Значение воли в жизнедеятельности человека: Значение воли в жизни человека, в организации и регуляции его деятельности и общения.

Автор: | 04.06.1973

Содержание

Значение воли в жизни человека, в организации и регуляции его деятельности и общения.

Воля – это сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, выраженное в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении целенаправленных действий и поступков.

Задачей воли является управление нашим поведением, сознательная саморегуляция нашей активности, особенно в тех случаях, когда возникают препятствия для нормальной жизни.

Функцией волевой регуляции является повышение эффективности соответствующей деятельности, а волевое действие предстает как сознательное, целенаправленное действие человека по преодолению внешних и внутренних препятствий с помощью волевых усилий.

Человек, который способен контролировать, координировать и направлять свое поведение, обладает мощнейшим оружием самоконтроля, которое дано человечеству.

И это оружие называется волей. Воля – очень строгое и категоричное свойство. Она предполагает самоограничение, отказ от желаний, влечений в пользу других, более значимых и весомых целей. Человек с волевым характером должен иметь в своем арсенале продуманный план действий. Волевой человек отличается решительностью, смелостью, самоконтролем, принципиальностью, часто – категоричностью, ответственностью, уверенностью в своих возможностях. Волевой человек – это, прежде всего, человек сильный и уравновешенный, точно знающий чего он хочет от жизни и как этого добиться. Такой человек не только всегда четко расставляет для себя жизненные приоритеты и принципы, но и неукоснительно следует им на протяжении всей жизни.

Интересная особенность воли состоит в том, что она способна повышать внимание и побуждать человека к такому действию, которое ему не интересно в принципе, и плюс ко всему не вызывает никакого удовольствия для данного субъекта. Результат и сам процесс волевого действия не вызывает так же и эмоционального удовлетворения, но зато вызывает удовлетворение моральное, от того, что человек все-таки сумел перебороть себя или плохо поддающиеся контролю обстоятельства.

Функцией волевой регуляции является повышение эффективности соответствующей деятельности, а волевое действие предстает как сознательное, целенаправленное действие человека по преодолению внешних и внутренних препятствий с помощью волевых усилий.

Главной психологической функцией воли является усиление мотивации и совершенствование на этой основе сознательной регуляции действий.

Литература:

  1. Жмуров В.А. Большая энциклопедия по психиатрии, 2-е изд., 2012 г.

  2. Маралов В. Г. Основы самопознания и саморазвития. — 2-е изд., стер. – М.: Издательский центр «Академия», 2004. — 256 с.

  3. Абрахам Маслоу. Мотивация и личность = Motivation and Personality / Пер. А. М. Татлыбаевой. — СПб.: Евразия, 1999. — 478 с.

  4. Душков Б.А., Королев А.В., Смирнов Б.А. Энциклопедический словарь: Психология труда, управления, инженерная психология и эргономика, 2005 г.

  5. http://psyera.ru/4459/rasstroystva-vnimaniya

  6. Асмолов А. Г. Психология личности: Учебник. – М., 2003. – 344 с.

  7. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. — СПб., 2009. – 248 с.

  8. http://www.nuru.ru/socio/037.htm

  9. http://www.nuru.ru/socio/036.htm

  10. Шкуренко Д.А. Общая и медицинская психология: Учебное пособие. — Ростов-н/Д.: Феникс, 2002. — 352 с.

  11. Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: В 3 кн. — 4-е изд. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003.

  12. Столяренко Л.Д. Основы психологии. Ростов-на-Дону: Феникс, 2002.

  13. Аверченко Л.К., Залесов Г.М. Психология управления. М.: Инфра, 2000.

Воля и ее значение в жизни человека

Министерство образования и науки Украины Национальный аэрокосмический университет им Н. Е. Жуковского «ХАИ» Кафедра психологии Реферат По курсу: «Основы педагогики и психологии» На тему: «Воля и ее значение в жизни человека» Выполнил: студент 335 группы Павлюченко А. Н. Проверил: преподаватель Евлахова Л. И. Харьков 2004 Нередко, принимая какое-то решение и понимая необходимость действовать, человек не спешит выполнить его. Многие из нас, проснувшись утром и понимая, что надо вставать, не сразу делают это и нежатся в постели хоть несколько минут. Даже психологи не всегда могут объяснить, почему люди иногда ничего не предпринимают для осуществления своих планов, решений, удовлетворения даже остро необходимых потребностей. Когда люди, обладающие необходимыми знаниями, придерживающиеся близких убеждений и взглядов на жизнь, с разной степенью интенсивности приступают к решению стоящей перед ними задачи или когда при столкновении с трудностями одни из них прекращают свои попытки, а другие действуют с удвоенной энергией – эти явления связывают с такой особенностью психики как воля. Воля – это сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, выраженное в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении целенаправленных действий и поступков.
Задачей воли является управление нашим поведением, сознательная саморегуляция нашей активности, особенно в тех случаях, когда возникают препятствия для нормальной жизни. Функцией волевой регуляции является повышение эффективности соответствующей деятельности, а волевое действие предстает как сознательное, целенаправленное действие человека по преодолению внешних и внутренних препятствий с помощью волевых усилий. На личностном уровне воля проявляется в таких свойствах, как сила воли, энергичность, настойчивость, выдержка и др. Их можно рассматривать как первичные, или базовые, волевые качества личности. Такие качества определяют поведение, которое характеризуется всеми или большинством описанных выше свойств. Волевого человека отличают решительность, смелость, самообладание, уверенность в себе. Такие качества

Сила воли

Волевая активность свойственна только человеку, животные лишены этой способности. Поведение человека определяется в основном рассудочной деятельностью, которой лишены животные.
Воля — способность к планомерной, организованной деятельности, направленной на достижение сознательных целей. Под целью понимается предполагаемый результат, к которому должно привести действие. Без воли невозможны ни нравственность, ни гражданственность, невозможно вообще общественное самоутверждение человеческого индивида как личности.

Сила воли — концентрированное выражение мотивации к достижению. Свобода воли, по мнению В. Франкла, неразрывно связана с ответственностью за реализацию смысла своей жизни, необходимую даже в самых трагических ситуациях. Свобода воли есть необходимое условие любой целенаправленной деятельности, субъекту которой присуще чувство ответственности. Сила — это показатель высшей степени проявления воли, а не какой-либо иной позиции на количественной шкале, измеряющей диапазон ее выражений. Не существует понятия «слабая сила воли». Говорят просто: слабая воля.

Воля — нейтрально ориентированная мотивация к достижению. К достижению какой цели — благой или неправедной? Сила воли об этом ничего не говорит. У преступников, особенно воров в законе, тоже сильная воля.

Справка
Воля — способность к выбору деятельности и внутренним усилиям, необходимым для ее осуществления. Специфический акт, несводимый к сознанию и деятельности как таковой. Осуществляя волевое действие, человек противостоит власти непосредственно испытываемых потребностей, импульсивных желаний: для волевого акта характерно не переживание «я хочу», а переживание «надо», «я должен», осознание ценностной характеристики цепи действия. Волевое поведение включает принятие решения, часто сопровождающееся борьбой мотивов (акт выбора), и его реализацию.

Воля, как и любая другая сторона психики, имеет материальную основу, выражающуюся в нервных мозговых процессах. Волевые качества человека определяются отчасти генетически, отчасги воспитываются окружающей средой, входя в структуру характера личности. Тем не менее воля развивается в процессе жизни, человек не рождается с сильной или слабой волей.

Воля — это регулирование человеком своего поведения, выраженное в умении преодолевать внешние и внутренние трудности при совершении целенаправленных действий.

С. Л. Рубинштейн выделял в сложном волевом действии четыре фазы:

  1. возникновение побуждения и предварительная постановка цели;
  2. стадия обсуждения и борьба мотивов;
  3. решение;
  4. исполнение.

Всякое подлинно волевое действие, считал ученый, является избирательным актом, включающим сознательный выбор и решение.

Воля, как говорил И. М. Сеченов, — это деятельная сторона разума и морального чувства. Это положение имеет два важных следствия:

  1. волевое усилие, особенно большое, без надобности человеком проявляться не будет. Его проявление санкционирует разум человека:
  2. направляет волевое действие, решает, совершать поступок или отказаться от него, моральное чувство, этическая воспитанность человека, т. е. моральный компонент воли, который формируется вместе со становлением нравственной личности.

Воля — это способность сознательно контролировать свою деятельность и активно направлять ее на преодоление трудностей для достижения цели. Как полагал А. Н. Леонтьев, волевое действие — это действие, осуществляемое по выбору:

«Выбор есть признак волевого действия. Если же мы говорим о выборе, то естественно ввести еще одно понятие — принятие решения. Волевой акт есть действие в условиях выбора, основанное на принятии решения».

К сожалению, иногда забывают, что воля — это не только умение добиться поставленной цели, но и умение сдержаться, отказаться от поступка, когда это необходимо. С помощью воли человек организует свою деятельность и управляет своим поведением.

Функция воли — регулирование познавательной и практической деятельности человека, корректировка поведения. Значение воли в жизни человека и развитии общества переоценить невозможно. Безвольный человек чего-либо добиться, создать что-нибудь для общества, для себя не может. Его жизнь — трагедия.

Волевой человек становится прекрасным руководителем, государственным деятелем, военачальником. Титанической волей обладали С. П. Королев, Д. М. Карбышев, Г. К. Жуков

Если человека ловят на противоречиях, он комплексует. А надо ли это делать? Если они есть у каждого из нас и появляются естественным порядком, значит, они для чего-то нужны. Иными словами, выполняют какую-то важную функцию в организации внутреннего мира человека. Но почему бы и нет. Если мы составлены из разных миров — мира чувств, мира рассудочных суждений, мира инстинктов и потребностей, мира интересов и т. п., то почему бы не предположить, что между различными по своей сущности мирами не могут возникать несостыковки. Они и проявляются в виде противоречий поведения. А как иначе могут согласовываться совершенно неоднородные миры?

Иное дело, что мы требуем от человека последовательности, принципиальности, умения держать данное слово и многого другого, что прививается искусственно — через воспитание. Его суть и заключается в навязывании нашей разнородной природе однородной нормативной модели поведения, опорными пунктами которой выступают социальные нормы. Кто их придумывает? Каждый из вас под себя? Вовсе нет. Их изобретает общество как усредненные стандарты.

Но усредненное мало годится для индивидуального и неповторимого. Чтобы приспособиться к такой модели, нужна сила воли. Она — основа воспитания. А само воспитание есть прививание искусственной модели поведения, навязанной нам обществом. Мы вынуждены принимать чужие правила игры потому, что живем и общаемся с другими людьми. Чтобы облегчить такое общение, и придумывают общие правила игры. Но наша внутренняя природа то и дело «взбрыкивает». Своим рассудком мы ее критикуем, но очень многое ускользает от него в подсознание. Оно — склад вытесненных и подавленных желаний, наших рабов, которые, подобно Спартаку в Древнем Риме, иногда поднимают восстание. Об этом, собственно говоря, и предупреждает нас психоанализ, изобретенный 3. Фрейдом. Его цель — огородить здорового человека от его больного подсознания. Больным оно становится тогда, когда мы его не в меру перегрузили вытесненными желаниями.

Как оздоровить свою психику, не разрушая тонкую органику подсознания, — вот в чем основная проблема терапевтического психоанализа. По большому счету, в психоанализе не надо искать отмычку, с помощью которой можно поковыряться в нашем или чужом подсознании. В цивилизованных странах не случайно наложен запрет на занятие психоанализом для непосвященных, людей, не имеющих специальной подготовки.

Техники развития воли — Гуманитарный портал

Введение

Современная психология, психотерапия и образование мало занимаются и заинтересованы таким качеством как воля. Поэтому, прежде чем говорить о технике, направленной на её развитие, необходимо сделать кое-какие предварительные замечания по поводу этого, исследованного менее других качества.

В нашу задачу не входит анализ причин такого странного положения вещей — реакции на существовавшее некогда преувеличенное внимание к воле как подавляющему фактору, и сильного сопротивления, с которым приходится сталкиваться при тренировке воли. Хотелось бы лишь обратить внимание на парадокс, при котором само центральное положение воли, его непосредственное отношение к человеческому Я, стало причиной, по которой волей пренебрегали. По справедливому замечанию Ранка, «человек переживает свою индивидуальность в терминах воли, а это означает, что существование его личности тождественно его способности выражать в этом мире свою волю» (цит. по: Progoff I. Death and Rebirth of Psychology, p. 210). Кроме того, как мы уже указывали при описании других техник, человек чаще всего не осознает своего Я и, следовательно, точно так же не осознает непосредственную функцию этого Я, то есть волю.

В мире преобладают два очень односторонних представления о воле. Первое видит в ней механизм подавления и обуздания, целью которого является нечто, подобное укрощению диких зверей. Второе связывает волю с насильственным продвижением вперёд, сравнимым с тем, что происходит, когда человек толкает сзади застрявший автомобиль. Нам кажется это сравнение настолько удачным, что и дальше при объяснении некоторых положений, капающихся воли, мы будем к нему обращаться.

Анализ воли показывает, что она имеет несколько фаз или стадий, о которых пойдёт речь ниже. Однако, имея в виду практические цели развития и воспитания воли, мы будем в основном рассматривать завершённый, эффективный и успешный акт воли и её использование, то есть волю в действии.

Поэтому для того, чтобы тренировать волю, нет необходимости иметь о ней законченную теорию или представление, либо решать, какая из её стадий наиболее важна и присуща воле как таковой. Цель воспитания воли очевидна: без неё нельзя ни принять решений, ни добиться их выполнения. Без неё невозможно выделить время и усилия для использования любой другой техники, а следовательно, невозможна и сама работа по психосинтезу. Но есть у воспитания воли и ещё одна более важная и неотложная задача — это развитие воли для развития воли. Те из наших пациентов, которые говорят, что у них нет воли, на самом деле обладают какой-то волей, поскольку воля — есть прямая функция Я, правда, пребывающая в латентном состоянии. Таким людям необходимо научиться использовать хотя бы свой маленький «капитал», свой малюсенький запас воли, вырастить и усилить его в такой степени, чтобы он превратился в важный и значительный фактор, которого было бы достаточно хоть на каком-то отдельном этапе психосинтеза, не говоря уже о той безграничной пользе, которую может вообще принести постоянно крепнущая воля.

Как уже было сказано, нас интересует тренировка воли в целом на всех её этапах или, выражаясь более точным языком, достижение законченного волевого акта.

  1. Первая фаза применения воли включает в себя:
    • а) задачу — цель — намерение;
    • б) оценку;
    • в) мотивацию.

    Поскольку мы рассматриваем сознательную волю, здесь прежде всего приходится говорить о задаче или цели, ибо без сознательной задачи не может идти речь о чистой воле. После того, как принято решение относительно цели, появляется намерение её достичь, и возникает мотивация.

    Стремясь избежать ошибочных представлений, которые могли бы отбросить психосинтез на уровень психологии XIX века, исключавшей из рассмотрения воли наиболее важные бессознательные факторы, мы сразу хотели бы оговорится: психосинтез возник из психоанализа, и по этому должно быть совершенно очевидно, что ни о каких исключениях такого рода не может быть и речи. Автор ни в коей мере не закрывает глаза на существование очень сложных бессознательных мотивов, действующих за пределами уровня осознавания. Поэтому развитию воли должно предшествовать исследование бессознательного, одним из наиболее важных и самых полезных моментов которого является вскрытие бессознательных мотивов и их рационализации, чтобы они стали доступны сознательному Я человека. В процессе психосинтеза мы полностью учитываем этот наиболее важный аспект психоанализа.

    Вследствие этого, рассмотрение мотивации в основном сводится к обнаружению бессознательных влечений, но после того, как они оказываются вскрыты, важно не впасть в ошибки психологии XVIII века, осуждавшей и подавлявшей эти влечения. Функцией воли является их использование и обеспечение их взаимодействия в процессе достижения выбранной цели.

    Мотивация обязательно предполагает оценку. Как мы уже указывали, оценка неизбежна и в определённом смысле просто необходима. Истинная оценка может осуществляться только при наличии шкалы ценностей, которая в свою очередь выражает философскую концепцию жизни и мира данного человека (Weltanschaunung). Такая концепция или философия есть у каждого, но обычно она не существует в каком-то определённом виде. Часто она достаточно призрачна и содержит много противоречий. Кстати, с точки зрения автора, разъяснение и осознание позиции Я и его отношения с миром является наиболее продуктивной стороной экзистенциального анализа. Понятно, что задача или цель, на выполнение которой будет направлена воля, должна обладать очевидной положительной ценностью или, в терминологии Левина, «положительной валентностью».

  2. За фазой оценки следует фаза рассмотрения, обдумывания, взвешивания. В каждой отдельной ситуации может создаться впечатление, что обдумывать нечего и предпочтение следует отдавать наиболее высокой из возможных целей или задач. Однако на самом деле всё обстоит несколько сложнее. Цель или задача не только должны обладать высокой ценностью, но и быть достижимы. Можно представлять себе высокие цели, но одновременно понимать, что их достижение нереально, по крайней мере — в существующих психологических и физических условиях. Поэтому, прежде чем перейти к следующему этапу (решения и выбора), в процессе обдумывания и рассмотрения нельзя автоматически останавливаться на самой высокой задаче; необходимо учитывать разнообразные условия и обстоятельства. Даже если альтернативная цель не будет столь высока, она в данной ситуации может оказаться гораздо более важной. Здесь при обдумывании и взвешивании многочисленных обстоятельств от человека потребуется мудрость, ибо каждый случай отличается уникальностью.
  3. На третьем этапе волевого действия принимается решение. Это очень трудный этап, ибо здесь происходит выбор, противоречащий свойственному человеку стремлению «съесть пирог и одновременно сохранить его». С точки зрения психоанализа это можно назвать следованием принципу удовольствия, который по своей природе иррационален. Вместо этого, принимая обдуманное решение, человек использует принцип реальности, который по своей природе относителен и основан на том, что нельзя иметь все одновременно и всегда приходится выбирать из нескольких возможностей одну. Раньше психологические работы, посвящённые воле, рассматривая этот момент, подчёркивали его негативную сторону и использовали термин «отречение». Однако нам кажется, что в теоретических и особенно практических целях гораздо лучше использовать положительно окрашенный термин «предпочтение». Выбирая и принимая решение, мы отдаём предпочтение тому, что на наш взгляд является более привлекательным и достижимым по сравнению с другими вариантами, от которых мы отказываемся. Трудность волевого решения состоит в том, что человек прямо или косвенно понимает: решение предполагает ответственность, решение есть свободный акт, влекущий за собой ответственность. Не так давно некоторым исследователям, и в их числе Э. Фромму, удалось очень наглядно показать как отдельные личности и целые сообщества совершенно удивительным образом бегут от свободы. За это бегство от ответственности им приходится заплатить отказом от одной из величайших человеческих ценностей — свободной воли.

    Здесь же хотелось бы упомянуть широко известный факт, что нерешительность является одним из самых ярких симптомов депрессий. Впрочем, об этом мы ещё будем говорить в связи с ограничениями при тренировке воли.

  4. Четвёртая фаза акта воли, непосредственно следующая за принятием решения — утверждение в этом решении. Эффективное утверждение в решении нуждается в нескольких факторах. Первым из них является вера. И это не просто «доверие», это живая, динамичная вера, более того, твёрдая уверенность. Если её нет, основой для утверждения может стать готовность или решение «попытаться», рискнуть, стремление к приключению.

    Утверждение в решении состоит из заявления или приказа, который человек даёт сам себе. Оно предполагает использование повелительного наклонения и таких слов, как латинское «Fait» или «да будет так». Интенсивность или «психологический накал» утверждения определяет степень его эффективности.

    Часто человеку бывает необходимо время от времени повторять или, скорее, вновь подтверждать своё решение. Это придаёт ему большую силу и помогает преодолевать встающие на пути преграды. Важно понимать, что иногда утверждение решения может вызвать обратные реакции. И это необходимо объяснять пациентам. Тогда они не окажутся застигнуты врасплох, и вместо того, чтобы опустить руки, смогут спокойно эти реакции перенести и научатся их преодолевать. Повторное подтверждение решения и является одним из способов такого преодоления.

  5. Пятая фаза волевого акта состоит в планировании, организации деятельности в соответствии с чётко намеченной программой. Для этого необходимо заранее представлять себе различные шаги или этапы, которые необходимо пройти от начальной точки до конечной цели полного претворения задачи. Естественно, что в некоторых случаях конечная цель будет достаточно далека, но тогда можно иметь в виду несколько промежуточных целей, постепенно подводящих к полной реализации плана. Поэтому необходимо иметь ясную, мудрую, хорошо организованную программу последовательных шагов или промежуточных задач.

    Здесь есть опасность впасть в две противоположные ошибки. Одна из них состоит в том, что человек настолько поглощён основным направлением и конечной целью волевого акта, что теряет ощущение реальности. Во втором случае, наоборот, промежуточные задачи и способы их достижения становятся настолько важны и значимы, что человек теряет из виду конечную цель или начинает уделять слишком большое внимание способам её достижения.

  6. Шестая фаза волевого акта состоит в том, чтобы направлять выполнение решения. Здесь возникает потребность в двух удивительных свойствах воли в целом. Это, во-первых, динамическая сила воли, её направленная движущая энергия, а во-вторых — настойчивость или выносливость. Конечно, в идеале воля должна сочетать максимальную движущую силу и максимальную выносливость и настойчивость, но чаще мы сталкиваемся с тем, что у одних людей преобладает одно свойство, а у других — другое. Кроме того, для некоторых задач необходим в основном динамический аспект воли, а для других — менее напряжённых, но более продолжительных — терпение и настойчивость. Поэтому вопрос о том, какой из этих двух аспектов воли превалирует в конкретном человеке, и какое из них больше требуется для выполнения данной задачи, носит достаточно субъективный характер. Очевидно, что при развитии воли больше внимания должно уделяться тому её аспекту, который сравнительно менее развит у данного человека.

Динамическая воля проявляется в основном через утверждение и приказ «да будет так», в то время как настойчивая воля необходима для одной из наиболее эффективных техник, использующих волю для того, чтобы постоянно удерживать в центре внимания чёткую мыслительную картину или образ. Такие удерживаемые образы обладают невероятной силой, но об этом мы будем говорить ниже, рассматривая работу с воображением и визуализацией.

Ещё одно свойство, необходимое для конечного этапа выполнения решения, состоит в удерживании направления, то есть в однонаправленности. Кроме того, требуется ещё и способность «подавлять», в смысле — исключать и уничтожать, все препятствия, которые могли бы помешать использованию воли на этапе выполнения решения.

Как уже было указано, первая задача при развитии воли заключается в том, чтобы увеличить индивидуальный «капитал» пациента, активное участие самой его воли. Другими словами, это воспитание воли для того, чтобы сама воля стала более эффективной. Для этого первым делом необходимо мобилизовать у пациента всю энергию его влечений и направить её на развитие воли.

1. Мобилизация энергии

Первым обязательным условием воспитания воли является серьёзное решение посвятить этому всё необходимое время, энергию и средства. Когда мы сообщаем об этом пациенту, он может начать возражать, что для этого ему нужна твёрдая и решительная воля, а как раз ее-то ему и не хватает. Это возражение не выдерживает критики, поскольку у каждого есть по крайней мере какая-то воля, и даже если она существует лишь в зачаточном состоянии, для начала её должно быть достаточно.

Для того чтобы добиться успеха, совершенно необходимо провести определённую подготовительную работу и создать первоначальный стимул и стремление. Подобная работа должна возбудить в пациенте сильное эмоциональное желание развить в себе волю, которое бы затем трансформировалось в твёрдое решение сделать всё необходимое, чтобы этого добиться. Ниже приводится упражнение, которое поможет пациенту достичь такого состояния. Форма упражнения позволит терапевту непосредственно использовать его в работе с пациентом или же попробовать на себе.

Упражнение № 1
Часть А:

Устройтесь поудобнее, постарайтесь расслабиться.

  1. Постарайтесь как можно живее представить себе всё те неприятности, которые доставило вам и вашим близким отсутствие у вас достаточно развитой воли. Представьте себе всё те неприятности, которые ещё могут из-за этого произойти у вас в будущем. Подробно исследуйте каждую из них, стараясь чётко определить, в чём она состоит. Затем напишите список этих неприятностей. Ощутите в себе всё те чувства, которые вызвали в вас эти воспоминания и ожидания: стыд, недовольство собой, стремление избежать повторения подобного поведения и настойчивое желание изменить существующее положение дел.
  2. Как можно живее представьте себе всё преимущества, которые может принести вам развитие воли, все те блага и радости, которые вы и ваши близкие от этого получат. Подробно исследуйте каждое из этих преимуществ. Постарайтесь чётко сформулировать каждое из них и затем запишите их. Полностью отдайтесь чувствам, которые вызовут у вас эти мысли: радость открывающихся перед вами возможностей, острое желание их реализовать, сильное стремление начать сразу же.
  3. Постарайтесь как можно лучше представить себе, что вы обладаете сильной и настойчивой волей. Представьте, как вы твёрдо и решительно шагаете, как решительно ведёте себя в различных ситуациях: вы сосредоточены на достижении задуманного, умеете мобилизовать все свои усилия. Представьте, как вы настойчивы, как хорошо можете управлять своим поведением. Ничто не в состоянии вас смутить. Представьте себе, как вы достигаете успеха в задуманном. Постарайтесь подобрать ситуации, аналогичные тем, в которых вам раньше не удавалось проявить достаточную силу воли и настойчивость. Представьте себе, как в подобных же ситуациях вы проявляете желаемые качества.
Часть Б:

Подберите литературу для чтения, которая бы развивала и поддерживала в вас чувства и решимость, вызванные первой частью этого упражнения. Это должна быть ободряющая, оптимистическая и динамическая литература, стимулирующая веру в собственные силы и побуждающая к действию. Однако для того, чтобы это чтение принесло действительную пользу, необходимо, чтобы оно проходило определённым образом: читайте медленно, полностью сосредотачиваясь на том, о чём идёт речь, отмечая отрывки, которые производят на вас особое впечатление, и переписывая то, что покажется особенно поразительным и соответствующим вашему случаю. Хорошо несколько раз перечитать эти отрывки, как следует ими проникнуться. Для этой цели лучше всего подойдут биографии выдающихся людей, обладавших сильной и конструктивной волей, или же другие книги, непосредственно направленные на пробуждение желаемой внутренней энергии. Посвятив некоторое время подобному чтению, вы почувствуете в себе растущее, даже острое желание немедленно приступить к работе. Это будет как раз подходящий момент, чтобы со всей доступной вам твёрдостью решиться посвятить своё время, энергию и все возможные средства на развитие в себе воли.

Однако хочу вас предупредить: ни в коем случае никому не рассказывайте о своём решении, даже если из самых лучших побуждений вам захочется уговорить кого-то последовать вашему примеру. Разговоры обычно ослабляют накопленную энергию, необходимую для действия. Кроме того, если другие узнают о вашей цели, это легко может вызвать скептические и обидные замечания, а они в свою очередь посеют в вас сомнение и уныние. Работайте молча. Во всяком случае, вреда от этого не будет.

Две части приведённого выше упражнения представляют собой одну из техник, или, скорее, один из методов, направленных на мобилизацию других влечений, чтобы вызвать усиление той энергии воли, которая в вас уже существует.

Упражнение № 2. Выполнение бесполезных упражнений

Эта техника состоит в выполнении действий, не имеющих никакого иного смысла, кроме тренировки воли. Их можно сравнить с гимнастическими упражнениями, которые имеют значение лишь для развития мышц и улучшения нейромышечной координации и физического состояния человека в целом. Эта техника была впервые предложена Вильямом Джеймсом в его книге «Беседы с учителями»: «Поддерживайте в себе способность дерзать с помощью ежедневного короткого, вполне бессмысленного упражнения. Систематически проявляйте героизм в каких-то ненужных мелочах: каждый день или через день совершайте что-то, что не имеет никакого иного смысла, как просто преодоление препятствия, и когда наступит час действительного испытания, вы сможете встретить его во всеоружии. Аскетизм подобного рода сродни страховке, которую мы выплачиваем за дом и прочую собственность. Отдавая эти деньги, мы не получаем взамен ничего, и весьма маловероятно, что они когда-нибудь к нам вернутся. Но, случись в доме пожар, страховка спасёт нас от разорения. Так же и с человеком, который ежедневно в мелочах вырабатывал в себе сосредоточенность, энергичную волю и способность к самоотречению. Когда все вокруг него зашатается, и окружающие его более изнеженные смертные будут сметены стихией, он останется стоять неколебим, как скала» (James W. Talks to Teachers. New York: Henry Holt, 1912, p. 75–76).

К аналогичной практике прибегал и И. Бойд Барретт. Она описана в его книге «Сила воли» (Barrett E. Boyd. Strength of Will. New York: Harper, 1931).

Упражнение № 3. Упражнение на воспитание воли в обыденной жизни

Следующая группа упражнений на развитие воли основана на использовании бесчисленного числа возможностей, которые таят в себе каждодневные заботы и обязанности. Для этого может подойти большинство занятий: наши жизненные устремления, внутренние установки и то, как мы выполняем эти занятия, легко могут превратить их в прекрасные упражнения для тренировки воли. Таким упражнением, например, может быть, утренний подъём, если вставать за десять-пятнадцать минут до обычного времени. То же самое можно сказать и об утреннем одевании, если поставить перед собой задачу производить каждое движение сосредоточенно, быстро и точно однако не торопясь. При этом можно в себе развить очень важное в быту свойство — научиться «торопиться не спеша». Современная напряжённая жизнь со всеми её стрессами заставляет нас спешить даже в тех случаях, когда в этом нет необходимости, просто в силу привычки.

Торопиться без суеты не просто, но вполне возможно. Если этому научиться, вы сможете действовать эффективно и добиваться хороших результатов без напряжения и чрезмерной усталости. Такое умение даётся нелегко. Оно требует почти расщепления личности — на того, кто действует, и того, кто в то же время наблюдает за этими действиями. Но даже если вы просто постараетесь сделать это, такая попытка станет хорошим способом развития воли.

Точно так же и в течение всего остального дня — будь это на службе, на производстве или дома — можно выполнять многочисленные упражнения для развития воли, которые одновременно помогут вам выработать определённые необходимые качества. Научиться, например, сохранять в себе душевный покой и «осознавать себя» во время рутинной работы, вне зависимости от того, насколько она скучна и утомительна. Или управлять своими чувствами и контролировать выражение нетерпения, сталкиваясь с небольшими неприятностями и раздражающими факторами, как, например, когда вы едете в набитом транспорте, ждете, когда откроется дверь, или видите ошибки подчинённых или несправедливость со стороны руководства.

И уже позже, в конце дня, дома, нам представляется масса возможностей для подобных упражнений: можно стараться контролировать себя, когда у вас возникает желание дать волю плохому настроению, которым вы обязаны какому-то раздражению, заботам или неприятностям на работе. Попытайтесь спокойно воспринимать происходящее и улаживать все домашние неурядицы. Bo время еды можно выполнять упражнение, полезное не только для воспитания воли, но и для здоровья: контролируйте желание или импульсы быстро есть, когда думаете o работе, и так далее. Необходимо заставить себя хорошо пережевывать пищу и есть в спокойном, расслабленном состоянии. Вечером нам открываются новые возможности для тренировки воли, например, не поддаваться соблазнам, которые отвлекли бы нас от выполнения задуманного.

И на работе, и дома мы должны, если это возможно решительно прекращать работу, почувствовав, что устали, и останавливать в себе стремление ускорить темп, чтобы быстрее её закончить. Вместо этого лучше дать себе возможность по-умному отдохнуть. Гораздо полезнее сделать короткий перерыв, только почувствовав усталость, чем потом, переутомившись, отдыхать долго. Когда в промышленности были введены короткие и частые перерывы для отдыха, это заметно повысило производительность труда.

Во время такого отдыха достаточно сделать несколько физических упражнений или расслабиться, прикрыв на несколько минут глаза. Усталость, вызванная умственной работой, обычно лучше всего снимается физическими упражнениями, хотя каждый сам на опыте должен выяснить, что ему больше подходит. Одним из достоинств таких частых и коротких перерывов является то, что человек не теряет интереса и стремления к совершаемой работе и одновременно преодолевает усталость и нервное напряжение. Упорядоченный ритм деятельности обеспечивает гармонию нашего существования, а гармония является универсальным законом жизни.

Для тренировки воли полезно стараться ложиться в определённое время, решительно прекращая увлекательное чтение или интересную беседу. Трудно, особенно в начале, добиться успеха во всех этих упражнениях, и, если взяться сразу за все одновременно, это легко приведёт к тому, что у вас опустятся руки. Потому лучше начать с нескольких упражнений, которые бы равномерно охватывали весь день. Когда вы добьётесь успеха в них, добавьте новые, что-то замените, что-то измените. Выполняйте упражнения заинтересованно и с удовольствием, отмечая удачи и неудачи, записывая все свои достижения и поражения и стараясь относиться к ним со спортивным задором. Так вам удастся избежать слишком жёсткой и заорганизованной жизни; вы можете сделать интересным и ярким то, что иначе превратилось бы утомительные обязанности. Кроме того, сами того не подозревая, вашими союзниками станут все, с кем вам приходится сталкиваться. Например, строгий начальник или занудный партнёр станут чем-то вроде параллельных брусьев, на которых будет развивать свои способности и силу ваша воля к улучшению человеческих отношений. Если слишком долго не подают еду, это прекрасный шанс потренировать в себе терпение и душевный покой, а кроме того — возможность почитать интересную книгу. Слишком разговорчивые друзья и любители поболтать помогут научиться сдерживать себя во время беседы: благодаря им вы сможете овладеть умением отказаться от участия в ненужном разговоре. Искусство сказать «нет» является очень трудным, но очень полезным делом.

Упражнение № 4. Физические упражнения для воспитания воли

Физические упражнения могут быть весьма эффективны, если их использовать специально для развития воли. Как сказал французский писатель Жиле (Gillet), «гимнастика является начальной школой для воспитания воли… и служит образцом воспитания ума». На самом деле, любое физическое движение есть акт воли, приказ, данный телу; и настойчивое повторение этих актов, производимое сосредоточенно, старательно и терпеливо, тренирует и закаляет волю. При этом возникает ощущение физической энергии, усиливается кровообращение — конечности становятся теплыми, подвижными и послушными. Все это создаёт ощущение моральной силы, решительности и совершенства, которые повышают тонус воли и способствует увеличению её энергии. Однако следует ещё раз подчеркнуть, что наибольшую пользу эти упражнения принесут только в том случае, если мы будем их делать единственной или, по крайней мере, главной целью — воспитания воли.

Упражнения нужно выполнять с большой точностью и вниманием. Нельзя, чтобы они были чересчур энергичными или слишком расслабленными. Каждое движение или серия движений должна выполняться с живостью и решительностью. Наиболее подходящие для этих целей спортивные упражнения не должны иметь силовой или слишком возбуждающий характер, здесь скорее подходят упражнения, требующие от человека терпения, спокойствия, ловкости и мужества. Они должны допускать возможность прерваться и предполагать разнообразие движений.

Для тренировки воли подходит большинство спортивных занятий на открытом воздухе. Особенно для этого хороши гольф, теннис, катание на коньках, ходьба и альпинизм. Но даже если у вас нет возможности заниматься одним из этих видов, всегда можно подобрать физические упражнения, которые годятся для уединенных занятий дома.

2. Комментарии к упражнениям

Наиболее часто встречающаяся трудность состоит в том, что обладающие небольшим изначальным запасом воли люди могут сделать упражнение один-два раза — и все. Очень сложно мотивировать пациентов к тому, чтобы они выполняли что-то постоянно, ибо здесь мы сталкиваемся с замкнутым кругом: для того, чтобы эффективно выполнять упражнения на развитие воли, изначально необходим какой-то запас воли.

В этом случае хорошо прибегнуть к техникам, предлагаемым Бодуэном (Baudoin). В них используется поддержка других побуждений человека, способных служить лучшим стимулом, чем чистая воля. Эти побуждения совсем не обязательно должны относиться к высшему уровню. Это как раз один из примеров того, как использовать так называемые «низшие» или «примитивные» влечения и побуждения для достижения высших целей. Здесь могут оказаться полезными гордость, тщеславие, в случае положительного переноса — стремление доставить удовольствие терапевту, самоутверждение и так далее. Хорошую службу могут сослужить даже более примитивные стимулы вроде похвал или объективных наград. Мы обратили внимание на то, что лучше всего действуют стимулы, использующие «азартные» инстинкты человека, его влечение к игре, стремление потягаться с самим собой. Для этого необходимо определённое умение дезидентифицироваться, поскольку Я человека «соревнуется» с его субличностями и влечениями, стремясь рассматривать это как игру, не принимая все слишком близко к сердцу, и, как настоящий спортсмен, просто стараясь победить. Сама заинтересованность в игре уже является стимулом, обладающим привлекательностью и не вызывающим сопротивления или активного противодействия, которое бы могло возникнуть при более насильственном использовании воли.

Применяя все техники вообще, а техники по развитию воли — в особенности, необходимо внимательно следить за тем, чтобы не вызвать сопротивления бессознательного, не восстановить его против этих техник. Один из способов, позволяющих не допустить такого сопротивления, — посоветовать пациенту не слишком серьёзно относиться к этим техникам, не впасть в педантизм и не вызвать досаду бессознательного. Наоборот, задача состоит в том, чтобы завоевать расположение бессознательного, сделав эти упражнения интересными и привлекательными для него, а это как раз и свойственно игре. Кстати говоря, на это следует ещё больше обратить внимание учителей, применяющих психосинтез в образовании.

Игровое отношение ни в коем случае не мешает эффективности техники, но уменьшает противодействие сопротивления и возможность бессознательного бунта.

3. Соображения по практическому применению

Главная проблема практического применения этих упражнений и использования воли состоит в том, как сохранить равновесие между различными сторонами или фазами воли, которые были описаны выше.

Здесь прежде всего надо стремиться к тому, чтобы пациент увидел или осознал существующее положение дел. Затем можно предложить приемлемый для него план достижения желаемого равновесия или гармонизации, и уже после этого обучить конкретным техникам, которые вводятся в правильной последовательности, чтобы пациент смог добиться желаемого результата. План действий и конкретные техники зависят от того, какая именно из фаз воли должна быть развита, и поэтому иногда эти техники могут быть абсолютно противоположными.

Первая фаза — определение цели — является слабым местом у многих пациентов. Кроме того, часто случается, что сильная воля человека полностью поставлена на службу очень сильного, всепокоряющего влечения. Это встречается настолько часто, что объясняет и в какой-то степени оправдывает удивительное нежелание человека признать, что личная воля вообще существует — ведь очень часто она скрыта, замаскирована под всепоглощающее влечение. В современной психологии вообще есть тенденция исключить необходимость самого понятия воли и рассматривать момент принятия решения как результат борьбы противоположных сил, имеющих по большей части эмоциональный характер. Это обычное детерминистическое представление о, так сказать, параллелограмме сил, которое, полностью отвечая теории Фрейда, не совсем соответствует человеческому опыту. Воспитание воли доказывает, что воля может быть выделена как самостоятельное понятие, отделена от влечений и даже противопоставлена им. Модель или аналогия с параллелограммом сил слишком груба. На самом деле, воля или изъявляющее волю Я человека — это не только истинная, независимая энергия соперничающая с влечениями. Она является или может являться организатором и координатором этих влечений, используя их в каком-то смысле на другом уровне, в другом измерении. Поэтому, если воле удаётся удержаться и не опуститься до одного уровня с соперничающими влечениями, высвобождаясь, она способна стать сверх-силой.

Техника, применяемая в тех случаях, когда самым слабым местом пациента является осознавание цели и тщательное обдумывание, состоит в том, чтобы, во-первых, он осознал в себе этот недостаток и то, к чему он ведёт. Затем следует помочь ему сознательно оценить эту ситуацию, выработать ясное представление о жизни и о её ценностях, и уже на этой основе помочь ему найти или выбрать цель и обдумать пути её достижения.

Что касается третьей фазы принятия решения, то, если, несмотря на благополучное развитие первого этапа, пациент всё-таки сталкивается с трудностями выбора, следует проанализировать причины этих трудностей. Они могут происходить из-за нежелания видеть альтернативные варианты решений или нежелания отдать чему-то предпочтение, поскольку это, конечно же, означало бы необходимость отвергнуть или отказаться от других возможностей. Последнее может быть трудно пациентам с сильной волей, которые вообще не приемлют отказа от чего бы то ни было и хотят осуществления всех возможностей сразу. Это свойственно сильной воле эгоистических личностей, и в этом случае мы имеем дело с чрезмерным развитием того аспекта воли, который характеризуется силой, и недостаточным развитием стадии обдумывания и принятия решения, влекущего за собой такой отказ.

Пятая фаза планирования и организации также может оказаться сложной или недостаточно развитой у людей, способных принимать быстрые решения и обладающих динамической волей. Иногда они чересчур уверены в ceбe, а иногда слишком нетерпеливы, столкнувшись с необходимостью медленного, тщательного планирования, требующего от человека внимания ко всем ситуации, а также мудрости и чувства меры. Они норовят сразу же броситься выполнять план, не дожидаясь, пока он будет продуман во всех деталях, или, более того, сломя голову стремятся к заветной цели не думая ни о возможных препятствиях, ни об уместности своих действий — без учёта реальной ситуации, реакций окружающих и так далее. Такие люди часто терпят неудачи в связи с реакциями, которые они необдуманно вызывают у окружающих. Нет сомнения, что таким пациентам необходима активная помощь терапевта. Он должен научить их признавать значение и необходимость этой фазы.

Другими словами, во время сеанса мы начинаем с цели, которую поставил перед собой сам пациент и помогаем ему подробно обдумать все необходимые для её достижения шаги. Приведём довольно частый пример: молодая незамужняя девушка приходит на консультацию к терапевту и сообщает: «Я хочу быть киноартисткой. Хочу уйти из дома и уехать в Голливуд». Само собой разумеется, что мы не отвергаем её цель, а говорим: «Хорошо. Давайте решим, как это сделать. Подумаем, что предполагает ваша цель. Вы ведь хотите достичь, значит, надо составить план, как это сделать». Если мы покажем, что принимаем её цель и выразим готовность помочь, она скоро поймёт, что именно предполагает её цель и её влечение и какое количество трудностей ей придётся преодолеть. Это очень простой пример. На практике приходится сталкиваться с гораздо более тонкими и менее очевидными случаями.

Рассматривая шестую фазу — направление выполнения решения, мы видели, что она требует от воли очень важных качеств — чёткого и твёрдого представления цели, однонаправленности, динамической энергии, настойчивости и самоограничения. Для того, чтобы добиться успеха, присутствия только одного из этих свойств может быть недостаточно. Под «самоограничением» мы понимаем готовность и способность хотя бы на некоторое, а иногда и на достаточно длительное, время отказаться от других целей и планов, не дать себе слишком увлечься средствами достижения цели — как в смысле того, чтобы средства не стали самоцелью; так и в смысле исключительной приверженности каким-то определённым средствам в ущерб другим.

Таким образом, динамическая воля может использоваться для воспитания настойчивости, если той мало или не хватает, и наоборот, настойчивость способствует применению техник, которые в свою воспитают силу воли. Выше мы уже приводили пример последнего. В нём за основу берётся чёткое понимание человеком преимуществ сильной воли и недостатков слабой. Если вы упорно и настойчиво будете к этому возвращаться, динамический аспект воли вырастет.

Здесь следует повторить, что пациенты, находящиеся в депрессивном состоянии, требуют особой осторожности со стороны терапевта, но к этому мы ещё вернёмся более подробно в разделе, посвящённом ограничениям и противопоказаниям.

Показания к применению

То, что техники по развитию воли необходимо применять во всех тех случаях, когда воля слишком слаба и неэффективна, очевидно и не требует объяснений. А вот то, что эти техники обычно не применяются, действительно требует внимания!

В основе их использования лежит анализ воли, который показывает, что воля как таковая изначально существует и функционирует во всех пациентах или испытуемых. Поскольку, как мы видели, воля имеет несколько фаз, можно предположить (а на практике так чаще всего и бывает), что одна из фаз оказывается развита или даже слишком развита, а другая слишком слаба, почти незаметна. Поэтому прежде всего необходимо установить, какая из пяти фаз воли требует особого развития! Некоторые люди обладают быстрой и решительной волей, но лишены настойчивости или способности добиваться чего-то во что бы то ни стало. Для других наиболее сложной является фаза принятия решения, хотя после того, как оно принято, остальные аспекты воли оказываются вполне адекватными и достаточно развитыми. Именно поэтому воспитание воли требует дифференцированного подхода и понимания того, какой из её компонентов нуждается в специальном развитии.

Ограничения и противопоказания

Этот момент очень важен и требует особого внимания. Есть много людей с чрезмерно развитой личной волей — обычно она направлена на самоутверждение и подавление других людей. Мы называем эти случаи «адлеровскими», поскольку именно Адлер замечательно описал подобный тип, хотя с нашей точки зрения, он сильно преувеличивал его значение и уделял ему слишком большое внимание, в каком-то смысле распространив свою интерпретацию и объяснение на все случаи вообще. Тем не менее типичные адлеровские типы встречаются достаточно часто, и в подобных случаях дальнейшее развитие личной воли явно противопоказано.

Кроме этих «адлеровских случаев», у некоторых пациентов встречается чрезмерное развитие какой-то одной фазы воли. Особенно опасной является гипертрофия динамического аспекта воли, которая может приводить к болезненным и даже разрушительным последствиям в особенности у окружающих. Поэтому необходимо продумать, как устранить или свести до минимума этот опасный недостаток. Для этого существует три способа:

Первый — состоит в том, чтобы стараться поддержать равновесие, то есть, как уже было показано выше, чтобы все фазы воли были одинаково и гармонически развиты.

Второй — и более важный — предполагает развитие в человеке других функций, которые бы ограничивали и уравновешивали функцию воли. Здесь мы в основном имеем в виду высшие аспекты чувств: развитие любви к людям, сострадания, любящего понимания окружающих, этического чувства, ответственности за своё воздействие на других. Наивысшим выражением этого является невозможность нанесения вреда другим.

Третий — и самый высший способ частично включает в себя и второй. Это пробуждение к действию духовной воли, связанное с постижением духовного (высшего) Я. Духовная воля ограничивает и использует личную волю человека не только самым безвредным, но и самым конструктивным способом, освобождая её от эксплуатации доминирующих влечений, во власти которых она часто находится. Обычно воля является рабом одного или нескольких влечений человека. И здесь необходимо прежде всего добиться того, чтобы личное Я дезидентифицировалось от этих влечении, а затем, чтобы личная воля встала на службу духовной воле, или, другими словами, духовная воля, духовное Я подчинило себе и начало использовать личную волю.

Существует некоторая разница — которую, кстати, не всегда понимают — между полностью пробудившейся духовной волей, с одной стороны, и подчинением личной воли высшим чувствам — с другой. Для многих пациентов на определённом этапе лечения последнее может стать линией наименьшего сопротивления, иными словами, эмоциональная энергия, мотивирующая волю переходит с низшего уровня на высший, продолжая оставаться эмоциональной мотивирующей силой хотя и ставящей перед собой более конструктивные цели. Но задачей психосинтеза, конечно же, является первое, то есть установление прямого отношения с духовной волей, с Высшим Я. А это означает воспитание конструктивной, сильной, настойчивой и мудрой воли — одним словом, слияние того, что мы считаем одними из основных энергий человека, — энергии воли и энергии любви; таким образом, в результате у нас в распоряжении оказывается «любящая воля».

Использованное выше слово «слияние» можно заменить сочетанием «органическое функционирование», ибо речь идёт о функциональном слиянии, а не о настоящем слиянии в прямом смысле этого слова. Здесь подойдёт аналогия из биологии: в организме человека нет материального слияния органов и частей тела, мы можем их анатомически и физиологически вычленить. Их слияние представляет собой функциональное единство, управляемое тем, что можно было бы назвать включённым в эту систему очень эффективным аппаратом, главное звено которого находится в центральной нервной системе и который действует через другие нервные центры и эндокринные железы.

При тренировке и использовании воли существует одно очень чёткое ограничение, касающееся третьей фазы принятия решения. Как известно, нерешительность является одним из наиболее распространённых симптомов у людей находящихся в депрессивном состоянии или, как говорил Жане, «переживающих отлив психического напряжения». Во всех этих случаях с терапевтической точки зрения было бы ошибкой заставлять таких людей принимать решения: это вызвало бы у них сильную тревогу, поскольку они и в самом деле в настоящий момент неспособны на это. Если их подталкивать к принятию решения, это вызовет у них ощущение поражения и фрустрации, что ещё больше усилит депрессивное состояние и обычное для подобных случаев чувство неполноценности. Наша задача при работе с такими пациентами состоит в том, чтобы избавить их, насколько это возможно, от необходимости принимать решения, пока длится их депрессивное состояние. Лучше всего объяснить им, что это состояние временно, и что им лучше отложить все важные решения до той поры, когда их депрессия закончится. Это очень важно, поскольку в подобном состоянии люди часто принимают решения, о которых впоследствии сожалеют, например, поддавшись панике или пессимизму, продают по очень низкой цене свою собственность или ценные бумаги.

Другим способом может стать принятие решения вместе с ними (только не за них), когда терапевт возмещает то, чего им в данный момент не хватает. Можно вместе с пациентами пройти и все остальные фазы, особенно стадию обдумывания, предоставляя им недостающие элементы для принятия решения. Это очень важно для терапии.

Сочетание с другими техниками

Воля не только может сочетаться, но и обязательно сочетается с активным выполнением всех других техник психосинтеза, и наоборот, выполнение любой техники косвенным образом содействует развитию воли.

В связи с этим встаёт важный практический вопрос: когда в ходе терапии вводить прямую тренировку воли? У людей с очень слабо развитой волей во избежание фрустрации лучше всего это делать в самом начале. Однако лучше не упоминать волю впрямую, а просто использовать различные активные техники, соответствующие их симптомам и запросам. Когда с помощью этих техник они, сами этого не подозревая, разовьют волю до необходимого уровня, терапевт может вводить прямую тренировку воли как таковой. Таким образом, у нас возникает парадоксальная ситуация, при которой чем слабее воля, тем позже вводится её прямой тренинг.

эсхатологическая перспектива» / Статьи / Патриархия.ru

15 ноября 2005 г. 11:08

Современная общественно-политическая проблематика тесно связана с такой фундаментальной категорией человеческого бытия как свобода. Для нас важно осмыслить эту категорию с точки зрения православной традиции. В свете этой традиции мы сможем дать оценку тем интерпретациям данной категории, которые существуют в современной политической мысли, а также тем идеологиям, которые возникли на ее основе.

Кратко и точно христианский подход к проблеме свободы, на мой взгляд, выразил Федор Михайлович Достоевский в романе «Братья Карамазовы»: «Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей». Данная фраза великого русского писателя, как мы увидим, затрагивает самую суть традиционного восточно-христианского взгляда на эту проблему. Более того, это выражение помещает вопрос о воле человека в эсхатологическую перспективу. Действительно, самоопределение человека в противостоянии добра и зла является одним из решающих факторов в судьбе творения.

В православной святоотеческой традиции было принято говорить не столько о свободе как таковой, сколько о воле. Следуя этой традиции, и мы сначала рассмотрим категорию воли, с тем, чтобы после этого иметь возможность сделать выводы по поводу категории свободы. Свое подлинное раскрытие понятие воли получило в Боговоплощении. Именно вочеловечившееся Слово явило, каким должен быть человек в его неповрежденном состоянии, какой должна быть его воля и в чем заключается его свобода. Поэтому неудивительно, что православное понимание человеческой воли было сформулировано в контексте богословских споров по поводу воль Христа, протекавших в седьмом веке и завершившихся осуждением на шестом Вселенском Соборе лжеучения об отсутствии у Христа собственной человеческой воли.

Итак, какой предстает человеческая воля с точки зрения Боговоплощения? Воля — это прежде всего неотъемлемая составляющая человеческой природы. Она имманентна человеческому естеству. Без нее человек не может считаться разумным существом. Еще в античной философской традиции, а также в классическом христианском богословии эта категория была нераздельно связана с категорией разума — тем, что древние называли «нусом» — наиболее важной частью человеческого естества, которая, как верили древние философы и Отцы Церкви, выделяет человека из всего мироздания, ставит его на самую высшую ступень видимого мира.

Именно посредством воли с человеком произошла самая страшная во всей человеческой истории трагедия – грехопадение. Пожелав вкусить запретный плод от древа познания добра и зла, человек позволил греху проникнуть в свое естество. Грех в первую очередь поразил волю человека, через которую в человеческую природу вошли тление и смерть. Именно поэтому в спасении от греха нуждалась прежде всего человеческая воля, которую и восприняло воплотившееся Слово. Данную мысль мы находим у преподобного Максима Исповедника: «Если Адам вкусил вольно, тогда воля есть первое в нас, что подверглось страсти. Если, как они (монофелиты) говорят, Слово, воплотившись, не восприняло волю вместе с природой, тогда я не освободился от греха. И если я не освободился от греха, я не спасен, поскольку что не воспринято, то не спасено» (Диспут с Пирром).

Грех действует в падшем человеческом естестве, и его действие начинается с человеческой воли, которая в первую очередь подверглась его влиянию. При этом, грех может подчинить волю человека, но не разрушить ее. В этом состоял главный пункт разногласий между православными богословами и еретичествующими монофелитами в седьмом веке. Последние настаивали, что Христос не имел человеческой воли, потому что она была разрушена грехом, превратилась в сущее зло. Она заслуживала лишь того, чтобы быть отвергнутой, и не могла быть воспринята Христом как часть Его человеческого естества. Однако ошибка монофелитов заключалась в том, что они отождествили волю и грех, отдали волю в безраздельное господство греху. Для православных же воля хотя и оказалась подверженной греху, оставалась частью сотворенной Богом человеческой природы. Не сущность воли претерпела злокачественное изменение, но ее направленность. Во Христе же человеческая воля, если так можно сказать, переориентировалась на Божественную волю, приобрела единую с ней направленность. При этом важно отметить, что человек самостоятельно не мог изменить злую направленность своей воли — для этого потребовалось Божественное вмешательство, чтобы Сын Божий стал человеком и ипостасно соединил человеческое естество, включающее волю, с Божественным естеством.

Таким образом, в исцелении от греха в человеческом естестве нуждается прежде всего воля. После Боговоплощения человеческая воля стала проводником уже не греха, но благодати. Как когда-то через нее в человеческое естество вошел грех, так с Боговополощением через нее осуществляется спасение человека. С этой мыслью созвучны слова выдающегося русского богослова Владимира Николаевича Лосского: «Если воля Сына тождественна воле Отца, то человеческая воля, ставшая волей Слова, есть собственная Его воля, и в этой собственной Его воле содержится вся тайна нашего спасения» (Догматическое богословие).

Во Христе человеческая воля получила полное согласование с волей Божественной. На протяжении всей земной жизни Богочеловека проявлялась единая направленность Его двух воль. Особенным же образом она проявилась в Гефсиманском борении. Для многих Гефсиманское борение Христа стало соблазном, и многие не могли принять, что в молитве Христа о чаше проявлялась Его человеческая воля. Многие считали, что Христос в Гефсиманском саду просто преследовал дидактические цели и хотел еще раз показать Свое человеческое естество. Между тем для нас, православных, важно понимать, что в Гефсиманском саду Христос явил не просто Свое человеческое естество, но свою человеческую волю, которая осталась подчиненной воле Божественной, несмотря на то, что для воли человека естественным является стремиться к жизни и избегать смерти. Таким образом, в Гефсимании Христос как человек показал Свою полную и безоговорочную преданность Божественной воле.

В чем же состоит эта Божественная воля? В святоотеческой традиции, берущей начало в Священном Писании, волей Бога именуется замысел Божий о человеке, а также те нравственные и духовные нормы, которые Бог дал человеку в заповедях. Так, псалмопевец говорит: «Еже сотворити волю Твою, Боже мой, восхотех, и закон Твой посреде чрева моего» (Пс. 39, 9). В другом месте пророк Давид просит Бога: «Научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой» (Пс. 142, 10). Таким образом, воля Божия в библейской традиции, перешедшей затем в святоотеческую, получает значение, аналогичное современному понятию нравственной нормы, к которой человек должен стремиться, чтобы получить спасение от греха.

Воля Божия вместе с волей человеческой представляют собой две важнейшие сотериологические предпосылки. Для спасения необходимо, чтобы воля человеческая согласовывалась с волей Божией. Это согласование воль в святоотеческой традиции часто именовалось «синэргией», то есть со-действием человека и Бога. Еще Ориген говорил о необходимости Божией синэргии и нашего старания как необходимых предпосылок преуспеяния в телесных и духовных добродетелях (фрагменты толкований на Псалмы). Эту мысль повторяли многие Отцы, включая святителя Василия Великого (например, в послании 227, беседах на Псалмы), преподобного Иоанна Дамаскина (например, в Житии Варлаама и Иоасафа).

Однако в святоотеческой традиции было принято говорить о синэргии человека не только с Богом, но также со злыми силами. Всякий раз, когда человек творит зло, он действует не сам, но ему со-действует диавол. То есть акт зла есть всегда синэргия, как и акт добра, только на этот раз это уже синэргия не Бога, но Его противника. Данную мысль мы находим, в частности, в «Строматах» Климента Александрийского.

Таким образом, воля человеческая по сути находится между двумя волями — Божественной и диавольской. Задача человека состоит в том, чтобы направить свою волю в согласии с волей Божественной и ни в коем случае не позволить ей согласиться с волей злых сил. То, к чему направить свою волю, зависит от самого человека. Способность направлять свою волю к добру или злу и называется на современном языке свободой. В святоотеческом богословии эта способность именовалась такими греческими словами как «проэресис», «автэксусион», что буквально означает «расположенность», «способность к самоопределению». Данная способность человека подробно рассматривается в трактате «Синтагма к некоему политику», приписываемом святителю Афанасию Александрийскому. Хотя исследователи имеют сомнения по поводу авторства этого произведения, оно, тем не менее, достаточно точно выражает православную концепцию человеческой свободы: «От расположенности (проэресис) зависят наказания и почести, <которые получает человек>. <Для спасения> необходима как наша воля и желание, так и содействие (синэргия) Бога — если недостает одного, тогда задерживается и другое». Для автора Синтагмы способность человека к самоопределению (автэксусион), а вернее к направлению своей воле к добру или ко злу, неистребимо — это есть залог свободы. При этом свобода ему дана, чтобы он всегда выбирал добро: «Наша свобода самоопределения (автэксусион) не может быть насилуема или испорчена. Мы приняли ее для движения по двум направлениям: к добродетели и ко злу. Ничто из того, что Бог дал нам в пользование, не является злом, ибо все, что от Бога, является весьма благим. Лишь злоупотребление нашей способностью к самоопределению является злом. По этой причине зло не в еде, но в чревоугодии, не в чадородии, но в блуде, не в употреблении вина, но в пьянстве, не в деньгах, но в сребролюбии, не в славе, но в тщеславии. Должно все творить и по правде пользоваться данным от Бога, но избегать злоупотребления. Творя, таким образом, мы становимся выше зла и приобщаемся к добродетели».

Способность к самоопределению, или свобода, есть Божий дар, от которого нельзя отказываться. Тем не менее, им нельзя и злоупотреблять, потому что он дан во благо, чтобы человек не просто осуществлял выбор, но избирал добро, волю Божию. Категория свободы, как она понималась в святоотеческой традиции, демаркирует то условное пространство, которое находится в компетенции человека, куда без позволения человека не может проникнуть ни одна посторонняя сила — ни добрая, ни злая. Лишь от человека зависит, кому он позволит пройти в эту зону его свободы, кому он позволит действовать, а выражаясь точнее, со-действовать: Богу или диаволу.

Способность человека к определению направленности собственной воли является важной чертой его природы, высоко стоящей в иерархии достоинств этой природы. Тем не менее, не в самой способности выбирать между добром и злом заключается высочайшая ценность свободы, но в выборе добра, в способности допустить в пространство личной человеческой свободы божественную благодать, дать в человеческой жизни место Богу. Этот тезис основан на апостольской традиции понимания свободы. Особенно детально развито богословие свободы у святого апостола Павла. Суть его выражена в хорошо известной фразе из послания к Галатам: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу» (Гал. 5, 13).

Таким образом, спасение и обожение как главные цели христианской жизни зависят от того, чтобы воля человека была согласна с волей Божией, при том, что человек может избирать благую волю Божию лишь свободно. Если этот выбор он делает по принуждению, то он утрачивает свою нравственную ценность. Итак, направленность воли к добру и свобода являются важнейшими факторами спасения для человека. Однако, несмотря на то, что эти идеи были разработаны в христианском богословии еще в первые века первого тысячелетия, в общественно-политической жизни христианских народов их усвоение происходило в условиях серьезных конфликтов и дискуссий.

Начиная с IV века, в общественной жизни устанавливается убеждение, что нравственного совершенствования человека можно достичь с помощью политических средств. По всей вероятности это было связано с оптимистическим пониманием возможностей земных институтов в исправлении человеческой души. Так, блаженный Августин, ведший в своей епархии борьбу с донатистским расколом, писал: «Я поддался фактам. Епископы забросали меня примерами, стали указывать не на отдельные только лица, но и на целые города, в которых прежде господствовал донатизм, а ныне царит православие. Особенно замечателен в этом отношении мой город, жители которого были прежде донатистами, а теперь под влиянием императора обратились в православие и с такой ненавистью относятся к донатистам, что и подумать нельзя, чтобы он когда-нибудь был городом донатистов». Этот случай с применением политической силы в преодолении донатизма хорошо иллюстрирует доминировавшее в то время как на Западе, так и на Востоке, представление о роли государственных рычагов в утверждении нравственности.

Кратко рассмотрим, какое развитие это представление получило на Западе Европы, поскольку формы церковно-общественной жизни, возникшие здесь, в последствии сыграли решающую роль в появлении и формировании идей, подчеркивающих значение свободы человека. После падения Западной Римской империи в конце V века Римская Церковь осталась единственной сплоченной организацией на «пост-римском» пространстве, которая сохраняла преемственность с прежней великой государственностью. В условиях политического беспорядка, царившего в бывшей Западной империи на протяжении нескольких веков, Римская Церковь постепенно принимала на себя функции государственного института. В конечном итоге, это привело к созданию папского государства в VIII веке и появлению идеологии, оправдавшей верховенство церковной власти в политических вопросах, которая получила название концепции «двух мечей». Римская Церковь стала с помощью механизмов государственного принуждения устраивать свою внутреннюю жизнь: вводить налоги, отстаивать свои права перед светскими властями силой, вести завоевательные походы, регламентировать личную жизнь своей паствы с помощью земных механизмов. В XII веке появляется инквизиция, которая в XVI веке превращается в карательный инструмент в борьбе с инакомыслием.

Представители Ренессанса, Просвещения, а затем и революционные деятели выдвигали идею свободы в секуляризованном виде, придавая ей антицерковный и антихристианский характер, поскольку считали, что Католическая Церковь является опорой режимов, которые считались тираническими. Если Реформация оставалась в поле христианских ценностей, то последующие движения за свободу, как правило, отказывались от важной части христианского послания о свободе — нравственной ответственности перед Богом. В результате произошло отпадение в другую крайность — абсолютизацию личной свободы человека.

На Востоке сложилась отличная от Запада норма церковно-государственных отношений, которая более соответствовала святоотеческому представлению о человеке. Манифестом этого подхода стала шестая новелла императора Юстиниана, появившаяся в результате кодификации римского права, проведенной этим императором в середине VI века. В этом документе царство и священство рассматриваются как два равноценных Божиих дара. Это утверждение вообще не оставляет места для спора, который на протяжении столетий раздирал Запад, о том, кто выше — Церковь или государство, и кто кому должен подчиняться. На Востоке была сформулирована идея баланса между двумя институтами. Согласно 6 новелле, задача государства состоит в реализации закона Божьего в общественной жизни и защите веры. Церковь же отвечает за духовные вопросы и поддерживает государство в исполнении его функций. Таким образом, предполагалась некая степень автономности, как Церкви, так и государства, но одновременно и их взаимная поддержка.

В Византии Патриарх имел особое право — печалования, то есть заступничества перед властью за бесправных людей. Конечно, в истории Византии были различные ситуации. Не всякий патриарх или церковный деятель отваживался вступать в диалог с императором или влиятельным сановником. Более того, трудно найти эпоху, в которой бы идеал гармоничных и симфонических отношений между Церковью и государством был реализован в полной мере. Однако сама норма подобного уравновешения государственной власти церковным авторитетом существовала в Византии всегда.

С принятием христианства Русь и Россия ориентировались на византийскую модель церковно-государственных отношений. Как и в Византии, на Руси случались настоящие национальные трагедии, когда политический или духовный центр стремился подчинить себе другую сторону. Достаточно вспомнить Ивана Грозного и его попытку подчинить Церковь власти государя и деятельность Патриарха Никона, направленную на чрезмерное возвышение роли Церкви и ее Предстоятеля в политической жизни страны. И то и другое обернулось бедой, и для Церкви, и для общества. Однако это были нарушения нормы симфонии, которые были связаны с личностями исторических персонажей, но не с отказом России от самой нормы. Радикальный переворот в жизни народа произошел именно тогда, когда совершился принципиальный отказ от этой нормы в начале XVIII века и было произведено заимствование протестантского образца церковно-государственных отношений, который подчинял Церковь государству. С этих пор появляется и увеличивается разрыв между Церковью и обществом, Церковью и интеллигенцией, Церковью и политической элитой. Государство, утратившее противовес себе в лице независимой Церкви, постепенно создает разветвленный механизм принуждения и регламентации, который подавляет свободу личности.

Перенеся чуждые образцы церковно-государственных отношений на свою почву, Россия создала условия для распространения тех же самых изъянов общественной жизни, которые были характерны для Западной Европы. Совершенно естественно, что в след за этим в Россию проникают просвещеннические и революционные идеи, абсолютизирующие свободу личности.

В XX веке, как на Западе, так и в России, происходит дальнейшее развитие либерализма, причем в весьма опасном направлении, сводящем идею свободы исключительно к свободе выбора, а значит, и к возможности выбора в пользу зла. Это приводит к радикальному отказу от нормативного значения традиции, в первую очередь, религиозной, и к абсолютизации права индивида определять, что есть добро, а что есть зло. На практике эта абсолютизация вылилась в нравственный и аксиологический релятивизм, нашедший свое ярчайшее выражение в авторитарных режимах XX столетия, где место личности заняла политическая партия и ее лидер, и в постмодернистком индивидуализме, где свобода личности от нравственных норм традиции стала поддерживаться на законодательном уровне.

Сегодня, как никогда, более всего говорится о свободе. Но именно сегодня развиваются процессы, которые представляют угрозу для личной свободы человека. Считая свободу высокой ценностью, государства и международное сообщество вводят в законодательство такие общественно-политические нормы, которые противоречат нормам жизни верующего человека, принадлежащего к традиционным религиям. С одной стороны, никто не покушается на личную жизнь человека, но на общественном уровне его все чаще вынуждают признавать нормой жизни то, что противоречит его убеждениям. В скором времени это может привести к тому, что христианин или другой верующий не сможет занимать многие общественно значимые должности и развивать многие виды деятельности, потому что от него будут требовать того, что он не может сделать, не предав свою веру и не совершив греха.

Самый яркий пример возможности развития такого сценария недавно был продемонстрирован на уровне Европейского Союза, когда Европейский парламент отклонил кандидатуру итальянского политика Рокко Буттильоне на пост комиссара юстиции и внутренних дел Европейской комиссии по причине неприятия им гомосексуализма в качестве нормы межличностных отношений. Еще один случай произошел с бывшим мэром города Нью-Йорк господином Джулиани. Формулируя свою позицию по абортам еще в бытность свою мэром американского мегаполиса, он сказал, что как христианин он против абортов, но как мэр он вынужден их поддержать, так как это воля большинства жителей города.

Как действовать христианину в общественной сфере, если от него как лица, занимающего ту или иную должность в государственных структурах, деловых и общественных организациях, будут требовать поступков, не соответствующих его религиозным убеждениям? Процесс появления подобных норм затрагивает сегодня многие страны мира. Такие шаги предпринимаются и на международном уровне. Если сегодня какие-то нормы принимаются в западных странах, то завтра их принятие и исполнение будет требоваться от России и других стран, в которых Русская Церковь осуществляет свою миссию.

Другая проблема настоящего времени состоит в том, что постепенно складывается механизм контроля над деятельностью отдельной личности, как на национальном, так и на международном уровне. Вводятся новые способы идентификации, которые предполагают сбор и хранение данных об индивидуальных особенностях человека, его потреблении и доходах. Связанно это с желанием пресечь нелегальную миграцию, деятельность преступности, терроризм, а также отрегулировать сбор налогов. Одним словом развитие средств контроля в этой сфере служит обеспечению выполнения законных требований. Однако на фоне введения в международное и национальное законодательство норм, противоречащих нравственным нормам, у верующих людей возникает совершенно закономерный вопрос: «Не будут ли в один прекрасный день эти средства контроля применяться для проверки исполнения этих норм?» И если сегодня человек может высказывать свое несогласие с нормами законодательства, противоречащими его вере, то завтра он будет контролироваться в их исполнении с помощью этих данных и совершенствующейся системы контроля.

Понимая все эти проблемы и их серьезность для судеб христианства и Церкви, Русская Православная Церковь, как свидетельствуют Основы социальной концепции, полагает, что христиане, тем не менее, не должны замыкаться в своем кругу. В этом случае такое затворничество не будет способствовать миссии Церкви, которая призвана Спасителем проповедовать Слово Божие по лицу всей земли. Выход видится в том, чтобы Церковь продолжала присутствовать в современном мире и свидетельствовать о своей позиции. Вместе с тем ясно, что ее члены должны осознавать свою инаковость по отношению к миру, в котором они живут и трудятся. Следуя этой логике, Русская Церковь активно строит свои отношения с государством, обществом, международными организациями, такими как Европейский Союз, Совет Европы, Организация объединенных наций и другие.

Два тысячелетия христианской истории свидетельствуют о том, что конфликты и столкновения, происходившие в общественно-политической сфере христианских народов, находятся в рамках христианских ценностей, хотя порой сторонники одной из сторон конфликта утрачивают или отрицают свою связь с христианством. Свобода и нравственность являются двумя категориями святоотеческой антропологии. Но что не менее важно, в святоотеческом понимании эти две категории находятся в нерасторжимой связи. Абсолютизация одной из этих категорий в ущерб другой неминуемо ведет к общественным трагедиям.

Проповедь Православной Церкви и состоит сегодня в том, чтобы утверждать взаимозависимость и взаимосвязь этих двух категорий в духе святоотеческого богословия. Действительно, права человека на жизнь, честный суд, труд и другие являются важными элементами общественной и политической жизни, поскольку основаны на христианских идеях. Но не менее важным является соблюдение нравственных устоев и принятие их во внимание при разработке законов и формировании политики. В несении этого послания современному миру Православная Церковь может опереться на достаточно большую коалицию, созданную из традиционных христианских церквей, традиционных религий и консервативных общественных течений.

В заключении хотел бы сказать о том, какую роль нравственный выбор современного человечества имеет для будущего мира. Выбор человека всегда имеет эсхатологическую перспективу, потому что от того, пойдет он по пути жизни или смерти, зависит ход человеческой истории и ее финал. Из Откровения мы знаем, что в конце человеческой истории воцарится Антихрист, и установление его царства будет возможно только потому, что люди предпочтут зло добру. Каждый из нас, избирая зло, приближает приход Антихриста, а оставаясь верным добру, не дает ему воцариться. Безусловно, венцом человеческой истории будет не царство Антихриста, но славное Пришествие Христа и всеобщее воскресение мертвых. Второе пришествие Христа будет исполнением чаяний всех тех, кто в своей жизни стремился творить добро и избегать зла, кто выбирал волю Божию и не творил волю диавола, кто не злоупотреблял своей свободой, но использовал ее по назначению, то есть со-действуя благой воле Бога.

Разрешение споров, возникающих из наследственных прав / КонсультантПлюс

10. Включение жилого помещения в наследственную массу по требованию наследника допускается в том случае, когда гражданин (наследодатель), желавший приватизировать жилое помещение, подал заявление о приватизации и все необходимые для этого документы, не отозвал его, но умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность (до государственной регистрации права собственности).

Другие способы выражения наследодателем воли на приватизацию жилого помещения без его обращения при жизни с соответствующим заявлением и необходимыми документами в уполномоченный орган правового значения не имеют.

Т. обратился в суд с иском к К., администрации города о восстановлении срока для принятия наследства, признании в порядке наследования по закону права собственности на 1/2 доли в праве собственности на квартиру и признании недействительным заключенного между администрацией города и К. договора безвозмездной передачи жилья в собственность граждан.

В обоснование иска Т. указал, что он и К. являются наследниками первой очереди по закону имущества их матери Т.М., которая была нанимателем указанной квартиры по договору социального найма. Помимо нанимателя в квартире по месту жительства был зарегистрирован К. При жизни Т.М. выразила намерение приватизировать квартиру, обратившись в бюро технической инвентаризации за изготовлением технического паспорта квартиры, необходимого для оформления договора безвозмездной передачи жилья в собственность, однако в связи со смертью не успела завершить процесс приватизации. Поскольку на момент смерти Т.М. квартира осталась в муниципальной собственности, ответчик как лицо, обладающее правом пользования жилым помещением на условиях социального найма, приватизировал квартиру на свое имя. Между тем истец полагал, что квартира вошла в состав наследства после смерти матери, в связи с чем должна принадлежать обоим наследникам.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что при жизни Т.М. не выразила в своих действиях волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, а именно не подала заявление о передаче ей в собственность жилого помещения в порядке приватизации с приложением необходимых документов, в связи с чем не признал приватизацию спорной квартиры состоявшейся. Кроме того, суд установил, что в материалах дела отсутствуют сведения о согласии К. при жизни матери приватизировать занимаемую квартиру, что явилось бы препятствием для заключения с Т.М. договора приватизации.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования Т., пришел к выводу о включении спорной квартиры в состав наследства после смерти Т.М., поскольку, заключив договор на выполнение работ по технической инвентаризации квартиры, получение технического и кадастрового паспортов и выдав доверенность на имя Т. на право совершения действий, связанных с приватизацией квартиры, Т.М. выразила свою волю на приватизацию квартиры, но не смогла оформить договор приватизации по независящим от нее причинам.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

Как предусмотрено ст. 1112 ГК РФ, в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.В силу ст. 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане Российской Федерации, имеющие право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях, предусмотренных данным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.В соответствии со ст. 7 названного закона передача жилых помещений в собственность граждан оформляется договором передачи, заключаемым органами государственной власти или органами местного самоуправления поселений, предприятием, учреждением с гражданином, получающим жилое помещение в собственность в порядке, установленном законодательством. При этом нотариального удостоверения договора передачи не требуется и государственная пошлина не взимается.Решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан в двухмесячный срок со дня подачи документов (ст. 8 Закона).Как следует из разъяснений, приведенных в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим законом условиях, если они обратились с таким требованием.При этом необходимо учитывать, что соблюдение установленного ст. 7, 8 названного закона порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан (в частности, вопрос о приватизации должен быть решен в двухмесячный срок, заключен договор на передачу жилья в собственность, право собственности подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре учреждениями юстиции, со времени совершения которой и возникает право собственности гражданина на жилое помещение).

Однако если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по независящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Таким образом, возможность включения жилого помещения в наследственную массу по требованию наследника допускается лишь в том случае, когда гражданин (наследодатель), желавший приватизировать жилое помещение, подал заявление о приватизации и все необходимые для этого документы, не отозвал его, но умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности.

Другие способы выражения наследодателем воли на приватизацию жилого помещения (выдача доверенностей на приватизацию, получение части документов для приватизации, устные заявления в разговорах с родственниками и знакомыми о необходимости и желании приватизировать жилое помещение и т.п.) без его обращения при жизни с соответствующим заявлением и необходимыми документами в уполномоченный орган правового значения не имеют и основанием для включения в наследственную массу после смерти наследодателя занимаемого им по договору социального найма жилого помещения являться не могут.

Обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения данного дела, является установление факта подачи наследодателем Т.М. в установленном порядке в уполномоченный орган заявления о приватизации занимаемого ею по договору социального найма жилого помещения вместе с необходимыми документами, а также того, что данное заявление не было ею отозвано.

Суд первой инстанции установил, что при жизни Т.М. в уполномоченный орган с заявлением о передаче ей в собственность жилого помещения в порядке приватизации не обращалась, документов для оформления договора приватизации квартиры не предоставляла.

Само по себе желание гражданина приватизировать жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, в отсутствие с его стороны обязательных действий (обращение при жизни лично или через представителя с соответствующим заявлением и необходимыми документами в уполномоченный орган) в силу положений ст. 2, 7, 8 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» и разъяснений по их применению, содержащихся в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. N 8, не может служить правовым основанием для включения жилого помещения после смерти гражданина в наследственную массу и признания за наследником права собственности на это жилое помещение.

Судебная коллегия признала, что суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и дал толкование норм материального права, подлежащих применению к отношениям сторон, на основании чего пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции не имелось.

 

Определение N 13-КГ16-9

Сколько стоит человеческая жизнь?

Сейчас много разговоров, которые, кажется, противопоставляют экономику жизни и здоровью. Например, ведутся споры о компромиссах, связанных с возобновлением экономики, и о выплате за работу в опасных условиях для основных работников. Но беспорядочное сочетание человеческих и экономических издержек не началось и не закончилось кризисом с коронавирусом.

Статистик и экономист в области здравоохранения Говард Стивен Фридман сказал ведущему «Marketplace» Каю Риссдалу, что ценники на человеческие жизни повсюду вокруг нас.

«Это происходит в гражданских судах, коммерческих компаниях и, фактически, регулирующих органах, которые используют жизненные ценности как часть своей обычной работы», — сказал он.

Ниже приводится адаптация новой книги Фридмана «Высшая цена: ценность, которую мы придаем жизни» о том, как экономисты и специалисты по данным оценивают человеческие жизни и некоторые ограничения их методов.

Сколько стоит человеческая жизнь?

Сложность вопроса заключается в том, что то, как мы определяем цену человеческой жизни, многое говорит о наших приоритетах.Ценники и методы, используемые для их разработки, отражают наши ценности как общества. На них оказали влияние экономика, этика, религия, права человека и право.

В идеале, это был бы простой ответ о том, как ценить человеческую жизнь, с которым могло бы согласиться большинство людей. Но такого ответа нет.

Философ Исайя Берлин заявил, что у людей есть «глубокая и неизлечимая метафизическая потребность» в поисках вневременной истины, которой не существует.Вместо этого нам нужно признать, что существует множество конкурирующих истин и «множественность ценностей». Задача ценить жизнь имеет много конкурирующих истин и не имеет простого ответа. Читателей может расстроить то, что мы не можем резюмировать с помощью одного ключевого пункта или единственного вывода о том, как ценится человеческая жизнь, но такие сложные темы часто не могут быть сведены к одному содержательному решению, которое удовлетворяет почти все заинтересованные стороны.

Многим из нас кажется логичным и естественным ценить одни жизни больше, чем другие.Если у вас есть выбор: спасти жизнь осужденного серийного убийцы или жизнь героического полицейского, большинство из них выберет спасение полицейского. На более личном уровне сочувствие побуждает нас ценить жизнь самых близких нам людей больше, чем жизни тех, кого мы не знаем. Если бы вам пришлось выбирать между спасением жизни незнакомца или жизни вашего ребенка, разве вы не спасли бы своего ребенка?

Для других одинаковая оценка всех жизней имеет некоторую интуитивную логику. Это простой ответ.Это перекликается с заявленной точкой зрения многих людей и согласуется с точкой зрения о том, что если жизнь нужно ценить, то никто не должен пользоваться преференциальным отношением.

Это понятие равной ценности жизней не является возвратом к идеалистической эгалитарной философии, а скорее тем, что находит отклик у многих людей. Рассмотрим миллиардеров Марка Цукерберга и его жену Присциллу Чан. В их открытом письме новорожденной дочери говорилось: «Мы считаем, что все жизни имеют равную ценность, и это включает в себя гораздо больше людей, которые будут жить в будущих поколениях, чем живут сегодня.”

Это мнение отражено в философии Фонда Билла и Мелинды Гейтс: «Мы видим равную ценность в жизни всех». Одинаковая оценка всех жизней для многих противоречит интуиции. В конце концов, он приравнивает святых к грешникам, лауреатов Нобелевской премии — к бездомным героиновым наркоманам, изобретателя спасительной вакцины — к массовому убийце.

Некоторые придерживаются философской точки зрения, согласно которой человеческая жизнь бесценна. Люди, занимающие эту позицию, приходят к выводу, что вопрос о том, сколько стоит человеческая жизнь, бессмыслен или не имеет ответа.Какой бы интеллектуально удовлетворительной она ни была, эта перспектива игнорирует тот факт, что человеческая жизнь постоянно монетизируется и что, следовательно, это должно происходить на справедливой основе.

Ценники постоянно ставятся на нашу жизнь. Если мы заботимся о справедливости, нам необходимо убедиться, что научная информация, лежащая в основе этих оценок, не переоценена, и чтобы справедливость всегда учитывалась при проведении анализа затрат и выгод.

Говард Стивен Фридман

В моей книге «Высшая цена: ценность, которую мы придаем жизни» я использую прагматический подход, сосредоточивая внимание на реальных методах оценки жизни, а также на последствиях и ограничениях этих методов.Цены зависят от того, кто проводит оценку, методов, которые они используют, цели оценки и, довольно часто, от того, чья жизнь оценивается.

Многие выдающиеся экономисты взялись за непростую задачу — поставить цену на жизнь. Эти экономисты рассматривают это как необходимое упражнение для получения ключевых данных для анализа затрат и выгод. Эта попытка монетизировать жизнь бросает вызов тем, кто считает, что жизнь бесценна и не может быть оценена. Экономисты должны делать предположения, и хотя математика, лежащая в основе их оценок, иногда может быть сложной, ключевые предположения, заложенные в эти оценки, просты и, к сожалению, полны ограничений и часто недостатков.

Методы, основанные на опросах, которые ставят гипотетические вопросы, не имеющие реальной основы, всегда будут давать сомнительные результаты. Например, опрос людей о том, сколько денег им нужно будет заплатить, чтобы согласиться с увеличением на 1% шансов умереть от рака легких, приведет к широкому диапазону ответов.

Тот факт, что эти опросы проводятся для нерепрезентативной выборки населения, добавляет больше проблем. Дополнительный этап исключения ответов, не укладывающихся в рамки того, что было заранее определено как приемлемое, усугубляет эти недостатки.Ясно, что эти методы вызывают большие подозрения как с теоретической, так и с практической точки зрения. Но они существуют и используются для разработки ключевых факторов, влияющих на принятие решений в нашей жизни. В отличие от философских дебатов, эти методы и их результаты можно легко изучить и статистически скорректировать для получения других, потенциально более справедливых результатов.

Чтобы уменьшить количество проблем, связанных с этими опросами, смещения выборки следует скорректировать, чтобы отразить более широкую популяцию, не следует налагать ограничения на ответы, и следует использовать чрезвычайно большое значение для представления мнения тех, кто считает ценность жизни бесценно.

Методы, которые полагаются на решения людей в реальном мире, кажутся более прочными в отражении того, как общество на самом деле ценит жизнь, однако эти методы также имеют серьезные теоретические и практические проблемы. Они исследуют, насколько больше кому-то нужно платить, чтобы работать на рискованной работе, или сколько человек готов потратить на меры безопасности, снижающие риски его смерти. Эти методы предполагают, что люди осознают последствия своих решений и что у них есть другие варианты.Предполагаемая ценность статистической жизни необъективна, потому что испытуемым часто не хватает вариантов, рычагов, необходимых для ведения переговоров, или знания связанных с этим рисков.

При всех этих ограничениях на то, как оценивать ценность жизни, у нас остается ограниченное количество вариантов выбора. Ценники постоянно ставятся на нашу жизнь. Если мы заботимся о справедливости, нам необходимо убедиться, что научная информация, лежащая в основе этих оценок, не переоценена, и чтобы справедливость всегда учитывалась при проведении анализа затрат и выгод.

Мы должны настаивать на том, что любая цена, используемая для оценки жизни, достаточно высока, чтобы в достаточной мере защитить человеческую жизнь. Мы должны настаивать на устранении несправедливого разрыва в оплате труда, такого как расовый и гендерный разрыв в оплате труда, поскольку они влияют на оценку жизни. Мы должны настаивать на том, что, когда доход используется для оценки жизни, необходимо принимать меры для обеспечения защиты жизни самых бедных, пенсионеров, безработных и тех, кто добровольно посвящает свое время, и чтобы они не оставались зависимыми от прихотей правительств и организаций. , и корпорации.

Не должно существовать ситуации, когда суд определяет, что чья-то смерть не влечет за собой возмещения ущерба, поскольку его смерть «сэкономила деньги». Не должно существовать ситуации, когда смерть одного миллиардера стоит дороже, чем смерть сотни людей, заработавших гораздо меньше. Не должно существовать ситуации, когда компания без необходимости рискует жизнями людей, чтобы сэкономить несколько долларов. Не должно существовать ситуации, когда неравное отношение к человеческой жизни ведет к отказу в основных правах человека.

Все жизни драгоценны, но они не бесценны.Скорее всего, цены на них устанавливаются постоянно. Часто ценники нечестные. Мы должны гарантировать, что, когда оцениваются жизни, они оцениваются справедливо, чтобы права человека и человеческие жизни всегда были защищены.

Адаптированный отрывок из книги Говарда Стивена Фридмана «Максимальная цена: ценность, которую мы придаем жизни» (University of California Press, 5 мая 2020 г.).

(PDF) О ценности человеческой жизни

87

Согласно Лиссманну (2000), это может быть философия Ницше как «зеркало культуры»,

, раскрывающая, что стоит за благородными (древними и даже просвещенными, платоническими или даже кантианские) идеалы истины, красоты и добра, их противоположности, ложь, уродство и зло, остаются скрытыми; запрещенные и

запрещающие, подавляющие и подавляющие -.

культурных сооружений, построенных на одном полюсе, на «чистой истине, красоте и добре», — это просто

иллюзий, которые необходимо разоблачать как свои собственные антиполюсы. тип ошибки; красота как наше

творение и добро как инструмент воли к власти, и все вместе как выражение воли

жизни (Ницше, 1968). «Философия воли» Ницше двигалась главным образом в треугольнике

между волей к жизни, волей к знанию и волей к власти.Воля к жизни — это цель, однако ее действенным инструментом является не воля к знаниям, а воля к власти; последний принимает решение

, следует ли и как использовать первое в интересах самой жизни. Если знание

поддерживается силой, оно может служить жизни; если нет, то это просто пустое слово, газы. Строить жизнь

только на самом знании, без какой-либо силы — это иллюзия, потому что ключевое знание, которое нам нужно для жизни

, — это знание взаимосвязи жизни и силы.Далее Ницше сказал (1968,

, с. 266–267): «Знание работает как инструмент власти. Отсюда ясно, что оно увеличивается с каждым увеличением силы на

… Другими словами: мера стремления к знанию зависит от меры

, до которой у вида растет воля к власти: вид захватывает определенное количество

реальность для того, чтобы стать ее хозяином, чтобы заставить ее работать ». Существует множество других мнений

об этой ключевой триаде — жизнь, знание и сила — и «философию

молотка» Ницше лучше всего заменить «философией наизусть».Однако времена, когда мы были

в восторге от иллюзии собственного «чистого человечества», прошли. Следовательно, согласно

Liessmann (2000), нам нужны даже «теория лжи», «эстетика уродства» и «этика

зла» для современной философии. Как мы можем обрести ценность в собственных глазах, если мы не смотрим на темную сторону нашего человеческого лица?

3

Взглянуть на себя по-разному можно и, наверное, даже нужно.Один из таких философских подходов

представлен французским философом Бернаром Стиглером (2013) в его книге

Что делает жизнь достойной подзаголовком «О фармакологии». Термин «фармакон» взят из

Деррида, прочитанного Платоном «Федр» (Деррида, 1981, стр. 63–171). Платон (1997, 230d-e) пишет

об «инструменте» с ошеломляющими эффектами, который может использоваться иногда как лекарство, иногда как яд

. Для Стиглера это означает, что фармакон — это все, что «добро и зло одновременно

» (Stiegler, 2013, p.10) и имеет как положительные, так и отрицательные эффекты. Другими словами,

источник нашего величайшего счастья также потенциально является источником нашего величайшего несчастья (и

, по-видимому, также имеет место наоборот).

Стиглер во введении к своей книге дает нам (имея в виду Дональда Винникотта) пример

заботы матери о своем ребенке в качестве примера того, чему она учит своего ребенка относительно ценности

жизни, которую нужно прожить. Благодаря этой заботе ребенок «чувствует жизнь», ощущает контакт с матерью

и, насколько он это чувствует, растет с чувством ценности жизни.И наоборот,

(Винникотт также представляет в нем свои работы) потеря «чувства жизни» и контакта с матерью

как следствие расслабления или даже потери заботы может стать началом разрушительного

процесс, в котором нарушается осознание ценности жизни (нашей и других). Ребенок

не способен заботиться о себе, поэтому только забота матери (или ее замена в случае усыновления

) или других близких родственников дает ему ощущение ценности жизни.

Стиглер продолжает обобщать: забота, которая как онтологическая сущность не существует, но создается

как отношение между сущностями, является фармаконом, потому что ее присутствие или отсутствие, даже его форма

и качество, имеют В общем, как положительные, так и отрицательные эффекты. Если, например, речь идет о

Без аутентификации

Дата загрузки | 04.07.17 17:10

Ценить человеческую жизнь

Когда штат Виктория на юго-востоке Австралии был заблокирован в ответ на всплеск инфекций, люди, чьи экономические интересы или индивидуальные свободы оказались под угрозой, выразили решительный протест.

По мере того, как количество инфекций уменьшалось, они требовали немедленного и значительного ослабления ограничений.

Споры между теми, кто хотел немедленного открытия бизнеса, и теми, кто более осторожен, подогревали разногласия среди тех, кто имеет опыт в области общественного здравоохранения.

Однако в основе их различий лежит более фундаментальное суждение о том, нанесли ли сам вирус или экономические последствия реакции на него больший ущерб человеческим жизням.

Этот вопрос, в свою очередь, заставил задуматься об относительной ценности одной человеческой смерти (и, следовательно, одной человеческой жизни) по сравнению с другой.

Это радикальный вопрос, потому что он заставляет нас задаться вопросом, определяется ли ценность человеческой жизни экономическим благополучием и потенциальным вкладом в экономику или более глубокими качествами.

Дункан Маскелл, проректор Мельбурнского университета, который серьезно пострадал в экономическом плане от потери иностранных студентов и прерывания очного обучения, поднимал этот вопрос в интервью и выступлениях.

Он считает, что общество должно решить эту проблему.В своих размышлениях он ссылался на Год с поправкой на качество жизни (QALY), инструмент, используемый экономистами для определения цены жизней разных людей.

Эта мера может учитывать вклад, который люди могут внести в общество, свое здоровье, свои способности и, возможно, все другие аспекты своей жизни.

Маскелл считает, что некоторый вариант QALY играет важную роль в установлении приоритетов в ответ на коронавирус.

Полномочия, которые мы дадим QALY и аналогичным экономическим мерам, будут зависеть от того, как мы определяем ценность человеческой жизни.

Я бы сказал, что их власть заключается в оценке экономических отношений, но не выходит за их пределы.

Они помогают удовлетворить периодическую потребность в оценке экономической ценности отношений, выходящих за рамки экономики.

При оценке финансовой компенсации, причитающейся, например, людям, погибшим или искалеченным в авиакатастрофе, уместно принять во внимание их положение в жизни, их здоровье, их семью, их личные качества и другие факторы.QALY может предоставить полезное руководство по экономическим операциям.

QALY и аналогичные инструменты, однако, имеют ограниченный авторитет, потому что их личные ценности, выходящие за рамки экономических, носят чисто символический характер.

Он не выражает стоимость человека, но называет согласованную цену, которая должна быть уплачена в некоторых экономических сделках.

Поскольку QALY позволяет переводить неэкономические человеческие ценности в экономическую валюту для экономических операций, QALY занимает свое место в экономическом дискурсе.

Его место ограничено экономическим дискурсом, потому что процесс перевода необратим: он не лицензирует согласованную валюту экономических операций для определения ценности человеческой жизни.

Ценность каждой человеческой жизни неотчуждаема

Чтобы оценить ценность человеческой жизни, нам нужно взглянуть шире. Отправной точкой является то, что люди не взаимозаменяемы, и каждый человек имеет неотъемлемую ценность.

Каждый из них является собственным центром и агентами своей собственной жизни, и их нельзя использовать в качестве средства для достижения других целей.

Этот взгляд на человеческие ценности находит отражение в большинстве обществ в их настаивании на верховенстве закона, например, и на праве придерживаться личных религиозных или политических взглядов.

Он считает, что ценность каждого человека является неотъемлемой и не поддается количественной оценке, и что все люди вызывают уважение независимо от их экономического вклада, их даров, личности или положения в обществе.

При оценке того, какое уважение к каждой человеческой жизни влечет за собой общество, нам необходимо установить его в рамках сети взаимоотношений с другими людьми и с окружающей средой в целом.

Чтобы родиться, вырасти, получить образование, полюбить и иметь возможность путешествовать, использовать технологии и быть в безопасности, мы зависим от других.

Ценность каждой человеческой жизни неотчуждаема, но она должным образом выражается через отношения взаимного уважения, взаимного дара и заботы об общем благе, а не через исключительную сосредоточенность на своих личных интересах.

Экономические отношения — это только один набор отношений, через которые находит выражение ценность человеческой жизни.

Хотя эти принципы могут показаться идеалистическими и догматическими, они были воплощены в первоначальном ответе на коронавирус.

Он стремился защитить как здоровье населения, так и условия для будущего экономического развития. При этом подчеркивалась ценность всех австралийцев и особенно наиболее уязвимых людей.

Он не торговал интересами одной группы против других и не ценил потребности одних австралийцев выше других.

Он также признал, что благо всех австралийцев может быть обеспечено только путем принесения в жертву индивидуальных и групповых интересов в ответ на COVID.

Чтобы справиться с его последствиями и ограничить его распространение, от всех потребовалась определенная степень самопожертвования, что по большей части с радостью принималось.

Медицинский персонал, работники по уходу за престарелыми и доставщики, работа которых приблизила их к вирусу и, таким образом, поставила под угрозу их собственное здоровье, были отмечены сообществом.

Одновременно с уважением относились к людям, жизнь которых подвергалась особому риску из-за разрушения экономических отношений.

Бездомным было найдено временное жилье, безработным арендаторам было предоставлено временное обеспечение, многие люди, которые были бы уволены, сохранили свою работу через «Работодателя» и другие виды поддержки бизнеса.Большую поддержку получили уже безработные.

Акцент в ответных мерах на COVID на уважении к человеческой жизни наиболее уязвимых людей, готовность разрушить экономические отношения, компенсируя при этом человеческие последствия этого, и призыв к самопожертвованию ради блага всего общества — все это воплощает богатое понимание ценности человеческой жизни, описанное выше.

Однако совсем недавно это чувство солидарности ослабло, и вновь заявило о себе другое глубоко укоренившееся, но более тонкое понимание ценности человеческой жизни, связанное с неолиберальной идеологией.

Он устанавливает ценность человеческой жизни в поисках экономического процветания, которое достигается отдельными людьми, которые конкурируют в экономической сфере и вносят свой вклад в развитие общества.

Признаются и другие отношения, которые формируют личность, но они подчинены экономическим.

С этой точки зрения может показаться разумным использование экономических показателей, таких как QALY, для сравнения ценности жизни молодых и старых, сильных и слабых и, соответственно, для определения государственной политики.

Гнев по поводу ограничений экономической деятельности, последствия которых несправедливо сказываются на людях, которые в будущем могут внести больший вклад в экономику, также может показаться оправданным.

Жизнь в условиях грубого и растущего неравенства

Аргумент в пользу открытия экономики, основанный на определении человеческих ценностей путем предоставления привилегий экономически конкурентоспособным людям, быстро меняет богатство человеческой жизни.

Его недостатки также обнаруживаются в его послужном списке.

Когда Австралия столкнулась с пандемией, она уже жила в условиях огромного и растущего неравенства, высокого личного долга, связанного с нежеланием тратить деньги на товары и услуги, крайне недофинансированной системы общественного здравоохранения, не приспособленной для таких чрезвычайных ситуаций, как COVID, недофинансирование университетов, отсутствие социальных жилье, а также очень высокий уровень неполной занятости и случайной занятости, особенно среди молодежи.

Эти условия угрожали ответным мерам на пандемию, способствовали ее огромному воздействию на безработицу и способствовали распространению вируса через дома престарелых и карантинные центры.

Результаты экономической структуры, которая отдавала предпочтение конкурентоспособным индивидуумам и игнорировала общее благо, увеличивала экономическое воздействие вируса и могла быть исправлена ​​только путем сотрудничества и огромных государственных расходов на благо всех австралийцев.

Неадекватность неолиберального мышления, которое ценит людей по их индивидуальному экономическому вкладу, также проявляется в предсказуемых последствиях приоритета экономического роста за счет отказа от подавления вируса.

Зарубежные данные свидетельствуют о том, что такая политика приводит к массовой второй волне заражения, которая влияет на доверие общества и снижает экономический рост даже в большей степени, чем в обществах, в которых упор делается на подавление.

Кажется, что чем глубже влияние конкурентного экономического индивидуализма проникло в национальную культуру, тем сильнее сопротивление ограничениям личной свободы во имя общего блага и тем выше цена болезней, смерти и национального процветания.

Страны с относительно низким уровнем инфицирования и смертности и более стабильными экономическими показателями — это те страны, которые обладают культурой сотрудничества и понимают, что экономика служит общему благу.

Любое общество, которое допускает QUAL и аналогичные экономические меры для определения относительной ценности различных человеческих жизней, будет довольствоваться ограниченным пониманием человеческой жизни и ее богатств. И это всегда приводит к убыткам, даже в экономическом плане.

Эндрю Гамильтон — редактор-консультант Eureka Street и писатель в Jesuit Social Services.

5 способов оценки человека

Эта статья была первоначально опубликована на нашем дочернем сайте Freethink.

Астрономы впервые наблюдали столкновение между черной дырой и нейтронной звездой, а затем, 10 дней спустя, они заметили еще одно.

Два пути: Черные дыры и нейтронные звезды — два самых плотных и экстремальных объекта во Вселенной, и оба они начинаются одинаково: как массивные звезды.

Когда у этих звезд заканчивается топливо, они расширяются в красные сверхгиганты, которые затем взрываются как сверхновые. После этого звезды либо сжимаются в нейтронные звезды, либо коллапсируют и становятся черными дырами — их путь зависит от их исходной массы.

Гравитационные волны: Более века назад Альберт Эйнштейн предсказал, что движение массивных объектов во Вселенной вызовет крошечные рябь в ткани пространства-времени, называемую гравитационными волнами. Он также предсказал, что эти волны невозможно будет обнаружить.

В 2015 году ученые из обсерватории гравитационных волн с лазерным интерферометром (LIGO) доказали, что Эйнштейн был прав и ошибался, записав гравитационные волны, вызванные слиянием двух черных дыр — достижение, за которое они получили Нобелевскую премию по физике.

С тех пор ученые обнаружили гравитационные волны, вызванные большим количеством слияний черных дыр и слияний между парами нейтронных звезд, но никогда между черной дырой и нейтронной звездой — до сих пор.

Удивительная астрономия: как нейтронные звезды создают рябь в пространстве-времени | Мишель Таллер | Big Think www.youtube.com

Что нового? Используя данные, собранные LIGO и интерферометром Девы в Италии, ученые обнаружили доказательства двух таких столкновений.

Оба события были обнаружены в январе 2020 года. Первое произошло примерно в 900 миллионах световых лет от Земли, а второе произошло примерно в миллиардах световых лет от Земли.

Недобросовестная борьба: Астрономы не смогли обнаружить свет от столкновений, что предполагает, что черные дыры полностью поглотили соответствующие нейтронные звезды.

«Это не были события, когда черные дыры пожирали нейтронные звезды, такие как Cookie Monster, и разбрасывали осколки», — заявил в пресс-релизе Патрик Брэди, представитель LIGO Scientific Collaboration.

«Это« шевеление »- это то, что дает свет, — продолжил он, — и мы не думаем, что это происходило в этих случаях».

Почему это важно: Вселенная изобилует двойными звездными системами, в которых две звезды вращаются вокруг одной и той же точки в космосе.Поэтому имеет смысл, что некоторые из этих пар умрут и превратятся в одну черную дыру и одну нейтронную звезду, но астрономы никогда не наблюдали такой пары.

Теперь, когда они обнаружили эти два столкновения, они знают, что события редки, но возможны.

«Это потрясающая веха для зарождающейся области гравитационно-волновой астрономии», — сказал в пресс-релизе соруководитель исследования Рори Смит из Университета Монаша.

«Нейтронные звезды, сливающиеся с черными дырами, являются одними из самых экстремальных явлений во Вселенной», — продолжил он.«Наблюдение за этими столкновениями открывает новые возможности для изучения фундаментальной физики, а также того, как звезды рождаются, живут и умирают».

Определение подхода «человек-жизнь»

Что такое подход «человек-жизнь»?

Подход «человеческая жизнь» — это метод расчета суммы страхования жизни, необходимой семье, на основе финансовых потерь, которые она понесет, если бы застрахованное лицо в семье скончалось сегодня.

Ключевые выводы

  • Подход «человеческая жизнь» — это метод расчета суммы страхования жизни, необходимой для семьи, основанный на их финансовых потерях, когда застрахованное лицо в семье умирает.
  • При расчете подхода «человеческая жизнь» учитывается ряд факторов, таких как возраст застрахованного, пол, планируемый пенсионный возраст, годовая заработная плата, пособия и т. Д.
  • Подход «человеческая жизнь» в первую очередь применим к семьям с работающими людьми и отличается от подхода, основанного на потребностях.
  • При использовании подхода «человеческая жизнь» важно возместить весь доход, потерянный в случае смерти работающего члена семьи.
  • При расчете полиса страхования жизни на основе подхода «человеческая жизнь» необходимо учитывать множество факторов, чтобы гарантировать, что семья не останется в финансовом затруднении, например, ожидаемый будущий заработок и продолжительность времени, в течение которого необходимы деньги.

Понимание подхода «человек-жизнь»

Подход «человеческая жизнь» обычно рассчитывается с учетом ряда факторов, включая, помимо прочего, возраст застрахованного лица, пол, планируемый пенсионный возраст, род занятий, годовую заработную плату, пособия по трудоустройству, а также личные и финансовые информация о супруге и / или детях-иждивенцах.

Поскольку ценность человеческой жизни имеет экономическую ценность только в ее отношении к другим жизням, таким как супруг или дети-иждивенцы, этот метод обычно используется только для семей с работающими членами семьи.Подход, основанный на человеческой жизни, контрастирует с подходом к потребностям.

При использовании подхода «человеческая жизнь» необходимо возместить весь доход, потерянный в результате смерти работающего члена семьи. Эта цифра включает выплату после уплаты налогов и корректировку расходов (например, на приобретение второй машины), понесенных при получении этого дохода. Также учитывается стоимость медицинского страхования или других выплат работникам.

Расчет подхода «человек-жизнь»

При определении суммы страхования жизни, необходимой для семьи, необходимо учитывать множество важных факторов.Крайне важно потратить соответствующее время на оценку множества задействованных переменных, чтобы семья могла быть уверена, что о ней позаботятся и не будет никаких финансовых затруднений в случае смерти члена семьи. Ниже приведены пять ключевых шагов в расчете потребностей в страховании жизни с учетом подхода, основанного на страховании жизни человека.

Шаг первый: Оцените оставшийся заработок застрахованного за всю жизнь, принимая во внимание как «среднюю» годовую заработную плату, так и потенциальное повышение в будущем, которое окажет значительное влияние на требования по страхованию жизни.

Шаг второй: Вычтите разумную оценку годовых налогов на прибыль и расходов на проживание, потраченных на застрахованного. Это обеспечивает реальную заработную плату, необходимую для удовлетворения потребностей семьи, за вычетом присутствия застрахованного. Как показывает практика, эта цифра должна составлять около 70% дохода до смерти, хотя это число может варьироваться от семьи к семье, в зависимости от индивидуальных бюджетов.

Шаг третий: Определите период времени, в течение которого необходимо будет возместить прибыль.Этот период времени может быть до тех пор, пока иждивенцы застрахованного не станут взрослыми и больше не будут нуждаться в финансовой поддержке, или до предполагаемого пенсионного возраста застрахованного.

Шаг четвертый: Выберите ставку дисконтирования для будущих доходов. Консервативная цифра для этой оценки будет предполагаемой нормой доходности казначейских векселей или нот США. Это необходимо, потому что компания по страхованию жизни оставит пособие в случае смерти на процентном счете.

Шаг пятый: Умножьте чистую зарплату, необходимую для определения будущих доходов.Затем, используя предполагаемую норму прибыли, вычислите приведенную стоимость будущих доходов.

Пример подхода «человек-жизнь»

Представьте себе 40-летнего человека, который зарабатывает 65 000 долларов в год. После выполнения вышеуказанных шагов выясняется, что семье необходимо 48 500 долларов в год, чтобы содержать себя в случае смерти 40-летнего человека, и она должна делать это до тех пор, пока не достигнет пенсионного возраста человека. В этом случае через 25 лет до 65. Если предположить, что ставка дисконтирования 5%, приведенная стоимость будущей чистой зарплаты этого 40-летнего за 25 лет будет 683 556 долларов.

Ценность человеческой жизни — Пионер Амарилло

Ной Доусон

Из нелепостей, которые повторяют те, кто воображает себя академиками или, что еще хуже, интеллектуалами в целом, немногие, если таковые имеются, оказали более разрушительное воздействие, чем человеконенавистничество. как преднамеренно, так и непреднамеренно возникшие в результате злоупотребления другой теорией. На самом деле человечество весьма примечательно! Существует множество причин, но большинство из этих возможных причин связано с тем, что наш вид принадлежит к самому особому классу, к классу разумных существ.Но если человеческая жизнь ценится, потому что ценится разум, почему ценится разум? В любом случае, что такое ценность?

Это верно в отношении большинства вещей, что ценность субъективна, как любят указывать экономисты австрийской школы (с взглядами которых я в целом согласен), но другая характеристика ценности, ее ординарность, означает, что в случае человеческая жизнь, ценность должна существовать. Это правда, потому что порядковый характер ценности говорит нам, что, когда мы говорим, что не ценим что-то, мы имеем в виду, что мы больше ценим какую-то альтернативу.Таким образом, даже для тех, кто утверждает, что они ничего не ценят, они действительно должны что-то ценить, и из этого мы можем узнать, что иметь возможность ценить — значит ценить что-то. Даже равнодушный человек ценит безразличие выше решительности. (Или, говоря другими словами, мы могли бы процитировать старую лирику Раша: «Если вы решили не решать, вы все равно сделали выбор»). Итак, каждое рациональное существо что-то ценит, но как мы можем использовать это, чтобы доказать ценность жизни разумного существа?

Ценность может быть определена как субъективное и порядковое ранжирование различных концепций разумными существами.Здесь мы не имеем в виду, что это значение может иметь любое кардинальное число. Это сразу ставит перед нами один вопрос: имеет ли смысл вопрос о ценности человеческой жизни? Чтобы доказать, что человеческая жизнь имеет положительную ценность, нам потребуется шкала, которая действовала бы кардинально, а не обычно. Таким образом, мы должны сформулировать вопрос таким образом, чтобы он имел смысл. Это можно сделать, сначала исследуя то, что не имеет ценности. Делая это, мы можем проверить, есть ли концепция, которая обязательно не имеет ценности.Если это сделано, это логически эквивалентно доказательству наличия чего-то, что обязательно имеет ценность.

Если мы хотим найти что-то, что мы можем назвать не имеющим значения в порядковой шкале ценных понятий, нижняя часть шкалы кажется хорошим местом для начала. Поскольку любая концепция, находящаяся внизу шкалы, может иметь меньшую ценность, чем другие концепции на шкале, это самое близкое, что мы можем сказать, что что-то не имеет ценности, поскольку какое-то другое понятие всегда будет более ценным, чем оно.(Другими словами, концепция внизу шкалы может иметь только отрицательную ценность по сравнению с другими концепциями.)

Итак, есть ли какая-то концепция, которую нельзя поместить внизу шкалы оценивающего существа? Фактически, есть по крайней мере одна вещь: способность оценивающего существа ценить, поскольку она должна быть выше концепции отсутствия способности ценить. Чтобы доказать это, мы можем показать, что у оценивающего существа должны быть определенные концепции на своей шкале. Даже ценящие существа, претендующие на безразличие, ценят безразличие, поскольку они ценят безразличие выше решительности.Тогда они не могут не ценить способность ценить выше концепции отсутствия способности ценить, поскольку они действительно ценят одну концепцию над другой концепцией. Даже если они утверждают, что не ценят тот факт, что они ценят одну концепцию над другой концепцией, они вместо этого признают, что на самом деле они по-прежнему оценивают концепции в обратном порядке по сравнению с тем, во что они сначала верят. Итак, безразличный человек, который говорит, что не ценит то, что он ценит безразличие выше решительности, на самом деле решительно отрицает, и в этом случае он действительно ценит решительность выше безразличия и свою способность ценить выше неспособности ценить .Таким образом, поскольку собственная способность оценивающего существа ценить не может находиться в нижней части его шкалы ценностей, мы можем сказать, что оно обязательно имеет ценность.

Осталось два хода, чтобы доказать, что человеческая жизнь имеет ценность. Во-первых, необходимо осознать, что ценное существо должно ценить свою собственную жизнь, поскольку жизнь является предпосылкой для оценки собственной способности ценить, и что тогда каждый должен ценить бессмертие.

Во-вторых, мы должны связать тот факт, что ценное существо ценит свою жизнь, с ценностью человеческой жизни.Чтобы доказать это, давайте рассмотрим сценарий, в котором существуют только два человека, человек A и человек B. Мы знаем, что каждый ценит свою жизнь и хочет быть бессмертным. Но если человек A думал, что не ценить жизнь человека B приведет к бессмертию, у человека A будет причина ценить смерть человека B. Но если человек B будет рассматривать человека A как угрозу своей собственной жизни, он иметь основание ценить смерть человека B. Таким образом, человек A не может ценить смерть человека B, поскольку это означало бы, что человек B ценил бы смерть человека A, что является противоречием.Итак, из этого примера мы можем видеть, что человек в целом не может не ценить жизнь другого человека, поскольку это означало бы обесценить свою собственную жизнь.

Теперь есть несколько очевидных возражений, которые могут возникнуть, включая тот факт, что самоубийства и убийства существуют, и тот факт, что кажется, что сильным не нужно беспокоиться о возмездии со стороны слабых. Для тех, кто совершает убийство и самоубийство, единственное объяснение состоит в том, что они не продумали логически свои оценки или просто отрицают.Они действуют таким образом, который не дает им того, что они ценят. Это ничем не отличается от человека, который делает плохие инвестиции, потому что он не учел внимательно факты. Что касается сильных и слабых, то простой факт состоит в том, что слабость, даже смерть, не обязательно постоянна. Каждый день появляются люди, которых объявляют мертвыми, а затем реанимируют. Некоторые будущие технологии могут еще больше расширить это. (Следует отметить, что тот факт, что смерть не обязательно является постоянной, не означает, что человек не ценит собственную жизнь, поскольку постоянство или отсутствие таковой смерти не является важным фактором.Важным фактором является то, что мертвые не могут ценить, а оценка — это ценность, которую можно ценить.) путаницы. Итак, это служит положительным аргументом в пользу ценности человеческой жизни. Это может плохо сидеть с нигилистами, но ничто никогда не сядет с ними.

Есть еще одна вещь, которую следует изучить: имеет ли что-либо, кроме оценивающего существа, способности ценить, объективную ценность? Нет.Никакая нерациональная вещь не способна ценить так, как это делает рациональное существо, и именно способность ценить дает рационально оценивающим существам их объективную ценность.

Отсюда я намеревался включить некоторые примеры человеконенавистничества в интеллектуализм, особенно те виды, которые причинили широко распространенный вред. Фактически, я написал несколько, но они превратили этот кусок, который уже превышает тысячу слов, в один, который насчитывает более двух тысяч слов. Я могу в конечном итоге опубликовать их в своей колонке как продолжение этой, или я могу поместить их в книгу.В любом случае можете быть уверены, что мне есть что сказать по этому поводу.

Я хочу сказать своим читателям, как я благодарен, особенно за их терпение в отношении этого обширного издания моей колонки. Без тебя я мог бы просто кричать в пустоту! Но, прежде всего, я хочу сказать своей семье, как я благодарен за них. Я надеюсь, что у всех будет счастливый День Благодарения.

Дифференциальная ценность человеческой жизни »Пушкар Аггарвал

Абстрактные

Цель этой категоричной статьи — отразить потенциал восприятия различных ценностей человеческой жизни в влиянии на нарушения этики, особенно в области здравоохранения и медицинских исследований.Утверждается, что иногда члены исследовательского сообщества воспринимают свою собственную жизнь как более драгоценную, чем другие жизни. Фактором, обсуждаемым в отношении нарушений биоэтики, является восприятие различных уровней важности человеческих жизней людей разных рас, культур, регионов, стран или этнического происхождения в сознании других людей. На это мнение указывают эксперименты, проведенные над евреями в нацистских лагерях, афроамериканцами в эксперименте Таскиги и гватемальцами в эксперименте с сифилисом в Гватемале.Чаще всего образованные ученые-медики знают, что такое морально обоснованное медицинское исследование, о чем свидетельствует пример исследования в Гватемале; однако иногда они прибегают к нарушениям биоэтики, предположительно под влиянием их восприятия ценности для других человеческих жизней. Исследователей для клинических или экспериментальных испытаний часто привлекают жители слаборазвитых или развивающихся стран, поскольку они понимают, что в случае нанесения какого-либо вреда здоровью субъектов, проводящих клинические исследования, больших выплат не будет; поскольку ценность этих предметов меньше, чем клинических предметов в развитой стране.В некоторых неэтичных экспериментах на людях затронутые группы населения были уязвимы из-за своих социальных или экономических условий: они были военнослужащими, страдали психической депрессией или были заключенными в тюрьмах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.