие от личной психики, у нее есть содержание и способы поведения, которые более или менее одинаковы везде и у всех индивидов.Другими словами, он одинаков для всех людей и, таким образом, составляет общий психический субстрат надличностной природы, который присутствует в каждом из нас.

Позже Юнг назвал эти структурированные «архетипы». Его концепция и определение архетипов развивались на протяжении всей его жизни, что Лафлин включает в развитие своей диссертации.


Ниже приводится отредактированная (моя) версия статьи Лафлина. Я беру на себя ответственность за любые ошибки в транскрипции.

Архетипы как эволюционные структуры

Человеческие архетипы являются результатом эволюции структуры человеческой психики.Юнг подчеркивал, что архетипы являются частью человеческого наследия. Это необычайно стабильные и долговечные структуры, образующие фундаментальную организацию психики, которые возникают заново в каждом человеческом воплощении и сродни инстинктам.

Архетипы, возможно, изменились в течение нашего эволюционного прошлого, но в своей нынешней форме они кодируют повторяющийся опыт людей на протяжении бесчисленных тысячелетий и через все культурные границы. В некоторых случаях архетипы кодируют повторяющийся опытный материал из нашего предгоминидного животного прошлого.

Источник: http://ultimatedm.com/

Архетипические структуры лежат в основе всех повторяющихся, общечеловеческих «типичных» идей, образов, категорий, ситуаций и событий, возникающих в опыте. Они не содержат внутреннего содержания, но существуют «сначала только как формы без содержания, представляющие лишь возможность определенного типа восприятия и действия».

Архетипы могут проявляться как «априорные, врожденные формы« интуиции »». И как инстинкты побуждают нас действовать отчетливо человеческим образом, так и архетипы побуждают нас воспринимать и понимать события, на которые мы инстинктивно реагируем отчетливо человеческим образом.Для Юнга инстинкт и архетип — две стороны одной и той же бессознательной функциональной монеты:

(T) архетип или изначальный образ можно описать как восприятие инстинктом самого себя или как автопортрет инстинкта, точно так же поскольку сознание — это внутреннее восприятие объективного жизненного процесса. Так же, как сознание через архетип определяет форму и направление инстинкта. –Jung

Таким образом, архетипы могут быть охарактеризованы как инстинктивные «значения», а коллективное бессознательное как содержащее как инстинкты, так и архетипы; эта система представляет собой общечеловеческое универсальное явление.

Большинство дискуссий об архетипах, включая архетип Юнга, имеют тенденцию подчеркивать несколько относительно драматических форм; например, Мудрый Старик, Анима и Анимус и т. д. Эти несколько форм возникают в снах и мифах, тогда как большинство архетипов опосредуют весьма приземленное функционирование познания и деятельности в повседневной психологической жизни. Полный спектр архетипов является источником типичного опыта для людей во всем мире.

[Это напоминает мне теорию форм Платона, которая пытается объяснить абстрактные понятия, такие как «добро» и «страх», или повторяющиеся модели, такие как «лист».–RP]

Архетипы и их преобразования

Юнг подчеркнул, что мы не можем понять архетипы напрямую. Все, что мы можем знать, — это архетипические образы и идеи, которые возникают в символике нашего собственного опыта или которые мы выводим из идей и образов, найденных в текстах и ​​других традиционных символических формах. Архетипы — это не материал, который когда-то был сознательным и каким-то образом утрачен либо в раннем детстве, либо в какой-то архаической эпохе гоминидов. Напротив, архетипы никогда не осознавались ни в онтогенезе, ни в филогенезе.

Эти постоянно бессознательные архетипические структуры лежат позади и порождают символизм, который так важен для всех мифологических и религиозных систем. Архетипы порождают такие отличительные и универсальные мотивы, как табу на инцест, единство противоположностей, Король, Богиня, Герой и так далее.

Из трактовки Юнга ясно, что действительное взаимодействие с архетипами — это динамический процесс развития, включающий как ассимиляцию архетипических содержаний в сознании, так и, как следствие, трансформацию самих архетипов.«Мы должны помнить, что то, что мы подразумеваем под« архетипом », само по себе непредставимо, но имеет эффекты, которые делают возможным его визуализацию, а именно архетипические образы и идеи». (Юнг).

Эдип и Сфинкс (Источник: http://www.prospectmagazine.co.uk)

Архетипы как трансперсональный опыт

Весь подход Юнга, будь то в кабинете или в его собственной духовной работе, был по существу феноменологическим. Архетипы — это не просто теоретические концепции, они получены в результате прямого эмпирического наблюдения закономерностей в нашем собственном опыте.Мы знаем архетипы, не просто думая о них, но переживая их бесчисленные действия на арене нашего собственного сознания, а затем размышляя о них.

То, что отличает активность архетипов в человеческих делах, — это чувство глубины и сверхъестественности, которое обычно сопровождает их появление в сознании. Их нуминозность проистекает из того факта, что они накапливают и являются проводниками аффективных и либидозных энергий с более низких уровней психики.Символические извержения архетипических процессов настолько сверхъестественны и трансперсональны, что их переживание может привести к восхищению и вере и даже к состояниям одержимости и сверхотождествления с образами.

Архетипы в развитии

Архетипы — явление не только взрослое. Они присутствуют с самого начала жизни и действительно являются единственной основой психического развития в детстве. Другими словами, эго — это результат познания себя архетипами.Юнг осознавал, что переживания ребенка полностью архетипичны: психика ребенка до стадии эго-сознания очень далека от того, чтобы быть пустым и лишенным содержания. Едва развилась речь, когда почти мгновенно появляется сознание; и это с его мгновенным содержанием и его воспоминаниями осуществляет тщательную проверку предыдущего коллективного содержания.

Разворачивающееся коллективное бессознательное и его зарождающиеся архетипические структуры создают в высшей степени мифологическое содержание детских снов.В конце концов, этот разворачивающийся ландшафт архетипического материала вступает в диалог развития с возникающим сознательным эго, что становится существенным процессом индивидуации.

Birdman the Heirophant
(rebeccayoussefi.wordpress.com)

Архетипы как органы

Архетип — такой же орган для психики, как и печень для метаболизма. А как органы архетипы развиваются в течение жизни. Архетипы выражаются в зарождающемся сознании в виде образов и идей, и эти преобразования активно ассимилируются в сознательном эго таким образом, чтобы производить обратную связь, сдерживающую дальнейшие преобразования.Процесс, посредством которого эго ассимилирует по существу надличностный, общечеловеческий материал, постепенно уменьшает таинственные и нуминозные качества архетипических извержений.

Действительно, процесс ассимиляции может стать настолько активным, что эго чрезмерно отождествит себя с этими материалами и почувствует ответственность за их производство. Те из нас, кто провел время в духовных движениях, могут признать общий феномен людей, которые чрезмерно отождествляют себя с по существу надличностными переживаниями и персонализируют их.По мнению Юнга, это чрезмерное отождествление эго с надличностным опытом может также объяснить определенную динамику психоза.

Онтологический Статус архетипов

Юнг не смог с научной точки зрения согласовать свое убеждение, что архетипы являются одновременно воплощенными структурами и несут на себе отпечаток божественного; то есть архетипа являются структурами внутри человеческого тела и представляют область духа, но наука его времени не могла представить себе недвойственную концепцию духа и материи. (выделено мной — РП).

Юнг не намеревался создавать дуализм между психикой и материальным миром, поскольку он считал, что это всего лишь два аспекта одной и той же реальности. Архетипы как структуры также представляют собой систему ограничений человеческого опыта. То есть они не только вызывают мысли, образы и действия, но и являются набором ограничивающих факторов для общего диапазона переживаний, которые могут возникнуть в сознании человека.

Юнг был более склонен думать об архетипах в биологических терминах в своих ранних работах, в то время как более склонен говорить о духовном измерении в своих более поздних работах.Ранее он писал, что архетипы — это «постоянно повторяющиеся типичные переживания», которые каким-то образом запечатлелись в материальности тела, что они «отпечатались в человеческом мозгу на протяжении веков».

Резюме архетипов

Архетипы создают весь универсальный материал в мифах и ритуальных драмах. Архетипические переживания имеют тенденцию быть нуминозными и надличностными по своему влиянию на личностное развитие, поскольку они представляют собой выброс архаичного и вневременного смысла в личный мир эго.Они архаичны в том смысле, что развивались в течение долгих периодов времени, и вневременны, поскольку они возникают заново в опыте каждого проходящего поколения, несущего узнаваемо похожие модели.

Начало взаимодействия с современной физикой

(Здесь мы не можем избежать использования терминологии, которая является новой для большинства читателей — РП)

Архетипы как нейрогнозис архетипы не позволяют легко и ясно взаимодействовать с современной физикой.Однако биогенетическая структурная теория вводит концепцию, согласно которой архетипы являются структурами внутри нервной системы. Конечно, при разработке этих концепций мы использовали нашу собственную (современную) терминологию.

Согласно биогенетической структурной теории, основной функцией высших процессов человеческого мозга является развитие познавательной среды каждого человека. Познаваемая среда — это полный набор нейрофизиологических моделей, которые опосредуют все переживания человека.Познаваемая среда контрастирует с операционной средой человека, которая включает в себя как действительную природу этого человека как организма, так и внешний мир человека. Как обсуждалось здесь, концепция операционной среды была расширена, чтобы включить квантовое море. Первоначальной биологической функцией познаваемой среды является адаптация индивидуального организма к его операционной среде путем обеспечения того, чтобы мир опыта адаптивно изоморфен миру реальности.

Нейрогнозис

Когда мы говорим о функционировании нервных структур в создании опыта или какой-либо другой деятельности, не осознаваемой индивидом, мы используем термин нейрогноз. Это использование похоже на ссылку Юнга на архетипические образы, идеи и действия, которые возникают в сознании и активны в нем.

Все нейрофизиологические модели развиваются из зарождающихся моделей, которые существуют как исходные, генетически детерминированные нейронные структуры, уже производящие переживания плода и младенца.Когда мы хотим выделить сами нейрогностические структуры, мы склонны упоминать структуры или модели. Нейрогностические структуры соответствуют архетипам Юнга. Хотя в его сочинениях много внимания уделялось относительно драматическим архетипическим образам, Юнг на самом деле считал, что существует столько же архетипов, сколько существует типичных для всего вида восприятий. Ссылка Юнга на существенную непознаваемость архетипов в себе также применима к нейрогностическим структурам в нашей формулировке.

гиперболические ортогональные додекаэдрические соты (forum.blockland.us/)

Нейрогностическое развитие

И, как и в понимании архетипа Юнгом, нейрогнозис также применим к генетически обусловленным процессам развития нейрогностических структур. В определенном смысле архетипы неотличимы от инстинктов. Нейрогнозис также относится как к начальной организации и функции нейронных моделей, так и к генетически направленным процессам их роста и развития, особенно в раннем возрасте.На весь ход того, что Юнг назвал «индивидуацией», сильно влияют нейрогностические процессы.

Эволюция нейрогнозиса

В отличие от неуверенности Юнга в этом вопросе, мы пришли к выводу, что нейрогнозис (архетипы) изменился за миллионы лет филогенеза нашего вида. Мы вынуждены сделать этот вывод из-за:

  1. свидетельств драматической энцефализации, обнаруженных в летописи окаменелостей наших вымерших предков, и
  2. факта, что социальные различия в развитии системы фундаментальных, эволюционно полученных структур (т.е., культура), по-видимому, является основным способом адаптации человека.

Архетипы как структуры, опосредующие интуитивное и символическое знание, несомненно, расположены в областях нервной системы, которые, по-видимому, наиболее драматично эволюционировали в ходе энцефализации гоминидов и которые производят отчетливо человеческие качества мышления, обучения, общения и социальное действие, характерное для нашего вида сегодня.

Культура и нейрогнозис

Нейрокогнитивное развитие четко упорядочено процессами, присущими паттернам роста организма — онтогенетическим «пакетом», который отражает путь эволюционных изменений, характерный для хорнинид. Не существует такой вещи, как развитие нервных тканей, которое не ограничивалось и не управлялось бы законными, генетически связанными процессами. (Акцент мой — RP)

Развитие никогда не бывает полностью пластичным. Организм должен быть биологически «подготовлен», чтобы чему-то научиться. То есть нейрогностические структуры (т. Е. Архетипы) должны быть на своем месте, иметь правильную структурную конфигурацию и достаточно зрелые с точки зрения развития, чтобы начать моделировать аспект опыта, который они опосредуют.Если нервные ткани не на месте, организм «не подготовлен» к обучению и, следовательно, не может изучить структуру или функцию процессов, опосредующих опыт. (Акцент мой — RP)

Подразделение бластоцист человека (carissawords.wordpress.com)

Трансцендентальная природа нейрогноза

Организм (или Я) является частью операционной среды человека. А организм включает в себя сами нейрогностические структуры (или архетипы). Таким образом, архетипы всегда трансцендентны по отношению к индивидуальному сознанию. Юнг делал особый акцент на сущностной непознаваемости архетипов.По сути, он говорил, что существует зона неопределенности в нашем знании наших собственных бессознательных процессов, наших архетипов и нашего собственного Я.

Юнг столкнулся с дилеммой, с которой до недавнего времени сталкивались биогенетические структуралисты, — проблему, которую Лафлин назвал «квантовым барьером». Это относится к нашей неспособности согласовать то, что мы знаем о работе мозга и сознания, со счетами современной физики квантовой реальности, существующей как «волновые функции», которые «схлопываются» только при «измерении», то есть, что акт наблюдения каким-то образом оказывает определяющее влияние на то, как квантовый мир материализуется в нашем опыте.

Юнг и Копенгагенская интерпретация

Так называемый Копенгагенский счет проблематичен. Это предполагает разрыв между опытом и реальностью. Он устанавливает фундаментальный дуализм между сознанием, которое действует в механической вселенной, и реальностью, которая организована как квантовая вселенная. Напротив, переживание созерцательного человека (включая Юнга) является одним из континуума возрастающей тонкости от осознания формы (называемых состояниями ума рупа в буддийской психологии) через осознание энергий, составляющих переживание, но без формы (арупа состояния ума), к опыту Пленума Пустоты (осознавание нирваны).Просто нет разделения между переживаниями, типичными для повседневной жизни, и переживаниями Пленума. Существует континуум переживаемой тонкости, различающейся степенью материализации и уровнем структуры. Опыт, таким образом, параллелен диапазону организации мира от уровня кванта до уровня грубой материи. (выделено мной — RP)

Вакуумное глюонное поле квантовой хромодинамики,
Дерек Б. Лейнббер (Physics.adelaide.edu.au)

Физика вакуума

Конечно, существуют и другие интерпретации квантовой теории. механика сейчас доступна в литературе.У Юнга не было доступа к этим альтернативным интерпретациям, и для большинства физиков, практикующих даже сегодня, Копенгагенское учение является просто квантовой механикой.

Однако в современной квантовой физике есть определенные разработки, которые позволяют нам лучше моделировать размеры квантовых взаимодействий, особенно в отношении сознания: текущие работы по физике вакуума. Вся вселенная — это монада энергии разной плотности. Существует структура лежащей в основе энергии «нулевой точки», которая пронизывает Вселенную, даже самый полный вакуум — как бы квантовое море.

С современной точки зрения пустое пространство или вакуум никогда не являются полностью свободными от частиц или полей, а скорее являются местом непрерывных процессов создания и аннигиляции виртуальных пар частиц, а также так называемых нулевых флуктуаций таких полей, как электромагнитное поле. поле.

Первоначально считалось, что оно имеет значение только для таких эзотерических проблем, как небольшие поправки в процессах атомной эмиссии, теперь стало понятно, что эффекты флуктуаций вакуума играют центральную роль в крупномасштабных явлениях, представляющих интерес и для технологов.

Квантовый мозг — гипотеза и обсуждение

Растущий интерес к взаимосвязи между мозгом и «морем» нулевой энергии, пронизывающим вселенную, указывает на растущую озабоченность вопросом о том, как нейрокогнитивные процессы, опосредующие сознание, могут также влиять и быть под влиянием событий в квантовом море. Нейрогнозис действует не только на уровне организации нейронных клеток в нейронные сети, но и на квантовом уровне, проникая в море и подвергаясь проникновению в них.

Нейронные сети могут быть «подготовлены» (см. Выше) к работе в качестве преобразователей структурированной активности в квантовом море. Преобразования нейронной активности могут вызывать преобразования в структуре моря и наоборот. Таким образом, локальная причинность, основанная на биохимическом взаимодействии между нервными клетками, может быть преобразована в нелокальную причинность, основанную на биофизической активности между клетками и морем.

Есть несколько направлений исследования возможных механизмов, которые побудили ряд серьезных ученых рассмотреть процессы, опосредующие взаимодействие мозга и квантов.Например, Эван Харрис Уокер предположил, что квантовое явление, известное как «туннелирование», может происходить в синапсе. «Туннелирование» происходит, когда электрон проникает через барьер, который в классическом смысле непроницаем.

Квантовая механика в макроуровне
Шервин Ю. (yalescientific.org)

Другие пытались продемонстрировать «когерентные» эффекты в клеточных мембранах, связанные со слабыми внешними электромагнитными полями, эффекты которых нельзя объяснить нагревом системы. «Согласованность» является центральным понятием квантовой физики и относится к событиям, коррелированным во времени или пространстве.События в море могут вызывать согласованность, скажем, в активности мембран на всем пространстве нейронной сети, или что активность в нейронной сети может вызывать согласованность энергий вакуума за пределами организма. Эта картина позволяет созерцать континуум уровней структурной организации от познаваемой среды до структуры квантового моря.

Признание важности согласованности следует за исследованиями парадоксального эксперимента Эйнштейна, Подольского и Розена (ЭПР).Они продемонстрировали, что как только две части квантовой системы разделены, они продолжают действовать как коррелированное единство независимо от того, как далеко они удаляются друг от друга. Системы типа EPR смешивают здравые представления о локальной причинности, поскольку не существует четкого механизма, с помощью которого две части могут «взаимодействовать» на расстоянии. Это предположение Лафлина, что этот холизм каким-то образом опосредован структурой квантового моря.

В настоящее время есть свидетельства, указывающие на важность электромагнитных колебаний на клеточном уровне, которые вызваны не только изменениями температуры окружающей среды.Герберт Фрелих выдвинул гипотезу, что когерентные колебания (подобные так называемой «конденсации Бозе-Эйнштейна») в определенных белковых структурах могут быть вызваны обычным низкоэнергетическим электромагнитным полем и, таким образом, могут обеспечить механизм для хранения и извлечения информации в течение некоторого времени. широкий простор органической ткани, по сути своей квантовый процесс.

Такие электромагнитные поля могут действовать во многих типах клеток, включая нервные клетки, для управления физиологическими процессами. Фрелих также предположил, что компоненты мембран с высокой поляризацией могут деформироваться внешними электромагнитными полями.Сейчас известно, что природные и искусственные электромагнитные поля влияют на биологические процессы.

Один из возможных механизмов — солитон. Солитоны были впервые обнаружены в девятнадцатом веке как свойство водных волн в каналах. Волны распространяются по каналу с постоянной скоростью и являются результатом равновесия между тенденцией волны к пику и ее тенденцией к рассеянию. Волна достигает устойчивого состояния, спускаясь по каналу.

Электромагнитные солитоны — это энергетические волны, которые связаны с возбуждением квантового поля и распространяются нелинейным, установившимся образом с очень небольшими потерями энергии от одной точки к другой в системе.Теоретически солитоны могут кодировать большой объем информации в небольшом пространстве с небольшими затратами энергии. Фрелих и другие предположили, что солитоны могут быть неотъемлемой частью функционирования мембран или могут связывать солитонные волны с клеточными функциями.

Схема микротрубочек
(migration.tebu-bio.com)

Другой правдоподобный биофизический механизм прямого взаимопроникновения сознания и квантового моря можно обнаружить в когерентных свойствах микротрубочек. Микротрубочки образуют белковую решетку цилиндрических путей в клетке, которые, как известно, участвуют в регуляции и организации активности клетки.Упорядоченные молекулы воды в полой сердцевине этих микротрубочек могут проявлять свойство «сверхизлучения» и, подобно лазеру, преобразовывать некогерентную электромагнитную энергию в когерентные нелинейные импульсы фотонов внутри канальца. Такой импульс также был бы своего рода солитоном в том смысле, что он мог бы распространяться без потерь энергии и с небольшими потребностями в энергии. Эта картина электромагнитной активности в структуре клетки согласуется с предположением Фрица Поппа и его коллег о том, что регуляция клеточной организации в биологических системах может осуществляться с помощью когерентного паттерна испускания биофотонов.

Хотя до сих пор не было окончательной демонстрации прямого нейронно-квантового взаимодействия с морем, доказательства достаточно убедительны, чтобы побудить некоторые авторитеты выдвинуть гипотезу о том, что взаимное проникновение между мозгом и квантовым морем может управлять чем-то вроде «квантового компьютера». То есть информация и вычисления могут быть организованы в рамках последовательной квантовой активности. Эти вычисления могут быть обнаружены нейронными сетями и использованы в обработке более высокого порядка. На основании парапсихологических и этнографических данных кажется возможным, что между сознательным мозгом и квантовым морем может происходить более широкий обмен информацией.И ясно, что Юнг вполне мог согласиться.

Заключение: архетипы, нейрогнозис и квантовое море

Понятие нейрогнозиса (и архетип Юнга) относится не только к начальной организации мозга во время пре- и перинатальной жизни, но и ко всей совокупности когерентных структур. квантовая активность представлена ​​во всех нейронных сетях мозга. Мы можем обнаружить, что на субклеточном уровне действует ряд механизмов, с помощью которых структура моря трансформируется в структурированную нейронную активность и наоборот.Таким образом, мы можем говорить о нейрогнозисе как о посреднике структуры квантовой вселенной и структуры индивидуального сознания.

Но здесь следует проявлять осторожность, чтобы избежать очень общих концептуальных ловушек, порожденных феноменологической наивностью и чрезмерным рвением в использовании технологических метафор о том, как работает человеческий мозг. Это ловушки, с которыми Юнг был слишком хорошо знаком. Одна из таких ловушек — представление о сознании как о продукте вычислений. Эта точка зрения присутствует в литературе по когнитивной науке и искусственному интеллекту и, как правило, является продуктом овеществленных компьютерных моделей того, как работает человеческий мозг.Другая ловушка — это стремление снизить сознание до квантово-механического уровня; то есть сознание — это квантовая когерентность определенного вида.

Еще одна из этих ловушек — это представление о том, что мозг работает как радиоприемник, улавливая «духовные» сигналы, поступающие извне. Это всего лишь еще одна версия дуализма разума и тела, которой Юнг хотел избежать. Представление о мозге как приемнике отражает основной принцип эволюции технологий. Мы, люди, давно строим одно, чтобы делать другое.Например, мы сделаем корзины и горшки для семян и переноски воды. В более современное время мы создаем «оборудование» для запуска «программного обеспечения». Но тело и мозг так не работают. Мозг — это не «оборудование», которому для работы требуется ввод «программного обеспечения». Большинство имеющихся у нас данных о физиологии мозга предполагает, что активность нейронных структур («оборудование») опосредует аспекты разума и сознания («программное обеспечение»). Что касается мозга, «оборудование» — это «программное обеспечение».Мы можем смоделировать поведение утки и в итоге построить самолет, который действительно летает, но самолет почти ничего не говорит нам об утке.

Существенные атрибуты сознания, описанные различными созерцателями и доступные любому, кто обучен техникам зрелого созерцания — такие атрибуты, как интенциональность, концептуально-воображаемое знание, гранулярность ощущений, структура внутреннего сознания времени, эмоции и т. Д. — -может моделироваться в фазовом пространстве, определяемом

1.функциональный диалог (т.е. паттерны вовлечения) между префронтальной и сенсорной корой,
2. функциональный диалог между левым и правым кортикальными полушариями и
3. функциональный диалог между корой и определенными подкорковыми структурами.

Внутри этого функционального поля возникает смещающаяся, изменяющаяся сеть нервных клеток, которые опосредуют сознание. Наше восприятие мира происходит как выбор для «обозначения» нейронными системами, опосредующими сознание, среди собственных состояний, доступных в локальной среде.По мнению Лафлина, это «обозначение» происходит на каждом уровне структуры, от внутриклеточных структур, чувствительных к квантовой когерентности, до наиболее сложного уровня интеграции нейронных сетей.

Одиссей перед Сциллой и Харибдой
Иоганн Генрих Фюссли (1741–1825)

Гений Юнга провел курс между Сциллой и Харибдой дуализма разума и тела, то есть между эмпирическим релятивизмом с одной стороны и физическим редукционизмом с одной стороны. другой. Юнгу было ясно, что индивидуальный опыт как структурирован процессами, универсальными для человеческой психики, так и проявлением индивидуации. одинаково.Юнг смог объединить эти различные точки зрения в единую точку зрения на деятельность человеческой психики. И там, где у него были научные или веские феноменологические данные, подтверждающие его взгляды, он докладывал о них. Но там, где в науке его времени не было данных, он часто оставался преднамеренно самокритичным, двусмысленным и неполным в формулировании своих идей. Он прекрасно осознавал ловушки чрезмерно систематизированного мышления и полностью предполагал, что его подход будет динамичным и открытым курсом исследования.

Так было с его представлением об архетипе. Он настаивал на том, что архетип — это не просто другое слово для обозначения физиологии образа или мысли. Хотя она включала физиологическую основу знания, эта концепция была предназначена для того, чтобы проникнуть глубже — в инстинкты и за их пределы, вовне в универсальную основу существования. Архетип существует как пересечение духа и материи. Теперь мы начинаем научным образом понимать, как такое пересечение могло бы быть возможным, если под «духом» мы понимаем порядок квантового моря.

Человеческий опыт становится локальным воплощением универсального — трансцендентального — посредством нейрогнозиса. А нейрогнозис — это как раз локальное воплощение строения моря и одновременно структур, опосредующих сознание.

Применяя архетипическую психологию и используя современную интерпретацию биогенетического структурного понятия нейрогнозиса, мы можем увидеть, что, вовлекая нейронные структуры в опосредование различных аспектов сознания, мы не обязательно подразумеваем сведение феномена к нему. нейрофизиологические основы.Например, определенные переживания единства с Божеством могут быть опосредованы структурами в височных долях, такой анализ не обязательно подразумевает сведение трансперсональных переживаний к нейрофизиологии. Среди прочего, сведение этих переживаний к их нейрофизиологическим основам порождает такие вопросы, как глубина инсайта или причинно-следственная связь на расстоянии, которая может сопровождать такие переживания.

В нашем нынешнем обзоре этот вид анализа может дополнительно прояснить нашу картину того, как нейрогностические или архетипические структуры в человеческом мозге могут преобразовывать идеи, относящиеся к универсальной структуре квантового моря.Каждый человеческий мозг действительно может оказаться микрокосмом, содержащим вроде пресловутого горчичного зерна или более современной голограммы — всю мудрость веков, требующую только оптимальных условий развития для каждого человека, чтобы стать мудрецом.

(Это конец моей отрывочной и отредактированной версии статьи доктора Лафлина)

Заключительное примечание:

В старших классах естествознания мы прошли через историю неудачных теорий: флогистон, например.

Читая здесь о «квантовом море», я вспомнил несостоятельную теорию «эфира». Предполагалось, что эфир должен быть средой, необходимой для передачи света через пустоту космоса, так же как воздух передает звук. Он должен был быть жестким и плавным. Он должен был быть жестким, чтобы передавать поперечные световые волны, но он должен был быть жидким, чтобы планеты могли проходить через него.

Итак, теперь у нас есть гипотеза о гораздо более тонком и определенном «квантовом море», но все же гипотеза.

Выдержит ли он испытание временем?

В любом случае, теперь мы видим, что Карл Г. Юнг был не только ученым, но и ученым. Он предвидел научное обоснование архетипов, которые вначале и до некоторой степени все еще отвергались многими учеными как неизмеримый «мистицизм».

Между тем архетипы Юнга продолжают очаровывать и продолжают быть полезными для понимания человека.

Карл Юнг, часть 4: Существуют ли архетипы? | Марк Вернон

Юнг серьезно относился к внутренней жизни.Он считал, что сны — это не просто беспорядочный набор ассоциаций или подавленных исполнений желаний. Они могут содержать истину для конкретного человека. Они нуждаются в интерпретации, но при правильном понимании они предлагают своего рода комментарий к жизни, который часто действует как форма компенсации тому, что человек сознательно принимает за это. Сон, который приснился Юнгу в 1909 году, является тому подтверждением.

Он был в прекрасно обставленном доме. Ему пришло в голову, что это прекрасное жилище принадлежит ему, и он заметил: «Неплохо!» Как ни странно, он не исследовал нижний этаж и поэтому спустился по лестнице, чтобы увидеть.По мере того, как он спускался, дом становился старше и темнее, становясь средневековым на первом этаже. Осмотрев каменные плиты под ногами, он нашел металлическое кольцо и потянул. Еще одна лестница вела к пещере, вырубленной в скале. В грязи валялись горшки и кости. А потом он увидел два древних человеческих черепа и проснулся.

Юнг истолковал сон как подтверждение его новой модели психики. Верхний этаж представляет сознательную личность, нижний этаж — личное бессознательное, а более глубокий уровень — коллективное бессознательное — примитивный, разделяемый аспект психической жизни.Он содержит то, что он назвал архетипами, к которой мы сейчас обратимся. Они фундаментальны для психологии Юнга.

Архетипы можно рассматривать просто как структурирующие принципы. Например, влюбленность — это архетип для людей. Каждый делает это, по крайней мере, один раз, и, хотя образец является обычным, каждый раз он кажется новым и неповторимым.

Следовательно, Клеопатра была любовницей и Юлия Цезаря, и Марка Антония, хотя Цезарь влюбился в нее, когда она появилась из складок ковра, тогда как Антонию работало великолепное появление на барже.«Когда констеллируется архетип, все наше тело задействовано, и его эмоциональное возбуждение сосредотачивает и мотивирует нас силой, которой очень трудно сопротивляться», — пишет Джон Райан Хоул.

Родственная особенность архетипов состоит в том, что, хотя они формируют наше восприятие и поведение, мы осознаем их только косвенно, поскольку они проявляются в конкретных случаях. Это скорее похоже на представление Шопенгауэра и Канта о недоступности «вещи в себе», на которое опирался Юнг: вы не можете испытать архетипы напрямую, а только тогда, когда они воплощены.Это могло бы объяснить, почему, например, буддисты, как правило, не видят Иисуса, а христиане не видят Сиддхартху Гаутаму. Вместо этого религиозные верующие относятся к архетипу мудрого человека через образы, доступные им в их культуре (учитывая, в качестве аргумента, что мудрость — это то, что олицетворяют Иисус или Будда).

Теория архетипов противоречива, и Юнг не помогал себе в этом. Во-первых, он не очень последователен в своем определении архетипов — хотя, возможно, его можно простить, поскольку он открыто называл себя «заемщиком» моделей и идей из других областей знания в своих попытках бороться со своими собственными.Архетипы также по-разному обвиняли в том, что они являются ламаркистскими и излишними, на том основании, что культурная передача дает адекватное объяснение феноменов, которые Юнг относит к психическим универсалиям.

Тем не менее, поразительные параллели с архетипами возникли во многих областях со времени формулировки самого Юнга. Клод Леви-Стросс писал о «бессознательных инфраструктурах», которые формируют общие обычаи и институты. Ноам Хомский называет основные формы языка «глубинными структурами».В социобиологии есть понятие «эпигенетических правил», законов поведения, которые эволюционировали с течением времени.

Фактически, возможность того, что юнгианские архетипы могут быть соизмеримы с биологией, была предположена Э. О. Уилсоном в его книге «Консилианс». Он высказал предположение, что наука может сделать их «более конкретными и проверяемыми». Следуя примеру Уилсона, психиатр Энтони Стивенс видит архетипы в действии в этологии, изучении поведения животных в естественной среде обитания. Этологи отмечают, что у животных есть набор стандартных моделей поведения, которые, по-видимому, активируются стимулами окружающей среды.Эта активация зависит от так называемых «врожденных механизмов высвобождения». Грибок, культивируемый муравьем-листорезом, гарантирует, что муравей собирает только тот лист, который требуется грибку. Изумрудная голова кряквы заставляет утку стать влюбчивой. Другие характеристики, от материнской привязанности до мужского соперничества, тоже можно назвать архетипическими.

Юнга интересовали не только задействованные механизмы, но и опыт, который эти существа получают при подобном поведении.О мотыльке юкка он размышляет: «Если бы мы могли заглянуть в психику, например, мотылька юкка, мы бы обнаружили в нем образец идей сверхъестественного или захватывающего характера, который … заставляет мотылька выполнять свои функции. удобрение на юкке «. Эта мысль напоминает мне о Дэвиде Аттенборо, смотрящем на пауков в его программе «Жизнь в подземелье» и размышляющем об их явно разных персонажах.

Идея состоит в том, что чем сложнее организм, тем сложнее архетипическое поведение и богаче связанный с ним опыт.Когда дело доходит до людей, архетипы связаны не только с образцами поведения и сильным переживанием очарования, но и со смыслом и значимостью. Следовательно, человеческие существа подвержены архетипам, которые Юнг назвал героем и тенью, анимусом и анимой, наряду со многими другими.

Спорный вопрос, насколько далеко вы можете следовать за Юнгом по этому пути, как и среди современных юнгианцев. Тень — полезное понятие для многих, поскольку та сторона нашего характера, которая часто похоронена, а иногда внезапно проявляется в поведении от дорожной ярости до преступлений, связанных со страстью.Представления об анимусе и аниме, скажем, более спорны.

Однако Стивенс утверждает, что архетипы тем не менее ценны. Они предоставляют язык, на котором можно говорить о типе поведения и, что немаловажно, переживаниях, которые кажутся устойчивыми к превратностям времени и которые в противном случае были бы разрушены культурной передачей. Как заметил биолог Жак Моно: «Все исходит из опыта, но не из реального опыта… а вместо этого из опыта, накопленного всеми предками вида в ходе его эволюции.Юнг согласился бы.

Архетипы Анимы и Анимуса

Один из самых интересных и провокационных архетипов, с которыми мы встречаемся в юнгианской психологии, — это Анима и Анимус.

Анима / Анимус относится к нашей внутренней или душевной жизни . Не душа, понимаемая в метафизических терминах как нечто, что живет за пределами нашего физического существования, а скорее душа как внутренняя сила, которая нас одушевляет.

Эти определения души восходят к тому времени, когда Юнг выполнял эту работу, где гендерные роли были более традиционно и четко дифференцированы.Так что кое-что из того, что следует из определения Анимы / Анимуса, сегодня может не применяться. Однако многое из этого все еще имеет ценность.

Андрогинность и контрасексуальность

Психика такова, что она включает в себя как женское, так и мужское начало. Это по своей сути андрогинная сущность, независимо от пола физического лица.

Личность или личность естественным образом берет на себя гендерную роль, для которой вы рождены физически. Не всегда, как мы знаем, но это общая ориентация по умолчанию.

Женщины берут на себя женскую роль и образ.

Мужчины берут на себя мужскую роль и образ.

Психика компенсирует это, порождая противоположность сексуальности во внутренней жизни человека. Итак:

Женщины обладают противоположной сексуальностью, которая по своей природе является мужской, и это называется Анимус.

Мужчины обладают противоположной сексуальностью, которая по своей природе является женской, и это называется Анима.

Расширение этих архетипических персонажей состоит в том, что Анимус — это рациональная функция женщины, а Анима — иррациональная функция мужчины.

Вышесказанное — это то место, где сегодня, используя определения Юнга таким образом, мы можем нанести ущерб определенной гендерной чувствительности. Кроме того, позвольте мне сказать, что я согласен с тем, что эти строгие и традиционные классификации не могут применяться повсеместно.

Однако для объяснения этих понятий будет проще, если мы начнем с этих классических определений. Итак, сложив все вышесказанное, мы можем сказать следующее:

В женщине ее противоположная сексуальность является мужской и управляет ее функцией рационального мышления, и мы называем это Анимусом.

В мужчине его противоположная сексуальность является женской и управляет его иррациональной функцией чувств, и мы называем это Анимой.

Внутренняя жизнь или душа

Когда мы говорим о роли Анимы и Анимуса, мы говорим о:

  • Связанность — наша способность относиться как целые люди к миру и другим людям. Для того, чтобы родство имело равную меру сердца и разума, психика полагается на противоположную сексуальность, чтобы компенсировать естественную односторонность личности.
  • Анимация или дух, анима / анимус играет важную роль в определении того, как мы думаем и чувствуем о нашей жизни в самой сокровенной комнате наших сердец . Это не то, что мы говорим, а дух, который мы приносим в мир, который мы чувствуем внутри себя и который другие осознают, когда они взаимодействуют с нами.
  • Архетип Анимы / Анимуса образует мост между нашим личным бессознательным, нашим личным бессознательным и тем, что Юнг называет коллективным бессознательным. Анима / анимус — это способность создавать образы, которые мы используем для рисования вдохновляющих, творческих и интуитивных образов из внутреннего мира (строго говоря, трансперсонального внутреннего мира).

Это некоторые из наиболее известных и фундаментальных ролей души, а также то, как душа действует, когда она находится в надлежащем месте и функционирует.

Неврозы в юнгианском понимании часто являются проявлением смещенной душевной жизни. Позже я приведу несколько примеров этого.

Архетипы

Важно понимать, что архетип, как в случае с Анимой / Анимусом, выходит за рамки личной психики. Это был один из величайших вкладов Юнга в глубинную психологию. Идея надличностной психической структуры, выходящей за пределы личного.

Архетип подобен платоническому идеалу. Он существует как Универсальное или как общая для всего человечества идея. Математик-юнгианец Робин Робертсон называет это когнитивным инвариантом , что означает, что он обладает универсальностью, общностью, очевидной для разных психических систем.

Итак, хотя анима / анимус, естественно, будет иметь индивидуальную окраску в каждом индивидууме, она также будет иметь архетипический или надличностный компонент.

Отец и Мать, Король и Королева

Следуя вышесказанному, ребенок обладает этим скрытым архетипом или способностью в психике до рождения. При нормальных обстоятельствах мужское и женское начало моделируется на первом отпечатке мужского и женского начала в жизни ребенка — отца и матери.

Однако в случае отсутствия родителя ребенок будет основывать первоначальную архетипическую окраску на суррогате родителя.Пожилая женщина или мужчина, с которыми ребенок может относиться как к заместителю родителей, заполняя пустоту, созданную отсутствующим родителем.

Эти родительские отношения являются главным импринтером анимы или анимуса, в зависимости от обстоятельств. Хотя это не единственный импринтер, и образ противоположного сексуального «я» развивался в более поздних более зрелых отношениях с противоположным полом, он имеет (как можно представить) самое большое влияние.

Анимус

Одно из отличительных качеств, которые Юнг идентифицировал между анимусом и анимой, состоит в том, что анимус имеет множественность, тогда как анима проявляется больше в единственном числе.

Хорошим примером этого является сказка о Белоснежке и семи гномах , которые с психологической точки зрения являются проявлениями анимуса.

Архетипические примеры анимуса на разных стадиях развития:

  • Тарзан , бессознательное примитивное, но физически жизнеспособное мужское начало.
  • Джеймс Дин , Бунтарь без причины, ненаправленная мужская энергия, бессознательная мужская, но не непривлекательная.
  • Джеймс Бонд , учтивый светский человек.
  • Стив Джобс или Ричард Брэнсон , интегрированный мужской характер, сильный, творческий, привлекательный, но более андрогинный.
  • Барак Обама, интегрированное развитое мужское начало, воплощающее светские ценности в их наиболее развитой форме.
  • Махатма Ганди или Нельсон Мандела, мужское начало, которое теперь приносит духовный компонент в мир, выходя за рамки мирского и светского, но не отрицая этого.
  • Христос , Мухаммед, Будда , сознательное духовное воплощение мужского начала, полностью превосходящее приземленность бессознательного мужского начала.
Интегрированный Анимус

Анимус, когда он интегрирован в здоровую женскую психику, обычно обладает следующими качествами:

Хорошие рациональные и логические способности.
Способность к ясной непривязанной мысли.
Способность строить постоянными усилиями и приложениями.
Сильный центр.
Хорошая внешняя сила в персоне.
Мост к знаниям и творческой мысли.
Решение проблем.

Смещенный Анимус

Когда анимус вытесняется или подавляет женскую психику, он может проявлять некоторые из следующих симптомов:

Знай все, поведение.
Издевательства.
Садизм.
Контроллинг.
Громко.
Неспособность эффективно и осмысленно общаться.

Анима

«Анима», естественно, изначально основывалась на образе мальчика как своей матери, а позже это эволюционирует по мере его связи с более зрелыми романтическими отношениями. Анима обычно связана в единственном числе как во внутреннем, так и во внешнем мире. Это означает, что мужчина обычно проецирует свою аниму только на одну женщину в любой момент времени, тогда как женщина часто имеет более одной проекции анимуса в своей жизни.

Архетипических примеров Анимы на разных стадиях развития:

  • Брук Шилдс , в ее первоначальной девственной роли подростковой звезды, до сексуальной женственности
  • Мэрилин Монро или Памела Андерсон , полностью развитая сексуальная дива
  • Джеки Кеннеди или Элеонора Рузвельт , зрелая женщина, поддерживающая жена, мать, воспитательница.
  • Маргрет Тэтчер , сильное, интуитивное лидерство с некоторой жертвой женственности.
  • Эвита Перон или Хиллари Клинтон , женщина, играющая сильную руководящую роль, но все же женская по осанке и ориентации.
  • Мать Тереза ​​ или Флоренс Найтингейл, высокоразвитое женское начало, воплощающее духовное превосходство женского архетипа, но все же связанное с миром.
  • Дева Мария , истинная трансцендентная культовая женщина, больше не от мира сего.

Интегрированная Anima

Некоторые типичные качества интегрированной Anima:

Самоуспокоение, забота о себе и любовь к себе.
Доступ к творческому вдохновению.
Сильный центр и внутренняя жизнь.
Способен к сочувствию.
Способен выносить оценочные суждения, выходящие за рамки чистой рациональности.
Доступ к ощущению жизни.
Хорошее родство.
Счастливый.

Смещенная анима

Некоторые типичные качества перемещенной Анимы:

Несдержанный, постоянно ищущий внешнего подтверждения.
Отсутствие творческих способностей.
Moody.
Стервозный.
Плохая связь, поведение в отношениях, направленное на изоляцию человека от других.
Мазохистский.
Жадный, жадный.
Самоцентрирующийся.

Путешествие к индивидуации

Юнгианская терапия традиционно начинается с интеграции тени, которая имеет более сильный личный компонент, чем анима / анимус, которая является более архетипичной по своей природе.

Когда аналитик удовлетворен, анализанд добился хороших успехов в своей работе с тенью, тогда серьезная задача по работе с анимой / анимусом начинается.

Есть много способов проделать эту работу, и юнгианская терапия противоречит формулистским подходам.Путешествие варьируется от человека к человеку.

Однако, чтобы дать некоторое представление о том, насколько это может быть сложно, позвольте мне сослаться на случай, с которым я очень хорошо знаком, случай со мной.

По общему признанию, я был и остаюсь до некоторой степени тем, кого можно классифицировать как невротик, так что мой случай не обязательно применим к вам. Однако, как правило, это градусы, поэтому они будут указывать на градиент этой работы.

В моем случае я впервые столкнулся с этим учением, не в анализе, а в теоретическом изложении, около десяти лет назад.

Я сразу понял, что у меня проблемы с анимой, и начал сознательно работать над ее интеграцией в мою психику. В то время я был в еженедельной группе по изучению юнгианства, которую возглавлял очень эрудированный юнгианский учитель с упором на практическое применение учения Юнга. Я оставался в этой учебной группе несколько лет.

В дополнение к этому я был и остаюсь по сей день преданным большой внутренней работе.

Десять лет спустя я был бы нечестным, если бы сказал, что интегрировал свою Anima.

Тем не менее, это путешествие было полным богатством и обширным внутренним и внешним ростом. Я надеюсь, что тот факт, что я решил написать этот пост именно сейчас, несмотря на то, насколько сложна эта работа, указывает на мою веру в ее ценность.

Создание модели или изображения для лучшего понимания Anima / Animus

Имея в виду вышеупомянутую квалификацию, я хотел бы дать здесь некоторое представление о том, как можно подойти к этому сложному аспекту процесса индивидуации.

Юнгианская терапия с аналитиком ; вероятно, наиболее прямой и сдержанный способ подойти к этому для тех, кому посчастливилось иметь доступ к аналитику. В диалоге между аналитиком и анализандом, используя содержание жизни анализанда, можно добиться значительного прогресса.

Работа мечты ; Анимус / Анима посещает нас во сне, как правило, в форме противоположного пола. Находя средства осмысленного понимания и работы с нашей жизнью во сне, мы, по сути, развиваем прямой диалог с архетипом.

Построение имаго архетипа посредством процесса отражения . Это будет основано на стойких качествах, которые вы обнаружили во множественных отношениях с противоположным полом. От родителей до наставника, братьев и сестер до романтических интересов. Как только это имаго построено, человек вступает с ним в диалог посредством процесса воображения или того, что Юнг называл активным воображением.

Зрелые и продолжительные отношения с представителем противоположного пола в мире , обычно в форме брака.В браке человек фактически соотносится с образом своей души. Это связано с несколькими проблемами, которые я не могу перечислить здесь по соображениям времени и места; тем не менее, это единственный наиболее эффективный инструмент для интеграции образа души. Это также метод, применяемый по умолчанию во всем мире.

Заключение

Такая тема, как эта, может заполнить тома, и в анналах юнгианской литературы действительно есть. Я понимаю, что этот пост может поставить больше вопросов, чем ответов, и я должен с этим согласиться.Я не думаю, что здесь исчерпал эту тему.

Тем не менее, если этот пост побудит вас исследовать эту тему дальше, то он послужит своей цели.

С благословением,

До следующего раза,

Стивен

чему архетипы могут научить нас неудачам и настойчивости — Вяз

Автор Бреннан Кейфер

Штатный писатель вязов

Зачем кому-то быть дураком? Сама идея звучит нелепо.Из-за общей коннотации этого слова называть кого-то дурак было бы оскорблением. Однако согласно архетипам, разработанным Джозеф Кэмпбелл и Карл Юнг, идея дурака — это не идиотизм. Напротив, архетипический дурак — это уверенный, настойчивый и уверенный в себе персонаж. храбрость.

Найден архетип — повторяющийся универсальный символ. повсюду в рассказах и мифах нашего мира. Фея крестная или злая мачеха — два общих архетипа. Швейцарский психиатр Карл Юнг разработал теория о том, что человеческая психика представляет собой совокупность различных архетипов, которые затем проявился в мировых мифах и сказках.Другими словами, архетипы в мифах мира встречаются проявления, представляющие разные части нашего сознательного и бессознательного разума.

Джозеф Кэмпбелл был американским профессором литературы. кто разработал теорию мономифа: что, по сути, вся мифология то же самое «в разнообразии костюмов». Кэмпбелл заметил повторяющиеся темы, символы и персонажи мировых мифов и разработали серию литературные архетипы, совпадающие с архетипами психологии Юнга.Оба Юнг и Кэмпбелл признают архетип дурака.

Для всех, кто просмотрел колоду карт Таро, Возможно, вы нашли карту Дурака. На карточке изображен мужчина с беззаботным Выражение лица, глаза устремлены в небо, идет прямо к краю утеса. Его глаза на небе изображают стремление к высоким целям, его беззаботное выражение олицетворяет храбрость, а край обрыва олицетворяет сознательный шаг в неизвестный.

Это основная идея архетипа Дурак: персонаж кто не боится ставить высокие цели, пробовать новое и сталкиваться с неизвестным.Юнг описывает Дурака как «потенциальное будущее», имея в виду, что через различные попытки и неудачи, Дурак набирается опыта. По мере того, как Дурак набирается опыта, он выстраивает свой характер и в конечном итоге превращается в архетип Мудреца или Спаситель.

Профессор психологии Университета Торонто, доктор Джордан. Петерсон, сказал: «Одна из вещей, которые я узнал от Юнга, что маловероятно, в том, что Глупец является предшественником Спасителя [или Мудреца]. Почему? Потому что ты дурак, когда начинаешь что-то новое.Итак, если вы не хотите быть дураком тогда ты никогда не начнешь ничего нового, а если никогда не начнешь ничего нового, то ты не разовьешься «.

Архетип Дурака — это рост и разработка. Если мы никогда не будем пытаться и не рисковать, мы никогда не вырастем.

Уинстон Черчилль однажды сказал: «Успех начинается с провал до отказа без потери энтузиазма ».

Мы не можем бояться неудач, потому что это через наши неудачи, которые мы найдем в конечном итоге успехом.По сути, неудача — это предпосылка успеха.

Мелоди Шарп, студентка Вашингтонского колледжа, поделилась ею. история упорства через неудачи и ее возможного успеха.

«Я устроился на работу в приемную комиссию на первом курсе. я не получил работу и целый год хмурился. Но я подумал, что если бы я не подать заявку еще раз, позже я пожалею об этом. Теперь, когда я юниор, я немного более взрослый и более квалифицированный, поэтому я снова подал заявку и получил работу ».

Второкурсница Далила Джонс описала похожий опыт настойчивость через неудачи.Джонс сказала, что в старшей школе она хотела быть барабанщик и дирижер для школьного оркестра:

«В первый год, когда я попробовал, я сдался, потому что не чувствую, что могу это сделать », — сказал Джонс. Однако дирижирование было страстью для Джонс и она решили продолжить практику.

«Я попробовал снова в следующем году, но так и не понял. Это меня сбило с толку, но я знал что я любил дирижировать, поэтому продолжал практиковать и продолжал ».

Настойчивость Джонса в конце концов окупилась, так как теперь она помогает с проведением для WACapella.

Эти студенты WC никогда не позволяют своим неудачам стать лучше из них. Они были дураками, которые шагнули в неизвестность, рискнули и попытался сделать что-то новое. Несмотря на первоначальную неудачу, они продолжали попытки и в итоге удалось. Еще раз процитирую Уинстона Черчилля: «Успех не окончательный, неудача не фатальна: главное — смелость продолжать ».

В неудаче нет ничего постыдного, стыдно только в том, что ты не пытаешься опять таки. Учитесь у архетипов Кэмпбелла и Юнга. Если вы позволите страху неудача контролирует вашу жизнь, вы никогда никуда не денетесь.Итак, возьмите шанс, и если вы потерпите неудачу, извлеките уроки из своей ошибки и попробуйте еще раз. У вас есть нечего терять и все приобретать. Будь дураком.

Карл Юнг, исследование психологического типа и архетипа

Роберт В. МакПик, доктор философии.
Центр приложений психологического типа

(Это исследование в настоящее время находится на рассмотрении для публикации, после чего будет доступен полный текст. А пока вот резюме.)

Две юнгианские общины

Карл Юнг оказывает широкое влияние на два основных сообщества: аналитических психологов, обычно терапевтов и консультантов, и профессионалов психологического типа, которые в основном работают с прибором Myers-Briggs Type Indicator ® , разработанным Изабель Бриггс Майерс с использованием теории личности Юнга.

Несмотря на общий источник своей работы, эти два сообщества работают по большей части независимо друг от друга, используя очень разные методологии и сосредотачиваясь на очень разных аспектах обширного наследия Юнга. Двумя основными отличиями являются:

  • Использование психометрических оценок. Можно утверждать, что преобладание изучения психологического типа в первую очередь связано с широким использованием индикатора типа Майерса-Бриггса.
  • Сосредоточение внимания на архетипе (аналитическое сообщество) по сравнению с фокусом на типе (типологическое сообщество) в качестве основного средства понимания человеческой личности.Джон Джаннини, относительно редкий юнгианин, который одновременно является аналитиком и типологом, предположил, что «эта неспособность целостно согласовать типы с архетипами. Является центральной интеллектуальной причиной раскола в юнгианской семье» (Giannini, 2004).

Мост между

Индикатор архетипа Пирсона-Марра ® (PMAI ® ) был разработан для объективного измерения архетипических паттернов и их активного влияния на жизнь человека.Таким образом, инструмент представляет собой попытку привнести такую ​​же психометрическую строгость, представленную в оценке MBTI ® , в изучение архетипов, освещая их бессознательную деятельность (Юнг определил архетипы как «содержание коллективного бессознательного»). Поскольку Центр приложений психологического типа (CAPT) собрал как информацию о предпочтениях типа, так и профили архетипа от введения PMAI нескольким сотням людей, доступные данные были проанализированы, чтобы выявить какие-либо отношения между типом и архетипом.

Метод

PMAI измеряет двенадцать различных архетипов: Невинный, Сирота, Воин, Опекун, Искатель, Любовник, Разрушитель, Создатель, Правитель, Маг, Мудрец и Шут. Пирсон и Марр (2002) предоставляют описания поведения и отношения различных архетипов достаточно подробно, чтобы делать прогнозы относительно отношений между предпочтениями типа и архетипом. Данные, собранные от респондентов CAPT PMAI, включали самоотчет, состоящий из четырех букв, а также уровни стресса на жизненном этапе.Показатели архетипа из противоположных дихотомий предпочтений были проанализированы на предмет различий с использованием MANOVA (многомерный дисперсионный анализ).

Результаты

Предсказанные отношения типа к архетипу и архетипа к уровню стресса в значительной степени подтвердились. Волшебник E ** N * Ф * Шалфей Н * т * Дж ~ Шут E * П * Меньше *

жирным шрифтом = основная гипотеза подтверждена;
н / с = неудачный прогноз;
курсив = результат, противоположный прогнозируемому;
* р>.р <0,05; ~ р <0,081.

Совместное использование инструментов MBTI и PMAI

В то время как корреляции между многими предпочтениями и архетипами были статистически значимыми (в основном согласующимися с предсказаниями), общая дисперсия (квадрат корреляции Пирсона) никогда не превышала 16%, что указывает на то, что оценка архетипа и типа затрагивает разные конструкции. Совместное использование инструментов PMAI и MBTI предлагает несколько многообещающих возможностей для более глубокого понимания личности.Как один из многих примеров, человек с сильным архетипическим паттерном Искателя и предпочтением Мышления, скорее всего, будет стремиться к точности, в то время как Искатель с предпочтением Чувства, скорее всего, будет искать гармонию или блаженство. Это может указывать людям на разные карьерные пути или предлагать плодотворные жизненные стратегии. Мы находимся на ранних стадиях изучения такого комбинированного использования, но тем временем это исследование представляет собой шаг в направлении исцеления раскола между юнгианскими аналитиками и типовыми сообществами, что приводит к непреодолимой каламбуре движения к «великой юнгификации». .«

Список литературы

Джаннини, Дж. Л. (2004). Компас души: архетипические путеводители к более полной жизни . Гейнсвилл, Флорида: Центр приложений психологического типа.
Пирсон, К.С. и Марр, Х.К. (2002). Введение в архетипы . Гейнсвилл, Флорида: Центр приложений психологического типа.

Психоанализ мифа — юнгианские архетипы



Архетипы Юнга


Ключи к самореализации в мифах и во многих других культурных явлениях, согласно Карлу Г.Юнга — архетипы, символические элементы, содержащие аспекты работы человеческой жизни и разума. Термин «архетип» не является его изобретением, но он тщательно использовал его в своих теориях психологии и культуры, придавая ему свое особое значение.

Слово архетип происходит от греческого arkhetupon, первая форма или модель, в значении первоначальной версии чего-то позже размноженного. Он состоит из слова arkhos, что означает вождь или правитель (также используется, например, в архиепископе и монархе), и tupos, что означает форма, модель или тип.Архетип использовался для описания оригинальных или идеальных модельных явлений и персонажей, таких как легко узнаваемые типовые роли в драме — злая мачеха, скряга, храбрый герой. В случае драмы и литературы такие архетипы обычно восходят к мифам и басням.


Использование Юнгом термина архетип на первый взгляд похоже. Он неоднократно называет такие вымышленные типовые роли архетипами, причем наиболее часто используется герой. Но для Юнга они гораздо больше, чем узнаваемые персонажи — по сути, они вовсе не персонажи, а символические ключи к истинам о человеческом состоянии и к пути личного просветления.Юнгианские архетипы могут раскрыть устройство мира, то, как он влияет на человеческую психику, и что человек должен делать, чтобы чего-то достичь или, если уж на то пошло, что-то предотвратить. Это инструменты обучения, уроки из первобытных времен, включая ответы. И они делают больше:


Архетипы создают мифы, религии и философские идеи, которые влияют на целые народы и эпохи и накладывают свой отпечаток на них.


Архетипы Юнга не ограничиваются человеческими персонажами — есть также архетипы животных, такие как змей и лев, и объекты, выступающие в качестве архетипов, такие как золото, замок или лес.Существует множество архетипов — некоторые из них известны, многие еще предстоит открыть. Юнг допускает их неограниченное количество: «Архетипов столько, сколько типичных жизненных ситуаций».

Его лучше всего сравнить с математическими компонентами, такими как пи или x уравнения. Юнгианский архетип похож на пи в том смысле, что он имеет фиксированное значение, но его применение практически безгранично. Это похоже на x уравнения в том смысле, что это решение данной проблемы — если эта проблема достаточно значительна.Юнгианские архетипы несут в себе значения, которые человеческий разум должен расшифровать и использовать. Юнг также ассоциирует с формулой:


Архетип — это символическая формула, которая всегда начинает действовать, когда отсутствуют сознательные идеи или когда сознательные идеи подавляются по внутренним или внешним причинам.


В другом тексте Юнг сравнивает архетипы с: «осевой системой кристалла, которая как бы формирует кристаллическую структуру в материнской жидкости, хотя у нее нет собственного материального существования.»Это показывает сходство с миром идей и теории формы Платона, где физические проявления являются не чем иным, как низшими копиями идеальных форм, которые являются единственными полностью реальными вещами, придающими смысл всему в этом мире.


Мардук и Тиамат , Вавилонские божества.


Поскольку архетипы являются символическими компонентами, а не объектами или людьми, они обнаруживаются по их функциям, а не по одежде. Символический элемент, который снова появляется во многих мифах из разных культур или периодов времени и, кажется, имеет какое-то значение в этих историях, с точки зрения Юнга, безусловно, является архетипом:


Образ можно считать архетипом, если можно показать, что он существует в записях истории человечества в идентичной форме и с тем же значением.


Не только это, но и в мире Юнга архетип обладает такой силой, что является его архетипом, где бы он ни появлялся. Его символическая архетипическая функция проявляется даже тогда, когда это не было предусмотрено его пользователем в данном конкретном случае. Именно эта изначальная сила архетипов делает их привлекательными и захватывающими, где бы они ни появлялись. Людей привлекают архетипы, часто они ими одержимы, независимо от того, знают они о своей юнгианской функции или нет. Они чувствуют резонанс со стороны своего бессознательного, узнавая и стимулируя архетип.

Итак, откуда берутся архетипы? Как они появляются и остаются? Юнг не очень разговорчив по этому поводу, но его объяснение полностью идентично объяснению Фрейда о том, как воспоминания включаются в архаическое наследие — посредством повторяющегося опыта. Юнг представляет то же самое для архетипов:


Мне кажется, что их происхождение можно объяснить, только если предположить, что они являются отложениями постоянно повторяющихся опытов человечества.


Невозможно составить полный список юнгианских архетипов, поскольку многие из них еще предстоит открыть.Нет места и для обширного списка архетипов, признанных до сих пор в юнгианской теории. Сам Юнг даже не предлагал листинга. Кроме того, некоторые архетипы можно рассматривать как примеры более фундаментальных или разновидности смеси других архетипов. Это не очень упорядоченная вселенная. Итак, вот лишь некоторые из архетипов, упомянутых Юнгом и его коллегами, и моя собственная попытка их краткого объяснения:

  • Герой , который преследует великие поиски, чтобы реализовать свое предназначение.
  • Я , личность, стремящаяся к своей полной реализации.
  • Тень , аморальный пережиток нашего инстинктивного животного прошлого.
  • Персона , маска и притворство, которые мы показываем другим.
  • Анима и анимус , наши женские и мужские роли и побуждения.
  • Мать , прежде всего в смысле нашей потребности в ней.
  • Отец , прежде всего авторитетная фигура, часто внушающая страх.
  • Ребенок , наше невинное начало со всем нашим потенциалом перед нами.
  • Мудрец , или мудрый старец, обладающий глубоким знанием.
  • Бог , совершенный образ Самости.
  • Богиня , великая мать или Мать Земля.
  • Обманщик , мошенник, подталкивающий нас к переменам.
  • Гермафродит , соединитель противоположностей.
  • Зверь , олицетворение первобытного прошлого человека.
  • Козел отпущения , страдающий от чужих недостатков.
  • Дурак , блуждающий в замешательстве и неверных направлениях.
  • Художник , дальновидный и вдохновенный путь приближения к истине.
  • Мана и другие концепции духовной энергии.
  • Путешествие , представление о поисках самореализации.
  • Жизнь , смерть и возрождение, цикличность существования.
  • Свет и тьма , образы сознательного и бессознательного.
  • Дерево , рост к самореализации.
  • Вода , бессознательное и эмоции.
  • Мастер , разбирающийся в скрытом и необходимом преобразовании.

Главный из юнгианских архетипов — герой, человек, который смело преодолевает огромные трудности, чтобы реализовать свое предназначение. Его можно охарактеризовать как образец для подражания, побуждающий каждого из нас идти вперед и преследовать свои собственные поиски.Фрейд тоже уделял большое внимание герою мифов и преданий.

Герой Юнга встречается с определенными персонажами, событиями и препятствиями на своем пути. Их часто можно узнать из одного мифа в другой, а также из архетипов. Миф о герое — это окончательная формула самореализации, поэтому он занимает центральное место в трактовке мифа Юнга. Другие мифы — даже такие, казалось бы, более масштабные, как мифы о сотворении мира, потопе или апокалипсисе — могут более или менее рассматриваться как компоненты мифа о герое, символизирующие определенные предпосылки или необходимые процессы поиска героя.

Коллективное бессознательное Юнга

Психоанализ мифа

  1. Введение
  2. Зигмунд Фрейд
  3. Тотем и табу Фрейда
  4. Моисей Фрейда и монотеизм
  5. Карл Г. Юнг
  6. Архетипы Юнга
  7. Коллективное бессознательное Юнга
  8. Применение Юнга к мифу
  9. Выводы: личный миф

© Стефан Стенуд, 2006

МИФ

Введение
Мифы о сотворении мира: появление и значение
Психоанализ мифа
Идеи и обучение
Космос Древних
Энциклопедия жизненной энергии

На моем веб-сайте Мифы о сотворении:
Мифы о сотворении во всем мире
Логика мифа
Теории через историю о мифах и баснях
Бытие 1: Первое создание Библии
Энума Элиш, Вавилонское творение
Парадокс творения: Ригведа 10: 129
Создание Xingu
Архетипы в мифе


О файлах cookie


Мои другие сайты


МИФЫ СОЗДАНИЯ
Мифы в целом и мифы о сотворении мира в частности.
ТАОИЗМ
Мудрость даосизма и Tao Te Ching , его древний источник.
ЭНЕРГИЯ ЖИЗНИ
Энциклопедия концепций жизненной энергии по всему миру.
QI ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ УПРАЖНЕНИЯ
Ци (также пишется чи или ки ) с упражнениями для ее увеличения.
И ЧИНГ
Древняя китайская система гадания и бесплатное чтение онлайн.
ТАРО
Значения карт Таро в гадании и бесплатный онлайн-расклад.
АСТРОЛОГИЯ
Полная карта гороскопа и как ее читать.
MY AMAZON PAGE
MY YOUTUBE AIKIDO
MY YOUTUBE ART
MY FACEBOOK
MY INSTAGRAM
MY TWITTER
STENUDD P SVENSKA



Щелкните заголовок, чтобы перейти на веб-страницу, где я представляю все свои книги на английском языке. Щелкните изображение ниже, чтобы перейти на страницу этой книги на Amazon (платная ссылка).





Стефан Стенуд


Обо мне
Я шведский автор художественной и научно-популярной литературы на шведском и английском языках.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *